книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Елена Корджева

Курьезы профессии. Записки риелтора

Рассказы, собранные в этой книге – не вымысел. Все это – истории, которые мы – компания «EKOCENTRS» и я, ее бессменный владелец и директор – прожили вместе с нашими клиентами. Конечно, это далеко не весь наш опыт, а только те случаи, которые выходили за рамки обычной работы.

Не буду скрывать, в чем-то я добавила соли и перца для остроты. Надеюсь у читателя хватит и здравого смысла, чтобы отличить вымысел от реальности, и – чувства юмора, чтобы получить удовольствие от необычных сюжетов, которые подкидывает нам Ее Величество Жизнь.

Я старалась для вас, мои читатели. И хочу выразить глубочайшую благодарность всем, кто помогал мне в создании этой книги. В первую очередь – моим замечательным специалистам Федору Губину, Вере Арсиенковой, Марине Козловской, Татьяне Поповичевой, Диане Крастине, Клавдии Бабченко и всем остальным, кто считает компанию «EKOCENTRS» своим домом. Вы замечательно делаете свою работу и справляетесь даже с тем, с чем, казалось бы, невозможно справиться.

Огромная благодарность моему редактору Вадиму Краснову, который не оставил камня на камне от первоначального текста и превзошел себя в попытке усовершенствовать автора.

И, конечно, я от души благодарю своего мужа Анатолия Кольцова за неизменную поддержку и невероятное терпение, с которым он позволяет мне искать приключения на мою голову.

Ваш автор Елена Корджева.

Танцы с саблей

Обратилась как-то ко мне за помощью бабушка, не посторонняя, а моя собственная старенькая бабушка. Само по себе дело не обычное, не часто бабушка обременяла родственников просьбами. А проблема и вовсе редкая: речь шла о безопасности, сильно сосед её беспокоил.

Уж беспокоил, так беспокоил!

Полагаю, не одна бабушка, кто угодно чувствовал бы себя несколько неуверенно, встретив на лестнице мужчину с саблей. Притом, что сабля в замахе, и мчится он на всех парах сверху вниз – рост мужчины уже решающего значения не имеет. И тот факт, что перед ним с визгом скачет по той же лестнице худенькая женщина, храбрости прибавит не каждому. Особенно, если видишь, что «дядя» настроен серьёзно, что сабля – настоящая казачья, блестит и сверкает на солнышке. И такие «забеги» повторяются с завидной регулярностью. Всякий раз, как «дяде» придёт в голову «поиграть в войнушку», он гоняет таким образом свою жену по всей лестнице.

А поскольку «дядя» всем и кругом должен, в том числе и родному домоуправлению, хватается он за саблю ежемесячно, получив очередной счёт.

Проблема встала, надо было её решать. «Пересадка» бабушек – дело хлопотное и неблагодарное. Старые люди привязываются к своему жилью, и рисковать бабушкиным здоровьем мне не хотелось. Значит, решение одно – удалить подальше «дядю», вместе с его «танцами с саблей».

Беда в том, что теорией тут не ограничишься, задуманное надо выполнять. Пишу джентльмену письмо, приглашаю на встречу. К несказанной радости, он приходит. При всех регалиях, как и положено бравому вояке: в шинели, в сапогах – прям картинка. И ничего, что шинель имеет на спине карман, а вместо коня – велосипед. Главное – вид бравый, прям «настоящий полковник». И беседу мы с ним ведём соответствующую. Оказывается, он не просто так саблей машет, а со значением. Убеждён дядя, что он не кто-нибудь, а «господин есаул казачьего полка»! О как! Оттого и с саблею не расстаётся.

Ну, есаул там, или нет, моя задача – переместить его с чадами и домочадцами подальше. Оговариваем условия, подписываем договор. К слову, для дяди очень даже выгодный, ибо предполагает погашение его задолженностей.

Вроде всё хорошо, начинаем работать. Но ведь дядя-то чем интересен? Тем, что мыслит он широко, креативно и – очень неординарно. Поэтому посередине сделки приходит мне письмо. Вдруг «на ровном месте» решил дядя выразить мне недоверие. Причём в резкой и грубой форме.

Честно говоря, когда бы не бабушка, послала бы я его далеко и навсегда. Но… Не тот случай. В предложении «послать нельзя работать» запятую в этот раз надо ставить после слова «нельзя», ибо – послать нельзя… Улаживать ситуацию надо. И улаживать в понятной клиенту форме. Раз играет дядя в «есаула казачьего полка», пишу я ему соответствующее письмо: «Милостивый государь! Неуместно офицеру так с дамой разговаривать…».

Ждать пришлось недолго. Хорошо в Риге почта работает. Через несколько дней приезжает мой есаул. Та же шинель, тот же велосипед. Но есть и дополнительный «штрих к портрету» – гитара через плечо. Зачем? Ой, ну а как же без гитары романсы петь! Так что удостоилась я чести услышать романс от «господина есаула». Как в кино, на одном колене, у ног… Романтика…

Чего не сделаешь, чтобы бабушка была счастлива – романс, так романс.

Ну а после романса дело дошло и до переезда.

Кстати, история была давненько, в конце 90-х. А в 2008 мы с есаулом снова встретились. Шёл он себе куда-то с гитарой. Меня увидел – обрадовался, поделился новостью. Оказывается, сделал он себе полный пакет документов! И по всей форме представляется нынче: «господин есаул казачьего полка»!

Паспорт для куры Клавы

Не каждый может с лёгкостью приспособиться к переменам. И восстановление независимости Латвии было гладким не для всех. Люди, особенно пожилые, оказались совершенно не готовы к таким радикальным изменениям. И трудно было им, стареньким, перестроиться и вдруг оказаться «не в своей» стране.

Так и принималось решение о переезде в Россию, в места, где родился и вырос, где сохранилась хоть какая-то родня.

А для этого надо своё имущество в Латвии продать. За этим к нам и обратилась пожилая пара, двое чудесных старичков. Был у них домик в Тукумсе – небольшом красивом городке в 80 км от Риги. Задача стояла простая: домик продать, помочь открыть счёт в банке, перевести деньги и организовать транспорт, чтобы скарб и личные вещи забрать с собой.

Домик мы продали, бумаги оформили, впору вещи паковать. И вдруг в полный рост встают куры! Ну да, ходили по двору, клевали что-то. Но как-то никто о них и не подумал. Точнее, мы думали, но по-разному. Мы, маклеры, были уверены, что либо куры останутся при домике, либо, в крайнем случае, отправятся в путь в жареном виде. А вот старички были уверены в том, что куры – часть их семьи. И, разумеется, должны вместе с ними переехать за тысячу километров. «Я без куры Клавы не поеду!» – и весь сказ! А где Клава, там и остальные. Всего семь куриц.

Что ж, куры, так куры. Но если бы дело ограничивалось только клетками. У нас же теперь – граница. И пересечь её можно исключительно с паспортом! Да, да. Каждой курице нужен паспорт! И прививки. Как же мы «развлеклись», пока каждой курице сделали все нужные прививки, да оформили «загранпаспорт»! Пришлось временно переоборудовать заднее сиденье «Москвичика», чтобы «с ветерком» катать несушек к ветеринару. Больше двух недель, пока инкубационный период прошёл, играли в «курочку-рябу».

Я не знаю, как птицы, но мы были абсолютно счастливы, получив куриные паспорта. А как счастлива была бабуля: кура Клава с товарками могла отправляться в путь!

Это было почти двадцать лет назад. Но я до сих пор рада, что, несмотря на все сложности и «курячьи нежности», сделала счастливыми двух старичков.

Ведь для счастья порой не много нужно.

Просто – быть вместе.

Ты кто?

Думаю, не надо напоминать, что такое Чернобыль. И то, что людей из пострадавших от радиации районов эвакуировали, предоставляя им жилье в различных регионах тогда ещё Советского Союза, тоже известный факт.

И этот факт объясняет, каким образом семья украинского тракториста Николая стала обладателем прекрасной трёхкомнатной квартиры в Риге.

Но… Случилась перестройка, Союз благополучно распался, Латвия отделилась. А украинский тракторист остался вдали от родины. На семейном совете было принято решение: квартиру приватизировать и продать. И уехать с деньгами на «ридну Украину». Так мы и познакомились. Обычный рядовой случай, ничего особенного, если бы не одно но!

Возможно, не все успели забыть, как выглядел советский паспорт? На первой странице фамилия, имя, отчество на русском языке, а на втором развороте – те же данные на языке союзной республики, где этот паспорт выдавался. И у нашего Николая на русской странице было, естественно, написано «Николай», а на второй странице по-украински «Мыкола».

Все бы ничего, но в независимой Латвии нужно было и паспорт новый получить. Вот тут и случилась загвоздка из серии «проблемы роста», когда желание новую страну создавать есть, а кадров обученных – не густо. И на работу в чиновники принимаются люди, может и хорошие, но… не так, чтобы сильно профессиональные. Такой, с позволения сказать «профи», человек, вероятно, добрый, но не очень умный, спросил у нашего тракториста, как он хочет называться – Николай, или Мыкола. И наш герой, ввиду осознания новообретённой «незалежности», заказал «Мыколу». Что и получил, перечеркнув таким образом всю свою прошлую жизнь. Ибо – свидетельство о рождении на имя Николай, ордер на квартиру – тоже, свидетельство о браке – и то Мыколу даже не видело. Получается, и сам он – не он, и квартира не его, и даже жена! Ясно, что ничего приватизировать невозможно.

Когда несчастный Микола осознал, что «вся жизнь его – под откос», он, бедняга, дара речи лишился. В отличие от оказавшейся ныне не-женой Галины. Та в голос: «Ой, люды добри, та що ж це такэ робытця!» Эмоциональная была женщина. А ситуация действительно аховая. Старого паспорта больше нет, попробуй, докажи, что там было два написания имени. Особенно, если ты не юрист, а – тракторист, да ещё и без знания латышского языка. Поневоле заголосишь.

Но делать всё равно надо – не бросать же их.

Так что отправились мы с Мыколой менять имя обратно, на Николая. Угробили на это дело почти два месяца, напредоставляли кучу справок, но своего добились. Восстановили историческую преемственность, приватизировали квартиру, продали.

Ну, думаю, не увижу их больше. Ан нет! Приходят счастливые, с букетом… Галина во все щёки меня целует. Но больше всего поразил Николай. Простой замечательный дядька, деревенский тракторист, был так мне благодарен, что поцеловал руку. Думаю, я была первой женщиной, которой он решился руки целовать.

Да, это было заслуженно. И не первым он был мужчиной, так проявившим свою галантность. Но для него это было высшим проявлением благодарности. И я это запомнила. И до сих пор искренне желаю счастья Галине та Мыколе.

«Блудный дом»

Как известно, покупка недвижимости считается хорошей инвестицией. Обратился ко мне один джентльмен с просьбой подыскать ему подходящий дом. Чтобы и не слишком дорого, и в хорошем месте в Риге, и с большим участком земли. По Закону о приватизации землю приватизировать можно было только, если она к дому «приписана». Соответственно, чем больше участок, тем лучше стартовые позиции.

Надо, значит, надо. Дом нашли, купили, документы оформили, и счастливый клиент стал обладателем неслабого особнячка в пятнадцати минутах езды от центра Риги.

Есть, есть такая вещь, как интуиция. Я как чувствовала, что отрастит себе мой клиент «геморрой», не зря предлагала:

– Может быть, сразу подать документы на приватизацию?

– Нет, – говорит, – не надо пока, я подожду, пока сертификаты дешевле станут.

Ладно, хозяин – барин.

Прошло несколько лет, не слышно о нём было. Вдруг в один прекрасный день появляется, буквально врывается в офис, страшно взбудораженный, и требует немедленно его принять. Кричит с порога:

– У меня дом пропал!

Первая мысль была – документы потерял. Ну да, неприятно, ну – хождение по инстанциям, ну – время, но в целом – ничего страшного, нет причины так уж убиваться.

Оказалось, всё не так просто. Пропали не документы. Пропал САМ ДОМ. Исчез.

В жизни не видела ничего подобного! В действительности дом, оставленный без присмотра, растащили бомжи. Весь. По кирпичику. Сначала двери-окна поснимали, потом – начинку. Крышу ободрали. А дальше – вопрос времени. На тачках, да по кирпичику, разобрали дом до фундамента.

– А по весне фундамент травкой зарос. Нет больше дома! – надрывается в голос клиент.

Да уж… Сэкономили на сертификатах…

Потому что под чем теперь землю приватизировать – глубоко непонятно. То есть в архиве документы на дом имеются. Но натура от бумаг отличается сильно.

Ни разу не приходилось сталкиваться с такой ситуацией. Да и в приватизационной комиссии лишь руками развели – не было у них такого прецедента.

Ну что ж. Если прецедента не было – надо его создать. Других вариантов нет.

Должна признаться, что это развлечение для мазохистов – доказывать чиновникам, что отсутствующий по факту дом всё же существует. За полгода не управилась. Понадобился почти год. Спасли топографы. Они сумели обнаружить останки фундамента. И начертить их на топографическом плане. Потом уже было делом техники – привязать этот виртуальный фундамент к архивным документам, занести его в Земельную книгу как фундамент и попасть под действие Закона о приватизации.

Так что землю в собственность мой клиент получил.

И её, к счастью, «на запчасти» не разберёшь.

В интересах покойной…

Есть категории профессий, к представителям которых обращаются только, когда «болит». К терапевту, если болит горло, к стоматологу, если – зуб.

А к маклеру – когда «болит» какая-то часть жизни, ибо недвижимость – очень важная для жизни составляющая.

Вот и тут. Человеку больше некуда было пойти. Не знаю, как он меня нашёл, но нашёл…

История не слишком весёлая, но очень жизненная. Жили-были двое, брат и сестра. Оба уже немолоды, ни он не женат, ни она – не замужем. И решили, раз у них никого больше нет, завещать друг другу своё имущество. На всякий случай…

И стали оформлять документы. Да не успели доделать, «случай», увы и как всегда, наступил раньше. Остался брат без сестры и без наследства, только с листочком бумаги – решением Приватизационной комиссии о согласии на приватизацию, по которому заявитель – ушедшая сестра – в течение десяти дней должна выплатить сертификаты за приватизацию.

Люди уже и сертификаты приготовили. Да перечислить не успели. И пока брат сестру провожал, да метался от одного юриста к другому, уже шесть дней и прошло.

И хоть и не рвусь я в спасители человечества, но понимаю, что просто так отказать в помощи ему не могу – сама себе должна, как минимум, оказать уважение. Значит, надо найти решение.

И оно нашлось. Есть в законе такое понятие, как «воля покойного». И она в заявлении – ярко выражена. Человек чётко написал, что хотел получить. Просто не успел. А волю покойного надо выполнять. В конце концов не зря же Томас Джефферсон – один из создателей Декларации независимости США – говорил: «Законы пишутся для обыкновенных людей, поэтому они должны основываться на обыкновенных правилах здравого смысла».

Прихватили мы с клиентом томик Гражданского закона, тот самый «здравый смысл», и пошли в банк. Несколько часов просидели «в обнимку» с банковским юристом, и так и эдак «карты тасовали», что будет – ежели так, а может – эдак… К вечеру у юриста кончились аргументы. И мы перечислили сертификаты с пояснением «в интересах покойной»!

Ну кто скажет, что не в её интересах было поддержать брата! Так что несколько воспрявший брат получил своё наследство – прекрасную квартирку!

А с ней – и возможность устраивать свою жизнь…

Только не будем о сексе!

И почему человек – столь ранимое существо? И чего он пугается или расстраивается «на ровном месте»? Бывает, что радость большая, а у него – слезы на глазах. Неадекватные порой эмоции.

Вот и тут клиент «отличился». Заключил он с нами договор на продажу своей недвижимости. Всё хорошо, работаем. А он ходит, нервничает. По два раза за день заходит справиться, как дела. Ну да мы – народ привычный, коллега моя, что сделку вела – маклер опытный, так что поговорит, проводит, и – в бой.

Довольно быстро нашёлся покупатель. Да какой! Без кредитов, платит живыми деньгами – просто счастье! Быстренько оговорили условия, договор согласовали, записались к нотариусу.

Никогда я в сделки коллег не вмешиваюсь. Люди взрослые, опытные, по многу лет вместе работаем, знаем возможности друг друга, нет нужды «локтями толкаться». Так что мотаюсь я по своим делам, бегаю по инстанциям, наконец прибегаю в офис с тайной надеждой передохнуть. И уже на подходе вижу – дело неладно. Стоит мой доблестный, вначале полностью женский коллектив во дворике и нервно курит. Все! И все – нежно-салатового цвета. Эдакие «зелёные человечки». И я понимаю, что отдых мне не светит, ибо ясно – происходит нечто действительно неординарное.

Спрашиваю. И получаю ответ, что наш клиент, продавец, заметим, в предвкушении сделки «крышей повредился». Нервничает, бегает, никого не слушает, короче – неуправляем. А сделка – через час! И задаток уже уплачен. И если сделку не завершить, хлопот – не оберёшься. Причём реальных причин для подобных треволнений нет. Просто эмоции – через край.

А как вникла в ситуацию, прибегает «виновник торжества». Мужик довёл себя до шокового состояния: губы синие, лоб в испарине, дыхание прерывистое, короче – «все плохо». Надо срочно что-то делать. Говорить с ним о сделке никак нельзя – он ещё глубже в панику погрузится. А о чем можно? О чем-то, совершенно постороннем, приходит на ум решение. И я «на голубом глазу» заявляю, что не буду с ним говорить… о сексе! Он так удивился, что забыл нервничать. Согласился: о сексе мы говорить не будем. Ну, слава богу, одно согласие достигнуто. Говорю: пойдём вместе к нотариусу, но по дороге говорить о сексе не будем. Опять – согласие.

Так и пошли, вдвоём. Он, бедолага, вцепился мне в руку, как в спасательный круг – до синяков, но идёт, в глаза заглядывает, типа «мамку» нашёл. Я иду, только руку меняю – больно же. И время от времени напоминаю, что о сексе мы не говорим.

Так и до нотариуса дошли, благо – недалеко, и договор подписали «за ручку». Он, бедняга, и в текст меньше глядел, чем на меня: «Я могу вам верить?» – «Да, если о сексе не будем».

И только когда дошли до банка и покупатель деньги перечислил, он мою руку отпустил.

А на завтра прибежал совершенно счастливый, с цветами, с тортом! Благодарил всех!

Оказалось – у него оставалась уйма движимости, которую надо продать, так что мы с ним сделали ещё много сделок.

И уж точно, теперь без всякого «секса»!

Цыганский табор заказывали?

Наверное, каждому приходилось пускаться на хитрость, чтобы убедить ребёнка, например, съесть что-нибудь, или у фотографа улыбнуться. Рассказываешь что-то типа «за папу, за маму», или обещаешь, что птичка – вылетит… Обычная история. Дети капризничают, мы – справляемся с ситуацией.

Приходится порой подобные сказки рассказывать и взрослым.

Обратился ко мне клиент с весьма необычной просьбой. Принадлежит ему половина частного дома в Риге. Сам он там не живёт – сдаёт. И живёт там уже несколько лет другой джентльмен со своей семьёй. Замечательный дядька, рукастый и хозяйственный. И ремонт сделал, и канализацию провёл – всё, как надо.

И решили два господина совершить сделку – хозяин продаёт, а арендатор покупает это имущество. Один перестаёт быть арендатором, а второй получает сразу то, что получал бы в качестве аренды годами. Казалось бы, два взрослых человека, обо всем договорились, цену согласовали, ну и идите себе к нотариусу и оформляйте сделку. Зачем вам кто-то ещё?

А вот зачем! Про соседку, владелицу первого этажа, надо сказать отдельно. Наивздорнейшая особа! Из тех, кто прикопается к столбу. Доставала она своего соседа так, что он и общим двором пользоваться не мог, исключительно к подъезду по тропиночке – террористка! А тут у неё – Звёздный Час! От неё, по закону, требуется согласие на сделку! Она, как совладелица, имеет на покупку право «первой руки». И арендатор, естественно, боится, что этим правом она воспользуется, тем более что свой второй этаж он привёл в идеальное состояние.

Тётушка и раньше обоих мужиков держала «в тонусе», а теперь и вовсе распоясалась:

– А не дам согласия на сделку!

И стала я думу думать, как с мадамой справиться. Решение простое – оформить дарственную (на которую ни у кого согласия спрашивать не надо) – не проходит: покупатель берет в банке кредит на покупку. И сложновато будет объяснить банку, зачем брать деньги, если недвижимость ему дарят!

Из двух сложных участников сделки – банк и тётушка – банк, пожалуй, покруче. Значит, выбираем покупку и ставим задачу – уладить тётушку. Поскольку оба джентльмена краснеют и потеют при одном о ней упоминании, понимаю, что орешек крепенький. Но делать-то надо. Еду, пытаюсь достучаться до лучших чувств, искренне надеясь, что они у неё найдутся. Увы – надежда не оправдалась. Совсем! Разве что на метле мадама не летает, а так – строго по канонам жанра…

Ну что ж. На каждую хитрую… найдётся… нужного диаметра. Объясняю своим мужичкам, что пойдём издалека и что их задача – сидеть тихо в засаде и не мешать. Что бы ни происходило, сидим спокойно и мордочку – кирпичом. Готовлю бумаги, делаю официальный запрос, через нотариуса, жду реакции. Недолго ждать пришлось! Явилась ко мне мадама со всей своей «армией» – с дочкой, своей модернизированной копией, и со своим же юристом. Верещат в три горла, лейтмотив такой: «Нет, нет, и ещё раз – нет! Ни за что и никогда!» Что, собственно, и предполагалось.

– Ладно, – говорю, – раз так, выхода нет, будь по-вашему. Придётся вашему соседу покупать другую недвижимость. А мы уже и ему подобрали. Так что скоро ваши военные действия закончатся – переедет он.

Ох, как же они обрадовались! Сидят довольные, переглядываются. А я так тихонечко гвоздик для крышки гроба и достаю…

– Мы уже договорились, – говорю. – У вас теперь новый сосед будет…

Ну, гонору много, выпендриваются: «И кто же это снимет? Кому халабуда такая нужна?»

– Да, действительно, халабуда, – соглашаюсь. – Поэтому и никого приличного не нашла. Только цыгане и согласились. Им как раз и хорошо – двор просторный, а то у них большая семья, детей много, да и коня есть где поставить…

Гляжу, мои тётушки меняются в лице. Переглядываются, но как-то уже иначе, куража поубавилось враз.

– Пойдём, – говорят, – посоветуемся.

Ну-ну, идите. А мы начинаем представление. Жена нашего покупателя – арендатора начинает вещи выносить во двор, перебирать, складывать – эдакая имитация подготовки к переезду.

Дня хватило, чтобы прибежали с согласием. Не пришлось даже вынимать из рукава заготовленный «джокер». Ах, как жалко! Хорош был джокер. Качественный. Я уж заранее с одним цыганом договорилась, что за небольшую денежку он мне устроит первоклассное представление. Не пригодилось…

Я, каюсь, позволила себе «оттянуться», так – слегка. Ещё комедь поломала, типа – другая недвижимость лучше, уже всё решено, и жить вам теперь с цыганами. Довела мадаму до того, что она сама и нотариуса заказала, и расходы оплатила, лишь бы вчера ещё постылый сосед остался на месте. Только не цыгане!

Конечно, он остался! И с большим удовольствием.

Так он и приобрёл свою, выстраданную недвижимость в собственность.

И вдобавок – право ходить по двору гоголем!

Окопы полного профиля

Странный народ – эти мужчины. Не все, естественно, но многие. Если их больше одного, то непременно надо им выяснить при первом знакомстве – а кто же из них «доминирующий самец». Если руку пожимают, то – до хруста, если анекдоты травят, то тоже – у кого круче. Да что я рассказываю, небось сами видели.

По большей части иерархия устанавливается довольно быстро и ни к каким конфликтам не приводит. По большей части…

Обратился ко мне за помощью один бизнесмен. Крепкий, нормальный предприниматель, с деньгами, с головой – порядок. И задумка у него хорошая – расселить коммуналку в центре Риги и забацать себе отличные апартаменты в доме югендстиля. Вроде всем хорошо, он себе хоромы получает, а жильцы коммуналки – отдельные квартиры вместо комнат. Всё замечательно. Кроме одного.

Не учтён принцип «доминирующего самца».

Расселил он практически всю коммуналку. Остался один сосед. Но какой! По паспорту – дед-пенсионер. А по факту – бывший комендант Рижского гарнизона в отставке. Доминирующий самец по сути своей, без кавычек! Какое там… Всю жизнь, аж до самой пенсии. Да и внешне – не обижен, нет… Раньше мы знакомы не были, но, судя по тому, как он выглядел в свои семьдесят с лишним лет, догадываюсь – был первым красавцем и записным сердцеедом. И в душе продолжал им быть. А наш бизнесмен этого не учёл, и тем оскорбил деда до глубины души. И командир, благо человек военному делу обученный, стал рыть в квартире окопы полного профиля. И не так, чтобы совсем фигурально… Полгода ходили друг на друга войной.

Один доминирует деньгами, а второй – самой сутью своей, сердцем, статью и послужным списком. Само собой, договориться они не могут. Тут и появился у меня случай поучиться «военной хитрости».

Мне, как предпринимателю, понятно стремление бизнесмена. Да и деду сделка не во вред – за ту сумму, что ему предлагается, можно и квартиру прекрасную купить и ещё в санаторий пару раз съездить.

Значит, надо браться. Приглашаю деда. Приходит он, но весь «в шипах», как мина морская, и только для того пришёл, чтобы заявить: «Мира – не будет!» Ладно. Благо мне не надо ничего доказывать про «самца» по прелести пола, можем поговорить просто так – «за жизнь». За прошлую. За будущую. Вспомнить моменты былой славы, покрасоваться…

Ах, как мы с ним прошлись под ручку по офису! – я ему показывала свои хоромы. Оттаял мой дед. Посетовал, что в связи с «военными действиями» страдает его личная жизнь – не может он больше приглашать в эту квартиру свою даму сердца, уж слишком «окопы» в глаза бросаются.

Вот он, мой шанс! Личная жизнь! Прекрасно. Не говоря уж о том, что я искренне рада за деда, не меньше я рада за себя, ибо есть, есть за что зацепиться…

А Дама Сердца где живёт? С кем? С дочкой, в спальном районе П., улица такая-то, дом – такой-то. Отлично! Быстренько пишу коллеге записку: прямо сейчас нужна двухкомнатная квартира. До чего же у нас профессиональная команда! Я глазом моргнуть не успела, как заходит в кабинет коллега и просто, как информацию, сообщает, что только что поступила такая славная квартирка в районе П., а их таких почти и не бывает сейчас.

И всё! Вижу, интересно моему деду. Но нельзя же пережать, он же «САМ…», значит, инициативу ему и надо предоставить. Моё дело – бросить наживку и набраться терпения. Ждать пришлось недолго. В голове у деда был порядок, он быстренько сообразил, как эта квартира повлияет на его личную жизнь. И сам выступил с инициативой. Мне и не осталось ничего другого, я его лишь поддержала.

Тут же поехали они с коллегой смотреть будущее жилье и прихватили Даму Сердца. Конечно же им понравилось! И, поскольку тут он был «Главный», он быстренько принял решение переехать «назло этому богатому». Вот так!

Что и было сделано.

И получили оба «самца» вместо «окопов» полноценную личную жизнь. После трудов их ратных…

В конце концов, именно женщина и должна создать мужчине «это самое…»!

Разве нет?

Великая китайская стена

Жил был художник один…

С творчеством его я не знакома, но в наследство своим двум детям он оставил прекрасный дом под Ригой. По советским временам это был очень «крутой дом» – большой, два этажа, два санузла, кухня-столовая в два света, с балюстрадой и множеством комнат. Да и в наше время дом – очень даже современный.

Дети, приняв наследство, оказались в неравном положении. Дочь, ещё при жизни папы выйдя замуж, переехала жить к мужу. А сын, женившись, привёл жену, естественно, в дом. И после смерти художника жёнушка сына почувствовала себя единоличной и полноправной владелицей. И, разумеется, не пожелала делиться. А подкаблучник и пьяница муж выбрал бутылку, а не сестру. После восьми лет безуспешных попыток договориться, после того, как её выгнали, спустив на неё собаку, сестра обратилась в моё агентство за помощью.

Понимаю, что восемь лет безнаказанности играют против нас. И если я не хочу погрязнуть в этой сваре надолго, мне нужен «блицкриг». Значит, мера воздействия должна быть такая, чтобы «небо с овчинку» показалось сразу. Хорошо, играть, так играть.

Шаг первый. Беру доверенность, тут же у нотариуса заказываю услугу – есть в Латвии такая услуга, когда нотариус доставляет письмо по поручению клиента и фиксирует содержание и факт доставки письма. В письме – требование о встрече. Указано место – адрес дома и время. И, конечно, мои координаты.

Шаг второй. Дожидаюсь возмущённого звонка сладкой парочки и – «пугаюсь». Да так качественно, что иду в местное отделение полиции и требую обеспечить мне защиту на время встречи. Разумеется, участковый смотрит на меня, как на врага, и прикидывает, как бы избавиться от «этой ненормальной». А «ненормальная» обложена со всех сторон документами, и он, как всякий чиновник, понимает, что это тот случай, когда лучше сделать что-то, чем потом писать рапорты и объяснительные. Поэтому он звонит в дом и предупреждает, что ситуация на контроле. Более того, ко времени моего прибытия напротив входа стоит полицейский «козлик». На всякий случай.

Разумеется, я беспрепятственно попадаю в дом. Более того, хозяева пригласили адвоката! А это значит – первый раунд я выиграла, ситуация воспринята очень серьёзно.

Моя задача сразу же намного облегчается – дурак может спорить с очевидным. А адвокат вынужден согласиться с документами. Ну нет у него возражений.

Закрепляю успех – со мной консультант-строитель. Ох и представление мы устроили, почти по Райкину: «здесь я буду огурцы солить». Мы объявляем о намерении поделить дом. Физически. Стенкой. И начинаем измерять стены, считать метраж, короче «пилим» дом. Адвокат молчит, хозяева – в шоке, ходят, показывают. Решаем, какой санузел кому достанется, короче, отнимаем у них игрушку по полной программе.

Назначаем дату, когда мы будем смотреть проект раздела. Всё, как у больших – протокол, подписи сторон и т. д. Пусть почешутся.

Через неделю показываем проект. И смету! Поскольку стена стоит денег. А Большая Стена – много денег! И половина – с них. И вновь – с протоколом, как положено.

И до них начинает доходить простая истина: с них возьмут деньги, и немалые, чтобы лишить их половины их пространства. Деньги всё равно придётся платить! Так может лучше потратиться и выкупить у сестры её половину?

Йес! Молодцы, сами додумались! Сами сделали оценку, сами взяли кредит. И страшно радовались, что «дёшево отделались», выплатив наконец-то родной сестре компенсацию за наследство. Люблю, когда клиенты радуются.

А уж как радовалась сестра, получив деньги!

Она и в путешествие съездила с семьёй, и квартиру трёхкомнатную купила.

В нашем агентстве!

Как леший и кикимора серенады пели

После объявления Латвией независимости многое поменялось в жизни простого обывателя. И официальный язык, и названия улиц… Поменялись также и цены за коммунальные услуги. Многие к этому оказались не готовы. Люди просто не осознавали, что платить придётся. Им казалось, что «нет, этого не может быть» и как-нибудь пронесёт. Какое-то время и впрямь «проносило». А потом оказалось, что коммунальные долги зашкаливают за сумасшедшие тысячи. И риск быть выселенным за неуплату «под ёлку» – совсем не детская «страшилка».

И те, у кого включился инстинкт самосохранения, стали быстренько думать, как справиться с ситуацией.

Прибежала к нам в офис молодая и очень взволнованная женщина. С ней самой всё в порядке, работа отнимает много времени, но деньги приносит. И купила она родителям двухкомнатную квартиру в прекрасном посёлке в Рижском районе. Поселила их там и уехала по службе. А через год вернулась – в отпуск. И обнаружила повестку в суд. Стала выяснять, оказалось, папа с мамой целый год за квартиру не платили, и накопилось больше тысячи латов долга.

И что делать? На тот момент (1998 год) – большие деньги, дочка платить не готова. Да и вопрос это не решит. Она уедет, а они останутся на тех же условиях, и снова погрязнут в долгах.

Поехали смотреть, что да как, что за квартира, на что её можно поменять, чтобы с долгом разобраться. Приехали. Я такого никогда не видела! Даже представить себе не могла.

Ведь каждый, вольно, или невольно, ситуацию на себя примеряет: а что бы я делал, если бы у меня случилось такое?

У меня единственно возможный ответ был бы: буду пахать, как папа Карло, чтобы с долгом справиться.

Но, как оказалось, такой ответ был у меня, да у моей коллеги, с которой мы туда явились. А у хозяев точка зрения была – абсолютно другая. Потому что о работе эти «голуби» и не помышляли.

Представьте, заходим мы в дом, а там – «картина маслом»! Жена сидит на софе, с лукошком на коленях, из лукошка достаёт шишки, что-то мастерит из них. Рядом с ней, на софе, на полу – всюду ноты разложены, и муженёк дражайший с гитарой в обнимку романсы ей поёт. Идиллия! Эдем! Дочка надседается, им квартиру покупает, а они её – на серенады дербанят! И вроде как по возрасту из ума ещё не вышли – обоим нет и сорока пяти.

Выясняется, что «хозяйка» вообще не работает. Да и не работала никогда: «все больше по лесу – то ягоды, то грибы, то шишечки собираю…». А муж пилы на ближайшей лесопилке точит. Но сам – ни в коем случае не работает, «чтобы руки не испортить».

Когда мы с коллегой вновь обрели дар речи, решение было одно – эту квартиру продать, долг заплатить и купить им новое жилье подальше от Риги, поближе к лесу и – с печкой. Хоть шишки в дело пойдут. Дочка согласилась.

Нашли им чудесную квартиру в бывшем совхозе, с действующей лесопилкой. Как раз на опушке, «как доктор прописал». А главное – вместо центрального отопления – прекрасная печка-голландка, круглая, пузатая, дымоход в окно выведен. Топи – не хочу. И за дровами далеко ходить не надо. Да и квартплата такая маленькая, что больших долгов захочешь – не наделаешь.

А главное, денег хватает и на квартиру, и на долги, и на переезд. Проблем нет. Вот только маманя выразила недовольство: «как же муженёк с музыкальными руками будет топить да чистить печку?» На что получила исчерпывающее объяснение, как именно он будет это делать. Переехали они.

Очень дочка довольна была!

Как струна натянутая…

Ах, как мы бываем наивны иногда! Как мы хотим верить людям, верить тому, что они говорят… И как много проходит времени, прежде чем мы соглашаемся с железной рекомендацией классика менеджмента – Л.Р.Хаббарда: «Смотрите – не слушайте!»

Наивность в данном случае – не оправдание.

А ошибка вполне заслуживает того, чтобы никогда её не повторять.

Итак, обратилась ко мне за помощью некая дама. Именно дама! Другое определение было бы неуместным! В шикарной широкополой шляпе, с букетом, вся из себя трепетная, нервно звенящая – как натянутая струна! И голос – дрожащий, срывающийся, и история – такая же трепетная в своей беззащитной интимности.

А суть истории в том, что всю её жизнь изломал и разрушил этот деспот и сатрап – муж. И не может она от него – ирода – избавиться, никак и никоим образом. Не отпускает он её, хоть в разводе они уже шестнадцать лет! Не даёт согласия ни на что, ни на какой размен квартиры, ярится и противодействует. Уж и дети выросли, а она мается и мается в своей неприкаянности и неустройстве. Даже адвокат оказался бессилен. Нет выхода из ситуации! Только на меня и надежда вся, вдруг создам я чудо, и разрешится доселе застойная и столь трагичная ситуация.

Ах, эта наивность! Ну что бы мне не посмотреть на картину прямо и непредвзято! Ведь глупость же несусветная! За шестнадцать лет не решить проблему, это ж как надо стараться!

Так нет же! Вызов был брошен, и я, каюсь, подняла эту перчатку! И, разумеется, ввязалась в глупейшую историю…

Поскольку профессионализм – штука непортящаяся, перебрав какое-то количество вариантов, я нашла-таки решение! Относительно быстрое, безболезненное и недорогое. Вопрос решался за три-четыре месяца в бесспорном порядке. Легко! В результате каждая из сторон получала отдельное жилье и свободу. На всякий случай встретилась с адвокатом «страдалицы», вдруг есть что-то, чего я не учла. Нет, всё верно, можем начинать действовать.

Звоню «жертве сатрапа», приглашаю её в офис обсудить действия по обезвреживанию ирода.

Встретились, начали беседу. Ох ты! Я даже и закончить не успела! Как только «рабыня Изаура» поняла, что её лишают игры в «рабыню», что тут началось! Струна наша зазвенела в полную мощь. Букет, пару дней назад принесённый, оказался изломан и брошен под ноги, руки заламываются, слёзы – ручьями, голос – срывается, дрожит, дыхание – перехватывается, а ноги подкашиваются! Короче, Дездемона «отдыхает». Такой спектакль не на каждой сцене увидишь! Естественно, эта громкая экспрессия не могла остаться незамеченной! Все сотрудники, бывшие в офисе, сбежались на эти стоны и всхлипывания. Зал был полон. И, как положено по законам жанра, завершив выступление тирадой о моей бессердечности, героиня трагедии гордо покинула сцену…

Не дожидаясь аплодисментов…

Несколько минут тишины в офисе…

Когда к нам вернулся дар речи, я тут же получила вопрос от изумлённого персонала: что это было?

А был это – театр одного актёра, точнее – актрисы. Которая превратила свою жизнь в театр одной роли. А жизнь своих близких – в настоящий ад, длящийся уже шестнадцать лет! И пришла она ко мне с одной единственной целью – получить очередного зрителя. Такого, который будет сочувствовать, соболезновать и выступать эмоциональным донором. А тут вдруг, вместо сочувствия – занавес и «гейм овер».

Понятое дело, она сбежала. А я – осталась.

С изломанным букетом, но зато – с бесценным опытом, который мне потом не раз пригодился.

И спасал не раз…

«Смотри – не слушай!»

«Синяя птица»

Профессию «маклер» только по незнанию можно считать работой с недвижимостью. На самом деле – это работа с людьми. Причём с самыми разными – и по полу, и по возрасту, и по социальному положению. И, конечно же, по своим проблемам и слабостям. И порой надо очень любить людей, несмотря ни на что, чтобы просто продолжать работу.

И этой истории бы не было, если бы не письмо…

Но – начнём сначала. Обратилась ко мне пара «молодых пенсионеров» с обычной просьбой – помочь им продать квартиру и перебраться в Россию, в село, как сейчас помню, Палкино. Обычная история. Договорились, стали работать. Глава семейства уехал вперёд, чтобы наладить хозяйство, а дражайшая половина осталась, пока квартира не продастся. И как проводила мужа – ушла в жесточайший запой. Я даже представить не могла, что женщина способна так пьянствовать. Ну день, ну два… Я впервые поняла, почему в народе в отношении пьяниц бытует слово «синегал, синька, синяк». Никогда такого раньше не видела, но ползущая на коленях открывать дверь хозяйка действительно была натурального синего цвета. На самом деле! Реальная «синяя птица». Плачет, прощения просит… Но пить не бросает. И когда дело длится уже более месяца, я понимаю, что больше не хочу ею заниматься. Не моя это игра – по канавам клиентку искать. Короче, бросила я это безнадёжное предприятие.

Прошло время – и получаю я письмо. От уехавшего мужа. Из той самой деревни Палкино. И пишет он мне, что он сам, и корова Зорька, и кабан Борька, и пёс Буян, и прочая куча живности, все ждут – не дождутся «нашу дорогую хозяйку». И, кроме меня, помочь им её дождаться некому.

Да. Голос совести – сильнейший из голосов! Ох, ты… Понимаю, что действительно деваться некуда, и сделку надо закончить. Несмотря ни на что, ни на каких синих птиц.

Еду к «дорогой хозяйке». Разумеется, её не нахожу, но зато нахожу соседку. И – начинаю переговоры. После продолжительных прений вступаем мы с ней в «заговор»: она, как только наша «птица» домой приползёт – должна её запереть, чтобы та никуда не вылетела, и позвонить мне. Сразу. Что и было сделано.

Узнав, что «птичка» – в клетке, беру на помощь профессиональную медсестру и с утра пораньше едем «на дело». А дело простое – надо нашу «птичку» отвезти к нотариусу. Пусть с похмелья, но – трезвую. Для этого и медсестра. Поскольку я понятия не имею, как выводить из запоя. Поэтому поступаем просто – холодный душ и зелёное кримпленовое платье. И паспорт. И – кофе. И – тело в машину да в офис. А нотариус начинает работу в полдень. А на часах – утро. И чувствую я себя, как мальчиш-кибальчиш – «нам бы день простоять, да ночь продержаться». Ну хотя бы три часа. Поэтому к «дорогой хозяйке» приставляется конвой из двух стажёров – молодых, здоровых ребят. Чтобы догнали, если что. К слову, две попытки побега они таки предотвратили. Никогда бы не подумала, что «зелёный змий» настолько сильнее воли человеческой…

Ну, дотерпели, привели клиентку к нотариусу, подписали доверенность. Квартиру продали, пенсию ей перевели по новому – российскому – адресу. Да ещё, помнится, «подъёмные» получили: Латвия тогда шесть пенсий выплачивала пенсионерам – переселенцам в Россию.

К переезду очухалась моя птица. А всё уж и готово. И документы, и подъёмные, и машина. Деньги за квартиру ей, правда, не отдала. Вступила в другой заговор – с хозяином. Он, бедолага, специально ездил в райцентр, открывал счёт в банке, чтобы денежка не пропала у такой «хранительницы». Да и сама хозяйка была рада-радёшенька.

Отправила я её. А через пару месяцев приходит в офис дяденька. Простой такой, деревенский. «Вот, – говорит, – я к вам с поручением. Посылка вам». И достаёт из пакета игрушку – белочку с шишкой. И – письмо. И кто бы вы думали? Тот самый клиент из деревни Палкино! С благодарностью за хозяюшку и от себя, и от коровы Зорьки, и от всех чад и домочадцев. Живут они теперь вместе, справно, счастливо. Хорошо живут.

Без «синевы»…

А у меня теперь в офисе живёт хлопотунья-белочка.

Приз.

Лекарство от бессонницы

Наверное, не надо объяснять, что такое коммуналка. Это – сосуществование в одном пространстве людей, собранных вместе методом «случайного тыка». Нет ничего общего – ни общего хозяйства, ни интересов, ни идеалов, ни взглядов на жизнь. Естественно, среди большого количества народа, вынужденного кучковаться на ограниченном пространстве, возникает достаточно поводов для конфликтов. Иногда дело доходит до курьёзов.

Но неизменным остаётся одно: при малейшей возможности разъехаться люди улучшают свою жизнь с радостью. Поэтому, получив очередной заказ на расселение коммуналки, мы были абсолютно уверены в успехе. Тем более что это была густонаселённая квартира – одиннадцать семей населяли апартаменты в потрясающем по красоте здании стиля Югенд в центре Риги. Ясное дело, мы ожидали от этих семей полной готовности к сотрудничеству. Ведь им выпал шанс, который бывает раз в жизни. Заказчик, пожелавший приобрести эти апартаменты, предоставлял каждой семье средства на покупку отдельной квартиры, да ещё и с учётом размера семьи.

Но, естественно, при одном условии – все соседи дают своё согласие и покидают квартиру одновременно. Никаких споров и противодействий. Что ж, условие абсолютно законное и разумное. Он платит деньги и хочет получить свой товар без «геморроя».

Итак, собрали мы население квартиры. Все на кухне и не поместились, пришлось частично в коридор выдвинуться, благо он длинный был. Объяснили предложения заказчика, дали людям дух перевести и пошли народ опрашивать – кому что подбирать, в каком районе, на сколько человек. Народищу – уйма, опрос затянулся, да и подумать людям надо. Решили – встретимся через пару дней, уточним детали и начнём работать. Приходим в намеченный срок, нас ждут, нас встречают и… сразу же обрушивают на нас шквал эмоций, да так громко, что смысл ускользает. Понимаем только, что происходит нечто явно незапланированное. Когда народ устал кричать, выяснилась абсурднейшая ситуация. Я и подумать не могла, что такое вообще возможно!

Старейшая жительница квартиры, бабуля лет восьмидесяти от роду наотрез отказалась куда-либо съезжать. А её отказ тянет за собой остальные десять семей, ибо никто не будет покупать апартаменты с бабулей, ну нет на бабуль спроса!

А народ уже начал строить планы, мечтать, как они заживут каждый в отдельной квартире. И тут вдруг такой саботаж! И каждый, с учётом темперамента, начал «гнуть» бабулю, чтобы она согласилась. Были и совсем радикальные предложения, по сравнению с которыми дом престарелых – практически рай земной.

Ну, поскольку в мои планы коллективное воздействие на бабулю не входило, пришлось взять бразды правления в свои руки. И, в первую очередь, выяснить, отчего же бабушка так упорствует, что отважилась попереть против такой сплочённой силы.

Никогда бы я не додумалась до бабкиной логики. Оказывается, всю эту «войнушку» бабуля затеяла… от страха! Она всю жизнь прожила в коммуналке! Никогда не жила одна, ни одного дня. И она попросту испугалась. То есть вариант «один дома» был совершенно неприемлем. И мотивы, кстати, были понятны: она уже старенькая, ей тяжеловато бывает в магазин ходить, а так – соседи заодно что-то и принесут, а вдруг – плохо станет, да и спать она одна боится.

Значит, решение одно – надо искать «лекарство от бессонницы» для нашей бабули. То есть – другую коммуналку. Да чтобы соседи хорошие были. Да этаж невысокий, да ступеньки не крутые и магазин – близко.

Дала нам бабуля жару! Мало ведь комнату найти, чтобы всем параметрам отвечала. Надо, чтоб ей ещё и соседи понравились. Пересмотрели многих.

Какое счастье, что в мире гораздо больше хороших людей, чем плохих! Нашли мы бабуле соседа – чудесный мужчина, не то чтобы в годах, но и не мальчик, добродушный, спокойный. Объяснили ему ситуацию, что будем его с бабулей знакомить. Понял, согласился. Привезли к нему нашу трусишку, понравился он ей.

И мы, времени даром не теряя, быстренько оформили документы. Да и перевезли всех по новым квартирам. И бабулю, конечно.

Через месяцок звонит наша бабуля:

– Вот, – говорит, – устроилась, приходите в гости!

Пришли. Как нас встретили! Оба соседа счастливые до невозможности, чаем угощают, щебечут, как дети радуются. Недолго мы пребывали в недоумении по поводу такой идиллии. Выяснилось, бабуля наша – мастерица в карты играть. А у соседа – бессонница. Они и приспособились по вечерам и до поздней ночи себе карточные баталии устраивать. Да так, что каждого вечера ждут – не дождутся, как влюблённые.

Любо-дорого смотреть.

Кто бы мог подумать – искали одной бабуле средство от страха, а в результате два хороших человека получили лекарство от бессонницы!

Думается, что остальные десять семейств в это время спали прекрасно…

Бог подал или бес попутал

Пусть посмеётся надо мной тот, кто никогда не ошибался. И мне будет, чем ответить, ибо не ошибается тот, кто ничего не делает.

И хоть все мы стремимся к совершенству, оно, увы, маячит где-то на горизонте.

Сейчас, когда почти вся недвижимость перешла в разряд частной собственности, и сделки делаются путём купли-продажи, подобная ошибка вряд ли возможна. Ты купил, честно заплатил, он продал – взял деньги, никаких проблем.

Не то, что во времена оны, когда недвижимость принадлежала Его Величеству Государству. И продать-купить её нельзя было просто по факту. И обмен квартиры санкционировался разрешительными органами государства. А доплата была вообще чем-то страшным, уголовно наказуемым и потому делом тёмным, подпольным и тайным.

Ну а там, где дело делается не при свете дня, а в режиме «под столом», безусловно, вероятность ошибок – куда больше.

К тому же надо понимать, что именно в те времена называлось скромным словом «обмен». Допустим, некто хочет купить квартиру. За деньги. Но ведь она не продаётся. Надо найти того, кто хочет свою, скажем, однокомнатную, квартиру, поменять на двухкомнатную. Конечно, с доплатой. Находим «двушку». А там человек хочет, например, «трёшку». Тоже – с доплатой. А жилец «трёшки» хочет… ещё Бог знает чего. И так эта цепочка продолжается до момента, когда кто-то наконец-то ничего не хочет, кроме мешка с деньгами. И вот из всех этих доплат тот самый «мешок с деньгами» и складывается, с которым уходит последний замыкающий этой цепочки. Складывались эти цепочки не по-детски длинными – до шестнадцати(!) участников сделки бывало. Не в каждой голове поместится… Мать-и-матика такая.

Делали мы однажды очередную «сделку века» с множеством участников, где у каждого свои собственные прибабахи имеются. Всё сделали, всем документы раздали, деньги отсчитали, всех отпустили и… спохватились. Тысячи долларов не хватает. Это сейчас тысяча – сами знаете что такое. А в начале девяностых эта тысяча большими деньгами была. Огромными…

Что называется, «вляпались». Сидим, соображаем, что делать. Для начала стали вспоминать, кому, куда и сколько денег перепало. И вычислили «счастливца». Оказался весьма колоритный персонаж – из общины староверов, бородатый, степенный дядька. Как сейчас помню, Трофимович по батюшке. Мужчины мои, как и привычнее для мужчин, стали пытаться силовые методы разрабатывать. Пришлось поохладить их пыл. И – отправить их погулять да проветриться, пока я буду решать вопрос.

Созвонилась я с Трофимычем, пригласила в офис. Всех выгнала, чтоб никто под руку не совался, сидим, чай пьём, выясняем ситуацию, спокойно так, степенно. И выясняется, что собеседник мой, человек, безусловно, глубоко верующий, искренне считает, что лишние деньги ему Бог послал. А значит, принадлежат они ему по праву, и отдавать их он никоим образом не должен.

И хоть я слишком религиозным человеком не являюсь, искренне порадовалась, что в своё время нашла для себя возможность хорошенько ознакомиться с Библией. Поскольку вышел у нас с ним религиозный диспут. Против тезиса «Бог послал», мой тезис – «бес попутал». Дискутировали часа два, чаю выпили – немерено. Я уж под дверью столько раз слышала нетерпеливые шаги, но, к счастью, никто не отважился прервать столь серьёзную дискуссию, богословскую.

После долгих прений пришли-таки к выводу, что таки да – «бес попутал».

Трофимыч аж растерялся. Он же – верующий человек, а тут, получается, в грех впал. Надо срочно что-то делать.

– У меня, – говорит, – с собой этих денег нет!

– Ладно, нет сегодня, привезёте завтра.

Договорились, что к обеду он денежку и завезёт. Уехал.

Мои коллеги тут как тут:

– А ты расписку взяла?

– Нет, – говорю, – не взяла. Завтра он сам деньги привезёт.

Не все поняли, но пока смирились. Ждём.

Как и ожидалось, приезжает назавтра к обеду наш Трофимыч. С конвертом, как положено. Деньги вручает, благодарит – абсолютно искренне.

Мои «бойцы» меня в коридоре уже караулят:

– А ты пересчитала?

– Нет, – говорю, – не пересчитывала. Уверена в честности.

Посмотрели – разумеется, всё точно, как и полагалось. Оплатили, понятно, расходы, в том числе получили мои мужчины и свою денежку. Ушли довольные, но как-то очень тихо….

Назавтра признались – в церковь пошли. Уж больно на душе хорошо было.

Так что – не совладал бес…

И в этот раз!

«Топорная» работа

Порой, как говорится, «ничто не предвещает»…

Всё, как обычно. Есть квартира – «двушка» в спальном районе, есть хозяйка – милая женщина. И есть задача – продать эту квартиру и купить другую.

Достаточно обыденная история. И самые обычные действия. Реклама, показы, поиск квартиры для переезда, обычная рутина, которая занимает какое-то количество времени, но непременно приводит к результату. Стандартному, запланированному и неизбежному, то есть – к сделке.

Все участники сделки, а порой и так называемые «заинтересованные лица» – мамы, подруги, «консультанты», «авторитеты» и т. д. – собираются у нотариуса и оформляют договоры купли-продажи на выбранную ими недвижимость. Ничего нового и необычного.

Разумеется, все пункты договоров заранее уточняются, согласовываются, чтобы не было никаких казусов.

Однако… как бы ты ни старался, какой бы простой ни была сделка, невозможно быть гарантированным от самых разных неожиданностей, которые способен тебе принести «креативно мыслящий» клиент. Хорошо, если, конечно, мыслящий…

Вот и на этот раз, вроде бы всё оговорили, разъяснили, выучили чуть не наизусть. Клиентке нашей требуется для переезда две недели: хлопотное это дело – переезд. Само собой, неудобно, но – вполне реальный срок.

Покупатель, спокойный, обстоятельный парень, не возражал. Соответственно, сроки были занесены в договор, стороны договор подписали, нотариус поставил печать, и договор покупателя «ушёл» на регистрацию в Земельную Книгу.

Все пожали друг другу руки и пошли готовиться к новой жизни.

Вдруг, буквально через несколько часов после сделки, звонит мне моя клиентка в дичайшей истерике! Бьётся так, что я никак не могу понять, что случилось. Вдобавок шум стоит такой, что вообще ничего не слышно. Наконец понимаю. Велю клиентке вызывать полицию, а сама – срочно выезжаю «на дело», поскольку не хочу рисковать здоровьем и жизнью своих клиентов.

Что же произошло? Наш «задумчивый» покупатель, как выяснилось, задумчивым лишь иногда являлся. А в нетрезвом состоянии, и когда друзья ему, что называется, «хвоста накрутили», так очень даже «креативненьким»… Отмечание с друзьями покупки, как видно, сильно повлияло на его память – он и забыл совсем, что ключи должен получить через две недели. И пришёл с друзьями вселяться. А учинив весь шум, который только и могут устроить трое нетрезвых мужиков, и убедившись, что продавец им добровольно двери не откроет, решил принять радикальные меры.

Да уж… В жизни не додумаешься, куда доведёт креативное мышление деревенского парня. Он же не поленился, сбегал-таки за топором. И к моему приезду на двери уже была пара прелестных дырищ от «орудия крестьянина». Была и полиция, и топор, и сам автор переполоха вместе с двумя соавторами. И, естественно, моя насмерть перепуганная клиентка, полностью лишившаяся дара речи – осипла, бедняга, как кричала.

К счастью, у неё был свой экземпляр договора, оказавшийся в тот момент единственно доступным, поскольку экземпляр покупателя был на регистрации. И в нём действительно чёрным по белому было написано, что ни с топором, ни без него не может он претендовать на досрочное вселение. Вход – не раньше, чем через две недели.

Надо было видеть его удивление! И моё… Я битых сорок минут объясняла ему все пункты договора, а он в первый раз наконец-то их понял! И такие искренние чувства были написаны на лице, такое недоумение и раскаяние, что даже у полиции рука не поднялась оттарабанить его со товарищи в «обезьянник». Протокол, вестимо, составили. Но поскольку рубил он как-никак своё имущество, то вроде как и компенсировать никому ничего не надо…

Взяли с него «обещалку», что в течение двух недель он к квартире и не подойдёт, и отпустили проспаться. А я «до победы» телефон на ночь не отключала, на всякий случай…

Надо признать, что обещание он и вправду выполнил. И приехал принимать квартиру только по моей команде. И без топора, разумеется.

Люди всё-таки существа хорошие.

Только порой ну очень… – как бы это помягче? – доходит не всегда и не сразу.

И не до всех… Так а мы то зачем?

Игра в прятки на пересечённой местности

Ох! И до чего же мы все разные…

Разные по возрасту, разные по образованию, образу жизни, интересам… Всего и не перечислишь. С одной стороны – это великолепно. Мир ярок и многообразен.

С другой стороны – порой так трудно бывает догадаться, что именно у человека на уме. Кстати, ему – человеку – не менее трудно бывает понять, что ты его не понимаешь. Он-то точно знает, что у него там, в головушке. Но при этом забывает, что черепушка – не прозрачная, и что в той «кастрюльке» варится – «тайна сия велика есть».

Так и в этот раз. Как говорится, ничто не предвещало, а всё-таки…

Обратился к нам в агентство молодой человек с обычным вполне заказом: подобрать ему трёхкомнатную квартиру в спальном районе Риги – З. Район был на тот момент, пожалуй, самый новый, все дома одной серии, все квартиры – типовые, как и положено в спальном районе постсоветского времени. Заказчик, даром, что молодой, а уже семейный, и квартира нужна ему срочно, поскольку в семье в скором будущем ожидается пополнение.

Ну что ж. Дело вроде несложное, поручаю его своей молодой сотруднице – стажёру. Она с энтузиазмом берётся за поиск, рапортует, что нашла хорошие, добротные варианты. Едут они, смотрят их, вот-вот сделка случиться должна. День ездят, два…

Я, видимо, упустила момент, несколько дней не спрашивала, как там дела продвигаются. Но, судя по «молчанию ягнят», счастливый «сатисфакшен» никак не наступает. Спрашиваю:

– Как дела?

Чуть не плачет моя стажёрочка:

– Не знаю, что делать! Я ему двадцать три(!) квартиры показала, а он никак не выберет…

Да… двадцать три квартиры, да в одном районе, да абсолютно одинаковые – что-то тут не так. Что-то не совсем просто. Не может занятой человек на ровном месте, да с беременной женой просто так по району шастать, одно и то же смотреть и выбрать не мочь. Притом что парень абсолютно адекватный, вменяемый, в свои двадцать четыре года – уже заместитель директора довольно крупной кондитерской компании. Должен же быть критерий, по которому он «равняет» свой выбор.

Понимаю, что девочка-стажёр вряд ли вытащит сию тайну великую на свет божий, значит – самой надо выяснить. Приглашаю, готовлюсь к чему угодно…

А ларчик так просто открывался!

Оказывается, был мой заказчик, как и положено молодому человеку, большим любителем и современного TV и современных технологий, это самое TV предоставляющих. А по простому, TV – антенн, тех самых, которые ставят на крыши или прикручивают на стену дома – «тарелочек».

Казалось бы, какая связь между выбором квартиры и «тарелочкой»? Оказалось – самая что ни на есть прямая. В силу каких-то причин, то ли из-за несовершенства самих антенн, то ли из-за рельефа местности, то ли по другим причинам, но большинство домов этого спального района находилось вне зоны покрытия именно того спутника, от которого собственно это TV и происходит. И наш клиент, будучи человеком целеустремлённым, пытался совместить новую квартиру с вожделенной антенной. При этом квартиру ему подбирала моя «девочка», а «зону» для приёма сигнала со спутника определял некий, специально обученный «мальчик», шедший по следам «девочки». И никому из них, в их замечательные – молодые и полные энтузиазма – головы, не приходила простая мысль решить вопрос «с другого конца».

Зато она пришла в мою, умудрённую опытом голову – попросить этого специально обученного «спутникового» мальчика пройтись по району и определить, в каких конкретно домах этот самый искомый сигнал есть, а где им и не пахнет. И только после этого начинать квартиру искать, и уже там, где искомый сигнал найден. (Как хотите, а опыт – штука незаменимая…)

И хотя, как выяснилось, нужный сигнал был всего домах в шести-восьми со всего района, следующее же попадание было прямёхонько в десятку! Поскольку дома при сигнале были уже известны, то и квартиру в них найти – дело обычное, привычное и несложное. Так что успели эти технически продвинутые «дети» и квартиру купить, и вселиться ещё до рождения главного члена семьи – малыша Мартиньша! Которому, кстати, не так уж и нужно было это самое TV…

Зато папа был счастлив!

И торт выпечки этой самой кондитерской компании, который мы ели за здоровье Мартиньша и его родителей – очень нам понравился.

Вкусен был необычайно.

А главное – заслужен!

Вера в справедливость

Жил-был однажды, собственно, относительно не так и давно – в начале 20 века, владелец одной фабрики. Был он человек небедный, образованный и совсем не лишённый чувства прекрасного. А поскольку в тот, «довоенный» период – до первой мировой войны, люди как-то больше тяготели к прекрасному в архитектуре, чем к тому, что в советское время гордо именовалось «серийным жильём», то решил тот господин построить себе рядышком со своей фабрикой виллу – жилой дом, откуда можно и руководить фабрикой, и жить с комфортом.

Вилла была построена! Прекрасное трёхэтажное здание в стиле Югенд, с башенками, с лепным фасадом, со всевозможными украшениями в соответствии со стилем и кошельком заказчика. Красивое и добротное.

Уж не знаю, как дальше обернулось с владельцем фабрики, ибо речь, собственно говоря, не о нем, а о созданном им семейном гнезде – вилле в стиле Югенд.

Обратился ко мне в конце 90-х другой, не менее, видимо, зажиточный господин, владелец немаленького бизнеса, с просьбой помочь ему приобрести эту красоту. Уж больно вилла хороша, хотя и несколько обветшала.

Да… Что такое «несколько» – это, конечно, понятие относительное… А во что может превратиться трёхэтажная вилла, если сделать из неё заводскую общагу, описать невозможно! Бывший владелец, небось, переворачивался в гробу.

Ну, раз заказчик не только хочет, но и готов платить за удовольствие, берёмся за работу. Для начала необходимо выяснить, сколько именно народу населяет эти стены. Потом – на каком основании, есть ли у них прописка, или они сами себе это место назначили «домом». Потому что, судя по количеству народа, лезущего из каждой щели, понимаем, что никак не получается, чтобы у всех тут была прописка. Хотя выяснить это практически невозможно. Общага-то была заводская. А в процессе обретения Латвией независимости завод благополучно скончался. И документы все – тоже практически испарились. Остались жалкие, именно, что «останки» бумаг. Кто-то в них и значится, а кто-то – совсем нет.

Ладно, идём на перепись населения в одной, отдельно взятой вилле. Явных бомжей сразу двигаем, чтобы заранее себе искали другой ночлег. Двух древних бабушек везём на экскурсию в дом престарелых, после чего обе бабули со слезами просятся, чтобы их поскорее туда оформили.

Для остальных – строгий контроль, фамилии, явки, документы, чтобы окончательно определить смету и расселить бывших заводчан из этого «прекрасного гадюшника» в человеческие условия. Ибо застройщик никак не предполагал, что населять его виллу будет человек сорок, и удобства запланировал единственно на втором этаже, где, собственно, и было «место встречи» ветеранов завода.

Благо в старых паспортах прописку ставили! Мы быстренько и отделили «агнцев» от «козлищ». Как говорится, по паспорту. «Козлищ», естественно, предупредили, что они должны за месяц подыскать себе другое жильё, а «агнцам» предложили по квартире в спальном районе. И быстренько всё начало улаживаться. «Агнцы» радовались и паковали вещи, «козлищи», понимая, что они жили здесь на птичьих правах, быстренько стали искать себе другие пристанища. Все. Кроме одного.

Небольшого роста мужчина категорически не согласился с ситуацией. Ари, как он мне представился, не имел прописки, поскольку в новых паспортах она уже не ставилась, а паспорт у него был новый. И других документов, по которым он мог бы тут проживать, тоже не имел. А имел он огромную внутреннюю убеждённость в своей правоте, в том, что не может такого случиться, чтобы его и его семью выселили только потому, что по чьей-то халатности и разгильдяйству пропали документы.

И он пошёл отстаивать свои права, имея в качестве оружия исключительно внутреннюю убеждённость. Как он защищал свою семью! Такой настойчивости можно позавидовать! Ежедневно, в течение двух или трёх недель я, приезжая в офис, видела Ари. Он приносил письменные свидетельства соседей, почётные грамоты от завода (которого больше не было), он убеждал меня.

Самое замечательное в этой истории то, что он таки убедил! Я действительно поняла, что он просто по несчастливой случайности так не вовремя сменил паспорт и имел-таки прописку в этой общаге. И ещё замечательнее, что мой заказчик согласился и оплатил ему покупку однокомнатной отдельной квартиры в спальном районе.

Ари я больше не видела. Да и никого из тех, кто получил возможность выбраться из этого «гадюшника» и начать новую жизнь в отдельной квартире.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.