книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Сергей Сухинов

Меч чародея

Награды

В сентябре 1997 года писатель Сергей Стефанович Сухинов был награжден медалью и Дипломом за сказочную книгу «Фея Изумрудного города» на Московской Междунарожной книжной ярмарке на ВВЦ.

5 июня 2009 года писатель Сергей Стефанович Сухинов за сказочные книги о Волшебной стране был награжден медалью и Дипломом «Н.В.Гоголь» в номинации «За сказочную литературу».

Дорогие дети всех возрастов!

Мое детство прошло в Баковке, неподалеку от знаменитого на всю страну поселка Переделкино, где расположены дачи многих известных писателей. Меня как магнит притягивала уютная переделкинская библиотека в деревянном домике под черепичной крышей. А построил ее на своем густо заросшем елями участке великий сказочник Корней Иванович Чуковский.

Там-то я впервые и встретился со своей самой любимой сказочной книгой. Это была повесть «Волшебник Изумрудного города», написанная замечательным писателем Александром Мелентьевичем Волковым, с чудесными рисунками Леонида Викторовича Владимирского.

Уже тогда, в детстве, я не раз пытался придумать продолжение приключений Элли и ее друзей. Мне очень хотелось разгадать секреты всех четырех волшебниц – Виллины, Стеллы, Гингемы и Бастинды; узнать, кто же живет в Желтой стране, побывать в Розовой стране, чтобы поближе познакомиться с Болтунами и их прекрасной правительницей Стеллой. Порой я спрашивал себя: неужели Элли, став взрослой, не попытается вернуться в чудесную страну, где была когда-то счастлива? Неужели на пороге смерти – а люди в Большом мире, увы, смертны – друзья не придут ей на помощь?

К сожалению, в последующих повестях Волкова «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», «Семь подземных королей» и остальных ответов на эти и многие другие вопросы не было.

Прошли годы, и я узнал, что «Волшебник Изумрудного города» – это пересказ знаменитой сказки американского писателя Лаймена Фрэнка Баума «Удивительный волшебник страны Оз». Оказалось, что Баум давным-давно, в начале XX века, написал еще тринадцать книг о стране Оз, в которых тоже действовали Элли (у Баума ее зовут Дороти), Страшила, Лев и Железный Дровосек. Эти книги очень интересны и увлекательны, но тем не менее А. Волков не стал переводить и продолжать их, а начиная с «Урфина Джюса…» решил писать свой собственный сериал, совершенно не похожий на сказки американского писателя.

Вот и я поступил точно так же и написал новый сериал, не похожий ни на сказки Л.Ф. Баума, ни на повести А. Волкова. Он является продолжением книги «Волшебник Изумрудного города», и только ее одной! Поэтому не удивляйтесь, что вы не встретите в моих книжках Энни Смит, Урфина Джюса, одноногого моряка Чарли Блэка, Тилли-Вилли и некоторых других полюбившихся вам героев, придуманных Волковым.

Вы наверняка спросите: и все же можно ли считать сериал «Элли в Изумрудном городе» продолжением сказок Александра Волкова? Отвечаю: если не забывать о том, что я сказал раньше, то – да! Ведь основное действие моего сериала начинается спустя пятьдесят лет после первого путешествия Элли в Волшебную страну! А это большой срок, за это время там, за Кругосветными горами, должно было очень многое измениться. К тому же все главные герои сериала Волкова появились именно в «Волшебнике Изумрудного города»: Элли, Тотошка, Страшила, Железный Дровосек, Лев, Стелла, Виллина, Фарамант, Дин Гиор. Они и стали одними из главных героев моего сказочного сериала. И даже… Но это пока – большой секрет!

А еще вы познакомитесь с новыми персонажами: злой, но в то же время и доброй волшебницей Кориной, мальчиком-калекой Дональдом, юным рудокопом Алармом, забавным медвежонком Томом, коварным людоедом Людушкой-голубушкой, вздорным алхимиком Парцелиусом, мудрым драконом Варагом и многими-многими другими. Вы побываете в таинственных, доселе вам незнакомых уголках Волшебной страны, узнаете ее историю и самые сокровенные тайны, переживете множество увлекательных приключений. Вы узнаете, почему мне нужно было, чтобы Волшебную страну создал не Гуррикап, а чародей из Атлантиды Торн. А самое главное, поймете, что дружба способна творить самые удивительные на свете чудеса; что нельзя, служа Злу, получить от него Добро; и что борьба со Злом – очень трудное, долгое и опасное дело, и под силу оно только тем, у кого в груди бьется мужественное и любящее Сердце.

В заключение открою вам очень важный секрет. Дело в том, что я написал свой новый сказочный сериал не только для вас, детей, но и для ваших родителей! Наверняка многие из них, когда были маленькими, тоже зачитывались книгами А. Волкова об Изумрудном городе. Сейчас, много лет спустя, они могут вместе с вами отправиться в новое путешествие по стране своего детства!

До свидания, друзья, до встречи на страницах моих новых книг. Жду ваших писем! Сергей Сухинов

Часть первая

Карта, полная тайн

Глава первая

Путешествие начинается

На следующее утро после прощания с Виллиной Сказочный народ собрался на площади перед Желтым дворцом, чтобы решить, как быть дальше. К ним присоединился и малыш Дром. Великан Дол, явно наученный Парцелиусом, предложил для начала избрать правителя.

– Во всех здешних странах есть свои короли да волшебники, – пробасил он, поглядывая на алхимика. – А у нас никого нет. Это нехорошо, над нами будут соседи смеяться. Давайте выберем в короли всеми уважаемого Парцелиуса, и дело с концом! А уж он разъяснит, кому куда идти и чего делать. Правильно я говорю?

Одни, в основном лешие и водяные, заорали:

– Правильно! Пускай Парцелиус правит! Он самый головастый из нас, да еще и слуг подземного колдуна победил!

Другие, главным образом гномы и маленькие ведьмы, возражали:

– Нет, пусть правителем будет Дурбан! Он самый сильный! Это он привел нас сюда, а ваш глупый Парцелиушка все время подзуживал вернуться назад. И подземных победил не он, а Корина. У-лю-лю! Фью-и-и! Не хотим Парцелиушку, хотим Дурбана!

Шум поднялся нешуточный. Кое-кто даже пустил в ход кулаки, но Дурбан быстро утихомирил спорщиков, рявкнув:

– Хватит!

Голос у него был такой мощный, что гномы даже сели на землю, а маленьких ведьм разметало по всему саду. Когда наконец все утихомирились, Дурбан предложил:

– Самая мудрая из нас – это королева эльфов Логина. Ей сама Виллина поручила с нами нянчиться. Пускай она скажет свое слово.

Логина взлетела повыше в воздух и оглядела толпу. Вид у нее был озабоченный. Перед отлетом Виллина почти час проговорила с королевой эльфов наедине. Старая Хранительница в самом деле попросила Логину опекать Сказочный народ, и королева отлично понимала, какой нелегкий груз согласилась взвалить на свои хрупкие плечи. Новые жители края Торна не были злыми существами. Но большинство из них, кроме разве что гномов, привыкли быть сами по себе и никому не подчиняться. Как научить их жить дружно и мирно? Это была непростая задача.

Логина сказала:

– Без правителя не обойтись. Да, нас пока немного, Желтая страна велика, и жить, скорее всего, мы можем порознь. Но не забывайте, что в Большом мире остались наши собратья. Сегодня же вечером мы с подругами заиграем на своих волшебных флейтах, и все они узнают, что мы достигли цели. Как знать, может быть, и они захотят прийти сюда. Хорошо было бы, если б их встретил правитель Желтой страны: великан, джинн или кто-то еще. Но выбирать должны вы сами. Давайте голосовать, как делают в таких случаях люди!

– Голосовать? Это что еще за штука? – спросил леший и озадаченно поскреб мохнатый затылок.

Логина долго и обстоятельно разъясняла Сказочному народу, что такое голосование. Когда все вроде бы разобрались, что к чему, проголосовали по команде Логины сначала за Дурбана, а затем за Парцелиуса. Первый получил заметное преимущество, и его сторонники бросились было поздравлять великана, но тут один джинн закричал, что он все перепутал и голосовал не за того. Поднялся страшный шум. Все пытались перекричать друг друга, объясняя, как надо голосовать, а как не надо. В конце концов Логина схватилась за голову и воскликнула:

– Ничего у нас не выйдет. И как это люди справляются? Давайте сделаем так. Кто хочет, пусть считает королем Желтой страны Дурбана, а кто хочет – Парцелиуса. Оба они достойны уважения. А время рассудит, кто из правителей лучше.

На том и договорились. Дурбан и Парцелиус бросили жребий, кому в какую сторону идти. Великану достался запад, алхимику – восток. Затем Сказочный народ разделился на две группы и разошелся в разные стороны. С Парцелиусом пошло не более трех десятков Существ, в том числе великан Дол, джинны Араджан, Пурган и Азарк, привидение и, к всеобщему удивлению, малыш Дром. Кто-то из гномов видел, как накануне вечером алхимик прохаживался с маленьким железным человечком на плече и что-то ему втолковывал. О чем они говорили, было неизвестно, но Дром действительно ушел на восток. Почему-то он не захотел проститься со старыми друзьями, и даже своим любимым Изумрудиком, а только издали помахал им рукой.

Страшила очень расстроился.

– Это я во всем виноват, – говорил он, расхаживая по большому залу дворца и потрясая мягкими кулаками. – Как я мог за всей этой суетой забыть о Дроме? То я куда-то лечу, то кого-то спасаю – и все это без моего дорогого велика… то есть хотел сказать, малыша! Понятно, что он обиделся. Где были мои замечательные мозги, куда смотрели нарисованные глаза?

Дровосек как мог утешал друга.

– Не расстраивайся, Изумрудик, – вздыхал он. – Видно время такое несчастное пришло! Только что мы расстались с Виллиной, а теперь и с Дромом… Но с ним-то мы можем свидеться, когда захотим!

– Верно! – повеселел Страшила, хлопнув себя ладонью по лбу. – И как я не додумался до такой простой мысли? Видимо, от расстройства я изрядно поглупел. Ой!

Страшила в недоумении уставился на упавший с потолка кирпич. Впрочем, это был не кирпич, а Том. Неугомонному медвежонку быстро наскучили грустные разговоры, хотя причины для огорчения были и у него: ведь Роза и лис Родни ушли вместе, с Дурбаном, к которому успели привязаться за время вынужденной остановки у перевала. Они звали с собой и Тома, но медвежонок решительно отказался. «Изумрудик и Гуд собираются в большое путешествие, – заявил он. – Дело это трудное, без нас, медведей, не обойтись. Вот, например, Элли не взяла меня с собой в полет на Василе. А что вышло? Некому было этих самых драконов побежать… или побеждать? Нет уж, теперь я промашки не допущу, я впереди всех пойду. А то меня опять забудут».

Во дворце Том занялся своим любимым делом – начал лазать по стенам, занавескам и шкафам. Упав в очередной раз, он подскочил вверх, словно мячик, несколько раз перекувырнулся через голову, а затем плюхнулся на мягкий диван. Стоя на нем вверх ногами, он спокойно осведомился:

– И долго будем ахать-охать? Мы в путешествие отправляемся или нет? Если нет, то я лучше побегу, может, еще Дурбана догоню. А если да, то тогда идти надо! Глядишь, скоро наша дорогая Элли прилетит и спросит: а где карта? А у нас-то ее и нету!

Страшила кивнул и с уважением поглядел на стоявшего вверх ногами медвежонка. Он даже пожалел, что не умеет так стоять. Может быть, в этой позе к голове приливает больше умных мыслей?

– Том прав, – вздохнул он. – Надо отправляться в поход. Пойду позову Алмара.

Он вышел на балкон и увидел, как среди клумб беспечно гоняются друг за другом Пеняр и Кустар. Алмар сидел на изящной каменной скамейке и внимательно разглядывал карту Виллины. Услышав окрик Страшилы, он свернул пергамент в трубочку и торопливо зашагал во дворец.

Вскоре, сидя за круглым столом, друзья уже вместе изучали карту. Конечно же, она была волшебной. Большую часть края Торна закрывали белые облака. Только кое-где виднелись просветы, и там можно было разглядеть знакомые места: Изумрудный город, Басту, Когиду, дворцы Виллины и Стеллы, дорогу из желтого кирпича, перевал, ущелье Черных драконов и еще кое-что. Но открытые места составляли не более десятой части от всех земель Волшебной страны.

Страшила не поверил своим глазам, когда увидел небольшое пушистое облако, висевшее всего в нескольких милях на юго-восток от Изумрудного города.

– Быть того не может! – заявил он. – Что-что, а Зеленую страну я знаю как свои пять пальцев. Я даже однажды составил подробную карту, опросив гостей Изумрудного города из многих деревень и хуторов. Да и сам я прошел немало дорог, особенно когда на меня находила скука. Нет возле столицы ничего особенного! Что скажешь, Гуд?

Бывший король был озадачен не меньше. В отличие от Страшилы он сам исходил Фиолетовую страну вдоль и поперек и знал все ее селения наперечет. Что касается Голубой страны, то там он родился и немало побродил по лесам, как любой дровосек. Никаких загадочных мест он не видел и даже не слышал о таких. Однако на карте Виллины страны Жевунов и Мигунов были закрыты несколькими десятками белых облаков!

Алмар и медвежонок смотрели на картину Виллины просто с любопытством. Они мало что видели в краю Торна и не могли понять изумления своих друзей.

– Чего ахаем-то? – осведомился Том. – Подумаешь, облака! Лучше обмозговать, куда идти сначала. Только чур не в ущелье драконов – хватит с нас чудищ, навоевались!

Алмар с улыбкой потрепал медвежонка за плюшевое ухо:

– Том прав – надо решать, откуда начнем путешествие. Сдается мне, белые облака рассеются только когда мы обследуем каждое из этих мест. Но как туда попасть – вот вопрос! Матушка Виллина говорила, что и ей не везде удалось побывать. Эти места явно заколдованы, иначе о них бы все знали.

Страшила кивнул.

– По-моему, Виллина не зря нам ничего не подсказала, – заметил он, – Похоже, придется поработать не только ногами, но и головой.

Гуд осторожно похлопал его по мягкому плечу:

– Ну, если речь пошла о мудрой голове, то это о тебе, Изумрудик. Предлагай!

Страшила так долго и напряженно думал, что из его головы вылезли острые иглы и булавки. С трудом затолкав их обратно, он произнес:

– Да здесь и рассуждать-то нечего. Начать надо из самого что ни на есть странного места. А что может быть страннее, чем белое облако рядом с Изумрудным городом? К тому же это почти центр Волшебной страны. Откуда же отправляться в путешествие, как не из центра?

Поразмыслив, все согласились с мудрыми доводами бывшего правителя Зеленой страны. И дружно ахнули – облачко рядом с Изумрудным городом дрогнуло и на мгновение отплыло в сторону, а затем вернулось на место. Но друзья успели рассмотреть высокую одинокую гору, окруженную кольцом рощ.

Страшила хлопнул себя по лбу.

– Я помню, помню это место! – возбужденно закричал он. – Я своими глазами видел странное кольцо рощ, будто кем-то специально посаженных. Только никакой горы там нет, клянусь Великим и Ужасным Гудвином!

– Кто такой Гудвин? – заинтересованно спросил Том. – Это случайно не наш брат медведь? Все рассмеялись.

– Нет, так зовут одного волшебника, – отсмеявшись, ответил Страшила. – Правда, на самом деле волшебником он не был, понятно?

– Не-е-е, – замотал головой медвежонок. – Понятно другое: раз в Изумрудном городе когда-то жил волшебник, почему бы рядом не быть заколдованной им горе?

Страшила с уважением посмотрел на Тома.

– Должно быть, опилки, которыми фермер Рольф набил твою голову, были высшего сорта, – заметил он.

– А как же, – с важным видом кивнул Том. – Других не держим!

Через час, собрав свой нехитрый скарб и запас еды для Аларма, путники вышли на площадь, окруженную цветочными клумбами. Мальчик с грустью закрыл поплотнее центральную дверь дворца и постоял несколько минут, прощаясь с местом, где протекло самое счастливое время его жизни. Затем он решительно повернулся и зашагал по уже знакомому ему пути, ведущему к Изумрудному городу. Товарищи поспешили следом, причем Том не преминул забраться верхом на своего приятеля Пеняра.

Дойдя до ближайшей рощи, все остановились и оглянулись на опустевший Желтый дворец.

– Мы еще вернемся! – крикнул Страшила и помахал шляпой.

Путешествие в Зеленую страну заняло почти неделю и не было отмечено никакими особенными приключениями. Алмар совсем недавно прошел этот путь вместе со Сказочным народом и армией Гуда и потому уверенно ориентировался меж лесистых холмов. Памятуя о том, как он завел большой отряд в болота, на этот раз Алмар взял на несколько миль на восток, в сторону от Гнилой топи. Вскоре им стали попадаться фермы жителей Зеленой страны. Они с радостью приветствовали своего бывшего правителя Страшилу и его друзей. От вездесущих птиц Жевуны узнали обо всех удивительных событиях, произошедших в Желтой стране, но все же хотели услышать рассказ очевидцев. Алмар обычно отговаривался тем, что они очень спешат, но словоохотливый Страшила иногда просил его остановиться хотя бы на пять минут. Мигом собиралась толпа. Изумрудик взбирался на плечи Дровосека и рассказывал об осаде Желтого дворца, о приходе Сказочного народа и о прощании с Виллиной. Само собой, он ни словом не упоминал о Пакире и его подземном царстве. И правильно – к чему зря беспокоить людей? Придет время, и все узнают, какая страшная угроза нависла над Волшебной страной. А может, еще и обойдется…

Несмотря на всю свою выносливость, Алмар нуждался в отдыхе. Остальным долгая дорога была нипочем, но мальчик был живым существом и не мог идти без передышки день и ночь.

Однако Алмар не пожелал задерживать отряд. Слегка покраснев, он сказал:

– Впереди у нас долгий путь, и я не хочу его удлинять. Может, мастеру Гуду будет нетрудно понести меня ну хотя бы час-два?

Дровосек охотно согласился. Каждую ночь он нес Алмара на руках, ничуть при этом не уставая. Будил он мальчика только на рассвете, и Алмар к тому времени успевал выспаться как следует.

К. полудню путники вышли на большую холмистую равнину. Впереди, в зеленом сиянии, поднимались башни Изумрудного города.

Глава вторая

Гора Гудвина

Горожане встретили путников с такой неподдельной радостью, что Страшила быстро забыл все свои старые обиды. На центральной площади собралась огромная толпа, и бывший правитель Зеленой страны дал волю своему красноречию. По случаю победы над подземными чудовищами старейшины города организовали большой праздник, который продолжался всю ночь. В воздухе расцветали фейерверки, на улицах царило неподдельное веселье. Конечно, горожанам было жаль, что Виллина навсегда покидает Волшебную страну, но что поделать? Зато Элли, их дорогая фея, становится ее преемницей, а значит. Изумрудный город вновь будет столицей всего края Торна. Ура-а-а!

Только к полуночи друзья покинули гостеприимные улицы и отправились ночевать в Изумрудный дворец. Возбужденный своим успехом, Страшила пригласил друзей в Главный зал, где вновь уселся, с явным удовольствием, на троне Гудвина. До самого рассвета они с Дровосеком вспоминали все былые славные дни. Пеняр с Кустаром с интересом слушали их рассказы об удивительных событиях, некогда происшедших в Волшебной стране. А Том занимался своим любимым делом, да так ловко, что лишь дважды сверзился вниз головой на пол.

Алмар, уставший от огромных толп и непривычного для него городского шума, отправился спать в покои Гудвина. Но ему никак не спалось на большой, закрытой балдахином кровати. Дворец, окутанный мглой, казалось, полнился странными шорохами. От одной мысли, что здесь некогда жил таинственный Гудвин, Великий и Ужасный, сердце мальчика трепетало. Гудвина уважала сама Виллина, об остальных и говорить не приходится. И при этом первый правитель Изумрудного города вовсе не был волшебником. Как такое могло быть?

Под утро Алмар не выдержал и отправился бродить по бесчисленным залам дворца. Когда стало светать, он поднялся на верхний этаж и обошел все комнаты, внимательно вглядываясь в окна. Как он и ожидал, никакой горы на востоке не было видно. Почему же это место на карте Виллины скрывало облако?

Вскоре к Алмару присоединились Гуд с Изумрудиком. Страшила лично осмотрел все окрестности города и заявил:

– Вот видите, ничего нет! Что-то Виллина напутала. Нет в Зеленой стране гор, уж я-то знаю!

Дровосек недоуменно пожал железными плечами.

– Что будем делать? – растерянно спросил он. И тут Алмар обратил внимание на узкую винтовую лестницу, ведущую наверх.

– Интересно… – произнес он, кладя руку на перила. – Поглядим, что ли?

Страшила испуганно замахал руками:

– Ты что говоришь? Да эта же лестница ведет в кабинет самого Гудвина!

– Ну и что? – недоуменно спросил мальчик. – Постойте… Сколько же на ступеньках пыли… Разве никто не заглядывал туда после отлета волшебника в Большой мир?

Страшила озадаченно посмотрел на него:

– Д-да… То есть нет… Мне и в голову не приходило такое! Это же личная комната самого Гудвина, понимаешь? И потом, во дворце полно комнат. Зачем же мне было лезть сюда, на самый верх? Ручаюсь, что даже Корина здесь ни разу не появлялась. Ведь Гудвин для нас – почти то же самое, что Торн! О нем слагают легенды, поют песни… Это он подарил мне замечательные мозги, а Дровосеку – сердце. Как же мы можем забыть о таком?

– Но вы же сами говорили, что Гудвин не был волшебником? – удивился Алмар.

– Э-э… да… То есть нет! – возразил Страшила. – Вернее, это великая тайна, верно. Дровосек?

Гуд кивнул. Когда-то давно они договорились никому не выдавать секрет великого обманщика, чтобы не разочаровывать жителей Волшебной страны. Со временем они и сами стали верить, что Гудвин был Великим и Ужасным чародеем.

Но Алмар ничего этого не знал и потому не отступил. Насмешливо хмыкнув, он стал подниматься по лестнице.

– Стой! – испуганно закричал Изумрудик. – Дверь наверняка заколдована! Или за ней тебя поджидает чудовище – Гудвин был мастером на такие шутки!

Мальчик даже не обернулся. Его разбирало любопытство, и никакие чудовища не могли бы его остановить.

Добравшись до крепкой дубовой двери, он остановился. А что, если и впрямь закрыта колдовскими чарами?

После недолгих раздумий Алмар попросту нажал на ручку – и дверь распахнулась!

Страшила, стоявший внизу, ойкнул и закрыл рукою глаза, ожидая чего-то невероятного и жуткого.

Но ничего не произошло. Алмар вошел в комнату, и некоторое время его не было слышно. Затем мальчик вновь появился в проеме двери – глаза его были распахнуты, рот широко открыт. Алмар пытался что-то сказать, но не смог, и в конце концов просто призывно махнул рукой.

Страшила и Гуд переглянулись и буквально взлетели вверх по лестнице, ожидая самого ужасного. Однако комната, в которую они попали, выглядела весьма мирно. Здесь стоял мягкий зеленый диван, маленький столик, шкаф с хрустальной посудой и верстак, засыпанный стружками. В углу помещалось чучело какого-то странного зверя с драконьим телом, пятью глазами и выдающимися вперед челюстями, усеянными мелкими острыми зубами. Чучело было недоделано и, тем не менее, выглядело почти как живое.

Но отнюдь не дракон ошеломил Алмара. Мальчик подбежал к хрустальному окну и указал на юго-восток. Там, в окружении пяти пышных рощ, возвышалась коническая гора, обвитая спиральной дорогой, доходившей до самой вершины. Над горой висело белое пушистое облачко.

– Не может быть… – прошептал Страшила, вытаращив глаза. – Это, наверное, просто картинка на стекле…

Вместо ответа Алмар распахнул окно, и в комнату ворвался свежий ветер. Гора осталась на месте.

Не говоря ни слова, Страшила спустился по лестнице, а затем вновь поднялся, но уже не торопясь. Вид у него был крайне озабоченный, но изумление уже прошло.

– Из остальных окон не видно никакой горы, – заявил он. – Должно быть, Гудвин знал какой-то секрет… Я же говорил, что он был великим мудрецом! Так или иначе, нам надо хорошенько запомнить дорогу к этой горе-невидимке.

Подойдя к окну, трое друзей внимательно оглядели окрестности горы. Они заметили, что из соседней рощи к ней тянется хорошо утоптанная тропинка.

– Все понятно, – сказал Гуд. – Надо найти эту тропинку, и она приведет нас к горе Гудвина. Конечно, гора тоже заколдована, но зато мы знаем, как ее искать!

На том и порешили.

Когда солнце поднялось над лесистым горизонтом, друзья вновь выступили в путь. На этот раз их никто не заметил и не провожал – горожане спали, утомленные ночным празднеством. Гуд осуждающе покачал головой, глядя на храпящих около ворот стражников, но будить их не стал.

Обойдя городскую стену, путники отправились на юго-восток. Настроение у всех было приподнятое. Наконец-то началось их настоящее путешествие, и оно виделось всем, особенно Тому, в розовом свете. Медвежонок лихо скакал на Пеняре впереди небольшого отряда и распевал только что сочиненную песенку:

Мы идем в Большой поход. Ура-а-а!

Страшила, который набит соломой,

Дровосек, сделанный из железа,

Алмар, смелый и сильный воин,

Кустар, знаменитый своими колючками,

Пеняр, славный и веселый парень,

А главное, самый смелый, славный,

веселый и добродушный из медведей

Том. Ура, ура, ура, ура!!!

Прохладный утренний ветерок обвевал им лица, но день обещал быть жарким. Алмар не выдержал, снял свою роскошную лисью шкуру и спрятал ее в рюкзак. Доспехи ему тоже хотелось снять, но он не рискнул это сделать. Мальчику было не привыкать к длительным переходам. Некогда вместе с Роханом они обошли почти половину Желтой страны, но там было куда прохладнее.

Вспомнив о Рохане, мальчик помрачнел. «Неужели мы действительно никогда больше не увидимся?» – подумал он и вздохнул.

Пройдя несколько миль, путники подошли к большой роще кленов, тополей и ветвистых вязов.

Страшила сказал:

– По-моему, из этой самой рощи и выходит тропинка, ведущая к горе. Надо обойти ее со всех сторон – где-нибудь тропинка да найдется.

Так они и сделали, но никакой тропинки не нашли. Посреди кольца из пяти округлых рощ располагалась очень большая поляна, заросшая высокой сочной травой. Алмар вместе с Дровосеком пересекли ее в нескольких местах, но ничего не обнаружили. Затем они стали прочесывать рощу, пытаясь отыскать хоть какие-то следы тропинки, но не тут-то было.

В конце концов путники уселись под высоким вязом на старом бревне, не зная, что делать дальше. Настроение у всех, даже у Тома, упало. Веселого, легкого путешествия что-то не получалось.

Через полчаса на поляну выехала повозка, которую тащил мохнатый понурый пони. Им управлял старик в широкополой зеленой шляпе. Спустившись на землю, старик достал из повозки косу, немного поточил ее, а затем начал методично косить траву. Заметив сидящих неподалеку путников, старик даже крякнул от удивления и едва не выронил косу.

– Вот это дела! – выпалил он, глядя на Страшилу и его друзей. – Сам Мудрый правитель пожаловал на Мокрый луг!

Сняв шляпу, он низко поклонился, что в его солидном возрасте было совсем нелегко.

Страшила вскочил с бревна и подбежал к старику.

– Что же вы мне кланяетесь, дедушка? – укоризненно воскликнул он. – Я давным-давно никакой не правитель, разве вы не слышали? Сейчас в Изумрудном городе царствует фея Элли, а до нее много лет на троне сидела колдунья Корина.

– Да ну? – искренне удивился старик, с трудом распрямляя спину. – Хорошие же дела творятся в Изумрудном городе! По правде говоря, я там давненько уже не был, хоть и живу почти рядом. Но мое дело простое, крестьянское. Всю жизнь провозился с лопатой да косой в руках, куда мне следить за колдуньями и феями. Да и живу я на ферме давным-давно один. Дети, почитай, лет десять меня не навещали. Значит, сейчас у нас правит Элли? Это хорошо, это правильно.

– Вы помните Элли, дедушка? – обрадовался Страшила.

– А как же! – ответил фермер. – Однажды в молодости я пошел по дороге из желтого кирпича, чтобы, значит, травы накосить для моей лошадки. Вижу диво дивное: идут по дороге девочка ростом повыше меня, а с ней железный человек, лев и пуга… то есть вы, уважаемый Страшила. Я так и простоял часа два с разинутым ртом. Молодой был, ясное дело, глупый…

– И в этих местах вы в то время бывали, дедушка? – спросил Страшила.

– А как же не бывать! Бывал. Трава здесь самая сочная в округе, потому как родников тут много. Я на этом лугу с самого детства косил, еще когда был жив мой дед.

– Интересно, а вы никого тут не встречали? – вкрадчиво спросил Изумрудик. – Ну, скажем, такого лысого человечка, в зеленом сюртуке, с пышными бакенбардами – словом, непохожего на всех жителей нашего края?

Старик оперся на косу и надолго задумался. В это время, заинтересовавшись, к ним подошли Гуд с Алмаром.

– Ну как же, видал, – наконец сказал старик. – Один раз видал. Кошу я траву, а он идет в рощу да оглядывается, словно кого-то опасается. Но меня не приметил. Зашел во-он за тот старый вяз – он и тогда был таким же старым, – обошел его кругом, попрыгал на одной ножке и пропал! Честное слово, пропал! Я чуть себе ноги не скосил от удивления. Часа через два он опять появился возле вяза, словно с неба свалился. Увидел меня – и как припустит в сторону города!

Низко поклонившись, Страшила сказал:

– Спасибо большое, дедушка, вы нам очень помогли. А теперь наша очередь вам помочь. Друзья, кто из вас умеет косить траву?

Выяснилось, что Алмар был хорошо знаком с косой, да и Гуд не забыл тех времен, когда во время уборки урожая откладывал в сторону топор и помогал фермерам собирать пшеницу. По очереди они вдвоем быстро скосили половину луга. Кустар и Страшила разложили скошенную траву так, чтобы она быстрее сохла. Том с Пеняром весело прыгали вокруг них, больше мешая, чем помогая. Старик, тем временем, уселся в теньке рядом с повозкой и, покачивая головой, бормотал:

– Ну и дела! Сразу два правителя. Страшила и Дровосек, для меня траву косят. Никто из соседей небось не поверит!

Нагрузив полную повозку, путники проводили старика, а затем дружно побежали к вязу, стоящему на краю рощи. Пеняр успел опередить всех. Том кубарем скатился с него и закричал:

– Чур, я первый!

Делать было нечего, и просьбу медвежонка пришлось уважить. Он с гордым видом обошел вокруг вяза один раз, а затем проделал то же, прыгая на одной лапке. Допрыгав до поляны, он вдруг исчез.

– Уф! – выдохнул Алмар и вытер со лба пот. – Получилось!

Он проделал такие же два круга и тоже растворился в воздухе. За ним последовали Страшила и Дровосек. Кустару и Пеняру пришлось труднее – они не привыкли прыгать на одном корне, но после нескольких неудачных попыток им это удалось.

Друзья оказались у подножия высокой бурой горы, вершина которой утопала в белом как молоко облаке. Хорошо утоптанная тропинка вела к дороге, которая спиралью поднималась наверх. Не раздумывая путники начали восхождение. Странное дело, но по мере подъема окружающая местность менялась, да так, словно кто-то крутил колесо времени назад. Приблизительно на середине пути друзья увидели еще не достроенный Изумрудный город. По башням дворца ползали строители, устанавливая на вершинах шпилей крупные изумруды. Когда же друзья добрались до вершины, то от столицы Зеленой страны не осталось и следа. Видимо, они попали во время, когда Гудвин еще не прилетел в эту страну.

На вершине их ждали еще два сюрприза. Поначалу все окутывал туман, но стоило Алмару достать из своего рюкзака карту Виллины, как белесая пелена быстро рассеялась и в голубом небе вновь засияло солнце. То же самое произошло и на карте – белое облачко в центре Зеленой страны растаяло, и на его месте появилось изображение горы. Под ним вспыхнула красная надпись: «Гора Гудвина».

– Почему Гудвина? – пробормотал Страшила. – Непонятно, при чем здесь… ой-ой-ой!

Бывший правитель, хотя и был сделан из мягкой соломы, отнюдь не был трусом. Но сейчас он подпрыгнул, словно заяц, и дал деру. Гуд удивленно обернулся – и с глухим стоном схватился за пластину на груди, под которой билось его замечательное шелковое сердце.

В нескольких шагах от них, на округлом валуне сидел… сам Гудвин. Великий и Ужасный задумчиво глядел на зеленую равнину, на которой он когда-то построит – или построил? – Изумрудный город.

Алмар и оба живраста тоже были удивлены, но они никогда не видели Великого и Ужасного волшебника и потому ничего поначалу не поняли. Что касается Тома, то он был очень непосредственным медвежонком. Без тени смущения он подошел к сидящему на камне человеку и протянул ему лапку.

– Привет, меня зовут Том, – вежливо сказал он. – Меня сделал дядя Роберт из лучшего в мире плюша и… ой!

Лапка медвежонка прошла сквозь руку Гудвина, как сквозь воздух. Сам же лысый человек даже не пошевелился, точно не заметил стоявшего перед ним Тома.

– Это… это… это призрак! – пискнул медвежонок и закрыл лапками глаза.

Прошло немало времени, прежде чем путники успокоились. Да, на валуне сидел не сам Гудвин, а его бесплотная и к тому же застывшая копия!

– Колдовство, да и только! – развел руками Страшила. – Интересно, кто мог заколдовать Великого и Ужасного? Или он заколдовал сам себя? Ума не приложу, хотя ум мне подарил тот же Гудвин…

– А мне интересно другое, – сказал Алмар. – Вы видите, куда этот призрак смотрит?

Далеко-далеко на юго-западе посреди леса стояло странное здание, увенчанное семью белыми башнями. Без всякого сомнения, Гудвин смотрел именно на него.

– Вот вам и ответ, куда идти дальше, – нервно усмехнулся Алмар. – Только где находится этот дворец? Страшила озадаченно почесал затылок.

– Вроде бы в Голубой стране, – нерешительно ответил он. – Где-то неподалеку должен быть замок Людоеда… да вот же он, среди высоких елей, видите? Это совсем близко от дороги из желтого кирпича. Помнишь, Дровосек, как мы однажды там попали в ловушку?

Гуд кивнул:

– Я также помню, что от замка Людоеда до Изумрудного города дня два пути. Может, попросим у фермеров пони? Хм-м… что-то я плохо вижу этот белый дворец…

Он снял с плеча рюкзак, достал из него большую подзорную трубу и только было хотел приставить ее к глазу, как Том завопил:

– Стой! Не смотри в эту трубу! Не смотри! Гуд удивленно опустил подзорную трубу, а затем охнул и с размаху стукнул себя ладонью по лбу – так, что по вершине горы прокатился звон.

– Тьфу, как же я мог забыть про подарок Элли! – огорченно воскликнул он. – Она же меня, старого дурака, предупреждала: мол, эта труба не простая, а волшебная и сумеет здорово сократить нам путь. А вот как ею пользоваться, я вспомнить не могу…

Том важно выставил вперед лапку.

– Это дело поправимое, – пробасил он, пытаясь выглядеть посолиднее. – С нами, с медведями, не пропадешь! Я эту самую трубу отлично знаю, с ее помощью я однажды сразу от двух драконов убежал. Кстати, я об этом рассказывал?

– Рассказывал, рассказывал, – поспешил заверить его Страшила, опасаясь, что болтливый медвежонок затянет долгую историю. – Только как пользоваться волшебной трубой, ты не говорил. Небось забыл?

– Вот еще! – возмутился Том. – Значит, так: возьмитесь за руки… да нет, не так, а чтобы из вас получилась цепочка! Хорошо. А теперь ты, Аларм, бери меня за лапу, чтобы я, значит, стал первым. Понятно? А теперь дай мне трубу.

Гуд вручил подзорную трубу Тому. Тот деловито оглядел друзей – все ли они взялись за руки? – а затем поднял трубу к глазам.

Через мгновение шесть путешественников оказались возле стен белого дворца.

Глава третья

Храм семи идолов

– Вот это да! – воскликнул Страшила, задрав кверху голову и придерживая рукой шляпу, чтобы она не упала.

Белый дворец походил на огромную каменную корону. Нижняя, круглая, часть была выложена из серых гранитных плит, а сверху, словно зубцы, высились семь слегка изогнутых башен из сахарно-белого мрамора. Со всех сторон дворец окружал густой, непроходимый лес, так что путники еще раз мысленно поблагодарили Элли, подарившую им волшебную подзорную трубу. Без нее путешествие к белому дворцу оказалось бы долгим и трудным.

Дворец, очевидно, был построен много сотен лет назад. Лес за это время вплотную подступил к нему и обвил стены и башни хмелем и диким виноградом. Странно, но здесь не было ни птиц, ни животных. Зато воздух пестрел сотнями разноцветных бабочек и стрекоз, да таких крупных, каких не было больше нигде в Волшебной стране.

– Что-то непохоже это на дворец, – задумчиво произнес Гуд, поглаживая рукоять топора. – Да и откуда ему взяться в моей родной Голубой стране? Не было у нас никогда никаких королей… по крайней мере, я о таких не слышал.

– А разве ты слышал о горе Гудвина? – резонно возразил Страшила. – Нет. Но мы только что побывали на ее вершине, верно? А ты что скажешь, Алмар?

Мальчик нахмурил брови, словно о чем-то вспоминая.

– Мне кажется, это не дворец, а храм, – пробормотал он.

– Храм? Что это такое? – заинтересовался Том, прыгая вокруг них верхом на Пеняре.

– Ну-у… Даже не знаю, как объяснить, – пожал плечами Алмар. – У нас в стране Рудокопов есть Священный источник, из которого вытекает усыпляющая вода… Так вот, года за два до моего рождения король Тогнар построил на берегу источника большой и красивый дом. Внутри он приказал установить статую какого-то злого-презлого старика. Отец рассказывал, что стражники по приказу короля загоняли людей в это здание и заставляли поклоняться статуе. Каменный дом он приказал называть храмом, а статую – Верховным Божеством.

– Чепуха какая-то, – проворчал Страшила. – Ладно, пойдем посмотрим.

Путники направились к входу в храм. Впереди шли Гуд с топором наготове и Алмар с мечом в руке. Они поднялись по полуразрушенным каменным ступеням и вошли под высокие своды. Внутри было сумрачно и прохладно.

Очутившись в большом полукруглом зале, друзья в изумлении остановились. Прямо перед ними возвышались семь огромных, футов в тридцать высотой, каменных идолов. Трое, что стояли слева, поражали страшными, искаженными злобой лицами. Трое, находившихся справа, светились добрыми, радушными улыбками. Идол, расположенный посередине, имел равнодушный, лишенный всякого выражения лик. Каждая статуя имела по три глаза – два были закрыты, а третий ярко светился. К подножиям идолов вели отдельные лестницы.

– Точно, это храм, – хриплым от волнения голосом сказал Алмар.

– Да, на дворец не похоже, – согласился растерянный Изумрудик. – Ни один король не захотел бы жить среди этих громадин.

– Интересно, кто его построил? – пробормотал Гуд. – Уж точно это сделал не Торн.

Том ничего не сказал – он сидел верхом на Пеняре и таращил разноцветные пуговичные глаза на статуи. Они казались маленькому медвежонку ростом с гору.

Алмар с надеждой повернулся к Страшиле.

– Уважаемый Изумрудик, что будем делать дальше? – спросил он.

Соломенный человек вновь приставил палец ко лбу и задумался. Иглы и булавки стали выпирать из его головы так быстро, что Гуд едва успевал их запихивать обратно.

Наконец Страшила улыбнулся и сказал:

– Виллина сказала, что меч Торна спрятан в каком-то лесном урочище. Поскольку это храм, то меча здесь нет. Так?

– Так, – дружно согласились Алмар и Гуд.

– А раз меча здесь нет, то нам предстоит отправиться отсюда в другое место. Но его можно разглядеть только с высоты, то есть с вершины одной из башен. Верно я рассуждаю?

Друзья только кивнули в ответ, с уважением глядя на Изумрудика.

– Башен в храме семь, идолов тоже семь, – продолжил Страшила, очень довольный своей сообразительностью. – И к каждому каменному страшилищу ведет лестница. Но у ног она заканчивается. Что это, по-вашему, означает?

– То, что лестницы продолжаются за спинами статуй! – воскликнул Алмар, возбужденно взмахнув мечом так, что в воздухе раздался свист.

– Осторожнее, мой мальчик, – снисходительно улыбнулся Страшила. – Конечно же, ты прав. Но как заставить статуи повернуться к нам спиной? И какую именно статую выбрать? Вот в чем проблема.

– По-моему, все дело в красных глазах идолов, – нерешительно предположил Гуд.

– А я считаю, что главное – лестницы, – возразил Алмар. – Наверняка они построены с каким-то секретом. Э-э, да что рассуждать попусту!

Он решительно направился к крайней правой лестнице, решив, что идол с самым добрым лицом не может таить зла на путников. Но Кустар опередил своего друга и первым вскочил на ступеньку. Тотчас лестница с оглушительным грохотом рухнула, и на ее месте в полу открылась пропасть.

К счастью, Алмар успел одним прыжком одолеть расстояние до края провала. Он схватил растерявшегося Кустара за ветку и мигом вытянул из пропасти.

– Так, так… – прошептал ошеломленный Страшила. – Надо быть осторожней, друзья, не то мы здесь все погибнем…

– Я же говорил, что дело в глазах идолов, – вздохнул Гуд, – только как до них добраться?

Алмар вытер со лба выступивший пот. Затем он снял с плеча лук, вложил в него стрелу и прицелился в сверкающий красный глаз соседнего, второго справа каменного гиганта.

– Э-э, да разве в него попадешь… – с безнадежным видом вздохнул Страшила. – О-о, вот это да!

Стрела описала высокую дугу и вонзилась точно в глаз идола. Красное сияние погасло, и неожиданно открылись два нижних глаза, до сих пор закрытые белыми каменными веками. Ласковая улыбка на лице идола сменилась на злобную, полную ненависти, ухмылку. Лестница, ведущая к его ногам, вспыхнула ослепительным пламенем. Страшила с воплем отпрыгнул в сторону.

– Хорошо, что ты попал точно в цель, сынок! – воскликнул Гуд. – В таком жарком огне даже я бы расплавился. Делать нечего, придется тебе поразить красные глаза и остальных истуканов, иначе кто-нибудь непременно попадет в губительную ловушку.

Алмар снисходительно улыбнулся.

– Это нетрудно, – сказал он. – Еще отец учил меня стрелять из лука, а потом моим наставником был сам мастер Рохан. Да и стрел у меня хватит… э-э, что это?!

Мальчик с изумлением смотрел на свой колчан. В нем должно было находиться около трех десятков стрел, но сейчас почему-то было всего шесть!

У Тома наконец-то прорезался голос.

– Я же говорил, что этот храм заколдован! – взвизгнул он. – Вперед, Пеняр! То есть назад!

Пень повернулся и понесся к выходу. Внезапно каменные двери со скрежетом затворились.

Друзья испуганно переглянулись. Путь назад был отрезан.

– Я, кажется, понял… – прошептал Страшила. – Дорога, на которую мы ступили, ведет к мечу Торна… А это значит, что тебя, Алмар, на каждом шагу будут ожидать испытания. Меч достанется лишь тому, кто заслужил право владеть им!

Мальчик глубоко задумался, опустив голову. Еще недавно путешествие по Волшебной стране казалось ему веселым, захватывающим приключением. А теперь оно обернулось игрой – но игрой по жестким, суровым правилам. И проигрывать было нельзя, иначе отец может навсегда остаться в рабстве у проклятого Пакира!

Том скакал кругами на Пеняре и вопил:

– Чего ждешь, Алмар? Стреляй быстрее, я на солнышко хочу!

Однако Гуд строго сказал:

– Не кричи. Том. И не торопи его! Алмару промахиваться теперь нельзя. Ни разу – понимаешь?

Мальчик постоял несколько минут с закрытыми глазами, пытаясь сосредоточиться. Рохан учил его, как сохранять хладнокровие в бою, но сердце мальчика все равно бешено колотилось.

Наконец, вздохнув, Алмар открыл глаза. Старательно прицелившись, он выстрелил в соседнего, третьего по счету идола.

– Попал! – восторженно закричал Страшила и потряс в воздухе тростью.

И вновь красный глаз погас, и вновь доброе лицо исказилось злобой. Лестница ушла под пол, и из-под ног идола хлынул водопад. Все, даже обычно невозмутимый Кустар, вздрогнули. Если бы кто-нибудь встал на ступеньку, то мгновенно бы погиб.

– Та-а-к, с «добрыми» идолами все ясно, – жестко усмехнулся Алмар и вложил в тетиву очередную стрелу. – Посмотрим, может быть, злые окажутся поласковее к своим гостям.

Все три последующие выстрела оказались точными. Увы, это не изменило выражение на лицах истуканов, и они явили путникам поочередно непроходимое болото, каменную стену и лес из железных пик. Путь к башням храма явно пролегал не здесь.

Облизнув пересохшие губы, Алмар прицелился в красный глаз среднего идола, равнодушно глядевшего на него с тридцатифутовой высоты. Увы, рука мальчика дрогнула. Стрела, вспыхнув, растаяла в воздухе.

– Какой же я растяпа! – расстроено воскликнул мальчик. – У меня осталась всего одна стрела, а статуи-то две!

– Как две? – удивился Гуд. – А где же вторая? Алмар молча указал на самую первую статую – ту, которая едва не погубила Кустара в бездонной пропасти.

– Да здесь и думать нечего, – сказал, нахмурившись, Гуд. – Самый правый идол и так нас славно встретил, нечего тратить на него последнюю стрелу. Что скажешь, Изумрудик?

Соломенный человек растерянно пожал плечами.

– Даже не знаю, – неуверенно ответил он. – Вроде бы Гуд прав. А может быть, и нет… решай сам, Алмар, положись на свое сердце. Моя мудрость больше ничем не может тебе помочь. Пускай же тебя ведет любовь к отцу!

Эти слова ободрили мальчика. Он уверенно сделал несколько шагов вправо, встал напротив крайнего идола и послал в цель последнюю стрелу. И произошло чудо! Два закрытых глаза статуи открылись, и в них не было зла. Статуя улыбнулась Алмару и медленно повернулась к нему спиной, открыв за собой узкий ход, ведущий наверх. Из провала в полу вновь поднялась лестница, и Том верхом на Пеняре с гиком пронесся впереди всех.

Спиральная лестница вывела путешественников на вершину одной из башен храма. Отсюда открывался удивительно красивый вид на Голубую страну. Страшила и Гуд, перебивая друг друга, показывали на Когиду, зубчатые стены замка людоеда, ущелье Черных драконов… Счастливый Алмар тем временем достал волшебную карту Виллины. Солнце засияло еще ярче, словно вышло из-за невидимой тучи, и путники увидели далеко на севере синий лес, опоясанный округлой желтой стеной. Тотчас на карте растаяло одно из белых облачков, и на его месте появилось изображение Леса Призраков, окруженного Бесконечной стеной. Через несколько минут еще дальше на севере засияла серебристая лента, и карта назвала ее Лунной рекой.

На юге они увидели вьющуюся среди лесов и полей дорогу из желтого кирпича, высокую гору, у подножия которой находился вход в пещеру Гингемы, и перевал. Внимание путников привлекло большое белое облако, висевшее над желтой дорогой, невдалеке от цепи гор.

– Интересно, где же начинается эта дорога?.. – проговорил Страшила. – Элли рассказывала мне, будто сама Виллина ни разу не видела это место… Ух ты!

Облако вдруг исчезло и путники увидели, что желтая лента упирается в лес каких-то странных разноцветных деревьев.

– Что такое? – удивился Гуд. – Уж я-то в деревьях знаю толк, а ничего подобного не видел. На сосны они не похожи… и на лиственницы тоже… и на вязы… Алмар, что говорит твоя карта?

Мальчик взглянул в нижний угол карты и прочитал:

«Каменный лес».

– По-моему, туда нам и надо, – решительно заявил Страшила. – Это же страшно интересно – место, откуда берет начало дорога из желтого кирпича! А я-то думал, что ее построил Гудвин вместе с Изумрудным городом. Но ведь могло быть и иначе: он мог заложить город там, где кончалась дорога, чтобы не тратить силы на ее постройку. Что ни говорите, а Гудвин был большим мудрецом!

Алмар согласно кивнул и спрятал карту в рюкзак. Чуть помедлив, он достал из кармана сверкающий красный камень и задумчиво посмотрел на него.

Все дружно ахнули.

– Это еще что? – воскликнул Гуд. – Откуда ты взял эту штуку, сынок?

Мальчик смутился.

– Это… это глаз того, доброго идола, – запинаясь, произнес он. – Сам не знаю, почему я подобрал его со ступеньки. Наверное, я выбил его стрелой… Выбросить?

– Ни в коем случае! – закричал испуганно Страшила. – Глаза идолов на дороге не валяются, тем более рубиновые! Возможно, он нам еще пригодится. Спрячь его в карман, а там видно будет.

Алмар так и сделал.

Взявшись за руки, друзья вновь доверили волшебную трубу Тому. Гордый и довольный собой, медвежонок приставил ее к правому глазу-пуговице и посмотрел на опушку Каменного леса.

Глава четвертая

Каменный лес

Путники, задрав головы, в благоговении смотрели на Каменный лес. Как ни высоки были башни храма Семи идолов, деревья в этом невероятном лесу были еще выше. Перед Страшилой и его друзьями стояла стена из густо переплетенных граненых ветвей и могучих конических стволов. Пробраться между ними было бы нелегко. Да и куда идти, что искать?

Гуд, лучше всех разбиравшийся в деревьях, был сильно озадачен. Вряд ли даже его острый топор сможет одолеть этих исполинов. Железный Дровосек предложил друзьям пройтись вдоль опушки – посмотреть, нет ли где прохода.

Больше часа путники шли вдоль края Каменного леса. Им встречались самые разнообразные громады-деревья: из красного и черного гранита, белые мраморные, серые известковые, зеленые с желтыми прожилками из малахита, золотистые из янтаря, голубые из берилла и многие, многие другие. Алмар, как любой рудокоп, прекрасно разбирался в камнях, но и он порой не мог понять, из какого материала «выросло» то или иное дерево. Глаза мальчика сияли от восхищения. Он-то знал, каким трудом достаются рудокопам малахиты и бериллы, а здесь их было в таком количестве, что бери – не хочу! Но ни один ствол, ни одна ветка не были тронуты топором… вернее, киркой. Видимо, никто из жителей Голубой страны даже не подозревал о существовании чудесного леса.

Шедший впереди Гуд радостно вскрикнул и указал на золотистую ленту, пересекавшую вдали зеленую равнину. Это была дорога из желтого кирпича.

Путники обрадовались и прибавили шаг. Им казалось, что разгадка Каменного леса лежит совсем рядом. Но они ошибались. Дорога из желтого кирпича упиралась в непроходимую стену леса. Деревья в этом месте были чуть пониже, но зато из красного гранита, так что пройти здесь не смог бы даже гибкий Кустар.

– Славно, славно… – пробормотал Страшила, почесывая затылок. – Может, тут и был когда-то проход, да он давно зарос. Что скажешь, Гуд?

– Мигуны выковывали лезвие моего топора из самой лучшей стали, – отозвался Дровосек. – Но даже оно едва ли перерубит ветви из гранита.

– Да, здесь не пройдешь, – согласился Алмар. – Разве что Том…

Медвежонок слез с Пеняра, расправил плечи и вразвалку направился к лесу. Он легко пролез под нижними ветвями и исчез из вида.

Минут через десять он выскочил обратно с вытаращенными от ужаса глазами-пуговицами.

– О-о! – завопил он, размахивая лапками. – Та-а-ам… та-а-ам т-т-та-кое!..

Отойдя подальше от леса и немного успокоившись. Том объяснил более толково:

– Там, за тремя деревьями, я нашел большую-пребольшую поляну—шагов в сто, не меньше. И т-там… Как она гаркнула, как бросилась на меня!

– Кто гаркнул-то? – сердито спросил Страшила. – Объясни как следует.

– Птица… Только огромная, я таких никогда не видел! И словно бы не живая, а… каменная, что ли… Глаза красные, как у тех семи идолов, когти железные, клюв тоже… Жуть одна! Еле лапы унес…

– Только каменных птиц нам не хватало! – расстроился Алмар.

– Ну, птицы – это ничего, с ними мы справимся, – улыбнулся Страшила. – Меня они побаиваются, даже орлы! Гуд, помнишь, как однажды я одолел целую стаю ворон с железными клювами?

Дровосек кивнул.

– Пойдемте дальше, – предложил он. – Быть может, где-нибудь и отыщется дорога через лес.

Дороги они не нашли, но через полчаса обнаружили три тропинки. Они были настолько узкими, что ни Алмар, ни Дровосек не смогли бы протиснуться среди густого переплетения ветвей, не говоря уже о полненьком Страшиле.

После недолгого совещания на разведку в лес отправились Кустар, Пеняр и Том. Медвежонка уговаривали остаться, но он уже успел забыть о недавно пережитых страхах и рвался в бой.

– Чего мне бояться-то? – обиженно ворчал он. – Что я, каменных ворон не видал? Если заблудюсь – или заблужусь? – меня Кустар с Пеняром запросто найдут. Небось во всем этом лесу нет больше ни одного медведя.

– Но они также запросто могут и потерять тебя из виду, – возразил Гуд. – Ты же такой маленький!

– Не увидят, так услышат, – упирался Том. – Я так зареву, что все деревья затрясутся. Знаете, как ревут медведи?

Он выпятил грудь, широко раскрыл рот и тоненько завыл:

– У-у-у… у-у-у… у-у-у… Страшно, правда? И вот трое разведчиков: Кустар, Пеняр и Том, исчезли за деревьями. Оставшиеся путники расположились на пригорке, греясь на ярком солнышке. В небе плыли редкие облачка, дул легкий ветерок. Алмар растянулся на траве и закрыл глаза – он так и не свыкся с ярким солнечным светом.

– Интересно, что они найдут? – проговорил он. – Неужели опять какой-нибудь храм или гору?

– Вряд ли, – откликнулся Страшила.

– А я надеюсь, что моему топору все же найдется работа, – вздохнул Гуд. Он достал из-за пояса масленку и стал смазывать суставы рук и ног. – Обидно оказаться в лесу и не срубить ни одного дерева! Может, все-таки попробовать, а, Изумрудик?

– Нет, нет! – испуганно воскликнул Страшила. – Разве ты не видишь, что это путешествие не столько для ног и рук, сколько для головы? Подождем, что расскажут наши разведчики.

Ждать пришлось долго. Солнце уже начало склоняться за кроны каменных исполинов, когда на опушку почти одновременно вышли Том, Кустар и Пеняр. Вид у всех троих был довольно потрепанным, а Том к тому же изрядно извалялся в пыли.

Оказалось, что тропинки вели к огромным деревьям, намного более высоким, чем все остальные. Кустар обнаружил красное рубиновое дерево, Пеняр – изумрудное, а Том – желтое, из простого камня.

– Какого такого камня? – с интересом спросил Алмар. – Может быть, серы или пирита?

– Откуда я знаю? – сердито отвечал Том. – Камень как камень. Желтый такой, понятно? Листья похожи на кирпичи. Их там под стволом навалено видимо-невидимо!

Страшила задумался.

– А не похожи ли эти кирпичи на те, из которых построена старая дорога? – спросил он с надеждой. Том развел лапками.

– Может, похожи. А может, и нет. Желтые они, ясно?

Алмар переглянулся со Страшилой и сказал:

– А ну-ка, Пеняр, сажай на себя Тома и дуйте к желтой дороге. Том, погляди как следует: может быть, она вымощена такими же «листьями»?

Пеняр от удовольствия высоко подскочил в воздух и подбежал к медвежонку, дружелюбно подмигивая единственным глазом.

– Ладно уж, съезжу, – буркнул Том. Он был недоволен тем, что его не похвалили. Друзья и не подозревали, как ему было страшно там, в каменных джунглях. И на тебе – никто даже лапу не пожал!

Солнце зашло за кроны деревьев, и стало быстро темнеть. Том верхом на Пеняре запрыгал в сторону дороги. Вернулись они, когда в небе замерцали первые звезды.

– Ну что? – нетерпеливо спросил Страшила.

Том неторопливо слез с Пеняра, потянулся, зевнул и лениво произнес:

– Подождите. Подождать, что ли, не можете? Надо медведю немного отдохнуть? То им через весь лес иди, то скачи взад-вперед… А вы знаете, как в лесу было темно? Хорошо еще, что у меня три глаза. Третий мне пришила Элли, когда мы путешествовали в подземном царстве. Хотите, расскажу?

– Были мы там, были, – перебил его Алмар, невольно улыбаясь. Конечно, медвежонок был слишком болтлив, но сердиться на него было совершенно невозможно. – Память у тебя дырявая, Том.

– Ничего подобного! – обиделся Том. – Да, ты там был, согласен, и Страшила тоже… и Кустар с Пеняром… А вот Гуд не был! Ему-то я и расскажу о нашем уж-жасном путешествии, тем более что память у меня очень даже хорошая.

– Расскажи, – усмехнулся Дровосек. – Только начни с желтых кирпичей.

– Каких таких кирпичей? – искренне удивился Том. Все удивленно переглянулись.

– Мы послали тебя поглядеть, не похожа ли брусчатка дороги на те «листья», что ты видел под желтым деревом, – напомнил ему Страшила. – Неужели забыл?

Том поморщился.

– А я-то думал, зачем мы скакали к этой дурацкой дороге! – сокрушенно покачал он головой. – Оказывается, чтобы смотреть на кирпичи. Надо же! А мы-то с Пеняром попрыгали по дороге, побегали, да и вернулись. Выходит, надо было на камни смотреть…

Делать было нечего. Решили наутро вновь послать Тома на разведку. Ночью заниматься поисками было бессмысленно, потому путники расположились лагерем у подножия небольшого холма, подальше от леса. Алмар вскоре уснул, а Гуд со Страшилой тихо проговорили до самого рассвета, вспоминая былые дни. Что касается Тома, то он улегся на похрапывающем Алмаре. Заложив лапки за голову, медвежонок любовался россыпями созвездий и считал падающие звезды.

Ночь прошла спокойно, хотя из леса время от времени доносились ахающие и ухающие звуки, а порой и грохот осыпающихся камней. Возможно, это опадали листья с деревьев.

С первыми лучами солнца Том с Пеняром вновь отправились к дороге. Они вернулись с известием, которое очень обрадовало Страшилу: кирпичи были такими же, что росли на желтом исполине.

Изумрудик с довольным видом потер мягкие руки.

– Теперь все понятно, – заявил он. – Еще в бытность мою правителем Зеленой страны я не раз задумывался: откуда же Гудвин набрал столько желтого кирпича для строительства такой длинной дороги? Да и дома в Изумрудном городе построены из таких же брусков. 0-ох!

Он внезапно замолчал, раскрыв рот.

– Что случилось? – хором спросили Гуд и Алмар.

– Ах, голова я соломенная… – бормотал Изумрудик, словно не слыша их. – Видно, кое-какие булавки в моем мозгу здорово проржавели… Может быть, их тоже надо смазать маслом, как делает Гуд со своими суставами?

– Да объясни ты толком, что случилось! – сердито рявкнул Гуд, да так громко, что лес отозвался гулким эхом и каким-то жутковатым уханьем.

Страшила вздрогнул и пришел в себя.

– Глупость мы сделали, вот что случилось, – вздохнул он. – Помните, когда мы поднялись на гору возле Изумрудного города – куда мы смотрели? Только на Голубую страну, вот куда. А почему? Да потому, что в ту сторону глядел призрак Гудвина. Нам и в головы не пришло, что надо было поглядеть и на север, и на восток!

– И что бы мы там увидели? – полюбопытствовал Том.

– Продолжение дороги из желтого кирпича, вот что! – объяснил с сокрушенным видом Страшила. – Та, вторая часть, заколдована, и потому с земли ее не видно. Но она есть, я уверен, есть! А середина дороги давно разобрана – из нее-то и построены дома в Изумрудном городе! Гудвин был настоящим мудрецом, не то, что я. Когда он прилетел в Волшебную страну, то увидел, что больших городов здесь нет, а селения все больше построены из дерева. Да и откуда в Зеленой стране взять камни для строительства больших домов? Тогда Гудвин приказал разобрать часть дороги, и желтый булыжник пустил на строительство. Одним ударом он убил сразу трех ворон: построил быстро город, получил готовую дорогу к нему, и поразил жителей Волшебной страны настолько, что они назвали его Великим. Теперь понятно?

– Ты все-таки мудрец, Изумрудик, – прочувствованно сказал Алмар. – Мне такая мысль в голову никогда бы не пришла!

– А мне и подавно, – развел руками Гуд, с восхищением глядя на старого друга.

– А мне… мне, наверное, приходила, – буркнул Том, ревниво глядя на соломенного человека. – Только я ее забыл. Знаете, сколько идей мне каждый день в голову лезет? А голова у меня маленькая, не то, что у Страшилы, вот некоторые мысли из нее и выпадают.

Алмар рассмеялся, а затем задумчиво спросил:

– Куда же все-таки ведет эта дорога? В Желтую страну или в Фиолетовую? И кто и зачем ее построил?

– Вот этого я не знаю, – признался Страшила. – Ладно, придет время, и мы эту тайну разгадаем. А теперь пойдем по тропинке, по которой шел вчера Том. Есть возражения?

Возражений ни у кого не было. Медвежонок сразу же воспрянул духом и важно сказал:

– Только, чур, я пойду впереди. Я-то дорогу уж знаю, а вы там никогда не были. Только как же вы по ней пройдете? Уж больно вы толстые и неповоротливые…

Страшила подмигнул Гуду:

– Ну, Дровосек, действуй! Настал твой час.

Железный человек расцвел улыбкой. Он поплевал на руки, нахмурился и описал топором круг над головой. Раздался такой свист, что Том с испуга даже свалился с Пеняра.

Гуд направился широким шагом к еле заметной тропинке, по которой вчера шел медвежонок. Она начиналась между двух гранитных деревьев – черного и красного с белыми прожилками. Казалось, нечего было и думать повалить такие гиганты, но Дровосека это не смутило. Размахнувшись, он ударил остро отточенным лезвием по нижним ветвям. И произошло чудо: они с грохотом упали на землю и мгновенно исчезли, словно растворились.

– Вот так-то, – удовлетворенно улыбнулся Гуд и начал крушить ветви налево направо, медленно продвигаясь по тропинке в глубь леса.

Алмар с восхищением глядел на мастерскую работу Гуда.

– Интересно, – сказал он, – а что, если бы мы попытались прорваться к другим тропинкам? Хотел бы я увидеть рубиновое дерево!

– А я бы выбрал путь к изумрудному дереву, – признался Страшила. – Сам понимаешь, к этому камню я не равнодушен. К тому же, в столице Зеленой страны изумруды есть только на башнях стен и дворца. На крышах же обычных домов и на мостовой – лишь простые куски хрусталя. Гудвин, честно говоря, был великим обманщиком, и к тому же весьма тщеславным. Изумрудов на весь город ему не хватило, и тогда он заставил горожан и гостей столицы носить день и ночь очки с зелеными стеклами. У ворот даже стояла будка, где дежурил Страж. Он надевал всем входящим очки и застегивал на маленький замочек… Э-эх…

– О чем ты вздыхаешь? – спросил Алмар.

– Да так, вспомнил своего старинного друга Фараманта… Сколько приключений мы пережили вместе с ним, а еще с солдатом Дином Гиором! Однажды, когда я гостил у Дровосека, они исчезли из Изумрудного города, и больше их никто не видел. А ведь к тому времени они уже сильно постарели…

Алмар с сочувствием посмотрел на соломенного человечка.

– А как же обычай с зелеными очками? – спросил он.

– Пока я был правителем Зеленой страны, этот обычай свято соблюдался, – гордо сказал Страшила. – Из уважения к Великому и Ужасному Гудвину. Но когда колдунья Корина прогнала меня, то будку у ворот закрыли. Я слышал от знакомых ворон, что горожане были очень недовольны, когда их заставили снять очки. Люди давным-давно догадались, для чего нужны зеленые стекла, однако ни в какую не хотели расставаться с ними. И все же Корина принудила горожан отказаться от зеленых очков. Что не добавило королеве любви со стороны ее новых подданных.

Пока Страшила и Алмар беседовали, Гуд успел углубиться в лес, оставив за собой довольно широкий. проход. Том пришпорил верного Пеняра, и пень весело поскакал вслед за Дровосеком. Кустар дожидался Алмара, переминаясь с корня на корень.

– Пора и нам, – сказал Страшила, которого воспоминания только расстроили. – Вперед!

Несколько часов шли путники по тропе, ведущей в глубь чудесного леса. Дровосек без устали рубил каменные ветви. Алмар попробовал было подменить его, но одолел только шагов двадцать, после чего остановился, обливаясь потом. Топор, увы, был слишком тяжел для него.

Только к полудню друзья вышли на круглую поляну, окруженную ветвистыми гигантами из серебристого камня. Посреди поляны высилась огромная желтая гора, уходившая, казалось, под самые облака. Подойдя ближе, путники увидели, что это – исполинское дерево. Земля вокруг ствола была усыпана холмиками желтой брусчатки. Точно такие же «булыжники» росли на бесчисленных ветвях гиганта. Том оказался прав – это были листья каменного дерева.

– Придется как-то забраться на эту гору, – вздохнул Страшила. – Эх, жаль, что вершина не видна – тогда можно было бы воспользоваться волшебной трубой. А так я уж и не знаю, что делать. Высоко-то как, просто ужас!

Вместо ответа Алмар стал расстегивать боковые застежки на своих латах. Сняв их, он с облегчением улыбнулся и немного размялся.

– На дерево полезу я, – сказал он твердо.

– И я тоже! – подхватил Том. – Знаешь, как мы, медведи, умеем лазить по деревьям?

Подумав, Алмар согласился.

– Ладно, садись мне на плечо и держись покрепче за воротник. Крепче, я говорю! Изумрудик, давай трубу.

– Ты хочешь нацелиться вот на ту, самую высокую ветку? – испуганно спросил Страшила. – Но с нее же можно сорваться!

Алмар спокойно посмотрел на него.

– А ты что предлагаешь? – сказал он. – Если я начну подъем с земли, то и за неделю до вершины не доберусь. Кстати, если мы с Томом к вечеру не вернемся, не переживайте. Переночуем наверху, ничего с нами не случится.

Страшила и Гуд недовольно переглянулись. Им очень не хотелось отпускать мальчика. Кустар с Пеняром тоже страшно волновались и попытались даже преградить Алмару дорогу. Но тот лишь улыбнулся и постарался успокоить друзей.

– Не бойтесь, мы с Томом обязательно вернемся. Обязательно!

Приложив подзорную трубу к глазу, Алмар нацелился на край самой высокой видимой с земли ветви. И тут же исчез. Через мгновение друзья со страхом наблюдали, как он схватился за толстую ветвь, но не удержался на ней и соскользнул вниз. К счастью, Алмару удалось уцепиться за нижнюю, более тонкую ветку. Какое-то время он висел на руках, по инерции раскачиваясь. Если бы мальчик сейчас опять сорвался, то неминуемо бы погиб.

Страшила и Гуд в страхе на миг зажмурили глаза. Кустар и Пеняр застыли на месте, не зная, что делать.

Алмар раскачивался все сильнее и сильнее, и стало ясно, что он делает это нарочно. Наконец ему удалось закинуть ноги на ветку. А Том все продолжал висеть, держась за воротник мальчика.

К счастью, все обошлось. Алмар быстро оседлал ветвь и засунул перепуганного медвежонка за пазуху. Вытерев испарину со лба, он помахал друзьям, посмотрел в трубу и пропал из виду. На этот раз – совсем.

Медленно потянулись часы. Ждать оказалось куда труднее, чем действовать самим. Заложив руки за спину, Изумрудик ходил по поляне вокруг дерева. Дровосек делал то же самое, только в обратном направлении. Кустар с Пеняром предприняли несколько попыток взобраться на дерево, но ствол у основания был настолько гладким, что у них ничего не вышло.

Стемнело. Высоко в небе проступила полная луна. И тут лес ожил.

Путники услышали шорох чьих-то шагов, среди звезд заскользили тени. Ухание и гуканье неслось со всех сторон.

И между стволов засветились огоньки глаз неведомых животных.

– Гуд, дорогой, что это?.. – прошептал не на шутку перепуганный соломенный человек.

Дровосек нахмурился и покрепче взялся за рукоять топора.

– Не знаю, дружок, – тихо ответил он. – Может, это те самые каменные вороны, о которых говорил Том?

В воздухе послышалось хлопанье многочисленных крыльев. И на путников сверху набросилась стая каменных птиц.

Гуд бешено размахивал топором, но даже стальное лезвие не могло причинить странным созданиям большого вреда. Страшиле же поначалу пришлось совсем туго. Он прекрасно умел управляться с живыми воронами, но у каменных птиц были шеи покрепче. Сообразив, что действовать надо иначе. Страшила стал отбиваться от жутких созданий тростью. Случайно он угодил набалдашником из крупного изумруда по голове одной из летающих тварей. Кр-р-рак! Голова рассыпалась на мелкие обломки, и птица рухнула на землю.

– Ур-р-ра! – закричал Страшила. – Гуд, бей их по головам!

Увы, Дровосек не мог последовать совету друга. Его тяжелый широкий топор все время рассекал воздух, в лучшем случае задевая крылья. Зато Страшила нанес нападавшим огромный урон. Точными ударами он сокрушал одну птицу за другой. Вскоре вокруг него образовался завал камней, грозивший засыпать отважного соломенного человека с головой. И тут на помощь ему пришли Кустар с Пеняром. Они стали быстро разбирать завал, отбрасывая обломки в стороны.

Бой продолжался до самого утра. Будь Страшила с Гудом живыми существами, они давно бы устали и погибли. Но оба бывших правителя не знали, что такое усталость, и это дорого стоило обитателям волшебного леса.

С первыми лучами солнца стая каменных ворон рассеялась, скрывшись среди крон деревьев. Погасли и красные глаза, светившиеся меж стволов. Путники так и не узнали, кому они принадлежат, – никто из наземных тварей не рискнул напасть на них.

На поляне высились груды камней. Это все, что осталось от нападавших. Но и защищавшимся изрядно досталось. Гуд огорченно разглядывал многочисленные вмятины на его груди и руках. Страшила выглядел еще хуже. Каменные клювы ворон пробили в нем множество дырок, из которых клочьями торчала солома.

Изумрудик оглядел себя и вздохнул.

– Кажется, я похож на решето, забитое соломой, – недовольно пробурчал он. – Гуд, помоги мне.

Конечно же, заботливая Элли снабдила Страшилу катушкой зеленых ниток и несколькими иголками. Спустя час многие дырки на одежде Изумрудика были зашиты, хоть и неумело, но крепко. Соломенный человек сразу же повеселел.

– 0-ля-ля, вот это была славная битва! – воскликнул он. – Сколько на мне боевых шрамов! Элли придет в восхищение, когда увидит раз, два, три… целых семь швов на моей одежде. А затем я попрошу заменить камзол, штаны и шляпу на новые. Ей это нетрудно будет сделать, ведь она теперь самая настоящая волшебница!

К полудню на тропинке, ведущей к опушке леса, появились… Алмар и Том! Вид у мальчика был усталый, а медвежонок больше напоминал старую одежную щетку.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.