книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Гарик Сукачев

Внезапный будильник

© Сукачев Гарик., 2013

© ООО «Издательство АСТ», 2013

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru), 2014

Внезапный будильник

Внезапный будильник

Я был прост и спокоен.

Я был птицей, летящей над полем.

Я был грустно аккордным ля-минорным,

Я был таким непокорным.

Но теперь все равно, это было давно,

Это было давно, это было давно.

Я не читал газеты,

А у тебя были твои секреты.

Но я был привлекателен, я был как будильник, внезапен.

Я был чище бумаги,

Я был полон тоски и отваги,

Но теперь все равно, это было давно,

Это было давно, это было давно.

Одинокое виски.

Открытая форточка, чтоб не пахло тобой.

Я один возвращаюсь домой,

И я сегодня не в моде.

Мне теперь все равно, то, что было давно,

То, что было давно, мне теперь все равно.

Я случайно смеюсь, я внезапно боюсь

От того, что я не похож на того,

Кем я мог бы быть для тебя.

В полусумрачных днях, в полупьяных стенах,

Я останусь кому-то, как внезапный будильник.

Но теперь все равно, это было давно.

Я останусь кому-то, как внезапный будильник.

Мне теперь все равно, то, что было давно,

То, что было давно, мне теперь все равно.

Не было нас

Я забуду тебя, наказав себя пленом в страданьях.

Я тебя потеряю в глазницах дворов проходных.

Да забуду все улицы, их имена и названия –

Будто не было нас, словно не было их.

Будто не было нас, словно не было их.

Будто не было нас, словно не было их.

На кривых перекрестках останутся песни и строки!

На тамвайных путях […]

Как монетка покатится он и блеснет на Востоке!

Превращаясь в Светило, что зажгло нас двоих.

Будто не было нас, словно не было их.

Будто не было нас, словно не было их.

Но я умираю! Я мечусь Адом и Раем!

Я как брошенный пес все шатаюсь по бульварам бездушной Москвы.

Той любви, что была – больше нет! Отрывай! Я не знаю.

Я не знаю… Я не знаю… Я не знаю… Что же делать теперь…

Все так глупо, не верно, не честно.

Остается одно – ненавидеть себя, не прощать.

Только в грешной душе ты оставила тайное место,

Что уже никому никогда не занять.

Словно не было нас, будто не было их.

Словно не было нас, будто не было их.

Словно не было нас, будто не было их.

Словно не было нас, словно не было нас, словно не было нас,

Не было их…

Не было нас… Не было их…

Не было нас… Не было их…

Не было нас… Не было их…

Не было нас… Не было нас… Не было…

Птица

Рано или поздно, так произойдет,

Все погаснут звезды, небо упадет.

Грустная минута, горе через край, ты захочешь чуда,

Ты захочешь чуда, так захочешь чуда, что поверишь в рай.

Знаешь, мне не важно, мне как-то все равно,

Знаешь, мне не страшно, свято и грешно.

Ведь по небу птица плавно, неспеша, медленно кружится,

Медленно кружится, медленно кружится певчая душа.

Припев:

Не знай, не думай ни о чем таком.

Не верь, не бойся, не проси!

А когда я прилечу к тебе на крыльях солнца,

Ты смейся, смейся и ничего не бойся.

Горю не поможешь, не пойдешь к друзьям,

Если сам не сможешь, не захочешь сам.

Все с тобой случится – то, что суждено.

Только в небе птица, в синем небе птица, раненая птица,

Будет все равно.

Припев:

Не верь, не думай ни о чем таком.

Не плачь, не бойся, не проси!

И тогда я прилечу к тебе на крыльях солнца,

Ты смейся, смейся и ничего не бойся!

Твой зеленый педикюр

Тебя все знают на Таганке. Тебя все любят на стриту.

Тобой гордятся лесбиянки в московском Северном порту.

Ты в платье красное одета, браслет сияет на руке.

В зубах дымится сигарета в шикарном длинном мундштуке.

Припев:

Но твой зеленый педикюр похож на крашеный забор!

Это явный перебор! Это явный перебор!

Твой зелёный педикюр похож на крашеный забор.

Ты не была сегодня злою и я на входе не был груб.

Мы помахали фейс-контролю, когда ввалились в этот клуб.

Да, этой ночью будет клёво! Нам будет очень горячо!

Ты будешь Алла Пугачёва, я буду Гарик Сукачёв!

Припев:

Но твой зеленый педикюр похож на крашеный забор!

Это явный перебор! Это явный перебор!

Твой зеленый педикюр похож на крашеный забор.

Хей-хей-хей-хей! Диджей, винилов не жалей!

Давай напьемся сладкой крови московских огненных ночей.

Ты в этом танце так прекрасна, так грациозна и легка.

Так угрожающе опасна. Так непокорна и дика!

Припев:

Но твой зеленый педикюр похож на крашеный забор!

Это явный перебор! Это явный перебор!

Твой зеленый педикюр похож на крашеный забор.

Ты любишь драку, это точно! Тебе без драки кайфа нет!

В моей руке горит заточка, в твоей стреляет пистолет.

Но там, вдали ментов, сирена, нас будут брать наверняка!

Возьмем в заложники бармена и две бутылки коньяка.

Припев:

Но твой зеленый… похож на крашеный забор!

Это явный перебор! Это явный перебор,

Что твой зеленый педикюр похож на крашеный забор.

Ты хороша, детка! Ты хороша.

Ты! Ты! Ты королева красоты!

Ты хороша, детка! Ты хороша!

Ты! Ты! Ты лучшая, ты лучшая, ты лучшая!

Но твой зеленый педикюр…

Это явный перебор! Это явный перебор!

Твой зеленый педикюр похож на крашеный забор.

Назад не повернуть

По лужам шлялось детство,

Детства не вернуть!

По лужам шлялось и шаталось мое детство,

Детство не вернуть!

Нашло дорогу по соседству,

Назад не повернуть!

Девчонку звали юность,

Девчонку не вернуть!

Девчонку звали просто юность – пума!

Девчонку не вернуть!

Мы попылили по дороге с нею прямо,

Назад не повернуть!

И побежали мои годы —

Радости, невзгоды не вернуть.

Так загудели мои годы,

Паровозы, пароходы не вернуть.

Но я бежал по той дороге,

Той, что назад не повернуть!

Придет старуха Старость, скажет:

«Былого не вернуть!»

Придет бабулька-Старость скажет:

«Парень, былого не вернуть!»

И я не знаю, сколько мне еще осталось,

Назад не повернуть!

По лужам шлялось и шаталось мое детство,

Детство не вернуть!

Девчонку звали просто юность – пума!

Девчонку не вернуть!

И наплевать, сколько мне еще осталось,

Назад не повернуть!

Гауди уходит

Твоя кошка ляжет на дно водоема,

Пока ты будешь дома примеривать Prado.

Твой кабальеро оплатил этот джип,

Дохлая кошка показала язык.

Все проститутки так любят Prado.

Гауди уходит, что ж ты не рада?

Гауди уходит, значит, так надо!

Ну что ж ты не рада? Что ж ты не рада?

Твой ливрейный лакей разливает вино.

Вину сто лет, но тебе все равно.

Красную кровью нальется хрусталь,

Твоя кошка подохла, мне очень жаль!

Гауди уходит, что ж ты не рада?

Что ж ты не рада? Ну что ж ты не рада?

Гауди уходит, значит, так надо!

Гауди уходит! Ну что ж ты не рада?

Твой кабальеро умчался на кабриолете,

Что с ним стало, ты прочтешь в газете.

Тебе – бриллианты, кошке – крематорий.

Кому будет лучше, давай поспорим?!

Машина вдрызг, плавятся стекла.

Ты в истерике, кошка – сдохла.

Течет твоя тушь, потекла помада,

Но Гауди уходит, что ж ты не рада?

Гауди уходит! Гауди уходит!

Гауди уходит! Гауди уходит!

Гауди уходит! Гауди уходит!

Гауди уходит! Уходит Гауди.

Акция «Нонсенс»

Там, где кончается дождь

Там, где кончается дождь, все дороги в пыли.

Здесь обращают слова в светлый жизненный путь.

Здесь каждая песня – псалом, здесь рабство всеобщей любви,

Здесь дети дебилы, здесь только могилы,

Здесь солнце застыло над местом, где кончается дождь.

Пролита кровь, брошен призыв.

Серые птицы на черных холмах.

Вечное время заката и вновь

Светлое завтра, сегодняшний страх.

И даже родившись, ты здесь не живешь.

В этом Богом покинутом Богом оставленном,

Богом проклятом месте, где кончается дождь.

Здесь отец – Шакал, здесь мать – Змея,

Здесь любовь, как коней, пускают в галоп.

Зубастые рыбы пожирают лещей,

Блестящих, как сталь, в прозрачности вод.

Дайте снега, дайте ветра,

Дайте то, что умеет дуть и мести,

Потому что я должен дышать только ветром,

Даже там, где кончается дождь.

Если ты хочешь уйти

Ты только не указывай мне,

Что я неприятен тебе,

Я просто не могу быть другим, я ненавижу менять.

Ты только не вещай про смысл,

Надежность и значимость цифр,

А если ты хочешь сказать, то не стоит кричать.

Песня летит вдалеке, это город уходит в леса,

Белый король на коне ищет вечный покой.

Птицы стремятся туда, где не живут поезда,

И если ты хочешь уйти, то запри за собой.

За каждым вопросом ответ,

За каждым ответом вопрос,

Но вряд ли хоть кто-нибудь знает надежный ответ.

И мозг превращается в мох,

И в сердце кончается Бог,

А утро рождает надежду две тысячи лет.

Песня летит вдалеке, это город уходит в леса,

Белый король на коне ищет вечный покой.

Птицы стремятся туда, где не живут поезда,

И если ты хочешь уйти, то запри за собой.

Пустыня уронит пески,

А кровь расстреляет виски,

И неба тиски будут стискивать душу всегда.

Я знаю слова, что пойти,

Я знаю, что можно найти,

А вечный маяк не погасит свой свет никогда.

Слышишь, песня летит вдалеке, это город уходит в леса,

Белый король на коне ищет вечный покой.

Птицы стремятся туда, где не живут поезда,

А если ты тоже пойдешь, то запри за собой.

Нонсенс

Гитлер не ел мяса и любил детей –

Это нонсенс.

В этой книге нет мысли, но много идей –

Это нонсенс.

Тот, кому я кость в горле, попал под каток –

Это нонсенс.

Вчера утвердили понятие «Рок» –

Это нонсенс.

Нонсенс, какое глобальное слово –

Нонсенс.

Девочки в клипсах танцуют джигу –

Нонсенс.

Птицам над городом вольно дышать –

Это нонсенс.

Мне никуда не уйти и не убежать –

Это нонсенс.

Барышне в красном не страшен маньяк –

Это нонсенс.

«Агдам» много лучше, чем лучший коньяк –

Это нонсенс.

Завтра все будет не так, как вчера, –

Это нонсенс.

И хотя я не верю в ущербность добра –

Это нонсенс.

Красным востоком займется заря –

Это нонсенс.

Улицы города выйдут в моря –

Это нонсенс.

Нам с детства долбили, что все «ништяк» –

Это нонсенс.

Но завтрашний папик нам скажет:

«Дурак! Это нонсенс!»

Реки

Белый колпак

Я тебе подарю

Белый колпак.

Приколи на него

Золотую звезду.

Раздобудь себе ночь

И зажги в ней маяк.

Но смотри не забудь

Про колпак и звезду.

Я тебе подарю

Белый колпак.

Приколи на него

Серебряный крест.

Раздобудь себе холм,

Чтобы видеть с него,

Что лежит под тобой,

Что творится окрест.

Я тебе подарю

Белый колпак.

Приколи на него

Бронзовый серп.

Поплыви по реке

И смотри на него

В отраженье воды,

В отраженьи небес.

Я тебе подарю

Белый колпак.

Приколи на него

Осиновый кол.

Разыщи страшный клад,

Заключи его в твердь,

Чтоб кого-то спасти,

И накрой колпаком.

Вальс «Москва»

Каждый вечер желтый свет фонарей

Поджигает ночей бикфордов шнур.

И асфальт принимает удары ног

По лицу и под дых.

Усталые вены ночного метро;

На «зеро» делают ставки и ждут

Женщины с улыбками порочных старух

И дети, которые не заснут.

Я пою тебе песню любви, Москва,

Город, который не чувствует боли

И не щадит никого.

Я люблю тебя, Москва,

Я твой пьяный ребенок,

Но я тобою рожден,

И я с тобою помру.

Он придет домой и снимет пиджак,

Подойдет к окну и будет смотреть

На провода и на окна пельменной.

А когда он докурит, он встанет на стул

И накинет веревку на крюк в потолке

И проверит руками надежность петли,

А потом он взлетит.

Я пою тебе песню любви, Москва,

Город, который не чувствует боли

И не щадит никого.

Я люблю тебя, Москва,

Я твой пьяный ребенок,

Но я тобою рожден,

И я с тобою помру.

Рыжий узор притаившихся крыш.

Мокрый асфальт, как вчерашний гашиш.

Где – покачнувшись, остывшая трубка,

Вновь протоскует гудок.

Взгляд из-под кепки вспугнет голубей.

Но левей двинется синий троллейбус,

И желтые пальцы нежно обнимут

Черный кирпич домино.

Я пою тебе песню любви, Москва,

Город, который не чувствует боли

И не щадит чужаков.

Я люблю тебя, Москва,

Хоть не знаю за что.

Но я тобою рожден,

И я с тобою помру.

Нагнувшись слегка, она прошептала,

Но было так шумно, и ему показалось,

Что он не услышал, и она улыбнулась

И еще раз сказала одними губами.

Он был словно пьян,

Как мальчишка дурачился

И просил: «Повтори, еще повтори».

И в темной парадной, поднявшись на цыпочки:

«Я люблю тебя».

Я пою тебе песню любви, Москва.

Город, который не чувствует боли

И не щадит никого.

Я люблю тебя, Москва.

Я твой пьяный ребенок,

Но я тобою рожден,

И я с тобою помру.

Скорый поезд придет в 6 часов

Скорый поезд придет только в 6 часов,

Скорый поезд придет только в 6 часов.

Он продал часы и купил билет,

Хочется курить, курева нет.

Скорый поезд придет только в 6 часов.

Скорый поезд придет только в 6 часов,

Скорый поезд придет только в 6 часов.

В кармане лишь крошки,

В голове только муть.

Он просто устал, ему нужно уснуть.

Скорый поезд придет только в 6 часов.

Скорый поезд придет только в 6 часов,

Скорый поезд придет только в 6 часов.

Он уже не ребенок, он давно подрос.

Он сбежал из дома, и это всерьез.

Скорый поезд придет ровно в 6 часов.

Скорый поезд придет ровно в 6 часов,

Скорый поезд придет ровно в 6 часов.

Его давно уже ищут, но вряд ли найдут.

Потому что он здесь, потому что он тут.

Скорый поезд придет ровно в 6 часов.

Скорый поезд придет ровно в 6 часов,

Скорый поезд придет ровно в 6 часов.

Мать обзвонила больницы,

А отец – всех друзей.

Но никто не ответил

Ни ему и ни ей,

Что скорый поезд придет только в 6 часов.

Дорожная

Эй, ямщик, поворачивай к черту!

Новой дорогой поедем домой.

Эй, ямщик, поворачивай к черту,

Это не наш лес, а чей-то чужой.

Камней навалено –

Ох, не продерись.

А елок повалено,

Только держись…

Поворачивай к черту!

Эй, ямщик, поворачивай к черту!

Видишь, мигают не наши огни.

Эй, ямщик, поворачивай к черту,

Шапку держи да вожжи не урони.

Здесь же елок повалено –

Ох, не продерись.

А камней навалено,

Только держись.

Поворачивай к черту!

Все, брат, прорвались.

Прямая дорожка.

Вольное место, да в небе луна.

Ты попридержи-ка лошадку немножко,

Видишь, совсем заморилась она.

Эх, дай папироску, я затянусь.

Было же форсу,

Богом клянусь,

А прорвались же к черту!

Чем пахнут твои деньги

Дай мне шанс, и я пойду за тобой

Туда, куда никто не ходил.

Дай мне шанс, и я открою тебе

Все то, что ты когда-то забыл.

Я продам гитару,

Чтоб купить тебе хлеб,

Я отдам тебе все,

Что во мне и на мне,

Но прежде, чем ты спросишь

Меня о цене, подумай,

Чем пахнут твои деньги?

Дай мне шанс, и я тебе расскажу,

Как дети играют с дождем.

Я тебе покажу, как крылатый божок

Стережет сон влюбленных

В алькове ночном.

Как горят города, ожидая весну,

В белом, холодном зимнем огне,

Но прежде, чем ты спросишь меня о цене,

Подумай, чем пахнут твои деньги?

Это было лето,

Это был день,

И это была река.

Над рекой с одной стороны была

Черная туча,

А с другой стороны –

Желтое солнце в голубом небе.

И дождь разделил реку напополам.

Он ударил серебряной шпагой

По стеклу реки.

И река раскололась.

Ты видел, как играют дети с дождем?

Ты видел, как они убегают

От солнца в дождь,

И от дождя – в солнце?

Ты помнишь этих детей?

Ты помнишь их ангельский смех?

Ты знаешь, что с ними стало?

Ответь мне, где они теперь?

Я продам гитару,

Чтоб купить тебе хлеб.

Я отдам тебе все,

Что во мне и на мне.

Но прежде, чем ты спросишь

Меня о цене, подумай,

Чем пахнут твои деньги?

На Перекрестке Луны

Наш полет – в Ночь,

Наш пароль – Страх.

Эта поездка будет последней

Улыбкой ночи на наших устах.

Ты, может быть, что-то скажешь, но

Не увидишь мой взгляд,

Скрытый маскою тьмы.

Я притаюсь, как серая мышь,

На Перекрестке Луны.

Подари мне образы прошлого дня.

Протяни руки ладонями вверх.

Если завтра что-то случится,

Это можно узнать теперь.

Помнишь, каким было море?

Оно соткано было из Пены и Тьмы.

Но с нами ничто не могло случиться

На Перекрестке Луны.

Твое имя – Смятенье, мое имя – Вопрос.

Ты знаешь место, где прервется

Линия нашей любви,

Если ты улыбнешься,

Протянешь мне руку и скажешь: «Смотри!»

Я отвернусь, чтобы остаться

На Перекрестке Луны.

Ты слышишь, как бьется душа

За белой стеной с именем «РОК»?

Когда ты захочешь вернуться,

Я буду уже далеко,

Но когда ты посмотришь в небо

И увидишь в нем золотые огни,

Знай, это я разложил костры

На Перекрестке Луны.

Это я на Перекрестке Луны,

Это я жду тебя на Перекрестке Луны.

Я погиб на войне

Эй, мама!

Я погиб на войне.

На рассвете,

Когда на Востоке вставал новый день.

Мои легкие приняли пулю на вдох

И отдали ей кровь.

Сердце сказало «прощай» улетавшей Душе.

Эй, мама!

Я погиб на войне.

Это было вчера,

А сегодня я предан Земле.

На закате, быть может,

Тот, кем я убит,

Упадет и обнимет твердь.

И к нему подлетит

И возьмет с собой Смерть.

Видишь, строи уносятся в Рай?

Мама, скажи нам: «Good buy»,

Мама, скажи мне: «Прощай».

Мама, немного поплачь обо мне.

Эй, мама! Я погиб на войне.

Эй, мама!

Нас убили в войне.

Наши стоны запутает ветер

В осенней листве.

Наши слезы прольются дождями на землю,

А солнце их высушит.

Все наши слова провоют собаки Луне.

Реки

Окуни губы в рояль,

Черный, как твоя душа.

Прислушайся, как текут

Подземные реки,

Которые никогда не найдут морей.

Я пытаюсь быть логичным,

Я пытаюсь себе объяснить

Все то, что я никогда

Не смогу понять.

Ответы, я боюсь, что узнаю ответы

На вопросы, которые всегда

Так трудно задать.

Я боюсь стать похожим на рояль,

Черный, как твоя душа.

Окуни губы в рояль,

Черный, как твоя душа.

Прислушайся, как текут

Подземные реки

Которые никогда не найдут морей.

Но я бы хотел стать рекой,

Черной подземной рекой.

Просто подземной рекой.

Между водой и огнем

Странная птица Ло

Странная птица Ло.

Твой город прекрасен,

Но обречен.

Слышишь их топот, там

За Белой горой

Они поят коней.

Береги свой покой.

Они мчатся к тебе,

Чтоб забрать твои мысли,

Которые ты так хранишь,

Странная птица Ло.

Выпей воды

И закройся крылом.

Видишь, горят их глаза,

Ветер разносит

Гортанную песнь.

Береги свой покой.

Они мчатся к тебе,

Чтоб забрать твои мысли,

Которые ты так хранишь.

Странная птица Ло.

Клетка разбита,

А горло в руке.

Видишь, их лица дрожат.

Но это всего лишь восторг.

Береги свой покой.

Они взяли лишь тело,

Но им совсем не нужны

Твои мысли,

Которые ты так хранишь,

Странная птица Ло.

Оглянись

Если воют собаки,

Значит, завтра луна.

Время ночи не вечно.

Хиросимой взорвется восход.

Оглянись поскорей,

Может быть, за тобою война.

Оглянись поскорей.

Может быть, тебя кто-то зовет.

Для тебя будет день, день, день.

Для него будет ночь, ночь, ночь.

Для тебя будет тень, тень, тень.

Для него будет дождь.

На разрушенных стенах

Вырастают цветы.

Запах новой мечты

Одурманит, заставит забыть,

Что уже ЭТО было.

До тех пор, как ты вышел из тьмы,

Не спеши засыпать.

Может быть, тебя кто-то зовет.

Для него только ночь, ночь, ночь.

Для него только сон, сон, сон.

Для него только дождь, дождь, дождь.

Для него только стон.

Еще можно успеть,

Если вспомнить ВЧЕРА.

Реки пролитых слез.

Всходы те, что на пепле взошли.

Не спеши засыпать!

Может быть, за тобою стена.

Не спеши засыпать,

Может быть, еще не все ушли.

Может быть, уже день!

Ольга

Бей, бей проруха-судьба,

Разбуди слов рябиновый слог.

Постучи в дверь.

Пораскинь снег

По лесам вех

Да по полям рек.

Кто-то не волен зажечь свет.

Кто-то не в силах сказать «нет».

Радугою стелется судьба – змея,

Пожирает хвост, а в глазах – лед,

А в груди – страх, а в душе – тоска.

Больно ей, больно, да иначе нельзя.

Но только вей, бей проруха-судьба,

Разбуди слов рябиновый слог.

Постучи в дверь,

Пораскинь снег

По лесам вех

Да по полям рек.

Я так хочу притаиться на твоем плече,

Рассказать слов, рассказать дум.

В карманах порыться и достать лед.

Охладить лоб, охладить лоб.

Тикают часики: динь-дон,

Да только стон-звон там за седою горой.

Льется водица по траве век,

По тебе и по мне, да по нам с тобой.

Вей, бей проруха-судьба,

Разбуди слов рябиновый слог.

Постучи в дверь,

Пораскинь снег

По лесам вех

Да по полям рек.

Эй, брат, здравствуй!

Эй, брат, здравствуй!

Как живешь?

Эй, брат, здравствуй!

Опять на улице дождь.

Верно, с солнцем что-то случилось

Или просто оно нырнуло во тьму.

Но зато у меня есть отличная мысль –

Сегодня я отменил войну.

Я отвечаю – я отменил войну.

Я отвечаю – я отменил войну.

Эй, брат, здравствуй!

Или нет ни черта, или просто темно.

Эй, брат, здравствуй!

Солдаты дождя рвутся в окно.

В зеркале – очень странные глаза.

Для моих глаз они слишком грустны.

Но не волнуйся, Петька, все в порядке.

Завтра не будет войны.

Я отвечаю – завтра не будет войны.

Я отвечаю – завтра не будет войны.

Идея очень проста,

Но в ней есть дух и есть кровь.

Белое полотнище Христа.

В середине – слово «Любовь».

Пусть солнце скрылось за облака,

И пусть все дни сочтены.

Но одно я знаю наверняка:

Это то, что завтра не будет войны.

Я отвечаю – завтра не будет войны.

Я отвечаю – завтра не будет войны.

Он уехал в Париж

Он уехал в Париж,

Она уехала в Химки.

Он был из глубинки,

Она – из Москвы.

Но теперь и она из глубинки.

Борец за свободу сел в самолет

В порту «Шереметьево-2».

На белой карете умчалась она

Туда, где никогда не болит голова.

Свобода! Этот дурманящий запах.

Свободный дух обоняют носы.

Строи диссидентов восьмидесятых

Следуют в сторону колбасы.

Прощайте, герои.

Он любил повторять:

«Нужно все изменить!»

Он умел ненавидеть.

А она не могла, потому что

Умела только любить.

И когда он орал ей

О том, что страна

Давно захлебнулась в крови,

Ей было страшно, потому что она

Была из можайской семьи.

Свобода! Этот дурманящий запах.

Свободный дух обоняют носы.

Строи диссидентов восьмидесятых

Следуют в сторону колбасы.

Прощайте, герои.

И он уехал в Париж.

Она уехала в Химки…

Непокоренная вера

В руках моих сердце –

Озябшая птичка.

На грешной душе

Черной кошкой

Свернулась печаль.

Слова холодны, как сталь.

Златой колокольчик смолк,

Но, как ни странно, горит огонек.

Непокоренная вера в добро,

Непокоренная вера,

Непокоренная вера в добро,

Непокоренная вера.

Ты хочешь ударить еще раз,

Отчего же так больно?

Но душа еще помнит

Былую прекрасную боль.

Эй, брат,

Что случилось с тобой?

Я знаю, ты не заколдован.

Эй, что случилось с тобой?

Что случилось с тобой?

Непокоренная вера в добро,

Непокоренная вера,

Непокоренная вера в добро,

Непокоренная вера.

Эй, что случилось с тобой?

Эй, что случилось с тобой?

Видишь – горит огонек?

Видишь – кружит мотылек

Над беззащитным,

Сжатым в ладонях теплом?

Над светлым огнем.

Над светлым огнем.

Непокоренная вера в добро,

Непокоренная вера,

Непокоренная вера в добро,

Непокоренная вера.

Напои меня водой

Напои меня водой

Твоей любви,

Чистой, как душа младенца.

Прилети ко мне стрелой.

Восхитительной стрелой

В сердце, в сердце.

Я читаю твой шифр,

Скрытый в словах

На бледном, бумажном листе.

Я закрываю глаза

И чувствую ветер,

Забытый тобой

На песке.

Ты видишь, как пляшут огни

Индейских костров

На лицах вождей

Умерших племен.

Там, где сомкнулся круг,

Где волос пронзило перо,

Я танцую танец огня.

Погляди на меня и белым крылом

Птицы Сирин коснись ручья.

И Рассвет поцелует Зарю,

А Заря разбудит свирель и позовет меня.

Я слышу твой звук, чувствую запах твой.

Я сплетаю сеть из пугливых нот,

Чтоб ловить твой смех.

Я обожаю джаз

Песня не про него (сантехник)

Сидит сантехник на крыше,

Он видит много чего:

Он также многое слышит,

Но песня не про него.

Сидит сантехник на крыше,

Считает выручку дня.

Он свежим воздухом дышит,

Он не боится меня.

Сидит сантехник на крыше,

Сидит и думает:

«Да! Ух, мне бы водные лыжи,

Эх, я бы точно тогда

Поехал к синему морю,

Там очень много чего.

Я там с волною поспорю».

Но песня не про него.

Сидит сантехник на крыше

Под одинокой звездой.

Он держит водные лыжи,

Ему не надо домой.

В его кармане деньжищи,

Что можно много чего…

На эти честные тыщи,

Но песня не про него.

Playboy

(Д. Певзнер, И. Сукачёв)

Ты похожа на блюз,

В ритме белого кайфа,

С головою гуся и глазами совы.

Ты равна по уму Перочинному найфу,

Я тебе подарю

Два кармана травы.

О! Моя маленькая бейба,

Побудь со мной.

О! Моя маленькая бейба,

Я – твой playboy.

О! Моя маленькая бейба.

Не покидай меня.

О! Моя маленькая бейба,

Ласточка моя.

Ты выходишь опять

На ночную работу.

Я иду за тобой,

Как послушный клиент.

Ты стоишь у дверей

Освещенного дота,

И уводит тебя

Пожилой претендент.

О! Моя маленькая бейба,

Побудь со мной.

О! Моя маленькая бейба,

Я – твой playboy.

О! Моя маленькая бейба,

Не покидай меня.

О! Моя маленькая бейба,

Ласточка моя.

Неприкасаемые

Дорога под землею

Дорога под землею,

Дорога под землею,

Дорога под землею.

Дорога под землею

В ступени и в стены.

Дорога под землею

К норам железных кротов.

Я так хочу опять заблудиться.

Я бритвой войду в эти вены.

Я обожаю вдыхать этот кислый запах

Мертвых цветов.

Дорога под землею

К норам железных кротов.

На левой руке наколка «Валя»,

А мизинца нет.

Наверняка он выйдет

Раньше меня:

Эй, Браток, сигареты нет?

Но он спит.

Он не слышит.

Он, наверное, УМЕР!

Дорога под землею…

Дорога под землею,

Где лица как камни.

Туда, где живет

Многоглазый, многозубый зверь.

Захочешь ли ты

Рассмеяться,

Когда я тебе улыбнусь?

Захочешь ли ты

Заплакать,

Когда я на секунду засну?

Сможешь ли ты

Умереть,

Когда за мной навсегда

Закроется дверь

В дорогу под землею,

В норы зеленых змей,

В дорогу под землю, В АД!?

Узор твоего плеча

Молча чарует свеча.

Я буду ждать у ручья,

Я буду Я.

Где узор твоего плеча

Молча чарует свеча.

Где узор твоего плеча

Сжигает свеча.

Научите меня рок-н-роллу

И технике мысли.

Подарите мне новые книги

И новую моду.

Покажите мне новые дали

И новые выси.

Посадите меня

На хлеб и на воду.

И когда я пойду погулять

Наравне с Кастанедой,

Разбросайте по полю

Мои белые кости.

Но я снова вернусь

С победой.

И вы будете плакать

И смеяться от злости.

На раз, два, три, четыре зажжется красный,

Значит, будешь ты несчастный.

На раз, два, три, четыре зажжется синий,

Значит, будешь ты счастливый.

На раз, два, три, четыре зеленый зажжется,

Значит, все снова начнется.

Начнется, начнется, начнется

Дорога под землею…

Без четверти восемь

Без четверти восемь.

Скоро закрытие.

Бухло в кармане,

А ключ в кулаке.

Ему очень надо, надо, надо

Заполучить ее

На коммунальной заблеванной кем-то тахте.

Он грузчик в молочном магазине –

Его в другой магазин не берут.

Спасибо соседке,

Зав. секцией Зине,

Он после отсидки

Кантуется тут.

Ему за тридцатник,

Он тщедушный и битый.

Когда рот откроет, сплошной сквозняк.

Он вечно небритый,

Никем не помытый.

На нем, как на вешалке, рыжий пиджак.

А она молода,

Ей только тринадцать.

Плохая цифра, но не в цифре же суть.

Она же больная, и к нему не придраться –

За сумасшедшую новый срок не дадут.

И он весь дрожит, он лезет лапать и целоваться.

А она смеется, ей так хорошо.

Но ровно через час, в квартире номер семнадцать

Он будет страшно и грязно

Трахать ее.

Мама, мама, мама, мама, больно!

Мама, мама, мама, мама, больно!

Мама, мама, мама, мама, м-а-м-а…

Брёл, брёл, брёл

Брёл, брёл, брёл

В росовый край на солнце.

Плёл, плёл, плёл

Утренние венки.

Мёл, мёл, мёл

Радугою крест оконца.

Собирал

Звездные медяки.

Пел, пел, пел

Песни ветрам

Да птицам.

Грел, грел, грел

Душу хмельной росой.

Не посмел

Радостные зарницы

Промочить

Талой угрюм-слезой.

Но случилась беда –

Заплутал ввечеру.

Закружился, зашел,

Словно в омут попал.

И не встретил следа,

И не вышел к костру,

Тяжким блуднем блудил,

Пропадал, пропадал.

Бел, как мел,

Локоть изгибом камня.

Лег на мол

И на рукав реки.

Засыпал

В стеблях полынь-дурмана.

Помирал

В жарких тисках Тоски.

Пересвет-Заря,

Перезвон-Ручей.

Разбуди меня,

Тяжкий сон развей.

Разрешись грозой

Над моим челом.

Окати водой,

Охвати огнем.

Брёл, брёл, брёл…

Ассоль

Она сидит в кресле

С лоснящимся плюшем

И вяжет для кошки,

Что спит на диване,

Носочки из шерсти,

Из розовой шерсти,

Из ласковой шерсти,

Чтоб кошке было тепло.

А на стене зеркало,

А на нем

Открытки с артистами кино.

Они все также молоды.

Посмотри,

Как некрасив и неопрятен

Пучок ее волос,

Схваченный сзади гребенкой.

Костяною гребенкой,

Треснувшею гребенкой,

Купленной очень давно,

Купленной слишком давно.

Семь белых слонов,

От большого до малого,

Стоят на старом комоде

На кружевах.

На подоконнике – столетник,

На подоконнике – герань.

А ей уже шестьдесят,

Ей уже шестьдесят.

Но ее капитан

Так и не приплыл,

Так и не приплыл.

Тот, кому она была

Предназначена,

Погиб на войне.

И они не встретились,

И они не встретились,

И они не встретятся

Даже на небесах,

Даже на небесах.

И она вяжет носки

Из шерсти для кошки.

А кошка проснулась

И играет с клубком.

А кошка не знает,

Кошка даже не знает,

Что эту старуху,

Что сгорбилась в кресле,

Что эту старуху…

Когда-то звали АССОЛЬ.

Эрегированный

Ты меня давно не любишь,

Ты меня давно не ценишь.

Ты мне не купила пива, Леля,

Мотивируя, что нету денег.

Ты не станешь хорошей,

Я уже не надеюсь.

И поэтому оставь в покое

М-о-о-о-ой эрегированный…

Ты никогда не ждешь

Меня с работы,

Не выписываешь мне газеты.

Ты опять мне не купила пива, Леля,

Хотя себе купила

Польские конфеты.

Вот ты какая, Леля.

Очень плохая для Коли.

И поэтому оставь в покое

М-о-о-ой эрегированный…

От тебя я слышу только упреки,

От тебя я вижу только нападки.

Ты подругам говоришь непристойности

Обо мне и о моих повадках.

Ты опять мне не купила пива,

Но тогда для чего ты разделась?

И поэтому оставь в покое

М-о-о-ой эрегированный…

Я выпью пол-литра брома,

Когда тебя не будет дома.

И тогда ты навсегда

Оставишь в покое

М-о-о-ой эрегированный…

Неприкасаемые

Часть II

Окно на окраине

Мелкий дождь стучит по крышам,

По деревьям, по углам.

Русый мальчик еле дышит,

Прислонил ладонь к губам.

Напевает за оконцем

Ветер тихие слова.

Только сумрак,

И к японцам до утра

Сбежало солнце – огневая голова.

Грусть и трепет расставанья,

За спиной часы: тик-так.

И от теплого дыханья

На стекле вспотел пятак.

Гривой туча за оконцем,

А под нею звезд канва.

Только ветер.

И к японцам до утра

Сбежало солнце – огневая голова.

Грустный мальчик тянет пальчик,

На реснице спит слеза.

Он рисует рот и носик

И японские глаза.

Дождь и сумрак за оконцем

Да под тучей звезд канва.

Только ветер,

И к японцам до утра

Сбежало солнце – огневая голова.

Дождь и сумрак за оконцем

Да под тучей звезд канва.

Дворник-ветер,

Но японцем на стекле

Смеется солнце – огневая голова.

След тишины

Когда я проснулся,

Было примерно около пяти часов.

Я спал всего два.

Я посмотрел в окно,

Но за коробками домов

Не увидел лесов.

Я посмотрел поверх домов,

Но не заметил

Ни серпа месяца, ни луны.

Я пожал плечами и закурил,

Я надел штаны

И нащупал в кармане

Теплый след тишины.

И я нащупал в кармане

Теплый след тишины.

Я прошел на кухню

И нажал выключатель,

Но лампа не зажглась –

Видно, кончился ток.

Я полез в холодильник

За бутылкой «Клико»,

Но там дремал одинокий сырок.

Я пожал плечами

И вспомнил твой номер,

И набрал твой номер,

Чтоб узнать твои сны.

Но гудки затаились,

И я в трубке услышал

Только теплый след тишины.

Я надел пальто

И вышел на улицу.

Там плакал асфальт,

И дремали такси.

Я поднял камень

И бросил в урну,

И она отозвалась

Нотою «си».

Я пожал плечами

И посмотрел в небо,

Там уже умирали

Чьи-то тихие сны.

Я полез в карман

И нащупал в кармане

Только теплый след тишины.

Право на выбор

Кто-то сидел в прокуренной кухне,

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.