книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Борис Орлов

Робин Гуд с оптическим прицелом. Снайпер-«попаданец»

Автор выражает глубокую признательность Ольге Дорофеевой за неоценимый вклад в создание образа леди Марион и Алексею Лещуку за помощь в работе над книгой.

Часть первая

Наш человек всегда там, где трудно

Глава 1

О мерах предосторожности во время атмосферных явлений

Я приближался к месту своего назначения. Издав шипение обиженного удава, которому подслеповатый носорог наступил на любимый хвост, поезд «Москва – Тайшет» остановился у станции Кипрейный. Стоянка три минуты, ну, да мне этого с избытком хватит. Потому как вещей у меня – шиш да маненько!..

Я десантируюсь с поезда под добрые пожелания проводницы. Если на обратном пути снова придется ехать с ней – доболтаем.

Под привычное насвистывание начал двигаться в сторону моей родной и любимой всем сердцем деревушки Локтево. Эх-х-х… Это только с виду я – москвич, а в душе – кержак, вахлак сибирский! Батя мой родом отсюда… был. Да и маманя – тоже сибирячка. Просто они, по молодости, в Москву рванули да там и осели. А чего, спрашивается?

Соскучился по дому. По бабкиным пельмешкам, вареникам, шаньгам да пирогам, по дедовским задушевным беседам под стопочку-другую… третью… до трех бутылок включительно. У него всего один напиток – самогонка от Алексеича, зато – в тысяче вариантов! Настойка на ромашке, настойка на чесноке, настойка на чернике, настойка на калгане, на антоновском яблоке, на вишневом листе, на кедровых орешках… Я непроизвольно улыбнулся в предвкушении. И на охоту с дедом сходим. Хотя моя охота и… ну, скажем, не вполне законна. Во-первых, я как-то не признаю охотничьих сезонов. Нет, в самом деле: если на человека можно охотиться безо всяких ограничений, то почему у косули или медведя должно быть преимущество? Кто из нас царь природы, в конце-то концов?!

Но это даже и не главное. Я ж не браконьер какой. Не на рынок охочусь, не для продажи, а так – в кастрюлю. Глухаря там, или косулю, или зайца. Ну, конечно, если лось подвернется или кабанчик – тоже не огорчусь. Так что пришел в лес, взял и назад. Больше, чем «на поесть», никогда не брал. И не бил рысь ради шкуры, оленя – ради рогов, волка – ради клыков и ушей. Так что егеря на это бы сквозь пальцы смотрели, когда бы не во-вторых…

С луком я охочусь. С самым настоящим луком. Меня еще сопливым десятилетним пацаном мамочка в секцию по стрельбе из лука отвела. То есть она хотела меня в фигурное катание отдать, но и поздно уже было, и папаня, царствие ему небесное, душе беспокойной, воспротивился. Не хочу, мол, чтобы из моего сына хрен знает что выросло! Я, мол, его лучше в бокс отдам! Парню пригодится.

Ну, тут уже маманю понесло. Мол, кого из ребенка сделать хочешь?! Да вот побьет кого и в милицию попадет, а потом – в тюрьму, а потом… В общем, все знают, как бабы в таких случаях заводятся, а кто не знает, так пусть и дальше не ведает, счастливчик! Короче, препирались мои предки долго, а в результате сошлись на стрельбе. Только оказалось, что в стрельбу из винтовки меня еще не возьмут. Возраст не тот. Вот тут-то и подвернулась секция стрельбы из лука. И начал я из него стрелять, и неплохо так получалось. Между прочим, многие из тех, с кем я тогда вместе занимался, потом больших высот достигли: кто по республике призовые места занимал, кто – по Союзу, а кто и на Олимпийских играх отметился. Только я вот лентяем оказался: камээсом стал, на мастера спорта уже тянуть поленился. Так и остался вечным мальчиком, подающим надежды. Но лук не разлюбил и не забросил. И на охоту хожу исключительно с луком. Сначала ходил с обычным, спортивным, потом – специально прикупал настоящие, охотничьи. В России это запрещено, но прощения просим: с винтовкой я уже на людей так наохотился, что надоело…

Давно это было. Уж почитай двенадцать лет как. А вот как сейчас помню…

Райвоенкомат принял меня – студента, пришедшего своей волей, с распростертыми объятиями. Как же, как же: у них вечный недобор, а тут – такой подарок. А уж как с моим личным делом ознакомились – чуть не до потолка запрыгали. И определили меня в снайперы. Да не просто в снайперы, куда я бы точно попал, будь у меня за спиной пулевая стрельба или биатлон. Попал я в снайперы спецназа, то бишь в снайперы-диверсанты-разведчики. Физподготовка-то у меня ничего себе. Попробуйте-ка по двести раз в день на тренировке лук натянуть – в аккурат шесть тонн и перетаскаете. Так что к рукопашке у меня – все данные. Годен.

Ну вот, стало быть: попал я в учебную часть спецназа, а оттуда – салям алейкум Фергана-Афганистан. По горам набегался, находился и наползался так, что другому на всю бы жизнь хватило. И на прикладе – три десятка зарубок, и на груди – медалька, и что еще, спрашивается, надо? Оказалось – много чего.

После армии вернулся в универ: думал – учеба, работа, и все как у людей станет. И перестанут горы желтые по ночам сниться, и перестанет палец курок искать, и перестану, глядя на людей, упреждение прикидывать. Не перестал. И оказался с казаками в Приднестровье. Пяток зарубок на приклад добавил и в Абхазию махнул. И там добавил… Еще бы где-нибудь попробовал добавить, да не судьба. Вот только мне тихая-спокойная жизнь стала какой-то… Ну, словно щи без соли хлебаешь. И пресной еврейской мацой заедаешь. Еще б немного – честное слово, свинтил бы куда ни попадя. Лишь бы воевать. Все равно где и без разницы – за кого, только бы снова это чувство власти испытать, когда вот человек жив, а вот – нет! И в твоей воле решать: жить ему еще сколько-то или точку в его личном деле ты уже сегодня, прямо сейчас поставишь?!

Выручил меня от этой беды дружок закадычный. В одном дворе росли, вместе в школу бегали. Пока я по войнам мотался, Олегинс в бизнес попер. Попер со страшной силой. Сначала палатка, потом – вторая, потом – еще чего-то и еще что-то. А потом – бац! – и наш Олегинс уже никакой не «Олегинс», и даже не «Олег», а Олег Михайлович – надежа, опора и светоч отечественного бизнеса и предпринимательства… А потом понадобился ему друг, потому как в бизнесе друзей – нет. Честно говоря, у них даже любимых жен нет. Либо – партнеры, либо – конкуренты. Только ни в том, ни в другом случае расслабляться с ними нельзя, потому как сожрут. Даже если сейчас не собираются, потом – обязательно. Вот. А я – просто друг, которого можно на работу определить, денюжку ему положить немалую и вызывать к себе, когда душу отвести попросту захотелось. Милое дело…

Я целый год благоденствовал. Вроде и сам бизнесом заинтересовался, стал въезжать, разбираться. Уже и войну потихоньку забывать стал. Только все хорошее в жизни имеет тенденцию плохо заканчиваться. И чем лучше тебе было, тем хуже закончится…

У Олега свет Михайловича объявились какие-то конкуренты, сильно крутые и шибко борзые. И стали они моего «благодетеля» и «задушевного друга» давить по всем фронтам. Вот тут-то он и вспомнил, чем его лепший кореш, Роман Гудков, занимался на малых и больших войнах. И ко мне. Сначала давай плакаться: мол, завалят его да замочат, по миру пустят, до черного волоса ограбят. А потом слезки утер и поставил вопрос ребром: не пора ли отрабатывать те блага, которые он на меня щедрой рукой высыпал. Ну, и что делать? Отработал…

Отработал я их чисто. Что ни говори, а в городе снайперу, а снайперу-диверсанту – особенно, намного легче, чем в горах или, скажем, в зеленке. Тут и подход проще сорганизовать, и лежки тебе – на выбор, да и по дорожке отхода за тобой с собаками на «бэхах» не рванут. Тишь, гладь да божья благодать. Так что и гордиться особо было нечем. Я и зарубки ставить не стал. И не только на прикладе, а и в сердце – тоже. В принципе, все верно: Олег мне друг? Друг. Должен я за него впрячься? Должен. Пусть знают, гады, что за него есть кому постоять! Мы ж друзья…

Олегинс на радостях пир в сауне закатил, с Байкалом выпивки, Эльбрусом шашлыка и целой ротой обнаженных доступных красавиц. Там-то все и случилось.

Сперва он мне гонорар выдал. Типа – приз за снайперскую стрельбу. И кроме щедрого приза в виде толстой такой пачки зеленых бумажек с заокеанскими дядьками, Олегинс на радостях мне еще и лук подарил. Такой лук – закачаешься! Американский, блочный, дорогущий. Называется Bear Attack. Угодил ведь, ничего не скажешь.

Стою я с ним в руках, чисто малолетка с леденцом, а Олег рядышком пританцовывает:

– Ром, прикинь, на него в проспекте написано, что «Беар Атак это не просто убийца – это ИДЕАЛЬНЫЙ УБИЙЦА!» – и давай ржать радостно.

А потом, когда я его тут же опробовал да стрелами подброшенные апельсины попротыкал, когда в уже футляр сложил да стрелы спрятал, когда девочка сауновая ко мне уже на коленки мостится, Михалыч вдруг ко мне, со стаканами вискаря до краев, опять подходит. Девок турнул, меня за плечи приобнял да и выдал:

– Ну, давай, братан, дернем за то, что теперь у меня работает идеальный убийца, вооруженный идеальным убийцей!

Я сперва не понял, а потом глянул на него – мама дорогая! Сам-то он, может, и пьяный, а глаза – глаза трезвые, холодные. И в них, как на экране калькулятора: цифры, цифры, цифры… Сколько за заказы брать, какой процент мне отстегивать, сколько себе оставлять. Кого и за сколько нанять, чтоб меня прикрывали и чтоб убрали, случись что… И понимаю я, что там на войне я воином был, а тут – простым исполнителем. И случись что…

Так что на следующий день написал я заявление об уходе, с дедом связался: мол, приеду, и дернул из Москвы, не особо и задумываясь. Не надо мне такого бизнеса.

Подарок последний, правда, с собой прихватил. Лежит себе в сумке, в футляре, часа своего ждет. Ничего-ничего, беар мой атаковый, твое время скоро настанет. Тут, знаешь, какое зверье? У-у-у!..

Сойдя с проторенной дорожки и отвлекаясь от мыслей, я прошел вдоль деревьев-великанов и остановился.

Звонила моя «моторолка». Кто бы это? Олег? Да наверняка… А ну его! Я в твои игры играть не стану. Денежки по счетам раскидал, вон и карты в карманах плюхаются.

Уже десять минут иду, а телефон все звонит. Противно. И погода мерзопакостная. Тучи неизвестно откуда набежали. Быть дождю…

– Да ты задрал, сука! – достал из кармана телефон. Но номер… Странно, почему-то не определился. С каким-то мстительным чувством я отключил этого пищащего гаденыша и сунул в сумку поглубже. На кой вы мне сдались?!!

И в этот момент пришел дождь. Да не «дождь», а «ДОЖДЬ»! Дождище! Тропический ливень! В одно мгновение я промок до нитки. Не, ты глянь! Уже и мутные ручейки побежали! Вот ты ж!.. Так, срочно ищем укрытие. Вот хотя бы это дерево. Хотя и говорят, что нельзя прятаться под деревьями во время дождя – молния может шарахнуть, но мокнуть за здорово живешь – фигушки! Сейчас, вот только я до него добегу…

Что-то свистнуло, грохотнуло, и весь мир отделился от меня черной, звуконепроницаемой стеной. Я куда-то провалился и кубарем полетел в бездонную пропасть.

Глава 2

О том, как нужно сохранять бдительность на дороге, ведущей бог весть куда

Голова-то болит, но… Да хоть и болит, но на месте! А вот дорога!.. Дорогу, суки, куда дели?! Не, я не понял…

Повертев раскалывающейся на части головой, я окончательно убедился, что дорога потерялась. Как и куда – понятия не имею, но потерялась.

Вместо нормальной, накатанной колеи – а какой ей еще прикажете быть, когда минимум раза два в день по ней грузовик проезжает? – передо мной имелись:

– просека узкая, изрядно заросшая каким-то кустарником – одна штука;

– тропинка, еще у€же – одна штука;

– подозрительные цепочки следов, вернее – просто полоски примятой травы, вдоль которых на сучьях то тут, то там видны клочки чьей-то шерсти – две штуки.

Вот, Роман Алексеевич, а теперь, будь так добр, отгадай загадку: какая из этих «дорог» выведет тебя к родной деревушке Локтево? А на каких ждут тебя развеселые события, навроде «прямо поехати – убитому быти, налево поехати – женатому быти»?..

Однако долго размышлять времени у меня и нет. Я ж еще из Москвы дал телеграмму, в которой сообщал деду с бабкой дату и время прибытия поезда. Могу себе представить, что начнется, когда в назначенный срок меня не будет. Дед-то еще ничего, а бабушка у меня – сердечница, так что… Так что нечего себя жалеть и пялиться на изменившийся пейзаж. Наверняка всему происходящему есть самое простое объяснение…

Подбодрив себя таким нехитрым рассуждением и глоточком коньяку из фляжечки, я поправил сумку на плече и бодро зашагал по тропинке. Вроде бы какая-то тропинка отходила в сторону от дороги… Правда, мне казалось, что с тех пор я уже успел отмахать добрых два-три кэмэ, но… В общем, поспешай, солдат, труба зовет!

Чертова тропинка петляла припадочным удавом, так что очень скоро я перестал понимать, в какую сторону двигаюсь, да и двигаюсь ли вообще в какую-нибудь сторону или тупо кружусь на одном месте? Вот же незадача! Хоть бы какой человек навстречу попался. Хотя, если вдуматься, с моим «удивительным везением» встречный путник окажется либо заблудившимся еще почище меня туристом, либо глухонемым. Либо и то и другое в одном флаконе!

Нечего и говорить, что подобные домыслы не прибавляли мне ни бодрости, ни оптимизма. Так что окончательно разнюниться мне не давала только фронтовая закалка и абсолютная вера в то, что со мной ничего не может случиться до самой смерти. В свое время эту веру нам вбивал в наши стриженые головы замполит, и, надо заметить, преуспел. Хороший был мужик замполит, стихи нам читал – про Гайавату, например. Все о нашем внутреннем развитии пекся. Хороший был мужик, жаль только…

Опа! А впереди, кажется… не кажется, а совершенно точно – конский топот! Аллах акбар! Воистину – акбар! Ура! Сейчас мы дорожку разузнаем. Только бы этот буденновец мимо не успел проскакать. А ну-ка, поднажмем…

Мы выскочили на тропу одновременно, но из-за разных поворотов. Навстречу мне легкой, неспешной рысцой ехал верхом парень в длинном, чуть не до земли, плаще. На секунду я даже растерялся: уж больно нереальным казался этот всадник. Чтобы быть совсем точным – нереально красивым. Тонкие черты лица – холеного, заметим, лица, длинные светлые волосы, схваченные тонким серебристым ободком с камушком на лбу, большие, чуть зеленоватые глаза, красиво очерченный рот со слегка припухшими алыми губами, тонкие длинные пальцы на тонких длинных руках… Короче, не парень, а мечта старшеклассницы!..

– Эй, паренек! Как тут до Локтево дойти?

Парень чуть придержал коня – красивого, под стать хозяину, и уставился на меня с таким выражением лица, словно с ним заговорил пень, камень или белка. Блин, неужто и впрямь – глухонемой?!

– Слышь, малый, мне в Локтево надо! Очень надо!

Молчит… Может, надо лучше артикулировать, чтобы он по губам прочитать смог?..

– Па-рень! Мне, – тычу себя пальцем в грудь, – мне – в Лок-те-во!

Вроде понимать начинает…

– Смо-три! Ты, – пальцем в его грудь, – ты до-ро-гу зна-ешь? По-ка-зать мо-жешь?

Слава богу, кажись, дотумкал… Всадник поднимает руку с хлыстом. Я смотрю, в какую же сторону он мне сейчас покаже…

Сука! СУКА!!! Острая боль молнией пронзила лицо. Ах ты, гад! Ты меня хлыстом?!

Парень усмехается, затем поворачивает коня и спокойно едет обратно. Ну, падла, это ты напрасно выдумал: спиной ко мне поворачиваться! Я, знаешь ли, не из интеллигентов! Я, знаешь ли, из спецназа!

Можно было бы, конечно, вытащить из сумки моего «беар атак» – «идеального убийцу», да ведь уйдет гаденыш, да и не убивать же хулигана, в самом-то деле. А тут как раз под руку мне подвернулся симпатичный кусок деревяшки, удобно лег в ладонь. Вес – ну, примерно пара кило, расстояние – метров десять, центровка… Н-на!..

Деревяха врезалась парню в затылок, и он, не сказав худого слова, мешком ухнул с седла. Ну вот, обмен любезностями произошел, теперь можно подойти и вдумчиво порасспросить местного «золотого молодежа», какого пса он на людей кидается и как до Локтево дойти. Даже если у него очень крутой папа и очень крутые покровители, в нашей деревне им ни х… не светит: мужики у нас серьезные, таежники, с оружием дружат и своих никому не отдадут! Хоть сам алканавт-президент приезжай – пошлют пьяное рыло куда подальше, вот и вся недолга. «Роман Гудков? Какой такой Гудков? Не знаем, не понимаем, не видали и вообще: надысь только из тайги пришли. Живем в лесу, молимся колесу, гудков твоих не слыхали, романов твоих не читали, ступай себе, пьяненький, ступай, убогенький…»

…Да, блин, порасспросил! Да что ж я косоруким-то таким стал?!! Ведь в затылок метил, а что вышло?!! Парень лежит ничком, неловко подвернув под себя руку. Затылок, который должен быть, по идее, в крови, чистый, зато ниже… Черт, всего на пару сантиметров ошибся! Полешко въехало парню аккурат в основание черепа!

– Тьфу! – Я редко беседую сам с собой, но тут – накатило. – Чего пялиться-то? Двухсотка натуральная…

Ладно, с паршивой овцы – хоть шерсти клок. Может, у него «мобилка» есть? А то моя «Моторола» велела мне после этой проклятой молнии жить долго и счастливо. Эх, сейчас бы позвонить… Мать моя, женщина!..

Парень одет, вернее – был одет в очень странную… кой черт «странную»?! – совершенно невероятная одежа! Узкие штанцы, на вид и на ощупь – замша, шелковая рубаха, больше всего напоминающая верхнюю часть дамского выходного платья, бархатная курточка такого фасона, какой у нас самый отвязный модельер не смоделирует. Сплошные разрезы, рюшечки, бантики. Я бы сказал, что он – педик, но на поясе кинжал столь серьезных габаритов, какой и у братков-то не всегда увидишь… СТОП! А пуговицы у него где? ГДЕ ПУГОВИЦЫ?!!

На всей одежде покойничка не нашлось ни одной пуговицы, не говоря уже о «липучках» и застежках-«молниях». Только какие-то ремешки да ленточки, завязанные простенькими узелками. А ботинки? Это вообще улет!

Остроносые туфли без каблуков, расшитые по тонкой коже металлической нитью. Япона мама, я чего – артиста какого уходил?

Постой, Роман Алексеевич, постой… Если это артист, то позвольте полюбопытствовать: где съемочная группа? Хорошо, допустим, съемка – километрах в десяти… бред! Кто б ему разрешил в одиночку по тайге на коняге разъезжать, в сценическом костюме? Значит, киношники должны быть ближе, но чего ж я их не слышу? В лесу не в лесу, а в наших местах звук всяко-разно километра на три разносится. Хоть что-то я должен был услышать? Даром, что ли, у меня слух натренированный?..

Так, хорошо. В том, что это – не артист, я себя, похоже, убедил. И что дальше?.. Не артист, а кто?.. Так сказать, ху?

Ну, ху бы он ни был, а тело лучше куда-нибудь деть. Коня бы прихватить, да вот коня-то вмиг опознают. Жаль, но, похоже, придется конягу того-с…

Точно прочтя мои мысли, серый в яблоках красавец осторожно отшагнул от меня в сторону. Вот зараза… Ладно, конь, авось, не наведет заботливых хозяев на могилку «дорогого усопшего». Пусть его катится на все четыре стороны, тем более что кавалерист из меня – не очень. Лучше, чем из дерьма – снаряд, но не очень. И не очень лучше…

За этими мыслями я как-то не обратил внимания на то, что руки, мгновенно вспомнив былые уроки, сноровисто разоблачили покойничка, отвязали от пояса мешок, видом своим вызывавший в памяти смутно знакомое слово «калита», и теперь, в полном отрыве от воли хозяина, упоенно в нем шарили. Я уж собрался было прекратить это безобразие, но тут шаловливые ручонки извлекли из мешочка на свет божий добычу, от вида которой я окончательно и бесповоротно убедился в своем самом страшном предположении. Как это ни грустно, но, судя по всему, от удара молнии у меня в мозгах что-то основательно перемкнуло, так что теперь я – псих. Полный и абсолютный. Потому что ничем другим, кроме как знатным переклином в мозгах, невозможно объяснить наличие у этого «странного странника» ТАКИХ штуковин!..

На ладони переливались всеми цветами радуги несколько камней. Явно – драгоценных. Два из них, синий и зеленый, были огранены, остальные – просто отшлифованы или вовсе не обработаны. Та-ак… Картина Репина «Приплыли бревна к водопаду»…

Находка сия означать могла только одно: где-то неподалеку появился прииск по добыче драгоценных камней. Про который я ничегошеньки не слышал. А такого не может быть: дед уж наверняка сообщил бы, что невдалеке от нашей родной деревни народ в земле роется. Но он не сообщал, а откуда еще могут быть в одном мешке такие разные необработанные камни? Шлифованные камни – это полуфабрикаты для огранки, а граненые… Кстати, огранка-то фиговая, я это и своим дилетантским взглядом вижу. Небось, на прииске и огранили, на пробу, так сказать… СТОП! СТОП!!! Какой, к японской маме, прииск?! Какой прииск, если в одном мешке – разноцветные камни? РАЗНОЦВЕТНЫЕ!..

Я в геологии дуб дубом, но одно знаю точно: не могут в одном месте добываться похожие на сапфиры синие камни, напоминающие изумруды зеленые и красные – не то гранаты, не то рубины! Не могут! Такое только в сказках про самоцветные горы бывает! Но даже если бы такой прииск и существовал и о нем бы никто ничего не знал, то уж в любом случае такие камни, самый крупный из которых с мой большой палец, этому клоуну-педику перевозить бы не доверил! Вывод? Правильно: ты, Роман Алексеевич, умом тронулся, вот и чудится тебе невесть что!..

Я сидел и пытался переварить случившееся. Ладно, однако, в своем я уме или в чужом, а идти в деревню все равно надо. Шмотки с голого покойничка я аккуратно уложил в свою сумку. Не поместился только плащ, который я пристроил на манер скатки, да ремень с шикарным тесаком, который я, на всякий пожарный, просто надел поверх своего, как ковбойский оружейный пояс. На нем же остался и кошель, в который я аккуратно сложил камушки. Кстати, там еще оказалась горсть серебряных монеток, от вида которых я расстроился окончательно. Нумизмат я еще хуже, чем геолог, но то, что монет таких не чеканят уже лет пятьсот, понять сумел. Голый труп аккуратно забросал ветками и прикрыл пластами мха, который надрал тут же, с ближайших деревьев. Так, вот вроде и все. Ну что, псих, пошли?..

Через полчаса узкая тропка вывела меня на более или менее широкую дорогу. Солнышко над головой, так что сориентироваться, где запад, а где – восток, труда не составило. Мне – на восток, так что вот туда я и пойду, тем более что дорога как раз туда и ведет. Примерно. Первые двести метров…

Я прошагал двести метров до поворота, потом еще метров пятьсот – до следующего, потом еще поворот, и еще поворот, и еще… Повороты не то чтобы крутые, наоборот: мягко так вписываются в окружающий пейзаж. То холмик обогнут, то дерево здоровенное, то какую-то низинку с лужицей на самом дне. А это что такое?

Следующий поворот не привел никуда. Вернее, куда привел? Прямо за поворотом лежало здоровенное, в добрых полтора-два обхвата дерево, под которым и терялась проказница дорога. М-да… как же через такого монстра перебираться? Вон, сучья толстенные и торчат так часто, что и застрять между ними недолго. Может, обойти?

Ага, обойти! С одной стороны верхушка дерева терялась в густом можжевельнике, продраться через который можно только на танке. С другой стороны дороги стояли такие же лесные великаны, да как плотно! Ну, стало быть, придется перелезать. Я ухватился за торчащий перпендикулярно стволу сук, подтянулся…

Раздался свистящий шорох, потом глухой удар, и прямо перед моим носом выросла стрела. От неожиданности я выпустил сук и плюхнулся задницей на дорогу. И тут же, с тем же самым звуком над моей головой вонзилась еще одна стрела…

И вот откуда только силы берутся у людей в экстремальной ситуации? Я почти одним прыжком перелетел через эту махину под свист еще парочки стрел. Так, Романыч, дело-то очень-очень плохо! Если я до последней секунды думал, что тронулся своим невеликим умишком, то как тогда объяснить вполне реальные стрелы? Подобрав длинную ветку, я пристроил на нее скатанный плащ и стал поднимать. Несколько раз свистнуло, и хороший плащ стал походить на лохмотья. И снова в лесу – тишина. Ну, теперь кто кого перемолчит?..

Где-то сбоку неосторожно хрустнула ветка. Вон ты где, сволочь! Сейчас ты у меня получишь. Я потянулся было к тесаку незадачливого кавалериста-педераста, но передумал и достал из кармана привычную «раскладушку». Тут я и в клинке уверен, да и руке привычней. Бесшумно продвигаясь к краю этого нехилого бревнышка, я выжидал. Чутье и военная выучка подсказывали, что с первым противником я увижусь довольно скоро. В том, что я с ним управлюсь, сомневаться не приходилось. Бывали мы в переделках и похуже…

Вот из-за дерева показалась нога этого идиота-лучника, и я тут же вогнал ему нож прямо в ступню. Чуть не по самую рукоять. Вместо здрасьте.

Мужик взвыл, да так, что даже мне стало не по себе. И тут кто-то за моей спиной что-то произнес на самом настоящем тарабарском языке.

Дальше все произошло на одних рефлексах. Бросив складник в ноге охромевшего лучника, я мгновенно оказался на ногах, спиной к дереву. Хромого пришлось использовать в качестве щита, для уверенности приставив ему к горлу трофейный тесачок. Пленник было завозился, но поняв, что еще чуть-чуть, и он сам перережет себе горло, стал смирным и больше не рыпался.

Передо мной стояли два типа с луками в руках. Луки не олимпийские и не английская «классика», это я как бывший кандидат в мастера спорта мог бы и с закрытыми глазами сказать, но вот стрелы… Хотя тоже не олимпийские, но менее опасными от этого не кажутся. На обеих хищные широкие наконечники, которые, случись что, такую рану нанесут – мало не покажется. Пара таких ран, и кровью изойдешь раньше, чем «ква» сказать успеешь!

Лучники стояли напряженно, но луки до конца не натягивали. Ну, во-первых, потому как долго с натянутым луком не простоишь – стоялка отломится! Усилие натяжения на хорошем луке – килограммов сорок будет, и удерживать такой вес на согнутых пальцах – занятие не для слабонервных. Но совсем отпущенной тетиву тоже нельзя держать – не успеешь стрелу пустить, случись что. Вот и стоят так, что еще немного – и получим мы с моим «защитником» пару хороших гостинцев, чуть не метровой длины. Только они что-то не рвутся нам их слать. Наверное, своего жалеют: если бы он им был не нужен – с такой дистанции продырявили бы нас обоих, навылет. Пат. Значит, пора начинать переговоры.

– Ребята? Вы скажите только, где я нахожусь и как до деревни дойти. Я с вашим другом немного пройду, а потом отпущу. Слово.

Лучники смотрят на меня с выражением, которое было у барана при виде новых ворот. Затем один из них что-то произносит. Судя по всему, он обращается не ко мне, а к своему товарищу. Несколько раз повторяется слово «Рейк», возможно – имя. Хотя с тем же успехом это может означать приказ убить меня, грешного, желание пообедать или просто описание ситуации, в которой мы все оказались.

Один из лучников выдает какую-то фразу в повелительном наклонении, явно обращаясь ко мне. Ну, это я и без переводчика понимаю: приказывает нож бросить и товарища их отпустить. Ага, щаз!

Мотаю головой. Похоже, понял.

– Мужики, мож, миром разойде…

Договорить я не успеваю. На голову мне обрушивается небо, и уже второй раз за сегодня мне выключают свет. Вместе со звуком…

Глава 3

О Вильгельме Телле и о том, что родственники, они и в Африке – родственники

На этот раз сознание возвращалось ко мне куда как медленнее. Поначалу возник неясный шум в ушах, потом какая-то раздвоенная, словно бы размытая картинка в глазах. После нескольких минут нечеловеческих усилий, вызвавших мигрень эффективностью в пару килотонн, мне, наконец, удалось навести взгляд на резкость и вычленить из общего шума отдельные звуки. Я огляделся.

Пребывал я на краю какой-то поляны, прислоненный спиной к здоровенному дереву в положении полулежа. Судя по всему – не привязанный. Разве что руки спутаны за спиной, но так паскудно спутаны, что после трех минут интенсивного шевеления я мог освободить их в любой момент.

Ни сумки, ни шмотника-«сидора» при мне не наблюдалось. Однако «Ролекс» остался на руке, а стоит он, всяко разно, не меньше, чем остальное мое барахлишко. Карманы, если верить ощущениям, тоже не обчищены. Пояс с клинком, который я прихватил у нахального, ныне покойного наездника, разумеется, отсутствовал, но мой собственный ремень мне оставили. Так что если дело дойдет до драки, то его тяжеленная пряжка может сослужить мне добрую службу. А передо мной, на поляне…

На поляне человек двадцать разного возраста и пола, одетые в удивительные одеяния, м-м-м… ну, по-видимому, веселятся. По крайней мере, они очень стараются веселиться. Посередине поляны стоит несколько бочек с чем-то, должно быть – хмельным, исходя из того, с каким восторгом веселящаяся публика черпает из бочонков вожделенный нектар. Рядом с бочками – костер, на котором жарятся туши. Спасибо, что хоть не человечьи! Судя по всему, это представители каких-то парнокопытных: не то овцы, не то козы.

В стороне от гулеванящих пирамидой составлены луки, копья, еще что-то, столь же древнего изобретения и столь же воинственного назначения. Короче, если отбросить всю абсурдность и невероятность происходящего, то я попал в руки шайки разбойников. Блин, да что я вам – девочка Герда?!!

Опа! Один из гуляк прямиком направляется ко мне. Он завернут в мой «собственный» трофейный плащ, а по тому, как он прихрамывает, можно утверждать, что он свел знакомство еще и с моим ножом. Что-то будет…

Хромой доковылял до меня и теперь бесцеремонно разглядывает, уперев руки в боки. Ну, и чего тебе надо, хороший ты мой?..

«Хороший» открывает рот и, обдав меня запахом свежего перегара и гнилых зубов, интересуется: «Гыр гахыр кво тебеюс?» Возможно, он сказал как-то иначе, но я расслышал именно так. Я буквально чувствую, как от такого вопроса у меня вытягивается лицо. Ну и что я ему отвечать должен?..

– Вар хабыр дертико намер ду?

– Меня зовут Роман Гудков.

Теперь морда вытянулась у хромого. Он старательно переваривает услышанное, потом снова что-то спрашивает. Вроде бы убивать не собирается… А, рискну!

Я стряхиваю с себя веревки, вскакиваю на ноги и, с некоторыми вариациями, повторяю ту же пантомиму, которую показывал днем нахальному жокею:

– Я (тычок в грудь) – Ро-ман Гуд-ков! Из (жест рукой за спину) де-рев-ни Лок-те-во! Ло-ок-те-во-о!

Хромец озадаченно чешет в затылке и смотрит куда-то внутрь меня невидящим взглядом. Но внезапно его взгляд проясняется.

– Лоукосцеули! – радостно орет он и энергично кивает. – Лоукосцеули!

Из дальнейшей его тирады можно понять, что он хотя бы имеет представление о том, где находится мое Локтево. Слава богу! Хоть один нормальный попался! А я его еще ножом в ногу и горло прижал. На миг мне становится неудобно: чего ж я хорошего-то мужика? Но я тут же успокаиваю свою растревоженную совесть простым вопросом: а он чего? Чего на меня полез?..

Тем временем мой собеседник вдруг как-то по-особенному приглядывается ко мне, потом неожиданно изумленно икает, приоткрывает рот и, развернувшись, на предельной скорости несется к костру. Чего это он, а?

На поляне поднялся такой ор! Аж уши заложило, впору руками прикрыть… Подбежали все ко мне и, значит, начали тыкать пальцами, шушукаться. Ну, ребята! Цирк вещь для организма полезная. Говорят, что минута смеха жизнь продлевает. Но вроде я вам не клоун. Один из подбежавших, не худой мужичок, одетый в непонятного цвета балахон, тыча в меня крестом, внезапно окатил из бадьи водой. Блин горелый! Чудо, ты – идиот?! Вода ж… она ж холодная и мокрая, дефективный! «Дефективный» напоследок тюкнул меня крестом в лоб и сам осел на землю, изумленно хлопая глазами…

– Лоукосцеули? – недоверчиво спросил один из толпы.

– Да! Локтево! Мужики, может, миром разойдемся и не будем устраивать событие вселенского масштаба? – я поднял руку.

Вот дурак!!! И зачем только это сделал. Я опустил руку очень быстро, но окружившие меня чокнутые упали на пятые точки еще быстрее…

О! Еще одно явление! Из толпы ошалевших лесных психов прямо на меня шагает единственный одетый не в полные обноски мужик. Та-ак, а где это я твою рожу мог видеть?! Мать моя! Да он же – вылитый мой отец!..

Ну, правда, не совсем вылитый. Батя у меня и ростом повыше, и телом погрузнее, и в плечах… Хотя вот как раз в плечах-то папахен, пожалуй, поуже будет. Во, блин, родственничек нашелся! А что? Очень возможно. Дед, говорят, в молодости тот еще ходок был! Вполне мог мне какого-нибудь дядьку на стороне заделать…

Новообретенный родич тем временем раскрывает мне объятия. При этом лицо у него такое, что вот-вот разрыдается! Ладно, ладно, не станем тебя огорчать, старина. Давай обнимемся…

– Керте дире, Робин! Робин! Изд тоттер… Ливен…

Господи! Да он и в самом деле плачет! Ой!

– Заен! – рявкнул вдруг родич.

Он силой разворачивает меня лицом к толпе и повторяет уже потише:

– Заен! Лейбер заен! – Тут голос его крепнет, и он даже не кричит, а исступленно орет: – Майн заен!

Ноги его подкашиваются, и, если бы не я, он бы мешком брякнулся наземь. Я аккуратно поддерживаю его и помогаю сесть. Затем выпрямляюсь и оглядываю всю честную компанию. Лица испуганные, но, пожалуй, не враждебные. Скорее, настороженные. Так, пора закреплять свое положение в местной палате для буйных.

– Заен, заен, – я кладу руку на плечо «родственника», сидящего у моих ног, – Лоукосцеули, заен, Робин…

Восторженный вздох проносится по поляне. Внезапно один из стоящих поближе мужичков осторожно протягивает руку и тычет меня в живот грязным пальцем. Второй экспериментатор аккуратно щупает толстовку.

– Но-но! Грабки прими. Заен, Лоукосцеули, Робин!

Мне в руку что-то тычется. Опускаю глаза. Разбитного вида деваха, которую, если отмыть, причесать и переодеть, можно было бы назвать симпатичной, сует мне мой складник. При этом она смущенно ухмыляется, демонстрируя далеко не полный комплект желтоватых зубов. Убираю нож в карман, и тут же мне протягивают трофейные пояс с тесаком, кошель, рубаху, рюкзак и прочее шмотье. Ну, пояс и сумка-то мне пригодится, а без остального я и обойтись могу. Свободно.

Жестом показываю, что, мол, шмотки и содержимое кошелька можно поделить между страждущими. Поляна взрывается радостными воплями. Охреневший родич встает на ноги и горделиво выпрямляется, опираясь на мое плечо.

– Ду аст мойне заен! – провозглашает он. – Ур Робин!

Мне подают здоровенный металлический бокал, в котором плещется подозрительный напиток из бочки. Не без содрогания пригубляю… Ни фига себе! Вино, да еще какое! Башка на отруб – баксов двести за бутылку! Еще хочу!..

К вину в комплекте следует кусок очень горячего, хотя и полусырого мяса. А что – ничего!.. Очень даже – ничего! Мясо – свежайшее, вино – впору английской королеве подавать, вот еще бы…

«Еще бы» организовывается моментально. Рядом со мной оказывается чумазенькая, но вполне себе симпатичная девчоночка. Одета она, правда, не из бутика, а скорее с городской свалки, но если я еще выпью, так и…

– Робин, айзен дестер червив!

О, и родственник рядышком! Выпить вместе? Давай! И еще раз – давай! И еще…

* * *

Интересно, я вообще могу вне Москвы приходить в себя БЕЗ головной боли?! Башка гудит словно набатный колокол. Разлепляю глаза. Да уж. «О, поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями?» Судя по всему, заснули на поляне там, где сморило. Здорово. А что за сопение? Здрассьте.

Рядом со мной уютно угнездилась давешняя чумазенькая малышка. Изо всей одежды на ней мое серебряное кольцо с черепушкой, которое она нацепила на грязный шнурок и повесила на шею. Ой, что же это вчера было?..

– Заен хах дер ампт!

«Родственник»? Постойте, а ведь… слушай-ка, Романыч, а «заен» – это, случайно, не «сын»?..

– Патер… в смысле, фазер?

– Фаздер! – радостно сообщает «родственник». И на всякий случай поясняет, тыча в меня рукой: – Юр фаздер!

Приехали. Возвращение блудного сына. А как же дед с бабкой?..

Я как ошпаренный вскочил со своей лежанки и подошел к «бате». Так. Вспоминаем английский. Хотя какого черта:

– Ар ю май фаздер? – уставился на него. – Не, ну вообще-то похож! Но мой отец уже… того. А ты какого?.. Тебя вообще как зовут?.. Тьфу ты! Вот из ёр нейм?

Старик округлил глаза, похлопал меня по плечу и… ай, зараза! «Папаша», нимало не сумняшеся, переслал мне такого «леща», что аж зубы лязгнули и в ушах зазвенело! Ты чего подзатыльники ставишь, отче?

– Мйэрии намезн Джильберт Хэб! – гудит седовласый бородач укоризненно. – Заен фаздер но ревериниг!

Ага. Джильберт Хэб, значит. Что-то знакомо мне это имечко…

Тем временем «папаша» вознамерился отвесить мне второй раз, но я вовремя ухожу с линии удара. Нет, Хэба этого понять можно: сынок потерянный сыскался, а батькиного прозвания не помнит! Обормот, что и говорить!..

Старый тем временем снова подходит ко мне. Вроде с мирными намерениями… Млять! Ухо, ухо, ухо!!! Он хватает меня за ухо, не слишком больно, но достаточно цепко. В принципе, вывернуться – не вопрос, но… Как-то нет у меня желания калечить этого здорового придурка только за то, что он «опознал» во мне своего потерянного, а возможно, и покойного сына. Вот я бы так нашел своего отпрыска – тоже б, небось, сбрендил?..

Тем временем Хэб быстро перетащил меня в центр поляны, гаркнул что-то повелительное – и здрассьте вам! Вмиг у меня в руках оказались лук и колчан со стрелами. На противоположном конце поляны двое мужичков деловито устанавливают мишень. Пугало. Похоже, что старик хочет узнать, хорошо ли я стреляю. Ну ладно. Не знаю, как там стрелял потерянный «заен», но я как-никак – кандидат в мастера спорта. Вот только маленькая деталька: из такой, с позволения сказать, «классики» я стрелять не собираюсь. Олимпийский лук тоже не подарок, но из деревяшки?.. Ни за что!

Жестом и щелканьем пальцев я привлек внимание ближайшего ко мне индивида:

– Любезный? Да я к тебе, к тебе, не верти тыквой, не ровен час – оторвется! – Мой палец уперся в грудь тупо глядящего на меня звероподобного молодчика. – Твоя бежать туда и принес мой рюкзак. Ран, ран! Шнель, шнель!

Звероподобный несколько секунд соображает, что это он сейчас услышал, а затем отправляется в указанном направлении и через пару минут приволакивает мои вещи. Все. Умница. Спасибо, что не притаранил дерево, под которым они были сложены.

Ну, вот и мой «идеальный убийца». На левую руку я надел крагу и наручный колчан, на правую кисть – релиз[1]. Так-с, кто тут хотел проверить, как я стреляю?

При виде моего оружия собравшийся вокруг народец ахнул и попятился. Сперва я не сообразил, что к чему, но когда сообразил… Короче, то, что у меня в руках, у незнакомых с творениями современных производителей спортивных и охотничьих товаров может вызвать любые ассоциации. Кроме правильных. Нет, в самом деле: если эти скорбные на голову таежнички лук представляют себе исключительно как обычную гнутую деревяху, то то, что я сейчас собираюсь натягивать: корявое, дырявое, с роликами на концах и хитрым переплетением тонких шнуров вместо привычной одинарной тетивы – все это может показаться им чем угодно! Ребром неизвестной рыбы, продуктом внеземной цивилизации, жезлом для черной магии – чем угодно, только не луком.

Все это было написано крупным плакатным шрифтом на лбах обалделых лесовиков. Невозмутимым остался только мой «родственничек». То ли он так сильно любил сына, то ли он – флегматик по натуре, только ни малейшего намека на гримасу я у него не увидел. Стоит себе с каменным лицом и знаки мне делает.

– Нарентиг, – сообщил «отец» и для верности ткнул себе в лоб.

Ну, голова так голова. Расстояние тут детское: метров двадцать пять, не больше. Я поднял лук, натянул тетиву, прицелился… Отпустил спуск. Бац! Тут же, не медля, выдернул из колчана вторую стрелу. Бац! И нате вам на закуску. Бац!

Стрелы вошли, как я и хотел: равнобедренным треугольником с тупым углом при вершине. Две нижние пробили насквозь глаза манекена. Если бы у него были глаза. А третья влепилась точно в середину лба. Лоботомия[2], если бы, вдобавок к глазам, у него были бы мозги…

Толпа орала так, что с окрестных деревьев сыпались листья. Правда, сквозь ликование и радость прослеживались какие-то подозрительные нотки, но я не придал им значения. В конце концов, кто здесь возвратившийся блудный сын? Молчать, духи! Я вас научу родину любить!..

– Ровирерт! Ровирерт! – остановил общее ликование и радость отца один низенький мужичок, без правой руки. Ну не совсем без руки, но вместо кисти у него – безобразная культя, замотанная каким-то подозрительным тряпьем… Он подошел, пошептался о чем-то с «папашей» и вытащил из-за пазухи… яблоко?!! Эй! Вы чего! Старики, не дурите! Фаздер! Ты на хрена перед чучелкой мостишься?!!

– Фаздер, а ну ком цу мир сюда, млять!

Но Хэб беззаботно машет рукой, а какой-то паренек показывает мне жестом, что, мол, не тяни – стреляй.

Вы чо, с ума все посходили?!! А если тот выстрел… случайность это, случайность!

– Ноу, нет, нихт, найн! – ору я на всю поляну и смотрю на «папашу». Тот только подмигивает мне и устанавливает яблоко у себя на башке. – Может, не надо, мужики? А?

Но, обведя взглядом «одухотворенные» рожи лесных выпивох, я понял, что «надо». Натягиваю тетиву. Ну, «батя», прости, если что.

Очевидно, Хэб, точно высокочувствительный приемник, уловил этот сигнал и прикрыл глаза. Я выстрелил и… зажмурился. Теперь можно ждать чего угодно! Хоть смерти, хоть расстрела…

Дружный рев сообщил мне, что расстрел откладывается на неопределенное время. Озираюсь. Все вокруг ликуют и скачут, как обкурившиеся козлы. Мужик в балахоне подбежал ко мне и, лопоча что-то, полез целоваться. Судя по реакции, именно он был тренером у потерянного сыночка. Мне притащили какой-то подозрительный наряд зеленого шелка. Да-а. Если я его надену, то буду ни дать ни взять – волнистый попугайчик! А вот это уже интереснее: отдельно лежит пучок стрел с разнообразными наконечниками. Это надо посмотреть…

Но посмотреть не удается. Сияя восторженными глазками, ко мне прижимается та самая, чумазенькая, со шнурком, на котором висит моя печатка. Она шепчет что-то на своем тарабарском, но смысл ее слов для меня ясен и без перевода…

Глава 4

О том, что один в поле – не воин. А один снайпер в лесу – еще какой

Вот уже две недели, как я вживаюсь в эту свою новую реальность. Кое-что начало проясняться, хотя до полной ясности картины – как до Китая раком.

Похоже, что до Локтево я не доберусь никогда. По крайней мере – в обозримом будущем. То ли проклятая молния отправила меня в другой мир, то ли я вообще умер и теперь живу на том свете – не знаю! И не хочу знать. Какая разница, если выживать надо здесь. А «надо» – это волшебное слово. Во всяком случае, так утверждал наш ротный, а я ему верю. Хороший мужик. Был…

Здесь абсолютный феодализм, жуткий и страшный, как из учебника истории для шестого класса[3]. Вот, к примеру, та самая рыженькая, Альгейда, которой приглянулся мой жуткий перстенек, – одна из всей семьи и уцелела. Ее отца повесили воины какого-то тана или дана, я точно не разобрал, за то, что бедолага не сумел заплатить им дань. Ее матери запросто распороли живот копьем, да так и бросили в хижине, метнув на соломенную кровлю пару факелов. Должно быть, бросили еще живую, потому что Альгейда, которую воины в это время увлеченно насиловали, слышала, как из горящей хижины доносились стоны. Братишку увели, и Альгейда думает, что, скорее всего, паренька кому-нибудь продали. Сама же девчонка – ей всего-то пятнадцать! – уцелела лишь потому, что потеряла сознание, и ратники, сочтя ее мертвой, не стали добивать. Вот такие «милые» здесь обычаи.

Впрочем, история с Альгейдой – самая обычная. Вон, подружка моего «папаши», Мариона, чуть не рехнулась, когда всадник-феодал у нее на глазах стоптал конем ее трехлетнего сынишку. Два года не разговаривала, только плакала. Потом постепенно пришла в себя, но и сейчас, если при ней сказать «Эрг» – так сына звали, истерика начинается.

«Тренера» моего, Ольстина, пороли кнутом, а потом отрубили правую руку за то, что он ткнул вилами оленя, забредшего на его поле. Должны были повесить, но тан или дан был «справедлив»: раз не специально на оленя охотился – пусть живет. Когда Ольстин очнулся, детей на дворе не было, а жена лежала мертвой. Догадайтесь-ка, что она испытала перед смертью, если стражников было десятка четыре?

В общем, народишко тут замордован по самое, по ой-ой-ой! И те, которые не выдержали прелестей мирной жизни, подались в лес. В народные мстители. В партизаны. А «батяня» мой, Джильберт Хэб – их предводитель. Так что я, значит, его правая рука, лучший стрелок отряда, лучший воин отряда и – до кучи – его сын по имени Робер. Или Робин, это уж как кому больше нравится. Правда, тут есть одна закавыка: с полгода назад меня при всем честном народе повесили в деревушке Лоукслей. Так что некоторые в нашем отряде-банде и по сей день косятся на меня с подозрением. Правда, не только потому, что «воскрес из мертвых». Внешний вид моего Bear Attack добавляет всем «спокойствия и умиротворения». Несколько раз я замечал, что его пытаются крестить и всякое такое. Но Джильберта Хэба это не волнует: он истово верует в чудеса. И Альгейду не волнует: ей все равно, откуда я взялся, кому что пообещал за лук, лишь бы стражникам мстить мог. А она меня за это может отблагодарить. Как может…

С языком у меня еще проблемы, но с пятого на десятое я уже разбираю, что мне говорят. Язык у них какой-то сложный: вроде что-то от английского есть, но вроде и немецкий. И латынь, кажись, до кучи. Или еще какой: я в языкознании как-то не специалист. Зато вот что пригодилось, то пригодилось: лучник я здесь и впрямь – первоклассный. А еще и лук мне достался отменный. До такого они тут еще лет восемьсот доходить будут. Правда, одно плохо: стрелы тут не слишком хорошо центрованы. Из классики ими стрелять можно, а вот из моего блочника они так летят, что самому страшно становится. А вдруг одной из этих кривых дур придет фантазия сделать мертвую петлю и садануть меня в затылок? Гарантий никаких…

Чтобы уж совсем не запугать местных жителей до состояния полной невменяемости, я разжился и обычным луком. Тоже очень хорошим, а по меркам здешних – просто волшебным…

Не прошло и трех дней моего пребывания в отряде-банде, как папаша Хэб решил устроить вылазку на большую дорогу в плане поискать, чего пожрать, чего выпить и чем прибарахлиться. И мы отправились к уже известному мне месту засады у поваленного дерева.

Ждать пришлось долго и нудно. Целых два дня мы сидели в засаде, жевали сушеное мясо и кормили комаров. На дороге ничего не происходило. И ничего не проходило, в смысле – никого. Кроме крестьян, которых грабить было не просто неудобно, а еще и бессмысленно: чего у этих бедолаг взять можно, когда у них самих ничего нет?

Но оказалось, что взять с них кое-что все же можно. На третий день к нашей засаде примчался, точно наскипидаренный, паренек в какой-то рваной тунике и захлебываясь протараторил, что к нам движется обоз с благородным воином во главе и десятком воинов в качестве охраны. Я, конечно, ни фига не понял, да спасибо папаша Хэб перевел. И мы стали готовить горячую встречу.

После батиного перевода я ожидал увидеть кого-то вроде рыцаря в блестящих доспехах и красивых перьях, но вместо этого на нас выехал мужик в длинном, до колен, черном вязаном свитере. Весьма бомжовистого вида. И только когда от этого «свитера» отскочила стрела, я сообразил, что это – кольчуга.

Воинов, кроме рыцаря, оказалось всего шестеро: двое конных и четверо пеших. Должно быть, мальчишка считать не умел, и все, что больше пяти, для него было десять. После первой же стрелы пехотинцы выставили вперед мечи, прикрылись щитами и встали вкруг возле своего командира. А вот всадники…

Тот, что был одет в такой же «свитер», развернул коня и, не говоря дурного слова, дал деру. А второй, очень напоминавший внешне азербайджанца Рафика, державшего свою палатку рядом с моим домом, вытащил лук и…

Не успел я сказать «мама», как рядом со мной дурным голосом завопил здоровенный детина с глуповатым добродушным лицом и странным именем Клем. В правом плече у него торчала стрела. А рядом катался по земле и вопил еще один наш боец – Уил. Ему стрела пробила бедро, и теперь он больше всего походил на персонажа Евстигнеева из старой комедии, который ногой свалил колонну Казанского собора.

Подняв глаза, я увидел, что «Рафик» крутится на своем коне посреди дороги. На тетиву уже наложена стрела, и он явно выбирает следующую мишень. Ну, коли так, я тебе сейчас устрою чемпионат по полевой стрельбе[4].

Броском я вылетел на дорогу и сразу же откатился в сторону. Вовремя! В землю воткнулась стрела, и тут же, почти достав меня, – вторая. Вот гад! Как это он так быстро перезарядился?! Ну, да теперь мой черед…

Никогда не пробовали выстрелить из лука в положении сидя? Нет? Напрасно. Очень забавные ощущения. Особенно когда лук держишь криво, тетиву тянешь куда-то к подбородку, а рука пытается сложиться под немыслимым углом и зацепиться за ухо.

Однако натянуть лук я все же сумел. И попасть – тоже. Правда, не совсем туда, куда целился. А вернее, совсем не туда…

От удара пущенной только что не в упор тяжеленной стальной стрелы мужика в «свитере» из седла точно ветром сдуло. Это отвлекло моего основного оппонента, который тут же завертел башкой в поисках сгинувшего командира. Правда, через пару секунд он опомнился, но именно эта пара секунд и стала для него роковой. Я успел подскочить к нему и со всей силы ткнул тесаком в живот.

Исходя из того, что мне рассказывали о противнике «соратники по борьбе», я ожидал сопротивления доспехов: кольчуги там и прочего железа. Поэтому и бил без ума, от души. И в результате ткнулся этому уроду чуть только что не в промежность лицом. Никакой защиты на нем не оказалось: так, толстая кожаная жилетка на завязочках. Ну, ладно, будем считать это «прощальной лаской»: наслаждайся, последователь пророка, которому я ударом клинка не только кишки выпустил, а еще и позвоночник перешиб! Неча было, понимаешь, стрелами моих друзей тыкать!..

Тем временем папаша Хэб отоварил рухнувшего командира дубиной по балде, а из лесу высыпало еще человек десять наших, которые тут же взяли на прицел пехотинцев. Те, здраво оценив раскладку сил, побросали оружие.

Оставив папашу разбираться с пленными и позволив нашим шумной оравой мародерствовать на трупе рыцаря, я занялся трофеями со «своего» покойничка. И сразу же понял, что не прогадал. Ну что там могло быть у рыцаря? Меч хреновой стали, кольчуга, которая мне мала размера на два, амулеты какие-нибудь? Нет, ну, конечно, имелся кошель, с кучей серебряных, а то и золотых монет. Вот только я до сих пор не видал в нашем зеленом массиве хоть одного, самого завалящего ларька, не говоря уже о супермаркете. Так на хрена, спрашивается, нам тут деньги?

А на моем «Рафике» имелись чудо что за трофеи. Во-первых, лук. Не та примитивная лакированная деревяшка, которую мне пытались всучить под руководством Ольстина, а настоящий сложносоставной, с роговыми накладками, обтянутый лайкой. Если бы этот лук дать подержать моему первому тренеру, Оскару Петровичу, отобрать его можно было бы только вместе с жизнью!

Я пробую это чудо на усилие. Здорово! Килограмм пятьдесят вначале, а дальше он «мягчает», и натянутый можно уже и так подержать. А стрелы?.. Обалдеть! У этого проходимца был полный набор! И бронебойные, и полубронебойные, и охотничьи, и срезни!.. И даже парочка – со свистульками…

Кроме пленившего меня лука, мне еще достались: кривой кинжал с перламутровой ручкой, симпатичный ятаган отменного изготовления и, к моему колоссальному изумлению, ФЛЯГА ВОДКИ![5] Вот те, бабушка, и Магометовы заповеди! А еще выпендриваются: да мы, да не пьем, да нам Пророк запретил, а вы, русские – алкашня! А водочку-то для растирания возил, что ли?

Додумать я не успел, потому что папенька Джильберт вдруг заторопился и потребовал, чтобы все быстро-быстро уходили в лес. Он подошел ко мне и теперь трясет за плечо, старательно показывая жестами, что уходить надо в хорошем темпе, а то… Вот что «то», я понять не могу, но папочке, надо полагать, виднее. Сграбастав свою добычу в охапку, я собираюсь делать ноги вместе со всеми.

Та-ак, это еще что? Папа Хэб старательно выдирает у меня из рук мой лук. Да не дам – самому нужен! О господи!

Похоже, что пожилой атаман сбрендил на почве неумеренных возлияний и непосильной мозговой нагрузки. Частично словами, частично жестами он поясняет мне, что лук этот – замечательный композитный лук, обтянутый лайкой, – полное барахло и что моя жизнь намного важнее, чем эта никчемная деревяшка!

Второе утверждение не вызывает во мне внутренних противоречий, но первое… Да иди ты лесом в… Караганду, знаток недоделанный! Понимал бы чего!..

Мои попытки перевести эту речь с русского на понятный папе Хэбу были прерваны конским топотом. Судя по тому, как исказилась физиономия старого разбойника, я понял, что это ж-ж-ж – неспроста и что это явно кто-то торопится по наши души.

По наши души торопился отряд из восьми верховых. Все в кольчугах с капюшонами, со здоровенными щитами и длиннющими копьями. Увидев нас, они не заорали радостно, как поступили бы вахлаки вроде нашей банды, а прямо на скаку перестроились в две шеренги и, опустив копья, газанули к нам.

Папаша Хэб взвизгнул подраненным зайцем и чесанул в лес. В принципе, это логично: в лесу могут и не поймать. Не больно-то наездник в лесу развернется. Но мне вдруг стало жутко обидно: чего ж так сразу удирать-то? До противника еще метров пятьдесят, так что…

Первую стрелу из своего «идеального убийцы» я закатал ровнехонько под обрез капюшона ближайшему врагу – рослому широкоплечему бородатому мужичине, лет под сорок. Он молча рухнул под копыта второй шеренги, а я выдернул наугад из колчана вторую стрелу и пустил ее в следующего, целясь уже не во всадника, а в коня.

Эффект превзошел самые смелые ожидания. Я удивительно удачно выдернул из колчана стрелу с широченным, сантиметров в восемь, наконечником-срезнем, которая и угодила скакуну в шею, парой сантиметров выше груди. Конь буквально взвыл от боли, взметнулся на дыбы, выбрасывая своего наездника, и тут же рухнул на бок поперек дороги. Через него кувыркнулись еще два коня. Остальным всадникам удалось удержать свои транспортные средства в вертикальном положении. При этом скорость была сброшена почти до нуля, и атака захлебнулась сама собой.

Впрочем, мое положение нельзя было назвать особо завидным. Я еще только вытаскивал новую стрелу, а ко мне уже, прихрамывая, несся тот самый урод, который только что шлифовал задом дорожное покрытие. На бегу он вытащил довольно-таки длинный меч, которым теперь и размахивал, обозначая намерение нашинковать меня в капусту. И самым гадостным было то, что я четко понимал: достать стрелу я уже не успею. Сейчас меня будут убивать…

В воздухе что-то промелькнуло и с глухим стуком наподдало моего несостоявшегося убивца по кумполу. Он, как и полагается всякому нормальному человеку после встречи его головы с тяжелым тупым предметом, двигающимся на приличной скорости, сразу потерял интерес ко всему происходящему и улегся на отдых. Так что вытащенную стрелу я посадил прямо в разинутый рот одному из двоих уцелевших всадников и только тогда оглянулся, чтобы посмотреть: кто это меня так выручил?

Да это папа Хэб вернулся. Видимо, решив, что он не готов потерять сына второй раз, наш бравый атаман воротился на поле боя, броском дубины нокаутировал моего киллера и теперь активно принимал участие в потасовке, увлеченно отмахиваясь мечом от наседавшего на него деятеля в кольчуге. Ну, держись, папаша. Сейчас я его…

Расстояние в двадцать метров для Bear Attack – детская забава. Я выбрал стрелу с бронебойным наконечником и аккуратно вогнал ее противнику Джильберта под мышку. Похоже, что вовремя, а то папа явно проигрывал поединок.

Потеряв пятьдесят процентов личного состава, вооруженные до зубов рыцари, или кто они там, смело бросились наутек. Преследовать мы их не стали: как-то неудобно гоняться вдвоем за четверыми. Но по возвращении папаша Хэб устроил остальным дичайший разнос на тему: какого… и какого… вы… дети… и ваши мамы… бросили своего любимого предводителя и его сына на растерзание……. врагам? А что с вами……… было бы, если бы любимый предводитель и его сын пали смертью храбрых в….. неравной……. совсем неравной……. битве? Соратники по борьбе смотрелись бледно и изредка отвечали в том смысле, что вот гадами будут, если еще хоть раз…

Как бы там ни было, а крещение кровью я выдержал с честью. И теперь чувствую себя в лесу относительно спокойно. Ну, конечно, не очень спокойно. И очень относительно…

Дело в том, что почти все местные, включая половину наших ухорезов, свято убеждены: сын Джильберта Хэба продал свою душу дьяволу. Потому и жив остался после близкого знакомства с виселицей. А вдобавок к жизни дьявол пожертвовал своему новому адепту свое ребро, из которого тот и смастерил себе лук. И теперь он, то есть я, никогда не промахиваюсь и вообще ничего не боюсь, но вот однажды наступит день расплаты, и дьявол лично уволочет меня в ад. А уж там мне все припомнят.

Эту историю со всеми животрепещущими подробностями поведала мне одной из ночей рыжая Альгейда, прибавив от себя, что она об этом сразу догадалась, по перстню. Перстенек был и в самом деле странноватый для здешних мест: литая серебряная «гайка» изрядных габаритов с пиратским символом. Череп да кости. Плюс чернение в нужных местах. Подарил мне ее один классный мужик в Бендерах, с тех пор я его и не снимал. А вот теперь Альгейда использует его в качестве талисмана. Кое-как она растолковала мне, что когда дьявол придет за мной, она покажет ему перстень, возьмет мой лук, прикинется мной и пойдет в ад, а я останусь здесь и буду продолжать убивать гадов…

Услыхав такое признание, я с трудом удержался от смеха, а потом мысленно поблагодарил здешние темные ночи и прижал наивную и трогательную малышку к себе. Ведь она все говорит искренне. Бедная девочка! Как же надо ненавидеть, чтобы даже ада не бояться?! На все согласна, лишь бы этим было похуже! Ну, гадье, доведшее пацанку до такого, держитесь. Я вам устрою похохотать на тему «Робин Гуд и молодцы из зеленого леса», «Песнь о Гайавате» и романы Фенимора Купера. Вы у меня еще попляшете!..

Глава 5

Об уставе внутренней и караульной службы и том, что служба – не мед

Выражаясь высоким штилем: «Неладно что-то в Датском королевстве». А по-простому и не очень выражаясь: задолбал меня бардак в разбойничьем лагере! Задолбал, задолбал и еще раз задолбал!!!

Не далее как сегодняшним утром, я, выпутавшись из объятий сна и рыжей Альгейды, отправился в кусты… э-э-э… на утренний променад. Вообще-то я очень спешил, сгорая от желания совершить его побыстрее, но то, что я увидел, заставило меня забыть обо всем, в том числе и о цели посещения кустов.

Наш часовой, бывший мельник, а ныне вольный бродяга Скателок, безмятежно дрых, уютно примостившись у корней громадного дуба. Он устроил голову на тетиву лука, который крепко упер в землю. Чтобы лоб не резала тетива, Скателок опустил пониже свой капюшон и подложил до кучи оперенья пяти стрел. С комфортом устроился, сука!

В один момент у меня в башке промелькнула история гибели моего клона-предшественника – настоящего Робера. Недавно мне ее поведали в десятке различных вариантов, и, сравнив услышанное, я смог докопаться до сути.

Наши партизаны, страшно вращая глазами и раздувая щеки, повествовали о жуткой битве, в которой они совершали чудеса храбрости, валили врагов пачками, возили трупы тачками и тому подобную лабудень. А все было просто и незатейливо как народная узбекская песня. Хындыр-мындыр-лапупындыр, мля! Отряд после очередного «геройского дела» – нечто вроде налета на купеческий караван – перепился до состояния полного изумления. Разумеется, ни о каких постах и караулах и речи не шло. Полумертвый от количества выпитого папа Хэб, прежде чем вырубиться окончательно, успел вроде ткнуть пальцем в парочку «махновцев» и даже буркнул им что-то, типа: «Ты и ты – в караул!», но кого б это трогало?! В результате, когда на поляну с топотом и свистом вылетел отряд карателей из ближайшего манора (Ума не приложу: что это за штука – «манор»?), в нашем отряде не было ни одного не то что готового к бою человека, а бодрствующего-то никого не было!

Короче, их должны были повязать тепленькими, и обязательно повязали бы, но тут в игру вмешался Робер. То ли ему не пошло впрок количество выпитого, то ли он съел что-то не то, но в момент лихого налета карателей он мирно блевал в кустах. Откуда и наблюдал все разворачивающееся перед ним действо. Оценив масштаб поражения, он, отдадим должное его храбрости, не сдернул в безопасном направлении, а дотянулся до лука с колчаном и попытался переломить ход матча в пользу команды хозяев.

Первой же стрелой он вывел из строя какого-то местного крутого бойца, второй – чуть не отправил на тот свет представителя местной власти. Прибывшим тут же стало не до пьяных партизан, и они занялись сынишкой папаши Хэба вплотную. После получасовой перестрелки и получасовой же беготни по лесу Робер был захвачен живым, хотя и несколько помятым.

Только после этого каратели вспомнили, зачем, собственно, они явились в лес. Но на поляне их уже никто не ждал: партизанская пьянь расползлась по щелям, как тараканы, и найти их не представлялось возможным. Операция по ликвидации отряда «зеленых братьев» была с блеском провалена, и карателям не оставалось ничего другого, как удовольствоваться единственным пленным. Парня с помпой доставили в ближайший город с удивительным названием Нутыхам. Не уверен, что это – правильное название, но в произношении папаши Хэба и его сподвижников оно звучит именно так. В Нутыхаме бедолагу здорово пытали, судили, а потом отвезли в родную деревушку и повесили при всем честном народе.

Так вот, я уверен, что если бы у разбойничков была организована хоть какая караульная служба, этого бы не случилось. Не зря говорят: praemo-nitus praemunitus – предупрежден, значит, вооружен. Так что, покумекав, я попытался организовать систему караульных постов и постов раннего оповещения. И что? ЧТО?!! Один из наших караульных дрыхнет, словно и не ему доверены наши драгоценные жизни. Ну, держись…

Я аккуратно вырезал хороший толстый, но гибкий прут и тихонечко подкрался к Скателоку. Вжик! Шлеп!

Отставной мельник взвыл так, словно я попытался приготовить яичницу-глазунью из его бесценного хозяйства. Он вскочил на ноги и тут же получил второй шлепок, на сей раз по той части тела, которая предназначена для этого самой природой. И еще парочку по чему попало – вдогон…

Та-ак?.. Эт-то что такое?! Это он чего вознамерился, на своего любимого командира – с кулаками?!! Ну, дух, вешайся! Сейчас тебе воочию явится число «пи», здесь и сейчас!

Скателок размахивается своим немалым кулачищем, словно пытается прихватить с неба облако. М-да, вот не учили тебя толковой рукопашке. Ну, да ничего: сейчас я тебя поколочу, а потом займусь твоим образованием. Когда оклемаешься…

Пока Скателок замахивался, я вполне грамотно поднырнул ему под руку. Он ухнул через меня, словно сноп. Первый раз я поддал ему в ребра еще в полете, остальные два удара достались уже лежащему тулову. Ну-с, будем продолжать?..

Будем? ОК. Вот тебе, Скателок, по размножательному органу, а вот тебе – по почкам, чтоб не спешил разгибаться. Еще будем на командира ручонками махать?

Не будем? Молодец, понял, чем это может закончить… О-оп! Я еле успеваю пригнуться, как карающая длань папаши Хэба проносится в паре сэмэ над моим затылком:

– Фаздер! Папахен, ёр мазер за это самое! Хрен ли фоуст махайтен? Зис гад слипнул на посту, ферштеен? Гадом буду, за такое – ун трибуналлен и в штрафной батальонер!

Пораженный моим вдохновенным спичем, папаша Хэб замирает. Он со страшной силой пытается понять: что это я такое изрек? Даже мне слышно, как гудят трансформаторы в его мозгах, как скрежещут заржавленные шестеренки и дребезжат шарики с роликами. Наконец он принимает важную позу и сурово изрекает:

– Нихт фойтер бетвайн ас, Робер. Зу, – он тычет в Скателока, который наконец сумел разогнуться и теперь ощупывает себя, силясь определить: все ли у него цело или я все-таки что-то оторвал? – Зу, свайн, дер фейндир, ком нак Ольстейн. Нау!

Ну, если и не все понятно по тексту, то по смыслу ясно: отец-командир дает втык за драку между своими. Хотя, если судить по приказу отправиться к однорукому Ольстейну – свою выволочку за сон на посту Скателок все же получит. В виде раз-два по морде и краткого нравоучительного спича. Однако маловато будет!

– Фаздер! Тут дело такое: унд слипен на посту – всем нам каюк! Финиш, амба, кранты! Ну вот же ж, дубье: хи слипен, а тут шиндец подкрадется незаметно, на сорока восьми ногах, и ол кил на х…! Нельзя спать на посту! Верботен! За такое – наряды вне очереди, три штуки минимум!

Папаша Хэб прислушивается к моим словам, потом похлопывает меня по плечу: чего, мол, кипешуешь? Стоит ли обращать внимание на такие мелочи? Да, японский бог! Стоит, еще как стоит!..

За завтраком, состоявшим, как всегда, из жареной оленины и сухарей, я снова насел на папашу в смысле укрепления дисциплины и повышения боевой подготовки. Поначалу старик упирался и отнекивался, но я вцепился в него, как клещ в собачье ухо, и к обеду – сухари и оленина! – мне удалось вырвать из папашки принципиальное согласие. После обеда он собрал всю шайку и, охарактеризовав создавшееся положение дел в гарнизоне как полный бардак, довел до сведения всех присутствующих, что со следующего дня все поступают в мое распоряжение, с целью повышения боевой и политической.

К моему несказанному изумлению, бандформирование встретило это заявление радостным ревом и приветственными выкликами. Первый раз вижу бойцов, которые, безо всякого приказа, в ответ на сообщение об увеличении и ужесточении нагрузок, вопят «Слава!», «Нех жие!», «Решения батьки Хэба – в жизнь!». Ну, ладно, я ж тоже не изверг какой: на первый раз буду помягче…

Следующим утром я минут десять убил на то, чтобы разбудить наших воинов, и еще минут тридцать втолковывал им, что они сейчас будут делать. Оказалось, что вчерашние радостные вопли были следствием простого непонимания. Простые души решили, что я, как прислужник дьявола, просто заколдую их, и они сразу станут великими лучниками, непобедимыми рукопашниками, чуткими сторожами и воинами-отличниками. Ага, щаз!

– Ну, так, духи! Вешайтесь – дембель отменили! Ин цвай шеренгерин становись… дер!

После пары пинков и зуботычин золоторотцы построились в две неровные шеренги.

– Ол райт. Нау, айн шеренгирен – ком цу мир! Цвай шеренга – на месте станд! Айн шеренга – упор лежа принять! Ду как я! Эз ми, я сказал, уроды!

Первая шеренга начинает отжиматься на счет. Первые сдохли уже на пятом разе, самый крутой, подбитый не так давно стрелой Клем, сумел «накачать» двадцать четыре. Та-ак, теперь вторая…

Во второй шеренге дела обстояли еще хуже. Никто не выдержал даже двух десятков. Ну что, духи? Мастер-класс показать?

– Фаздер! Фаздер! Ком цу мир и сит даун мне на спину. Ну, как мешок на спину. Сит мне на бэк, говорю!

Папаша, смущенно ухмыляясь, усаживается мне на плечи. И-раз! И-раз! И-раз!..

Накачав тридцать раз, я спихиваю папашу и подзываю Альгейду. С ней накачиваю еще десять. Ну что, душары? Видали, чего командир могет? Вот, и вы у меня так же смогете!..

После того как вся банда сделала восемь кругов по поляне, сопровождая бег оханьем, стонами и проклятьями – догадайтесь, в чей адрес? – я понял, что на сегодня я их больше физподготовкой заниматься не заставлю. А если заставлю, то уже к вечеру численность банды значительно уменьшится. И даже не из-за дезертирства – помрут, доходяги! Только сразу нагрузку снимать нельзя, это я по собственной армейской службе помню. Ну-с, тогда так:

– Ты, ты и вот ты! А ну, станд ап, ер мутер за лег! Значит, так: ты – старший! Коммандер. Ефрейтор. Быстренько шнель к папашке Хэбу, получишь у него три, – я показываю для верности пальцами, – три топора. Не два, не четыре, а три, въехал? Чурка нерусская!

Свежеиспеченный «ефрейтор» отправился по указанному адресу и вскоре притаранил три топора. Боевых. А-а, по фигу! Кто сказал, что алебардой нельзя дрова рубить? «Топорники» были тут же отправлены в лес, рубить деревья. Средней толщины и не очень длинные прямые стволики. Все это я растолковал молодцам, которые сделали вид, что поняли, какие размеры и какое количество я от них требую. Ладно. Главное, чтобы нарубили и притащили к поляне, а уж разбираться что к чему от них никто и не требует.

Еще двоим я вручил лопату и какой-то инструмент, напоминающий киркомотыгу, и повел в сторону от поляны – туда, откуда реже всего дует ветер. Эти были озадачены рытьем солдатского сортира траншейного типа. А то я задолбался уже все время под ноги смотреть: как бы не наступить на чей-нибудь подарочек!

Весь оставшийся народ под мой и отцов ор, сопровождаемый пинками, затрещинами и прочим рукоприкладством, принялся деятельно очищать поляну от костей, обломков, обрывков и всего прочего антисанитарного. От общественно полезного труда были освобождены только Ольстейн по причине инвалидности и наши с «батькой» подружки: Альгейда и Мариона, которых, однако, отправили крутить вертел у костра и следить, чтобы мясо не подгорело.

К обеду поляна была приведена в более или менее человеческий вид, уборная – оборудована, а лесорубы притащили из лесу добрых шесть десятков стволиков, которые можно будет использовать.

– Фаздер, ви организайтен трейнинг полигон, – стараясь толковее и жестами объяснить, что будет сделано, начал описывать я.

Хэб только кивал. Думаю, он мало понимает, что такое турник, а уж полоса препятствий и вовсе не для его мозгов. Но самое главное – он не против. А уж все остальное – не так и важно.

Последняя наша стычка, которая, если бы подмога, приведенная против нас из манора (опять этот «манор»! Казарма, что ли?), была бы побольше, допустим, из двадцати человек, стала бы для всех нас последней, наводит меня на печальные размышления. Даже с моим потрясающим луком мои шансы равны нулю. Лошадей я, допустим, перестреляю, а дальше что делать? Всадники там – ребята крепкие. Встанут, отряхнутся, достанут мечи и нашинкуют меня за милу душу. Тут впору пожалеть, что душу я не продавал, а не то потребовал бы у рогатого парня что-нибудь получше лука. Даже такого. «Эсвэдэшку»[6], например, а к ней – ящик патронов, пэбээску[7], «замазки»[8] килограмма три и взрыватели к ней… Мечты, мечты…

Так что, если я собираюсь тут выжить, то придется вводить парням в кровь такую сыворотку, как дисциплина, вкупе с полевым уставом пехоты. А уж за компанию – устав внутренней и караульной службы. Вешайтесь, духи!..

После того как поляна была более или менее очищена, я обошел «спальные места» и, как это принято в армиях более цивилизованных обществ, «проверил тумбочки». М-да… Лучше бы я этого не делал…

Возле спальных мест в живописном беспорядке валялись обноски, объедки, какие-то подозрительные предметы непонятного назначения. Короче говоря, если бы такое увидел обычный ротный старшина – стойкая шизофрения ему была бы гарантирована. Наряды вам, что ли, раздать? На губу бы их всех – да ведь нету ее, губы!

Одного – за ухо на поляну и отжиматься. Второго. Третьего. Да вы чо? Ну, суки, я вас научу сапоги на свежую голову надевать! Вы у меня узнаете, как водку пьянствовать и безобразия нарушать! Не знаете, что должно быть в «тумбочке» бойца? Ну ладно. А сейчас – занятия теорией!

Я рассказывал им о положении в мире, в котором подлые маноры жмут из народа все соки, о тех, кто забивает головы крестьянам байками про бога и сатану, а сам жиреет на этом, о тех, кто торгует, ростовщичествует, короче – обо всех сильных мира сего. А потом перешел к примерам.

Альгейда выступала в роли переводчика, так как за последние дни поднаторела в моем странном языке. Она звонко вещала на всю поляну, что отступать можно лишь по приказу или в случае смерти лидера группы и его заместителя. Что хвататься за мечи, копья и дубины можно только тогда, когда тетиву просто не поспеешь натянуть. Что за нарушение боевого братства – трусость, предательство, дезертирство – будет короткая исповедь и длинная веревка с петлей на конце. И так далее и тому подобное…

Закончил же я следующим:

– Вот что я юр скажу, парни! Сука, ситинг и жратинг в лесу, когда трудовое крестьянство, мля, скоро сдохнирен от зайне подонков фром маноры, – гадство! Смерть немецким оккупантам! Наше дело правое: враг будет разбит, победа будет за нами!

Глава 6

О том, что армия – не только красивое слово, но и очень быстрое дело

На нашей поляне заканчивается стройка века. Я слабо представляю себе внутреннее устройство замка, но думаю, что чем сложнее я его представлю, тем лучше. Ведь хотят этого лесные разбойнички или нет, а замки им штурмовать придется, и, надо полагать, в самом недалеком времени. Так что, как говорил наш лейтенант, Машу каслом не испортишь. Хотя, правда, он потом всегда добавлял, что все зависит от размеров касла, но тут касло было что надо. Рыцарский замок я представлял себе в основном по фильмам, но даже с учетом пресловутой «голливудской мудрости и исторической достоверности», штукенция была впечатляющая. Высоченные, метров в тридцать-сорок стены, башни – еще выше. Добавьте к этому крутой гарнизон рыл в полста, и получится полный абзац…

Где-то я не то читал, не то слыхал, что попозже эти самые замки только пушками и брали, причем после штурма владельца заставляли срыть стены и башни, дабы впредь неповадно было. Если, конечно, имелось, кого заставлять…

Но так как пушек у меня нет и в ближайшее время не предвидится, то нужно готовиться к штурму по-другому. Можно, например, с помощью шестов забежать наверх, до ближних бойниц, потом влезть внутрь, а уж там… Там – дело техники.

Можно подкопать стену ниже фундамента и взорв… не, это нельзя. Взрывать нечем. Ну, тогда просто подрыть, потом опоры как-нибудь выдрать, и стенка сама обрушится.

Можно отваять какую-нибудь катапульту, или как они там назывались, и садануть по стене здоровенным валуном. Не хватит – повторить, и повторять до тех пор, пока в стене новые ворота не появятся.

Можно… Да ладно, там придумаем, что еще можно. А для начала нужен нормальный отряд, который не разбегается при виде всадников, который умеет стрелять залпами и в рукопашной противнику сразу не сдастся. И подготовить его придется из имеющегося материала, ибо другого все равно нет!

Пятую неделю «страшные лесные разбойники» проходят курс молодого бойца под моим чутким руководством. За это время я согнал с подчиненных лишний жирок, подучил их маненько бою без оружия – простейшим приемам и чуть-чуть – орудовать коротким копьем, которое, если и отличалось от автомата с примкнутым штыком, так только в сторону удобства в драке. И каждый день мои орлы, с упорством свихнувшихся на почве трудоголизма муравьев, строили натуральный армейский учебно-тренировочный городок. И вот, наконец, настал час торжественного открытия первого, если не в мире, то уж в этой стране – точно, специального военно-спортивного тренажера на открытом воздухе.

За две недели были построены: «грязнуха»[9] длиною в двадцать шагов; ров глубиной метра два с половиной и с валом за ним в рост человека; завал из деревьев, длиною в десять шагов; канава с водой шириною метра в четыре, преодолевать которую придется прыжком при помощи шеста или каната. Далее следовали: ограда треугольной формы длиной метра три и высотой метра в два с отверстиями, в которые надо пролезть; ров, через который будут перебегать по бревнам, малозаметные препятствия (силки и спотыкачи) на участке длиною метров десять; надолбы и колья, расставленные на участке длиной шагов двадцать; горка из камней и деревяшек, стенка для преодоления по связанному из трех бревнышек штурмовому мостку. После этого оставалось только перебраться через баррикаду, пробежаться вверх-вниз по наклонным лестницам высотою метра в три, перепрыгнуть через забор в человеческий рост с поднятыми руками, и оставалось совсем чуть-чуть: горизонтальное бревно, канат метров в пять, по которому надо будет перелезть как по канату; «крокодил»[10], стенка с ямой для спрыгивания и подобие частокола, который придется брать штурмом, предварительно вогнав стрелу хоть в одно из чучел наверху.

Вчера я попробовал пройти весь городок сам и понял, что это задачка не для слабонервных. Пройти-то я его прошел, но время у меня было такое, что случись это во времена «учебки» – нарядов бы мне отсыпали по полной! Ну, да ладно: терпенье и труд все перетрут! Будем стараться. Тем более что во всей этой стране со странным названием «Деналагу»[11], кроме меня, ни одного сержанта Советской Армии не предвидится, и наряды моим подопечным раздавать будет некому. Кроме меня, разумеется…

Зато, если все наши бойцы будут подготовлены в этом учебно-тренировочном городке – никакому замку не устоять! Да они ж ворота зубами прогрызут, если предупредить заранее, что за невзятие замка – десять дополнительных кругов по полосе ежедневно! Да что ворота: они и стены прогрызут!

Батька Хэб стоит в обнимку с Марион и пытается постигнуть внутренним взором то, что видит перед собой внешним. Остальные гаврики стоят понурившись: чуют, салаги, что от сержанта пряников дуй хождешься! Итак, приступим к торжественной церемонии…

– Парни! Мой собрать вы тут, чтобы сказать: тяжело в учить – легко в бой! Харе бездельничать! Мышцы накачать быть, драка учить быть, теперь будем учить война!

Язык я уже частично освоил, хотя подозреваю, что звучит он в моем исполнении все еще коряво. Хотя Алька – дал я Альгейде такое ласковое сокращенное имя – так вот Алька утверждает, что теперь меня можно понять и без ее перевода.

– Раньше как бить рыцарь из сволочь манор я учить вас, как это будет делать! Каждый орган, каждый капля кровь, каждый сдох должен уметь ненавидеть врага. И не бояться! Их много, но мы стоять за доброта – а большая доброта, чем вызвать смерть е…ый рыцарь из зае…ый манор, я представить не умеет! Так что начинать учить, чтобы причинять смерть рыцарь, легко и не принуждая. Мой умеет, ваш – научится!

Ну, все ясно. Радостных воплей я и не ждал. Правда, папанька стоит потрясенный и завороженный моим красноречием, а Ольстейн так и вовсе аж трясется от услышанного. Алька потупилась, поднялась на цыпочки и чмокнула меня в губы. Отлично, значит, речь была понятной и доходчивой. Тогда – вперед!..

– Парни! Я начать ходить вперед, вы – за я! И чтобы от я ж… не отрывать! Кто отставать от моя ж… – будет качать рука! Вперед, дети шлюха и черный козел! – проорал я и первым запрыгал по грязнухе. Остальные, вдохновленные моим напутствием, ломанулись следом…

Ровно через час, сделав пару кругов по всему этому безобразию и полюбовавшись на чахлые потуги вверенного моим заботам контингента, я смог предварительно разделить весь отряд на три неравные группы. Первая – почти готовые бойцы. То есть некоторых стоит подтянуть в стрельбе, некоторых – в драке, но, в общем и целом, это – готовые бойцы. Почти готовые. Жаль только, что их всего шестеро…

Вторая, самая многочисленная группа – это натуральные салаги. Бойцы из них обязательно получатся… когда-нибудь. Но не сейчас. Их еще гонять и гонять.

Третья группа, в которую вошли всего двое: Билль Статли – худющий парень, напоминающий ящерицу или скелет из класса анатомии, и Энгельрик Ли – невысокий ладный крепыш с умным, жестким лицом. Про этого Ли поговаривают, что он бил клинья к Альке, пока я не «вернулся из Лоуксцели». Может быть, и правда, потому как поглядывает он на меня, нет, даже не с завистью, а с такой хорошей, честной и преданной ненавистью. Но бил он к ней клинья или нет, сейчас не важно, потому что эти двое – бойцы, да еще как бы не покруче меня!

Про «покруче» – это я, конечно, хватил, но то, что у этих ребят подготовочка – дай боже всякому, так это точно! По крайней мере, я не стал бы спорить даже на рубль, кто из нас – я или Энгельрик – выйдет живым из поединка. Парень не худо бьет из лука, с копьем мы на равных, в рукопашке я, может, и возьму верх, просто потому, что больше знаю, но вот с мечом мне не светит ни хрена хорошего! Такое ощущение, что парень просто родился с клинком в руках!

А Билль Статли – лучник от бога. Их в отряде было два хороших стрелка – он и мой предшественник, безвременно почивший Робер. У них и луки были приличные: не то примитивное нечто, которым вооружены все остальные, а самые настоящие классические английские «длинные» луки… Вообще, какая несправедливость, что меня закинуло черт знает куда, в какую-то Деналагу! Забросило бы куда-нибудь в Англию, к Робин Гуду, а?! Я б там оторвался по полной! Да мы б с этим парнем таких бы дел натворили! Я бы его парней научил всему, что сам знаю, а там, глядишь, и они б меня чему путному подучили. Может, еще и в короли бы его вывели. А что? Я вот по «Айвенго» помню, что Робин Гуд нормально «по понятиям» с ихним королем базарил. И что характерно: Ричард – «конкретный пацан» был. Не пытался Робину по ушам ездить, а так, по-хорошему, с ним все перетер, все точки расставил и наезжать на ребят не стал. Вот бы мне в эти времена… Да куда уж там! С моей-то везухой!..

Билль стреляет немногим хуже меня. Причем однажды я заставил его все-таки взять в руки мой Bear Attack, и с ним он показал отменные результаты. Техника у него, конечно, своеобразная – мои тренера от такой техники просто бы повесились! – но все, что дает хорошие результаты, заслуживает права на существование. Зато в чем малый – абсолютный гений, так это в искусстве маскировки в лесу. Можно пройти от него в двух шагах и не заметить. Ну, естественно, что в прошлой, «мирной» жизни он пользовался этим умением постоянно, а потому в его доме оленина не переводилась. Что вызвало бешеную ярость каких-то «охранников леса» – что-то вроде наших егерей и лесников. В конце концов, они таки подловили парня, что, впрочем, стоило им двух человек. Но Билль был опознан и счел за лучшее домой не возвращаться. Ну, еще бы, если там его ждало только «Враги сожгли родную хату, сгубили всю его семью»!..

Статли я начал натаскивать на сарацинский лук. Пусть у нас в отряде будет две «вундервафли», или как там фрицы именовали чудо-оружие? В принципе, в два таких лука мы можем, не хвалясь, остановить отряд рыцарей человек в пятнадцать-двадцать, а если попридержать – так и больше. А дальше? Так что первое и главное, что придется сделать как можно скорее, – выучить здешних хотя бы английскому луку, раз уж сложносоставных не предвидится.

Однако все на своих, пусть и крепких, плечах я один не выволоку. А значит, нужно передать часть полномочий помощникам. Которыми и станут Ли и Статли…

– …Энгельрик, я хочу поговорить с тобой. Здесь и сейчас. Ты слушаешь, я – говорю!

Энгельрика я перехватил, когда он просто без дела шатался по лесу, делая вид, будто охотится. При моем появлении он вздрогнул и торопливо перекрестился. И сейчас смотрит на меня исподлобья, очень нехорошим взглядом.

– Энгельрик, слушай. Я хочу сделать тебя командиром одного отряда. Научи парней махать мечом.

– Мне ничего не надо от тебя, колдун!

Голос грозный, и рука на рукояти меча, но вот глаза… Да что ж ты меня так боишься-то, Энгельрик Ли? Что я тебе сделал? Альгейду увел? Ну, извини, но тут уж свободный выбор свободной девчонки…

– Зачем ты называешь меня колдуном? Ты что, видел, чтобы я хоть раз колдовал?

Энгельрик стискивает рукоять меча так, что у него белеют костяшки:

– А кто же ты, если не колдун? Ты посмотри на себя! Джильберт рехнулся от горя, когда Робина повесили, и теперь готов любого, мало-мальски похожего, принять за своего сына! Но ты посмотри на себя! Какой ты Робин? Ты не умеешь говорить, ты стреляешь из лука как сам дьявол, на тебе колдовская одежда! Кто же ты, если не колдун?!

А парень-то не только фехтовальщик, он еще и думать умеет?! Однако…

– Послушать, Энгельрик. Я не колдун. Я – человек, как ты или Хэб.

– Еще скажи, что ты – Робин Хэб!

– Нет. Я не Робин Хэб. Я – Роман Гудков. Я пришел издалека. Оттуда, – я махнул рукой куда-то на восток. – Там носят такую одежду, как на мне. Там говорят, как я. Там мой дом. Там Локтево.

Энгельрик смотрит все еще с вызовом, но уже как-то спокойнее. Потом вздыхает:

– Как же тебя угораздило попасть к нам, Рьмэн Гудкхой из Лоуксцевоу? Зачем ты к нам попал?

– Это очень долго рассказывать, Энгельрик. Я знаю еще не все названия… Сначала – по воде. Долго-долго. Потом – по земле. Тоже долго-долго. Вот так я и попал сюда.

Я стараюсь говорить проникновенно и задушевно. На Энгельрика это действует весьма положительно, он слегка расслабляется и, под конец, даже отпускает рукоять меча:

– Альгейда… Она знает, что ты – не Робин?

– Да… Алька знает. Только она думает, что я знаком с дьяволом. Будто бы я заплатил своей душой за то, чтобы оказаться здесь, получить мой лук и уметь хорошо стрелять, чтобы убивать рыцарей.

Я еще не очень хорошо говорю на местном наречии, поэтому Энгельрик некоторое время пытается сообразить, что это я такое сказал, но потом, видимо, понимает все верно. Его лицо затуманивает печаль:

– Она знает, что ты – не Робин, но все равно… с тобой?

Черт, вот ведь бедолага! Он любит эту рыжую чертовку, а она, судя по всему, ноль внимания, фунт презрения. Видно, у нее был роман с настоящим Робином, а Энгельрик… Блин, я могу только посочувствовать парню. Знаю я, что такое неразделенная любовь. Из-за чего б, вы думали, меня в армию из МГУ понесло?..

Я подхожу к нему поближе и чуть приобнимаю за плечи:

– Слушай, я не могу пообещать тебе Альгейду. Она так решила, она имеет право решать. Но давай будем друзьями. Я не стану убивать тебя, если Альгейда передумает. Если ты сумеешь отбить ее у меня – отбей!

Он очень удивлен. Он силится понять: как это я предлагаю ему ТАКОЕ. Потом снова мрачнеет:

– Ты ее не любишь. Ты не должен быть с ней! – гордо заявляет он и снова кладет руку на меч.

Ага. Ну, что-то такое у меня уже было. Тогда я объяснял своему другу, что не желаю получить от него пулю в спину только за то, что медсестра Марина предпочла ему меня…

– Ты не понял. Я люблю Альгейду так сильно, что если с тобой она будет счастливее, чем со мной, – пусть уходит к тебе! Если с тобой она счастливее, чем со мной, – пусть будет с тобой!

Секунду он переваривает услышанное. Потом поднимает на меня глаза.

– Ты сейчас сказал правду? – Его голос чуть заметно дрожит. – Ты любишь ее так, что ради ее счастья готов ее отпустить?

Так, максимум честности во взгляде и максимум уверенности в голосе. Щаз, так я тебе Альку и отдал, но терять такого бойца – фигушки! А уж обаять салажонка сержант завсегда сможет!

– …Ты, наверное, еще не знаешь, что я – не из вилланов. И не из йоменов. Я сын и наследник сёра Ли из Вирисдэла…

Опа! А чего это я прослушал? Ага, парнишка – из феодалов. Тогда понятно, откуда такие познания в рубке на мечах…

– …Я убил на поединке Францва Тэйбуа, племянника Хэя Хайсбона, знатного норга. Люди Хайсбона набросились на меня и посадили в тюрьму. Ночью мне удалось бежать, и вот уже год, как я здесь. В манор моего отца (блин! Так «манор» – это замок?!) мне возвращаться нельзя – меня там сразу же схватят. Вот и брожу с молодцами старины Хэба…

– А ты дружил с настоящим Робином?

Энгельрик мнется. Интересно, с чего бы это?..

– Извини, Рьмэн Гудкхой, но… Нет, клянусь святым Климентом! Я не был его другом, как он не был моим! Он был дерзок, он с самого начала предлагал меня повесить, и потом Альгейда… – он сбивается и умолкает, опустив глаза.

Клиент дозрел. Я чуть толкаю его в плечо, а когда он удивленно поднимает на меня глаза, протягиваю ему свою руку:

– Я хочу быть твоим другом, Энгельрик. Ты хочешь стать моим другом?

Он молчит, потом порывисто хватает мою руку, но вместо того, чтобы пожать, зачем-то прикладывает ее ко лбу:

– Клянусь святым Климентом, я буду тебе верным другом Рьмэн Гудкхой! И никогда не возжелаю ничего твоего, кроме того, что разрешил мне желать! Отныне я – твое плечо, Рьмэн Гудкхой! Будь уверен во мне!

– И ты верь мне. Я не предам тебя, не брошу, не оставлю одного. А если ты сможешь дать Альгейде больше счастья, чем я, и она будет с тобой – пусть будет так!

Мы еще долго клялись друг дружке в вечной дружбе. А на следующий день Энгельрик уже вовсю дрессировал остальную ораву, обучая их великому искусству фехтования. Ну, это значит – раз.

Интерлюдия

Рассказывает Энгельрик Ли

Я знаю Робина уже скоро два года. И всегда он мне не нравился. Раньше – не так, как сейчас, но все равно – не нравился. Неулыбчивый, грубый, недалекий в своих рассуждениях йомен. И ненавидит меня. Раньше, стоило ему услышать мое имя, рычал и плевался, точно дикий камелеопард[12]. Особенно когда говорил сквозь зубы. Напившись, он здорово издевался надо мной. А напивался он регулярно.

Да, ему, безусловно, было неприятно, что в его банде есть человек благородной крови, чьи предки пировали в залах наших старых королей, когда его предки убирали в хлеву навоз. Я старался не обращать на это внимания и смотрел на его грубые шутки и подначки сквозь пальцы. В конце концов, отец Робина выручил меня. Не задаром, разумеется: отец заплатил пять марок золотом и дал старому разбойнику пять отличных копий, два совсем новых кожаных гамбизона[13], простеганных конским волосом, три бочонка эля, мешок ячменя, свинью, боевой топор и короткий меч. Но все же старый Хэб помнит, что отец был другом его старого хозяина, Торстина Глейва, и что мы всегда были добры к своим сокменам, коттариям и вилланам[14]. И мог одернуть сына, если он уж очень разойдется. Да и идти мне все равно было некуда. Приходилось, плюнув на скотство и грязь, жить дальше. Наверное, постепенно мы привыкли бы друг к другу. Если бы не Альгейда…

Альгейда, Альгейда, ненаглядная Альгейда… Она считалась его подругой, но проявляла ко мне сострадание, а иногда даже согревала ночью, если Робин отправлялся на очередную вылазку. Все знали о том, что Альгейда никак не может выбрать между мной и Робином. А ни один из нас не желал делиться этим прекрасным цветком. Что-то должно было произойти…

Может, я и не очень хорошо поступил, и душа моя должна была быть погублена, но терпеть этого грубого грязного смердящего йомена я больше не мог. После очередной ночи, проведенной с Альгейдой, я, наконец, решился. Пусть он только вернется. Когда все перепьются, ткну его мечом, схвачу Альгейду, и ищите ветра! На Англии свет клином не сошелся. Я – хороший воин, любой сеньор будет рад видеть меня в своей дружине! Может, даже возьмет в оруженосцы. А там и до рыцарского пояса недолго. Насчет Альгейды я не волновался и не сомневался. Никто никогда не посмеет обидеть служанку воина, а то и оруженосца! А в будущем, если будет нужно, я признаю наших детей своими бастардами, с правом наследования герба! Ведь я в самом деле люблю эту рыжую красотку…

Однако меня постигло горькое разочарование. Именно в тот день, когда я хотел одним ударом своего клинка проучить Робина и разрешить все вопросы, его схватили. Мне самому еле удалось избежать плена.

Надо признать, что если бы не Робин, нам пришлось бы туго. Но он мужественно защищался и вообще вел себя как благородный человек. Но его все равно схватили и после допроса повесили. Я искренне считаю, что шериф и его прихвостни грубо попрали все божеские и человеческие законы. Отец Робина был свободным человеком, так что вешать его без приговора королевского суда было просто подлостью и, я бы сказал, наглостью!

Но после меня постигло жестокое, глубочайшее разочарование. Я-то был уверен, что Альгейда любит меня, а Робину лишь уступает, как сыну атамана, но – увы! Как же я заблуждался! Узнав о гибели Робина, бедняжка перестала есть. Почти совсем! Все время сидела под деревом, молчала, а иногда – плакала. Иногда мне удавалось заставить ее съесть кусочек оленины или выпить глоток вина, но этого было явно недостаточно. С каждым днем Альгейда становилась все бледнее, все тише, все прозрачнее. Было видно, что тоскует она по Робину даже больше, чем старый Хэб.

А старик, верно, чокнулся от горя! Он каждый день устраивал поминки по сыну, не предпринимая, однако, попыток отомстить. Хотя это не удивительно: что он мог против обученных вооруженных благородных воинов? Ничего! А Альгейда медленно умирала, и я ничем не мог помочь ей. Только горячей молитвой, кою и возносил ежеутренне и ежевечерне. Как я просил оставить Альгейде жизнь! И я был услышан. Господь наш, царь небесный Иисус Христос и все святые угодники сжалились надо мной и не остались глухи к моим мольбам…

Нет, я и раньше знал, что не слишком-то везучий и что ко мне можно смело отнести прозвище нашего последнего короля[15], но чтобы так!.. Господи! Зачем ты вынул эту мразь, этого выродка – молодого Хэба из петли и воскресил! Чем согрешил я, господи, что ты караешь меня столь немилосердно?!!

На него наткнулся наш дозор, сидевший в засаде на дороге. Сначала Робина не узнали, потому как одежда на нем была самая что ни на есть бесовская, да и шел он так, словно впервые оказался в Шервудском лесу. Чтобы привлечь его внимание, дозор пустил несколько стрел, но Хэб-младший оказал такое яростное сопротивление, что Эльфера Лысого приволокли в лагерь изрядно охромевшим, и ему еще повезло, потому что Робин собирался его прирезать. К счастью для всех, Билль Статли шарахнул Робина по голове дубиной, и тот угомонился. Но в лагерь его пришлось нести.

Принесли его, и старый Хэб на радостях лишился последнего ума. Прыгает по поляне, точно мартовский заяц, и вопит, что ангелы господни возвратили ему сына. От его воплей Робин было пришел в себя, но то, что было потом… Произошло совершенно невероятное. Робин потребовал, чтобы ему вернули его кошель. В этом, собственно, не было ничего невероятного – он всегда был прижимист, этот грязный навозник, но Робин неожиданно раздал свою добычу всем. И не оставил себе даже пенни, даже осьмушки пенни! От изумления я чуть не подавился олениной. Робин сам, своей волей роздал деньги?! И плащ, подбитый лисьим мехом, продырявленный стрелами всего в шести местах?! И красивейшее, совсем новое сюрко?[16] И шелковую рубаху?! И щегольские туфли, шитые золотом?! Сам отдал?! Мир перевернулся…

Но эта странность была ничто по сравнению с остальным. Во-первых, этот «Робин» начисто забыл человеческий язык и лопотал что-то на непонятном тарабарском наречии, где на всю фразу приходилось два-три ясных слова. Он махал руками, что твой аист крыльями. А уж как он пил… Как он пил!!! Кубок за кубком он пил драгоценное бордоское так, словно это была вода. Даже не икая, не рыгая и не отдуваясь! Пречистая Дева Мария, тут дело нечистое…

Но тут мне стало не до удивления, потому что Альгейда наконец разглядела причину поднявшегося на поляне шума и бросилась к своему «замечательному» Робину со всех ног и повисла у него на шее. Она шепчет ему на ухо, как она любит его, как не верила в его смерть, как ждала его… Ну хорошо же, Робин Хэб! Еще посмотрим, надолго ли ты воскрес!..

Следующее утро выдалось нелегкое – гуляли мы знатно. Хэб велел выкатить даже те бочки, которые мы собирались продать знакомому купцу – Исааку из Йорка. Ах, Альгейда, милая Альгейда… За что ты так со мной, рыжая красотка?.. Ушла со своим Робином и всю ночь была с ним. Будь ты проклят, Робин Хэб! Будь прокляты все эти взвизги, крики и стоны страсти, что я был принужден слушать до тех пор, пока вино и эта… как ее?.. девка из Сайлса, пришедшая к нам со своими родичами, не заставили меня забыться в тяжелом сне.

Да, это ревность. Да, все возненавидят меня, но сегодня все должно свершиться! Раз и навсегда! Меч мой всегда при мне. Я встал и пошел искать этого выродка. И нашел…

Его отец уже начинал отчитывать своего отпрыска! А тот, вместо того чтобы высказать своему отцу, что тот старый козел, похотливый хряк и пустоголовое ничтожество, даже не сопротивляется! Так, лопочет что-то на своем непонятном наречии, но не зло, а… примирительно?! Это Робин-то – примирительно?!! Да не может быть… Да это не он!!!

Хэб, должно быть, тоже что-то заподозрил. А потому и решил проверить Робина стрельбой из лука. У нас лучше Робина луком владеет только Билль Статли, но и молодой Хэб лучник был хоть куда! Не уступал валлийским наемникам. И вот теперь испытание…

А Робер-то и рад. Как?!! Еще и плюется?! Лук, видите ли, ему не нравится. Что?! Ты это мне?! Святой Климент, дай мне вынести это оскорбление, а не броситься на него прямо здесь! Послать меня за своими грязными вещами, будто какого-то раба или виллана?!! Да я…

Стоп! А почему ты не оскорбил меня? Почему не назвал «саксонским щенком норманнских псов»? И обратился ко мне, пусть на своем, никому не понятном языке, но нормально, а не как обычно: «Эй ты, благородный козел!»

Господь моя крепость! Святая Катарина! Спаси меня, раба божьего!..

Дьявол! Нет. Колдун! Только черный колдун, слуга духов холмов и прочих фэйри, мог договориться с дьяволом не только о жизни, но и подарке! Это что за?.. Что это, господи?.. Уродливая коряга с дырами… это – лук? Это – не лук! Это чертов лук!..

Царю небесный! Вы гляньте! Попал. Да не один раз, а три! Бьюсь об заклад: никто ни в Мерсии, ни в Нортумбрии… да что там – в Нортумбрии! В целом свете никто не сможет так точно и так быстро вогнать три стрелы! Ни за что и никогда!!!

Хэба увиденное даже не смутило. Он продолжил игру. Теперь и с яблоком на голове. Иногда Робин рисковал стрелять в яблоко, лежащее на голове родного отца. В последний момент старый Хэб, повинуясь знаку молодого, резко нагибался, и стрела пронзала яблоко, летящее к земле. Иногда. Но тут… Робин, явно рисуясь, закрыл глаза и всадил стрелу в яблоко, лежащее на голове своего отца, вслепую! Тот даже пригнуться не успел…

Я все понял, сволочь, черная душонка! Ты так испугался встречи с создателем и расплаты за свои грехи, что продал душу дьяволу! Твой лук из ребра самого Люцифера, и теперь ты получил еще и признание банды, которого и без того было в избытке. И, конечно же, мою Альгейду! А вот не отдам! Никогда не отдам!

Собака! Как же тебе не попасть, если тебе сам черт в глаз залез и куда метить показывает. Собака. Опять пьянка? Ну ладно. Если вино еще есть, то можно и повторить. Что ты там орешь, Хэб? Что это твой сын? Ты глаза, что ли, потерял?! Конечно, это твой сын! Только теперь еще и сын дьявола! Сукин сын!..

Несколько следующих дней прошли как-то странно. Сколько раз мы с Робином пересекались глазами, сколько раз я заступал ему дорогу, но он всегда смотрел на меня, как… как на своего! Ни капли презрения! Ни намека на вызов! Ни малейшей обиды! Даже рука не поднимается убить его. Будто и не он совсем. Повадки другие. Он даже ходить стал иначе. Раньше он ходил по поляне и по лесу так, словно все должны уступать ему дорогу, а теперь… Теперь он ходит, словно насторожившийся волк. Будто все время охотится. А с Альгейдой… Раньше, бывало, он и покрикивал на нее, и тумака мог дать. А сейчас… Сейчас он с ней нежен и заботлив, точно он – не он, а ее родная мать! Не-ет, тут дело нечисто…

Хэб вновь пошел на вылазку. Ну конечно. Вино кончилось, можно и побегать. Взял с собой Робина, Статли и еще десяток. А меня оставил на поляне. Сказал, что нельзя оставить лагерь без пригляда хоть одного хорошего воина. Решил лестью скрыть свою тревогу за исход нашей возможной стычки со своим «сыночком». Бедный Хэб! Ему ведь даже не объяснишь, кого он пригрел на своей груди…

– …Альгейда, можно поговорить с тобой?

Она обернулась, посмотрела мне в глаза. И в ее взгляде я не увидел не то что любви, а даже того сострадания, которое видел раньше!

– Что тебе, Энгельрик?

Какая же она все-таки у меня красивая! Как прекрасны ее губы, как стройны ноги, как соблазнительно выглядывает из выреза грудь… но… что это у нее в ложбинке меж грудей?! Нет!..

– Ты зачем взяла его кольцо? Это знак дьявола, это – его печать! Брось его! Скорее!

– Нет! – Альгейда чуть не плачет. – Когда за ним придет дьявол, я оденусь в его одежду и покажу кольцо. Тогда он заберет меня, а Робин будет жить. Я живу только для него! Уйди! Оставь меня, не прикасайся ко мне!

Вот так вот. Всего несколько фраз, и я понял, что она уже не будет меня любить, пока на моем пути есть этот мерзкий червяк. Все решится завтра. Завтра!..

…Кто смеет меня так рано будить? Чего? Какая тренировка! Прочь! Не сметь!..

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

Релиз – устройство для натягивания и спуска тетивы блочного лука.

2

Нейрохирургическая операция, заключающаяся в разрезании тканей, соединяющих лобные доли мозга с его остальной частью.

3

Роман учился еще во времена СССР, и тогдашний шестой класс соответствовал нынешнему седьмому.

4

Вид соревнований по стрельбе из лука. Соревнования проводятся на природе, например в парке. Стрелки идут по дистанции и поражают мишени, которые имитируют различных животных. Мишени могут быть скрыты небольшим кустом, стоять на разных расстояниях и разной высоте. В результате стрелку приходится уметь определять дистанцию и высотное превышение, дальномеры и угломеры обычно запрещены. На каждую мишень дается несколько стрел. Иногда очки за мишень считаются по сумме выбитых по ней очков, иногда считается сам факт поражения мишени одной или несколькими стрелами.

5

Мусульмане довольно долго без всяких опасений пили водку, брагу и пиво, которые получали из Европы и Китая. Мотивировали они свое поведение тем, что эти напитки не являются перебродившим соком ягод, о котором говорил Пророк.

6

Имеется в виду 7,62-мм снайперская винтовка Драгунова.

7

ПБС – прибор бесшумной стрельбы, в просторечии – глушитель.

8

Одно из жаргонных обозначений пластичной взрывчатки.

9

Солдатское жаргонное наименование препятствия, представляющего собой участок глубокого песка или болота с кочками или пнями, по которым происходит преодоление.

10

Солдатское жаргонное наименование препятствия, представляющего собой горизонтальную лестницу длиной около 6 м, укрепленную на высоте около 3 м, которое преодолевается перелезанием по лестнице на руках.

11

Dena lagu – область датского права (др.-англ.). Территория в северо-восточной части Англии, отличающаяся особыми правовой и социальной системами, унаследованными от датских викингов, завоевавших эти земли в IX веке.

12

Энгельрик слабо разбирается в зоологии. Вероятно, он имеет в виду верблюда, но упоминает почему-то жирафа (камелеопарда).

13

Гамбизон – подбитая волосом стеганая куртка из толстой прочной ткани или кожи.

14

Сокмены и коттарии – лично свободные крестьяне, связанные с сеньором некоторыми повинностями, в средневековой Англии. Вилланы – лично несвободные (крепостные) крестьяне в средневековой Англии.

15

Энгельрик имеет в виду Гарольда II Годвинсона, который, после поражения и гибели в сражении при Гастингсе, получил у хронистов и бардов прозвище infelix – несчастливый (лат.).

16

Сюрко – в XII веке длинный и просторный плащ-нарамник, похожий по покрою на пончо и часто украшавшийся гербом владельца. Обычно сюрко был длиной чуть ниже колена, имел разрезы в передней и задней части, без рукавов.