книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Anyatta Harom

Любовь, которой нас не научили. Часть 2

Прошло столько времени, но для меня все это до сих пор в новинку.

Все это: нежность, касания, молчание, дыхание, разговоры. Те чувства, что между нами были и есть. Кажется, что теперь я не могу представить себя без него. Сделать несколько шагов назад, в ту пору, когда я была одна.

Но давайте вернемся к моим чувствам немного позже.

Чимин явился в полицию с адвокатом. Он был основательно подготовлен к любому развитию событий. Но вся эта история была такой странной. Не настоящей. Так казалось мне.

Разумеется, в школе уже вовсю гуляли слухи о том, какой Чимин ужасный человек и что он натворил. И в моих интересах было очистить его репутацию, которая была замарана без каких-либо на то оснований.

Все это никуда не годилось, потому что танцы, точнее, этот конкурс мог изменить его жизнь. Тем более что у него был выпускной год.

И самое разумное было поговорить с Крис, чтобы услышать ее версию.

Возможно, те приемы, которые я собиралась применить, были не совсем уместны, ведь она подруга детства и все такое. Но сейчас меня волновало лишь восстановление справедливости. И больше ничего.

Она по-прежнему не ходила в школу, поэтому я предложила встретиться в кафе.

Вечером это произошло. Ее привез отец. Она выглядела замученной.

– Как ты? Мы давно не виделись… – сказала я.

– Как я? Оливия, каково было бы тебе?

– Я… извини. Думаю, его накажут.

– Его обязаны наказать!

– Но… как это случилось?

И я взяла ее за руки.

– Я не хочу говорить об этом!

Она замешкалась.

Не хочешь говорить? Может, потому что еще не придумала, что сказать?

Мы посидели еще немного, и отец забрал ее. Разговора не вышло. Так странно.

По дороге домой мне позвонил Лео и рассказал обо всем.

– Результаты ее анализов показали, что связь была.

– Что?

Меня словно окатили ледяной водой.

– С кем, пока не понятно.

– А как выяснить?

– Надо, чтобы Чимина проверили тоже.

Это вернуло мне надежду. Но я почувствовала, как на мгновение потеряла веру во всех, включая себя.

И в этот момент мне позвонила мама.

Я рассказала ей о разговоре с Лео и о том, что меня терзают сомнения.

– Она моя подруга, что если это окажется правдой? Что тогда?

– Ливви, нет плохой и хорошей стороны. Ты всего еще не знаешь. Сомневаться – это нормально. Тем более в этой ситуации. Завтра будет завтра, не надо переживать заранее.

Мама дала мне весьма дельный совет, впрочем, как и всегда.

Насчет Чимина. Мы не виделись с ним после той ночи в отеле. Но он сказал, что пока все не решится, на его возвращение в школу можно не рассчитывать и уж тем более на участие в конкурсе.

Я не видела его уже 3 дня. Он не пишет, не звонит. Просто пропал.

На следующее утро в школе ко мне подошла Эми и спросила:

– Как Чимин?

– Я не знаю. Не видела его 3 дня.

– Даже не созванивались?

– Нет…

– Лив, это, конечно, не мое дело, но тебе стоит поговорить с ним, пока он совсем не замкнулся и…

– Ты права, это не твое дело.

Меня уже тошнит от школы. Все говорят об этом. Про Крис, про Чимина.

Я ушла с последнего урока, потому что это было невыносимо.

Снова нервничала и по дороге домой зашла в магазин за своими «успокоительными» продуктами.

Дома я поела, легла на кровать и просто глядела в потолок.

Но чуть позже мне пришло СМС от мамы о том, что она приедет сегодня на пару дней. Это была лучшая новость. Сейчас ее присутствие было очень кстати.

Я спустилась вниз и просто ждала шум двигателя маминого такси.

А когда наконец услышала, рванула со всех ног на улицу, но это был Чимин.

– Что ты тут?..

Не успела я договорить, как подъехало такси, которое сейчас уже было совсем некстати.

– Мама!

И я побежала к ней, в те самые долгожданные объятия.

Такие теплые, наполненные той самой согревающей любовью. Они были как горячее какао с маршмеллоу в эту суровую зиму.

Казалось, что мама поняла ту неловкость, которая ждала нас впереди, и, взяв чемодан, сказала, что подождет меня в доме.

Я наконец подошла к Чимину и спросила:

– Где ты был?

– Со мной все в порядке. Сейчас я останавливаюсь в гостиницах, там хотя бы есть люди. Дома пусто.

– Что насчет этого дела?

– Разве Лео не звонил тебе?

– Звонил… Он сказал, что тебя тоже должны осмотреть?

Он как-то нервно улыбнулся, повернул голову в сторону и затем выдал:

– Осмотреть? Я что, подопытное животное? Меня не нужно осматривать!

Чимин поменялся в лице. Злость. Вот на что это было похоже.

– Ты же понимаешь, что так просто все не решить? – сказала я.

– Знаешь, меня тошнит от этих людей. Тошнит от этой несправедливости.

– Чимин, послушай. Возможно, если эта ситуация произошла с тобой, то стоит принять ее, пройти и сделать вывод. Не все так плохо. Просто нужно сохранить любовь.

На самом деле сказать это было куда проще, чем сделать. Иногда поражаюсь самой себе: в 17 лет, и такая философия.

Наш робкий диалог спугнул неожиданный приезд очередной машины, из которой вышел Лео Грант.

– Он тут что еще делает?

– И я рад тебя видеть, Оливия!

Клянусь, я не думала, что произнесу это вслух и тем более что это услышат.

Мама вышла на улицу и позвала:

– Оливия, пойдемте в дом!

Пойдемте? То есть Чимин тоже должен идти?

И пока я замерла, обдумывая слова мамы, Чимин взял меня за руку и потащил в дом.

– Лив, мама же сказала идти в дом! – произнес он.

Мама уже суетилась и что-то готовила. Это странно.

Я проводила Лео и Чимина в зал, а сама пошла к ней на кухню.

– И что это было? – спросила я у мамы.

– Ты о чем?

– Откуда тут Лео?

– Он узнал о моем приезде и решил наведаться в гости.

– Я-ясно. А зачем позвала Чимина?

– Лив, тебя что, не учили манерам?

– Видимо, я прогуляла этот урок.

Итак, ужин был почти готов, и мы сели за стол. Так странно находиться с ними за одним столом. С мужчинами. Чимин сидел напротив меня как главный гость сегодняшнего застолья.

Лео вдруг нарушил эту неловкую тишину.

– Что ж… Как твоя учеба, Оливия?

– Учеба… ну…

– Не думала о том, кем хочешь быть? О будущем?

– О будущем? Какой смысл думать о нем раньше времени, если я не знаю, что будет завтра?

И здесь в разговор вмешалась мама:

– Ливви, Лео имел в виду…

– Я поняла, что он имел в виду.

– А ты, Чимин? Какие у тебя планы? – спросила мама.

– О, я солидарен с Лив. Последнее время жизнь проверяет меня на прочность, так что планировать – точно не вариант.

– И все подростки сейчас такие? – вмешался Лео.

– Нет. Некоторые еще наркотики принимают… – ответила я.

Чимин сдерживал свои эмоции как мог. Но улыбка все же смогла пробиться, в отличие от смеха.

Дальше уже все пошло намного лучше. Я узнала, что Лео и моя мама были одноклассниками в школе, учились в одном колледже, но на разных факультетах. У Лео есть дочь, ей 21, и он в разводе.

Мы посидели еще немного, и Лео уехал.

Мама убирала со стола, а мы с Чимином поднялись в мою комнату.

– Так странно чувствую себя сейчас, – сказал Чимин.

– Почему?

– Словно я на минуту стал частью чего-то важного. Стал частью семьи или вроде того…

Я и не знала, что ответить ему на это. Мне стало вдруг так грустно, ведь, по рассказам Эми, он совсем не близок со своими родными. Вместо слов я просто обняла его. Так крепко, как только могла.Мне хотелось спрятать его в своих объятиях. Спрятать от этого мира.

Я услышала, как внизу открылась входная дверь и кто-то вошел. А потом мама крикнула:

– Лииввии, к тебе пришли!

– Пришли? – произнесла я и отпустила Чимина.

– Лив, ты тут? – раздался вдруг знакомый мужской голос.

– Это Майкл? – спросил Чимин.

– Замри! – сказала я ему и вышла из комнаты.

Майкл уже приближался к моей комнате.

– Привет! Что ты тут делаешь?

– Мы с мамой проезжали мимо и решили заехать.

– Да?

– Сейчас вся школа на ушах из-за этой ситуации с Крис. Моя мама хочет, чтобы я был рядом, провожал тебя.

– Мама хочет?

– Да и я сам этого хочу.

– Знаешь, спасибо за заботу, но в этом нет необходимости, ведь я сама в состоянии добраться до дома.

– Лив, я не… Ты разве не в курсе того, что сделал Чимин?

– А что он сделал? Ты знаешь, что он сделал?

– С Крис, он же ее…

– Он же ее что? Ты был там? Ты видел это своими глазами?

– Что? Брось, почему ты его защищаешь?

Я постепенно выходила из себя. Этот разговор был пустым, но если бы он не закончился, думаю, я бы слетела с катушек и полезла в драку.

– Майкл, ты знаешь, в некоторых ситуациях лучше верить своим глазам.

– Так ты ему веришь? Невероятно! Девчонки ведутся на внешность!

– Тебе ли этого не знать?

Я остыла. Все-таки говорить с Майклом на серьезные темы просто бесполезно. Это как «обе белые». Так говорят все, хотя одна пирамидка была черного цвета.

Майкла, к счастью, позвала его мама, и они, видимо, собирались уходить, поэтому я вернулась обратно в комнату. Когда я вошла, Чимин закрыл рукой дверь и как бы прижал меня к ней. Он был ко мне так близко, что мое сердце замерло от неожиданности. На его лице блуждала легкая ухмылка.

– Так, значит, внешность? – спросил он.

Я не сопротивлялась, а, наоборот, была в предвкушении продолжения. И, касаясь пальцами его губ, ответила:

– Именно так.

Я смотрела только на его губы, а он продолжал искушать меня. Потом он поднял мои руки вверх и стал еще ближе, но все еще не решался. Я послушно ждала, но каждая секунда казалось вечностью.

Наконец я перевела свой взгляд на него, и он поцеловал меня. Его теплые губы касались меня. С каждым новым поцелуем он словно вдыхал в меня новую энергию. А когда он закончил, сказал:

– Смотри на меня так всегда!

И ушел, пока я приходила в себя.

Позже я спустилась вниз к маме, и мы поговорили. Она сообщила, что мама Майкла встревожена, и предложила, чтобы он провожал меня.

– Да, он сказал мне об этом, но я вежливо отказала. Мне не нужен телохранитель в его лице.

– Я предупредила, что решение за тобой, Лив. Но эта история определенно встревожила ее.

– Тогда пусть беспокоится о своем сыне, о себе я позабочусь сама.

– Ливви, остынь, ничего же серьезного не произошло!

На следующий день мы были дома. Решили вместе разобрать старый шкаф, который хранил в себе много воспоминаний из детства. Что-то выбросили, что-то оставили. Разбирая коробку с рисунками, я наткнулась на конверт с письмом. Мое любопытство заставило меня спрятать его в карман, чтобы прочитать позже.

Ужин решили заказать в кафе, куда иногда приходили, когда я была намного младше. Но еда там изменилась. Я больше не чувствовала тот самый вку. Вкус детства.

Мы вдвоем собирались посмотреть фильм, как к нам вдруг приехали нежданные гости.

– Мам, что за фигня? Наш дом превратился в проходной двор?

Теперь это была мама Крис.

– Это наверняка из-за истории с Чимином. Ливви, подожди в комнате.

Я поднялась наверх и оставила дверь слегка приоткрытой, чтобы расслышать их разговор.

– Я рада, что ты приехала, Ванесса. Ты, наверное, уже в курсе всего, что происходит?

– Да, конечно, Оливия мне рассказала. Как твоя дочь?

Они разговаривали минут 30, но из этого диалога мне отлично запомнилось следующее:

– Представляешь, этому подонку нашли адвоката! И не кого-то, а Гранта! Дети богатеньких родителей всегда остаются безнаказанными! Но мы его накажем, он получит свое!

– А что говорит тебе Кристина? Как она сейчас?

– Она толком ничего не рассказала. Сообщила только, что это был он, и все.

– А свидетели? Свидетели были?

– Свидетели? Не поняла, ты что, не веришь моей дочери?

– Я этого не говорила. Возможно, девочка просто много выпила и…

– И что? Ее проверял врач!

– А что насчет него? Он был у врача?

– Нет! Но я уверена, что это он!

Я стояла у двери и слушала это.

– А я уверена в том, что Крис хочет испортить ему жизнь из-за того, что ее отвергли. Это нечестно!

Это были те самые слова, которые мне самой хотелось сказать сейчас, но я лишь продолжала молча слушать их диалог. Потом мама Крис ушла, и я спустилась вниз, чтобы обсудить услышанное. Я буквально кричала:

– Мама! Это полнейшая чушь! Почему она так говорит? Она ничего о нем не знает! Я была на этих мероприятиях и знаю, как ведет себя Крис!

– Оливия, детка, успокойся! У каждого своя правда. Ты можешь говорить людям одно, но они все равно будут слышать то, что хотят. Не стоит нервничать и злиться. Это того не стоит. Он хороший парень, я уверена, он ни при чем. Все наладится, вот увидишь.

– Мне надо на улицу, – сказала я и, взяв телефон, вышла из дома.

Я сразу же набрала номер Чимина.

– Лив? Что-то случилось?

– Ты далеко сейчас?

– 15 минут, и я буду у тебя.

«Читает мысли», – подумала я.

Прошло ровно 15 минут, и он был на месте. Я села в машину, и без лишних вопросов мы куда-то поехали.

– Я читаю твои мысли, – смело сказал Чимин.

– Правда? И о чем же я сейчас думаю?

– О том, как тебе повезло со мной, ведь я такой красавчик, верно?

– Чимин!

– Шучу! Или нет…

Его слова заставили меня улыбнуться и немного расслабиться после ранее услышанного разговора.

– На самом деле я хотела поговорить. Вчера приезжал Майкл, сегодня мама Крис. Даже интересно, кого ждать завтра.

– Мама Крис? И что… что она сказала?

– Ничего разумного, она лишь несла чепуху. Сказала, что в основном Крис молчит и продолжает винить тебя.

Он поменялся в лице. Эта ситуация по-прежнему сильно его напрягала. Так что я продолжила:

– Поэтому, прошу тебя, пусть врач сделает то, что должен!

Молчание. Это было его ответом. Он резко затормозил и вышел из машины. Мы оказались в каком-то безлюдном месте, где-то вдали виднелся лес. Я вышла следом за ним. Он смотрел вдаль, опустив руки. А потом заговорил таким тихим и безумно печальным голосом:

– Я так устал, Лив. Все это ломает меня изнутри так сильно, что иногда я забываю о том, что правда, а что нет.

Чимин буквально кричал о помощи. Казалось, что еще один неверный шаг, и он упадет, а я не смогу спасти его. Эта боль проникала в меня так же сильно, как и в него, от чего мое сердце постоянно болело. Болело за него.

Подойдя к нему сзади, я крепко прижалась к спине.

– Я не позволю тебе сдаться, – тихо сказала я.

Мы просто стояли. Стояли вот так. В этот день я поняла для себя кое-что важное: каждому человеку действительно нужен человек. Как бы банально и глупо это сейчас ни звучало.

На следующий день мама улетела в Нью-Йорк, а Чимин с Лео ходили в полицейский участок.

Теперь пришло время действовать! Эта мысль сидела в моей голове после вчерашней истории и разговора с Чимином.

Крис сегодня должна была вернуться в школу, но ее не было. Я звонила и даже написала ей СМС, но все было бесполезно.

После уроков я направилась в спортзал: сегодня тренировка. Переодевшись, вышла в коридор, чтобы убрать учебник в шкафчик, и в этот момент заметила Кристину, выходящую из школы.

– Крис! – громко крикнула я.

Она оглянулась. Я подбежала к ней, но на ее лице было отчетливо написано: «ты последняя, кого я хочу сейчас видеть».

– Почему не отвечаешь? – спросила я.

– Ты серьезно? Мне просто интересно, в какой момент ты так сильно поменяла свое отношение ко мне?

– Ты о чем?

– О чем? Лив, выключай дуру! Я все знаю.

– Поговорим?

– Не сейчас.

И она ушла.

Интересно, о чем она говорила? Я была в недоумении. Но, может, все к лучшему? Нам рано или поздно пришлось бы все обсудить.

Вечером, после тренировки, у школы меня встретил Чимин. В этот раз он был на другой машине, так что я даже не увидела его сразу.

Сев в машину, я первым делом спросила:

– Подаришь одну?

– Только когда выучишься и сдашь на права. А до тех пор наслаждайся личным водителем!

Мы подъехали к моему дому, но остались сидеть в машине.

– Лив, я хочу, чтобы ты пошла со мной на этот осмотр.

– Конечно, я пойду с тобой.

И я взяла его за руку. В любые важные моменты его жизни я хотела бы быть рядом, поддерживать и защищать.

Немного времени спустя он уехал, а я пошла домой.

У дома стояла Крис, и она сразу же спросила:

– Кто тебя привез, Оливия?

– Это был знакомый моей мамы, – с ходу ответила я.

Крис не могла узнать Чимина, потому что у этой машины была потрясающая тонировка.

– Почему не позвонила?

– В этом не было необходимости, – холодно ответила Крис.

Мы зашли в дом, и она начала говорить:

– Ты полная дура, Лив, потому что веришь ему. Веришь парню, которого совсем не знаешь!

– А ты? Ты его знаешь?

– Как ты можешь доверять ему? Он же насильник!

– Ты в этом уверена?

– Что? Ты что, совсем сошла с ума? Ты ему не нужна, Лив!

– Так это из-за зависти? Ты делаешь это из зависти?

– Зависти? О чем ты?

– Что он сказал тебе в ту ночь, Крис?

Я старалась держать себя в руках, потому что все еще надеялась решить это миром.

– Лив, брось, я не скажу тебе того, что ты хочешь услышать. Этот парень сядет. Я приложу к этому все усилия!

– Почему? Хочешь сломать его жизнь из-за того, что тебя отвергли?

– Потому что все должны получать по заслугам.

– Ты хоть понимаешь, что делаешь? Нам всего по 17, вся жизнь впереди!

– Нет, Лив. Ничего не впереди!

– В таком случае вряд ли мы сможем и дальше…

– Дальше что? Общаться? Дружить? Послушай, подруга! Плевала я на тебя, на твоего Чимина и на эту дружбу! Он не знал, с кем связался. Теперь будет мучиться.

– Крис, очнись! Неужели ты не понимаешь, что в первую очередь портишь жизнь себе?!

– Порчу? По-моему, совсем наоборот.

Мне надо было услышать от нее лишь главные слова, чтобы понять, что он не виновен.

– Ладно, Янг, мне пора. Веселитесь теперь вдвоем.

– Стой.

Я подошла к Крис очень близко и сказала, смотря ей в глаза:

– Ты настоящая стерва, Крисси.

– А ты не знала? Кажется, ты плохо старалась, общаясь со мной. А Чимин хорошо старается?

Тут я уже не выдержала и ударила ее по лицу. Ударила так уверенно и добавила:

– Пошла вон из этого дома!

И она ушла, громко хлопнув дверью.

Сегодня эта девушка стала для меня главным разочарованием. Ее одержимость ненавистью просто перевернула все в моей голове. Как и почему Крис вдруг так сильно изменилась? В чем настоящая причина?

Я была разбита. Почему, помогая одному, теряешь другого? Неужели нельзя без потерь? Кому от них лучше?

От воспоминаний о моментах, пережитых с ней, набегали слезы. Но то, что она наговорила буквально полчаса назад, вызывало у меня отвращение. Так странно испытать всю эту боль из-за человека, которого знаешь всю жизнь. Думаешь, что знаешь…

Однако мои мысли вновь вернулись к Чимину. Я знала, что мы поговорим с Крис, и подготовилась: записала наш диалог на диктофон и выслала запись Лео.

На следующее утро за мной приехал Чимин – на этот день был назначен осмотр. В больницу мы зашли, держась за руки. Он нервничал. Но почему?

Пока Чимин говорил с регистратором, я увидела девушку, которая подозрительно, на мой взгляд, суетилась без причины. Мы пошли в указанный нам кабинет. Недалеко от него стояла эта самая девушка. Пока я копалась в памяти, чтобы вспомнить, где ее видела, из кабинета вышел врач – молодая женщина. Она говорила вежливо и попросила немного подождать, потому что ей надо было отлучиться.

– Чимин, жди меня здесь! – сказала я.

Мне показалось, что все не случайно. Когда вышла врач, эта девушка тоже куда-то исчезла. Зайдя за угол, я увидела, как они вдвоем направились в сторону уборной, и поспешила за подозрительной парочкой.

Я вошла следом за ними и, видимо, прервала диалог. Вымыла руки и, оставив телефон, ушла.

Затем я вернулась к Чимину, а через пару минут подошла и наша врач.

– Ну что, пройдемте, мистер Сон.

Она вошла в кабинет, а вот он не спешил туда входить.

– Чимин, иди! – сказала ему я.

Мистер Сон? Откуда она знает его? Он разве представлялся ей?

Я вернулась за телефоном и сразу же прослушала свой диктофон, который включила нарочно, чтобы проверить, не схожу ли с ума, подозревая всех вокруг. И вот что я услышала:

– Подмени результаты, и все.

– Об этом точно никто не узнает?

– Никто. Крис обо всем позаботится, и все будут в выигрыше.

– Хорошо. Но действительно ли оно того стоит?

– Все должны получить то, что заслужили!

Я не могла поверить услышанному! Неужели Кристина действительно на такое способна? Не раздумывая ни минуты, я позвонила Лео и обо всем ему рассказала. Он велел забрать Чимина и ехать к нему.

Быстро добежав до кабинета, я резко открыла дверь и позвала:

– Чимин! Одевайся, мы уходим!

– Что? – ответила мне врач. – Но я еще не провела…

– Нам нужно ехать!

Чимин послушно оделся, и мы быстро вышли из кабинета. Пока шли к машине, он засыпал меня вопросами:

– Что произошло? Ты что-то узнала?

Мы наконец сели в машину, и я выдохнула.

– Нам нужно ехать к Лео!

Пока мы ехали, Чимин молчал. Он мне верил, я это чувствовала.

Некоторое время спустя мы были на месте, где нас уже ожидал Лео Грант. Он отвел меня в сторонку и попросил отправить запись ему, а затем сказал, что мне не стоит присутствовать тут, и вызвал такси.

Я подошла к Чимину, чтобы попрощаться.

– О чем вы говорили с Лео?

– Все изменится! Теперь твоя очередь верить мне!

Почему я не сказала Чимину обо всем? Пока не хотела. У него и без этого в голове слишком много информации. Я расскажу ему, когда мы оба поймем, что это наконец закончилось. И я ушла, чтобы не усиливать его смятение. Этот шаг он должен сделать без меня.

Пока ехала домой, мне позвонила Эмибет.

– Что-то прояснилось?

– Многое. Теперь многое стало ясно.

– О чем ты?

И я выложила ей все как на духу.

– Лив, кажется, у нас появилась возможность рассказать правду всем. Точнее, дать ее услышать.

Это действительно была отличная идея. Все должны знать о его невиновности.

– Я займусь этим! – сказала Эм.

Остаток дня я провела в ожидании звонка от Лео либо от Чимина.

Наступил вечер. Ни звонка, ни СМС, ничего.

Я вышла на крыльцо, чтобы вдохнуть свежий, прохладный воздух и взглянуть на то самое дерево. Когда смотрю на него, становится как-то удивительно спокойно, и созерцание этого дерева будто переносит меня куда-то в прошлое или будущее.

– Наверное, кого-то ждешь? – спросил Чимин.

Он словно появился из ниоткуда.

– Кого-то…

Я стояла напротив него неподвижно. Чимин подошел и вдруг поднял меня на руки, крепко обхватив бедра.

– Ты чего?

Мои руки упирались в его сильные плечи. Он был какой-то не такой. Смущен, словно не ожидал, что сделает это. Улыбался и в то же время пытался сдерживаться. А потом внезапно начал кружить меня. Мне было весело, поэтому я даже не просила его остановиться, но он остановился сам. Я была все еще у него на руках. Чимин смотрел на меня, а я сказала:

– Останься сегодня со мной.

И он резко ослабил свой хват так, что я сползла вниз, обвив его шею.

– Как скажешь, Оливия.

Чимин опустил меня на землю, и мы пошли в дом.

Пока я пыталась приготовить ужин, он принимал душ. Это было так непривычно уютно для меня.

– Лив! Принеси полотенце!

Что? Какое еще полотенце? Чимин пошел в душ без него?

Я достала полотенце и подошла к ванной комнате. Выдохнула и, крепко зажмурив глаза, вошла, протягивая полотенце.

– Закрываешь глаза? Что ты хотела тут увидеть?

И он коснулся пальцем моего носа. Я открыла глаза и увидела его… стоящего в одном полотенце. Чимин был прекрасен, говоря откровенно.

– Что? А зачем тебе еще одно поло…

– Лицо вытирать, Янг!

И он выставил меня за дверь. Я шепотом проронила:

– Дура!

И закрыла руками лицо.

Позже он вышел, мы поужинали тем, что я сообразила, и сели на диван перед выключенным телевизором.

– Расскажешь?

– Да…

И он выложил мне все. Рассказал, что теперь есть все основания для того, чтобы закрыть дело. И что теперь Чимин может написать заявление на Крис. Но она и без этого будет наказана за дачу ложных показаний. Теперь все улажено, но ему еще надо будет приехать в участок. В конечном итоге все свелось к тому, что жертва не Крис, а Чимин.

– Все позади…

– Откуда ты знала, что все так закончится?

– Я не знала. Просто верила, вот и все.

В конце концов, нам ведь не даются испытания, которые мы не в силах пройти.

– Чимин, а что ты сказал Крис в ту ночь?

– Хочешь поговорить об этом?

– Хочу наконец знать правду.

– Хорошо…

И он вдруг заговорил совершенно другим тоном:

– Ты вовсе не та, с кем бы я хотел это делать. И никогда не будешь той. Твои манеры, повадки и даже присутствие мне отвратительны. Начни наконец уважать себя. Прекрати играть с наркотой, пока ты еще можешь это сделать.

Его выражение лица так сильно поменялось, что на минуту я будто перенеслась в ту самую комнату и стояла там вместо Крис. Он был так холоден и жесток, что меня наполняло чувство обиды.

– Чимин! Почему ты был так жесток с ней?..

Я вытирала подступавшие к глазам слезы.

– Лив, ты действительно думаешь, что я бы стал говорить подобное просто так?

– Я не знаю…

– Она наговорила много глупостей… Но цитировать ее я не стану.

– Даже если так, ты все равно не должен был быть с ней так жесток. Возможно, что за своими словами она скрывала чувства…

– Лив, ты слишком наивна для этого мира.

Я встала с дивана и направилась в свою комнату.

– Ты куда?

Он пошел за мной. Я села на кровать и закрыла руками лицо. Чимин подошел и, встав на колени, взял меня за руки.

– Что такое? Ты же просила правду…

– Не знаю…

На самом деле сейчас я дико сочувствовала Крис.

Он сжал мои руки так сильно, а затем отпустил. Чимин начал медленно касаться моего лица, затем шеи. Потом он дотронулся губами до моей шеи и продолжал…

Теперь с каждым прикосновением он овладевал моими мыслями все больше, и я не хотела, чтобы это прекращалось. Я встала с кровати, а он продолжал целовать мою шею, и каждый поцелуй казался нежнее предыдущего. Чимин остановился и взглянул на меня, как бы спрашивая разрешения на продолжение…

Я касалась пальцами его губ, а затем поцеловала. Мои пальцы больше не подчинялись мне, я касалась его шеи, кадыка и плавно спускалась вниз. Руки мои были ледяными, поэтому я чувствовала, как его тело покрывается мурашками.

Я трогала его плечи, ключицы, затем грудь и спустилась к прессу. Прикосновениями я изучала его тело. И теперь мне хотелось залезть руками под его футболку или вовсе снять ее. Мы все еще не прерывали наш поцелуй.

И вот наконец я начала раздевать его. Я поднимала футболку снизу, а он вдруг остановился и опустил взгляд на мои руки, которые все еще продолжали поднимать его футболку. Он перевел взгляд на меня и улыбнулся. Это была совершенно иная улыбка. Она была такая дикая, полная предвкушения чего-то сумасшедшего. А потом он просто закусил губу и снял футболку сам. Кстати говоря, он сделал это так круто, потянув ее со спины, и это сводило меня с ума все больше.

Теперь Чимин стоял передо мной такой, каким я его себе представляла. Его рука опустилась на мою талию, и он придвинул меня к себе.

Мы плавно переместились на кровать. Чимин посадил меня сверху и при этом не позволял себе лишнего. Его руки все еще были на моей талии, хотя я хотела, чтобы они спустились ниже.

Все было хорошо, прекрасно, приятно. Но я была не готова к продолжению сейчас. Он все еще слишком незнаком для меня, хоть мы и пережили достаточно.

Я вдруг прекратила целовать его и сказала:

– Чимин, я не…

– Я знаю и не настаиваю ни на чем.

Он обнял меня очень крепко. Я все еще сидела на нем, поэтому это выглядело так, словно он держал котенка на руках. При всем этом я не испытывала никакой неловкости, все так, как и должно было быть. Он тихо сказал:

– И у нас все будет хорошо.

У нас? Все хорошо? Я целую, обнимаю и растворяюсь в человеке, с которым даже не вместе. Ни один из нас не говорит об этом.

Брось, Лив, ты же даже боишься в своих чувствах признаться самой себе…

Чимин вдруг так тихо и мило засопел. Кажется, он очень утомился за последние 2 недели, полные приключений. Я аккуратно сползла с него, накрыла одеялом и спустилась вниз, в ванную комнату.

Встав перед зеркалом, я смотрела в отражение, вспоминая день аварии, в которой пострадала машина Чимина. На какой-то момент земля ушла у меня из-под ног, а сердце перестало биться. Значило ли все это, что я люблю его? Или это просто страх, внезапно появившийся из-за увиденного?

Как вообще понять это чувство? Может, это просто гормоны? И вот опять. Вопросы, вопросы, вопросы. Как скоро я смогу получить на них хоть один ответ?

– А может, стоит просто спросить? – произнесла я вслух, обращаясь к своему отражению.

Утром я не стала будить Чимина, а спокойно и тихо собралась в школу. Оставила завтрак и ушла.

По дороге я думала лишь о том, насколько это было странно, оставить парня у себя дома. Что он подумает об этом? Я определенно сошла с ума.

В школе все было как и прежде. Суета никак не унималась. И лишь громкий звонок смог заглушить голоса в коридоре. Начало первого урока было далеко не таким, как положено. Учитель не успела открыть рот, как по радио, которое висело в каждом классе и в каждом уголке школы, раздался голос. Это был не знакомый голос, потому что он был сильно изменен. А потом последовала запись. Запись, которую делала я. Тот разговор в уборной. И ко всему этому добавилось:

– Надеюсь, эта история каждого заставит задуматься!

Все были в полном замешательстве от услышанного. Этот урок так и не состоялся, потому что даже учитель начала обсуждать с нами произошедшее, а потом и вовсе ушла к директору.

После урока, на перемене, меня тоже попросили подняться к директору. Я поднялась, и она меня сразу начала спрашивать:

– Оливия, кто это сделал?

– Откуда мне знать?

Это была Эмибет – разумеется, я знала.

– Это, конечно, замечательно, что все решилось и что мальчик не виновен, но мисс Аллен может столкнуться с неприятностями.

– Что? Вы сейчас серьезно? Это же она начала войну!

– Да, разумеется, но тем не менее она такая же ученица этой школы, как и вы все.

– Ничем не могу помочь. Запись назад не отмотать, к счастью. Пусть каждый наконец получит по заслугам. Всего доброго.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.