книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Дмитрий ЯНКОВСКИЙ

ТЕНЬ МИРА

Пролог

Дымный свет факелов отбрасывал зыбкие тени на древние, закоптелые стены из тесаного известняка, пахло гарью, застарелой сыростью и давней смертью. Четверо Спящих бесстрастно, молча, несли два больших деревянных ящика, спины согнулись под тяжестью, словно тополи на ветру, но на прикрытых лишь набедренными повязками телах не выступило ни единой капли пота. Ящики чуть слышно поскрипывали при каждом шаге, тонущем в толстом слое известковой пыли, пламя плясало на коже Спящих, отливающей густым коричневым оттенком, а глухое эхо подчеркивало пугающую замкнутость вырубленной в скале штольни.

Чуть впереди, одетый во все черное, шел ОН. Длинные черные волосы водопадом сливались на широкие плечи, обрамляли обветренное лицо с глубоким шрамом на левой щеке. Взгляд твердый до жестокости был устремлен вперед. Хмурый, молчаливый, решительный, он нес в заплечных ножнах короткий тяжелый меч, на боку болтался кожаный футляр с мощным цейсовским биноклем.

Впереди и сзади отряда шли по двое Спящих с короткими копьями наперевес. Они медленно поворачивали головы, прислушиваясь к подозрительным шорохам, а широкие отполированные наконечники отражали свет, будто купались в потоках крови. Конечно, археоретиксов тут осталось не так уж много, но лучше выставить охрану, чем быть застигнутыми врасплох.

На Границе время течет уже иначе, это следовало учитывать при подготовке столь сложного и ответственного дела. И не только время, многие законы Мироздания действуют тут по-другому, а некоторые не действуют вовсе. Добравшись до безгранично раскинувшейся вширь Пещеры, заполненной густым светящимся туманом, ОН приказал погасить факелы. В них теперь не было никакой надобности, только воздух коптили, света и без того было в избытке – холодного, яркого, подвижного. Видимость оставляла желать лучшего, но когда солнце входит в знак Близнецов, тут всегда так – туман яркий и плотный.

ОН знаком приказал поставить ящики у невысокого Алтаря посреди Пещеры, носильщики сняли шершавые сосновые крышки и достали первый Предмет…

НЕОБЫЧНЫЙ ДЕНЬ

На станцию технического обслуживания Андрей устроился только ради денег. В южном приморском городке, далеко от сияющей огнями Москвы, со средствами у всех туго, а в двадцать пять лет хочется ощущать хоть какую-то финансовую свободу. К механике у Андрея с детства была повышенная склонность, работать в мастерской особого труда не составило, а вот платили исправно и довольно много. По крайней мере по его субъективным оценкам. Всегда, конечно, хочется большего, но яхты, особняки и длинноногие блондинки, Андрей знал это точно, вряд ли когда-то войдут в его жизнь.

Этот рабочий день для Андрея ничем от других не отличался, а работа была привычной – мастер велел посмотреть, отчего не заводится престарелый «форд», пригнанный парнями бандитского вида еще вчера.

Попробовав повернуть ключ, Андрей сразу понял, что дело не в моторе, а в стартере – видимо, коротило питание, если не сам механизм подвел. Но прежде чем снимать и разбирать стартер, стоило все же взглянуть на проводку. Андрей проверил целостность изоляции везде, где можно было добраться до проводов, но ничего не нашел. Оставалось только лезть под днище и смотреть подключение.

Он окунулся в маслянисто-прохладный сумрак ямы, включил налобный фонарь и принялся за работу. Тусклый луч света высветил трубки, тросы, провода, словно вены и нервы механического зверя.

Повреждение провода было заметно сразу, изоляция пригорела к выхлопному коллектору, но внимание Андрея привлек предмет, явно не имевший отношения к неисправности машины – под правым передним крылом, в месте, скрытом от посторонних взглядов, была закреплена пластмассовая коробка необычной формы. Не будь у Андрея на лбу фонаря, он бы ее не заметил.

Снизу на крышке выпирал кнопочный замок, Андрей протянул руку, нажал и вдруг почувствовал в руке неожиданную тяжесть непривычного предмета. От неожиданности Андрей вздрогнул, а луч фонаря метнулся по стене ямы. Через секунду изумленный автомеханик держал за рубчатую рукоять огромный автоматический пистолет Стечкина калибра 9 миллиметров. Плохо разбираясь в боевом оружии, он подсознательно почувствовал сокрушительную мощь, заключенную в этом предмете. Так и стоял в оцепенении секунд десять, пока не услышал голос мастера, спускающегося в яму по лесенке.

– Опять, черти, масло разлили! – ворчал он – Сами же свалитесь и поразбиваете бестолковые бошки…

Андрей почувствовал, как холодеет в груди. Хотел засунуть пистолет на место, но понял, что не успеет. Бросить в лужу масла, блестевшую под ногами… Нет смысла – слишком мелкая. Дрожь рук передалась в плечи, дыхание свело ледяным спазмом, состояние дурацкой безвыходности положения только усилило ступор мозга.

Когда показались ноги мастера, думать уже было поздно. Сунув пистолет за пояс, он накрыл его выправленной рабочей рубашкой и метнулся к стартеру, больно стукнувшись головой о коллектор.

– Ты чего дергаешься? – подозрительно спросил мастер. – И бледный весь… Заболел, что ли?

– О коллектор обжегся, – механически соврал Андрей.

– А… Ну да. С вашей техникой безопасности вы тут когда-нибудь из рулевой тяги застрелитесь.

На слове «застрелитесь» ледяная волна окатила Андрея с головы до ног.

Пистолет здорово мешал и на рулевую тягу похож не был. С каждым движением он проваливался все глубже в штаны, и Андрей вдруг отчетливо представил, как тяжелый кусок металла шлепается в масляную лужу у ног.

«ГОСПОДИ, СДЕЛАЙ ТАК, ЧТОБЫ МАСТЕР УШЕЛ!» – повторял про себя Андрей.

Мастер говорил о технике безопасности, об опозданиях, о лишении премий…

«ГОСПОДИ, ПУСТЬ ОН УЙДЕТ, Я ПОЛОЖУ ПИСТОЛЕТ НА МЕСТО».

Мастер закончил речь, но уходить не собирался.

– Что тут у тебя за беда? – поинтересовался он.

– Коллектор изоляцию на стартерном проводе прожег. – Андрей боялся выдать дрожь в голосе, поэтому отрапортовал, как солдат.

– Ну это работа для электриков. Нечего хреновиной маяться. Там пригнали «девятку», надо клапана выставить, а сюда я Эдика пришлю.

Поднимаясь вместе с Семенычем по лесенке, Андрей проклинал все на свете, но страх постепенно проходил, ладони перестали потеть, зато мозг принялся работать на полную мощность. Андрею пистолет не был нужен и даром, но как от него избавиться, не привлекая чужого внимания? В любом случае таскать его за поясом штанов нельзя – может вывалиться в любую минуту. Но не перепрятывать же у всех на виду!

Постояв для виду пару минут над раскрытым капотом «девятки», Андрей прошмыгнул в туалет, чтоб хоть как-то отгородиться от мира. Кафельное безмолвие нарушалось только текущей из неисправного крана струйкой, да где-то билась озверевшая от безысходности муха. Андрей задвинул щеколду на двери кабинки и вытащил пистолет.

Мелькнула мысль бросить его прямо здесь, но после недолгого размышления пришлось от нее отказаться, представив, сколько будет шума, когда в кабинке найдут боевое оружие. Возможная реакция его хозяев энтузиазма не внушала, представились поиски виновного, разборки… Нет уж, простите! Если бы было возможно, Андрей не задумываясь вернул пистолет владельцам, но поскольку возможность упущена, нарываться не стоит.

Он понял, что единственным решением будет вынести столь опасный предмет со станции и забросить в первую попавшуюся канаву. От греха.

А пока придется таскать.

Андрей попробовал пристроить пистолет поудобнее, но тяжеленное оружие никак не хотело незаметно оставаться в штанах, съезжало набок и грозило вывалиться при всяком неосторожном движении. Андрей для уверенности пару раз подпрыгнул и понял, что из затеи ничего не выйдет. Привязать его чем-то, что ли?

Он уже гораздо увереннее вышел из туалета, ощущая животом ребристое прикосновение стали, взгляд с показным безразличием оглядывал верстаки и столы в поисках пригодной веревки. Веревка не попадалась.

Только на столе учетчицы лежал рулон клейкой ленты. Пойдет! Самой учетчицы в пределах видимости не наблюдалось – наверно, курит во дворе, как обычно.

На этот раз Андрей вернулся в туалет во всеоружии. Он стянул рубаху, комом бросил на сливной бачок и принялся приматывать пистолет к животу клейкой лентой.

Придумать этот способ оказалось куда проще, чем исполнить, – лента не хотела приставать к вспотевшему телу, поэтому пришлось извести почти весь рулон. Зато теперь можно быть совершенно уверенным, что пистолет не вывалится даже на марафонской дистанции. Надев рубаху, Андрей даже улыбнулся, нервотрепка последнего часа показалась ему пустой и мелкой.

Остатки рулона скрылись в глубинах сливного бачка – судя по состоянию крана сантехник не заглядывал туда очень давно. Чугунная крышка звякнула и встала на место надежно, как могильная плита.

– Концы в воду, – довольно шепнул Андрей и привычной расслабленной походкой вышел из туалета.

Повозившись с «девяткой» и доведя ее до ума, он взялся за другую работу, хотя запросто мог сделать вид, что по-прежнему копается с клапанами. Но на этот раз бездельничать хотелось меньше всего, работа занимала мозги, отвлекая от беспокойства по поводу незаконно приобретенного оружия. Не просто незаконно приобретенного, а в буквальном смысле спертого из-под самого носа опасных преступников. Хулиганы-то такое добро, поди, не таскают… Да и какие ж это были бы хулиганы? Нет… Тут уж шутки в сторону.

В момент передачи отремонтированного «форда» хозяевам Андрей не спускал с них глаз, но все было тихо. Эдик, открыв капот, показал им место поломки сверху, после чего попрощался с ними как ни в чем не бывало.

Выскочив со станции, Андрей поискал глазами канаву, но ничего подходящего в окрестностях не было, да еще, как назло, у перекрестка курили возле патрульной машины двое гаишников. На троллейбусной остановке полно народу, подходят со всех сторон. Часы пик.

Ладно, проще выкинуть в море, тогда уж точно – концы в воду.

В троллейбусной толчее Андрею казалось, что каждый считает своим прямым долгом ткнуться локтем в пистолет. Поначалу сердце испуганно замирало, но озираться пришлось зря – никому до него не было дела. Сумки, авоськи, уставшие взгляды…

На седьмой остановке двери с шипением отворились, выпустив в вечернюю суету разноцветную реку народа. Центр.

Горячий ветер дул вдоль бульвара, наполняя город теплом и густым запахом моря, машины утюжили асфальт проспекта, добавляя к запахам шелест резины и урчание утомленных моторов.

Андрей перешел дорогу и углубился в бульварную тень. Народу тут тоже хватало, открывались вечерние ресторанчики, глухое цыканье музыки смешивалось с заметным шепотом моря.

От пистолета лучше всего избавиться на мысу за диким пляжем, там в это время вообще никого нет, разве что одинокая компания распивает вино из пластмассовых стаканчиков, или влюбленная парочка скрывается от посторонних глаз.

Андрей спустился на набережную, пестревшую разноцветными зонтиками летних кафе, и двинулся к мысу вдоль моря, разглядывая радужную нефтяную пленку, игравшую на волнах. Солнце пристально смотрело с небес, спешило отдать миру последний вечерний жар.

Ресторанчик «У Марка» на вид мало чем отличался от других, но был связан с недавним, к тому же очень неприятным, воспоминанием. Андрей невольно шевельнул плечом, хранившим след ножевого удара. Хотя сам виноват, чего уж там… Черт-те чем могло кончиться, если бы хозяин ресторана не подъехал к набережной.

Андрей вздохнул, вспоминая подробности злополучной ночи. Вступился, называется, за девчонку… Думал, что с двумя противниками, довольно хлипкими на вид, справится запросто, но силенок не оценил. Хотя с другой стороны… Ну а если бы оценил? Не стал бы ввязываться? Смотрел бы, как подвыпивший щенок бьет девушку по лицу? Гниды…

Кулаки сами собой сжались, но стыд от бесславного поражения в той драке жег сильнее злости. У двоих ублюдков были ножи, а к ножевому ранению Андрей оказался не готов ни морально, ни физически. Испугался крови, шарахнулся от боли, получил ногой в колено. Потом били жестоко, добавляя к силе и злобе кураж легкой победы.

Андрей уже ничего не соображал, когда его тащили к воде – перед глазами плыли кровавые пятна, левая рука, пробитая отточенной сталью, висела плетью. Утонул бы, конечно, но к ресторанчику вовремя подъехал хозяин. Разбираться не стал. И так видно – двое бьют одного.

Когда Марк, подобно черному вихрю, рванулся в бой, Андрея бросили на бетон набережной! Малоприметный хозяин ресторанчика смел их, будто ковш бульдозера – каждый его удар достигал цели, а кулаки противников встречали лишь темную пустоту. Один попытался выставить нож, но Марк не обратил на это внимания, разнеся челюсть противника вдребезги – весь бетон забрызгало кровью. Так в американских боевиках сносит голову пулей. А тут – кулак. Это Андрея до глубины души поразило.

Перевязав рану Андрея прямо в ресторанчике, Марк молча отвез его домой. Их отношения после этого нельзя было назвать дружбой – Марк просто забыл о происшествии и Андрея не узнавал. Но самого Андрея так и тянуло зайти на набережную, посидеть с чашкой кофе или бокалом вина. Он не решался признаться себе, что ходит туда из-за Марка, из-за совершенно незнакомого человека, спасшего ему жизнь. И только сегодня понял – манила его надежда. Надежда на то, что рядом с Марком может произойти нечто такое, что вырвет из привычного каждодневного круга, из тесного южного городка, из необходимости каждый день ходить на работу.

Невеселое воспоминание, возникавшее каждый раз, когда Андрей оказывался на набережной, в этот день натолкнуло на необычную мысль. А стоит ли выбрасывать так просто доставшееся оружие? Нигде ведь не засветился! Зато – если что… Если еще кто-то вздумает встать на пути с ножом… Двадцать патронов в обойме! Лучше пять лет отсидеть за превышение необходимой обороны, чем сдохнуть от руки каких-то ублюдков.

Андрей остановился и глянул на вывеску ресторана. «У Марка» – красный неон полыхал в стекле. Вот так. Андрей облегченно улыбнулся и решил зайти. Теперь тяжесть оружия не давила, не жгла, а грела ощущением силы.

МАРК

В кабинете хозяина ресторана мерно урчал кондиционер, наполняя воздух прохладой. За окном густая южная ночь роняла в теплое море капли звездного света. Хозяин грузно поднялся из кресла, собрал на столе разбросанные бумаги и запер их, лязгнув дверцей сейфа. На вид ему было лет сорок, темная бородка, волосы стянуты в хвост на затылке. Жилистый, крепко сбитый. Пиджак не мог скрыть, как перекатываются валики мышц. Казалось, он слишком тяжел для такого роста, но двигался легко, словно кошка.

Из другого сейфа, спрятанного под столом, он достал несколько тугих пачек долларов и маленький дамский пистолет с перламутровой рукоятью. Деньги спрятал во внутренний карман смоляного бархатистого пиджака, а пистолетик неохотно сунул в карман.

Дверь в кабинет приоткрылась, и хозяин бросил на вошедшего быстрый взгляд.

– Фу, напугал… Стучаться учили? – спросил он.

– Тебя напугаешь. – Широко улыбнулся вошедший. – Ты надолго, Марк?

– Как получится, – с явным сожалением вздохнул хозяин. – Ничего, справишься и без меня.

– Справлюсь. Там тебя какая-то девушка очень настойчиво просит.

– Не до девушек, – буркнул Марк.

– Говорит, что у нее для тебя важная информация.

– Назвалась?

– Да, говорит, что зовут Марина.

– Тогда понятно, – отмахнулся Марк. – Кажется это барышня, желающая купить ресторан. Но его продажа в мои планы не входит.

– И это правильно! А то привыкай потом к новому начальству. Кстати, отпустишь меня пораньше? Хочу с дочкой в театр сходить.

– Езжай, – кивнул Марк. – Только к закрытию надо заехать обязательно, часов в одиннадцать.

Оставшись в одиночестве, хозяин вынул из того же сейфа свернутую в рулон карту и разложил на столе. Карта была нарисована тушью на толстом пожелтевшем листе, похожем на лоскут высохшей кожи. На ней выпукло были изображены горные цепи, болота с островами, густые леса. Взяв со стола линейку, Марк измерил интересовавшее его расстояние, тяжело вздохнул и недовольно откинулся в кресле. Надо спешить. До отлета оставалось два часа, а еще до аэропорта надо добраться.

Он взял со стола сотовый, набрал номер. Длинные гудки.

«Чем он там занимается…» – недобро подумал Марк о водителе, поднимаясь из кресла.

Осторожная волна беспокойства мягко наполнила тело, слух напрягся до физического ощущения звука. Музыка. Что еще?

Звук пяти разных моторов проник сквозь стены одновременно, скрип тормозов, испуганный крик в зале.

Марк распахнул дверь кабинета и разглядел, как два десятка вооруженных помповыми ружьями человек блокировали выход, уложив перепуганных посетителей на пол. Девушку, замешкавшуюся и бросившуюся было к Марку, сбили с ног толчком в спину.

Марк на миг встретился с ней глазами и машинально отметил, что черты ее лица ему точно знакомы, но не было времени разбираться, кого она ему напомнила. Или, может быть, не кого, а что? Но все это было из другой жизни, которая недавно вторглась в повседневность без спросу и без церемоний. А сейчас надо было о другом думать, сейчас надо было попробовать прорваться к двери, через толпу вооруженных бандитов.

И Марк рванулся, сгребая противников корпусом, как бульдозер сгребает остовы кирпичных зданий.

– Стоять! – нервно крикнул один из стрелков. – Стой, чтоб тебя!

Марк кошкой прыгнул за ближайший стол, на всякий случай укрываясь от выстрелов, но уже знал – если сразу не открыли огонь, значит, нужен живым. Это понравилось еще меньше, но зато давало огромный шанс уйти невредимым.

Не в малой степени Марка интересовало, кто послал этих молодчиков – конкуренты по бизнесу, что уже раньше бывало, или человек из другой жизни, из той же, что и невнятное воспоминание, навеянное чертами лица посетительницы. Второе было бы хуже. Это означало бы то, что тайные намерения Марка раскрыты, и теперь от его собственной воли мало что зависит, а действовать придется в русле меняющихся обстоятельств.

Четверо бандитов рванули к нему, не сильно заботясь о лежавших на полу посетителях, один замахнулся прикладом, но Марк, восстав как цунами, не задумываясь перехватил оружие и рывком отправил нападавшего в дальний угол зала. Остальные трое даже не поняли, что случилось – один с перебитым горлом тихо осел на пол, другой отлетел метра на три, всем телом ударившись о стену, а третий с размаху упал спиной на стол, с хрустом давя бокалы и стаканы с соком. В руках у Марка осталось ружье.

Тут на него насели со всех сторон как собаки на медведя. Но первый же опрокинулся на спину, получив страшный удар прикладом в лицо. Марк, не поворачиваясь, длинно ударил стволом назад, сложив пополам напавшего сзади, и, очертив перед собой полукруг, ринулся к выходу. В дверном проеме возник силуэт, и палец Марка механически выдавил спуск. Длинная струя огня и картечи вышибла преградившего дорогу далеко на набережную. Марк, не оборачиваясь, передернул помпу и выстрелил за спину, держа оружие строго горизонтально – боялся попасть в посетителей. Выстрел достиг цели, посыпались зеркальные стекла бара, кто-то сдавленно крикнул. Марку тоже пальнули вслед, прямо перед лицом дымчатыми брызгами разлетелось окно. Марк прыгнул в него не задумываясь, перекувырнулся по стеклам, рассыпавшимся на набережной, и, отбросив ружье, рванулся к воде. Но тут на него налетели оставшиеся на улице, Марк даже не стал их считать.

Получая удары прикладами, он старался беречь только голову, чувствуя под кулаками треск чужих ребер, челюстей, черепов. Он уже почти добрался до моря, когда кто-то перетянул по ногам лодочной цепью. Острая боль пронзила колени, и Марк неуклюже рухнул плечом на бетон.

Пытались бить ногами, но Марк даже лежа успевал отбивать почти все удары, выламывая суставы и кроша кости. У кого-то не выдержали нервы, раздался выстрел – и прямо у головы грузно раскрошила бетон крупная картечь.

Марк ужом вывернулся из груды недвижимых тел и выхватил из кармана почти игрушечный пистолетик. Сухие хлопки выстрелов прозвучали так часто, что слились в подобие очереди – пятеро нападавших налетели лбами на пули и рухнули как бессмысленные кучи тряпья. Марк отбросил пистолет с пустым магазином и в три прыжка оказался у края набережной. Четвертого шага он сделать не смог.

Необъяснимая сила напрягла все мышцы до единой, легкие бессмысленно содрогались, пытаясь набрать хоть один вдох. Марк сначала упал на колени, а потом повалился на спину, быстро теряя остатки сознания.

– Смотри, подействовало… – удивленно сказал один из бандитов, держа над головой Марка свернутый в трубочку манускрипт, испещренный знаками неизвестной письменности. – Ну Шершень дает… Простая бумажка, а как проняло.

– Не бумажка, а пергамент, – пробурчал другой бандит. – Понабирали детей… Ладно, потащили в машину, а то менты уже на подходе. И кто знает, как надолго он вырубился от этого манускрипта.

МАРИНА

Когда бандиты покинули ресторан, никто из посетителей все равно не решался подняться с пола. Только когда, с не меньшей помпой и грохотом, в помещение ворвался отряд спецназа, люди поняли, что находятся в относительной безопасности, и начали подниматься на ноги. Но в отличие от них Андрею легче не стало. У него под курткой находился автоматический пистолет, и если дело дойдет до обыска, то можно загреметь по-крупному. Поэтому он старался привлекать к себе как можно меньше внимания: как все встал, как все выстроился вдоль стены.

– Стоять так! – приказал одетый в черное спецназовец с автоматом. – Подъедет автобус, все поедут в отделение давать свидетельские показания.

Андрею от этих слов чуть не сделалось дурно. Всякое можно было предположить, но что он попадет в столь дурацкую ситуацию – никогда. Теперь он жестоко жалел о том, что не выбросил пистолет, когда была такая возможность. Что толку от оружия, если он и вытащить ствол не сумел, когда били Марка? Того самого Марка, которому он, Андрей, обязан в прямом смысле жизнью! Однако стыд за беспомощность был не столь силен, как страх перед серьезными неприятностями, которые грозят ему в случае обнаружения пистолета. Эдак и налет на ресторан можно запросто на него повесить…

Между тем человек пятнадцать спецназовцев расслабились, поняв, что бандитов в зале нет, а оставшиеся перепуганы до последней степени. Автоматчики уселись за столики, закурили и поглядывали на посетителей лишь время от времени.

У Андрея возникла мысль шмыгнуть в подсобку, а затем, через задний выход, на улицу, но это было легче придумать, чем сделать. Мало того что два метра до двери не проскочить так вот запросто, так еще и нет уверенности, что снаружи не поджидает спецназовец. А тогда уже, если поймают, точно не отвертишься. Оставалось только надеяться, что в отделение их везут только ради свидетельских показаний и обыскивать не будут. Однако Андрей с трудом представлял, как выдержать допрос следователя с пистолетом за поясом. И все же выхода не было, оставалось лишь ждать.

Скосив взгляд, Андрей украдкой оглядел посетителей, ставших для него невольными товарищами по несчастью. Когда он сидел за столиком и пил кофе, они мало занимали его внимание. Кроме, пожалуй, одной девушки. Андрей заприметил ее сразу, как вошел, но у него не было привычки знакомиться в таких местах, так что он ничем не выказал своей симпатии. Ну разве что взгляд задержал чуть больше обычного. Девушка это заметила и смутилась. А сейчас она вместе со всеми стояла у стены в ожидании милицейского автобуса.

Андрей вспомнил, что привлекательной незнакомке больше других досталось в тот момент, когда в ресторан ворвались бандиты. Нет бы улечься на пол, когда приказали, а она в непонятном порыве бросилась к Марку, за что и схлопотала суровый толчок в спину для большей доходчивости.

«Может, она Марку родственница?» – подумал Андрей.

Но эта версия не выдерживала никакой критики, поскольку, с чего бы родственнице или даже знакомой сидеть в зале как обычной посетительнице? Однако других предположений у Андрея не было, и он решил выбросить эту тему из головы. Кем бы девушка ни была, как бы ни была привлекательна, но вряд ли получится завязать с ней знакомство. А если так, то и думать не о чем.

Милицейский автобус прибыл минут через двадцать, после чего всех, как и обещали, отвезли в отделение милиции. С Андрея за время поездки семь холодных потов сошло. Казалось, что пистолет вот-вот вывалится из-за пояса и тогда начнется такое…

В отделении всех доставленных усадили на откидные деревянные кресла и по одному вызывали к следователю. Мимо время от времени проходили сотрудники в форме и в штатском, при этом у Андрея каждый раз душа уходила в пятки. Он уже готов был сам достать пистолет и сдаться, только бы не сидеть так вот, каждую минуту заново умирая от страха.

И вдруг произошло нечто, чего Андрей никак ожидать не мог. Из комнаты, где следователь опрашивал доставленных в отделение свидетелей, вышла та самая девушка, которая бросилась в ресторане к Марку, причем не одна, а в сопровождении майора милиции в форме.

– Этот? – спросил майор, указывая пальцем прямо на Андрея.

– Да, – улыбнулась девушка. – Сидит, как мышка. Он только вчера приехал, в городе не освоился, а тут сразу в милицию.

– Да уж, – рассмеялся майор. – Видок у него тот еще. Ладно, Марин, забирай своего братца, а отцу привет не забудь передать. Надолго он уехал?

– Он и сам не знает, – ответила девушка. – Как получится. Знаете ведь, какая у него работенка.

– Да уж. Зато ты не можешь пожаловаться на его строгий надзор.

Девушка смущенно потупила взгляд, подошла к Андрею и как ни в чем не бывало, потянула его за руку к выходу.

– Пока, дядя Миша, – махнула она майору. – Я отцу скажу, он вам позвонит.

Андрей, совершенно ошарашенный, топал следом за неожиданной спасительницей, как коза на веревке. Да и немудрено – за один день столько всего случилось, что некоторым и за год не пережить. А то и за всю жизнь.

«А ведь ещё не вечер, – подумал он, внимательнее оглядывая незнакомку. – Может, сегодня ждут и более приятные приключения».

Выйдя на улицу, девушка не отпустила руку Андрея, а, напротив, стиснула пальцы сильнее и потянула его в сторону парка, где по случаю погожего вечера тусовались подростки, а горожане выгуливали собак. Отыскав взглядом свободную лавочку, она устремилась к ней, усадила Андрея и устроилась рядом.

– Меня зовут Марина, – сообщила она.

– Очень приятно, – смущенно ответил Андрей и назвал свое имя.

– Вот и познакомились, – кивнула Марина. – Ну что, полегчало тебе?

– В смысле?

– Ты в милиции бледный сидел как смерть. Мне тебя аж жалко стало. Впечатлительный, что ли?

– Да, – буркнул Андрей, недовольный тем, что его эмоции были настолько заметны. – А у тебя что, неделя добрых дел началась?

– Ну не успели познакомиться, а ты сразу грубить… – поморщилась девушка. – Во-первых, мне тебя действительно стало жалко. А во-вторых… Мне очень нужна помощь.

Андрей мысленно присвистнул от такого прямого заявления, но виду не подал.

– То есть ты меня вытянула из ментовки, с тем чтобы припахать? – спросил он.

– В общем-то нет. Согласишься ты или откажешься – мне до лампочки. Просто, что называется, удобный случай. А чего ты так перетрусил в ментовке?

– Ничего я не перетрусил! – нахмурился Андрей. – Это у меня такая реакция организма на экстремальные условия.

– А… Понятно, – с иронией протянула Марина.

– И какая помощь тебе нужна? – решил уточнить Андрей, резонно подумав, что отказаться всегда успеет.

– Да пустяки… – отмахнулась Марина. – У тебя права есть?

– В смысле на машину? Есть, конечно, а что?

– Да понимаешь, отец уехал в командировку, а мне надо кое-что на даче забрать. Не ехать же на автобусе в такую жару! Давай сегодня съездим туда-обратно. А?

У Андрея чуть не вырвался вопрос об оплате, но он вовремя прикусил язык. Во-первых, знакомство с такой девушкой да еще вечер в ее обществе – уже неплохая награда за столь пустяковую услугу. А во-вторых, Марина вытащила его из отделения, что тоже чего-то стоило.

– Ну… Дел у меня особых нет, так что можно, – кивнул Андрей. – Только домой надо заскочить, перекусить.

На самом деле ужин не интересовал его вовсе, поскольку перекусил он у Марка. Поездка домой была лишь предлогом, чтобы избавиться от пистолета. А то еще не ровен час остановят гаишники… Будет тогда.

– Давай лучше поужинаем у меня. – Марина пристально посмотрела Андрею в глаза. Затем добавила, понизив голос: – Дома никого нет.

У Андрея немного перехватило дыхание – он впервые столкнулся с таким откровенно-эротическим намеком, исходившим от девушки. Да еще почти незнакомой девушки. Да еще столь симпатичной девушки. Сердце сорвалось с привычного ритма и начало стремительно набирать обороты. Мысли резко сменили направление – теперь думалось не о пистолете, а о том, что могло быть, если бы…

– Ну если ты не против… – чуть осипшим голосом ответил Андрей, пожав плечами.

– Тогда пойдем! – В глазах у Марины заплясали веселые искорки. – Я тут совсем рядом живу. Ну пойдем, же!

Она взяла его за руку и вновь потянула за собой.

«Ну и денек! – думал Андрей на ходу. – Надо же как все завертелось!»

* * *

…густое сияние тумана холодно клубилось в шлифованных наконечниках копий. Спящие настороженно замерли, лишь изредка поворачивая головы на шорохи, выползающие из зыбких, подвижных теней. Но это не был голос опасности, просто фоновый шепот Пещеры.

Ящики опустели, и ОН приказал их убрать, скинуть в бездонную тьму шахты. Зато теперь, возникший из Предметов и ЕГО непоколебимой воли, у самого Алтаря возвышался Портал. Эфемерный, словно созданный из живых струй воды, он преломлял и отражал само Пространство точно так, как делал это с блуждающим светом и тенями Пещеры. ОН знал, что это зыбкое творение мысли без следов исчезнет, выполнив назначенное.

Груз, принесенный Порталом, лежал на самом Алтаре. Цепкие искры Ледоры сковали его крепче стальных цепей, ни звука, ни чувства, ни мысли… Пока лишь взгляд оставался живым. Живым, но начисто лишенным понимания.

ОН тяжело вздохнул, наклонился и выпустил из футляра последнюю искру Ледоры.

Путь будет так…

* * *

Дом, к которому привела Марина, поразил Андрея. Это было одно из самых шикарных зданий города, если не считать муниципалитета. Вход во внутренний двор загораживали ворота, которые с разгону и на грузовике не проедешь, там же висели две видеокамеры, а управлял этой линией обороны молодой охранник в черной униформе. Марину он узнал в лицо и открыл электронный замок двери, находившейся в стороне от решетчатой громады ворот. Девушка на охранника даже не взглянула, пропустив Андрея вперед.

Вторая линия обороны преподнесла Андрею более чем неприятный сюрприз – в подъезде оказались еще двое охранников, с ружьями и металлоискателями. Путь к лифту преграждала магнитная рамка, как в аэропорту.

«Вот влип!» – панически подумал он.

– Слушай, может, я тебя здесь подожду? – спросил он Марину вслух.

– Ты же хотел перекусить? – Она повернулась к нему с едва заметной улыбкой.

Бежать было бессмысленно – на воротах остановит охранник. Идти вперед казалось вообще безумием, поскольку на пистолет в штанах сразу отреагирует рамка. От неожиданного разворота событий Андрей остолбенел, не зная, что делать и что ответить. По лицу разлилась смертельная бледность, а на лбу выступили капли холодного пота.

Между тем охранник привычным движением включил металлоискатель и сразу же обнаружил пистолет за поясом.

– Что у вас тут? – спросил он.

Андрей промолчал, продолжая находиться в заторможенном состоянии. Увидев это, второй охранник взялся за рукоять ружья.

Трясущимися руками, не помня себя от страха, Андрей приподнял рубашку, показав внушительную рубчатую рукоять «Стечкина».

– Н-да… – уважительно протянул охранник с металлоискателем. – Серьезная штука.

– Оставь его здесь, – как ни в чем не бывало, сказала Андрею Марина. – Он здесь будет в целости и сохранности, а наверх с оружием нельзя.

Андрей вытянул пистолет из-за пояса и передал охраннику, взамен получив алюминиевый номерок, как в гардеробной театра. Больше всего его поразил именно этот номерок, словно он не пистолет сдал на хранение, а сумку с картошкой. По всему было видно, что вооруженные посетители тут не редкость, а скорее норма.

Все еще не в силах полностью прийти в себя, Андрей шагнул вслед за Мариной в лифт, который поднял их на четвертый этаж. Обстановка чем дальше, тем больше поражала воображение – огромные зеркала в коридоре, лохматые ковры под ногами. Прямо дворец, а не дом! Квартира, когда Марина распахнула дверь, произвела еще большее впечатление. Нет, Андрей знал, конечно, что в центре города можно ожидать нечто в подобном духе, но не ожидал сам оказаться в роскошном пентхаузе с высокими потолками и даже небольшим фонтаном в прихожей.

Марина вела себя как ни в чем не бывало.

– Можешь не разуваться, – сказала она, увидев, что Андрей топчется в нерешительности. – Я сейчас гляну, что есть пожевать. А ты ступай в гостиную, не стесняйся.

Хозяйка скрылась в кухне, а Андрей, все еще чувствуя нерешительность, шагнул в гостиную и пристроился на краешке кожаного дивана.

Первой мыслью, которая пришла после того, как к нему вернулась способность хоть как-то оценивать окружающее, была мысль о разительном несоответствии внешности Марины с этим жилищем. Одета она была самым обычным образом, как одеваются, например, студентки ее возраста. Да и ресторанчик «У Марка» не входил в число заведений, которые посещают жители подобных квартир. Кстати, ресторанчику одежда соответствовала в полной мере, тут уж не подкопаешься. А из этого можно было сделать только один вывод – Марина оказалась у Марка не случайно, а с какой-то целью, причем заранее подготовившись.

Испуг, охвативший Андрея в момент обыска, от такого вывода только усилился. Вся цепь удивительных совпадений теперь предстала совершенно в ином свете, в ней начала проглядывать логика и чужая воля. Хотя все, что произошло с Андреем в этот необычный день, нельзя было приписать чужой воле. Ну например, не могли же ему пистолет специально подсунуть! Хотя…

Андрей ощутил, как у него задрожали колени. Неужели он неожиданно для себя стал пешкой в чьей-то игре? И почему именно он? И в какой игре? И какова его роль во всем этом? И кто его выбрал на эту роль? Страх обуял его так сильно, что Андрей готов был сорваться с места и бежать, несмотря ни на что, пусть даже в руки охранников или милиции. Но ноги не слушались.

– Ты больше любишь курицу или рыбу? – донесся из кухни голос Марины.

– Рыбу! – ответил Андрей, чтобы ответить хоть что-то.

Однако этот ответ, будучи до крайности бытовым, начал выводить его из затянувшегося ступора. Кроме того, в его душе возникло другое чувство – любопытство. И хотя страх все ещё был силен, захотелось хоть что-то выяснить о странных событиях, произошедших сегодня с ним. Выяснить хотя бы в той мере, которая не предполагает никаких опасностей для жизни или здоровья.

Кроме всего этого, Андрей слегка разозлился, что его развели, как последнего лоха на вокзале. Надо же, Марина пригласила его отужинать эротическим шепотом! Вот дурак… Повелся, как сексуально озабоченный подросток!

Понятно, что Марина очень хорошенькая, если не сказать больше, но от этого у Андрея шансов на серьезные отношения с ней было только меньше, но никак не больше. Она привлекала его, это правда, на что и был, по всей видимости, расчет неизвестного кукловода. Но, к сожалению, это только способ затащить его в эту квартиру. Скорее всего. Кстати, может оказаться, что Марина тут вовсе и не живет, а вскоре появится сам Хозяин и предложит нечто такое…

Воображение Андрея начало разгоняться, представилась дальняя рискованная командировка, например в Южную Америку, ружье на плече, индейцы-носильщики, джунгли… Нет, это бред. Если бы надо было выполнить действительно опасную миссию, то выбрали бы парня покрепче и посмелее.

И тут новый приступ страха сковал тело и разум Андрея.

«А что если это притон гомосексуалистов? – с ужасом подумал он, чувствуя, как кровь отлила от лица. – Сюда заманивают таких простачков, не очень крепких, не очень смелых… А потом насилуют в самых извращенных формах. Наверно, после всего убивают и уничтожают тело. А милиция, понятно, в эти дела не вмешивается. Вон, Марину без всяких церемоний из отделения выпустили!»

Андрей ощутил, что у него от страха в самом буквальном смысле застучали зубы. Пришлось сжать челюсти, чтобы не клацать на всю комнату.

– Соус тебе красный или белый? – снова спросила с кухни Марина.

– Белый! – ответил Андрей, чувствуя, как сел голос.

«Надо как-то бежать», – судорожно думал он, поглядывая на занавешенное окно.

Однако прыгнуть с четвертого этажа при такой высоте потолков означало тут же распроститься с жизнью или остаться калекой. Да и не было уверенности, что стекла простые, а не какие-то особенные, какие и пулей не прошибешь. Нет, надо успокоиться и ждать удобного случая.

– Иди сюда! – позвала Марина. – Неохота все это в комнату тащить.

Андрей поднялся на негнущихся ногах и шагнул в кухню. Пахло очень вкусно, а стол был уставлен не меньше чем десятком тарелочек не только с обещанной рыбой, но и с соусами, салатами, маслинами, крошечными бутербродиками, фруктами.

– Вина не предлагаю, нам ехать, – развела руками Марина и села в кресло.

Андрей устроился напротив нее. Изобилие на столе как-то сразу его успокоило, отчего вернулась способность нормально дышать. Сердце тоже начало сбавлять ритм. Ну действительно, зачем кормить гостя, если собираешься его убивать?

«Похоже, я себя чересчур накрутил, – подумал Андрей, придвигая тарелку с рыбой. – Может, девушке действительно просто надо заехать на дачу?»

Но тут-то и стала понятна вся несуразность этой версии. При наличии охранников в подъезде неужели у Марины не было своего водителя? Бред!

«Значит, все-таки разводка, – подумал Андрей без прежнего страха. – Интересно, что же от меня нужно в конечном итоге?»

Стараясь выглядеть непринужденно, он вплотную занялся куском семги с картофелем фри.

– А ты всегда с пистолетом по городу ходишь? – спросила Марина.

Андрей чуть не поперхнулся от такого вопроса, но ответить решил честно, сам не зная зачем:

– Нет. Я его только сегодня нашел. Случайно. Хотел выкинуть, потом передумал.

– Да. Жалко, наверно, выбрасывать?

– Жалко.

– Понятно, чего ты в участке так нервничал. А чем по жизни вообще занимаешься?

– Работаю, – смутился Андрей, не в силах решить, называть настоящее место работы или придумать что-нибудь посолиднее. – Слесарем на автостанции.

– Нравится?

– Нормально. Платят хорошо… – Он запнулся, увидев в глазах Марины веселые искорки. – Ну прилично, мне хватает. До такой роскоши далеко, но я и не особо стремлюсь.

– Понятно. А к Марку в ресторан часто ходишь?

– Да. Там со мной не очень приятная история произошла… Короче, хулиганы чуть не подрезали. А Марк выручил. Дерется он хорошо…

– Да, я обратила внимание.

– Слушай, а ты ведь тоже к нему пришла, да? Я видел, как ты к нему бросилась, когда бандиты вломились.

– Да. Меня отец попросил передать ему кое-что. Но как видишь, не успела. Ну что, ты наелся? Надо ехать.

– А что, на дачу тоже могут вломиться бандиты? – насторожился Андрей.

– Нет. Но мне надо заехать туда сегодня.

– А водителя у тебя, значит, нет? – напрямую спросил Андрей.

– Есть. Но я не хочу, чтобы кто-то знал, что я туда ездила. Так пойдет?

Андрей промолчал, но такой ответ его устроил. Это ведь нормально, когда у людей есть секреты. Тем более в таком возрасте.

«Ладно, – подумал он. – Похоже, судьба просто подкинула мне забавное приключение».

Марина встала из-за стола, позвонила кому-то по телефону.

– Ася, привет! – сказала она в трубку. – Можно твою тачку сегодня взять? Ну надо! Да, и чтобы старик не узнал. Да, да. Я бы на его машине смоталась, но стуканут ведь. Вот-вот, у всего есть свои недостатки. Ладно, годится. Тогда на площади через пятнадцать минут. Слушай, ну за это не беспокойся, от ментов я точно отмажусь. Все, давай.

– А кто у тебя отец? – решился спросить Андрей, когда она положила трубку.

– Константин Сазонов, – ответила она, прекрасно зная, что ничего больше говорить и не надо.

Это имя было хорошо известно не только Андрею, но и всем в городе. Константин Сазонов был владельцем металлопрокатного завода, нескольких кораблей в порту, а также крупным общественным деятелем. Это снимало все вопросы насчет того, почему Марину так легко выпустили из участка.

– Ничего себе, – присвистнул Андрей. – Ну и денек у меня сегодня!

– Зацепило? – улыбнулась девушка.

– Честно? Да. Вот чего я меньше всего ожидал, так это встречи с кем-то из семьи Сазоновых. Слушай, погоди! Прямо не верится. Зачем ты меня из участка вытянула, а?

– Говорю же, мне нужна помощь.

– Замечательная версия! Получается, что у Константина Сазонова нет людей, способных оказать помощь его дочери?

– Мне бы не хотелось сейчас начинать эту тему. Но помощь нужна мне лично.

Андрей осмелел, усмехнулся и чуть повысил голос:

– Если бы меня попросила о помощи простая студентка, я бы оказал столь пустяковую услугу не задумываясь. А тут извини. У меня нет ни малейшего желания насолить твоему папаше в любом виде, поскольку, произойди такое, он с меня шкуру сдерет по возвращении. Нет? Может, уже того, что я здесь с тобой наедине нахожусь, достаточно для серьезных неприятностей?

– Ладно, понятно. – Марина вздохнула и села в кресло. – Я тебе расскажу все как есть. Идет?

– И тогда я сам решу, что делать. Это будет честно.

– Хорошо. Слушай. Сегодня утром отец ни с того ни с сего собрался в командировку. Так он сказал. В этом нет ничего удивительного, он и раньше часто уезжал, но на этот раз перед отъездом он дал мне странное наставление – велел одеться попроще, пойти в ресторанчик «У Марка», встретиться с хозяином и сказать ему: «Меня послал Конса. Он войдет через Южный проход».

– Конса? Это что, папашкино прозвище? Константин Сазонов? Да, скорее всего сокращение.

– Я никогда не слышала, чтобы кто-то его так называл. И что такое Южный проход, я тоже не имею ни малейшего представления. При этом отец отказался отвечать на любые вопросы, сказав только…

– Что? – насторожился Андрей.

– Он сказал, что уезжает, возможно, надолго. Уже внизу отдал ключ от сейфа, где лежат наличные. Велел расходовать экономно. Но меня больше всего не это обеспокоило, а то, что он взял с собой меч.

– Что? – Андрей вытаращился, забыв обо всех страхах. – Какой еще меч?

– Ну у отца был сувенир. Такой не очень длинный широкий меч с гравировкой на клинке, вроде значков письменности. Зачем он ему в командировке?

– Может, продать?

– Глупость какая… – отмахнулась Марина. – Если бы дела пошли плохо, я бы узнала. Проводив отца, я залезла в сейф пересчитать деньги и нашла там кое-что странное. Погоди, я сейчас достану.

Она достала из шкафа связку ключей, сняла одну из картин на стене и отперла небольшой сейф, скрытый под ней. Андрей сглотнул, увидев целую гору пачек с деньгами. Просто неприличное количество денег – у него даже голова слегка закружилась, а перед мысленным взором быстро пролетели картинки яхт и особняков.

«Определенно такое знакомство нельзя упускать без особой причины», – решил он.

– Вот смотри! – Марина разложила на столе большой лист тонкой сухой кожи, на котором черными штрихами была нарисована карта. Примерно такие карты показывают в фильмах про индейцев или про поиски кладов. Все важные объекты были изображены с высокой художественной точностью и с пренебрежением масштабами – горы, перевалы, зубчатые стены нескольких городов, берег болота, заросший тростником. Кое-где виднелись маленькие, но тщательно прорисованные фигурки людей и животных. Люди были кто в доспехах при оружии, кто в шкурах с дубинами, а у кромки леса была нарисована пара – мужчина и женщина. Оба в каких-то лохмотьях, делающих их похожими на мохнатых зверей или, еще скорее, на разросшиеся растения. Женщина держала в руке лук, а мужчина был вооружен длинным узким мечом.

Рядом с каждой фигуркой виднелись значки совершенно непонятной письменности.

– Круто… – оценил Андрей. – Судя по коже, старинная карта. Денег стоит, наверное, кучу.

– А вот погляди, что с другой стороны.

Марина перевернула лист, и Андрей увидел тоже карту, только па этот раз рисунок был гораздо подробнее и видно было участок степи, волнисто обрывавшийся в море. В середине была тщательно прорисована группа скалистых террас с пещерами. Одна из пещер была обведена жирным кружком и помечена крупной надписью теми же непонятными письменами. Еще Андрей заметил дорогу и фигурку всадника на мохноногой лошадке. У всадника на голове была татарская шапка с хвостом, одет он был в расписной халат, а вооружен небольшим круглым щитом и кривой саблей.

– И что?

– Ты что, не узнаешь это место? – удивилась Марина.

– Понятия не имею.

– Да это же Мыс! У нас тут дача. Карта наверняка старая, никаких дач тут нет, но берег смотри – точь-в-точь. И татарин нарисован. Тут же раньше жили татары.

– И что? – насторожился Андрей.

– Как что? С одной стороны наш Мыс, а с другой какое-то сказочное королевство. Смотри, с нашей стороны пещера, и тут в этом же месте, видишь, тоже скала, пещера и такая же надпись.

– А, понятно, – рассмеялся Андрей. – Дорога в страну чудес? Я думал, что дочери богатых папаш рано перестают верить в сказки.

– Я и не верю, – пожала плечами Марина. – Просто хочу посмотреть, что сейчас на месте этой пещеры.

– Наверняка или свалка, или чья-нибудь дача.

– Вот и прекрасно. Мы сейчас поедем и выясним.

– Может, лучше утром, когда светло?

– Я хочу сейчас. Кстати, любой труд должен оплачиваться… – Марина шагнула к сейфу и отсчитала пять стодолларовых купюр. – Хватит?

– Тьфу на тебя! – смутился Андрей. – Я разве говорил о деньгах? Ладно, поехали, если хочешь.

– Но деньги все равно возьми. Это честно.

– А пистолет мне охранники отдадут?

– Обязательно, – усмехнулась Марина. – Только зря ты с ним носишься. Хорошо я тебя от ментов отмазала, а нашли бы, легко не отделался бы.

– Я о себе найду как позаботиться, – пробурчал Андрей, засовывая деньги в карман.

За месяц он не зарабатывал и половины этой суммы.


Когда они подъехали к Мысу на взятой у Марининой подруги машине, солнце коснулось кромки морского горизонта. Его свет укутался в плотной вечерней дымке, быстро темнело. Андрей притормозил у обочины, захрустев колесами по мелким камешкам у обочины, остановился и выключил мотор.

– А что происходит с солнцем там, за краем земли? – неожиданно спросила Марина.

Он подумал секунду и без тени усмешки сказал:

– Говорят, что за ночь грешники под землей перетаскивают его на восток и там оно снова выкатывается из-за края земли.

– Я думала, что грешников варят в котлах черти.

– Это днем, – успокоил ее Андрей. – Давай карту.

– Я сама в состоянии разобраться, – отмахнулась она, разворачивая пергамент. – Так, судя по береговой линии, мы здесь. Значит, скалы должны быть там.

Марина показала на восток, где сплошным лоскутным одеялом раскинулись крыши дачных строений. Некоторые дома были в два-три этажа да еще обнесены высокими каменными заборами. Другие домики выглядели значительно проще, но по большому счету поселок был не для бедных, по оценкам Андрея.

– Там дачи, – сказал он то, что и так было очевидно.

– Давай пройдемся. На самих скалах ничего не построено.

– Даже если там ничего не построено, – резонно заметил Андрей, – то и мы ничего интересного не найдем. Место ведь людное. Если бы тут было нечто из ряда вон выходящее, давно бы обнаружилось.

– Пойдем, пойдем. – Марина выбралась из машины первой. – Я просила помощи, а не советов.

– Советы тоже иногда бывают полезными.

– В данном случае я сама разберусь. К тому же я тебе заплатила.

«Начинается…» – подумал Андрей и без особой охоты вышел.

У него не было ни малейшего желания бродить тут среди дач богатых владельцев. Шататься в таких местах, да еще вечером, – верный способ найти неприятности. Но пятьсот долларов в кармане и пистолет за поясом несколько компенсировали его нерешительность.

– Ладно, – кивнул он. – Пройдемся.

Скальная терраса оказалась от дороги метрах в двухстах, не дальше, но почти вся была за высокой стеной одного из участков.

– Приплыли, – сказала Марина, оценив высоту забора.

– Ожидаемый результат, – пожал плечами Андрей.

– Ладно. Ворота, наверное, с другой стороны. – Марина сорвала травинку и, помахивая ею, скрылась за углом забора.

– Э! Погоди! – Андрей рванулся за ней. – Что ты задумала?

– Попробую напроситься в гости к хозяевам, – просто ответила девушка, не сбавляя шаг.

– Делать тебе нечего. Решила поискать неприятности? Точно втянешь меня черт знает во что!

– Я втяну, я и вытяну.

– Да погоди ты! – Андрей придержал ее за руку, но Марина высвободилась с крайним недовольством и остановилась в двух шагах от него.

– Давай ты не будешь меня хватать! – сказала она.

– Ладно, не злись. Я просто хочу понять, какого черта тебя несет неизвестно куда? Из банального любопытства?

– Иди ты знаешь куда… – пробурчала Марина. – Ты не пробовал поставить себя на мое место? Представь, твой отец срывается в непонятную командировку, прихватив с собой меч. А ты находишь у него в сейфе старую карту, на которой люди изображены тоже с мечами. А кроме карты еще вот это…

Она приподняла край выправленной рубашки и рывком вытянула из-за пояса джинсов увесистый длинноствольный револьвер. Андрей невольно шарахнулся, но, несмотря на сгустившуюся темноту, почти сразу понял, что машинка не боевая, а пневматическая, какую за сто долларов можно купить хоть в универмаге.

– Да это же фигня! – рассмеялся он. – Пневматика. Игрушка. Вообще не оружие. Так, кошек в огороде пугать.

– Думаешь, я не знаю? – презрительно скривилась Марина. – Ты бы лучше подумал, зачем отец эту штуковину держит в сейфе! При его арсеналах это по меньшей мере смешно. Ему один генерал винтовку с оптикой подарил. А тут – пневматика.

– Да ладно, что тут странного? Она хорошо годится для обучения стрельбе.

– Отец отлично умеет стрелять.

– Может, он тебя собирался учить?

– Не знаю. Но ты посмотри на пули.

Андрей взял из рук новой знакомой револьвер, переломил его пополам и извлек барабан. В нем было десять камор, внутри которых поблескивали странные, похожие на льдинки пули. Андрей шагнул ближе к столбу, на котором разгоралась ртутная лампа.

– На. – Марина протянула ему сорванную травинку.

Используя ее, как шомпол, Андрей извлек одну пульку и положил на ладонь. Пулька была совершенно прозрачной, а острая ее часть была огранена для остроты, подобно драгоценному камню. В резком свете фонаря грани ярко сверкали.

– Алмаз, – уверенно заявила Марина. – Я на стекле проверяла.

– Вот это уже серьезно. – Андрей вернул пульку на место и отдал револьвер хозяйке. – Алмазные пули к пневматике… Бред собачий. Ну серебряные я бы ещё понял, мол, у человека бредовые идеи на почве вампиров. Да и то ими лучше было бы снарядить боевой револьвер.

– Я думаю, что отъезд отца, карта и алмазные пули как-то связаны. Причем кроме коробки с этим револьвером осталась еще и пустая, точно такая же. Один он, похоже, увез с собой. Нормальная командировка? Из багажа меч и пневматика с алмазными пулями, а место назначения – Южный проход. Не знаю как тебе, но мне это кажется странным.

– А раньше за папашкой замечалось нечто странное?

– Нет. Кроме меча на стене – ничего.

– Н-да… – протянул Андрей. – И под каким предлогом ты собираешься напроситься в гости к хозяевам этой дачи?

Его самого одолело любопытство. В принципе, если не лезть на рожон, интересно было бы выяснить подробности этого дела.

– Думаешь трудно с моей фамилией напроситься в гости? – улыбнулась Марина. – Смеешься? Скажу, что машина сломалась. Попрошу чаю попить. Думаю, что чем человек богаче, тем больше захочет оказать услугу отцу или мне.

– Звучит логично. Только если мне тут устроят обыск…

– Как раз нормально. Скажу, что ты мой охранник. Это без пистолета было бы подозрительно.

Продравшись в наступившей вечерней тьме через заросшую жасминовыми кустами канаву, Андрей с Мариной обогнули стену и выбрались к решетчатым железным воротам, за которыми виднелась лужайка перед домом. Дорожку, ведущую от ворот, освещали десяток фонарей в стиле «ретро».

– Забавно… – огляделась Марина. – Указанная на карте пещера должна быть как раз под фундаментом.

Во дворе не видно было никого, а окна, несмотря на еще непоздний час, были темными.

– Похоже, хозяев на месте нет. – Андрей поежился от влажной прохлады, принесенной порывом ветра.

– Охраны тоже не видно и не слышно, – добавила Марина. – И это странно. Должен быть хотя бы сторож с собакой.

– Надеюсь, ты не собираешься влезть туда без приглашения?

– А что будет, если я попробую? Даже если нас поймают, что будет? Пожурят? Милицию вызовут?

– Знаешь, в таком доме могут и из ружья пальнуть, – заметил Андрей. – За пятьсот долларов как-то не хочется рисковать шкурой.

– Ну и черт с тобой, – спокойно ответила девушка. – Можешь катиться. Толку от тебя все равно…

Она махнула рукой и попробовала ворота на прочность. Замка на них видно не было, скорее всего они дистанционно открывались электрическим приводом. Створки шатнулись, но поддаваться не собирались. Пространство между прутьями было слишком узким даже для изящной Марины.

– Знаешь, на твоем месте я бы не стал туда лезть, – снова начал Андрей. – Подождал бы возвращения отца, расспросил бы его… Если уж так любопытно.

– Когда мне нужен будет твой совет, я найду способ с тобой связаться, – не оборачиваясь, ответила Марина.

– Ладно… – Андрей разозлился. – Тогда пока.

Он отвернулся и широким шагом направился в сторону дороги.

– Хочет эта красавица влипнуть в историю, так пускай, – бормотал он себе под нос. – Только без меня.

На самом деле старинная карта и алмазные пули произвели на него серьезное впечатление, но не настолько, чтобы ради раскрытия тайны рисковать чем-то привычным и материальным. За проникновение на чужую дачу можно схлопотать серьезные неприятности.

– Марине, ей что? – шептал он на ходу. – Папа отмажет в любом случае. А меня отмазывать некому. На фиг!

Но чем дальше он отходил, тем больше в его душу вгрызался червячок сомнения. В конце концов он со всей ясностью осознал, что уходить не хочет. Из-за Марины. Понятно, что между ними, учитывая разницу в положении, вряд ли что-то могло быть, но даже просто находиться с ней рядом, просто болтать было приятно.

«Дурак, – обозвал Андрей сам себя. – В кого ты такой трусливый?»

Он развернулся и бегом рванул обратно.

– Ну ты и придурок! – ругался он шепотом. – Оставил ее одну, как последний козел! И на фиг тебе пистолет?

От пробежки он немного запыхался, кровь шумела в ушах, поэтому когда до него донеслись довольно громкие звуки, он не сразу понял, что это пара мужских голосов.

Сбавив шаг, он заметил, что Марины перед воротами нет, а решетчатые створки раскрыты настежь.

«Похоже, хозяева оказались на месте, – подумал он. – Или охрана».

И тут же воздух дрогнул от громкого визга Марины.

– Отпусти, урод! – выкрикнула она.

Сердце у Андрея екнуло и бешенно заколотилось, пот прошиб все тело, но, несмотря на это, он стиснул зубы и шагнул вперед. Через открытые ворота открылась лужайка. По освещенной дорожке два крепких мужика с помповыми ружьями тащили Марину к дому. Она брыкалась, но они на это обращали мало внимания.

– Все, как Шершень инструктировал, – сказал один. – Появилась девка, мы ее сцапали. Жаль, трахнуть нельзя.

– Ага. Шершень узнает, тебя самого трахнет. Или пса своего попросит.

– Если ты не стуканешь, больше некому.

– Дурак ты. Если Шершень сказал не трахать, значит, трахать нельзя. Ты его еще плохо знаешь.

– А сам ты чего ее за сиськи хватал?

– Про сиськи Шершень ничего не говорил.

Они заржали. Андрей, совершенно не помня себя от страха, достал из-за пояса пистолет, опустил предохранитель и звонко клацнул затвором, загнав патрон в ствол. Звук далеко разнесся в ночном воздухе. Оба громилы замерли и обернулись, выпустив Марину из рук.

– Ружья в траву! – приказал Андрей срывающимся от страха голосом. – На таком расстоянии из «Стечкина» я вас как кур перебью.

Его от верзил отделяло метров сорок. Для дробовика дистанция не предельная, но уже неудобная, а вот для «Стечкина» – в самый раз.

– Черт… – ругнулся один из охранников. – Может, это у него газовик, а не «Стечкин».

– А ты попробуй, пальни, – посоветовал Андрей, держа пистолет двумя руками на уровне лица. – Может, какая из картечин до меня долетит.

От нервного напряжения у него на лбу выступил пот, а одна непослушная капля настойчиво пыталась скатиться в глаз. Хотелось ее вытереть, но страшно было опустить оружие.

– Вот сука! – Второй охранник не выдержал, вскинул ружье и рванулся вперед, пытаясь сократить дистанцию для стрельбы.

Андрей вздрогнул от неожиданности, и тут же «Стечкин» в руках рвануло отдачей, а по ушам ударило громким хлопком выстрела. Он чуть не выронил пистолет от испуга, но охранник, по всей видимости, перетрусил еще сильнее. Он бросился на землю и далеко отбросил ружье. Его товарищ тоже не заставил себя упрашивать – отшвырнул помповик и поднял руки.

– Возьми ружья и дуй сюда! – крикнул Андрей Марине.

Она проворно подняла трофейные стволы и рванула к воротам.

– Ты видел, видел?! – спросила она, подбежав к Андрею.

– Что?

– Да жлобы эти… В ресторане, «У Марка» они были среди тех бандитов, что хозяина увезли!

– Ладно, потом расскажешь, надо ноги делать.

– Да подожди! Ты что не понял? Они знают, где Марк!

Андрея колотило от напряжения, но и в таком состоянии, когда ноги сами стремились к скорейшему бегству, он сумел взять себя в руки.

«Черт возьми! – подумал он. – Марк, не задумываясь, бросился выручать незнакомца, каким я был для него, а сам я собираюсь делать ноги, когда есть реальный шанс выручить того, кто спас мне жизнь!»

Конечно, были нюансы. У Марка было реальное преимущество в сноровке и силе перед хулиганами. Но по здравому размышлению Андрей с пистолетом тоже имел немалый перевес в сравнении с обезоруженными охранниками.

– Ты же не уйдешь просто так! – добавила Марина.

– Не уйду, – с трудом выговорил Андрей. – Эй, руки выше! И не дергайтесь. Знаете, где Марк?

– Иди в жопу! – резко выкрикнул один из охранников.

– Ты, наверное, американские фильмы мало смотрел, – ответил Андрей. – Там, если не дожидаются ответа, стреляют сначала в ногу. Только я подозреваю, что в реальности попадание пули в кость выглядит куда хуже, чем на экране.

– Вот сука… – прошипел охранник.

– Ладно, не хотите говорить – не надо. – Андрей осторожно шагнул вперед. – Так, живо в дом! Быстро, быстро! Как ворота закрываются?

– В доме кнопка.

– Отлично. Ну, вперед!

Не опуская руки, охранники затрусили по дорожке. Андрей обогнал их по дуге, стараясь держаться на порядочном удалении, первым открыл дверь и осторожно заглянул внутрь. Просторный холл был освещен несколькими галогеновыми светильниками под потолком. Андрей увидел большой подковообразный диван, стеклянный столик и много деревьев в кадках. В углу располагалась барная стойка в стиле «хай-тек», за которой среди зеркал виднелись самые разнообразные бутылки. Из холла в обе стороны вели прозрачные двери.

Андрей вспомнил разговоры охранников, когда они, еще не видя его, тащили по дорожке Марину. Судя по репликам, дом охраняли лишь эти двое – никого больше в здании быть не должно. Но раз уж вломился в чужие владения, следует проявлять максимальную осторожность.

Распахнув дверь настежь, Андрей отступил на несколько шагов от нее, взял проем на прицел и только после этого позволил бандитам протиснуться внутрь.

– Вперед, вперед! – подогнал он, держа обоих на прицеле. – Марина, ружья снаружи оставь!

Он остерегался, что в ограниченном пространстве холла бандиты могут устроить потасовку и отобрать оружие у девушки. Стрелять же в суматохе будет крайне опасно.

Не дожидаясь Марины, он шагнул вслед за бандитами и приказал обоим раздеться догола. Охранники побурчали, но подрагивающий в руках Андрея ствол был для них веским аргументом. Пришлось выполнять. Затем Андрей велел обоим пристегнуться наручниками к хромированным прутьям барной стойки.

– Живописно они смотрятся, – усмехнулась Марина, заглянув в дверь. – Так и хочется отвесить по такой заднице добрый пинок.

Обыскав одежду, они нашли две связки ключей, среди которых были и ключи от наручников. Теперь бандитам освободиться будет не просто.

– Где Марк? – спросил Андрей, засовывая пистолет за пояс. – О простреленных ногах, думаю, второй раз напоминать не надо.

Он взял у Марины второе ружье, но оно показалось ему слишком тяжелым.

– Шершень с ребятами его в подвал уволок, – ответил один из бандитов.

– Сколько ребят?

– Двое.

– А остальные где?

– Шершень не любит, когда братва по дому шатается. Он нас оставил дом сторожить. Сказал, что если девка сунется, по-тихому взять ее и держать до его возвращения. Даже жратву для нее оставил.

– Как мило с его стороны, – усмехнулась Марина. – Интересно, откуда ему про меня знать? Очень забавно.

– И что, они до сих пор в подвале сидят? Пытают его, что ли?

– Бывало, что Шершень по месяцу из подвала не вылезал.

– Не понял… – удивился Андрей. – У него там что, бункер с системой жизнеобеспечения?

– Подожди! – остановила его Марина. – Где подвал?

– Вправо по коридору, – ответил охранник. – Там лестница вниз.

ЛЕСТНИЦА

В конце коридора действительно обнаружилась узкая лестница, внизу виднелась тяжелая железная дверь, похожая на дверь банковского сейфа.

– Не хило, – протянул Андрей. – Такую и взорвать не с первого раза получится.

– Отойди от света, – посоветовала Марина.

Она наклонилась и пристально осмотрела кнопки цифрового замка. Затем нажала несколько, но без всякого результата.

– Что ты колдуешь?

– Когда на кнопки нажимают, на них всегда остаются следы, потертости и прочие приметы. Надо только угадать последовательность нажатия.

– А ты их одновременно для начала попробуй, – посоветовал Андрей.

Марина тремя пальцами вдавила кнопки, дверь загудела, щелкнула и начала медленно открываться.

– Запор против тупых охранников, – сделала вывод девушка. – Пойдем.

За дверью оказался подвал примерно шестьдесят квадратных метров, но с очень низким потолком. На полу виднелись коробки, деревянные и металлические ящики.

– Хлам какой-то, – пожал плечами Андрей. – Никаких признаков пыточной.

Однако после более тщательного осмотра в неясном сумраке подвала, в дальней стене, обнаружилась еще одна дверь, обитая белым пластиком. Никаких признаков замка в ней вообще не было.

– Отойди… – сказал Андрей.

Он тоже отступил на пару шагов, передернул затвор ружья и шарахнул картечью в дверь. Грохнуло в тесноте так, что заложило уши, картечь разворотила пластик, проделав в двери большую дыру. Андрей сунул в нее руку и сдвинул засов с другой стороны.

– Закрывается только оттуда, – сделал он вывод.

Но открыв дверь, Андрей в изумлении остановился. Он ожидал увидеть что угодно – решетки, стальные двери, шершавые стены… Но то, что действительно открылось его взору, было явно чересчур. Марина наткнулась на него сзади и осматривала помещение.

Больше всего оно напоминало внутренность средневекового замка, как его показывают в голливудских фильмах. Первое, что сразу бросалось в глаза после роскоши холла, освещенного галогеновыми светильниками, это факелы на стенах. Факелы горели жарко, давая яркий, но колеблющийся красно-желтый свет. Дыма от них почти не было, но в воздухе отчетливо чувствовался запах застарелой смоляной гари. Второе, на что Андрей обратил внимание, это сами стены. Шершавые, известковые, покрытые коротким зеленовато-коричневым мхом, они были сложены из небольших одинаковых камней, плотно подогнанных друг к другу. Прямо от двери вниз шла узкая, вдвоем не пройти, крутая винтовая лестница из грубого темного камня. Контраст между коридором и этой лестницей был очень резким.

– Он сумасшедший, этот Шершень… – тихо сказала Марина.

– Да уж, – ответил Андрей.

Они постояли, не решаясь сделать первый шаг.

– Надо идти, раз уж ввязались, – сказал Андрей. – Если там их только трое, то, имея преимущество в неожиданности, мы их легко сомнем.

Он взял Марину за руку, и они ступили за порог. Ступени так круто убегали вниз, так круто заворачивались против часовой стрелки, что уже через десяток шагов дверь скрылась из виду. Андрей и Марина остались вдвоем во власти застарелой сырости, полутьмы и красноватого дымного света факелов.

Почти сразу стало казаться, что лестница не имеет ни конца, ни начала. Шорох шагов гулко отдавался от замшелых стен. Страх вкрадчиво пробирался за шиворот, заставляя шевелиться волосы на затылке.

– Это же сколько земли надо было вынуть! – произнес Андрей, чтобы хоть немного взбодрить себя и подругу. – Но море близко, высота обрыва метров пятнадцать-двадцать, не больше… Так что лестница глубоко не может идти. Может, еще этажа четыре.

– Ружье тяжелое… – пожаловалась Марина.

– Вообще-то при встрече с бандитами ствол лишним не будет.

– Ну так и неси его сам. Я могу взять пистолет, если хочешь.

Подумав, Андрей решил, что в ближнем бою хватит и одного ружья. Пистолет, тем более автоматический, все равно лучше, а если Марина устанет, она может превратиться в обузу, что будет еще хуже. Он взял у нее помповик, вынул из него все патроны, рассовал по карманам и оставил опустошенное ружье на лестнице.

– Пойдем, – сказал он.

Друзья продолжили путь. Андрей иногда поглаживал стену, проверяя влажность. Кое-где была видна толстая, застарелая пыльная паутина, но сами ступени были чистые. Часто на стенах попадались мокрые пятна – видимо, проступали грунтовые воды. Воздух приглушал звуки вековой неподвижностью.

Андрею показалось, что расстояние между факелами постоянно увеличивается, но не стал говорить Марине, и так обстановка нервозная.

– Ты знаешь, – почему-то шепотом сказала она. – Кажется, мы уже давно спустились глубже чем на пятнадцать метров.

– Ну… Трудно сказать. Тут, в тесноте, это может только казаться…

– Наверное… Только стало как будто темнее. И вроде теплее.

– Если честно, то и у меня появилось такое ощущение. Давай посчитаем ступени между факелами.

Они прошли еще немного, вслух считая ступени. Сначала насчитали тринадцать, потом четырнадцать… С каждым пролетом количество ступеней между факелами увеличивалось на одну. Это было неприятно. Воздух стал теплым, влажным и липким.

– Где-то вода капает, слышишь? – приглушенно спросила Марина.

– Да, мы уже явно ниже уровня моря. Наверх будет подниматься труднее…

– А может быть, есть и другой выход?

– Вряд ли.

Марина грустно вздохнула и сама взяла его за руку. Андрей крепко сжал тонкую кисть.

Некоторое время они шли молча. Все явственнее слышалось бульканье водяных капель, сгущался полумрак, что давало глазам возможность постепенно привыкнуть к медленно наступающей темноте. Вокруг воцарились два цвета: красноватый отсвет факелов на лицах и черный сумрак густых теней.

Иногда сзади слышался явственный шорох, Марина вздрагивала и испуганно оглядывалась. Но ничего особенного там не было, только идущие вверх ступени.

– Вряд ли нас кто-то догонит, – успокоил ее Андрей. – К тому же погоня создала бы гораздо больше шума.

– Думаешь, я бандитов боюсь? – честно призналась Марина. – Просто жутко здесь.

Теплая неподвижная тьма все сгущалась, подкрадываясь на кошачьих лапках, а лестница не заканчивалась. Андрей с неприязнью заметил, что приступы клаустрофобии становятся все чаще и отчетливее, даже дышать становилось труднее.

– Пожалуй, надо прихватить с собой несколько факелов. Мы их потушим, а потом от последнего подожжем, если станет совсем темно, – предложил Андрей.

– Давай… Так будет спокойнее. Не хочется остаться во тьме.

Теперь они шли, собирая погашенные факелы и оставляя за собой липкую шепчущую темноту.

– Сделали бы хоть шахту в центре! Было бы видно, сколько осталось идти! – возмутился Андрей.

– Тогда бы мы упали, – задумчиво произнесла Марина.

Внезапно Андрей остановился, и Марина встала на цыпочки, пытаясь разглядеть, что там впереди. Перед ними была небольшая площадка, сбитая из широких, гладко оструганных досок, казавшихся островком живого тепла в этом царстве замшелого камня. Площадка освещалась едва мерцающим факелом, а дальше снова шли ступени, уже деревянные. В стене слева была огромная, неправильной формы дыра, заглянув в которую, Андрей не увидел ничего, кроме густой тьмы. Из дыры веяло сухой приятной свежестью.

Но самое интересное было в стене справа. Огромная, в два человеческих роста, и широкая, как ворота, железная дверь без всяких следов ржавчины. Вся она была проклепана, а в середине красовалась огромная, выбитая наподобие чеканки, пентаграмма.

– Спальня для великана… – прошептал Андрей.

– Скорее тюрьма для демона! – ответила Марина, робко дотрагиваясь до двери. – Ты знаешь, что это за знак? Пентаграмма – знак, отпугивающий демонов. Или вызывающий, не помню точно. Что будем делать? Мне кажется, что Шершень со своими бандюками мог именно сюда затащить Марка. Хотя следов никаких нет.

Андрей осмотрел массивную дверь, не было на ней и намека на замок или ручку. Марина заглянула в дыру на левой стене.

– Давай бросим туда один факел, посмотрим, может, уже мало осталось?

– Попробовать стоит, – ответил Андрей.

Он запалил от горящего факела другой и, роняя капли шипящей смолы, подошел к пролому в стене. Марина пристроилась рядом, возле его плеча. Андрей бросил вниз жарко пылающий факел, и тот медленно, даже слишком медленно для столь тяжелого предмета, начал падать, хорошо освещая стены шахты. Звук пламени, хлопающего в набегавшем потоке воздуха, заполнил пространство. Факел падал и падал вниз, пока его огонь не превратился в бесконечно малую светящуюся точку, которая исчезла во тьме, медленно угасая. Андрей и Марина смотрели вниз как загипнотизированные.

– Мамочка родная! – прошептала непослушными губами Марина. – Эта лестница ведет прямо в ад!

– Ну не так глубоко, я думаю… – попробовал отшутиться Андрей.

– Интересно. – Марина отодвинулась от пролома. – А отчего тут такая дыра? Прямо напротив двери?

– Мн-н-н-да… Хороший вопрос.

– Похоже… – еще понизив голос, произнесла Марина, – что кто-то огромный выскочил из двери, пробил стену и улетел туда, в туманную тьму…

– Это на тебя темнота так действует, – попытался успокоить ее Андрей. – Темнота и теснота… Давай все-таки попробуем дверь открыть!

– Из ружья ты ее вряд ли прострелишь…

– Ну… – сострил Андрей. – Не всюду же силой! Надо и умом поработать.

Он подошел к двери, постарался упереться ногами и надавил обеими руками на дверь. Она качнулась на сантиметр, но открываться не стала.

– Может, поможешь?! – с натугой прокряхтел Андрей.

Марина подошла и тоже уперлась в дверь. Железная громада медленно и плавно, без единого скрипа, открылась внутрь. За дверью была абсолютная темнота.

КУДА МЫ ПОПАЛИ?!

Воздух в коридоре за дверью был затхлый и сырой, но дымом не пахло. Факел в руках Марины выхватывал из темноты изрядный кусок коридора, но сзади и спереди от светлого пятна была непроглядная тьма.

Здесь непонятные и неприятные шорохи слышались чаще и отчетливей, отчего мурашки так и бегали по коже.

– Что это шуршит? – с беспокойством спросила Марина.

– Ясное дело – крысы! – успокоил ее Андрей.

– Крупные, судя по звуку, крысы…

– Да они ведь разные бывают. Крупные, мелкие, средние…

– Что-то мне не очень хочется тут встретить крысу величиной с овчарку!

Андрей зябко поежился…

– Марина, давай я впереди пойду, мало ли что, а то под картечь попадешь, если мне придется стрелять.

Марина прислонилась к шершавой скале, подняв повыше шипящий факел, и послушно уступила место в авангарде.

Через пару десятков шагов в неверном свете колышущегося огня возник боковой ход, темный и жуткий, но заходить в него не стали – чего плутать, когда коридор прямо есть! Из прохода тянуло сквозняком, сыростью и свалявшейся шерстью. Так пахнет в зверинце, только тут запах был слабый, едва уловимый.

Друзья осторожно двинулись дальше, чуть ли не по щиколотку утопая в мягкой известковой пыли, и через пару минут Андрей обратил внимание на неясное марево впереди.

– Смотри, там свет… – сказал он.

– Вижу! Но это еще далеко…

– Так разве определишь? Пойдем, только осторожнее, очень уж тут все необычно, не знаешь чего ожидать. Хотя был бы тут Шершень, слышны были бы голоса.

Они прошли еще немного, и свет стал настолько ярким, что Андрей затушил о стену Маринин факел – чего зря добру пропадать, может, пригодится еще.

Они вышли из тоннеля в огромную, освещенную призрачным голубоватым сиянием пещеру неправильной формы. Задней стены не было видно в туманном мареве, а две боковые уходили вдаль под разными углами.

Андрей крался вперед, как индеец по следу, медленно водил стволом ружья из стороны в сторону. Марина осторожно ступала сзади, держа в руках затушенные факелы. Светящийся туман густо клубился вокруг, свет был зыбкий, неверный, он часто менялся местами с тенями.

– Да, странное место… – заметил Андрей, протягивая рукояткой вперед автоматический пистолет Марине.

– Хорошая штука… – одобрила она.

– Осторожнее, я его не ставил на предохранитель.

Они продвинулись еще метров на десять, когда впереди, словно мутный размытый призрак из зловещего сна, показался укутанный туманом силуэт. Андрей вытер ладонь от холодного пота и поудобнее перехватил ружье, Марина уверенно подняла пистолет на уровень глаз. Посредине пещеры, в клубах странного светящегося тумана они наконец разглядели каменный постамент высотой по пояс. Над постаментом кружили яркие, голубые искры, как пылинки в солнечном свете, а на самом постаменте лежал на спине, ногами к ним, человек.

Андрей быстро подошел ближе и замер.

– Марк! – только и смог вымолвить он.

– Он дышит… – заметила Марина. – Спит… Как-то странно. Куда мы попали?! И где Шершень с бандитами?

– Хотел бы я знать… – тихо ответил Андрей.

И в этот момент на них напали…

ОНО прыгнуло слева, прямо из сумрачной тени, видимо, сознательно опасаясь вооруженной правой руки. Прыжок был настолько стремительным, что Андрей не успел среагировать. Не успел он и разглядеть нападавшего. Было ясно только то, что существо было большим, злым и передвигалось на четырех лапах с огромными когтями. Когти впились Андрею в плечо, и он невольно вскрикнул от боли. Падая на бок, он все же успел инстинктивно прикрыть горло ружьем. Страшные клыки, все в пене, с хрустом вцепились в рукоятку помпы прямо перед лицом Андрея. В ноздри ударил резкий, неприятный запах падали. Противник Андрея не рычал, как собака, а просто злобно таращил светящиеся углями глаза и мерно дышал как паровоз, подымая с пола облачка мягкой пыли. Андрей мельком взглянул на существо, и волосы на его голове встали дыбом – он боролся против огромной, величиной с крупного мужчину, крысой.

Марина не выдержала и завизжала. Тонко, протяжно, зажмурив в страхе глаза. Визг эхом отдался от потолка и стен, ударил в уши. Огромная крыса влажно разжала челюсти и повернула голову к девушке. Этого мига Андрею хватило на то, чтобы дотянуться до спускового крючка, но повернуть оружие в сторону врага он не мог, зверь сильно придавил его к полу. Не раздумывая ни секунды, Андрей выстрелил в пустоту пещеры. Его страшный противник шарахнулся от грохота так, будто его ударило током, что дало Андрею возможность передернуть помпу. Почувствовав, что натиск несколько ослаб, Андрей попытался направить оружие на зверя, но реакция крысы была молниеносной – и она опять вдавила его в пыль.

Исход схватки решила Марина. Она неожиданно замолчала, подскочила к зверю сзади и всадила ему в позвоночник три пули из «Стечкина». Крыса резко дернулась, разворачиваясь кругом, и легко сбила девушку с ног. Но пустить в ход зубы не успела. Андрей перекатился по пыльному полу и почти в упор выстрелил ей в левое ухо. Картечь шарахнула в череп, и во все стороны ударил фонтан крови вперемешку с мозгами и осколками кости. Второй раз Андрей стрелять не стал, не было сил передернуть помпу. Крыса упала на бок, дернулась и затихла, скатывая пыль потоками густой, темной крови. Марина встала с земли и подняла пистолет.

Плечо у Андрея ужасно болело, тело сотрясала крупная, неприятная дрожь. Марина присела рядом и осмотрела раны, но помочь чем-либо она не могла – у них не было с собой даже простого бинта.

– Этого мы не предусмотрели… – сокрушенно шепнула она. – Нет ни йода, ни бинта… Но мы же не собирались ни с кем драться!

– Да разве можно было такое предусмотреть! – непослушными губами произнес Андрей. – Это же страшный сон… Этого просто быть не может!

– Снимай рубашку! – твердо сказала Марина.

Андрей с ее помощью стянул рубашку, и девушка разорвала ее на несколько длинных полос, которыми перевязала ему раненое плечо.

– Годится, – поморщился Андрей. – Теперь хоть кровью не изойду. А ты вообще молодец. Особенно для дочки богатого папаши.

– По-твоему, я должна быть принцессой на горошине?

– Не обижайся.

– А ты не говори глупости, – закрыла Марина тему.

Андрей поднялся с земли, опираясь на ружье, и взглянул на лежащего Марка.

– Кажется, его усыпили… Почему эта тварюга его не съела?

– Не успела… – предположила девушка.

– Значит, он тут не так давно. Надеяться на то, что Марк скоро проснется, наверное, глупо… А волоком мы его не утащим, даже вдвоем. Интересно, куда делся Шершень с ребятами? Где-то здесь или, оставив тут Марка, они ушли дальше по лестнице?

– Не знаю, – пожала плечами Марина. – Но я не чувствую никаких признаков чужого присутствия. Они ведь не знают, что мы пошли следом! Переговаривались бы.

– Надо с Марком что-то делать. – Андрей почесал макушку. – Наверх тащить немыслимо. Может, он сам проснется? Давай подождем!

– А вдруг Шершень появится? Как мы тогда защитимся? – спросила Марина. – Дверь наверху не остановит бандитов, а тут могут быть еще эти… Лохматые…

– Тогда давай меняться оружием, – предложил Андрей. – Ты мне давай пистолет, а сама бери ружье, а то я левой рукой все равно помпу не передерну

– Тяжелое… И я не знаю, как из него стрелять.

– Да ничего тут особенного нет! Только приклад прижимай сильнее, а то плечо отобьет. И не забывай после каждого выстрела передергивать помпу.

Видимость была небольшая, метров десять, дальше мешал смотреть клубящийся в пещере туман. Но отходить далеко от Марка они не стали, не было смысла ради любопытства подвергать себя и его излишней опасности.

Марина подошла к Марку ближе и осторожно коснулась его руки.

– Он холодный совсем… – задумчиво сказала она. – Странный сон. Может, он под гипнозом?

– Не смешно, – покачал головой Андрей. – Гипнотизер на службе у бандита… Хотя после крысы такого размера меня уже сложно чем-нибудь удивить.

Он отошел на несколько шагов и с любопытством осмотрел постамент.

– Марина, иди сюда! Посмотри отсюда, издали!

Марина подошла и встала рядом, с недоумением глядя на лежащего Марка.

– Смотри вокруг, – сказал Андрей, – не только на сам постамент!

Приглядевшись, Марина поняла, что имел в виду Андрей. Вокруг постамента, на равных расстояниях друг от друга, стояли семь небольших ящиков с поднятыми крышками. Сделаны они были скорее всего из дерева и Марина условно назвала их сундучками. Именно из этих сундучков вылетали фонтаном мелкие голубые искры, которые весело играли над постаментом. Не думая долго, Марина подбежала к одному из них, присела рядом и, положив ружье, подняла сундучок. Внутри желтел шероховатый пергаментный свиток с нанесенными на нем незнакомыми письменами.

– Похоже на карту твоего папашки, – сказал подошедший Андрей. – Только здесь больше написано, чем нарисовано… Э! Ты поосторожней с этим пергаментом, может, он отравленный!

– Отравленный… Может, это и есть то, из-за чего спит Марк?

– Знаешь, я уже давно думаю… – задумчиво протянул Андрей. – Что-то у меня уже мозги заворачиваются. Тут все странное, но знакомое, согласись. Даже эта крыса. И сундучки, и клубящийся туман.

– И что? – осторожно спросила Марина.

– Может, это магия? – нерешительно спросил Андрей. – Все это есть в книгах, понимаешь, в фильмах сказочных.

– Я тоже так думаю. Но какое отношение это имеет к бандитам?

– А что ты вообще знаешь про этого Шершня? Похоже, твой папашка тоже как-то втянут в эту историю. А то, может, и не последнюю роль в ней играет.

– Скоро узнаем, если нас никто не сожрет, – негромко ответила Марина.

– Слушай, а что обычно делают в таких ситуациях? Ну в кино, в книгах? Если герой сталкивается с магией.

– В книгах пишут, что нужно следить за мыслями, – ответила Марина. – Так как там, где действует магия, мысль настолько же сильна, как и выстрел из этого ружья. Даже сильнее. Старайся не представлять разных чудовищ, не употреблять обиходных выражений с именем нечистого. Потом полезно иногда перекреститься, плюнуть через плечо или бросить щепотку соли. Но соли у нас нет…

– Креститься я не умею, – признался Андрей.

– Тогда придется плюнуть.

И она храбро сказала «тьфу», повернув голову налево.

– Кто так плюет! – укорил он Марину, и его плевок смачно впечатался в пыль на расстоянии трех метров.

– Да! Есть чему поучиться, – невесело усмехнулась девушка.

БЕЖАТЬ!

Осматривая сундучок, Марина закрыла крышку, чтобы случайно не дотронуться до потенциально опасного манускрипта. И в эту же секунду вскрикнул Андрей.

– Марк! Ты проснулся, Марк?

Марина взглянула на Марка. Он лежал такой же бледный и совершенно неподвижный, но глаза были открыты и сияли жизнью.

– Марк, ты слышишь меня? – Андрей тряс его за плечо.

– Похоже, что нет, но явно видит! – заметила Марина.

Марк стал бешено вращать глазами, потом остановился и стал указывать ими куда-то вбок.

– Ты что-нибудь понимаешь? – спросил у Марины Андрей.

– Пока не очень. Но… Я закрыла сундучок! Понимаешь?

– Говори!

– Их семь, это явно связано с органами чувств и речью! То есть я закрыла тот, который блокирует зрение. Надо их все закрыть!

Они кинулись закрывать сундучки. С каждой закрытой крышкой Марк оживал все больше, а светящих искр становилось меньше. Андрей закрыл последний сундучок и помог ожившему Марку сесть.

– Который час? – хриплым, непослушным голосом спросил Марк.

– Без десяти одиннадцать ночи, – ответил Андрей, рефлекторно взглянув на часы. Затем подумав секунду, добавил: – По Москве.

– А ты оказался не таким слабаком, как я подумал на набережной, – бросил Марк и с трудом встал с алтаря.

– Долг платежом красен, – сказал Андрей и смутился.

Он не знал, что говорят в таких случаях.

– Час и десять минут еще есть… Надо бежать! – разминая затекшие члены, хрипло сказал Марк.

– Куда? – в один голос воскликнули Андрей и Марина.

– На лестницу!

Он переступил через крысу и глянул на Марину с ружьем.

– Девочка, это ты его так? – с удивлением спросил Марк.

– Кого? – растерянно спросила Марина.

– Археорэтикса! Да вот же, крыса лежит!

– Да нет, это Андрей. Я только помогла немного…

– Ага! – рассмеялся Андрей. – Помогла немного! Всадила ему в жопу три пули из «Стечкина»!

– Молодцы… – пробормотал Марк. – А тебя, девочка, я видел в ресторане, перед тем как бойцы Шершня вломились. Это ты меня спрашивала?

– Да.

– А я, старый дурень, подумал о той даме, что собиралась ресторан перекупить. Старею, теряю чутье. Что ты мне там хотела сказать?

– Сама ничего. Но отец велел зайти к вам в ресторан и сказать, что Конса пойдет через Южный проход.

– Ну и ну! – широко улыбнулся Марк. – Весть замечательная… И как же твоего родителя зовут в миру?

– Константин Сазонов.

– Тот самый? Нет, я, значит, дважды дурак! Мог бы сам догадаться. Ладно.

– Но мне-то ты можешь все объяснить? – глянула на Марка Марина.

– Не сейчас, дорогая моя. Чуть позже. Времени у нас в обрез, а сделать надо многое. Хотя вы уже неплохо себя зарекомендовали.

– А то! – улыбнулся Андрей. – Не все же тебе меня выручать.

– Ладно! – закончил Марк. – Хватит разговоров. За помощь большое спасибо… Хотя вы себе помогли не меньше, чем мне.

Андрей и Марина недоуменно переглянулись. Марк между тем быстро обошел сундучки, без всякого страха открывая их и осматривая манускрипты. Свалил все в кучу, плотно скатав один и сунув его в карман.

– Что это? – осторожно поинтересовался Андрей.

– Заклинание, обездвиживающее врага, – уже на ходу ответил Марк. – Любого врага на любое время. Хоть на тысячу лет.

Он первым направился обратно к лестнице, без всякого страха, но зайдя в темноту остановился, ожидая друзей.

– Скорее! – поторопил он.

– У нас спичек нет… – виновато пожала плечами Марина. – Чтобы факел зажечь!

– Сейчас! – проворчал Марк и вернулся.

Подойдя к Марине, он направил на потушенный факел указательный палец, что-то тихо шепнул и… факел вспыхнул ярким, жарким пламенем. Марк сам взял его и, махнув ребятам, торопливо направился к проходу.

– Постарайтесь не отставать! – раздался из тоннеля его громкий голос.

– А что ты говорил об этих, как их… археорэтиксах, Марк? – поинтересовался Андрей, боясь спросить о странной методике воспламенения.

– Я о них ничего не говорил, просто удивился, что вы его вдвоем завалили, да еще таким оружием… Он, наверное, больной был или съел что-то не то…

– Да, падалью от него воняло изрядно… Или они падаль едят? – не унимался Андрей.

– Интересно ведь! Он, кстати, тебя съесть хотел, – поддержала его Марина.

– Археорэтиксы – это гигантские крысы, – ответил Марк. – Живут на Границе с незапамятных времен. Хитры и сильны до последней возможности и так же умны. Они всегда нападают из укрытия и всегда слева, опасаясь руки, вооруженной мечом. Привыкли за тысячи лет. Они появлялись раньше по обе стороны Границы, но потом герои их повыбили малость…

– О какой границе ты говоришь? – уточнила Марина.

– О Границе. Это место, где мы сейчас находимся. Точнее, сама Граница там, на Лестнице и проходит по самой деревянной площадке. Но потом ее расширили вбок, сделали коридор, Пещеру и Храм. Это очень удобное место, нейтральное… Ладно, ребята, у нас времени нет на разговоры, потом все объясню. А пока надо взять кое-что.

Дойдя до бокового прохода, Марк, не задумываясь, свернул в него. Андрей и Марина послушно следовали за ним.

– Это путь к Храму, – пояснил Марк. – Нам надо вооружиться нормально, потому что эти стрелялки не очень эффективны там, куда мы должны идти. Если на Границе вы еще смогли с их помощью убить и без того умирающего археорэтикса, то по ту сторону Границы ваши шансы были бы равны нулю.

– Там что, базуки дают в этом Храме? – усмехнулся Андрей, вспомнив, каким резвым был «и без того умирающий» археорэтикс.

– Увидите… – уклончиво ответил Марк. – Правда, есть одна тонкость… Каждый должен найти там свое оружие. Это трудно объяснить, но вы сразу поймете, что я имею в виду, когда увидите это. Только ваше оружие сможет быть эффективным в ваших руках там, куда мы идем.

– А мы именно должны идти туда? – спросила Марина.

– Да, должны. Иначе ваш мир погибнет через час. Он погиб бы и в том случае, если бы вы не пришли за мной. Но об этом позже.

Перед ними открылась довольно большая пещера, хотя не такая огромная, как та, с постаментом.

– Это Храм, – коротко объяснил Марк.

– Что-то в нем мало величия, – разочаровалась Марина.

– А оно ему и не нужно. Это не ваши церкви! Здесь живут настоящие Боги…

– Наверное, Боги войны… – прошептал Андрей, осматривая стены.

Все они были увешаны самым разнообразным холодным оружием. Топоры, мечи, сабли и шпаги, огромные и маленькие луки, окованные медью тяжелые арбалеты.

– Марк, ты серьезно считаешь, что этот антиквариат будет лучше помпового ружья и автоматического пистолета? – спросил Андрей.

– Пройди вдоль стен и найди то, что тебе надо. Только не прикасайтесь до моего сигнала! Когда каждый выберет себе свое, возьмем одновременно, и сразу за мной. А то костей не соберете!

До Андрея постепенно начала доходить серьезность ситуации, хотя он до сих пор чувствовал себя участником театрального представления. Только плечо сильно болело, напоминая, что это не театр. К нему подошла Марина.

– Возьми, пожалуйста, – сказала она, протягивая ружье, – мне тоже кажется, что от него тут будет мало толку.

Андрей взял ружье и направился вдоль стены, с интересом осматривая великолепие отточенной стали и старинной древесины. Факел остался только у Марка, выплескивая на полированные клинки зыбкое красноватое марево. Многие из клинков были покрыты непонятными письменами, некоторые имели богатое убранство, одни были зазубрены, другие сверкали шлифованной сталью или древней черной бронзой. Иногда Андрей останавливался, заинтересованно осматривая какой-нибудь необычный меч, но понимая, что должен осмотреть все, продолжал свой путь. И вдруг… Его словно громом поразило. Среди других мечей висел один, ничем особо не примечательный. Не было на нем ни драгоценных камней, ни таинственных рун. Короткий, из черного полированного металла, с узким обоюдоострым лезвием и простенькой гардой. Лезвие меча казалось выточенным из непрозрачного стекла, так сильно поблескивало, но на нем были видны следы безупречной закалки и ковки. У самой рукояти виднелись несколько непонятных значков, не похожих ни на какую из известных письменностей. Андрей буквально не мог оторвать от него глаз, хотя до этого бегло прошелся взглядом по гораздо более броским мечам. В голове сумбурно носились мысли, обрывки снов и детских фантазий. Андрею показалось, что еще в детстве он придумал этот меч и носил его в своем сердце все время. Или этот меч уже когда-то был его мечом? Давно, в другой жизни… И снился ему по ночам. Андрей невольно протянул к нему руку, но отдернул, вспомнив наказ Марка. Сам Марк уже стоял возле огромного двухстороннего топора, такого же тяжелого, как и сам Марк. Только Марина все ходила и ходила вдоль стен, непозволительно расходуя драгоценное время.

– Что ты так долго! – в сердцах воскликнул Андрей.

Его руки дрожали мелкой дрожью, желая меч. И тут Андрей увидел, как Марина резко остановилась.

– Неужели это он? – пересохшими губами шепнула она.

– На счет «три», – напомнил Марк, – берем каждый свое и уходим! Раз, два…

Андрей не мог оторвать взгляд от меча. Ружье в руке и ему самому теперь казалось никчемным, так что он бросил его в пыль под ногами, а затем высыпал из карманов патроны.

– Три! – крикнул Марк.

Андрей схватил меч. Непонятная и сокрушительная сила ворвалась в тело через удобную рукоять, заставив напрячься все мышцы одновременно. Меч на мгновение осветился внутренним светом, померк, а потом по лезвию сверху вниз пробежал яркий блик отточенного металла. Меч как бы поздоровался со своим владельцем, и уверенное спокойствие разлилось по телу мягкой волной. Андрей махнул клинком, со свистом рассекая воздух, – оружие слушалось беспрекословно.

– Ух! – только и смог сказать Андрей.

В лицо подул ветер из глубины пещеры.

– Бежать!!! – крикнул Марк. – За мной, к выходу!

Этот крик вернул Андрею ясность сознания, и он взглянул на Марину. Она уже бежала к выходу вслед за Марком. В ее руке хищно выгнулся средних размеров лук необычной формы, на плече висел колчан, полный стрел.

Пол под ногами дрогнул. Андрей пулей бросился к выходу, тараня мечом сумрачное пространство. Ветер из глубины пещеры усилился, толкая в спину, и Андрей с ужасом услышал густой, совершенно нечеловеческий рык. Он сразу вспомнил слова Марка о том, что в Храме живут настоящие Боги. Встречаться с разгневанными Богами Андрей не хотел и поддал жару.

– Шевелитесь!!! – ревел впереди Марк, держа пылающий факел в одной руке, а другой сжимая рукоять жуткого топора.

Пламя факела трепетало на бегу, отбрасывая на стены причудливые тени. Но Андрей, к своему удивлению, не чувствовал привычного страха. Страх перевоплотился в осторожность и придал дополнительные силы, он уже не леденил кровь. Андрей понял, что на него так действует его меч.

Из глубины пещеры снова раздался рев, пахнуло жаром, пол под ногами прыгнул как необъезженный конь. Андрей не удержался и упал, но, перекатившись через плечо, снова встал на ноги, звякнув сверкнувшим металлом о пыльный пол. Меч так и остался в его руке, словно прирос, словно стал частью тела.

Они выскочили из коридора, загрохотав и заскрипев досками деревянной платформы на выходе.

– Что это, Марк? – перепуганно крикнула Марина.

– Я же сказал – древние, могучие Боги!

– Как мы побежим вверх с такой скоростью? Они же… догонят! – задыхаясь прохрипел Андрей.

– Наверх нам и не надо! – поправил его Марк. – Вниз!

Вниз вели деревянные, а не каменные ступени, скрип оструганных досок гулко отдавался от стен. Из коридора снова донесся рев.

– Вниз не побегут! – успокоил Марк. – Деревянная платформа не выдержит, для того и делалась… Иначе бы они по ночам выходили наверх. Охотиться… Считайте, что ушли! Вниз давайте, вниз.

Все трое что было сил рванули вниз по деревянным ступеням. Рев начал стихать и вскоре совсем затерялся в тесном пространстве лестницы. Марк немного сбавил темп бега, давая друзьям отдохнуть, а позже и вовсе перешел на шаг. Постепенно промежутки между факелами заметно уменьшились и стало почти светло.

– Вот теперь есть минут десять на объяснение ситуации, – сказал Марк. – Слушайте. Сейчас я объясню ровно столько, сколько вам необходимо знать. Когда выберемся на ту сторону, можно будет немного расслабиться и тогда я устрою для вас маленькую пресс-конференцию. А пока вот что… – Он на секунду задумался. – Короче, Мир – штука гораздо более сложная, чем думают ваши ученые. Хотя они на кончике пера иногда и вычисляют нужные для правильного объяснения формулы, но применяют их не всегда так, как надо. Да и одними формулами тут все не объяснишь. Вы наверняка слышали о параллельных мирах? Так вот это чушь! Никаких параллельных миров нет. Есть один Мир, но… он как бы двойной. Намеков на такое устройство в жизни полно, но мы не придаем им значения, как правило. Хотя согласитесь, что во многих философских теориях фигурирует единство противоположностей. Вспомните хотя бы значок «инь-янь». Существуют прямо противоположные цвета, вы ведь видели негативную цветную фотопленку. Все это следствия такого устройства Мира. Он состоит из двух совершенно равных, даже скорее равноправных частей. Нельзя сказать, какая часть является основой, а какая тенью. Просто две части. Законы природы в разных частях различны, поэтому Мир разделен Границей с нейтральными физическими законами. А может быть, разница условий в двух частях создалась постепенно, именно из-за Границы… Я не знаю.

– Что-то новенькое, – фыркнул Андрей. – Хотя сегодня я поверю чему угодно.

– В вашем мире, – продолжал Марк, – действуют известные вам физические и математические законы. Например, закон вероятности. Есть события более или менее вероятные, все это просчитывается. А в том, другом, мире все несколько по-иному. Я даже не скажу, что прямо противоположно, просто иначе. В вашем мире все стабильнее и жестче, от теории до практики бездна труда, подгонок, регулировок. Редко все работает так, как хочет конструктор, всегда находится какой-то закон, который запрещает работу схемы, и приходится его обходить, добавляя новые элементы. Я понятно говорю?

– Не очень, – ответил Андрей. – Хотя логично.

– Тогда следи за логикой. Пока этого достаточно, – продолжал Марк. – В том Мире все проще. Достаточно придумать принцип и собрать принципиальную схему. На живую нитку, лишь бы держалось. И будет работать! Я пробовал! У вас в кузне радиостанцию с нуля не соберешь, а там можно, включая лампы и все остальные детали.

– Почему же так? – удивилась Марина.

– Там гораздо мягче и гибче работает теория вероятности. Большое значение имеет сила мысли, которая является устойчивой физической величиной. То есть инженер, придумывая прибор, создавая его в своем мозгу, уже создает информационную матрицу, как бы действующую модель, а потом наспех обшивает ее металлом. Но для этого нужны знания. Вот, к примеру, вы заметили, как я зажег факел? Я представил, как соединяется топливо и кислород воздуха, представил модель молекул, валентных связей… Соединил это все в единую резонансную формулу-заклинание для инициации реакции, выделил жестом необходимую для реакции область пространства… Ну а дальше вы видели. Изданный мной звук вошел в резонанс с молекулами, запуская реакцию так, как если бы это была температура поднесенной спички. И вспыхнул огонь. Понятное дело, что если бы я не знал природу пламени, то у меня бы ничего не вышло. Я просто не смог бы составить звуковую формулу. Поэтому магом может стать не каждый, а только очень грамотный человек, ученый. И, как правило, маги работают в какой-то определенной области знаний. Универсалов мало, как и среди ваших ученых.

– Но ведь мы тогда были не в том Мире! – возразила Марина.

– Да, в том это сделать было бы еще проще! – улыбнулся Марк. – На Границе многие законы вашего и того Мира существуют совместно. По крайней мере те из них, какие не противоречат друг другу. Вот я и говорю, что Граница – очень удобное место для некоторых экспериментов. Поэтому Древние ее и оборудовали – построили Пещеру и Храм.

Он поудобней закинул топор на плечо. И оглянулся, ища понимание в глазах ребят.

– Теперь об опасности, которая грозит вашему Миру. Дело в том, что обе части Мира не изолированы полностью друг от друга. Необходим постоянный обмен некоторыми законами, что позволяет сохранить общий энергетический баланс. Именно благодаря этому обмену и происходят в вашем Мире явления, выпадающие из строгих научных теорий и не поддающиеся точным наблюдениям и измерениям. Например, НЛО, всякие призраки, домовые… Такой обмен происходит через проходы. Раньше их было сто двадцать, что полностью обеспечивало нормальный энергетический баланс. Но некоторые маньяки с той, да и с вашей стороны постоянно пытаются их уничтожать.

– А зачем? – удивился Андрей.

– Чтобы увеличить силу своей магии, не обременяя себя новыми знаниями. Чем хуже энергообмен, тем стабильнее и жестче, безаномальнее, становится ваш Мир и тем нестабильнее тот Мир, тем проще там стать магом, не применяя особых знаний. В нем становится принципиально легче производить любые магические действия. Благодаря тысячелетним усилиям этих придурков на настоящий момент осталось только три таких прохода – этот, еще один в Австралии – его называют Южным, и один в Америке – Западный. Раньше некоторые магические действия можно было производить и в вашем Мире, у вас водились и драконы, и русалки, и всякая другая необходимая для энергетики нечисть. Теперь всего этого почти не осталось. А тот Мир находится на грани полного хаоса, настолько он уже расстабилизирован! Там легко можно разрушить собственный дом, если тебе приснится, как он рушится.

– И как же там жить? – озадаченно спросила Марина.

– Умудряются. Понятное дело, что если хаос воцарится в том Мире, то ваш полностью окостенеет. Возникнет столько ограничивающих вашу деятельность физических законов, что закон гравитации, мешающий вам летать, покажется нестоящим внимания. Скорее всего законы термодинамики настолько ужесточатся, что станет невозможным горение и детонация, производство энергии, да и само существование живых организмов тоже. Две стороны одной медали, имя которой – Смерть! Пока работают три прохода, Миру катастрофа не грозит, но если уничтожить еще один, то скорее всего баланс нарушится катастрофически.

– Я так понимаю, – догадался Андрей, – что нашелся желающий уничтожить еще один проход.

– Вот именно! Он не хочет разрушать этот, хорошо оборудованный проход, поэтому опасность грозит другому, скорее всего австралийскому. Но добраться до Австралии через ваш Мир очень сложно и долго. Поэтому наш противник решил пройти через потусторонний Мир, где это сделать несравненно легче. И мы должны его остановить.

– А кто такой Конса? – напрямую спросила Марина. – Мой отец? Откуда он знает о проходах?

– Давай об этом потом, – ответил Марк. – Но очень хорошо, что у него хватило средств на поездку в Австралию поверху. Это даст нам необходимую поддержку в нужный момент.

– Но почему у нас только час? – спросил Андрей.

– Устройство, уничтожающее проход, сможет включиться только в час Крысы, года Крысы, в месяц и день, соответствующие крысиному числу. Этот день настал сегодня. У магии тоже есть свои ограничения. Пока, по крайней мере… И это работает на нас.

– Но нам осталось не больше двадцати минут! – ужаснулась Марина.

– Нет, – с улыбкой ответил Марк. – Двадцать минут по времени верхнего мира, а там время течет иначе, с другой скоростью. Внизу у нас будет по неделе на каждую вашу минуту. Так что если мы войдем в тот Мир за пять минут до часа Крысы, то пяти недель там нам будет вполне достаточно.

– Все равно надо поспешить! – уверенно сказала Марина, перескакивая через ступеньку.

– Марк, а кто тебя в пещеру уложил? – поинтересовался Андрей. – Тот маньяк?

– Да… – не замедляя шага, ответил Марк. – Враг мой… Старый и злобный враг, бывший друг.

– Он думал тебя остановить, чтобы ты не мешал?

– Он меня остановил и уверен в успехе. Хотя даже он не мог всего предусмотреть. Вашего появления, например. Но он могучий маг, более могучий, чем я.

– Ты маг? – У Марины даже глаза загорелись от любопытства.

Марк промолчал. Лестница спускалась все ниже и ниже.

БОЙ НА СТУПЕНЯХ

– Как вы добрались до дверей? – спросил Марк. – Это же в доме Шершня!

– Да было там несколько сильно умных… – начал Андрей.

– Только Андрей их всех победил! – закончила за него Марина.

– Стоп! – резко сказал Марк.

Андрей и Марина встали как вкопанные.

– Значит, там, наверху, знают, что вы ушли сюда?

– Наверное, да, – ответил Андрей. – Там, скованные наручниками, остались двое верзил из тех, что напали на ресторан. К тому же я, когда замок открывал, там в двери ба-а-альшую дырку оставил. Заметную.

– Тогда меняемся местами! – возбужденно воскликнул Марк. – Ты, Марина, с луком вниз, Андрей посередине, я наверх. Стоять так, чтобы видеть друг друга!

– Да что случилось? – спросила перепуганная Марина.

– Погоня! – ответил Марк. – Они попробуют нас достать на Лестнице, так как снаружи это будет куда труднее!

– Да не горячись! – беспечно ответил Андрей. – Вряд ли этот Шершень сможет связаться со своими охранниками по телефону. Они с голыми задницами к барной стойке прикованы. Да даже если отцепятся, пока они еще сверху добегут…

– Шершню не надо связываться с охраной по телефону. У своих слуг он может прочесть мысли на любом расстоянии, – сказал Марк. – К тому же нападения ждать надо не с самого верха и не от тех жалких охранников, которых вы вдвоем так легко одолели.

– От кого же тогда? – напрягся Андрей.

– От пограничной стражи Спящих, находящейся на службе Хозяина прохода – нашего противника.

– Но почему они не остановили нас на Границе? – удивилась Марина.

– Им еще надо было проснуться, а на это нужно некоторое время. Но теперь… – Не сбавляя шага, он задумался, потом добавил: – Всегда надо готовиться к худшему. Если битвы не миновать, то вам надо знать некоторые важные вещи. Запомните, что чем ниже мы спускаемся, тем большее воздействие оказывает на нас нижний Мир. То есть вы уже не совсем те, кем были у себя наверху. Вы постепенно становитесь теми, кем в глубине души себя считаете. У вас появятся некоторые навыки, особенно мышечные. Это только вначале непривычно, потом вы поймете, что мышцы просто в точности выполняют то, что им приказывает ваше воображение. Вот ты, Андрей, там, наверху, умел делать сальто с места назад?

– Мне моя шея дорога! – рассмеялся Андрей.

– А ты попробуй сейчас, ты ведь можешь представить, как его делать?

– Прямо на лестнице?

– Вот здорово! Неужели у него получится? – удивилась Марина.

– Если что, моя жизнь будет на вашей совести! – серьезно сказал Андрей.

Он собрался, напряг мышцы, легко прыгнул вверх, изогнулся дугой и перевернулся в воздухе, после чего мягко встал на ноги. Меч в его руке описал завораживающую сверкающую дугу.

– Ничего себе! – воскликнула Марина. – А я смогу?

– От тебя зависит, – уклончиво ответил Марк, – от того, насколько ты умеешь делать это мысленно. Почему-то я был уверен, что у Андрея получится. Даром ничего не дается и в этом Мире, кое-чему приходится учиться и тут. – Марк улыбнулся. – Только наверху надо учить тело двигаться, а тут надо учиться думать.

Андрей недоверчиво ощупывал руки и ноги.

– Это же надо! – бормотал он. – На ступеньках, с мечом в руке… Прямо как ниндзя…

Они снова побежали вниз, уже в новом боевом порядке: Марина со своим необычным луком впереди, Марк с гигантским топором замыкал шествие, а Андрей бежал посередине.

Иногда Марк на миг останавливался, прислушиваясь, потом снова догонял друзей.

Но в последний раз догонять остальных он не стал, а скомандовал остановку. Когда Марина и Андрей остановились, Марк присел и приложил ухо к дереву ступеньки.

– Все, ребята, от боя не уйти! – твердо сказал он, вставая. – Андрей, сколько ступенек между факелами?

Андрей пробежал немного ниже, потеснив Марину.

– Десять! – вернувшись, сказал он.

– Жаль, – грустно произнес Марк, перехватывая топор двумя руками, – до выхода осталось чуть-чуть… Не люблю драться! Хотя это нежить, нелюди, так что совесть мучить не будет.

– Нежить?! – зябко поежилась Марина. – Вроде археорэтикса?

– Нет, – ответил Марк, – археорэтикс – это живой зверь, а это…

Договорить он не успел. Сверху донесся топот многих босых ног, а через секунду показались первые стражи Границы.

Это были бронзовокожие люди обычного роста, в руках короткие копья с красными нитяными кистями возле широкого наконечника, на бедрах такие же красные повязки.

Двое Спящих остановились один за другим и совершенно синхронно бросили копья. Бросили высоко, целясь, скорее всего, в Марину – опасались ее стрел. Первое копье остановилось, звякнув о лезвие топора Марка, второе, неожиданно для себя самого, сбил мечом Андрей.

Стражи, оставшиеся без копий, резко присели, и через них перепрыгнули, кувырнувшись в воздухе, еще двое с копьями. Они встали на ноги слишком близко от Марка, и один из них сразу упал под его топором. Из разрубленного тела не вылилось ни капли крови. Второй снова прыгнул, на этот раз через Марка. Встав на ноги рядом с Андреем, он замахнулся копьем на девушку, но ударить не успел, сраженный мечом. Обернувшись, Андрей увидел Марину. Она стояла с туго натянутым луком, на кончике стрелы ярко сверкал алмазный наконечник.

– Присядь! – коротко скомандовала она.

Лук изменил ее почти до неузнаваемости. Из робкой неуверенной папиной дочки она внезапно превратилась в воительницу с яростно горящим взором. Превращение было столь ярким, что Андрей испугался.

«Неужели и я настолько же изменился?» – подумал он.

Андрей пригнулся, боясь попасть под выстрел Марины, в тот же миг тетива звонко щелкнула и стрела рассекла воздух над головой. Тут же Марина снова натянула лук.

Андрей увидел, что Марк один рубится с двумя Спящими, вооруженными короткими мечами. Третий лежит раскинув руки с белым пером точно между глаз, а еще двое мечников прыгают через него. Андрей кинулся Марку на помощь.

Марк разделался с одним противником, но на него насели еще двое. Сверху подбегали и подбегали, по двое прыгая с переворотом в воздухе. Андрей схватился с одним, ожесточенно отбивая и нанося удары, Марк разрубил пополам двоих, а рукоятью топора снес полголовы третьему.

– Отходим! – проревел Марк. – Вниз! Только осторожно, не поворачивайтесь к ним спиной! И ни в коем случае не дайте себя ранить, это хуже смерти, можете мне поверить.

– Что значит хуже? – хрипло спросил Андрей.

– Это значит, что раненый становится Спящим.

– Навсегда? – испуганно спросил Андрей.

– Нет, конечно, всего на три столетия. Но я бы не стал рекомендовать тебе эту работу.

Дважды подряд звонко щелкнула тетива, и двое Стражей упали пронзенные стрелами. Прыгнул сверху еще один, но Марина сбила его прямо в воздухе. Андрей, отступая, парировал удары, рубил, делал выпады… Меч руководил его движениями процентов на шестьдесят, сам бы он ни за что не справился в столь непривычной ситуации без тренировок. Один из подбежавших метнул в него короткий меч, но Андрей резко ударил мечом и вражеское оружие покатилось по лестнице.

Марина уже спустилась на несколько ступеней, так что Андрей начал понемногу отступать следом за ней. Марк ударил кулаком безоружного стража, тот упал и больше не поднимался. Увидев, как Андрей и Марина постепенно отходят вниз, Марк одобрительно кивнул и сам стал понемногу спускаться, размахивая чудовищным топором. Оружие с шелестом описывало широкую дугу, кося противников как траву. Чавкала плоть и сухо трещали кости. Марина быстро и точно выпускала стрелу за стрелой, на лету сбивая прыгавших Стражей. Приноровилась! Андрей тоже гораздо увереннее разил Спящих, которых не остановил топор Марка. Обстановка стабилизировалась.

– Надо отходить быстрее, – кричал Марк, похожий на грозного Бога войны, – а то трупами завалят! Им конца не видно!

Впереди действительно образовалась внушительная гора тел, по ступеням были разбросаны отрубленные конечности и головы.

– Подожди, Марк! – осененный внезапной мыслью, воскликнул Андрей. – Тут еще действует огнестрельное оружие?

– Действует! – ответил Марк, вращая топором над головой. – Только уже не так, как наверху!

– В чем разница?

– Порох менее стабилен, горит быстрее и сильнее взрывается. Отдача намного больше, хотя и пуля летит сильнее. Может затвор сломать или ствол разнести. А что?

– Пока они через эту гору мяса прыгают, бить бы их влет! Завалим проход и спокойно уйдем! Пока разгребут…

– Давай сюда пистолет, – крикнул Марк. – С твоим весом тут уже не постреляешь.

– Держи!

Марина била из лука без остановки, не давая Стражам перепрыгивать через наваленные тела. В конце концов гора стала слишком высокой даже для таких хороших прыгунов, какими были Стражи, и они полезли через нее как обезьяны. Марк отложил топор, вскинул пистолет двумя руками и выстрелил. Пламя из ствола шарахнуло метров на пять, грузный Марк не удержался и упал, прокатившись спиной по ступеням, а Спящего буквально разнесло в мелкие брызги.

– Слишком низко спустились! – крикнул Марк, снова поднимая топор. – Видишь, как бьет! Такими мелкими потрохами мы ход не завалим! Давай их встречать на вершине!

Андрей и Марк быстро вскарабкались на гору, беспощадно разя Стражей холодным оружием. То и дело воздух рядом с ними прошивала стрела, с глухим стуком пробивая тело врага.

– Эй! – крикнул Андрей Марине. – Поосторожнее! А то нашпигуешь нас с Марком, как ежиков!

Марина ничего не ответила, только сверкнула глазами. Андрей подумал, что когда в колчане кончатся стрелы, придется туго. Потолок в проходе был высотой в два человеческих роста, и теперь гора трупов возвышалась почти до самого верха. Благо что ход был узким! Марку стало трудно махать топором – мешал потолок, поэтому вся тяжесть боя легла на Андрея. Марк стал у него за спиной и страшными ударами рукояти разил прорвавшихся через оборону врагов.

– Все, уходим, живо! – крикнул Марк. – Марина, прикрой!

Андрей повернулся и кувырком скатился с горы. Марк кувыркался впереди, прижимая к груди топор.

Марина пускала стрелы почти непрерывно. Поражая воображение неистовой скорострельностью, она была прекрасна, как амазонка.

– Марина, подожди секунду! – крикнул Андрей.

Он прыгнул вперед и вверх, как это делали Стражи. Получилось красиво, к тому же это был явно самый эффективный способ перемещения по Лестнице в бою. Перекувырнувшись, он встал на ноги позади девушки, пробежал вперед и услышал, что сзади него грохнул ногами о доски Марк. Вдвоем они рванули вниз, а Марина отступала по ступеням, не переставая стрелять. Потом повернулась, закинула лук за спину, и ноги замелькали, перескакивая через ступеньку.

– Я полностью завалила ход! – похвалилась она, когда догнала друзей.

В эту секунду Андрей наткнулся на ржавую железную дверь.

ПРОРВАЛИСЬ!

Перед дверью проход расширялся настолько, что образовалась усыпанная камнем площадка, на которой легко уместились все трое.

– Дверь заперта с той стороны, Марк! – тяжело дыша, пожаловался Андрей.

Марк улыбнулся.

– Думаю, мы справимся с ней! – сказал он.

Отступил на пару шагов, рванулся вперед как ураган и, ударив в дверь плечом, со скрежетом вышиб ее вместе с железным косяком. С потолка и со стен посыпался раскрошенный в пыль камень. Марк вылетел наружу вместе с дверью и смешно растянулся всем телом на жарком песке. Снаружи ярко светило солнце.

– Да, он не только колдовать умеет! – с завистью сказал Андрей.

Свежий ветерок приятно скользнул по потному после битвы лбу. Андрей расправил грудь и смело вышел в новый, загадочный Мир, держа за руку Марину.

Вокруг, насколько видел глаз, простиралась песчаная пустыня. Дверь была врезана в одинокую скалу, пальцем торчащую посреди однообразного пейзажа. Солнце обрушивало на горячий песок лавину тепла и света, но сам песок не желал принимать столько солнечной энергии и отражал большую ее часть обратно в раскаленные добела небеса. Прямо напротив двери, среди песка, возвышался огромный крылатый Сфинкс из желтого полированного металла. Он был в несколько раз больше египетского, и казалось, что головой достает до самого неба.

– Ну, – прокомментировал Андрей. – Мир как Мир. Пустыня, даже Сфинкс есть, правда крылатый и несколько больше привычных размеров.

– Будет загадки загадывать! – с обреченным видом сказал Марк, поднимаясь с песка. – Кто не отгадает, того сожрет. Никогда не знаешь, когда эта тварь тут появится!

– Загадки? – побледневшими губами спросила Марина. – Он ведь не живой, металлический.

– Ошибка! – хмуро ответил Марк. – В этом Мире вещи совсем не всегда являются тем, чем кажутся. Эта тварь хоть и из металла, а на самом деле куда живее и резвее, чем многие хищники вашего Мира.

– И многие не отгадали? – поежилась Марина.

– Они не очень сложные, – успокоил Марк. – Но иногда с подковырками. Так что вы не торопитесь отвечать.

– А бороться с ним можно? – ошарашено спросил Андрей.

– А ты попробуй. – Марк отряхнул с одежды песок и неожиданно рассмеялся громким, веселым смехом. – Что? Напугались? Медный он! Обычная статуя, только большая. Добро пожаловать в Волшебный Мир!

– Ну и шуточки! – приходя в себя, сказал Андрей.

– Так мы от страха умрем скорее, чем от врагов! – вздохнула Марина.

Марк радостно осматривал безжизненную пустыню, можно было подумать, что он сейчас прослезится от избытка чувств. Вид у него был как у Одиссея, узревшего берега Итаки. Какие-то давние воспоминания мелькали в его глазах, бросая тени радости, тревоги и печали на грубые черты лица.

– Теперь мы в относительной безопасности и можем поговорить, – сообщил он.

– Марк, это не страшно, что мы проход завалили? – спросила Марина.

– Груда мяса для циркуляции энергии между частями Мира – не препятствие. Даже каменная стена – не препятствие!

– А чем же уничтожают проходы? – удивился Андрей.

– Специальным устройством и заклинанием. Это магическая стена, которую ничто не в силах пробить. Очень немногие маги способны ее поставить, и уж совсем редкий маг может снять стену, поставленную другим магом.

– Марк. Этот меч словно всю жизнь был моим! Он как будто живой. Когда я взял его в руку, что-то со мной случилось.

– Это Сила вошла в тебя! В Храме нет обычного оружия. Этот меч хранит в себе силу всех своих владельцев и силу тех, кто погиб от него. Вместе с ним ты получаешь боевой опыт, сноровку, силу и смелость более сотни людей. Причем не простых людей, а героев с обеих частей Мира! Твой меч принадлежал самому Александру Великому, Искандару, как называли его на Востоке. Я знаю это оружие. Фактически ты первый человек, который после великого воина взял его в руки. До него им владели другие. Судя по характеру ковки и материалу, он скован из метеоритного железа. А надпись на клинке говорит о его свойствах.

– Что же там написано? – заинтересовался Андрей.

– На языке Нижнего Мира надпись означает «И ты вместе с нами». Это девиз обладателей такого оружия. Твоя душа теперь накрепко с ним связана. Но и он взамен отдает тебе силу бывших владельцев.

– Так меч сковали внизу? Как же он попал к Искандару?

– В те времена связь между низом и верхом была значительно интенсивнее.

– Искандар! – прошептал Андрей. – Неужели я держу в руках меч самого Искандара? И во мне теперь сила этого великого воина?

Он бережно прижал меч к груди.

– А мой лук? – Марина взглянула на Марка. – В колчане не кончаются стрелы! Сколько было, столько и осталось. Хотя в проходе я выпустила их не один десяток!

– О, ты выбрала совершенно необычное оружие! Оно намного древнее, чем меч Искандара, даже древнее самого человечества!

– Кто же его тогда сделал?!

– Это лук седьмого короля эльфов, и сделан он был маленьким народом, два с половиной миллиона лет назад.

– Хорошо сохранился, – присвистнул Андрей.

– Да, вещи эльфов и гномов неподвластны времени. Самые лучшие их изделия хранятся в Храме. Этот лук был сделан по приказу седьмого эльфийского короля Экросуваротана лучшими мастерами. Три величайших мага того времени создавали теорию работы его колчана. Сама теория полностью забыта и до сих пор никем не восстановлена, но колчан работает. Он создает новую стрелу из самого Пространства, по хранящейся в структуре колчана матрице, каждый раз, когда стрелок достает одну из стрел. Вновь созданная стрела – точная копия всех остальных, имеет белоснежное оперение и наконечник из специально ограненного алмаза. Этот наконечник с легкостью пробивает любой доспех, даже хваленый бронежилет вашего мира.

– Понятно теперь, почему эти наконечники так сияют! Каждый из них стоит, наверное, кучу денег! – прикинул Андрей.

– Какой красивый! – восхитилась Марина.

– Он не только красивый! Магия наконечника посылает стрелу туда, куда ты прицелишься мысленно.

Марина задумалась и произнесла неуверенно:

– Кажется, я это почувствовала, когда стреляла на Лестнице.

– Ты очень чуткая девочка, – как-то странно взглянул на нее Марк.

Андрей, опустив кончик меча на песок, осматривал окрестности.

– Слушай, Марк, – сказал он. – Ты ведь явно уже бывал в этих местах.

– Да, доводилось, – усмехнулся Марк.

– А тут люди вообще есть?

– Есть. И не только люди.

– А далеко?

– Этот мир обманчив. Но он имеет свою вполне строгую логику. Город виден прямо отсюда, но он спрятан от глаз пришельцев из чужого Мира. Все тут сделано для того, чтобы заставить возможных визитеров повернуть назад, но люди в вашем Мире меняются. Сейчас уже никого не испугаешь пустыней и медным Сфинксом! Зато дом Шершня прекрасно защищал проход.

– Да, – согласился Андрей, – мелкий мафиози наводит больше страху, чем древний Сфинкс.

– Мелкий мафиози, – повторил Марк с помрачневшим лицом. – Шершень и есть тот человек, которого мы должны остановить! На самом деле это очень сильный маг, справиться с которым нам будет очень не просто. Он несколько сотен лет провел в вашем Мире, собирая научные знания, чтобы применить их для создания заклинаний здесь. Это могут себе позволить далеко не все, так как о существовании проходов теперь тут слышали не очень многие. А из них лишь единицы знают, где эти проходы искать. Этот Мир гораздо консервативнее вашего, он медленнее развивается из-за отсутствия настоящей науки.

– А почему они не развивают науку? – удивился Андрей.

– Во-первых, возможность использовать нестабильность Мира избавляет от необходимости новых изысканий. Зачем мучиться, если и так можно запросто создать многие нужные вещи? А во-вторых, тут просто технически невозможно проведение многих научных экспериментов. Поэтому путешествие в ваш просвещенный Мир – настоящая удача для мага. Электронные микроскопы, компьютеры, ускорители частиц… Этого тут не видать! Но именно эти приборы могут дать необходимые магу знания об устройстве Мира. Есть еще и третий, тоже немаловажный аспект. Личная, биологическая жизнь человека тут намного длиннее того срока, который отпущен законами природы в вашем мире. Нормальная продолжительность жизни тут многие сотни лет даже для людей. Поэтому поколения сменяются редко, наука движется медленно. Это связано с изменением законов термодинамики, вы тоже почти не стареете сейчас. В этом есть глубокий физический смысл. Ведь время тут течет гораздо быстрее вашего! Чтобы уравнять процессы, здесь увеличена продолжительность жизни всего живого примерно настолько, насколько быстрее течет время. Вот если бы этого не было, то за три минуты по вашему времени вы бы постарели на три недели, а так вы постареете примерно на три минуты, хотя успеете сделать дел столько, сколько можно их сделать за три недели.

– А город скрыт магией? – спросила Марина.

– Нет, – улыбнулся Марк. – Его закрывает от наших глаз статуя Сфинкса.

– Ну, Марк, – сказал Андрей, поднимая меч, – надо в город идти! Не век же здесь торчать. Нужно поесть, ножны заказать для меча, отдохнуть немного. Кстати, а как тут с деньгами?

– С деньгами тут хорошо! – уверенно ответил Марк. – А вот без денег плохо. Но у нас есть наконечники стрел. Думаю, что одного хватит на то, чтобы обеспечить нас всем необходимым на неделю. Хоть алмазы тут ценят не так высоко, как у вас, но такая чистая вода и необычная огранка встречаются не часто. Его можно продать ювелиру и получить достаточно денег для начала путешествия.

Марина встала с песка, и они все направились в обход Сфинкса.

СТИМ ОЛТАР!

Город оказался примерно таким, каким Андрей ожидал его увидеть. Невысокий, с мощной городской стеной, сторожевыми башнями и прочими средневековыми анахронизмами. Андрей улыбнулся – как быстро человек привыкает ко всему, даже к самому необычному. Видимо, существует некий предел удивления, за которым мозг автоматически выставляет защиту из спокойного созерцания и изучения, без всех этих легкомысленных вздохов и ахов по поводу необычности происходящего.

Единственное, к чему не мог привыкнуть Андрей, это уверенная сила, которую давал меч. Он нес его, держа правой рукой за рукоять, положив клинок на плечо, но взгляд независимо от желания постоянно обращался к сверкающему на солнце лезвию.

Марина же наоборот, не переставала удивляться. Она с горящими глазами осматривалась вокруг, даже не пытаясь скрыть своего изумления. Лук она закинула за спину наподобие ружья, только роль ремня выполняла толстая, с палец толщиной, тетива, сплетенная из каких-то тонких, но удивительно прочных волокон. Город был уже совсем близко.

– Там на воротах пропуск не спрашивают? – спросила Марина.

– Сейчас узнаем… – усмехнулся Марк. – Достань-ка на всякий случай стрелу!

Марина с готовностью вытянула из колчана стрелу, протянула Марку и внимательно стала наблюдать, как он придирчиво осмотрел алмаз с наконечника, положил стрелу на камень и, перехватив огромный топор руками, широко размахнулся. Он с огромной силой рубанул, однако с первого удара перебить древко не удалось. Пришлось несколько раз со звоном обрушить тяжелый топор на древко стелы. Наконец алмаз отвалился.

– Фух… – Марк перевел дух и с улыбкой добавил. – Трудные деньги!

– Деньги? – спросила Марина, подобрав отлетевший алмаз с песка. Был он удивительно чист, только сзади темнели остатки как бы впаянного в него древка.

– А какую одежду здесь носят? Мы не покажемся странными? – задумчиво поинтересовалась она.

– Любую! – успокоил ее Марк, осматривая лезвие топора. – Мир велик, и в нем еще полно белых пятен, в отличие от вашего. Вряд ли тут кого-то можно удивить необычной одеждой.

Солнце палило нещадно, и Марина накоротко закатала рукава рубашки. Марк и вовсе оголил торс, взяв пример с Андрея. Теперь у Марины появилась возможность оценить могучее сложение Марка, на котором среди огромных бугров мышц и крепких жил под кожей не было ни капли жира.

Ворота Города были открыты настежь, четверо охранников азартно играли в кости, обращая мало внимания на то, что творилось вокруг. Марк, приложив палец к губам, показал, что не надо привлекать к себе излишнего внимания. Друзья уже почти вошли в город, когда один из охранников, неудачно бросивший кости, поднял на них озлобленный взгляд. Ему, видимо, очень хотелось сорвать на ком-то злость за неверный бросок.

– Стим олтар! (Стойте!) – повелительно крикнул он. – Олтараси ло мунь! (Подойдите ко мне!)

Марк резко остановился.

– Стойте! – тихо сказал он своим спутникам. – И делайте то, что делаю я! Без самодеятельности!

Он повернулся к охране, опустил топор лезвием вниз и слегка наклонил голову, чтобы хоть немного сгладить свой огромный рост.

– Муньзы олтараксы, – начал он негромко. – Ках олтараси ло Окол.

Тут же он повторил для своих друзей по-русски:

– Я сказал, что мы путешественники. Идем в Город.

– И хром? (Откуда?)– недоверчиво спросил охранник.

– Хром Калсамуре (из Калсамура), – решительно ответил Марк.

– Калсамуре… – Охранник зло улыбнулся. – И стар? (Давно?)

– Чен клайт (четыре дня), – ответил Марк, начиная подозревать недоброе.

– Ха! – Охранник зло оскалил зубы. – Шин клайт акур Калсамуре тыл демайт кир Сантрузин. (Шесть дней назад Калсамур был разрушен землетрясением.)

– Черт побери, попали!– озадаченно сказал Марк. – Я им наплел, что мы четыре дня назад вышли из Калсамура, а оказывается, что шесть дней назад Калсамур был полностью разрушен.

– А другой город ты мог назвать? – зло шепнула Марина.

– Им что, не все равно, откуда мы? – удивился Андрей.

– Видишь ли, – объяснил Марк. – Они боятся пришельцев из вашей половины Мира. Вообще пришельцев. Да и не зря! Много бед принесли в свое время ваши земляки! Правда почти все тут и остались!

Охранник достал из ножен меч и медленно двинулся к Марку. Его товарищи оставили игру и тоже потянулись за оружием. Двое из них были вооружены тяжелыми арбалетами.

– Осторожно, – предупредил друзей Марк, – на башнях тоже сидят арбалетчики! Будем уходить в Город, там оторвемся от погони наверняка!

Марк гордо поднял голову, перехватил топор двумя руками и зычно взревел. Охранник шарахнулся, изменившись в лице, один из его товарищей от неожиданности уронил арбалет.

– Постарайтесь никого не убить! – попросил Марк.

Андрей взял меч двумя руками, не спуская глаз с арбалетчиков. Марина сорвала со спины лук и через секунду яростным огнем засверкал на солнце алмазный наконечник. Друзья медленно стали отходить к воротам, охранники следовали за ними по пятам, не приближаясь. Внезапно Марк резко развернулся спиной к охране и молниеносно прыгнул вперед. Андрей тоже услышал звонкий щелчок арбалетной тетивы со сторожевой башни, но так среагировать он бы никогда не успел. Тяжелая и короткая стальная стрела-болт вонзилась в песок там, где только что стоял Марк. Ближайший охранник с мечом бросился на Андрея, но тут же рухнул как подкошенный – Андрей с размаху ударил его клинком плашмя. Марк снова прыгнул так быстро, что размазался в глазах, даже молния не смогла бы двигаться быстрее. Он выставил топор вперед, прикрывая широким лезвием Марину от выстрела со второй башни. Стрела отскочила от лезвия, выбив из него жаркий сноп искр. Марк не удержался на ногах и всем телом рухнул в песок.

Андрей с ужасом увидел, что один из охранников поднял арбалет, направив стрелу прямо ему в живот. Но выстрелить не успел – хлопнула о воздух толстая тетива за спиной Андрея, и в ложе арбалета расцвело белоснежное перо. Алмазный наконечник пробил окованное толстой медью дерево навылет, древко стрелы намертво застряло, блокируя тетиву арбалета во взведенном состоянии. Охранник отбросил бесполезное оружие и бросился к мечу, валявшемуся возле поверженного Андреем товарища. Андрей быстро попятился к воротам, рядом с ним отступал поднявшийся с земли Марк. Снова хлопнула Маринина тетива, и арбалет второго охранника отлетел далеко в сторону.

Марина рванула к воротам и первая вбежала в город. Прямо за стеной раскинулась небольшая площадь, от которой расходились несколько улиц. Три широкие, мощенные камнем, и несколько узких, залитых водой и помоями. Слева раздался приближающийся конский топот, что заставило Марину, не дожидаясь появления всадников, пересечь площадь и скрыться в узком проходе одной из улиц. Отбежав на десяток шагов, она обернулась. И с ужасом поняла, что рядом нет ни Андрея, ни Марка.

Марина метнулась назад к площади. Возле ворот царило бурное оживление. Человек двадцать горожан рассматривали двоих пришельцев, опутанных сетью, а пятеро всадников с копьями не давали Андрею и Марку подняться с земли. Топор Марка валялся метрах в двух от его руки, а Андрей все еще сжимал рукоять меча.

Один из охранников ворот подбежал к Марку и с размаху ударил его кованым сапогом в лицо. У Марины замерло сердце, руки сами потянули стрелу из колчана. Натянув тетиву, Марина прицелилась в охранника. Она уже знала, что стрела попадет туда, куда она тщательно прицелится мыслью. Промахнуться она не боялась. Наконечник ярко и зло сверкал в лучах солнца. Но снова взглянув на Марка, она не стала стрелять. Марк яростно махал ей ладонью, мол, уходи, потом кивнул в направлении сторожевых башен, намекая на арбалетчиков, а затем красноречиво показал ей кулак, чтоб и не думала соваться.

ОДНА

Марина послушно отступила в глубь улицы и забежала во двор, повесив лук обратно за спину. Прижавшись к стене, она осмотрелась. На балконе второго этажа вывешивала стираное белье молодая женщина, одетая в полотняную юбку и широкую рубашку с коротким рукавом. Перед домом болтали между собой две женщины постарше. Одеты они были более ярко, но в том же стиле – платье у одной и юбка с рубашкой у другой. Марина решила, что женская мода в этих местах не знает брюк. Кроме того, в отличие от Марины, у всех женщин были длинные волосы, правда на голове у молоденькой была простенькая косынка, используя которую можно было бы решить проблему прически.

Марина дождалась, когда женщины закончат дела во дворе и скроются в доме. Мысль о краже ее не радовала, но, оставшись одна в незнакомом мире, она хотела как можно меньше отличаться от местных жителей. И так ведь языка не знала, а тут еще и проблемы с одеждой.

В купе деревьев на натянутых между жердями веревках висело стираное белье. Среди простыней и вышитых полотенец нашлась белоснежная полотняная рубаха и, чуть дальше, длинная юбка. Нехорошо, но делать нечего. Еще раз оглянувшись, Марина сдернула с веревки серую юбку, прихватила рубаху и как кошка метнулась в сторону.

Необходимо было найти надежное, но легкодоступное укрытие. Искать такое укрытие по всему городу Марина сейчас не могла – нельзя было упускать из виду друзей, поэтому она выбрала крышу близстоящего дома, решив, что та сможет ответить всем необходимым требованиям. Оглядев дом снаружи, Марина не нашла и следов пожарной лестницы или чего-то подобного – видимо, выход на крышу находился внутри. Проверить это можно было только зайдя в дом, так что она решила это сделать незамедлительно. Выйдя со двора, она прикинула, что сможет проскочить в ближайший подъезд раньше, чем кто-то сможет ее заметить.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.