книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Татьяна Луганцева

НОВЫЙ ГОД ПО ЗАКАЗУ

* * *

Молодая и не сказать, что очень красивая, но слишком яркая женщина вошла в здание аптеки и сразу же направилась к окошку.

– Мне, пожалуйста, бинтов.

– Стерильных или нестерильных? – спросила девушка-продавец.

– Странно, что они бывают нестерильные… Еще бы спрашивали: «Вам чистый бинт или так, использованный?» Но мне-то поверх одежды надо наматывать, так что можно любых… нестерильных, – пояснила покупательница после небольшой заминки.

Молоденькая аптекарша, не скрывая интереса, окинула очень высокую и едва ли не костлявую фигуру клиентки любопытным взглядом. На вид женщине можно было дать лет двадцать семь – тридцать. А ее внешность… Длинные, прямые, белые волосы, большие, голубые глаза; короткая юбка и, напротив, высокие каблуки; яркие краски в одежде, кричащий макияж и целая ювелирная лавка украшений на шее, в ушах, на пальцах и на запястьях. Вид у покупательницы был цветущий, говоривший о том, что она вполне довольна жизнью, и становилось совершенно не понятно, для чего ей понадобилось наматывать на себя бинты.

– И сколько вам бинтов? – поинтересовалась продавщица.

– Много, – ответила женщина, явно нервничая и начиная терять терпение.

– Десять устроит?

– Давайте на всякий случай двадцать, – задумчиво бросила клиентка и достала красный лакированный кошелек.

Звали ее Яна Цветкова. Личность она была незаурядная и весьма неоднозначная. Но Яне было не занимать доброты и отзывчивости, если вдруг у кого-то случалась беда. Правда, придется честно сказать, что ее сочувствие к другим людям частенько оборачивалось для тех еще большими неприятностями.

– А вам нужен еще йод? Или, может, зеленка? – спросила удивленная девушка, скашивая глаза на вошедшего в аптеку мужчину с нагловатой улыбкой на красном лице.

– Нет, мне не нужны ни йод, ни зеленка, микстура от кашля и капли от насморка тоже не нужны, – ответила Яна, не понимая, почему она столько времени должна терять в аптеке, всего лишь покупая бинт.

А вот девушка-аптекарь никуда не торопилась и спокойно задала следующий вопрос:

– У вас есть карточка «Клюква»?

– Простите, что? – не поняла вопроса Яна.

– Карточка, на которую я зачислю вам баллы за покупку.

– Нет, знаете, у меня нет никакой «Клюквы», – вздохнула Яна.

– А мне бы «клубничку»! – встрял в их разговор мужчина, смачно жуя жвачку.

– Овощной магазин рядом, – моментально отреагировала продавщица, и из ее слов можно было сделать вывод, что обслуживание клиентов по степени уважения к покупателям в аптеке было на высоте.

– Я имел в виду презервативы клубничные, – засмеялся мужчина, осматривая худую спину Яны.

– Стенд с презервативами рядом с вами, – ответила аптекарша, привыкшая к разным покупателям.

Она наконец-то пробила Яне бинты и аккуратно сложила их в пакет.

– С вас четыреста тридцать рублей. Чем будете…

– Только наличные! – сразу оборвала ее Яна и положила бумажку в пятьсот рублей на прилавок.

– Девушка, а вы мне не поможете примерить презервативы? – обратился мужчина к Яне. – Кажется, мне нужен размер икс-икс-эль… А еще можете попробовать на вкус клубничную оболочку.

Больше он ничего сказать не успел, так как Яна развернулась и что есть силы заехала ему ногой в остроносой туфельке в пах. Мужчина от боли даже не смог закричать, он просто позеленел, скрючился и осел на пол.

Яна спокойно взяла пакет с бинтами и сказала обомлевшей продавщице:

– А зеленку, йод и мазь Вишневского с моей сдачи отдайте этому господину!

А затем спокойно вышла из аптеки, громко цокая каблуками. Еще не спустившись на тротуар, она нажала на кнопку, отключая сигнализацию своего красного автомобиля марки «Пежо», стоявшего неподалеку. Кстати, Яна ни за что не хотела поменять его ни на какую другую машину, и ее подруга как-то раз даже заметила:

«Если бы твою привязанность к машине перенести на отношение к мужчинам, у тебя было бы гораздо меньше проблем».

Яна Цветкова не воспринимала подобных инсинуаций в свой адрес всерьез. Ну подумаешь, что она четыре раза была замужем. Она же не виновата, что один муж спился, а другой стал уголовником. Зато третий и четвертый раз она выходила замуж за одного и того же человека, бизнесмена Ричарда, от которого родила сына. Яна долго добивалась его расположения, потом так же долго трепала ему и себе нервы, очень долго сопротивлялась вдруг нахлынувшему на нее нежному чувству к другому мужчине – красавцу, оказавшемуся вдобавок настоящим чешским князем. Будучи человеком прямолинейным и честным, она не стала «пудрить мозги» мужу, честно призналась ему, что любит другого, и ушла в свободное плавание. В данный момент Яна ходила в невестах у чешского князя Карла Штольберга, Ричард же не оставлял надежды вернуть любимую жену, а она просто не хотела больше никому сделать больно.

Яна уселась за руль автомобиля и подумала, что будет лучше, прямо сейчас ей обмотаться бинтами или сделать это рядом с больницей.

«Пожалуй, сейчас, а то еще засечет у больницы кто-нибудь…» – приняла она решение. А раз решение было принято, то сразу же она начала разрывать упаковки с бинтами и накручивать белые полоски прямо поверх одежды на своих руках и ногах, этаким серпантином то спускаясь вниз, то поднимаясь вверх. Процесс Яну так захватил, что вскоре она стала похожа на египетскую мумию. Но, посмотрев на свое цветущее лицо в ярком макияже, Цветкова поняла, что пока еще не очень убедительна в роли смертельно больной. Тогда она быстро вспомнила курс военно-полевой терапии, так как по образованию была врачом-стоматологом и заканчивала медицинскую академию, а затем соорудила на голове бинтовую повязку-шапочку. Теперь Яна осталась довольна своей внешностью, включила зажигание и нажала на педаль, трогаясь в путь.

Первые неприятности начались уже через пять минут ее лихой езды. Плотно забинтованными руками было очень неудобно держать руль, а туго забинтованными ногами фактически с трудом удавалось нажимать на педали, нужные в данный момент. Руки и ноги немели, бинты собирались внизу жгутами и передавливали и вены, и артерии. Остановиться на трассе она уже не могла и ехала, уставившись в одну точку, сжимая затекшими руками руль. Какими безумными взглядами провожали перебинтованную женщину другие водители, ее не волновало. Зато не надо было прикидываться, что ей плохо, – сейчас у нее было такое лицо, словно она с множественными переломами находится на последней стадии родов. Кстати, ей на дороге сигналили опешившие водители, но бинтовая шапочка на голове спасала Цветкову от резких звуков.

«Знала бы, что на меня будут так реагировать, перебинтовалась бы все-таки у больницы, – подумала она. – Или купила бы заодно в аптеке беруши…»

Ну и зачем была нужна вся эта клоунада? О, чтобы получить ответ на столь естественный вопрос, надо знать тонкости необычного воображения госпожи Цветковой, которые не столь экзотические, как она, люди воспринимали банально, считая проявлениями не совсем здоровой психики. А все вообще-то очень просто: одна очень хорошая Янина приятельница, Галя Маркова, попала с серьезными переломами в одну очень серьезную больницу. Попасть туда в качестве посетительницы оказалось фактически возможно только в строго отведенный день при предъявлении пропуска. Яну такое положение вещей, конечно, не устраивало, так как она была работающей женщиной и вообще весьма занятой особой, вот она и решила пойти другим путем… Отчего сейчас совершенно безалаберно рисковала своей жизнью в жутком «камуфляже».

Как она добралась до больницы, Яна помнила плохо, скорее всего на «автопилоте». Яна не могла не оценить те взгляды, которыми ее одарила служба охраны больницы: ей было не до чьих-то взглядов. Госпожа Цветкова поставила перед собой цель и шла к ней, не обращая внимания ни на что. А вот мужчины, узрев высоченную девицу на перебинтованных длинных, худых, словно макаронины, ногах и размахивающую такими же макаронинами рук, в кокетливой бинтовой шапочке, с измученным лицом, но при полном параде и в боевой раскраске, немедленно выпучили глаза и потеряли дар речи.

«Не перестаралась ли я?» – заволновалась Яна, а вслух произнесла:

– Здрасте. Мне в травматологическое отделение.

– Кто бы сомневался… – протянул один из остолбеневших охранников. А затем добавил: – Приемное отделение во дворе.

– Вы издеваетесь? Меня ноги не держат! – взорвалась Яна, причем совершенно не покривив при этом душой. – Какой еще двор? Пропустите меня!

– Но больные поступают в клинику через приемное отделение… – не очень уверенно заговорил второй охранник, к которому наконец вернулся голос.

– А я не больная! – гордо заявила Яна. – Разве не видно, что помощь мне уже оказали? Мне заведующий отделением Владимир Кузьмич сказал, что я могу приезжать на перевязки, – не моргнув глазом, сообщила Яна, заранее узнавшая у подруги, как зовут ее врача, и смело оперируя его именем.

– Вы сами приезжаете на п-перевязки? – едва сглотнул ком в горле более молодой охранник.

– Да! У меня поражена большая часть туловища, я плохо соображаю, но у меня ответственная работа и большая семья! – Яна попыталась изобразить, будто она качает ребенка, решив дожать молодого, а потому наверняка менее опытного охранника. – Вот я и была вынуждена выйти на работу даже в таком состоянии.

Чтобы «добить» его окончательно, Яна неуклюже покрутила перед лицом охранника ключами от «Пежо».

– Вы с-сами за рулем? – продолжал удивляться парень.


– А кто ж за меня будет? Все сама! Сама работаю, сама рожаю, сама зарабатываю, сама езжу, – ответила Яна, которой уже реально становилось плохо.

– Проходите, – сдался парень, отступая в сторону.

Яна, вышагивая, словно на ходулях, прошла мимо, забыв на время о своей вихляющей бедрами сексуальной походке, и с трудом поковыляла к лифту. Поднявшись на третий этаж, она фактически поползла по стенке к палате, где должна была находиться ее подруга. Встретившаяся на пути медсестра ничего не спросила у нее, правда, чуть не выронила инструменты из рук, одарив Яну недоуменным взглядом.

«Точно, перестаралась, – поняла Цветкова. – Даже в реанимации народ выглядит лучше».

Яна ввалилась в палату номер триста восемь и упала на пол как подкошенная, стукнувшись о пахнущий хлоркой линолеум всеми частями своего тела. Причем она успела громко выругаться и прокричать: «Помогите, люди добрые!» И тут чьи-то сильные руки подняли ее со словами:



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.