книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Елена Нестерова

Сказки для тех, кто верит в Фей

От автора

В этом мире нет ничего чудеснее того дня, в который мы живём и волшебнее тех фантазий, которые мы придумываем сами.

Дорогие мои юные читатели и их родители. И конечно же – бабушки и дедушки, а как же без них, ведь именно они открывают нам мир ласковых колыбельных и волшебных сказок.

Иногда эти сказки бывают невероятными, и мы точно знаем, что такого никогда не случится, но бывают сказки – истории, в которых лишь один шаг от вымысла до правды.

Мои сказки именно такие!

Одни из них случились совсем недавно, а другие – происходят прямо сейчас, пока мы беседуем с вами. Ведь у волшебства нет времени и пространства, оно позволяет себе быть похожим на ветер и проникать везде и всюду и никогда не задерживаться подолгу на одном месте.

И как вы все знаете, ветер почти невозможно поймать голыми руками, так же как и волшебство, и мне приходилось приманивать его на ласковые слова, добрые мысли, а иногда и на шоколадные конфеты, и всё, что мне удалось узнать за эти короткие минуты, я с радостью представляю вашему вниманию.

Часть 1

Приключение Егорки

Егору Калинчеву и его маме Лене посвящается

История первая

Знакомство с Феей

Конечно, эта история написана для всех, но только те, кто верит в Фей, узнают её истинные секреты и раскроют все её загадки.


Один замечательный датский сказочник очень-очень давно написал сказку «Снежная королева», и именно тогда, в тот самый день и час, началась наша история.


Жил-был на свете злой-презлой тролль, и было у него волшебное зеркало, отразившись в котором всё доброе становилось злым, всё красивое – страшным. Любовь превращалась в ненависть, а дружба в зависть…

Потом зеркало разбилось на множество мельчайших осколков, и они до сих пор летают по земле и портят нам жизнь.

Я расскажу вам про одного мальчика, с которым произошло несчастье, в его сердце попал осколок кривого зеркала.


Это случилось летом.

Тополя облетали, и улицы были завалены тополиным снегом по тротуарные бортики. Дворники поджигали его, и он тлел медленно-медленно, оставляя после себя тоненькую чёрную змейку.

Люди просили дождя. Природа просила дождя. Все просили:

– Ну хоть капельку живительной влаги!

И дождь пошёл!

Но сначала над городом поднялось чёрное облако из грязи и пыли. Оно завертелось, закрутилось, подхватило всё, что могло унести, и упало на землю с первыми каплями дождя.

Егорка бежал так быстро, как только мог. Ураган настиг его в соседнем дворе, а до дома вон ещё как далеко.

Пыль в глаза и в рот.

Егорка плевался, сморкался, чихал – всё без толку.

– Домой! Скорей домой, к маме!

Но тут страшная боль кольнула Егорку прямо в самое сердце. Раньше мальчик думал, что боль – это когда берут кровь из пальца, но теперь, он знал, что боль – это совсем, совсем другое.

Дверь подъезда открылась сама собой, а там – темнота.

Раньше мальчик не боялся темноты. Подумаешь, взбежал на второй этаж по ступенькам – и ты дома. Но сейчас Егорку словно к полу гвоздями прибили, ни туда ни сюда. Шагу ступить не смеет. Страх внутри него растёт, хоть кричи.

Попробовал мальчик кричать, а не может.

Пробовал плакать, а слёз нет.

Что же делать – ни домой пойти, ни на помощь позвать…

Тут соседка в подъезд вбежала, тоже от дождя спешила спрятаться, и прямо в Егорку врезалась:

– Ты что встал как вкопанный? Беги скорее домой, там тебя мама ждёт, волнуется!

Егорка взлетел вверх по ступенькам и оказался дома. Мама уже дверь открыла и собиралась на улицу идти, сына искать.

А дождь хлестал в стекло с такой силой, что оно звенело и визжало, словно кто-то кошку за хвост дёргал.

– Сыночек, миленький, ну где же ты так долго был? Я же видела, как ты по двору бежал.

Бежал, бежал, и пропал?!

Егорка хотел прижаться к маме и рассказать ей про боль в сердце, но вместо этого он махнул на неё рукой и прошёл в свою комнату, захлопнув за собой дверь.

Мама стояла растерянная и немного испуганная – вдруг что случилось, а он рассказать боится. Может, в школе кто обидел или во дворе…

Но разговор решила отложить до ужина.


Пока Егорка лежит на своём диванчике и плачет, я расскажу вам про Фей.


Феи были всегда!

Их волшебное племя появилось раньше звёзд и галактик. Раньше Млечного Пути и кольца Сатурна, раньше Луны и Земли.

И конечно же раньше нас с вами.

Феи пришли к нам из другого мира, про который мы с вами почти ничего не знаем.

Почти…

Но это не значит, что совсем ничего. Кое-что мы всё же знаем.

Эта информация попадает к нам из сказок, легенд и мифов. Всё то, что люди считают вымыслом, на самом деле лишь истории про другой мир, который находится рядом с нами, но который мы, к сожалению, никогда не видели.

А что нельзя увидеть и потрогать, для нас, людей, лишь дурацкие сказочки.

Так уж мы устроены.

Мы не можем видеть мир Фей, но они могут видеть наш. И не только видеть, но и проникать в него и даже жить рядом с нами по соседству.

Вы думаете, что Феи – это такие крошечные девочки с крылышками как у стрекозы? А вот и не угадали.

Феи бывают разные. Иногда они похожи на обычных старушек, а иногда на молодых тётенек, а то и просто на что-нибудь красивое, например на цветок в саду или на солнечный зайчик поутру.

Вот они какие, Феи!

А те Феи, что похожи на маленьких девочек со стрекозиными крылышками, обычно сидят дома и пьют сладкий нектар из маленьких чашечек.

Их мир – это страна вечного лета, а наш мир слишком холоден и опасен для таких хрупких созданий, как Цветочные Феи.

Но сегодня я расскажу вам совсем про других Фей.

В сказочном мире их называют – Феи Завтрашнего дня. Это оттого, что они делают своё волшебство на будущее.

Оно случается не сразу, а спустя какое-то время. Через час, а может, через год. Всё зависит от обстоятельств.

Эти Феи давно и основательно переселились в наш мир и с виду похожи на людей, не совсем обычных – но людей.

Я расскажу вам по секрету, как отличить настоящую Фею от обычной тётеньки средних лет.

Во-первых, от Феи всегда пахнет цветами, словно ты идёшь по лугу, а мимо тебя проносится тёплый ветерок и окутывает тебя цветочными ароматами.

Во-вторых, у Фей всегда добрые глаза, даже когда они пытаются сердиться. А в краешках губ прячется огонёк любви. Его невозможно не заметить, ведь именно там Феи хранят своё земное волшебство.

И последнее, самое важное, – Феи не умеют врать!

На вопрос «Вы действительно Фея?» они отвечают искренне: «Да!»

Феи умеют летать, но не на коврах-самолётах и не с пропеллером, как Карлсон. Феи летают мыслями.

В любую минуту, не слезая с дивана, они могут оказаться там, где им хочется, или там, куда их зовут.

Они понимают язык зверей и птиц – и даже, что совершенно невероятно, они понимают язык грудных детей. Агуканье, улюлюконье и аки-наки.

Поэтому, если вы задались целью найти в нашем мире Фею, ищите её там, где много детей. В детском саду, в школе и в других местах, заполненных детьми и животными.

Одеваются Феи по-разному, но всегда – странно. Нам кажется, что странно, а на самом деле у них, у Фей, есть своя мода – волшебная.


Пока я рассказывала вам про Фей, Егорка уснул. А во сне ему приснилась Фея. Она уже знала, что с мальчиком приключилась беда, и пришла в его сон, чтобы попытаться ему помочь.


– Здравствуй Егорка, – сказала Фея.

– Чего надо? – грубо ответил мальчик.

– Ничего, ровным счётом ничего. Жду, когда ты лопнешь от злости.

Мальчик даже сел на кровати от неожиданности и стал рассматривать своё тело. От чего же оно должно лопнуть, как сказала эта тётенька.

– Мальчик как мальчик. Чего вы выдумываете?

– Я люблю выдумывать, – усмехнулась тётенька и подмигнула. – А вот врать не умею. Сказала, что лопнешь, – значит, лопнешь! Все злые люди рано или поздно лопаются от злости.

– А я разве злой?

– Ещё какой злой! В твоё сердце попал осколок Зеркала Зла.

Когда-то, очень давно, Тролли несли его к небесам, чтобы весь мир отразился в нём и стал злым, но зеркало разбилось, и его частицы разлетелись по миру. В твоё сердце попал крошечный кусочек, но так как ты и сам невелик – зло будет расти внутри тебя и вместе с тобой, пока ты не лопнешь.

– Но я не хочу быть злым и лопаться тоже не хочу!

– Похвально, похвально! – захлопала в ладоши Фея. – Но не так-то просто избавится от этого осколка. Его придётся расплавить в пламени твоего сердца. Если бы он в глаз тебе попал или в ухо, всё было бы куда проще, но сердце – это самое важное что есть в человеке. От сердца до души – рукой подать.

– И что же мне делать?

– Даже из самого безвыходного положения есть выход. Я предлагаю тебе пройти испытания и доказать, что у тебя доброе и горячее сердце.

– А когда моё сердце будет в пламени, я сам не сгорю?

– Нет! Не волнуйся. Жарить тебя никто не собирается. Да и кому ты нужен, такой костлявый. Тобой даже Баба Яга подавится. Кожа да кости.

– Ну, тогда я согласен на ваши испытания.

– Вот и хорошо, досчитай до трёх – и открой глаза.

Легко сказать «открой глаза», когда ты спишь, им же положено быть закрытыми.

Но Егорка сделал над собой усилие и…


Стоит Егорка на чудесной поляне. Цветов видимо-невидимо.

От их аромата у мальчика закружилась голова.

Присел Егорка в травку, чтобы отдохнуть, и видит: сидят на соседнем цветке две девочки и чай пьют из крошечных чашечек.

Увидели они Егорку, засмеялись и улетели. Крылышки как у стрекозы, только золотой пыльцой покрыты, – шур, шур, шур, всё выше и выше, в небо.

Как по команде, из каждого цветка поднялись в небо крылатые девочки. Поднялись – и исчезли над лесом, словно их и не было.

Встал Егорка, пожал плечами и пошёл дальше.

Вышел он к опушке леса и увидел огромный дуб. А на дубе вместо желудей ёжики растут.

Колючки у них мягкие, блестящие, с серебристым отливом, а мордочки как у лисят, с задранными носиками. Но всего чудней были их уши, большие и розовые, и они ими водили, словно локаторами, – лес слушали…

Трава под деревом вся вытоптана, но ёжиков там нет, они все на дереве висят.

Хотел Егорка дальше в лес идти, но тут дерево взмолилось:

– Мальчик, миленький, отряси с меня ёжиков. Давно уже поспели, мехом обросли, а стряхнуть их некому. Раньше нам Михал Потапыч помогал, а сейчас он задевался куда-то. Может, уснул в берлоге, а может, и беда какая приключилась.

Растерялся Егорка, разволновался. Дерево было огромное, как же его трясти?

Пришлось на дерево лезть!

Страшно мальчику, аж жуть. Коленки трясутся, зубы стучат, волосы на макушке дыбом встали.

Залез Егорка на самую большую ветку и давай на ней прыгать.

Ёжики с дуба рухнули в одну секунду и разбежались кто куда.

А на самом конце ветки остался один недозрелый ёжик. Висит и пищит. Так жалобно…

Ёкнуло что-то у мальчика в сердце и сжалось. Жалко стало малыша.

И пошёл Егорка по ветке, а она трещит и качается. Не успел мальчик ёжика сорвать и к себе прижать, как ветка сломалась.

И сильно бы мальчик расшибся, если бы не маленькие девочки со стрекозиными крылышками. Подхватили они мальчика и поставили на землю.

Пока Егорка опомнился, они уже разлетелись.

– Эх, даже спасибо сказать не успел.

А дерево ему кланяется:

– Спасибо тебе, Егорушка, за помощь, а ёжика этого себе возьми, может, и он тебе когда-нибудь пригодится. В лесу ему всё равно пропадать. Недоспелок он.

Егорка уже уходить хотел, а дерево его вновь окликнуло:

– Не серчай, Егорушка, есть у меня ещё одна просьба, так, совсем небольшая. Если встретишь где Михал Потапыча, скажи ему, чтобы не забывал про меня и моих ёжиков.

– Ладно! Скажу!

Взял Егорка ёжика, совсем ещё зелёного, и пошёл в лес. А там не так страшно, как он думал, даже красиво. Деревья высокие, до самого неба, но сквозь листву проникает много света, и он лучами разбивает сумрак, освещая даже самые тёмные закоулки под кустиками и папоротниками.

Шёл мальчик по тропинке, а за пазухой шуршал ёжик-недоспелок.

Сначала в лесу было тихо-тихо, только птички пели свои весёлые песенки и перелетали с ветки на ветку.

Но чем дальше шёл мальчик, тем шумнее становилось в лесу. Словно какой-то зверь плакал.

На небольшой полянке лежало упавшее дерево, а под деревом медведь лежал и стонал:

– Ой, беда, беда! Невезение!

Страшно было мальчику, но он подошёл к медведю совсем близко и спросил:

– Что с вами случилось, уважаемый медведь?

– Да вот неувязочка вышла. Хотел старое дерево с корнем вырвать да бобрам на реку снести для дела, а потом гнездо птичье увидел. Да уже поздно было! Дерево-то я уже выдернул… Крутился, вертелся и упал, а оно на меня – буме. И придавило!

– Больно?

– Да не столько больно, сколько обидно. Медведь ведь я, хозяин леса.

– Как же мне вам помочь?

– Да как звать-то тебя, помощник?

– Егорка.

– Ох, Егорка, Егорка, кабы знал, сам бы себе помог! Тут Феи цветочные прилетали, но им такую тяжесть не поднять. Кишка тонка. Надо лося звать на выручку, да только где его нынче сыскать – шатун он.

– Может, мне Феи помогут его отыскать?

– И то правда.

Свистнул медведь пару раз, и тут же к нему на ухо Фея слетела.

Пошептал он что-то девочке с крылышками, и улетела она, а через минуту вернулась и снова на ухо к медведю села.

– Ага! Иди, Егорушка, к реке, там лось рогами в коряге застрял. Что за напасть на нас на всех налетела? Что за нечисть такая приклеилась?

– Я пойду, конечно, да только где река?

Не успел Егорка про реку толком расспросить, как выскочил ёжик из-за пазухи и покатился по тропинке. Егорка сказки читал и правила знал. Коль клубочек катится, за ним и путь держать надо.

Привёл его клубочек-ёжик к реке. А там лось до земли склонился и плачет.

Жалко стало его так, что сердце часто-часто забилось, того гляди – выскочит.

– Как я могу вам помочь, уважаемый лось?

– Ты – никак! – рявкнул лось. – Позови бобров, пусть они ветки подгрызут.

– А где они, бобры эти?

– В запруде, где ж им ещё быть. Сидят и от безделья лапы сосут. Им медведь дерево обещал, а сам не принёс.

– Не может он дерево принести, он сам под ним лежит и вас на помощь зовёт.

– Во даёт! И как же его, бедолагу, угораздило?

– Он гнездо спасал!

– О! А я зайчонка из-под коряги вытащить хотел. Зайчонок-то убёг домой, а я здесь остался и вылезти не могу. Рога застряли. Беги быстрее за бобрами, сил нет больше терпеть. Шея затекла.

Побежал Егорка к запруде, а там сидят бобры кружочком и лапы сосут.

То правую, то левую, по очереди. Чтоб не так скучно было.

– Уважаемые бобры, пойдёмте со мной, там лось в коряге застрял, сам выбраться не может!

– И чё? Мы-то тут при чём? – сказал самый толстый бобр.

– Как «при чём», он же ваш друг. Ему помощь нужна!

– Какой он нам друг?! От него одни неприятности! Вот медведь – он наш друг, а вернее, был нашим другом, пока не предал…

– Да не предавал он вас! – закричал мальчик. – Он под деревом лежит, а вытащить его только лось может. А он не может, он под корягой застрял!

– Да не кричи ты так, вытащим мы твоего лося.

Через пять минут лось был на свободе.

– Ура! – закричал Егорка.

Побежал лось в лес медведя спасать.

Поддел дерево рогами – и спас друга.

А тот дерево на плечи взвалил и бобрам отнёс.

Вот всё и наладилось.

Сели они втроём – Егорка, медведь и лось под большим дубом, сидят себе и чай пьют.

А на ветвях этого дерева уже другие ёжики поспевают. Зеленеют и шерстью покрываются.

– Эх, жалко! – вздохнул мальчик. – Так и не увидел я, как цветёт ежовое дерево.

– Да не переживай, ничего особенного! – проворчал лось. – Цветёт как картофель. Цветы мелкие и невзрачные и воняют, как мухомор переспелый. Это всё для того, чтобы пчёл приманивать, а птиц отпугивать.

– Пора тебе домой собираться, уже темнеет – сказал Михал Потапыч. – Только ёжика вынь. Его с собой брать нельзя, он сказочный.

– Так он же пропадёт!

– Так что ж, пусть пропадает. Не жалко. Тут такого добра пруд пруди.

У Егорки слёзы потекли.

– Как же не жалко? Ещё как жалко! Он же живой!

А ёжик за пазухой от тепла Егоркиного созрел да окреп. Попали слёзы горячие ему на нос, и стал он ёжиком зрелым – не хуже других.

Вот какие чудеса любовь делает!

Выскочил ёжик из-за пазухи, сел Егорке на плечо и слезу пустил, а потом осмелел и поцеловал мальчика в щёку. Свистнул на прощание и в лес убежал.

А сердце у Егорки так сжалось, словно друга потерял.



– Доброе у тебя сердце, Егорушка, даже ёжики от твоего тепла зреют! – сказал Михал Потапыч.

Но не знал Егорушка, что от сердечного тепла не только ёжики зреют, но и тают осколки даже самых злых зеркал. Так случилось и с Егоркиным осколком…

Превратился он в капельку росы, та – в слезу печальную, а слеза обернулась облачком, и растаяло оно в вышине.

Освободилось сердце мальчика от злых чар, а это значило, что настало время возвращаться домой.

Тут последний луч солнца упал на поляну… Закрыл Егорка глаза, а когда открыл, оказался в своей комнате, на своей кровати.

Ни леса нет, ни друзей, ни Феи.

Хотел мальчик встать, а с одеяла на пол посыпались разноцветные листья и цветочные лепестки. А в комнате так весной запахло, что дух захватило и голова кружиться начала.

Егорка подошёл к открытому окну, а дождь давно закончился, и вечер зажигал на небе маленькие тусклые звёздочки.

– Я верю в Фей! – тихо прошептал мальчик.

На почерневшем небе вспыхнула яркая звезда и упала за горизонт, а Егорка загадал желание, только я вам его не скажу, это тайна…


Но я открою вам свою тайну, мои дорогие читатели, – у меня есть одна знакомая Фея. Она живёт в нашем городе и творит своё волшебство тихо и незаметно для всех.

Я бы даже могла дать её адрес и телефон, но, о Боже, как нелегко тогда придётся бедной Фее. Столько ребят будут просить её о помощи, что, боюсь, она не сможет всем помочь, ведь в этом мире силы её не безграничны.

Поэтому я предлагаю каждому из вас найти свою Фею по тем приметам, что я вам дала в начале истории, и ещё по этому заклинанию…


Но тс-с-с! Оно только для тех, кто верит в Фей.

У меня в кармане сушки,

Две зелёные лягушки,

Черепаха,

Два тритона,

Майский жук

И гриб – маслёнок.

А теперь ответьте сразу,

Не моргая левым глазом

И не щуря правый глаз.

Кто здесь Фея среди нас?

Вот и закончилась наша история.

С того самого дня, Егорка сильно переменился. Чуть увидит какую несправедливость, сразу на помощь спешит. Всех спасёт и утешит добрым словом.

– А Фея? – спросите вы…

А Фея приходит к Егорке в гости, но по ночам.

А когда же ещё?

Так приятно выпить чайку вместе с другом и посчитать звёздочки. Сколько их зажглось, а сколько упало.

Егорка любил слушать её волшебные истории, а Фея их рассказывать.


Она ведь всё знала наперёд!

– А что знала? – спросите вы.

А вот что!

Когда мальчик Егорка вырастет, он станет детским писателем и напишет сказку – для тех, кто верит в Фей.

– Откуда она это знает? – спросите вы.

Спешу напомнить. Ведь она Фея Завтрашнего дня, а это значит, что и волшебство она своё делает – наперёд.

История вторая

Новые приключения Егорки

Как же ждал Егорка этого дня, как мечтал о нём. В последний месяц, ложась спать, он закрывал глаза и представлял, что вот-вот этот день наступит, первый день летних каникул.

И он наступил.


Стоял солнечный летний денёк. За окном электрички мелькали разноцветные маленькие домики и домики побольше, с высокими заборами и черепичными крышами.

Зелёные леса, хвастались своей молодой листвой и также исчезали вдали.

И конечно же бесконечные поля одуванчиков…

Яркие, махровые, они приковывали взгляд каждого, кто мечтал о лете так же сильно, как Егорка.

Мальчик ехал на дачу с бабушкой и дедушкой. Настроение было великолепное, настолько великолепное, что ноги без конца пускались в пляс под старой вагонной скамейкой.

И как их унять, если сердце ликует и поёт на все лады – каникулы!

От нетерпения всё тело горело и чесалось. Хотелось выскочить из вагона и побежать на дачу самому, уж больно медленно тащилась эта старая каракатица – электричка.

А ведь на даче ребята ждут, планы на лето строят, удочки на рыбалку готовят, червяков копают, а он всё не едет и не едет.

Так и пропускают всё самое интересное…

Но тут пассажиры засуетились, стали сумки к проходу подвигать, и бабушка с дедушкой рюкзаки на спину надели и на Егорку смотрят и улыбаются: мол, приехали, дождался наконец-то.

Мальчик схватил свой рюкзачок и побежал к выходу вслед за остальными… Пассажиры толкались и пихались, но Егорке было всё равно, лишь бы выйти на улицу.

И вот оно, долгожданное загородное лето. Свежий воздух, пенье птиц и одуванчики…

По тропинке он шёл первым, даже не шёл, а подпрыгивал и бабушку поторапливал, а она еле плелась, тяжело было старушке рюкзак тащить с вещами и продуктами.

Тут дед не выдержал:

– Егорушка, внучок, ты совсем бабушку загонишь, упадёт ещё. Ты дорогу знаешь, так беги вперёд. Вот тебе ключи от калитки, сам открыть сможешь?

– А как же, дедуля, конечно смогу! – радостно ответил мальчик и побежал вперёд, навстречу своим приключениям.

Бежал, бежал и остановился. Тропинка уходила в лес и пряталась между деревьями.

Егорка сто раз был в этом лесу, но вместе с дедом, а тут совершенно один…

Но делать нечего, раз сказал, что дорогу знает, значит, нужно идти вперёд, а там будь что будет.

Хищники в этом лесу не водились, мальчик это точно знал, да и не похож он на Красную Шапочку, чтобы его серый волк слопал.

Но мысль о волке крепко засела в его голове. Однажды, ещё зимой, дедушка прочитал ему статью в газете, что в подмосковные леса стали возвращаться дикие звери: зайцы, лисы, лоси и конечно же волки.

А вдруг, думал Егорка, эти волки и в наш лес вернулись, вместе с зайцами и лосями.

Идёт по тропинке и дышать боится, а тут, как назло, тропинка петлять начала, а из-за дерева тень мелькнула, и сучья затрещали.

Правду в народе говорят, у страха глаза велики. Побежал Егорка через лес, пути не зная, с криками:

– Спасите! Помогите! На помощь!


Это сейчас ему смешно, когда вспоминает он тот случай, а тогда ох как страшно было!

Долго бежал мальчик по лесу, пока совсем из сил не выбился.

Огляделся по сторонам, а лес вокруг – незнакомый, тёмный…

В его родном лесу одни берёзы да осины, а этот еловый да сосновый.

Сосны до неба, стволы в два обхвата, а ели – маленькие, щупленькие, к земле жмутся так, что и трава под ними не растёт.

Стоит мальчик и плачет. А как тут не заплакать? Любой бы на его месте заплакал!

Так хорошо день начинался… Лето. Каникулы.

И тут на тебе – несчастье такое, заблудился в пяти минутах от дачи, в собственном лесу.

А дедушка с бабушкой уже до дома дошли, а его там нет. Маме, наверное, звонят, про несчастье рассказывают, а мама за сердце хватается.

Она и так за Егора сильно переживает, а тут ещё такое – ребёнок пропал!

Сел Егорка на землю, а там темно и холодно, снова поднялся, а идти вперёд боится.

– Вот была бы здесь моя знакомая Фея, уж она бы мне дорогу домой показала.

Не успел он это проговорить, как прямо перед ним возникла Фея.

Прозрачная такая, как туман поутру над речкой.

– Здравствуй, Егорушка. Звал меня?

– Ага, – кивнул головой мальчик.

– Ну, валяй, рассказывай, что случилось-приключилось.

– Заблудился я, тётенька Фея. Не могу дорогу домой отыскать.

– Вот те раз, Егорушка, я ведь тоже не знаю, где твой дом. Видишь ли, я не совсем вся к тебе явилась, только мой дух, а тело моё в Москве, на концерте, носом клюёт. Скукотища, должна тебе сказать.

– Значит, вы не сможете мне помочь?

– Не паникуй, сейчас что-нибудь придумаем.

Фея села на землю, прислонилась спиной к сосне и задумалась, а мальчик придвинулся к ней поближе и положил свою руку на оборку широкого платья. Рука скользнула к земле, но Егорка успел почувствовать под пальцами – мягкую ткань.

Значит, не совсем из тумана, улыбнулся мальчик, и сердце радостно забилось.

Она обязательно меня спасёт. Она ведь Фея, настоящая Фея. Взмахнёт пару раз волшебной палочкой, и я уже дома.

– Эврика! – закричала Фея, радостно подпрыгнув вверх, так что воздух всколыхнулся и закрутился в вихре. – Я придумала! Немного волшебства – и ты найдёшь дорогу домой. Я наделю тебя одним даром. Всего на час, извини, больше не могу, я и так нарушаю волшебную конвенцию.

Я научу тебя понимать язык всех живых существ на планете. Всех без исключения! Возможно, что они расскажут тебе, как найти путь домой.

Птицы летают и видят мир с высоты птичьего полёта, к ним я советую обратиться в первую очередь, а ещё – мыши, эти всезнайки, юркие, быстрые, наверняка были в вашей деревне и знают туда дорогу.

А мне, Егорушка пора, скоро антракт, а я уже храпеть начала. Тело без души – жалкое зрелище.

Сказала – и пропала. Ветром по траве прошлась, по веточкам сосновым и исчезла вдали.

– А дар? – закричал ей вслед Егорка.

Да куда там… Её уже и след простыл.

Только хотел мальчик заплакать, как услышал в траве ехидный смешок:

– Хи-хи. Такой большой, а ревёт. Какие же вы, люди, странные создания. И всё-то вам не так, и всё-то вам не эдак. У него в друзьях сама Фея, а он сидит и хнычет, а сам, между прочим, без пяти минут волшебник. Пи-пи-пи!

– Ты кто? – спросил мальчик у неизвестного существа.

Из-под древесного корня вылезла мышка-полёвка и стала приглаживать длинные усики и облизывать хвостик.

– Ну, это я сказала, а что, нельзя?

Ура! Волшебство подействовало! Значит, Фея его не обманула.

– Мышка, милая, ты не знаешь где мой дом?

– Конечно, не знаю, я лесная мышь. В деревню нос не сую. Там коты, мышеловки да отрава всякая в каждом углу разложена. Опасность на опасности! Мне и здесь хорошо. Но я знаю, кто тебе может помочь! Иди вон к той сосне и постучи по стволу раз пять, белка и спустится. Она высоко сидит, далеко глядит, может, и подскажет тебе дорогу.

Мышка нашла корешок и стала грызть, да поспешила и подавилась, закашлялась и упала кверху брюшком. Лапками дрыгает, хвост поджала и еле дышит.

Испугался Егорка, но мышку спасать надо, схватил её за хвостик и перевернул вниз головой, кусочек корня и выпал.

Пришла мышка в себя и говорит:

– Ой, Егорушка, кабы не ты, померла бы я и детки мои сиротами остались. Спасибо тебе, друг!

Встала мышка на задние лапки и поклонилась мальчику до земли.

– Пустяки! Не мог же я тебя в беде бросить. Но коль тебе лучше, так я пойду, мне спешить надо! Солнце уже на макушку светит, значит, полдень давно. Меня все ищут, а я здесь стою.

– Тогда поспешай, сосна в той стороне, – и мышка показала хвостиком правильное направление.

Идёт Егорка к сосне, а сам всё прислушивается.

Со всех сторон слышатся разговоры, споры, рычание и жужжание.

Тут писк раздался, прямо под ногой. Наклонился Егорка, а там ужик, маленький такой, в кружочек свернулся и всхлипывает:

– Ма-ма, ма-ма, где ты? Мне больно, мне страшно!

Хвостик у ужика расцарапанный, а на опавшей хвое алая полоска крови.

– Бедненький! – пожалел Егорка маленькую змейку. Снял со спины рюкзак, достал оттуда аптечку, что ему мама в дорогу собрала, и начал готовиться к первой в своей жизни медицинской процедуре.

Йод, вата, перекись водорода и пластырь. Всё это как нельзя кстати, пригодилось маленькому доктору.

Страшно было мальчику, но он вспомнил, как мама лечила ему пальчик, когда он ножом порезался. Егор хоть и морщился от боли, но следил за мамой очень внимательно. Теперь он всё повторял, как запомнил.

– Ужик, я тебя полечу немного. Ты не бойся! Немного пощиплет – и перестанет, зато всё заживёт, и будешь как новенький.

Егорка взял несчастного малыша на колени и начал протирать пораненное место перекисью, затем йодом помазал и пластырем заклеил. А сам всё дул на ранку без перерыва, чтобы малышу не так больно было.

– Теперь ползи к маме, вон она из-за дерева выглядывает.

Мама ужика подползла к малышу и давай его обнимать и целовать, а Егорке в ножки кланяться:

– Спасибо, дорогой друг, мы твоего добра никогда не забудем. Если тебе понадобится наша помощь, только свистни, и мы тут как тут.

Ужи юркнули в траву, а Егорка пошёл дальше.

У огромной сосны валялось много шишек, и наступать на них было неудобно.

Мальчик с трудом добрался до ствола и стукнул кулачком, но дерево даже не заметило удара…

Стукнул мальчик ещё раз и ещё раз, но всё без толку. Дерево огромное, что для него маленький мальчик со своими кулачками.

Обхватил Егорка дерево крепко-крепко, двумя руками и попытался трясти, да куда там? Дерево даже не вздрогнуло, только на голову Егорке упала здоровая шишка. А за шишкой с сосны спустилась тётушка белка.

– Чего тебе надо? Дерево моё трогаешь, шишки сшибаешь, меня будишь.

– Простите, тётушка белка, я не хотел вас будить. Но дело в том, что я заблудился и не могу найти дорогу домой, а ваше дерево самое высокое, и с него всё видно. Не могли бы вы залезть на самую макушку и посмотреть, в какой стороне мой дом.

– Вот ещё, буду я по деревьям лазить ради глупого мальчишки. Вот если он мне что-нибудь принесёт вкусненькое, тогда, пожалуй, я залезу и посмотрю.

– А что же это – вкусненькое? И где его искать?

– Вот глупенький, ты разве не знаешь, что едят белки?

– Почему же, знаю. Белки едят семечки и орешки.

– Да где же ты в лесу семечки возьмёшь? – засмеялась белка. – В лесу семечки не родятся, принеси мне лучше грибочков свеженьких, молоденьких да желудей, только не тех, что проросли, а тех, что наклюнулись. А ещё большую шишку принеси, крепенькую, с семенами.

– А где же я всё это возьму?

– А это не моё дело! Хочешь домой к ужину попасть – принеси мне обед, – с этими словами белка вскочила на нижнюю ветку, а потом ещё выше, пока совсем не скрылась из виду.

Хоть плачь, думал мальчик. И где ему искать эти лакомства?

Стал он по земле ползать, да только коленки ободрал, а толку нету. Ничего не нашёл.

Но тут из норки знакомая мышка нос высунула.

– Пи-пи. Чем тебе помочь, Егорушка? Отчего ты по земле ползаешь, как уж несмышлёный?

Мальчик всё ей и рассказал.

– Вот хитрюга, надо бы человеку помочь, так нет, она ещё и издевается. Не плачь, Егорушка, я тебе помогу. Пи-пи.

Мышка юркнула под листву и исчезла.

Не успел Егорка загрустить, как мышка вернулась и принесла в зубах маленький грибочек. Отдала ценный груз и снова исчезла. Теперь и подождать пришлось, с минутку или две, и мышка вернулась с жёлудем, проклюнувшимся, но не проросшим, как велела тётушка белка.

– Вот, получите, распишитесь, – засмеялась мышка тоненьким голоском. – А шишку сам ищи, мне её всё равно до тебя не дотащить. Уж слишком она большая и колючая.

– А где же она, эта шишка?

– Вон за той скрюченной елкой есть маленькая сосна, под ней и ищи. Эта шишка росла на сосне в гордом одиночестве, вот и вымахала такая огромная.

– Спасибо тебе, дорогая мышка!

– Не за что! Долг платежом красен.

Помахал Егорка мышке на прощание и пошёл сосенку искать.

Зашёл за ёлку – и ахнул!

Сосна, всем соснам сосна!

Сама – маленькая, а хвоя у неё длинная, пушистая. Ветки в разные стороны топорщатся, чтобы больше места в лесу захватить. А на самую её макушку лучик света падает и каждую капельку смолы на молодых ветках превращает в драгоценные камни. Янтарём называются.



Такой красоты Егорка ещё не видел. И так он ею залюбовался, что почти окаменел. Стоит – не дышит, глазами не моргает, руками не шевелит, только ветер волосы треплет да над мальчиком похихикивает. Ещё немного – и превратится мальчик в деревянную статую…

Вот как лесной дух над людьми потешается, от своих тайн отваживает.

И неизвестно, что бы стало с Егорушкой, да вдруг под сосной что-то юркнуло.

Из травы выскочил беличий хвост – и к сосне. Схватила белка шишку – и бежать, да не тут-то было, беличий хвост в расщелину попал и застрял. Она, бедняжка, его выдёргивать начала, да только ободрала и испачкала.

Подошёл к ней Егорка, а та испугалась и давай мальчика умолять:

– Не губи меня, Егорушка, я тебе дорогу домой покажу.

– Хитрая ты белка и злая! Надо бы тебя здесь бросить, да жалко, пропадешь же.

Наклонился мальчик и освободил белку, но для верности не переставал держать её за хвост.

– Я тебя отпущу, да ещё вкуснятину отдам. Но если ты меня обманешь, так и знай, попрошу Фею превратить тебя в жабу. Будешь знать, как людей обманывать.

Страшно стало белке, уж кто-кто, а Фея может превратить её в кого угодно, узнай она, что та Егорке не помогла.

Отпустил её мальчик, и она как вихрь на дерево вскочила и тут же вернулась.

– Там твой дом, Егорушка. Пойдём за мной, я тебе дорогу покажу.

Через пять минут стоял Егорка на тропинке, а сквозь редкие берёзки виднелась любимая дача.

– Спасибо, белка! – закричал Егорка и к дому побежал.

Но не успел он из леса выйти, как навстречу ему деревенские ребята:

– Эй, пацан, гони деньги, а не то мы тебе так наваляем, мать родная не узнает!

Деньги у Егорки были, но отдавать их не хотелось. Мама трудилась не покладая рук, чтобы эти деньги заработать, а хулиганы их на всякую ерунду тратить будут.

Но тут самый большой хулиган назад попятился и закричал что было мочи:

– Змея! Бежим, а то она нас всех закусает!

И правда, по дороге ползла огромная чёрная змея, в стойке как индийская кобра.

Егорка сразу узнал маму ужика, но виду не подал, а хулиганы разбежались в разные стороны, и дорога оказалась свободной.

– Спасибо тебе тётенька змейка!

Но мама ужика только прошипела в ответ.

Всё! Час прошёл, и закончилось волшебство.

Егорка больше не понимал, что говорит змейка.

Ах, как жаль! Что ж, пора возвращаться домой!

Влетел Егорка в калитку – и столкнулся нос к носу с мамой, та уже из города успела приехать, чтобы сына искать.

– Сыночек, миленький, где же ты был? – плакала взволнованная мама.

Вечером, когда солнце закатилось за горизонт, все сели за большой стол на веранде и стали пить чай из здоровенного, пузатого самовара и слушать Егоркин рассказ.

Он сидел прижавшись к маме и положив руку ей на колено.

Мама так испугалась за сына, что от радости даже ругать его не стала.

И всему поверила, что ей Егорка рассказал. Так на то она и мама, чтобы доверять своему любимому ребёнку.

А вы, мои дорогие читатели, поверили?

История третья

Как Егорка стал взрослым

Вы помните Егорку?

Ну, того самого Егорку, у которого была знакомая Фея.

Госпожа Фея, добавлю я с почтением! Именно так, и никак иначе.


Иногда, сидя в своём любимом кресле качалке, госпожа Фея думала о Егорке.

Она стала мальчику почти крёстной и была готова прийти ему на помощь в любую минуту. И если обстоятельства того потребуют, превратить тыкву в карету, пижаму в камзол, а башмаки в хрустальные туфельки…

– Постойте, постойте, дорогая госпожа Фея! Про туфельки – это совсем другая сказка, а эта история про мальчика Егорку.

– Ах, да! – вздохнула Фея и сладко заснула в своём любимом кресле.


А Егорка?

Егорка был счастлив, что у него есть любимая Фея, и пусть он не Золушка из сказки, но надежда на чудо поселилась в его горячем сердце навсегда.

А это очень важно, когда человек во что-то искренне верит…

А что касается Золушки, то ею в Егоркином доме была мама.

И заметьте, ей приходилось не надеяться на чудо, а делать всё самой.

Она ходила на работу и в магазин, стирала, убиралась, готовила и мыла посуду, а ещё она вешала картины, забивая гвозди в стену, и даже делала уроки за своего сына, когда тот горько плакал и говорил, что сильно устал.

Вот такие бывают мамы!

А её сын, Егорка, думал, что так и должно быть, и никогда, слышите, никогда не помогал своей маме, ссылаясь на то, что он очень устаёт, сначала в яслях, потом в детском саду, а теперь ещё и в школе.

Это-то конечно так, никто не спорит, в школе учиться нелегко, но ведь мама тоже ходила на работу, а придя домой, не ныла, что она устала, а молча бралась за работу.

Один раз даже казус такой вышел, позвала мама Егорку чай пить и торт есть, а ему показалось «некогда присесть». Так он ей в ответ кричит «отдохни», а ей послышалось – «помоги». Она все дела бросила и на помощь Егорке прибежала, а тот сидит на стуле и ногами дрыгает. Мама обиделась, а Егорка даже не понял почему.

А я знаю почему!

У мамы в тот день очень болела голова, и в автобусе ей нагрубили, и котлеты пригорели, а когда она услышала из комнаты сына призыв о помощи, то уронила последний кусок вкуснейшего торта, что Егорке берегла…

Мне кажется, тут любой бы обиделся!


И вот однажды мама заболела. И немудрено – при таких-то помощниках!

Её лечащий врач настаивал, чтобы она поехала в санаторий и как следует там отдохнула.

Маме, конечно, не хотелось покидать дом и любимого сыночка Егорку, но другого выхода у неё не было. Горько поплакав, собрала она чемодан, попрощалась с сыном и мужем и уехала на целый месяц…


Прошла неделя, другая… Егорка так уставал, что пару раз даже ложился не раздеваясь. Теперь-то он точно знал значение этого слова – «усталость».

Жалко, конечно, мальчугана, но имеются здесь и положительные стороны…

Стал Егорка хорошо кушать и привередничать перестал. Раньше ныл: «Это невкусно!» – а теперь даже в школе всё доедал и чай допивал.

Уроки делал – сам! Шнурки завязывал – сам! Вставал по утрам – сам, по будильнику, и ни секунды в кровати не лежал.


Время словно остановилось. Две недели протянулись, проползли по-пластунски, мучая и огорчая Егорку, а мама всё не возвращалась…

Скоро Новый год, а её всё нет и нет.

В пятницу Ирина Игоревна сказала:

– Дети, через неделю в нашей школе новогодний бал, и все должны прийти в маскарадных костюмах и принести сладости к праздничному чаепитию. Только предупреждаю вас, ребята, сладости нужно испечь самим, а не в магазине покупать. Прошу передать это своим родителям.


Шёл Егорка домой и думал, что беда пришла, откуда не ждали.

Дома мальчик рассказал всё папе, но тот только плечами пожал:

– Ерунда какая, нашёл, из-за чего переживать. Эка невидаль – бал, возьмёшь и не пойдёшь, а вместо чаепития я тебе торт куплю или пирожное, ешь не хочу, и делиться ни с кем не надо.

Полночи проплакал Егорка, всю подушку слезами измочил, а под утро приснилась ему Фея…


– Не плачь, Егорушка! Это не горе, а неприятность – куда меньшая, чем мамина болезнь.

Не волнуйся, я тебе помогу!

Только ты уж меня извини, с колдовством заминка вышла. У меня на этот год лимит вышел на чародейство, я теперь до новогодней ночи всё своими руками делать буду, как твоя мама.

Сама виновата, бывает перерасход электроэнергии, а у меня перерасход волшебства получился, такие, брат, дела.

Придётся нам с тобой и костюм самим шить, и печенье печь. Правда есть здесь одна загвоздка, я к тебе только ночью приходить могу, а детям в это время спать полагается. Так как же быть?

– Ничего, – сказал Егорка. – Я после школы спать буду, а ночью вам помогать.


На том и порешили…

На следующую ночь пришла Фея, да не с пустыми руками. Принесла швейную машинку, материю в рулонах и шёлковые ленты разных цветов.

Стали думать-гадать, какой костюм шить, а в голову ничего не приходит, хоть плачь.

То, что Фея предлагала, – Егорка не хотел, а что Егорка хотел, то Фея шить не умела.

Фея, она хоть и волшебная, да только не все вещи на свете делать умеет.

Вот, к примеру, костюм супер-героя сшить не может!

Если бы ей хоть выкройку дали, тогда другое дело, а так… она даже в глаза этого «героя» не видела. Не знакома и представлена не была.

Наша Фея телевизор не смотрела, в кино не ходила и комиксы не читала, у неё и без того было много дел, важных и неотложных.

После долгих раздумий и споров, решили они сшить костюм мушкетёра. И работа закипела…

Три ночи подряд они трудились без устали, и вот настал тот долгожданный момент, когда Егорка померил это творение швейного искусства.

Костюм удался на славу. В таком и во дворец к королю пойти не стыдно, но Егорка смотрел на себя в зеркало и сомневался.

– Шелка да кружева, бархат и парча, засмеют меня ребята в этом великолепии… Эх, костюм супер-героя был бы лучше!

В следующую ночь испекли они печенье, но не всё так гладко получилось, как им хотелось.

Фея принесла кулинарную книгу, а Егор достал продукты, да только этого мало оказалось…

В этом деле опыт нужен, а его у них и не было.

Фея привыкла печенье и торты – колдовать, а Егорка и вовсе получал их на блюдечке с золотой каёмочкой.

Первая, пробная порция сгорела, а вторая сырой оказалась. Третью пересолили, а четвёртая такая твёрдая была, что Егорка чуть зуб не сломал.

И только пятая получилась лучше всех предыдущих, по крайней мере – съедобнее.

Так и заснул Егорка на коленях у Феи, а та гладила мальчика по голове и колдовала дня него волшебные сны.

– Где она взяла волшебство? – спросите вы.

– А разве вы не помните? – отвечу я.

Ведь Феи всегда хранят его в улыбке. Конечно, его не хватит на большое колдовство, но чтобы подарить усталому ребёнку чудесные сновидения, этого вполне достаточно..

Проснулся Егорушка поутру бодрый и весёлый. Не зря Фея так старалась.

И тут видит – лежит на стульчике костюм маскарадный. Человек-паук, в полной красе. О таком можно только мечтать! Папа купил!



А на другом стуле – костюм мушкетёра.

Покрутил головой мальчик и выбрал человека-паука. Стыдно, конечно, перед Феей, но ничего не поделаешь, мода на мушкетёров прошла давным-давно.

Умылся Егорка, оделся, печенье в сумку положил, костюм и пошёл в школу.

Сначала чаепитие было, все ребята сладости достали, ах, чего тут только не было, и пирожные, и торты с кремом, и пироги с вареньем и капустой. Посмотрел Егорка на это изобилие – и постеснялся свое печенье ребятам показать.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.