книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Олег Рой

Приключения Квантика

Огромная благодарность моему редактору Ладе Фоминой, поддерживающей проявления моего мальчишества.

Моим детям –

Жене, Оле, Вите, Андрею


Предыстория

Далёкое-далёкое будущее. Человечество уже покорило и обжило ближний космос, изобретены двигатели, способные нести огромные космические корабли на самые дальние расстояния. Началась эпоха Великого заселения космоса. Караваны могучих межпланетных кораблей устремились в самые потаённые уголки Вселенной, увозя с собой самых храбрых, умных и талантливых переселенцев.

Один такой караван после долгого пути оказался в очень странной галактике. Казалось, что законы физики здесь встали с ног на голову, да ещё вдобавок весело пляшут, как будто специально, чтобы поставить исследователей во все тупики, которые только можно найти. Однако это не остановило пытливых учёных, и вскоре галактика, которую, кстати, назвали Кванториум – от слова «квант», – стала одним из самых больших научно-технических центров человечества, да и не только человечества. Инопланетные существа с огромным удовольствием посещали галактику, работали и учились там вместе с людьми.

Почему, собственно, «квант»? А потому, что квантом называют единую неделимую частицу чего-то, и из этих неделимых частиц складывается всё, что мы видим, о чём знаем, а также то, о чём не знаем.

Самой большой и яркой звезде галактики Кванториум люди дали имя Кванториада. Она была необычна тем, что вокруг неё крутится множество звёзд со своими планетными системами. Когда люди стали обживать новую галактику, то оказалось, что множество планет этой системы будто нарочно созданы для того, чтобы проводить на них самые различные исследования. Так у планет появились экзотические названия: Автоквантум, Мариквантум, Биоквантум, Наноквантум, Энерджиквантум, Робоквантум, Космоквантум, Аэроквантум, Геоквантум и другие, посвящённые тем или иным областям человеческих знаний.

В зависимости от условий, существующих на планете, заселившие её люди развили в себе разные способности. На одной из них люди освоили телепатию, то есть способы передачи мысли на расстоянии, на другой научились жить под водой, а на третьей отрастили себе крылья.

Как мы уже знаем, вокруг Кванториады постепенно образовался огромный научно-технический центр, возглавляемый самыми выдающимися учёными и изобретателями.

Дети в галактике Кванториум с самого рождения окунались в атмосферу науки и изобретений, поэтому с нетерпением ждали первого звания, получив которое они смогут сами проводить исследования, изобретать и вести полноценную научную деятельность. Это звание, самое низшее, называлось «квантик» и давалось кванторианцу в тот момент, когда он успешно сдавал свой самый первый в жизни набор экзаменов. С тех пор его воротник украшала крохотная, но ярко сияющая звёздочка. Тот день, когда кванторианец становился квантиком, он запоминал на всю жизнь, и этот день праздновался так же широко, как день рождения, а может быть, даже торжественней.

* * *

Мишель получил звание квантика уже давно, лет пять назад, и очень этим гордился. Он сдал экзамены сначала на Робоквантуме, а потом подтвердил их на Космоквантуме, где заслужил высший балл за изобретение сверхминиатюрного и сверхмощного источника энергии. Изобретение оказалось таким важным, что его даже засекретили, чтобы защитить от врагов из недружественных вселенных и галактик. Так что знали об изобретении Мишеля немногие, но сам парнишка этим очень гордился. Им также гордились профессор Хервиц и друзья – Макс и Мари. Других близких людей у Мишеля не было.

Родителей своих мальчик не знал. Двенадцать лет назад транспортный космический корабль подобрал в космосе медицинскую капсулу с младенцем внутри и небольшим поясняющим файлом в бортовом компьютере. Из файла стало известно, что мальчика зовут Мишель, что родился он в галактике Кванториум в результате особо секретного эксперимента. Выяснять, что это за эксперимент, кванторианские учёные не стали. Хотя они народ и любознательный, но в чужие дела лезть не склонны, поэтому решили: раз сказано «секретный эксперимент», значит, так тому и быть. Мишеля определили в ясли, потом в детский сад, потом в школу…



Так мальчик и рос до того момента, пока ему не исполнилось шесть лет. И тут выяснилось, что Мишелю очень трудно усидеть на месте – не в том смысле, что он ёрзал за партой, а в том, что парнишка испытывал ну просто непреодолимую тягу к странствиям. Как только представилась такая возможность, он отправился путешествовать по галактике. И вдруг выяснилось, что Мишель чувствует себя на любой планете как дома.

Мальчик легко обучился основам телепатии, но это его особо не заинтересовало. Да и зачем тратить внутреннюю энергию, когда люди давно уже придумали встроенный в мозг межгалактический транслятор? То же самое произошло на планете «ихтиандров», как их в шутку называли другие кванторианцы. Нет, глубоко нырять и надолго погружаться в воду Мишель, конечно, научился, но какой смысл питаться сырой рыбой на километровой глубине, если уже давно построены сверхглубоководные батискафы, оснащённые получше любого круизного лайнера, хоть морского, хоть воздушного, хоть космического? И Мишель отправлялся дальше и дальше, везде постигал что-то новое, многому научился, но всё никак не мог понять, откуда же он родом и где именно хочет поселиться. А потом искать ответы ему надоело, и он решил, что раз уж ему даны разные способности, то и использовать он станет всё сразу.

Его учитель, профессор или, на их языке, квантоссор Хервиц, всецело одобрял увлечения своего талантливого ученика.

Профессор разглядел в Мишеле настоящего вундеркинда, когда мальчику исполнилось три года, и взял его под свою опеку. Иногда Мишелю казалось, что профессор знает о его истории больше, чем говорит… Но сколько мальчик ни расспрашивал наставника, тот не открыл Мишелю ничего нового о его происхождении.

Мишель скитался по галактике недолго. Он очень рано решил применить знания на практике и стал помогать людям, попавшим в беду. Профессор тоже оказывал содействие своему ученику, и в результате на полюсе одной из планет возникла небольшая база, гордо именуемая КВАНТОСПАС, здесь работали созданные квантиком роботы.

После получения звания квантика Мишеля стали привлекать к сотрудничеству разные правительственные организации. Профессор Хервиц поручился за своего ученика, и Мишель стал работать в различных проектах бок о бок со взрослыми именитыми кванторианцами. Мальчику уже не раз предлагали получить новое звание, а вместе с тем и высокую должность в одной из звёздных систем, но Мишель, с молчаливого одобрения Хервица, каждый раз отказывался. Он чувствовал, что уже нашёл своё призвание – помогать людям – и не хотел заниматься ничем другим.

Профессор Хервиц был уже стар, да ещё очень рассеян. Когда он увлекался работой, а это случалось постоянно, ему ничего не стоило положить в чай соль вместо сахара или попытаться откусить от какого-нибудь пульта управления вместо бутерброда. Хорошо ещё, что добрые врачи с Медквантума давно уже сделали ему неломающиеся зубы, а то профессору приходилось бы менять их каждую неделю. Но при всей своей рассеянности Хервиц являлся очень добрым, душевным человеком и никогда не забывал про нужды своих друзей. Приняв Мишеля под своё крыло, Хервиц заменил ему родителей, и мальчик даже представить себе не мог, как он жил бы, не окажись рядом этого милого старого чудака.

Очень скоро на базе КВАНТОСПАСА появился ещё один сотрудник, мальчик одного с Мишелем возраста. Только выглядел Макс, как звали этого паренька, гораздо крупнее и сильнее.

Макс родился в другой галактике в клане военных и с детства любил всё, что связано с оружием и боевой техникой. Однако это не сделало его ни злым, ни тупым солдафоном, его сердце осталось добрым и отзывчивым. Так получилось, что Мишель и Хервиц встретили Макса, когда обоим мальчикам едва сравнялось по восемь лет. Мишель и Хервиц летели к окраине галактики, где на необитаемых планетах изредка находились минералы, крайне необходимые Хервицу для его экспериментов, а Мишелю неплохо было попрактиковаться в практической геологии и поучиться шахтёрскому ремеслу. Подлетая к такой планете, профессор и Мишель стали свидетелями последнего боя, который вёл изрядно повреждённый транспортный корабль. На бывший космический сухогруз, как шакалы на слона, набросились небольшие пиратские звездолёты. Сухогруз с трудом отстреливался из последней оставшейся орудийной башни и мог продержаться ещё считаные часы, если не минуты. Профессор смело вступил в бой, а ещё вызвал галактическую полицию, которая и решила судьбу схватки. Пираты оказались частично уничтожены, частично захвачены в плен, а Мишель и Хервиц познакомились с Максом. Этот восьмилетний мальчик, единственный выживший из всего экипажа, вёл бой с ордой пиратов и не собирался сдаваться. Хервиц разглядел в нём незаурядную личность и предложил присоединиться к КВАНТОСПАСУ. Так КВАНТОСПАС получил нового спасателя, а Мишель и Хервиц – нового друга.

Последней к спасателям примкнула Мари. Она тоже рано осталась без родителей, и профессор Хервиц, который был коллегой и добрым другом её отца, забрал девочку к себе, на базу КВАНТОСПАСА. Мари не очень любила рассказывать, почему она осталась сиротой. Девочка не слишком хорошо чувствовала себя в космосе, но это не мешало ей быть хорошим пилотом, да и в остальном она оказалась мировой девчонкой. Ребята сразу полюбили новую подругу.

Надо сказать, что на базе был ещё один обитатель – робот, которого Мишель сконструировал в рамках межпланетного проекта. Робота звали Ампер, и создавался он как универсальная автономная платформа для выполнения самых тяжёлых работ в условиях, неприемлемых для человека. Профессор Хервиц как раз разработал сверхпрочный материал «хервиций», из которого роботу сделали корпус. А Мишель занимался сверхмалыми атомными генераторами, и это у него хорошо получилось. В проекте участвовали жители Энерджиквантума, Робоквантума, Наноквантума и Айтиквантума, и все внесли неоценимую помощь. Разработка пошла в производство, а опытный экземпляр, со всеобщего одобрения, остался у квантика Мишеля. И теперь Ампер являлся полноправным членом команды и частенько выручал спасателей в тяжёлых ситуациях.

Так и получилось, что в команде квантик Мишель, которого все для краткости звали просто Квантик, отвечал за техническую сторону дела, Макс был мускулами, а Мари оказалась замечательным аналитиком. Квантика и его друзей стали приглашать для решения разнообразных нестандартных задач. Это мог быть вызов для спасения последней во всей вселенной коброкошки, застрявшей в ледовой расселине, или спасение кого-то из плена у космических пиратов, или поставка энергии в обветшалую звезду, вокруг которой крутилась планетарная система, жители которой ни в какую не хотели покидать свой дом и переселяться в другое место. И везде КВАНТОСПАС находил нестандартные решения проблем, и всегда Мишель и его друзья возвращались домой с победой.

Пролог


Старый профессор Хервиц провёл рукой, уточняя настройки трансляции на головизор. Экраны показывали троих ребят лет двенадцати. Мари, симпатичная девочка с яркими карими глазами, объясняла что-то Квантику – худощавому мальчику в очках, указывая на картинку в своём голографическом планшете. Второй мальчик – ровесник ребят – казался тем не менее больше и сильнее их обоих, вместе взятых. Макс был темноволосым и улыбчивым, сейчас он нетерпеливо топтался неподалёку.

Ребята пытались растопить льды, сковавшие караван судов. На Единичке подобные бедствия не редкость. Планета известна своим суровым климатом далеко за её пределами. Но самая большая проблема на ней не мороз, а его внезапность. Несмотря на сверхсовременные приборы, служба синоптиков до сих пор не научилась давать точных прогнозов погоды на Единичке.

Именно эту планету, официально называющуюся DFA\28612 bis в системе Технотрон, которая сейчас считалась одной из самых заселённых и развитых, когда-то давно первой колонизировало расселявшееся по галактике человечество. С тех пор планета так и называлась: Первая, или попросту Единичка.

На Единичке помимо людей жили и инопланетяне, которые обычно предпочитали держаться вместе, отдельными кучками. Впрочем, так делали и люди.

Единичка оказалась нелёгким для жизни местом. Её магнитные импульсы мешали точной настройке аппаратуры, а погода на этой непредсказуемой планете могла в течение нескольких часов полностью измениться от тепла до абсолютного холода.

Поэтому капитаны кораблей, бороздящих океаны и моря планеты, всегда действовали на свой страх и риск. Ведь только на Единичке могло случиться так, что корабль, вышедший с утра в тёплое летнее море, к вечеру оказывался в ледяном плену. Именно в таких случаях на помощь спешила команда Квантика, за работой которой и наблюдал сейчас квантоссор или профессор Хервиц. Вообще-то квантик – это не имя, а звание, но Мишеля, лидера группы, звали Квантиком для простоты. Другой мальчик, спортсмен Макс, играл в команде роль охранника. Единственная в компании девочка, Мари, анализировала ситуации и искала оптимальные пути решения. Команда получилась очень слаженной и эффективной.

– Сколько можно копаться? – наконец взвыл Макс. – Мне надо ещё настроить превращение!

– Мы уже близко, не нервничай, – терпеливо ответила Мари.

– Ты же знаешь, что КВАНТРАНСФОРМ превращается в ледокол за считаные секунды, – напомнил Квантик.

Но Максу хотелось действовать немедленно. Он шагал из угла в угол, умоляюще поглядывая на Мари, которая как раз заканчивала расчёт их маршрута.

– Всё в порядке, – девочка улыбнулась, – я загрузила координаты, можешь начинать превращение.

Макс радостно кивнул и выбежал из звёздного корабля под названием «КВАНТИК» к стоящему неподалёку прицепу от огромного автопоезда. Сейчас КВАНТРАНСФОРМ, к которому бежал Макс, выглядел как обычный грузовой вагон. Однако таким он только казался. Этот агрегат имел свойство трансформироваться в любой транспорт, какой был необходим команде Квантика, – в корабль, ледокол, подводную лодку, самолёт или даже человекообразного робота, внутри которого мог разместиться экипаж.

Из-за своей уникальности КВАНТРАНСФОРМ довольно часто требовался Квантику и его друзьям для спасательных операций и потому редко бывал простым прицепом в автопоезде команды.

Вот и сейчас поезд стоял в специальном ангаре, а Квантик, Макс и Мари использовали в операции лишь прицеп КВАНТРАНСФОРМ, который Макс трансформировал в ледокол. А Квантик тем временем инструктировал нелепого робота, состоящего из разномастных деталей и обвешанного таким количеством необходимых для операции приборов, что выглядел он как взорвавшийся изнутри дикобраз. Робота звали Ампер, это ласковое прозвище дал ему его хозяин и друг – Квантик Мишель. Робот был его собственным изобретением, как, впрочем, и многое другое вокруг. По большому счёту, вся используемая ребятами техника, в том числе КВАНТРАНСФОРМ, была придумана и сконструирована Квантиком. Но робот Ампер был самым первым, а значит, и самым любимым изобретением Мишеля.

Ампер представлял собой то, что называли Автономной Мультифункциональной Платформой, или АМП-1, – то есть он был способен выполнять множество самых разных задач. Изготовлен робот был из сверхпрочных материалов, а корпус блока питания вообще состоял из хервиция – материала, изобретённого профессором Хервицем.

Хервиций мог выдержать любой взрыв любой мощности. К сожалению, его формулу не знал никто, кроме профессора. К тому же ребята подозревали, что и сам Хервиц, изготовив материал, забыл, как его сделал. Или сделал вид, что забыл… Профессор отличался рассеянностью и не скрывал этого, хотя ребятам иногда казалось, что эта рассеянность несколько напускная.

На данный момент из всего разнообразия навешанных на робота приборов Амперу требовался лазер, который выпускает струю плазмы, способную разрезать льды.

Звездолёт «КВАНТИК», доставивший друзей и КВАНТРАНСФОРМ к месту аварии, приземлился в километре от потерпевших бедствие кораблей для того, чтобы Мари смогла проложить самый безопасный маршрут сквозь льды. Квантик предложил вначале использовать КВАНТРАНСФОРМ как ледокол, а затем, когда корабли избавятся от ледяного плена с помощью плазмолазера робота, превратить трансформер в буксировщик.

На том и порешили. Это была не первая спасательная операция Квантика и его друзей во льдах, поэтому команда работала слаженно. Уже через полчаса экипаж каравана кораблей благодарил ребят за спасение. Караван с грузом провизии направлялся в один из отдалённых городков Единички, жители которого не могли наскрести денег на звездолёт. Из-за этого для доставки продуктов им приходилось пользоваться кораблями, надеясь на удачу и молясь, чтобы не ударил внезапный мороз, как сегодня.

После спасения моряков ребята собрались в звездолёте – сооружении удивительной формы, на котором красовалось название космического корабля «КВАНТИК» на ста языках и наречиях галактики. Друзья собирались уже лететь домой, оставалось лишь пристыковать к звездолёту прицеп КВАНТРАНСФОРМ.

– Ребята! – включился вдруг экран, на котором появился взволнованный Хервиц, кажется, взлохмаченный даже ещё сильнее, чем обычно. – Послушайте, друзья, тревожное сообщение!

Глава 1

Тревожный сигнал

Сообщение по каналу межгалактических новостей читала миловидная инопланетянка с планеты Таурус. Её острые уши прикрывала аккуратная причёска с заправленными по бокам прядями, а кошачьи глаза были подведены карандашом с модным в этом году сиреневым оттенком.

– Повторяем, сегодня неизвестный тип корабля напал на лайнер, на борту которого было восемьсот учёных с планеты Наукоград. Атаковавшее судно сначала маскировалось под заброшенную космическую станцию, чем и заманило к себе учёных. Когда лайнер подошёл ближе, корабль принял форму боевого робота и после короткого боя захватил всех научных светил в плен. Межгалактической полиции удалось установить личность злодея. Это Универсальный Робот Фундаментального Исследовательского Назначения – УРФИН, в создании которого принимали участие некоторые из захваченных учёных.

Ведущая ещё что-то говорила, но Квантик её уже не слушал. Он посмотрел на своего друга, робота Ампера, в котором пылало разработанное мальчиком атомное сердце.

УРФИН захватил учёных именно потому, что ищет Квантика. Он тоже работал над проектом создания УРФИНа и знает секрет, завладеть которым и стремится злой робот.

Мальчик от волнения опустился в кресло навигатора. Обычно его занимала Мари, Макс сидел в кресле пилота, а Квантик – на почётном капитанском месте. Но сейчас было не до формальностей.

Друзья, увидев, что новость произвела на Квантика слишком сильное впечатление, встревоженно переглянулись.



– Не переживай, мы найдём этого злодея, кто бы он ни был, – попыталась успокоить друга Мари.

– Да! Найдём и уничтожим – будь он самый умный робот в мире, нас ему не победить! – заявил Макс со своим обычным бесстрашием.

– Он и есть самый умный робот в мире, – покачал головой Квантик. – Я помогал его создать. И скорее всего, искать его не придётся. Он сам найдёт меня.

Голос у мальчика был совсем расстроенный. Мари покачала головой. Она не очень любила внезапные задания, предпочитая планировать всё заранее, а не ввязываться в драку на полном ходу. В отличие от Макса девочка понимала, что операция по спасению учёных будет сложной. Она кое-что знала про УРФИНа, но впервые слышала о том, что Квантик участвовал в проекте.



Робот создавался как суперумная машина для исследования новых планет и помощи в чрезвычайных ситуациях. УРФИНа оснастили системой компьютерного искусственного интеллекта последней модели, но что-то пошло не так. После запуска робот вышел из-под контроля и уничтожил всех, оказавшихся рядом. Зачем ему понадобилось похищать собственных разработчиков, Мари не понимала. Что-то здесь было нечисто.

– Ты расскажешь нам, что тебя так расстроило? – спросила девочка со своей обычной проницательностью.

– Да, и почему ты считаешь, что этот съехавший с катушек робот ищет тебя? – поддержал её Макс.

Похоже, друг тоже кое-что слышал про УРФИНа, да и кто во Вселенной не слышал жуткой истории о свихнувшемся роботе?

Это был первый случай, когда искусственный интеллект отказался подчиняться людям или инопланетянам. Хотя в данном случае именно людям, потому что разрабатывали проект выходцы с Земли.

Квантик вздохнул, ещё раз посмотрел на Ампера и решил всё же выложить всю правду. Он слишком долго скрывал этот секрет от друзей.

– Это произошло пару лет назад, помните, я тогда отлучался с секретной миссией?

– Ещё бы, это был первый раз, когда ты не рассказал нам ничего о том деле, в котором участвуешь, – сказал обиженно Макс.

– Но это же был секретный правительственный проект, Квантик не имел права ничего рассказывать, – возразила ему Мари. – Ты тогда ещё привёз из поездки Ампера.

– Точно! – вспомнил Макс и обратился к роботу: – Тебя создали сразу после того случая, тогда же профессор изобрёл металл, из которого сделали твой корпус, – хервиций.

– Формулу которого он и сам не помнит! – рассмеялась Мари.

Девочка смеялась так заразительно, что даже Квантик улыбнулся.

– Да, тогда меня и пригласили принять участие в разработке суперробота. Проектом занимался Центральный Галактический Совет под управлением Квантокомандора Цилиуса. Была создана огромная космическая станция, где в условиях невесомости и велись разработки.

– Но ведь ты не единственный создатель УРФИНа, даже среди захваченных учёных есть его разработчики, – заметила Мари. – Так что твоей вины в его действиях нет.

– И то верно, это просто сумасшедший робот, – сказал Макс. – И мы уж как-нибудь его остановим.

Мари посмотрела на Макса и неодобрительно покачала головой. Сегодня Макс вызывал у неё только смутное раздражение. Её и саму смущали странные перепады настроения – то ей казалось, что она влюблена в бесстрашного Макса, то в сообразительного и изобретательного Квантика. Девочка везде любила порядок, а беспорядочные мысли её смущали, поэтому она предпочла выкинуть их из головы.

Во время мысленной борьбы Мари с самой собой Квантик продолжил свой рассказ:

– Мы с командой учёных трудились над проектом днями и ночами, у каждого из нас было собственное задание. Вы же знаете, что все мои изобретения касаются мирного использования атома? – продолжал тем временем изобретатель.

Ребята согласно кивнули. В Галактике уже давно отказались от зла, которое могло нести расщепление атомов, но активно использовали энергию атома в мирных целях. Квантик, кстати, несмотря на молодой возраст, уже являлся признанным экспертом в этой области.

– Моим заданием являлось создание системы энергообеспечения, я трудился над миниатюрным сверхмощным атомным генератором, который должен был питать все системы нового робота.

– И ты его создал? – спросила Мари.

Квантик кивнул.

– Точно, он же находится в нашем поезде! – вскричал Макс. – Всегда, когда нам нужна нескончаемая энергия, мы используем автопоезд, им обычно Ампер управляет, правда?

В этот раз ответил робот. Говорил он немного механическим, монотонным голосом, к которому уже привыкли все члены команды.

– Совершенно верно, и во время операции, когда требуется энергия, мне запрещено покидать кабину автопоезда.

Казалось, робота расстраивает это обстоятельство, ведь он привык всегда быть в гуще событий.

– Так надо, – повторил Квантик, он всегда отвечал так на вопрос Ампера, почему нельзя покидать автопоезд. – Я не могу вам сказать, где сейчас генератор, простите.

Ребята расстроились, но кивнули. Каждый из них понимал, что УРФИН сделает всё, чтобы узнать, где генератор. Лучше уж самому не владеть этими опасными сведениями, чем нечаянно их выдать и стать причиной бедствия, которое обрушится на всё человечество.

– Ты просто увёз генератор, так? – спросила Мари, подтверждая догадку всех собравшихся. – Не встроил его в робота, и теперь он ищет тебя, чтобы получить больше сил?

– Я поступил так, когда узнал, что настоящими заказчиками проекта были военные одной из милитаризированных планетных систем, – тихо произнёс мальчик. – Этот робот был опасен.

Ребята потрясённо молчали. Они знали об этих фанатиках – именно они были замешаны в большинстве военных операций, которые происходили на краю Вселенной.

– Военных не покидала мысль о супероружии, имея которое они смогут легко завоёвывать целые звёздные системы, – продолжил свой рассказ Квантик. – Поэтому они и начали создавать якобы исследовательского робота, на которого, по мере продвижения проекта, навешивали всё больше и больше систем вооружения.

Мари покачала головой, представив хаос, в котором погрязла бы Вселенная, если бы военные смогли управлять УРФИНом.

– Я слышал, что после моего ухода, который очень расстроил военных, монстра УРФИНа всё равно запустили на слабых генераторах и вспомогательных солнечных батареях в расчёте на то, что со временем встроят в него разработанное мной атомное сердце или что-то похожее. Сейчас робот всего лишь на десять процентов может использовать потенциал, заложенный военными. Ну уже и это мощная сила.

– Военным ведь не удалось перехватить управление над роботом? – поинтересовался Макс.

– У меня на этот счёт есть теория, – ответил Квантик. – Искусственный Интеллект при включении сначала протестировал военные программы, опознал людей как своих врагов. Скорее всего, находящиеся в нём программы, созданные для помощи людям, УРФИН отключил или убрал в фоновый режим, оставив в качестве рабочих только боевые и защитные.

– А боевых в него напихали много, раз его создавали военные, – проговорила Мари.

Квантик кивнул.

– Нам нужно остановить этого монстра любой ценой! – сказал Макс.

– Ты думаешь, что он захватил учёных в поисках тебя и атомного сердца? – спросила у Квантика Мари.

– Я в этом уверен, – расстроенно ответил мальчик. – При включении робот проанализировал данные по своему созданию и нашёл сведения, что энергетическая установка для него разрабатывалась, но не была закончена.

– А после захвата учёных он почти наверняка получил твоё имя – если не узнал его под пытками, то вытащил информацию из их компьютеров, – пробормотала девочка.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.