книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Наталия Уиллрайт

Ключник миров

Глава первая

Полковник полиции Святопятов склонился над изуродованной женской рукой. Раздробленную кость предплечья окружали торчащие ленты мягких тканей. На первый взгляд создавалось впечатление, будто сначала ее сломали, а после с силой оторвали от туловища. Но, несмотря на трупные пятна и бледный цвет, рука выглядела безупречно. Ухоженная кожа, тонкие пальчики с нарядным маникюром. На большом пальце золотой перстень с огромным бордовым камнем. Так сказать: «Застали врасплох, но я не упала пальцами в грязь». Святопятов представил картинку у себя в голове с говорящей рукой и непроизвольно улыбнулся.

– Что такого веселого вы нашли, уважаемый Александр Николаевич, в оторванной части тела? – спросил, одетый в штатское, мужчина.

– Ааа, вот и стервятники слетелись, – протянул Святопятов. – Что-то вы долго, мы уж заждались.

– Я приехал еще минут двадцать назад, в чувство Ваших подопечных приводил, – ответил мужчина. – В обморок молодежь падает. Это мы с вами насмотрелись за годы службы, а для них труп увидеть настоящий стресс.

– Так вы же «доктор» не по живым, а по тем, кто дух испустил, – с издевательской ноткой сказал полковник.

– Ехидничайте-ехидничайте, Александр Николаевич, только все равно без нашего брата ваши расследования можно в долгий ящик откладывать, как нераскрытые.

– Ой, да ладно. Что здесь расследовать? И так видно женская рука, вроде молодая, вроде не бедная, – ответил Святопятов.

– Вот-вот «вроде». А я отпечатки сниму, скребки возьму, проведу анализы необходимые. Завтра будете знать о трупе все: возраст, имя, где живет, кто родственники, – судмедэксперт цокнул языком и полез в свой чемоданчик за резиновыми перчатками.

– Да, – согласился Святопятов, – без вас, Дмитрий Родимович, нам никуда. Только вот все равно работа у вас противная.

Полковник поморщился и отошел в сторону. Судмедэксперт что-то ответил ему вслед, но Александру Николаевичу было уже не до того. Из-за поворота выехал микроавтобус местного телеканала новостей.

– Вот, дерьмо! – выругался негромко полковник и направился наперерез автомобилю.

Микроавтобус резко затормозил. Из окна высунулась запухшая физиономия водителя. Он громко нецензурно крикнул на перегородившего ему путь служителя закона.

– Ты что, ахренел!? – заорал в ответ Святопятов. – Я тебя сейчас на трое суток заберу за вождение в нетрезвом виде!

Водитель, видимо, разглядел сквозь запухшие веки звездочки на погонах, потому засунул голову обратно. Тем временем, из микроавтобуса вышла уже немолодая дама, одетая в очень тесный костюм грязно-розового цвета. Толстый слой пудры подчеркивала прическа, закрученная в старомодную ракушку. «Дама в розовом» подошла к полковнику и с гордо поднятой головой заявила:

– Уважаемый! Советую не препятствовать нашей съемочной группе. У нас задание от самого генерального директора телекомпании!

Святопятов от такой наглости со стороны представительницы СМИ покрылся красными пятнами.

– Уважаемая! Мне все равно, кто Вам давал какие задания! На этом участке главный я! Если хотите получить информацию о происшествии, то пусть ваш телеканал пишет официальное письмо в пресс-службу Министерства внутренних дел! – раздраженно ответил полковник.

Дама раздула пухлые щеки. Ее мелкие поросячьи глазки забегали из стороны в сторону.

– Я вам еще покажу! – крикнула она Святопятову, разворачиваясь к микроавтобусу.

Загрузившись в автомобиль, мадам сразу принялась звонить по мобильному телефону.

– Ларкин! – позвал полковник молоденького полицейского. – Иди сюда!

Парень подошел к Святопятову.

– Назначаю тебя на пост смотрителя за телевизионщиками! Следи, чтобы они не пролезли с другой стороны. Если хотя бы один из них выйдет из машины, сообщишь. Все понял?

– Так точно! – заорал Ларкин и направился в сторону микроавтобуса.

Святопятов не любил стычек с назойливыми работниками масс-медиа. К его счастью приехала журналистка старой закалки. Сказали официальное письмо, значит официальное письмо. Была бы на ее месте молодая представительница СМИ, полковник мог бы не выстоять «схватку». Они напористые, еще ничего не боятся, берут наглостью и громкими фамилиями. В этот раз ему повезло. Но теперь лучше всего будет скорее очистить место преступления. Обычно телевизионщики по одному не появляются. А с толпой работников средств массовой информации полковнику никак не справиться. Поэтому Святопятов поспешил вернуться к оторванной руке. Над ней уже поработал его коллега.

Полковник со спины подошел к судмедэксперту.

– Как обстоят дела у нашего доктора?

Дмитрий Родимович икнул и тихонько выругался.

– Не хорошо, Александр Николаевич, со спины подходить, когда человек погружен в свои мысли, – ворчливо ответил судмедэксперт.

Полковник улыбнулся.

– Эх, Димка, сколько мы с тобой уже работаем? Лет двадцать пять?

– Мне кажется больше, лет двадцать семь или даже тридцать, – ответил Дмитрий Родимович.

Судмедэксперт сложил инструменты в свой чемоданчик, поднялся и отряхнул с колена пыль.

Несмотря на немолодой возраст, Дмитрий Родимович Поленко выглядел стройным подтянутым мужчиной. Его густые черные волосы совсем немного на висках тронула седина. И если бы не его манера одеваться, то никто бы не сказал, что ему уже под пятьдесят. Твидовый, коричневого цвета костюм, старомодные стоптанные туфли, очки в толстой оправе – прибавляли ему еще лет десять. Но Поленко никогда не переживал за свой внешний вид. Он посвятил себя работе и только ей. Три высших образования, степень доктора наук, внушительный послужной список – все это могло бы сделать его зажиточным дедушкой с хорошей пенсией. Но тридцать лет назад, еще зеленым юношей, он пришел в полицию. С тех пор остался верным своему выбору. И это несмотря на то, что ему не раз предлагали высокие должности в зарубежных исследовательских институтах.

Совсем по-другому прожил свои пятьдесят лет Александр Николаевич Святопятов. Полковник, как и Дмитрий Родимович, поступил на службу в возрасте двадцати лет. Так сложилось, что они оказались в одном отделении, а потом по работе шли вместе. Но, если доктор посвятил себя карьере, то у полковника немного другая история. Александр Николаевич любил шумные компании и разного рода гулянки. На одной из них познакомился со своей будущей женой. И уже в двадцать три года стал папой замечательной девочки Даши. Но, даже с появлением любимой дочки не остепенился. Командировки, застолья, любовницы – все привело к тому, что к тридцати годам он неожиданно для себя оказался свободным от брачных уз. Жена не стала больше терпеть постоянные неразумные выходки своего мужа. В один прекрасный день она собрала вещи и ушла, а через некоторое время подала на развод. Александр Николаевич не сразу осознал, что значит остаться без семьи, а когда остепенился, было уже поздно. Бывшая жена повторно вышла замуж. С того момента он решил посвятить свою жизнь дочке. Святопятов больше не женился и не заводил детей. Дашенька стала единственной женщиной в мире, которую он лелеял. Все заслуженные звания ради того, чтобы получить связи и хорошую зарплату. В итоге дочка обеспечена всем: элитный европейский университет, квартира в престижном районе, хороший автомобиль. Такой насыщенный событиями образ жизни оставил свой отпечаток на внешности Александра Николаевича. В свои пятьдесят лет он заработал полноту, частично облысел, а без очков плохо видел, хотя и отказывался носить их на людях.

– Как смотрите, Дмитрий Родимович, на то, чтобы собраться на нейтральной территории и обсудить происшествие? Посидим, водочки выпьем. Курочку гриль купим, а? А то, как-то давно не случалось у нас с вами посиделок, – предложил Святопятов своему другу.

Дмитрий Родимович улыбнулся, он не был любителем выпить, но под хорошую закуску да со старым другом, почему бы и нет.

– А я и не откажусь, – ответил судмедэксперт на приглашение. – Только вот сдам работу, проведу вскрытие и сразу к вам с результатами.

– Только не затягивай, а то водка остынет, – тихо сказал полковник.

– Не затяну, еще весь день впереди, – закончил разговор Дмитрий Родимович.

Он пожал Святопятову руку, а после дал распоряжение своим младшим помощникам запаковать оторванную часть тела в мешок и отнести в «труповозку».

Александр Николаевич посмотрел на часы. Действительно, только семь утра, а светло как в полдень. Вот она – настоящая весна. Первые теплые деньки. Когда после долгой серой зимы начинается просветление. Когда мрачные снеговые тучи меняются местами с нежно голубым прозрачным небом. Небом, которое отдохнуло за зиму и теперь радует своей свежестью. Солнце еще не появилось над высотными домами, но уже осветило все вокруг.

Святопятов набрал полные легкие теплого воздуха. Приятное настроение наполнило тело. Он оглянулся вокруг. Сотрудники правоохранительных органов сворачивались. К Александру Николаевичу подошла девушка-следователь.

– Александр Николаевич, мы проверили окрестности. Кроме оторванной руки больше ничего не нашли. Тем не менее, к утру понедельника я подготовлю первый отчет о проделанной работе.

Валерия Анатольевна стройная, высокая блондинка с длинным каре. Лера не считает себя красавицей, но точно знает магию своих зеленых глаз. Ни один мужчина не может устоять, когда она включает обаяние взглядом. Но, несмотря на женственность, Валерия большую часть своего времени проводит на работе. В свои тридцать лет она единственная девушка следователь в отделении и одна из самых молодых сотрудниц. Поэтому все коллеги относятся к ней с уважением. Ей удается успешно раскрывать самые сложные дела, даже со статусом: «Особо опасно». Святопятов ценит трудоспособность своей подчиненной. Со своей стороны полковник старается предоставить все условия для качественной работы всеобщей любимицы.

– Хорошо, Лерочка, спасибо, – с нежностью в голосе ответил Александр Николаевич.

Они попрощались. Следователь покинула место преступления вместе с криминалистами. Переулок опустел. Вокруг стало тихо-тихо. Если бы не весеннее солнце, то окружение напоминало бы декорации к фильмам ужасов. Узкий аппендикс когда-то был ответвлением многолюдной улочки. Здесь в XIX веке по обе стороны пестрели особняки состоятельных господ. С тех пор постройки так и остались, но перестали служить жильем. Дома обветшали, стены частично обвалились, а улица перестала существовать на карте. Теперь это всего-навсего безжизненный тупик, окруженный со всех сторон мрачными стенами с черными глазницами окон.

Святопятов поежился и спешным шагом направился к своей машине. Только сейчас он вспомнил о представителях СМИ. Микроавтобуса не оказалось на том месте, где полковник в последний раз его видел. Ответственный Ларкин уехал со своими коллегами. Странно, что не отчитался, когда телевизионщики покинули место преступления. Неужели они так легко сдались? Не похоже, но терзать себя догадками полковник не стал. Его больше волновало преступление, которое вырвало его из теплых объятий сна. По дороге к машине Святопятов размышлял о происшествии. Он не понимал, почему только рука? Где остальное тело? Почему нет вокруг крови? Причем, ее вообще нигде нет. Что за перстень на пальце? И почему он остался нетронутым? Так, задавая себе десятки вопросов, Святопятов дошел до автомобиля. Его старенький пыльный «Мерседес», скромно припаркованный между «Рендж Ровером» и последней моделью «Тойоты», смотрелся как-то убого. Святопятов начал протискивать свое полное тело в промежуток между «Мерседесом» и близко припаркованным к его автомобилю английским внедорожником.

– Кто так паркуется? – ворчал он. – Машин дорогущих накупили с правами, а мозгов нет.

Полковник сделал выдох и с трудом уселся на сиденье водителя. Заведенный двигатель издал приятное урчание. Святопятов выехал с парковки на проезжую часть. Он приоткрыл окно. В кабину залетел веселый весенний ветер. Вокруг просыпался город. Лучики солнца проскальзывали в окна домов, поднимая сонных обитателей квартир. Как медведи после спячки, они выползали из своих зимних убежищ. Осторожно, как будто не веря, что наступила весна, что холода закончились, и с этого дня будет становиться теплее с каждым днем. Даже деревья, которые еще вчера стояли мрачные, тыкая своими лысыми ветками в замерзшее небо, выпустили почки. Мерзлые островки травы стали сочно зелеными, а кое-где пролезли листики одуванчиков. Мир вокруг наполнился веселым щебетанием и первым жужжанием. Даже вредная муха радовала своим появлением.

Святопятов еще раз глубоко вдохнул радость субботнего утра и подумал: «Как же ты прекрасен – Киев!».

Солнце поднималось выше, пробуждая своим ясным ликом весь город. На одной из улиц Подола нежный лучик пробился сквозь щель между шторами и скользнул по комнате. Даша открыла глаза. Электронные часы показывали одиннадцать.

«Ой, как же хорошо, сегодня суббота», – подумала про себя девушка.

Она сладко потянулась, встала и открыла окно. С улицы ей улыбнулось теплое утро, а в комнату ворвался свежий весенний ветер.

– Ну, как же хорошо, – озвучила мысли Даша.

После покружилась по комнате и с разбега плюхнулась на кровать. Ей было лень вставать. Рабочая неделя выдалась загруженной, поэтому на выходных Даша планировала расслабиться и просто поваляться дома. Но валяться на пустой желудок голодно, поэтому она резво вскочила с кровати, чтобы сделать налет на холодильник. По дороге включила музыкальный телеканал. С экрана динамично запела Бритни Спирс. Даша, пританцовывая, продолжила свой путь на кухню. Здесь немного попахивало пропавшими продуктами. Хозяйку абсолютно не смутила гора грязной посуды и забитое доверху мусорное ведро. Она, неуклюже повторяя движения за поп-певицей, открыла холодильник. Внутри все выглядело не лучше чем на остальной кухне. Душок прокисшего молока заполнил все пространство. Из открытой банки огурцов вылезла плесень, сосиски сморщились, укроп засох. На нижней полке одиноко стояла кастрюлька, в которую Даша заглядывать не решилась.

– Фу-фу-фу, – скривилась хозяйка беспорядка и закрыла дверцу холодильника.

Вот она молодая одинокая жизнь. Питание в кафе, иногда заказ готовой еды на дом. А как по-другому в двадцать семь лет? Даша уже была обеспечена всем необходимым для жизни: однокомнатной квартирой – не большой, но в престижном районе, машиной – не супермодной, но иномаркой. С юных лет ее заставляли учиться почти круглосуточно. Свободу она почувствовала только после окончания престижного европейского университета. А как по-другому? Дашины мама и папа развелись, когда ей исполнилось семь лет. Мама вышла второй раз замуж за бедного иностранца и теперь живет в Португалии. Родной папа всю жизнь прожил в Киеве. Он полностью обеспечил свою дочь. Ему пришлось много работать, чтобы единственное дитя в свои двадцать семь лет уже твердо стояло на собственных ногах. Зная все это, Даша со всей ответственностью относилась к вложениям в свою особу. После окончания университета родители перестали ее воспитывать и пустили в вольное плавание. Мол, мы тебя вырастили, обеспечили, а теперь живи, наслаждайся жизнью. Воспользовавшись свободой, Даша ушла в вечный загул. Днем работа, приблизительно с девяти до шести, а после тусовки по клубам до трех утра. Конечно, откуда появится время на уборку? В таком ритме проживался каждый день, за исключением тех моментов, когда наступала лень. Вот, как сегодня.

Даша открыла холодильную камеру. Там мерзла килограммовая упаковка мороженого. Этого в ее квартире всегда было в избытке. Каждый раз, поедая очередную порцию холодных сладостей, Даша благодарила природу, что ей не передались папины гены, склонности к полноте. Она уселась перед телевизором и, с наслаждением, начала есть мороженое, параллельно переключая телеканалы. Музыка, старый фильм, мультфильм, комедия, опять музыка, детский – столько телеканалов, а посмотреть в субботу утром нечего. Большой палец на автомате нажимал кнопку пульта.

Неожиданно ее внимание привлек телеканал местных новостей. На экране она увидела своего отца, который находился на месте преступления. Диктор рассказывала о зверском убийстве, впоследствии которого осталась только рука. Весь сюжет был выстроен на большом количестве неодобрительных слов в сторону правоохранительных органов. Даша подумала, что отец ей привиделся. Видеоматериал передавали плохого качества, все тряслось. Съемка велась сначала из автомобиля через лобовое стекло, а потом вообще сверху здания. Но, несмотря на сомнения, Даша отложила ведерко с мороженым и побежала звонить по мобильному телефону.

– Алло, папа, – сказала она в трубку.

– Да, доченька, – спокойно ответил полковник Святопятов.

– Привет. Мне кажется, что я тебя видела в новостях. Там про руку что-то рассказывали, или это был не ты?

– Твою мать! Ах… – запнулся полковник. Он никогда не ругался при дочери, даже в самые эмоциональные моменты. – А по какому телеканалу ты видела новость?

– По местному. Там еще дикторша с таким противным голосом была. Рассказывала, что у нас правоохранительные органы ни на что не годятся, – немного дрожащим голосом ответила Даша.

Она понимала, что если папа начал ругаться при ней, значит все очень плохо.

Полковник секунду помолчал в трубку, выражая нецензурные обороты про себя, а после вслух сказал:

– Солнышко, не бери в голову. Это мы фильм детективный снимали, а они и рады стараться. Несут в массы панику.

Даша, конечно, не поверила, но углубляться в эту тему не решилась. Она притворно весело попрощалась. В душу закралась тревога. Ее хорошее утреннее настроение испарилось. Она не любила, когда отец участвовал в опасных операциях, но больше ее расстроили слова диктора о плохой работе правоохранительных органов. Она выключила телевизор и отправилась на кухню заниматься уборкой.

Даша даже не заметила, как пролетели три часа времени. Ее настолько поглотили мысли о скверном сюжете, что уборка прошла безболезненно. Кухня сияет, посуда блестит, мусор в двух пакетах стоит в коридоре.

– Фух, – выдохнула она, – вот это кухня хорошей хозяйки.

Даша приняла ванну, оделась в удобную одежду, зачесала в хвостик свои длинные русые волосы и подкрасила ресницы, подчеркнув огромные голубые глаза. А после, захватив с собой кульки с мусором, вышла на улицу. От такой, усердно проделанной работы, очень хотелось кушать. Тем более что завтрак состоял всего-навсего из нескольких ложек мороженого.

Даша выкинула мусор в мусорный бак, а после отправилась на стоянку к своему миниатюрному «Гольфу». В веселых ярких лучах солнца машинка выглядела такой же неопрятной, как и кухня. Кто-то воспользовался толстым слоем грязи, чтобы прямо на капоте написать неприличное слово. Но Даша не расстроилась, она с улыбкой вытащила из сумочки влажные салфетки. Теперь на капоте образовалась грязная размазня, которая гораздо больше бросалась в глаза, чем неприличное слово. Даша скривилась, пообещав своей машинке заехать на автомобильную мойку. Но, усевшись за руль, поняла – голод пересилил стыд. Даша завела мотор и помчалась по весеннему проспекту в свой любимый ресторанчик на Подоле.

Как-то так получилось, что на многолюдной улице две прилегающие яркие вывески кофейни и бистро отвлекли внимание от ее излюбленного места. Благодаря такой скромности в ресторанчике всегда находятся свободные места. Так получилось и в этот раз. Даша заняла столик на краю веранды. Кушать хотелось сильно, много и сытно. Она заказала суп-харчо, картофель фри с мясом по-французски, а на десерт творожный пудинг. Пока Даша наслаждалась блюдами, то размышляла о том, что же скрывает от нее отец и каким образом можно выведать у него информацию?

Судя по сдержанной нецензурной лексике в телефонном разговоре, он был зол, а это обеспокоило Дашу. Она вообще много волновалась о своем отце. Его работа была опасной. Ему бы в кабинете отсиживаться, дожидаясь пенсию, да распоряжения раздавать. Но нет, он всегда принимал активное участие в расследованиях.

Даша глубоко вздохнула и решила, что лучше всего развеять мрачные мысли поможет прогулка по историческим местам города. Она вышла из любимого заведения в сторону Контрактовой площади, откуда по каменной мостовой прошлась к Андреевскому спуску.

Историческая улица самое излюбленное место не только туристов, но и жителей Киева. Кроме, как пройтись по красочным торговым рядам, здесь можно сходить в театр «Колесо», или подняться на видовую террасу Замка Ричарда. Заглянуть в музей Булгакова. Полюбоваться Андреевской церковью. Свернуть на музейную территорию около Десятинной церкви.

В любую погоду и время года Андреевский спуск пестрит разного рода картинами и поделками ручной работы. Коллекционеры хвастаются собранными предметами из разных эпох, а легкий ветерок разносит веселые нотки, исполняемые уличными музыкантами.

Даша поднялась на смотровую площадку к замку Ричарда. Отсюда открывался прекрасный вид на Киев. Деревья уже выпустили почки. Сплошная серо-коричневая масса веток преобразилась. Даже трубы заводов не раздражали своим индустриальным пейзажем. К перилам подходили гуляющие. Они фотографировались на фоне проснувшегося города и уходили дальше наслаждаться теплым весенним днем. Даша также сделала снимок солнечного пейзажа. Пока настраивала камеру на телефоне, услышала разговор двух женщин. Они обсуждали зверские убийства: «Как стало страшно жить! Столько трупов! Весной всегда вылезают маньяки! А наши правоохранительные органы ничего не делают! Слышала сегодня снова про убийство передавали!». Даша вскользь посмотрела на двух сплетниц и поспешила уйти с площадки. Она не желала омрачать свой день, который и так начался с испорченного утра.

Поглощенная переживаниями Даша не заметила, как вышла к Михайловскому собору. Здесь ее накрыла толпа невест. Неимоверное количество шифона с атласом заполонили площадь перед монастырем. Вокруг щелкали фотоаппараты, а нетрезвые гости весело шумели. Лимузины один за другим привозили и увозили счастливые пары. Но Даша не обращала внимания на окружающую эйфорию, так как у нее из головы не выходил разговор двух дам. Трупы? Во множественном числе? Так вот, наверное, что скрывал ее отец. Рука это только часть чего-то глобального. Возможно, в Киеве появился серийный убийца, а оглашение его деяний в СМИ плохо скажется на настроениях жителей города. Даша понимала, что если это так, то ее отец целиком и полностью отдаст себя этому делу. Тревога, которую она отгоняла несколько часов, вернулась.

Так, в размышлениях, Даша не заметила, как вырвалась из белоснежного плена на Малую Житомирскую, по которой спустилась к Майдану Независимости. Хотя изначально планировала прогуляться через парк и на фуникулере вернуться к машине. Она осознала, что сделала круг, но ее целиком поглотили тревожные мысли. Теперь, стоя посередине центральной улицы, она размышляла, что делать дальше. Домой не хотелось. А на Крещатике царила непринужденная атмосфера. Тротуары и проезжую часть заполнили гуляющие. Все радовались приходу весны, люди улыбались. Издалека доносилась веселая мелодия скрипки. Старенький дедушка в потертой одежде радостно подергивал смычком. Даша прошлась по Крещатику. Возле одного из ларьков не устояла и купила себе большую порцию развесного мороженного, после чего уселась на лавочку. Даша с наслаждением поглощала шоколадно-лимонную массу. Как прекрасно, когда уже тепло и можно есть мороженое прямо на улице, и оно еще не так быстро тает, как жарким летом. Она доела до вафельного стаканчика, когда обратила внимание на заголовок статьи в газете. Издание валялось прямо под ногами. Там большими буквами выделялся заголовок: «Зверское убийство в центре города». Даша подняла газету.

«В пятницу утром на Днепровской набережной у воды был найден труп зверски убитой девушки. Тело нашли местные рыбаки, которые приходят ловить рыбу под бетонными стенами набережной.

Цитата одного из рыбаков Леонидова Л.В.: «Мы ходим туда редко, в основном только по выходным. Остальное время мы предпочитаем рыбачить ближе к пешеходному мосту или на Трухановом острове. А в этот день решили далеко не ходить. Погода была мерзкая, ветреная. Идти далеко не хотелось, но и возвращаться с пустыми руками как-то не хорошо. Вот и решили расположиться между кораблями. Спустились к воде, а там труп. Вызвали полицию».

После вызова на место преступления приехал дежурный патруль, а за ними криминалисты, следователь, судмедэксперт. Была проведена работа по поиску улик и изучению трупа. После осмотра места преступления нам сообщили, что жертвой стала девушка лет двадцати двух, русоволосая, одетая в трикотажное синее платье. Также у трупа оторвана правая рука. Кроме этого, при первом рассмотрении были обнаружены ссадины на шее и запястье второй руки. Крови вокруг трупа не найдено. Сотрудники правоохранительных органов заверили, что проведут масштабное расследование. Наша газета будет следить за ходом следствия. Просим всех, кто может знать девушку или видел ее, сообщить в редакцию либо по телефону 102.

Напомним, что всего три месяца назад, недалеко от этого места преступления, было найдено тело другой молодой девушки. Мы освещали ход расследования, которое ни к чему не привело. Девушка осталась неопознанной».

Даша закончила читать. В голове пронесся рой мыслей. Она посмотрела на дату. Газета свежая, вышла сегодня. Вчера девушка без руки, сегодня женская рука. Мурашки пробежали по телу. Даша вскочила с лавочки как ошпаренная. Она свернула газету и очень быстро, расталкивая неспешно гуляющих прохожих, побежала в сторону метрополитена. Ее машина осталась припаркованной на Подоле. Движение на Крещатике по выходным дням перекрыто, поэтому самым быстрым способом добраться до личного транспорта оставалось метро. Она заскочила в стеклянные двери, купила жетончик и стремительно, не обращая внимания на возмущенные крики дежурной по станции, побежала вниз по эскалатору. Далее пересекла платформу и снова оказалась на эскалаторе, ведущем на пересадочную станцию «Майдан Независимости». Даша стрелой влетела по ступням, игнорируя массовые упреки окружающих в ее адрес. Вот еще одна арка и она видит, как прямо перед ней закрываются двери вагона. Не хватило секунды. Даша еще немного по инерции пробежалась вдоль платформы по ходу поезда, а потом остановилась и села на корточки. Ее тошнило, то ли от еды, то ли от бега, то ли от информации о трупах, а возможно от всего вместе. Даша тяжело дышала, подобрав руки к груди, она опустила голову на колени.

– Девушка вам плохо? – спросил мужской голос.

Даша отрицательно покачала головой. Мужчина больше не задавал вопросов, но при этом остался стоять возле нее. Подъехал поезд метро. Началось беспорядочное движение пассажиров на вход и выход, кто-то случайно задел Дашу. Она, покачнувшись, чуть не упала набок. Ее удержала за плечо крепкая мужская рука. Даша поднялась с корточек. Голубые глаза, обрамленные густым веером черных ресниц, внимательно смотрели на нее. Даша слегка улыбнулась, поблагодарила голубоглазого спасителя и отошла в сторону. В голове стоял туман, в желудке штормило. Она села в следующий поезд, доехала до станции «Почтовая площадь», откуда побежала к своему автомобилю.

В первые секунды Даша решила поехать к отцу в отделение, но, спустя минуту, отказалась от идеи беспокоить его информацией из газеты. А если найденное на набережной тело не имеет отношения к оторванной руке? К тому же отец, скорее всего, в курсе убийства девушки. Он же полковник полиции. Даша решила успокоиться, навести порядок в мыслях, а после серьезно поговорить с отцом. Она завела мотор и развернула автомобиль в сторону дома.

У Святопятова так же, как и у дочери, голова шла кругом. Его утро совсем не заладилось. Он сидел в своем кабинете очень злой после Дашиного звонка. Полковник успел сделать несколько гневных распоряжений и теперь нервно курил сигарету. В кабинет зашел Ларкин.

– Ларкин! – заорал Святопятов на молодого полицейского. – Я тебе, что сказал делать на месте преступления? А? Следить за телевизионщиками! А ты что?

Парень даже присел, так испугался.

– Так я эта…, – начал было Ларкин.

– Эта, он! – не дал закончить молодому служителю закона Святопятов. – Вот только и знаешь, как за Валерией Анатольевной ухлестывать, а простой приказ выполнить не можешь! Как так получилось, что эти пьяницы во главе с Фрекен Бок засняли материал на месте преступления!? А?

Полковник сделал паузу. Слишком тяжело ему было кричать без остановки.

– Засранец! Вот ты кто! – подытожил Святопятов. – Вон с глаз моих долой!

– Так это… – опять что-то хотел сказать Ларкин.

– Вон я сказал! – перебил его полковник.

Когда Ларкин покинул кабинет Святопятова, полковник смачно затянулся сигаретой, закашлялся, скорчил гримасу и, затушив бычок, откинулся на спинку стула. Он очень любил всех сотрудников своего отделения. Многое спускал с рук, но только если это не касалось дисциплины или качества работы. Полковник задумался: «Как же поступить с Ларкиным?» Молодой полицейский не выполнил приказ. Теперь из-за этого будут неприятности. Но, с другой стороны, жалко парня. Только начал свою работу в отделении. Святопятов махнул рукой в завершение мыслей о наказании своего подчиненного. Полковник решил пока оставить Ларкина в покое и принялся названивать в пресс-службу МВД. На всякий случай пускай готовятся. Вдруг Фрекен Бок раздует скандал.

Тем временем, в здание отделения зашел худощавый бледного вида молодой человек, одетый в длинный кожаный плащ и потертые штаны из такого же материала. Короткие волосы грязными сосульками торчали во все стороны. Парень подошел к окошку дежурного.

– Здравствуйте, я по теленовостям узнал о найденном трупе, вернее, части трупа. Мне кажется, я знаю, чья это рука, – неуверенно произнес молодой человек.

Парень говорил медленно и все время ерзал.

Дежурный не сразу понял, что мрачное существо за стеклом – посетитель. Он протянул в окошко ручку и лист бумаги.

– Пишите, – сказал дежурный.

– Что писать? – уточнил молодой человек.

– Заявление конечно. Я такой-то, такой-то, прибыл туда-то, потому что узнал о происшествии из новостей и хотел бы опознать труп, вернее то, что от него осталось, – не отрываясь от игры в гонки на смартфоне, ответил дежурный.

Парень помедлил, потом спросил.

– А без заявления нельзя?

– Вы можете прийтись родственником жертвы? – уточнил дежурный.

– Нееет, – замотал головой посетитель.

– Молодой человек, ну как же тогда без заявления? Кто вас к трупу допустит без данных? Пишите, кто вы и что вы, а дальше уже следователь разберется. Если вы опознаете труп, то будете участвовать в расследовании.

– Кто я? – переспросил парень и как-то скукожился.

Дежурный с удивлением посмотрел через приемное окно. Ему хотелось послать посетителя куда подальше, но он сдержался, мало ли какие неадекватные личности здесь ходят.

– Даа, – с наигранной улыбкой ответил дежурный, а себе под нос уже пробубнил, – дебил.

Посетитель молчал. Когда через минуту дежурный снова поднял глаза, то обнаружил, что загадочный молодой человек испарился, а на его место подошел Дмитрий Родимович.

– Привет, Ванька. Все в игры играешь? – со всей возможной строгостью обратился судмедэксперт к дежурному.

– Нет, никак нет, – нажимая на блокировку телефона, ответил дежурный.

– Пропустишь? Пропуск забыл в морге.

– Только распишитесь, пожалуйста, Дмитрий Родимович.

Дежурный протянул журнал, ручку судмедэксперт взял возле окошка, она осталась от прежнего посетителя.

– А что это за наркоман здесь у нас ошивался в отделении? – как бы, между прочим, спросил Дмитрий Родимович.

– Та, то пришел какой-то. Говорит, могу руку опознать, а я ему пишите заявление, ну он и ушел.

У Поленко даже глаз задергался.

– Ах, ты! – закричал он и выбежал на улицу в надежде поймать неожиданного посетителя. Естественно, его попытка не увенчалась успехом.

Дмитрий Родимович вернулся к дежурному.

– Вот ты мне, Ваня, скажи, чему тебя в академии учили? Где твои мозги? А? А ну отдай телефон сюда!

– Дмитрий Родимович, – заныл дежурный.

– Отдай, я тебе сказал!

Судмедэксперт просунул руку через окно и выхватил смартфон.

– Вот тебе игрушки на рабочем месте!!! – он угрожающе потряс телефоном. – Пропускай меня сейчас же!!

Раздался сигнал, открылась дверь во внутреннее помещение. Дмитрий Родимович направился к кабинету полковника. Александр Николаевич сидел за столом, пролистывая старые дела.

– Ты чего такой красный? – удивился Святопятов, увидев своего друга в дверях.

– Да потому что твои оболтусы упустили, возможно, единственного свидетеля по нашей руке. Оболтус! – выкрикнул Дмитрий Родимович в сторону двери и плюхнулся в кресло напротив стола.

– Это как это? – не понимал Святопятов.

Поленко посмотрел на друга грустно-грустно.

Полковник причмокнул, встал из-за стола, закрыл дверь изнутри на ключ, после чего достал из тумбочки бутылку коньяка. Он в полной тишине разлил по двум бокалам напиток карамельного цвета, жестом предложив своему загрустившему другу выпить. Дмитрий Родимович залпом опустошил бокал.

– Может, теперь расскажешь? – уточнил Святопятов и налил повторно.

– Тут, какой-то друг нашей руки приходил, а твой вон тот, игрок, его упустил, – уже спокойно ответил судмедэксперт и выпил вторые пятьдесят грамм коньяка.

Полковник поперхнулся от такой новости.

– Кто приходил? Кого упустил? – не понял он.

– Труп наш искали, сказали, что знают убитую, – объяснил Дмитрий Родимович.

Святопятов вскочил как ошпаренный. Он схватил бутылку с бокалами, поставил обратно в бар и побежал к дежурному.

– Ах ты мать …! – заорал он на все отделение. – Ты что же это, единственного свидетеля мне упустил?

Дежурный еще не отошел от криков Дмитрия Родимовича, поэтому вжался в кресло, вцепившись руками в деревянные подлокотники.

– Чтобы через пять минут мне видео с камер наблюдения нашел и предоставил! – Святопятов непроизвольно хрюкнул.

Он проследил, чтобы дежурный покинул свое убежище для выполнения распоряжения.

– Ларкин! – заорал полковник.

Из внутреннего помещения выскочил молодой полицейский.

– Ларкин! – повторил Святопятов. – До тех пор, пока твой коллега исправляет свой проступок, остаешься за главного на пропускной. Ох, вы у меня получите! Будете дежурить месяц без выходных! Все! Даже те, кто не виноват ни в чем! Для профилактики! Распустились! Балбесы!

Александр Николаевич вернулся к себе в кабинет. Там, в полном спокойствии, Дмитрий Родимович разливал по бокалам коньяк, который достал обратно из тумбочки. Он протянул напиток другу, они чокнулись и выпили залпом пятьдесят грамм.

– Эх, закуски не хватает. Поехали-ка домой к тебе, Александр Николаевич, курочку гриль кушать, а то так и напиться недолго, а годы-то уже не те. Одной головной болью не отделаемся. Все равно сегодня суббота, работать никого не заставишь.

Святопятов отставил бокал.

– Сейчас горе дежурный принесет видео и поедем. А ты пока расскажи, что узнал по нашему трупу, – ответил полковник.

– Узнал не много. Рука левая женская. На момент обнаружения была оторвана от тела около тридцати двух часов. Вернее тело умерло больше суток назад. Рана рваная, но никаких ссадин и кровоподтеков, которые указывали бы именно на то, что ее тянули, мне обнаружить не удалось. Поэтому для меня пока загадка, как рука отделилась от туловища. Возможно, мне помогут эксперты из лаборатории. Я отдал некоторые мазки и пробы тканей с краев руки на исследование. Жду результатов до понедельника. Теперь, что касается возраста. По состоянию кожи могу предположить, что она принадлежала молодой девушке лет двадцати двух – двадцати пяти. На большом пальце внушительных размеров перстень с настоящим рубином в золотой оправе. Я не специалист по драгоценностям, но моя помощница сказала, что такой перстень мог бы стоить несколько тысяч долларов. Необычно большой камень, неприродный размер для рубина.

– Так может это и не рубин? – перебил его Святопятов.

– Возможно, но маловероятно. В золото редко ставят стекляшки. Я попросил следователя Валерию Анатольевну передать его в аукционный дом, чтобы проверили ценность украшения. Что еще рассказать? Маникюр хороший, ухоженный. Но под ногтями грязь. Также отдал в лабораторию. Отпечатки сняли, проверили, но установить личность не удалось. Девушка не привлекалась. Как говорится: «К ответственности не привлекалась, не судилась и все такое». Но у нас есть зацепка. У нее неестественно сросшиеся кости в месте локтевого сгиба. Я предполагаю, что наша жертва родилась с врожденным дефектом. Внешне аномалия не заметна и вряд ли доставляла ей неудобства. Но для расследования ее личности это может очень помочь. Девушка явно лечилась или наблюдалась у врачей, поэтому если в розыске молодой особы с такими признаками нет, то можно попробовать дать описание по больницам.

– Ты думаешь, она может быть жива? – уточнил Святопятов.

– Это исключено. Если руку отделили при жизни, то несчастной оставались считанные секунды. С такими ранами не выживают, – ответил Поленко.

– Мда, не много, – с разочарованием сказал Святопятов.

– А ты что хотел? Что я тебе имя и фамилию назову?

– Вот, а ты говоришь толк от вас, судмедэкспертов есть. Я это все и без тебя утром понял. Тоже мне… – но полковник не договорил. В кабинет ворвался дежурный с дисками в руках.

– Александр Николаевич, нашел, – выпалил дежурный.

– Давай сюда, негодник, сейчас посмотрим, что ты там нашел.

Святопятов взял диск и засунул в дисковод пошарпанного системного блока. Тот угрожающе загудел, а через несколько секунд выдал на экран окно с видеофайлами.

Полковник запустил видео, на которое ему указал дежурный. Черно-белая камера охватывала почти весь двор отделения. Все трое внимательно смотрели на монитор. На второй минуте просмотра на экране появился Дмитрий Родимович. Судмедэксперт прошел под камерой и скрылся в дверях.

– Не понял, – остановил запись полковник, чтобы отмотать обратно.

Повторный просмотр ничего не дал. Никаких посторонних личностей не заходило и не выходило.

– Не понял, – теперь уже сказал Дмитрий Родимович. – Я с ним столкнулся в дверях фактически, когда заходил. Он должен быть на камерах. Давай-ка еще раз.

После, уже даже не третьего просмотра, дежурный увидел своим трезвым взглядом мелькнувшую под камерой тень. Именно в тот момент, когда Дмитрий Родимович зашел в здание.

– Вот он, – указал пальцем Ваня на серое пятно.

– Вот, сукин сын, – выругался Святопятов. – Как же он догадался, что там камера?

– Так, а чего там догадываться? – удивился дежурный. – Висит себе бандура с перепаянными проводами, только слепой не заметит.

– И правда, но у нас же еще другая имеется, расположена над дежурным. Там она новая, цветная, звук пишет! – радостно воскликнул полковник.

Новая камера записывала все на сервер, который находился в дальнем кабинете. Обычная, полуподвального вида, коморка с большими мониторами и современным оборудованием для видеонаблюдения. Зачем сделали эту комнату, никто не знал. Вроде бы хотели создать в отделении спецотдел охраны всех подъездов этого района. Но, что-то не сложилось на завершающем этапе, поэтому проект заморозили до лучших времен. От всей затеи остались: одна камера над окном дежурного, сервер и множество современных кнопочек.

Троица протиснулась в крохотный кабинет. Святопятов запустил видеоархив. Не с первого раза, но нашел искомый материал. К сожалению, камера находилась под таким углом, что было видно только грязную макушку загадочного посетителя. Но, к счастью полковника и к несчастью Вани, весь разговор записался очень отчетливо. С каждым словом, дежурный все больше и больше краснел.

– Тьфу ты! Да что же это такое?! И здесь все через одно место! Кто так камеры вешает?! – выругался Святопятов.

– Это просто ею никто не управляет, – осторожно ответил дежурный. – Она ведь современная. Камеру можно двигать. А ее как оставили в последний раз, так она и висит.

– Последний раз был, когда ее устанавливали! С тех пор только приходят из управления и проверяют, все ли работает! – не переставал возмущаться Александр Николаевич.

– А зачем это им? – удивился Дмитрий Родимович.

– А кто их знает. Следят вот за этими, наверное, – полковник кивком указал на дежурного, который уже залился багровым цветом, а когда услышал о проверках, вообще чуть в обморок не упал.

– Ладно, впустую все это. Идемте, Дмитрий Родимович, хватит субботний весенний день на работе просиживать. А ты, – обратился Святопятов к подчиненному, – скопируй видео и отдай следователю Валерии Анатольевне, может это чем-то поможет ей в расследовании. Все понял?

– Будет сделано, – неуверенно ответил дежурный.

– Вот, держи свое чудо техники, – протянул смартфон молодому полицейскому Дмитрий Родимович. – Смотри, еще раз увижу игрушки на рабочем месте – расскажу начальнику. Выпишет тебе штраф, будешь в следующий раз знать, как упускать свидетелей. Лучше детективные рассказы читай. Больше пользы будет.

Святопятов с Поленко удалились. Они вышли на улицу. Теплое солнце перевело тени на вторую половину дня, чувствовалась легкая прохлада, которая приходит с наступлением вечера.

– Так что, Александр Николаевич, в супермаркет за продуктами, да по сто грамм? – обратился к полковнику Дмитрий Родимович.

Святопятов улыбнулся. Закончился еще один неспокойный день. Начало теплой весны подкинуло серьезное дело, которое рискует остаться не раскрытым. Полковник непроизвольно скорчил гримасу, но быстро отогнал неприятные мысли. Что будет дальше, будет потом, а сегодня хочется провести время с лучшим другом, которого он знает уже много лет.

Пока давние друзья заканчивали свой рабочий день, распивая крепкие напитки, Даша спала сном младенца. Ее разбудил старый запорожец, который с оглушительным ревом покинул двор. Она проснулась с сильной головной болью. За окном стемнело. Ее немного тошнило, но организм очень быстро справился с неприятными позывами желудка. Осталось только легкое давление в висках. Даша встала с кровати и пошла на кухню за шипучкой от спазмов. Она немного пожалела себя бедную несчастную вслух, после чего вернулась в кровать. Лекарство немного ослабило боль, но легкое давление в висках не прекращалось. Даша пыталась восстановить хронологию дневных событий. Она не могла вспомнить, каким образом оказалась дома. В ее голове всплывали отрывками воспоминания: метро, она за рулем автомобиля, квартира, кровать, глубокий сон. Даша огляделась. Рядом с кроватью валялась подобранная на Крещатике газета. Ей было непонятно, что же такое вывело ее из строя? Информация о трупе найденной девушки, утренние события с оторванной рукой, а возможно все вместе? Даша иногда читала криминальные новости, но чтобы так проникнуться – это случилось впервые. Ее отец работает в правоохранительных органах. Он часто рассказывал во время застолий о самых громогласных происшествиях. Даша, спрятавшись за диваном, любила подслушивать кровавые подробности. Поэтому впечатлительной она себя назвать не могла.

Даша подняла газету с пола и повторно перечитала статью. Странно, почему сейчас рассказ о найденном трупе не казался таким жутким, как это случилось днем? Она откинула печатное издание в сторону и решила позвонить отцу.

– Алло, – услышала она в трубку родной голос.

– Привет папа, как твои дела? – весело спросила Даша.

– Отлично, вот сидим с Дмитрием Родимовичем, немного выпиваем. Вспоминаем годы дружбы и службы. Ты помнишь Дмитрия Родимовича?

– Конечно, помню. Передавай ему от меня привет, – весело ответила Даша. – А как там кино?

Вопрос вырвался неожиданно. Она уже после осознала, что задала его не вовремя.

– Какое кино? – удивился Святопятов.

– Которое вы утром снимали, а потом по новостям показали, – наиграно шутливо ответила Даша.

Полковник замешкался. Он совсем забыл, что придумал историю о съемках фильма.

– Да нормально, вроде, – ответил он. – А что?

– Ничего, просто так спросила. Решила проверить, обманул ты меня или нет, – весело призналась Даша.

– Я? Обманывать родную дочь? Никогда! – возмутился полковник.

– Да ладно, папа, перестань меня оберегать. Я уже не ребенок. Так что там со зверским убийством? Нашли того, кто это сделал?

– Да куда там! – на удивление спокойно ответил Святопятов. – У нас же только рука левая, а тело не обнаружили. По отпечаткам ничего нет, свидетелей нет. Один только чудик приходил сегодня. И того упустили.

– Как это упустили? – удивилась Даша.

– А вот так. Дежурному выговор. Пришел парнишка странного вида и заявил, что знал убитую. Что он ее друг или родственник, я так и не понял. Это все равно не важно. У нас даже на камерах его лица нет. Поставили дорогущее оборудование, а толку от него, как с козла молока!

Святопятов уже немного выпил и стал разговорчивым.

– Подожди, а как же он узнал вообще про руку? – удивилась Даша.

– Наверное, так же как и ты. От наших друзей телевизионщиков! Что б им пусто было! Всю контору на уши подняли!

– Да ладно, что прямо вот так по руке узнал свою родственницу или подругу? Папа, это же смешно.

Наступила пауза. Во всей суматохе Святопятов даже не подумал о том, что действительно, как это кто-то смог узнать в оторванной руке своего знакомого? Полковник не нашел, чем ответить. Все, что он смог сделать после слов дочери, это громко посопеть в трубку. Даша рассмеялась.

– Ну, вы даете! Тоже мне, сыщики.

– Ладно-ладно. Тоже мне, детектив. В понедельник будет собрание по этому делу там и разберемся. Как у тебя день прошел? Чем занималась? – поменял тему Святопятов.

– Неплохо. Проснулась, убралась на кухне, погуляла по городу, потом пришла и уснула.

– Дааа, – протянул полковник. – По такой погоде надо на свежем воздухе время проводить, а не расследованиями заниматься в пыльных кабинетах.

– Ой, кстати о расследованиях. Я не знаю важно ли это, но мне сегодня случайно на глаза попалась статья. В ней говорится о трупе девушки найденном вчера на набережной без руки, – перебила отца Даша.

Опять наступила пауза.

– Дочка, вот ты мне скажи, зачем тебя все время тянет что-то читать или смотреть об убийствах. Включила бы лучше комедию.

– Да я же не специально, оно все как-то само собой получилось. Сначала утром про руку, а после обеда про девушку без руки.

– А территориально где, не помнишь?

– На набережной, недалеко от пешеходного моста.

– Ага, хорошо, в понедельник проверю. А тебе достаточно уже криминальные новости читать. Посмотри фильм хороший.

– Я постараюсь, – с нежностью в голосе ответила Даша, чмокнула в трубку и закончила разговор.

Настроение у нее немного поднялось. Если отец не волнуется, значит все хорошо. Она залезла в холодильник за ведерком мороженого. Остаток вечера прошел без приключений, страшных сюжетов и криминальных новостей. Даша посмотрела две комедии, несколько серий сериала с абсурдным сюжетом, доела мороженое, а потом еще долго не могла заснуть. Она не переставала возвращаться к мыслям об убитой девушке и оторванной руке. Она испытывала страх каждый раз, когда думала о происшествии. Даша не верила в совпадения, в ее жизни таковых не случалось или она просто не хотела их замечать. Но сегодняшний день преподнес две неприятные новости, которые могут быть связаны между собой. Но почему эти совпадения произошли именно с ней, а не с ее отцом, например? Он же расследует это дело. Даша мучила себя вопросами до утра. Ей показалось, что начало светать, когда она погрузилась в мир сновидений.

Отрывками пролетали калейдоскопы. Улица, потом другая, потом следующая. Дом, другой дом. Какой-то незнакомый город, странные люди. И так одно за другим менялось содержание снов, а потом чередование резко закончилось. Из мрака вышел худой человек, одетый в темно-фиолетовую мантию с широким капюшоном, полностью скрывающим его лицо. Даша сквозь сон пробовала заглянуть в темную глубину, чтобы рассмотреть, кто же пожаловал к ней в сон. Но чем больше она всматривалась, тем сильнее сгущался мрак. Вскоре остался только расплывчатый силуэт. На миг мужчина приподнял капюшон, светло голубые почти белые глаза смотрели на нее. Открылся рот и что-то прошептал.

Даша вскочила на кровати. Она часто дышала, бешено колотилось сердце, ужас парализовал конечности. Что это было? Страшный сон?

– Что же со мной происходит? – произнесла Даша вслух, немного отдышавшись.

Ей стало не по себе. Кошмары случались в ее ночных грезах, но такое привиделось впервые. Даша прошлась по квартире, выпила воды и уже собиралась включить телевизор, но передумала. Хватит с нее вчерашних совпадений. Сегодня никакого телевидения и печатных изданий.

Все воскресенье Даша провела с мамой, которая прилетела в Киев по неотложным делам всего на пару дней. А вечером, позабыв целиком о субботних событиях, встретилась с друзьями в баре, откуда уже поздно ночью вернулась домой.

Глава вторая

Наступил понедельник. Сквозь чистые окна офиса жарко светило солнце. Оно попадало как раз на Дашин монитор. Она зевнула, ей совершенно не хотелось работать. В лучах летали песчинки пыли. Они то поднимались, то опускались среди массивных полок, заваленных старыми книгами и рукописями. Такое теплое весеннее утро. Казалось бы, мир полон вдохновения, а у Даши в голове сплошная каша. Ей надо уже начинать готовиться к аукциону. Дашина специализация это редкие вещи, такие, которые не берутся оценивать другие специалисты. Пристрастие к истории антиквариата у нее появилось еще в детстве. Даше всегда было интересно знать, какую жизнь прожил тот или иной предмет. Особенно ее увлекали древние находки, с которыми связаны загадочные события. Она очень любила мистические истории и вообще все, что касалось этого направления.

Даша открыла на компьютере папку с фотографиями лотов, которые предлагались на аукцион. Она принялась лениво перелистывать изображения. Ничего особенного или дорогостоящего по ее мнению предложено не было. Даша стала распределять по электронным папкам фотографии с предметами антиквариата. Те, по которым она ранее проводила оценку, переносила в одну. Иные, которые только изучала, но не оценивала – в другую. Оставалась третья папка. Она предназначалась для лотов, встретившихся Даше впервые. Но снимки ничего особенного не предлагали. Большая часть товара давно числилась в базе и перепродавалась из рук в руки. Даша снова зевнула.

– Что, ничего занимательного? – услышала она приятный, немного детский голос за спиной.

Даша запрокинула голову. В дверях с двумя чашками кофе стоял ее хороший друг и коллега Максим. Пухленький, невысокого роста парень двадцати пяти лет. Со светло-русой шевелюрой, стриженой под горшок. Он, так же как и Даша, работал экспертом по антиквариату. Его страстью были предметы времен Великой Отечественной войны. Максим протянул подруге кофе и примостился рядом на стул.

– Как выходные? – с веселой ноткой в голосе спросил он.

– Как зебра: черная полоса, белая, черная, белая.

Максим рассмеялся.

В этот момент в помещение зашел грозного вида мужчина лет сорока. Он сделал вид, что не увидел мило болтающих сотрудников и принялся рыться в папках, которые большими стопками завалили один из письменных столов.

– Вот блин, зашел, – шепотом сказал Максим и тенью выскользнул из кабинета.

За ним, с отобранными бумагами, вышел мужчина.

Вскоре Максим прислал Даше смайлик, они еще перекинулись несколькими фразами в Скайпе, после чего окунулись каждый в свою работу. Даша пересмотрела сотни заявок и тщательно разложила фотографии с описаниями по электронным папкам. Из всего потока присланных лотов дольше всего она рассматривала золотой перстень с рубином. На внутренней стороне оправы виднелась часть надписи «San». Это украшение вызвало у Даши интерес, она сделала запрос на полное описание и мгновенно переключилась на следующее изображение.

Рабочий понедельник прошел спокойно. Вечер такого замечательного дня Даша решила провести в кафе с друзьями. Приятным сюрпризом стала живая музыка, которая обычно бывает только по выходным. Вот что значит, когда за плохим всегда следует хорошее. Неприятные события уже случились, и того, что случилось, вполне достаточно.

Но вечер перестал быть добрым, когда она подъехала на машине к парковке возле дома. Там не нашлось ни одного свободного места, даже ее постоянный пятачок заняли старенькие «Жигули». Охранника в будке не оказалось. Даша минут пятнадцать посидела в засаде с надеждой, что сторож вернется на свое рабочее место, а потом разозлилась и нагло припарковала автомобиль во дворе прямо под окнами.

– Ну и что, что запрещено, – ворчала она, поднимаясь в квартиру, – ну и что, что оштрафуют. Пускай попробуют, я такой скандал устрою!

Даша поднималась по лестнице, не переставая ругаться. Ее возмущения, сопровождаемые нецензурной лексикой, прервал пушистый комочек, который клубком свернулся на коврике перед ее входной дверью. Как только Даша подошла, кот встал на лапки и громко заурчал. Рыжая голубоглазая прелесть тянула свою мордочку к хозяйке квартиры. Котенку на первый взгляд было около года. Даша обожала котов, однако боялась заводить домашнее животное, учитывая какой образ жизни она вела. Днем работа – вечером друзья. Но, взвесив все за и против, Даша открыла дверь, впуская лохматое чудо в квартиру.

– Будешь зваться Муськой! – торжественно окрестила она кота.

Тот, как истинный хозяин, сразу побежал исследовать свои новые владения. Муська носился по квартире открытой планировки, потом сказал: «мяу» и заснул прямо в центре комнаты. Даша пристально наблюдала за своим новым сожителем, дабы тот нигде не отметил территорию, а когда Муська заснул, переложила его на кровать.

– Добро пожаловать в мой мир, – тихонько прошептала она на ухо коту, будто бы он ее понимал.

Даша без энтузиазма поделала домашние дела, а после заснула за просмотром очередного сериала. Первый день недели для нее прошел спокойно, а вот у ее отца понедельник начался шумно.

С самого утра ему звонили из главного управления, интересуясь, каким образом могла просочиться информация по убийству в СМИ и требовали выдать виновных. Святопятов отстоял подчиненных, а также свою позицию относительно средств массовой информации. Ему пришлось пообещать дорогое виски вышестоящему руководству за понимание ситуации.

После тяжелого разговора пришло время проводить нервное совещание, на котором каждый отчитывался в проделанной работе за прошлую неделю. Большинство пришли неподготовленными, без конкретных теорий либо фактов. Только к обеду Святопятов смог вытолкнуть из своего кабинета последнего докладчика и выдохнуть.

Но спустя пять минут спокойного отдыха в дверь снова постучались. На этот раз его посетил Поленко, который не присутствовал на общем собрании.

– Ты где был? – устало спросил его полковник. – Меня здесь чуть не растерзали утром.

– Ездил смотреть тело, которое нашли без руки на набережной, – спокойно ответил судмедэксперт.

– И как тело?

– Разрывы очень похожи на края нашей оторванной руки. Возможно даже, что это один почерк. Но наша рука не от того тела. У нас она левая, а у трупа девушки отсутствует правая.

– Ой, не люблю я маньяков. Если окажется, что девушка лишилась руки таким же способом, как и наша, значит, завелся червь какой-то в столице, – скривился Святопятов.

– А что у тебя интересного? Есть информация от твоих и моих подчиненных? – перевел разговор Поленко.

– Ой, ничего конкретного. По отпечаткам ничего не нашли. Запросы в больницы ничего не дали. В месте разрыва на тканях обнаружили слабые ожоги от электрического тока и остатки синих нитей, предположительно от трикотажной одежды. Под ногтями обычная земля без примесей, которые могли бы указать хоть какую-то определенную местность. Перстень с настоящим рубином, в золотой оправе. На перстне грубая гравировка на иностранном языке. Кстати, есть предположение, что он антикварный. Ждем ответа экспертов из аукционного дома. Валерия Анатольевна сделала запрос по истории покупок. Надеюсь, таковые были. Если оно относится к предметам антиквариата, значит, за кем-то числилось. Тогда мы сможем найти владельца перстня. Вот так по ниточке по ниточке попробуем раскрыть это дело.

Святопятов сделал паузу и потер лоб.

– Мда, не много, – ответил Дмитрий Родимович. – Кстати прошу заметить, что убитая девушка на набережной была в синем трикотажном платье. И ей, предположительно, от двадцати двух до двадцати пяти лет. Надо полагать, маньяк охотится за определенными юными особами.

– Такой себе охотник за голубыми платьями? – фыркнул полковник. – Руки то зачем отрывать? Это как минимум не логично.

– Маньяки…, – задумчиво произнес судмедэксперт.

Святопятов с удивлением посмотрел на своего друга. Поленко всегда отличался сдержанным характером. Бури эмоций были ему не свойственны, но в такой насыщенный день судмедэксперт выглядел чересчур равнодушным ко всему происходящему.

– А что с неожиданным посетителем? – нарушил тишину Дмитрий Родимович.

– Да тоже ничего. Лица не видно. Таких мрачных готов пруд пруди, сейчас повылазят на холмы возле Десятинной церкви. Будут на древних могилах духов вызывать, – ответил Святопятов.

Дмитрий Родимович рассмеялся.

– Мда, не густо. Можно попробовать заслать туда провинившихся молодых бойцов. Пускай погуляют, поспрашивают. Вдруг, кто-то, что-то знает, – предложил судмедэксперт.

– Так, а что расспрашивать? Знает ли кто-то парня с сальными волосами одетого в черное? У нас даже портрета нет.

– А дежурный? Он что не может срисовать по памяти? – удивился Дмитрий Родимович.

– Та кто там. Он же в игрушки играл свои, кто там что запоминал! – отмахнулся Святопятов.

– Добрый ты с ними слишком, – с упреком сказал Поленко, – разрешаешь бездельничать вот тебе и результат.

Полковник глубоко вздохнул, с грустью посмотрев на собеседника.

Зазвонил стационарный телефон. Поленко пожал руку Александру Николаевичу и удалился, оставив полковника в одиночестве разбирать накопившиеся проблемы.

Судмедэксперт вышел из отделения. Его мучили вопросы. Утром он ехал на изучение трупа, будучи уверенным, что рука окажется частью найденного на набережной тела. Где несовпадения? Почему головоломка, которую так легко решить не решается? Почему рука не соответствует телу убитой девушки? Внешне все сходства на лицо: и волокна синих нитей, и цвет лака на второй руке, и цвет кожи – все совпадает внешне, а вот анатомически они не подходят друг другу. Конечно, лак и платье могут быть результатом действий маньяка. Он может самостоятельно придавать одинаковые образы своим жертвам. Поленко поежился. Маньяки это очень плохо. Он решил не думать о самых нехороших предположениях, а вернуться к поиску состыковок. Из глубоких раздумий его вытянул ребенок. Маленький мальчик, который шел за руку с бабушкой. Он подворачивал одну ножку. А она при каждом шаге говорила: «Денис, иди ровненько, ставь ступню прямо, тебе надо разрабатывать ножку».

Эврика! Вот она разгадка! Поленко даже подскочил на месте. «А что если рука все-таки от трупа девушки? Вскрытие показало, что убитая страдала редкой формой заболевания костей. Это врожденный изъян, который она могла адаптировать для своего удобства еще с детства. И уже в зрелом возрасте чувствовала себя комфортно, даже не наблюдаясь у врачей».

Судмедэксперт поехал в морг. Он на ходу позвонил Святопятову, чтобы поделиться своей догадкой. Полковник не совсем понял, чего от него хотел запыхавшийся друг, но все же распорядился подать заявку на проверку совпадения ДНК. Ему долго пришлось доказывать необходимость дорогостоящей процедуры, но он с триумфом повесил трубку телефона и сразу же сообщил о своей победе Дмитрию Родимовичу.

Судмедэксперт, тем временем, заново пересмотрел все записи и проверил деформацию костей. Его теория почти подтвердилась. Осталось только дождаться результатов ДНК.

Насыщенный день заканчивался. Святопятов решил, что в пять часов вечера уже ничего не случится, поэтому стал собираться домой. Неожиданно через окно он увидел прислонившуюся к дереву фигуру, одетую в длинный черный плащ. Бледное лицо то выглядывало из-за толстого ствола, то пряталось обратно. Полковник присел и осторожно вынул мобильный телефон для попытки сделать снимок. Пока он разбирался в настройках, фигура исчезла. Полковник еще раз посмотрел за окно. Загадочного парня видно не было. Святопятов выругался.

Полковник собрал под мышку вещи и вышел во двор. Весна бушевала всеми красками жизни. Всего три дня тепла, а почки уже вот-вот выпустят сочную листву. На газонах вылезли первые бутончики одуванчиков, а березка украсилась сережками. Святопятов еще раз посмотрел в сторону дерева, где ему привиделось бледное лицо. Странного посетителя видно не было. Только мамочки с колясками и шумная детвора заполнили весь парк. Полковник еще несколько минут наблюдал, потом вернулся в отделение, поправил камеру над дежурным и, с чувством выполненного долга, поехал домой.

На следующий день, когда Святопятов приехал в отделение, у него в кабинете уже ожидал счастливый Дмитрий Родимович. Поленко вскочил со стула. Он крепко обнял за плечи Святопятова, да так, что тот икнул. В отличие от своего друга полковник плохо спал, поэтому все утренние нежности раздражали его.

– Воот! – торжественно помахал стопкой бумаг перед носом Святопятова судмедэксперт.

– Ты, как будто Нобелевскую премию получил, так радуешься. Я тебя давно таким не видел, – сонно произнес полковник.

– Эх ты, Сашка, – заорал Поленко, – я тебе такую новость принес! Я прав! Я оказался прав!! Понимаешь?

Полковник прищурился.

– Вот смотри, это ДНК руки, а это ДНК трупа девушки. Они идентичны!

Святопятов наконец-то начал вникать во все происходящее.

– Стоп, а как ты так быстро получил данные? – удивился полковник. – Обычно они там возятся неделю, а тебе уже за ночь все сделали.

– Это все мой шарм и обаяние, – с улыбкой ответил судмедэксперт.

Полковник рассмеялся.

– Вот те на, никогда не было такого, а здесь вдруг обаяние, – он продолжал давиться смехом.

Поленко немного обиделся, снова стал спокойным и сел в кресло.

Святопятов сделал усилие, чтобы перестать смеяться.

– Ой, рассмешил. Ладно, рассказывай, – уже спокойно предложил полковник.

– Как я уже сказал, благодаря моему обаянию, – эту фразу судмедэксперт произнес с акцентом, отчеканивая каждую букву. – Да-да и не надо так ехидно улыбаться. Я получил сведения необходимые для расследования убийства молодой особы. В центре исследования ДНК работает моя студентка, я попросил ее ускорить процесс, по возможности, конечно. И она из уважения к своему преподавателю провела анализы ДНК после рабочей смены. Вот так вот.

Дмитрий Родимович гордился своей работой. Ему льстило, что именно он догадался о врожденном дефекте. Святопятов был немного шокирован таким поворотом событий. Он еще не проснулся и плохо соображал.

– Эй, Александр Николаевич, – окликнул его Дмитрий Родимович, – вернитесь в реальность. Я понимаю, что моя новость вас ошарашила, но хватит про себя мной восхищаться.

Святопятов скривил смешную гримасу.

– Я, видимо, чего-то не понимаю, – начал соображать полковник. – Как тогда объяснить что наша рука левая, а у трупа девушки оторвана правая?

– Понимаю твое замешательство, но я сейчас все объясню. Что касается правой руки – это моя ошибка, которую я допустил из-за невнимательности. Мне следовало тщательнее изучить неправильно сросшиеся кости. При ближайшем рассмотрении можно понять, что сустав на локте расположен в другую сторону, чем у обычного человека, а кость перекручена, что скорее врожденный дефект, нежели приобретенный при жизни. Из всего выше сказанного следует: кости у девушки на правой руке идентичны левой, но она ею пользовалась как правой. Возможно, дело привычки с детства.

Святопятов поджал губы. Он ничего не понял из рассказанного ему Дмитрием Родимовичем, но признаваться своему другу не решился. Главное, они нашли тело для своей руки. Теперь расследование выйдет на новый уровень.

– Честно говоря, я немного шокирован такими фактами, но это огромный прыжок в расследовании. Что ж, Дмитрий Родимович, вынужден признать ваш блистательный ум! – с радостными нотками сказал Святопятов.

Они оба рассмеялись. Настроение полковника гораздо улучшилось.

– Значит, теперь мы будем работать совместно с другим отделением, или вообще передадим дело им, – подытожил Святопятов. – Необходимо сообщить о твоем открытии Валерии Анатольевне.

– Тогда оставляю тебя, Александр Николаевич, наедине, чтобы ты мог продумать дальнейший план действий, а сам удаляюсь работу работать, – судмедэксперт весело поклонился и, пританцовывая, вышел из кабинета.

После ухода друга полковник выкурил сигарету. Он обзвонил сотрудников, которые вели расследование по «оторванной руке», сообщил следователю про открытие Дмитрия Родимовича, а также связался с отделением, где было заведено дело убитой девушки. Святопятов договорился о сотрудничестве. Там уже во всю мониторились звонки, поступавшие в больницы и морги в связи с пропажей людей. Прошло более двух суток, теперь по закону родственники могли обратиться в правоохранительные органы для поиска пропавших. Также были задействованы региональные отделения, так как по Киеву ни одно из обращений не соответствовало описанию погибшей.

– Неужели никто ее не ищет? – удивился Святопятов, который прибыл к начальнику отделения, где предстояло совместное расследование. – Допустим, она сирота, но у нее же были друзья и работа.

– Кто ее знает, – ответил его коллега, – на работе в отпуске, а друзей настоящих нет. Вот тебе вся история.

– Какая-то грустная история, – ответил Святопятов.

– У трупов не бывает веселых историй, – пошутил начальник отделения и сам же расхохотался.

Святопятов скривился, поблагодарил за открытое сотрудничество, попросил держать его в курсе и выехал обратно в свои рабочие пенаты. Пока полковник ехал в отделение, ему позвонила дочка, которая очень строго сказала ехать к ней на работу. Даша произнесла это с такой интонацией, будто ее взяли в заложники. Святопятов резко повернул на запрещающем знаке и, на максимальной скорости, помчался в сторону Дашиного офиса.

За несколько часов до этого, утро вторника у Даши началось слюняво. Ее разбудил шершавый язык, который усердно облизывал ее щеку. Она открыла глаза и улыбнулась. Над ней склонилась голубоглазая мохнатая морда. Даша почесала своего сожителя за ушком, чмокнула в нос и стала собираться на работу. Ей пришлось еще сделать вылазку в ближайший магазин за кошачьей едой, а главное, туалетными принадлежностями. Даша очень переживала за то, чтобы ее мохнатый друг не наделал мин по квартире. Но Муська держался до последнего. Не успела Даша насыпать в кошачий туалет песка, как тот сразу туда залез и сделал все свои маленькие и большие дела. Хозяйка искренне обрадовалась такому счастью. В благодарность за терпение навалила еды с горкой в миску с нарисованными рыбками. Она еще раз почесала кота за ушком, собралась и поехала на работу.

Здесь, как всегда, ее ждал пыльный кабинет, заваленный грудой разной ненужной макулатуры. Большую часть пространства занимал древний стол с припаркованным к нему громоздким компьютерным креслом. Единственным современным предметом в кабинете был компьютер. Даша открыла окно с целью проветрить застоявшуюся пыль и плюхнулась в кресло. Только сейчас она обратила внимание, что на столе лежит незнакомая для нее папка. С вечера она ничего не оставляла. Ее кто-то принес, возможно, руководитель. А если это дело рук начальника, тогда он знает о ее опоздании.

– Вот, блин, – тихонько сказала она.

– Блина бы не было, если бы вы, Дарья Александровна, приходили вовремя на работу.

Даша повернулась на кресле. За спиной стоял ее строгий сорокалетний начальник, который был совсем не в духе.

– Простите, Вениамин Тихонович, я попала в большую пробку, больше этого не повторится, – искренне попросила прощения Даша.

– Вы мне не рассказывайте про последний раз, слышал уже. Учтите, я закрываю глаза на вашу непунктуальность только потому, что вы ценный работник. Но мое терпение даже к ценному работнику может иссякнуть.

Даша ничего не ответила, только сделала мученическое выражение лица.

– У вас на столе лежит задание, которое необходимо сделать в первую очередь. Мне уже звонили два раза по этому поводу, – строго произнес Вениамин Тихонович.

– Так только же десять утра, – удивилась Даша.

– Да, вот в следующий раз сами и объясните, что только десять утра. Следователь отдала конверт еще вчера секретарю, но Нина забыла передать мне, – сдерживая эмоции, произнес Вениамин Тихонович, после чего удалился.

Даша взяла папку в руки. Внутри она нашла сопроводительное письмо. По заданию требовалось провести оценку улики, замешанной в криминальном расследовании. Даша вынула фотографии. От увиденного, она чуть не потеряла сознание. У нее все поплыло перед глазами, пальцы рук онемели, по телу пробежал холодок. Даша не первый раз проводит оценку антиквариата для правоохранительных органов, но последнее время слишком много совпадений. Внутри конверта лежал снимок оторванной руки, той самой, о которой она узнала из новостей. Требовалось изучить и оценить золотой перстень, который красовался на большом пальце. Ее смутило еще и то, что она это украшение вчера видела среди присланных на оценку лотов. Даша стала активно перебирать все отобранные накануне фотографии.

– Точно! Вот оно! – торжественно произнесла она сама себе.

На одном из снимков, которые Даша отметила ранее, как интересные, было изображение того самого перстня. Она набрала по мобильному телефону своего начальника, чтобы уточнить, где само украшение. Вениамин Тихонович предложил обратиться к секретарю, напомнив, что это улика, поэтому обращаться с украшением стоит крайне осторожно.

Уже спустя несколько минут Даша сидела в перчатках с лупой в руках. Перед ней на белой ткани лежал тот самый перстень, снятый с пальца трупа и та самая фотография украшения, которая пришла по каталогу на оценку. Сомнений не было – на снимке и перед ней один и тот же предмет.

Перстень выглядел массивным. Камень переливался от ярко-алого к кроваво-бордовому, а когда на него попал лучик весеннего солнца, то он как будто воспламенился изнутри, но мгновенно погас. Даша посмотрела сквозь большой овальный камень на свет. Там внутри, среди рассеянных граней, наблюдалось множество темных вкраплений.

– Ага, – пометила себе Даша, – камень натуральный, но не чистый, хотя достаточно большой.

Прикинув на глаз, она оценила его размеры – полтора сантиметра на сантиметр. Золото без сомнений высокой пробы, скорее всего с примесью меди, но как бы Даша не старалась рассмотреть украшение, гравировок пробы она так и не нашла.

Если проверить хронику маркировки золотых изделий, то можно найти заметки обозначения пробами где-то с 1300 года в Англии, а еще раньше в Германии. Это могло свидетельствовать о том, что перстень: либо очень качественная подделка под старинное украшение, либо очень ценный предмет с многовековой историей. А если вообще это ювелирное украшение было создано до нашей эры? Фантазия Даши разыгралась. Ей очень хотелось, чтобы этот аукционный лот оказался ценным. Ценнее чем второсортные вазы, монеты или картины, которыми завалены все полки в хранилище.

Она покрутила украшение и снова взяла лупу. Теперь свое внимание Даша обратила на окантовку вокруг драгоценного камня. Оправа состояла из сотни тончайших нитей, переплетенных в один узор. Работа исполнена очень тонко и тщательно. Даже при современных технологиях такого эффекта добиться очень сложно, не говоря уже про средние века, а возможно, даже более ранний период. Создавалось впечатление, как будто каждую ниточку сначала выкатали отдельно, а потом переплели в узор. Они не были вырезаны или слиты воедино, они выглядели как волосы, заплетенные в причудливую прическу. Только с волосами понятнее, они созданы природой. А здесь целый узор тонких нитей, вырастающих из гладкой оправы, образуют красивый рельеф вокруг камня внушительных размеров. Еще одна деталь на украшении, которую Даша оставила напоследок, это надпись на внутренней стороне. Обычная выбитая гравировка, немного даже грубая по сравнению с утонченной красотой всего изделия.

«Sanguinem Corvus», – прочитала негромко Даша. – Хм, интересно.

После тщательного изучения украшения, она предположила, что надпись и перстень делали разные люди. Ювелирное украшение выглядело утонченным, несмотря на свои размеры. Оно вызывало восхищение, а вот надпись, наоборот, была вырезана очень грубо. Даша не могла вспомнить, в какой стране так маркировали свою собственность.

Для начала она решила перевести гравировку. Даша забила в он-лайн переводчики два слова «Sanguinem Corvus». Один определил английский язык, поэтому оставил без вариантов перевода, а другой предложил перевод с латыни, что означало «Кровь ворона». Становилось все интереснее. Пробы нет, год определить невозможно, состояние украшения идеальное: ни царапин, ни потертостей. И бонусом еще загадочная надпись на латыни «Кровь ворона». Если перевод именно такой, тогда это, скорее всего, название перстня. Но на украшениях таких грубых гравировок с названиями никогда не делали. Неожиданная редкость. Поэтому возвращаемся в самое начало: либо это очень качественная подделка под старинное украшение, либо достаточно ценный предмет с многовековой историей.

Даша откинулась в кресле. Она решила изучить электронные документы, которые пришли по ее запросу для отобранного накануне снимка с перстнем. Там кроме фамилии и года рождения ничего не нашлось. «Макарова М.П. 1942 г.р. (покойная)» и жирными буквами пометка внизу: «Обязательная экспертиза лота». Такой запрос означает, что перстень завещали или просто передали кому-то от скончавшейся родственницы либо подруги. И, если это украшение окажется ценным, то кто-то станет очень богатым. Только вот кто? Данных заявителя в письме не было.

– Странно, – произнесла Даша. – Кем же оно тогда было отправлено на оценку и как попало на руку убитой?

– Убитой? – услышала она голос за спиной.

Даша резко развернулась, чуть не свалившись с кресла. В дверном проеме стоял ее друг и коллега Максим.

– Ой, Максим, привет. Это я сама с собой разговариваю.

– Интересно, в твоем возрасте раздвоение личности? – весело спросил парень. – Чем занимаешься?

– Да вот изучаю улику, – Даша указала на перстень.

– Ух ты, как интересно. И как дела в изучении?

– Да, особо, никак. Описания к нему нет, владельцем украшения была пожилая женщина Макарова М.П., которая скончалась. Кто такая была Макарова и где жила непонятно. А перстень нашли на руке молодой особы. Поле отправителя в заявке на оценку украшения не заполнено. Пробы нет, работа явно ручная, очень тонкая, сделанная мастерски. Рубин настоящий, огромный. Золото червонное, внутри надпись на латыни «Кровь ворона». Раньше мне такое украшение не попадалось. Делаю выводы из всего вышеперечисленного. Либо этот лот станет самым дорогим за всю историю нашего аукционного дома, либо это простой перстень, который можно будет сдать всего-навсего как лом.

– Мда, печально будет, если окажется, что это украшение выйдет по стоимости лома, а не как предмет коллекционирования, – задумчиво произнес Максим. – Кстати, у меня родственник работает в правоохранительных органах. Я могу уговорить его помочь тебе в поиске этой Макаровой М.П… Если она существовала, то обязательно есть официальные записи ее места прописки. По ним можно будет опросить соседей и таким образом найти родственников, а также раскрыть загадку перстня. Кто и когда отправил его нам на оценку.

– Точно! – закричала Даша. – Я могу провести собственное расследование! Узнать, кем была Макарова М.П., были ли у нее родственники. Возможно, убитая девушка ее внучка или дочка.

– Ты подожди, – успокоил ее Максим, – мне еще необходимо поговорить с родственником.

– Да не надо тебе ни с кем говорить, – ликовала Даша. – У меня папа полковник полиции. Я его попрошу пригласить меня как специалиста по антиквариату для участия в расследовании.

Максим немного расстроился из-за своей бесполезности. Напоследок он предложил поискать информацию по своим записям периода Великой Отечественной войны.

Даша на радостях чмокнула своего друга в щеку. Максим покраснел и удалился из кабинета, а она незамедлительно набрала номер телефона отца.

– Папочка, – почти истерически произнесла Даша. – Ты мне нужен очень-очень сейчас на моей работе. Пожалуйста, приезжай без вопросов. Целую, до встречи.

На последнем «целую» Даша уже убрала телефон от уха и нажала сброс. Она знала, что после такого разговора отцу ничего не останется, как примчаться к бесценной дочке. Она не любила манипулировать любимым родственником, но иногда обстоятельства брали верх над ее честностью.

Александр Николаевич приехал очень быстро. Он запыхавшийся, весь раскрасневшийся вбежал в кабинет к Даше, за ним спешил Вениамин Тихонович. Руководитель держался сдержано, но его волнение выдавали уши, которые стали ярко алого цвета.

– Что случилось? – закричал Святопятов.

– Ой, папочка! Прости, пожалуйста. Я тебя напугала? – невинно, по-детски ответила Даша. – Здесь просто такое. Иди сюда, присаживайся, я тебе покажу.

Даша осторожно провела отца по кабинету и усадила в свое рабочее кресло. Александр Николаевич глубоко дышал и держался за сердце. Даша не удостоила внимания своего начальника, поэтому тот тихонько удалился.

– Папа, прости, ты хорошо себя чувствуешь? – ласково поинтересовалась Даша.

– Как сказать. Я так быстро от машины к двери уже давно не бегал. К тому же ты заставила меня нарушить несколько правил дорожного движения, а я, между прочим, представитель закона. И вообще, больше так никогда не делай! Я думал ты в беде!

– Прости, ну пожалуйста, – заныла Даша.

– Ладно, рассказывай, какое дело у тебя ко мне.

Даша присела на край стола, достала перстень и принялась рассказывать.

– Откуда он у тебя? – удивился Святопятов.

– Из отделения прислали на оценку, – объяснила Даша. – Мне кажется, я нашла владельца. Этот перстень пришел к нам в списке лотов, он числится за одной ушедшей из этого мира бабушкой, некой Макаровой М.П… Вот, смотри на экран. Однако найдено украшение на руке молодой особы. Я предполагаю, что убитая девушка имеет прямое отношение к Макаровой М.П… Возможно дочка, внучка или просто знакомая. Найдем, кто такая Макарова, найдем данные на владелицу руки.

Даша закончила свой короткий монолог и умоляюще посмотрела на отца.

Тот нахмурился, немного подумал, потом сказал:

– Это хорошая работа, мы попробуем найти родственников этой Макаровой. Жаль, что она ушла в мир иной. А что само украшение? Имеет ценность?

– Все необыкновенно загадочно! – воскликнула Даша. – Я не могу ответить точно о его стоимости, так как не могу определить возраст изделия. Мне потребуется немного времени для его изучения. Я мечтаю, чтобы украшение стало ценным лотом на нашем аукционе.

– По поводу лота, не торопись. Это все-таки улика, – строго ответил Святопятов. – А вот что касается информации, которую ты смогла найти, то она действительно очень ценная. Теперь у нас появилась важная зацепка. Благодаря Макаровой мы сможем продвинуть расследование вперед, я надеюсь. Умница, перешли мне выводы по электронной почте, отдам все следователю.

Святопятов уже намеревался встать, но Даша резко схватила его за руку. Полковник не удержался и плюхнулся обратно в кресло.

– Папочка, пожалуйста, можно я помогу в этом расследовании, – опять умоляюще попросила Даша.

– Не понял, – удивился Святопятов.

– Я очень хочу узнать историю этого украшения. Я же историк, а здесь загадка на загадке. И убийство и умершая Макарова и сам перстень очень необычный. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…

– Так кто ж тебе мешает? Занимайся. Вон у тебя интернет и книжки разные, – спокойно ответил полковник. – Изучай себе на здоровье.

– Нет, ты не понял. Я хочу участвовать в расследовании. Я хочу иметь доступ к этому перстню и получать информацию по ходу следствия.

Святопятов со скрипом засмеялся. Это было больше похоже на кашель, чем на выплеск положительных эмоций.

– Дашенька, при всей моей любви к тебе, я не могу позволить вести это дело вместе с квалифицированными сотрудниками правоохранительных органов. Это опасно и… – полковник не договорил.

– Да, но я могу выступать в качестве консультанта по антикварной вещи, которая причастна к убийству. А вдруг это все из-за этого перстня?

Святопятов задумался. Ему почему-то вспомнился таинственный гость, который приходил в отделение, чтобы опознать оторванную руку. Так вот значит, как он смог определить, кому принадлежит отделенная часть тела. По перстню!

– Хорошо, – твердо ответил полковник. – Я завтра напишу официальную бумагу твоему руководителю о том, что ты приглашена консультантом в расследование по делу убитой девушки.

– Сегодня! – радостно воскликнула Даша.

– Что сегодня? – не понял полковник.

– Сегодня напишешь бумагу моему начальнику, что я официально становлюсь консультантом в деле убитой девушки.

Святопятов глубоко вздохнул.

– Хорошо, сегодня.

– Да! Я знала! – воскликнула Даша и крепко чмокнула отца в щеку.

Полковник еще раз вздохнул и уехал писать официальное письмо.

Даша не могла поверить, что ей удалось уговорить отца. Она надеялась, ее знания в области антиквариата смогут помочь расследованию. Даша еще долго сидела в интернете в поисках ответов на свои вопросы. Возможно, перстень не принесет богатство аукционному дому, но что-то в нем есть таинственное, даже мистическое. Она положила описание задания и украшение в конверт. Потом забила в интернет-поисковике: «перстень кровь ворона». Первое, что выпало на интернет странице, это книга «Кровь ворона». Дальше статьи о воронах и снова книга, книга, книга. Даша еще немного поиграла словами, но ее попытки ни к чему результативному не привели.

Уже стемнело, когда она выбралась из своего офиса на улицу. Пахло весной. Прогретый воздух еще окутывал своим бархатом, хотя уже чувствовалось наступление прохладной ночи. Город жил своей жизнью. Яркие огни кафе манили присоединиться к хмельному хороводу теплого вечера. Но, несмотря на многочисленные смс и звонки друзей, Даше просто хотелось немного постоять на месте, а потом сесть в машину и поехать домой к своему новому сожителю. Тем более, улику пришлось взять с собой, так как личного сейфа у Даши в кабинете нет, а секретарь давно ушла. Но, на самом деле, ей просто не хотелось расставаться с перстнем. На секунду Даша пожелала, чтобы это украшение оказалось простой безделушкой, которую потом она сможет выклянчить у своего отца. Ее даже не смутило то, что еще несколько дней назад перстень красиво смотрелся на большом пальце особы, покинувшей этот мир. Даша встряхнулась, покрепче прижала конверт к себе и направилась к автомобилю.

Спустя двадцать минут она уже открывала дверь своей квартиры, где ее сонно встречал маленький пушистик. Муська зевнув, подбежал мурлыкать к хозяйке.

– Ты мой нежный зверь, – погладила Даша своего питомца. – Соскучился? Я тоже соскучилась. Сейчас буду тебя кормить.

Даша сняла пальто, кинула сумку на тумбочку, а рядом положила конверт. Вымыла руки и сразу направилась на кухню. Первым делом покормила питомца, а после заглянула в холодильник.

– Вот так вот, Муська, твоей еды завались, а у меня мышь повесилась, – сказала Даша, разглядывая пустые полки своего холодильника. – Перехожу на кошачий корм.

Муська как будто понял, о чем сказала его хозяйка, потому оторвал мордочку от миски и недовольно мяукнул.

– Ладно-ладно, сейчас что-нибудь закажу.

Даша, недолго думая, набрала телефон своей любимой закусочной. Она заказала большую пиццу ассорти.

– Эх, Муська, будем с тобой толстеть. Муська!

Пока Даша общалась с оператором закусочной, питомец закончил трапезу и решил занять себя полезным делом. Она застала своего любимца, когда тот, забравшись на тумбочку, стащил конверт с уликой и уже до половины его разгрыз.

– Муська! – повторила она. – Ты что делаешь?! Фу! Перестань!

Она пыталась вытащить остатки содержимого конверта из цепких лап своего домашнего питомца. Получилось это не сразу, поэтому от фотографий и сопроводительного письма остались только обрывки.

– Скажи спасибо, что перстень прочный, а то пришлось бы тебя сдавать как улику, – Даша в доказательство прочности сунула ему под нос украшение.

Кот сел на задние лапы и, не отрывая взгляда, смотрел на украшение расширенными зрачками.

– Ты чего как загипнотизированный? – удивилась Даша. – Хм, может коты действительно видят духов умерших? Эх, вот умел бы ты говорить, мы бы с тобой дело раскрыли. Пообщался бы с духом и сказал мне, кто убил несчастную.

Даша спрятала перстень в ящичек, а после взяла на руки кота. Она прошла в комнату, умостилась на диване и не заметила когда погрузилась в сон.

Ей снился красочный луг, перетекающий в бесконечные равнины. Сочный зеленый ковер с одной стороны граничил с хвойным лесом, а все остальное пространство распростерлось до горизонта разноцветным орнаментом цветочного царства. Идеально круглое озеро отсвечивало ровную гладь неба. Ни облаков, ни пятнышка. Ровная чистая поверхность. Мир окружил Дашу своей жизненной энергией. Он проникал сквозь кожу, заставляя дышать всем телом. Ей стало очень легко и свободно. Создавалось впечатление, что она вот-вот взлетит. Но стук в дверь и вопль доставщика пиццы заставил ее проснуться.

Даша вскочила с кровати. Ей показалось, что она бежит, не касаясь пола. Как будто ощущение перенеслось из сна в реальность. В первые секунды Даша подумала, что сон еще не закончился, но громкий ор курьера помог вернуться в бодрое состояние.

– Есть кто дома? Открывайте! – орал на весь коридор доставщик пиццы.

Даша открыла дверь.

– Вы зачем так кричите? – обратилась она к молодому человеку. – Весь дом на уши поднимете.

– Вы уж простите, я минут пять звоню, но никто не открывает, а везти пиццу обратно как-то не хочется, да еще платить за нее потом.

– Простите, я уснула, вот деньги. Сдачу заберите себе.

– Ого, это много для чаевых.

– Это за ожидание.

– Спасибо, приятного аппетита, – ответил довольный своей выручкой курьер.

Он что-то еще говорил, но Даша уже закрыла дверь. Она принялась на ходу доставать сочную, горячую пиццу. Даша жадно глотала огромные куски, почти не пережевывая. Откуда вдруг появился такой аппетит, она не понимала, но очень хотелось съесть все сразу. Только когда осталась половина пиццы она глубоко вздохнула и отложила коробку.

– Вот это я понимаю: наелась, так наелась, – сказала Даша сама себе, а после паузы обратилась к коту.

– Видишь, Муська, что бывает, когда не успеваешь покушать на работе, а дома шаром покати.

Даша положила кота с собой рядом на диване. Она погрузилась в легкое сытое состояние дремоты под довольное урчание питомца и звуки из телевизора. Ей было все равно, что смотреть. Она просто включила первый попавшийся телеканал, а через какое-то время уснула.

Ее разбудил звонок по мобильному телефону. Даша не сразу поняла что происходит. Голова немного болела как после похмелья. Она спала на диване одетая, подушкой служила коробка пиццы. На подлокотнике лежал кот, наблюдая за своей хозяйкой.

Даша вскочила в поисках телефона. Звонил отец.

– Да папа, привет, – сонно ответила она на звонок.

– Как там мой консультант поживает? – ласково спросил Святопятов.

– Отлично, еще пол часика и я буду готова к подвигам, – зевнула Даша.

– Какие пол часика? Ты что спишь еще? Час дня, а на работу тебе не надо разве идти? – возмутился полковник.

– Как час дня? – удивилась Даша. Она схватила маленькие часы с журнального столика. Стрелки показывали пятнадцать минут второго. Ей ничего не оставалось, как второпях попрощаться с отцом и максимально быстро собраться на работу.

– О, Господи! Начальник меня убьет! – выкрикнула она, посмотрев на телефон. Пропущенных вызовов не высветилось. Это было странно. Вчера Вениамин Тихонович сделал ей замечание с угрозами уволить, а сегодня в час дня от него нет ни одного звонка.

– Ой, наверное, я уже уволена! – снова выкрикнула Даша и….

…свалилась с дивана.

– Что это? – не поняла она. – Сон?

За окном стояли сумерки. Даша потянулась к своему мобильному телефону. 06:00 Утро, ранее утро.

– Кажется, я схожу с ума, – тихонько произнесла она.

Голова немного болела, как после похмелья. Даша сидела возле дивана, из коробки пиццы, служившей ей подушкой, благополучно вывалились оставшиеся куски прямо на пол. Кот лежал на подлокотнике, наблюдая за своей хозяйкой.

Девушка встряхнула головой. Надо же было такому присниться. Она залезла обратно на диван, забрав кота в охапку. Тело вновь окутала дремота. Вместе с ней откуда-то появились тревога и страх.

– Нет, – неожиданно сказала Даша, напугав Муську. – Надо вставать, уж очень все реалистично. И я опять говорю сама с собой. Необходимо с этим заканчивать.

Даша встала с дивана, на кухне сделала кофе, покормила кота и стала собираться на работу. После тревожной ночи мысли окутывал туман. За окном только-только просыпался город. До начала рабочего дня оставалось еще два часа, но в квартире она находиться не хотела. Очень боялась заснуть, а потом проснуться в начале второго дня. Поэтому уже около восьми утра Даша ехала в сторону своего офиса. Вокруг благоухала весна. Утро радовало своими нежными лучиками солнца. Деревья покрылись сочными почками с первыми лепестками цветков. Всего неделя тепла, а холодный, мрачный после зимы город уже ожил. Серые тучи сменились голубым небом и ласковым солнцем, грязь спряталась под молодой травой, а распушившиеся кроны деревьев заслонили собой старые потрескавшиеся здания.

Даша немного успокоилась. Остатки тревожных мыслей унес теплый ветерок, который прокрался сквозь приоткрытое окно машины. Теперь ей казалось смешным утреннее состояние и ранний выезд на работу. Но, тем не менее, возвращаться домой не хотелось. Она подъехала к зданию рабочего офиса. Там вокруг парадного входа стояли автомобили охранной фирмы и полиции. Даша оставила машину возле тротуара и побежала в сторону здания. Ей перегородил дорогу высокий мужчина в полицейской форме.

– Девушка, туда нельзя, – громко произнес он.

– Я здесь работаю! – тревожно ответила Даша.

– У вас есть пропуск? – спросил тот же мужчина.

– Какой пропуск, у нас нет таких документов. Вениамин Тихонович! – закричала Даша своему начальнику, который вышел из парадного входа.

– Вениамин Тихонович! – повторила она.

Начальник ее увидел и махнул рукой.

– Пропустите, – сказала Даша, отодвинув полицейского в сторону.

– Вениамин Тихонович! – обратилась она к своему руководителю. – Что произошло?

Вениамин Тихонович выглядел немного потрепанным. Даша впервые видела его таким. Взъерошенные редкие волосы, помятый пиджак, замученный вид.

– Нас пытались ограбить, – спокойно ответил он и потер висок.

– Да вы что? Как это? – опешила Даша.

– Да, уже с четырех утра здесь нахожусь. Сработала сигнализация ночью. Вскрыли дверь. Пока приехали охранники, взломщики успели перерыть некоторые ящики в кабинетах. Хорошо, что до хранилища ценных лотов не добрались.

– Как ужасно. Украли что-нибудь? – разволновалась Даша.

– Вроде бы нет, но точно буду знать, после сверки описи с теми предметами, которые у нас находились в наличии. Кстати, вы перстень вчера отдали секретарю?

– Нет, но я его забрала с собой.

– Это хорошо. Я очень переживал, что мы потеряли улику. Столько дел теперь разбирать, а так бы еще по отделениям пришлось ездить, объяснительные писать.

Вениамин Тихонович поежился и резко поменял тему разговора.

– А что вы здесь так рано делаете, Дарья Александровна? Для вас такое не свойственно.

– Решила приехать пораньше, я же выступаю с сегодняшнего дня в качестве консультанта в деле убитой девушки, – Даша решила не вдаваться в подробности всего пережитого утром.

– Да? – удивился ее руководитель, – а почему я об этом ничего не знаю?

– Это решение было принято только вчера, сегодня получите официальное письмо, – объяснила Даша.

– Что ж, в таком случае отпускаю вас на сегодняшний день. Все равно полиция никого кроме меня не будет пускать в офис до выяснения обстоятельств ночного взлома. Так что езжайте, консультируйте, а я займусь ограблением, – разрешил начальник.

Вениамин Тихонович еле заметно вздохнул. Он дал еще некоторые ответы полицейским, а после направился внутрь офиса.

Даша вернулась к машине. Ей не было смысла возвращаться домой, поэтому она развернула автомобиль в сторону отделения, где работал ее отец. По дороге не смогла удержаться, чтобы не заехать в Макдональдса, там с удовольствием съела два ароматных маффина, запив их стаканчиком латте. Когда с завтраком было покончено, Даша отправилась выполнять обязанности почетного консультанта в криминальном расследовании.

– Доброе утро, – поздоровалась она с дежурным на проходной. – Я к полковнику Святопятову Александру Николаевичу.

Дежурный, не отрывая взгляда от своего телефона, протянул в окошко книгу для посетителей, – запишитесь, пожалуйста.

Даша улыбнулась, написала фамилию и поставила роспись. Соседняя дверь щелкнула. Она спокойно прошла по коридору к кабинету с табличкой «Святопятов Александр Николаевич».

– Стук-стук, – сказала она, просовывая голову внутрь.

– О, а вот и наш консультант, – обрадовался полковник. – Проходи, буду вас знакомить.

У Святопятова в кабинете уже находилась молодая следователь Валерия Анатольевна. Александр Николаевич представил напарниц друг другу. С первого взгляда Даша очень понравилась Лере. А Даша, в свою очередь, обрадовалась, что с ней будет работать молодая девушка, а не как она себе представляла, грозная дама лет сорока с орлиным взглядом и мужицкими манерами.

Когда полковник закончил напутственную речь, Валерия забрала Дашу к себе в кабинет, чтобы ознакомить с информацией, полученной в ходе расследования. Даша вдохнула запах пыли. Ее зоркий глаз оценил рабочее место ее будущей напарницы. Крохотная, вытянутая комната с узким окном. По обе стороны от двери массивные шкафы, заваленные тоннами бумаг. Под окном миниатюрный стол советских времен с двумя стульями. Даша заметила сходство между своим кабинетом и кабинетом следователя. У нее также все пространство под стенами загромождено полками, заполненными книгами и бумагами. Разница только в том, что мебель у Даши старинная с намеком на дороговизну и в кабинете каждое утро убирает уборщица. Хотя пыль все равно успевает скапливаться с неимоверной скоростью.

– Вот описание по этому делу, – Лера протянула худенький скоросшиватель.

В папке лежали фотографии оторванной руки, которые Даша уже видела и еще снимки убитой девушки в синем трикотажном платье.

– Это что за фотографии? – обратилась она к следователю.

– А это владелица оторванной руки.

– А, да? Значит, вы знаете, кому принадлежал перстень? – радостно спросила Даша.

– Нет, к сожалению пока не знаем. Возле трупа не было обнаружено документов. На набережной никто ее не опознал. В больницы и в морги заявки или звонки, которые могли бы подойти по описанию нашей жертвы, не поступали. Так что ждем. Я надеялась, мы сможем по перстню выяснить информацию об убитой. Вещь, судя по всему, дорогая. Такие украшения по клубам и дискотекам не носят. Дмитрий Родимович вообще предположил, что это коллекционное украшение, поэтому попросил передать его на оценку в аукционный дом. А там, я так понимаю, оно попало к тебе. Интересное совпадение, правда?

– Не верю я в совпадения, – ответила Даша, а после паузы спросила. – Руку нашли не возле тела, верно? Труп находился на некотором расстоянии от руки?

– А ты откуда знаешь, что они в разных местах были? – удивилась Лера. – Неужели Александр Николаевич рассказал закрытую информацию?

– Нет, прочитала в газете, – отмахнулась Даша. – Скорее, это я ему первой рассказала о трупе на набережной.

Лера улыбнулась.

– Совершенно верно. Рука нашлась на Подоле, а тело под набережной там, где есть спуски к воде. Труп обнаружили местные рыбаки. Теперь ломаем голову, как и зачем рука убежала от тела, – Лера улыбнулась.

Ей показалась смешной собственная фантазия. Даша немного дернулась от такого юмористического отступления, но для приличия тоже хихикнула. Она в отделении полиции с девушкой, которая в свои тридцать лет видела больше трупов, чем Даша в детективных кинофильмах.

– Так, что по поводу перстня? – поинтересовалась следователь у Даши.

Наступило время эксперту рассказать о своих наблюдениях.

– Если рассматривать как простое украшение, то по стоимости может превысить одну тысячу долларов. Значимость изделия по цене антиквариата пока не скажу, так как не могу определить возраст украшения. Но, у меня есть кое-что интересное для расследования. Этот же самый перстень незадолго до происшествия прислали для оценки в наше бюро. И принадлежал он некой Макаровой М.П. 1942-го года рождения. К сожалению, бабушка умерла, не оставив никаких записей о себе. В графе заявителя также пусто. Информации не много, но я думаю, стоит начать с поисков усопшей.

– Ого, да это целый клад для расследования. Мне Александр Николаевич говорил о приятном сюрпризе. Теперь у нас появилась маленькая зацепка. Я пойду дам распоряжение, чтобы нам нашли всех Макаровых М.П. 1942-го года, а ты пока почитай бумаги по делу. Там, кстати, и по перстню есть заключения наших специалистов. Возможно, тебе пригодится.

Даша перебрала верхние листы в папке. Почти в самом низу лежал вывод эксперта по украшению.

«Золотой перстень с натуральным рубином.

Вес изделия 17,8 грамм.

Ширина площадки 17,5 мм.

Высота 11,5 мм.

Размер 20.

Маркировок на украшении не обнаружено. По экспертизе золото 750 пробы. При рассмотрении в микроскоп можно увидеть, что в нем присутствуют прожилки органического вещества по своему составу похожего на застывшую кровь птицы. Работа тонкая, очень точная.

Ювелирные характеристики вставки:

Ruby (Natural) с черными и коричневыми вкраплениями.

Размер: 15 х 12 мм.

Форма: маркиз

Группа обработки: Б

Цвет: Top Blood Red (уо-Кр.8/3)

Особые приметы:

На внутренней стороне оправы есть грубо выбитая надпись «Sanguinem Corvus». (Необходимо отправить на экспертизу лингвистам и специалисту по предметам антиквариата)».

– Ну что? Нашла что-то интересное? – поинтересовалась Лера, которая вернулась в кабинет.

– Не особо. Единственным открытием для меня стали прожилки, похожие по своей структуре на кровь птицы. Это очень странно. Откуда в составе золотой оправы кровь птицы? Если бы человека, то я бы объяснила это тем, что мастер порезался во время изготовления, таким образом, частицы его крови попали в сплав. Но не птицы же. Даша достала из сумки коробочку, в которую очень тщательно запаковала перстень. Она еще раз его рассмотрела.

– Да, это весьма необычное заключение экспертизы. Интересно, а как переводится эта надпись? – поинтересовалась следователь.

– «Кровь ворона». Это латынь, – ответила Даша, продолжая крутить в руках перстень.

– Кровь ворона? – задумчиво произнесла Лера. – Тогда, возможно, в этой гравировке кроется разгадка кровавых вкраплений? Что если при изготовлении украшения туда специально добавили кровь ворона?

Даша округлила глаза от удивления. Лера продолжила.

– Что если это оккультный предмет? И убийство девушки связано с каким-то обрядом? Не зря мы нашли ее частями при весьма загадочных обстоятельствах.

Слова напарницы ввели Дашу в ступор. Неловкую паузу прервал звонок стационарного телефона. Лера переключилась на звонившего.

Пока следователь отвечала на звонок, Даша стала рассматривать другие бумаги в папке. Некоторые из снимков она уже видела. Например, руку, которая завела в тупик с самого начала процесс расследования. Но Даша не знала о врожденном дефекте костей. Это стало для нее открытием.

Валерия закончила телефонный разговор и теперь сидела за столом, что-то внимательно изучая в компьютере.

– Как занимательно, – произнесла следователь. – Здесь у нас разворачивается очень интересная история. Пока что единственная Макарова Мария Петровна, подходящая под наше описание, умерла три недели назад, похоронена на киевском кладбище. Проживала Макарова в достаточно неплохом районе, центр Киева. Видимо, зажиточная дама была. ВОТ, – сделала Лера акцент, – она у нас всплыла в базе по подозрению на убийство.

– Что? Бабушка-киллер? – перебила следователя Даша.

– Нет, конечно. Было подозрение, что она умерла не своей смертью. Ее соседка подала в полицию заявление. Но по документам констатация факта смерти от остановки сердца. Вот так вот. Как круг стягивается, но никак не может замкнуться.

Даша опять поежилась. Она не всегда понимала высказывания и шутки отца, а теперь это повторялось с Лерой.

– Какие дальнейшие действия? – поинтересовалась Даша.

– Поедем общаться с соседкой Макаровой Марии Петровны. Хватит пылиться в кабинете, долой на улицу в весну!

Даша покосилась на свою собеседницу.

– Вставай-вставай, поехали, хватит сидеть, – повторила Лера.

Уже через тридцать минут напарницы стояли перед массивной дверью соседки Макаровой Марии Петровны. Лера позвонила в звонок.

– Кто там? – услышали они пожилой женский голос.

– Здравствуйте, – официально ответила Лера. – Мы из полиции. Нам необходимо поговорить по делу вашей соседки.

– Машенька умерла уже как недели три назад, а то больше. Ее уж и похоронили. Какое может быть дело? Уходите! А то я настоящую полицию вызову, – возмутилась хозяйка квартиры.

– Вот так всегда, – вздохнула Лера.

Следователь полезла в сумочку за своим удостоверением. Она раскрыла корочку напротив дверного глазка.

– Мы действительно из полиции. Фамилия вашей соседки фигурирует в другом деле. Нам необходимо с вами поговорить, – спокойно отчеканила Лера.

Прошло около минуты, прежде чем замок в двери щелкнул. Хозяйка выглянула к нежданным гостям. Низенького роста костлявенькая бабулька, через древнее пенсне на носу, рассматривала своих посетительниц.

– Покажите еще раз свое удостоверение, пожалуйста, – попросила она у Леры.

Та незамедлительно протянула его прямо в руки пожилой женщины. Хозяйка квартиры внимательно прочитала все регалии, а потом посмотрела на следователя.

– Проходите, пожалуйста, но разуйтесь в коридоре. Я только полы помыла, – недовольно кинула она девушкам, оставляя их в прихожей квартиры самих.

– И дверь не забудьте закрыть на засов, – крикнула бабулька уже из комнаты.

Даша и Лера зашли в прихожую. В квартире стоял немного затхлый запах, как во многих жилищах пожилых людей. Пахло старым мылом и пылью. Между дверьми по периметру стен, аккуратно, но в большом количестве лежали разные вещи. Книги, перевязанные веревками и ленточками, пожелтевшие газеты, стопка каких-то брошюр. Вся макулатура покрылась большим слоем пыли.

Даша жадно вглядывалась сквозь серую массу миллионов пылинок в корешки книг и заголовки газет. Влечение к старинным вещам выявлялось всегда, если в поле зрения попадались какие-либо предметы, которые несут свою историю. Но здесь никаких открытий, к своему сожалению, она не сделала.

Девушки прошли в единственную, но весьма просторную комнату. Высокие потолки создавали объем, но пространство сдавливалось огромным количеством мебели, расположенной в комнате. Под огромным окном стоял массивный дубовый стол, накрытый узорной скатертью, две такого же устрашающего вида табуретки почему-то находились по центру комнаты. Одну из стен подпирал пошарпанный диван с комодом, а возле другой растянулась узкая кровать с прикроватной тумбочкой.

– Присаживайтесь, – строго сказала хозяйка квартиры и указала на два табурета.

Даша догадалась, что пожилая женщина нарочно выставила эти предметы интерьера на центр комнаты. Прямо, как на допросах. Ей стало не по себе, но она не решилась сопротивляться, поэтому послушно присела на табурет. Лера осталась стоять.

Судя по выражению лица и тону пожилой дамы, ей не понравилось неповиновение Валерии, но она не стала акцентировать на этом своего внимания, а сразу начала допрос:

– Итак, что привело вас сюда молодые девушки?

– Для начала, предлагаю познакомиться. Меня зовут Валерия Анатольевна, а это моя напарница Дарья Александровна. Мы расследуем убийство одной особы и по ходу расследования у нас появились улики, которые каким-то образом связаны с вашей соседкой Макаровой Марией Петровной. Именно поэтому у нас есть ряд вопросов, на которые, возможно, вы сможете дать нам ответы, – очень серьезно заявила следователь. – Расскажите о своей соседке. Кем она была, есть ли родственники? И главный вопрос, почему вы решили, что ее убили? – неожиданно Лера сменила официальный тон на мягкий тембр.

Пожилая женщина немного замешкалась.

– Про убийство это я так, не подумав заявление написала. Испугалась за себя. А как доктор вывод сделал, что от остановки сердца скончалась моя подруга, так я и успокоилась. Так что в голову не берите, – очень нервно ответила хозяйка.

– Но что-то же натолкнуло, простите, не знаю как вас по имени и отчеству, на мысль, о том, что ваша соседка могла быть убита? – настаивала Лера.

– Еремея Васильевна я, – гордо ответила пожилая женщина, сделала паузу, а после продолжила. – Как вам сказать. Мы с моей соседкой одинокие пожилые женщины, но всегда были при памяти, в няньках не нуждались. Все по дому делали сами. А здесь смотрю, что-то хворать начала моя соседка. Еще прошлой осенью недуги начались. А зимой люди к ней разные ходить стали. Я сначала думала, что это ухаживать за ней приходят, а оказалось, решила она свое нажитое имущество распродать. Нашла молодежь какую-то, которая там в этом, где все пишут сейчас, ну этом компьютере.

– Интернете, – вставила Даша.

– Точно, – подтвердила Еремея Васильевна, – в интернете объявления написали. Вот к ней и стали люди ходить.

– А почему же она не обратилась в специальные организации, которые ухаживают за пожилыми людьми? – удивилась Лера.

– Не любила она все эти организации. Не судите строго, жизнь у нее тяжелая была. Мужа похоронила еще в молодости, детей нет, сестра умерла года три назад. Последние несколько лет старалась не показываться на людях. Все больше дома. А эту зиму вообще отдалилась даже от меня, хотя раньше мы с ней были «не разлей вода», так сказать.

– А почему отдалилась, не знаете? Возможно, есть предположения? – опять перебила Даша.

– Ой, да я и не знаю даже, что думать. Мы с ней знали друг друга лет десять. Две одинокие пожилые дамы. На этом и сошлись. Но вот когда хворать она начала, перестала со мной общаться как раньше. Все время искала повод остаться наедине. Я тогда думать начала на хворь серьезную, даже заразную. Думала, может, не хочет меня заразить, вот и прячется в квартире. А как узнала, что распродает она все нажитое имущество, то точно решила, скоро смерть за ней придет, – Еремея Васильевна перевела дыхание и продолжила. – И вот, смотрю, ходят к ней люди и ходят, дверь хлоп-хлоп с утра до ночи. Я ей как-то сказала: «Ты, Маша, смотри аккуратней, люди бывают разные, мало ли кто на объявление откликнется». И, помню, посоветовала я тогда ей обратиться к моему поверенному Гнишко Леониду Савовичу. Как я сделала года два назад. Проверенный человек из конторы, организует мне и похороны и добро мое распределит. Мне то, что уже? Предложила я ей, а она и согласилась. Леонид приехал опись сделал, все сфотографировал, некоторые вещи отправил в бюро по оценке антиквариата.

– Простите, что перебиваю, а когда это случилось? Ну, когда он отправил письмо в бюро? – уточнила Даша.

– Ну, девушка, я таких подробностей не знаю. Помню только, перед кончиной Машенька говорила, что опись вся сделана и со дня на день будет составлен список некоторых вещей, которые отдадут на оценку. А что? – поинтересовалась Еремея Васильевна.

– Это для дела необходимо, но вы пока продолжайте, – ответила Лера.

Пожилая женщина опять скривила недовольную гримасу, но продолжила:

– Буквально на следующий день после описи имущества, возможно через день посетил ее молодой человек, странный такой. К ней много людей переходило за период торговли по объявлениям в интернете. Я кого-то видела, кого-то не видела, но тот мне запомнился особенно. Такой мрачный. Худющий как кощей, кожа с зеленоватым отливом, одетый во все черное. Я с ним на коридоре столкнулась, когда мусор выносила. Чуть дух не испустила от страха. Долго он у нее пробыл. А на следующий день Машенька умерла. Я тогда решила, что это смерть за ней пришла. Представляете, каково мне было? И заявление тогда написала. Испугалась, что ко мне тоже прийти может.

– А что он у нее покупал или о чем говорили, не знаете? – уточнила Лера.

– Нет, не знаю и знать не хочу, – закончила отвечать Еремея Васильевна.

Следователь подошла к столу и стала выкладывать снимки один за другим. Первой Лера достала фотографию убитой девушки.

– Скажите, среди посетителей случайно не было вот этой девушки?

Еремея Васильевна посмотрела внимательно на фотографию. Сначала странно дернулась, но через секунду ее взгляд снова стал холодным.

– Ай-ай-ай, ужас какой. Нет, среди посетителей, которых видела я, такой девушки не помню. Но к Машеньке много людей приходило. Возможно, и эта девушка была среди них.

– А вот этот перстень вам знаком? – указала Лера на фотографию украшения.

Пожилая женщина снова странно дернулась. Она внимательно, не двигающимся взглядом, смотрела на изображение перстня. Как будто думала над тем, чего НЕ следует говорить.

– Вы знаете, – начала она медленно, – Маша не носила украшения.

– Тем не менее, оно вам знакомо, – настаивала Лера. – Вы понимаете, что от ваших честных ответов зависит, поймаем мы убийцу этой девушки или нет?

Еремея Васильевна издала кряхтящий звук. Она все еще пристально смотрела на изображение перстня.

– Я не могу сказать, что видела именно этот перстень, но, по-моему, она одевала его однажды. Тогда я к ней на чай заглянула, справиться о ее самочувствии. Однако она меня очень быстро выставила, сославшись на головную боль. Тогда я еще обратила внимание, что в комнате окна были зашторены, а на полу лежали ватманы и какие-то книги. Еще мне показалось, что она была тогда не одна в квартире. Но я не видела, приходил ли кто-то к ней или уходил. А уже вечером мы с ней общались, как ни в чем не бывало. И как бы я не старалась поднять тему моего дневного посещения, она сразу же переводила разговор в другое русло.

– Давно это было? – спросила Даша.

– Нет, недавно. Месяц назад, может больше, – ответила Еремея Васильевна.

– А почему замешкались, когда я показала вам фотографию украшения? – спросила следователь.

– Да из-за этой странной истории. Я бы, может, и перстень не запомнила, если бы не необычное поведение моей подруги.

Даше показалось, что Еремея Васильевна чего-то не договаривает. Пожилая женщина все время отводила взгляд, особенно когда речь зашла о перстне.

– Хорошо, спасибо за откровенный разговор. А мы можем встретиться с вашим поверенным? – поменяла направление вопросов Лера.

– Конечно, можете, – ответила хозяйка квартиры, – я сейчас дам вам номер его телефона.

Еремея Васильевна подошла к комоду. Она минуты две рылась в потрепанном блокнотике.

– Вот записывайте 097 45…..

Лера оперативно занесла номер в память своего мобильного телефона, еще раз поблагодарила хозяйку за беседу и кивнула Даше, что пора уходить.

Уже в коридоре Еремея Васильевна замешкалась перед тем, как открыть входную дверь, чтобы выпустить девушек.

– Знаете, – начала она, – вы можете счесть меня свихнувшейся старушкой, но я вот вам что скажу. Все это дело нечисто. Не советую вам туда лезть.

Она перешла почти на шепот. Даше и Лере пришлось нагнуться, чтобы понять, о чем хочет сообщить им пожилая женщина.

– Я почти уверена, – шипела старушка, – что Машенька занималась разными темными обрядами. И умерла от наказания.

– По каким это признакам вы сделали такой вывод? – уточнила Лера.

– Во-первых: ее квартира завалена различными книгами о древних культурах, обрядах и прочей литературой такого направления. А во-вторых: у нее было много предметов, которые она не разрешала брать в руки, либо переставлять с места на место.

Даша и Лера переглянулись.

– Благодарим вас за то, что поделились с нами своими догадками, – поблагодарила Лера Еремею Васильевну и попыталась сама открыть дверь.

Но хозяйка квартиры крепко держала руку на дверном замке.

– Вот вы мне не верите, я смотрю. А вы гроб проверьте, – очень тихо прошептала Еремея Васильевна.

– Что простите? – удивилась Лера.

– Что слышали. Даю вам сто процентов, тела там не найдете. Я когда заявление подала про убийство, так меня даже на опознание не пустили. А ведь у Машеньки родственников то не было.

– А на похоронах вы присутствовали? – уточнила Лера.

– А как же. Но гроб был закрытым. Сказали, что после вскрытия неудачно зашили, поэтому провели церемонию быстро. Я с тех пор мучаюсь своими догадками. Обман это все. А по ночам, мне кажется, я слышу голоса из ее квартиры.

У Даши по телу побежали мурашки. Она хотела скорее оставить неприятную собеседницу. Лера также занервничала, хотя вида не подавала. Следователь в очередной раз поблагодарила Еремею Васильевну за рассказ. После чего настойчиво повернула ключ в дверном замке. Ей, как и Даше, хотелось поскорее оказаться за пределами мрачной квартиры.

На улице оказалось по-весеннему хорошо. Моментально улетучился неприятный осадок после старой, пропахшей пылью и хозяйственным мылом квартиры.

– Как насчет того, чтобы перекусить? – поинтересовалась Лера. – Здесь недалеко есть неплохое кафе. Можем съесть по сэндвичу.

– Ты после всего услышанного можешь думать о еде? – удивилась Даша.

– А что? Не обедать теперь? Я, на самом деле, не особо верю во все эти россказни о духах и пустых гробах. Хотя я бы проверила информацию. Правда, не знаю пока каким образом, потому как получить разрешение на эксгумацию тела фактически нереально. Но пока я не поем, никакого расследования не будет, – заявила следователь.

– Разве можно отвлекаться в такие серьезные моменты, которые требуют немедленных действий? – не переставала возмущаться Даша.

Лера рассмеялась.

– Немедленных действий требует желудок, – опять непонятно пошутила следователь. Лера направилась своей утонченной походкой к машине, давая понять Даше, что отставать не стоит.

До кафе девушки ехали молча, каждая погруженная в свои мысли. Даша думала о рассказе Еремеи Васильевны. После разговора с соседкой Макаровой можно было бы предположить, что перстень попал к убитой девушке через размещенное в интернете объявление о продаже. Однако украшение пришло на оценку, значит, поверенный провел опись до момента приобретения убитой перстня у Макаровой. Иначе украшение не попало бы в список описания имущества. Тогда получается, что Макарова продала украшение где-то в промежутке после описи, но перед смертью и ничего не сказала поверенному. Иначе он бы не отправлял украшение на оценку. Но опять нестыковка. Макарова не имела права продавать украшение после описи. Она обязана была поставить в известность своего поверенного, чтобы тот внес изменения в списках. Погруженная в свои мысли, Даша очнулась, когда сидела за маленьким столиком в уютном кафе.

– Ты что будешь? – спросила ее Лера. – Могу посоветовать сэндвич с ветчиной. Очень вкусный.

– Да, – рассеянно ответила Даша.

Лера сделала заказ: два сэндвича с ветчиной, апельсиновый сок для своей напарницы и кофе с молоком для себя.

– Ты где-то далеко, – обратилась она к Даше. – Неужели на тебя произвело такое впечатление посещение Еремеи Васильевны?

– А? – переспросила Даша. – А нет, просто я задумалась о совпадениях. Мне приходит на оценку перстень, это же украшение оказывается на трупе убитой девушки. Хозяйка перстня тоже мертва. Загадочный посетитель, который навел страх на Еремею Васильевну. Тебе не кажется все это странным?

– Кажется. И чем дальше я пытаюсь разобраться в этом деле, тем более запутанным оно становится. Попробуем пролить свет на происходящее, когда поговорим с поверенным, как его там Леонид Савович, кажется. Давай доедай сэндвич и поехали.

Сейчас милая изящная Валерия превратилась в настоящего следователя. Даже взгляд поменялся, а голос стал более низким. Дашу настораживали такие изменения в поведении напарницы. Резкие перепады от нежной девушки к строгому представителю закона пугали. У Даши ровный характер, поэтому людей с перепадами настроения она старалась сторониться. Но тут выбирать не приходилось. Тем более Даша понимала, что каждая профессия оставляет свой отпечаток.

Девушки расплатились за обед и поехали в сторону офиса компании «Ангельские крылья», где Лера предварительно договорилась о встрече с Гнишко Леонидом Савовичем.

Обшарпанный вход с дешевой вывеской не внушал доверия. Скрипучая дверь оповестила всех сотрудников о том, что к ним пришли посетители.

– И как можно доверять свое имущество такой конторе? – спросила Даша.

– А ты думаешь, бабушки с дедушками сюда приезжали хотя бы раз? – с улыбкой ответила Лера.

Поверенный оказался достаточно приятным в общении. Пухленький, невысокого роста розовощекий мужчина лет тридцати пяти. Его глаза улыбались, от него исходили позитивные эмоции. Он абсолютно спокойно пошел на контакт. И вскоре допрос превратился в приятную беседу.

Лера, как настоящий следователь, не стала ходить вокруг да около. Она с первого же вопроса перешла к делу:

– Вы, Гнишко Леонид Савович?

– Совершенно верно, именно я, – улыбнулся поверенный.

– Расскажите нам о Макаровой Марии Петровне. Где вы познакомились, какие дела вели для нее, – продолжила Лера.

– Меня с ней познакомила Еремея Васильевна, соседка Марии Петровны. Наша фирма ведет ее дела.

– А чем конкретно занимается ваша фирма? – уточнила Лера.

– Вообще-то у нас много направлений, но одно из них, это помощь в оценке имущества с дальнейшей продажей на аукционах. В нашей стране не принято писать завещания. А потом начинаются проблемы с недвижимостью, антиквариатом, вещами, предметами интерьера. Вот здесь и вступает в дело наша фирма. Мы помогаем по максимуму безболезненно с выгодой решить все проблемы с наследством.

– А что вы делаете с имуществом одиноких людей, например, таких, как Мария Петровна или ее соседка? – поинтересовалась Лера.

– Если к нам обращаются такие клиенты, то мы при жизни проводим опись имущества. Владелец подписывается под перечнем, мы заключаем договор и составляем завещание. Дальше проводится работа согласно заключенному договору. Вот Макарова хотела, чтобы все предметы, представляющие собой ценность, продали по хорошей стоимости. А потом вырученные деньги отдали в детские дома. Все шло хорошо до тех пор, пока я не узнал о кончине своей клиентки. Конечно, по договору вступает в силу ее завещание, которое позволит довести дело до конца, но теперь будет больше бумажной волокиты. Дети из детских домов еще не скоро получат наследство, – Леонид Савович перевел дух и продолжил. – Что же касается Еремеи Васильевны, то там немного другая история. Она хочет дожить свой век среди накопленных за жизнь вещей. Таким образом, только после ее смерти мы сможем заняться ее имуществом, хотя опись уже проведена и заверена.

– А вы не знаете, почему Макарова решила вдруг заняться продажей своего имущества? – поинтересовалась Лера.

– По ее словам она чувствовала свою скорую кончину, поэтому не хотела, чтобы нажитое за всю жизнь добро оказалось разворованным.

– Все равно странно, – не унималась Лера. – Зачем тогда надо было изначально обращаться к посторонним людям, а не сразу передать все в детские дома?

– Почему странно? – удивился поверенный. – Антиквариат в детских домах никому не нужен. Гораздо ценнее денежная помощь. Но Макарова Мария Петровна не знала о существовании такой фирмы, как наша. Поэтому пыталась организовать продажу своего имущества самостоятельно. Там есть предметы, которые, на мой взгляд, имеют ценность. Они бережнее будут храниться у коллекционера, знающего ценность своей покупки, нежели у какого-то подростка или барахольщика.

– Кстати о предметах, – сказала Лера. – Мы с вами связались по одному делу, в котором фигурирует роскошный перстень. Этот же перстень был прислан в бюро оценки антиквариата незадолго до того как… – здесь Валерия прервалась и переключилась на Дашу. – Что ж эксперт по древностям, твоя очередь забрасывать вопросами Леонида Савовича.

Даша улыбнулась. Она залезла в сумку, чтобы достать оттуда золотой перстень с рубином.

– Вот, – протянула она украшение поверенному. – Этот же перстень есть среди присланных вами предметов на оценку, но он также фигурирует в одном деле, расследованием которого мы занимаемся. Скажите вы помните это украшение?

– О да, – очень громко ответил Гнишко. – Я его хорошо запомнил. Перстень весьма необычный. Судя по размерам камня и количеству золота в оправе, может оказаться очень дорогим. Только вот не припомню, чтобы я его кому-то отдавал. Он должен находиться среди ценных вещей в квартире покойной.

– Вы уверены, что не мог перстень оказаться вне квартиры? – уточнила Даша.

– Абсолютно. Я точно помню, как отложил этот перстень в отдельную нишу, где собрал еще некоторые особо ценные предметы из имущества Макаровой.

– Скажите, а Макарова ничего не рассказывала про этот перстень? Откуда он у нее? Что он означал для нее? – продолжала интересоваться Даша.

– Да вроде нет, – задумчиво ответил поверенный. – Но я точно знаю, что она отдавала его выставлять на продажу через Интернет. Если честно, у меня сложилось впечатление, что Макарова забыла о ценности своих вещей, в том числе украшений. И просто хотела быстрее от всего избавиться.

– Хм, странное рвение. А вам не сложно будет прислать мне список вещей, который вы составили у Макаровой? – попросила Даша.

– Да, конечно. Я сегодня же перешлю его по электронной почте, – ответил Леонид Савович.

Девушки попрощались с поверенным. Лера довезла Дашу до отделения, где остался пылиться миниатюрный «Гольф». Обсудив первый полноценный день расследования, напарницы разъехались по домам.

Дома Дашу ждал пустой холодильник и заспанный Муська, который мило щурился.

– Привет, Муська, – сказала с порога Даша своему питомцу. – Как твой день? Спал?

Она подняла кота на руки. Даша потерлась щекой о его мягкую шерстку.

– Ого, да ты потолстел и подрос, как мне кажется. Вот что значит домашняя жизнь. Муська в ответ мяукнул.

– Давай будем тебя кормить, – предложила заботливая хозяйка.

Даша доверху наполнила миску кота, взяла с кухни завалявшиеся сухарики и отправилась в комнату работать в ноутбуке. С момента общения с соседкой Макаровой, ее мучила одна идея, которую ей не терпелось воплотить в жизнь. Если некоторые из вещей Марии Петровны выставлялись на продажу в интернет, тогда можно попробовать найти тех людей, к которым Макарова обратилась до поверенного. Вероятнее всего, переговоры с покупателями вели именно они. Осталось только найти в интернете объявления с вещами Макаровой.

Даша проверила свою электронную почту, на которую Леонид Савович выслал папку с каталогом предметов из квартиры Макаровой. Список оказался достаточно внушительным. Там было много книг, два сервиза, ваза, старый комод, две статуэтки еще много разной мелочи и украшения, среди которых числился перстень с большим рубином. Даша решила, что эффективнее всего будет искать продавца по предоставленной литературе. Тем более что подборка оказалась достаточно неординарной.

По перечню книг было больше двух сотен. Даша стала перечислять их вслух:

– «История Древнего Рима», «История древней Греции», «Энергетические точки Киевской Руси», «Мистические животные», «Энциклопедия колдовства и демонологии», «Энциклопедия символов и знаков», «История третьего рейха». Фу, какая странная подборка. Бабулька явно была не простой.

Даша пришла к выводу, что если такая литература была выставлена на продажу, то обязательно найдется среди миллионов сайтов. Она вбила: «Продам книгу Энергетические точки Киевской Руси». И вот удача, первая же ссылка выдала ей объявление о продаже этой энциклопедии. Даша зашла на сайт. Она наконец-то нашла, что искала. Большой список книг, который предлагался по низкой цене. Перстня с большим рубином среди перечисленных товаров не оказалось, но большая часть выставленной на продажу литературы принадлежала покойной Макаровой. Ниже в объявлении высветился номер продавца и его имя – Родион. Даша посмотрела на часы. Стрелки показывали без десяти минут десять. Поздновато, но жажда ответов пересилила порядочность. Она набрала номер из объявления.

– Алло, – ответил ей голос молодого человека.

– Здравствуйте, я звоню по объявлению, – стараясь спокойно говорить в трубку, ответила Даша.

– По какому? – поинтересовался молодой человек.

– Э-э, – замешкалась Даша, – вот здесь есть книга «Энергетические точки Киевской Руси», хотела бы ее приобрести.

Наступила пауза. Было слышно, как собеседник шуршит бумагой.

– Вы знаете, – наконец ответил он, – к сожалению, это объявление уже не актуально. Я, видимо, забыл его убрать. Весь товар продан.

– Неужели ничего не осталось? – наиграно возмутилась Даша. – Меня заинтересовала еще одна книга «История третьего рейха», я готова заплатить неплохую сумму.

Опять наступила пауза.

– Я не уверен, но, возможно, что-то могло остаться. Если вы не против, я вам перезвоню. Мне необходимо проверить по каталогу, есть ли эта книга в наличии, – предложил молодой человек.

– Ой, давайте лучше я вам перезвоню. Когда будет удобно?

– Перезвоните завтра часов в одиннадцать утра. Я буду готов ответить по вашему запросу, – ответил молодой человек.

– Спасибо, – поблагодарила довольная Даша и положила трубку.

Теперь она анализировала разговор. Откуда этот парень узнает, остались ли книги в наличии? По словам поверенного, весь товар находится в квартире, а хозяйка на небесах. Даша понимала, выйти на этого продавца необходимо обязательно. Он выставил в объявлении очень много литературы, принадлежавшей Макаровой. Возможно, кроме книг Родион занимался продажами других вещей, среди которых мог оказаться перстень. Даша размышляла, собирая логические ниточки в клубок. Но, к ее сожалению, было слишком много нестыковок, некоторые из которых сможет разъяснить только продавец. Оставалось дождаться завтрашнего утра.

Глава третья

Утро как всегда началось с будильника. Глаза отказывались открываться, хотя Даша уже начала испытывать волнение перед предстоящим разговором с продавцом книг. Проснуться ее заставило нытье голодного кота. Она в полудреме наполнила миску питомца, убрала его туалет и пошла в ванную.

Стрелки показывали девять утра. Даша опаздывала на работу. Она представила суровое лицо шефа, который накануне решал вопросы с полицией.

За окном голубое небо сменилось серыми тучами. Крупные капли барабанили по козырьку над окном. Лил первый теплый весенний дождь. Все вокруг сразу стало тоскливым. Куда-то пропал вчерашний запал. Даше не хотелось ни расследований, ни раскрытия тайн. Тело клонило в сон, появилось желание залезть обратно под теплое одеяло и заснуть. Взбодрил девушку звонок ее шефа. Вениамин Тихонович поинтересовался как у нее дела. На вопрос: «Не хочет ли она поработать?». Даша ответила, что расследование занимает слишком много времени и через несколько минут она поедет со следователем допрашивать первого подозреваемого.

Даша не любила обманывать, тем более Вениамина Тихоновича, но сидеть в пыльном кабинете в такую погоду вообще не хотелось. По интонации руководителя стало понятно, что он не очень доволен таким развитием событий, но настаивать на присутствии своей подчиненной на рабочем месте не стал. После разговора с шефом Даша залезла обратно под одеяло. Муська, естественно, тут как тут. Она погрузилась в дремоту, но заснуть не получалось из-за количества мыслей, которые уже проснулись и взывали к действиям. Стрелка лениво переползла на отметку 10:00. Звонить продавцу было еще рано, но ждать Даша уже не могла. Ей натерпелось получить информацию от Родиона.

– Здравствуйте, – поздоровалась Даша, когда услышала в трубку уже знакомый голос молодого человека. – Я вчера звонила по поводу книги, помните?

– Да, здравствуйте. Я уточнил о наличии, вам повезло «Историю третьего рейха» еще не продали, так что у вас есть возможность ее приобрести.

– Отлично, – обрадовалась девушка, – как я могу ее забрать? И назовите цену, пожалуйста.

– «История третьего рейха» это редкое издание, год выпуска 1952, вышло ограниченным тиражом, стоимость такой книги триста долларов, – неуверенно ответил парень.

– Хм, а не дорого ли для книги? – на всякий случай спросила Даша. Она пожалела, что не уточнила у своего друга Максима, который специализируется на периоде Великой Отечественной войны, сколько может стоить такое издание.

– Ну, вообще-то я могу отдать вам ее со скидкой, например, за двести восемьдесят долларов, – быстро согласился продавец.

Даша, про себя, похвалила свою смекалку и подтвердила о готовности приобрести «Историю третьего рейха» за двести восемьдесят долларов. Ей необходимо было выглядеть естественно. Работая с аукционными домами, она знала, что такого рода товар всегда оспаривается в цене. Даша рисковала упустить продавца, торгуясь за скидку, но ей требовалось прощупать уровень знаний молодого человека в аукционном деле.

Даша договорилась с Родионом о встрече в парке Тараса Шевченко, возле памятника через час. После окончания разговора с продавцом она созвонилась со следователем Лерой. По дороге к автомобилю Даша детально рассказала о своем продвижении в расследовании. О том, как искала товар в интернете, как нашла объявление с книгами из списка Макаровой. Рассказала, как позвонила по телефону и договорилась о встрече. Лера не стала долго отчитывать неопытную напарницу, только попросила, чтобы в следующий раз Даша сначала делилась планами с ней, а уже потом, под четким руководством и с разрешения начальства начинала действовать. Еще Лера мягко намекнула, что функция Даши проводить консультации в ходе расследования, хотя и похвалила ее за отличную работу. Напоследок попросила не вступать самой в переговоры с продавцом, а дождаться ее.

Через час Даша стояла возле памятника Тарасу Григорьевичу Шевченко. Из-за дождливой погоды парк выглядел безлюдным, редкие прохожие бежали по мокрым плиткам, прикрываясь зонтиками. Даша нервничала, так как приехала раньше Леры. Ей очень не хотелось, чтобы продавец пришел до появления следователя. Спустя минут двадцать ожидания, она обернулась на свое имя. Лера, закутавшись в плащ, ворчала о том, что неужели нельзя было назначить встречу где-нибудь в сухом месте. Даша рассмеялась.

– Ничего смешного не вижу, – огрызнулась следователь.

– Кто-то встал не с той ноги? – весело спросила Даша.

– Нет, я просто не люблю такую погоду, – уже спокойнее ответила Лера. – Ну, и где наш продавец?

– Жду. Надеюсь, он не испугается, – с надеждой в голосе ответила Даша.

Родион опаздывал. Прошло сорок минут после назначенного времени, когда к девушкам подошел невысокого роста парень лет восемнадцати. Внешне он выглядел солидно. Классические брюки, потертое, но чистое темно-синее пальто, начищенные туфли. В руках портфель, как у министра. Единственное, что выделялось из всего делового ансамбля – это зеленый, огромных размеров, зонт. Скорее он подходил для похода на пляж, чем прогулок под дождем.

– Здравствуйте, кого-то из вас зовут Дарья? – обратился он к девушкам.

– Да, – поспешила ответить Даша, – это я.

– Очень приятно. Я принес вам то, что вы просили.

Молодой человек неуклюже открыл портфель и достал оттуда внушительных размеров книгу. Он осторожно протянул ее Даше.

– А вам не жалко прямо под дождем продавать такой раритет? – вмешалась Лера. – Предлагаю пройтись к перекрестку, там есть уютное кафе.

Молодой человек заметно напрягся.

– Я не приобрету товар, пока его не проверю. А под дождем это проблематично. Не хочется портить предмет коллекционирования, – быстро пояснила Даша.

Парень одобрительно закачал головой, спрятал книгу и послушно пошел за Лерой, которая достаточно быстро направилась в сторону перекрестка.

Небольшое, но уютное кафе оказалось почти пустым, только парочка студентов о чем-то спорила в самом углу крохотного зала. Новоприбывшие посетители разместились за столиком. Сонная официантка нехотя подошла принять заказ.

– Нам три кофе, пожалуйста, и счет, – отчеканила Лера.

Даша хотела добавить, что ей с молоком, но официантка упорхнула в один миг.

– Итак, молодой человек, предлагаю познакомиться. Дашу вы уже знаете, а меня зовут Валерия, – мягко, но как-то очень напористо начала Лера.

– Очень приятно, – перепугано ответил парень, – а меня Родион.

– Очень редкое имя, – заметила Лера.

Молодой человек пожал плечами. Начинающий предприниматель заметно нервничал. Его голос стал выше, а ладошки оставляли влажные отпечатки на гладкой поверхности стола.

– Мне кажется, я вас сейчас расстрою, – продолжила Лера, – мы не настоящие покупатели. Я следователь, а она консультант в одном неприятном деле.

Родион позеленел. Он явно не ожидал такого поворота событий. Теперь к его волнению добавилась дрожь в голосе. Молодой человек попробовал что-то спросить, но вышло невнятно и пискляво. Даже Даша занервничала. Она не знала, чего можно ожидать от следователя при исполнении.

– Да не переживайте вы так, – успокоила Лера парня. – Мы только хотим получить информацию. Обещаю, вам и вашему бизнесу ничего не грозит.

Даша искоса посмотрела на свою напарницу. Она чувствовала, что любезный тон – это ловушка.

Молодой человек слегка расслабился. Принесли кофе. Аромат горячего напитка немного рассеял напряженность в воздухе.

– Итак, Родион, – начала свой допрос Лера. – Расскажите нам, откуда у вас книга «История третьего рейха»?

– От бабушки, – немного помедлив, ответил парень.

– От какой бабушки? – уточнила Лера.

– От моей бабушки, – ответил молодой человек.

– И как же зовут вашу бабушку? – продолжала допрашивать следователь. – Но прежде, чем вы ответите, помните, проверить родственную связь мне не составит труда, а за ложную информацию можно угодить в тюрьму.

Молодой человек сделал длинный глоток кофе.

– Так, Родион, – Валерия резко сменила свой любезный тон на угрожающий, – давай договоримся. Если ты хочешь через пятнадцать минут отправиться обратно домой, а не в отделение полиции, то будь добр говорить только правду. Мы уже владеем некоторой информацией и без труда определим, врешь ты или нет. Договорились?

Теперь парень побагровел. Он еле видно утвердительно кивнул головой. Лера продолжила, вернувшись опять к своему бархатному тембру.

– Итак, повторю свой вопрос. Каким образом у вас оказалась книга «История третьего рейха»?

– Эта книга принадлежала одной пожилой женщине. Она решила выставить на продажу некоторое свое имущество, – ответил Родион, сделал паузу, а после продолжил. – Мы с другом занимаемся торговлей разных старых вещей. Я учусь на историческом факультете и немного разбираюсь в антиквариате. Вот мы ходим по блошиным рынкам, там ищем предметы, которые можно потом продать. Много на таком не заработаешь, но на мелкие потребности хватает. Тем более, это полезно для будущей профессии.

Даша хихикнула, она вспомнила себя в восемнадцать лет и свою тягу к старым вещам. Родион замолчал.

– И? – Лера потребовала продолжения рассказа.

– Как-то мой друг придумал сделать объявления, что мы помогаем реализовать старые вещи за процент со сделки. Я согласился на такое предложение. Мы распечатали объявления и расклеили их на домах. Долго никто не откликался, но однажды позвонила женщина и пригласила к себе, чтобы мы занялись продажей ее вещей.

– Женщину звали Мария Петровна? – перебила юношу Лера.

– Да, Мария Петровна. Она передала нам стопки книг и некоторые вещи. Мы составили список, сделали фотоснимки, после чего поместили объявления в интернете. Дальше действовали по оговоренной схеме. Нам звонили покупатели, мы договаривались о цене. Если покупателя устраивала сумма, то назначали встречу на квартире Марии Петровны. Она отдавала товар, а нам доставался процент от удачной сделки.

– А много людей обращалось по объявлениям? – уточнила Лера.

– Да, очень. В основном звонили по книгам. Но, к сожалению, много продать не получилось, так как товар либо не соответствовал требованиям, либо не подходила стоимость.

– А как «История третьего рейха» оказалась у вас на руках? – уточнила Лера.

Юноша опять замялся.

– Понимаете, Макарова строго-настрого запретила выносить товар за пределы квартиры, поэтому дала мне дубликат ключей. Я был удивлен таким проявлением доверия, но как оказалось, Мария Петровна действительно часто отсутствовала в квартире. Случалось, что нам с другом приходилось без ее участия показывать товар. Но продавала всегда только Мария Петровна. А мы потом получали свой процент.

– Значит, книгу «История третьего рейха», вы забрали из квартиры? – спросила Лера.

– Да, но я только за книгой, – быстро ответил Родион.

– Но ведь Марии Петровны уже нет в живых. Вы об этом знаете, но все равно продаете ее вещи? Это называется ограблением, – констатировала следователь.

Юноша покраснел и потупил глаза.

– Да, я поступил плохо. Мне не следовало возвращаться в квартиру после смерти Марии Петровны.

– А вам известно, молодой человек, что имущество покойной описано поверенным, которого она наняла еще при жизни? Если их не досчитаются в квартире, а потом эти вещи вдруг всплывут где-нибудь, то у вас могут возникнуть серьезные проблемы с законом, – строго сказала Лера.

– Я-я-я, не знал о таком. Мне ничего не говорила Мария Петровна. Она наоборот торопила нас с продажами, честное слово, – юноша так искренне ответил на вопрос, что ни у одной из девушек не возникло даже тени сомнения относительно его слов.

– Допустим, – сказала следователь, – а почему была такая спешка? Мария Петровна не делилась, случайно, своими мыслями?

– Она как-то сказала, что чувствует себя неважно, и ей не хотелось бы, чтобы после ее кончины предметы антиквариата разворовали или вообще выкинули.

– Хорошо. С этим разобрались. Теперь твоя очередь, – обратилась Лера к своей напарнице.

Даша достала перстень из сумки и положила его перед Родионом на стол.

– Скажите, вам знаком вот этот перстень?

– Да, это одно из немногих украшений, которые были отданы на продажу, – ответил молодой человек. – Вернее отдано было много, но мы не стали брать те, на которых стояла проба драгоценного металла. Продавать книги или вазочки – это одно, а вот ювелирные украшения, совсем другое. На перстне нет никаких маркировок. Поэтому мы с другом решили, что это всего-навсего качественно сделанная бижутерия, вот и оставили в списках на продажу.

– Вообще-то это чистое золото, а камень настоящий рубин, – спокойно ответила Даша.

– Я-я-я, не знал, – опять перепугано ответил Родион, – я был уверен, что это обычная бижутерия.

– Не переживайте, – поспешила успокоить его Даша, – мы вам верим. Расскажите лучше, кто им интересовался и когда.

– Мне запомнились два покупателя. Приблизительно месяц назад позвонил парень. Мы договорились о встрече на квартире Марии Петровны. Покупатель долго рассматривал перстень, потом сказал, что он ему не подходит и ушел, а через дня два снова позвонил. Он все-таки решил приобрести украшение, но я сообщил, что перстень уже забронирован. Покупатель очень долго меня уговаривал, предлагал заплатить любые деньги. Но я пообещал молодой девушке придержать украшение. Она позвонила буквально на следующий день после настойчивого молодого человека. Девушка сразу сказала, что готова приобрести перстень. Как всегда встречу назначил в квартире Марии Петровны. Я пытался вызвонить хозяйку, но она не отвечала. Тогда я решил, что Мария Петровна снова куда-то уехала, поэтому сам встретил покупательницу и продал перстень. Деньги оставил на тумбочке. Несколько раз в тот же день звонил, чтобы сообщить об успешной продаже, но безуспешно. А через сутки узнал о смерти Марии Петровны.

Молодой человек сделал паузу и уже тихо добавил:

– Простите.

– А почему вы вдруг сами решили продать товар? Вы же говорили, что всеми сделками на финальном этапе занималась Мария Петровна, – уточнила Лера.

– Да, но девушка заплатила наличными за перстень две тысячи долларов, – ответил Родион.

Даша с Лерой переглянулись.

– А вы помните тех покупателей? – спросила Даша.

– Конечно. Парень оставил неприятный осадок после презентации. Весь одетый в черную одежду. На наркомана похожий. А девушка такая приятная оказалась, молодая, скромная. Я даже удивился тогда откуда у нее такие деньги.

– А подробнее, – попросила Лера.

– Ну, парень такой высокий, худощавый, черные сальные волосы торчком во все стороны, кисти рук худющие. Девушку помню плохо. Обычная, миловидная. Приятная, улыбалась. Особенность у нее была одна. Она правую руку как-то странно выворачивала.

– Странно это как? – уточнила Лера.

– Даже не знаю, как объяснить. Не так как у всех людей. Я ее по этой особенности и запомнил. Даже лицо вам не опишу. Все время смотрел на ее руку.

Лера полезла в папку за фотографиями убитой.

– Посмотрите, пожалуйста, на снимки. Это, случайно, не та молодая особа, которая купила перстень? – обратилась следователь к молодому предпринимателю.

Родион смотрел на изображения выпученными глазами. Даше показалось, что молодой человек вот-вот потеряет сознание.

– Родион, – обратилась Лера к парню.

– Аааа, – пришел в себя молодой человек. – Я не уверен но, по-моему, это та девушка.

Он испуганно посмотрел на следователя.

– А вы с ней о чем-то говорили, она вам что-либо рассказывала? – спросила следователь.

– Нет, ничего не обсуждали кроме покупки перстня. Запомнил только ее имя, Милена. Очень необычное и красивое, – ответил Родион.

– Это уже что-то. А имя парня не помните? – уточнила Лера

– Нет, – помотал головой Родион. – Я даже не помню, чтобы он мне его называл.

– А у вас не осталось случайно номера телефона того парня? – поинтересовалась Даша.

– Вряд ли. Мне многие звонили с тех пор. Сейчас даже в памяти телефона номер не сохранился.

– Понятно, – ответила следователь. – На этот раз я не буду прибегать к букве закона за торговлю крадеными вещами, но предупреждаю, вернее советую. Внимательнее относитесь к заработку на услугах посредника. И еще, вот моя визитка. Это на случай, если объявится загадочный кощей бессмертный. Книгу, как вы понимаете, я конфискую. И попрошу отдать ключи от квартиры Марии Петровны.

– Спасибо, – еле слышно поблагодарил Родион, передавая связку ключей следователю.

Девушки расплатились за кофе и покинули кафе, оставив в одиночестве перепуганного молодого предпринимателя.

Уже, будучи на улице, Лера обратилась к Даше:

– Ты думаешь о том же, что и я?

– Поехать на квартиру Марии Петровны и открыть ключами дверь?

Лера рассмеялась.

– Нет, нарушать пока закон мы не будем, – ответила Лера. – Я думаю, что Марию Петровну таки убили. И сделал это вот тот странный покупатель.

– Это еще почему? – не поняла Даша.

– Очень много совпадений. Худощавый покупатель, о котором нам рассказал Родион, подходит по описанию на того, кто забрел в наше отделение на следующий день после убийства девушки. Некий субъект, назовем его Р, пытался уговорить дежурного допустить его на опознание руки, на которой явно узнал перстень.

– Подожди-подожди, – перебила ее Даша. – Конечно, все очень подозрительно, но причем здесь убитая Макарова? Да, я согласна, кощей ищет перстень. Но зачем ему убивать Макарову, если перстень он так и не заполучил? Мог убить, если бы не хотел платить за товар. И то, выхватил бы и сбежал, кто его догонит? Старушка? Нет. Загадочный парень явно руководствовался иными мотивами. Я сомневаюсь, что именно он прикончил несчастную. А иначе убил бы не Макарову, а Родиона. Он же с ним встречался раньше, чем с Макаровой. Если вообще они пересекались с владелицей перстня.

– Кстати, и его же видела соседка Марии Петровны, – напомнила следователь, сделала паузу, а после добавила, – парень согласился не сразу на покупку украшения, а только на следующий день. Почему?

Даша пожала плечами.

– Так, ладно. Будем думать по мере поступления новой информации. Я пока не в состоянии свести все воедино, но точно могу сказать, что этот перстень непростой, если на него такой спрос. Советую тебе его сдать в отделение, пока не закончится следствие, а потом можешь забирать и изучать его историю сколько влезет, – сказала Лера.

– Не-не, – поспешила ответить Даша. – Я его никуда сдавать не буду. Никто не знает, что перстень у меня. И до тех пор, пока это тайна, ты можешь ни за что не волноваться.

Лера скривила недовольную гримасу.

– Предлагаю тебе покопаться в исторических архивах. Может, найдешь что-то по нему, – предложила Лера.

– Договорились. Начальник будет рад, что я появлюсь на работе, – ответила Даша.

– Вот и отлично, а я поищу девушку с именем Милена, – подытожила Лера.

Девушки попрощались и направились каждая по своим работам. Лера в отделение, а Даша в офис бюро антиквариата.

В офисе, несмотря на недавнюю попытку ограбления, царила спокойная атмосфера. Даша прошла в свой кабинет. Она не представляла себе, с каких архивов начать изучение перстня. Если бы этот предмет антиквариата имел ценность, то на него в базе нашлись бы записи. Но ничего, ни одной документации. Даша принялась пальцами массажировать виски. Она зашла в тупик, из которого не видела выхода. Хотя…

Девушка взяла перстень и вышла в приемную.

– Здравствуйте, – обратилась она к секретарю. – А Вениамин Тихонович у себя? Я могу к нему попасть?

– Сейчас уточню, – ответила помощница.

Секретарь сделала запрос по телефону, после чего утвердительно кивнула в сторону кабинета руководителя. Даша прошла внутрь.

– Здравствуйте, Вениамин Тихонович, – поздоровалась она со своим начальником.

– Смотрите, кто нас порадовал своим присутствием. Неужели вы раскрыли дело? – строго, но с небольшой иронией спросил Вениамин Тихонович.

Даша хотела ответить в таком же стиле, но сдержалась. Она знала, что шутки и язвительный тон с начальством могут привести к неблагоприятным последствиям, поэтому ответила спокойно с легкой улыбкой.

– Нет. Пока обрабатывается информация по делу, я приехала на работу заняться текущими запросами. Но, кроме этого, мне еще необходимо узнать, в каких историях замешан перстень.

Даша положила украшение на стол перед своим руководителем.

Вениамин Тихонович взял перстень.

– Это тот, который фигурирует в деле убитой девушки? – спросил он.

– Да. И, скорее всего, не просто фигурирует, но еще является поводом для убийства, – ответила Даша.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.