книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Мара Брюер

Софтмен

Женщина в красном

По оживленной улице центрального района города к одному из высотных зданий из тонированного стекла медленно приближался роскошный перламутровый «майбах». В лучах сентябрьского солнца автолёт сверкал своей идеальной чистотой.

Крепкие охранники в черных деловых костюмах распахнули двери лимузина, и из них показалась изящная ножка в красной туфельке, приковав к себе взгляды прохожих. Вслед за ножкой появилась и её счастливая обладательница – стройная блондинка в роскошном красном платье в пол. На голове незнакомки красовалась широкополая шляпа. Под ней, наряду со стильными солнцезащитными очками, от любопытных взглядов скрывалось очаровательное личико.

В одной руке блондинка несла маленькую дамскую сумочку. Другой рукой она придерживала йоркширского терьера, с бантиком на макушке. Пёс с любопытством и свойственным его хозяйке высокомерием озирался по сторонам.

Покачивая бёдрами, красавица в красном направилась ко входу в небоскрёб. Двери перед ней услужливо распахнулись, пропуская в здание.

По обе стороны холла с высокими потолками в ряд располагалось множество интерактивных мультитерминалов, интегрированных в стену из кварцевого стекла. Около каждого из них были люди.

Терьер тихонько заскулил, прижимаясь к декольте блондинки. Состроив недовольную гримасу, она сняла очки, исподлобья окинула взглядом холл и продолжила движение вперед. На первый взгляд женщина была не старше двадцати пяти лет – совершенная гладкая кожа, великолепное подтянутое тело. Никаких признаков старения не было и в помине. Но внимательный взгляд зелёных глаз выдавал её возраст. Изредка она задумывалась, какова была бы её судьба, выбери она другой жизненный путь – другие приоритеты, меньшие амбиции и, наконец, другого мужчину…

Блондинка медленно, но уверенно двигалась вдоль вереницы терминалов в надежде, что один из них вскоре освободится. Так и вышло: от одного из дальних устройств по ее правую руку отошла женщина с дочкой десяти лет. Возраст девочки определить было несложно – по её полным восторга и предвкушения чего-то важного глазам. Ведь это действительно был знаменательный день в жизни ребёнка…

Блондинка прошла к освободившемуся терминалу. Она слегка задумалась, застыв на месте и изящно отставив бедро. Затем достала из сумочки маленький баллончик с антибактериальным спреем и, нажав на пульверизатор, распылила его на полупрозрачный сенсорный экран терминала.

Дальнейшие её действия были уверенными и отточенными. Она коснулась указательным пальцем экрана, который в тот же миг активировался от сенсорного сканирования отпечатка её пальца. Лазерный сканер, встроенный в экран, мгновенно считал узор сетчатки глаз женщины и тут же отобразил идентификационные коды и аккумулированные данные со всех её банковских счетов.

Блондинка, довольно улыбнувшись, отыскала на развёрнутой движением пальцев по экрану клавиатуре опцию «Оплата онлайн», ввела код и выбрала банковские реквизиты компании Bio-Soft. На интерактивном экране отобразился портал с инфографическим каталогом услуг компании. Девушка, не задумываясь, отметила те опции, что её интересовали, и подтвердила оплату счёта на триста тысяч. Чек, вышедший из соответствующего гнезда терминала, блондинка смяла и небрежно бросила в стоящую рядом экокорзину, после чего направилась к лифту. Тем временем бумажка прямо на глазах словно растворилась под воздействием специальных химических гранул, локально утилизирующих любой биоматериал.

В приёмной Bio-Soft на двадцать седьмом этаже женщину в красном ждало не меньшее разочарование, чем в холле здания, – большое количество людей, ожидавших своей очереди. Блондинка окинула взором посетителей, удобно устроившихся на диванах. Сегодня в приёмной стоял радостный галдёж десятилеток, которых привели сюда родители. Йоркширский терьер тоскливо пискнул и заёрзал под мышкой своей хозяйки.

Блондинка прошла к освободившемуся мягкому кожаному креслу и присела, кокетливо забросив ногу на ногу. Она старалась ни на кого не обращать внимания, но была уверена, что все без исключения следят за каждым её движением.

В конце концов, кто они и КТО ОНА? С какой вообще стати ОНА должна на равных с ними условиях ждать своей очереди? Это единственное место, где она не может воспользоваться своим положением. Даже охрану пришлось оставить у входа… Для неё куда привычнее сопровождать мужа во время важных светских мероприятий, где она блистает как самая яркая звезда Вселенной…

Зато пёсик, наконец, угомонился и улёгся у неё на коленях. Иорк прикрыл глаза и задремал, периодически подёргивая то ушами, то хвостом.

Блондинка сидела не шелохнувшись. Она была известна не меньше своего мужа, а его-то знал каждый житель планеты Земля. Ей казалось, что все люди вокруг обсуждают её, и, будучи объектом всеобщего внимания, женщина держалась с присущим ей достоинством первой леди.

Но в действительности, к её разочарованию – а может, и к счастью, – никому не было дела до шикарной дамы. Сегодня здесь было много детей. Они сами и их родители с благоговением ждали часа, когда должно было произойти настоящее волшебство конца XXI века.

Прошло минут двадцать. Блондинка погрузилась в свои мысли и воспоминания. Что было в этих воспоминаниях и то, как часто в последнее время приходилось возвращаться к ним, знала только она и с облегчением вздохнула, когда её, наконец, пригласили в кабинет. Поднявшись с кресла, она разбудила терьера и, закинув его под мышку, направилась навстречу доктору Перье.

– Миссис Флэтчер, вы, как всегда, неотразимы! – заискивающе улыбаясь, встретил её у входа в свой кабинет доктор. – Мы всегда вам очень рады!

Блондинка ничего не ответила. Зато люди в приёмной теперь действительно обратили на неё внимание.

Она прошла в светлый, просторный кабинет и устроилась в кресле около ряда полупрозрачных сенсорных панелей.

Йоркширского терьера на время поместили в специальную корзинку с мягкой подушкой, где он, не привыкший к замкнутому пространству, сперва метался по углам. Когда же он осознал, что выбраться наружу самостоятельно не удастся, то попытался хотя бы просунуть мокрый любопытный нос между прутьями. Но и это показалось животному плохой идеей. Смекнув, что можно и застрять, пёс, поскуливая, свернулся калачиком посреди корзинки, да так и остался лежать, обиженный на весь свет.

Перье устроился напротив блондинки. Пока лаборант подсоединял к её левому виску провода на силиконовых присосках, доктор, как полагалось по инструкции, в очередной раз принялся разъяснять ход процедуры.

– Выбранные вами программы – наши новейшие изобретения! О, поверьте, вы будете в восторге! Сейчас мы добавим софт, это займёт всего пару минут.

Он сделал паузу, чтобы дождаться её реакции. Она же смотрела на него с недовольством:

– Господин Перье, я в семнадцатый раз в вашей лаборатории… Вы могли бы опустить ваши объяснения?

Она произнесла свою тираду ровным и спокойным тоном, но у доктора от волнения пересохло в горле. Он сглотнул и осипшим голосом тихонько проговорил:

– Разумеется, миссис Флэтчер… Как вам будет угодно…

– Сегодня здесь много детей… Всегда так? – неожиданно для Перье спросила она.

– Да… да-да, – запинаясь, ответил он, – 2060-й, знаете ли, в Soft-City был удивительно урожайным…

Перье усмехнулся, а миссис Флэтчер вновь стала безэмоционально-равнодушной.

Доктор повернулся к одному из сенсорных мониторов, загородив собой изображение. Он поочерёдно коснулся пальцами нескольких кнопок на панели управления. В височную область вошла тончайшая игла так, что пациентка ничего не почувствовала. Зато игла отчётливо была видна на мониторе, равно как и все данные об умственных способностях миссис Флэтчер. Перье то и дело касался монитора, панели управления, увеличивая область наблюдения жестами рук. На экране подробно отражались процессы дополнения программного пакета, выбранного и оплаченного блондинкой чуть меньше часа назад.

Уже через несколько минут процедура была успешно завершена, и высокопоставленная гостья неспешно покинула кабинет. Пёс барахтался под мышкой, так и норовя лизнуть руку хозяйки, но никак не мог дотянуться.

– Теперь поедем к папочке, похвастаемся нашими новыми возможностями! – радостно провозгласила хозяйка и пощекотала йорка за ухом. Тот радостно тявкнул.

На улице блондинка села в свой шикарный автолёт, после чего тот оторвался от земли на воздушной подушке и по плавной траектории взмыл высоко в небо – за границу облаков, к вершинам небоскрёбов. Первая леди направлялась в Белый Дом, где хозяйничал её муж – Глава Объединённого Правительства планеты Земля.

Непримерное поведение

Soft-City освещался миллиардами ярких цветных огней так, что, казалось, день никогда не сменялся ночью. Более красивого города на планете не существовало. Здесь, наряду с небоскрёбами, поражающими воображение своей архитектурой, и снующими по воздуху автолётами, раскинулись живописные зелёные парки и пруды с чистейшей, прозрачной водой. Воздух был свежим, и хотелось жадно наполнить им лёгкие до отказа, чтобы раствориться в нём. Даже на крышах большинства домов были разбиты небольшие садовые участки и зеленые прогулочные зоны, удивляющие своими ландшафтными решениями.

Но было в этом городе здание, совершенно в него не вписывающееся и по праву считавшееся жителями Soft-City тёмным пятном. Одно только упоминание о нём вызывало у людей дрожь и страх. И именно в этом здании находился человек, которому суждено было изменить этот мир…

Близился рассвет. Один из тех рассветов, которые уже восемь лет нагоняли тоску на старшего надзирателя тюрьмы Cyber-Castle Альто Марини. Он сидел, глубоко задумавшись, в своём небольшом кабинете, и на его смуглом лице, словно шрам, была отчётливо заметна печать грусти. На Альто была разработанная Министерством обороны Объединённого Правительства тёмно-синяя форма – комбинезон из непромокаемой и жароотражающей эластичной ткани, так что ни потоп, ни пожар не были страшны её владельцу. При этом ни одно, ни другое было невозможным в стенах кибертюрьмы.

Альто ждал приказа явиться к своему руководству, но приказ этот всё не поступал. Одновременно с этим старший надзиратель старался придумать оправдание ночному происшествию и избавиться от терзавшей его неприязни к сменщику Джоинту, использовавшему любую, даже самую незначительную мелочь, чтобы досадить ему. Вот и предыдущим вечером этот крайне неприятный тип умудрился вывести его из равновесия своими колкостями по поводу контроля Альто над содержащимися в Cyber-Castle преступниками.

В любой другой день Альто бы с лёгкостью структурировал все эти мысли, не давая себе возможности потерять самообладание – черту, разительно отличавшую его от остальных работников кибертюрьмы. Но сегодняшним утром всё сводилось к одному имени, и имя это было Алиас.

Алиас был старшим братом Альто, усердным и талантливым программистом, с юности мечтавшим работать в корпорации Bio-Soft. Он с трепетом ожидал дня, когда маленький Альто достигнет десятилетнего возраста и ему имплантируют интеллектум. Этот крохотный биочип, размером чуть меньше горошины, с помощью специального программного обеспечения позволяющий обрабатывать терабайты данных и развивать мозговую деятельность до невероятных пределов, стал предметом не только гордости изобретателя и основателя Bio-Soft, но и самым покупаемым продуктом на планете. С помощью интеллектума люди получили возможность в большей мере использовать потенциал своего левого полушария. Именно поэтому Алиасу не терпелось приступить к реализации своих проектов вместе с младшим братом с первого же дня после имплантации. Они вместе могли бы дать миру гениальнейшие разработки в сфере нанотехнологий…

Так и произошло бы, но восемь лет назад Алиас Марини исчез. Просто испарился, не оставив ничего, что помогло бы Альто найти его.

У Альто зачастил пульс при мысли о том, что, возможно, его брата давно нет в живых. Но старший надзиратель тут же взял себя в руки, понимая, что такой случай не мог бы остаться тайной. В случае смерти его владельца интеллектум автоматически отправлял сигнал на специальный сервер, после чего обнулялся (это было задумано, разумеется, для предотвращения утечки информации). Конечно, от младшего брата могли бы скрыть такие факты, но он не находил для этого никаких веских причин.

Старший надзиратель поднял голову кверху и, прикрыв глаза, провёл рукой по растрёпанным чёрным волосам. Он сидел, откинувшись в кресле, и вертел в руках очки дополненной реальности «моб-гласс», раздумывая над тем, стоит ли ему в очередной раз просмотреть эпизод ночного происшествия. Вдруг он упустил что-то важное и не указал это в рапорте? Ведь совсем скоро ему придётся держать ответ перед начальником тюрьмы, известным своей нетерпимостью, жестокостью и властолюбием. Только такой подхалим, как Джоинт, пользовался его абсолютным расположением, отчего и был неприятен Альто в гораздо большей степени, чем любой другой тромбельер кибертюрьмы.

Альто надел «моб-гласс», придвинулся ближе к столу и коснулся сенсорного переключателя на левой дужке очков. В этот самый момент на их внутренней стороне появилось изображение одного из отсеков тюрьмы. Здесь располагались камеры, в которых содержались заключённые. Устройство «моб-гласс» было изобретено еще в начале 2000-х годов и с 2014 года использовалось службами полиции и МЧС как очки, оборудованные миниатюрной камерой с возможностью прямой трансляции изображения через интернет. Но уже к 2017 году это устройство позволяло не только передавать видеосигнал, но и осуществлять проекцию изображения на любые окружающие поверхности. Количество людей, которые могут видеть эту проекцию, было неограниченным. Это привело к необыкновенно быстрому распространению таких устройств среди населения и в бизнес-среде.

Альто вновь и вновь прокручивал момент, когда один из преступников беспрепятственно вышел из камеры и, озираясь по сторонам, направился к лифту. Старший надзиратель просмотрел видеозаписи с нескольких камер, периодически замедляя или вовсе останавливая изображение, чтобы рассмотреть детали. После он добавил некоторые функции очков, чтобы его интеллектум обработал новые данные. Вновь убедившись, что помощи снаружи заключенный не получал, Альто попытался было подключиться к видеозаписи внутреннего наблюдения, но получил отказ системы.

Это было странно, учитывая его должность, но, видимо, кому-то показалось необходимым. Дальнейшее изучение видеозаписей Альто счёл бессмысленным и, сняв «моб-гласс» и откинувшись в кресле, вновь вернулся к терзавшим его душу переживаниям. Так, незаметно для себя, он провёл в размышлениях около двух часов.

В чувство его привёл сигнал на титановом браслете, оповещавший о том, что его вызывают «на ковёр». Мобилизовавшись и сконцентрировавшись, Альто покинул свой кабинет, направившись на нижний уровень самой мрачной за всю историю человечества тюрьмы.

Ступая по коридорам-лабиринтам, Альто ещё раз мысленно разбирал в деталях события минувшей ночи. Он и его подчинённый совершали обход одного из секторов тюремного блока «Средневековые пытки», который одним только своим названием заставлял кровь стынуть в жилах. Разумеется, в конце XXI века подобные изуверства не применялись, людей калечить было не принято. Но вот идея создать в голове человека иллюзию самой страшной пытки в своё время была принята и одобрена Объединённым Правительством.

Наказания осуществляли специальные люди – тромбельеры, служившие в Cyber-Castle одновременно охранниками и палачами. Альто старался не прибегать к их услугам – в его смену программы пыток не применялись. Лишь сегодняшняя ночь составляла исключение (по его мнению – самое щадящее наказание), ведь произошедшее было для этих стен столь же из ряда вон выходящим событием, насколько невероятным было в эти дни встретить на улице едущий по обычной дороге автомобиль.

Альто вошёл в мрачную приёмную начальника тюрьмы. Стены здесь нависали тяжёлыми пещерными сводами и давили на плечи, а тёмная массивная мебель делала интерьер ещё более неуютным. При взгляде на секретаршу любого, кто впервые оказывался здесь, буквально бросало в дрожь. Поговаривали, что её выбрала на эту должность жена начальника тюрьмы, по вполне понятным причинам… Но старшему надзирателю не было никакого дела до неё, ведь ему предстояла встреча с ещё более неприятным человеком.

В своё время Альто отметил помощницу босса как «особь, способную заменить всех тюремных надзирателей и тромбельеров». Других эмоций она не вызывала. Марини почти не реагировал и на её колючий, злобный взгляд, которым она одаривала каждого входящего. Так же, как и на её ворчание за спиной в тот момент, когда он входил в кабинет начальника Cyber-Castle.

Входная дверь в кабинет босса захлопнулась, и словно электрический разряд прошёл по телу старшего надзирателя. Нет, это был не страх, а скорее брезгливость по отношению к месту, где он находится, и особенно к его обитателю.

Начальник кибертюрьмы сидел в кресле, будто в тумане, с пунцовым лицом. Он изучал бумаги, позабыв об оставленной в пепельнице сигарете, которая медленно тлела, окутывая кабинет лёгкой дымкой. Альто кашлянул, дабы привлечь к себе внимание, но начальник тюрьмы лишь приподнял бровь, давая тем самым понять, что вошедшему придётся подождать.

Альто оглядел кабинет. Он был здесь в третий раз, хотя состоял на службе почти семь лет. И, надо признать, это его нисколько не огорчало. Помещение было довольно просторным в сравнении с его личным кабинетом. Вместо окон (что было бы нелогично, учитывая подземное расположение Cyber-Castle), как и во всей тюрьме, на стенах находились проекционные мониторы. Но, в отличие от расположенных в тюремных камерах и коридорных лабиринтах, здешние экраны транслировали не кадры онлайн-видеослежения, а приятные глазу экзотические пейзажи, которые были совершенно не уместными для подобного заведения.

Альто вновь уставился на начальника кибертюрьмы. Это был поджарый мужчина лет пятидесяти с плешивой головой, приплюснутой макушкой и всегда красным лицом с короткими усиками. Альто хотел было скривиться от неприязни, но совладал с собой. Он глянул на стену за спиной босса, на которой отражалась лазерная проекция часов. Было без двадцати восемь. Его смена закончилась более полутора часов назад, и сейчас он мечтал о том, чтобы упасть на кровать и выспаться. Но, судя по настроению начальника тюрьмы, перспектива покинуть эти стены в ближайшее время была весьма призрачной.

Прошло ещё несколько минут, прежде чем начальник Cyber-Castle оторвался от чтения бумаг. Он отложил их в сторону, взял со стола полупрозрачный лист с голограммами, пробежал по нему глазами, поднялся и, обогнув стол, медленно направился к Альто. Поравнявшись с ним, он взмахнул перед его лицом этим документом и, побагровев ещё больше, произнес на повышенных тонах:

– Что это такое, старший надзиратель Марини? Что за бред я вынужден читать?

Вены вздулись на его лбу и шее.

– Рапорт, сэр.

Альто стоял перед боссом с невозмутимым видом, стараясь сохранять спокойствие. Только ему было известно, какое отвращение в тот момент вызывал в нём человек, трясущий рапортом перед его носом.

– Рапорт? – сжал губы начальник тюрьмы. – По-твоему, эту чертовщину можно назвать рапортом? Само происшествие просто не должно иметь место в стенах Cyber-Castle! Так как вышло, что заключённый решился на побег? И именно в твою смену?

– Попытка бегства была своевременно пресечена мною, сэр. Преступник задержан тромбельерами. Сейчас они ожидают ваших распоряжений, – отчеканил Альто, не моргнув глазом.

Он стоял перед боссом, вытянувшись, как струна. Конечно, тот недолюбливал Альто, и это ещё мягко сказано. И, разумеется, намекал на то, что вся вина лежит именно на нём. В смену Джоинта подобного не могло произойти априори, а если бы и случилось, то виноватый отыскался бы быстро, и им был бы не старший надзиратель…

– Ты понимаешь, что твой рапорт… – начальник тюрьмы замялся и перешёл на более спокойный тон, – несколько расплывчат, и если за дело возьмутся правительственные агенты, то сразу обвинят тебя.

Альто, всё время смотревший перед собой, перевёл взгляд на босса. Его несколько удивило подобное проявление заботы, и он ещё больше напрягся, гадая, в чём тут подвох.

– Мне нечего добавить к тому, что указано в рапорте, сэр. Попытка побега была обнаружена во время обхода, все меры были незамедлительно мной приняты. Всё по уставу, сэр!

Альто вновь отвёл глаза и уставился в стену прямо перед собой.

– Известно ли тебе, старший надзиратель, почему в своё время мною было принято решение перевести тебя из блока «Примерное поведение» в блок «Средневековые пытки», да ещё и на такую высокую должность? – спросил начальник тюрьмы и, на ходу поправляя галстук, отошёл от Альто, чтобы вернуться в своё кресло.

– Нет, сэр. Это решение было неожиданностью для меня… Старший надзиратель старался говорить уверенно, но уверенности этой он на самом деле не ощущал. Он внимательно наблюдал за боссом. Усевшись в кресло, тот первым делом потянулся к пепельнице. Обнаружив там дотлевший окурок, он достал из пачки новую сигарету, чиркнул зажигалкой, затянулся и, смачно выпустив дым в сторону Альто, вновь обратил своё внимание на старшего надзирателя.

– С уровнем доступа твоего интеллектума ты мог бы работать на высоком посту в Bio-Soft. И, как мне известно, ты был одним из ведущих разработчиков программного обеспечения, – начальник Cyber-Castle внимательно смотрел на Альто, пытаясь уловить любое изменение в выражении его лица. – Ты и твой брат. Но, помнится, с ним что-то случилось, и тебя выгнали…

При этих словах ни одна мышца не дрогнула на лице старшего надзирателя.

– Он пропал, сэр. И меня действительно рассчитали.

Альто был столь невозмутим, что боссу пришлось оставить свои попытки уязвить своего собеседника. И начальник продолжил, уже более миролюбиво:

– Так вот, потом ты пришёл на службу сюда и оказался весьма полезен в блоке «Примерное поведение». И меня уверили, что лучшего старшего надзирателя для «пыток» мне не найти.

Альто перевёл взгляд на начальника тюрьмы, поняв, куда тот клонит:

– Сэр, вам, как и всем здесь, известно, что в мою смену пытки в отношении заключённых не применяются. У меня иные методы. Да и необходимости не возникало, не было случаев…

Начальник тюрьмы не дал ему даже закончить фразу – вскочил с кресла и закричал, брызгая слюной во все стороны:

– По-твоему, сегодняшней ночью не было никаких происшествий? Это был не особый случай? Впервые за всю историю Cyber-Castle заключённый не просто решился на побег, а практически привёл свой план в действие!

– Сэр, ему удалось только покинуть камеру, после чего я… – оправдывался Альто, но босс не дал ему договорить:

– Как ты можешь так просто рассуждать об этом? Ты понимаешь, что задета репутация не только твоя и моя, но и всей судебно-исполнительной власти?! А если информация просочится за стены этого здания? Ни один человек больше не поверит в безопасность, ради которой вообще была построена Cyber-Castle!

Далее Альто выслушал монолог начальника об истории кибертюрьмы, чувствуя себя двоечником, не выучившим урок. В устах босса всё сказанное звучало так, будто он доносил до своего подчинённого истину в последней инстанции.

Альто и сам прекрасно знал, что изначально здесь был только один блок – «Труд на благо нации». Содержащиеся в нём нарушители режима должны были использовать весь свой потенциал для создания всякой «полезной для общества» всячины, которую после передавали в Bio-Soft для дальнейшего усовершенствования. Но в тюрьму попадали не только люди с высоким уровнем доступа интеллектума, но и менее обеспеченные граждане, финансовые возможности которых не позволяли приобрести дорогостоящий софт в дополнение к подарочному базовому комплекту в пять процентов. Для таких преступников, которые в былые времена отделались бы штрафом или, в худшем случае, условным сроком, и был выделен блок «Примерное поведение».

Отсек «Средневековые пытки» появился гораздо позже других и предназначался для содержания в строжайших условиях особо опасных заключённых, которые использовали возможности интеллектума во вред установленному Объединённым Правительством политическому режиму.

Альто давно уже не слушал босса. Тот в красках описывал все достоинства содержания преступников в кибертюрьме, расхаживая по кабинету и лишь иногда вспоминая об оставленной в пепельнице сигарете.

Начальником Cyber-Castle он стал порядка пятнадцати лет назад, и с тех пор каждый год на этом высоком посту прибавлял ему морщин и важности, равно как и убавлял количество волос на приплюснутой макушке. Ещё бы, не так-то просто ежедневно принимать решения о наказаниях и присутствовать при их исполнении. В смену Альто, правда, у начальника тюрьмы были своеобразные «выходные», но старший надзиратель Джоинт нагонял всё с лихвой…

Начальник тюрьмы продолжал вслух пропагандировать перед Альто режим Объединённого Правительства, направленный на повсеместное внедрение новейших технологий, раннюю имплантацию интеллектумов и регулярное повышение уровня доступа к программному обеспечению. Звук его голоса вызывал у собеседника неприязнь, которая сменилась чувством облегчения в тот момент, когда монолог главного в Cyber-Castle человека был прерван чрезвычайно важным звуковым оповещением.

Старший надзиратель сразу понял, что его боссу предстоит приватный разговор с представителем верховной власти, о чём свидетельствовали в мгновение ока преобразившаяся осанка начальника тюрьмы и выражение его лица – кожа покрылась бледными пятнами, а глаза засверкали наподобие стеклянных хрусталиков. Руководитель Cyber-Castle остановился на ходу, будто налетел на невидимое препятствие, расправил свои узкие плечи и вытянулся в струну. В ту же секунду Альто получил приказ подождать в приёмной и, отдав честь, с нескрываемым удовольствием покинул помещение, давившее на него своим несоответствием интерьера специфике всего здания.

В приёмной старший надзиратель, не дождавшись приглашения секретарши, устроился на кожаном диване с металлическими стойками. Его охватило волнение, усиливавшееся с каждым вздохом. А что, если в данный момент начальник тюрьмы докладывает о ночном происшествии? Учитывая крайне неприязненное отношение к своему подчинённому, он вряд ли станет на его защиту, а будет прикрывать себя и своё тёплое место. И тогда Альто в одночасье потеряет и эту работу, как когда-то лишился своей должности в Bio-Soft. А может, и вообще исчезнет, как его старший брат…

Альто подозревал, что Алиас пропал не просто так, что его исчезновение могло быть связано с разработками, которые он держал в секрете даже от собственного брата, обещая рассказать обо всём, когда продукт будет полностью готов. Но этот день, по известным причинам, так и не наступил. А старшему надзирателю, несмотря на услуги частных детективов, разоривших его за первый год поисков, и оплату установки дополнительного софта, до сих пор не удалось даже близко подобраться к тайне исчезновения брата.

Спустя некоторое время начальник тюрьмы распорядился снова пригласить Альто в свой кабинет. Секретарша хриплым басом передала приказ старшему надзирателю. При этом она сверкнула глазами так, словно желала пронзить его острыми кинжалами. Альто никак не отреагировал на это и направился к кабинету босса. С каждым шагом уверенность Марини усиливалась в геометрической прогрессии – будто кто-то внушал ему убеждённость в том, что всё разрешится благополучно. Его сердце забилось спокойнее, и когда он во второй раз предстал перед взором начальника Cyber-Castle, то был абсолютно невозмутим.

В кабинете Альто заметил голографический преобразователь, означавший, что здесь проводился проекционный телемост с кем-то из очень важных персон…

– А, старший надзиратель, – обратился к нему начальник тюрьмы доброжелательно и приветливо, как никогда прежде, – мне самому в это с трудом верится, но… Я только что говорил с самим Главой Объединённого Правительства.

Альто на мгновение растерялся. По какому поводу Президенту Флэтчеру понадобилось говорить с начальником Cyber-Castle? И какова причина такого резкого перепада в настроении? Альто не допускал даже малейшей возможности, что причина эта кроется в нём самом. Проанализировав странные перемены в поведении босса, который стоял перед ним и улыбался, старший надзиратель пришёл к выводу, что на сегодня сюрпризы еще не закончены и лучше молча дослушать руководителя до конца.

Начальник тюрьмы тем временем воодушевлённо продолжал:

– Не знаю, не знаю, старший надзиратель, откуда нашему уважаемому Президенту стало известно о ночном происшествии… Но пока я тут голову ломал над тем, как правильно поступить с преступником и спасти твою шкуру, – здесь он полностью выдал себя, скривившись так, что Альто убедился в неискренности его слов, – к нашему всеобщему благу, Президент принял решение, которое, бесспорно, меня и удивляет, и радует.

Альто смотрел на босса, безуспешно пытаясь изобразить на лице улыбку. К тому же он не знал, будет ли решение Президента столь же благоприятным для него, каким оно оказалось для начальника тюрьмы. Старший надзиратель стоял перед ним в ожидании дальнейших комментариев.

– Заключённый, которому грозило самое страшное наказание, – тут начальник тюрьмы сделал паузу, чтобы ещё больше подогреть любопытство Альто, – под этим я имею в виду применение новейших программ по созданию иллюзии пыток… да, всего неделю назад мы получили от Bio-Soft несколько опытных образцов…

Он специально тянул резину, даже не догадываясь, что судьба заключённого мало волновала старшего надзирателя.

– В общем, Президент лично распорядился перевести беглеца в блок «Труд на благо нации».

Альто был крайне удивлен такому решению.

Блок «Труд на благо нации» уже долгое время был для Марини-младшего загадочным местом, куда очень хотелось проникнуть. Альто предполагал, что его старшего брата могли упрятать именно в этот блок Cyber-Castle. А поскольку доступа у него туда не было, равно как и у остальных сотрудников (за исключением начальника тюрьмы и надзирателей, которых он знать не знал и в глаза не видел), то единственную возможность выяснить, там ли Алиас, давала служба в отсеке «Труд на благо нации».

Обратиться с просьбой о переводе Альто не позволяли ни гордость, ни положение, которое он занимал в глазах босса – прежде всего благодаря Джоинту, а трубить на каждом углу о том, что ты являешься сотрудником Cyber-Castle, было нежелательно для собственной безопасности.

Альто знал своих коллег по двум другим блокам, но «Труд на благо нации» оставался для него абсолютной загадкой: заключённые, надзиратели, тромбельеры, условия содержания – он не имел ни малейшего представления об этих вещах. Именно так, методом построения допустимых гипотез, его интеллектум выдвинул предположение, что Алиас может находиться именно там. Это был, разумеется, один из вариантов.

– Каково решение относительно меня, сэр? – уточнил старший надзиратель, в глубине души надеясь, что его тоже ждёт направление в третий блок кибертюрьмы. Причем вне зависимости от того, в каком качестве он туда попадёт.

– Вот эта новость самая хорошая, – начальник тюрьмы расплылся в улыбке, – решение касательно твоего будущего пока не принято.

Альто оторопел. Он не понял, чему так радуется босс. Казалось, его должно было порадовать увольнение, арест Альто или нечто подобное. Возможно, он чего-то недоговаривал.

– Сэр, по-вашему, то, что решение не принято, может быть истолковано как возможный благоприятный исход? Как поступают в подобных ситуациях? – нахмурившись, поинтересовался Альто.

Начальник тюрьмы самодовольно поправил воротник своего служебного кителя и ответил:

– В прежние времена ты оказался бы на месте заключённого. И, поверь, тебе пришлось бы несладко… Однако, учитывая тот факт, что ты действительно предпринял все меры для пресечения побега, действовал чётко и не допустил оплошности при исполнении своих обязанностей, на время принятия решения ты просто будешь отстранён от своей должности. Разумеется, в этот период у тебя не будет доступа к каким-либо данным, связанным с Cyber-Castle. А теперь можешь быть свободен.

Отдав честь, Альто поспешил покинуть кабинет босса. В первую минуту Марини не мог определить, что за чувство овладело им. Преступника переводят в другой блок, а решение о дальнейшей судьбе его самого до сих пор так и не принято… Это показалось Альто очень странным. Ведь гораздо логичнее было бы сделать всё наоборот.

Он вернулся в свой маленький кабинет, остановился посередине помещения и уставился на серую стену, где был закреплен замысловатый электронный прибор с сенсорным управлением и тонким шнуром. Биозаправочная станция (БЗС) для интеллектумов предназначалась для подпитки энергией и поддержания работоспособности биочипов.

Дело в том, что у интеллектума был один, но важный недостаток: биочип, вживляемый в левую височную область головы человека, нуждался в периодической подзарядке. Руководство Bio-Soft уже анонсировало глобальную программу по устранению этой недоработки – за счет использования новой беспроводной технологии единой информационно-энергетической сети NanoWaves. Она пришла на смену электрическим сетям и интернету, что кардинально изменило окружающий мир. А в дальнейшем использование этой технологии позволило бы людям навсегда забыть о необходимости подзарядки биочипов и использовать мощные вычислительные возможности интеллектума в полной мере.

Но пока программа не внедрялась. Альто, как бывший сотрудник корпорации, прекрасно понимал, в чём тут дело. БЗС были платными, а создание интеллектума, которому не нужна подзарядка, лишит компанию-разработчика привычного дохода.

Кроме того, было принято решение, получившее поддержку Правительства: максимальный уровень платного доступа к единой информационно-энергетической сети NanoWaves для любого жителя планеты Земля (будь то рабочий, предприниматель или сам Президент) не мог превышать пятидесяти процентов. Такое ограничение якобы было вызвано глобальной перегрузкой информационного пространства. Интеллектум для стабильной работы должен был иметь в резерве двукратный запас вычислительной мощности.

Так, любой желающий, в силу своих финансовых возможностей, мог снабдить свой интеллектум любыми необходимыми в быту, творчестве и работе программами, но только до дозволенного предельного уровня. В противном случае система автоматически блокировала доступ.

На первый взгляд может показаться, что так любой обеспеченный человек в кратчайший срок может стать настоящим гением… Но, увы, только два процента от десятимиллиардного населения земного шара имели уровень доступа, близкий к пятидесятипроцентному. «Почему?» – спросит человек, не знакомый с режимом Объединённого Правительства. Ответ прост и очевиден: программное обеспечение стоило баснословно дорого. Поэтому порядка шестидесяти процентов людей, имплантировавших биочипы, обходились пятипроцентным базовым комплектом доступа. Редко кому удавалось за свою жизнь заработать даже на апгрейд софта до десятипроцентного уровня.

Альто подошёл к стене вплотную, взял в руки шнур и после небольшого раздумья присоединил его к левому виску с помощью силиконового крепления. После он коснулся рукой сенсорного экрана, на котором появилась заставка-логотип корпорации Bio-Soft. Инструкцию по пользованию БЗС он пропустил, быстрым движением проведя указательным пальцем по экрану, и перешёл непосредственно к подзарядке.

В левом виске слегка закололо, но Альто давно уже привык к этим ощущениям и не обращал на микротоки особого внимания. Его взгляд был прикован к экрану, где, словно стараясь ввести его в состояние гипноза, вертелись в разные стороны двухцветные спирали. Любой, увидев старшего надзирателя за этим занятием, решил бы, что тот не в себе и ему срочно необходима помощь. Но Альто был в кабинете один, и только мысли не давали ему покоя.

Он очень устал за эти два часа. Сначала – долгое ожидание вызова к начальнику тюрьмы, затем – показавшиеся ему невероятно долгими минуты в приёмной, пока определялась его судьба… Решение так и не принято, и это расстраивало Альто больше, чем любое наказание. Неизвестность обычно пугает гораздо сильнее, чем самая ужасающая новость.

В таком противоречивом состоянии Альто покинул свой кабинет, завершив зарядку биочипа. Он поднялся на электромагнитном лифте на крышу кибертюрьмы, где среди прочих был припаркован его служебный автолёт «Аегосаг».

Альто прошёл вдоль ряда автолётов и подошёл к своему, остановившись у двери возле сверкающей поверхности левого крыла. Считав данные его биочипа, система сигнализации подтвердила разрешение на доступ звуковым сигналом и открыла дверь. Альто устроился в удобном водительском кресле. Голосовой командой он запустил бортовой компьютер и включил автопилот. Система мягким женским голосом предложила направление «Домой» с учетом текущего времени. Альто подтвердил маршрут, и автолёт, оторвавшись от парковки на крыше, плавно повернул на девяносто градусов и вылетел по магнитному съезду на воздушную трассу заданного высотного эшелона по направлению к виднеющемуся вдалеке зданию.

Оно было гораздо выше всех остальных. На верхушке под пятиметровым шпилем отчётливо были видны две огромные буквы – BS. Здание принадлежало корпорации Bio-Soft. Его построили еще в конце тридцатых годов XXI века – после первой массовой успешной установки интеллектумов.

Было время, когда Альто, воодушевленный Алиасом, грезил успешной карьерой в этой корпорации. Ещё до того, как ему имплантировали биочип, старший брат ежедневно рассказывал ему, как прекрасно они заживут, когда будут работать в Bio-Soft, ведь они сами возьмутся за создание будущего планеты, разрабатывая программный софт для интеллектумов.

Альто рос умным и активным мальчиком. Он прекрасно учился, имел множество школьных наград и поначалу считал имплантацию совершенно ненужной. Ему нередко приходилось упрашивать Алиаса поиграть с ним во дворе в баскетбол, и тот, набравшись терпения, шёл на уступки. Старший брат знал, что через некоторое время у Альто появятся другие заботы, и верил, что в тот день, когда Альто впервые воспользуется своим интеллектумом, он заинтересуется гораздо более серьёзными и полезными занятиями. А уж он, Алиас, всегда будет рядом, чтобы поддержать своего младшего брата.

Так и вышло: после установки интеллектума Альто всерьез увлёкся биологией и техническим науками и, окончив колледж с отличием, присоединился к старшему брату, уже работающему в Bio-Soft. Сначала он стал простым лаборантом, а спустя всего полгода – полноценным сотрудником особого сектора закрытых исследований и разработок для Министерства обороны Объединённого Правительства.

Обо всём этом Альто вспоминал, пролетая над городскими крышами. Эти мысли не покидали его и в лифте во время спуска с верхней парковки на девятнадцатый этаж дома, где находилась его казённая квартира, и дома, когда он открыл холодильник и взял из него еду, совершенно не задумываясь, что он, собственно, хочет съесть, и даже тогда, когда он лёг в постель с единственным желанием хорошенько выспаться…

Но сон всё не приходил. Тогда Альто включил интерактивный проектор и, безразлично пролистав каналы, совершая в воздухе ленивые движения пальцами, вдруг остановился на прямой трансляции из конференц-зала Bio-Soft, где с открытым докладом о достижениях и планах корпорации выступал ее исполнительный директор – мистер Ио. Он говорил очень уверенно, гордо, практически не глядя в свои записи:

– Объединённое Правительство нашей планеты, являющееся одним из ключевых акционеров нашей корпорации, внимательно следит за эволюцией нового общества, поощряя индивидуальные достижения каждого человека. На сегодняшний день наш ключевой продукт – интеллектум – пользуется невероятной популярностью у населения. Его повсеместное внедрение обеспечивает нашей компании возможности для быстрого роста бизнеса и новых изобретений, направленных на удовлетворения важных потребностей жителей нашей планеты. А значит, деятельность нашей корпорации происходит исключительно в интересах всех жителей планеты Земля!

Альто усмехнулся. Имей он сейчас возможность, непременно вступил бы в дебаты с бывшим коллегой…

Ещё во времена, когда братья Марини занимались разработками для Министерства обороны, мистер Ио возглавлял департамент по связям с общественностью. Его методы внедрения изобретений вызывали множество споров среди сотрудников корпорации, разделившихся на два лагеря. Одни мечтали, чтобы их разработки успешно продавались вне зависимости от того, как и кем они будут применяться, и потому они всячески поддерживали мистера Ио. Другие же, к которым относились и Альто с Алиасом, придерживались мнения, что перед массовым внедрением, каждый продукт следует крайне тщательно тестировать как на качество и безопасность, так и на социальную полезность. Ведь так много гениальных изобретений было направленно против человечества, в интересах небольшой горстки приближенных к власти людей.

Однако в конце концов в этом противостоянии победу одержал мистер Ио, а вскоре получил и место исполнительного директора корпорации.

– Мы не станем останавливаться на достигнутом. Мы обязаны поддерживать статус самой мощной и перспективной корпорации на планете Земля, регулярно представляя миру свои лучшие биотехнологические разработки! – продолжал тем временем свою речь Ио. – Поэтому на ближайшие 10 лет наиболее важными для корпорации Bio-Soft мы считаем три ключевых направления развития…

Сонливость Альто вмиг улетучилась. «Что ещё за направления? Чего ещё не хватает человечеству?» – с сарказмом подумал Альто.

А мистер Ио продолжал свой доклад, который транслировал центральный канал, финансируемый Объединённым Правительством:

– Первое – это глобальное распространение среди населения планеты коробочного продукта Dreams-Soft+. Данная программа не только позволяет каждому пользователю легко заказывать любые тематически-программируемые сны, но и сохранять записи этих снов в своей памяти или в персонализированных виртуальных базах данных.

Альто улыбнулся: «Да, именно это было бы мне сейчас очень кстати».

– Далее… Глобальное распространение среди населения планеты коробочного продукта Long-Life+. Это программа виртуализации сознания человека, позволяющая переносить все содержимое памяти и формулу ДНК пользователя в виртуальное пространство. Тем самым человеческая сущность переводится в иное, пятимерное измерение, обретает новую, вечную жизнь…

Теперь улыбка Альто была скорее ироничной.

– Да, ещё со времён египетских фараонов человечество мечтало о вечной жизни… и жизни после смерти, – прокомментировал он вслух. – На протяжении столетий человечество спорило – возможна ли жизнь после смерти… И вот теперь мы можем сказать с полной уверенностью – да, это возможно! Вопрос лишь в форме существования…

– И, наконец, наша новейшая разработка – технология телепортации. Она предполагает детальное сканирование человека с детализацией его физического тела на уровне атомов при помощи специального 50-биосканера BS-5D+… – мистер Ио сделал паузу, давая возможность присутствующим в зале и зрителям осмыслить услышанное. – В дальнейшем будут произведены оцифровка и сжатие данных с полным копированием содержимого памяти человека и формулы ДНК. Информация будет передаваться закодированным пакетом по беспроводной магнитной сети NanoWaves с последующей дешифровкой и печатью в пункте назначения на специальном 5D-биопринтере BP-5D+. Данная технология разрабатывается нами по заказу Правительства, прежде всего, как средство экстренной эвакуации Главы Объединённого Правительства. А впоследствии может применяться и для быстрой телепортации человека на отдалённые планеты галактики…

– Слышали бы тебя бесчиповые, – усмехнулся Альто, после чего отключил проектор и, повернувшись на бок, крепко уснул.

Да, не всё было безоблачно в мире новых технологий. Не все приняли новый режим, не все хотели обладать возможностями, которые давал интеллектум. Оставались ещё на Земле люди, которые противились даже мысли об имплантации чужеродного тела, способного менять что-то в их жизнедеятельности. Возможно, кто-то счёл бы их пуританами, кто-то назвал бы невеждами, но эти люди хотели просто наслаждаться всем тем, что давала натуральная природа, а не жить одной лишь мыслью: как бы раздобыть денег на дополнительный софт.

Некоторых из них правительственным агентам удавалось завербовать. Но с пятипроцентным софтом далеко не уйдёшь. Да, память улучшалась, заметно усиливалась активность головного мозга в процессе изучения стандартных наук… Но всё же разрыв в возможностях таких людей и богачей оставался таким же огромным, как и в прежние времена, во все эпохи.

В первые годы оппозиция активно устраивала митинги, призывая население следовать обычному течению жизни и не принимать новую технологию. Когда же люди стали прислушиваться, Президент Объединённого Правительства издал указ о запрете подобной пропаганды. Облавы на сторонников оппозиции устраивались повсеместно, где только поднималась тема бесчипового существования.

И, разумеется, на этой почве совершались преступления, а именно – производство и распространение нелицензионного, пиратского софта. Всем, кто уже установил себе биочип, хотелось любыми доступными способами увеличить свой уровень доступа к единой облачной базе данных, чтобы выделиться из общей массы… Но, в данном случае, виновными признавались в равной степени обе стороны – и продавец, и покупатель… Если только последний не сходил с ума из-за несовместимости пиратских программ с интеллектумом.

Жезл Сократа

Темнокожий мужчина солидного возраста поднимался по скалистым уступам к самой вершине вулкана. Он проделывал это каждый день вот уже две недели, всякий раз выбирая новую дорогу. Он вставал с первыми лучами солнца и к подножию горы возвращался уже в полной темноте.

На вершине мужчина предавался размышлениям, любуясь океаном и причудливыми узорами облаков, проплывавших мимо, словно горы сахарной ваты. В них он пытался разглядеть ответ на свой вопрос, но озарение всё не приходило.

Он был мудрецом, но, учитывая последние события, сам начал сомневаться в собственной мудрости. В его голове складывались сложные математические комбинации, но ни одна из них не давала нужного результата. Если бы можно было определить тот момент, когда всё пошло не так… Не так, как предписывалось по уставу в его непростой миссии… Тогда бы ему удалось рассчитать новый путь так же, как каждое утро он отыскивал иной путь к вершине, преодолевая порывы ветра и коварство каменных глыб, норовивших в любую минуту сорваться и увлечь его за собой. Но, увы, этот момент так и не удавалось вычислить ни одним из математических методов.

– Сократ! – раздался голос за его спиной.

Мудрец будто очнулся ото сна и повернулся на зов. Он увидел старца в серой мантии – такой же, какая была на нём самом.

– Сократ, о чём ты задумался? Я уже час зову тебя, но мысленно ты очень далеко отсюда, – мягко проговорил старец, потряхивая длинной густой бородой.

Сократ устремил взор к горизонту – солнце садилось, и, значит, вскоре пора было спускаться. Затем проговорил:

– Прошу извинить меня… Я пытаюсь понять, когда совершил ошибку. Но мне никак не удаётся определить этот момент.

Старец устроился рядом, и теперь они вместе любовались закатом.

– Такие вещи невозможно рассчитать с помощью точных наук, мой дорогой друг, – неторопливо промолвил бородач. – Рано или поздно он совершит то, что должен. И будет действовать по велению сердца.

– Скажите, почему допустили такой технологический прорыв? Ведь ещё в середине прошлого века было сделано всё возможное и невозможное, чтобы остановить прогресс?

Темнокожий мужчина говорил очень спокойно – так было принято. Так же спокойно, будто рассуждая о погоде, ответил ему и старец:

– Всему своё время, Сократ… всему своё время.

– Я уже много лет не спрашивал у вас совета… Напротив, сам был учителем для других. Но, видимо, я оплошал, поскольку не могу найти выход.

– Просто он тебе не нравится, Сократ. Подожди ещё немного.

– Вам известен исход? – прикрыв глаза, спросил темнокожий мужчина.

– И да, и нет…

– Что станет с людьми? С цивилизацией?

Сократ сжал руку в кулак, так же сжалось и его сердце.

– У этой цивилизации, как и у всех предыдущих, есть шанс. Всё зависит от людей. Не от одного человека, друг мой, а от многих. Но пока они не слышат друг друга, – посетовал старец.

– Вам известно, что я преклоняюсь перед вашей мудростью… Сейчас я, словно заблудший странник в тёмном лесу, взываю о помощи.

– Она тебе не нужна, Сократ. Ты уже сделал своё дело, твоя миссия выполнена.

– Но ведь мы потеряли его!

Темнокожий открыл глаза и повернулся к старцу. Тот задумчиво улыбался последним лучам солнца.

– Если где-то убыло, значит, в другом месте обязательно прибудет, – старец повернулся к Сократу. – Ты должен доверять себе и мальчикам.

– Мальчикам?!

Сократа осенило: значит, его брат…

– Всему своё время, – повторил старец, – будь терпеливым, друг мой. И помни: мы не должны выходить за рамки наших полномочий и не можем вмешиваться, – предупредил он и взглянул на небо: – Что-то засиделся я с тобой, мне пора на совещание. Тебя подбросить в Soft-City?

– Благодарю, пора возвращаться, меня ждут, – решительно ответил темнокожий мудрец.

Старец улыбнулся. Они с Сократом поднялись и направились через скалистый туннель, веками продуваемый морскими ветрами. Через пару минут оба оказались на вершине потухшего вулкана, в его кратере, заполненном застывшей лавой.

– Прошу в мой экипаж, – любезно пригласил Сократа старец.

– Вижу, вы по-прежнему поклонник старого доброго McLaren? – улыбаясь, уточнил темнокожий мудрец.

– Грешен… Еще с юности люблю гонки и комфортные породистые суперкары… Даже в 1985-м взял Гран-при… Ну, что, полетели с ветерком?

Они устроились в гоночном автолёте 2070 года выпуска. Старец коснулся иссушенными пальцами сенсорной панели, электродвигатель на солнечных батареях издал мощный низкочастотный звук, отчего хозяин автолёта радостно засмеялся, будто видел это чудо техники впервые. Машина плавно поднялась над кратером на воздушно-магнитной подушке и уже через мгновение, на огромной скорости, унесла мудрецов ввысь.

Хроники Санитара

Альто проснулся около семи часов вечера. Поднявшись с постели и потирая глаза, он побрёл в ванную. Открыл воду, умылся, после чего опёрся руками на раковину и уставился на своё зеркальное отражение. На него смотрел тридцатилетний мужчина с взъерошенными волосами и небритым лицом. Альто провёл рукой по подбородку, поросшему щетиной. Он терпеть не мог не бриться, равно, как и выглядеть небрежно. Выхода не было – он потянулся за бритвой.

Закончив с бритьём, Альто вновь принялся рассматривать своё лицо. Он протянул руку к зеркалу и, коснувшись поверхности, быстро просмотрел появившиеся на ней показатели состояния его здоровья. Всё было в норме, только давление оказалось немного ниже обычного. Альто пошёл в душ, чтобы взбодриться.

После он направился в кухню – небольшое помещение, отделяемое от холла барной стойкой. Здесь были электронная плита, шкаф для посуды с функцией автомойки, обеденный стол и холодильник – всё сенсорное, хотя и самое простое, малогабаритное, как было принято в квартирах, предоставляемых государственным служащим.

Дом, где вырос Альто, в сравнении с этим подобием жилища был настоящим дворцом. В нём было три этажа с просторными уютными комнатами, подвал, где разместились котельная и прачечная, терраса во всю длину фасада и небольшой сад, в котором семья Марини проводила выходные за чашкой чая. За домом располагалась площадка, где играли Альто с братом и соседские дети.

Альто всегда с нежностью вспоминал это место, свои детские годы, в особенности дочиповые, и своего брата Алиаса…

Альто взял стакан и набрал в него воду из-под крана. Сделав большой глоток, он прикрыл глаза и коснулся пальцем руки своего левого виска. В его голове начались процессы расшифровки данных. Свежая новостная информация, поступающая через водопроводный канал, содержала много информационного шума и данных, предназначенных для других пользователей. Так что интеллектум Альто не мог их расшифровать и, фильтруя, попросту игнорировал. Также было и несколько спам-сообщений из Bio-Soft, которые кто-то регулярно ему отправлял. Эти сообщения не содержали никакой важной информации о новых разработках, и для Альто это было лишь очередным напоминанием о его прежней причастности к корпорации.

Кроме всего прочего, Альто получил приглашение от давних знакомых на вечеринку, которую проводили в конце недели, но подобные мероприятия его совершенно не интересовали. Каждый раз, пользуясь услугами уже устаревшей технологии передачи информации посредством цифрового насыщения кристаллов воды, он надеялся получить весточку от Алиаса… Но она всё и не приходила.

Альто вернул стакан на стеклянную полку и покинул кухню, направившись в спальню. Он надел джинсы и взял в руки футболку, думая при этом, каким образом Алиас мог бы выйти с ним на связь, где бы ни находился…

Размышления прервал сигнал о видеосообщении, поступивший на «моб-гласс» как раз в тот момент, когда Альто просовывал голову в вырез футболки. Очки лежали на стеклянном журнальном столике, заменявшем прикроватную тумбочку. И Альто, натянув на тело майку, подошел и неторопливо надел их, затем коснулся пальцем бокового сенсора. На экранчиках «моб-гласс» высветился логотип кафе Coffee-Line, и звонкий женский голос сообщил: «Ты и Coffee-Line. Любовь с первой чашки». Альто при помощи голосового управления удалил сообщение, но вовсе не потому, что это была ненужная рекламная рассылка. Для Марини подобные сообщения значили нечто большее…

Над городом сгустились сумерки. Джейд вертелась перед зеркалом, пытаясь уложить свои длинные каштановые с легким рыжим отливом волосы. Она никак не могла решить, заплести ли ей косу, или собрать волосы в конский хвост. А может, проще было вообще закрутить их в пучок?

Её взгляд упал на фотографию в рамке, стоящую на туалетном столике. Оттуда ей улыбалась счастливая семья: красивая рыжеволосая женщина, статный мужчина и девочка лет четырёх-пяти в ярком летнем платьице. Каштановые кудряшки ниспадали на плечи, делая её прямо-таки прелестной. Умилившись своему детскому изображению, Джейд тряхнула головой, и волосы рассыпались по её плечам, в точности как у девочки с фото. Джейд напоследок глянула на себя в зеркало. Её зелёные глаза улыбнулись вместе с уголками ее губ.

Пройдя по коридору, Джейд остановилась у одной из дверей и осторожно постучала. Не дождавшись ответа, она вошла в комнату. Здесь за письменным столом сидел подросток лет четырнадцати, и по одному только взгляду на него можно было определить, что это её брат. Его волосы, едва доходившие до плеч, имели тот же оттенок, что и у Джейд. Перед ним на столе были ватман и краски, и парнишка, приняв неестественную позу, усердно рисовал что-то, понятное только ему одному.

Джейд подошла к брату и положила свою изящную руку ему на плечо. Он даже не шелохнулся, продолжая рисовать. Джейд внимательно посмотрела на него: лицо, столь похожее на её собственное, пока ещё не приобретшее стати и мужественности, было сосредоточено в тот момент лишь на его новом творении.

Девушка перевела взгляд на стол. Рисунок, над которым работал её брат, она могла бы охарактеризовать лишь как абстракцию – изображение на бумаге совершенно не было похоже ни на что из ныне существующего и ей известного. Джейд покрутила головой, постаралась всмотреться внимательнее, но все её попытки оказались тщетными.

– Дени, дорогой, что на этот раз? – спросила она, переведя взгляд на брата.

– Не знаю, – пожал он плечами, продолжая водить кистью по бумаге, – просто что-то навеяло.

– В прошлый раз, когда тебе навеяло… – голос Джейд оборвался, но она совладала с собой. – Не хочу говорить об этом, и тем более вспоминать…

– Прости, я не хотел расстроить тебя, – Дени, наконец, оторвался от своего занятия и поднял свои глаза на сестру, – но ты же знаешь, что я не могу не рисовать.

Несмотря на юный возраст, в глазах Дени таилась глубокая печаль – такая же, как и в глазах Джейд. Брат с сестрой молча смотрели друг на друга, будто мысленно обменивались словами, смысл и значение которых был доступен только им двоим.

Джейд показалось, что брат непривычно бледен, да и смотрит рассеянно, словно сквозь нее.

– Ты в порядке? Снова боли? – поинтересовалась она, проводя рукой сначала по его голове, а затем по лбу. – Да у тебя жар!

– Мне кажется, я устал немного, и здесь прохладно. Включила бы ты отопление, – нарочито тихо попросил Дени, откинувшись на спинку стула.

– На улице плюс двадцать пять, какое отопление? Ну-ка, марш на диван и измерь температуру! – скомандовала она. – Ещё не хватало, чтобы ты заболел! Помощь будет только через несколько дней.

Дени послушно поплёлся на диван. Устроившись поудобней, он накрылся пледом. Вид у него был болезненным – теперь Джейд отчётливо видела это.

– Я сейчас же дам тебе молока с мёдом, – девушка направилась к двери, – а ты пока измерь температуру, чтобы я видела. «Моб-гласс» в верхнем ящике.

С этими словами она исчезла за дверью, а Дени потянулся к тумбочке. Отодвинув ящик, он нащупал «моб-гласс» и, надев очки, выбрал опции замера показателей организма и внешнюю проекцию данных. Всего через пару секунд раздался легкий звуковой сигнал готовности, но Дени не удалось разглядеть показатели – резкая боль стремительно заполнила его голову, и всё поплыло перед глазами.

– Джейд… Джейд, помоги, – простонал он, морщась от боли.

Но Джейд была на кухне, которая располагалась этажом ниже, и грела там молоко. Дени сорвал и отбросил «моб-гласс» в сторону, обхватил голову и начал раскачиваться вперёд-назад. А когда боль стала совершенно невыносимой, он упал на подушку без чувств. Его лицо покрылось красными пятнами, а дыхание стало тяжёлым и прерывистым.

В таком состоянии и обнаружила его Джейд, вошедшая в комнату с подносом, на котором стояла кружка заботливо приготовленного ею горячего молока с мёдом. Выронив от испуга поднос, девушка бросилась к брату. Она тормошила и звала его, но он не откликался.

Коснувшись его лба, она отдёрнула руку – до того горячей была кожа. Она подняла с пола «моб-гласс», проекция с которого показывала температуру сорок по Цельсию. Джейд, с трудом сдерживая слёзы, принялась гладить брата по голове, теперь уже шёпотом повторяя его имя.

В это же самое время Альто шёл по людной улице, погружённый в свои мысли. Ему предстояла бессонная ночь, поэтому необходимо было подкрепиться и получить более детальную информацию. Он подзарядил интеллектум всего несколько часов назад, из-за чего все его чувства и восприятие окружающего мира были крайне обострены. Стараясь не обращать внимания на расчёты, непрерывно проводимые его биочипом в отношении всего, на что падал его взгляд, он решительно направлялся к торговому центру, вспоминая, как впервые пришёл сюда с родителями и Алиасом.

В тот день Альто исполнилось пять лет, а это означало интересную программу в развлекательном центре, предусмотренную для маленьких именинников. Но самым важным было даже не это, а некий особый ритуал – экспериментальное тестирование с помощью специально разработанного тренажёра «Твоё будущее». Таким образом определялись возможности детей: каких успехов они способны достичь после имплантации интеллектума. Конечно, это была лишь созданная особым высокотехнологичным компьютерным оборудованием многомерная иллюзия, но пятилетние дети приходили от демо-версии в полный восторг.

Все, но не Альто, которого не только родные, но и воспитатели детского сада уже в столь юном возрасте считали вполне-таки неглупым мальчиком. Для него пришлось разрабатывать специальную программу, поскольку на групповых занятиях ребёнку было слишком легко и неинтересно. В итоге супругам Марини предложили пораньше определить сына в школу – ведь он давно опередил детсадовскую программу подготовки.

Так и в свой пятый день рождения он закатил истерику, что не хочет никакого интеллектума, а будет и без него умнее всех. В семье Марини было не принято наказывать детей, но отец строго-настрого запретил ему говорить об этом вслух, особенно при посторонних. В тот день мальчик впервые видел его рассерженным. Тогда Альто ещё не знал, что именно его отец разработал тренажёр «Твоё будущее», и потому реакцию сына воспринял крайне болезненно.

Но в тот же вечер маленький Альто тихонько прокрался в кабинет отца, устроился у него на коленях, крепко обнял, попросил прощения и дал слово, что у него в положенное время тоже обязательно будет интеллектум. А подсказал ему, что надо поступить именно так, старший брат Алиас, и Альто был бесконечно благодарен ему все последующие годы за то, что в тот вечер помирился с отцом. Чета Марини скоропостижно покинула этот мир спустя два дня после пятого дня рождения младшего сына…

Вход в Coffee-Line был прямо с улицы, так что старшему надзирателю даже не пришлось входить в торговый центр. В кафе было много людей, в основном молодёжь. Парни и девушки болтали, попивая кофе в этом уютном заведении.

Альто направился прямиком к стойке обслуживания. Он сразу заприметил темнокожего худощавого парня с улыбкой во все тридцать два белоснежных зуба, живо управляющегося с заказами. Тот, увидев идущего к нему Альто, радостно помахал рукой, в которой держал упаковку плотных картонных стаканов.

Да, Coffee-Line не изменил традициям и в эпоху высоких технологий всё ещё предлагал своим посетителям горячие и прохладительные напитки в красивой, но одноразовой картонной упаковке. Но современной молодёжи именно это и нравилось: то, что они называли «дочиповым барахлом», и теплая, дружеская атмосфера как раз и привлекали их в эту сеть.

Альто подошёл к стойке как раз в тот момент, когда покупатели – молодая пара – забрали свой заказ. Темнокожий парень сразу же обратился к нему задорным голосом:

– Привет, Альто! Долго же ты не заходил к нам! Как жизнь?

– Прекрасно, Маффин, спасибо.

Но в действительности Альто выглядел угрюмым в сравнении с барменом.

– Что будешь заказывать? У нас появился новый напиток – «Биомикшер»… Чудеснейший коктейль из кофе, сливок и пряного ликёра, состав которого скрывают даже от нас, – Маффин подмигнул Альто, при этом он не мог устоять на месте и всё время пританцовывал. – По мне, это самый обычный имбирь с корицей и апельсиновым экстрактом. Хотя многие наши считают иначе, некоторые даже пытались его на молекулы разобрать, чтобы подтвердить свою теорию, но ни одна не подтвердилась… Но вкус действительно потрясающий, если ты любишь корицу с имбирём и цитрусовые.

– Спасибо, но мне как обычно – мокко и пару куриных сэндвичей. С собой, – добавил Альто приглушённо, будто ничто из сказанного Маффином его не интересовало.

– Ну же, попробуй «Микшер», – уже более настойчиво, выпучив свои и без того большие глаза, повторил Маффин. – Он у нас подается в новом пластиковом термостакане… Я вот смотрю на тебя и вижу – это то, что тебе сейчас нужно.

Последнюю фразу Маффин процедил сквозь зубы. Альто внимательно посмотрел ему в глаза, а парень всё старался что-то показать ему своим выражением лица.

– Хорошо, давай свой… как его… «Микшер», – Альто заподозрил, что ему предлагают напиток не просто так, с целью выполнения плана продаж за сутки. Очевидно, пришлось что-то поменять в схеме…

Маффин тем временем вбил заказ в меню сенсорного кассового планшета, встроенного в стойку, после чего развернул в сторону Альто платёжный мини-терминал, представляющий собой матовый стеклянный параллелепипед с вдавленным рисунком человеческой ладони. Всё это больше походило на элемент декора в безвкусно обставленном помещении. Альто про себя называл его «Оскаром за самую потную ладонь». Нехотя он приложил руку к терминалу, который через секунду выдал сумму платежа и остаток на счёте. Альто ничем не выдал своё расстройство, но денежная сумма, которой он владел, не вселяла ему оптимизма.

Были времена, когда на счетах братьев Марини были десятки и даже сотни тысяч платинов – международной денежной единицы, вошедшей в оборот через год после назначения первого Главы Объединённого Правительства, которым стал Президент Южноамериканской Конгломерации Хосе Мария де Креспо. А на следующий день после исчезновения Алиаса корпорация перечислила Альто два миллиона и расторгла с ним договор. За год Альто потратил все эти деньги на оплату услуг частных детективов, которым так и не удалось найти его брата, и на программное обеспечение, необходимое ему в условиях безработицы.

Платины использовались только для безналичного расчёта. Счета в платинах открывались в виртуальной базе банка NanoSoftFinans, находящегося под контролем Объединённого Правительства планеты Земля, для лиц, уровень доступа интеллектума которых превышал пятипроцентный предел.

Заказ Альто обошёлся в двенадцать платинов. Система сняла сумму, на всякий случай запросила о необходимости сделать ещё переводы и, получив отказ владельца счёта, сообщила о прекращении операции. В тот же момент Альто получил от улыбающегося и пританцовывающего Маффина пакет со своим заказом.

– Два куриных сэндвича, мокко и наш новейший непревзойдённый коктейль «Биомикшер». Ты и Coffee-Line – это больше, чем просто кофе! – выпалил Маффин, подмигнув Альто. – Ты зайдёшь завтра?

Вопрос Маффина прозвучал, когда Альто уже отходил от стойки. Старший надзиратель приостановился, подумал пару секунд и, не поворачиваясь к неугомонному пареньку, буркнул в ответ:

– Если захочется кофе.

Вернувшись домой, Альто приступил к ужину. Для него это был скорее завтрак, поскольку он проспал весь день после затянувшейся ночной смены, когда произошли неприятные события. Первый из двух сэндвичей он буквально проглотил за пару укусов, после выпил мокко, а второй сэндвич пока положил в холодильник. Далее он попробовал «Биомикшер», настоятельно рекомендованный Маффином. У коктейля и в правду были нотки имбиря и корицы, но вот цитрус он так и не уловил. Зато отчётливо различил аромат клубники.

Альто мог бы без особого труда определить состав напитка, но сейчас его беспокоило другое: он считал, что «Микшер» должен содержать зашифрованное послание, но напиток не был информационно насыщен.

Тогда Альто взял ультрафиолетовый фонарик и направил пучок света на стакан, в котором был напиток. Теперь, на стенке стакана, он отчётливо мог разглядеть ряд имён и номеров телефонов. Теперь Альто понял, почему Маффин всеми возможными способами намекал ему на необходимость взять этот коктейль, ведь именно на стакане с логотипом «Микшера» и были данные, предназначенные для него.

На всякий случай Альто проверил и картонный стакан, в котором был мокко, но никаких надписей там не было. А значит, схема передачи данных всё-таки поменялась, но не так глобально, как мог подумать Альто.

Всё дело в том, что информация наносилась бесцветными чернилами, которые были видны только в ультрафиолете. Но почему поменялся напиток? Возможно, кто-то счёл подозрительным, что старший надзиратель всегда заказывал только мокко. И это при таком разнообразии кофе и кофейных напитков! Но разве не мог он просто любить именно мокко? К тому же, новый коктейль ему не очень-то и понравился.

Альто протянул руку к нише, которая была неподалеку от его ног, и взял там прямоугольную кожаную сумку. Он достал из неё прибор, внешне похожий на ручку. На самом деле это был сканер, способный распознавать состав любого предмета и воссоздавать первоначальный его вид, если имелась даже небольшая его часть. Этот сканер был первой их с Алиасом успешной совместной разработкой и принадлежал только им – братья решили владеть столь интересным и полезным гаджетом единолично. И вот уже несколько лет Альто использовал его, чтобы помогать другим.

Старший надзиратель надел «моб-гласс», коснулся сканером внутренней стороны стакана и получил формулу коктейля. Не став разбираться с ней, а лишь сохранив её во временном отсеке памяти, он вновь направил фонарик на стакан из-под коктейля и, зафиксировав отобразившиеся на экране очков телефоны, голосовым набором направил запрос для связи с первым абонентом – мистером Стюартом. Через пару секунд на его звонок ответил встревоженный мужской голос, принадлежавший, очевидно, этому самому мистеру Стюарту.

– Добрый вечер, это Санитар, – представился Альто. – Куда к вам подъехать?

Мистер Стюарт сообщил ему адрес, который автоматически записался в отсек временной памяти «моб-гласс».

– Я смогу быть у вас минут через двадцать, – проговорил старший надзиратель, проведя в голове несложные расчёты маршрута движения.

– Мы ждём вас, приезжайте скорее, – ответил показавшийся жалобным голос.

Мистер Стюарт оказался тучным лысоватым мужчиной лет пятидесяти – пятидесяти пяти в очках с толстыми линзами. Он встретил Альто на крыльце своего дома на улице Гринвича в западной части города. Дом его выглядел очень аккуратным, и никто не мог бы предположить, что построен он был ещё прадедом мистера Стюарта в конце XX века. Сам мистер Стюарт и его отец приложили немало усилий, чтобы облагородить фасад, а их жёны разбили восхитительную клумбу в саду перед домом. Старшие Стюарты теперь жили в другой провинции, в домике у озера – это было крайне необходимо для здоровья стариков, а их внуки учились в колледже. Так всех Стюартов разбросало по миру, и сейчас одному из них крайне не хватало поддержки близких – родителей и детей, чтобы быть сильным и тем самым подавать пример своей жене.

Хозяин дома был рассеян и не сразу пригласил Альто войти. Когда же пауза затянулась, мистер Стюарт опомнился и пропустил гостя в дом. Здесь всё было так же аккуратно и добротно, как и снаружи: антикварный дубовый шкаф для верхней одежды и стеллаж для обуви, зеркало в винтажной раме, и даже домашний вариант БЗС в специальном стеклянном шкафчике, запирающемся на магнитный ключ, – на экстренный случай.

– Проходите-проходите, – торопливо произнёс мистер Стюарт, семенивший следом за Альто, шаркая домашними тапочками по полу, – она в дальней комнате в конце коридора. Ах, что бы мы делали, не будь вас!

– Прежде мне необходимо осмотреть вашу жену и определить степень поражения интеллектума, – ответил ему Альто, и тон его показался безразличным.

Подобные ночные вылазки старшему надзирателю приходилось совершать по нескольку раз в месяц. При нём всегда была его сумка-саквояж с инструментами, в которой, помимо сканера и «моб-гласс», были также портативный «обнулитель» и небольшой информационный накопитель с набором огромного количества различных компьютерных программ на десяток терабайт, оставшихся ещё со времён его работы в Bio-Soft.

Некоторые программы порядком устарели, но, по крайней мере, были лицензионными.

Альто прошёл по плохо освещенному коридору к указанной комнате. Здесь стоял приятный запах цветов, лёгкий и нежный, так что старший надзиратель с упоением полной грудью втянул воздух, пропитанный ароматом из сада хозяйки дома.

В комнате, которая оказалась спальней, в постели лежала измождённая женщина. В любой другой день она бы выглядела весьма привлекательно, надев элегантное платье и уложив свои светлые волосы в причёску. Но этой ночью она казалась даже старше своего мужа, притаившегося в углу комнаты и бормочущего что-то себе под нос.

Миссис Стюарт была в агонии. Её лицо было бледным, а сама она периодически морщилась от боли. Иногда наступало временное улучшение, и на несколько секунд её лицо становилось спокойным – тогда она казалась спящей. Но вскоре боль возвращалась, отражаясь в мимике женщины.

Для Альто увиденное не было в диковинку, но всё же каждый раз в подобных ситуациях реакция и поведение пострадавших были различными. Одни, как и миссис Стюарт, становились белыми как мел. Кожа других приобретала пунцовый оттенок и становилась горячей. Третьи внешне ничем не выдавали недуг, но их реакция и восприятие мира колебались от меланхолического до агрессивно-буйного. В отношении последних приходилось применять одну из имевшихся у Альто программ, создававших иллюзию спокойствия и умиротворения.

Альто взял стул, стоявший неподалеку, и поставил его рядом с кроватью. Затем, присев на него, принялся доставать из сумки свои инструменты. Мистер Стюарт, завидев незнакомые предметы, испуганно ахнул и чуть не выронил из рук свои очки. Сложив инструменты на прикроватной тумбочке, Альто обратился к нему спокойным голосом, стараясь вселить в хозяина дома свою уверенность:

– Вы можете не беспокоиться. Процедура безопасная и продлится всего пару минут.

Он говорил медленно, чтобы каждое слово дошло до сознания мистера Стюарта. Но, похоже, мистер Стюарт не слышал его, промокая платком в трясущихся руках выступившую на лбу испарину.

– Вы спасёте мою жену? Правда ведь? – пробормотал он.

– Не вижу причин, почему бы мне этого не сделать…

Альто старался не напугать и без того не находящего себе места мистера Стюарта. Кроме того, он действительно счёл случай довольно простым.

В этот момент у миссис Стюарт наступило просветление, и она приоткрыла глаза. Увидев незнакомого человека, она вздрогнула, но Альто мягким движением провёл рукой по её холодному запястью.

– Ваш муж позвал меня, чтобы помочь вам. Не бойтесь. Я здесь, чтобы облегчить ваши страдания и исправить неполадку.

Альто слегка улыбнулся, что было очень кстати для миссис Стюарт. Она даже расслабила руку, накрытую ладонью Санитара, давая тем самым понять, что она понимает и принимает его слова.

– Если не сложно, расскажите мне, как всё случилось, – мягким голосом попросил Альто.

Мистер Стюарт мялся в углу, нервно скручивая в узел платок, которым вытирал вспотевшее лицо и линзы очков. Его жена собрала все силы и с трудом заговорила.

– Они сказали… что она лицензионная… та программа… – еле слышно выдохнула женщина, после чего на мгновение замолчала, собираясь с новыми силами. – Старая версия… всё выглядело законно… я даже подумать не могла… вроде такие приличные люди.

Альто слегка склонился над кроватью, чтобы лучше расслышать каждое её слово. Но женщина вновь замолчала и прикрыла глаза. Альто повернулся к мистеру Стюарту, ожидая пояснений.

– Ваша жена купила нелицензионный софт, верно? – Санитар приподнял одну бровь, нагоняя ещё больше страха на хозяина дома.

– В Bio-Soft мы бы не смогли себе этого позволить. За всю жизнь мы заработали лишь на три процента софта, два из которых я уступил ей, – он кивнул в сторону жены. – Но этого оказалось недостаточно для её работы.

– Почему вы не воспользовались биокредитом? – уточнил Альто, прекрасно зная ответ на этот вопрос.

– А вам известно, какие по нему проценты? Да мы по миру пошли бы, а ведь на нас ещё наши старики и дети-студенты…

Мистер Стюарт хоть и старался говорить тихо, но жена услышала его и заворочалась под одеялом.

– Я не видела их лиц, – продолжила она свой рассказ, – но они… такие приличные люди… кто бы мог подумать…

– Я обследую содержимое интеллектума, а после приступлю к необходимой процедуре, – разъяснил Альто последовательность своих действий.

Мистер Стюарт, казалось, впал в отчаяние:

– Боже, боже, боже! Сохрани и помилуй! Не отбирай её у меня! Помоги ей!

Альто надел «моб-гласс», взял в руки сканер и присоединил его силиконовым креплением к левому виску миссис Стюарт. От прикосновения она резко открыла глаза и испуганно уставилась на него. Альто замер и обратился к ней, стараясь успокоить:

– Вам совершенно нечего бояться. Расслабьтесь, и тогда всё закончится гораздо быстрее. Вы этим очень поможете мне, и я смогу помочь вам. Дело в том, что пиратская программа кое-что нарушила в вашем биочипе. Мне необходимо посмотреть, что именно я должен исправить, чтобы всё заработало как прежде, а вы могли бы вернуться к своим делам.

Миссис Стюарт моргнула в ответ на его слова, что означало её согласие. После она смиренно закрыла глаза и глубоко вздохнула, настроившись на то, чтобы расслабиться.

– В ваш мозг сейчас поступают зараженные сигналы, – Альто объяснял происходящее с миссис Стюарт ей и её мужу, параллельно настраивая свои приборы на нужную частоту, – оттого вас и мучают головные боли. Но осталось потерпеть совсем немного. Вы ничего не будете чувствовать, пока я с помощью оборудования идентифицирую программу, а после полностью удалю её из вашего интеллектума. Обещаю, вам сразу станет гораздо лучше.

Альто коснулся сенсорного переключателя на «моб-гласс», после чего стал водить сканером по поверхности прикроватной тумбочки. В противоположном углу комнаты затаил дыхание мистер Стюарт. Кусая губы и расширив от удивления и тревоги глаза, он наблюдал за действиями Санитара. Мистер Стюарт страшно боялся, что тот навредит его жене, и она станет безумной или постоянно будет мучиться головными болями…

Спустя ещё минуту Альто взял в руки обнулитель, представляющий собой узкий цилиндр пяти-шести сантиметров в длину с двумя исходящими от него проводами желтого и синего цветов и тонкими металлическими штекерами на концах. Один из штекеров Альто подсоединил к специальному отверстию в дужке «моб-гласс», а второй подвел к интеллектуму женщины. При этом раздались звуковые сигналы, подтверждающие факт успешного соединения контактов. Альто перевел взгляд на стену, куда его очки проецировали увеличенное схематичное отображение содержимого интеллектума. Одна часть данных в ячейках биочипа была четко структурированной, а другая попеременно то мигала ярко-красным цветом, то затухала до бледно-желтого.

Мистер Стюарт, безостановочно бормотавший что-то невнятное, так и подпрыгнул на месте, издав какой-то странный звук. Альто не отреагировал, занимаясь удалением пиратской программы из интеллектума миссис Стюарт. Ещё через минуту он завершил свои манипуляции, и все содержимое интеллектума стало выглядеть как хорошо структурированная микросхема, порядка пяти процентов которой было залито благородным синим цветом, а остальная часть имела приятный серо-голубой оттенок. Санитар снял очки и устало выпрямился на стуле.

– Готово, – произнёс он, отсоединяя все контакты от левого виска женщины и от своих очков, – программу я удалил, теперь вы быстро пойдёте на поправку.

И вправду, миссис Стюарт на глазах преображалась. Она уже не выглядела столь измождённой, как прежде, а её кожа приобрела приятный здоровый румянец. Мистер Стюарт, нерешительно приблизился к ней и сменил Альто на стуле у кровати. Санитар тем временем уже уложил свои инструменты в рабочую сумку и терпеливо наблюдал за счастливой парой.

– Она здорова? – взволнованно спросил мистер Стюарт, не отрывая взгляда от своей жены.

Он гладил её руку и смотрел в её глаза с невероятной нежностью, так что Альто даже немного смутился.

– Не беспокойтесь, интеллектум не повреждён. Вы вовремя спохватились, – заключил Марини.

Мистера Стюарта вновь охватила паника. Он крепко сжал руку жены, выражая этим свою глубочайшую привязанность и любовь к ней.

– А что происходит, когда вы опаздываете? Человек умирает?

– Вам не надо об этом думать. Всё уже позади, – успокоил Стюарта Альто. – Сейчас самым важным для вас должна стать забота о жене. Несколько дней я бы рекомендовал не пользоваться сетью, соблюдать постельный режим. Очень важно не подхватить новый вирус. А вы, мэм, – обратился он к хозяйке дома, – впредь не идите на поводу у мошенников и приобретайте только лицензионный софт. Как видите, это в ваших же интересах.

Миссис Стюарт улыбнулась Альто, выражая свою благодарность. Из ее глаз скатились слезы радости. После она шепнула что-то на ухо мужу, и тот кивнул ей в ответ.

– Моя милая Хелен очень признательна вам за помощь, – передал он суть слов миссис Стюарт, которая в тот момент смотрела на Альто, преисполненная благодарности.

– Это мой долг перед обществом, – ответил Альто.

Санитар перекинул через плечо сумку с инструментами и направился к двери, ведущей в коридор с цветочным ароматом. Миссис Стюарт, чувствуя, как силы возвращаются к ней, бросила ему вслед слова благодарности, теперь уже не прибегая к помощи мужа. Уже в дверях Альто повернулся к ней и кивнул.

Не успел он сделать и пары шагов по коридору, как за ним уже шёл, быстро шаркая по паркету, хозяин дома.

– Санитар… Простите, я не знаю вашего имени… Да его и никто не знает… – будто оправдывался он, и голос его звучал как-то виновато. – Вы оказали нам бесценную услугу… но всё же… всё в нашей жизни имеет цену. Не обижайтесь, но подскажите – сколько мы вам должны за оказанную нам помощь? И сегодня же получите деньги на ваш счёт.

– Я не беру денег, – резко ответил Альто, и это было правдой. – Я же сказал, что это мой долг. Я не могу спокойно спать, зная, какие мучения приходится испытывать людям, которые… – Альто немного задумался, но потом продолжил: – Не могут себе позволить лицензионный софт.

– Я понимаю, я понимаю, – радостно произнёс мистер Стюарт. – Тогда, может, вам тоже необходима какая-то помощь? Я работаю в генетической лаборатории, а моя жена преподаёт иностранные языки в университете, целых семь, так что вы в любой момент можете к нам обратиться, или ваша семья…

– У меня никого нет, – отрезал Альто, поставив мистера Стюарта в неловкое положение своим резким ответом, – никого не осталось…

– Простите, – жалобно произнёс толстяк, поравнявшись с Альто у входной двери. Он практически прижал Санитара к стене своим огромным животом.

– Самым приятным для меня будет, если вы больше не станете совершать поступков, из-за которых мне придётся вновь оказаться здесь. Берегите жену и помните о моих рекомендациях. До конца недели пусть отдыхает. Всего доброго.

Мистер Стюарт отодвинул задвижку на двери, и Альто покинул их дом. Спускаясь с крыльца, он уже надевал «моб-гласс», чтобы уточнить адрес следующего пациента. Всего в эту ночь ему предстояло посетить пять домов.

Говорить правду небезопасно

Альто Марини припарковал мотолёт около своего дома ещё до наступления рассвета. Ночь оказалась не очень тяжёлой, бывали вызовы и похуже, когда родные пострадавших от пиратского софта тянули с решением обратиться к тайному Санитару за помощью или попросту не знали, что такой существует. Тогда Альто проводил у постели больного гораздо больше времени, чем вышло, к примеру, с миссис Стюарт, и после обнуления добавлял одну, а иногда несколько из имеющихся у него программ, потому что приходилось удалять и часть лицензионного софта.

Нельзя было допустить, чтобы обнаружился недостаточный уровень доступа. Тогда станет ясно не только то, что человек приобрёл нелицензионный софт где-то на стороне, тем самым нарушив закон, но и то, что часть программ удалена, причём тоже незаконно. Обнуление, как и добавление софта, было разрешено правительством только в официально аккредитованных офисах Bio-Soft или при наличии постановления верховного суда – в стенах Cyber-Castle (в присутствии опять же уполномоченного специалиста из корпорации).

Выходя из лифта на девятнадцатом этаже, где находилась предоставленная в его распоряжение на время службы в кибертюрьме квартира, он увидел силуэт какого-то человека. В полумраке он не сразу понял, кто перед ним. На секунду он даже подумал, что это Алиас, но тут же прогнал от себя эту мысль: брат был выше ростом и шире в плечах. Человек, ожидавший на лестничной площадке, оказался не кем иным, как Маффином. Несмотря на рассветный полумрак, его выдавали голос, который невозможно было перепутать ни с одним другим, и поток слов, который он обрушил на Альто.

– Дружище, где ты ходишь? Я жду тебя с полуночи. Ты мне очень-очень нужен. Вопрос жизни и смерти, – затараторил парень, бурно жестикулируя.

Альто хлопнул в ладоши, и на площадке зажёгся свет. Теперь темнокожий продавец из Coffee-Line, передававший Марини контакты людей, нуждавшихся в его помощи, был виден отчётливо.

– Как ты нашёл меня? – первым делом строго спросил Альто.

– Ты регулярно обслуживаешься в Coffee-Line, и в базе есть все твои данные, – ответил Маффин не колеблясь.

– Ясно, – угрюмо произнёс Альто.

Теперь оставалось выяснить, для чего явился Маффин. Но тот не стал тянуть с ответом на только возникший в голове Альто вопрос:

– Послушай, мне очень нужна помощь Санитара. Я знаю, что он предпочитает оставаться инкогнито, но ведь ты контактируешь с ним… Дело не требует отлагательств.

Маффин впервые держался скованно, будто вся его энергия, выражавшаяся в постоянном пританцовывании и жестикуляции, куда-то испарилась.

Альто нахмурился. Ни одна живая душа не имела представления, кто такой Санитар. Люди, чьи дома он посещал под покровом ночи, забывали его лицо. Принципиальным требованием Санитара была работа в полумраке. И, разумеется, он не хотел раскрывать карты перед таким болтуном, как Маффин.

– Сегодня уже не выйдет. Я зайду вечером, передашь контакты в кафе, по обычной схеме.

– Никакой схемы больше нет! Связного больше нет! – объяснил Маффин, размахивая руками. – Только ты можешь помочь!

– Выкладывай, тогда, в чём проблема, – холодно бросил Альто. – И что со связным?

– Найден мёртвым с огромным синяком на пол-лица, – с ужасом произнёс парень. – И знаешь, где? В собственной ванной! Хорошо хоть контакты успел передать… Но вот что будет дальше? Боюсь, люди не перестанут покупать «пиратку».

Маффин мог бы без умолку тараторить до следующего вечера, но Альто не был настроен на светскую беседу.

– Ты расскажешь, кому и в чём нужна помощь? – перебил он Маффина.

– Нет, это дело для Санитара. Только ему передам, – твёрдо сообщил он.

Альто направился к своей двери под удивлённым взглядом Маффина. Он поднял руку и уже коснулся было электронной дверной панели, как Маффин затараторил громче и быстрее обычного:

– Нет, Альто, прошу тебя! Помощь нужна одной девушке. Она очень дорога мне. Я не могу сказать, кто это. Но и в беде бросить её не могу. Я пришёл к тебе, потому что это очень важно. Тем более, если учитывать произошедшее с первым связным…

Маффин замолчал, ожидая ответа. Альто опустил руку и повернулся к собеседнику.

– Откуда тебе известно о его смерти? – уточнил Альто.

– За пределами центральной части города жизнь существенно отличается от того, к чему ты привык. Я имею в виду не только таких, как я, но и тех, – Маффин перешёл на шёпот, – кто выступает против режима.

– Тогда слушай, – прошептал в ответ Альто, приблизившись к парню. – Если бы я поддерживал режим, стал бы я участником этой цепочки по спасению тех, кто пострадал от действий мошенников, тоже нарушая закон?..

– Нет, нет, я не то хотел сказать, – принялся оправдываться Маффин, но Альто крепко схватил его за локоть, так что парень вскрикнул.

– А теперь слушай: если тебе действительно так дорога та девушка, что ты пришёл сюда вопреки правилу «ни при каких обстоятельствах не нарушать схему», то будь любезен рассказать мне всё и во всех подробностях, – прорычал Альто.

Маффин смотрел на него выпученными глазами. Альто, всегда казавшийся ему вполне уравновешенным и даже скучным, в эту минуту заставил парня не на шутку испугаться. Маффину было не понятно, почему тот так интересуется подробностями, ведь достаточно было лишь передать информацию тому, кто способен помочь.

– Пострадал младший брат моей подруги, – начал было Маффин, но тут же закрыл рот, так как Альто иронично приподнял бровь. Парень не знал уже, что говорить, а о чём лучше умолчать.

– У мальчишки сильные боли и жар. Если ты не поможешь, скажи, как мне найти Санитара, я сам всё сделаю, – набравшись смелости, добавил он.

Ещё пару секунд они с Альто не отрываясь, молча смотрели друг другу в глаза, словно пытаясь прочитать в них какую-то скрытую информацию. Взгляд старшего надзирателя был суров и пронзителен, а в глазах Маффина страх сменялся отвагой.

– Поехали, – вдруг произнёс Альто, отпуская руку Маффина, – ты на мотолёте? У меня горючего под завязку.

– Да, – немного растерянно ответил парень.

Альто не стал вызывать лифт, а направился прямиком к лестнице. Поспешив следом, Маффин опомнился и прокричал ему вслед:

– Эй, мы поедем к Санитару? Как это возможно? Вот это круто! – его глаза загорелись задорным огоньком. – Альто, слушай, но мой «Боливар» не выдержит троих…

– Не думай об этом, – раздался голос старшего надзирателя двумя пролётами выше.

Альто сразу велел Маффину направляться по адресу нуждающегося в помощи мальчика. На вопрос парня, когда прибудет Санитар, он ответил, что ждать его не потребуется.

Дорога заняла около часа. «Боливар» Маффина приземлился в небольшом пригороде. Альто решил, что это жилая деревня. Но когда они с Маффином направились по одной из улиц, он понял, что находящиеся здесь дома, равно как и всё поселение, давно пустуют. Его интеллектум выдал лишь один возможный вариант – бесчиповые.

Дома здесь были добротные. Заброшенные палисадники, годами остававшиеся без ухода, в темноте выглядели уныло. В своё время каждый из них мог многое сказать о хозяевах, но теперь разросшиеся сорняки лишь навевали тоску.

– Ты уже связался с Санитаром? – беспокойно уточнил Маффин. Он был несколько напряжён, но это не мешало ему размахивать руками и буквально извиваться при ходьбе.

– В этом нет необходимости, – сухо ответил Альто, понимая, что ему придётся раскрыть карты.

– Как это – нет? Ты же обещал! – закричал Маффин. Он даже остановился, полный негодования и возмущения.

– Успокойся. В этом нет необходимости, потому что я и есть Санитар, – объяснил Альто.

– Что?! – Маффин не поверил своим ушам.

– Да, Санитар – это я. Я тот, кто берёт с собой заказ из кафе, тот, кто знает, что послания написаны специальными чернилами, которые видно только в ультрафиолете, поскольку никому просто в голову не придет проверять такой примитивный шифр. Я тот, кто потом звонит по указанным в посланиях телефонам, ночами разъезжает по городу и обнуляет пиратский софт… Идём же, ты сказал, что дело срочное!

Альто повернулся и зашагал по улице, тускло освещаемой парой фонарей. Маффин смотрел ему в след. Он не мог поверить в услышанное. Человек, о котором в узких кругах ходили легенды, был здесь, рядом с ним. И, как оказалось, хорошо ему знаком. Альто всегда казался ему странным, но в этот момент Маффин поймал себя на мысли, что ничего не знает о нём.

Опомнившись, он побежал следом за Альто. Поравнявшись, он замедлил шаг и пошёл дальше в свойственной ему пританцовывающей манере.

– Так ты и есть Санитар? – решил на всякий случай уточнить Маффин.

– Да, – глухо ответил Альто.

Он не кичился своей миссией, а считал это своим долгом. К тому же его часто терзала мысль, пришёл ли кто-то на помощь Алиасу, если в этом возникла необходимость.

– Вот это круто! Я мог бы догадаться, но нет… Знаешь, а ты тот еще конспиратор, – Маффин шутливо пригрозил ему пальцем. – Да ты настоящий герой! Ты в курсе?

– Герой? – иронично переспросил Альто.

– Да, да, да! – принялся радостно и гордо заверять его Маффин. – Ты не страшишься никого: ни правительственных агентов, ни полиции, ни тюрьмы… Знаешь ли ты, сколько просят за твою голову в Cyber-Castle, чувак?

– Неужто я им так нужен? – усмехнулся Альто, прекрасно зная ответ на этот вопрос.

– Да я бы на эти деньги забил свой интеллектум процентов на тридцать! – довольно бросил Маффин. – Вот сколько у тебя процентов? Какой уровень?

Альто не знал, сказать ли ему правду, или лучше сохранить это в тайне и поберечь психику собеседника. С другой стороны, этот парень знал его адрес, номер счёта и то, что он Санитар. Скрывать не было смысла. Хотя Альто привык быть загадкой для окружающих, в данный момент пришла пора выдать некоторые свои тайны.

– Сорок восемь, – Альто через плечо оглянулся по сторонам. Маффин присвистнул.

– Ни хрена себе! – выкрикнул он, сам не ожидая, что выйдет так громко. – Чувак, ты невероятно крут! – уже тише добавил он. – Ты не перестаёшь удивлять меня! Но как… Как тебе это удалось?

– Что именно? – с неподдельным удивлением спросил Альто, отвлёкшись на кованый забор одного из участков.

– Сорок восемь процентов! – уточнил Маффин. – Я видел твой файл. У тебя там и трёх тысяч не наберётся.

– Да, ты прав, я не могу себе позволить купить даже один процент доступа. Пять из имеющихся я получил в подарок при имплантации, как и ты, ещё пять мне подарил старший брат на окончание колледжа. Кое-что я заработал сам, но большую часть я действительно купил восемь лет назад. Всё законно, – добавил он. – Не думай, что если я Санитар, то могу творить чудеса и обходить режим.

– А у меня не было даже шанса заработать на дополнительный софт. Мой отец в своё время перешёл на сторону оппозиции, а мама, наоборот, грезила новыми технологиями. Она у меня была красавицей, да к тому же белой – вот почему у меня такой карамельный оттенок кожи, смотри, – Маффин ткнул себя в щёку, – цыпочки от него без ума.

– Маффин, – прервал его Альто, – ты уходишь от темы.

– Ах, да, о чём это я? Так вот, я остался с отцом, хотя у меня уже был интеллектум. Я воспитывался в общине, где не принято было и думать о биочипах и подобной ерунде. Не знаю, что было бы для меня лучше… А каково это – иметь сорок восемь процентов? – неожиданно спросил Маффин, застав Альто врасплох.

Они всё ещё шли по улице между заброшенными домами, периодически сворачивая то влево, то вправо, но поселение так и не заканчивалось.

– Особых отличий нет, – со знанием ответил ему Альто, – но в драке я одержу победу, поскольку точнее распределю силу и мощность удара, быстрее и вернее среагирую на твои действия. Я без труда перемножу шестизначные числа и извлеку из полученного показателя корень. Я смогу осилить больше наук, и знания мои буду глубже, поскольку мой интеллектум иначе распределяет процессы в моей голове. И доступ к информации у меня более обширный. Но всегда необходимо помнить: биочип не делает никого умнее других. Он только помогает, способствует развитию, но не делает ничего за тебя. Нет программы – и тебе уже сложнее добиться успеха в выбранном направлении.

– А знаешь, – задумчиво произнёс Маффин, внимательно выслушав Альто, – а я всё равно немного завидую тебе… В детстве я мечтал стать супергероем, как в старых фильмах, помнишь? А им стал ты. И вот сейчас мы идём вместе по улице… спасать других…

Он мечтательно вздохнул, устремив взгляд на линию горизонта, где брезжил рассвет, отделяя земную поверхность от темно-синего небосвода тонкой полоской света.

– Долго, кстати, нам ещё идти? – отвлёк его Альто.

– Нет, не очень, просто туда нельзя на мотолёте!

Маффин пока не отошёл от нахлынувших мечтательных мыслей.

– Здесь жили бесчиповые, так ведь? – вдруг спросил Альто.

Эта мысль возникла бы у любого и при отсутствии интеллектума, достаточно было осмотреться. Если целое поселение покинуло свои дома, оставив всё, – значит, люди уходили разом и в спешке. При нынешнем режиме так могли поступить только сторонники оппозиции и те, кто сумел избежать имплантации.

– Да, здесь жили прекрасные люди. Но они не захотели вживлять биочипы, и им пришлось покинуть эти места и перебраться в более безопасное место, чтобы скрыться от преследований правительственных агентов. А они, как ты знаешь, повсюду… – тяжело выдохнул Маффин. – Даже спустя столько лет они иногда прочёсывают эти улицы…

– И куда переехала целая деревня? – спросил Альто, попросту не представляя, как можно такому количеству народа уйти незамеченными и где-то тайно расселиться.

– Не знаю, дружище, – не очень-то уверенно произнёс Маффин, а после повторил: – Не знаю.

– Странно, – Альто задумался над его словами, – если ты не знаешь, где они, как тогда можешь утверждать, что им не грозит опасность?

Может, им лучше было остаться на своих местах? Откуда такая уверенность, что новое место безопасно?

Маффин ничего не ответил. Возникла пауза, и Альто понял, что теперь парень что-то скрывает от него. Это было нечестно, ведь он раскрыл чернокожему связному свои секреты. Тут же Альто подумал, что и он сам рассказал о себе не всё, и что, возможно, ещё будет время узнать новые подробности о бесчиповых. Или не будет вовсе…

Но тут Маффин вскрикнул так, что любой другой на месте Альто, с менее крепкими нервами, подпрыгнул бы от неожиданности:

– Всё, пришли! Видишь дом с верандой? Нам туда!

Маффин прибавил шагу, словно, наконец, вспомнил о цели проделанного путешествия. Развернувшись, он крикнул нагонявшему его Санитару:

– Ближе подъехать было нельзя… нас не должны заметить.

Кто и почему не должен был их обнаружить, Альто знал и без каких-либо объяснений.

Они подошли к дому с большой деревянной верандой. Дом ещё блистал ухоженной красотой, но, судя по внешнему виду, его, как и остальные, тоже давно покинули обитатели. Когда-то на веранде тёплыми летними вечерами собирались хозяева и вместе с гостями приятно проводили время за беседами и играми на свежем воздухе – места было предостаточно. Возможно, здесь жила большая семья, и родители с детьми играли на лужайке…

Альто мог вообразить ещё много сюжетов, разглядывая в предрассветных сумерках дом и прилегающую к нему территорию. Это всё напомнило ему детство и родительский особняк. И, конечно, Алиаса, о котором он не забывал ни на миг.

Тем временем Маффин осторожно постучал. Спустя минуту за дверью раздались шаги. Кто-то остановился по ту сторону, но почему-то молчал.

– Это я, Маффин, – проговорил парень очень тихо, прислонившись к двери, – я привёл его. Мы здесь. Открывай.

В замке провернулся ключ, и Маффин потянул на себя дверь. За ней Альто увидел силуэт, но не смог разглядеть открывшего. Они с Маффином вошли и направились по коридору вглубь дома.

И внутри Альто толком ничего не увидел, так как окна были плотно занавешены и внутрь практически не поступал солнечный свет. Санитар двигался буквально на ощупь, следуя за Маффином и встретившим их обитателем дома. Кажется, парень что-то говорил о девушке и брате девушки, но кто на самом деле вёл их за собой, Альто не знал. Судя по изменившемуся характеру шагов, впереди идущий человек спускался вниз. Цокольный этаж или подвал. Следом стал спускаться Маффин. Ещё через мгновение Альто нащупал ногой ступеньки и двинулся следом.

Внизу щёлкнула задвижка, открылась дверь. Альто ступил в помещение, и яркий свет ударил в глаза так, что на мгновение пришлось зажмуриться. Когда же он открыл глаза, то увидел, как кто-то повис на Маффине. Это была девушка с длинными каштановыми волосами. Она крепко обнимала Маффина за шею, а тот весь буквально таял от блаженства.

– Как я рада, что ты пришёл, – наконец заговорила она, отрываясь от Маффина, – почему так долго?

– Санитар был занят всю ночь, – пустился в объяснения Маффин, бурно жестикулируя, – мне пришлось ждать его несколько часов. Потом… Пока добрались сюда… Ты ведь знаешь, нам пришлось через всю деревню пройти пешком. Как он?

– Плохо, – глухо ответила девушка, резко изменив свое настроение с радостного на грустное.

За всё время рассказа Маффина она не сводила глаз с Альто. У неё были необыкновенно красивые ярко-зелёные глаза, аккуратный, немного вздёрнутый носик и сочные губы, эффектно выделявшиеся на светлой коже. На носу было несколько веснушек. Одета она была в джинсы и мужскую фланелевую клетчатую рубашку, которая была ей велика. Но взгляд её был суровым, отчего Альто стало немного не по себе.

Он понимал, в чём причина, ведь постоянно сталкивался с недоверием со стороны пациентов и их родственников, но обычно его это мало волновало. Он делал своё дело и отправлялся по следующему адресу. Сейчас же Санитар понимал, что недоверие её вызвано не страхом, как у остальных (чего-чего, а страха в её глазах точно не было), а чем-то иным. И ему во что бы то ни стало необходимо было заслужить её доверие.

– Вы могли бы объяснить, что произошло? – поинтересовался Альто. – Так мне проще будет поставить диагноз и приступить к процедуре.

– Идёмте, сами всё увидите, – кратко ответила девушка и указала рукой на дверь, ведущую в соседнее помещение.

– Я посмотрю телек? – спросил Маффин и, не дождавшись ответа, затанцевал в направлении старого потертого дивана.

– Конечно, – ответила девушка, и Альто показалось, что она слегка улыбнулась.

Плюхнувшись на сиденье, Маффин взял пульт и включил старый плазменный телевизор. Такую технику перестали выпускать еще в тридцатых годах XXI века… Сначала их заменили полупрозрачные тончайшие панели, передающие объёмное изображение в таком качестве, словно действие происходило прямо в вашей гостиной. А потом люди начали использовать объемные изображения высочайшего разрешения, проецируемые на любую поверхность множеством приборов, включая «моб-гласс» и другие гаджеты. Но настоящим хитом современности были новые пространственно-голографические проекторы, дающие абсолютно реалистичные картинки не только на экране, но и вокруг зрителя, создавая эффект полного пространственного присутствия… Однако, разумеется, всю эту технику простые люди позволить себе не могли.

Девушка открыла дверь и прошла в другую комнату. Альто последовал за ней. Здесь было приятнее, чем в первом помещении: стояли большой диван – тоже старый, большой чёрный рояль и расписная китайская ваза.

Она же она решила ответить на вопрос Санитара, сочтя это уместным в сложившейся ситуации.

– Вы правы, мы из оппозиции, или, как нас называют «ваши», бесчиповые. Но моему брату полгода назад насильно имплантировали эту гадость. Не знаю, я никогда о подобном не слышала… может, это норма? Но с тех пор у него бывают эти приступы, а сегодняшней ночью… Вы сможете ему помочь? Если нет, тогда вам лучше уйти! – отрезала она.

– Помочь смогу только я, – заверил её Альто, стараясь выглядеть уверенно, хотя он и понятия не имел, с чем столкнулся. – Это произошло здесь?

– Да, мы были наверху. Дени рисовал, как обычно, и вдруг… Что вы намерены делать?

Похоже, эта девушка обходилась без сантиментов в присутствии посторонних. Но её забота показалась Альто очень трогательной. Алиас так же заботился о нём, когда не стало их родителей.

– Я хочу просканировать его биочип и выяснить причину такого состояния. Мог ваш брат, скажем, закачать пиратский софт?

– Ни в коем случае! – вскрикнула девушка. – Об этом и речи быть не могло! Это просто недопустимо!

– Ладно, тихо… тихо… – принялся успокаивать её Альто, так как Дени явно заволновался, активно проявляя признаки жизни. – Значит, у него пятипроцентный доступ… хм, что же тогда могло стать причиной? – Альто говорил сам с собой, а после снова обратился к девушке: – А сетью он пользовался прошлым вечером?

– Чем? – она явно не понимала, о чём речь.

– Значит, нет. Про сеть расскажу вам в другой раз.

Девушка с нескрываемым волнением наблюдала за действиями Альто: как он надел «моб-гласс», подсоединил сканер к очкам и левому виску её брата, как настраивал прибор, как сосредоточенно замер, водя сканером по поверхности тумбочки и изучая увеличенную проекцию интеллектума Дени…

Через несколько секунд Альто резким движением сорвал «моб-гласс».

– Что это? Что ещё вы от меня скрыли? – закричал он, пугая девушку.

– Я… мы ничего… в чём дело? Что происходит? Она была в панике.

– Я ничего подобного раньше не видел! – Альто перестал кричать, но говорил довольно резко: – В голове вашего брата… как бы это объяснить? В общем, представьте, что интеллектум – это полиэтиленовый пакет. Обычный пакет на один килограмм, скажем, сахара. Но вот вы засыпаете и засыпаете сахар, и уже его гораздо больше, чем килограмм… два, пять, десять, но пакет всё ещё не полон. Рано или поздно он лопнет, и весь сахар просыплется повсюду.

– Вы хотите сказать, что в голове моего брата больше, чем положено? – на глазах девушки выступили слёзы, как только она представила возможные последствия.

– Не совсем так, – принялся объяснять Альто. Он старался быть кратким, но в то же время не упустить ничего, чтобы девушка его поняла. – Судя по всему, биочип не совместим с мозгом вашего брата, что, вообще-то, невозможно… программы все лицензионные, но они неправильно работают. Одним словом, интеллектума у него не должно быть.

– Удалите его, прошу вас! – взмолилась девушка. – Вытащите эту дрянь из его головы!

– Если бы это было возможно, я бы сделал это незамедлительно, поверьте, – Альто смотрел прямо ей в глаза, – но интеллектум удалить нельзя. Я могу лишь обнулить софт и блокировать деятельность биочипа.

Девушку буквально трясло – так сильно она переживала за брата:

– Это точно поможет?

– Должно помочь. Я ведь сказал, что ничего подобного я раньше не видел. Гарантий я не даю, но попробовать можно. Это единственный способ облегчить его состояние здесь. Либо вам придётся отвезти его в Bio-Soft.

– Нет! Нет, обнуляйте! – решительно сказала девушка.

– Ему станет лучше, вот увидите, если я блокирую действие биочипа, – ещё раз пояснил Альто.

Девушка кивнула в ответ, смахивая слезы.

– Я попрошу подождать за ширмой. Вы будете мне мешать, – попросил Альто.

– Я останусь здесь! – настаивала девушка.

– Прошу вас. Вам будет спокойнее, – мягким голосом повторил он, беря в руки «моб-гласс». – Подождите за ширмой. Это займет всего несколько минут.

Девушка ничего не ответила – лишь с нежностью взглянула на брата и удалилась.

Она прошла к дивану и забралась на него с ногами. Слёзы ручьём потекли из её глаз, и ничто на свете не в силах было остановить этот поток. Минуты казались ей часами. Сквозь пелену слёз она смотрела прямо перед собой на стену, где были развешены непонятные рисунки. Но то и дело она поглядывала на ширму, за которой Санитар обнулял интеллектум её брата.

Не в силах больше ждать, она вскочила с дивана, но, сделав несколько шагов по направлению к ширме, остановилась и направилась обратно. Ведь её попросили не мешать. Она вновь устроилась на диване, обхватив руками коленки и уткнув в них лицо. Слёз в ее глазах уже не осталось, и она уже плакала без слёз. В её голове проносились самые ужасные картины. А вдруг помочь Дени не удастся? Вдруг она спохватилась слишком поздно? Вдруг она потеряет единственного близкого и любимого человека?

– Готово, – раздался бодрый голос из-за ширмы, вернувший её к реальности, – ну, где же вы?

Девушка вскочила с дивана и уже через мгновение была у постели брата. Он выглядел спокойным, кожа приобрела естественный оттенок. Пока Альто укладывал инструменты в сумку, она коснулась сначала руки Дени, затем его лба – он всё ещё был горячим, но сильный жар спал. Она улыбнулась.

– Несколько дней ему будет необходим постельный режим. Температура спадёт примерно через полчаса, – сказал Альто, перекидывая сумку через плечо, – но, учтите, сигнал интеллектума всё ещё фиксируется. Если обнаружится обнуление…

– Об этом не беспокойтесь, мы примем меры, – перебила его девушка, – мы не беспомощные. Я в состоянии позаботиться о нём.

– Вам виднее, – иронично ответил Альто. – Счастливо оставаться!

– Маффин вас проводит!

Она, наконец, повернулась к нему. На её красивом лице сияла улыбка. Слёзы высохли, и глаза уже светились радостным блеском.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.