книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Ирина Щеглова

Рыбы. Свидание с мечтой

Вместо пролога

Прогулка по Елисейским Полям

Полина шла по улице, напевая себе под нос:

Аux Champs-Elyses, aux Champs-Elyses

Au soleil, sous la pluie, а midi ou а minuit

Il y a tout ce que vous voulez

aux Champs-Elyses[1].

Блестели стекла витрин, в них отражалась по-весеннему одетая толпа. На плитках тротуара растекались золотые полосы и прыгали по весенним лужам солнечные зайчики. Полина жмурилась от удовольствия, из наушников плеера звучал голос Джо Дассена. И, если не присматриваться к грязным сугробам у обочин, рекламным плакатам и вывескам, а только идти вот так, жмурясь от солнца, млея от восхитительной французской песенки, можно вполне представить себе, что вокруг не центральная улица родного города, а самые настоящие Елисейские Поля.

Полина бредила Парижем. Она запросто могла вообразить себе Латинский квартал с его Пантеоном, Люксембургским садом, музеями и уютными кафе, где так вкусно пахнет кофе и выпечкой. Или знаменитый Монмартр с его улочками и базиликой Сакре-Кёр. Ей ничего не стоило представить себе восхитительную Амели – любимую героиню из одноименного фильма. Именно с ней, с Амели, частенько сравнивала себя Полина, хотя, если честно, общего между ними было не так уж много. Даже, скорее всего, ничего не было.

Полина взглянула на свое отражение в одной из витрин: ну, чем не француженка! Высокая и худенькая, клетчатая юбка до пят и вышитая джинсовая куртка, пышные длинные волосы свободно лежат на спине и плечах. Хороша девушка! Вот, если бы не очки… Но без очков она не могла – слишком сильная близорукость.

Полина отвернулась от своего отражения и прибавила шагу. Она опаздывала. Урок с преподавателем должен был вот-вот начаться – теперь она занималась индивидуально. Противная художественная школа осталась в прошлом.

В художественную школу ее когда-то отвела мама. Полина все время что-то рисовала, то по памяти, то с натуры. Весь дом был завален альбомами с карандашными и акварельными набросками. Мама подумала и решила – ребенок должен учиться. Она хотела как лучше.

Когда мама спросила маленькую Полину: «Хочешь учиться рисованию?» Полина удивилась: «Разве рисованию можно научиться», – спросила она в свою очередь. Мама, как могла, рассказала о художниках, даже сводила Полину на выставку. Так сказать, для наглядности. Девочка слушала и смотрела очень внимательно. Она была послушной дочерью.

Но! В школе ей не понравилось. Полина помнила, как на первом занятии нервная тетенька с растрепанными перетравленными краской волосами водрузила на подставку кубик и велела рисовать его. А ей не хотелось рисовать скучный кубик. Но она все-таки нарисовала его. Правда, не так, как хотелось тетеньке. Полинин кубик получился разноцветным, и еще он парил в облаках!

Тетенька возмущенно фыркнула и велела все переделать, то есть нарисовать заново. Полина подчинилась. И с тех пор в художественной школе она быстренько малевала унылые предметы, которые ставили на подставку, а дома погружалась в свой красочный мир и продолжала разрисовывать альбомные листы смешными животными, фантастическими пейзажами и людьми, такими прекрасными, какими они никогда не бывают в реальной жизни.

Полинины рисунки мертвых фруктов брали на выставки детского творчества, а чудные акварели хранились дома в больших папках. Преподавательница сообщила маме, мол, Полина звезд с неба не хватает. Чтоб та не обольщалась. Но Полине не было до этого дела.

Когда она немного подросла, мама научила ее шить. У Полины появилось новое поле для творчества. Оказалось, ткань ничуть не хуже бумаги! Из ткани получаются удивительно красивые вещицы: мягкие игрушки, кухонные прихватки, фартучки… А потом Полина сшила свою первую юбку (с помощью мамы, конечно). И с гордостью появилась в ней в школе. Одноклассницы ахали. Юбка была один в один, как в новой коллекции весьма известного кутюрье. Понятное дело, у Полины материальчик был попроще, да и фурнитура поплоше, но в целом юбка выглядела потрясающе. Так казалось Полине. Но мальчишки-дураки высмеяли ее. Особенно Мишка. Подошел и во всеуслышание спросил:

– Полинище, а чё это ты так вырядилась? Чё за прикид? С бабушки сняла?

Бесцеремонный, ужасно! Полина тогда ничего ему не ответила. А дома затолкала злополучную юбку подальше. Но шить не перестала, только теперь модели выбирала поскромнее, чтоб ее вещи не слишком бросались в глаза.

Потом она попыталась наносить на ткань краску – ей хотелось самой разрисовывать свои футболки. Но у нее ничего не получилось. А мама посоветовала купить специальные краски для ткани.

На первой футболке Полина изобразила свой знак Зодиака – двух рыб, связанных серебряной нитью. Она знала: изображение восходит к греческому мифу об Афродите и Эросе, которые превратились в рыб для того, чтобы прыгнуть в реку и ускользнуть от чудовища по имени Тифон. Символ обозначает двух рыб, которые держат во ртах связывающую их «серебряную нить». Обычно рыб рисуют глядящими в разные стороны, как бы отмечая конфликт в человеке между телом и душой.

Полине очень понравился рисунок: синие с серебром рыбы на голубом фоне. Она достаточно хорошо изучила характеристику своего знака. Более того, Полина была уверена, что ее знак – лучший! Особенно Полине запомнилось такое высказывание астролога Э. Адаме: «То, что вы Рыбы, это одно, то, что вы две рыбы, это другое, но то, что одна из вас плывет по течению, а другая – против, совершенно другое. Это и есть тип сложности личности знака Рыб».

Полине нравилось читать о Рыбах.

«Вот такая я загадочная и неповторимая», – думала она про себя, невольно снова сравнивая себя с Амели. Она не сомневалась в том, что Амели принадлежит к этому знаку.

Кому же не понравится! Ведь Рыбы – самый необычный и таинственный знак Зодиака. Под его покровительством рождаются талантливые и эксцентричные люди, наделенные необычным восприятием мира. Полина такой себя и считала – непохожей на других, единственной в своем роде. Особенно ей нравилось следующее утверждение: «Рыбы – изменчивый знак, который символизирует освобождение духа от пут материи, высокую духовность и красоту». Нет сомнений, она – личность высокодуховная! Таким, как она, порой трудно жить в нашем мире. Но у Полины замечательный характер. Она человек мягкий и добрый. Пусть немного чересчур чувствительный, но не все же могут быть такими холодными и рассудительными, как ее подруга Ольга, которая утверждает, что надо трезво оценивать себя и окружающих. А как это? Как можно себя оценить трезво? Адекватно, может быть? А других? Нельзя же сразу сказать о человеке, плохой он или хороший. Что, если он сейчас совершил плохой поступок, но потом подумал и исправился?

Зато Полину невозможно обмануть. Она чувствует ложь интуитивно, как плохой запах. О себе Полина может с уверенностью сказать, что она видит людей насквозь.

Да, а еще она, конечно, любит мечтать. Но ведь мечтательная девушка – это так романтично!

Но, несмотря на свою мечтательность и даже некоторую отстраненность, Полина все-таки очень дружелюбна. Она готова помочь всякому, кто будет нуждаться в ее помощи.

Что еще? Она не любит говорить о себе и своих проблемах. А зачем посторонним знать о них? Чужие проблемы никому не интересны. Важно, чтоб люди понимали друг друга без слов. Тогда их отношения можно назвать настоящей дружбой и настоящей любовью.

Полина, например, если полюбит, то полностью посвятит себя любимому. Вот уж точно! Главное, чтоб он любил ее по-настоящему, был нежным и верным.

Ах, как хотелось Полине встретить настоящую любовь!

Так что, если подумать, у Рыб совсем нет недостатков. Потому что недостатки Рыб тоже очень романтические, они говорят о хрупкости и утонченности их натуры, ранимости души. А для девушки это скорее достоинства.

Рыб обвиняют в двойственности, но Полина никакой двойственности в себе не замечала. А утверждение, что ее знак последний, игнорировала. Ведь Зодиак – круг. А где у круга начало и конец? Нет, она не ставит себя на последнее место, просто она скромная и не любит выставляться.

Впрочем, Полина не афишировала своего увлечения астрологией. Еще, чего доброго, засмеют. Но дома на шкафу у нее лежали и астрологический календарь, и несколько разных сборников с прогнозами, и она частенько сверялась с тем, что было написано в книжках. Не то чтобы слепо доверяла им, нет, просто ей было так спокойнее.

Если астрологический прогноз оказывался неблагоприятным, Полина огорчалась. Но прогноз не всегда сбывался, и это радовало. Что уж говорить о счастливых предзнаменованиях – они поднимали настроение и создавали некую ауру защищенности. А Полина так часто нуждалась в защите!

Глава 1

В школе и дома

Рыбе не так просто сделать свой выбор, особенно если ее тянет к неверному решению или не хочется кого-то огорчать. Конечно же, это мешает и ее учебе, и ее отношениям в классе. Наверное, она промолчит, если ей скажут что-то обидное. Скорее она будет страдать, чем рискнет дать обидчику резкий отпор. А Рыба должна знать, что это хорошо – уметь за себя постоять!

Как только Полина освоила новую технику – нанесение краски на ткань, в ее гардеробе появились умопомрачительные футболки и сумки с разными надписями и рисунками. Полина сама делала трафареты, сама выдумывала всякие смешные надписи и картинки. И с того момента все в ее жизни изменилось. Сначала попросила разрисовать футболку одна подружка, потом другая, а потом народ просто повалил валом. Полинка никому не отказывала. Просила только, чтоб ей приносили вместе с футболками и сумками краски.

Одно плохо: времени на уроки почти не оставалось. В школе Полинка училась кое-как, даже любимый французский забросила. И еще ей вечно влетало от учителей за то, что она передавала записки на уроках. Но как же не передать, если просят? Полина часто выступала в роли письмоносца. Кто-нибудь из мальчишек влюблялся и выбирал Полину посредницей. Мальчишки, они стеснительные…

Однажды, дело было в седьмом классе, классная Нина Васильевна оставила несколько человек после занятий из-за того, что они якобы сорвали урок. Учительница потребовала, чтобы ребята извинились. Так вот, Полина не хотела извиняться, потому что считала: ее поведение никак не могло повлиять на то, что урок оказался сорванным. Ведь она всего лишь передала очередную записку. В итоге Полина просидела в классе до тех пор, пока родители не заволновались и не начали звонить и разыскивать дочку. Только тогда учительница отпустила ее. И лишь дома Полина, еще раз обдумав все, что произошло, расстроилась. Ведь Нина Васильевна, классная руководительница, была ее любимой учительницей. Она всегда хвалила Полину, поддерживала, никогда зря не придиралась. И вообще, она была очень хорошая.

На следующий день Полина извинилась. Нина Васильевна спокойно ответила:

– Полина, я никогда не сомневалась в твоей порядочности.

Жаль, в десятом классе Нина Васильевна не преподавала. Их классы расформировали. Полину и еще нескольких ребят присоединили к «А» классу. Как выяснилось, отбирал их учитель физики Олег Евгеньевич – новый классный руководитель. Полина очень не хотела идти в новый класс. Большинство ее друзей оказалось в десятом «Б». Она подошла к Олегу Евгеньевичу и сказала об этом. Учитель посоветовал ей самой с кем-нибудь поменяться. И добавил:

– Полина, я выбрал тебя, потому что ты незаурядный человек.

Дома Полина снова подумала и изменила свое решение. Она осталась с «ашками». И снова услышала от учителя:

– Я в тебе не сомневался…

Вообще, она всегда хорошо относилась к физику. Во-первых, Олег Евгеньевич жил с ними в одном подъезде и даже был приятелем Полининого отца. Во-вторых, однажды он сказал Полине: «Запомни мои слова: ты лучшая! Даже когда кто-то покажется тебе красивее или удачливее, не унывай. В тебе есть главное – изюминка, то, без чего девушка никогда не станет по-настоящему красивой. Ты не такая, как все». Полина запомнила. Правда, спрятала слова Олега Евгеньевича глубоко в себе. До поры. До тех времен, когда можно будет поверить. И еще, она была безмерно благодарна старому учителю.

Вообще-то, Полине повезло. В школе ее любили, а дома никто не донимал. Она была младшей в семье и не то чтобы сильно избалованной, просто, как всякий поздний ребенок, была окружена особой любовью и заботой. Старший брат – совсем взрослый мужчина, жил отдельно со своей семьей. А средний, Гоша, сумел стать Полине лучшим другом, несмотря на большую разницу в возрасте – целых десять лет.

Когда Полина была помладше, Гоша очень трогательно о ней заботился, повсюду брал с собой, читал ей книги, играл с нею. Но со временем Гоша немного отдалился. Оно и понятно: после школы он ушел в армию, а когда вернулся, у него появились свои, взрослые интересы, друзья, девушки. Полина даже ревновала его, обижалась. Но постепенно свыклась. Ничего не поделаешь, Гоша изменился, да и она выросла. Десятый класс как-никак.

Весна. Кончается март. Город пронизан солнцем. Тротуары почти высохли. Вокруг нарядные люди. Звучит французская песенка. Полина подпевает.

То есть все складывалось как нельзя лучше.

И Полина снова уносилась в мечтах в будущее: вот она в художественном училище, ее работы отправляются на выставку молодых художников. Разумеется, это парижская выставка. И разумеется, работы Полины заметили. Ее приглашают на стажировку во Францию. Ей примерно девятнадцать лет… или: Сколько лет было Амели? Кажется, двадцать два. Нет, пусть все-таки девятнадцать. Ведь в Париж хочется поскорее!

И вот Полина выходит из самолета в аэропорту Шарля де Голля и сразу же окунается в неповторимую атмосферу парижской весны…

Как чудесно!

В Париже как раз цветут каштаны, и яркое солнце отражается в потрясающих парижских витринах. Полина живет в Латинском квартале, а на этюды выбирается на Монмартр. И однажды на Монмартре к ней подходит молодой человек… красивый, как… В общем, он очень красивый. Высокий, утонченный, черноволосый и кареглазый. Одним словом, настоящий француз. Или, может быть, испанец? Ах, ну это неважно! Потому что он совсем не такой, как все знакомые парни. Особенно одноклассники – с их вечными тупыми шуточками и глупым ржанием.

Ну что хорошего, скажем, в Мишке? Да ничего! Нет, он тоже симпатичный, конечно. Полина даже была в него когда-то влюблена… Но об этом – молчок! Об этом никто никогда не узнает. А вспоминать не хочется. От Мишки – одни неприятности. Он всегда ее высмеивал. Полина даже плакала из-за него. Естественно, дома и, естественно, потихоньку. Но теперь с этим покончено!

Скоро лето, экзамены… Прощай, школа! Прощай, жестокий Мишка! Больше она никогда не увидит его. Ну, может быть, когда-нибудь, через много лет, вернется в родной город в лучах славы и случайно встретит его на улице… Нет, лучше на персональной выставке. Она будет вся такая невообразимо богемная, немного уставшая от успеха, а ее наряды сшиты в лучшем парижском Доме моды, причем по собственным Полининым эскизам. Она будет стоять в окружении первых лиц города, с бокалом шампанского в руках. А он, Мишка, лишь издали сможет наблюдать за ней.

Полина даже зажмурилась от удовольствия, представив себе смущенную физиономию повзрослевшего Мишки. Но она не будет жестокой. Она улыбнется, кивнет и позовет его…

В этом месте у Полины происходил сбой – невозможно было представить себе Мишку, посещающего художественные выставки. И еще. Пусть даже волей случая тот окажется на той самой выставке, вот только где гарантия, что он не скажет что-нибудь эдакое: «О, Полинище! Привет! Какими судьбами? Эт чё, ты все нарисовала?»

Ужас!

А в Париже, между прочим, даже клошары вежливые. Уж, во всяком случае, все говорят по-французски.

Ой, надо заняться французским! Совсем запустила!

Полина училась неровно. Ей хотелось хорошо учиться, но она так и не сумела приспособиться к структуре школы. К тому же дома никто и никогда не заставлял ее систематически делать уроки, а сама она все время витала в облаках. Ольга, ее лучшая подруга с самого первого класса, частенько говорила, что Полине просто необходима дисциплина. Если бы Полина взяла себя в руки, то смогла бы полнее проявить свои способности.

Но в чем должна выражаться дисциплина?

– Ты хотя бы научись говорить «нет», – наставляла Ольга, – а то ведь целыми днями выполняешь чужие поручения и заказы. На тебе ездят все, кому не лень!

Да, так оно и было. Полина рисовала школьные газеты, придумывала открытки ко всем праздникам, оформляла стенды. К тому же успевала разрисовывать футболки друзьям, приятелям, одноклассникам, приятелям приятелей и так далее.

Два года назад Ольга стала ходить в театральную студию. Но одной ей было скучно, и она позвала подругу. И снова Полина не смогла отказать. Она даже в спектакле играла… дровосека. Потом в школе решили сделать свой кукольный театр. И у Полины появилась еще одна общественная нагрузка: оформление спектаклей. Полина шила кукол, рисовала декорации, а заодно и играла в незамысловатых сказках. Спектакли показывали в детском саду по соседству. Малышам нравилось, и для школы плюс. Полина крутилась как белка в колесе, старалась всем помочь, не требуя ничего для себя. И все привыкли к ее безотказности.

Ее комната была завалена рулонами ватмана, цветной бумагой, красками, обрезками ткани, кистями и губками. На плечиках сушились раскрашенные футболки, а стены покрывали акварели и наброски. В этом хаосе подчас трудно было разглядеть хозяйку, склонившуюся над столом или устроившуюся прямо на полу. В кресле сидела тряпичная кукла Козетта, которую Полина сшила еще в восьмом классе, начитавшись «Отверженных» Виктора Гюго. Козетта и Гаврош надолго стали ее любимыми героями. Именно после «Отверженных» Полина, подражая Гаврошу, стала носить кепки.

Читать она любила. Помимо Гюго, обожала «Графа Монте-Кристо» Дюма, «Овода» Войнич. Вообще, любила французскую литературу. Но на чтение времени совсем не оставалось, и в последнее время Полина нашла выход – покупала аудиокниги и слушала их за работой.

Над кроватью красовалась карта Парижа, от нее вели стрелочки к рисункам и снимкам с видами города-мечты. Полина давно забыла, какого цвета обои в ее комнате.

Убирала здесь она всегда сама, строго-настрого запретив маме что бы то ни было трогать. Только одна Полина могла разобраться в том творческом беспорядке, который царил в ее комнате.

Глава 2

Друзья и подруги

Рыба не останется равнодушной к переживаниям других. Это дружелюбная личность, которая счастлива помочь каждому, кто в том нуждается. Но Рыба не станет рассказывать о собственных неприятностях. Ей кажется, что никто не захочет ее слушать. Она может чувствовать себя довольно одинокой вопреки тому, что обычно ее любят и ценят все – и друзья, и близкие.

Ольга все время с кем-то дружила, ссорилась, мирилась, меняла парней, переписывалась, перезванивалась и вообще была в гуще событий.

Время от времени она вытаскивала на люди робкую Полину. Та слабо сопротивлялась. Но подруга умела уговаривать. Она приводила неопровержимые доказательства того, как Полине необходимо общение, что жить надо сегодня и сейчас, что новые люди и новые события дают толчок для творческой фантазии. Одним словом, у Ольги получалось убедительно.

Полина соглашалась. Отрывалась от своих красок, надевала что-нибудь эдакое, даже ресницы красила, приблизив лицо так близко к зеркалу, что касалась его носом. Красилась она очень тщательно. Нарисовать лицо так же сложно, как и написать картину. С той разницей, что картина пишется столько, сколько надо, а косметика наносится здесь и сейчас.

Ольга тоже серьезно относилась к процессу нанесения макияжа. Тут они были похожи. Но, пожалуй, только в этом. Ольга умела быть душой любой компании, если у нее было настроение. А Полина всегда держалась в тени, хотя ее очень любили те, кто был с ней близко знаком.

У Ольги день рождения – 31 декабря. Надо же, родилась на Новый год! Полина изучила и Ольгин гороскоп. Козероги – люди серьезные и обстоятельные. То есть обладают теми качествами, которых не хватает Рыбам. Конечно, Ольга порой держится отчужденно, бывает холодной и неприступной. Если честно, Полина даже побаивается ее немного. Но она очень любит подругу. Почему? Да потому что любит, и все. Необъяснимо. Конечно, можно сказать: Ольга удивительно красива, она умная, ироничная, с ней хорошо молчать. Она честная. Если ее что-то не устраивает, говорит прямо. И никогда-никогда не подличает! Еще она пишет песни и потрясающе поет!

Правда, Ольга не любит, когда с ней спорят. Но Полина и не спорит, просто делает то, что говорит подруга. Они прекрасно ладят.

Прошлым летом Ольга настояла на совместной поездке в лагерь. Полина последний раз была в лагере после пятого класса, и ей там ужасно не понравилось. Но ради подруги она скрепя сердце пошла на жертву.

Но на этот раз все было совсем по-другому. Они оказались в старшем отряде, где помимо воспитательницы были еще два вожатых – очень симпатичных. Все девчонки тут же в них влюбились. Вожатые водили их в поход с ночевкой в палатках и вообще устраивали всякие интересные мероприятия. Полина по привычке все время что-то делала: рисовала, шила, даже сочиняла. Ольга пела на концертах. Вдвоем подруги подготовили свою команду КВН, причем их отряд выиграл. Вместе с вожатыми девчонкам удалось подготовить «хор балалаечников» – весь отряд лихо сбацал «Светит месяц, светит ясный…» на балалайках, чем покорил строгое и беспристрастное жюри. В общем, Полина все время была на виду, ее все знали, все с ней советовались, к ней приходили, с ней знакомились. На дискотеках ее постоянно приглашали танцевать. У нее появились поклонники. А один из них, Лешка, даже в любви ей признался. Очень романтично. Он сказал:

– Я напишу что-то у тебя на спине, а ты угадай…

Полина уже и так знала, что он напишет, но притворилась, будто не понимает. Лешка водил пальцем по ее спине, а она поводила плечами и изображала полное неведение:

– Я-а-а, – тянула Полина. – Дальше не пойму. Буква «тэ»? А сейчас, кажется, «е»… Те-е-е… Ой, щекотно! А это что за буква?

Помучив мальчишку, Полина все-таки «догадалась».

– А ты? – спросил Лешка.

– Что? – переспросила Полина.

– Как ты ко мне относишься? Плюс или минус?

Это было очень смешно. И Полина ответила:

– Ноль!

На самом деле Лешка ей нравился. Они встречались до конца смены и даже целовались. Домой Полина вернулась окрыленная успехом.

Но в школе произошли большие перемены, классы объединили, и Полина с трудом привыкала к новым людям, новому классному руководителю, учителям. Да еще этот Мишка!

В декабре, кажется шестнадцатого, Ольга с трудом уговорила Полину пойти на день рождения к Мишке. Полина отнекивалась, но Ольга, зная ее, не отставала. К тому же Полине, если честно, ужасно хотелось пойти. Она и сама толком не знала, зачем. Что она надеялась там увидеть?

– Да брось ты, будут все свои, – пообещала Ольга, – ну, может, парочка незнакомых парней, так тебе это даже на пользу.

– Но Мишка меня не звал! – Фраза прозвучала как последний аргумент перед капитуляцией.

– Как не звал? – удивилась Ольга. – Он мне лично сказал: мол, приходите.

– Прямо так и сказал? – засомневалась Полина.

– Послушай, я не понимаю, что тебя беспокоит, – не унималась Ольга. – Мишка прекрасно знает о том, что мы подруги. Так?

Полина кивнула.

– Значит, он, естественно, приглашая меня, приглашал и тебя.

Как-то не слишком убедительно… Полина предпочла бы получить в руки красивую открытку с приглашением на свое имя. Но что делать, они же отправляются не на светский раут, а всего-навсего на день рождения к невоспитанному Мишке. Надо быть снисходительной. К тому же Полину снедало любопытство. И… любовь. Совсем немножко…

Да-да! Полина была влюблена в этого грубияна. Хотя он совсем ей не подходил. И в гороскопе то же самое написано: Стрельцы не самый подходящий знак для Рыб. Но ведь сердцу не прикажешь!

В любом случае к выбору подарка Полина отнеслась со всей серьезностью.

– Как ты думаешь, что бы Мишка хотел получить в подарок? – спросила она у подруги.

– Тут и думать нечего: футболку с твоим рисунком, – ответила та.

Полина задумалась. В голове возникли пока еще неясные картинки и образы. Ей виделся Стрелец, натягивающий лук, а еще дикие лошади с развевающимися гривами… Но Ольга быстренько вернула ее с небес на землю.

– Че Гевару! – заявила она.

– Что? – опешила Полина.

– Нарисуй Че Гевару, и дело с концом, – объяснила подруга. – Мишка мне все уши прожужжал: попроси у Полинки, да попроси у Полинки…

– А-а-а, – разочарованно протянула Полина. – Ладно.

Штампованный портрет кубинского революционера лично ее не впечатлял. Но раз Мишка хочет непременно команданте Че на футболку, что ж, она сделает.

– И ты, пожалуйста, не особенно усердствуй, – попросила Ольга, – изобрази стандартный портрет в беретке, чтоб сразу было понятно.

Полина сникла, вздохнула и согласилась.

Вдвоем они выбрали черную футболку. Дома Полина быстренько вырезала трафарет, нанесла краску, тяп-ляп и – готово.

– Отлично! – одобрила Ольга.

Мишка жил в частном доме, в старом центре, где еще сохранились такие дома. Очень красивое место, на спуске у реки. Повыше, на холме, полуразрушенный храм, сейчас стоявший в строительных лесах.

Полина иногда ходила в этот храм смотреть сохранившиеся фрески. Особенно ей запомнился лик Христа, вернее – глаза, само-то изображение почти не сохранилось. То ли из-за освещения, то ли неизвестный художник был уж очень талантлив, но взгляд этих глаз буквально заставлял остановиться и замереть. Полинина преподавательница объяснила, отчего получается такой эффект. Полина слушала ее, пыталась понять, соглашалась, но впечатление от взгляда не проходило, не становилось будничным.

При храме сохранилась колокольня. С винтовой, очень крутой лестницей. Полина, рискуя сломать себе шею, поднималась наверх и глядела на родной город. Старенькая колокольня в ее мечтах превращалась в Эйфелеву башню. Со всех сторон обдуваемая ветром, Полина закрывала глаза и, раскинув руки, стояла, замирая от страха и восторга. Она и Ольгу приводила смотреть взгляд Спаса. Фреска так и называлась Спас Нерукотворный. И на колокольню они поднимались. Но, так как дело было днем, их заметил сторож и сердито прогнал «отчаянных девок».

Погода в декабре выдалась сырая, было хоть и тепло, но ветрено, и все время шел дождь. Полина с Ольгой шли привычной дорогой. Только у самого храма они свернули и спустились по узкой улочке вниз. Ольга по-хозяйски толкнула калитку. Полина вошла во двор следом за подругой.

Встретили их весело. Мишка, как обычно, разорался, будто его режут. В коридор вывалились одноклассники, подняли шум, стало тесно – не протолкнуться. Мишка тут же громогласно объявил, что дома никого нет. «Вот дурачок, а мы все?» – подумала Полина. Очевидно, Мишка имел в виду взрослых.

Ольга довольно быстро освоилась, а Полинка все никак не могла прийти в себя. Оказалось, помимо одноклассников, в компании были и совершенно незнакомые парни и девчонки.

Полина вручила Мишке красивый сверток: блестящая бумага, ленточка с розочкой, все как положено. Мишка бесцеремонно разодрал бумагу, извлек футболку и с криком:

– О! Че Гевара! – сбросил рубашку и натянул футболку.

Полина смутилась.

А Мишка, как заведенный, стал приставать ко всем, показывая команданте так и эдак:

– Видали? Это Полинище нарисовала!

Народ хвалил. Все смеялись то ли над Мишкой, то ли над Че Геварой…

Полинка была очень довольна и в то же время страшно смущалась. Неугомонный Мишка мог бы быть повежливее.

Ответив на вопросы, как она это делает, и пообещав всем нарисовать что-нибудь, Полина забилась в угол в надежде, что там она будет не слишком бросаться в глаза. Оттуда наблюдала за прыжками и ужимками Мишки, а тот ни минуты не мог усидеть на месте. Мишка танцевал со всеми девчонками, бегал на кухню, выскакивал на улицу. Он был одновременно повсюду! Полина пыталась понять, которая из девчонок ему нравится, но не смогла. В случае с Мишкой это совершенно невозможно. Зато Полинка заметила, как один из незнакомых парней, кажется Влад, очень уж увивается вокруг Ольги.

«Странный парень», – отметила Полина, разглядывая Влада.

Еще бы! В рубахе навыпуск, цвета некрашеного полотна, на груди – солнце, а по подолу и рукавам петроглифы[2]. На шее – кожаный шнурок с керамическим диском, на запястье фенечка. Полина такие и сама умела плести. Светлые волосы с длинной челкой, падающей на глаза, он то и дело отбрасывал ее назад. Острый взгляд серых глаз. И еще он улыбался с этакой легкой иронией, будто знал нечто такое, чего не знали все остальные, и Полина в том числе.

Так вот, Влад все время присаживался рядом с Ольгой, танцевал с ней, говорил о чем-то. Полинка не удивилась такому вниманию незнакомца. Ольга действительно очень красивая девушка. Высокая, даже немного выше Влада, длинные золотые волосы кольцами, фарфоровая кожа и зеленые кошачьи глаза. К тому же Ольга одевается очень броско, даже вызывающе. Сейчас, например, ее платье облегало тело, как узкая перчатка руку. Полина ни за то бы не рискнула надеть такое.

Родители у Ольги – музыканты. И сама она неплохо играет на гитаре, даже пробует писать песни. Мишка, естественно, знал об этом. Он приберег Ольгу, что называется, на десерт. В какой-то момент они пошептались, Мишка исчез, но вскоре появился с гитарой. Ольга поморщила носик:

– Ой, какие дрова: невозможно же играть! И кто ее настраивал?

Она уселась на стул, предусмотрительно установленный Мишкой посреди комнаты, склонила голову, пробежала длинными пальцами по струнам, подкрутила колки, прислушалась к звуку. Кивнула сама себе и запела:

Стук по крыше,

Слышишь,

как движется свет?

Выше, все выше

ведет этот след.

Там над миром сонным

Бездонные ветры поют.

Ночью темной

С собой позовут.

Вестовой мой мчится

Птицей,

Йо, хей! Йо, хей!

Пусть приснится

Тебе храп коней,

Эй, поскорей,

Эй, хей, хей![3]

У Ольги был великолепный голос, сильный и довольно низкий. Полина любила слушать подругу. Что и говорить: Ольга пела как настоящая певица.

Вот и на дне рождения она произвела впечатление. Свои-то привыкли, а вот новенькие, конечно, рты пооткрывали. Мишка стоял у стены и посматривал на Ольгу с гордостью. А Влад вдруг вскочил, попросил гитару и, резко ударяя по струнам, оглушительно заорал что-то, видимо, тоже собственного сочинения. У Полинки уши заложило. Ольга засмеялась и остановила Влада:

– Хватит, хватит, оглушил!

Его, казалось, ничуть не смутил Ольгин смех. Правда, гитару он отложил. Но долго еще распространялся о том, какой у Ольги талант. И какие горы можно свернуть с таким талантом.

Мишка, естественно, тут же раскрыл тайну самого Влада. Мол, он тоже не лыком шит – между прочим, поэт, посещает литературный клуб и учится на подготовительных курсах в институте искусств.

«Вот это да! – подумала Полина. – Настоящий поэт!» Ей захотелось немедленно подойти к Владу, расспросить. Но еще подумает, что она навязывается. Нет, может быть, в другой раз. А еще лучше будет – расспросить потом Ольгу. Ведь Влад наверняка что-нибудь рассказал ей о себе.

Влада попросили что-нибудь прочитать. А тот заявил, что своих стихов не читает. Он их поет.

– Но рядом с Ольгой я бессилен, – пошутил Влад, отбрасывая назад челку.

Мишка был страшно доволен. День рождения явно удался.

Просидев весь вечер в уголке, Полина встрепенулась, только когда Ольга собралась домой. Влад тут же вызвался ее проводить. Мишка заявил:

– Ты что, всех девчонок решил увести? Я тоже иду!

Полина видела: Влад не особенно обрадовался. Но заставил себя улыбнуться, чтобы не показать своего недовольства. Он, видимо, рассчитывал побыть с Ольгой наедине, а теперь ему придется терпеть неугомонного Мишку, да еще и Полину в придачу.

Мишка всю дорогу балагурил. Он не мог вести себя спокойно. Мишка постоянно бежал. Он и друзей своих заставил нестись по темным улицам, так что брызги летели из-под ног и ветер бил в лицо. Ольга была на каблуках, а в такой обуви не очень-то побегаешь. Полинина длинная юбка тоже не способствовала скорости передвижения. Полина могла широко, по-мужски, шагать. Она вообще ходила очень быстро. Но ходить – не бегать.

Однако настроение Мишки быстро передалось остальным. Девчонки забыли о каблуках и длине юбок, с визгом носились за Мишкой, он хватал их за руки и тащил вперед, стараясь обогнать Влада. Даже Влад, до того державший себя несколько манерно, и тот разошелся, скакал и орал вместе со всеми.

Компания распалась на площади. Ребята разошлись в разные стороны.

Полина была счастлива. У нее кружилась голова от прикосновений горячей Мишкиной руки к ее руке. Правда, Мишкина медвежья хватка и сила, с которой он дергал Полину, способна была сломать тонкое Полинино запястье. Временами ей даже казалось, что Мишка вывернет ей руку, то есть в прямом смысле вырвет руку из сустава, завтра она наверняка обнаружит несколько внушительных синяков, оставленных Мишкиными пальцами. Но ее это не волновало. Ведь это Мишкины пальцы, Мишкины руки, это сам Мишка! Он пригласил ее на день рождения (Полина уже убедила себя, что так и было), Мишка разговаривал с ней, смотрел на нее и держал за руку. Он даже пошел провожать ее домой! Стало быть, она ему небезразлична! И Полинка потихоньку заливалась смехом, поглядывала на Мишку и ждала… Но на сегодня, видимо, чудеса закончились.

В конце концов Мишка и Влад благополучно доставили девчонок по домам.

День рождения остался в прошлом. В жизни Полины мало что изменилось. Все осталось по-прежнему: школа, дом, Мишка… Вот разве что Ольга, кажется, приобрела нового парня. Во всяком случае, Полина знала, что Ольга с Владом стали встречаться.

Полина с нетерпением ждала Нового года. Во-первых, Мишка. Почему после того, что было на дне рождения, он ведет себя с ней по-прежнему? Разве он не должен был написать ей записку или пригласить на свидание? Ну, хоть как-то намекнуть, дать ей понять, что она ему нравится, что он тоже ждет Нового года.

Но Мишка вместо того, чтобы нежно держать ее за руку на переменах, говорить о своих чувствах, вздыхать, смотреть влюбленными глазами, – вместо всего этого он бесшабашно носился по школе, обнимался со всеми девчонками, орал и резвился.

«Нет, все же он не мой герой», – с сожалением думала Полина.

Глава 3

Парень ее мечты

Рыба, с ее богатым воображением, может запутаться в отношениях с противоположным полом, особенно в представлениях о том, чего от нее ждут. Ей очень нужны тактичные советы, чтобы не наделать глупостей. Но не забудьте, что она эмоциональна и уязвима и, может быть, слишком ранима…

Ко всему прочему, Мишка оказался предателем.

Перед Новым годом Полина сильно простудилась и вынуждена была провести все праздники дома. Пока она страдала, мечтала о будущем и представляла себе, как встретится с Мишкой после каникул, он тем временем познакомился с какой-то девицей. Ольга рассказала.

Подруга оказалась на Новый год в компании Мишки и Влада. Там была и та девица. И Ольга лично видела, как они с Мишкой целовались.

Такой измены Полина простить не могла. Значит, пока она лежала дома с температурой, в то время как весь мир праздновал Новый год… в то время как она больше всего нуждалась в заботе, внимании и любви… в то время как она, не переставая думала о Мишке, он ЦЕЛОВАЛСЯ с другой! И зачем, зачем только Ольга рассказала ей об этом? Могла бы подождать. Хотя бы до конца каникул. Все-таки Полине не было бы так горько и одиноко. У нее была бы надежда, несбыточная мечта о любви… Нет, ну это же просто невозможно! Как он мог?! Может, Ольга ошиблась? Не разобрала в темноте, перепутала? А на самом деле это был не Мишка. И даже если Мишка, то он вовсе не целовался. Ведь мог же он просто разговаривать с какой-нибудь девчонкой. Почему обязательно – целовался?

Полина измучилась, перебирая в уме подробности. Однако как бы она себя не утешала, факт оставался фактом. Во-первых, Ольга никогда не ошибается. Во-вторых, Мишка ни разу не вспомнил о Полине – не зашел, не позвонил… Наверное, встречался с той девчонкой. Выходит, Мишка ее не любит. А она-то размечталась! И о ком! Ведь знает же она Мишку как облупленного. Ну какая у него может быть любовь? Разве парень ее мечты похож на Мишку? Ни капельки!

Когда Полина шла в школу, в первый день после каникул, она твердо решила: никаких разговоров с Мишкой. Она вообще не станет с ним общаться. Все, с глаз долой, из сердца вон!

Она не учла одного: с Мишкой невозможно поссориться.

После каникул он как ни в чем не бывало подошел к ней в школе.

– Привет! – заорал, как обычно, да еще и по плечу хлопнул. Полина чуть не рухнула.

– У меня к тебе дело есть, – без всякого перехода сообщил Мишка.

Полина, потирая плечо, обратила внимание на то, что Мишка щеголяет в ее футболке с Че Геварой. Стало грустно.

– Слушай, Полинище: у меня дружбан есть, живет в Питере. Я ему рассказал о тебе, и он попросил, чтоб ты ему сделала футболку как у Сида Вишеза. Ну, знаешь, того, «Сид и Нэнси» смотрела? «Мы с тобою вместе, как Сид и Нэнси…» – пропел Мишка для убедительности. – Sex Pistols помнишь?

Полина неуверенно кивнула.

– Ну, ты чё тормозишь? – Мишка от нетерпения чуть не подпрыгивал на месте. – В общем, я сказал Джону, и он с тобой свяжется. Да ты сама посмотри у меня «В контакте».

– Хорошо, – неуверенно согласилась Полина.

Больше она ничего не успела сказать, потому что Мишка уже унесся куда-то по школьному коридору.

Полина задумалась. Интересно, почему Мишка рассказал о ней своему другу? Как там его, Джон, кажется. Кто такой Сид Вишез, Полина, конечно, представляла себе, но довольно смутно. И еще: что она должна сделать? Зайти к Мишке на его страницу «В контакте»? Но ведь они даже не друзья. Что это? Приглашение? Довольно странное, если не знать Мишку. На самом деле он просто хочет, чтобы Полина добавила его в друзья. А как же та девица, с которой он целовался на Новый год?

Слишком много вопросов.

Полина тряхнула головой. Она решила, что ничего такого делать не будет. И если кому-то нужна футболка, пусть этот кто-то лично попросит.

Она поделилась с Ольгой своими соображениями. Но та отмахнулась:

– Не обращай внимания на Мишкины бредни.

Полина честно старалась не обращать. И честно не обращала. До того момента, как вернулась домой после занятий. А дома она не выдержала, забралась в комнату брата и включила компьютер.

Дело в том, что компьютер у них был только один. Но Гоша благородно разрешил сестре пользоваться им. Полина никогда особенно не злоупотребляла доверием брата. И потом, она была, в общем-то, равнодушна к компьютеру. У нее была страничка «В контакте», куда она заходила крайне редко. Иногда блуждала по Сети, выискивая нужную информацию, да еще, пожалуй, почтой пользовалась.

Сейчас она долго тупила, прежде чем сообразила зайти на страницу к Ольге. Мишка нашелся. Полина, затаив дыхание, вывела на экран всех Мишкиных друзей. И мгновенно забыла, зачем сюда вошла, – ее заинтересовали многочисленные аватарки Мишкиных подружек. Она бродила по чужим страницам, заглядывала в незнакомые лица, пыталась представить себе всех этих девчонок, часто скрывающихся за снимками знаменитостей или за картинками из аниме. Ей хотелось узнать, с кем из них целовался Мишка.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

«О, Елисейские Поля, Елисейские Поля!

В солнечный день и в дождь, в полдень или в полночь,

Есть всё, что хотите, на Шанз-Элизе».

2

Петроглифы – древние наскальные рисунки (прим. ред.).

3

Стихи Ольги Денисовой.