книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Марина Серова

Магнолия в снегу

Пролог

Обычно у меня прямой взгляд. Если вру – честный. Если оправдываюсь – игривый. А иногда взгляд у меня кокетливый, и тогда я увожу чужих мужей… Именно последняя мысль никак не давала мне покоя. И теперь, сидя в многолюдном придорожном кафе, глотая остывший кофе и докуривая третью сигарету подряд, я отчетливо осознавала – нервы сдают.

Я уже в который раз взглянула на часы – было начало шестого. «Скорее бы… Скорее бы все началось. Скорее бы уже ОН пришел…» – промелькнуло у меня в голове. Но время тянулось медленно, словно под водой. Я заказала еще одну чашку кофе, за соседний столик села очередная компания молодых парней, а на улице начался дождь. Мелкие, холодные капли ударили о подоконник, а потом на город обрушился шквал воды. В считаные минуты по тротуарам растеклись грязные лужи, а водители авто включили дальний свет фар. В кафе хлынул новый поток посетителей, испуганных разгулявшейся стихией.

«Что за чертовщина в середине октября?! А впрочем… Оно и к лучшему. В такой суматохе точно никто ничего не заметит… Хотя плевать на погоду! Главное, чтобы он не заметил, не понял и никогда не догадался, почему я на все это согласилась…» Я пониже опустила козырек бейсболки, оглядела посетителей забегаловки и потянулась за очередной сигаретой. Ненавижу ждать!

Когда стрелка на часах остановилась на отметке семь, а я уже потеряла всякое терпение, входная дверь распахнулась, и в кафе вошла пара – мужчина в драповом пальто и молодая девушка, одетая совсем не по погоде – в легкий плащик и открытые туфли – и уж совсем некстати нацепившая на нос большие солнцезащитные очки.

«А вот и ОН», – мысленно отметила я, искоса наблюдая за тем, как вошедшие проследовали в противоположный от меня конец зала и заняли самый дальний столик. Я проглотила остатки кофе и от нечего делать уставилась в окно. И снова потянулись томительные минуты ожидания. Интересующая меня парочка сделала заказ и теперь что-то оживленно обсуждала. Я украдкой наблюдала за мужчиной и боялась, что он обернется, ловила каждое движение его молодой спутницы: вот она жеманно поправила воротник плаща, пожала плечами, манерно придвинула бокал вина – странный выбор в такую рань… Я снова отвернулась, машинально схватилась за пачку сигарет, но тут же положила ее обратно. Боковым зрением я заметила, как девушка залпом опрокинула в себя содержимое бокала, что-то сказала своему спутнику и решительно поднялась. Она быстро прошла между столиками к двери с табличкой «WC», чуть помедлила и шагнула за порог.

Я проводила ее взглядом, выждала несколько минут. «Пожалуй, пора…» Поднялась из-за столика, расплатилась за кофе и проследовала к той же самой двери. Она оказалась не заперта, достаточно было лишь повернуть ручку. Я бросила беглый взгляд налево, направо, толкнула дверь и тут же оказалась в крошечной комнатенке с одним-единственным рукомойником и низкой дверью, ведущей в санузел. Девушка стояла ко мне спиной. Она не испугалась, не обернулась, только коротко сказала:

– Закрой дверь на замок, чтобы сюда никто не вошел…

Я послушно повернула щеколду и облокотилась на плотно запертую дверь.

Девушка помедлила, потом развернулась.

– У нас мало времени. Думаю, за нами следят.

– В кафе точно все чисто.

– Значит, ждут на улице! Давай начнем. Незачем привлекать к себе лишнее внимание.

Она сняла очки, и я увидела ее уставшие, воспаленные глаза. Я поспешила отвести взгляд, кивнула и стала стягивать с плеч куртку. Девушка тоже не теряла времени даром. Ловко расстегнула плащик и, только когда стала его снимать, схватилась за плечо и болезненно поморщилась.

– Болит?

– Ничего страшного, – отмахнулась она.

Я больше не стала ни о чем спрашивать. Даже когда увидела, что ее рука туго перевязана бинтами, – приставать не стала, молча взяла у нее блузку и стала одеваться. Так же быстро мы поменялись всем остальным – мне пришлось надеть узкую юбку, накинуть на плечи шарф и смириться с тем, что придется носить туфли на высоченных каблуках. Моя же напарница оказалась в моем спортивном костюме и ветровке, пригодилась и бейсболка – она спрятала под нее волосы и низко надвинула на глаза.

– Я выйду первая, – произнесла она, когда все было готово, – у входа меня уже ждет машина… А тебе – удачи…

Я криво улыбнулась:

– Спасибо.

– Да, и вот еще… Возьми… – Она сунула мне в руки конверт. – Там билет до Павловска и водительские права, – произнесла она, прежде чем я успела что-либо возразить, – на мое имя. Пусть будет у тебя. Спасибо тебе… Уверена, у тебя все получится.

– Я тоже на это надеюсь…

Она даже не дослушала – быстро отвернулась от меня, открыла замок и юркнула за дверь. Я осталась одна. Мысли в голове путались, нужно было взять себя в руки, встряхнуться. Но я стояла в центре кафельной комнаты, смотрела на свое отражение, и губы невольно растягивались в предательской улыбке. «Ну что ж, ОН в моих руках… А вернуть его или нет – я еще подумаю!» Я поспешила спрятать глаза за темными очками и манерным движением (точь-в-точь как она) поправила воротник плаща. В сумочке у меня лежал билет на новое имя, а в зале придорожного кафе меня ждал чужой муж. И ни одно из этих обстоятельств на сегодняшний день меня ни капельки не смущало.

Глава 1

А начиналось все со скандала накануне утром.

– Женя, одумайся наконец-то! Бросай свою работу! Она до добра не доведет! Неужели самой не надоело?! – тщетно взывала к моему разуму тетушка Мила.

– Не надоело, – пыталась отговориться я.

– А вот и зря! Посмотри на себя!

– Что опять не так?

– Ну в кого ты превратилась? – возмущалась тетя. – Носишь исключительно брюки, не красишься, в сумочке таскаешь пистолет, я уже не говорю о твоей привычке – постоянно курить! А всему виной твоя работа! Разве так можно? Тебе пора задуматься не только о службе! Замуж тебе пора!

Я сидела в кресле, барабанила пальцами по подлокотнику и старалась не сорваться. На самом деле, подобный разбор полетов происходит в нашей семье регулярно – моя работа частного охранника и неустроенная личная жизнь никак не дают покоя тетушке Миле. Вот и сегодня, вместо того чтобы паковать чемоданы и предвкушать все блага предстоящего отдыха в Карловых Варах, она решила попенять мне, но в своем старании вразумить бестолковую племянницу явно дала маху.

– Не нужно вмешиваться в мою личную жизнь! – все же вышла я из себя.

– Было бы во что вмешиваться! – фыркнула тетя, доставая из шкафа стопку вещей, и принялась одну за другой складывать их в чемодан. – Ты же ничего не замечаешь, кроме своей работы! День-деньской мотаешься по каким-то делам! Хотя бы о себе подумала! Ведь на такой службе, как у тебя, всю жизнь не проработаешь… И что будет потом? А? Останешься совсем одна?!

– Это не так! – больше прежнего разозлилась я.

– Что не так? – вопросительно уставилась на меня тетя Мила.

Ответить я так и не успела – на столе тоненько заверещал сотовый. Тихо радуясь тому, что дурацкий разговор прерван, я схватила трубку, даже не посмотрев на номер звонившего.

– Женяша! – услышала я знакомый голос своего закадычного приятеля Андрея Старшова. – Женька, у меня для тебя работа!

Я мельком взглянула на тетю. Похоже, она без лишних слов поняла, о чем сейчас пойдет речь, и лишь сокрушенно покачала головой. Я поспешно поднялась с кресла и ужом выскользнула за дверь.

– …одна моя знакомая, – оживленно вещал между тем приятель, – Алиса Полянская, ищет телохранителя. У нее с мужем свой бизнес. Вот видишь ли, не поделили что-то с конкурентами, а они и пригрозили ей, что наймут киллера… Ну, в общем, сама понимаешь…

Вслушиваясь в непрерывную болтовню Андрея, я прошла на кухню, по привычке присела на подоконник и вытащила из кармана пачку сигарет.

– …а теперь ей нужно ехать на заключение сделки в Павловск. Представь, каково бедняжке будет в чужом городе, да еще с постоянными мыслями, что ее в любой момент могут убить.

– Не сладко, – оценила я масштаб проблемы, щелкая зажигалкой и прикуривая сигарету.

– То-то и оно! – заключил приятель. – Так что, Женя, вся надежда только на тебя! Выручай!

На самом деле никакого рабочего настроя у меня не было и в помине, тем более – я посмотрела за окно – на улице уже который день подряд моросит дождь. Но как раз сейчас тетя Мила в соседней комнате собирает вещи, чтобы сегодня же отправиться в санаторий, а это значит, что ближайшую неделю мне предстояло коротать осенние вечера в пустой квартире в гордом одиночестве или…

– Я согласна поработать! – приняла я решение.

– Вот и отлично! – обрадовался Андрей. – Тогда встречаемся сегодня в семь в ресторане «Альянс». Там намечается небольшая вечеринка в честь юбилея моей фирмы. Но это только повод. На самом деле скоро выборы, и я собираюсь баллотироваться, вот и нужно наладить более тесный контакт с некоторыми людьми. В общем, тусовка для своих, так сказать! Алиса будет в числе приглашенных. Надеюсь и тебя видеть среди званых гостей!

– Мне кажется, будет лучше побеседовать где-нибудь на нейтральной территории…

– Да брось ты, – пресек на корню все мои возражения приятель, – твое имя уже значится в списках приглашенных! Хоть немного отвлечешься и развеешься перед работой… К тому же у Алисы на почве этих угроз началась самая настоящая паранойя – встретиться тет-а-тет ни за что не согласится, только в людном месте. Так что жду! До встречи!

Я отключила противно пищащий телефон, докурила сигарету. «А в чем-то тетя все-таки права…» – с досадой подумала я и зло раздавила окурок в пепельнице.

К тетушке в комнату я больше не заходила, дабы не нарваться на очередной разгон. Впрочем, моя дорогая родственница тоже предпочла хранить молчание. Даже по дороге на вокзал она не проронила ни слова, всем своим видом давая понять, что обижена. Я тоже молча рулила вниз по улице, смотрела только вперед и ни за что не хотела себе признаваться в том, что меня мучает совесть – ну зачем было ругаться?

Лишь на перроне, пока проводница проверяла документы, тетя Мила все же обратилась ко мне:

– Я бы на твоем месте прислушалась ко всему, о чем я тебе говорила, – дала она мне напоследок дельный совет.

Я промолчала, а она подхватила чемодан и поднялась в вагон. Толпа провожающих оттеснила меня назад, я так и не успела ничего сказать тете на прощание.

А уже через десять минут я спешила на другую сторону вокзала к автостоянке, где бросила свой «Фольксваген». Реденький осенний дождь снова зарядил по тротуарам и навесным крышам привокзальных кафе, но прохожие не замечали его – они спешили по своим делам с чемоданами и пестрыми сумками наперевес. И я спешила – хмурая, обозленная – домой, в пустую квартиру, где меня никто не ждал…

Но вконец испорченное настроение не давало мне покоя и дома, я никак не могла найти себе места, без толку слонялась из угла в угол, то забиралась в кресло, то снова принималась мерить комнату шагами.

– И что с того, что я курю? – бормотала я себе под нос, припоминая недавние упреки тети Милы в свой адрес и в очередной раз щелкая зажигалкой. – Моя работа здесь абсолютно ни при чем! А не крашусь… – Я схватила с прикроватного столика зеркало и внимательно посмотрела на свое отражение. – А не крашусь потому, что и так очень даже ничего.

Я выдохнула сигаретный дым на стекло. Отражение затуманилось, я недовольно поморщилась и поставила зеркало обратно.

– А брюки предпочитаю платьям только потому, что это удобно! – завершила я свой монолог, затушила недокуренную сигарету в пепельнице и решительно поднялась с дивана. – Пожалуй, пора собираться!

Без малейших колебаний я достала из шкафа брючный костюм, надела удобные туфли, кинула в сумку пачку «Парламента» и, прихватив пальто и зонтик, покинула свою квартиру.

От моего дома, расположенного в одном из стареньких кварталов, до пафосного заведения, где устраивал корпоратив Андрюшка, ехать от силы минут пятнадцать. Но сейчас как раз час пик, и машины плотным потоком выстроились на дороге. Пристроив свой «фольк» в самом конце вереницы, я поползла вперед – авто то дергалось, продвигаясь вперед на пару метров, то снова замирало. Я то и дело включала «дворники», которые монотонно собирали капли дождя с лобового стекла, тихо злилась, курила и бормотала себе под нос:

– Ну, Старшов, ну, дружище… Заставил тащиться на работу в самое паршивое время…

На самом деле я никогда не жалуюсь на свою работу. Но сегодня то ли настроение с утра было паршивое, то ли мерзкая погода была всему виной, но я разбрюзжалась. «Хотя, если по правде сказать, – роились мысли у меня в голове, – иногда хочется послать все к черту!» В самом деле, может быть, тетя Мила права, и стоит заканчивать с этой службой? Рискованно, опасно, да и вообще не женское это дело – мотаться с пистолетом за поясом и отстреливать недругов своих нанимателей. Может, пора уже остепениться, взяться за ум и, как советуют знающие в этом толк люди, выйти замуж? «А что, если и правда пора?!» – засомневалась я теперь ни с того ни с сего.

Из раздумий меня вывел недовольный гудок. Я тряхнула головой и сообразила, что на светофоре уже давно горит зеленый свет и стоявшие впереди авто уехали, а я все никак не двигаюсь. Поспешно выжав сцепление, я тронулась с места.

Бр-р-р… Ну и ерунда же мне иногда лезет в голову! Нет чтобы поторопиться, так я тут расфилософствовалась. Хороша, однако, охрана – опаздывает на встречу со своим нанимателем. Все же девиз «Лучше поздно, чем никогда» не имеет к моей профессии никакого отношения!

Крайне недовольная собой и злая на неразумную организацию движения транспорта, я наконец-то подрулила к элитному заведению, у дверей которого маячил мощный охранник. Мест на парковке, естественно, не нашлось: все «кармашки» были заняты, а в единственное свободное пространство между новеньким «Фиатом» и красной «Маздой» не могла протиснуться даже моя малогабаритная машинка. Пришлось ехать чуть ниже по улице и парковаться на обочине.

«Вот уж верно говорят, если день с утра не задался…» – только и успела подумать я, как тут же сзади послышалось характерное «хрясть» и машину чуть толкнуло вперед, под колесами что-то жалобно звякнуло.

– Вот черт! – выругалась я и выскочила из машины прямо под моросящий дождь.

– Черт! Черт! – топнула я ногой, когда увидела масштабы бедствия – мало того, что аккурат в багажник моей разнесчастной машины впечатался «БМВ», так, на беду, передние колеса протараненного «фолька» наехали на битое стекло, и теперь шины медленно, с пузырями выпускали воздух в дождевую лужу. – Только этого мне еще не хватало! И откуда ты только взялся?! Идиот! – последние слова относились к хозяину иномарки, который тоже выбрался из салона своего дорогого авто и теперь бестолково переминался с ноги на ногу рядом со мной.

– И как меня угораздило? – разводил он руками.

Я обежала вокруг сцепившихся машин и разозлилась еще больше.

– Где твои глаза были? На дорогу надо было смотреть! Неужели не видел, что я остановилась?!

– Видел…

– Так чего не затормозил?! – вышла я из себя.

– Сам не знаю, как это получилось… Так спешил и вот… Я все оплачу… Я знаю очень хороших мастеров…

– Лучше б ты знал, как водить машину!

– Я возьму все расходы на себя…

– И как мне теперь домой добираться?! – не унималась я.

– Хотите, я вам вызову такси? – миролюбиво предложил дядька.

Я обернулась и только теперь заметила, что передо мной стоит вполне симпатичный молодой мужчина в дорогом костюме, в фирменном пальто нараспашку. Он топтался на месте, виновато улыбался и заглядывал мне в глаза. Меня взяла еще большая злоба – на этот раз на себя.

– Не нужно вызывать такси. Если понадобится, сама поймаю попутку.

– Так не годится, давайте вызовем ГАИ, – настаивал законопослушный мужик.

– Говорю же, ничего не нужно. Сама со всем разберусь.

– Но как же?..

Я выхватила из салона свою сумочку, захлопнула дверцу и снова обернулась к горе-водителю.

– Некогда мне! – рявкнула я.

– Тогда давайте я оставлю свой номер факса, а вы просто вышлете мне квитанцию по расходу на ремонт.

– Сказала же, сама справлюсь.

– Постойте… – кажется, все доводы иссякли, но мой случайный знакомый не растерялся и предложил: – Может, чтобы хоть как-то загладить свою вину, я приглашу вас поужинать?

Я во все глаза глянула на мужика. Он что, пытается со мной познакомиться? Крайне опрометчиво, особенно если учесть, что пару минут назад он разбил мою машину, а я сгоряча назвала его идиотом.

– Вы, кажется, опаздывали на важную встречу, – напомнила я.

– Да и черт с ней, – махнул он рукой и улыбнулся. – Так пойдемте? Здесь недалеко есть отличное кафе.

– Спасибо за предложение. Но если вы можете послать свои дела к черту, то я, увы, не могу. – Выговорив последнюю фразу, я развернулась и, звонко цокая каблучками, заспешила в сторону ресторана. «Ну что за невезение?!» – пришло мне в голову. И хотя машину мне было, безусловно, жаль, еще большая досада брала за саму себя. Ну какая же я все-таки неудачница! В кои-то веки мужчина зазывает меня на ужин, а я…

А я, не оборачиваясь, шагала вперед. Для того чтобы миновать сурового охранника, достаточно было лишь назвать свое имя. А за стеклянной вертушкой, заменяющей дверь на входе в «Альянс», меня уже встречал администратор.

– Вам на второй этаж, – дежурно улыбнулся он.

Я благодарно кивнула и, сдав гардеробщику свое пальто, поднялась по витой лестнице наверх.

– Женька! – налетел на меня Андрей, едва я успела переступить порог зала. – Женяша, ты чего так долго?

– Машина сломалась… – буркнула я.

– Все уже давно собрались! – пропустив мимо ушей мой ответ, трещал приятель. – Идем скорее! Некоторых ты знаешь, с остальными я тебя познакомлю!

С этими словами он ухватил меня за руку и потащил за собой в самый эпицентр тусовки.

Надо сказать, то, что Андрюшка во время нашего телефонного разговора назвал «скромной вечеринкой», на деле оказалось масштабным мероприятием: в просторном зале, погруженном в легкий полумрак, было полно гостей, между тесно сдвинутыми фуршетными столиками сновали официанты. Ох, и не люблю я подобные сборища, но деваться было некуда, тем более что Андрюшка уже на все лады представлял мне своих многочисленных приятелей.

– Мой заместитель – Анатолий Саповский… Компаньон – Лев Полунин… Ну, с Натальей ты знакома…

Я кивала, улыбалась, говорила полагающееся «приятно познакомиться», снова улыбалась.

– А Женечка – моя давняя приятельница! – на одном дыхании вещал Старшов. – Знакомы с ней со школьной скамьи; правда, потом наши пути разошлись, и встретились мы абсолютно случайно лишь пару лет назад. Помнишь, Женька?

– Андрей, мне бы поговорить с Алисой Полянской… – прошипела я приятелю на ухо.

– У меня тогда машина сломалась прямо на трассе, а Женька остановилась, чтобы помочь… А? Что? Да, сейчас! – наконец отреагировал Андрей на мои тычки, но тут его взгляд скользнул куда-то за мое плечо, – О, Генка! – заприметил он нового гостя. – Я сейчас вернусь!

С этими словами Андрей схватил со стола очередной бокал шампанского, залпом опрокинул его в себя и решительно двинулся в сторону вновь прибывшего Геннадия.

Я осталась в малознакомой компании. Похоже, деваться некуда – придется мило улыбаться, интересоваться чужими делами и делать вид, что мне все это нравится… Я очень старалась убрать кислое выражение лица, но при виде лебезившего Саповского и многозначительно поглядывающего на меня Полунина невольно начинала печалиться. «По-хорошему, нужно сматывать удочки, улова здесь не будет…»

– Не знал, что у Андрея есть такая очаровательная подруга, – подался ко мне поближе тот, кого Андрей представил своим заместителем.

Я деликатно улыбнулась и отодвинулась.

– Жаль, что нас не познакомили раньше, – потянул меня к себе компаньон Старшова. Я отошла в другую сторону.

– Хотите выпить?

«На работе не пью», – чуть было не сболтнула я, но тут же спохватилась.

– Женечка, а вы здесь одна? – продолжал мести хвостом Саповский.

– Нет! – слишком быстро ответила я. – Жду знакомую! Кстати, Андрюшка должен знать, скоро ли она приедет. Пойду уточню…

И, не дожидаясь, пока меня остановят, поспешила ретироваться, искренне надеясь, что на этом мое общение с приятелями Старшова завершилось.

А сам Андрюшка обнаружился у одного из дальних столиков в окружении молодых дам. «Секретарша… Офис-менеджер… Внештатный финансист…» – попыталась угадать я. Приятель без зазрения совести наливался коньяком, хохмил и думать не думал о тоскующей Женяше, явившейся на тусовку исключительно в поисках материальной выгоды.

– Андрей! – зло рявкнула я, но, нарвавшись на хищные взгляды мелкоофисных девиц, тут же расплылась в слащавой улыбке. – Простите, отниму его у вас всего на пару минуточек… – и потянула приятеля в сторону.

– Ну ты чего, Жень? – оглядываясь на покинутый цветник, забубнил Старшов.

– Это ты чего?! – зашипела я. – Позвал меня сюда для знакомства с Алисой Полянской… А сам что? Где твоя жертва местной коррупции?

– А-а-а… Так она… Она скоро будет! Звонила мне пару минут назад, сказала, что пришлось задержаться на работе, но она уже в дороге. Через полчаса будет. Ты развлекайся пока, Жень! А Алиска как приедет, я сразу тебе дам знать! – пообещал дружок.

Мне оставалось только вздохнуть.

– Ладно, возвращайся к своим дамочкам…

Андрюшку тут же как ветром сдуло. Я еще раз вздохнула, от нечего делать прошлась по залу: участвовать в светских беседах не хотелось, веселиться не было настроения и потихонечку улизнуть никак нельзя – нужно встретиться с Алисой Полянской. Но неизвестная мне особа прибудет не раньше чем через полчаса. И как прикажете коротать вечерок? А впрочем… Я на ходу выцепила одного из официантов:

– Где здесь можно покурить в тишине?

– Вон та дверь… (мой информатор махнул рукой в дальний конец зала) ведет в мансарду.

– Спасибо.

Крайне довольная своей задумкой провести время в укромном уголке, я прихватила со стола бокал вина и, стараясь особо не привлекать к себе внимания, заскользила между столиками. Благополучно миновала компанию во главе с Полуниным, тенью прошмыгнула мимо Саповского и толкнула стеклянную дверь. Ноги тут же утонули в мягком ковре; увязая каблуками в ворсе, я миновала коридор, поднялась на несколько ступенек вверх, распахнула очередную дверную створку и сделала шаг вперед.

На меня дохнуло ночной прохладой, сырой ветер моментально пробрался под полы короткого пиджака, и я замерзла, но возвращаться за пальто не было никакого желания. «Обойдусь как-нибудь», – решила я, прошла на широкий балкон и выглянула через парапет. Где-то далеко внизу ветер гонял опавшую листву. Мелкий моросящий дождь давно перестал, и лишь в лужах плавали мутные отсветы фонарей. На серых промозглых улицах не было видно ни одного прохожего…

Я достала из кармана пачку сигарет и с наслаждением закурила.

– Вижу, не мне одному надоела шумная компания, – раздался за спиной приятный мужской баритон.

Я резко обернулась и ахнула:

– Вы?!

Передо мной действительно стоял мой недавний знакомый – горе-водитель, умудрившийся разбить зад моего «Фольксвагена».

– Вот уж не ожидала вас здесь увидеть! – совершенно искренне удивилась я.

– Похоже, что мы с вами спешили на одну и ту же встречу… – Мужчина сделал шаг вперед и оказался в луче неонового прожектора. Я уже в который раз отметила его холеную породистую внешность.

– Похоже, – неожиданно подобрела я.

– Меня зовут Глеб.

– Женя. А вы работаете с Андреем? – проявила я интерес, щелкнула ногтем по кончику сигареты и внимательнее присмотрелась к моему новому знакомому.

– Не совсем… У меня свой бизнес – занимаюсь поставкой стройматериалов. Андрюшка просто помог мне в свое время наладить это дело. Так что знакомы с ним не первый год. Странно, что нам не доводилось встречаться раньше, – продолжал улыбаться он.

– А я не работаю с Андреем, здесь оказалась только потому… – я запнулась. О, черт! Что за невезение! Прямо передо мной – красавец мужчина, солидный, деловой (я бросила взгляд на безымянный палец его правой руки) и, о чудо, неженатый. – …Только потому, что мы с Андреем давние приятели, вот он и пригласил меня по старой дружбе отметить свой успех, – сам собой сболтнул язык.

Врать, конечно, нехорошо, но и вещать о подробностях своей специальности сейчас точно не стоит…

– А давайте выпьем за наше знакомство, – предложил Глеб, – я как раз прихватил с собой бутылку вина.

И снова я сделала то, что не входит в мои правила.

– А давайте! – решила я выпить в компании совершенно чужого мужика.

Потом мы выпили за нашу случайную встречу, потом за меня. Потом мой новоявленный знакомый облокотился на перила и, заговорщически глядя мне в глаза, произнес:

– Женя, а хотите, я вам кое в чем признаюсь?

Я вопросительно вскинула брови.

– Я до ужаса не люблю подобных сборищ. Совсем не хотелось сюда ехать, а потом еще и этот инцидент на дороге. Я, когда въехал в вашу машину, решил, что никакого веселья все равно не будет и стоит отправиться домой.

– Да? И отчего же потом передумали? – теперь и я хитро глядела на мужчину.

– Потому, что на той злосчастной машине ехали именно вы. Знаете, я ведь хотел вас догнать, но потом увидел, что вы зашли в «Альянс»…

– Вот оно что! Значит, вы за мной следили?! – притворно возмутилась я.

– Ну, можно и так сказать, – засмеялся Глеб. – Тем более что я видел и то, как вы поднялись в мансарду.

– Даже так! Значит, вино вы прихватили совсем не случайно… – догадалась я.

– Не случайно, – покаялся мужик. – Только когда я сюда шел, то совершенно не представлял, как заговорить с вами.

– Почему же?

– Подумал, вы так на меня разозлились, что просто не захотите разговаривать. Ну, признайтесь, вы же действительно жутко разозлились, когда я въехал в ваш автомобиль?..

– Еще как! – засмеялась я. И что самое главное, мне действительно было весело и отчего-то ничуть не жаль испорченной машины. – Даже не представляете, как я разозлилась! Назвала вас идиотом!

– Было дело!

– Ой, извините… – спохватилась я.

– Может, перейдем на «ты»…

Я искоса глянула на Глеба и согласно кивнула.

– Между прочим, я тоже терпеть не могу все эти тусовки, – решила признаться я. – Если обстоятельства вынуждают прийти, то стараюсь отыскать укромный уголок и просто покурить в тишине.

– А я обычно с трудом выдерживаю положенные для приличия полчаса, а потом уезжаю.

– Правда?

– Жень, а давай сбежим отсюда прямо сейчас! – ни с того ни с сего предложил Глеб. – Пойдем гулять по ночному городу, заглянем в какой-нибудь ресторанчик…

– А давай, – махнула я рукой.

– Думаю, Андрей на нас не обидится…

– Андрей! – спохватилась я. – Совсем про него забыла! Извини, но мне срочно нужно идти! Должна была… Должна была с ним кое-что обсудить! Я скоро вернусь!..

Я метнулась к двери, а потом, перелетев лестничный пролет, оказалась в зале. «Надо же было так заболтаться!» – мысленно ругала я себя, быстро проходя между столиками и тщетно пытаясь отыскать Андрея.

– Жень, – налетел на меня приятель, – я тебя искал, а ты как сквозь землю провалилась.

– Все время была здесь. Никуда не уходила, – не моргнув глазом, соврала я.

– Женя, на Алису напали!

– ???

– Сам толком не знаю, что там произошло, но Алиса мне позвонила вся в слезах. Я так понял, что машину, в которой она ехала, обстреляли. Сейчас она у своей сестры. Просила извинить ее и перенести встречу на завтра.

– Да, конечно, – кивнула я, слегка ошарашенная такими известиями.

– К себе домой она теперь ехать боится, и мы договорились встретиться у меня. Тебе не трудно будет завтра подъехать к десяти?

– Хорошо, – машинально сказала я.

– Правда, Жень, извини. Все так неожиданно произошло… Только ты побудь хоть немного еще, а то знаю я тебя – небось уже домой собралась сбежать…

Но как раз домой я сейчас и не собиралась.

Договорившись с Андреем о завтрашней встрече, я быстро поднялась в мансарду, где меня должен был дожидаться столь спешно покинутый друг. Но просторный балкон был пуст.

«Дура ты, Женя! Дура и неудачница!» – с горечью подумала я и спустилась вниз. Задерживаться в «Альянсе» никакого желания у меня не было; стараясь особо не привлекать к себе внимания, я выскользнула за дверь, прошла по лестнице, молча взяла у гардеробщика свое пальто. Н-да, похоже, что этот день закончится так же паршиво, как и начался.

Я вышла на улицу. Прохладный осенний вечер превратился в промозглую ночь – темную и дождливую. Я подняла воротник пальто, спустилась с крыльца. «Жаль, зонт остался в машине, – подумала я и вспомнила: – А машина сломалась. И теперь еще нужно ловить такси!» – совсем раскисла я.

– Я так и знал, что рано или поздно ты сбежишь оттуда!

У меня над головой неожиданно появился зонт, а мне на плечо легла чья-то тяжелая рука.

– Глеб?!

– Извини, что напугал. Просто решил дождаться тебя на улице. Так что, осуществим нашу задумку?

– Какую? – не сразу поняла я.

– Сбежим!?

Я стояла посреди улицы под одним зонтом с малознакомым мужчиной. Хотя плевать на то, что малознакомый. И на то, что на улице льет как из ведра – тоже плевать. Я с недоверием заглядывала ему в глаза и думала: «Ну, в конце-то концов, а что, если… Ну, вот вдруг… Ну, на самом деле, а если тетя Мила права?..» Я задавалась этими же вопросами и потом, когда мы ехали в машине, а Глеб рассказывал мне о какой-то ерунде. Я продолжала сомневаться и тогда, когда мы пошли гулять пешком по ночным улицам, пить вино из пластиковых стаканчиков – и плевать, что завтра рано просыпаться на работу!

О том, что пора домой, мы вспомнили, когда на часах было уже далеко за полночь. Пришлось возвращаться к машине, ехать по пустым дорогам.

– Ну вот, доставил до дома, как и обещал, – улыбнулся Глеб, когда авто остановилось у дверей моего подъезда.

Я посмотрела на темные окна многоэтажки, вспомнила, что дома меня никто не ждет, и неожиданно для самой себя сказала:

– Может, зайдешь? На чашечку чая.

О том, чем заканчивается чаепитие с мужчиной после полуночи, я была, разумеется, в курсе…

Будильник тихонько пиликал на прикроватном столике. Не открывая глаз, я попыталась нащупать верещащий механизм, свалила стопку журналов, чертыхнулась и села на кровати. Тусклый свет нехотя просачивался через занавески. На улице опять было пасмурно. До чего же надоел этот сезон дождей! Мало того, что приходится кутаться в теплое пальто, а под ногами постоянная слякоть, так еще от непогоды постоянно болит голова. Вот и теперь в виски ввинчивается тупая боль.

Я лениво потянулась, спустила ноги с кровати и уже хотела пойти на кухню, чтобы немедленно выпить таблетку анальгина, но тут до меня дошло, что непогода к моей мигрени не имеет ни-ка-ко-го отношения. Всему виной явный перебор с алкоголем и бессонная ночь. Я резко обернулась назад – так и есть, красавец-брюнет по имени Глеб мирно спит в моей кровати. Вот черт! Вернее, ну я и отличилась…

Старательно закутавшись в плед, я выбралась из постели и босиком прошлепала на кухню. Машинально зажгла газ, насыпала в джезву кофе и, пока зерна заваривались в кипятке, закурила сигарету. «Н-да, удался, однако, вчерашний вечер… Я явно перебрала со спиртным, а иначе как объяснить все произошедшее?»

– Кофе уже давно переварился, – раздался за спиной приятный баритон.

Я обернулась. Глеб стоял в дверях кухни, застегивал рукава рубашки и, хитро прищурившись, смотрел на меня. И я вдруг отчетливо поняла, что спиртное тут, увы, ни при чем…

– Ну да, – спохватилась я, – совсем забыла.

Быстро затушила недокуренную сигарету и схватила джезву. Глеб присел к столу.

– Женя, я завтра должен буду уехать в командировку. Хочу открыть сеть своих магазинов в другом городе, вот и нужно будет все обсудить с компаньонами.

– Хорошо, – кивнула я, ставя на стол две чашки с горячим кофе.

– Надеюсь, что смогу вернуться дня через три. По крайней мере, я постараюсь… Очень хотел бы взять тебя с собой, но боюсь, что придется двадцать четыре часа в сутки заниматься только работой.

– В таком случае думаю, что я лучше останусь в Тарасове, – улыбнулась я, а про себя добавила: «Тем более что и у меня имеется кое-какая работа…» Кстати о работе! Я бегло глянула на часы, потом на Глеба, который, не торопясь, распивал кофе и принялся болтать о всякой ерунде, и пригорюнилась. Слов нет, вчера все было просто отлично, но на десять у меня назначена встреча. И как объяснить моему новоявленному любовнику, что время тет-а-тет истекло и ему пора восвояси?..

Впрочем, как оказалось, Глеб был из редкой породы крайне тактичных мужчин. Выпив кофе и помурлыкав еще с полчаса о моей несравненной красоте, он засобирался: «Перед отъездом нужно подготовить все документы…»

Я понимающе закивала, посочувствовала, пожалела, совершенно искренне огорчилась, что увидеться нам придется не так скоро, как хотелось бы, и на этом простилась со своим героем.

Как только за Глебом закрылась дверь, я метнулась в комнату. На то, чтобы собраться, у меня было ровно десять минут. Еще столько же времени я потратила на то, чтобы вспомнить про разбитый «фольк», топнуть ногой, послать проклятия в адрес недоумка, по вине которого я лишилась колес, вспомнить, что минувшую ночь провела именно с ним, прикусить язык и вызвать такси. А еще через пятнадцать минут белая «Волга» доставила меня к элитной новостройке в самом центре города, куда не так давно переехал Андрюшка. В общем, вопреки всему, я явилась на встречу вовремя.

– Проходи, Женечка! – раскудахтался Старшов, услужливо пропуская меня в квартиру и помогая снять куртку. – По коридору направо. Хочешь кофе? Чай?

– Нет, спасибо.

– Алиса будет с минуты на минуту.

– Точно? – обернулась я. – Ничего похожего на вчерашний инцидент не произойдет? Кстати, что там было вчера, ты так толком и не объяснил…

– Алиса сама тебе все расскажет. Не волнуйся, она уже едет, я отправил за ней своего водителя. Только она не одна, – без умолку болтал Андрюшка, провожая меня в глубь квартиры. – Вернее, он уже приехал, – на этой фразе он открыл дверь и отступил в сторону, пропуская меня вперед.

– Кто он? – не поняла я, шагнула за порог и тут же остановилась.

В просторной комнате, оборудованной под рабочий кабинет, у незанавешенного окна стоял мужчина. Он обернулся. Наши взгляды безошибочно встретились.

– Женечка, знакомься: это Глеб Полянский!

– Как… – мысли заметались, словно испуганные тараканы.

Я окончательно выжила из ума? Это дурной сон? Чья-то злая шутка?

– Евгения – отличный специалист, – несся дальше приятель, не замечая моего замешательства. – С ней можно не опасаться за свою жизнь!

– Андрей действительно много о вас рассказывал, – кивнул Глеб. Глеб! Тот самый Глеб, с которым я рассталась полчаса назад!

– Да ты проходи, Жень, – суетился Андрей, – присаживайся. Может, все же будешь кофе?

Я тяжело опустилась в первое попавшееся кресло и во все глаза уставилась на Глеба.

– Кстати, Глеб тоже был на вчерашней вечеринке. Жаль, я не успел вас познакомить… Но это все только из-за Глеба. Знаю его не первый год, прекрасно выучил его привычку покидать тусовку раньше всех!

– Андрей неверно объяснил, – попытался вклиниться в Андрюшкину болтовню Глеб, – я искал телохранителя, но… вовсе не для себя.

«Меня что, угораздило связаться со своим нанимателем?!» – начала доходить до меня суть происходящего. Вот так незадача!!! Можно хуже – да некуда… Ну все, с завтрашнего дня не пью, не курю и ни под каким предлогом не приглашаю малознакомых мужчин к себе на ночь!

– Ну да, верно, не для себя, а для своей жены Алисы! – выдал Андрей.

Час от часу не легче!

– …я так Жене по телефону и объяснил, мол, Алисе Полянской требуется телохранитель! Видишь ли, в чем дело… – тараторил приятель, не замечая ничего вокруг, – Глеб и Алиса – не просто муж и жена, они компаньоны по бизнесу. И сейчас у них намечается выгодное дело в Павловске. Вот только есть какие-то неизвестные конкуренты, готовые на все – лишь бы сорвать сделку! – заключил Андрей, и в этот момент в дверь позвонили.

– Должно быть, Алиса! – взвился с места приятель. – Пойду открою.

Он скрылся за дверью. Мы остались с Глебом одни.

Должно быть, сейчас нужно было что-то сказать, что-то сделать… Но в голове не было ни единой мысли. Хотя нет, одна все же была – ну и дура же ты, Женяша!

– Женя, это какой-то абсурд, – первым выдохнул Глеб. – Женя, я… Я даже подумать не мог…

– Что я могу быть телохранителем? – с горькой усмешкой закончила я за него. – Да уж, трудно себе представить…

В коридоре послышались голоса, звонкое цоканье каблучков, дверь снова распахнулась.

– Я же говорил, что Алиса не задержится! – болтал Андрей. – Женя, знакомься…

Алиса, она же госпожа Полянская, она же законная супруга того, с кем меня угораздило так некстати связаться, оказалась эффектной шатенкой в деловом костюме. Немного заплаканная, слегка расстроенная, она все равно производила вполне конкретное впечатление – а дамочка не промах!

– Евгения Максимовна, Андрей обещал, что под вашей охраной мне точно ничего не угрожает, – с места в карьер пустилась она. – Вы просто идеально подходите нам! Не хотелось бы видеть рядом с собой здоровенных амбалов, которые обычно работают в охране…

– На самом деле Андрей все немного преувеличил. В нашем городе найдутся куда более профессиональные телохранители, – пошла я на попятную.

– Бросьте! Как только Андрей узнал о наших неприятностях, то сразу же посоветовал обратиться именно к вам.

«Вот так свинью подложил мне добрый дружок Андрейка…» – покосилась я на своего приятеля.

– А после вчерашнего… Когда мою машину обстреляли… – Глаза бизнес-леди наполнились слезами. – Теперь я точно знаю – эти люди так просто не оставят нас в покое… Сначала они звонили нам домой и требовали, чтобы мы отказались от контракта с павловскими предпринимателями, а теперь перешли от слов к делу…

– Вы знаете этих людей? – решила я поддержать диалог.

– Если бы… – совсем раскисла Алиса. – Даже в мыслях нет – кто это может быть. Ясно одно – они пойдут до конца. Уже завтра нам ехать в Павловск, а я из дома боюсь выйти…

– Насколько я понимаю, – взяла я инициативу в свои руки, – охрана потребуется не только вам, но и вашему мужу, – я выдержала паузу. – Поэтому мой вам совет: обратитесь в специализированное агентство, где вам предоставят хотя бы двоих охранников и водителя, чтобы они сопровождали вас в Павловск. А я, увы, работаю одна, – выговорив последнюю фразу, я решительно подхватила свою сумку. Все, с меня хватит! Рыдающую Алису, конечно, жаль, но себя еще жальче!

– Женя, вы что, отказываетесь?! – сорвалась с места Алиса.

– Я же все объяснила. Если уж на вас открыли охоту, не стоит экономить на охране и лучше нанять двух телохранителей. Если хотите – могу поделиться парой телефончиков…

– Не хотим! – тряхнула головой жена бизнесмена.

– Женя, – сделал шаг в мою сторону Глеб, но тут же остановился. – Нам не нужна до зубов вооруженная охрана, – быстро заговорил он, – мне и так с большим трудом удалось договориться о сотрудничестве в Павловске: коммерсанты из этого города – крайне осторожные личности, с непроверенными людьми дел предпочитают не иметь и уж точно не будут связываться с теми, кто хоть как-то замешан в криминальных делах. А теперь представьте, какое впечатление произведет наша делегация – тарасовские предприниматели в окружении кучи телохранителей. Согласитесь, наводит на странные мысли… Да и к тому же… – Глеб помедлил, а потом произнес: – За себя я не боюсь, а вот Алиса…

– Женя, вы даже не представляете, в каком страхе я живу последнее время. Эти звонки, угрозы!

– Боюсь, это не в моей компетенции. Извините, – отчеканила я и направилась к двери.

– Женя, мы готовы увеличить ваш гонорар вдвое! – ухватила меня за руку Алиса.

Я резко обернулась назад. В окне что-то блеснуло. Я тряхнула головой и в упор уставилась на бледную растрепанную девушку. Ну как мне ей объяснить?! Какими словами сказать, что материальная сторона вопроса меня сейчас волнует меньше всего?.. А все дело в ее неразумном муженьке – я сверкнула глазами в сторону Глеба.

– Женя, вы должны нам помочь!

– Послушайте… – снова что-то блеснуло в окне, заставляя меня сощуриться. – Послушайте, Алиса…

– Женя, вы просто идеально нам подходите. Ни у кого и мысли не возникнет, что вы – телохранитель…

Алиса говорила что-то еще, но я уже перестала ее слушать. В глаза в очередной раз сверкнул блик, и на этот раз я внимательнее всмотрелась в окно, за которым расстилались кровли соседних пятиэтажек. Но я упорно смотрела в одну-единственную точку – чердак соседней крыши. Я всматривалась до тех пор, пока что-то снова не сверкнуло из его черного нутра. И уже в следующую секунду, делая шаг навстречу Алисе, я не сомневалась в правильности своего решения.

Дальнейшее произошло в считаные секунды. Я только успела схватить Алису за руку и рвануть в сторону. Почти тут же стекло за ее спиной взорвалось, и на подоконник посыпалось стеклянное крошево. Вместе с пулей в комнату ворвался холодный промозглый ветер. Я упала на пол, увлекая за собой Алису.

– Алиса! – позвала я, но девушка только сдавленно хрипела. Она судорожно хваталась за плечо, а под пальцами растекалось алое пятно.

Алиса была жива, но шальная пуля все же зацепила ее.

– Быстрее! Звоните в «Скорую»! – крикнула я, и в комнате тут же началась суматоха. Глеб бросился к жене. Андрей схватился за телефон и начал тыкать в кнопки, бестолково повторяя: «Нужно вызвать врача! Врача…» Я метнулась к разбитой раме, пробежала глазами по окнам соседних домов и тут же скомандовала:

– Выйдите все из этой комнаты! Немедленно! Они могут стрелять вновь! Андрей, звони сразу и в милицию! – Я схватила с кресла свою куртку. – А я сейчас вернусь!

Из квартиры Андрея я выскочила как гончая и, забыв про лифт, понеслась вниз, перескакивая через две ступеньки и съезжая по перилам. Шансы поймать киллера были близки к нулю, но чем черт не шутит… По крайней мере, я точно знаю, откуда он стрелял. На то, чтобы забрать гильзы, кинуть в сумку автомат и спуститься вниз, у убийцы должно уйти минут пять. Ровно столько времени мне хватит, чтобы добежать до соседнего двора и, если повезет, встретить киллера прямо у дверей.

Но, очевидно, какой-то промах в моих расчетах все же имелся: соседский двор был абсолютно пуст – ни людей, ни машин. Никого не оказалось и в темном чердачном убежище, куда я поднялась по шатким деревянным ступенькам. Только сбитый кем-то замок да две доски, уложенные в виде скамейки, напоминали о том, что именно здесь и выжидал подходящего момента меткий стрелок. Я топнула ногой и чертыхнулась – не успела!

В квартиру Старшова я возвращалась взвинченная и обозленная. Дверь мне открыл сам Андрей. Тоскливо глянул на меня и сказал:

– С Алисой врач. Пошли в кухню.

В пищеблоке, куда провел меня Андрей, было жутко накурено. Глеб сидел за столом, обхватив голову руками. Перед ним лежала пачка сигарет, стояла пустая рюмка и бутылка коньяка. Мужик явно решил заливать свое горе спиртными напитками.

– Вы милицию вызвали? – с ходу спросила я.

Глеб обернулся на мой голос, глянул мутным взглядом, налил в рюмку коньяк и залпом опрокинул в себя.

– Жень, какая милиция?! – шикнул Андрей, втолкнул меня в кухню и плотно закрыл за нами дверь. – Ты что, ничего не понимаешь?

– Нельзя вызывать ментов, – подал голос Глеб. – Нам завтра в Павловск ехать… Какие менты?..

– Да вы что?! – взвилась я. – В Алису стреляли!!!

– Нет, ментов вызывать нельзя, – твердил свое Глеб.

У мужика от пережитого явно поехала крыша. Я обернулась к Андрею.

– Но хоть ты-то понимаешь, что это абсурд?!

– Женя, послушай, – начал Андрей, – не стоит впутывать милицию в это дело. Понимаешь, мы с Глебом знакомы не первый год. Я все его дела знаю, как свои собственные. Так вот, поверь, от этой поездки в Павловск очень многое зависит. Если сделка сорвется, Глеб останется на мели. А она обязательно сорвется, если обратиться к ментам. Это дойдет до компаньонов из Павловска, а конкуренты только этого и ждут… Это – бизнес, а в бизнесе свои законы! Понимаешь, Жень? Я даже в «Скорую» звонить не стал. Вызвал своего знакомого врача, чтобы никто ничего не болтал лишний раз…

В этот момент в дверь поскреблись, и на кухню бочком просочился мужчина в белом халате.

– Марк, ну что? – тут же вскочил с места Андрей.

– Я обработал рану и вколол ей успокоительное. Сейчас она спит.

– Это серьезно? – нервно спросил Глеб.

– Все могло быть намного хуже. Но пуля попала в плечо. Ранение не тяжелое, и все же более или менее оправится она только через неделю. В идеале ей нужно находиться под постоянным медицинским наблюдением.

– Мы должны были завтра ехать в другой город. Билеты уже куплены… – заволновался Глеб.

– Ни о какой поездке не может идти и речи, – покачал головой эскулап. – Боюсь, придется сдать билеты.

– Этого не может быть… Этого просто не может быть… – растерянно забубнил Глеб, как только Андрей вышел из кухни, чтобы проводить врача. – Как же так?!

– Глеб, мне очень жаль… – Я запнулась, не зная, что сказать.

То ли от вонючих сигарет, которые, не переставая, курил Глеб, то ли просто от всего пережитого у меня вдруг безумно разболелась голова. Захотелось просто оказаться дома и забыть всю эту нелепую историю.

На кухню вернулся Андрей. Молча сел за стол. Кажется, он тоже не знал, что делать, что говорить, и наконец произнес:

– Глеб, ты за Алису можешь не переживать. Я знаю одну закрытую частную клинику. Могу устроить так, что твою жену перевезут туда.

– Андрей прав, – закивала я. – С Алисой все будет в порядке. Она будет в больнице, а ты поедешь в Павловск и решишь там все дела.

– Я не могу ехать без Алисы, – глухо произнес Глеб.

– Ну, Андрей же обещал о ней позаботиться.

– Ты не понимаешь. Я должен быть в Павловске завтра, – чуть ли не по слогам произнес он. – Обязательно завтра. И обязательно с Алисой. Если ее не будет – сделка не состоится. – Глеб схватился за голову. – Черт! Черт! Я ждал этого контракта два года… Я заложил фирму здесь, в Тарасове… Я так надеялся…

Андрей глянул на меня, потом на Глеба, потом спросил:

– Скажи, Алиса подписывает какие-нибудь документы? – Он закурил, отодвинулся от стола и начал мерить комнату шагами.

– Нет. Юридически фирма давно оформлена на меня. Но она вела дела. Все знали, что компания Полянских – это совместное предприятие, мое и жены. Алиса всегда присутствовала на всех сделках, должна была быть и в Павловске. Если там заподозрят, что наша семья замешана в криминале, – сделки не будет!

– А эти компаньоны из Павловска лично знакомы с Алисой? – Андрей остановился посреди комнаты и вопросительно уставился на Глеба.

– Нет. До сих пор все дела мы решали по телефону.

– Значит, Алиса ничего не подписывает. Так? И в Павловске никто не знает, как она выглядит. Верно? – допытывался Андрей. – Но там непременно ждут тебя и Алису, иначе сделка отменяется. Точно?

– Ну да, – кивнул вконец растерянный Глеб.

– И это при том, что конкуренты не оставят вас в покое – ни тебя, ни Алису. Логично? Они же хотят сорвать вашу сделку, обстряпать все так, чтобы вы выбыли из игры – по-хорошему или по-плохому…

– Ты к чему это?

– К тому, что кто-то должен заменить Алису. На время поездки в Павловск, – объявил Андрей и почему-то выразительно уставился на меня.

– В смысле? – насторожилась я.

– Да все очень просто! Женя, ты должна была ехать с Глебом и Алисой в качестве телохранителя, – жестикулировал приятель, явно воодушевленный своей задумкой, – Алиса не может ехать, но ты-то можешь!

– Не поняла… – уже занервничала я.

– Ты поедешь с Глебом не только как телохранитель, а еще и в качестве его жены.

– Какой такой жены? – вконец обалдела я.

– Самой настоящей! – Андрей раздавил в пепельнице окурок и сел напротив меня. – Для павловских компаньонов ты будешь госпожой Полянской, а для тех, кто ведет охоту на Глеба, – телохранителем. По-моему, все просто! – хлопнул он в ладоши. – Как говорится – и волки сыты, и овцы целы!

На пару минут в кухне воцарилась полная тишина.

– А что… – въехал наконец Глеб. – Это действительно вариант…

– Да вы что?! – вскочила я с места. – Совсем умом тронулись???

– Жень, не будь так категорична, – не понял моего возмущения Андрей.

– Женя, это отличный вариант! – схватился за меня Глеб и умоляюще заглянул в глаза. Но на этот раз его ангельские очи не произвели на меня никакого впечатления, я решительно вырвала у него свою руку и отрезала:

– Я в этом участвовать не собираюсь! Это глупый фарс! Все! Точка! Вы оба просто спятили! Извините, но я пойду!

И не дожидаясь, пока меня кто-то остановит, выскочила из кухни. Во мне кипела бешеная злоба, хотелось как следует встряхнуть неразумного Андрейку, надавать оплеух чертову Глебу – да как они могут? Ладно еще Андрей – никогда умом не отличался. Но как Глеб смеет в это меня впутывать?! «Если я ничем не швырнула в него в тот момент, когда узнала о наличии у него жены, то это еще не значит, что теперь у меня рука не поднимется». Но я уходила, так и не воплотив мечту о расчете с лживым мужиком.

– Женя! – перехватил меня уже на лестничной клетке Андрей. – Женяша!

Я нервно жала на кнопку лифта и даже не хотела смотреть на приятеля.

– И слушать не буду, – фыркнула я, упорно глядя на электронное табло: десять, девять… Лифт медленно полз с верхних этажей.

– Женя, – Андрей привалился к стене и тихо-тихо заговорил: – Для меня это очень важно. Выслушай меня. Ты должна мне помочь.

– Тебе-то чем помогать? – как змея шипела я.

– Женя, я люблю Алису.

– Не поняла! – Я наконец-то взглянула на Андрея.

– Я люблю Алису. Думаешь, я ради Глеба стараюсь? Думаешь, ради него стал искать телохранителя, ему помогаю? Больше всего я боюсь за нее. Она обещала, что как только вся эта эпопея с Павловском закончится, она уйдет от Глеба. Фактически они уже давно не вместе. Последнее время даже жили порознь. Женя, пойми, даже если Глеб уедет один – они все равно будут искать ее. Если бы сегодня тебя не оказалось рядом, они убили бы Алису!!! Женя… – чуть не плача тянул меня за рукав куртки приятель. – Женя, никогда тебя ни о чем не просил. А теперь вот прошу… Ты поможешь мне?

В голове пронеслось сразу все – упреки тети Милы, случайное знакомство с Глебом, сегодняшний бесконечный день буквально по минутам, и сверх всего – признание Андрея.

– Женя, помоги мне, прошу тебя. Ты не представляешь, как это важно для меня, – бормотал он шепотом.

На мигающем экране наконец-то загорелась цифра «пять», мудреный механизм звякнул, и передо мной расползлись двери лифта. Но я не спешила шагать внутрь, упорно смотря под ноги, потом обернулась к Андрею.

– Жень… – просто произнес он.

Лифт с лязгом закрылся за моей спиной.

– Я согласна.

Глава 2

Считается, что время от времени женщине нужно что-то менять в своей жизни – гардероб, работу, мужчину… Вечером следующего дня, оказавшись в зале придорожного кафе, в легком плащике и неудобных туфлях на каблуках, я подумала о том, что первый шаг к заветным переменам уже сделан. По крайней мере, превращение заурядной Женечки Охотниковой в бизнес-леди Алису Полянскую с успехом началось, и за одним из столиков меня уже дожидался МОЙ МУЖ!

Последняя мысль придала мне уверенности. Тряхнув волосами и поправив кисточки палантина, я решительно двинулась к Глебу.

– Ну что, пойдем? А то опоздаем на поезд… – как можно более небрежно произнесла я.

Глеб обернулся и глянул на меня снизу вверх, его взгляд проследовал от моего лица до кончиков туфель, и он одобрительно улыбнулся.

– Пойдем!

Он расплатился за кофе, поднялся с места и как ни в чем не бывало – будто бы пару минут назад за одним с ним столиком действительно сидела я, а не другая девушка – подхватил меня под руку.

– Погода совсем испортилась, а ты так легко одета. Я же тебя предупреждал, что стоит взять с собой побольше теплых вещей, – между делом говорил он. Так же непринужденно он толкнул передо мной дверь, пропуская вперед, на улице снова ухватил меня за локоть.

Я, стараясь не отвлекаться, украдкой бросала косые взгляды по сторонам (не следит ли за нами кто?..) и пыталась не обращать внимания на объятия Глеба – это всего лишь обязательное условие нашего сотрудничества. Но, вопреки всем мысленным уговорам спуститься с небес на землю, я была счастлива…

– В этой одежде ты потрясающе похожа на Алису, – сказал Глеб, когда наше авто уже мчалось вниз по улице.

– На это и рассчитывали, – сдержанно улыбнулась я, достала пачку сигарет и пощелкала зажигалкой.

– Жень, ты должна кое-что знать про Алису – мелочи, конечно, но, как правило, на всякой ерунде и прокалываются.

– Что? – на свою беду, спросила я.

– Алиса не курит, – произнес Глеб.

Я поперхнулась сигаретным дымом.

– Она ярко красится, – зашел он с другой стороны.

– Но…

– Она никогда не носит брюк.

– Э-э-э… – хотела сказать я слово в свою защиту, но никаких веских доводов для возражений у меня не было.

– И еще. – Не переставая следить за дорогой, он взял меня за руку. – Жень, спасибо, что согласилась во всем этом участвовать. Если бы не ты – сделка бы сорвалась.

– Рано благодарить.

– Но ты могла бы отказаться, тем более что…

– Глеб, – перебила я его. – Если бы не просьба Андрея – меня бы здесь не было.

Врать, конечно, нехорошо, но, думается мне, Глебу вовсе не обязательно знать, что на сомнительное мероприятие я подписалась исключительно ради собственной выгоды. Просто не в моих правилах мешать работу и личную жизнь. И поэтому до поры до времени я предпочту быть для него не больше чем телохранителем. А чтобы Глебу совсем жизнь не казалась медом, добавила:

– И кстати…

Я отняла свою руку и быстро произнесла:

– Давай сразу договоримся – между нами ничего нет. Исключительно деловые отношения. Даже если я брошу курить, начну краситься и буду носить только платья, я все равно буду оставаться твоим телохранителем, и только. Ясно?

– Ясно, – покладисто кивнул он.

Я украдкой глянула на Глеба. Он внимательно смотрел на меня и криво улыбался. О черт, кому я вру?!

Но вопреки моим сомнениям и уверенности Глеба до вокзала мы добрались, соблюдая субординацию. Только оказавшись в зале ожидания, Глеб рискнул снова взять меня за руку:

– Жень, посадку на поезд уже объявили.

Я молча кивнула, подхватила свою сумку и пошла вперед.

Скорый поезд Тарасов – Павловск действительно уже стоял на перроне.

– Наш седьмой вагон, – потянул меня в нужную сторону Глеб.

Пожилая проводница, зябко ежась под моросящим дождем, проверяла билеты. Пассажиры по очереди закрывали зонтики и поднимались в вагон.

– Все будет хорошо, – шепнул мне на ухо Глеб, когда стоящая перед нами тетка стала затаскивать чемодан в вагон.

Я кивнула и протянула проводнице билет и паспорт на чужое имя. Она раскрыла корочки, полистала страницы.

– Проходите, – даже не взглянув на меня, коротко бросила она.

Я захлопнула зонтик и скользнула в темное нутро вагона. Секундой позже за мной поднялся Глеб. Пока мы искали свои места, поезд дернулся, скрипнул и медленно пополз вперед.

Девушка по имени Алиса Полянская и ее супруг с успехом отбыли из Тарасова.

– Жень, извини, но поменять билеты на СВ я не успел, – виновато пожал плечами Глеб, когда мы втиснулись в узкое пространство своего купе. – Ведь до последнего думал, что поедем втроем. Правда, вчера просил свою секретаршу уладить этот вопрос, но билетов уже не было, так что придется ехать с соседями…

– Ерунда, – отмахнулась я, присела к окну и первым делом расстегнула ремешки неудобной обуви. Все же в том, чтобы быть Женечкой Охотниковой, имелись кое-какие преимущества – ей не нужно носить туфли на высоченных каблуках! Но на данный момент (я покосилась на Глеба) я была готова мириться с этим неудобством.

– Если поезд будет идти без опозданий, то уже завтра к утру мы будем в Павловске.

– Отлично, – отозвалась я, разуваясь.

– Жень, мы можем пойти в ресторан. Проводница сказала, что он в соседнем вагоне, – старался угодить мне Глеб.

– Что-то не хочется.

– Жень, ты все еще злишься на меня из-за того, что я не рассказал тебе про Алису? – осторожно спросил мужик.

– С чего бы? – фыркнула я.

– На самом деле мы уже давно не живем вместе. Просто общий бизнес остался, вот и не получалось как-то оформить наш развод. Но после поездки в Павловск все изменится. Правда, Жень.

– Меня это не касается, – решила я держать установленную дистанцию. Благо ему было невдомек, что Андрейка уже давно сдал с потрохами всю подноготную его семейной жизни. – Я переоденусь и вернусь, – поднялась я с места, давая тем самым понять, что разговор закончен.

Впрочем, мне действительно не хотелось обсуждать личную жизнь Глеба Полянского. Поэтому, вернувшись через пару минут в купе и обнаружив там двоих попутчиков, я была только рада.

– Знакомьтесь, это моя жена…

«Женя», – чуть было не ляпнула я.

– Алиса, – опередил мою глупость Глеб.

– Влад, – представился высокий.

– Дима, – отрекомендовался тот, что пониже.

Я без особого интереса скользнула взглядом по лицам наших попутчиков, обменялась с ними парой дежурных фраз и улеглась на свое место. Отвернувшись к стенке, я прикрыла глаза. Терпеть не могу долгих переездов!

Глеб присел рядом со мной и принялся листать какие-то бумаги. Наши попутчики, изредка переговариваясь, разбирали вещи. Пару раз к нам заглядывала проводница, спрашивала – не нужно ли чего-нибудь.

– А вы надолго в Павловск? – спросил то ли Влад, то ли Дима.

– Думаю, на пару дней, – отозвался Глеб. – Едем туда исключительно по работе.

– И у нас командировка. Кстати, а вы где решили остановиться?..

Я перестала прислушиваться к их разговору и задумалась о своем. Правильно ли я сделала, что согласилась во всем этом участвовать? Стоит ли оно того? Ведь если с узкими юбками и туфлями на каблуках еще можно было как-то мириться, то вот вредная привычка Женечки Охотниковой курить доставляла массу проблем Алисе Полянской… Это что же получается – на ближайшие несколько дней мне стоит забыть о моем пристрастии к сигаретам?! Так дело точно не пойдет! Нужно что-то придумать…

– Алис. Алиса!

Я не сразу поняла, что обращаются ко мне.

– Пойдем, поужинаем, – говорил мне Глеб.

– Идемте, Алиса. Заодно составите нам компанию, – предложил Дмитрий.

На самом деле никакого аппетита у меня не было. Но коль скоро я нахожусь здесь на правах телохранителя, то должна всюду сопровождать своего клиента. И неважно, что этот клиент называет меня своей женой, а я в глубине души питаю искреннюю надежду, что фиктивный брак обернется настоящим супружеством!

– Пойдемте! – кивнула я.

В вагоне-ресторане оказалось на удивление людно. Мы заняли один из столиков и сделали заказ.

– А может, выпьем за знакомство? – внес конструктивное предложение Влад.

– Я пас, – покачал головой Дима.

– Коньячку, – дал добро Глеб.

На правах жены я, конечно, могла возразить, но привычки незамужней Женечки Охотниковой давали о себе знать, и я промолчала. Впрочем, Глебка оказался добропорядочным супругом, и после пары рюмок, выпитых за нашу столь удачную встречу, замотал головой:

– Завтра встреча с деловым партнером.

– Зря-я-я… – вздохнул Влад, опрокинул в себя очередную стопку коньяка и поднялся с места. – Выйду покурю.

Дима проводил его взглядом, а потом обернулся к нам.

– И у нас уже завтра назначено деловое совещание. Если Влад сейчас напьется… Да он просто-напросто сорвет нам все! Было уже такое пару лет назад. Я тогда еле выкрутился – врал, что ему стало плохо в поезде. Хотя, по-хорошему, его за это еще тогда стоило бы уволить, а я все покрываю его любовь к рюмке.

Дима поймал мой недоуменный взгляд и тут же добавил:

– Влад – мой брат. И как тут быть? Пойду, напомню ему, что мы едем в Павловск не отдыхать. – Дима решительно поднялся из-за стола. – Извините, оставлю вас на пару минут.

– Жень, давай обсудим наши планы, – предложил Глеб, когда мы остались одни.

– Слушаю.

– Алиса, конечно, давно не интересуется делами фирмы, но все же… – начал вводить меня в курс дела Глеб. – Завтра мы с тобой встретимся с неким Борисом Авериным – нашим компаньоном. Он – владелец крупной строительной компании. Если мне удастся его убедить, то мы будем их главным поставщиком.

– Ок! Что требуется от меня?

– Да, в общем-то, ничего… Тебе просто нужно будет присутствовать на всех переговорах. Если что-то спросят, отвечай: все вопросы решает муж. Все просто!

– Договорились.

Я почувствовала, что голова начинает болеть – не мешало бы выйти покурить. Я обежала цепким взглядом засидевшихся посетителей вагона-ресторана – пожилые дамы дожидаются заказанного ужина; веселится шумная компания молодых людей; у дальнего окошка воркует молодая парочка – вряд ли кого-то из них можно заподозрить в слежке за четой Полянских.

– Я отлучусь на пару минут…

– Ок!

Я быстро вышла из ресторана, миновала грохочущий тамбур и шмыгнула в тесную кабинку туалета. Сейчас покурю в тишине, вдалеке от любопытных глаз – размечталась я, но не тут-то было. От некурящей Алисы Полянской были одни проблемы – зажигалки в кармане не оказалось. Я топнула ногой, чертыхнулась сквозь зубы, но делать нечего – придется тащиться в купе…

Я вышла в дребезжащий тамбур. В вагоне уже погасили верхний свет, пассажиры разбрелись по своим купе. Я шла по мягкому ковру мимо запертых дверей. Только одна дверь была не закрыта. Она хлопала где-то в конце вагона каждый раз, когда поезд клонился в сторону. «Что за раззявы!» – подумала я и тут же сообразила, что это дверь нашего купе…

Я ускорила шаг. Неужели Влад настолько напился, что забыл запереть дверь?! Но тогда куда делся Дима? Я сделала шаг вперед и хотела взяться за дверную ручку.

– …с девкой я справлюсь, – услышала я обрывок фразы и тут же замерла как вкопанная. – Подумаешь, выпил?! И что с того?

– А то, что мы здесь для того, чтобы отработать бабки. А не жрать коньяк!

Говорили двое. И в том, что это были Влад и Дима, не было никаких сомнений.

– Если мы из-за тебя провалим это дело…

Поезд тряхнуло, и дверь снова брякнула о щеколду.

– Да брось! Делаем все, как и договаривались. Главное, чтобы кто-то из них первым вышел из ресторана.

– Я задержу его.

Я стояла на месте, боясь пошевелиться. Так, значит, за нами следили! Следили с самого начала! Черт! Вот черт! И как же я сразу об этом не догадалась! Все было слишком гладко! Слишком…

Оставаться дольше в вагоне было опасно – Влад и Дима могли в любую секунду выйти в коридор. Бесшумной тенью я попятилась назад, выскользнула в тамбур и прислонилась спиной к двери. Нужно предупредить проводницу. Наверняка в поезде на такой случай предусмотрена система связи с полицией. Но если в это дело вмешаются менты, то… «То первым делом они узнают, что я катаюсь на железнодорожном транспорте по поддельным документам, – лихорадочно соображала я, – к тому же сделка в Павловске, о которой так грезит Глеб, наверняка будет сорвана. Значит, придется справляться собственными силами!» Но что придумать, если двое этих горилл вертятся под боком, а мой верный пистолет Макарова остался в купе – ведь я, черт возьми, Алиса Полянская, а не Женечка Охотникова!

Из купе проводников вышла заспанная тетка в форменной одежде работников железной дороги.

– Извините, а сколько еще часов до Павловска? – остановила я ее.

– Десять. К утру будем в городе, – нелюбезно буркнула она.

– А скоро ближайшая остановка?

– Через полчаса – Котово. Стоянка всего пять минут. Выходить не советую, – проворчала она и, громко хлопнув дверью, ушла в соседний вагон.

Я посмотрела ей вслед, потом перевела взгляд на полуприкрытую дверь в купе проводников. Ворох белья на спальном месте и грязная посуда в раковине говорили о неряшливости хозяйки. А вот ключик от туалетов свидетельствовал о забывчивости здешней обитательницы, что, впрочем, было мне только на руку…

На все про все мне хватило доли секунды – я юркнула в купе, схватила ключ и была такова.

В вагон-ресторан я вернулась, стараясь сохранить на своем лице полное спокойствие. По крайней мере, в запасе у меня было ровно тридцать минут, чтобы решить все неприятности.

– Так кем там работает Дима? – спросила я.

– Жень, ты чего? – опешил Глеб.

– Да ничего, просто… – в вагон-ресторан вошли Дима и Влад, и мне пришлось прикусить язык.

«Ладно, – успокоила я себя. – Может, оно и к лучшему, что Глеб ничего не будет знать…»

– А вы надолго задержитесь в Павловске? – впервые за весь вечер проявила я интерес к нашим попутчикам, когда они присели за столик.

– Едем на пару дней.

– Где остановитесь? – любопытничала я.

– Выбирать не приходилось, места нам забронировали. Кажется, гостиница «Бавария», – ответил Влад.

– Кстати, с этими гостиницами всегда такая морока. Вот в прошлую командировку… – технично перевел разговор более сообразительный Дима. Глеб поддержал пустой разговор.

Я украдкой глянула на часы. До станции оставалось двадцать минут. Пора бы уже…

– Я, пожалуй, пойду спать. Уже поздно, – начала я.

– Я тебя провожу, – тут же отреагировал Глеб.

– Не стоит, дорогой, – елейным голоском запела я, глядя на него в упор. – Всем спокойной ночи.

Я поднялась из-за столика и зашагала из вагона-ресторана. У дверей меня догнал Влад.

– Душно тут, – пояснил он, направляясь за мной. – Покурю пойду.

– Ага.

Я кивнула и шагнула в дребезжащий тамбур. Шаткий пол стучал и колыхался под ногами.

– Жаль, до Павловска нет прямых авиарейсов из Тарасова, – говорил Влад, – терпеть не могу поезда.

Он шел за мной по пятам, след в след. Впереди еще один тамбур, а дальше небольшой пролет, где находится туалет. Главное, чтобы там никого не было… Я опустила руку в карман – ключик был на месте.

– Сигареты закончились, – произнес Влад. – В купе должна быть новая пачка.

Я снова кивнула, открыла дверь и бросила взгляд на закрытую дверь туалета. Лампочка над ней не мигала. «Значит, там никого нет…» Я двинулась вперед, Влад за мной, но я не дала ему ступить и шагу – резко толкнула тяжелую дверь назад. Металлическое ребро угодило точно Владу по носу. Он взвыл и шарахнулся в сторону. Не давая ему оправиться, я ударила его под дых, втолкнула скулящего мужика в узкую каморку, а затем – в туалет и еще одним ударом окончательно вырубила его. Дядька тяжелым кулем рухнул на пол.

– Отлично! – одобрила я саму себя.

Если навыки боевого искусства меня не подвели, то мужик очухается только минут через десять. Ровно столько мне и было нужно!

Я закрыла дверь туалета, заперла ее на ключ и вошла в вагон. Купе проводников было по-прежнему открыто. Нерадивая работница железной дороги моталась где-то по своим делам. Я положила ключик обратно на стол, пулей метнулась в свое купе и быстренько порылась в сумке. Верный пистолет Макарова оказался на самом дне. Припрятав его за пояс джинсов, я выскользнула обратно и вернулась в ресторан.

Дима и Глеб сидели за столиком и что-то оживленно обсуждали. «Сейчас и до тебя очередь дойдет», – кровожадно подумала я, бесшумно приблизилась и позвала:

– Дим.

Мужик вздрогнул, обернулся и осоловело на меня уставился. «Не ожидал? – мысленно ухмыльнулась я. – А сейчас удивишься и того больше!»

– Дима, с Владом что-то не то, – изобразив на своем лице полнейшее замешательство, зашептала я.

– Что? – вскочил с места ошарашенный мужик.

– Не знаю, может, выпил лишнего… Идем, он в купе, – потянула я Диму за собой.

Чуть не опрокинув чашку, Дима вскочил с места.

– Что случилось? – недоумевал Глеб.

– Останься здесь! А я скоро вернусь, – без лишних разговоров шикнула я и бросилась вдогонку за Димой.

Наш попутчик первым оказался у незапертой двери купе, с грохотом распахнул створку и ввалился внутрь.

– Где Влад? – обернулся он назад.

В моих руках уже был пистолет. Взведенный курок тихонько щелкнул. Я довольно хмыкнула, сделала шаг вперед.

– Если будешь звать на помощь – я выстрелю, – предупредила я.

– Ты че, спятила? – вмиг растерял весь свой такт Димка.

– Живо отвечай – на кого ты работаешь?!

– Убери пистолет!

– Как бы не так. Сначала ты мне все расскажешь… – шипела я.

– Брось пистолет, хуже будет, – попытался пригрозить мне Дима.

– На кого ты работаешь?

– Говорю тебе, отдай пушку!

Я сделала шаг вперед, Димка попятился и шлепнулся на неразобранную спальную полку.

– Кто прислал тебя и твоего дружка? – стояла я на своем. – Кто???

– Совсем дурная? – бормотал мужик, отползая в самый угол полки.

Я тоже отодвинулась к окну, подальше от Димы – не ровен час, эта хитрая крыса бросится на меня.

– Ты че с Владом сделала, чокнутая? Пистолет убери, – Дима начал медленно подниматься.

– Сядь на место и отвечай на мои вопросы.

Но мужик уже поднялся и стоял точно напротив открытой двери купе.

– Без шуток, – пригрозила я, – выстрелю, если…

Договорить я не успела. Послышалось характерное «дзиньк», Дима ойкнул и как подкошенный рухнул к моим ногам. В дверном проеме стоял Глеб с разбитой бутылкой в руках.

– Жень, это они, да? – спросил он.

– Какого черта?! – не сдержалась я.

– Жень, они нас нашли? Я понял, что что-то не то, когда ты вернулась за Димой…

– Зачем ты сюда пришел? Он бы во всем сознался!

Но поверженный враг с разбитой головой лежал у моих ног, и на продолжение диалога с ним не стоило и рассчитывать. Я еще раз мысленно обругала Глеба. Однако сделанного было уже не исправить, а времени оставалось в обрез.

– Собирай свои вещи, мы сейчас выходим, – попыталась я взять ситуацию под контроль.

– В смысле?

Поезд уже начал замедлять ход. За окном потянулось полотно станционной платформы.

– В прямом смысле! – вышла я из себя. – Не знаю, как тебе, но мне такое соседство не очень пришлось по душе!

Дальнейших разъяснений не потребовалось. Глеб кинулся собирать вещи. Я же присела на корточки перед Димой и пошарила по его карманам. Никаких документов при нем не было.

– Вот черт! Где его сумка… – бормотала я, рыская по полкам в поисках хоть какого-нибудь саквояжа.

Поезд между тем скрипнул, качнулся вперед и замер.

– Жень, идем! – торопил меня Глеб.

– Стой… Подожди…

Но в спортивной сумке, которая обнаружилась под спальным местом, не было ничего, кроме пары сменных костюмов и блока сигарет.

– Да пошли уже, Жень!

Я отшвырнула бестолковую находку в сторону, вздохнула: здесь ловить больше нечего.

– Идем.

Мы выскочили из купе, бегом пронеслись через весь вагон. Когда мы вывалились в тамбур, проводница уже поднимала лестницу.

– Стойте! – оттолкнул ее в сторону Глеб.

– Эй! Вы чего?!

Поезд тяжело заскрипел своим металлическим нутром, качнулся на рельсах. Глеб только успел выкинуть сумку и соскочить вниз. Я спрыгивала на перрон, когда поезд уже тронулся. Проводница что-то прокричала вслед, но нам было наплевать.

– Успели! – выдохнул Глебка и обнял меня за плечи. Я обернулась к нему, пытаясь рассмотреть в темноте его лицо. Кажется, в этот момент я была действительно счастлива.

– И куда теперь? – спросил Глеб, когда первая эйфория прошла.

Я огляделась по сторонам.

Непроглядная ночь, пустынная платформа, и только вдалеке можно было различить огни населенного пункта. До Павловска еще часов десять езды, а мы в какой-то глухомани!

– Нам бы дождаться ближайшего поезда до Павловска, – неуверенно предложила я.

– А когда он будет?

Хороший вопрос.

Я пожала плечами, бестолково покружила на месте.

«Как там называется эта остановка?» – попыталась припомнить я свой диалог с проводницей. Котово? Насколько мне знакома география Тарасовской области, Котово – типичный городской поселок. И, естественно, ни о каком вокзале здесь и речи нет. Но хотя бы железнодорожная касса должна быть!!!

Я повертела головой и наконец-то заметила крошечное темное строение на другом конце платформы.

– Нам туда.

Я решительно зашагала в сторону обветшалой сторожки стрелочника. Глеб подхватил сумку и последовал за мной.

В деревянном домишке с просевшим крыльцом света не было ни в одном окне. Должно быть, смотритель железных дорог спал беспробудным сном. Без малейших колебаний я поднялась по шатким ступенькам и несколько раз ударила в деревянную дверь, подождала пару минут, снова постучала. На третьей попытке нам открыли. В дверном проеме показалась заспанная физиономия дедка.

– Ночь-полночь – они стучат… Чего надо? – буркнул он.

– Извините, а вы не подскажете, когда будет ближайший поезд до Павловска? – как можно более дружелюбно спросила я.

– Так только что проходил. Вы опоздали.

– Да вы что? – вроде как огорчилась я.

– А следующий когда будет? – вклинился в наш разговор Глеб.

– Так завтра.

Мы переглянулись.

– А раньше? – с надеждой спросила я. – Может быть, на каком-нибудь проходящем поезде можно добраться?

– А проходящие поезда здесь не останавливаются, – пожал плечами наш информатор, – только электрички. Но они идут до следующего поселка. Да и самая ранняя будет только завтра в два.

Дальнейший разговор смысла не имел. Несолоно хлебавши мы вернулись на платформу. Я опустилась на ближайшую скамейку, обхватила голову руками и задумалась.

– Жень, я завтра должен быть в Павловске… Меня ждут компаньоны. Это что же получается? Сделка в итоге срывается?..

Как оказаться в Павловске завтра к обеду – я не имела ни малейшего представления. Но я была телохранителем и, значит, должна была решать проблемы своего клиента.

– Сейчас все улажу, – пообещала я и снова направилась к сторожке.

На этот раз мне открыли почти сразу.

– Чего еще? – бурчал дед. – Переночевать не пущу! Топайте в поселок и там ищите ночлежку!

– Скажите, а в городе есть автопарк?

– Так есть!

Я едва сдержалась, чтобы не захлопать в ладоши.

– Как до него добраться?

Дед крякнул, выбрался на крылечко и принялся объяснять.

– Вам надо идти вон по той трассе. Перейдете через мост, там будет здание вокзала, а прямо за ним – таксопарк. Там и машину можно взять напрокат. Сегодня мой племянник Мишка дежурит, с ним и сговоритесь.

– Где бы мы еще попали в такой переплет, а, Жень? – веселился Глебка.

Я тоже не унывала – где бы я еще прогулялась с мужчиной своей мечты?..

Наш информатор не подвел, и через полчаса мы уже обзавелись машиной. Старенькая, битая, она долго фырчала и дзинькала, прежде чем тронуться с места.

– Крайне ненадежное транспортное средство… – оценила я.

– Авось доберемся! – успокоил меня Глеб.

В расчете на сомнительное русское «авось» мы и покатили в Павловск.

– А лихо мы все-таки сбежали от этих типов! – заговорил Глеб, когда творение отечественного автопрома, по дикой случайности оказавшееся в нашем распоряжении, уже мчалось вперед по автостраде. – Ты когда за Димой вернулась, я так и подумал – что-то неладное. Схватил первое, что попалось под руку, и пошел за вами.

– Н-да, думаю, мало ему не показалось…

– У меня на всякий случай и оружие есть. Надо будет держать его где-нибудь поблизости. Эти ребята явно взялись за нас серьезно!

– На всякий случай, у тебя есть телохранитель, – напомнила я.

Глеб обернулся ко мне, улыбнулся краешком губ и хотел было коснуться моей руки, но я решительно отстранилась. Долю секунды он колебался, а потом положил ладонь на рычаг переключателя скоростей.

– Жень, а как ты поняла, что они за нами следят? – вернулся он к прежней теме.

– Пошла в купе за зажигалкой и случайно услышала их разговор, – проболталась я.

– Ты курила? – ахнул он. – Мы же договаривались, что Алиса не курит!

– Если я Алиса, тогда нечего каждые пять минут называть меня Женей! – огрызнулась я.

– Не обижайся, Жень… Просто даже мысль боюсь допустить, что нас разоблачат.

– Если за нами прислали этих верзил, значит, до разоблачения еще далеко, – утешила я Глеба.

– Жень, думаешь, они и в Павловске от нас не отстанут?

Тут и думать было нечего…

– Поживем – увидим, – отговорилась я и отвернулась к окну.

Незнакомые улицы чужого города сменяли одна другую. Сначала я всматривалась в мелькающие мимо дома и дворы, потом глаза начали слипаться, и я провалилась в тяжелый сон.

Проснулась я оттого, что машина остановилась. Я тряхнула головой, похлопала глазами.

– Сержант Савельев. Документы предъявите!

– А в чем дело?

– Это дежурная проверка. Ваши документы…

Я обернулась. На улице уже светало. Наша машина стояла у обочины недалеко от поста ГАИ, а в приспущенное окошко заглядывал суровый блюститель окрестного порядка.

– Сейчас-сейчас… – Я видела, как Глеб нервно ворошит содержимое бардачка.

– Что в багажнике? – допытывалась суровая ищейка.

– Ничего. Машину мы взяли напрокат…

Глеб наконец нашел свои корочки и выбрался из машины. Я распахнула дверцу и высунулась наружу.

– Дорогой, что случилось? – нарочито громко спросила я.

– Ничего, все в порядке. – Он улыбнулся, но я видела, как затравленно бегают его глаза. Оно и понятно…

Высовывать свой нос дальше я не рисковала. Как-никак, а в сумочке у меня лежат чужие документы. Так что дальнейшая сцена разыгрывалась вне поля моего зрения.

– Где взяли машину?

– В Котове. Вот свидетельство.

– Надолго в Павловск?

– На пару дней. Рабочий визит.

– Можете проезжать.

Глеб вернулся в машину и завел мотор. Выглядел он растрепанно.

– И надо же было так попасться! – пробормотал он, когда пост ГАИ остался позади.

– Так все обошлось.

Глеб искоса глянул на меня.

– Ну да, обошлось…

– Хорошо, что ты вел машину.

Глеб ничего не ответил. Всю оставшуюся часть пути мы провели молча. Только когда наше авто остановилось напротив пятиэтажного строения с вывеской «Гостиница «Жемчужина», мой попутчик немного повеселел.

– Кажется, нам сюда!

Место на парковке обнаружилось сразу.

Я выбралась из машины, хлопнула дверцей, по привычке скомандовала: «Пошли!» и, не дожидаясь ответа, шагнула на ступеньки.

– Жень! – Глеб успел схватить меня за руку.

Я глянула на него с недоумением. Что еще не так?

– Ты забыла.

– ???

– Сейчас ты моя жена, а не телохранитель.

Он взял у меня сумку, подхватил под руку.

– Теперь идем, – улыбнулся он.

Мы поднялись на гостиничное крыльцо.

– И перестань откликаться на имя Женя, – близко склонившись ко мне, сказал он, когда мы уже входили в просторный холл гостиницы.

– А ты перестань меня так называть, – понизив голос, огрызнулась я.

Должно быть, со стороны мы сейчас действительно казались благополучной семейной парой. И только очень внимательный человек мог заметить, как напряженно держался рядом со мной Глеб и как неуверенно чувствовала себя я в чужом плаще и туфлях, с документами на имя другой девушки.

Но здесь, как и на вокзале, никто не стал придираться к моему паспорту. Улыбчивая девушка за стойкой администратора только переписала мою фамилию и тут же вернула документ назад. Так что уже через десять минут мы благополучно располагались в нашем номере на самом верхнем этаже.

Багаж Алисы я распаковывать не стала, разложила на полке только несколько своих вещей и, присев на кровать, занялась укомплектовкой сумочки истинной бизнес-леди. Блокнот, помада, телефон – вполне могли бы понадобиться госпоже Полянской, а вот пистолет Макарова, припрятанный на самое дно ридикюля, сгодится для Женечки Охотниковой.

– Жень, а почему ты сразу не рассказала мне, что работаешь телохранителем? – неожиданно спросил Глеб.

– Повода не было, – буркнула я. – Не люблю обсуждать свою работу.

– Когда Андрей сказал, что у него есть знакомая, которая работает телохранителем, я и подумать не мог, что это будет такая девушка, как ты.

– Со мной что-то не так?

– Нет, просто… – Глеб присел рядом со мной, – просто ты не похожа на бодигарда.

– А на кого я похожа? – Эта тема меня порядком раздражала, но Глеб словно ничего не замечал.

– Ну, например… – Он заглянул мне в глаза. Я все еще злилась. – Например, из тебя бы получилась настоящая госпожа Полянская.

– Не ври! Настоящая госпожа Полянская не курит, ярко красится и носит исключительно платья, – съязвила я, – а это, как ты успел заметить, не про меня!

– Дело не в платьях… И я тебе не вру.

Врал Глеб или нет, я не могла знать. Но то, что я верила, да еще с большой охотой, было фактом.

– Кстати, встреча с Авериным у нас в три. Придется ехать в центр города. Там как раз идет строительство торгового комплекса. И контракт обсудим, и новые площади под магазин посмотрим.

– В три так в три, – пожала я плечами.

– Аверин не должен догадаться, что ты мой телохранитель.

– Не волнуйся.

– Для него ты – моя жена.

– Я помню.

– И знаешь…

– Что?

– Жень, для меня ты тоже не просто телохранитель.

Ну наконец-то! И на моей улице настал праздник!

Я постаралась ничем не выдать себя.

– Мы же договаривались, – сухо напомнила я. – Между нами только деловые отношения. Я не привыкла иметь ничего общего со своими клиентами, во-первых, и с женатыми мужчинами, во-вторых.

– Так ты еще злишься из-за Алисы?

Я не злилась. Но старательно делала вид. Правда, недолго… Ровно до тех пор, пока Глеб не оказался рядом со мной. «Жень, это такие пустяки», – убежденно сказал он. Что самое интересное, я думала точно так же. И вопреки всем обещаниям держаться от этого мужчины подальше хотя бы на время нашей поездки, я сдалась…

Как оказалось, быть бизнес-леди и телохранителем одновременно – крайне непростая задача: мешали туфли на высоченных каблуках, я неуютно чувствовала себя в узкой юбке, а пистолет Макарова теперь приходилось таскать исключительно в дамской сумочке. Но Глеб уверял меня, что я потрясающе похожа на настоящую Алису Полянскую.

– Только не задавай никаких вопросов, и все будет ок! – давал он мне последние инструкции, когда мы подъезжали к строящемуся зданию в самом центре города, где и должен был дожидаться нас некто Борис Аверин.

– Хорошо.

– Я постараюсь сделать так, чтобы тебе вообще не пришлось участвовать в разговоре.

– Договорились.

Глеб заглушил мотор, выбрался из машины, обежал ее со стороны капота и распахнул передо мной дверцу.

– Нас уже ждут, – незаметно шепнул он.

Я кивнула – делегацию из трех мужчин я заметила издалека. Они стояли у шлагбаума, за которым начиналась стройка. Один из них просматривал какие-то бумаги, двое других что-то оживленно ему говорили. То, что мужчина с кипой документов в руках и есть Борис Аверин, я поняла как-то сразу. Дорогой костюм и хозяйские повадки выдавали в нем человека, играющего далеко не последние роли.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.