книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Люси Монро

Долгая помолвка

Роман

Пролог

Умирает ли любовь?

Когда Анджела поняла, что ее отец, Кемаль бин Ахмед аль-Джохар – сводный брат короля Джохара и ее идеал, постоянно нарушает клятву супружеской верности, она задала матери этот вопрос. Анджела была тогда наивной первокурсницей. Она настолько верила в порядочность отца, что рассказы о его изменах, появившиеся в таблоидах и забившие электронный почтовый ящик, сочла грязной клеветой или жестокой шуткой какого-то друга, который отныне для нее не друг.

До сих пор она не подозревала, что кто-то испытывает к ней неприязнь. Этот кто-то разбил не только ее иллюзии, но и сердце.

Самый главный герой Анджелы был свергнут с пьедестала и даже не подозревал об этом.

Мать девушки, бразильянка по происхождению, бывшая супермодель, по-прежнему красивая и статная, молча смотрела на дочь несколько секунд. Ее карие глаза – такие же, как у Анджелы, – выражали нескрываемую боль.

– В молодости, – вздохнула она, – я считала, что любовь – это великое счастье, однако некоторые люди мучаются и страдают из-за любви, и будут страдать до самой смерти.

– Почему же ты остаешься с ним?

– Мы с твоим отцом живем каждый своей жизнью.

Так разбилась еще одна иллюзия. Оказывается, Анджела с матерью поселились в Штатах для того, чтобы девушка могла получить образование, сохраняя относительную анонимность. У американцев полно своих скандалов, и им недосуг интересоваться жизнью состоятельных выходцев из маленькой ближневосточной страны Джохар.

В каком-то смысле мать оберегала Анджелу. От правды. Но Лобелия также оберегала и себя: ей не хотелось прослыть женой дамского угодника и волокиты. Теперь Анджела поняла, почему они редко ездили в Бразилию и Джохар, а также почему отец редко их навещал.

– Но почему ты не разведешься с ним? – спросила она.

– Я люблю его.

– Но ведь он…

– Он мой муж. Я никогда не опозорю свою и его семью разводом.

Учитывая то, что отец Анджелы – член королевской семьи, этот аргумент был вполне весомым. Тем не менее Анджела поклялась не повторять ошибки матери. Лично она никогда не выйдет замуж из чувства долга и не будет мучиться из-за безответной любви, которая приносит больше горя, чем радости.

Анджела верила, что сможет сдержать клятву. Однако, несмотря на то что никаких официальных заявлений сделано не было, в тринадцать лет она была обещана в жены Захиру бин Фаруку аль-Зохра. Захир являлся наследником престола Зохра, и на всем Ближнем Востоке не было лучшего жениха, чем он.

По крайней мере, Анджела так считала. До сегодняшнего дня. Сегодня она получила по почте массу фотографий Захира.

Внезапно Анджела ощутила запах весенней свежескошенной травы, наполнявший воздух в тот роковой день, четыре года назад. И тот же холодок пробежал по спине, оставив странное ощущение влажной кожи.

Еще час назад, если бы кто-нибудь стал расспрашивать ее о Захире, она уверенно заявила бы, что принц не может стать героем скандала, который обожают раздувать бульварные газеты. Он не только осознавал свой долг перед семьей и свое высокое положение. Захир был слишком честен и принципиален, чтобы быть пойманным с поличным с какой-нибудь женщиной.

Да. Это был второй ее герой.

Но теперь, уставившись на верхнюю фотографию – весьма невинное изображение Захира, помогающего грудастой блондинке усесться на пассажирское сиденье его «мерседеса», Анджела издала нервный смешок. Горло вмиг пересохло, и реальность обрушилась на нее.

Здесь, в этой комнате, не было никакого запаха свежескошенной травы – лишь легкий цитрусовый аромат, который любил ее босс, предпочитавший использовать его для вентиляционной системы.

Во рту появился металлический привкус страха, и рука ее дрогнула, когда она отложила в сторону верхнее фото.

На следующем снимке Захир целовал ту же блондинку. На этот раз на ней было крошечное бикини, и они сидели на краю бассейна. Анджела затруднялась сказать, где их сфотографировали: большая вилла в средиземноморском стиле, возвышавшаяся над бассейном, могла находиться в любой стране с теплым климатом.

Но одно было совершенно очевидно: целующихся в сумерках людей связывает страсть.

И это пробудило воспоминания, о которых она хотела бы навсегда забыть.

Анджеле тогда исполнилось восемнадцать лет, и она была влюблена в Захира с тех пор, как пробудилась ее сексуальность. Девушку не волновало то, что люди могут догадываться об этом. Причем то была не простая страсть. Ее любовь к Захиру с годами становилась глубже и сильнее.

Анджела считала, что Захир холодно обращается с ней, его нареченной невестой, потому что она слишком молода. Но ей уже исполнилось восемнадцать лет. Она стала вполне взрослой, по крайней мере по меркам той страны, в которой выросла, – США.

Они с Захиром присутствовали на званом обеде, на который впервые пришли вдвоем, как пара. Анджела решила, что настал подходящий момент для первого поцелуя, и в разгар веселья бесстыдно увлекла Захира во двор. Правда, бесстыдства у нее было не больше, чем у любой застенчивой девушки, не унаследовавшей от матери необыкновенную красоту.

Трепещущая, но полная решимости, Анджела заглянула в глаза жениха, которые в сумерках казались почти черными, хотя на самом деле были серыми. Она крепко обняла Захира за плечи, и ее пальцы почувствовали его сильные мускулы.

Откинув назад голову, она закрыла глаза и умоляюще произнесла:

– Поцелуй меня.

Она не сомневалась, что мужчина, который в один прекрасный день станет ее мужем, немедленно выполнит просьбу. Анджела с дрожью ждала поцелуя несколько секунд, показавшихся ей долгими часами. И вот нежные губы коснулись ее лба.

Глаза Анджелы широко распахнулись.

– Захир?!

– Сейчас не время, дорогая. – Он осторожно отодвинул ее. – Ты по-прежнему ребенок.

Потрясенная, Анджела покорно кивнула и сглотнула горестные слезы. Покачав головой, Захир похлопал ее по руке:

– Ш-ш-ш, дорогая моя, наше время еще не пришло.

Захир отвел Анджелу назад, а она утешала себя тем, что в словах его прозвучало обещание и он дважды назвал ее «дорогая»…

Хриплый смех вырвался из ее груди. Фото, на котором Захир целовал другую женщину, расплылось перед глазами. Теперь Анджеле двадцать три, а она все еще ждет, когда же Захир поймет, что его невеста не ребенок.

И если бы не эти снимки, поняла бы она когда-нибудь, что этот день никогда не наступит?

Сморгнув слезы, Анджела разложила на столе оставшиеся фото. Она была не в силах убрать их в пакет.

Захир явно не считает эту блондинку ребенком. Нет, Эльза Бош – воплощение всего, что ищет мужчина в любовнице. Она экстравагантно красива, чувственна и опытна.

Анджела вздрогнула, осознав, что она этими качествами не обладает.

Вряд ли Захир запятнал свою честь связью с немецкой актрисой. Ведь помолвка не была официально объявлена, и он обращался с Анджелой как с дальней родственницей, а не возлюбленной. Если не считать ее давнюю неуклюжую попытку сблизиться с ним.

Анджела поняла, что их совместное будущее, о котором она мечтала, никогда не станет реальностью.

Она ждала десять лет. Десять! И все эти годы девушка ни с кем не встречалась, даже не пошла на студенческий бал, потому что считала себя связанной обязательствами. У нее были друзья-парни в колледже, но она не позволяла отношениям с ними выходить за рамки приятельских.

Анджела считала, что Захир, как и она, заполняет свою жизнь обязанностями наследника престола, семьей и друзьями… среди которых нет интимных подружек.

В отличие от ее отца, Захир был весьма осмотрителен. Но факт оставался фактом: связь с Эльзой Бош у него была.

В сердце Анджелы возникла пустота. Исчезли чувства, которые она питала к Захиру много лет.

Отправитель требовал деньги в обмен на молчание. Если Анджела не заплатит ему, он отошлет фотографии во все американские и европейские таблоиды и приложит к ним весьма пикантную историю.

Известие о том, что Захир имеет продолжительную любовную связь с актрисой, снимавшейся в известном порнографическом фильме, станет потрясением для двух королевских династий. Анджела содрогнулась, представив их реакцию. Немецкая актриса вряд ли является подходящей парой для наследника престола, однако он выбрал ее.

На снимке было много обнаженного тела, но еще больше – страсти. И счастья. Счастья Захира. Анджела никогда не видела, чтобы он так улыбался, держался столь непринужденно и расслабленно. С ней Захир вел себя по-другому.

Любовь способна заставить одну женщину жить с изменником, а другую – найти в себе мужество отпустить мужчину, которого она любит.

Глядя на эти фотографии, Анджела почувствовала, что она не может вынудить Захира исполнить договор о женитьбе.

Ее любовь к нему требовала слишком многого.

Отсутствие любви Захира к ней требовало свободы.

Глава 1

Захир завидовал своему младшему брату. С тяжелым сердцем он наблюдал, как тот произносит клятву верности.

Голос Амира чуть не сорвался – не только от волнения, но и от любви к своей невесте. В глазах Грейс блестели слезы, однако улыбка ее стала еще ярче, когда она с нескрываемым восхищением взглянула на жениха. Ее голос дрожал, когда она клялась Амиру в любви.

Любви.

Брат нашел ее с женщиной, не совсем подходящей для него. Но ни невеста, ни жених не были наследниками престола, и брак их вряд ли можно назвать событием мирового значения. О Захире этого сказать нельзя.

Выбор его невесты был обусловлен соглашением между королевскими семьями Зохра и Джохара, заключенным более десяти лет назад. Взгляд Захира скользнул по гостям, окружившим невесту, по сияющему лицу отца, владыки их маленького ближневосточного королевства, и обратился на женщину, с которой когда-нибудь ему придется вступить в брак. Хотя между ними не было кровного родства, король Джохара обращался с Анджелой бин Кемаль как с любимой племянницей.

Взгляды их встретились, но Анджела мгновенно отвела глаза, уставившись на пару, произносившую клятвы.

Захира не удивила ее холодность. Пока шла подготовка к свадьбе Амира и Грейс, Анджела вела себя по меньшей мере странно.

Его будущая жена шокировала всех, отказавшись принять активное участие в брачной церемонии. Сославшись на то, что она не состоит в родственных отношениях ни с женихом, ни с невестой, Анджела твердо отклонила все попытки его матери и Грейс уговорить ее.

Захир объяснял непреклонность Анджелы тем, что та желает наконец услышать объявление о собственной помолвке. Ведь она долго и терпеливо ждет, когда же состоится ее свадьба. Пожалуй, пора ему исполнить долг.

Кроме того, отец Анджелы тоже внес свою лепту: он давно ведет себя прилично и не привлекает внимания журналистов и желтой прессы.

Мать рассказала Захиру о том, что Анджела была невероятно шокирована просочившимися в прессу рассказами о разгульной жизни отца, о его изменах жене. Девушка не разговаривала с Кемалем целый год. Захир решил тогда, что настало время действовать. Он не был близок со своей нареченной невестой, но Анджеле предстояло войти в королевскую семью, и Захир не мог спокойно смотреть сквозь пальцы на то, что пожилой человек порочит их род недостойным поведением.

Поэтому Захир поставил Кемалю условие. Он предупредил старого греховодника, что не женится на женщине, чей отец является скандальным героем желтой прессы и чье имя появляется на страницах таблоидов не реже имен европейских рок-звезд.

Кемаль уладил конфликт с женой и затих. Его имя нигде не упоминалось вот уже пять лет, и это служило доказательством того, что будущее дочери для Кемаля важнее всего. Захир брезгливо скривил губы.

Он никогда не станет таким, как этот человек, даже если его ждет брак без любви.

Захир подозревал, что Анджела, в отличие от матери, не потерпит измены. Это радовало его. Наследник престола не хотел связывать свою жизнь со слабовольной и бесхарактерной женщиной.

Несмотря на то что Захира заинтриговала неожиданно открывшаяся черта характера будущей жены, терпение его иссякало. Анджела постоянно отклоняла все попытки сфотографировать ее вместе с новобрачными и членами их семей.

– Пойдем, моя маленькая принцесса. Полагаю, скоро настанет твое время. – Король Малик Джохар похлопал Анджелу по плечу. Судя по всему, он интерпретировал ее поведение точно так же, как и Захир. – Не надо уподобляться верблюду, пытающемуся напиться с помощью своего хвоста.

Анджела улыбнулась своему именитому дяде, хотя улыбка не коснулась ее серьезных глаз, и покачала головой:

– Торжественные свадебные снимки – для семьи, а не для друзей.

Озадаченный, Захир нахмурился. Прежде Анджела никогда не отказывала королю.

– Ты – почти член семьи. – «И это произойдет очень скоро», – мысленно добавил Захир, зная, что Анджела достаточно умна и поймет подспудное значение его слов.

Она снова покачала головой и повернулась, собираясь уйти. Захир схватил девушку за руку, но мгновенно отпустил ее, осознав, что допускает ошибку. Ведь формально они не обручены, и этот вольный жест совершенно неуместен. Как будущий король Зохра, Захир не имеет права поступать опрометчиво.

По крайней мере в обществе.

Впрочем, и в частной жизни он не мог допускать вольности. Захир иногда чувствовал себя дураком, поскольку все еще мечтал о том, чего иметь не мог.

Счастливая жизнь, наполненная любовью, которую создали для себя его братья, – не для него.

Король Малик рассмеялся:

– Ты начинаешь видеть в ребенке женщину со своей собственной волей, не так ли?

Захир не мог это отрицать. Сегодня Анджела надела привлекательный наряд. Она явно хотела кого-то обворожить. И это сработало. Захир нашел ее очень привлекательной. Обычно он едва замечал Анджелу и сегодня испытал шок, ощутив легкое возбуждение. Ее темно-каштановые волосы со светлыми прядями были уложены на затылке, открывая изящные плечи и стройную гибкую шею.

Нежно-кремовое платье было скромным, но стильным. Облегая фигуру девушки, оно приоткрывало колени. Хотя Анджела не унаследовала от матери ее красоту, в этом платье, в туфлях на высоком каблуке она выглядела так же неподражаемо, как и бразильская супермодель. И казалась вдвое сексуальнее матери.

Ее упрямый отказ принять участие в свадебной церемонии, как подобает будущему члену королевской семьи, возбуждающе действовал на мужчину.

Упорство Анджелы напомнило ему о том, что его будущая жена выросла совсем не в той обстановке, в которой воспитывались женщины в Джохаре. Ее странное поведение шокировало Захира. Однако в глубине души он был вынужден признать, что ему это импонирует.

Его брак не будет основан на любви, как у брата, но он по крайней мере не станет холодным соединением двух несовместимых личностей.

Честно говоря, Захир не был способен на длительную любовь. Ему всегда хотелось новых страстей и новых увлечений.

– Какая прекрасная свадьба, не правда ли?

Горько улыбнувшись, Анджела взглянула на мать:

– Да, конечно. Любовь Амира и Грейс делает ее еще прекраснее.

– Это напоминает мне о твоем отце и моей свадьбе. – Лобелия вздохнула, блаженно улыбнувшись, чего Анджела никак не могла понять. – Мы так любили друг друга…

– Не думаю, что Амир похож на моего отца.

Лобелия нахмурилась:

– Ты же знаешь, что Кемаль остепенился.

Анджела знала. Тем не менее девушка не могла разобраться, какие чувства она испытывает к человеку, который почти двадцать лет нарушал супружеские клятвы и только теперь стал образцом порядочности, поскольку единственная дочь была возмущена и оскорблена его поведением.

Похоже, супружеская жизнь пожилой пары наконец-то начала налаживаться. Лобелия и Кемаль проводили много времени вместе и даже поселились в одном доме. Отец Анджелы был очень нежен с женой.

Но Анджеле становилось горько при мысли о том, что отец прекратил свои похождения только после того, как она жестко поговорила с ним, а потом больше года не общалась.

– Значит, прошлое больше не существует? – растерянно спросила Анджела.

– Мы забыли о нем ради будущего. – Всемирно известная улыбка Лобелии была мягкой, но в ней сквозил укор. – Прошло пять лет, дитя мое.

«Дитя мое»… Анджела уже давно не была ребенком, и не важно, что по этому поводу думают ее мать и Захир.

Она крепко обняла маму:

– Ты добрая женщина и умеешь прощать. Я люблю тебя.

«Но не хочу быть такой же, как ты», – добавила она про себя.

Анджела отправилась на поиски мужчины, который когда-нибудь станет королем.

Через несколько минут она проскользнула в полуоткрытую дверь кабинета Захира. Он исчез со свадебного пира, и Анджела догадалась, где можно его найти.

– Пренебрегаете своими обязанностями, принц Захир? – Она скрестила руки на глубоком декольте своего дизайнерского платья. – Ай-ай-ай. Что скажет твой отец?

Обстановка кабинета была такой же, как и сам Захир: мужественной, богатой и импозантной. Но все же старинные картины и мебель, украшавшие кабинет, выражали нечто большее: способность ценить красоту, которой, осознавала Анджела, ей сильно недоставало.

В то время как Захир почти не обращал на нее внимания, она внимательно следила за ним. Анджела не могла понять, почему она раньше ничего не замечала. Девушка решила, что сознательно закрывала глаза, но от этого ей не стало легче. Анджела ощущала себя дурой.

В свои двадцать три года она была девственницей, и у нее не было никаких перспектив. Над ней можно только посмеяться. Анджела долго цеплялась за надежды и волшебные сказки, которые никогда не станут реальностью. И доказательством этому являлся брак ее родителей…

Захир поднял голову, оторвавшись от бумаг, и глаза его слегка расширились, когда он увидел Анджелу. Он быстро поднялся. На голове его красовалась корона наследного принца, а поверх стильного костюма была накинута традиционная мантия. При его огромном росте он выглядел очень привлекательно.

Однако Захир вряд ли осознал, какое впечатление он произвел на Анджелу. А она отреагировала на него так же, как и все женщины.

– Принцесса, что ты здесь делаешь? – Он всегда называл ее принцессой, хотя она таковой не являлась.

Однако так Анджелу называл король Малик, и про звище прилипло к ней. Девушке всегда нравилось это, но сейчас она восприняла обращение Захира как очередной барьер, воздвигнутый им.

Он отказывается называть ее по имени, как назвал бы любой мужчина женщину, на которой собирается жениться.

Захир взглянул за нее, несомненно ожидая увидеть сопровождающего. Но Анджела оставила мать и всех потенциальных защитников ее девственности в бальном зале. Она закрыла дверь, и замок громко щелкнул в тиши кабинета.

– Неужели я забыл, что назначил тебе встречу? – поинтересовался Захир, и голос его звучал озадаченно, но не раздраженно. – Или я должен проводить тебя к столу?

– Я способна сама найти свой столик. – По ее просьбе за обедом они не должны были сидеть рядом. – Я знаю все об Эльзе Бош.

Вначале Анджела не собиралась говорить об этом, но так уж получилось. Она заплатила отправителю фото, причем дважды. Теперь репутация Захира будет зависеть не только от нее. Фотограф-шантажист собирался использовать еще одну дойную корову.

Отвращение мелькнуло в глазах Захира. Почему – Анджела не поняла. Наверное, он вспомнил о газетенке, опубликовавшей на позапрошлой неделе снимок, на котором он изображен со своей пассией в Париже.

По сравнению с фотографиями, присланными Анджеле, это был скучный и неинтересный снимок. Но, как она догадывалась, сам факт «дружбы» Захира с актрисой явился поводом для спекуляций и скандалов.

Или он раздосадован тем, что его безупречная и чопорная без пяти минут невеста затронула эту тему? Ведь в течение многих лет она затратила массу усилий на то, чтобы создать идеальный образ будущей королевы.

Вряд ли Захир догадывается о том, что та Анджела перестала существовать.

– Тебе не стоит беспокоиться по этому поводу, – бросил он.

Слова Захира шокировали девушку, а ведь она была уверена, что теперь ее ничто не сможет расстроить. Она ожидала, что он разгневается. Или выразит презрение. Разочарование, может быть. Но не останется равнодушным. А Захир, оказывается, считает, что ей не стоит беспокоиться по поводу женщины, с которой он вступил в связь, оставив при этом саму Анджелу нетронутой. И невостребованной. И болезненно неудовлетворенной.

Ею нельзя пренебрегать. Анджела знала, что секс – это чудесная вещь для любой женщины, но она была совершенно неопытна и намеревалась исправить ситуацию. Сегодня вечером.

Осознание того, что Захир похож на ее отца гораздо больше, чем она предполагала, чуть не разрушило решимость Анджелы, но каким-то странным образом помогло ей принять решение.

– На этом фото вы оба прекрасно смотритесь.

Захир встал:

– Послушай, принцесса…

– Меня зовут Анджела.

– Я знаю.

– Мне хотелось бы, чтобы ты называл меня по имени. – Пусть хотя бы на одну ночь он увидит в ней личность. – Я не принцесса.

И никогда не будет ею. Больше нет девочки с мечтательным взором, которая чуть не сошла с ума от радости, услышав о том, что когда-нибудь она станет женой Захира. Прошедшие десять лет не только сделали Анджелу взрослой, но и познакомили с реальным миром.

Мужчина, которого она любила так долго и любила бы до самой смерти, испытывает такое же желание жениться на ней, как станцевать обнаженным на очередном королевском балу. Может, даже меньше.

– Анджела, – проговорил Захир таким тоном, будто сделал ей великое одолжение. – Мисс Бош не имеет к нам никакого отношения.

Он совершенно неправ. Во многих вопросах. Но Анджела не собиралась его опровергать.

– Ты улыбаешься на фотографии. И выглядишь счастливым.

Конечно, он никогда не смотрел на Анджелу влюбленными глазами. А немецкая актриса заслужила это.

Казалось, Захир не понимает Анджелу, словно она говорит на незнакомом ему языке.

– Я прочитала, что ты с ней порвал.

– Да.

– Потому что вас сфотографировали вместе?

Захир нахмурился, потом кивнул:

– Да.

Анджела расстроилась. Из-за Захира. Из-за себя. И даже из-за Эльзы Бош. Понимала ли эта женщина, что она подобна предмету одноразового использования? Возможно, Эльза и есть тот человек, который вымогал у Анджелы деньги за молчание. Однако сейчас Эльза не главная тема разговора.

Оттолкнувшись от стены, Анджела подошла к статуэтке, вырезанной из темного дерева. Это была ее любимая статуэтка, изображавшая бедуина на коне. Казалось, скакун и всадник устремляются в бесконечную пустыню.

Рядом девушка заметила еще одну статуэтку. Это был тоже бедуин, но пеший, в традиционном одеянии кочевника. Он вглядывался вдаль с напряженным и решительным выражением лица, и Анджела ощутила, как сжалось ее сердце.

– Когда ты это купил?

– Это подарок.

– Чей?

Захир промолчал. Анджела повернулась к нему:

– Эльзы, да?

Он сжал зубы, и она поняла, что он не ответит. Анджела не хотела сознаваться самой себе, как ей больно.

– Она тебя хорошо знает.

– Не буду тебе лгать. Наша связь длилась несколько лет, а не несколько дней.

В голосе его прозвучала некая нотка, которую Анджела не смогла понять. И употребление прошедшего времени нисколько не успокоило ее.

– Да, я догадалась. – На фото, которые ей прислали, стояли цифры, которые могли быть только датами. Те, для кого Захир был чужим человеком, вряд ли заметили бы их, но ничто не ускользнуло от Анджелы.

– Фотография опубликована в таблоиде, – заметил он. – Я удивлен, что ты их читаешь.

Анджела не отреагировала на насмешку. И не ответила на замаскированный вопрос, откуда у нее такая информация. Она сказала только то, что собиралась сказать:

– Ты не хочешь жениться на мне.

– Я выполняю свой долг перед семьей. – Тем самым Захир подтвердил, что не хочет жениться на ней.

– Когда-нибудь ты станешь великим королем, – грустно улыбнулась она. Это была правда. Захир и сейчас прослыл мудрым политиком. – Но ты даже не заметил, что я не задавала вопрос.

– Если ты о мисс Бош и канувших в прошлое отношениях, то вспомни, пожалуйста, о том, что мы с тобой официально не обручены.

– Я должна утешиться тем, что ты не изменял бы мне, если бы мы были обручены? – осторожно спросила девушка.

Захир нахмурился, и Анджела увидела, что он разозлился.

– Естественно.

– Я не выйду за тебя замуж.

– Не будь смешной, принце… Анджела, ведь я – не твой отец.

– Да, не отец. Но я пришла поговорить не об Эльзе Бош.

Она пришла поговорить о любви. И о том, что никого нельзя заставить любить. Нужно отпускать на свободу тех, кого ты любишь. Только это звучало как-то убого, и Анджела не могла заставить себя произнести хоть слово. А еще она хотела сказать, что заслуживает того, чтобы ее любил – горячо и беззаветно – человек, который собирается прожить с ней всю жизнь.

Настало время сказать правду.

– Твои братья нашли свое счастье, – продолжала она, – а ты остался заложником обещания, которое дали друг другу два человека, обладающие слишком большой властью и слишком малым пониманием последствий, вызванных их династическими планами.

– Я не считаю себя заложником. Я был взрослым, когда заключался этот договор. – Захиру было тогда двадцать четыре года. – Я сам выбрал свое будущее.

– Ты не хочешь жениться на мне, – повторила Анджела, отказываясь уходить в сторону от главной темы. – И я не позволю, чтобы тебя заставили жениться на мне во имя долга.

И себе она не позволит вступить в брак, который станет таким же несчастным, как у ее родителей.

Глаза Захира сузились, лицо стало мрачным.

– Ты говоришь глупости, – заявил он.

– Мы были обещаны друг другу десять лет назад, Захир. И если бы ты хотел жениться на мне, мы уже жили бы в супружеской гармонии здесь, в твоем дворце. Но мы даже не были официально помолвлены.

– Еще не настало время.

Один раз Анджела уже слышала этот аргумент. И поверила ему. Во-первых, потому, что была слишком молода. Во-вторых, тогда болел отец Захира. Для помолвки это было действительно неподходящее время. А затем неожиданно о своей помолвке объявил Халил, и все занялись подготовкой и празднованием свадьбы Халила и Джейд. Сразу же после их свадьбы объявлять о помолвке было бы неправильно. А известие о предстоящей свадьбе Амира предоставило Захиру очередную отсрочку.

За десять или пять лет (если считать с того времени, когда Анджела стала взрослой) у них не нашлось подходящего момента, чтобы объявить о своей помолвке, не говоря уже о свадьбе.

Хотя рано или поздно наследный принц Захир бин Фарук аль-Зохра конечно же женится по велению долга, но этот брак будет для него нежеланным.

И Анджела не должна допустить, чтобы он состоялся. Это будет означать крах того, о чем она долго и страстно мечтала. И думать об этом даже больнее, чем смотреть на фото Захира, целующего Эльзу.

Но кого она обманывает? Счастливое выражение лица Захира, столь необычное для него, раздирало ее сердце больше, чем проявление страсти.

Анджела не собиралась прожить всю жизнь с осознанием того, что она не та женщина, с которой хотел бы быть ее муж. Когда она замышляла свой план, стальной обруч сжимал ее грудь и не отпускал. Иногда девушке казалось, что это – единственная вещь, которая не позволяет ей развалиться на кусочки.

Но это тоже пройдет. В конце концов, должно пройти.

Разве лучше провести жизнь с мужчиной, который не любит тебя и никогда не полюбит? Который не желает тратить на жену время, если этого не требуют долг и обязанности? И видеть, что Захир находит радость в объятиях другой женщины, как ее отец? Для Анджелы такой путь был неприемлем.

Даже после получения пакета с фотографиями она еще не приняла окончательное решение. Особенно сильное воздействие на нее оказало известие о свадьбе Амира. Он должен был жениться на девушке из знатной семьи, но Лина, дочь шейха, отказалась выходить за него замуж, и Амир в конце концов женился по любви – на женщине, которая покорила его сердце.

Как Анджела сказала своей матери, именно любовь Амира и Грейс сделала свадьбу столь прекрасной.

Однако она не сообщила Лобелии о том, что заметила зависть в глазах Захира, когда он взглянул на счастливого младшего брата. Никто этого не заметил, конечно, но Анджела чуть ли не целую жизнь так пристально наблюдала за Захиром, как ни один ученый не наблюдает за своими исследованиями.

Мужество Лины передалось Анджеле. Счастье Амира и Грейс только укрепило ее решимость. Если у Захира есть хоть один шанс стать таким же счастливым, он заслуживает того, чтобы использовать его.

Она сделает все для мужчины, которого любит всем сердцем. Она сделает это, даже если ей придется потом всю жизнь провести в одиночестве.

– Захир, я всегда считала, что ты – честный человек. И глубоко порядочный.

Его связь с Эльзой не изменила ее мнение. Захир не был официально обручен с Анджелой. И он никогда не солгал бы ей. Девушке просто не приходило в голову спросить напрямик, имеет ли он сексуальные связи с другими женщинами.

– Да, честный.

– Ты любишь меня? – Это был один из тех вопросов, которые она не могла не задать сегодня.

Красивое лицо Захира превратилось в непроницаемую маску.

– Наши отношения – это не вопрос любви.

– Да, я знаю, но, пожалуйста, только один раз ответь мне прямо: да или нет?

Подбородок его напрягся.

– Пожалуйста.

– Не понимаю, почему ты об этом спрашиваешь.

– Не надо понимать. Просто ответь.

– Нет.

Анджела, заглянув в его серые глаза, увидела едва уловимый проблеск жалости. Захир сообразил, что Анджела испытывает к нему чувства, на которые он не может ответить.

Боль, которую причинило ей это короткое слово, не стала меньше оттого, что Анджела предвидела нечто подобное. Хотя и надеялась на обратное… Одно дело знать, что Захир не любит ее, и другое – услышать это из его уст.

Она с трудом кивнула:

– Я так и думала.

– Любовь не нужна в таком браке, как у нас.

– Я не согласна. Я не выйду замуж за мужчину, который даже не надеется полюбить меня.

– Я…

– Если ты за десять лет не нашел во мне ничего достойного любви, не найдешь и сейчас.

– Ты будешь восхитительна в роли принцессы, а затем и королевы.

«Но не в роли женщины, которую ты любишь». Анджела едва не произнесла это вслух.

– Ты заслуживаешь такого же счастья, какое нашли твои братья, – убеждала его девушка.

– Звезды говорят обратное.

Новая боль пронзила ее, но Анджела не вздрогнула от только что нанесенной раны.

В конце концов для них обоих так будет лучше.

– Нет, ты будешь счастлив, – настаивала она.

– Я не могу отказаться от выполнения долга, – жестко произнес Захир.

– А я могу!

Глава 2

Захир почувствовал, что Анджела, оказавшаяся сильным противником, нанесла ему удар. Эльза Бош была способна предать его. Ведь он не мог дать ей то, чего она хотела: уверенности в будущем. Однако Анджела – порядочная и ответственная девушка, осознающая свой долг.

– Ты говоришь несерьезно. – Захир внимательно вгляделся в нее, пытаясь обнаружить признаки чрезмерного употребления шампанского, но зрачки Анджелы не были расширены, хотя щеки пылали.

– Нет, серьезно. – Анджела взглянула на статуэтку бедуина и прикоснулась к ней. – Я никогда не позволю тебе связать жизнь с женщиной, которую ты не любишь.

– А ты ожидала, что муж тебя будет любить? – Откуда у нее взялись романтические понятия о браке? Явно не от родителей.

– Да.

– Должно быть, ты забыла о важности долга и семейных обязательств.

Жгучий гнев мелькнул в темных глазах Анджелы.

– Верность моей матери обязательствам – одна из главных причин, почему я решила не вступать в фальшивый брак.

– Не вижу никакой фальши в соединении королевских домов Зохра и Джохара.

– Я не член королевского дома Джохара, как бы благосклонно ни относился король Малик ко мне и моему отцу.

Принадлежавший к одной из самых влиятельных семей Джохара Кемаль был взят на воспитание в королевскую семью, когда родители его умерли. Кемаля воспитывали как брата Малика, но между ними не было кровного родства. И это явилось главным фактором при принятии решения о помолвке Захира и Анджелы: между ними не было никаких родственных связей.

– Я не думал, что это волнует тебя, – заметил Захир.

– Нет, не волнует.

– Именно поэтому ты считаешь невозможным выполнить обещание?

– Я не давала никаких обещаний. Просто мне, тринадцатилетней девчонке, сообщили, что в будущем мы поженимся.

Бедная девочка! Захиру стало жалко ее.

– Но ты никогда не возмущалась. Почему же сейчас противишься?

– Я погрузилась в розовые мечты, которые не имели никакого отношения к реальности.

Мечты о любви… Разве она не понимала? Это не для них.

– Тебе надо обдумать все более взвешенно, – сдержанно произнес он.

– Захир, я даю тебе свободу. – В голосе ее звучали отчаяние и гнев. – И вместо того, чтобы отговаривать меня, просто скажи мне спасибо.

Неужели Анджела считает, что оказывает ему милость? Захир не мог поверить в это:

– Наши семьи будут опозорены!

– О, пожалуйста, не надо. Наша помолвка не была официальной.

– Тем не менее все ожидали этого.

– Разве? – Анджела пожала плечами, будто это не имело значения. – Те, кто ожидал нашей свадьбы, будут разочарованы.

– Например, мой отец. И король, которого ты называешь дядей. Они будут оскорблены и унижены.

Взгляд, который Анджела бросила на Захира, свидетельствовал о том, что она не считает отказ выйти на него замуж катастрофой.

– Возможно, они будут разочарованы, – сказала девушка, – но не больше, чем в случае нашего развода.

– Ну почему развода? – Захир плохо знал Анджелу, однако ему было известно, что она далеко не пессимистка. – Твое утверждение безосновательно.

– Захир, признайся честно, что ты испытываешь некоторое облегчение.

Принц был шокирован и потому промолчал. Значит, Анджела искренне верит в то, что оказывает ему добрую услугу и он должен благодарить ее за это. Захир попытался понять, что заставило ее прийти к такому странному выводу, но ему это не удалось, несмотря на выдающийся интеллект.

Откуда у нее бунтарские идеи?

Анджела вздохнула, ссутулив плечи, и ему стало ясно, что она вряд ли настолько уверена в себе, насколько хочет казаться.

– Твое молчание говорит лучше всяких слов. Я беру на себя всю ответственность за разрыв помолвки перед нашими семьями и перед прессой.

– Нет! – Захир вскочил.

– У меня к тебе только одна просьба, – продолжала Анджела.

Он замер:

– Какая?

– Я хочу провести одну ночь в твоей постели – брачную ночь, которой у меня не будет.

Если Анджела шокировала Захира заявлением о разрыве помолвки, то это требование заставило его оцепенеть. Может, девица сошла с ума?

– Почему? – прохрипел он.

Почему его чопорная будущая принцесса предлагает – нет, требует – то, что может произойти только после свадьбы?

Очередной наследник престола не должен быть зачат при сомнительных обстоятельствах.

– Я хочу, чтобы ты стал моим первым мужчиной.

Ну, естественно!

– Но ведь ты отказалась выходить за меня замуж.

Разве она не понимает, что в этой просьбе нет ни капли здравого смысла?

– Ты хочешь жениться на Эльзе Бош, – отрезала Анджела.

Когда-то Захир мечтал об этом. Он верил, что любит Эльзу. И сходил с ума. Но даже тогда он понимал, что это чистая фантазия. Даже в юности, охваченный бурными эмоциями, Захир сохранял способность здраво мыслить.

– Это не вариант, – бросил он.

– Но у тебя с ней был секс. – Столь прямые слова, сорвавшиеся с языка Анджелы, до сегодняшнего дня застенчивой и скромной, пробудили у Захира ощущение, что он оказался в тупике.

Настало время прекратить разговор.

– Я не собираюсь с тобой это обсуждать.

– А я и не прошу. Я просто констатировала факт.

– Весь наш разговор – безумие.

– Нет, безумие – это когда двое собираются пожениться лишь для того, чтобы исполнить долг перед семьями. И это в двадцать первом веке!

Явно сказывалось ее американское воспитание.

– Когда-нибудь я займу трон, – начал Захир. – Женщина, которая станет королевой, должна подходить для роли правительницы Зохра. Любовь не имеет ничего общего с обязанностями, которые возложены на меня и тебя.

– Ты произнес «любовь» таким тоном, будто это бранное слово.

Настала очередь Захира пожать плечами. К сожалению, любовь приносила ему больше боли, чем радости.

– Твои братья нашли любовь, – напомнила Анджела.

– У них нет ответственности перед короной. И вообще ни один мужчина не идет гладкой дорогой к истинной любви.

Захир не имел желания брать пример с братьев. У него свои цели и задачи в жизни – как лидера и слуги народа.

– Твой отец не носит корону.

– Не стоит придираться к словам, это слишком важно. – Захир не мог поверить в то, что Анджела говорит такие вещи. – Я полагаю, ты понимаешь важность своих обязанностей.

– Моя главная обязанность – быть самой собой. Но ты так не считаешь. Я не верю, что государство может рухнуть оттого, что его лидер хочет найти личное счастье.

– Разве достойно разрывать нашу помолвку?

– Мы не были помолвлены.

– Были.

– Ты действительно так считаешь? – Анджела задала вопрос таким тоном, будто ответ был очень важен для нее.

– Да.

Она опечалилась:

– Я очень сожалею.

– Давай забудем этот разговор.

– Нет. – В голосе девушки звучала решимость, но в глазах мелькнул страх.

И вдруг Захир все понял. Анджела беспокоилась об их совместимости в постели.

В каком-то смысле она, пожалуй, права. Ведь они живут не в девятнадцатом веке, когда жених и невеста имели право притронуться друг к другу только в первую брачную ночь. По крайней мере, невеста уж точно должна была быть девственницей.

Захир никогда не ухаживал за Анджелой, потому что, вопреки его утверждению, они действительно не были помолвлены.

Сначала Анджела была слишком молода, а затем он познакомился с Эльзой. Связь с актрисой была обречена с самого начала, но она позволяла ему хоть на время забывать о долге и обязанностях наследного принца.

Захир совершил глупость, позволив себе увлечься Эльзой. Поэтому, обнаружив, что он не единственный ее любовник, принц был уязвлен. И до сих пор Захир злился на себя за то, что оказался таким ранимым.

Занятый своими мыслями и переживаниями, он не обратил внимания на растущее недовольство девушки, на которой собирался жениться. И теперь грядет очередная катастрофа.

Анджела, покачав головой, взглянула на Захира:

– Прекрати.

– Что прекратить?

– Ты ищешь способ заставить меня почувствовать себя виноватой, но ничего не получится.

– Нет, я думаю совсем о другом.

Анджела хочет убедиться в том, что их брак не будет лишен страсти. С учетом того, что его дружок зашевелился при виде ее в столь сексуальном платье, проблем не возникнет.

– Ты хочешь заняться со мной сексом, – протянул Захир.

Анджела вздрогнула, но, опустив плечи, кивнула:

– Я предлагаю тебе свободу. Не думаю, что единственная ночь любви – слишком высокая цена за это.

Вызов, прозвучавший в этой фразе, замаскировал ее страхи и неуверенность в себе. Однако Захир понял и другое: Анджела считает, что ночь в его постели – это подарок.

Заглянув ей в глаза, он понял еще кое-что, пробудившее в нем радость и вместе с тем жалость.

– Ты любишь меня.

Захиру было известно, что Анджела мечтает о нем, но он считал это девичьей влюбленностью. Однако женщина, стоявшая перед ним, совсем не была ребенком, и чувства, отразившиеся на ее лице, привели Захира в шок. Любовь может быть небезопасной. Но Анджела могла бы спокойно любить его, без всякой боли. Он никогда не предал бы ее, как предала его Эльза.

– Что заставило тебя так думать? – поинтересовалась девушка. – Моя неуклюжая попытка поцеловать тебя в восемнадцать лет или рабская преданность, отказ встречаться с другими мужчинами, несмотря на то что мы не были официально обручены?

Захир не ожидал подобного отпора. Но ему было ясно, что Анджела вовсе не стремится пойти против двух высокородных семейств. Она просто ищет утешения.

Странная девушка. Разве она знает его достаточно хорошо, чтобы полюбить? Тем не менее Анджела верит, что любит его, и этого достаточно, чтобы сейчас она мучилась от боли и волнения.

– Прошу прощения за то, что не понял твоих чувств раньше. Любовь бывает болезненной.

– И это говоришь ты? – В голосе Анджелы прозвучало изумление, мгновенно сменившееся ужасом.

Кровь отхлынула от лица. – Значит… ты действительно любишь ее?

Впервые за свою жизнь Захир захотел солгать. Он владел искусством дипломатии, умел увести разговор в сторону, дать уклончивый ответ, но никогда при этом не лгать. Даже ради политики.

Честь не позволяла ему.

– Это не имеет значения. Мы с мисс Бош расстались.

– Но ведь ты любил ее, не так ли?

– Эту тему я не желаю с тобой обсуждать. – Прошлое осталось позади. Теперь им с Анджелой предстояло построить будущее.

– И не нужно. Все и так ясно, стоит посмотреть на фотографии. Я не… Я не хотела верить этому. Но рядом с ней ты выглядишь счастливым.

– Ты сделала такой вывод только на основании снимков?

– Нет, но теперь я не хочу ничего обсуждать.

Да, конечно, она ждет заверений в том, что он готов дать ей нечто большее, чем счастье.

– Мы исчезли со свадьбы моего брата, – заметил Захир.

– Почему бы и нет?

– Я должен там присутствовать, если отец примет участие в банкете.

– Ты часто жертвуешь собой ради своей семьи.

– Это моя привилегия.

– Хочется верить, что так оно и есть.

– Да.

– Ты потрясающий мужчина.

– И ты любишь меня. – Захир не собирался раскрывать свои чувства, но он должен был защитить Анджелу. Это его долг.

А он всегда выполнял свой долг.

– Свадьба продлится до утра, – сказал он. – И сегодня совсем неподходящее время для слияния наших тел.

– Что ты предлагаешь?

– Ты проведешь в стране еще три дня?

– Да, пока будут длиться свадебные торжества.

– Давай встретимся в последнюю ночь. Перед твоим отъездом, – предложил он. – После торжественного приема не будет никаких мероприятий. – Захир протянул ей руку. – А теперь нам надо вернуться в зал.

Анджела позволила ему вывести себя из кабинета. Он чувствовал сквозь ткань пиджака, как дрожали хрупкие пальчики девушки.

Через две ночи он докажет ей, что не надо его бояться.

Солнце село час назад, но, несмотря на это, кафельный пол на балконе по-прежнему был теплым. Он приятно согревал босые ноги Анджелы. Весь вечер она мечтала скинуть дорогие туфли на высоком каблуке, которые купила специально для свадьбы Амира и Грейс.

На ней все еще было шелковое облегающее платье. Созданное пока никому не известным ньюйоркским дизайнером, оно прекрасно подчеркивало соблазнительную фигуру Анджелы, хотя в нем отсутствовали элементы, которые можно было бы назвать вызывающими.

Отец разозлился на нее за то, что она отказалась от традиционной одежды женщин из королевской семьи. Но Анджела не была джохарской принцессой, как бы страстно ни желал этого Кемаль.

Мать заступилась за Анджелу. Одетая в прекрасное европейское платье, в котором она выглядела истинной королевой, Лобелия посоветовала Кемалю принять успокоительные таблетки. Лицо отца Анджелы перекосилось, будто он съел лимон.

Но лицо Захира, когда он увидел Анджелу в вечернем платье, было другим. Его серые глаза вспыхнули, а ресницы опустились, скрыв хищнический блеск, прежде чем он снова натянул на лицо дипломатично-учтивую маску. И подобные взгляды он бросал на нее не один раз.

Анджела ощущала их на себе на протяжении всего вечера. И каждый раз она страстно желала, чтобы вечер поскорее завершился и наступила ночь. Ее ночь, которую она проведет с наследным принцем Захиром бин Фаруком аль-Зохра.

Наконец празднование закончилось, и она могла идти к Захиру в любой момент. Единственной вещью, не дававшей ей сделать это, было платье, лежавшее на ее кровати.

Вернувшись в свою комнату, Анджела увидела галабию. Это было традиционное арабское свадебное платье из белого шелка, украшенное золотой вышивкой. Оно походило на наряды из сказок «Тысячи и одной ночи». Арабские буквы, вышитые золотом, повествовали об истории женитьбы первого шейха, жена которого помогла ему создать королевский дом Зохра.

Поверх платья лежала записка:

«Дорогая Анджела, ты выразила желание провести со мной брачную ночь. Пожалуйста, окажи мне честь, надень платье, в котором в день свадьбы была моя бабушка. Я жажду увидеть тебя в этом платье, а также без него. Захир».

Вчера он объяснил ей, как пройти в его покои тайным ходом, о существовании которого мало кто знал. Анджела, конечно, догадывалась, что во дворце существуют секретные ходы, но такой информацией владели лишь привилегированные лица, к которым она не относилась. До сих пор.

Но она решила завтра уехать и никогда больше не возвращаться.

Глубоко вздохнув, девушка повернулась к кровати. Галабия переливалась на свету, завораживая и наполняя ее сердце восторгом.

Захир хочет, чтобы она надела свадебное платье для единственной ночи, которую они проведут вместе. Это было ошеломляющее предложение, но не шокирующее. Какая-то часть души Анджелы по-прежнему жаждала сказки.

Так зачем отказываться от его предложения? Галабия была самым прекрасным свадебным платьем, которое Анджела когда-либо видела, и буквы, вышитые золотом, были подобны произведению искусства. Каждый стежок – совершенен. Сочетавшиеся с платьем туфельки без задника были невероятно элегантны. И, взглянув на них, Анджела сразу же поняла, что это ее размер.

Интересно, как Захиру удалось все это устроить?

Тоненький внутренний голосок предупредил Анджелу о том, что эта ночь дорого ей обойдется. Но это всего одна ночь – единственное время, когда она сможет быть с мужчиной своей мечты. Возможно, завтра ей будет тяжело, но воспоминания об этой ночи останутся на всю жизнь.

Анджела переоделась в галабию, затрепетав от предчувствия, когда тонкий шелк прикоснулся к ее обнаженной коже. Она решила надеть современные бюстгальтер и трусики из шелка и кружев, а не традиционное нижнее белье, которое Захир передал вместе с платьем. Ведь это не свадьба, а соблазнение.

Хотя Анджела не вполне понимала, кто кого соблазняет. Но Захир явно не возражал против того, чтобы завлечь ее в постель. Его сдержанность по отношению к Анджеле куда-то испарилась.

Может быть, потому, что он расстался с Эльзой? Как только очередной снимок, где они были вдвоем, вновь попал в прессу, вмиг последовало решительное заявление, опровергающее какую-либо связь между ними.

Кроме того, Анджела не могла позволить себе забыть о том, что за эту ночь она обещала Захиру свободу. Возможно, это явилось причиной, хотя и косвенной, того, что он проявил к ней повышенный интерес.

Или Захир всегда испытывал к ней влечение, но не хотел проявлять его, иначе немедленно встал бы вопрос о женитьбе?

Или, услышав о том, что он получит свободу, принц решил напоследок порезвиться с бывшей невестой?

Не желая обдумывать эту ситуацию, Анджела уложила волосы и нанесла на лицо легкий макияж, подчеркнув только веки.

Если бы не мелированные волосы и не стильное нижнее белье, она была бы похожа на невесту из прошлого века. В тайных коридорах девушка не встретила никого, но услышала призывный женский смех, когда проходила мимо того места, где, по ее расчетам, располагались комнаты новобрачных.

Однако смех раздавался очень близко и не был приглушен стенами. Не имея никакого желания быть застигнутой, Анджела спряталась в темную нишу. В коридоре, по которому она только что прошла, зашлепали чьи-то босые ноги.

– Ш-ш-ш… Это большой секрет, – громким шепотом произнес Амир, обратившись к хихикающей жене.

– Почему я до сих пор не знала об этом, хотя столько раз останавливалась в этом дворце?

– Ты еще не была моей женой.

– Но теперь я жена. – Грейс говорила радостно и с благоговением.

– Конечно. – В голосе Амира прозвучали собственнические нотки.

– Значит, мы сейчас будем исследовать эти секретные ходы?

– Ты хочешь исследовать их или вернуться в наши комнаты и отпраздновать свадьбу?

– Догадайся.

Наступила тишина, послышались звуки поцелуев, а затем – учащенного дыхания. Потом Грейс произнесла срывающимся голосом:

– Свадебные торжества прекрасно подготовлены. Они длятся уже неделю. В Европе девушкам предоставлен для свадьбы лишь один день.

Голоса стали стихать, шаги удалялись. Анджела облегченно вздохнула и немного расслабилась.

Одной ночи ей будет более чем достаточно.

Глава 3

Анджела добралась до комнаты Захира без происшествий. Остановившись возле рычага, который поворачивал старинный комод, служивший дверью, она набралась храбрости. И вот оно наступило – мгновение, о котором она мечтала так давно.

Анджела нажала на рычаг, чтобы повернуть комод, и только тут заметила, что путь открыт. Девушка вошла в комнату, залитую светом множества свечей.

Облаченный в свадебное одеяние королевского дома, Захир взглянул на Анджелу так серьезно, что у нее перехватило дыхание:

– Я уже начал думать, что ты изменила свое решение.

Не в силах говорить, Анджела покачала головой.

– Тебя ожидает твоя брачная ночь. – Захир отступил в сторону. – Прошу.

Она вздрогнула, когда Захир протянул руку куда-то за ее спину, но тут же покраснела, смущенная собственной нервозностью.

– Не волнуйся. Я всего лишь перекрываю доступ со стороны коридора.

– Разве кто-то может по нему пройти? – с тревогой поинтересовалась Анджела.

– Об этом тайном ходе знают только члены семьи, а также несколько охранников. Но они из поколения в поколение служат в королевском дворце.

– Но все же… – Что, если брат, или отец, или кто-нибудь другой захочет навестить Захира поздней ночью?

– Я заблокировал дверь. Рычаг снаружи не повернется.

Анджела почувствовала облегчение и сообщила:

– В коридоре были Амир и Грейс.

Захир напрягся:

– Они видели тебя?

– Нет.

Он кивнул:

– Никакой трагедии, конечно, не случилось бы, но я предпочел бы, чтобы ты не стала жертвой спекуляций.

Анджела так не считала. Если бы ее увидели в свадебном наряде, это было бы невероятно унизительно и произошла бы страшная трагедия. Дядя непременно заставил бы ее выйти замуж за Захира.

– Как ты узнал о том, что я пришла? Здесь есть какое-то средство оповещения?

Захир слегка пожал плечами, но в глазах его мелькнуло странное выражение, а на щеках появился легкий румянец.

Он погладил Анджелу по щеке:

– Ты выглядишь превосходно.

– Тебе не понравилось мое вечернее платье?

– Конечно, понравилось.

– Ты так думаешь?

– О да. – Обхватив рукой ее затылок, Захир стал осторожно притягивать Анджелу к себе. Тела их сблизились. – Да ты распутница. И почему я не понял этого раньше?

– Распутница – такое старомодное слово.

– А я старомодный парень.

– Неужели?

– В некотором смысле я очень традиционен.

Прежде чем девушка успела ответить, он склонил голову, и Анджела наконец-то получила поцелуй, о котором давно мечтала.

Этот поцелуй был нежным и романтичным, как она и надеялась. Испустив блаженный вздох, Анджела слегка приоткрыла губы.

Язык Захира проник в ее рот нежно, но требовательно. Руки Анджелы, будто сами собой поднялись и обвили его шею. Захир содрогнулся, и Анджела ощутила неоспоримое доказательство его желания, упершееся ей в живот.

Она ответила на поцелуй с такой страстью, какой от себя не ожидала, сплетя свой язык с языком Захира.

Анджела столько лет подавляла в себе сексуальное желание, что сейчас оно вспыхнуло с неимоверной силой, словно пожар.

Она застонала, прижавшись к Захиру, желая гораздо большего, чем простой поцелуй.

Он словно прочитал ее мысли. Его руки принялись исследовать ее тело сквозь тонкую шелковую ткань свадебного платья. Когда пальцы Захира добрались до ее спины, мурашки пробежали по телу девушки.

Анджела не смогла подавить чувственный стон, когда его руки обхватили ее ягодицы. Приподняв Анджелу повыше, Захир прижал низ ее живота к своему напрягшемуся члену, и глухой одобрительный рык вырвался из его груди.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.