книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Юлия Ива

Ненужная

Пролог

Туман. Он окутывал, растворял её сознание и чувства. Ничто теперь не являлось важным и нужным, больше никто не сможет причинить ей боль.

– Неямиса, ты уверена? – Напротив девичьего стана, парящего в невесомости и растворяемого туманной дымкой, склонилась величественная женская фигура.

– Да, Ладинья, я всей душой желаю этого, – голос прозвучавший в ответ был еле слышен, – моё сердце устало, возможно когда-нибудь я вновь смогу увидеть мир жизни и света, но теперь позволь мне уйти в забвение, – прекрасные, изумрудные глаза сомкнулись и на губах юной красавицы промелькнула последняя улыбка, полная грусти и сожаления.

– Я дам тебе столетие покоя, но затем тебе придётся вернуться, ведь его душа, не слившись с твоей, будет продолжать поиски, и возможно, в следующей его жизни он не будет настолько слеп, чтобы вновь потерять тебя, обрекая вас обоих на круговорот страданий и поисков.

Богиня жизни Ладинья, а это была она, простёрла свои изящные ладони над телом девушки, и туман продолжил свой путь. Обволакивая миниатюрные ступни, он ласково укрыл изящные ножки, гладкие бёдра и живот. Затем перетёк на высокую, девичью грудь, которая перестала вздыматься, и дымчатой вуалью прикрыл прекрасное лицо, растворив уставшую путницу жизни в безвременье до тех пор, пока богиня жизни не решит вернуть израненную душу.

Глава 1

Что за вонь, где я? Оглядевшись по сторонам, я поняла, что лежу где-то в лесу и кажется посреди болота. Это ж как меня сюда занесло? Неужто Ладинья решила пошутить и забросила меня в Моревию: страну болот, мухоморов и ведьм. Опять на костре сожгут, как в одном из прошлых воплощений или в стенах какого-нибудь храма замуруют, чтоб бренным телом моим умилостивить волю богов. Вот за что она так со мной? Я же целый век её не донимала, не стонала и не молила о смерти, зачем же она меня так изгваздала.

– Ох, и не выбраться.

Перекатившись на живот, я ухватилась за торчащий, пожухлый пучок травы и постаралась выползти из чавкающей трясины на сухой островок под разлапистой одинокой елью. Помогая себе локтями и окончательно запачкавшись, я наконец-то выбралась на долгожданную твердь. Присев на кочку и отодрав ворот у своей рубахи, а больше чистой ткани на мне не осталось, я стала оттирать грязь от лица, стараясь не задеть расцарапанную еловым лапником щёку. Закончив, я поднялась и отряхнула подсохшую грязь со штанин. Решив осмотреть себя и познакомиться с новой собой, отметила не критичную полноту тела, крепкие руки, ровные ноги с округлыми бёдрами и кудрявые, пшеничного цвета волосы. Уж точно не эталон красоты. Видимо Ладинья и вправду была не в духе, или же вселенная решила ещё больше осложнить мою и без того нелёгкую жизнь. Я огляделась. И куда мне теперь идти? В животе запела песня жалости и тоски. А значит рассиживаться больше не стоит, не известно сколько времени я пробыла здесь без сознания. Поднявшись и выбрав направление, я побрела по лесу, обходя болото.

Когда светило сменилось на небосводе в третий раз, я наконец вышла к жилищу. Деревянный, двухэтажный терем посреди леса выглядел подозрительно и желанно. Не раздумывая и пошатываясь от усталости, побрела к крылечку. Голод и жажда отняли последние силы, и подняться по ступеням я не смогла. Уплывая в беспамятство, я лишь надеялась на сострадание и благородство хозяев терема, которые не смогут бросить умирать распластавшуюся под их дверью деву.

* * *

Холод и боль окутывали меня и я стонала от раздирающих душу и тело терзаний. Казалось, будто мои кости плавятся, а кожа покрывается льдом. В моменты просветления я видела лицо мужчины, склонившегося надо мной. Когда его руки прикасались, чтобы обтереть и сбить жар, я испытывала облегчение и затихала, но как только он отходил, тело вновь скручивала испепеляющая боль, и лишь наигравшись, она отпускала моё сознание в желанное забытьё.

Когда окончательно пришла в себя, то за занавеской ближайшего окна занимался рассвет. В комнате ещё гуляли тени ночи, а в кресле рядом со мной, откинув голову на спинку, крепко спал мужчина. У него были русые слегка волнистые волосы до плеч. На щеках и подбородке красовалась лёгкая щетина, которая немного захватывала широкую, крепкую шею. Разворот плеч и толщина рук говорили об отменном бойце и воине, хорошо развитая грудная клетка мерно вздымалась под чёрной, шёлковой рубахой, что свидетельствовало о достатке. Об этом же говорила и комната, в которой я находилась. Полы в ней были устланы коврами, у кровати расстелена шкура какого-то животного, на стенах висели гобелены, а на низком столике стояла пара золотых подсвечников. А хорошо я так заплутала, может даже выживу, с едой здесь явно не должно быть никаких проблем. Я попыталась приподняться и с лёгким стоном, обессиленно упала назад на подушки. Да уж, я явно себя переоценила. Сколько же я тут провалялась? Пока я размышляла, надо мной склонилось мужское лицо. От неожиданности я дёрнулась. Мужчина же молча положил мне на лоб свою тёплую ладонь и заглянул в глаза.

– Сегодня жара нет. Как ты? – Его взгляд цвета грозового неба излучал лукавство и участие.

– Вроде жива, – мой голос был хриплым и слегка осипшим. Я попыталась прочистить горло.

– Попей. Здесь настой, он придаст тебе сил, – и мне подали кубок.

Я с жадностью выпила поданное питьё. Пока я утоляла жажду, хозяин терема, а судя по одежде и манере себя вести это был явно не слуга, придерживал мою голову, чтобы мне было удобно.

– Кушать хочешь?

Я радостно кивнула головой.

– Ну конечно же хочешь. Такая красота бывает лишь от хорошего аппетита.

Это на что намёк? Подумаешь не стройная лань. Будто все должны быть красавицами, а ты меня такую заметь и оцени. Вот далась мне его душа. Ну и пусть мы половинки целого, он в отличии от меня этого не помнит, а я снова и снова остаюсь не у дел, смотря на то, как каждое воплощение его души отказывается от меня. Видимо в моих глазах что-то отразилось, потому что мой спаситель решил ретироваться и попытался исправить свою бестактность.

– Извини, сейчас найду чем тебя угостить. Здесь пока никого больше нет, но думаю скоро меня догонят и появиться куда больше пригодной пищи. Это мои охотничьи угодья, – с этими словами он покинул спальню.

* * *

Пока хозяин угодий отсутствовал, я размышляла над тем что мне делать. В прошлой жизни я решила, что больше не буду искать свою половинку и стараться слиться с ней. Однако вот он, рядом. Слегка надменен, красив и уверен в себе. Оно мне надо? Нет, определённо нет. Вот наберусь сил и пойду изучать мир. Пусть он живёт своей жизнью, а я постараюсь прожить свою хоть в каком-то подобии счастья. Так что никакой любви, никакой судьбы! В запасе ещё столько столетий. И почему я раньше об этом не подумала? Хотя нет, думала. И избегать превратности судьбы пыталась, но нас тянет друг к другу и мы снова и снова сталкиваемся в круговороте жизненных циклов, чтобы отпрянуть и вновь сойтись. Я помню каждое своё воплощение, каждую неразделённую любовь и ту боль, что она приносила. Мне не раз хотелось признаться в сути пророчества своей половинке, но Ладинья пригрозила полным забвением и проклятием, при этом каждый раз отнимая на время воплощения мою силу. Она уверена, что я смогу исполнить пророчество, и две слившиеся души, богини любви и её избранника, наконец подарят вселенной новый мир. Да, да, я богиня любви, вот такой парадокс. Безответные чувства мой вечный удел. И мне никак не удаётся разорвать этот порочный круг. Но в этой жизни я постараюсь избежать душевной боли. Приняв такое решение, я расслабилась и принялась ждать свой завтрак.

Глава 2

Вернувшись, мой благодетель принёс поднос, на котором уютно устроились: плошка с наваристым бульоном(неужели сам сварил?), ломтики душистого хлеба и нарезанное мясо в большом блюде. Всё это он поставил на низкий столик и подошёл, чтобы помочь повыше устроиться на подушках. Затем подал мне завтрак, а сам пристроился в кресле, придвинув его поближе к столу. Его аккуратная и неспешная трапеза ещё раз подтвердила мои мысли о его не простом происхождении.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.