книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Дария Фокс

Восход

Пролог

Давным-давно, по землям благословенного солнцем мира Торда ходили слухи, что Халльдор Тёмный правил магами Хаоса чуть ли не с самого создания устоявшегося мира. Несмотря на внешнюю молодость, Халльдор был самым хитрым, самым сильным и самым безжалостным среди магов Хаоса, и он сам об этом прекрасно знал. Знала об этом и Эйлив Светлая, стоящая во главе магов Порядка столько же, сколько правил магами Хаоса её брат. И её это более чем устраивало.

Поэтому, несмотря на мелкие столкновения, маги Хаоса и маги Порядка, никогда не пересекали черту, которая была способна привести магический мир Торда к полномасштабной магической войне. Конечно, огромная заслуга в этом была Халльдора и Эйлив, которые вовремя уводили внимание неспокойных от природы магов друг от друга, в нейтральное направление, которое в мире благословенного солнцем Торда олицетворяли люди.

Именно люди страдали от сил магов, как Хаоса, так и Порядка больше всех магических и не магических жителей Торда. Неурожаи, засухи, пожары, наводнения, штормы и полное отсутствие ветров, бури и ураганы … и это далеко не всё, с чем приходилось иметь дело простым жителям Торда, в чьих жилах не было ни капли магической крови. С годами, правда, подобные проблемы становились привычными, но не менее разрушительными. Однако всё, что могли сделать люди – это молиться богам о помощи и защите, и снова приниматься за работу, надеясь, что завтра все будет также тихо, как и сегодня.

И только поздними вечерами, уставшие от тяжелой работы люди, сидя в прокопченных кабаках, в домах в кругу семьи, а кто – то даже собираясь на улице вместе с соседями, тихо, или же во всё горло убеждали друг друга в том, что однажды всё измениться и боги не останутся глухи к их молитвам. Все ждали спасителя, способного если не изменить порядок вещей, то хотя бы спасти и защитить тех, кто просто не мог дать отпор силам, подавляющим саму природу.

И боги действительно не остались глухи к молитвам простых смертных.

Глава 1

Начало перемен

Жители небольшого городка Гардр, окруженного со всех сторон темными, древними лесами, всегда с гордостью говорили, что они – самые счастливые люди из всех, что живут на землях Торда. Уж кто – то, но они никогда не попадали в какую – нибудь странную или и вовсе, помилуй боги, магическую ситуацию!

Как и все другие люди Торда, в чьих жилах не было ни капли магической крови, жители Гардра очень неодобрительно относились к любому проявлению магии и волшебства, не понаслышке зная, к каким серьезным бедам может привести это самое волшебство. И, к счастью для жителей небольшого городка, неспокойные маги совсем не обращали внимания на далекие северные леса и небольшой город, затерянный где – то в этих лесах.

В этом самом городке, на Речной улице жила небольшая семья, которая имела все, что можно пожелать, будучи простым человеком. Ивар – глава семейства, высокий могучий мужчина с лицом, пересеченным шрамом от когтей медведя и проседью в черных волосах, был лесником и часто уходил в лес, чтобы обеспечить семью. Что же касается его жены, Хельги, то эта женщина с голубыми глазами и светлой косой, была моложе мужа на несколько лет и ещё не утратила красоты молодости, всегда с улыбкой встречая уставшего мужа.

У Хельги и Ивара был сын, которого они считали самым чудесным ребенком на свете, а все соседи в голос утверждали, что такого сорванца ещё надо поискать.

Но, как бы ни хвалили соседи семью Хельги и Ивара, как бы не завидовали и не сплетничали, был у небольшой семьи один страшный секрет. Причем и Хельга, и Ивар больше всего на свете боялись, что их так старательно скрываемая правда станет для всех явной. Мать и отец даже представить себе не могли, что будет с их сыном, если кто – то в городке прознает, что Вестильд – самый настоящий колдун!

Узнали Хельга и Ивар о том, что их ребенок способен колдовать, совершенно случайно. Когда малышу Вестильду было от силы пять лет, Ивар, поддавшись на уговоры жены, взял сына с собой на рыбалку, строго – настрого запретив соваться воду, где маленького, хоть и немного полноватого ребенка запросто могли утащить сомы. Но Вестильд не был бы Вестильдом, если бы, не решил достать в подарок маме со дна реки красивый камешек, что так заманчиво блестел в проникающих на дно лучах солнца, даже не смотря на то, что приходилось нарушить запрет отца. Так что, как только Ивару отвернулся, как Вестильд был уже по пояс в воде, и возвращаться обратно даже не думал. Стоило отцу заметить ребенка, к которому уже плыли сомы, в воде, он тут же сорвался к нему. Но не успел Ивар даже подбежать к воде, как Вестильд нахмурившись, хлопнул в ладоши, и вода сама разошлась от него в разные стороны, выбросив мощной волной на берег несколько рыб, после чего мальчик достал из песка и ила камень и, повернувшись к ошалевшему отцу, радостно улыбнувшись, показал тому свою находку.

После этого, Хельга и Ивар строго настрого запретили Вестильду использовать магию.

– Ты не должен никому говорить, что умеешь колдовать – мягко сказала сыну Хельга, погладив насупившегося ребенка по голове – мы – обычные люди и далеко не всем понравиться то, что среди них есть колдун.

Но даже родители понимали, что Вестильд – самый необычный колдун, во всех отношениях. Не смотря на то, что ни Хельга, ни Ивар с настоящими колдунами никогда не общались, они были уверенны в том, что далеко не каждый колдун мог слышать просьбы о помощи. А Вестильд – мог. И, не смотря на отчаянье и бессилие родителей, всегда старался помочь, даже если для этого ему приходилось сжигать сарай сурового кузнеца в попытке добыть оружие или таскать у знахарки лечебные травы.

Однажды, самым обычным утром, знахарка Хала спускалась в небольшой темный погреб, в котором хранились все лечебные травы, напевая себе под нос несложный мотив, ничто, даже голубое чистое небо не предвещало, что совсем скоро в городке, да и по все землям Торда произойдут крайне неприятные и волшебные вещи.

– Ах ты, мать твоя ведьма! Опять ты у меня в травах лазишь, щенок! – закричала Хала, заметив у себя в погребе светлую макушку.

Одно резко движенье знахарки, и Вестильд, а это был именно он, пытается отодрать пальцы знахарки от своего уха.

– Хала, отпусти меня! Я больше так не буду! Честное слово! – начал вырываться Вестильд, но его хорошенько тряхнули, от чего тот клацнул зубами и замолчал.

– Мало тебя отец порет! – не слушала мальчика Хала, вытаскивая вредителя из своего погреба на солнечный свет – я ж тебе уже сто раз говорила: держись подальше от моих трав! И чего ты к ним так лезешь? Тебе что, медом намазано?

– А я тоже травником хочу быть – нашелся Вестильд, свободной рукой смахивая с глаз прядь светлых волос, в которых запуталась паутина.

Хала только хмыкнула, смотря на невысокого тринадцатилетнего мальчишку, с паутиной в светлых волосах и озорными голубыми глазами, которые Вестильд стыдливо опустил в пол. Но знахарка точно знала, что веры давать этому мальчишке было нельзя, потому что, не смотря на весь его беззащитный вид, Вестильд был настоящим ураганом.

– Ты и травником? Никогда. Запомни мои слова, Вестильд. Ты никогда им не станешь.

– Почему?

– Для этого дар нужно иметь.

– Так, Хала, это правда? Ты действительно ведьма? – уставился на возмущенную темноволосую высокую женщину с длинным лицом и паутиной морщин на довольно молодом лице Вестильд с неподдельным интересом.

– Я те дам, ведьма! – отвесила любопытному мальчишке подзатыльник Хала, мгновенно разозлившись – я не ведьма. Запомни это как молитву.

– Но, ты же сама сказала, что нужен дар!

– Не магический дар, мать твоя ведьма! Дар предчувствия! Ты должен сразу понимать, какие травы можно использовать, а какие – нет.

– Но… – Вестильд явно растерялся – но получается, что у Халы всё-таки есть магия, раз она может чувствовать травы. Папа как – то сказал, что среди колдунов Порядка подобное встречается…

– Ах, папа сказал! – резким тоном перебила Вестильда Хала – ну, пошли – ка, послушаем, что папа ещё тебе скажет!

Не слушая сбивчивые оправдания Вестильда, Хала притащила мальчишку к небольшому, крепкому дому, стоящему вместе с другими домами Речной улицы, на берегу широкой, но не глубокой реки, благодаря чему из окон домов Речной улицы открывался прекрасный вид на водную гладь и стоящий невдалеке лес.

Сама хозяйка дома стояла на крыльце и проверяла почту. Заметив сына и разозленную знахарку, женщина устало вздохнула, поправила рукава простого коричневого платья и приготовилась слушать, что на этот раз натворил неугомонный мальчишка.

– Добрый день, Хала – обратилась Хельга к Хале – что опять натворил Вестильд?

– Сколько раз я просила следить за этим щенком?! – раздраженно спросила Хала, встряхнув пискнувшего Вестильда – и что? Опять он у меня в погребе лазил! Хельга! Ну ладно, Ивар! У него в одно ухо влетает, в другое – вылетает! Но ты! Сама же знаешь, что там далеко не безобидные травы хранятся! А ну как потравит и себя, и остальных?

– Прости, Хала – виновато улыбнулась Хельга, показав сыну кулак – я ещё раз с ним поговорю.

Хала недовольно поджала губы и отпустила Вестильда. Мальчик сразу же схватился за красное ухо, за которое его держала знахарка, обиженно насупившись. Он же ничего такого не сказал!

– А где твой муж? – внимательно смотрелась по сторонам знахарка.

– Что случилось? Зачем тебе Ивар? – удивилась Хельга.

– Да этот щенок назвал меня ведьмой и сказал, что тут не обошлось без его отца – возмущенно произнесла Хала, толкнув мальчика в бок – чему вы ребенка учите!

– Не правда! – возмутился Вестильд – я всего лишь сказал, что отец рассказывал мне о том, как колдуны Порядка тоже умеют чувствовать травы! Совсем как Хала!

– Вестильд! – прикрикнула на сына Хельга, сразу поняв причину недовольства строгой знахарки забирая Вестильда из рук женщины – прости, Хала.

– Пусть Ивар впредь следит за тем, что говорит. Не стоит рассказывать детям то, о чем они не имеют понятия – поджала тонкие губы Хала и, взмахнув подолом длинной изумрудной юбки, пошла обратно в свой дом, здороваясь со встречными жителями городка.

– Но я знаю, о чем говорю! Я же вижу, что Хала – ведьма! Почему она мне не верит? – возмутился Вестильд, повернувшись к матери.

– А ну пошли – взяла сына за руку Хельга и повела того в дом.

Соседи любопытно выглядывали из окон домов, стараясь узнать, что на этот раз натворил самый беспокойный ребенок городка Гардр.

Вестильд сел за стол, и, подперев голову руками, хмуро смотрел на скатерть, время от времени морщась от боли в ухе, которое с таким усердием крутила Хала. Хельга поставила перед сыном кружку молока, блюдечко с печеньем и села рядом.

– Вестильд, ты же понимаешь, что не все могут то, что можешь ты – мягко начала Хельга, но мальчик её перебил.

– Она тоже может!

– Ну откуда ты знаешь?

– Она…она светиться – неуверенно сказал Вестильд и, заметив удивленный взгляд матери, поспешил исправиться – ну, то есть все остальные серые, а Хала светиться.

– Значит, мы с отцом – серые? – улыбнулась женщина.

– Вы…словно потухшие – поняв, что мать не обижается на его слова, уверенней начал Вестильд – словно у вас нет света, а у Халы он есть. Она как бы горит изнутри.

– А у тебя есть этот свет? – спросила Хельга, серьезно смотря на задумавшегося ребенка.

– Не знаю. Я не могу видеть себя. Но Хала точно ведьма! Просто она сама не хочет об этом знать!

– И правильно делает – твердо сказала Хельга – и тебе тоже лучше об этом не знать.

– Но я уже знаю…

– Тогда просто забудь.

– Не могу – недовольно отозвался Вестильд, допивая молоко.

– Это почему ещё ты не можешь? – насторожилась мать.

– Если я не колдую, мне становиться больно – признался Вестильд – и чем дольше я не колдую, тем больнее становиться. Это словно разрывает изнутри. А стоит мне хотя бы огонь развести, как сразу легче становиться.

Хельга только покачала головой и погладила светлую макушку сына. Вестильд знал, что матери, да и отцу конечно, очень хотелось, чтобы он был самым обычным ребенком, а не колдуном, но так распорядились боги и Вестильд прекрасно понимал, что родителям тоже пришлось с этим смириться.

– А зачем ты полез к Хале в погреб? – спросила Хельга, продолжая мягко гладить сына по голове.

– У неё есть семицвет – ответил Вестильд, раздумывая над вопросом: выпросить ли у матери ещё одну кружку молока, или лучше найти своих друзей – Берглота и Бергфина и отправится с ними в лес.

– И зачем он тебе понадобился?

– Если я его выпью, мне легче. Я могу дольше не колдовать – сказал мальчик, доедая последнее печенье.

– Тогда, может вы с отцом, сами его поищите? Зачем красть? – предложила Хельга.

– Я не краду! – возмутился Вестильд, вскакивая со стула – я ей красивые камни вместо этого оставляю. Папа даже как – то сказал, что за них деньги получить можно.

– И где ж ты их находишь? – насторожилась Хельга, чувствуя неладное.

– А я на северной горе их нахожу – пожал плечами Вестильд – они сами меня зовут. Я просто иду и достаю.

– А если попробовать с травами? Ну, позвать?

– Нет – расстроено отозвался мальчик – я пробовал, но у меня не получилось. Я их не слышу. Это Хала может их слышать.

– Что ж… я поговорю с Халой, узнаю, где она обычно семицвет находит – улыбнулась Хельга – но больше не называй её ведьмой, хорошо? Зови её знахаркой. Травницей, на худой конец, но не ведьмой.

– Понял – кивнул Вестильд – мам, а можно я в лес сбегаю?

– Зачем?

– Я там вчера капкан поставил, как папа учил. Может, поймал чего?

– Беги, охотник – улыбнулась женщина – но что б к ужину дома был!

День выдался на редкость хорошим для поры зелелистья, поэтому Вестильд с удовольствием бежал по просыпающемуся после поры снегов лесу. Настроение не испортилось даже после того, как Берглот и Бергфин – дети кузнеца Гаука и друзья самого Вестильда сказали, что их наказали и запретили выходить из дому. Капкан, который мальчик поставил просто на удачу, ожидаемо оказался пустым, но Вестильда это не расстроило. Вместо этого мальчик осмотрелся по сторонам и, сбросив мешающий мешок, в который обычно складывал интересные находки, полез на дерево, где ютились птицы. Кто знает, может, хоть в этом ему повезет, и он принесет домой несколько яиц?

Но не успел Вестильд долезть и до половины высокого ствола, как поднялся ветер, который буквально на глазах стал самым настоящим ураганом. Небо потемнело за несколько мгновений, загромыхал гром, засверкали вспышки молний, деревья под ветром гнулись прямо к земле и Вестильд только чудом не слетел с ветки, на которую успел сесть, чтобы переждать бурю, вцепившись руками в ствол.

Но, как будто сильного ветра было мало! Не успел Вестильд придумать, как ему спуститься и побежать домой, как начался дождь. Капли размером с кулак годовалого ребенка быстро уменьшились в размерах и увеличились в количествах, буквально за секунды размывая землю. В небе мелькали вспышки молний, гремел гром, а ветер становился всё сильнее и сильнее. И это притом, что ещё недавно светило солнце, а на небе не было ни одного облака!

– Ведьмовской дождь! – догадался Вестильд, мокрый как мышь, вцепившись в ствол дерева, который опасно качался на ветру, грозясь сломать в любой момент.

Вестильд прекрасно знал, насколько опасным может быть то, что было наколдовано сильными магами. Мать и отец, да и другие жители часто вспоминали о том, как сгорел город, в котором они жили чуть больше тринадцати лет назад. Тот город сгорел от ведьмовского огня за несколько мгновений, настолько сильным был огонь, и всем пришлось уходить и искать новое место для жилья. Так и появилась городок Гардр. Вот только до этого дня городок все колдовские напасти обходили стороной, так что люди поверили в то, что наконец – то смогли найти спокойное место и расслабиться. И вот, пожалуйста!

Поняв, что сидеть на дереве дальше небезопасно, мальчик осторожно спустился на землю и, подхватив свой мешок с сокровищами, поскальзываясь на мокрых листьях и молодой траве, побежал обратно в деревню.

Городок Гардр была в ужасном состоянии. Многие деревья, растущие неподалеку от ухоженных домов, упали прямо на них, с некоторых домов сорвало крыши, а река, возле которой была улица Речная, грозила вот – вот выйти из берегов, принеся с собой куда большие беды. Жители городка бегали от дома к дому, помогая соседям убрать вещи в дом, спасаясь от набирающего силу урагана. Загремел гром, и вспыхнула настолько яркая молния, что люди не выдержали и упали на землю, прикрыв головы руками, крича от страха.

Вестильд схватился за голову, стараясь приглушить десятки голосов, просящих о помощи. Эти голоса чуть ли не разрывали голову мальчика изнутри, но голоса не стихали, а с каждой секундой становились всё громче и яростнее. Не выдержав, Вестильд сбросил с плеча мешок, поднимая руки, чтобы попытаться успокоить природу. Если это действительно ведьмовская буря, то он сможет её успокоить. Обязан успокоить, он же тоже колдун!

Но не успел Вестильд сказать даже слова, как всё успокоилось также внезапно, как и началось. Растерянно посмотрев по сторонам, мальчик увидел, как с горы быстрым шагом к деревне идет мужчина, высокий, совсем не старый, но уже с сединой на висках, одетый в серую рубашку, штаны темного цвета и потертый плащ. За спиной незнакомца был виден походный мешок, а в руках он держал трость, которая вероятно служила тому опорой при ходьбе.

Но в отличие от жителей городка Гардр, которым этот странный мужчина показался всего лишь очередным странствующим, идущим мимо городка, такое частенько бывало, Вестильд ясно видел, что у мужчины есть свой свет, который без лишних слов указывал мальчику, что перед ним – колдун. Более того, Вестильд был уверен в том, что именно этот колдун успокоил погоду, и мальчишке было очень любопытно, как же он смог это сделать, поэтому, недолго думая, он, подхватив свой мешок, побежал следом за колдуном.

Мужчина тем временем подошел к городничему – невысокому упитанному толстячку, крутящимся вместе со стражниками возле дома Дюри – вдовы мельника, умершего около года назад. Финн, сын Дюри и мельника был на мельнице, где пытался разобрать завалы из веток, чтобы мельница могла работать, поэтому помочь женщине убрать от двери дома поваленное дерево собрались не только соседи вдовы, но и многие мужчины городка.

– А ты кто? – удивился городничий, смотря на незнакомого мужчину, который появился перед ним так внезапно, словно из-под земли выскочил, как на приведение.

Вестильд хихикнул, смотря на выпученные карие глаза городничего Отара, и спокойного, даже какого – то отрешенного колдуна. Мужчина осмотрелся по сторонам, словно пытался понять, что вообще происходит вокруг, после чего обратил внимание на переступающего с ноги на ногу городничего.

– Меня зовут Сигвад – представился странник, а Вестильд навострил уши, стараясь ничего не пропустить, спрятавшись за углом дома, возле которого стоял Отар и гость их городка – так сложилось, что я путешествую по землям Торда. Гроза застала меня как раз тогда, когда я шел мимо вашего города. Вот я и подумал: а не остаться ли здесь, пока земля не высохнет? А то проваливаешься в грязь по колено, а так далеко не уйдешь.

– И то верно – задумчиво подтвердил Отар, внимательно смотря на молодого мужчину цепким взглядом маленьких глазок, то и дело вытирая пол со лба белым платком – думаю, в доме вдовы мельника тебе будет удобно расположиться, пока земля не высохнет. Согласен?

– Дядя Отар! – закричал Вестильд, выпрыгивая из своего укрытия, из-за чего городничий подпрыгнул на месте, схватившись за сердце – дядя Отар! А как ты думаешь, это была ведьмовская буря?

– Опять ты, Вестильд! – пробурчал городничий, недовольно покосившись на мальчишку – да, ведьмовская, а теперь – марш домой! Тебя отец обыскался! Ну и дети нынче пошли…

Вестильд только улыбнулся и, попрощавшись с городничим и странником, побежал домой. Он всё равно сделал то, что хотел – показался на глаза колдуну. Мальчик был уверен, что тот тоже увидит, что Вестильд – не просто человек, а самый настоящий колдун. Конечно, мама и папа будут очень недовольны, но мальчику очень сильно хотелось научиться управлять погодой. Ведь тогда он сможет сам защищать деревню, и никто больше не назовет его, Вестильда, ребенком, который ничего не понимает! Ведьмовские бури и ураганы Гардру будут нипочем!

Вечером, когда Хельга и Ивар хорошенько оттаскав сына за уши и строго настрого запретив убегать в лес без сопровождения взрослых и других ребят, наконец – то накрыли на стол, Вестильд успел всерьез забеспокоиться: а вдруг, этот Сигвад ничего не увидел и принял его за обычного мальчишку? Тогда ему никогда не научиться управлять погодой, как это делают настоящие колдуны!

Но в самый разгар ужина, когда Вестильд уже весь извелся, в дверь постучали.

Удивленно переглянувшись с женой, Ивар поднялся из-за стола и открыл дверь. Увидев гостя, Вестильд чуть ли не подпрыгнул на месте от предвкушения. В дверях дома стоял Сигвад – колдун, который пришел в городок сегодня днём.

– Добрый вечер вашему дому – поприветствовал Сигвад хозяев все тем же спокойным и даже каким – то безразличным тоном – меня зовут Сигвад, я путешественник и случайно забрел в ваш город, спасаясь от грозы. Ваш городничий сказал, что мне нужно показаться на глаза всем жителям, чтобы меня узнавали.

– Ивар, а за столом моя жена Хельга – представился глава небольшого семейства – так ты к нам надолго? – сочувствующе посмотрел на Сигвада Ивар, пожав ему руку – не повезло. Гардр находиться довольно далеко от остальных деревень и городов Торда. Про крупные города вообще даже говорить не буду. К тому же, к нам не так уж часто попадают путники.

– Ничего страшного, я всё равно шел на юг.

– Может, останетесь на ужин? – подошла к мужу Хельга – у нас, конечно, ничего особенного нет, но…

– Благодарю, но лучше как – нибудь в другой раз – вежливо улыбнулся Сигвад и перевел взгляд на сидящего за столом Вестильда.

– Это ваш сын? – поинтересовался колдун, чуть приподняв брови.

– Да, его зовут Вестильд – Ивар посмотрел на сына и мальчик, не мешкая, пошел к отцу, без страха и сомнения смотря в лицо путнику – ему всёго тринадцать лет, так что на месте он просто не сидит.

– Рад знакомству – обратил на себя внимания Вестильд, протягивая руку. Он видел, что отец тоже так делал, и поэтому решил выглядеть как можно старше.

Сигвад едва заметно улыбнулся и, протянув руку, пожал тонкую ладонь мальчика. Но стоило колдуну взять Вестильда за руку, как случилось что – то странное. Серые глаза колдуна удивленно расширились, и он перевел взгляд на родителей Вестильда уже куда более заинтересованный, которые заметив перемену в настроении гостя, заметно нервничали. В серых глазах вспыхнули искры, а сам колдун уже не казался безразличным ко всему человеком, который только и может, что спокойно и вежливо улыбаться.

– Можно, я задам вам вопрос? – поинтересовался Сигвад, отпуская руку мальчика.

– Что именно ты хочешь спросить? – напряженно отозвался Ивар, притягивая к себе сына и отталкивая его себе за спину.

– Твой сын – колдун?

Хельга ахнула и, поддавшись вперед, схватила Вестильда за плечи, притягивая его к себе, закрывая собой. Ивар только сделал шаг вперед, понимая, что перед ним стоит не совсем человек. Даже Хала, не смотря на знахарство и ведьмовскую природу, о которой столько болтал Вестильд, не смогла почувствовать в непоседливом ребенке что – то магическое. А этот человек всего лишь пожал ему руку и всё понял.

– А я могу задать тебе вопрос? – храбро спросил Ивар.

Видят боги, ни Ивару, ни Хельге не хотелось связываться с колдунами и волшебниками, в их жизни вполне хватало непонятных и загадочных вещей.

– Задавай – склонил голову на бок Сигвад.

– Ты колдун?

– Да – просто сказал путешественник – точнее, я – маг. Колдунами нас называют только люди.

– И какой же ты маг? – спокойно поинтересовался Ивар, чуть отступив назад, чтобы закрыть собой жену и сына – я слышал, что вы делитесь на разные стороны…

– Я маг Хаоса – пожал плечами Сигвад – но ни тебе, ни твоей жене не стоит волноваться. Я не собираюсь ничего делать, тем более, что твой сын мне этого не позволит.

– Что значит – не позволит? – удивился Ивар – кинется на тебя, что ли?

– Я не могу колдовать в этом доме. Мою магию перекрывает другая, более сильная и я могу даже не пытаться колдовать – улыбнулся колдун и, посмотрев на Вестильда, спросил – ты же сам не знаешь, как это делаешь, правильно?

– А это ты остановил ведьмовскую бурю? – поинтересовался Вестильд, выглядывая из-за спины отца – я хотел попробовать, но стоило мне начать, как всё успокоилось, и появился ты.

– Вестильд! – ахнула Хельга, испуганно смотря на сына – я же тебе говорила, что колдовать на улице нельзя! А если бы тебя заметили…

– Но не заметили же – обиженно отозвался ребенок.

– А ты знаешь, к какой категории принадлежишь? – поинтересовался Сигвад, перетягивая внимание Вестильда на себя.

– Нет, а как узнать? – загорелся мальчик.

Колдун одновременно с Вестильдом и Хельгой посмотрели на Ивара. Мужчина вздохнул и отступил от двери, приглашающее махнув рукой.

– Что ж, заходи, колдун. Не стоит о таких делах в дверях говорить.

Вестильд довольно улыбнулся. Наконец – то он узнает о магии не просто со слов деревенских, многие из которых настоящего колдуна в глаза не видели, а от самого мага! И мальчик был уверен, что этот день он запомнит очень надолго.

Глава 2

Кто есть кто

Сигвад оказался хорошим рассказчиком. С его слов мальчик понял, что маги делятся на две категории: магов Хаоса, во главе которых стоит колдун Халльдор Темный и магов Порядка, которыми управляет сестра Халльдора – Эйлив Светлая.

Живут маги по всем землям Торда, но предпочитают горы и леса, где их будут меньше беспокоить люди, которых, не смотря на отсутствие у них всякой магии большинство. А всё потому, что, не смотря на возраст, маги могут выглядеть очень молодо и чем сильнее маг, тем меньше его физический облик соответствует возрасту.

К тому же, как сказал Сигвад, маги никогда не смешивают свою кровь с людьми. И дело вовсе не в том, что для магов люди – самые бесполезные создания, а потому, что не смотря на беспомощность против магии, кровь людей очень сильна и ребенок, родившийся в союзе мага и человека не мог колдовать, так как его человеческая половина просто подавляла магическую.

– Именно поэтому я так удивился, увидев вашего сына – пожал плечами Сигвад – нет, маги тоже когда – то рождались у людей, иначе, как бы мы вообще появились? Но уже многие столетия о подобном никто не слышал. Магически одаренные дети рождаются только в семьях магов, а тут, в семье, где ни в одном из родителей нет ни капли магической крови родился такой сильный ребенок. А в том, что он сильный можете не сомневаться. Мою магию не так – то легко подавить, а мальчик делает это на интуитивном уровне, не прилагая к этому никаких усилий. А если его обучить, то он с легкостью сможет пробиться в советники Халльдора или Эйлив.

– А как можно узнать, что у него за сила у Вестильда? – спросила Хельга, которая до этого напряженно мяла в руках вышитый красными нитками платок – почему магов Хаоса называют темными, а магов Порядка – светлыми? В чем разница между вами?

– По большому счету ни в чем – сказал колдун – просто маги Хаоса черпают свою силу из негативных эмоций, таких как страх, боль, ненависть, злость… маги Порядка наоборот склоняются к «светлым» чувствам: радости, любви, счастью.

– И как узнать, кем является Вестильд? – поинтересовался Ивар, скрестив руки на груди.

Эта тема была мужчине очень неприятна, но он понимал, что сейчас решается судьба его сына и поэтому старался узнать как можно больше.

– Обычно мы сразу чувствуем, кто перед нами, но в случае с вашим ребенком я затрудняюсь ответить на этот вопрос – озадаченно отозвался Сигвад – в нём словно всё перемешано. Скажи, Вестильд, как ты колдуешь?

Вестильд задумался. Действительно, а как он колдовал? Обычно, чтобы что – то получить с помощью магии, он просто этого очень хотел и чувствовал, что если он добавит в желание немного своей силы, то он это получит.

– Я просто хотел что – то получить, вот и всё – признался Вестильд.

– Это как? – удивился колдун – что значит: ты просто хотел что – то получить и всё?

– Я просто знал, точнее, знаю, что если я вложу в желание своей силы, то я это получу – сказал мальчик.

– Ничего не понимаю – признался Сигвад – хорошо, скажи, а что ты чувствовал, когда колдовал? Страх? Злость? Гнев? Или наоборот, радость и умиротворение?

– А что ты чувствуешь, когда дышишь? – спросил Вестильд, смотря опешившему колдуну в глаза.

– Первый раз сталкиваюсь с подобным – озадаченно пробормотал Сигвад и, поднявшись из-за стола, куда колдуна едва ли не насильно усадили Хельга и Ивар, подошел к Вестильду, сев перед ним на корточки – можешь сейчас что – нибудь наколдовать? Что – нибудь простое, не требующее усилий?

– Попробую – неуверенно отозвался мальчик, и задумался.

Ему очень хотелось удивить этого колдуна. Может, тогда он поймет, что Вестильда можно научить колдовать так, как колдуют взрослые маги?

Осмотрев стол, мальчик заметил лежащую на столе вишнёвую косточку. Мама как раз сегодня делала вишнёвый пирог, так что оставшаяся косточка была кстати. Правда, Вестильд никогда не делал ничего подобного, только однажды он отрастил на стволе дерева ветку, чтобы было легче карабкаться на вершину, да и то сам не понял, как именно смог это сделать, поэтому сейчас жутко нервничал.

Взяв косточку в руки, Вестильд закрыл глаза и просто представил, как через его руки в вишнёвую косточку идет магия, с помощью которой вырастает дерево.

Послышались удивленные восклицания родителей, и мальчик решился открыть глаза. В его руках было настоящее дерево со спелыми вишнями. Небольшое, всего лишь около метра в высоту, дерево шумело листьями на ветре, врывающимся в комнату из приоткрытых окон и послушно наклонялось в разные стороны, стоило мальчику только слегка поводить руками.

– Что ж, это действительно впечатляет – задумчиво сказал Сигвад, внимательно смотря на дерево – у тебя действительно редкий талант. Многие дети, которые выросли в магических семьях, в твоем возрасте не способны на подобное. Ты действительно очень необычный ребенок.

– А когда я родился звезды падали – зачем – то сказал Вестильд, хотя сам удивился своим словам. Просто что – то внутри толкнуло его: мол, давай! Скажи!

Вестильд очень гордился тем, что родился не в обычный день поры зелелистья, листопада или снегопада, как все остальные жители городка Гардр, а в день, когда сами звезды устроили настоящий дождь! Больше никто в городке не мог похвастаться таким без сомнения значимым рождением, а он, Вестильд, мог!

– Что? – мигом подобрался колдун, а его глаза сузились.

– Ну, мама рассказывала… – Вестильд запнулся, удивленный тем, как на его слова отреагировал Сигвад.

Неужели даже среди колдунов подобное – редкость?

– Это правда – призналась Хельга, с опаской смотря на вишнёвое дерево в руках сына, словно оно могло соскочить с руки и начать кусаться – когда Вестильд родился, падали звезды, но какое это имеет отношение к его способностям?

– А ещё было что – то необычное? – спросил Сигвад, переводя цепкий взгляд с Хельги на Ивара и обратно, поднимаясь на ноги.

Покосившись на небольшое деревце, Сигвад слегка нахмурился и одним движением руки развеял волшебство так просто, словно несколько раз на день убирал наколдованные мальчишками деревья.

– Земля дрожала – пожал плечами Ивар, вспоминая день рождения сына – но недолго. Да и звезды тоже быстро перестали падать. Так что, больше ничего особенного не произошло.

– Больше среди детей города нет никого, кто родился в день, когда падали звезды? – немного дрожащим голосом спросил колдун.

– Нет – нехотя признал отец – Вестильд – единственный, кто сумел так отличиться.

– О боги…не может быть… – Сигвад дрожащей рукой провел по волосам и снова перевел взгляд на Вестильда – этого просто не может быть… вот так, почти под носом…

– О чем ты говоришь? – нахмурившись, спросила Хельга, внимательно смотря на колдуна.

– Когда ты родился? – внезапно спросил у мальчика Сигвад – какая была пора? Зелелистья? Листопада? Снега? Какая?

– Он родился на стыке поры листопада и снега – ответил Ивар.

– Ребенок родиться на стыке листопада и снега. И будет небо свидетелем его рождению, и заплачут звезды вместе с землей Торда – пробормотал Сигвад, уставившись в стену дома – и самое смешное, если это он, то он даже не знает… боги!

– О чем ты говоришь? – вскочил Ивар, смотря на колдуна злыми глазами – что за бред про ребенка? Немедленно говори! – мужчина схватил Сигвада за грудки и встряхнул.

– Я… – путник посмотрел сначала на Ивара, а потом на Хельгу, сжимающую руку сына побелевшими пальцами – я не уверен в том, что твой ребенок именно тот, кого уже так давно искали все, кому не лень, но пока всё сходиться – глубоко вздохнув, сказал колдун, отстраняясь от Ивара.

– Вестильд, выйди – попросила сына Хельга, переводя взгляд на Вестильда.

– Но почему? – запротестовал мальчик – почему я должен выйти, если разговор будет обо мне?

– Вестильд – тон отца не располагал к спору.

Понимая, что спорить бесполезно, Вестильд понуро пошел к дверям, тяжело вздыхая и всеми силами пытаясь замедлить движение.

– Вестильд! – не выдержала Хельга, сидящая как на иголках.

Мальчик тут же вылетел за дверь и, недолго думая, отправился к окну комнаты, где остался колдун и родители.

– Я всё равно узнаю, что они скрывают! – пробормотал Вестильд, забираясь на невысокую деревянную лавку, стоящую под окнами небольшого, но уютного дома – раз уж они говорят про меня, то я тоже должен это слышать!

Зацепившись руками за подоконник, мальчик затих, прислушиваясь. Магия и тут пришла ему на помощь, приглушая посторонние звуки и настраиваясь на разговор в доме, так что услышать о чем говорят родители и колдун для Вестильда труда не составило.

– Хочешь сказать, что тот, о ком говориться в каком – то странном предсказании – Вестильд? – резко спросил Ивар – смеешься?

Вестильд затаил дыхание и прислонился ещё сильнее к стене дома. Какой ещё спаситель?

– Тогда с чего ты вообще взял, что наш сын может им быть? – едва слышно произнесла Хельга.

– Одна ведьма чуть больше тринадцать лет назад произнесла пророчество, согласно которому вымоленный людьми у богов ребенок родиться между порой листопада и снегов, в день его рождения будут падать звезды и дрожать земля. Ты и твоя жена сами подтвердили, что когда родился мальчик, падали звезды и дрожала земля – произнёс Сигвад и его голос звучал очень устало.

– Но ведь не один Вестильд родился в пору между листопадом и снегом – робко сказала Хельга, и в её голосе Вестильд услышал надежду – и наверняка в один день с ним тоже кто – то появился на свет. Земли Торда огромны и живут на них тоже многие…

– Ты права – согласился с Хельгой колдун – вместе с вашим ребенком родилось ещё несколько детей, но…

– Но? – напряженно поинтересовался Ивар.

– Их уже не в живых.

– Как? – в один голос воскликнули Ивар и Хельга.

– Что случилось? – напряжено спросила Хельга – они чем – то болели? На них напали дикие звери? Погибли в пожаре? Что с ними случилось?

Вестильд только головой покачал. Всё, что перечислила мама, происходило с ним. Он с самого детства был страшно невезучим. То серьезная болезнь, которая едва не закончилась плачевно, то в лесу дикий кабан напал, отец едва успел вовремя оттащить от ребенка животное, то из-за погрома сарая кузнеца чуть в огне не сгорел… Наверное, мама просто хотела убедиться, что не один Вестильд был таким бедовым сыном.

– Нет, их убили – ровно сказал Сигвад, хотя мальчик готов был поклясться, что колдуна тоже не обошла участь родителей несчастных детей. Что – то внутри ребенка буквально кричало об этом.

– Как убили? – севшим голосом спросил Ивар.

– Теперь понимаете, почему я так удивился, узнав, когда родился мальчик и что он не только дожил до тринадцати лет, но ещё и родился магом? – невесело усмехнулся колдун.

– Значит, Вестильда тоже могут убить в любой момент? – с отчаяньем в голосе спросила Хельга.

Сам Вестильд только не мигая, смотрел в одну точку. Нет, он, конечно, знал, что из-за того, что он – колдун, у него могли быть неприятности, мама и папа повторяли это несколько раз в день, но чтобы его хотели убить ещё и за то, что он родился в какой – то там особенный день…

– Думаю, его не нашли потому, что магию он почти не использовал, я прав? – судя по шагам, Сигвад подошел к окну и мальчик пригнулся ниже, чтобы его не заметили.

– Да, мы запретили ему её использовать – глухо сказал Ивар.

– Совсем?

– Нет, Вестильд говорит, что ему плохо, когда он долго не колдует – стал объяснять Ивар – поэтому он колдует. Так, понемногу. Не слишком заметно, то костер разожжет, то вырастит что – то…

– Вот как – задумчиво произнёс колдун – и он никогда не колдовал так, чтобы это заметили все в городе?

– Нет – отрезал Ивар.

– Из-за вашего запрета?

– А как ты думаешь? Мы – люди, более того, нам пришлось переселяться за многие мили от того места где мы жили раньше только потому, что каким – то колдунам захотелось поколдовать и вызванный ими огонь спалил наш родной город. Конечно, узнай о способностях Вестильда кто – то в Гарде, он бы не дожил и до года! – не выдержала Хельга – мы говорили ему, что не нужно колдовать ради его же безопасности!

– Вы переселялись? – удивился Сигвад – и когда?

– Тринадцать лет назад – с неохотой отозвался Ивар.

– Чуть больше тринадцати лет назад – поправила мужа Хельга.

– И мальчик родился уже здесь?

– Нет, он родился в лесу – сказал Ивар таким тоном, что становилось понятно – ему эта тема неприятна – когда мы уходили из сгоревшего города.

– Так вот почему они не знают о ребенке! – хлопнул в ладоши колдун, причем сказал он это таким радостным тоном, словно ему подарили подарок – он не был привязан к месту и ищейки просто не взяли след! Теперь – то понятно!

– Ищейки? – испуганно переспросила Хельга – какие ещё ищейки? Что это вообще такое?

– Ищейки – это полу звери- полулюди и, обладая прекрасным обонянием, они могу разыскивать нужных Темному двору людей. Но если у них четкого ориентира для поиска, то они мало, чем полезны. Тем более, если Вестильд не использовал сильную магию его бы и не засекли при всём желании. Думаю, его просто…упустили – закончил Сигвад таким тоном, словно сам не верил в свои слова.

– А его могут найти эти…ищейки? – не отступала Хельга.

– Только если кто – то донесет Халльдору Темному или Эйлив Светлой, что мальчик, рожденный в период листопада и снега в день, когда падали звезды и дрожала земля всё-таки жив. И что он обладает магией – отозвался колдун – что? Не надо на меня так смотреть! Я не собираюсь никому ничего рассказывать, тем более, что я сам заинтересован в том, чтобы мальчик выполнил свое предназначение, так что можешь убрать нож, Ивар. Поверь, не смотря на то, что я не могу использовать магию в доме, я всё ещё могу защищаться.

– Значит, Вестильда не найдут? – облегченно спросила Хельга.

Казалось, что ещё немного и Хельга расплачется от радости. Ну, хоть в чем – то её сыну повезло!

– Пока он не совершит серьезный проступок – нет.

– Насколько серьезный? – напряженно отозвался Ивар.

– Ну, например, он вызовет дождь, снег, огонь…или просто выпустит силу, то этого будет вполне достаточно. Всё равно, что карту послать.

Повисла тревожная тишина. Вестильд нервно закусив губы и царапая подоконник, старался уложить всё, что он услышал в голове. Получалось, что его – ищут. Точнее, даже не ищут, так как думают, что его нет. Но если он всё-таки начнет колдовать, то обязательно найдут. Как же ему теперь стать настоящим магом, если нельзя даже колдовать?

– «И почему мне так не везет?» – с отчаяньем подумал Вестильд.

– Погоди. Я что – то не понял один момент – вновь заговорил Ивар и Вестильд навострил уши – ты сказал, что детей, которые подходили бы под это пророчество – убили. Получается, что остается только один ребенок, который подходит под описание – Вестильд. Тогда именно ему суждено стать…спасителем? Так?

– Так – подтвердил Сигвад.

– Но как он это сделает? Он же всего лишь ребенок! Ему тринадцать лет! И вообще, кого он должен спасти?

– Как – кого? – удивился колдун – вас, конечно.

– Кого это – нас? – настороженно переспросила Хельга, словно предчувствуя что – то плохое.

– Людей – всё ещё удивленно отозвался маг – ведь это именно вы выпросили у богов того, кто мог бы защитить обычных людей, у которых нет ни капли магической крови от произвола тех, у кого эта кровь есть. К тому же, согласно пророчеству мальчик должен будет занять трон как магов Хаоса, так и магов Порядка.

– Что?! – в один голос закричали Хельга и Ивар.

– Это невозможно! – простонала женщина – невозможно! Почему именно наш ребенок?!

– Ты с ума сошел – ошарашено произнёс Ивар – занять трон светлых и темных…да ему жизни для этого не хватит! Сколько этим…главам? Раз никто пока их не сместил, значит, и пытаться не стоит! Как Вестильд вообще сможет сделать что – то подобное? Может, пророчество о взрослом маге? Которому уже больше ста лет исполнилось?

– Увы – жестко отозвался Сигвад- пророчество было о ребенке, который должен был родиться, а не уже жил где – то в лесах.

– О, боги – простонала Хельга – за что?

– Мне жаль – твердо произнёс колдун – мне, правда, жаль, но ничего уже не сделаешь.

– А пророчество может не исполниться? – спросила с надеждой Хельга.

– Увы, но это не предсказание. Это пророчество. Тут мы бессильны. Хотите вы этого или нет, но оно всё равно исполниться. И если Вестильд так же не захочет попытаться его исполнить, то Халльдор Темный и Эйлив Светлая не остановятся, пока не найдут ребенка и не уберут угрозу их правлению.

В комнате повисла тишина, нарушать которую никто не хотел. Вестильд, решив, что можно наконец – то возвращаться в теплую комнату, начал спускаться с лавки, но поскользнулся и упал в лужу. Створки окна мгновенно открылись, и в окне показался раздраженный отец, за спиной которого маячила испуганная мать. Колдун в отличие от родителей оставался довольно спокойным и только усмехнулся за их спинами.

– Вестильд! – рявкнул Ивар, смотря на сына, который с кряхтением поднимался из лужи – мы, кажется, просили тебя посидеть на улице, а не покорять лужи!

– Я просто случайно поскользнулся – попытался оправдаться ребенок, решив, что признаться в том, что он всё подслушивал, ещё успеет – надоело на одном месте сидеть, вот я и решил погулять.

– Погулять? Ночью? После дождя, когда почти все деревья с корнями по вырывало и лужи по пояс? – сбить с толку отца было не так – то и просто, уж Вестильд точно это знал.

– Ну…да.

– Вестильд! – обреченно простонал Ивар – живо в дом!

Повторять дважды не пришлось, мальчик в одно мгновение взлетел на крыльцо и оказался в сухом и теплом доме. Родители и Сигвад сидели за столом. Ивар и Хельга о чем – то тихо переговаривались, а колдун безмятежно смотрел в потолок, явно что – то обдумывая.

– И сколько ты слышал? – поинтересовался отец, стоило Вестильду переступить порог.

– Я ничего не слышал – тут же сказал Вестильд.

– Хоть моя магия и не работает в этом доме, но уловить когда кто – то колдует, пусть даже неосознанно, я могу – всё так же безмятежно произнёс Сигвад и перевел на насупившегося мальчика внимательный взгляд серых глаз, от чего стало ясно, что вся эта безмятежность – напускная – что ж, это вполне упрощает дело. Не люблю повторять одно и то же несколько раз.

– Значит, я не смогу стать колдуном? – поняв, что врать дальше бесполезно, расстроено спросил Вестильд – если мне нельзя колдовать?

– А ты хочешь им стать? – поинтересовался Сигвад.

– Да – едва слышно отозвался Вестильд, уставившись в пол, чтобы не видеть лица родителей.

– Почему?

– Чтобы защищать – уверенно сказал мальчик, поднимая голову и смотря прямо в глаза колдуну – мама часто говорила, что люди не могут защищаться от колдовства. А раз я колдун, то наверняка смогу защищать и маму, и папу, и деревню. Конечно, если научусь.

– До сих пор сомневаетесь? – усмехнулся Сигвад, смотря на родителей Вестильда.

– Он же ещё ребенок – обреченно произнесла Хельга, и мальчик с ужасом увидел, что она плачет.

Слезы стекали по молодому лицу женщины, а тонкие губы едва заметно дрожали. Прикрыв голубые глаза, Хельга откинула с бледного лица светлые, чуть вьющиеся волосы, короткие пряди которых выскользнули из длинной косы, перекинутой через одно плечо, и спрятала лицо в ладонях. Ивар только покачал головой, и, обняв жену, тяжело вздохнул. В неровном свете нескольких свеч, его темные волосы, которые отец всегда обрезал почти полностью, казались совсем черными, а шрам выглядел ещё страшнее, чем обычно.

Вестильд стоял на месте, боясь пошевелиться.

– Значит, учить его будешь ты? – ровно спросил Ивар, справившись со своим голосом.

– Я – кивнул Сигвад.

– Зачем тебе это? Ты же маг Хаоса. Такие, как ты, никогда не делают ничего просто так. В чём причина такого рвения? – внимательно посмотрел на него Ивар – если вас поймают, то казнят. Зачем тебе так рисковать?

– У меня свои причины – отрезал Сигвад.

– Это не объяснение – остался непреклонным Ивар – ты хочешь учить Вестильда, но наверняка в Гарде делать этого не будешь, чтобы не нашли. Значит, уведешь. И ты просишь нас вот так просто, пусть и из-за какого – то пророчества отдать тебе собственного ребенка? Да ты спятил! – вскочил Ивар.

– Да, причин так просто отдавать сына ни у тебя, ни у твоей жены нет – согласился маг, на что Ивар только закатил глаза – но если я поклянусь своей магией, что не причиню ему вреда и не дам сделать это другим, вы уступите?

– Почему ты так… хочешь, чтобы Вестильд исполнил пророчество? – не отступала Хельга – я понимаю, что у тебя могут быть причины, но ты можешь хотя бы сказать, откуда такое желание? В том, чтобы пророчество исполнилось, или в том, чтобы Вестильд стал колдуном?

– Ни то, ни другое меня не волнует – резко отозвался Сигвад – я просто хочу, чтобы они тоже вспомнили, что у всего есть своей предел. Даже у магов такого уровня.

– Ты про Халльдора и Эйлив? – вставил свои пять копеек Вестильд, чем заслужил неодобрительный взгляд от матери и отца.

– Да.

– Что будет в случае, если ты нарушишь свою клятву? – спросил Ивар глухим голосом.

– Я не смогу использовать магию.

– Станешь человеком?

– Нет, магия останется. Я просто перестану её использовать.

– И что с того? – не понял Ивар – ну, не сможешь, и что?

– Это больно, папа – тихо сказал Вестильд – это очень больно.

Хельга и Ивар переглянулись друг с другом. На лице матери было отчаянье, но отец только покачал головой, оставаясь непреклонным.

– Ты сама знаешь, что с ним будет, если он не удержит эту силу в себе – твердо сказал Ивар – пусть лучше он будет уметь сражаться за свою жизнь, чем так легко с ней расстанется.

Хельга закусив губу, кивнула и отвернулась в сторону окна. Плечи женщины мелко подрагивали, но сама она осталась беззвучной.

– Мы согласны – сказал Ивар колдуну, который терпеливо ждал ответа – как только принесешь свою клятву, можешь учить Вестильда.

В душе мальчика царила целая буря эмоций. Он был очень рад тому, что всё-таки сможет колдовать, что научиться управлять своей силой и сможет защищать родителей и деревню, а вот с другой…Вестильд не хотел, чтобы приходилось делать выбор между родителями, которых он очень любил и собственной силой, и, как выяснилось, ещё и судьбой. Ведь если то, о чем говорили родители и Сигвад – правда, то защищать ему придется не только их и деревню, а гораздо больше людей.

– Согласен – кивнул Сигвад, и мужчины пожали друг другу руки.

Глава 3

Ищейки

В небольшом доме, который ничем не отличался от других аккуратных домов Речной улицы, во время завтрака разразился скандал. Ранним утром, когда солнце только – только начинало пробиваться сквозь черноту ночного неба и робко освещать черепичные крыши, Ивар – глава семьи, проснулся от странного гула, доносящегося из комнаты сына. Воспоминания о вчерашнем разговоре с колдуном обрушились на голову мужчины подобно мешку с камнями, и он ту же помчался проверить, что случилось, перепугав при этом и едва проснувшуюся жену и сонного сына до дрожи.

– Если я ещё раз увижу, что ты пытаешься вызывать какую – нибудь нечисть, мало тебе не покажется! – прошипел Ивар, садясь за стол, и смотря на понурившегося Вестильда не мигая, словно змея на свою добычу – или ты забыл, что вчера этот колдун говорил про твою магию?

– Но я не колдовал! – в который раз принялся объяснять Вестильд – я даже его не звал! Он сам пришел. Честное слово!

– Вестильд – мягко сказала Хельга, поставив перед сыном тарелку с кашей, от вида которой мальчик скривился – зачем ты вообще пытался разговорить нечисть?

– Не нечисть, а домового! – поправил мать Вестильд – просто он шуршал в углу, и я спросил, почему он шуршит.

– И что же он сказал? – обреченно поинтересовался Ивар, переглянувшись с женой.

То, что Вестильд мог видеть и разговаривать с теми, кого остальные дети и взрослые видеть не могли, уже давно перестало удивлять как мать мальчика, так и отца. Смирившись с тем, что видеть странных существ Вестильд не перестанет, родители только попросили сына быть осторожным и про себя радовались тому, что мальчик не заблудиться в лесу или не утонет в речке, благодаря своим странным друзьям.

– Он сказал, что будет что – то – сказал Вестильд, заставив мать и отца напрячься – он пытался найти место, куда можно было спрятаться.

– И что же должно произойти? – осторожно спросил Ивар, стараясь не показывать, как сильно задели его слова Вестильда – опять пожар будет? Или буря ведьмовская?

– Нет, он сказал, что… – начал Вестильд, но замолчал.

– Что он сказал? – переспросила Хельга – Вестильд?

– Я и сам не понял – сознался мальчик, елозя ложкой в тарелке – он бормотал что – то, а я разобрать не успел – папа прибежал. С ним такое бывает – уже более жизнерадостно сказал Вестильд, стараясь развеять плохое настроение родителей – он сам говорил, что не всегда верно чувствует какие перемены ждать.

– То есть, он может ошибаться? – уточнил Ивар.

– Вполне – кивнул головой мальчик – не стоит верить его словам полностью.

– Что ж, раз так, то всё хорошо – улыбнулась Хельга, зорко следя за тем, чтобы каша в тарелке сына всё-таки была съедена, а не размазана по стенкам – кстати, Вестильд, у меня будет для тебя небольшое задание.

– Какое? – встрепенулся мальчик. Сидеть целый день в четырех стенах из-за плохой погоды совсем не хотелось.

А погода была действительно плохой. Начавшее робко светить с утра солнце быстро исчезло за темными облаками. Поднялся ветер и люди, опасаясь, что скоро наступит настоящая буря, на этот раз не вызванная никакой магией, старались как можно скорее убрать поваленные деревья и хоть как – то залатать пробитые вчерашним градом и ветками крыши.

– Сбегаешь к Хале и возьмешь у неё травы для лечения простуды. Кажется, отец заболел после вчерашнего бега под дождём – объяснила задание Хельга, бросив внимательный взгляд на возмутившегося мужа.

– Не правда! Я здоров! – возмутился Ивар.

– Только пожалуйста, Вестильд, не лезь к ней в погреб сам и не скажи что – то, что может рассердить Халу, хорошо? – выжидающе посмотрела на сына женщина.

– Хорошо – покорно отозвался Вестильд – я попрошу у неё только травы для лечения простуды.

– Вот и умница.

Кивнув матери, мальчик выскочил на порог и, глубоко вдохнув холодный воздух, побежал к одинокому дому у окраины городка, в котором жила Хала.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.