книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Новороссия. Год войны


Сергей Часовских

От Майдана до Крыма

2014 год, вне всякого сомнения, открыл для России и всего Русского мира новую эпоху. Эпоху войн, трагедий, бескомпромиссной борьбы за выживание. Десятки миллионов русских (россиян, украинцев, белорусов), поднимая в новогоднюю ночь бокалы за наступающий 2014 год, в самых страшных предположениях не могли себе представить, что мир для большинства из них отныне изменится навсегда. Хотя роковой Рубикон, который перешёл Русский мир 22 февраля 2014 года, тогда осознали очень немногие.

Чтобы понять истоки постигшей нас трагедии, необходимо обратиться к её первопричинам, определить главного врага Русского мира. Это мы и попытаемся сделать максимально сжатым, но простым и понятным языком.

В современном типе войны, которую последние годы принято именовать гибридной, в отличие от мировых войн XX века, сложно определить не только участников конфликта, но и разобраться, кто из них агрессор, а кто жертва, кто террорист, а кто борец за свободу. В XXI веке конфликты между государствами разрешаются, как правило, без объявления состояния войны – экономическими, кибернетическими и идеологическими методами с максимальным привлечением частных военных кампаний и сил специальных операций. Классический пример – агрессия США в Ливии, Сирии и Афганистане, события по воссоединению Крыма с Россией или действия Турции против ИГИЛ1 и курдов на территории Сирии и Ирака.

С непосредственными участниками гражданской войны на Украине всё ясно – это бандеровская Украина с одной стороны, и русские территории в лице Новороссии с другой. А вот взаимодействующих сил в зоне конфликта гораздо больше – США, Европейский Союз, Россия, Великобритания, Израиль, Китай и глобальный бизнес. У каждой из сторон есть в регионе свои интересы и различные инструменты влияния.

Интересы США и Великобритании наиболее ясны и понятны. Последние 300 лет стратегия англосаксов состоит в недопущении самой возможности того, чтобы какая-либо держава на планете могла бросить им вызов и разрушить планы по созданию так называемого нового мирового порядка. Путём глобализации экономики, бесконечных войн, революций, голода, разрушения института государства, англосаксы планируют добиться максимального сокращения населения планеты и подчинения остатков человечества нескольким десяткам глобальных семей, которые должны в условиях разрухи и хаоса стать своего рода «богами», обладающими самими передовыми технологиями и реальной вооружённой силой.

В рамках этой стратегии Вашингтоном и Лондоном проводится упорная и последовательная политика: установка экономического и военно-политического контроля над максимально возможным числом государств на планете с целью их порабощения и ограбления. Страны несогласные с такой политикой, под надуманными предлогами подвергаются экономической блокаде либо прямой военной агрессии.

За этими процессами, организуя и подстёгивая их, пристально наблюдает холодными, жадными глазами глобальный капитал.

Сила глобалистов заключается в контроле над экономикой и финансами планеты. При этом они тщательно избегают любой публичности и не хранят свои богатства в известных банках. Попробуйте найти сведения о «Стандарт Чартер Банк», основанном ещё в 1613 году. Его нет в ни одном списке, однако он контролирует все расчёты в мире. И всем этим дирижируют кланы Барухов, Голдманов, Лоебов, Шиффов, Кунов и прочих, которые положили начало своему семейному капиталу ещё в XVII – XVIII веках, а вдобавок ещё и породнились между собой.

Глобалисты объединены во множество тесно переплетённых между собой организаций и тайных обществ – Бильдербергский клуб, Богемский клуб, масоны, Ватикан, Римский клуб, Комитет 300 и т. д. Их послушным инструментом является ООН, хотя именно бюрократическая неповоротливость данной организации вынудила теневых хозяев мира обсуждать глобальную повестку дня в клубах и комитетах, дабы принимаемые ими решения реализовывались чётко и быстро. Излюбленным местом глобалистов является Швейцария, но они с лёгкостью могут собраться в любой точке мира. Долгое время их неформальным штабом был Лондон.

Наиболее яркими и засвеченными перед прессой являются два конкурирующих между собой клана – Ротшильды и Рокфеллеры. Например, совокупное состояние Ротшильдов оценивается примерно в 3,2 триллиона долларов, на триллион меньше у Рокфеллеров. Но это лишь верхушка айсберга. За этими кланами, представляющими интересы глобальных семей, транснациональные корпорации и финансовые группы, есть персонажи и покруче. Например, Барухи или Кохи.

Созданная глобальными семьями мировая капиталистическая система ввиду своей паразитической модели (кредитная кабала, перепроизводство, безработица, культ потребления) регулярно погружается в экономические кризисы, выбираться из которых раз за разом становится всё труднее.

Первоначально вопрос расширения своих капиталов коллективный Запад решал достаточно легко. На протяжении XVII – XIX веков он превращал другие территории либо в колонии, либо закабалял при помощи марионеточных режимов. Делалось это под прикрытием красивого тезиса о том, что европейцы и американцы несут в «отсталые» страны Азии, Африки и Латинской Америки «индустриальный прогресс» и просвещение. При этом в государстве-жертве разрушались существующие хозяйственные уклады, выкачивалось золото и драгоценности, а само оно превращалось в рынок сбыта западной промышленной продукции.

Однако к началу XX века настал момент, когда вся планета была поделена на колонии и сферы влияния. Грабить больше оказалось нечего и между США, Великобританией, Россией, Германией, Австро-Венгрией, Италией и Францией с каждым годом нарастали взаимные трения и противоречия. Но это межгосударственное противостояние было лишь отражением конфликта западных теневых кланов. И хотя в итоге поджигателем Первой мировой войны объявили Германию (хотя немецкая элита лишь хотела решить вопросы регионального значения), именно глобальные финансовые кланы превратили европейскую Великую войну в мировую.

Самой сильной семьёй планеты на тот момент считались Ротшильды, которые руками Великобритании контролировали полмира. Они ещё в 1880-х гг., предвидя окончательный раздел мира и последующее жёсткое столкновение основных держав, решили стравить в будущей войне своих основных конкурентов – Германию и Россию. А заодно начали налаживать отношения с извечными соперниками – сильнейшей европейской державой Францией и своей бывшей колонией США.

Что касается Соединённых Штатов, то с 1913 года – с момента принятия закона о Федеральной резервной системе, позволяющей частной банковской структуре печатать бумажные доллары – реальная власть там перешла к финансовой олигархии, состоящей из семей Рокфеллеров, Варбургов, Шиффов, Кунов, Лоебов и Ротшильдов. При этом Америка на тот момент находилась в тяжёлом финансовом положении – имела отрицательный внешнеторговый баланс и гигантский внешний государственный долг перед Англией и Францией. Он составлял астрономическую тогда сумму в 4,5 млрд. долларов. Это были доллары образца 1873 года, каждый из которых имел золотой эквивалент в 1,5 грамма. То есть Вашингтон был должен своим глобальным конкурентам 6750 тонн чистого золота!

Поэтому американские кланы, которых представляли Рокфеллеры, создавая должный противовес амбициям Лондона в Европе и мире, все предвоенные годы щедро финансировали кайзеровскую Германию, пытались отбить у Ротшильдов в России бакинскую нефть. А заодно приложили немало усилий для развязывания Великой войны, так как связанные с ней финансовые расходы, тяжким бременем легли на плечи их европейских кредиторов. Мировая бойня позволила американцам не только погасить свои долги, но и ссудить странам Антанты под чудовищные проценты больше 10 млрд. долларов! В результате к 1918 году Америка из должников превратилась в крупнейшего мирового кредитора, а Франция и Англия – в крупнейших в мире должников.

При этом в неофициальных беседах американцы заверяли своих европейских «партнёров» в том, что по окончании войны их долги Америка частично спишет, частично переложит на плечи побеждённых держав. Однако сразу после подписания мирного договора правительство США с подачи банкиров Уолл-стрит разорвало послевоенную международную конвенцию и отказалось прощать долги по грандиозным займам, которые Соединённые Штаты навязали своим союзникам. Основной удар пришёлся по Великобритании – на ней висел долг в 4,6 млрд. долларов и в случае дальнейших проволочек с выплатой основной суммы и положенных процентов Вашингтон пригрозил истощённому войной Лондону отказом в дальнейших кредитах. Напрасно премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж умолял президента США Вильсона пересмотреть условия выплат. Всё было тщетно…

В итоге вопрос о военных долгах был вынесен на Генуэзскую конференцию 1922 года. Было решено, что свой долг Англия выплатит в течение последующих 62 лет, к 1984 году. При этом проценты были настолько грабительские, что итоговая сумма выплат Туманного Альбиона составила уже 11,1 млрд. долларов! При этом Рокфеллеры добились того, что большая часть репарационных платежей с Германии, на которые так рассчитывали Ллойд Джордж и Ротшильды, досталась не им, а французам.

Разорённая Германия была в ещё более трудном положении, поскольку как проигравшая сторона в соответствии с жёсткими требованиями Версальского договора должна была выплачивать многомиллиардные репарации всем державам Антанты.

Так как ни у кого из европейцев денег не было, то американцы задействовали так называемый «План Дауэса», по которому правительство США выдавало кредиты Германии с тем, чтобы она могла оплачивать репарации Франции и Англии, а те в свою очередь – свои долги Соединённым Штатам.

Вот так, начав в 1914 году с задолженности иностранцам в 4,5 миллиарда долларов, Соединённые Штаты через бойню мировой войны пришли к тому, что в 1928 году уже им были должны 25 млрд. долларов.

Другим важнейшим итогом Великой войны стало разрушение сразу четырёх национальных империй: Российской, Германской, Австро-Венгерской и Турецкой. Побеждённые Россия и Германия были безжалостно ограблены всеми глобальными семьями – русское и немецкое золото, культурные и исторические ценности перекочевали в американские и британские банки. Глобальный проект нового мирового порядка явно торжествовал над имперским, сделав важнейший шаг к устранению института государственности, мешающему свободному перемещению товаров и капиталов.

При этом Ротшильды были жёстко потеснены Рокфеллерами на мировой арене и «командный пункт» глобалистов переместился из Лондона в Вашингтон. Не случайно в 1925 году европейский теоретик империализма Герхард Фон Шульце-Гевернитц предложил рассматривать в качестве основного итога Первой мировой войны «смещение мирового центра тяжести из Европы, где он находился со времён битвы при Марафоне, в Америку». США стали лидирующей финансово-экономической державой мира, вместо прежнего золотого паритета был установлен режим плавающих управляемых валютных курсов. Универсальными резервными мировыми валютами стали доллар США и фунт стерлингов.

Однако вскоре 12—15 наиболее крупных европейских кланов, которых представляли Ротшильды, нанесли своим заокеанским кредиторам ответный удар. Дело в том, что Англия торговала со своими доминионами по неравноправным по отношению к ним соглашениям, а в торговле с колониями и вовсе предпочитала безвозмездное изъятие сырья (либо за весьма символическую плату). Конкуренцию с богатыми американцами, которые рвались со своими товарами в английские колонии, дряхлеющая английская экономика никогда бы не выдержала. Поэтому в 1929 году Ротшильды просто закрыли Британскую империю (а это на тот момент без малого 25% мирового рынка) от экономической экспансии Рокфеллеров.

В том же году в разрушенной гражданской войной России окончательно побеждают сталинисты, которые ориентировались на решение национальных задач и не позволили глобальному капиталу руками троцкистов превратить страну в сырьевой придаток или «вязанку хвороста» для разжигания пожара мировой революции. Троцкисты потерпели поражение, частью были уничтожены в 1936—1938 гг., частью ушли в идеологическое подполье.

На Тихом океане Японская империя, активно сотрудничая с Англией и США, также пыталась идти своим путём, решать национальные задачи.

Все эти мировые тенденции были совершенно неприемлемы для осевших в Америке глобальных семей. В разговоре со своим сыном Эллиотом в 1941 году президент Рузвельт так обрисовал сложившуюся ситуацию:

«Есть ещё одно обстоятельство. На карту поставлена судьба Британской империи. Английские и германские банкиры уже давно прибрали к рукам почти всю мировую торговлю – правда, не все отдают себе в этом отчёт. Даже поражение Германии в прошлой войне не изменило дела. Так вот, это не слишком выгодно для американской торговли, не правда ли?

Если в прошлом немцы и англичане стремились не допускать нас к участию в мировой торговле, не давали развиваться нашему торговому судоходству, вытесняли нас с тех или других рынков, то теперь, когда Англия и Германия воюют друг с другом, что мы должны делать? Никаких искусственных барьеров, как можно меньше экономических соглашений, предоставляющих одним государствам преимущества перед другими. Возможности для расширения торговли. Открытие рынков для здоровой конкуренции!»

Воротилами Уолл-стрит было решено путём организации новой мировой войны взломать гигантский рынок Британской империи для американских товаров. Но для этого Рокфеллерам необходимо было переориентировать американскую экономику на обслуживание военно-промышленного комплекса, возродить побеждённую Германию и помочь осуществлению сталинских пятилеток в России, чтобы затем столкнуть своих противников в новой бойне. После этого справиться с разорёнными войной участниками (будь то Великобритания, Германия или СССР) уже не представляло для Уолл-стрит никакого труда.

У Ротшильдов в этом геополитическом раскладе был несколько иной интерес – они планировали возродить Германию и её руками уничтожить ненавистную им Россию, с которой находились в цивилизационном конфликте с начала XIX века. Все людоедские планы Гитлера в отношении русских – это фактически планы Ротшильдов, которые были повторно озвучены знаменитой Маргарет Тэтчер и успешно воплощены в жизнь после 1991 года захватившими власть российскими либералами.

В условиях, когда рядовые американцы, немцы и русские категорически не желали вступать в очередную мировую бойню, спровоцировать её можно было только одним способом – через искусственный обвал и погружение мировой экономики в кризисное состояние. Тогда, и только тогда, голодающие американцы, русские и немцы мигом расстались бы со своими пацифистским настроениями и ради выживания своих семей с радостью пошли бы и в армию, и на работу в военно-промышленный комплекс.

24 октября 1929 года глобалистами был организован знаменитый «Чёрный четверг», давший старт общемировой «Великой депрессии». Финансовая машина, закабалив кредитами и продажей акций десятки миллионов простых американцев, «неожиданно» рухнула. Котирующиеся на Уолл-стрит акции за три года упали в цене с 87 до 19 млрд. долларов! В промышленности, в сельском хозяйстве, в сфере услуг, в банковском деле «внезапно возникает» тотальное перепроизводство. Выплавка стали падает в 8 раз, выпуск автомобилей – в 5 раз. Больше 17 млн. американцев потеряли работу. А если учесть членов их семей, то без средств к существованию осталось более 70 млн. человек!

В Германии по тем же лекалам и в тех же условиях «Великой депрессии» начинается накачка проекта «Гитлер». За несколько последующих лет теневые хозяева мира не только привели фюрера к власти, но отдали ему на усиление пол-Европы. Тем самым обеспечили Гитлеру беспрецедентную поддержку немецкого народа, из рук в руки передали золотой запас Австрии и мощную военную промышленность Чехословакии. В результате буквально за шесть лет возрождённая Германия стала силой, которая оказалась способна взять на себя решающую роль в будущей войне с Россией.

Одновременно в СССР Сталиным и его командой, при активном участии американских корпораций и банкиров Уолл-стрит, в кратчайшие сроки с напряжением всех сил проводится масштабная индустриализация и коллективизация страны. Сталин прекрасно видел угрозу новой мировой войны и физическую угрозу существованию СССР. Поэтому охотно принимал американскую помощь, но в отличие от Гитлера сумел сохранить самостоятельность в геополитическом раскладе мира. В итоге, благодаря совпадению интересов Кремля и Уолл-стрит, разорённый гражданской войной СССР к 1939 году в военном и экономическом плане уже ничем не уступал Германии, а по многим показателям прочно занимал второе место в мире.

При этом коллективные Рокфеллеры оказались хитрее своих европейских конкурентов. Перед большим походом на Восток, дабы максимально усилить Гитлера, Ротшильды были вынуждены добровольно согласиться с подрывом британской гегемонии в Восточной Европе. Верные британские вассалы вроде Польши или Чехословакии были цинично преданы Лондоном и исчезли с политической карты. Румыния, Венгрия, Италия, Финляндия в своей внешней политике также переориентировались на Германию. А после сокрушения в 1940 году Франции и угрозы высадки Гитлера на Британских островах Ротшильдам и их политическим марионеткам (вроде Чемберлена и Черчилля) пришлось совсем уж туго. Вместо русско-германской войны и вероятной совместной англо-германо-французской интервенции в Россию, враг во всеоружии стоял уже у ворот Лондона! Подобной опасности Великобритания не испытывала со времён Наполеона.

Так Рокфеллеры руками немецкого фюрера прижали Ротшильдов к стенке и добились от них новых глобальных уступок. Сделано это было во время конференции в военно-морской базе Арджентия близ Ньюфаундленда, которая проходила с 9 по 12 августа 1941 года. Президент Рузвельт, будучи фактически хозяином положения, буднично огласил премьер-министру Черчиллю «цену крови»: взамен вступления Америки в войну с Германией, он попросил отменить решение 1929 года и открыть британские колонии для американской торговли. Фактически это означало крах Британской империи и её полный переход под экономический контроль США!

Черчилль поначалу яростно сопротивлялся предложениям Рузвельта, но висевшая над Великобританией угроза военного поражения в итоге заставила его принять американские условия. 14 августа была подписана знаменитая «Атлантическая хартия», в которой чёрным по белому было написано: «Соблюдая должным образом свои существующие обязательства, они будут стремиться обеспечить такое положение, при котором все страны – великие или малые, победители или побеждённые – имели бы доступ на равных основаниях к торговле и к мировым сырьевым источникам, необходимым для экономического процветания этих стран».

Это был конец Британской империи, британской торговли, британского влияния. Теперь все ставки были сделаны: США уже через несколько месяцев вступили в войну, очень быстро оформилась антигитлеровская коалиция. А у Гитлера, находящегося в мировой политике на третьих ролях, отныне оставался только один путь – нападение на СССР.

Однако Советский Союз, ценой 27 миллионов жизней, сокрушил взращённый Западом немецкий нацизм и сорвал планы глобалистов по своему уничтожению. Победа 9 мая 1945 года приобретает для нас куда более масштабный смысл, если вспомнить что за последние триста лет англосаксы трижды натравливали на Россию практически всю Европу во главе с Карлом XII, Наполеоном и Гитлером. Полтава, Бородино и Сталинград стали победами, в которых русский солдат трижды ломал хребет глобальному зверю.

Победный 1945 год привёл к ещё большему укреплению мировых позиций глобальных кланов, осевших на территории США. Все задуманные в 1929 году планы удались на славу. Были уничтожены и стали доступны для американской экономической экспансии Британская, Французская, Голландская, Бельгийская и Японская колониальные империи. Вдобавок подконтрольная Ротшильдам Британия лишилась евразийских нефтяных активов. Именно за этот геополитический провал Уинстон Черчилль летом 1945 года (к удивлению непосвящённых) прямо во время работы Потсдамской конференции лишился поста премьер-министра.

Побеждённая Германия была оккупирована, её немецкий дух окончательно сломлен, канцлер стал послушной марионеткой Вашингтона, а золотой запас перекочевал в Америку. Там же оказалось польское, русское, бельгийское, французское и норвежское золото. Всего в США хранят свои золотые запасы порядка 60 стран. После войны Соединённые Штаты давали эти средства разорённым европейцам, но уже взаймы. Причём на условиях запрета получения кредитов от третьих стран и обязательства покупать на эти деньги лишь американские товары.

Заодно в 1913—1945 гг. в США закончилось формирование действующей и поныне политической системы. Все рычаги влияния на общественное мнение отныне безраздельно принадлежали «некоронованным королям» из числа Рокфеллеров, Варбургов, Шиффов, Кунов, Лоебов, Кохов, Ротшильдов и прочих. Отныне только они решали, кто из публичных политиков-клоунов будет президентом, кто государственным секретарём, кто – министром обороны или генеральным прокурором. При этом при каждом американском президенте находился своеобразный «комиссар» глобалистов, ценных советов которого хозяин Белого дома ослушаться не смел, так как в противном случае его ждала трагическая судьба Гарфилда, Мак-Кинли и братьев Кеннеди.

Долгое время таким «комиссаром» являлся прожжённый спекулянт и матёрый аферист Бернард Барух, который был бессменным экономическим советником пяти (!) президентов США, включая Вильсона, Рузвельта и Трумэна. Семья Барухов возникла на 100 лет раньше семьи Ротшильдов, и именно они стояли у истоков создания в 1613 году банка банков «Стандарт Чартер Банк». В общем, фигура крайне серьёзная.

К 33 годам Барух уже был миллионером и, будучи советником президента Вильсона, склонил его поддержать идею создания Федеральной резервной системы. В Первую мировую войну возглавил Военно-Промышленный Комитет США, переводил американскую промышленность на военные рельсы и хорошо на этом заработал. Затем был членом Высшего экономического совета Версальской конференции, перекроившей политическую карту мира.

После революции в России Барух становится активным сторонником сотрудничества с Советским Союзом. Вместе с Хаммером и Гарриманом Ленин приглашает его на восстановление народного хозяйства разрушенной гражданской войной Страны Советов. В 1933 году США в полном объёме устанавливают дипломатические отношения с СССР, а Бернард Барух с видными американскими политиками принимает в Америке советских полпредов: Литвинова и Розенгольца, чтобы выработать совместную линию поведения.

Именно Барух, совместно с Шиффом, Варбургом и прочими американскими и британскими банкирами, организовал «Великую депрессию». Свои действия он цинично демонстрирует приглашённому в Америку под предлогом выступления с лекциями перспективному британскому политику Уинстону Черчиллю. 24 октября 1929 года Бернард привозит Черчилля на Уолл-стрит. В то время когда возбуждённая толпа бушевала у здания Нью-Йоркской биржи, он делится с Черчиллем информацией, что ещё за год до обвала прекратил играть на фондовом рынке, продал все свои акции и купил вместо них облигации правительства США, обеспечив сохранение своих капиталов от обесценивания. На Черчилля это произвело огромное впечатление, и с тех пор его дружба с Барухом приобрела не только личный характер, но и черты стратегического партнёрства.

Затем Барух «советовал» президенту Рузвельту, как организованную им и его подельниками «депрессию» победить. Сделано это было путём очередного ограбления простых американцев. В 1933 году во всех штатах был издан указ, по которому все юридические и физические представители должны были продать личное золото государству по фиксированной цене – 20,66 доллара за тройскую унцию.

В 1934 году Барух во взаимодействии с министром финансов США Генри Моргентау провёл ещё одну беспрецедентную операцию – обмен китайского золотого запаса на пачку бумажных облигаций. Чан Кайши, терпящий одно поражение за другим от японцев и коммунистов, вынужденно согласился на этот «обмен». В результате США получили не менее 100 тонн золота в слитках и огромное количество серебра, драгоценностей и антиквариата, а Чан Кайши – 250 листов рисованной бумаги и спокойную старость на острове Тайвань.

Так, при активном участии Баруха, путём ограбления царской России, кайзеровской Германии, простых американцев и китайцев появился нынешний золотой резерв США.

Во Вторую мировую войну Барух тоже был на очень серьёзных ролях по части военной промышленности. Из рассекреченных документов о нападении японцев на Перл-Харбор следует, что президент Рузвельт, Ален Даллес и банковская верхушка знали о намерениях японцев, однако сознательно пошли на уничтожение флота и убийство тысяч своих сограждан. Ценой этой провокации Америку втянули во Вторую мировую войну, а олигархи, и в первую очередь Барух, сорвали очередной гигантский куш. Например СССР расплачивался за поставки по ленд-лизу чистым золотом и закончил выплаты только в 1970-х гг.

После Второй мировой войны Барух взялся курировать ядерную программу США и быстро подмял под себя всю атомную промышленность. А 16 апреля 1947 года в официальной речи перед палатой представителей штата Южная Каролина ввёл в оборот термин «Холодная война». И он же – автор знаменитого антиядерного «Плана Баруха», на который СССР наложил вето в ООН.

Удивительно, но сей вершитель мировых судеб, личное состояние которого перевалило за триллион долларов, не прятался от людей, был весьма прост в общении, беседовал в парке с простыми отдыхающими, узнавал, какие у них настроения и пожелания, причём охраны возле него замечено никогда не было. До самой своей смерти в 1965 году Бернард Барух считался «серым кардиналом» Белого дома. Свидетельством особого отношения к этому человеку стала мемориальная скамейка, установленная в честь его 90-летия в 1960 году в парке напротив Белого дома.

На примере Баруха прекрасно видно, насколько несамостоятельной фигурой является любой американский президент, полностью зависящий от воли и рекомендаций глобальных семей. Поэтому осыпать проклятиями Барака Обаму или Дональда Трампа нам не стоит – они лишь марионетки в руках глобальных кланов и самостоятельности имеют не больше, чем Петрушка, надетый на руку актёру кукольного театра. К тому же глобалисты уже давно не мыслят категориями типа ЕС, Россия, США, Обама, Меркель или Путин. Для них – европейские, американские или российские политики давно «не при делах». Они лишь менеджеры, которые договариваются между собой, как оформлять происходящие на планете процессы и не более. Но вернёмся в 1945 год…

Вторично ограбив и обокрав весь остальной мир, Америка стала самой богатой державой планеты, а для Европы начался период постепенного цивилизационного заката. Отныне Вашингтону противостоял только один противник, который к тому же лежал в руинах и по подсчётам экономистов мог выйти на довоенный уровень производства не раньше чем через 25 лет.

Однако Сталин вновь спутал все планы глобалистов. Никто в мире не ожидал, что после такой крайне жестокой войны СССР восстановит свою экономику в кратчайшие сроки. Первая же послевоенная пятилетка, несмотря на все сложности того времени, побила все прежние рекорды. Уже к началу 1948 года восстановительный этап в основном был завершён, что позволило отменить в СССР карточную систему и осуществить денежную реформу. Для сравнения Англия, на территории которой война не прошлась разрушительным смерчем, сидела на карточной системе вплоть до 1954 года.

На Западе стали смотреть на экономическое развитие СССР с плохо скрываемым страхом. Кандидат в американские президенты Стивенсон отметил, что если темпы роста производства в СССР сохранятся, то к 1970 году объем советского производства в 3—4 раза превзойдёт американский. А в 1953 году американский журнал «Нейшнл бизнес» в статье «Русские догоняют нас…» сообщил, что темп экономического роста в СССР в 2—3 раза выше, чем в Соединённых Штатах.

Отстояв своё право на жизнь и восстановив экономику, СССР стал реальным самостоятельным игроком мирового масштаба. При этом Сталину удалось достичь с глобальными семьями определённого компромисса, заключив в 1944—1945 годах на конференциях Объединённых Наций в Думбартон-Оксе и Сан-Франциско малоизвестный пакт Молотова – Хисса, под патронажем будущего губернатора Нью-Йорка и вице-президента США Нельсона Рокфеллера. Глобалисты обязались не совать нос в дела народов СССР и стран Восточной Европы, а Сталин в свою очередь отказался от посягательств на «британский» Иран и «американскую» Саудовскую Аравию.

Однако СССР не отказался от политики противостояния капитализму, пытаясь создать на обломках рухнувшей колониальной системы новые региональные центры силы – Югославию, Китай, Индию, Вьетнам, Египет, Кубу. Русская цивилизация, имея обострённое чувство справедливости (что особо отмечал Шарль де Голль), не принимала правил однополярного мира, имела необходимый потенциал для построения иного общества, более справедливого и гуманного, построенного на основе социальной справедливости. Такое общество не стремиться физически избавиться от своих членов до уровня пресловутого «золотого миллиарда», ему нужен каждый человек для раскрытия его созидательного потенциала, накопления и передачи знаний следующим поколениям, освоения Земли, Океана и Космоса.

И Сталин, опираясь на русский народ, стал единственным, кто смог вплотную приблизиться к созданию такой модели. Возглавляемый им СССР имел все возможности (военные и экономические) для того чтобы одержать победу в мировом противостоянии и стать абсолютным лидером человечества.

Важным этапом на данном пути стала атака Сталина на святая святых США – возможности паразитировать на долларе, всучивая всему миру рисованную бумагу вместо реальных ценностей. 1 марта 1950 года в советских газетах было опубликовано Постановление правительства о прекращении определение курса рубля по отношению к иностранным валютам на базе американского доллара. Советский рубль переводился на устойчивую золотую основу.

В апреле 1952 года в Москве состоялось международное экономическое совещание, на котором СССР, страны Восточной Европы и Китай предложили создать зону торговли, альтернативную долларовой. Громадный интерес к этому проекту проявили Иран, Эфиопия, Аргентина, Мексика, Уругвай, Австрия, Швеция Финляндия, Ирландия, Исландия. На совещании, в котором участвовали представители 49 стран, Сталин предложил создать свой общий рынок и ввести вместо доллара иную межгосударственную расчётную валюту. Учитывая, что инициатором замысла трансконтинентального «общего рынка» был Советский Союз, то переведённый на золотую основу советский рубль имел все шансы стать межгосударственной расчётной валютой. После этого Сталин прожил менее года, погибнув в ходе организованного против него заговора…

Не удивительно, что перепуганный этими планами Запад и глобальный бизнес, с такой лютой ненавистью относятся как к русским, так и Сталину. А заодно к Ивану Грозному, Павлу I, Александру III и прочим русским правителям, которые видели Русь-Россию-СССР самостоятельным, самодостаточным государством вне западного влияния.

Убив Сталина и тем самым сорвав планы СССР, Вашингтон, пугая весь мир «коммунистической угрозой», взял на себя роль мирового защитника «демократии» и под этим соусом продолжил мировой разбой. Тем более что со времён «Великой депрессии» экономика США была построена так, что могла успешно развиваться, только имея в качестве локомотива военно-промышленный комплекс. Нет войн – нет и экономического роста. Кроме того, искусственное создание очагов войн, конфликтов, экономического хаоса и разрухи позволяло американцам получить лёгкий доступ к мировым энергоресурсам, одновременно вынуждая переводить местные финансовые и человеческие капиталы в США, как самую стабильную зону на планете.

В результате с 1945 по 2015 год американцы свергли (или пытались это сделать) правительства более чем в 50 странах, причём в большинстве случаев они были выбраны демократическим путём, бомбили мирное население 30 государств, использовали химическое и биологическое оружие, физически устраняли неугодных иностранных лидеров.

При этом уже в конце 1960-х годов глобальная финансово-экономическая система, «переварив» дивиденды от победы во Второй мировой вновь оказалась в предкризисном состоянии – неизбежное следствие её паразитической (потребительской) модели. США проиграли СССР экономическую гонку по всем статьям, перестав быть самовоспроизводящимся хозяйственным механизмом. Потребности внутреннего американского рынка были удовлетворены. Ниша торговли с Европой также была заполнена. Соглашение о долларизации нефтяной торговли ОПЕК начало генерировать нарастающий поток ничем не обеспеченной ликвидности, раскручивая инфляцию. А двухполярная модель мира установила жёсткие границы, «зона охоты» для глобальных кланов резко сузилась. В этих условиях финансовым паразитам необходимо было найти новые инструменты и аргументы для сокрушения СССР, дабы получить доступ к закрытой для Запада советской зоне влияния в Европе, Африке и Азии, её ресурсам и рынкам.

В 1975 году страны Европы, США, Канада и СССР подписали в Хельсинки акт, которым устанавливались и утверждались важнейшие принципы международного права, в том числе поведения на европейской и мировой арене.

Кроме традиционных мирных заверений, вроде принципов неприменения силы, уважения суверенитета был в пакете и весьма важный пункт «Уважения прав и основных свобод человека». Это дало повод США вмешиваться во внутренние дела любой страны в любой точке планеты под видом так называемой «гуманитарной интервенции». Этого как раз в Кремле не учли и попали в заранее заготовленный капкан. СССР немедленно стал объектом постоянной критики Запада за мнимое нарушение основных прав и свобод человека.

Но определяющую роль в поражении СССР в Холодной войне сыграли не столько усилия Запада, сколько советская партийно-хозяйственная номенклатура, которая со времён Хрущёва и Брежнева окончательно деградировала, мечтая любыми путями приобщиться к «западным ценностям». Проще говоря, получить возможность открыто воровать и цинично демонстрировать свои богатства. Запущенный в 1985 году Горбачёвым процесс «Перестройки» и «Разрядки» ожидаемо окончился тем, что глобалисты под лозунгами защиты прав человека и свободы рынка взломали «железный занавес» и разграбили социалистический лагерь, по которому прокатилась волна потрясений и восстаний против коммунистических режимов.

Точка в процессе «Перестройки» была поставлена в августе-декабре 1991 года «цветной революцией» в Москве и подписанием предательских Беловежских соглашений. Советская «элита» с лёгкостью сдала СССР Западу в обмен на уютные кресла «независимых» президентов, губернаторов, мэров и депутатов. Сдала ради власти и денег, для сохранения своего элитарного статуса, ради того, чтобы их дети вошли в мировую элиту, пусть даже в роли холуёв и слуг.

После развала СССР перед транснациональными корпорациями открылись огромные, неосвоенные территории с наивным, оболваненным лозунгами о свободе и демократии населением. Сокровища ацтеков и майя меркнут на фоне того, что в очередной раз удалось награбить финансовым мародёрам в России и странах Восточной Европы за 10 последующих лет (включая научно-инженерные, творческие кадры). Западная цивилизация в очередной раз высосала из России сотни миллиардов полновесных золотых рублей. Нашу Родину разграбили и опустили в нищету, но благодаря американцам не стали уничтожать как государство, интегрировав в западное сообщество на правах сырьевого придатка.

А ведь вопрос уничтожения России тогда стоял на повестке дня! Ротшильды мечтали разделаться с русскими со времён победы над Наполеоном, когда стало очевидно, что Россия начинает играть первую скрипку в европейских и азиатских делах. Не случайно последние 200 лет все российские революционеры, террористы и «правозащитники» находят политическое убежище, финансовую и информационную поддержку именно в Лондоне. Политику Ротшильдов войны с русскими на уничтожение попытался осуществить сначала Троцкий, затем Гитлер, а после 1991 года – захватившие власть либералы.

Помимо цивилизационной и идеологической ненависти у Ротшильдов в отношении Русского мира есть и чисто коммерческий интерес – для них Россия является источником ресурсов и резервной стратегической территорией.

Дело в том, что на планете нарастает угроза геоклиматической катастрофы. Это не глобальное потепление, которым пугают весь мир, чтобы в очередной раз протолкнуть идею мирового правительства. Действительность много проще. Раз в 11—13 тысяч лет происходит геокосмическая перестройка нашей планеты. Очередная такая перестройка началась в начале XX века, а её острая фаза приходится на наше время – 1999—2034 год. Чем опасна острая фаза? Смещение земной орбиты, увеличение угла вращения оси планеты и прочие «радости», отражённые в известном фильме-катастрофе «Послезавтра».

Для исследования данной угрозы в США был даже создан Институт Земли, объединивший под своим началом десяток других институтов. Данная структура нетипична для Америки, где институты представляют собой достаточно небольшие организации. Согласно исследованиям мировых учёных после геокосмической перестройки планеты, наиболее устойчивой из всех стран в плане климата и ресурсов останется Россия. Её территория становится спасительной гаванью для глобальных кланов. Фактором их физического выживания.

Не случайно в конце 2011 года Лондонская школа экономики и Брукингский институт закончили многолетнюю разработку «Проект внутреннего перемещения» в основе которого лежат математические модели перемещения огромных масс населения из стран Северной Атлантики в Северную Евразию (Россия) в случае климатической катастрофы. Не случайно в 2010 году НАТО проводило в акватории Балтики и Северного моря странные на первый взгляд гуманитарные учения по перевозке больших масс беженцев в страны Прибалтики.

Но для того, чтобы с комфортом разместиться на российской территории, глобалистам необходимо избавиться от проживающего там русского населения, отличающегося любовью к Родине, непокорностью и самоуважением. Эти качества буквально выводят наших врагов из себя. Вот немцы, проиграли Вторую мировую войну, покаялись перед всем миром и продолжают каяться из поколение в поколение, исправно выплачивая репарации жертвам Холокоста. Русские проиграли Холодную войну, но среди них нет и намёка на покаяние.

Поэтому проживающее на территории Русского мира население (россияне, украинцы, белорусы и малые народы) подлежит безусловному физическому уничтожению любыми доступными способами (водка, наркотики, социальная безысходность, нищета, уничтожение науки и образования, войны, моральное растление и разложение через СМИ). Ведь для пресловутой газовой и нефтяной трубы людей много не надо – всё давно автоматизировано. А вместе с Русской цивилизацией исчезнет и справедливая альтернатива развития человечества.

Однако планам Ротшильдов по развалу и уничтожению России активно противодействовала часть американских финансовых кланов. К ним примыкали такие известные персонажи, как президент США Джордж Буш-старший или патриарх американской внешней политики Генри Киссинджер, который уже полвека катается в СССР-Россию и держит постоянный контакт с кремлёвским руководством. Предлагаемая им роль младших партнёров США находит понимание у российских «элит», поэтому Киссинджер стал одним из ближайших друзей Бориса Ельцина и Владимира Путина. Действительно, зачем расчленять и уничтожать Россию, если постепенно вымирающие русские без всякого нажима добывают полезные ископаемые в суровых климатических условиях, продают их подешёвке за доллары, а затем эти же доллары вкладывают на Запад?

Имея в Кремле подконтрольного президента-алкоголика Россию было гораздо легче грабить, чем договариваться с десятком удельных князьков Сибири, Москвы, Кавказа или Татарстана. Кроме того, Россия и её ядерный потенциал должны были оставаться подконтрольны Вашингтону, дабы служить должным противовесом амбициям Ротшильдов в Европе и Азии.

Поэтому Америка поступила с побеждённой Россией так же, как и с Германией. Присланные в Москву американские «советники» не только написали Конституцию, Гражданский, Налоговый и Земельный кодексы, но и сформировали новую российскую «элиту», которая рассматривает Россию как периферию Западного мира. Москва в этот период действовала строго в американских интересах, сдавая всё и вся. А её дикий грабёж и открытый для американских товаров рынок позволил США, в период правления Билла Клинтона, на какое-то время погасить гигантский госдолг и даже иметь профицитный бюджет.

Но к началу XXI века сложившийся после распада СССР глобальный рынок, «переварив» советское наследие, вновь оказался в предкризисном состоянии – началось постепенное сжимание коммерческого спроса. Развитые страны уже не могли развиваться дальше – они были уже выстроены и в них исчезла возможность дальнейшего увеличения масштабов бизнеса. Колонизировать периферию финансовым паразитам стало негде, так как теперь вся планета (включая Россию и Китай) стала капиталистической и испытывала те же проблемы. К тому же большинство «потенциальных жертв» и без всякого вторжения уже находились в кредитной кабале МВФ. Пришло понимание, что с развалом СССР американские глобалисты не только потеряли крупнейший рынок сбыта своей продукции, но и открыли путь к росту своему прямому конкуренту – Китаю. Обнищавшие республики бывшего СССР взамен дорогостоящих технологий и оборудования Запада бросились массово скупать дешёвый китайский ширпотреб.

Стремясь поддержать коммерческий спрос, западные государства вбухивали деньги в свои экономики, но уже не получали отдачи – деньги банально проедались, шли на потребление, на поддержание высокого уровня жизни. Инъекции долларов и евро привели к запредельному росту биржевых котировок, но никак не отразились ни на производстве, ни на глобальном спросе, ни на реальной безработице. В результате росли внутренние долги у всех – глобальных монополий, государств, миллионов людей, попавших в ипотечное рабство. К 2014 году американский внутренний госдолг достиг астрономической цифры в 17 трлн. долларов. Не правда ли, очень напоминает состояние Америки перед Первой мировой войной?

Китай отказался увеличивать размер вложений в американские долговые бумаги, так как, бурно развиваясь и отстроив себе отличную инфраструктуру, сам попал в порочный круг долговой кабалы. Европа шла по тому же пути – на Германии висели огромные финансовые долги вассалов ЕС. Одна только Греция была должна Берлину почти 65 млрд. евро! Таким же финансовым бременем для немецкой экономики являются Португалия, Италия, Бельгия, Испания и Ирландия. У всех этих стран внешний долг перед ЕС превышает весь ВВП.

Россия, вне меньшей степени страдающая от либеральной паразитической модели экономики, последний раз покупала американские долговые бумаги осенью 2013 года. В сравнении с тем же Китаем её вклад был мизерным, но от экономики, которая плелась в хвосте 10—15 мировых лидеров, ожидать большего и не приходилось. Очень важный момент – Китай, Япония, Великобритания покупали американские облигации на «лишние» деньги бюджета, а либеральная Россия отрывала от себя последнее, обрекая на нищету и денежный голод собственное население. Направить же эти деньги на развитие страны, значило украсть их у глобалистов, создать им мирового конкурента. Никто в либеральном российском руководстве пойти на это не мог.

Отдать накопившиеся долги США, Китаю, ЕС в принципе невозможно. Рано или поздно они обесценятся, и мир сорвётся в глобальную депрессию. В поисках выхода мировые финансовые тузы решили списать половину долга Греции. Это немедленно нанесло болезненный удар по всему Евросоюзу и по принципу домино обрушило экономику Кипра. Стало совершенно ясно, что в мировых масштабах такие фокусы даром не пройдут – это мгновенное обнищание населения почти всей планеты, крах экономики и потеря глобалистами рычагов влияния на мировые процессы.

Прекрасным поводом для списания мировых долгов могла бы стать масштабная техногенная катастрофа, но она таила в себе угрозу физического существования человечества, а следовательно и самих глобальных семей.

Единственным эффективным способом выбраться из долговой ямы, а заодно и нажить баснословные прибыли остаётся Третья мировая война. В ходе неё глобальными стратегами планируется стравить между собой экономических гигантов в виде Европы, Китая, Индии, России и исламского мира. На их обломках планировалось создать тот самый новый мировой порядок, полностью подконтрольный Рокфеллерам, Барухам, Виндзорам, Ротшильдам, Морганам и ещё нескольким сотням семей, которые должны стать для погружённого в первобытное состояние остатков человечества единственной властью, подкреплённой силой и самыми передовыми технологиями.

Эти людоедские планы вполне разделяют энергетические и военно-промышленные корпорации Запада, недовольные тем, что Россия частично вернула себе контроль над своими нефтегазовыми ресурсами и вместе с Китаем активно теснит их на рынке вооружений.

И только наличие ядерного оружия у России, Китая, Индии и ещё нескольких стран вынуждает мировых паразитов отложить все планы по развязыванию Третьей мировой войны на самый крайний случай. Пока же, раз срыв в глобальную депрессию оказался неизбежен, мировые кланы решили попытаться провести его по своим правилам, с максимальной выгодой, не допуская стихийного и неуправляемого развития.

Ещё в 1990-е годы при президентстве Билла Клинтона внутренняя жизнь США была незаметно, но весьма эффективно переформатирована из демократии в военную диктатуру. Для окончательного оформления этого процесса глобалистами (руками американских спецслужб) были организованы теракты 11 сентября 2001 года. Официальные власти поспешили обвинить во всём Аль-Каиду2 и Усаму бен Ладена, но у простых американцев возникло столько вопросов, вылившихся во множество независимых расследований, что уже сейчас собственно ясно, чьих рук это кровавое дело.

Однако бойня 11 сентября позволила глобалистам, военным и спецслужбам сделать главное – оформить военную диктатуру в США де-юре, образовав т.н. «Бюро безопасности Родины». Затем был принят «Патриотический акт», который усиливал контроль над американским населением, резко расширял полномочия полицейских органов, ограничив личные права граждан. Спецслужбы США под предлогом борьбы с терроризмом получили право собирать любую информацию о любом человеке по всему миру и всеми доступными способами. Никакого протеста в «самой демократичной стране мира» эти действия не встретили – рядовые американцы охотно меняли свою личную свободу на «гарантии безопасности».

В сентябре 2002 года администрация президента Буша обнародовала интересный документ под названием «Национальная стратегия безопасности США». В нём есть весьма откровенная фраза: «События 11 сентября открыли перед нами новые гигантские возможности». И действительно. Теперь к примату сверхценности «прав человека» США получили возможность добавить ещё и «борьбу с международным терроризмом», окончательно развязав себе руки на пути к мировому господству и получив предлог вторгаться в любое государство в любой точке планеты.

Закабалённый Федеральной резервной системой Вашингтон, по приказу своих теневых хозяев, немедленно оккупировал Афганистан, превратив его в мировую фабрику по производству наркотиков. С их помощью глобалисты не только получали сказочные прибыли, но и попутно истребляли «лишнее» население России и Европы.

Затем был уничтожен Ирак, а его нефтяные активы также перешли под контроль глобальных семей.

Затем случилась «Арабская весна», приведшая к уничтожению государственности в Тунисе, Ливии, Египте и Сирии. Это позволило глобальным корпорациям бесплатно получить доступ к их энергоресурсам, а заодно в корне изменило геополитический расклад в Северной Африке, Среднем и Ближнем Востоке.

Однако после 10 лет борьбы с «международным терроризмом» стало ясно, что в одиночку США явно не справлялись с ролью «мирового жандарма». Сил даже такой сверхдержавы не хватало для контроля над планетой, когда любое сопротивление или недовольство подавлялось американской военной мощью. Оккупация Афганистана и Ирака в буквальном смысле сковала сухопутные американские силы, поэтому ливийскую кампанию в военном плане пришлось поручать уже европейским вассалам из НАТО. А на Сирию американского военного потенциала и вовсе почти не осталось.

Тогда была задумана ещё одна новинка – Трансатлантическое и Транстихоокеанское торговое и инвестиционное партнёрство. Суть идеи проста – вырезание из глобального рынка огромной зоны Евросоюза и Азиатско-Тихоокеанского региона и отдача его на полное разграбление американским корпорациям. «Партнёрство» предусматривало свободное перемещение товаров в обеих зонах и передачу судебных функций (в случае попыток стран-участников защитить свою экономику от экспансии США) транснациональным корпорациям. Это позволяло США, не прибегая к уже непосильным для них вторжениям и войнам, на законных основаниях ограбить государства Европы, Азии, Австралии, Южной Америки, а их правительства превратить в простых региональных менеджеров глобальных кланов. Эта чудовищная конструкция мировых финансовых паразитов в случае её успешной реализации отодвигала срыв в глобальную депрессию как минимум на 15—20 лет.

При этом весь остальной мир (прежде всего Китай, а также страны-члены БРИКС) оказывался в изоляции и обрекался на экономическое уничтожение. Не случайно американцами создана широкая коалиция против Китая с участием Японии, Вьетнама, Южной Кореи, Филиппин, Индии, Австралии и ряда других стран. Такая же коалиция, но уже против России, создана американцами из европейских стран-участниц НАТО.

Окрылённый этими планами президент Барак Обама, в мае 2014 года открыто декларировал намерение США оставаться мировым лидером в ближайшие 100 лет: «Когда тайфун обрушивается на Филиппины, в Нигерии похищают девочек, а люди в масках занимают здание на Украине, мир смотрит на Америку и ждёт её помощи. США – незаменимая страна. Так было так в прошедшее столетие и, вероятно, будет так в последующее столетие». «Я всем сердцем верю в американскую исключительность», – добавил американский президент.

Нас в данном случае интересуют геополитические события, происходящие на Европейском континенте. На нём и остановимся.

Трансатлантическое торговое партнёрство возникло не на пустом месте. Как уже упоминалось, в ходе Второй мировой войны США развалили и экономически «съели» Британскую империю. Следующей жертвой мировых паразитов стал СССР и страны Восточной Европы. Теперь пришёл черёд Евросоюза стать «котлетой» для экономики США.

Сама Европа не могла выдержать свободную конкуренцию с американцами из-за бюрократии и высокой социальной нагрузки, поэтому планы Вашингтона и подконтрольной ему брюссельской бюрократии натолкнулись на резкое противодействие со стороны кланов Виндзоров, Ротшильдов, немецкой и итальянской аристократии, а также весьма влиятельного в мире Ватикана. Являясь экономическими и политическими соперниками США, они упорно отказывались идти на самоубийственный шаг и присоединяться к Трансатлантическому «партнёрству».

Чтобы сорвать планы США Ротшильды стали активно работать на разрушение Евросоюза, выведя из него в 2016 году Великобританию. Одновременно ими в последние 10—15 лет создаётся альтернативный США центр мировой силы – Китай.

Благодаря поддержке Ротшильдов и Виндзоров Поднебесная растёт темпами, пятикратно превышающими темпы развития американской экономики, в результате чего США уже уступили Китаю в объёмах производства продукции и экспорта высоких технологий. Китай стремительно догоняет Америку по количеству учёных и инженеров, и многие передовые китайские разработки завоёвывают мировые рынки. Китайская мировая фабрика обеспечивает регион не только товарной массой и технологиями, но и всей мощью своих вооружённых сил. Не случайно в последние годы Поднебесная совершила качественный рывок в военном деле. Милитаризация Китая идёт невиданными темпами. Кроме того, Пекину удалось сделать зоной своего влияния Пакистан, Иран и страны Африки.

Региональные игроки (Россия, Индия, Бразилия) при поддержке Ротшильдов также стали пытаться проводить антиамериканскую политику и, вопреки глобальному рынку, пытаться образовать отдельные экономические макрорегионы. Правда, в отличие от Китая, либеральная Россия оказалась не в состоянии сделать зоной своего прочного влияния даже Беларусь, Украину и Казахстан.

Не дремали и в Вашингтоне. Чтобы сломить сопротивление Ротшильдов и подчинить Европу планам Трансатлантического партнёрства американцам необходимо обрушить европейскую экономику, национальное самосознание и государственность. Делалось это постепенно, но совершенно неотвратимо.

Сначала в 1914—1945 годах было организовано чудовищное 30-летнее самоистребление Европы. Десятки миллионов европейцев навсегда легли в сырую землю, оставшиеся были психологически сломлены войной и послевоенной разрухой.

Затем последовала «Студенческая революция» 1968 года и «Сексуальная революция», которые подорвали моральные устои дряхлеющей Европы и выдвинули на политическую авансцену хиппи и студентов-недоучек. Именно из этого поколения троечников и балбесов в дальнейшем формировалась европейская политическая «элита». Тогда же началось навязывание Старому Свету культа потребления, агрессивного гомосексуализма, порнографии и ювенальной юстиции, что уже через 30—40 лет привело к физическому вырождению «белой» Европы и полной утрате в обществе авторитета христианской церкви.

Важным этапом цивилизационного заката Европы стала «Арабская весна». Помимо экономических выгод она позволила глобальным кланам перебросить в Старый Свет миллионы мусульманских беженцев. Это окончательно сломало западноевропейское гражданское общество, в корне изменило национальный состав в ряде стран, привело к падению жизненного уровня и росту европейского исламизма.

С подачи американцев Европу расшатывает не только экономический, миграционный и духовный кризис, но и сепаратизм, поразивший Великобританию, Италию, Францию, Бельгию, Данию, Испанию. При этом Вашингтон был кровно заинтересован в сохранении ЕС, но в очень ослабленном (раздробленном) виде. Не секрет, что наши геополитические противники пытаются развалить Россию на Татарстан, Чечню, Уральскую республику, казачьи края и т. д. Та же схема применена и в отношении Европы. Вместо единой Великобритании глобалистам куда милее в составе ЕС карликовые Шотландия, Англия, Уэльс, Ирландия. Вместо Испании – Страна Басков, Каталония и т. д.

Сильным инструментом в руках Вашингтона оставалась брюссельская евробюрократия, а также восточноевропейские вассалы в лице Польши, стран Прибалтики, Румынии, Болгарии, Венгрии. Де-юре они являлись членами ЕС, но действовали в лучших традициях «пятой колонны», чётко выполняя приказы Вашингтона, а не Берлина.

Ещё одной болевой точкой Европы, на которую решили надавить практичные янки, стал газовый вопрос. Если проанализировать западную прессу последних лет (которая полностью находиться под контролем глобального капитала), то выясняется, что главной проблемой Европы последнее десятилетие были вовсе не мусульманские беженцы, не исламский терроризм, а необходимость покупать газ у проклятых русских.

Важнейшую роль в энергобезопасности Европы всегда играла Северная Африка, но из-за политической нестабильности и отсутствия инвестиций Алжир и Ливия были вынуждены постепенно снижать добычу. И стоило Каддафи проявить излишнюю самостоятельность в деле обеспечения Европы газом (включая строительство разгрузочных терминалов в северной Германии), как на Ливию немедленно посыпались бомбы западной коалиции, а сам Каддафи закончил свою жизнь мученической смертью.

Второй источник европейских энергоресурсов – Норвегия. Но свой пик добычи нефти и газа она прошла ещё в 2001 году. Кроме физического истощения запасов, свою роль сыграли и низкие цены на углеводороды. Вслед за норвежскими постепенно истощались и британские месторождения в Северном море. В результате собственная добыча газа в Евросоюзе с 2004 по 2014 год упала на 42%! Так что газовый вопрос для Брюсселя и Берлина стоял очень остро.

Основной объём европейского газа (больше 80%) потребляли страны Западной Европы и Турция. В них Россия крепко держала треть рынка, деля его равными долями с Норвегией и Алжиром. Оставшийся объём приходился на страны Восточной и Северной Европы, где Россия полностью контролировала рынок Швеции, Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы и Болгарии. Венгрия, Чехия, Польша, Словакия, Греция, Словения покрывали российским газом от 50 до 80% внутренних объёмов потребления.

Вашингтону требовалось любыми средствами избавить Европу от дешевого российского газа, взять на себя роль главного поставщика энергоресурсов, а затем путём миграционного и газового шантажа «взломать» гигантский европейский рынок для американских товаров и добиться от Европы подписания хартии Трансатлантического партнёрства.

Первым шагом в этом направлении стало принятие евробюрократией так называемого «Третьего энергопакета», который обязывал российский «Газпром» обеспечить доступ к своей «трубе» другим поставщикам, которые изъявят желание снабжать газом Европу. Если таковых нет, часть газотранспортных мощностей все равно должна была оставаться в резерве. Россию подобное предложение не устраивало категорически, поскольку рентабельность её газовых проектов резко снижалась.

Затем американцы и европейцы совместными усилиями разрушили Сирию, дабы протянуть через её территорию газовую трубу из Катара и создать для ЕС средиземноморский газовый терминал. Этот проект не был экономически выгоден ни Катару, ни самой Европе – но зато лишал «Газпром» европейского рынка со всеми вытекающими последствиями для мирового расклада сил и бюджета России.

Не случайно на развалинах Ирака и Сирии глобалистами было создано так называемое «Исламское государство»3, которое помимо разрушения светских режимов на Ближнем Востоке, разом перекрыло возможность Ирану пробиться со своим газом и нефтью в Средиземное море. При этом террористы ИГИЛ4 полностью оправдали вложенные в свой проект средства. Захватив иракские и сирийские нефтяные месторождения, они немедленно начали поставлять через Турцию на мировые рынки дешёвую нефть.

Забегая немного вперёд отметим, что в 2015 году в Сирии в роли частной военной компании «Газпрома» появились российские войска, после чего планы американцев и европейцев протянуть в Сирию катарскую или иранскую газовую трубу приобрели совсем уж призрачный характер.

Украина в этих условиях не могла не стать жертвой американских планов дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке и в Европе. Хотя бы потому, что через её территорию шла пресловутая газовая труба, по которой шёл основной транзит русского газа в ЕС. Даже в 2013 году, после строительства «Северного потока», доля транзитного газа, доставленного «Газпромом» европейцам по украинской трубе всё ещё составляла 52%.

Посеяв на украинской земле смерть и хаос, глобалисты и американцы убивали сразу нескольких зайцев – Москва получала головную боль в виде вооружённого конфликта прямо у своих границ, лишалась Крыма и Севастополя, а американцы получали прямой контроль над половиной объёма поставок российского газа в Европу. «Сомализация» Украины позволяла в любой момент под любым предлогом перекрыть газовый вентиль, что в перспективе лишало Кремль основного рынка сбыта энергоресурсов и одновременно било по конкурентоспособности европейских товаров, что позволяло США нарастить поставку в Старый Свет своей продукции.

Со временем США и Европа планировали вообще перекрыть доступ России к европейскому газовому рынку и заменить русский газ американским (сланцевым). При этом многие специалисты пребывали на этот счёт в определённом заблуждении предполагая, что американцы собираются поставлять газ в Европу через Атлантический океан со своих сланцевых месторождений. Однако последующие события расставили всё по своим местам.

Во-первых: весь американский сланцевый газ предназначался Японии, где он дороже на 100 долларов за тысячу кубов. Для этих целей шло активное расширение Панамского канала, а Южная Корея ударными темпами строила на своих верфях океанские газовозы (первый такой газовоз отправился из США в Японию в начале 2016 года).

Во-вторых: чтобы построить в Европе инфраструктуру для приёма и распределения американского сланцевого газа по предварительным расчётам требовалось минимум один триллион (!) евро.

В-третьих: американский сланцевый газ при любых раскладах был дороже российского на 30—40%. Это обусловлено условиями и технологией добычи, аппетитами американских корпораций, транспортными издержками.

Нет, наши враги умеют считать деньги. Зачем тратить триллион евро на строительство танкерного флота и терминалов по обе стороны океана, если проще и дешевле устроить государственный переворот на Украине? Именно на её территории практичные Ротшильды и Рокфеллеры намеревались организовать добычу сланцевого газа и самим поставлять его в Европу по уже готовой к использованию украинской газотранспортной системе! От таких перспектив кружилась голова и сразу после разгрома Ливии и Сирии, глобалисты принялись за дело.

А что же Россия?

В 1991 году у наших людей существовала искренняя уверенность в том, что достаточно сбросить власть КПСС и Запад примет нас с распростёртыми объятиями, после чего Россия станет одним из основных партнёров США и вообще «цивилизованного мира». Однако людоедские гайдаровские «реформы», открытая поддержка Западом чеченских сепаратистов и агрессия НАТО против Югославии окончательно раскрыла глаза русским на истинные цели американской политики.

Несмотря на геополитическую катастрофу 1991 года русский народ, крайне ослабленный либеральными преобразованиями и социальной разрухой, по-прежнему жаждет вести внешнюю и внутреннюю политику, отвечающую его национальным интересам. Это стремление удачно накладывалось на общемировую практику развития периферийных государств, которым (увы!) стала и наша Родина.

Суть проста – берём любое государство, с полностью подконтрольным США правительством. Его экономическое крыло в лице либералов готово сдавать своим хозяевам из транснациональных корпораций всё и вся, а вот силовой блок в какой-то момент обретает желание самостоятельно контролировать экономические и политические процессы внутри своей территории, «отстёгивая» глобалистам из Вашингтона и Лондона только необходимую дань. И Россия на рубеже тысячелетий так же оказалась перед этим выбором.

Именно поэтому люди, которые открыто и верно служили Западу (Волошин, Дьяченко, Дерипаска, Березовский, Юмашев и далее по списку), выбрали на роль преемника Ельцина Владимира Путина, который сделал политику «вставания с колен», подкреплённую острой антиамериканской риторикой чуть ли не основой своих публичных выступлений. Конечно, предполагать, что Путин выбирался в целях реального противостояния США, развития России, восстановления мощи и объединения страны было бы наивно.

Нет, задача российской «элиты» была куда скромнее – чередуя методы определённой неуступчивости с широким спектром услуг и уступок, постараться убедить Вашингтон начать считаться с собой. Так сказать сменить откровенно колониальный статус на более приемлемый – реальное вхождение России на правах младшего партнёра в семью «цивилизованных» стран. Это означало интеграцию российской «элиты» в Западный мир и легализацию наворованных в результате приватизации капиталов. Ведь как приятно иметь 1—2% акций в ЗАО «Планета Земля», входить в мировой Совет директоров (пусть и на пятых-шестых ролях) и ни за что больше не отвечать, получая гарантированную прибыль от продажи своих нефти и газа.

Олег Дерипаска очень точно отозвался о роли президента Путина в современной России – это своего рода топ-менеджер, управляющий всей страной. Он умный, адекватный человек, никогда не превышающий пределы своих полномочий. Благодаря ему в России было окончательно уничтожено понятие «государственные интересы». Прокуратура, госаппарат, суды, спецслужбы, телеканалы и газеты были переформатированы и стали работать только на интересы бизнеса. Сложилась система, когда все чиновники и силовики поняли – альтернативы Путину нет. Поэтому все распоряжения президента и правительства касающиеся крупного бизнеса выполнялись быстро, чётко, на все 100%.

Что же касается социальных обязательств государства перед народом и малым бизнесом, то тут наблюдался откровенный саботаж и вредительство. Знаменитые майские указы Путина 2012 года до сих пор остаются невыполненными. Малый бизнес уничтожается налоговым прессингом и проверками. Нарастают проблемы в пенсионном обеспечении граждан. Сокращаются расходы на социальную сферу. Продолжается вымирание народа, особенно в сельской глубинке.

На международной арене после 2000 года, несмотря на всю антиамериканскую риторику, Кремль начал проводить последовательную политику, направленную на интеграцию России в Западный мир путём вступления в ЕС, НАТО и ВТО.

В угоду западным «партнёрам» было свёрнуто российское военное присутствие на Кубе и Вьетнаме. После 11 сентября 2001 года Россия всеми силами содействовала США в создании международной антитеррористической коалиции. Укреплялись контакты с НАТО (база в Ульяновске, соглашение 2007 года «О статусе сил» по которому силы и грузы НАТО в России не подпадают под российскую юрисдикцию). В 2012 году Россия вошла в ВТО на абсолютно кабальных условиях, настежь «распахнув» перед Западом свою экономику и сразу получив промышленный и инвестиционный спад.

По указке из Вашингтона Москва списала почти все долги странам Африки, Азии, СНГ и Европы почти на 110 млрд. долларов, не только лишив свой бюджет этих денег, но и утратив эффективные рычаги воздействия на страны-должники. При этом Россия продолжала исправно выплачивать советские долги всем другим странам, которые в свою очередь ничего никому прощать не собирались.

В итоге этой политики в Кремле наступили на те же грабли, что и все правители СССР-России после смерти Сталина – поверили в возможность наладить с западными «партнёрами» добрососедские отношения.

Вскоре выяснилось, что несмотря на весь пиар в российских и частично мировых СМИ, российский президент в глобальной иерархии находится очень даже невысоко. Поэтому проконсультироваться с ним о судьбах мира регулярно забывали. Путин и сам открыто это признавал (например, на Петербургском экономическом форуме в мае 2014 года), сетуя, что все действия Запада по расширению НАТО, по государственному перевороту в Киеве проходили без предварительных консультаций с Москвой. И действительно, если Вашингтон и советовался с кем-либо по поводу своих решений, то только с ближайшими союзниками – Великобританией и Израилем.

Первой звонкой пощёчиной Запада в отношении Москвы стало начало развёртывания в Европе системы ПРО.

Затем последовала война в Ираке в результате которой Саддам Хуссейн был повешен, а иракские энергоресурсы оказались в полном распоряжении американских корпораций.

Далее случилась «Бульдозерная революция» в Сербии, «Революция роз» в Грузии, «Оранжевая революция» на Украине, «Тюльпановая революция» в Киргизии. Плюс беспрецедентное расширение НАТО на Восток в 2004—2009 годах, когда в состав альянса вступили Латвия, Литва, Эстония, Болгария, Словения, Хорватия, Словакия, Румыния и Албания.

Это насторожило кремлёвские элиты – стало понятно, что Россию начали окружать кольцом враждебно настроенных государств, удушать её экономически и политически, путём создания широкой антироссийской коалиции в Европе. И это несмотря на все уступки и готовность к диалогу! Мировые лидеры по-прежнему видели в России (в которой наблюдался отчётливый раскол на русский народ и полностью прозападную элиту) единого противника, которого нужно, как минимум, поставить на место.

В ответ последовала знаменитая мюнхенская речь Путина 2007 года. Со времён СССР ни один лидер России не выступал столь жёстко по отношению к политике США и странам Евросоюза.

Ответная реакция западных политиков и СМИ не заставила себя долго ждать. Часть политической элиты сразу сравнили речь с «холодным душем», под который поставили Запад, другие вспомнили «Фултонскую речь» Черчилля, с которой началась Холодная война. Большинство политологов сошлось во мнении, что выступление Путина стало переломным моментом окрепшей дипломатии России в отношениях с США. Но так ли это на самом деле?

Чтобы ответить на этот вопрос необходимо понять, что представляла собой наша Родина в 2000—2014 годах?

Откроем Конституцию Российской Федерации в которой чётко прописан приоритет международного права над собственно российским, запрет иметь собственную идеологию и цензуру. Даже после глобального сдвига 2014 года, введения Западом санкций и открытого провозглашения политики на полное уничтожение России, как государства, со стороны Кремля не наблюдается никаких попыток изменить этот откровенно колониальный статус.

В сравнении с почти не ограниченными ресурсами глобальных финансовых структур, у России очень мало денег. Если США нужен миллион долларов, то они могут легко его напечатать, а вот России приходится этот самый миллион отрывать от насущных потребностей – оборонных или социальных нужд. Контролировать выпуск рубля российские власти также не в состоянии, так как Центральный Банк России по закону не подчиняется государству, фактически обслуживая интересы ФРС США.

Нет у России и национально ориентированной элиты. Притчей во языцех стало заявление американского политолога и государственного деятеля Збигнева Бжезинского, сделанное им в 2009 году. Бжезинский тогда заметил, что не находит причин, по которым Россия могла бы прибегнуть к своему ядерному потенциалу, поскольку в банках США лежит 500 миллиардов долларов российской «элиты». И с ухмылкой добавил, что ещё неизвестно, чья это элита. Спустя несколько лет после его заявления президент Путин объявил курс на деофшоризацию экономики и «национализацию элиты». Некоторые олигархи возвратили капиталы в Россию, но общую ситуацию это никак не изменило.

Да и могло ли быть иначе? Нынешняя российская власть родилась на капитуляции и предательстве 1991 года и бандитского разбоя 90-х годов, умея только «пилить» и проедать советское наследство, перерабатывая его в долларовую массу, которая вывозится в западные банки. Всё это усугубляется невысоким интеллектуальным уровнем большинства её членов. В отличие от американцев, британцев и частично китайцев российская «элита» не владеет глобальной повесткой дня и не имеет навыков стратегического планирования. Все её действия во время кризиса на Украине – не более чем ситуативное реагирование. Экономический блок российского правительства – откровенные агенты Запада. «Силовики» же сосредоточили внимание на борьбе за место младших партнёров западных элит, а не на защиту национальных интересов.

Ахиллесовой пятой России остаётся её высокая зависимость от экспортно-сырьевой доли в доходах. Если в 1999 году доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете составляла 18%, то в бюджете 2011 года – уже 54%. Столь значительный рост вызван как ростом цены на нефть (с 17 до 87 долларов за баррель), так и давлением Кремля на нефтегазовые кампании, которые наконец-то начали платить налоги в бюджет. В реальности же пресловутая «труба» формирует примерно 16% российского ВВП. Поэтому сегмент экономики действительно чрезвычайно важный, но отнюдь не смертельный. Явно поторопились торжествовать как президент Обама, «в клочья» порвавший нашу экономику санкциями, так и сенатор Джон Маккейн, заявивший: «Россия – автозаправочная станция, которая маскируется под страну. Это клептократия, коррупция. Это государство, экономика которого опирается только на поставки нефти и газа».

Помимо нефти и газа у нашей страны неплохой военный автопром, лучшая в мире атомная промышленность, ракетно-космическая отрасль, сфера услуг и обрабатывающая промышленность. Очень сильны позиции нашей Родины на международном рынке вооружений. Именно поэтому санкции 2014 года не сломили экономику России. Потери от продажи нефти и газа были частично компенсированы продажей за границу вооружения и продовольствия.

Тем не менее, нельзя пройти мимо очевидного факта – за последние 25 лет в результате либерального правления Россия понесла чудовищные людские, экономические и научные потери. Ущерб от гитлеровского нашествия оказался для нашей Родины меньшим злом, чем результат экономических реформ и грабительской приватизации. По стране прокатилась волна деиндустриализации, которая в прямом смысле умертвила целые регионы (счёт погибших деревень и поселков на Севере, в Сибири, Дальнем Востоке, Центральной России идёт на десятки тысяч). Даже в американском докладе, который называется «О противостоянии минимальному сдерживанию: новая политика на пути к ликвидации ядерных вооружений», властям США рекомендовано уничтожить ядерными ударами на территории нашей страны уже не 156 стратегических объектов, как это предусматривалось прежними планами типа «Дропшот», а всего… 12!

Но Кремль это не заботило. Там рассуждали просто – зачем вкладывать и развивать Россию тем самым создавая своим глобальным хозяевам конкурента, если всё необходимое для жизни можно купить за границей? В результате такой политики импорт товаров и услуг в Россию с 1992 по 2014 год вырос почти в 7,5 раз с 58 до 429 млрд. долларов. Одновременно все эти годы из России продолжалось бегство капиталов, что является прямым индикатором неперспективности её промышленного освоения. В 2010 году из страны было выведено 33 млрд. долларов, в 2011 уже 80 млрд, в 2014 – рекордные 151,5 млрд!

Ситуацию усугубляло практически полное отсутствие продовольственной безопасности. В предвоенном 2013 году продуктовые магазины и супермаркеты были на 90% завалены некачественным импортом, в то время как отечественное сельское хозяйство влачило жалкое существование, задыхаясь от непосильных кредитов, проверок и прессинга со стороны властей и этнической мафии. Только в 2010 году Россия закупила продовольствия на 36,4 млрд. долларов, в 2013 – уже на 43 млрд.

В результате Россия скатилась на 13 место экономик мира, уступив США, Китаю, Японии, основным европейским странам, Бразилии и Индии. По добыче угля наша страна оказалась на уровне 1957 года, по производству грузовых автомобилей – 1937-го, комбайнов – 1933-го, тракторов – 1931-го, вагонов и тканей – 1910-го, обуви – 1900-го.

Вопреки мифу о сохранении территориальной целостности, в Москве самым серьёзным образом обсуждается вопрос о сдаче Дальнего Востока в концессионное пользование транснациональным корпорациям (путём создания так называемых территорий опережающего развития). Часть российских территорий была уступлена Китаю и Азербайджану. Спорную акваторию Баренцева моря с запасами нефти и газа на 30 млрд. евро, а также архипелаг Шпицберген и остров Медвежий подарили Норвегии. В 2017 году чуть не отдали Японии под совместную хозяйственную деятельность острова Курильской гряды.

В самой России очень сильны сепаратистские тенденции, заложенные в самом принципе её федеративного существования. Чечня, Тува и Татарстан де-факто полноценные национальные государства, мало управляемые из Москвы. В национальных республиках Поволжья и Северного Кавказа местные элиты исподволь готовятся к возможному распаду России. Русский народ поставлен в условия демографической катастрофы и постепенно вымирает. При этом ещё и активно раскалывается на россиян, украинцев, белорусов, уральцев, кубанцев, сибиряков и казаков. Даже жители русских окраин – на Дальнем Востоке, в Забайкалье, будучи в большей степени экономически связаны с соседним Китаем, выказывают недовольство необходимостью «кормить» Москву, которая ничего им не даёт взамен.

Всё это прекрасно видели на Западе, поэтому американское внешнеполитическое сообщество справедливо считало, что в реальности Россия значительно слабее, чем ведёт себя на международной арене. Когда СССР боролся с США – это было действительно равное соперничество двух сверхдержав. В настоящее время США вполне справедливо считают Россию сильным региональным игроком и не боятся её так, как опасались СССР. Гибридная война, которую Запад ведёт против нашей Родины, резко отличается от времён Холодной войны возросшим уровнем конфликтности. Поэтому после мюнхенской речи Путина, России решили жёстко указать её место в мировой иерархии.

Последовала проба сил в виде организованной американцами в 2008 году агрессии Грузии против Южной Осетии. Затем Россия, из-за интеграции в мировую экономику и действий «пятой колонны», испытала на себе все прелести мирового экономического кризиса 2008—2009 годов. Этот кризис не пощадил и США, но наглядно продемонстрировал, насколько жалка и зависима от Запада российская экономика. Всего лишь за один год ВВП России сократился на 10%, золотовалютные резервы – на 25%. Было подорвано доверие населения к банкам, что привело к резкому оттоку вкладов.

Одновременно наступило резкое охлаждение в отношениях между Россией и ЕС, который следуя многовековой европейской политике упорно не желал признавать варварскую Московию равноправным партнёром. После провала грузинской авантюры, европейцы решили не продлять «Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве между ЕС и Россией». Оно было заменено стартовавшей в 2009 году программой «Восточное партнёрство», предусматривающее укрепление сотрудничества между ЕС и шестью постсоветскими государствами Восточной Европы и Закавказья (Украина, Молдова, Беларусь, Грузия, Армения и Азербайджан). За дружбу против России Брюссель банально платил деньги, а в качестве «стеклянных бус» обещал странам-туземцам зону свободной торговли и возможную отмену виз.

Еврочиновники без устали подчёркивали, что данная инициатива не является антироссийской, но в Москве предпочли доверять собственным глазам. Брюссель явно пытался вбить клин между Россией и шестью постсоветскими странами, создав из них очередную буферную зону под эгидой НАТО.

Таким образом, расчёт российского руководства на возможный альянс «высокотехнологичной» Европы и «энергетической и сырьевой супердержавы» России оказался фикцией. Москва оказалась не в состоянии осознать факта полного подчинения Европы Вашингтону, ни эффективно противодействовать поползновениям Запада в зону своих национальных интересов. У задыхающейся от либерального правления России не было ни глобального проекта, ни привлекательной общественной модели, ни процветающей экономики. Поэтому даже партнёры по СНГ, экономически выдаивая бывшую метрополию и регулярно получая от Москвы кредиты и прощение долгов, платили в ответ лишь туманными обещаниями дружбы и стратегического партнёрства. В этих условиях Москве оставалось уповать только на силу.

В 2008 году Путин на саммите Россия-НАТО в Бухаресте сделал заявление с прямыми угрозами – если Украина вступит в НАТО, то рискует остаться без русского Крыма и Юга. Однако никаких реальных шагов для усиления российского влияния на Украине после Бухарестского саммита Москвой предпринято не было. Вместо этого предпринимается ещё одна попытка войти в Западную цивилизацию и примириться с Америкой – недолгое правление Медведева прошедшее под лозунгом «Если не любите Путина, вот вам откровенный прозападный либерал Медведев». Но и это не помогло.

В результате поневоле начался стратегический поворот Москвы в сторону Китая, который в отличие от России имеет свой глобальный проект.

Пекин начал заигрывать с США ещё в конце 1960-х, предлагая себя в качестве дешёвой экономической подпорки американской экономике. После откровенных сигналов со стороны Пекина (в виде нападения китайских войск на СССР и Вьетнам) в Вашингтоне убедились, что с китайцами можно иметь дело и начали вкладывать в Китай, что вылилось в знаменитые реформы Дэн Сяопина. Китай быстро стал мировой мастерской, решив для Америки целый ряд её экономических проблем.

При этом китайцы оказались хитрее американцев. Благодаря закрытости страны, Пекин десятилетиями скрывал свой реальный экономический и военный потенциал. Узнай американцы истинное состояние дел, они вряд ли бы пошли на дальнейшее усиление Китая. Кроме того, в отличие от СССР, Китай не побоялся отстоять свои национальные интересы и жёстко подавил «цветную революцию» на площади Тяньаньмэнь, чем спас себя от уничтожения и разграбления.

Нарастив с помощью американцев свою экономическую и военную мощь, Пекин при поддержке части теневых хозяев Запада (Ротшильды и дом Виндзоров) выдвинул свой глобальный проект «нового валютного мира». Суть проекта проста, фактически это ремейк предложений Сталина 1952 года: отдельный от доллара новый азиатский контур накопления капитала, базой которого призвана стать зона процветания экономического пояса «Нового Шёлкового Пути» и золотой юань, который в 2016 году решением МВФ был включён в список мировых резервных валют. К проекту экономического пояса «Нового Шёлкового Пути» и попыталась пристроиться отвергнутая Западом Россия со своим газом и нефтью.

Провозглашённый Москвой «поворот на Восток» был бы очень правильным вектором, если бы декларации соответствовали реальным устремлениям. В Пекине видели, что все геополитические «повороты» совершались Москвой исключительно в контексте ссор с Западом и на самом деле представляли собой призыв тому «одуматься». Не ускользнул от внимания китайцев и тот факт, что в России отсутствует собственный глобальный проект, а экономика и промышленная база во многом уничтожена либералами. Поэтому иначе как сырьевой придаток её не воспринимали ни в Европе, ни в США, ни тем более в Китае.

Поэтому в Пекине вежливо покивали в ответ на стремление Москвы к «дружбе», выбили себе максимально выгодные условия газового контракта и обязали Россию саму тянуть газовую трубу через тысячи километров до ближайших китайских промышленных районов. При этом сам Китай практически ничего не инвестировал в российскую экономику, предпочитая выкачивать её природные ресурсы и заваливать российский рынок своими товарами. И когда в 2014 году в мире «запахло жаренным», то ни в политике (в частности – по Крыму, Украине и Сирии), ни в экономике Москва не получила от Пекина абсолютно никакой поддержки, поскольку это не соответствовало национальным интересам КНР.

Тогда, пользуясь поддержкой Ротшильдов, стремящихся в пику Рокфеллерам сломать глобальный рынок и создать на планете несколько экономических макрорегионов, Россия стала продвигать проект Таможенного союза, куда с большим трудом удалось привлечь Казахстан и Беларусь. В мае 2014 года президенты России, Белоруссии и Казахстана подписали в Астане договор о создании Евразийского экономического союза (ЕврАзЭС), усилив экономическую интеграцию своих государств и завершив формирование общего рынка в 170 миллионов человек. Согласно договору все три участника обязались гарантировать свободное перемещение товаров и услуг, капиталов и рабочей силы, а также осуществлять согласованную политику в ключевых отраслях экономики: в энергетике, промышленности, сельском хозяйстве, транспорте.

Наметившиеся перспективы взаимодействия России с Китаем и Индией, введения практики саммитов в формате БРИКС, успешная деятельность других организаций (ОДКБ, ШОС и ЕврАзЭС) пришлись явно не по душе американскому руководству и части глобалистов. Они разочаровались в самом существовании России. Им уже не был нужен в Кремле не только Путин, но даже полностью прозападный либерал Медведев.

В условиях нарастающего мирового финансового кризиса глобалисты больше не хотели нести дополнительные издержки и платить Москве мировые цены за её сырьё – пусть даже 80—90 долларов за баррель. Проще было устроить в России очередную Смуту, развалить её на несколько княжеств и взять всё даром у местных князьков по 10—20 долларов. Захват глобалистами 20% русской доли мировых ресурсов (нефть, газ, золото, леса, почвы и огромные запасы питьевой воды), должен был стать важным этапом на пути к предстоящей развязке глобального противостояния США (Рокфеллеры) и КНР (Ротшильды).

Конечно, для теневых хозяев Запада желательно, чтобы Россия сама себя разрушила, как в 1917 и 1991 годах. Тем более что Россия до сих пор является единственной державой на планете, способной в случае начала ядерной войны нанести США неприемлемый ущерб.

Первая попытка осуществить государственный переворот произошла в 2011—2012 гг., когда из-за разрастающейся коррупции, комедии с думскими и президентскими «выборами», нерешённостью национального вопроса в России едва не случилась «Белоленточная революция». Но так как она носила либеральный характер, то русский народ её не поддержал и в итоге протест слили сами «белоленточники». Российское общество трудно раскачивалось и, как показали события, не было готово менять пусть и плохого Путина на откровенных проамериканских либералов. Плюс Кремль довольно предусмотрительно «выключил» из игры некоторые правозащитные организации, практически открыто работающие против России. В итоге, попытка организовать в Москве очередную «цветную революцию» провалилась.

На Западе учли свои ошибки, как смогли просчитали ситуацию и в итоге решили: раз русские провалили «Белоленточный майдан», а о военной агрессии против России в текущих реалиях пока не могло идти и речи, то пусть тогда воюют друг с другом и самостоятельно разрушат свою государственность. Для этого необходимо столкнуть Россию с частью Русского мира – Малороссией (Украиной)

Как и в случае с Ливией и Сирией, первыми на передовую обострившегося противостояния с Россией американцы отправили своих европейских вассалов. По указанию Вашингтона министры иностранных дел Германии, Франции и Польши лично участвовали в организации и подготовке будущего нацистского переворота в Киеве.

Сами европейцы были явно не в восторге от идеи американцев превратить Старый Свет в зону военной и экономической нестабильности. Но с другой стороны – политические элиты Евросоюза в большинстве своём представлены откровенно марионеточным проамериканским лобби. Побеждённая во Второй мировой войне Германия буквально нашпигована американскими военными базами, большая часть её золотого запаса находится в США и американцы даже не пускают немцев проверять, не растрачен ли он до сих пор. Благодаря работе своих спецслужб по персоналиям европейских политиков, Вашингтон имеет большие возможности для прямого шантажа высших руководителей ЕС. Компромат имеется практически на всех. То, как германский канцлер Ангела Меркель или французский президент Франсуа Олланд послушно встали в строй антироссийских «санкционеров» явно в ущерб экономике и бизнесу собственных государств яркий тому пример.

И всё же, покорно выполняя приказы Вашингтона в Ливии, Сирии и на Украине, европейцы старались учесть собственные экономические интересы. На Украине они желали расширить зону европейской торговли и получить новый 40-миллионный рынок сбыта своих товаров. Помимо этого европейский хищник намеревался взять всё, что могло представлять хоть какой-то интерес: прибыльный Одесский порт, славянских женщин и детей, газотранспортную систему, богатые чернозёмы (а это без малого треть пахотных земель Европы), полезные ископаемые, леса. Украинская территория рассматривалась в Брюсселе в качестве отстойника радиоактивных отходов и накопителя для потоков цыган, арабских и африканских мигрантов, буквально захлёстывающих границы ЕС.

Фактически речь шла о повторной оккупации немцами Украины в стиле 1941 года. При этом на роль украинского гауляйтера Ангела Меркель планировала своего любимчика и носителя «Креста за заслуги перед Германией» Виталия Кличко, имеющего вид на жительство в США и ФРГ.

Степень презрения Европы к Украине была настолько высока, что Брюссель даже поленился разбираться в степени интеграции украинской экономики с Россией. Еврочиновники предполагали, что Украина по примеру Прибалтики быстро распродаст свои заводы и фабрики. Для такой «модернизации» экономики на европейский лад ЕС пообещал в течение ближайших 10 лет выделить Киеву сущие копейки – один миллиард евро! И это при том, что той же Польше за вступление в ЕС простили долги в размере 30 млрд. долларов и выделили инвестиций примерно в такую же сумму. Такова была истинная цена отношения Европы к украинским туземцам.

Однако эта робкая попытка европейцев поиграть в самостоятельность была жёстко пресечена американцами. Никто в Вашингтоне не собирался допускать самостоятельной оккупации Украины Германией – это резко поднимало её статус в Европе и грозило выходом Берлина из-под контроля США. Как откровенно высказалась в телефонном разговоре с послом США на Украине небезызвестная Виктория Нуланд, в случае необходимости Америка намеревалась использовать в украинских делах ООН, чтобы хорошенько проучить этот (далее следует непечатное выражение) ЕС!

Что касается самой «Украины». Пишу в кавычках (да не обидятся на меня украинские читатели), так как это не национальное государство, а искусственный русофобский проект, который терпеливо создавался Западом несколько столетий, со времён оккупации западных и юго-западных русских земель Литвой, Польшей и Венгрией.

В летописях, нормативных актах, художественных произведениях IX – XVII веков никаких «украинцев», «укров» и «Украины» нет. Обозначалась данная территория как «Малая Русь», «окраина» (Польши или Русского государства) или «Малороссия». В дальнейшем дополнительно появились названия «малороссы», «белорусы» и «великороссы», но при этом само собой разумелось, что речь идёт о русских, а использование трёх названий призвано лишь обозначить их территориальную принадлежность к определённому региону (вроде рязанцев, туляков или москвичей). Даже сейчас, в XXI веке, для Запада не существует никаких «россиян», «украинцев» или «белорусов». Там нас по-прежнему всех воспринимают и называют русскими.

Первоначально главную скрипку в создании так называемого «украинского народа» играл католический Ватикан, используя для этого католическую же Польшу и сельскую интеллигенцию юго-запада Российской империи.

Позднее к проекту подключились спецслужбы Австро-Венгерской и Германской империй. Расчёт был прост и был выражен словами «железного канцлера» Бисмарка и немецкого политика и интеллектуала Пауля Рорбаха. Последний в начале XX века предрёк: чтобы исключить опасность со стороны России для Европы, необходимо полностью оторвать Украинскую Россию от России Московской, посеяв внутрирусский раскол. Речь шла об информационно-психологической спецоперации, цель которой – создание из самих славян агрессивных русофобов.

Главным врагом «украинства» стал город с его городской культурой и русским литературным языком. Не имея интеллектуальных данных для достижения городского цивилизационного уровня, сельская интеллигенция начала выступать против всего, что не вписывалось в её хуторской кругозор, ментальность, мышление и культуру. В русском Киеве смотрели на этих новоявленных сельских хамов говорящих на малороссийском суржике, не лучше, чем сейчас в Москве смотрят на мигрантов из Средней Азии.

Не имевшее никакой социальной опоры «украинство», тем не менее искусственно поддерживалось Ватиканом, особенно в Галиции. Особое внимание было направлено на выращивание «украинской» интеллигенции, которая постоянно внушала другим, что «украинцы» это особый народ, который поработили «москали». Что «москали» – это смесь славян, угро-финнов и монголов, и славянской крови в них почти не осталось. Что украинцы – это настоящие славяне, у них «особый» язык, «самобытная и древняя» культура и история.

Однако эти сказки не имеют ничего общего с исторической реальностью. Откуда растут ноги у так называемого «украинства» видно невооружённым взглядом. Украинский флаг оказался копией флага Нижней Австрии, гимн – украденное у польских господ «Ещё Польша не погибла», лозунг бандеровцев «Украина понад усе!» калька с немецкого «Германия превыше всего». Вся история «Украины» – ворованная, тысячелетняя летопись Руси.

Патриот и идеолог русского национализма Михаил Меньшиков в своей работе 1911 года «Письма к русской нации» прямо указывал: «Поддерживаемая врагами России, постепенно сложилась изменническая партия среди малороссов, мечтающая о разрушении Российской империи и о выделении из неё особого, совершенно „самостийного“ украинского государства. Никогда ещё, кажется, политический психоз не развивался до такой болезненной остроты. Ни одно из инородческих племён – кроме разве поляков – не обнаруживает такой воспалённой ненависти к Великой России, как эти представители Малой Руси. Самые ярые из них отказываются от исторических имён „Россия“, „русские“. Им ненавистна простонародная близость малорусского наречия к великорусскому, и вот они сочиняют свой особый язык, возможно, более далёкий от великорусского. Нужды нет, что сочинённый будто бы украинский жаргон является совершенно уродливым, как грубая фальсификация, уродливым до того, что сами малороссы не понимают этой тарабарщины, – фанатики украинского сепаратизма печатают названной тарабарщиной книги и газеты».

Украина – феномен, когда национальное государство образовалось не в результате естественного исторического процесса, а было сформировано директивным путём из обломков Российской империи сначала украинскими националистами, а затем и большевиками. К землям, населённым малороссами, были административно добавлены чисто русские территории Новороссии, а после 1945 года ещё и абсолютно чуждая католическая Галиция. Ленин, Троцкий, Сталин и другие интернационалисты на тот момент, по сути, выполняли внешний «заказ» глобальных кланов, поэтому с лёгкостью резали Россию «по живому». Именно они директивно переименовали «три ветви» русского народа в «три братских народа» и сделали для проекта «Украина» и «Белоруссия» больше, чем Ватикан, Бисмарк, Петлюра и Гитлер вместе взятые.

Вся мощь большевистской государственной машины в 1920-х годах была направлена на создание «украинской» государственности якобы в пику бывшей Российской империи и польскому господству. Для этого из эмиграции на Украину вернули главного идеолога украинского национализма Михаила Грушевского, которого даже избрали членом Академии Наук СССР! За украинской «мовой» закрепили официальный статус, на неё переводили вывески, газеты, документооборот. В учреждениях стали запрещать говорить по-русски, были созданы карательные «тройки по украинизации». В паспортах появилась новая национальность – «украинец». Причём украинизации подвергли не только территорию Малороссии (Юго-Западную Русь с матерью городов русских Киевом), но и чисто русские регионы – Донбасс, Черниговщину, Слобожанщину. Это был страшный удар по Русской цивилизации, из которой удалось вырвать почти треть его состава.

Процесс тотальной украинизации был приостановлен «чисткой» 1937 года. Наиболее оголтелые фанатики украинства, оказавшиеся полными нулями в сфере управления и доведшие страну до голодомора, отправились к расстрельным стенкам и в лагеря. Официально украинизация не была отменена, но её накал резко снизился. Процессы стали развиваться подспудно.

Прекратив вакханалию украинизации Сталин, тем не менее, не осознал значение всей опасности деления России на РСФСР, Украину и Белоруссию. В Кремле посчитали, что в рамках проекта создания советской цивилизации и «советского человека», «Украина» и «Белоруссия» не несут угрозы, так как национализм просто вымрет в коммунистическом обществе будущего. Поэтому исконно русские территории продолжали щедро раздавать Эстонии, Казахстану, Беларуси, Украине, республикам Северного Кавказа. Сама Россия (единственная из всех республик СССР!) была превращена в Федерацию, в результате чего на её землях также возникли национальные республики.

Новая активизация проекта «Украина» произошла во время немецкой оккупации. Германия вынашивала те же замыслы, что Ватикан, Польша, Австрия и большевики-интернационалисты – расчленение единой Русской цивилизации, стравливание между собой её отдельных частей и их взаимное истребление. Взятие каждого города УССР немецкими войсками сопровождалось закрытием русских газет, печататься могли только украинские. Такие же процессы шли в области образования, документации в администрации. И только освобождение Украины войсками Красной Армии положило конец этим планам.

Затем украинизация была активизирована при Хрущёве, который в 1955 году в честь 10-летия Победы выпустил из тюрем, ссылок и лагерей множество арестованных при Сталине активных бандеровцев. При этом в родные края они вернулись с приличными деньгами – за время «отсидки» украинцы вместе с ингушами сумели взять под контроль незаконную золотодобычу. В это же время на Украину из Канады вернулось ещё около 100 тысяч человек местной украинской диаспоры. И тоже не с пустыми руками.

Вся эта русофобская нечисть, состоящая из бывших лесных бандитов и канадских эмигрантов, формально «исправилась», их дети и родственники вошли в ряды КПСС и исподволь продолжили свою разрушительную миссию. Правда, масштабы были уже не те, чтобы затронуть народные массы. Планов по расширению применения украинского «языка» в Киеве уже не составляли, а без государственной поддержки «украинство» на южнорусских землях было обречено на естественную смерть. В результате к концу 1960-х годов Украина, даже на бытовом уровне, практически полностью избавилась от наследия бандеровщины.

Тем не менее, законсервированное бандеровское подполье благополучно продержалось при поддержке украинских властей до самого 1991 года, когда произошла «крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века» – гибель Советского Союза. Русскую цивилизацию и русский народ вновь разорвали на три части. Вновь «украинцев» и «белорусов» стали превращать в отдельные этносы. При этом на Украине настолько продвинулись в этом процессе, что объявили себя наследниками мифической «Украины-Руси», древнейшим народом мира. Белорусов же стали выводить из литвинов, населения Великого княжества Литовского, при этом яростно отрицая этнокультурное, языковое единство русских, которые жили в Москве и в Великом княжестве Литовском и Русском. В Российской Федерации русских переименовали в «россиян», а за её пределами стали обзывать «русскоязычными», национальность которых непонятна и размыта.

Однако выйдя из состава СССР, Украина и Белоруссия немедленно подписали себе смертный приговор. Они могли процветать только в составе единого Русского мира (Российской империи, СССР, России), где к их услугам были огромный внутренний рынок и сибирское сырье.

Апологетам украинства хотелось бы напомнить, что в 1991 году советская Украина занимала 10 (!) место в мире по уровню жизни. Такие отрасли науки и производства, как кибернетика, математика, судостроение, ракетостроение, самолётостроение, турбостроение, приборостроение, были на Украине одними из самых передовых в мире. По добыче угля, железной руды, выплавке стали, производству сахара Украина на рубеже 1989—1990 годов прочно занимала первое место в Европе, опережая Великобританию, Францию, ФРГ, Италию. И плюс ко всему этому – бесплатное образование и медицина.

Помимо унаследованного от СССР промышленного и научно-технического потенциала, развитого аграрно-промышленного сектора, Украине досталась разветвлённая транспортно-логистическая инфраструктура и самый большой в мире торговый флот. Страна имела все шансы получить многомиллиардные долларовые доходы став транзитным мостом, объединяющей Европу и Азию. К тому же, в отличие от России, Украина не стала брать на себя долги бывшего СССР и в 1991 году начала свою кредитную историю с нуля!

Однако взявшие власть украинские националисты, как и в 1920-х годах, быстро погубили большинство своих заводов и фабрик, показав полную неспособность сохранить экономику и отстоять суверенитет управляемой ими страны. Оболваненному народу они могли предложить только примитивное существование в виде хаты-мазанки, дровяной печки, вышиванки, керосиновой лампы, «глэчиков» на плетне, «вишнэвых садочков» и миллионов селян, уехавших в далёкие края на заработки. В результате к 2013 году Украина вместе с Молдавией и Албанией вошла в тройку беднейших государств Европы.

Вместо ответственности за своё бездарное управление, украинские националисты годами внушали населению близкие им по духу мантры о том, что западные кредиты вот-вот помогут наладить нормальную жизнь. Здесь стоит отметить, что послевоенная Западная Германия получила от США по «Плану Маршалла» менее 10% от общего объёма финансовой помощи, но это не помешало ФРГ уже к концу 50-х годов выйти на первые позиции по экономике в Европе. СССР, потерявший в войну треть национального богатства, уже через 12 лет покорил космос. А Украина с 1992 по 2013 год только от Запада получила кредитов и безвозмездной помощи на 23 млрд. долларов и умудрилась потерять 15% населения и около 35% ВВП. И это не считая многомиллиардной экономической помощи от России, инвестиций из США и ряда других государств.

Выходом из тупика могло бы стать присоединение Украины к Таможенному союзу. Но так как любая экономическая интеграция неизбежно влечёт за собой и политическую, то все украинские президенты, чтобы не стать в итоге российским генерал-губернатором Киевского федерального округа поддерживали бандеровцев в политике, культуре и экономике. Тем более что после 1991 года к ним вновь прибыло массовое пополнение из канадской и американской диаспор. Всю эту нахальную, крикливую кампанию новая власть немедленно распихала по местным советам, а вместе с ними в кабинеты украинских департаментов и министерств вошли десятки и сотни американских «советников».

Все прекрасно понимали, какую в действительности миссию исполняют эти «специалисты», но делали вид, что иностранцы прибыли в страну исключительно с благими намерениями. В итоге Украина буквально с первых дней своей «независимости» попала в полную зависимость США, Израиля, Великобритании и ЕС. На Украине вольготно чувствовали себя агенты ЦРУ, ФБР, Моссад, Ми-6, превратившие Службу Безопасности Украины в свой филиал. Не случайно в 2008 году посол США на Украине Уильям Тейлор лично вручал погоны выпускникам Академии СБУ! Можно по-разному относиться к российским властям, но представить американского посла, вручающего в России погоны выпускникам Академии ФСБ невозможно.

В общем, Украину откровенно и цинично продали с потрохами, что вызывало возмущение даже в среде ветеранов-бандеровцев. В 2007 году на Украине умер последний матёрый бандеровец Василь Кук и ему устроили национальные похороны. Он сражался с русскими, немецкими и польскими «оккупантами», творил зверства над мирным населением. Но он никогда не опускался до ненависти к русским, как народу, отказался принять звание Героя Украины, презирал Оранжевый Майдан 2004 года. Потому что сражался за Украину действительно независимую от Москвы и от Запада.

Все эти годы между населением Украины был фундаментальный цивилизационный конфликт, обостряющийся к выборам или идеологически окрашенным праздникам. При этом инициаторами противостояния всегда были представители западной Украины, так как считали себя носителями истинного «украинства», а представителей центральной и восточной Украины – невежественными, культурно отсталыми азиатами и угро-финнами. Бандеровцы-западенцы горели желанием навязать своё видение всем остальным жителям страны. Главным образом, они боролись за умы жителей Киева и центральных областей, так как русские жители Харькова, Донецка, Севастополя, Одессы или Луганска категорически не желали принимать идеологию, которая унижает их честь и достоинство.

По мнению русских, никакая идея не способна оправдать массовое истребление невинных людей. Западенцы считают иначе: ради Украины можно совершать любые преступления, любой степени жестокости и цинизма. Это убеждение заложено в доминирующем у них лозунге: «Украина превыше всего». Превыше совести, морали, законов человеческих и Божьих. Сказался тут и многовековой польский и австрийский гнёт, сформировавший рабскую психологию западенцев, которая несёт с собой боль, страдания, страх быть уничтоженными, зависть и затаённую злобу на весь мир за свою неудачную судьбу. Именно поэтому они встречают сейчас гробы из зоны АТО в привычной для себя позе – на коленях. Именно поэтому западенцы во время Второй мировой войны так самозабвенно, с мстительной жестокостью раба к бывшим господам уничтожали поляков, русских, евреев, цыган, шокируя своей ненавистью и зверствами даже немецких оккупантов.

Любой национальный праздник «независимой» Украины одна часть страны отмечала, другая нет. Западенцы ликовали от Дня Независимости. Русские и украинцы свято чтили День Победы, отмечали отменённые 23 февраля и 7 ноября, что вызывало животную ненависть бандеровцев. Единственное, что кратковременно объединяло население страны – все дружно презирали день Конституции.

При этом именно жители Западной Украины неоднократно выражали желание отделиться от «балласта» в виде Киева и юго-востока Украины, чтобы спокойно уйти в Европу мыть унитазы в домах богатых поляков и чехов, оставив совков, наркоманов и пьяниц Донбасса на попечение Рашки (так презрительно они именовали Россию).

Краеугольным камнем преткновения на Украине был вопрос о статусе русского языка. Интернет-гигант Google как то провёл специальное исследование, по результатам которого оказалось, что под выдумками украинской пропаганды о «титульной украинской нации» нет никакого основания. Корпорация предоставила инфографик, на котором видно, что украинские пользователи почти всегда предпочитают задавать поисковые запросы на русском языке. 92% людей при пользовании банкоматом выбирали русский язык. 82% читаемых журналов – на русском языке. Американский институт Гэллапа также провёл исследование, по результатам которого оказалось, что русский язык является родным для 83% граждан Украины.

Эти принципиальные цивилизационные противоречия трясли Украину все 23 года её «независимости». Компромисс удавалось найти в Верховной Раде, где были представлены интересы всех регионов страны, да и украинские СМИ всё это время, проводя мягкую украинизацию населения, старались как-то сглаживать культурно-идеологические противоречия.

Таковы были настроения в среде простых людей. А что же в это время происходило на самом «верху»?

Первый украинский президент Леонид Кравчук, пришёл к власти в результате сговора партноменклатуры Украинской ССР, которая увидела в развале Союза шанс легализовать контроль над экономическими активами, которые де-факто были в её управлении. При Кравчуке бандеровцы впервые получили открытую поддержку на государственном уровне, ибо ничем другим Украина от России тогда не отличалась – одни и те же люди, общий язык, общая промышленность, тесные экономические, культурные и родственные связи.

Кстати в биографии Кравчука есть любопытный период. В середине 1940-х годов на территории Западной Украины существовала молодёжная организация ОУН-УПА5 – так называемая сотня «Отважных юношей», служившая своеобразной кузницей кадров для украинских националистов. Какое-то время в ней состоял и молодой Лёня Кравчук. В дальнейшем этот бандеровский «кадр» вступил в КПСС и в итоге стал ответственным за борьбу с национализмом в ЦК компартии Украины!

Пересев в президентское кресло Кравчук, оседлав идею украинского национализма, буквально с порога утопил надежды народа на лучшее будущее, направив Украину в пучину экономического хаоса и кризисов. Правление Кравчука запомнилось разбазариванием крупнейшего в мире Черноморского торгового флота, развалом мощного военно-промышленного комплекса и судостроения, лишением государственной поддержки аграрной сферы и перерабатывающей промышленности, отказом от статуса ядерной державы, бегством из рублёвой зоны, дипломатической войной с Россией за раздел Черноморского флота.

Уходя на покой после своего кратковременного президентства, Кравчук сразу предупредил сменяющего его Леонида Кучму – если тот только попробует интегрироваться с Россией, то шесть западноукраинских областей немедленно провозгласят независимость и уйдут в Европу.

Сам Кучма пришёл к власти в результате сговора «красных» директоров, которых он представлял и которые увидели в нем шанс стабилизировать экономическую ситуацию и сохранить контроль над полученными активами.

На второй срок Кучма остался в результате сговора с олигархами, которых он создал в противовес директорам, чтобы перезапустить экономику и решить вопрос контроля над активами. В обмен на признание своей победы со стороны Запада, он заключил политическую сделку, назначив премьер-министром Украины проамериканского агента Виктора Ющенко, и пообещав лоббировать продвижение коммерческих интересов западных компаний, которые выражали готовность войти на украинский рынок.

При этом Кучма все годы своего президентства также полностью поддерживал украинских националистов и предпочитал руководствоваться простым лозунгом «Украина – не Россия». Именно при нём начался односторонний разрыв кооперационных и производственных связей со смежными российскими предприятиями и впервые был объявлен курс на вступление Украины в ЕС.

В 1994 году Украина первой среди стран СНГ присоединилась к программе «Партнёрство ради мира». В 1997 году была подписана Хартия об особом партнёрстве НАТО и Украины, после чего в Киеве открылся первый в Восточной Европе Центр информации и документации НАТО. Украинские контингенты принимали самое активное участие в операциях НАТО на Балканах и Ираке. В 2002 году в Киеве окончательно сбросили маски – открыто провозгласили своей целью вступление Украины в Североатлантический альянс, а спустя два года приняли закон о свободном доступе сил НАТО на территорию Украины.

И всё же с Кучмой, во многом ещё советским человеком, Кремлю находить общий язык кое-как удавалось. Но срок его полномочий заканчивался. Сам Кучма долгое время не мог определиться: не то остаться, не то уйти. Так как народ идею третьего срока воспринимал плохо, то Кучма выбрал в преемники Виктора Януковича, которого стала поддерживать Москва, видя в нём родственную душу как по степени интеллекта, так и по стремлению к незаконному обогащению.

Считалось, что победа уже в кармане Януковича, которого порекомендовал сам Кучма и поддерживал тогда ещё крайне популярный Путин. Но загадочное предвыборное «отравление» прозападного кандидата Виктора Ющенко спутало все карты. По итогам голосования Янукович победил с незначительным перевесом, но внезапно всю центральную площадь Киева заняли его противники, которые потребовали переголосовать. Западноукраинские избиркомы заявили, что считают победителем Ющенко, запад Украины отказывается повиноваться Януковичу и призывает к всеобщей забастовке. Перестали работать университеты, студенты которых отправились на майдан Незалежности (площадь Независимости). Началась «Оранжевая революция».

Тут же в Киев слетелись европейские политики из Литвы, Польши и других стран. США и Евросоюз потребовали перевыборов, грозя Кучме финансовыми санкциями в случае отказа или применения силы против майдановцев.

На Майдане возник палаточный городок, который, несмотря на внешнюю стихийность, работал на удивление чётко и организованно. Палатки были огорожены по периметру наспех сколоченными досками, работал КПП, который пускал активистов внутрь лагеря только по пропускам. Перед палаточным городком была смонтирована сцена, из громкоговорителей постоянно транслировались исключительно западные мелодии классической и современной музыки. Ни одной русской или хотя-бы украинской среди них не было.

Восточные области (Донецкая и Луганская) уже тогда предлагают своему кандидату Януковичу вариант создания Юго-Восточной автономии с официальным статусом русского языка, но Янукович впадает в ступор и не знает, что делать.

Ющенко в одностороннем порядке провозглашает себя президентом, после чего призывает милицию, чиновников и военных переходить на его сторону. Первой предала Украину и выбор её народа СБУ – ряд её руководителей не только лично присутствовали на Майдане, но и обещали митингующим защиту, вплоть до силовой. В их числе был начальник Главного управления разведки (ГУР) министерства обороны Александр Галака и глава СБУ генерал-полковник Игорь Смешко, который занимался координацией «нужных контактов». В итоге Рада объявила выборы недействительными, что позволило Ющенко одержать убедительную победу в третьем туре.

«Оранжевая революция» у самых границ России (уже вторая после «Революции роз» в Грузии) немало озадачила Кремль. Теперь уже оказалось мало купить нужных людей и «победить» на выборах, требовалось ещё и не проиграть на улице. А так как обе «революции» произошли при активном участии спецслужб западных стран, Кремль сделал простой и логичный вывод: это были генеральные репетиции перед свержением власти Путина в России.

Став украинским президентом Ющенко, будучи абсолютно управляемой марионеткой Вашингтона, резко активизировал доселе ползучую бандеризацию Украины. Именно при его президентстве нацистским преступникам Шухевичу и Бандере было посмертно присуждено звание Героя Украины. В 2007 году Конституционный суд фактически запретил на Украине показ кинофильмов на русском языке. В культурной, гуманитарной и информационной областях, полностью господствовали выходцы из Западной Украины. Заняв высокие должности в Киеве, они немедленно начали подтягивать во власть своих бандеровских выкормышей.

Целые институты каждодневно работали над различными концепциями и теориями, доказывающими историческую древность украинцев и их права на Донбасс, Крым и Кубань. Каждый год на эту тему выделялось множество западных грантов, выходило множество книг, псевдонаучных статей, защищались дипломы и диссертации.

Тысячи украинских чиновников, студентов, журналистов и политиков при поддержке Запада прошли обучение за границей. Там им навязывалась только одна идея – все проблемы Украины происходят исключительно от того, что рядом находится агрессивная имперская Россия. Кроме того, быть русофобом становилось весьма выгодно и в финансовом плане. Работала целая система, направленная на то, чтобы люди прошедшие русофобские курсы и семинары не пропадали по жизни. Никто из них не пошёл работать на стройку или шахту. Всех их пристраивали на «тёплые» места – помощниками депутатов, в администрацию президента, в СМИ. В результате была сформирована агрессивно-русофобская украинская «элита», заточенная на борьбу с проклятой Московией и готовая убивать русских вне зависимости от места проживания – будь то Донбасс, Крым или Москва.

Таким образом, первый Майдан стал точкой невозврата, которая в итоге предопределила дальнейшие трагические события 2014 года.

Однако постреволюционная жизнь Украины, изобилующая постоянными скандалами, политическими кризисами с множеством выборов и перевыборов, усиливающаяся коррупция и засилье олигархов вскоре заставили украинцев горько разочароваться в «Оранжевом Майдане».

После прихода к власти «оранжевых» в угоду Западу были отменены свободные экономические зоны и другие стимулы успешного экономического развития. Под предлогом борьбы с коррупцией с государственной службы было уволено порядка 20 тысяч специалистов. В 2005 году Ющенко в одностороннем порядке отменил визы для европейцев и впихнул Украину в ВТО. К деятельности министерства финансов в части финансового анализа и прогнозирования, стратегии планирования бюджета и контроля за финансовой стабильностью на постоянной основе были привлечены эксперты МВФ. И с этого момента Украина начала стремительно попадать в долговую кабалу, которая в итоге привела её к банкротству.

Положение дел усугубила яростная антироссийская риторика Киева. СБУ, которое возглавил гражданин США и агент ЦРУ Валентин Наливайченко, было дано прямое указание прекратить работу против крымско-татарского ваххабитского подполья в Крыму и сосредоточится исключительно против России. Именно под патронажем Наливайченко на Украине впервые после войны вновь открылись лагеря по боевой подготовке молодого поколения бандеровцев.

В 2008 году Ющенко, Тимошенко и Яценюк открыто обратились к НАТО с предложением принять Украину в свои ряды. Однако на фоне резко негативной реакции России и многочисленных протестов простых украинцев альянс так и не решился запустить начало этого процесса. Тогда Ющенко чётко дал понять, что после 2017 года России придётся покинуть Севастополь и ввёл ряд законодательных ограничений на деятельность Черноморский флота. Противостояние дошло до того, что российская сторона уже всерьёз обсуждала вопрос расторжения Большого договора 1997 года.

Не добавила теплоты в отношениях Москвы и Киева спровоцированная Ющенко газовая война.

Для бесперебойного транзита русского газа в Европу необходимо было модернизировать украинскую газотранспортную систему (ГТС). «Газпром» предлагал различные варианты её приобретения или совместного использования на основах двух или трёхстороннего консорциума. Но вместо конструктивного диалога в Киеве приняли специальный закон, запрещающий продажу ГТС, якобы как национального достояния. А уже в марте 2009 года Украина, Европейская комиссия, Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк и Всемирный банк подписывают в Брюсселе совместную декларацию по модернизации украинской газотранспортной системы безо всякого участия России! Одновременно Киев договорился с Туркменией, которая согласилась поставить Украине дешёвый газ и закупать украинскую продукцию.

Однако российский «Газпром» мигом поставил на этой затее жирный крест. Во-первых, путь туркменского газа пролегал через территорию России. Во-вторых, «Газпром» быстро выкупил у Туркмении весь лишний газ по демпинговой цене, а затем уже сами туркмены устроили жуткий скандал, когда выяснилось, что вместо новых тепловозов Украина «впарила» им старые, перекрашенные…

В итоге ею же спровоцированного газового конфликта Украина получила от России газ по мировым ценам, что обошлось Киеву в потерю как минимум 38 млрд. долларов, вызвало спад производства и агонию лидеров первого Майдана. Коррупция, склоки, скандалы на высшем уровне достигли такого накала, что уже в августе 2005 года были отправлены в отставку премьер-министр Юлия Тимошенко и секретарь Совета национальной безопасности и обороны Пётр Порошенко. Президентский рейтинг самого Ющенко, оказавшийся полным нулём в госуправлении, рухнул до ничтожных 5%!

Украинские олигархи, в условиях острейшего экономического кризиса, рассматривали в качестве альтернативы полностью дискредитировавшего себя Ющенко двух кандидатов – Януковича и Юлию Тимошенко. При этом за той и другой фигурой стоял Путин, а борьба шла уже не за какие-то там украинские идеалы, а за доступ к бюджетным потокам, которые в условиях падения внешних рынков гарантировали продолжение сытой и безбедной жизни. Не случайно уже в 2006 году «Партии регионов» Виктора Януковича удалось победить на выборах и сформировать коалиционное правительство.

Чтобы сохранить за Ющенко пост президента, в 2008 году ряд сотрудников спецслужб США были приглашены в СБУ для разработки плана и координации действий. Американцам были выделены отдельные кабинеты, а также предоставлено разрешение беспрепятственно знакомиться с документами любого грифа секретности. Такие действия в любой стране однозначно трактуются как государственная измена и передача иностранцам сведений, которые являются конфиденциальной информацией и собственностью государства. Однако Ющенко не помогли ни советы американцев, ни даже административный ресурс – на выборах 2010 года он с треском проиграл Виктору Януковичу.

Считается, что тогда Кремль взял реванш за «Оранжевый Майдан» и привёл в кресло украинского президента своего ставленника. Но так ли это?

Став президентом, Янукович начал слепо копировать путинскую модель власти, которая благодаря местному национальному и криминальному колориту быстро приобрела трагикомичный вид. Он разделался со своим главным политическим оппонентом – Юлией Тимошенко, которая по примеру российского олигарха Михаила Ходорковского отправилась на нары. Уничтожил систему альтернативных выборов и сделал из «Партии Регионов» аналогичную российской партию власти. При этом «Партия регионов» впитав в себя все худшие качества «Единой России», не смогла обзавестись её достоинствами и в итоге получила народную ненависть в куда больших масштабах, чем партия власти в России.

Во внешней политике Янукович также затеял опасную игру. Киев попеременно делал вид, что идёт то в Европу, то в Россию. Янукович отменил награждение званием Героя Украины нацистских преступников Бандеры и Шухевича, прикрыл лагеря по подготовке бандеровцев (они перекочевали в Польшу и Прибалтику). Но при этом отказался вступать в Таможенный союз с Россией и продолжал благоволить нацистам Олега Тягнибока, так как жители юго-востока Украины – его главный электорат, быстро разочаровались в своём ставленнике, не выполнившим большинства своих предвыборных обещаний (например, экономически помочь Донбассу и придать русскому языку статус второго государственного).

Рассадив преданных жуликов практически на всех ключевых постах, Виктор Янукович своим чистым и ясным умом, не отягощённым аналитическим мышлением, поставил себе простую и понятную цель – пользуясь положением президента довести своё личное состояние до 50 млрд. долларов, а заодно пополнить бюджет, который расползался, как гнилая тряпка. Ющенко и Тимошенко своим правлением уже довели Украину до ручки и всё это взрывное наследство досталось Януковичу и поддерживающему его Кремлю, которые в силу своей олигархической природы только усугубили ситуацию, в итоге став козлами отпущения за развал украинской экономики.

Все годы украинской независимости дырки в бюджете от недополученных налогов и сборов традиционно латались за счёт денег, вырученных от приватизации госпредприятий. Янукович бросился продавать остатки госсобственности, но этого уже не хватало. Тогда президент и его сыновья дали старт наездам налоговиков и таможенников на предпринимателей помельче, которые должны были дополнительными принудительными взносами и налогами латать дырки бюджета. В результате украинское предпринимательство очень быстро начало нести крупные убытки из-за возросших «откатов» либо попросту разорялось.

Положение дел усугублялось – выжать необходимые деньги с продажи госсобственности, малого и среднего бизнеса не удавалось. Надо было рисковать и попытаться заставить олигархические кланы Порошенко, Лёвочкина, Пинчука, Ярославского, Авакова, Коломойского и других умерить свои аппетиты и хотя бы частично рассчитаться с бюджетом.

Если к началу президентского срока Януковича в Верховной Раде были представлены интересы девяти олигархических группировок, то буквально за несколько лет усилиями президента их число сократилось до трёх – самого Януковича, Ахметова и Фирташа.

По суду были взысканы многомиллионные задолженности с Виктора Пинчука, которому принадлежала треть украинского телевизионного пространства. Позже взялись за Коломойского, который открыто разорял подконтрольный ему авиабизнес. Пострадали даже такие столпы режима Януковича, как Фирташ и Ахметов у которых президент и его сыновья начал «отжимать» долю в нефтяном и газовом бизнесе. И это при том, что Фирташ контролировал администрацию президента, а Ахметов – правительство и «Партию регионов».

Опьянённый властью украинский президент забыл, что он всего лишь нанятый менеджер в системе украинского олигархата. Именно эта забывчивость в итоге его и погубила. Отодвинутая от государственной кормушки, смертельно обиженная олигархическая элита решила вернуть себе контроль над страной и «отжатыми» активами. Благо у них имелись для этого финансовые ресурсы и подконтрольные СМИ.

Вашингтон видел эту ситуацию, просчитывал возможные ходы с целью максимально обострить обстановку. Местным олигархам внушили, что даже если они победят на президентских выборах 2015 года и отодвинут от власти Януковича – неизбежно возникнет обратная ситуация. «Донецкие» в лице Януковича, Ахметова, Таруты и прочих заходят вернуть власть себе. И будут те же качели, которые наблюдались последние 20 лет. А это уже всех достало. Тем более что приватизировать на Украине уже практически нечего – советское наследство проели и разграбили. Новые активы можно было получить, только отняв их у конкурентов-олигархов. И новый Майдан станет прекрасной возможностью устроить репрессии против «донецких», завладеть их активами и навсегда отправить в политическое и финансовое небытие.

Самое интересное, что когда начался Майдан, Янукович заявил, что вообще не будет выставлять свою кандидатуру на будущих президентских выборах, так как и безо всяких протестов ощущал, что его рейтинг низок. Другими словами – устраивать государственный переворот с этой точки зрения было абсолютно нелогично. Янукович и сам бы ушёл через год со всем наворованным. А его место, согласно всем прогнозам, занял бы олигарх Пётр Порошенко. То есть, Украина получила бы тех же политиков у власти, что и сегодня, но законно, без гражданской войны, потери Крыма и Донбасса, десятков тысяч смертей, тяжелейшего экономического кризиса и правового беспредела.

Но в этом случае не было бы главного, чего добивались глобалисты – кровавой революции, которая навсегда поделила историю Украины на «до» и «после», спровоцировав её вооружённое столкновение с Русским миром. Для этого простой смены президента недостаточно (и пример Ющенко это уже подтвердил). Для великого злодейства необходима большая кровь и американцы обильно её пролили, открыто сделав ставку на насилие. Натравив на Януковича жаждавших реванша украинских олигархов, они впервые кинули им в помощь не только либералов, но и взращённых ими украинских нацистов и бандеровцев, превратив «Оранжевую» революцию в «Коричневую». Либералы должны были играть для мирового сообщества роль демократической ширмы, а бандеровцы и нацисты сделать всю грязную работу по силовому свержению проворовавшегося президента.

В результате Януковича предали все украинские олигархи, включая главу его президентской администрации Сергея Лёвочкина, который самолично запустил революционный маховик, обеспечив себе таким способом не только неприкосновенность зарубежных активов, но и возможность полноценного возвращения во власть после победы Майдана.

СБУ регулярно докладывало Януковичу и премьер-министру Азарову, что на президентские выборы 2015 года под видом борьбы с фальсификациями готовится очередной Майдан. Это не вызывало особых опасений, ибо Майданы на Украине случались регулярно – митинговали то «оранжевые», то «чернобыльцы». Но ни Янукович, ни Азаров не предполагали, что организаторы очередного Майдана пойдут на кровь и государственный переворот.

А стоило бы предположить! Особенно после того, как 10 апреля 2013 года правительство Азарова отвергло условия МВФ по предоставлению Киеву пакета финансовой помощи в размере 15 млрд. долларов.

К тому времени по всем известным показателям Украина находилась на краю финансово-экономической пропасти, дефолта и бюджетного кризиса. Размер золотовалютных резервов уменьшился с 36 млрд. до 25 млрд. долларов, внешний долг составил 36,5 млрд., госдолг – 76 млрд. долларов. Украинская экономика остро нуждалась в «живых» долларах для оплаты критически важного импорта. Пространство для внешнеполитического манёвра окончательно исчезло и Киеву с его любимой политикой «многовекторности» предстояло сделать выбор – принять условия МВФ и пойти на давно обсуждаемую ассоциацию с Европой или вступить в Таможенный союз с Россией, Беларусью и Казахстаном.

Международный валютный фонд требовал от Киева шокового роста коммунальных платежей, сокращения практически до нуля социальной помощи, а также настаивал на свободном допуске на внутренний рынок американских корпораций, в том числе специализирующихся на производстве ГМО продукции. То есть традиционно предлагал программу, которая неизбежно ввергала страну на грань нищеты.

Надо отдать должное правительству Азарова и его экономистам – они ответственно подошли к решению этого вопроса и ответили МВФ отказом. Тем более что на основе договорённостей с Россией и Китаем на Украину должна была прийти рекордная сумма прямых инвестиций и льготных кредитов – более 40 млрд. долларов! Столько Украина не получала за все 23 года своей независимости. Это давало возможность сделать мощный рывок в развитии, обеспечить значительный рост доходов населения. Не случайно в бюджете-2014 закладывались 8% темпы роста ВВП.

Однако отказавшись от кредитной кабалы МВФ Украина была обречена – американский финансовый истеблишмент подписал Януковичу «смертный» приговор и начал действовать. В основном через известного финансового магната и спекулянта Джорджа Сороса и подконтрольные ему неправительственные организации.

3 августа 2013 года новым послом на Украине становится Джеффри Пайетт, который буквально за полгода вдруг стал обладать таким авторитетом, что даже президент Янукович оказался в собственной стране на вторых ролях. При этом сотрудники украинских спецслужб отмечали значительное увеличение (в десятки раз) поступлений дипломатической почты в западные посольства.

В это же время в специальных лагерях в Эстонии, Украине и Грузии, подобно афганским моджахедам, проходили военную подготовку украинские националисты. В сентябре 2013 года глава польского МИД Радослав Сикорский под прикрытием программы университетского обмена пригласил в Польшу 86 бандеровцев для обучения в Центре подготовки полиции в городе Легионово, под Варшавой. С ними работали профессиональные инструкторы, которые учили боевиков уличному бою, обращению с холодным и огнестрельным оружием, изготовлению взрывчатых веществ, командной работе, прорыву рядов милиции, строительству баррикад. В дальнейшем именно эти люди играли главную роль в противостоянии с «Беркутом» и сотрудниками милиции.

Одновременно на украинском политическом поле возникает кучка проплаченных активистов во главе с карикатурной тройкой лидеров. Это были Арсений Яценюк, заменивший на посту лидера «Батькивщины» Юлию Тимошенко, Виталий Кличко («УДАР») и Олег Тягнибок («Свобода»6). За каждым из них стояли определённые политические силы. Кличко «создали», финансировали и тренировали немецкие политики из ХДС, включая ближайшее окружение канцлера Меркель. Нациста и антисемита Тягнибока финансировал олигарх Игорь Коломойский. Арсений Яценюк являлся креатурой США. Всю весну, лето и осень 2013 года эта тройка мутила воду в стране своей акцией «Восстань, Украина!» и лозунгом «Нет Таёжному союзу, да Евросоюзу!»

Борьба с «антинародным режимом» Януковича шла довольно вяло, поскольку акции протеста новоявленной оппозиции собирали в райцентрах и областных городах очень небольшое количество участников. Однако в ходе подобных «тренировок» проводилась проверка сети партийных активистов, у массовки вырабатывалась привычка выходить на улицы, несмотря на довольно активное противодействие сотрудников правоохранительных органов.

Уже тогда отрабатывалась технология «сакральных жертв», когда в ходе митингов появлялись пострадавшие от «беспредела властей». Их стремительно «канонизировали» и использовали для дальнейшего нагнетания психоза и истерии. Так, после майской манифестации на Софийской площади в Киеве появились «невинно избитые журналисты»: сотрудница «Пятого канала» (владелец олигарх Пётр Порошенко) Ольга Сницарчук и её гражданский муж, фотограф издания «Коммерсант» Влад Содель. Следы побоев на теле журналистки обнаружены так и не были. Зато по интернету разошлись десятки фотографий и роликов, на которых было видно, как молодые парни в спортивных костюмах угрожали Сницарчук. Фамилия одного из них – Титушко – была увековечена в термине «титушки», которым продажные журналисты, а затем и политики стали называть «наймитов режима, используемых для разгона мирных демонстраций». Однако «невинно избитые журналисты» не вызвали никакого отклика в простом народе.

С таким же равнодушием киевляне встретили попытку «оппозиционеров» в начале ноября организовать Майдан возле «Украинского дома» в Киеве. Роль подстрекателей исполняли студенты и активисты «УДАРа» и «Свободы»7, которые разбили машину СБУ, ведущую прослушку участников акции. Кличко, Яценюк и Тягнибок пытались ещё больше раскачать ситуацию, используя лозунги об освобождении Юлии Тимошенко и европейской ассоциации. Но тщетно. Протестная волна явно шла на спад.

Чтобы не допустить никаких протестных акций на площади Независимости, 15 ноября в администрации президента было принято решение начать монтаж на главной площади страны новогодней ёлки. Это была довольно масштабная конструкция, которая состояла из металлического каркаса, искусственной хвои и системы иллюминации. Пригнали кран, вспомогательные машины, установили ограждение монтажной площадки. В общем, физически заняли площадь.

И, казалось бы, ничего не предвещало беды, но бездумно объявленный отказ официального Киева от им же обещанной ассоциации с ЕС стал спусковым крючком, который взорвал политическую ситуацию и сбросил Украину в кровавую пропасть Майдана.

Само по себе соглашение об ассоциации с Евросоюзом не является шагом к реальной евроинтеграции (подобные соглашения у Брюсселя подписаны с такими «европейскими» странами как Алжир, Израиль, Тунис, Мексика, Чили). Но для Украины сам факт подписания ассоциации был важнейшим этапом сотрудничества с ЕС в рамках «Восточного партнёрства», одним из итогов которого в итоге должна была стать долгожданная отмена виз между Украиной и Европой.

Переговоры на тему ассоциации Брюссель и Киев вели с 2007 года, хотя все ведущие мировые экономисты говорили, что это будет означать полный конец украинской экономике. Тем не менее, в марте 2012 года Виктор Янукович парафировал соглашение об ассоциации. А 18 сентября 2013 года проект соглашения об ассоциации и создании всеобъемлющей зоны свободной торговли с Евросоюзом одобрило и украинское правительство. Шла активная доработка отдельных положений соглашения, которые не устраивали Украину.

И вдруг неожиданный кульбит – 21 ноября (буквально за неделю до вильнюсского саммита, где ожидалось подписание соглашения) на утреннем заседании, украинское правительство принимает решение отложить подписание соглашения! Почему?

Когда Януковичу стали пересказывать содержание договора ассоциации с ЕС (а это больше 1000 страниц машинописного текста) он сначала не поверил – подумал, что ему подсовывают «липу» и затребовал оригинальный английский текст. А после прочтения явно испытал шоковое состояние.

Получалось, что после подписания ассоциации Украина фактически становится колонией Европы с обязательством выполнять все решения, принятые в кабинетах Брюсселя. Европейский расчёт простирался вплоть до того, что украинские железные дороги должны были быть переложены на европейскую узкоколейку. И всё это с особой тщательностью было записано по пунктам, срокам. При этом Киеву не предлагалось ни ощутимых финансовых вливаний, ни право голоса, ни даже гипотетическое членство в ЕС.

Украинские экономисты понимали, что европейцы не потерпят конкурентов, а по предварительным подсчётам, чтобы только приблизиться к европейским стандартам производимой продукции, Украине потребуется минимум 10 лет и 160 млрд. евро! Следовательно, украинские товары не будут востребованы на европейском рынке. Вынужденно закроет свой рынок и Россия вместе с партнёрами по Таможенному союзу, что лишит экономику Украины как минимум 30 млрд. долларов товарооборота с Россией. Результат предсказуем – обнищавшие украинские граждане, лишившись работы, завязнув в долгах и кредитах, будут вынуждены бежать в Россию и Европу, где пополнят ряды дешёвой рабочей силы. Значит Украину ждала типичная судьба европейских вассалов Болгарии, Венгрии, Польши, стран Прибалтики, Румынии – социально-экономическая катастрофа, дефолт, кризис неплатежей, упадок промышленности и сельского хозяйства, бегство капиталов и прочие прелести приобщения к Западному миру.

При этом европейские лидеры, озабоченные экономическим кризисом в собственных странах, наотрез отказались дать Киеву необходимые 160 млрд. евро, туманно пообещав всего один миллиард. И то, в течение ближайших 10 лет. Было отчего прийти в отчаяние!

Суровая политическая осень 2013 года завертела, закружила украинского президента как осенний листок холодными европейскими и русскими ветрами, в итоге «выплюнув» в позе сломленного просителя в Москве. Перед Вильнюсским саммитом Янукович успел съездить в Москву и договориться о получении беспроцентного кредита в 15 млрд. долларов, что позволило экономике Украины удержаться на плаву. Всё было расписано по всем отраслям промышленности: строительство южного машиностроительного завода в Днепропетровске, нового более мощного ракетоносителя, который может нести более тяжёлые спутники, в Кировограде – завод по производству ядерного топлива, в Харькове – самолёты «Ан», в Николаеве – кораблестроение. Плюс Киев получил давно вымаливаемую скидку на газ (285 долларов вместо 406 за тысячу кубометров) и 3 млрд. долларов на руки из тех 15, что выделяла Москва.

Таким образом, Россия помогла Украине отойти от края экономической пропасти, куда её тщетно пытались столкнуть США, МВФ и Евросоюз, севший со своей ассоциацией в лужу.

Тем не менее, премьер-министр Николай Азаров был категорически против того, чтобы разворот Украины в сторону России совершался в столь резкой форме. Азаров пытался убедить Януковича, что не совсем логично лететь в Австрию и говорить о верности курсу на европейскую интеграцию, в то время как Украина принимает совершенно противоположное решение. Он предлагал объявить об этом в Вильнюсе, с цифрами и фактами разъяснив европейцам позицию Украины. Кроме того, неделя отсрочки давала возможность разъяснить самим украинцам причины отказа от подписания соглашения.

Все было напрасно: опьянённый удачной поездкой в Москву Янукович упрямо стоял на своём. Окончательный текст решения правительства редактировался буквально на коленке в президентском «Мерседесе» по пути в аэропорт Борисполь, откуда Виктор Януковича должен был вылететь в Вену.

Отредактированный текст в здание правительства привёз глава Совета национальной безопасности и обороны Андрей Клюев. После вступительного слова Азарова выступил министр промышленной политики Михаил Короленко. Он проинформировал собравшихся коллег, что подписание соглашения об Евроассоциации вызовет тяжёлые последствия для украинской промышленности и предложил снова вернуться к проработке данного документа. Это предложение было принято и премьер-министр Николай Азаров поручил МИД, Минэкономразвития и Минпромполитики предложить ЕС и России образовать комиссию на трёхсторонней основе для обсуждения данного вопроса.

Для Запада и украинской оппозиции столь резкий отказ Киева от интеграции с Европой стал подарком судьбы. Готовя государственный переворот, американцы первоначально предполагали, что Янукович подпишет кабальную ассоциацию. Тогда Россия закроет свои рынки, МВФ также откажет в деньгах, что вкупе спровоцирует на Украине экономический кризис. А на его фоне зимой и весной 2014 года начнутся массовые протесты. «Дожить» в этих условиях до президентских выборов 2015 года у Януковича не было никаких шансов. И согласие украинского правительства в сентябре 2013 года на ассоциацию с ЕС подтвердило, что пока всё идёт по плану.

И вдруг этот резкий разворот 21 ноября. Янукович не просто отказался подписывать соглашение с Европой, а начал открыто дрейфовать в сферу влияния России! Было понятно, что подписав выгодное экономическое соглашение с Путиным и в дальнейшем вступив в Таможенный союз, Киев сможет значительно поднять уровень жизни украинцев. А это значит, что русофобский проект «Украина» вместо агрессивного противостояния с Россией, попросту растворится в российской экономике. А это означает крах многовековых усилий Запада и геополитическую катастрофу. Надо было срочно корректировать планы и организовывать Майдан не на 2014—2015 год, а прямо сейчас, сразу после отказа Украины от евроинтеграции, раз уж выпал такой шанс.

В ту же ночь с 21 на 22 ноября в Киеве на площади Независимости появилась первая кучка активистов. Сбор людей организовывает через «Фейсбук» журналист «Украинской правды» афганец-пуштун Мустафа Найем, призывая всех несогласных с действиями президента собраться в центре Киева. Через час после его призыва площадь наводняют около двух тысяч активистов и студентов.

Собравшиеся тусовались на узком пятачке между массивным остовом новогодней ёлки и возведёнными к празднику деревянными домиками, в которых планировалось торговать фаст-фудом и напитками. Студенты установили сцену и музыкальное оборудование, зябко кутались в украинские флаги и периодически бегали в метро погреться. С трибуны Майдана посыпались первые гневные обвинения в адрес Януковича, якобы тайно подписавшего в Москве соглашение о вступлении Украины в Таможенный союз и тем самым убившего «украинскую мечту» о вхождении в Европу.

Собравшиеся весьма смутно представляли себе, в чём заключается суть ассоциации Украины с ЕС, какие последствия для экономики оно влечёт. Многих просто достало постоянное ухудшение материального и социального положения. Из года в год проходили всевозможные выборы, одни мошенники и аферисты сменяли других, а в стране ничего не менялось к лучшему. Значит, главным препятствием на пути в Европу была украинская власть. О том, что их в Европе никто не ждал и видеть не хотел, собравшиеся даже не думали.

Янукович и Азаров первоначально отнеслись к молодёжной тусовке в центре Киева спокойно – Украина демократическая страна и каждый имеет право на выражение своего мнения. Тем более что Майдан как сырые дрова – шипел, но не разгорался. Полное равнодушие к происходящему проявляли подавляющее число киевлян. Они уже настолько привыкли к тому, что каждый день кто-то где-то протестует, что и на Евромайдан поначалу особенного внимания не обратили. Вполне справедливое отвращение к власти, осознание того, что протестами всё равно ничего не решить, вынуждало людей занимать пассивную позицию и заниматься текущими бытовыми делами.

Тогда для мобилизации протестующих были применены хорошо зарекомендовавшие себя технологии. Наряду с традиционными СМИ, особая роль была отведена социальным сетям и интернет-телевидению, координирующим протестующих путём непрерывной трансляции и мгновенной передачи сообщений. Созданные группы и аккаунты в «Фейсбуке», «Твиттере» и «ВКонтакте» позволили на протяжении всего периода протестов вести эффективную пропагандистскую работу. При этом наибольшую популярность приобрели два интернет-проекта – «Гражданское. ТВ» и «Еспресо-ТВ».

Уже 24 ноября был получен первый жареный материал – провокаторы Майдана полезли вперёд под зданием Кабинета Министров, выломали шлагбаум и сломали им ключицу одному из милиционеров. При этом майдановцы старались оттянуть противогазы, надетые на сотрудников «Беркута» и брызнуть туда слезоточивым газом. Уже тогда в госпиталь МВД начали увозить первых раненых сотрудников. Но вместо жёстких ответных мер бойцы «Беркута» просто держали друг друга за руки и живой стеной сдерживали напирающую толпу, чтобы митингующие не прорвалась в здание Кабмина.

Эта провокация расколола Майдан. Студенты не захотели быть в одних рядах с провокаторами, сладкоглаголящими политиками, партийными флагами и активистами, и образовали отдельный «Студенческий Майдан». К ним приходили Юрий Луценко и Виталий Кличко, но были посланы по известному адресу. Оскорблённые бандеровцы публично обозвали Мустафу Найема «чуркой черномазой» и удалились к «Украинскому дому», где тусовалась оппозиция Яценюка-Кличко-Тягнибока. Появление «Студенческого майдана» привело к тому, что их протест на Европейской площади стал откровенно «загибаться». И только 26 ноября оба Майдана вновь объединились в один.

На этом фоне Янукович прибыл в Вильнюс, где 27—28 ноября проходил саммит Евросоюза и стран «Восточного партнёрства». На протяжении всего 2013 года на Украине с нетерпением ждали его открытия, чтобы окончательно и бесповоротно сменить систему ценностей и выбрать новый цивилизационный путь – именно так анонсировалось данное событие в Киеве. О перспективах подписания ассоциации с ЕС, вариантах развития Евромайдана теперь говорили все и везде. На работе, на вечеринках, дома. То, что сладкие речи в очередной раз обернутся банальным «кидаловом», гибелью десятков тысяч людей, обесцениванием зарплат и пенсий, гражданской войной и потерей Крыма и Донбасса никто в тот момент и подумать не мог. Зато все вдруг возжелали в очередной раз показать украинской власти: хватит определять будущее страны за нашими спинами! Мы не быдло, мы граждане.

На встрече в Вильнюсе западные лидеры попытались убедить Януковича пойти на уступки и подписать ассоциацию. Ангела Меркель, попивая шампанское и в упор сверля украинского президента своими глазками, открыто высказала Януковичу своё разочарование его отказом.

Виктор Фёдорович выглядел усталым и вяло оправдывался весь саммит, ссылаясь на противодействие со стороны Путина, который решительно против такого шага. Чтобы потянуть время Янукович вновь заговорил о необходимости проведения трёхстороннего саммита Евросоюз – Россия – Украина, который бы уладил возникшие противоречия. Также украинский президент выразил пожелание, чтобы перед возможной ассоциацией с ЕС, Брюссель помог Украине получить кредит МВФ и компенсировал ожидаемые многомиллиардные потери от сокращения объёма торговли с Россией.

Однако присутствующий на саммите председатель Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу резко отверг подобное предложение. «ЕС исключает возможность трёхсторонних переговоров по ассоциации Украины с Евросоюзом. Вызывающие озабоченность в связи с соглашением вопросы могут обсуждаться с Москвой и Киевом только в двустороннем формате, – заявил глава Еврокомиссии. – Мы уже парафировали соглашение об ассоциации с суверенной страной. Когда мы достигаем двусторонней договорённости, мы не позволяем третьей стране вмешиваться в эти переговоры. Для двустороннего соглашения по торговле не может быть трёхстороннего формата».

В том же духе была реакция и глав стран Европы. Лишь Меркель прозрачно намекнула, что Германия могла бы обсудить с Россией предложение Януковича и поучаствовать от имени ЕС в урегулировании экономических неурядиц между Россией и Украиной. Но в общем саммит окончился ничем. Было понятно, что без России вопрос об ассоциации не решить.

Между тем в Киеве неорганизованная толпа Майдана вяло тыкалась как слепые щенки между различными зданиями в центре Киева, пела песни и гимн Украины, но было видно, что никакого осмысленного плана у митингующих нет. Более того, 29 ноября координационный комитет студентов принял решение об окончании «восстания поколения «Фейсбука». Об этом было публично объявлено в 12 часов ночи на площади Независимости. К тому времени оставалось совсем уже немного митингующих, и сама акция начала сворачиваться.

Провала Майдана ни оппозиция, ни олигархи, ни их американские кураторы допустить не могли. В дело вступили американские политтехнологи имеющие огромный опыт по организации «цветных революций» в Грузии, Сирии, Киргизии, Египте, Ливии. С их подачи была организована провокация со «зверским избиением детей».

Ещё днём в МВД Украины прошло совещание, на котором заместитель министра генерал Виктор Ратушняк получил от главы МВД Виталия Захарченко команду разогнать собравшихся на майдане Незалежности. Благодаря главе президентской администрации олигарху Лёвочкину оппозиция сразу узнала, что МВД планирует применить против неё силу.

Получив от Лёвочкина смс-сообщение, Арсений Яценюк прибежал на площадь и начал уговаривать студентов оставаться до конца, поскольку антинародный режим лютует и ведёт Украину в Русский мир. К нему присоединился срочно приехавший олигарх Пётр Порошенко, который также вёл переговоры со студентами, отговаривая их от «самороспуска». Он ушёл с майдана почти в четыре часа утра. То есть оппозиция намеренно задерживала активистов и терпеливо дожидалась появления «Беркута», чтобы подставить их под милицейские дубинки.

К тому времени аудио-оборудование и сцена были уже вывезены приехавшими грузовиками. Основная часть основательно замёрзших протестующих разошлась по домам, осталось не более трёхсот человек. Это позволило Киевской городской администрации начать работы по монтажу Новогодней ёлки. Традиционно именно в эти сроки начинаются эти работы. Порядок на площади обеспечивали обычные патрули милиции.

Неожиданно на Майдан приехали бригады телеоператоров. Они установили осветительные приборы и телевизионное оборудование. Вскоре после этого со стороны гостиницы «Украина» организованно спустились около сотни молодчиков так называемой охраны партий «Батькивщина» и «Свобода»8, вооружённых арматурой, дубинками. Они смешались с полусонными студентами.

В это время на центральную площадь завезли искусственную хвою для ёлки. Когда машины начали разгружать, боевики атаковали работников милиции. В них полетели горящие поленья, арматура, булыжники. В результате более 30 сотрудников МВД были госпитализированы, многие с тяжёлыми травмами.

Вскоре на площадь приехало милицейское подкрепление. Увидев «Беркут» провокаторы разбежались, и под раздачу ожидаемо попали те, кто был не в курсе и не успел убежать. Телеоператоры, полностью проигнорировав избиения милиционеров, теперь старательно снимали окровавленные лица простых граждан. Всего пострадало около 40 человек, в основном из числа приехавших на Майдан безработных западенцев. Среди них было всего два студента.

При этом «Беркуту» дали необычный приказ – показательно гнать с площади майдановцев по всему городу. Это непривычная для «Беркута» тактика действий. Обычно бойцы спецподразделений просто рассеивают протестующих, выдёргивая и «пакуя» наиболее активных. Но никогда не преследует их, тем более загоняя в переулки. То есть налицо совместная провокация лидеров оппозиции Яценюка и Порошенко и предателей из команды Януковича в лице главы его администрации Лёвочкина, который метил на место премьер-министра и активно интриговал против Николая Азарова и главы МВД Захарченко.

В этом раскладе была ещё одна теневая фигура – Олег Рыбачук, открыто афиширующий свои связи с Госдепом США и американскими спецслужбами. На украинском политическом поле он появился при Викторе Ющенко и во время первого Майдана координировал «работу» лидеров оппозиции с американским посольством и иностранными спецслужбами. После победы «Оранжевой революции» был назначен «комиссаром» от Вашингтона при Викторе Ющенко. Хотя многие ошибочно приписывали эту роль жене Ющенко – гражданке США Катерине Чумаченко.

После прихода к власти Януковича Рыбачук курировал работу по созданию на Украине неправительственных организаций, то есть финансировал и организовывал проамериканские структуры. Вышеупомянутый Мустафа Найем был у него на содержании. И понятно, что страстный призыв Найема 21 ноября собраться на майдане не являлся простой самодеятельностью.

Во время Евромайдана Олег Рыбачук находился в постоянном контакте с Сергеем Лёвочкиным, представив ему Мустафу Найема и Сергея Лещенко, которым глава администрации президента стал регулярно «сливать» секретную информацию, а впоследствии даже платить некие гонорары. Всем им не составило особого труда согласовать свои действия и устроить «зверское избиение детей».

Тщательно отредактированное видео избиения невинных «студентов», которые мирно отстаивали европейский выбор, немедленно пошло в эфир через все телеканалы подконтрольные Порошенко и Лёвочкину, и транслировались почти круглые сутки. Комментарии на случившееся сводились к одному: «Они же дети!» Этот знаменитый мем озвучила во время очередной истерики на телеканале депутат Рады Инна Богословская (креатура того же Лёвочкина).

Американские и европейские СМИ немедленно подхватывают вброс о «зверском избиении детей» и тут же на весь мир объявляют власть Януковича «кровавым режимом», а его самого – «диктатором». По всем телеканалам пошла профессионально поставленная картинка, трогательные обращения «активистов» Майдана (актёров) к мировой общественности с просьбой спасти их от зверств милиции.

И провокация сработала – 1 декабря на акцию протеста в центре Киева собирается гигантский митинг, с целью поддержать избитых митингующих. Такого количества протестующих не ждали даже его инициаторы, и они не были готовы их контролировать. На улицы вышли не только убеждённые евроинтеграторы, не только националисты «Свободы»9, но и обычные люди, недовольные коррупцией, работой правоохранительных органов, судов и налоговой. Всем им тут же внушили, что договор ассоциации подразумевает прямое вступление Украины в Евросоюз. А из-за отказа Януковича его подписать украинцы станут жить хуже, а могли бы жить как на Западе – ездить по Европе без виз, получать европейские рабочие места, зарплаты, пенсии и так далее. Эту откровенную ложь озвучил лично Яценюк.

Переубедить в обратном студентов и студенток (которые захотели «кружевные трусики» и в ЕС), неграмотных сельских жителей-западенцев, возомнивший себя элитой общества столичный офисный планктон и фанатиков-националистов, мечтающих о торжестве нацистских идей, оказалось невозможно. Никакие аргументы не возымели действия. Все повторяли мантру о «вступлении в ЕС», «зверском избиении детей» и «кровавом диктаторе Януковиче, который отдал министру внутренних дел Захарченко преступный приказ». Начался реальный Майдан…

В тот же день была создана общественная организация «Самооборона Майдана» первоначально состоявшая из 17 сотен. В состав «Самообороны» вошли ветераны спецслужб, участники войн в Афганистане, Ираке, Чечне (в основном они выполняли функцию инструкторов), жители Западной Украины, а также студенты и молодёжь.

Им активно помогали чеченские и крымско-татарские «воины джихада», уже познавшими вкус крови и вернувшиеся из охваченной войной Сирии с реальным боевым опытом. Поэтому на Майдане, к удивлению непосвящённых, можно было увидеть не только жёлто-голубые полотнища и флаги ЕС, но и знамёна Ичкерии, и чёрные стяги сирийских боевиков. Не случайно Катар в срочном порядке открыл своё посольство в Киеве, через которое организовал финансирование прикомандированных на Майдан моджахедов.

Вскоре появляется новая медийная звезда – Дмитро Ярош и его боевики «Правого сектора»10, в камуфляже с нашивками СС, кельтскими крестами и свастикой, масках, со щитами, холодным и огнестрельным оружием в руках.

«Правый сектор»11 был создан 23—24 ноября как конфедерация нескольких националистических движений, которые курировались лично Валентином Наливайченко в бытность его главой СБУ – «Тризуб»12, УНА-УНСО13, «Воля», СНА, «Патриоты Украины», «Белый Молот», футбольные ультрас. Финансировали «Правый сектор»14 как проамериканские неправительственные организации, так и олигархи в лице Порошенко и Коломойского. Попроситься в организацию мог любой, но до участия непосредственно в боевых акциях доходили очень немногие. Новобранцев тщательно «фильтровали», поэтому «левых» людей там не было.

На Майдане боевики Яроша образовали отдельную сотню и довольно быстро заняли среди протестующих лидирующие позиции. Уже в первые дни с площади, под угрозой избиения, с позором были изгнаны члены ЛГБТ-организаций. Их радужное знамя отобрали и растоптали. Затем были избиты активисты левого профсоюза братья Левины. Мирные митингующие поначалу пытались утихомирить нацистов (и в отдельных случаях даже избивали), но потом признали их авторитет и постепенно влились в их ряды.

1 декабря вся эта агрессивная толпа боевиков, состоящая из исламских радикалов, правосеков, нацистов, бандеровцев и ультрас, полностью окружила здания Правительства и Верховной Рады. Была даже предпринята попытка штурма Администрации Президента на Банковой, во время которой боевики избивали милиционеров цепями, давили их грейдером и забрасывали булыжниками. Бандитами Майдана были захвачены здания Киевской городской администрации, Дом профсоюзов, здание на Европейской площади. Казалось, что ещё немного и мятежникам удастся захватить все правительственные учреждения. Но милиционеры устояли.

Потерпев неудачу в попытке государственного переворота лидеры Майдана в лице Яценюка, Порошенко и Кличко лицемерно назвали напавших на милиционеров майданных боевиков «провокаторами», которые дескать были подосланы «кровавым режимом для дискредитации светлых европейских идеалов народного восстания».

Сам Янукович, для которого события 30 ноября – 1 декабря стали полной неожиданностью, задёрганный беспрерывными звонками западных лидеров, вместо чётких указаний о решительном наведении правопорядка в столице предпочёл отбыть в Китай с государственным визитом!

Тем временем, сотни «Самообороны Майдана» готовились к новым схваткам с силами «Беркута» и проводили свои «тренировки» чуть ли не в прямом эфире центральных телеканалов. Руководил ими комендант Майдана Андрей Парубий.

Личность Парубия, наверное, наиболее ярко воплотила в себе образ истинного украинского «патриота» и бандеровца образца XXI века. Его политическая карьера стартовала ещё в перестроечные годы, когда он, будучи студентом Львовского государственного университета, организовал националистическую молодёжную организацию «Общество Спадщина» (Наследие), которая требовала выхода Украины из состава СССР.

В 1989 году Парубий был арестован за организацию несанкционированного митинга во Львове. Тогда же ему был поставлен медицинский диагноз «лёгкая форма умственной отсталости – дебильность» и не развались Советский Союз, его скорее всего просто поместили бы в клинику для умалишённых.

Но события стали развиваться совсем в другом ключе. Гонения со стороны советских властей сделали Парубия «героем». И уже в 1990 году он прошёл в Львовский областной совет, став самым молодым депутатом.

После распада Советского Союза вместе с Олегом Тягнибоком Парубий становится одним из основателей Социал-национальной партии Украины (СНПУ), переименованной позже во Всеукраинское объединение «Свобода»15. Ареал политической деятельности Парубия тогда ограничивался лишь Львовом. Но события «Оранжевой революции» вынесли его на самые верхи украинской политики. Он близко сошёлся с Виктором Ющенко, который поставил Парубия комендантом «Оранжевого Майдана», а затем провёл в Верховную Раду.

Бывший руководитель СБУ Александр Якименко рассказывал: «Парубий, – это человек, которые выполняет чужую волю, и не Европы даже. Это человек, который напрямую связан со спецслужбами США. Связь эта тянется со времён Ющенко».

В декабре 2011 года Парубий по заданию ЦРУ США отправляется в Москву с целью помочь российским либералам устроить «Белоленточный Майдан». Однако «болотные» акции протеста в итоге сдулись, и Парубию, не солоно хлебавши, пришлось возвращаться обратно в Киев…

Настоящим «звёздным часом» Парубия стал Евромайдан. По протекции американцев он вновь назначается комендантом палаточного лагеря и руководителем отрядов «Самообороны».

Официально Евромайдан существовал якобы только на добровольные пожертвования простых граждан, которые действительно непрерывным потоком несли активистам лекарства, домашнюю консервацию, пуховики, мобильные телефоны и деньги.

Но в реальности основное бремя расходов взяли на себя олигархи Пётр Порошенко, Валерий Хорошковский, Дмитрий Фирташ и Сергей Лёвочкин. Финансирование было обильным и щедрым: горячие напитки, бутерброды, дрова для обогрева, тёплые вещи, щиты, каски, палатки, обувь, суточные «активистам», мощное звуковое оборудование сцены, телевизионные экраны, прямая онлайн трансляция событий в Интернете. К услугам майданных боевиков была столовая в захваченном Доме профсоюзов, ночлежки в здании киевской мэрии, в Октябрьском дворце искусств, консерватории и бывшем музее Ленина на Европейской площади.

В помощь Парубию были направлены известнейшие мировые политтехнологи по организации «цветных революций». Их неформально называли «грузинами», так как последним организованным им переворотом была «Революция роз» в Грузии. Это были граждане США Финк Брайн, Мирон Василик, Алекс Росс, британец Тарас Кузьо и сербский «революционер» Марко Ивкович. Вместе с ними действовал бывший президент Грузии Михаил Саакашвили со своими политтехнологами, которые организовывали информационное сопровождение войны в Южной Осетии.

Благодаря их усилиям, тщательно спланированная медийная картинка Майдана через CNN, BBC World, Euronews появилась перед западным обывателем. Европейцы и американцы увидели, как свободолюбивый украинский народ выступил против безжалостного диктатора, погрязшего в коррупции. Вдохновлённую «европейским выбором» молодёжь. Окрылённую демократией интеллигенцию. Возмущённых коррупцией «простых тружеников» и зачарованных размерами европейских пенсий стариков с кастрюлями на головах.

Снимаются качественные пропагандистские ролики, в которых нанятые актёры произносили грамотно составленный психологами эмоциональный текст. Украинские и иностранные корреспонденты радостно рассказывали на камеру, какая чудесная, добрая атмосфера царит в центре Киева, как прекрасны и восхитительны активисты, которые буквально лучатся европейской теплотой. Выпускалось огромное множество пропагандистских газет, листовок, сюжетов, символики. Появились обучающие листовки, использованные на Ближнем Востоке во время «Арабской весны». Причём американцы поленились даже заменить картинку, просто сменив арабский текст украинским. Пачками раскупалась небольшая голубая наклейка со звёздочками ЕС, которой можно было заклеить на номерном знаке автомобиля флаг и герб собственного государства.

Здесь стоит немного отвлечься и обратить внимание на один важный момент, который должен стать для всех нас уроком на будущее. Майдан стал классическим примером спланированной и чётко организованной психической атаки на вялое и аполитичное общество. Во времена СССР западные политтехнологи делали ставку на выигрыш в информационных войнах, в борьбе за умы. Однако практика показала, что пропаганда так называемых «западных ценностей» не может пробить духовную защиту русской, исламской, буддийской, конфуцианской или африканской культур, которые оставались глухи к сладким призывам борьбы за соблюдение прав человека, агрессивной пропаганде гомосексуализма, педофилии, феминизма и прочих извращений.

Тогда на Западе было решено перепрыгнуть через эту непробиваемую духовную стену и перейти к психическим войнам, когда в дело вступала уже не идеология и борьба за умонастроение людей, а воздействие на психику отдельно взятого человека. Эта технология прекрасно сработала во время «Арабской весны» и была успешно применена на Майдане. Методы воздействия на египетскую, ливийскую или украинскую толпу были идентичны методам зомбирования в тоталитарных сектах – песни, стихи, синхронные движения и скандирование кричалок. Сейчас уже не секрет, что в бесплатный чай и пищу на Майдане добавлялись психотропные препараты. Милиционеры буквально валились с ног от усталости, а майдановцы могли по трое суток не спать и без остановки бить дубинками в свои щиты. Беркутовцы вспоминали, как сбивали с ног резиновой пулей несущегося на них протестующего с «коктейлем Молотова». А он поднимался как зомби и снова бросался вперёд с бессмысленными бешеными глазами. Один боец «Беркута» случайно выпил такого чайку, после чего три дня не мог заснуть, был на взводе.

Тогда же на Майдане был сформирован и определённый ритуал действий. Рано утром на площади представителями Киевского патриархата проводился молебен, затем все завтракали и собирались перед сценой, на которой начинали выступать приглашённые ораторы. Ближе к обеду подтягивались фигуры повесомее в лице Арсения Яценюка, Виталия Кличко, Александра Турчинова и Олега Тягнибока. Неделей за неделей они делали одни и те же «программные заявления», которые становились основными новостями всех информационных выпусков центральных телеканалов: банду Януковича – геть, министра МВД Захарченко и премьер-министра Азарова в отставку.

Взобравшись на сцену Майдана, депутаты Верховной Рады от оппозиции поклялись перед народом, что 3 декабря отправят преступное правительство Азарова в отставку. Однако за это предложение проголосовало только 186 депутатов и очередная интрига Сергея Лёвочкина и Дмитрия Фирташа провалилась.

На Майдане возникла неловкая пауза, которую пришлось заполнять выступлениями, песнями да истерическими слухами об очередном готовящемся силовом разгоне протестующих «Беркутом». Дабы предотвратить такое развитие событий «Самооборона Майдана» под руководством Парубия начала возводить на площади баррикады.

8 декабря на Майдане было собрано так называемое «Народное вече». От его имени планировалось сформировать параллельное правительство во главе с Арсением Яценюком, которое должно было начать работу в захваченном здании Киевской городской администрации. Параллельно должны были осуществиться захваты новых правительственных и административных зданий, причём по советам американских политтехнологов захваты должны были пройти в максимально жёсткой форме, с кровью и жертвами. Это позволяло Майдану ещё раз показать всему миру антидемократическую сущность «диктаторского режима» Януковича, обратиться к украинской армии, милиции, народу и получить поддержку со стороны Запада.

И она, эта поддержка, последовала – 10 декабря Арсений Яценюк, захлёбываясь щенячьим восторгом, объявил со сцены Майдана, что в Киеве объявилась заместитель государственного секретаря США Виктория Нуланд.

В захваченном Доме профсоюзов заокеанская гостья провела переговоры с лидерами Майдана Яценюком, Тягнибоком, Порошенко, Луценко, Кличко. Теперь шутки для официального Киева действительно кончились – США открыто поддержали антиконституционные беспорядки и фактически объявили украинским властям о неприкосновенности Майдана.

Тем не менее, в тот же день Виктор Янукович, его сын Александр и министр внутренних дел Захарченко приняли решение разогнать Евромайдан силой. Все предыдущие дни в столицу стягивались из других областей дополнительные части внутренних войск и отряды «Беркут». При этом севастопольский «Беркут» явился на Майдан с георгиевскими ленточками, что буквально выводило из себя как майдановцев, так и вполне лояльных власти украинских депутатов и чиновников. Невзирая на возможные серьёзные международные и политические последствия в 02.30 ночи 11 декабря «Беркут», внутренние войска и милиция приступили к разгону Майдана.

Столкновения обошлись без тяжёлых травм и ранений. Из окон киевской мэрии милиционеров поливали водой из брандспойтов, а правоохранители, не применяя дубинок и газа, сносили баррикады, постепенно оттесняя митингующих

В процесс подавления беспорядков немедленно вмешалась Нуланд. По её инициативе вице-президент США Джо Байден срочно позвонил Виктору Януковичу и потребовал отменить штурм. А в случае отказа, по видимому пригрозил лишить семью украинского президента всего состояния, лежащего на счетах в западных банках.

Перепуганный Янукович мгновенно дал задний ход – последовала команда прекратить зачистку Майдана. После шестичасовой операции все милицейские подразделения покинули площадь Независимости. На месте снесённых баррикад тут же выросли новые, возведённые из снега и мусора.

А утром на Банковой появилась Виктория Нуланд, которая повторно озвучила Януковичу ультиматум Байдена, заявив, что методы использованные для разгона митингующих неприемлемы. И ясно дала понять, что у Украины один шанс вернуться на путь евроинтеграции – Янукович должен возобновить переговоры с МВФ о предоставлении кабального кредита. Тогда же Виктория Нуланд в сопровождении американского посла Джеффри Пайетта появилась на Майдане и начала раздавать свои знаменитые печеньки всем желающим.

Сломленный встречей с Нуланд украинский президент был настолько напуган, что больше не рассматривал никаких серьёзных планов по разгону Майдана. Хотя своё ближайшее окружение продолжал уверять, что рано или поздно, но Майдан будет разогнан.

Под давлением главы своей администрации Лёвочкина, Янукович санкционировал арест заместителя секретаря СНБО Владимира Сивковича, начальника киевской милиции Валерия Коряка и столичного мэра Александра Попова, которых решил сделать крайними за избиение «онижедетей» и попытку разгона Майдана. Все трое принадлежали к «Партии регионов». Естественно, что однопартийцы немедленно узнали о предательском решении президента и в Раде начался бунт.

В кабинете Януковича раздались звонки от премьер-министра Азарова и главы Верховной Рады Рыбака. Последний в матерной форме доказывал президенту абсурдность и опасность решения об аресте. Этого было достаточно, чтобы Янукович стушевался. Он заверил обоих, что не собирался ничего делать против однопартийцев, всё это выдумки. Однако сама идея назначить виновных за попытку разгона Майдана и таким образом снять с себя ответственность, крепко засела у Януковича в голове.

После событий 11 декабря Майдан вновь начал затухать – любая «революция» нуждается в постоянном подогреве. Как воздух были необходимы новые столкновения с правоохранителями, избитые активисты, тревожные новости, которые бы снова и снова мобилизовали людей. Однако слухи о русских танках и спецназовцах, готовящихся очередных зачистках Майдана настолько уже приелись, что оппозиционеры решили изготовить фальшивый указ президента о введении в стране чрезвычайного положения и под этим соусом вновь попытаться захватить правительственные здания. Однако произошла утечка информации и провокация сорвалась.

Тогда «оппозиция» вновь решила попытаться добиться в Раде отставки правительства. В ход шли все средства, в том числе прямой подкуп депутатов. Но необходимого количества голосов всё равно не хватало. Тогда нашли старые листы голосования за отставку председателя Верховной Рады Владимира Рыбака, подменили последние и первые листы и эту фальшивку намеревались предъявить со сцены Майдана. Дескать необходимые подписи 226 депутатов за отставку правительства собраны, но проголосовать в открытую в Раде «кровавый режим» не даст, поэтому создаём параллельное правительство! Но и этот план провалился, так как лидер коммунистов Пётр Симоненко, обиженный на майдановцев за снос памятника Ленину, в последний момент отозвал подписи коммунистов за отставку правительства.

Постепенно в пропагандистских речах, звучащих со сцены Майдана, начинает вырисовываться образ врага, куда более страшного, чем Виктор Янукович, главного врага «украинской нации» – России. Якобы, именно она (впрочем, как и всегда) виновата всех бедах Украины и сменой одного только Януковича всех проблем не решить. Украина должна не только свергнуть «кровавый режим» внутри страны, но и встать на путь противостояния с Россией, иначе, не видать ей истинной «свободы» и «достоинства». Начавшись как проевропейский протест против коррумпированной власти, Майдан быстро превратился в источник оголтелой, ничем не мотивированной русофобии.

Популярный миф о том, что причиной ненависти украинцев к русским стала «оккупация» Россией Крыма не выдерживает никакой критики. Крым во время Майдана находится в составе Украины. В Донбассе, Одессе, Харькове всё спокойно. Россия даёт значительную скидку на газ и предлагает Украине 15 млрд. кредит на развития экономики. Нет поводов упрекнуть Россию в агрессии, ведении гибридной войны, но градус русофобии продолжает искусственно нагнетаться и выливается в истеричные требования бойкотировать зимнюю Олимпиаду в Сочи.

Тогда же на Украине появляются первые сепаратисты. Правда совсем не в Донбассе или Крыму, а в рассаднике русофобии и нацизма – Галичине. В декабре 2013 года Львовский, Ивано-Франковский, Тернопольский облсоветы проголосовали за ликвидацию на своей территории областных государственных администраций и отказались признавать легитимность законного президента и правительства.

В Киев один за другим прибывают всё новые американские и европейские эмиссары. Со сцены Майдана они выражают солидарность с протестующими, то есть открыто вмешиваются во внутренние дела суверенного государства. Зверские избиения украинских милиционеров они лицемерно называют «мирным протестом», а ответное использование «Беркутом» газовых баллончиков, резиновых дубинок, резиновых пуль – «чрезмерным применением силы против мирных демонстрантов».

15 декабря комиссар по вопросам расширения Европейского союза Штефан Фюле, ничего не добившись своими угрозами от премьер-министра Азарова, объявил, что руководство ЕС приостанавливает переговоры с Украиной по соглашению об ассоциации. В тот же день на сцене Майдана появляются сенаторы США Джон Маккейн и Кристофер Мёрфи, которые от имени Вашингтона выражают поддержку митингующим. Посольство США в открытую становится центром координации Майдана – не прячась и не скрываясь Нуланд и вице-президент США Джо Байден открыто проводят здесь многочисленные встречи с оппозицией и олигархами, которые ежедневно наведывались в посольство за деньгами, инструкциями и предоставляли отчёты о проделанной работе.

Прямой диалог американцев с украинскими финансовыми тузами потребовался для корректировки их позиции. Ведь они начинали Майдан в стиле «Оранжевой революции» 2004 года. Лёвочкин целился на пост премьер-министра, Порошенко рвался в президенты, другие примеривались к активам Януковича и его ближайшего союзника Ахметова. Но привыкнув воровать и «пилить», олигархи не уловили, что с 2004 года произошли кардинальные геополитические изменения – на повестке дня стоит вопрос ликвидации России, а потому требуется окончательное превращение проекта «Украина» в необандеровский рейх. А для этого американцам необходим был вовсе не мирный протест и очередная смена президента, а кровавая революция, военное столкновение Украины с Россией.

Байден и Нуланд нагло, нахраписто давили на украинский бизнес, без стеснения задействуя все механизмы и рычаги. Тем более, что ещё в сентябре 2012 года ПАСЕ направила в Киев комиссию, которая сделала вывод о незаконном происхождении капиталов украинских олигархов. Это дало повод для их законного изъятия из американских и европейских банков. И украинские финансовые тузы, все основные капиталы и недвижимость которых находилась за рубежом, неожиданно для себя оказались уже не младшими партнёрами своих западных хозяев, а в роли пешек на геополитической шахматной доске, которыми оперируют из Вашингтона. Американцы крепко держали за «Фаберже» всю свору прикормленных олигархов и Януковичу, Порошенко, Ахметову, Лёвочкину, Кличко, Коломойскому и другим участникам разворачивающегося кровавого спектакля оставалось только внимательно прислушиваться к советам и пожеланиям своих заокеанских хозяев.

Между тем предновогодние дни и новый 2014 год прошли на Украине относительно спокойно. Страна жила обычной жизнью – были в очередной раз повышены пенсии, социальные пособия, зарплаты бюджетникам. Властям удалось накопить достаточные запасы угля и газа, чтобы безболезненно пережить зиму, не повышая тарифы. И только Евромайдан в Киеве и бандеровцы на Западной Украине продолжали мутить воду…

Янукович с головой погрузился в переговорный процесс. Простые украинцы в это время откровенно недоумевали по поводу бездействия президента и отсутствия у него решимости обеспечить в стране правопорядок. Януковичу писали и обращались не только простые люди, но и главы областей, командиры воинских частей. Однако Центр упорно молчал. Почему?

Самое простое объяснение – Янукович оказался тряпкой, трусом, испугавшись решительных действий. Всё это так. К тому же стоит учитывать, что с самого начала Майдана у него не было главного условия для победы – подконтрольных ему СМИ. Янукович не имел возможности объяснить стране причины отказа Киева от ассоциации с Европой, а любые его жёсткие действия по разгону Майдана только подтверждали правоту всего, что говорилось о его «кровавом» режиме в эфире.

Когда в Китае разгоняли митинг на площади Тяньаньмэнь, ситуация со СМИ была совершенно иной. Основные СМИ контролировались правительством, поэтому жёсткий разгон протестов не привёл к эскалации конфликта. Большая часть страны в тот день вообще не узнала о том, что случилось, а подробности тех событий засекречены до сих пор.

Сказалось и предательство в высшем руководстве администрации президента, МВД, СБУ, органов разведки. Противостоящий бандитам Майдана «Беркут» сидел без связи, без единого координационного центра. Информация о его бойцах полностью «сливалась» противнику. Фамилии, данные, бабушки, дедушки, жены, дети. Бойцы не успевали получить задание, как уже о нём знали на другой стороне. Ситуацию усугублял категоричный приказ – не применять силу. В результате «Беркут» и внутренние войска начали нести серьёзные потери. Всего с 30 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года по данным командующего Внутренними войсками МВД Украины Святослава Шуляка в Киеве погибли 23 сотрудника МВД и военнослужащих внутренних войск, 932 получили ранения и ожоги (треть из них тяжёлые).

Бандеровцами и правосеками в это время продолжали совершаться нападения и провокации против представителей власти (чиновников, прокуроров, судей). В адрес семей бойцов «Беркута» раздавались угрозы. Практически каждый день в средствах массовой информации подавались сюжеты, героизирующие боевиков и «мирных манифестантов», которых избивали и арестовывали «подлые наймиты диктаторского режима» из числа милиционеров, «титушек» и бойцов «Беркута». Все понимали, что долго держать в напряжении нельзя ни силы правопорядка, ни Майдан. Что-то должно было произойти…

Виталий Кличко в это время активно призывал провести 10 января всеобщую всеукраинскую забастовку: «Мы вышли с призывом ко всем гражданам Украины, чтобы 10 января каждый прекратил деятельность на своём рабочем месте на 8 часов, начиная с 9 утра. Не имеет значения, работаете вы слесарем на заводе, или электриком, или милиционером, или прокурором, или пожарным, или врачом скорой помощи. Врачам и медицинским работникам не стоит волноваться – за 8 часов никто не умрёт, и ничего страшного не произойдёт. Зато за эти 8 часов всеукраинской забастовки власть убедится, что народ Украины с нами». Требования были прежними – отставка правительства Азарова и досрочные выборы.

12 января на площади Независимости организуется «Народное вече». На сцене – всё те же Яценюк, Тягнибок. Они в очередной раз потребовали свободу для Юлии Тимошенко, а также введения санкций со стороны США против главы МВД Захарченко, который якобы нарушил Конституцию.

В ответ Янукович и его ближайшее окружение, предпринимают запоздалое решение – 16 января Верховная Рада ужесточает ответственность за участие в насильственных акциях. А на следующий день с поста главы администрации президента увольняется предатель Сергей Лёвочкин. Его сменил секретарь СНБО Андрей Клюев.

Однако эти решения были восприняты Майданом, как демонстрация страха и слабости действующей власти. 19 января распалённый принятым Радой «законом о диктатуре» майданный планктон двинулся к зданию парламента по улице Грушевского, чтобы выразить протест. Однако в районе стадиона «Динамо» «Беркут» перекрыл им дорогу автобусами и грузовиками.

В 15 часов боевики «Правого сектора»16 атаковали позиции «Беркута» – подожгли милицейский автобус, а самих бойцов забросали камнями и петардами. Спецназ в ответ применил спецсредства и водомёт. С обеих сторон пострадали десятки людей.

Лидеры оппозиции отправились в президентскую резиденцию Межигорье требовать встречи с Януковичем. К президенту пустили только Виталия Кличко, который не придумал ничего умнее, как потребовать отставки правительства и президента. Янукович пропустил его слова мимо ушей и выразил готовность начать переговоры с лидерами Майдана. Для этого утром 20 января будет создана комиссия из представителей правительства, администрации президента и оппозиции, которая и займётся вариантами разрешения кризиса в стране.

Между тем возле стадиона «Динамо» всю ночь продолжалась канонада – «Беркут» бил по мятежникам гранатами со слезоточивым газом и светошумовыми гранатами. Водомёты залили улицу Грушевского водой, превратив её в один сплошной каток. Ожесточённые столкновения, атаки и контратаки обеих сторон продолжались все последующие дни.

Теперь кукловодам Майдана, доведшим страну до очередной точки кипения, понадобилась «сакральная жертва» – харизматичный мученик, который своей жизнью окончательно проведёт кровавую черту между «мирной акцией протеста» и «революцией». Жертвы специально выбирались из неэтнических украинцев, чтобы придать трагедии международный статус. На эту роль выбирают армянина Сергея Нигояна. Его участь решил красивый сентиментальный ролик, где он проникновенно читает стихи Шевченко. 22 января его убивают выстрелом в упор из охотничьего ружья прямо на баррикадах улицы Грушевского. Судя по некоторым публикациям, это сделали люди службы безопасности Кличко.

Майдан, загадивший своими баррикадами, туалетами и покрышками прекрасный исторический центр Киева, сходит с ума. Нигояна моментально канонизируют, повсюду показывают его качественно сделанные накануне гибели фото и видео, пропагандисты рвут глотки на ток шоу и со сцены Майдана, доводя толпу до исступления.

В тот же день убивают Михаила Жизневского, беларуса с польскими корнями, который уже 8 лет как покинул территорию Беларуси по политическим мотивам и стал членом ультрарадикальной украинской организации УНА-УНСО17. Его убивают из пистолета, которого на вооружении украинской милиции не было. Так появляется новый идол, павший от пули подлых клевретов «диктатора».

Януковичу немедленно звонит вице-президент США Джо Байден и требует принять меры для урегулирования конфликта, «найти компромисс и прислушаться к требованиям протестующих». В противном случае украинского президента ждёт ухудшение отношений с США. Для придания большего веса данной угрозе, в тот же день посольство США объявило об аннулировании виз граждан Украины, «связанных с применением силы».

От Януковича демонстративно отворачивается даже духовенство: Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Филарет отказывается от ордена «За заслуги» I степени, к награждению которым его ранее представил глава государства. В глазах широкой общественности, данное решение окончательно лишает власть Януковича остатков легитимности и уважения.

По стране начинаются заранее спланированные попытки захвата зданий областных государственных администраций. В западных областях и того хлеще – грабятся милицейские и воинские оружейные склады, после чего на Майдан потоком хлынуло огнестрельное оружие. «На камеру» рядовые майдановцы были вооружены лишь дубинками, травматическим оружием, ракетницами, щитами и пластмассовыми строительными касками. Однако эта картинка должна была лишь создать впечатление очень уязвимого протеста, когда народ вынужден защищать себя подручными средствами. Всё огнестрельное оружие, отравляющие вещества, взрывчатка, бронежилеты, топоры, гранаты оставались в тени и находились в полном распоряжении коменданта Майдана Парубия.

24 января оппозиционеры объявили, что выходят из переговорного процесса с властями и принимают решение о «мирном расширении Майдана». 26 января майдановцами был захвачен «Украинский дом», который покинули подразделения внутренних войск.

Ситуация уже практически дошла до начала гражданской войны, поэтому 24 января фракция «Партии регионов» устроила в Раде жёсткое совещание с Януковичем и Азаровым. На повестке дня был только один вопрос – почему президент бездействует? Всё ещё находящийся под впечатлением от недавнего разговора с Байденом, Янукович заявил однопартийцам, что нашёл выход – необходимо принять закон об амнистии и предложить пост премьер-министра одному из лидеров Майдана Арсению Яценюку.

28 января Азаров подал в отставку, а на следующий день была объявлена амнистия для мирных протестующих. Однако никто из лидеров Майдана не согласился занять предложенный Януковичем пост премьер-министра и взять на себя ответственность за судьбу страны. Все надежды на то, что отставка Азарова успокоит Майдан и прекратит насилие оказались фикцией.

В Вашингтоне уже был подобран кандидат в будущие президенты Украины – олигарх Пётр Порошенко, который по данным сайта разоблачений WikiLeaks, является агентом Госдепа США. Фигура абсолютно не революционная, хорошо известная любому украинцу. Политик, бизнесмен, депутат Верховной Рады. Его активы включали в себя Луцкий автомобильный завод, верфь «Ленинская кузня», телеканал «Пятый канал», другие СМИ, а также предприятия в сфере аграрно-промышленного комплекса и машиностроения. Порошенковские кондитерская фабрика «Рошен» и маршрутки «Богдан» стали неотъемлемой частью украинской жизни. Состояние олигарха оценивалось в 1,6 млрд. долларов (7 место рейтинга «100 богатейших украинских бизнесменов»).

За свою политическую карьеру Порошенко побывал во многих политических партиях с диаметрально противоположными взглядами. В политику пришёл при Леониде Кучме. Затем переметнулся к Виктору Ющенко (тот даже крестил двух дочерей Порошенко). В разные годы ему поручают Нацбанк, Совет безопасности и Министерство иностранных дел. А весной 2012 года президент Виктор Янукович подписал указ о назначении Порошенко на пост министра экономического развития и торговли в правительстве Азарова.

Но не прошло и года, как Порошенко демонстративно отстраняется от «Партии регионов» и сближается с «Блоком Юлии Тимошенко». Основанная им партия «Солидарность» входит в состав тимошенковской «Батькивщины». С октября 2013 года началось сотрудничество Порошенко с партией Кличко «УДАР». При этом сам Порошенко не скрывал, что является одним из спонсоров Майдана.

1 февраля 2014 года на традиционной Мюнхенской конференции по безопасности госсекретарь США Джон Керри встретился с Кличко, Яценюком, Порошенко и дал им очередные инструкции и напутствия, пообещав, что украинская оппозиция может «…рассчитывать на полную поддержку президента Барака Обамы и американского народа…» До государственного переворота оставалось всего три недели…

Растерянный Янукович продолжал усугублять своё положение, так и не назначив нового премьер-министра, оставив правительство и силовых министров в подвешенном состоянии. Но он ещё мог спасти ситуацию. Надо было плюнуть на свои капиталы, вводить чрезвычайное положение, арестовать лидеров Майдана, отключить оппозиционные СМИ, которые уже открыто призывали к силовому свержению законной власти, выслать ряд западных послов, которые напрямую занимались организацией переворота. И только потом уже разгонять Майдан, хотя к тому времени протестующие скорее всего разбежались бы сами. Но насквозь прогнившая украинская власть оказалась неспособна к столь решительным действиям.

8 февраля ситуация на Майдане вновь резко обостряется. Всё началось с того, что жители Киева собрались на уборку мусора, а Майдан воспринял это действо, как попытку разбора баррикад. Несколько сотен мятежников, вооружённых битами, перегородили в несколько рядов Крещатик у здания Киевской горадминистрации. Ситуацию накалили сообщения из Винницы, где в ответ на штурм мятежниками здания государственной администрации милиция начала обыски у местных «активистов» и арестовала их лидера Юрия Хорта. Однако расшатать ситуацию на Майдане до нужной кондиции так и не удаётся, даже несмотря на гибель Нигояна и Жизневского.

Тогда 9 февраля организаторы выпустили на сцену Майдана французского журналиста, философа и писателя, а на самом деле махрового провокатора Бернара-Анри Леви. Леви известен тем, что с 1980-х гг. работал во всех потенциально «горячих точках», раздувая там пожары гражданских войн и иностранных интервенций. Он активно выступал на стороне афганских моджахедов, боснийских мусульман и косовских террористов. В 2008 году усиленно создавал миф о «русской агрессии против маленькой гордой Грузии». Затем в 2011—2012 гг. активно выступал против законных правительств Ливии, Алжира и Сирии.

Выйдя на сцену Майдана в сопровождении посла Франции, «философ и властитель дум» Леви ничего путного не сказал, лишь заявив, что поддерживает некое «альтернативное правительство» на Украине.

На 18 февраля оппозиционные депутаты Верховной Рады наметили поставить на рассмотрение вопрос о возвращении Украины к Конституции 2004 года, лишающую президента значительной части его полномочий. Мятежники, предвидя провал данной акции, решили не упускать момент для очередного обострения ситуации.

С началом заседания утром 18 февраля председатель Рады Владимир Рыбак наотрез отказался зарегистрировать проект постановления о возвращении Конституции 2004 года. После этого оппозиционные депутаты заблокировали президиум и трибуну, а вооружённые майдановцы пошли на штурм Кабинета министров и Верховной Рады. В ходе столкновений на улице Грушевского, Шелковичной, Институтской в «Беркут» летели пули, петарды и «коктейли Молотова». Среди милиционеров появились новые убитые и раненые. Но «Беркут», применив водомёты и слезоточивый газ, отбил нападение и контратакой отбросил протестующих. Тогда несколько десятков майдановцев завернули на Липскую улицу и начали штурмовать центральный офис «Партии регионов».

В здание летели бутылки с зажигательной смесью и дымовые шашки, на мелкие осколки разлетались окна, в помещениях начался пожар. Охрана здания, как могла, сопротивлялась, поливала нападающих из брандспойта. Но силы были неравны – все силы столичной милиции обороняли правительственный квартал. Вскоре боевики уже носились по офису, избивали сотрудников, крушили мебель. Опасаясь расправы, некоторые сотрудники аппарата, в основном женщины, спасались на крыше здания. На первом этаже офиса начался пожар, но боевики даже не подпускали к зданию пожарные машины. Так была проведена генеральная репетиция событий в одесском Доме профсоюзов 2 мая.

Один из работников офиса Владимир Захаров вышел к нелюдям, ворвавшимся в здание, с предложением выпустить хотя бы женщин. Но в ответ получил удар битой по голове, упал, а потом его добили выстрелом в голову. Лидеры Майдана Порошенко, Яценюк, Кличко, Тягнибок, с каким-то особым цинизмом вскоре торжественно назовут его жертвой режима Януковича и объявят одним из павших героев «Небесной сотни». В тот день сообщалось, что ещё одна сотрудница офиса погибла при пожаре… Сожжение офиса «Партии Регионов» и жестокая расправа над безоружными клерками и положило начало украинской «Революции достоинства».

Утром 19 февраля на Майдан подошло подкрепление – две свежие сотни из Львова и Тернополя. Также были доставлены новые стволы, захваченные в отделениях милиции, военных арсеналах, частях внутренних войск и СБУ Западной Украины – 1008 пистолетов Макарова, 59 автоматов АКМ, две снайперские винтовки Драгунова (СВД) и дробовики.

В ответ на попытку государственного переворота и новые жертвы, украинские власти с 19 часов отключают по всей Украине оппозиционный «Пятый канал», а в 20 часов «Беркут», вооружённый светошумовыми гранатами, баллончиками с газом, дубинками и щитами, при поддержке бронетехники бросили на штурм Майдана со стороны Европейской площади и улицы Институтской.

Вспоминает депутат Верховной Рады Олег Царёв: «Я пришёл к руководителю администрации президента Андрею Клюеву. Телефон приёмной главы администрации разрывался от звонков. Его секретарша не знала, за какой аппарат хвататься. Они прикрывали трубки ладонью и по внутренней связи докладывали Клюеву: Звонят из приёмной министра иностранных дел Польши Сикорского! Звонит помощник министра иностранных дел Германии Штайнмайера! Просят срочно связаться с помощником канцлера Германии Меркель!

Я пришёл к Андрею Клюеву с одним вопросом: будет ли сейчас штурм Майдана? Если сейчас не дать команду, то завтра её давать будет бессмысленно.

Я откровенно сказал Андрею Клюеву: «Не будет команды, я сегодня уеду из Киева. Я знаю настроение милиционеров. „Беркут“ же готов выполнить приказ, они говорят, что очистят майдан за час, у них всех сейчас с протестующими уже личные счёты, чего вы тяните?»

Клюев ответил: «Приказ на разгон Майдана есть. Иностранцы знают, что команда на разгон Майдана поступила, и непрерывно звонят. Я дал команду секретарю не соединять ни со мной, ни с президентом».

Андрей попросил меня съездить к министру МВД Виталию Захарченко: «Они там (непечатные выражения) резину тянут в МВД, команда на штурм есть, а они никак не приступят. Съезди, пожалуйста, проконтролируй». Я отвечаю, что поеду, если есть гарантия, что команду не отменят. Он говорит: «Не отменят, съезди».

Через 15 минут я уже был в кабинете министра МВД, где мне пришлось просидеть больше часа у министра, так как то снаряжение, то светошумовые гранаты никак не подвозили. Виталий Захарченко – воспитанный, интеллигентный и тактичный человек, но за тот час, пока я сидел и слушал отмазки его подчинённых, я пожалел, что на его месте в это время не какой-нибудь служака унтер Пришибеев.

В конце концов, министр вышел из себя и дал команду начинать штурм, несмотря ни на что. При этом обратился ко мне с просьбой – съездить на телевидение и обратиться к людям на Майдане с тем, чтобы минимизировать жертвы.

Этой просьбе я не мог отказать. Я всегда был категорически против, чтобы за политические игры простые люди, как с одной, так и с другой стороны Майдана, платили цену, страшную цену. Причём за то, за что должны отвечать не они, а те, кто заварили всю эту кашу – с одной стороны Янукович с его коррупцией, с другой – те, кто, разрушив страну, по трупам прорвались к власти сейчас, чтобы грабить – Яценюки, Порошенки и др.

Ещё через пятнадцать минут моя знакомая, экстренно прервав новостную программу одного из самых рейтинговых каналов страны, вывела меня в эфир, где я обратился к людям на Майдане, проинформировав их о том, что сейчас будет штурм Майдана, и попросил во избежание жертв разойтись.

После эфира я поехал в службу, которая за всем наблюдает, все видит и слышит. Мне там сказали, что у лидеров оппозиции паника. Кличко с Яценюком планируют покинуть трибуну и выдвигаться к чартеру. У Кличко на все время Майдана стоял зафрахтованный чартер с открытой датой вылета.

«Альфа» через крышу начала очистку здания профсоюзов. «Беркут» почему-то пока стоит на границе Майдана».

Преодолев упорное сопротивление мятежников, уничтоживших бутылками с зажигательной смесью два БТР и пытавшихся с нескольких направлений контратаковать позиции силовиков, «Беркут» и внутренние войска заблокировали несколько тысяч боевиков Майдана на небольшом пространстве Крещатика между Центральным универмагом и Домом профсоюзов.

Дом профсоюзов был «режимным объектом» Евромайдана, туда пускали только по пропускам. Здесь находилась лаборатория, в которой делали зажигательные смеси, находилась кузня, в которой варили броню. На 5-м этаже хранилась взрывчатка, оружие и другие тайные атрибуты «мирного протеста». Когда «Беркут» пробился к зданию, майдановцам пришлось его сжечь, чтобы уничтожить все улики.

Казалось, что до полного подавления мятежа остаётся несколько часов, но тут следует стоп-приказ. Тягнибок сообщил Яценюку, что ему позвонили из администрации президента, пригласили на переговоры. А это значит – дальнейшего штурма не будет, так что бежать из страны рановато.

Так как Верховная Рада из-за давления оппозиционных депутатов отказалась поддержать введение в стране режима чрезвычайного положения, а глава МВД Захарченко объявил штурм Майдана самодеятельностью командиров «Беркута», то вопрос подавления мятежа взяла в свои руки СБУ, анонсировав подготовку к проведению «антитеррористической операции» (АТО) на территории всей Украины. Это давало право силовым структурам на применение огнестрельного оружия, проникновение в любые помещения и тому подобное.

Поддержку СБУ была готова оказать и армия. Министр обороны Украины олигарх Павел Лебедев пытался перебросить в Киев на подавление Майдана 25-ю воздушно-десантную и 95-ю аэромобильную бригады. Правда, особой надежды на их лояльность не было. Например, 95-я бригада на 100% состояла из этнических украинцев с хорошо промытыми мозгами и её пришлось в последний момент менять на 79-ю аэромобильную бригаду. К тому же ещё в начале февраля генсек НАТО Расмуссен на своей страничке в «Твиттере» призвал украинскую армию соблюдать нейтралитет при разрешении политического кризиса в стране. По сути, украинские военнослужащие должны были в угоду НАТО забыть о таких понятиях, как «приказ», «долг», «честь».

Тем не менее, украинские генералы, офицеры и солдаты в подавляющем большинстве в случае соответствующего приказа были готовы выступить на защиту конституционного строя. Это настолько перепугало кукловодов Майдана, что министру обороны США Чаку Хэйгелу пришлось 21 февраля позвонить своему украинскому коллеге и прямо предостеречь его от использования армии для подавления беспорядков. Этого грозного окрика оказалось достаточно – десантники в Киеве так и не появились, а сам Лебедев бросил все и бежал в Севастополь.

Утром 20 февраля в связи с объявленным перемирием «Беркут» начал отходить с площади. Осмелевшие боевики, получив подкрепление и оружие, перешли в контратаку и захватили новые здания взамен утерянных и сгоревших при пожаре. Наплевав на все соглашения, майдановцы с оружием в руках попытались прорваться к зданию Администрации президента. Камера телеканала «Интер» показывала крупным планом, как боевики целятся из винтовки в милиционеров, выбирая, кому умереть. После выстрела человек падал, как кегля, но строй над ним тут же смыкался.

Наиболее жестокое и кровавое противостояние произошло на улице Институтской, где по отработанной в 1991—1993 гг. в Вильнюсе и Москве схеме, в дело вступили «неизвестные» снайперы. Их огневые точки были оборудованы в зданиях, занятых майдановцами: гостиница «Украина», Октябрьский дворец, здания по обе стороны от них, Консерватория, банк «Аркада», Дом профсоюзов и Главпочтамт. От снайперского огня гибнут десятки человек, как сотрудников милиции, так и майдановцев, которых убивали выстрелами в спину. Очень многие источники сходятся на том, что руководил снайперами всё тот же комендант Майдана Андрей Парубий. А оппозиционного депутата Сергея Пашинского сразу позже расстрела поймали сами майдановцы, в момент вывоза им в своей машине одной из снайперских винтовок.

Вот что рассказал по этому поводу уже упомянутый глава СБУ Александр Якименко: «Выстрелы пошли со здания филармонии. За это здание отвечал комендант Майдана Парубий. В данном здании руководил Парубий. С этого здания работали снайперы и работали люди с автоматического оружия 20 февраля. Они поддержали силовую атаку на сотрудников МВД, которые были уже деморализованы и уже, по сути, бежали, так как их выбивали как в тире, они бежали в панике. Их преследовали вооружённые люди, вооружённые по разному. В этот момент начался огонь по тем лицам, которые атаковали сотрудников МВД, и начались у них потери. И это все происходило со здания филармонии. Когда первая волна отстрелов закончилась, многие зафиксировали выход из этого здания 20 человек – хорошо одетых, специально одетых, были саквояжи, для переноски снайперских винтовок, были автоматы АКМ с оптическими прицелами. Это тоже видели. И самое интересное, что это видели не только наши оперативные сотрудники, но и представители Майдана – представители «Свободы»18, «Правого сектора»19, «Батькивщины», «УДАРа».

Кстати, ко мне было обращение «Правого сектора»20 и «Свободы»21 с просьбой использовать группу «Альфа» для очистки этих зданий, для зачистки от снайперов. То есть, ни Ярош, ни Тягнибок о снайперах не знали. Или звонками в СБУ пытались обеспечить себе алиби. В любом случае выходили убийцы из логова коменданта Майдана Парубия…

Я был готов сделать это, но для того, чтобы зайти внутрь Майдана, мне нужно было согласование и Парубия, но Парубий не дал такого согласия. На Майдан ни один элемент вооружения не мог быть завезён без разрешения Парубия. Ни один пистолет, ни одна винтовка, в том числе с оптическими прицелом. Была у нас информация, что в этих действиях принимали участие бывшие представители спецназа ГУР Минобороны, которые уволены. Была информация, что это были лица из бывшей Югославии, была информация о наёмниках из других стран».

Кстати имя одного из непосредственных убийц бойцов «Беркута» известно. Это Иван Бубенчик, житель Львова. «Его тактические действия заставили убегать силовиков и предотвратили гибель «Революции достоинства» – так обтекаемо украинская Википедия описывает роль Ивана Бубенчика в тех событиях.

Впрочем, предоставим слово самому «герою», который и не скрывает своей гордости от того, что убивал милиционеров: «К 20 февраля спецслужбы Януковича сделали всё, чтобы ликвидировать Майдан. Сожгли Дом профсоюзов, а он для нас был очень важен. Там мы жили, спали, ходили в туалет, ели, получали медицинскую помощь. Когда они это сделали, на следующее утро Бог нам дал возможность попасть в Консерваторию. Парнишку-цыганёнка подсадили к окну. Он изнутри открыл двери.

Там смогли поспать. Кто час, кто полчаса, кто сколько смог во время тех страшных штурмов, которые они нам устраивали. У всех было отчаяние, но не у меня. Я чётко верю в силу Бога и в справедливость.

В Консерватории были ребята с охотничьими ружьями. Стреляли дробью по спецподразделениям примерно в 70 метрах от нас. Но я их отогнал от окон, поскольку в ответ милиция стала бросать «коктейли Молотова», чтобы сжечь единственное наше убежище. Дробь их только раздражала.

В то время я молился, чтобы на Майдане появились сорок автоматов. Прошло немного времени, и я понял, что многого прошу. Стал просить двадцать автоматов. И уже под утро 20 февраля приехал парень, принёс автомат Калашникова в сумке из-под теннисной ракетки и семьдесят пять патронов.

Многие хотят услышать, что автомат был отобран у «титушек» во время столкновений 18 февраля. Тогда они получили оружие, чтобы убивать нас. Но было не так.

Стрелял я из самого дальнего от Майдана окна за колоннами, на третьем этаже. Оттуда чётко были видны милиционеры со щитами у стелы. Там за мешками с песком стояли человек двести, больше не помещались. Оттуда выдвигались штурмовые группы с помповыми ружьями. Стреляли по баррикадам в упор, нагло. Я выбирал тех, кто командовал. Слышать не мог, но видел жестикуляцию. Расстояние небольшое, поэтому на двух командиров потребовались только два выстрела…

Говорят, что я убил их в затылок, и это правда. Так вышло, что они стояли ко мне спиной. У меня не было возможности ждать, пока они развернутся. Так Бог повернул, так было сделано.

Остальных мне не нужно было убивать, только ранить в ноги. Я вышел из Консерватории и стал двигаться вдоль баррикад. Стрелял, создавая видимость, будто у нас двадцать-сорок автоматов. Просил ребят, чтобы они мне делали небольшую щёлку в щитах. Кому-то, может быть, это неприятно будет услышать… У них слёзы текли от радости. Они понимали, что без оружия мы не выстоим.

Дошёл до Дома профсоюзов, и там патроны кончились. Но «сарафанное радио» уже сработало, и милиция побежала. Бросали всё. Друг через друга ползли, как крысы.

Не все их подразделения успевали убежать от майдановцев. Ребята переходили через баррикаду и пробовали догонять. Собирали группы по десять-двадцать пленных и вели за Майдан, в сторону Киевской горадминистрации. Но самые активные наши герои пытались преследовать дальше по Институтской, и приказ стрелять по митингующим пришёл быстро.

Это был тяжёлый момент, поскольку я понимал, что мог остановить расстрел ребят. Разные люди на Майдане – не буду говорить кто, но люди со статусами – обещали мне, что патроны будут. Я верил, бегал с места на место… Самые тяжёлые минуты в моей жизни, полная беспомощность. Говорят, на Майдане было много оружия. Но это неправда. Иначе никто бы не дал расстреливать наших ребят. Из моей сотни на Институтской погибли Игорь Сердюк и Богдан Вайда.

Я защитник своей Родины, своего народа. Когда у меня закончились патроны – это как у хирурга забрали скальпель. Больной нуждается в срочной помощи, а хирург без скальпеля… И человек умирает на глазах врача…

Мои жертвы – это преступники, враги. Я должен говорить, чтобы другие люди знали, как поступать с врагами».

Несмотря на откровения этого убийцы за три года, прошедших после победы «Революции гидности», виновные расстрела «Небесной сотни» менялись не раз: от помощника президента России Суркова, свергнутого Януковича и его сына до агентов ФСБ. Что касается депутатов «Свободы»22 Александра Сыча, Олега Панькевича и Игоря Янкива, которые снимали номера в гостинице «Украина», из которых затем велась стрельба по манифестантам, то бандеровское следствие не в силах опровергнуть этот неоспоримый факт делает упор на то, что от этой стрельбы якобы… никто не пострадал!

В конце концов, ответственными за массовую гибель людей решили назначить спецподразделение «Беркут». В начале 2016 года в Днепре чудесным образом выловили пакет с оружием, использованном для расстрела «Небесной сотни» и по спиленным номерам на стволах «доказали», что оно принадлежит «Беркуту». Всех бойцов спецподразделения признали террористами, а майданных боевиков, метавших в милиционеров «коктейли Молотова» и застреленными в спину по приказу своих хозяев – героями. Их смерть в очередной раз была превращена в шоу, а панихида по убитым – в эффектный ритуал. Деревья с отметинами пуль, под которыми были убиты боевики Майдана, оперативно спилили, а 21 ноября 2014 года президент Украины Порошенко присвоил звание «Героя Украины» сразу всей «Небесной сотне» – 99 погибшим.

После кровавой бойни в центре Киева, после обстрела боевиками Майдана при въезде в резиденцию Межигорье президентского кортежа, Вашингтон цинично призвал Виктора Януковича… немедленно вывести из Киева силы безопасности! По словам пресс-секретаря Белого дома Джей Карни, Киеву необходимо уважать право людей на проведение мирных акций протеста. Заодно досталось и российскому президенту, которого Барак Обама обвинил в неспособности уважать основные свободы граждан Украины.

Ощутив прямую угрозу собственной жизни, под давлением американцев и европейцев, сломленный произошедшими на Майдане событиями, Янукович 21 февраля сел с мятежниками за один стол, чтобы подписать соглашение об урегулировании ситуации. Тем самым он сам признал их равенство и полномочия.

Подписанное соглашение предусматривало перенос выборов президента на осень 2014 года, возвращение отменённой при Януковиче Конституции 2004 года, формирование нового правительства из числа сторонников Майдана. Все демонстранты получали амнистию.

Одновременно Верховная Рада Украины отменяет режим АТО. В принятом постановлении руководителям и командующим МВД, Вооружённых сил, СБУ и других органов государственной власти прямо запрещалось выполнять антитеррористические мероприятия. МВД обязали прекратить блокирование транспортных коммуникаций, площадей и улиц Киева и других населённых пунктов, а работников правоохранительных органов вернуть к местам их постоянной дислокации.

Подразделения МВД и гражданские активисты Антимайдана начали покидать столицу. При этом выяснилось, что дороги по всей Украине уже перекрыты вооружёнными блокпостами мятежников, аэропорты Киева и выезды из города также блокированы. Поезда, шедшие из Киева в направлении юго-востока, досматривались боевиками на промежуточных станциях. Люди, вызывавшие у них подозрения, высаживались из поездов и просто исчезали. Спастись можно было, либо пробившись силой, либо попытавшись обойти выставленные блокпосты второстепенными дорогами.

Подписав мирное соглашение обе стороны почувствовали определённое облегчение, тем более, что свои подписи под документом поставили главы МИД Германии и Польши Франк-Вальтер Штайнмайер и Радослав Сикорский, а также директор департамента континентальной Европы МИД Франции Эрик Фурнье. Таким образом, Евросоюз прямо взял на себя обязательства гаранта его соблюдения.

Но когда лидеры Майдана вышли на сцену, чтобы рассказать о подписании соглашения об урегулировании кризиса с властями Украины, их немедленно освистали. Выступление лидера «УДАР» Виталия Кличко прервал один из сотников Майдана Владимир Парасюк. Он вышел на сцену и заявил, что если президент Виктор Янукович не уйдёт в отставку до 10 утра 22 февраля, «мы идём на штурм с оружием, я клянусь». Собравшиеся на Майдане тысячи людей аплодисментами и одобрительными возгласами поддержали это заявление. После этого на площадь вынесли гробы с погибшими во время кровавых столкновений, чтобы почтить их память.

Утром 22 февраля «Правый сектор»23 и «Самооборона Майдана» пошли на штурм беззащитного Правительственного квартала. Боевики захватили здания Администрации президента, Кабинета министров, МВД и Верховной Рады, где депутатов заставили принять необходимые законы по отстранению президента от власти. Вооружённый государственный переворот свершился, несмотря на то, что Янукович выполнил все требования оппозиции. Европейские дипломаты, поставившие подписи под мирным соглашением менее суток назад, цинично промолчали, продемонстрировав своё лицемерие и двойные стандарты.

Но для завершения процесса «революции» не хватало эффектной точки. Ей должна была стать смерть Виктора Януковича…

Зачем потребовалось физически устранять украинского президента? Всё очень просто. По статье 108 Конституции Украины президент может быть отстранён от власти только по причине отставки по собственной инициативе, невозможности выполнять свои полномочия по состоянию здоровья, смещения с поста в порядке импичмента или смерти. А так как все другие варианты исключались (даже поставленная под дула автоматов Верховная Рада в итоге недобрала 9 голосов за вынесение законного импичмента президенту), то решено было Януковича убить.

Его смерть от рук «восставшего народа» снимала с лидеров Майдана и западных дипломатов обязательство выполнять подписанное накануне мирное соглашение и одновременно обеляла Запад в глазах мирового сообщества за организацию государственного переворота. Турчинов, Яценюк, Кличко получали чистое политическое поле и легитимное вхождение во власть. Не случайно, сразу же после совершения переворота, европейцы заявили, что соглашение об ассоциации Украины и ЕС они будут подписывать уже с новой украинской властью, заранее отказав в легитимности законно избранному президенту. Кроме того, со смертью Януковича Москва лишалась возможности влиять на ситуацию на Украине через законно избранного президента.

Все эти дни в президентской резиденции шёл активный сбор и вывоз ценностей и антиквариата. Обстановка была крайне нестабильной, в Киеве лилась кровь и Виктор Фёдорович решил на всякий случай подстраховаться и приготовиться к возможному бегству.

Вечером 20 февраля, после расстрела на Майдане, он позвонил Путину и сообщил, что собирается в Харьков, где 22 февраля должен был пройти съезд «Партии регионов» и планировался ряд встреч с лидерами и губернаторами юго-востока Украины. Путин был категорически против этих вояжей – обстановка в Киеве была накалена до предела, погибли десятки людей и покидать столицу в таких условиях не следовало. Янукович обещал подумать и перезвонить позже.

Успокоившись подписанием мирного соглашения с оппозицией при посредничестве Европы и разрешением многомесячного политического кризиса, украинский президент совершенно не подозревал о нависшей над ним опасности. Вечером 21 февраля он спокойно вернулся в свою резиденцию, проконтролировал вывоз вещей и ценностей.

Тогда же состоялся его очередной телефонный разговор с Путиным. Янукович сообщил, что обстановка стабилизировалась и теперь он всё же намерен вылететь в Харьков. Путин вновь выразил недоумение – возможно ли в такой ситуации покидать столицу? Янукович ответил, что возможно, поскольку есть документ подписанный с оппозицией и европейские министры выступили гарантами этой договорённости. Однако Путин явно не разделял оптимизма своего украинского коллеги и попросил хотя бы не выводить из Киева дополнительные силы правопорядка, на что Янукович с готовностью согласился. Хотя вывод подразделений МВД и Внутренних войск из Киева в это время уже шёл полным ходом!

В 22.40 украинский президент вылетел на вертолёте в Харьков. Кроме Харькова в графике поездки было запланировано посещение Донецка и Крыма. Туда служба охраны президента заранее отправила передовые кортежи автомашин. Так как информация об использовании Януковичем вертолёта для визита в Харьков не разглашалась, майдановцы были уверены, что он находится в одной из двух автоколонн. На трассе Киев-Харьков обе колонны трижды блокировали на блокпостах и дважды обстреливали.

Янукович благополучно долетает до Харькова, где утром 22 февраля его застаёт весть о государственном перевороте в Киеве. Он ещё раз звонит Путину, заявляя что хотел бы встретиться, поговорить о сложившейся ситуации. Затем записывает несколько сумбурное, но достаточно резкое выступление – никакой отставки, всё, что происходит в Киеве это вандализм, бандитизм и государственный переворот.

Между тем харьковские силовики и государственная администрация, ссылаясь на полученный приказ из Киева, отказались предоставить охране президента для проверки Дворец Спорта, где должен был проходить съезд «Партии регионов». Возникла опасность убийства Януковича прямо во время его проведения. Тем более, что за 40 минут до начала съезда к дворцу выдвинулась вооружённая битами и «коктейлями Молотова» группа «Правого сектора»24 примерно в 250—300 человек.

Стало совершенно очевидно, что на президента открыта охота со стороны бандеровцев и СБУ. В этих условиях охрана убедила Януковича не появляться на съезде и немедленно вылететь в Донецк.

Когда до Донецка оставалось 20 минут лёту, экипаж получил приказ немедленно возвращаться в Харьков. Приказ отдал новый председатель Верховной Рады Александр Турчинов. Прикинули, как быть? В итоге решили продолжать полёт. Пилот сообщил диспетчеру, что топлива в баках якобы только до Донецка.

Сев в аэропорту Донецка, Янукович ещё раз позвонил российскому президенту с просьбой о личной встрече. Путин согласился. И даже выразил готовность самолично прилететь в Ростов, чтобы Януковичу не надо было тратить время на перелёт до Москвы.

Но в Донецке Януковича ждало новое предательство. К охоте на него подключились украинские пограничники. Они заблокировали оба президентских самолёта «Фалькон», а когда президент пересаживался из самолёта в машину, к кортежу подбежали несколько пограничников и попытались силой помешать ему покинуть аэропорт, мотивируя это приказом из Киева – задержать.

В события вмешалась Москва. Путин, информированный о серьёзных проблемах Януковича в Донецке, дал российским силовикам указание – спасти жизнь украинского президента. Было очевидно, что столь согласованно и эффективно дирижировать засадами на дорогах, пограничниками, милицией, СБУ, авиадиспетчерами и «Правым сектором»25 могла только одна сила – американские спецслужбы. У того же Турчинова просто не хватило бы на это полномочий и влияния. Тем более что посольство США в Киеве имело техническую возможность отслеживать ситуацию в режиме реального времени, а также перехватывать и дешифровать радио и телефонные переговоры. Необходимый опыт у американцев имелся – таким же образом была перехвачена и уничтожена колонна Муаммара Каддафи.

Тем временем президентской охране удалось оттеснить пограничников и вывезти Януковича из аэропорта. Двумя колоннами двинулись в сторону Крыма.

Первая колонна (так называемые «передовые») на подъезде к Мелитополю, благодаря полученной от российских силовиков информации, обнаружила засаду. Дорога была перекрыта тяжёлым транспортом, на обочинах – несколько пулемётных точек плюс сотня вооружённых боевиков. У них была чёткая задача – расстрелять кортеж с президентом, никого не оставляя в живых.

Выжить в боестолкновении с ними шансов не было, поэтому автомашины развернулись обратно. В погоню за ними с блокпоста рванул джип, но догнать передовой кортеж управляемый водителями-профессионалами не смог.

Американцы уже поняли, что Янукович прорывается в Крым. Там он мог покинуть полуостров и улететь в Россию с нескольких аэродромов – Евпатория, Джанкой, Керчь, Саки и Севастополь. Поэтому везде его уже ждали люди с автоматами. Им на помощь в аэропорту Бельбек срочно приземлился чартерный рейс с иностранными наёмниками. Однако ни на одном из крымских аэродромов Янукович так и не появился.

Охрана президента получила от российских силовиков координаты точки встречи на берегу Азовского моря. Двигаться туда решили только просёлочными дорогами. Одновременно в точку встречи выдвинулись российские катера и вертолётная группа со спецназом. «Вертушки» 1,5 часа барражировали вдоль береговой линии, но затаившийся на берегу кортеж президента так и не обнаружили. Заканчивалось топливо, и тогда охране украинского президента посоветовали одновременно на всех машинах включить дальний свет. Это дало русским лётчикам необходимый ориентир. Президента забрали на борт, но лететь в Россию он категорически отказался. По просьбе Януковича его доставили на украинскую территорию – в Крым. И только спустя несколько дней, когда уже стало понято, что всё кончено – вывезли в Россию. В руках Кремля теперь находился легитимный президент Украины. Это стало ложкой дёгтя, сильно подпортившей для США итоги украинской «цветной революции».

Тем временем захватившими власть в Киеве майданными мятежниками немедленно был попран ими же провозглашённый лозунг о недопустимости нахождения олигархов во власти. Опьянённые победой майдановцы, грабили Межигорье, продолжали орать «Долой воров и олигархов!», «Да здравствует правительство народного доверия!», а тем временем эти самые олигархи уверенно делили посты во властных структурах.

Олигарх и гомосексуалист Арсен Аваков стал главой МВД, олигархи Тарута и Коломойский получили губернаторские кресла в Донецкой и Днепропетровской областях, для олигарха Порошенко было зарезервировано президентское кресло. Председателем Верховной Рады и временно исполняющим обязанности президента стал богач, русофоб и баптистский проповедник Александр Турчинов. Администрацию президента возглавил Сергей Пашинский. Тот самый депутат, которого поймали на Майдане со снайперской винтовкой. Арсений Яценюк получил пост премьер-министра, а комендант Майдана Андрей Парубий стал секретарём СНБО.

За всеми вышеперечисленными персонажами тянутся многолетние тёмные делишки в виде финансовых махинаций, «распилов», воровства бюджетных средств. Всех их объединяет оголтелая русофобия и прочная связь с США и Европой. Таким образом, Майдан оказался не «Революцией достоинства», а хорошо поставленным спектаклем, дабы в очередной раз сменить одних олигархов на других, лишить Украину остатков суверенитета и ввергнуть её в пучину кровавого безумия.

Государственный переворот в Киеве и бегство из страны президента Януковича окончательно раскололи страну, вылившись на юге и востоке Украины в «Русскую весну». Несмотря на 23 года усиленной «промывки» мозгов, десятки миллионов граждан Украины категорически не приняли нацистский переворот и по-прежнему видели себя частью единого с Россией культурного пространства, имели единую историю, традиции, и, самое главное – родственные связи. Если они и видели Украину отдельным государством, то либо пророссийской, либо геополитически нейтральной (транзитным мостом между Востоком и Западом). Исповедуемая же украинскими нацистами и СМИ русофобия для русских жителей Украины была так же абсурдна, как антисемитизм в Израиле.

Одним из первых действий победивших украинских нацистов стала отмена регионального статуса русского языка. Единственным государственным языком Украины отныне объявлялся только украинский. Украинские телеканалы стали показывать передачи, в которых доказывали, что русские – отсталые азиаты, не способные ни на что, кроме как пить водку (в противовес украинцам – потомкам древних ариев, старейшему европейскому народу, внёсшему свой вклад в строительство древней Трои и культуру античного мира). Следовательно, русские жители Украины, «ватники» и «колорады», не имеют права ничего требовать у своих более «цивилизованных» сограждан. Разумеется, жителям Крыма, Одессы, Харькова, Донбасса слушать такое в свой адрес было крайне оскорбительно.

Кроме того, многих людей возмутил крайне жестокий характер захвата власти – бойцов «Беркута», честно выполнявших свой служебный долг, сжигали «коктейлями Молотова», забивали насмерть палками, убивали из огнестрельного оружия, жестоко пытали, выкалывали глаза. А творивших эти зверства бандитов не только не наказали, но сразу после переворота объявили героями Украины!

Неспокойно стало и в среде предпринимателей и региональных элит юго-востока. Декларируемый киевскими мятежниками полный отказ от российского рынка в пользу европейского, неизбежно хоронил всю донбасскую промышленность, продукция которой в значительной части шла в Россию. И если для жителя Львова, зарабатывающего на жизнь чисткой унитазов в квартирах состоятельных европейцев, Майдан и ассоциация с ЕС означало упрощение передвижения по Евросоюзу в поисках работы, то для миллионов рабочих и шахтёров южной и восточной Украины такая «евроинтеграция» грозила потерей работы и нищетой.

Но главное – простые жители, промышленные круги и предприниматели центра и юго-востока Украины почувствовали реальную угрозу своей жизни. К власти пришли люди, которые исповедовали идеологию нацизма, где роль «недочеловеков» и людей второго сорта отводилась именно им – всем русским и «неправильным» украинцам. Лозунг «Москалей на ножи!» немедленно разлетелся по всей Украине. В таких условиях не могло быть и речи о том, чтобы признать власть бандеровских «революционеров».

Однако проснувшееся на Украине русское самосознание серьёзно испугало не только Вашингтон и Киев, но и правящий паразитический класс России – оффшорную аристократию, главным источником доходов которой были и остаются экспортно-сырьевые доходы. События на Украине консолидировали Русский мир, но окончательно провели пропасть между народом и российской «элитой», гешефтная психология которой, наложенная на генетическую подчинённость Западу, физически не приемлет любой конфликт со своими заокеанскими хозяевами.

Если задаться вопросом – каковы стратегические цели Кремля в украинских событиях? На этот вопрос, даже сейчас в 2017 году, нет чёткого ответа. Не просматривается ни внятной стратегии действий, ни понятия целей и задач. Уже три года Россия находится в состоянии пассивной озабоченности, отчаянно цепляясь за мертворождённые минские соглашения. Почему же это произошло?

После февральского переворота в Киеве велось много разговоров о роли в украинских событиях Госдепа и спецслужб США. Российская пропаганда справедливо рассказывала нам о том, какие чудовищные суммы выделялись американцами на воспитание «пятой колонны» на Украине, на подкуп её элит. При этом тактично опускался вопрос о том, что в это время делал на Украине российский МИД и разведка?

Подавляющая часть Украины говорит по-русски, миллионы украинцев ездят в Россию на заработки. Половина населения обеих стран связана между собой родственными узами. То же можно сказать и про политические элиты – там все друг другу друзья, родственники или экономические партнёры. Например, украинский президент Леонид Кучма большой друг лидера КПРФ Геннадия Зюганова. Крёстными дочери влиятельного украинского политика Виктора Медведчука выступали сам президент России Владимир Путин и жена Дмитрия Медведева. Россию и Украину связывают порядка 400 (!) межгосударственных соглашений, которые касаются различных сфер интеграции в рамках СНГ. Плюс все эти годы Москва поддерживала украинскую экономику газом и кредитами.

Однако с горечью приходиться констатировать, что с 1991 по 2014 годы, для укрепления российских позиций в украинском обществе, не было сделано ровным счётом ничего. Основной причиной полного равнодушия Кремля к украинским делам была либеральная политическая система и ресурсная модель экономики самой России. Государственные и национальные интересы в нашей стране уже давно подменены интересами крупного бизнеса. А у него свои законы, где переговоры по важнейшим вопросам ведутся не с коллективом, а с собственником и директорами. Зачем же тогда укреплять российское влияние на Украине? Чтобы в дополнение к 140 млн. россиян, получить ещё 45 млн. украинских «нахлебников», которые потребляют те самые ресурсы, которые можно выгодно продать на Запад? И кому это надо? В Кремле – уж точно никому.

Пропагандой русского языка, русского образа жизни, русских ценностей на Украине должно заниматься Федеральное агентство «Россотрудничество». По своему статусу оно просто обязано было нашпиговать Украину агентами влияния, сотрудничать с пророссийскими организациями и вместе противостоять гибельному вирусу украинизации. Однако главой «Россотрудничества» в рассматриваемый период был махровый антисоветчик и либерал Константин Косачёв, известный активной поддержкой переименования милиции в полицию и предложением Приднестровской республике отказаться от своей независимости и войти в состав Молдовы. Вместо пропаганды русской культуры и системы ценностей, возглавляемое Косачёвым «Россотрудничество» предпочитало крутить соотечественникам антипутинские фильмы, прикрываясь высокопарными словами о демократии, допускающей выражение разных точек зрения.

В 2009 году вместо Черномырдина послом на Украину был отправлен Михаил Зурабов – бывший советник президента Ельцина и один из самых непопулярных министров социального развития при Путине. Своими пенсионными и здравоохранительными «реформами» он вызвал к себе ненависть, сравнимую только с ненавистью к Сердюкову и Чубайсу.

С такими персонажами трудно было надеяться на укрепление российских позиций на Украине. В результате Россией были попусту потрачены колоссальные средства. 30 миллиардов долларов прямых инвестиций в Украину. Ещё столько же в виде кредитов. Плюс 100 миллиардов в виде скидок на энергоресурсы. И всё это оказалось менее эффективным, чем 5 миллиардов, потраченных американцами на комплексную работу с украинским обществом через неправительственные организации!

Вся украинская политика Кремля в итоге свелась к защите интересов «Газпрома», который желал только одного – бесперебойного транзита своего газа в Европу. Поэтому вместо борьбы за укрепление российского влияния и подготовку к воссоединению осколков СССР в единое государство, в Кремле принимается прямо противоположное решение – исключить территории бывших советских республик из российского нефтегазового транзита. В первую очередь это касалось Украины, так как украинские «партнёры» постоянно подворовывали газ из трубы, что приводило к регулярным скандалам и газовым войнам.

Всё это вынудило «Газпром» построить по дну Балтийского моря знаменитый газопровод «Северный поток», а также объявить о планах строительства аналогичного газопровода «Южный поток», общей стоимостью 40 млрд. долларов. С технической точки зрения оба «потока» не могли заместить объёмы газа, перекачиваемые через Украину. «Северный поток» прокачивает порядка 27 млрд. кубометров газа в год, а так и не запущенный в дело «Южный» – не более 63, тогда как украинская газотранспортная система без проблем позволяла поставить европейским потребителям 135 млрд. кубов.

Пропихнув в 2010 году на пост украинского президента Виктора Януковича и заключив с ним знаменитые Харьковские соглашения в Кремле успокоились, решив, что в случае очередных украинских политических неурядиц газ, деньги и личные контакты с украинскими олигархами решат все вопросы. Влияние Москвы на украинскую политику гарантировалось зависимостью Киева от российского газа, ориентацией украинской промышленности на российский рынок, а также контролем российских компаний над важнейшими украинскими промышленными предприятиями. Поэтому перед послом Зурабовым была поставлена простая задача – не заниматься всякой ерундой вроде сближения родственных народов, проживших сотни лет в едином государстве, а быть связующим звеном между «Газпромом» и украинской властью.

В итоге к началу Майдана Россия подошла без мощного пророссийского украинского политического крыла, без русских организаций, способных на активные уличные действия, и даже без активной информационной политики, полностью проиграв битву за умонастроения простых людей. Вся деятельность Кремля зимой 2013—2014 годов свелась к участию в закулисных переговорах с Януковичем, американцами и европейцами. С российской стороны в них участвовали посол на Украине Зурабов, советник президента Владислав Сурков, глава «Россотрудничества» Косачёв, глава профильной комиссии Затулин и спецпредставитель Путина на переговорах Александр Лукин.

Это был геополитический провал. Американскую и европейскую дипломатию принято справедливо критиковать за двойные стандарты, за цинизм и наглую топорность в работе. Только лучше такая работа, чем вообще никакой. «Тупые» американцы 23 года успешно работали со всеми социальными группами Украины, взрастили прозападное поколение управленцев и русофобов-бандеровцев, захватили СМИ, подчинили себе украинских олигархов, раздавали протестующим печеньки, в открытую звонили украинским политикам и руководили ими. Не стесняясь, решали между собой, кого из вождей Майдана ставить на какой пост. И… сделали всё, что хотели, вложив в Украину в 30—40 раз меньше денег, чем Россия.

Как уже упоминалось, формальным поводом для Майдана стал отказ Януковича подписать договор об ассоциации с Евросоюзом. Но за кадром обычно остаётся тот факт, что сам запрос на этот договор был инициирован Украиной как ответная реакция на очередную газовую войну с Россией. Этим манёвром Янукович (по примеру белорусского президента Лукашенко) шантажировал Кремль: не скинете цену на газ, уйдём в Европу. Все попытки Киева добиться от Москвы пересмотра кабального газового договора, подписанного Юлией Тимошенко зимой 2009 года, ни к чему не привели. В Кремле разводили руками и кивали на Тимошенко: мол, зачем она тогда подписала такой договор. В 2010 году президент России Дмитрий Медведев пообещал Киеву пересмотреть цены на газ, но дальше слов дело не пошло.

Тогда, начиная с июля 2013 года, обиженный Киев перестал оплачивать поставки российского газа и активизировал переговоры об ассоциации с ЕС. В ответ российские власти, защищая интересы «Газпрома», дошли до того, что начали демонстративно оборудовать колючей проволокой границу с Украиной в районе Луганской области и блокировали поставки в Россию товаров всех украинских экспортёров. Глава МИД Сергей Лавров сделал заявление о том, что пора перейти к пересечению границы с Украиной по загранпаспортам. А после визита Генри Киссинджера в Москву в октябре 2013 года Владимир Путин заявил: «Мы не за и не против (ассоциации Украины с ЕС – авт.). Это вообще не наше дело. Это суверенное право украинского народа, украинского руководства в лице президента, парламента и правительства».

То есть ещё до начала Майдана Россия начала самоустраняться от нарастающих в Киеве проблем, при этом обе стороны докатились до открытого шантажа друг друга. В результате проиграли все.

Между тем ситуация на Украине плотно «мониторилась» российскими спецслужбами и аналитиками с самого начала её обострения. Наверх регулярно уходили рекомендации для президента, руководства МИД, «Газпрома». Вскоре в Кремле осознали, что дело принимает нешуточный оборот, и согласились на условия Януковича, выделили ему кредит на оплату газовых долгов и скинули цену на газ, но было уже поздно. Украинские политические силы вдруг проявили небывалое единодушие в вопросе евроинтеграции. Кропотливо подготовленная американцами русофобская часть украинского общества побежала в Европу даже вопреки воли своего президента.

После этого три (!) месяца держалось шаткое равновесие. Америка и Европа, как могли, тянули Украину в свою сторону, а Россия… не вмешивалась в события, лишь ситуативно реагируя на уже свершившиеся факты. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в интервью «Комсомольской правде» заявил: «Мы не считаем себя вправе хоть каким-то образом вмешиваться во внутренние дела братской для нас Украины. Это недопустимо, и Россия это не делала и делать не будет».

Встречаясь с Виктором Януковичем зимой 2013—2014 гг. российский президент подтвердил решение России предоставить Украине кредит в 15 миллиардов долларов, сделать скидку на нефть и снизить цену на газ. С таким пакетом экономической помощи украинская экономика имела все шансы на дальнейший рост и развитие, а Янукович – возможность переизбраться в 2015 году на пост президента. При этом Кремлю было неважно, кто будет премьер-министром. Пусть даже Яценюк. Лишь бы было ясно, кто отвечает за конкретное выполнение достигнутых договорённостей.

В Кремле, где всё внимание было сосредоточено на проведении Сочинской Олимпиады, воцарилась благодушная уверенность, что, как и 10 лет назад Украина устанет майданить и всё «рассосётся» само собой. Пошумят, подерутся, пожалуй, внеочередные выборы проведут – тем всё и кончится до другого раза. Тем более, что денег дали, скидку на газ сделали.

Даже накануне государственного переворота в Киеве, СМИ и кремлёвские политологи убеждали население России, что Майдан выдохся, что Путин и Янукович имеют некий хитрый план, нейтрализующий майданную угрозу, что в борьбе за Украину победили патриотические силы и никакой Евроассоциации уже не будет. Этим надеждам не суждено было сбыться. Неожиданно для Кремля на Украине реализовался план Госдепа США.

Позже глава МИД Лавров откровенно рассказывал, что накануне подписания соглашения Януковича с оппозицией, Путину звонили руководители США и Европы с просьбой поддержать этот договор, повлиять на Януковича, чтобы он не дай Бог не использовал армию для разгона Майдана. И Путин предложения «партнёров» поддержал, попросив в ответ повлиять на Майдан, чтобы всё вернулось на круги своя.

Никто не ожидал, что менее чем через сутки в Киеве произойдёт государственный переворот, и Русский мир будет ввергнут в катастрофу гражданской войны с такой жуткой скоростью. И никто из западных лидеров, буквально накануне обрывавших телефон Путина, после откровенного украинского «кидка» даже не позвонил – телефон молчал. В результате Россия, со всеми «хитрыми планами» и смешками про «тупых американцев», потерпела 22 февраля 2014 года крупнейшее геополитическое поражение в своей истории.

Это вызвало в Кремле настоящий шок и растерянность, там фатально ошиблись не только с оценкой политической жизнеспособности Януковича, но и с кредитом доверия по отношению к Западу. Никогда ещё ни одна из «цветных революций» не затрагивала столь глубоко российские интересы. Впервые за 23 года Москва полностью потеряла контроль и рычаги влияния на политический расклад в Киеве.

Позже секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев признал: «Наши специалисты предупреждали о большой вероятности обострения ситуации на Украине в условиях политико-экономической нестабильности, особенно под внешним воздействием. Вместе с тем следует признать, что вероятность близкого одномоментного захвата власти в Киеве с опорой на боевые группы откровенных нацистов тогда не просматривалась».

И тогда, буквально на коленке, начали спешно верстаться планы дальнейших действий и привлекаться люди с государственно-православным мировоззрением. Прежде всего – монархист и патриот, глава Российского института стратегических исследований (РИСИ) генерал-лейтенант СВР в запасе Леонид Решетников. Учредителем его Института является сам Владимир Путин, поэтому доклады и рекомендации Решетникова уходили на самый верх. Однако все предвоенные годы они не находили поддержки в Кремле. У российской «элиты» просто не было таких бизнес-интересов на Украине, которые стоило бы решать военным путём.

А между тем Решетников давно предлагал разгромить Украину военным путём и вернуть в состав России хотя бы Крым. Мотивация проста – само существование проекта «Украина», это прямая и постоянная угроза национальным интересам российского государства. 22 февраля 2014 года Евромайдан довёл этот проект до своего логического завершения и дал старт второй попытке Запада (после развала СССР) организовать национальную катастрофу для России.

Ещё одним сторонником активных действий России на Украине был советник президента, экономист Сергей Глазьев. В 2013 году его, как профессионала высочайшего уровня, даже планировали назначить главой Центробанка, но этому решительно воспротивился весь либеральный клан во главе с Алексеем Кудриным. К экономическим советам Глазьева президент Путин также особо не прислушивался – тон в экономике безраздельно задавали либералы. В итоге Глазьев остался не у дел, был выброшен на периферию и направил всю свою энергию на украинский вопрос, тем более что сам он родом из Запорожья.

Немалую роль в последующих событиях сыграл ещё один интересный персонаж – «православный олигарх» Константин Малофеев. Он искренне и всерьёз помешан на державности, военной истории, у него огромная библиотека исторической литературы. В 1990-е годы Малофеев был активным православным деятелем в Петербурге, общался с митрополитом Иоанном (Снычевым), имевшим в либеральных кругах репутацию русского фашиста, антисемита и монархиста. После смерти митрополита Малофеев отошёл от церковных дел, подружился с философом и политологом Александром Дугиным и вскоре стал «православным бизнесменом».

Считать Малофеева человеком, живущим в собственном мире, исполненном духовности и имперской романтики, было бы большой ошибкой. Да, Малофеев организатор выставки «Дары волхвов», свои средства тратит на церкви, школы, исторические исследования. Но прежде всего он – жёсткий и прагматичный бизнесмен, не привыкший ничего делать без выгоды. И в украинские события олигарх «вписался» отнюдь не по собственной инициативе. Кремлю в тот момент был необходим спонсор крымской кампании, а Малофеев не мог отказать. На нём висели многочисленные долги и уголовное дело о хищении кредита в 225 млн. долларов у группы ВТБ. Попросить Малофеева заняться Крымом по некоторым данным мог его знакомый – глава администрации Президента Сергей Иванов.

За эту услугу Кремль решил вопрос с кредитом и уголовным делом Малофеева. Все свои последующие проекты «православный олигарх» начинал уже с чистого листа: без долгов, без затянувшегося уголовного дела, а главное – в правильном амплуа, сочетающем православие, патриотизм и монархизм. Но это будет чуть позже…

В 2013 году у Малофеева появился новый сотрудник – Игорь Гиркин.

Родился и вырос Гиркин в 1970 году в Москве в семье потомственных военных. Оба его деда с честью прошли Великую Отечественную войну. Не удивительно, что и их внук с детства мечтал быть военным. Одноклассница, с которой пообщались украинские журналисты, рассказала, что он хорошо учился в школе, но «был заумным», поэтому с ним «никто особенно в контакт не входил».

Из интервью Гиркина: «В последних классах школы из-за неумеренного чтения я сильно посадил себе зрение на левый глаз. И в нормальное военное училище с таким зрением я уже не мог попасть, а в военно-политическое пойти не захотел, потому что мой дедушка очень не любил замполитов. Его – дедушки – мнение было очень значимым для меня.

Поэтому в данном случае, оценив свои перспективы, я сначала предпочёл заняться тем, что я очень любил. Я историю с детства очень любил в школе, потому выбор исторического вуза был для меня вполне естественным. Тем более, что по складу ума я – гуманитарий».

Летом 1992 года Игорь Гиркин окончил Московский государственный историко-архивный институт и отправился добровольцем в Приднестровье.

Получив первый боевой опыт (очень незначительный по собственному признанию), осенью того же года уехал в Боснию, где до марта 1993 года воевал в составе 2-го Русского Добровольческого отряда, прозванного за монархические взгляды «Царскими волками» – сначала рядовым бойцом, затем командовал миномётным расчётом. Вопреки распространённому мнению, война в Югославии не отличалась масштабными ожесточёнными столкновениями. Всё заканчивалось мелкими стычками или перестрелками, после которых одна из сторон отступала.

В 1993—1994 годах Гиркин проходил срочную службу в российской армии. После остался служить по контракту. В конце 1990-х его пригласили в ФСБ, отправив на «обкатку» в Дагестан и Чечню.

6 января 1998 года в газете «Завтра» появляется первая публикация Гиркина – о русских добровольцах, воевавших в Боснии. В газете он знакомится с Александром Бородаем и летом 1999 года вместе с ним в качестве специальных корреспондентов готовит репортаж из Кадарской зоны Дагестана.

Тогда же у Игоря Гиркина появляется знаменитый псевдоним. Сам он рассказал об этом так: «Стрелков, это от фамилии моей бабушки, по отцу, Александры Яковлевны Стрелковой, девичья фамилия. Стрелков появился сначала, пожалуй, как литературный псевдоним. Я писал статьи, в том числе для газеты «Завтра», естественно, поскольку я находился на военной службе в органах ФСБ, это уже где-то девяносто восьмой год, я не мог подписываться своими инициалами, своими данными. На тот момент, моё руководство знало о том, что я пишу, более того, некоторые статьи как бы проходили предварительную цензуру, но официально это, естественно, никак не оформлялось. Тем не менее, на это смотрели не то что сквозь пальцы, но даже благожелательно и более того, зачастую, я писал статьи, которые были необходимы для служебных целей. То есть это рассматривалось, как дополнительный, что ли, бонус моим руководством.

У меня была, своего рода, проба пера, потому что до этого свои статьи по Боснии и по Приднестровью, они, наверно, не сохранились нигде, я писал непосредственно под своей фамилией. Поэтому, когда в 1999 году я поехал в первую командировку в Чечню, потом вторая, третья, там, естественно, все оперативные офицеры брали себе документы прикрытия на другие установочные данные. Это была нормальная распространённая практика, очень мало, кто ехал под своим настоящим именем, документами. Ну и я взял псевдоним уже известный, Игорь Стрелков, но, поскольку отчество Всеволодович относительно редкое, во-первых, а, во-вторых, оно очень длинное и трудновыговариваемое, поэтому просто вписал Ивановичем и все. И меня хорошо знали там, как Игоря Ивановича, «Иваныча», «Игоря Иваныча Стрелка», и даже когда у меня менялись позывные, в зависимости от перехода в различные подразделения, все равно, в целом, с 2000 по 2005 меня в Чечне знали, как Стрелкова, как «Стрелка».

С 2006 по 2013 год мне пришлось служить в центральном аппарате ФСБ России на различных должностях. Основной нашей (и моей в том числе) задачей на линии были (цитирую) «выявление, анализ и выработка мер противодействия угрозам безопасности Российской Федерации, возникающим в результате…» (нужное вписать). Менялись линии, очень медленно и непоследовательно, но шёл какой-то карьерный рост. Одно оставалось абсолютно неизменным: отсутствие реакции на все наши аналитические записки (в том числе – на президента и премьера), если эти записки не «ложились в струю» интересов чиновно-олигархического клана, ими возглавляемого».

Стрелков не был бездумным исполнителем, критиковал национальную, внешнюю и внутреннюю политику проводимую российскими властями. Таким как он в ФСБ места не было. Сложившаяся в госструктурах Система немедленно вышвыривала за борт всех, кто вместо поиска возможностей для личного обогащения искренне радел за страну, за её развитие и возрождение. Лишённые силовых, финансовых и административных ресурсов, эти люди переставали играть заметную роль в российском обществе. Попал под эту чистку и Стрелков – ему долго не предоставляли должность, а когда предложили – то с большим понижением.

В итоге весной 2013 года полковник Стрелков вышел в отставку и вместе с Александром Бородаем ушёл к близкому ему по монархическим взглядам Константину Малофееву. В силу специфики своей профессии бывший чекист занимался деликатными вопросами олигарха, например уголовным делом по кредиту ВТБ, присутствовал при обысках в рамках уголовного дела по «Союз-Телефонстрою».

В разгар бушевавшего в Киеве Майдана у Стрелкова возникли новые обязанности. 22 января 2014 года он вылетел в командировку в Киев в ранге главы охраны выставки «Дары волхвов». Многие превращают эту командировку в некий шпионский вояж. Но это не так. С раннего утра до поздней ночи Стрелков занимался своими прямыми обязанностями – торчал на морозе, организовывал горячий чай, открывал и закрывал двери, ругался с разного рода чиновниками и сельскими батюшками, пытающими пролезть на выставку лично или протащить без очереди семьи и паству. Впрочем, два раза ему удалось выбраться на Майдан и посмотреть, что же там происходит?

Чтобы выставка прошла спокойно, Стрелкову через знакомого удалось за 1000 долларов договориться с тусующимися на Майдане бандеровцами, чтобы они со своей стороны посодействовали обеспечению порядка. Что и было выполнено. Но вернёмся в Москву…

Итак, впервые за много лет в Кремле прислушались к предложениям Решетникова и Глазьева. Вкратце они сводились к следующему: режим Януковича окончательно обанкротился. Отныне Россия должна напрямую работать с региональными элитами юго-востока Украины. Не стоило забывать, что помимо России, практически все соседские с Украиной страны (Польша, Словакия, Венгрия, Румыния) имели к ней территориальные претензии.

Румыния ещё в 2009 году при поддержке ООН «оттяпала» у Украины остров Змеиный, богатый углеводородными ресурсами. Румынские паспорта с прицелом на будущую аннексию получали жители украинской Северной Буковины и Южной Бессарабии.

В Польше крайне популярна концепция «пяти Украин» – примерный сценарий раздела несостоявшегося государства между Россией (Крым, Донбасс и Новороссия), Польшей (Галиция, Волынь и белорусское Полесье), Венгрией-Словакией (Закарпатье) и Румынией (Буковина и Южная Бессарабия). Украине в качестве буферного государства между Россией и Польшей оставались Киев и его окрестности.

Появился реальный шанс, образовав временный политический клуб в лице России, Польши, Венгрии, Румынии и Словакии, совместными усилиями убить украинский нацизм в зародыше, ликвидировать украинскую государственность и разделить «по-братски» украинский пирог. Тем более что оставшийся огрызок Украины вместе с матерью городов русских Киевом вскоре добровольно бы вошёл в состав России, как гаранта спокойного экономического развития и социальной стабильности. Даже полностью проамериканские русофобские Польша и Румыния вряд ли устояли от такого соблазна – получить обратно утерянные в ходе Второй мировой земли не только без войны, но и при поддержке России!

Однако в Кремле, не имея стратегии действий в отношении Украины, заходить настолько далеко были явно не готовы, ограничившись воссоединением одного лишь Крыма.

Издревле Крым является сердцем Черноморского бассейна. Кто контролирует Крым – контролирует весь регион. Собственно, потому веками велась столь яростная борьба за обладание этим полуостровом. На него зарились даже такие географически удалённые страны, как США и Израиль – вопрос о превращении Крыма в новую «Калифорнию» или образования там еврейского государства стоял ещё при жизни Сталина.

За 23 года украинского правления, Крым вместе с другими украинскими областями проделал стандартный путь от некогда богатого края до захолустья. Гордость русского флота Севастополь фактически утратил значение военно-морской базы. Официально у русского Черноморского флота имелся там лишь пункт базирования да десяток объектов: причалы, административные здания, склады, маяки и т. д. И все они были разбросаны по полуострову и находились на территории суверенной Украины. Это позволяло украинским националистам неоднократно нарушать их нормальное функционирование и даже захватывать маяки, принадлежащие России.

Готовя Майдан американцы, конечно же, просчитывали возможные варианты перехода Крыма и Севастополя под свой контроль.

5 сентября 2013 года, когда никто ещё и представить себе не мог майданной катастрофы, на сайте госзакупок правительства США был размещён интересный тендер: ремонт и переоборудование школы №5 города Севастополя. Заказчик – Инженерно-строительное командование ВМС США. В Симферополе американцы собирались ремонтировать Республиканскую детскую больницу. В ряде городов Крыма и в Одессе также готовились здания и инфраструктура для будущего размещения американского контингента.

После нацистского переворота в Киеве, на май 2014 года планировалось объявить о денонсации российско-украинского договора по Черноморскому флоту и потребовать его вывода на территорию России. Крым при этом превращался, по меткому выражению американцев, в стационарный непотопляемый авианосец у русского забора, а Севастополь – в базу флота США. Но в Кремле решили опередить американцев…

При этом российское руководство осторожничало до последнего момента, и было бы совсем не против образования в Крыму очередного независимого государства по типу Абхазии, Южной Осетии или Приднестровья. Это прикрывало Севастополь от прямой атаки украинских сил, а заодно оставляло пространство для политического манёвра. Дескать Запад покритикует полгода, как в 2008 году, да и забудет.

Но ситуация начала развиваться таким образом, что Кремлю пришлось идти на прямое включение Крыма в состав России. Дело в том, что во избежание всяких неожиданностей в Крыму была заранее развёрнута довольно мощная группировка украинских сил – от 13 до 20 тысяч военнослужащих, половина всей украинской авиации и сил ПВО. А у Крыма, в отличие от Абхазии и Южной Осетии, не было собственных вооружённых сил. При грамотном командовании, украинские части могли без труда подавить сопротивление крымских активистов. Поэтому, дабы избежать имиджевых потерь от возможного превращения Севастополя в базу НАТО, пришлось использовать российские войска и спецназ.

Сразу после нацистского переворота в Киеве в дело вступил олигарх Малофеев и его люди. В Симферополе у Малофеева был хороший знакомый, политик средней руки Сергей Аксёнов. Волевой, энергичный, харизматичный человек, с тёмным прошлым, но способный взяться за тяжёлую работу по строительству светлого будущего. В 2010 году его партия «Русское единство» набрала 4% голосов, что обеспечило ей три мандата из ста в Верховном Совете республики. Именно к Аксенову 21 февраля отправились для организации процесса люди Малофеева – Игорь Стрелков и PR-специалист Александр Бородай. Стрелков тоже был знаком с Аксёновым (это произошло во время принесения «Даров волхвов» в Крым зимой 2014 года), поэтому работа заладилась. Бородая же, за проявленную им бешеную активность, даже в шутку прозвали «министром пропаганды».

Благодаря своим деловым качествам, деньгам Малофеева, поддержки Стрелкова и Бородая, Аксёнов начал стремительно набирать политический вес, превращаясь из рядового парламентария в первое лицо Крыма. Надеется на помощь со стороны местных органов власти, СБУ, военных и МВД не стоило. Они не переходили на сторону народа, не рвались в Россию, а все эти дни обрывали телефоны с Киевом пытаясь получить от захвативших власть бандеровцев хоть какие-то указания. Председатель Верховного Совета Крыма Владимир Константинов до самого последнего момента заявлял, что крымский парламент не будет рассматривать вопрос выхода автономии из состава Украины. Но Киев упорно молчал…

С народом в этот момент был только «Беркут». 22 февраля его обожжённых, избитых, смертельно уставших бойцов с восторгом, цветами и благодарностью встречали как героев в Севастополе и Симферополе.

Кроме того, весь Крым всколыхнула корсуньская трагедия. Во время событий на Майдане в Киев отправилось около 500 крымских активистов, чтобы в рядах Антимайдана (он расположился в Мариинском парке) поддержать бойцов «Беркута» и силы правопорядка в их противостоянии украинским бандеровцам и нацистам. Но 20 февраля вооружённые майдановцы пошли на штурм парка и, в условиях фактического начала боевых действий, безоружным крымским активистам пришлось спасаться из города бегством.

Автобусы шли по трассе Киев-Одесса, стараясь объезжать выставленные майдановцами импровизированные блокпосты. Всю дорогу их сопровождали машины – отслеживали перемещение, пока на пути колонны готовилась засада. В районе города Корсунь-Шевченковский Черкасской области автобусы были остановлены на блокпосту украинскими радикалами. Действовали они очень слаженно и продуманно. То есть трагедия не была случайным стечением обстоятельств.

Майдановцы обездвижили автобусы, проколов им колёса, разбив окна и залив лобовые стёкла клеем. Затем начались поджоги автобусов «коктейлями Молотова», стрельба по окнам из охотничьих ружей. Перепуганных безоружных людей под крики «Ганьба!», «Москаляку на гиляку!», «Слава Украине!» высаживали из салонов и тут же жестоко избивали. Побои и издевательства продолжались долгие восемь часов. Людей заставляли петь гимн Украины, кричать «Героям слава!» Кто не знал гимна – били с особой жестокостью. Людей обливали бензином, грозили сжечь. Тогда пострадали сотни людей, семерых активистов убили при попытке к бегству, забили насмерть или застрелили в упор.

23 февраля на митинге перед зданием Верховного Совета Крыма в Симферополе, посвящённому Дню защитника Отечества, партия Аксёнова «Русское единство» и «Русская община Крыма» объявили о мобилизации крымчан в народные дружины – в ходе митинга в них записалось более двух тысяч мужчин. Из числа женщин, пришедших на мероприятие, был сформирован отряд медицинской помощи. Руководил этим процессом Игорь Стрелков. Благодаря его усилиям из местных активистов и казаков была сформирована сначала рота, а затем батальон специального назначения. Так у русских сил Крыма появились свои вооружённые отряды.

В тот же день в Севастополе прошёл митинг «Народной воли против фашизма на Украине», в котором участвовали около 30 тысяч человек. На митинге не было ни одного украинского флага – только российские и андреевские, символика компартии и даже один флаг Беларуси. Митингующие держали лозунги «Путин – наш президент», «Россия, мы брошены, возьми нас обратно!». Впервые на фоне озверевших майдановцев или визгливых крымско-татарских активистов можно было наблюдать счастливые лица русских людей, для которых поднятый над головами российский флаг стал настоящим символом свободы и процветания.

Председатель Севастопольской городской госадминистрации Владимир Яцуба с трудом пробился на трибуну и призвал граждан сохранять спокойствие, не поддаваться на провокации и хранить единство с Украиной. Митингующие встретили это заявление возмущёнными криками, тут же высказали недоверие главе города и общим голосованием избрали нового мэра – русского учёного, предпринимателя и политика Алексея Чалого. Апофеозом митинга стало исполнение десятками тысяч людей патриотической песни, знакомой любому русскому – «Священная война». Так в Крыму началась «Русская весна»…

До начала Майдана на Украине Алексей Чалый (владелец промышленной группы «Таврида Электрик») сознательно не проявлял серьёзной политической активности. В основном он занимался общественной деятельностью: спонсировал создание историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея», инициировал внедрение уроков севастополеведения в школах, продюсировал документальный исторический сериал «Севастопольские рассказы». Его благотворительные проекты и пророссийские взгляды вызывали симпатию у многих севастопольцев, постоянно ощущавших ущемление своих прав со стороны украинских властей. При этом Чалый действовал достаточно умно и нигде не светился, так что местное СБУ не обратило на него никакого внимания.

Осенью 2013 года Чалый выступил против возможного включения Украины в состав Евросоюза и со своими сторонниками организовал в Севастополе движение «Республика», которое прямо заявило, что если представители Майдана придут к власти, то Севастополь выйдет из правового поля Украины и решит свою судьбу на референдуме. Его слова не расходились с делом – 22 февраля власть в Киеве сменилась, и на следующий день в Севастополе прошёл организованный «Республикой» антифашистский митинг, на котором Севастополь получил своего народного мэра. Чалый был искренен и не сулил горожанам лёгкой жизни – сказал, что обстановка критическая, что счёт идёт на часы, и покинул трибуну со словами «я пошёл трудиться». Но эти слова подействовали на людей лучше, чем самые радужные обещания.

А радоваться в сущности пока было нечему. Крымские власти сразу же присягнули новым майданным властям. Даже чиновники Севастополя проявляли колебания. Чалый и его соратники в политическом и физическом плане буквально висели на волоске. Россия в тот момент никак не обозначила свою позицию по Крыму. Более того, ходили тревожные слухи, что Черноморский флот России готовится к эвакуации в Новороссийск.

Чалый удержался благодаря сплоченности и организованности простых людей, по первому призыву поспешивших в центр города. Благодаря им провалилась попытка арестовать «народного мэра» и состоялась сессия Горсовета, на которой депутаты подтвердили его полномочия в качестве руководителя исполнительной власти.

Управление по обеспечению жизнедеятельности города, которое возглавил Чалый, первым делом выставило блокпосты на окраинах Севастополя и отправило местный «Беркут» на крымский перешеек, чтобы воспрепятствовать приезду в Севастополь активистов Евромайдана. Каждому было понятно, что появись в городе «Правый сектор»26 начнётся резня, потому что у бандеровцев с Севастополем давние счёты. И действительно, утром 26 февраля на перешеек заявились боевики Майдана в спортивных костюмах. Им прострелили колеса из снайперских засад и дальше они не поехали.

Крымский «Беркут» в это время в полном бездействии сидел на своей базе в Симферополе, забаррикадировавшись с помощью мешков с песком. Бойцов можно понять – они вернулись из Киева в простреленных автобусах, на одних ободах. Им сказали, что всех их будут судить, они видели, как их коллег заставляли вставать на колени и просить у украинского народа прощения за то, что они выполняли свой долг. Поэтому и заняли круговую оборону.

Стрелков в это время проводил множество переговоров с украинскими военными, расквартированными в Крыму. Они были дезорганизованы киевским переворотом и калейдоскопом стремительно меняющихся событий. Александр Турчинов, как новый «президент» и «верховный главнокомандующий», уже отдал письменный приказ украинским военным в Крыму – в случае штурма воинских частей или военных кораблей стрелять на поражение.

Однако эти приказы так и не были выполнены во многом благодаря идее Чалого о выплатах для украинских военнослужащих. Сделано было просто и справедливо. Тот, кто хотел остаться в составе Украины, получал билет до родного Львова или Тернополя и по тысяче гривен на сутки пути. Те, кто хотел выждать развития событий или перейти на сторону России, получали по 5 тысяч гривен. И люди уходили из воинских частей – сидели дома, звонили оставшимся по мобильникам, рассказывали, как им хорошо, и советовали поступать так же. Так была вымыта решимость нажать на курок.

Потом стало понятно, что Россия на стороне «Русской весны» и началась совместная работа севастопольских народных властей со спецслужбами. На совещаниях за одним столом сидели представители Черноморского флота, севастопольские сотрудники СБУ, контрразведки, милиции, самообороны…

Тогда против «Русской весны» бандеровцами была брошена ещё одна сила – крымские татары.

Татарский вопрос в Крыму всегда стоял очень остро. Особую активность здесь всегда проявлял Мустафа Джемилев, глава крымско-татарского Меджлиса27 и по совместительству агент турецких спецслужб. По данным СБУ Джемилев получал от турок ежемесячную зарплату в 50 тысяч долларов. Ещё 3 млн. долларов было вложено турецкими спецслужбами в его Меджлис28 в 2008—2012 годах. Координируемый турецкими дипломатами «парламент крымско-татарского народа» доставлял крымским властям немало хлопот – занимался самозахватом земель, «крышевал» бизнес, произвольно распоряжался средствами спонсоров, принимал на лечение чеченских боевиков. Каждый год 18 мая Меджлис29, наплевав на остальных крымчан, проводит автопробег по ялтинскому шоссе в честь Дня памяти о депортации 1944 года, парализуя трассу на целый день. Естественно это никак не добавляло симпатий между русскими и татарами – многие десятилетия отношения между ними остаются весьма натянутыми.

Из-за своей русофобии официальный Киев всегда предпочитал закрывать глаза на эти неприглядные факты. Украине крымские татары нужны были именно в таком качестве: как полубандитская организация, своеобразный «Татарский сектор», который в случае обострения ситуации можно бросить против русского населения Крыма. И действительно, крымско-татарские боевики активно участвовали в обоих Майданах. А когда восстал Крым, то крымских татар вместе с украинскими националистами и правосеками бросили в качестве пушечного мяса против активистов «Русской весны».

Сам Джемилев, видя что дело принимает серьёзный оборот, тут же предал своих хозяев и попытался выторговать у Москвы условие – представлять своим «парламентом» весь крымско-татарский народ теперь уже российского Крыма. Но в Кремле были прекрасно осведомлены, что в состав бутафорного Меджлиса30 входят всего 33 человека, «избранных» курултаем из 250 человек. Вся эта надстройка в реальности опиралась всего на 6% крымских татар, да ещё и спонсировалась явно недружественно настроенной по отношению к России Турцией.

Не сторговавшись с Москвой, Джемилев и его соратники стали убеждать крымских татар, что само их переселение из Средней Азии на историческую родину было обеспечено независимой Украиной, а от России нечего ждать кроме очередных репрессий и депортации. Естественно, что татарское население насторожилось. На референдум о независимости Крыма пришла лишь шестая часть крымских татар, чем потом лидеры Меджлиса спекулировали на всех политических уровнях.

26 февраля возле здания Верховного Совета Крыма в Симферополе проходят сразу два многотысячных митинга. С одной стороны – русские жители с российскими флагами, с другой – крымские татары, которые пришли под крымско-татарскими и украинскими флагами, и попытались блокировать здание. Двум десяткам татарских молодчиков с деревянными палками удалось ворваться в здание парламента. Их удалось успокоить только благодаря вмешательству одного из лидеров Меджлиса31 Рефата Чубарова.

В ходе столкновений пострадало около 30 человек, от сердечного приступа скончался пожилой мужчина, участник митинга с русской стороны. Ещё одну женщину в возникшей давке просто затоптали.

Конец возникшей политической неопределённости был положен рано утром 27 февраля, когда в дело включилась Россия, после чего процесс «Русской весны» пошёл без сучка и задоринки.

В половине пятого утра 120 российских военнослужащих без знаков различия, кинув свето-шумовую гранату, захватили здания Правительства и Верховного Совета Крыма. На обоих зданиях вывешиваются огромные российские флаги. Стрелков со своими бойцами в это время берёт под контроль аэропорт Симферополя.

С рассветом «зелёные человечки» начали собирать и загонять крымских депутатов на сессию; по разным оценкам, пришло примерно 50 человек. Журналистов внутрь не пускали, а у депутатов при входе отбирали телефоны. После чего парламентариев заставили отправить в отставку правительство Крыма и назначить премьер-министром Сергея Аксёнова. По телефону это назначение было согласовано с законным президентом страны Виктором Януковичем. Таким образом, никакой положительной роли в воссоединении Крыма и России крымские органы власти и милиция не сыграли. Всё решила политическая воля Кремля, русский спецназ, деятельность Аксёнова-Чалого-Стрелкова и народная поддержка крымчан.

При этом всему миру был продемонстрирован новый облик российской армии и спецназа – новая техника, экипировка, вооружение, средства связи, разведки и управления, современная, адекватная обстановке тактика действий. Не случайно 27 февраля был объявлен в России Днём Сил специальных операций.

На следующий день в Киеве собрался Совет национальной безопасности и обороны (СНБО). Вопрос стоял один – как реагировать на события в Крыму? В числе присутствовавших были президент Турчинов, премьер-министр Яценюк, глава МВД Аваков, глава СБУ Наливайченко, генпрокурор Олег Махницкий, министр обороны Игорь Тенюх, глава СНБО Парубий, а также лидеры фракций (в том числе и освобождённая из тюрьмы Юлия Тимошенко). Их присутствие потребовалось, поскольку в случае принятия решения о введении в стране военного положения его должна была поддержать Верховная Рада.

Каждый высказывал своё мнение по поводу происходящего. Наливайченко «порадовал» информацией, что украинские силовики деморализованы и не воспринимают новую власть как законную. Аваков сообщил, что большинство населения Крыма занимает пророссийскую, антиукраинскую позицию.

Министр обороны Тенюх попросил дать разрешение на приведение Вооружённых сил Украины (ВСУ) в полную боевую готовность и предупредил, что административные здания в Крыму захватывает спецназ, который прошёл боевую выучку в горячих точках России.

Правда, реально боеспособными у Тенюха на тот момент были всего 5—6 тысяч украинских военнослужащих: «Их можем бросить в Крым, но это не решит проблему Крыма. Мы их там просто положим. А что делать с тысячами километров границы и подготовкой России к вторжению? Когда зайдут утром со стороны Черниговской области, то к вечеру уже в Киеве будут! Мы не готовы к полномасштабной войне. Нам нужно время. Нам нужна помощь. Нужна жёсткая реакция мира, всего международного сообщества», – сетовал министр.

С ним был согласен и премьер-министром Арсений Яценюк: «Туда, кроме военных, приедут чеченцы, если уже не приехали, там будет этнический конфликт, и нас обвинят как центральную власть в том, что мы спровоцировали конфликт и кровь в Крыму. Россия сразу введёт войска на материковую Украину. По данным министра обороны, у нас нет сил Киев защитить. Поэтому мы должны тянуть до последнего, на крайних позициях пойти на политические переговоры по предоставлению дополнительных прав автономии. Нужно выиграть время, чтобы реанимировать в стране силовой блок».

Выступала против военного положения и Юлия Тимошенко. В истинном отношении украинцев к России и захватившим власть бандеровцам она не обманывалась. По её словам, увидев русские танки на улицах городов, украинцы восстанут против власти либо начнут массовое бегство из страны: «Я разговаривала с нашими иностранными партнёрами, и они тоже подтверждают – российские войска на границах и просят не делать резких движений. Мы должны их послушать, потому что без них мы абсолютно бессильны… Мы должны все вместе писать обращения в ЕС, НАТО, в США по миротворческим войскам. Задействовать все политические связи».

Единственным, кто однозначно и решительно выступил за войну с Россией, был Александр Турчинов: «Я уже вчера дал команду подготовить проект Указа о введении военного положения в связи с тем, что жизни людей угрожает опасность и есть прямая агрессия России, военные захватывают административные помещения с применением оружия. Надо немедленно начать переброску имеющихся войск с Центра и Запада на Восток и Юг. Ещё большая паника будет, если на Крещатике будут русские танки».

Его боевой настрой не сбил даже звонок от председателя российской Госдумы Сергея Нарышкина. Долго решали, кто будет с ним говорить – Яценюк или Турчинов. В итоге трубку взял Турчинов: «Прямо во время этого заседания мне позвонил спикер Российской Госдумы Нарышкин. Он представился и сказал, что Россия считает меня легитимным главой Верховной Рады, но не признает как и.о. президента, так как есть легитимный президент Янукович. Поэтому он, как мой коллега, равный по статусу из руководства РФ готов общаться. Перевожу его вступление на понятный язык: «Путин поручил мне вести с вами переговоры».

Об их содержании Турчинов немедленно поведал собравшимся: «Они не исключают принятия жёстких решений против Украины за преследования русских и русскоязычных… Передал слова Путина, что, если погибнет хоть один россиянин, они объявят нас военными преступниками и будут преследовать по всему миру…».

Угроза Путина, откровенная слабость украинской армии, массовые антиукраинские настроения в Крыму подействовали – киевская хунта фактически сдала Крым, чего не наблюдалось, например, в Донецке или Харькове, где СБУ начала активно противодействовать русским активистам.

В тот же день 28 февраля в Симферополь в роли «голубя мира» прилетел Пётр Порошенко, который с трудом добрался до Верховного Совета Крыма, чтобы по собственным словам «развеять туман кремлёвской пропаганды». Однако попытка Порошенко пройти в здание закончилась тем, что военнослужащие упёрли ему автомат в грудь и сказали, что пристрелят. Да и простые жители Крыма были совсем не рады будущему «президенту». Порошенко встретили выкриками «Предатель, убирайся!» и «Вон из Крыма!». Когда олигарх попытался объяснить крымчанам, что он хочет наладить диалог, на него чуть не набросились с кулаками. Пришлось позорно ретироваться – милиция спешно затолкала Петра Алексеевича в машину, которая мигом умчала его в аэропорт.

1 марта Аксёнов, как новый премьер-министр Крыма, издал приказ о переподчинении себе всех силовых структур находящихся на полуострове и обратился к Владимиру Путину с просьбой «об оказании содействия в обеспечении мира и спокойствия на территории Автономной Республики Крым».

В тот же день вся Россия была взбудоражена новостью – Совет Федерации по представлению президента единогласно принял постановление, дающее право Владимиру Путину на использование российских войск на территории Украины «до нормализации общественно-политической обстановки в этой стране».

После этого российские войска начали в Крыму масштабные силовые акции, направленные на блокирование украинских военных баз и объектов, захват военных судов, административных помещений, контроль транспортных магистралей и других стратегически важных объектов.

По данным украинской стороны в этой операции участвовали бойцы 10-й, 22-й бригад и 25-го полка спецназа ГРУ, 18-й мотострелковой бригады из Чечни, 31-й десантно-штурмовой бригады и 810-й бригады морской пехоты. Всего к началу «Русской весны» в Крыму дислоцировалось 16 тысяч российских военнослужащих, ещё 9 тысяч были оперативно переброшены по воздуху. Таким образом, даже присоединяя Крым, Россия не нарушила договор с Украиной от 1997 года, предусматривающий максимальную численность российских военнослужащих на полуострове в 25 тысяч человек.

Украинский Генштаб в это время планировал осуществить спецоперацию, которая могла помешать России провести референдум в Крыму. 1 марта заместитель начальника Генштаба генерал Виктор Муженко и замначальника Главного оперативного управления генерал Виктор Назаров подписали у начальника Генштаба Михаила Куцина ряд предписаний. Планировалось силами 95-й аэромобильной бригады перехватить узкий перешеек между Крымом и Керченским полуостровом, а также усилить это направление батальоном морской пехоты, который размещался в Феодосии, и перевести туда же 501-й батальон, который располагался в Керчи.

Как позже рассказывал сам Муженко в одном из интервью: «Мы планировали также завести технику. Через Арбатскую стрелку должна была зайти техника 95-й бригады и выйти в район Феодосии. Россияне наращивали свои силы от Севастополя до Керчи. К тому времени часть подразделений нашей 36-й бригады береговой обороны уже вышли под Симферополь на Ангарский полигон. Туда мы планировали перебросить два батальона: танковый механизированный должен был перекрыть направление по автостраде Севастополь – Симферополь, а горно-пехотный батальон должен был перекрыть трассу Ялта – Симферополь как раз на Ангарском перевале».

Вечером 1 марта к Турчинову приехали руководители Минобороны и Генштаба с российским ультиматумом ко всем украинским военным в Крыму сложить оружие и сдаться. Никто из генералов не горел желанием брать на себя ответственность и начать войну с Россией. «Многие из них реально боялись реанимации режима Януковича с помощью российской армии», – сетовал впоследствии Турчинов.

«Силы не равны, – втолковывал Турчинову министр обороны Тенюх, – они во много раз превосходят нас в численности, вооружении и подготовке, при этом их активно поддерживает значительная часть отравленного российской пропагандой населения Крыма. Нужно на политическом уровне попытаться не допустить захвата наших позиций».

Турчинов тут же поручил соединить себя с Путиным. Но, как и предупреждал Нарышкин, разговаривать с Турчиновым российский президент не собирался. Пришлось вновь выходить на Нарышкина: «Мы получили ультиматум вашего генштаба. Передайте Путину, я дал команду в случае штурма вести огонь на поражение. Вся кровь будет на вас, как на агрессорах, и вы для всего мира будете военными преступниками, ответственными за тысячи смертей».

Но никто в Кремле не испугался. К 26 марта все корабли, базы и подразделения вооружённых сил Украины добровольно, реже – принудительно оказались под контролем российских войск. Случаи какого-либо сопротивления были единичны. Вся исправная авиатехника 10-й морской авиационной бригады убыла в Николаев. 24 марта в Феодосии была взята штурмом казарма 501-го батальона морской пехоты Украины, при этом имела место рукопашная схватка. Несколько украинских кораблей до последнего маневрировали по акватории озера Донузлав, выход из которого был заблокирован затопленными кораблями. Но, в конце концов, взяли и их.

Стремясь избежать возможных провокаций и вырвать из рук бандеровцев водоснабжение Крыма, российские войска перешли Перекоп и вышли к Каховскому водохранилищу, взяв под контроль объекты, обеспечивающие водоснабжение по Крымскому каналу. Но из Москвы поступил жёсткий приказ – отходить в Крым, хотя украинские военные, дислоцированные в Херсонской области, воевать с «зелёными человечками» не собирались и сопротивления не оказывали.

28 марта, смирившись с реальностью, «президент» Турчинов подписал указ о выводе украинских частей из Крыма. Но выводить было почти некого – 9 тысяч украинских военнослужащих и почти 11 тысяч милиционеров перешли на сторону России. Также поступили почти все сотрудники СБУ, МЧС, пограничники, судьи, прокуроры, треть моряков. На Украину вернулось всего около 5 тысяч военнослужащих, полностью деморализованных произошедшими событиями.

Остроту татарского вопроса удалось снять при помощи русских татар. Президент Татарстана Рустам Минниханов, депутаты Госсовета Татарстана и муфтий республики Камиль Самигуллин побывали в Крыму и провели ряд встреч с председателем совета Меджлиса32 Рефатом Чубаровым, председателем совета старейшин крымских татар Гильшатом Ильясовым и с депутатами Верховного Совета Крыма. После предупреждения Чубарову и объявления Джемилева персоной нон-грата, «меджлисовцы» успокоились. Наиболее упёртые исламские радикалы начали покидать полуостров, перебираясь от греха подальше в Европу и материковую часть Украины.

Крымские татары получили равные гражданские права с русскими и украинцами, а также квоту в органах власти Крыма (одного вице-премьера, двух министров, должности замминистра в каждом министерстве). Были созданы новые национальные общественные организации, которые благодаря поддержке России быстро превзошли возможности карликового «парламента» Джемилева.

6 марта Верховный Совет Крыма принял решение войти в состав России в качестве субъекта Федерации, для чего 16 марта на всей территории полуострова был проведён соответствующий референдум. А на следующий день на основании Декларации о независимости и результатов референдума была провозглашена Республика Крым как независимое и суверенное государство.

США и их сателлиты пытались провести через Совет Безопасности ООН резолюцию о признании нелегитимным референдума в Крыму, но Москва пользуясь правом вето заблокировала её.

18 марта в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца президент Владимир Путин, премьер-министр Крыма Аксёнов, председатель Госсовета Константинов и глава Севастополя Чалый подписали «Договор о принятии Крыма в состав России». Договор был немедленно ратифицирован Думой и Советом Федерации, а 11 апреля соответствующие изменения были внесены в Конституцию России. Так реализовалось существовавшее на протяжении нескольких последних десятилетий стремление русских Крыма и Севастополя к воссоединению со своей исторической Родиной.

Отныне для России навсегда была убрана унизительная проблема размещения Черноморского флота, которой Украина долгие годы шантажировала Москву. Сам Крым к осени 2014 года совершенно преобразился в военном плане – новая техника, системы ПВО и береговой обороны, восстановленная Севастопольская военно-морская база, вновь ставшая русским бастионом в Чёрном море.

В политическом плане воссоединение Крыма дало Владимиру Путину огромнейший кредит доверия со стороны российского общества. Планируемый Западом Майдан в Москве на какое-то время стал в принципе невозможен – воссоединением Крыма Путин одним махом зачеркнул в глазах людей все свои предыдущие ошибки и промахи.

Осознание этого вызвало настоящую истерику в западном сообществе. Буквально за один месяц с момента нацистского переворота в Киеве и до воссоединения Крыма мир, без преувеличения, изменился – впервые со времён распада СССР коллективный Запад и управляющие им глобальные хищники получили от намеченной жертвы жёсткий отпор.

Это то, что Россия выиграла. А что же проиграла?

Крым тяжким грузом лёг на экономику России, только-только стряхнувшей с себя бремя Сочинской Олимпиады. Никогда Крым не был анклавом. Теперь же – сухопутного пути с Россией нет, продовольствие, электричество и водоснабжение идёт с бандеровской Украины, мост через Керченский пролив удосужились начать строить только спустя два года.

2014 год Крым закончил самым дотационным регионом России, «высосав» из бюджета на поддержание своего жизнеобеспечения, выплату пенсий и пособий, доставку топлива 125 млрд. рублей. Для сравнения Якутия «съела» за этот же период 71 млрд., Дагестан – 60, Чечня – 56. Поэтому никакого экономического эффекта от присоединения Крыма России получить не удалось.

Крым позволил США на весь мир выставить Россию «агрессором» и под этим соусом вместе с Европой ввести против неё санкции. По такой же схеме США в своё время поступили с Саддамом Хусейном, спровоцировав его на захват Кувейта, а затем удушив Ирак экономической блокадой. Чем всё это закончилось, мы прекрасно помним – гибелью ослабленного санкциями Ирака и казнью его президента.

События в Крыму невольно нанесли удар по СНГ, Таможенному и Евразийскому союзу. Казахстан, Беларусь невольно задумались о своей собственной судьбе – их территории в значительной степени исторически принадлежали некогда единой России. Чтобы удержаться у власти, белорусская и казахстанская элиты немедленно дали старт новой волне пропаганды русофобии в своих странах. Назвать их после Крыма верными союзниками Москвы можно было с большой натяжкой.

Что касается Украины, то она оказалась окончательно потерянной для Москвы в плане Таможенного союза. Это был тяжелейший удар интеграционным процессам в СНГ. Потеря Крыма позволила американцам создать между Россией и Украиной постоянный повод для конфликта и получить в своё распоряжение у самых российских границ 40 млн. украинских «туземцев», идейно мотивированных на войну с Россией. Крым укрепил положение России на Чёрном море, но отныне западный враг находился уже на границе Белгородской и Ростовской областей.

Многие в России видят и понимают этот расклад – выиграли Крым, проиграли Украину. Вырваться же из этой геополитической ловушки и лишить США всех вышеуказанных преимуществ, можно было только одним способом – полной ликвидацией русофобского проекта под названием «Украина» и созданием русской Новороссии…

Новороссия!

Март 2014 года навсегда вошёл в историю России, как пора кратковременного счастья, единения и надежд. С возвращением Крыма русский народ пережил невероятный подъём. Чувства, которых не испытывал со времён полёта Гагарина. Наконец-то за последние 25 лет Россия повела себя как государство, отстаивающее свои национальные интересы!

В те дни Путин, вне всякого сомнения, был победителем. Пусть на миг, но он выступил как личность исторического масштаба – собиратель русских земель, защитник и охранитель Русского мира. У него появилось то, о чем можно было только мечтать – воспрянувшая духом Россия (разом простившая ему всю вакханалию 2000—2013 гг.), деморализованный и не понимающий, что делать западный противник, рухнувшая Украина, в которой не было ни намёка на потенциальное сопротивление. И все в России с замиранием сердца ждали продолжения «Русской весны» – воссоединения русских регионов стремительно разваливающейся Украины с исторической Родиной. Имела ли Россия право на это? Да!

При обсуждении данного вопроса бандеровцы любят ссылаться на Будапештский меморандум 1994 года, в котором ядерные державы гарантировали безопасность Украине в обмен на её отказ от ядерного оружия и запрет иметь таковое. Что ж, попытаемся разобрать данный документ.

Во-первых, меморандум до сих пор не ратифицировала ни одна (!) из подписавших его сторон (США, Россия, Великобритания). Франция и Китай вообще отделались лишь дежурными заявлениями. Следовательно, документ не имеет юридической силы, и у России нет юридических обязательств перед Украиной. Этот факт признают даже в США.

Во-вторых, нарушение украинской территориальной целостности произошло не вследствие вероломного нападения России, а в результате внутренних процессов – государственного нацистского переворота, вызвавшее ответное массовое протестное движение в Крыму и Новороссии.

В-третьих, когда 7 апреля 2014 года на повестку дня Совета Безопасности ООН был вынесен вопрос конфликта двух государств, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун сделал ошеломляющее заявление, которое запретили к распространению в украинских СМИ и интернете. Оказалось, что в рамках международного права у Украины просто нет официально утверждённой границы! За 23 года «независимости» в Киеве так и не удосужились подписать договоры о демаркации границ с государствами-соседями.

Следовательно, исходя из того, что Россия является правопреемницей СССР (что подтверждено решениями международных судов по спорам о собственности бывшего СССР за границей), территория, на которой сейчас расположена «Украина» в границах СССР, является собственностью России. Таким образом, никаких юридических препятствий на пути воссоединения Крыма (да и остальной Украины) с исторической Родиной не было.

В эти тревожные мартовские дни советник российского президента Сергей Глазьев регулярно докладывал Путину, что пророссийские настроения на юго-востоке Украины не стихают, жители Донецка, Луганска, Харькова, продолжают митинговать за отделение от Киева. Глазьев считал, что России необходимо вмешаться и возглавить происходящий процесс – тогда и возник проект «Новороссия».

Он подразумевал создание некого временного государственного образования в составе Сумской, Харьковской, Луганской, Донецкой, Одесской, Днепропетровской, Запорожской, Херсонской и Николаевской областей на землях исторической Новороссии. Тем более, что все вышеперечисленные города были основаны русскими императорами и царями, и населены русскими же людьми. Даже по данным СБУ поддержка России в этих областях колебалась от 55 до 90%!

Создав Новороссию, Россия не только прикрывала свои границы от нацистских и бандеровских банд, но и лишала оставшийся огрызок «Украины» выхода к Чёрному морю. Без юго-восточных областей киевские путчисты теряли основные экономически развитые районы страны, четыре из пяти городов-миллионников и половину людских ресурсов. Такая Украина автоматически превращалась в нищую аграрную страну типа Болгарии, и воевать с Россией не могла в принципе. А, следовательно, становилась неинтересной для НАТО.

Предполагалось, что в дальнейшем Новороссия по крымскому сценарию бескровно войдёт в состав России, что снимет вопрос блокады Крыма и положит конец многолетней изоляции Приднестровской республики, которая на волне крымских событий вновь попросилась в состав России. Москва получала целый Донбасс с его уникальными предприятиями и Харьков с его многочисленными заводами. Плюс минимум половина украинской армии добровольно перешла бы в состав российских вооружённых сил – воевать с русскими братьями там не хотели в принципе. А что такое служить в российской армии, уже очень хорошо почувствовали те украинские военнослужащие, что перешли на сторону России в Крыму – солидные оклады, обеспечение, социальные гарантии.

Однако все эти блестящие перспективы были похоронены самим Кремлём.

Ещё до государственного переворота в Киеве, было принято решение провести 22 февраля в Харькове съезд депутатов разных уровней юго-востока Украины под эгидой главы Харьковской области Добкина и мэра Харькова Кернеса. Там же ждали и президента Януковича. Разрабатывались шесть вариантов итоговой резолюции. В зависимости от обстоятельств, съезд должен был либо «поиграть мускулами», продемонстрировав беснующимся в Киеве майдановцам силу «Партии регионов», либо мог дать Януковичу карт-бланш для восстановления законной власти на всей территории Украины, либо мог вообще принять решение об отделении всего Юго-Востока и ухода в Россию. Тем более что нечто подобное уже случалось в 1918 году, когда русский юго-восток Украины отказался признавать легитимность захватившей в Киеве власть националистической киевской Рады и объявил о создании Донецко-Криворожской республики со столицей в Харькове. В 2014 годы были все возможности повторить этот сценарий. И именно Харьков, а не Донецк, играл в те дни первую скрипку в сопротивлении Майдану.

Однако государственный переворот, совершённый буквально накануне начала съезда, перевернул ситуацию, как картинку калейдоскопа. Украинская армия, милиция, региональные органы власти оказались деморализованы, потому что старая власть испарилась. Всем было очевидно, что произошёл государственный переворот, что новую власть никто не выбирал, что она незаконна. Тем более что майданщики открыто организовывали «суды Линча» над сотрудниками сил правопорядка – калечили и убивали, брали их семьи в заложники, ставили милиционеров на колени на митингах в областных и районных центрах, заставляя униженно просить прощения за выполнение служебного долга.

При этом на Харьковском съезде присутствовало 90% генералитета украинской армии и всех силовых структур, которые пока держали ситуацию под контролем. Они ждали от законного президента только команды на подавление киевского путча. У Кремля были все козыри на руках, включая спасённого им же Януковича. Даже не требовался ввод российских войск – украинские силовики и их законный президент всё сделали бы сами.

В общем, на Харьковский съезд возлагались огромные надежды. Съезд проходил во Дворце спорта, а на улице была собрана сцена, для трансляции этого исторического события. Однако Янукович на трибуне так и не появился, а длившаяся часами пустая говорильня завершилась тем, что делегатов просто распустили на все четыре стороны, сказав много красивых громких слов и облив помоями киевскую хунту. Съезд не принял вообще ни одного решения, кроме невнятной резолюции о готовности взять на себя всю полноту власти до обеспечения конституционного порядка в Киеве. Почему же это произошло?

В некоторых источниках имеются упоминания, что перед самым началом съезда, в ночь с 21 на 22 февраля в Белгороде прошла встреча советника президента России Владислава Суркова с Добкиным и Кернесом. О чём на ней шёл разговор неизвестно. Но последующие события заставляют предположить, что «харьковские» торговались с Кремлём и выдвигали условия, что и как они должны получить, дабы юго-восток стал пророссийским, а съезд принял нужные решения.

Однако в Кремле на тот момент не были готовы к решительным мерам и, не имея заранее спланированной стратегии действий, просто потерялись в калейдоскопе стремительно развивающихся событий. Москва хотела потянуть время, выждать развития ситуации. Тем более что в это время судьба Януковича ещё оставалась неясной и проходило закрытие Сочинской Олимпиады. Всё внимание мира и российских верхов было сосредоточено на этом событии.

Видимо Добкину и Кернесу было посоветовано торговаться за своё будущее с теми, кто пришёл к власти в Киеве, и заодно решать своими силами внутренние проблемы. Что «харьковские» в итоге и сделали – «слили» съезд и поехали за советом и помощью к известному олигарху Игорю Коломойскому, с которым Кернес и Добкин имели весьма тесные деловые связи. В результате данного кульбита Михаил Добкин стал депутатом пробандеровской Верховной Рады, а Кернес сохранил за собой пост главы Харькова.

И всё же ещё не всё было потеряно. После бегства Януковича и провала Харьковского съезда, Путин и его команда располагали тремя месяцами для военно-политических манёвров (до назначенных Западом на 25 мая президентских выборов в Киеве). В распоряжении Кремля по-прежнему находился незаконно свергнутый легитимный президент Украины, значительная часть правительства и генералитета. Из них можно было на вполне законных основаниях сформировать правительство в изгнании и с помощью этого инструмента начать действовать, провозгласив Харьков или Донецк новой столицей Украины.

И в какой-то момент в Кремле видимо решились. Для начала 1 марта Путин получает от Совета Федерации разрешение на использование российских Вооружённых сил на территории Украины. 4 марта представитель России в ООН Виталий Чуркин собирает Совет Безопасности, открыто обвиняет «оппозицию» в незаконном захвате власти и зачитывает обращение президента Януковича с просьбой использовать российскую армию для наведения порядка на Украине.

В тот же день Путин сделал публичное заявление, которое ему так и не смогли простить миллионы русских людей на Донбассе и в России: «Если мы увидим, что этот беспредел начинается в восточных регионах, если люди попросят нас о помощи, а официальное обращение действующего легитимного президента у нас уже есть, то мы оставляем за собой право использовать все имеющиеся у нас средства для защиты этих граждан. И считаем это вполне легитимным…

Я хочу, чтобы вы однозначно меня понимали. Если мы примем такое решение – то только для защиты украинских граждан. И пускай попробует кто-то из военнослужащих стрелять в своих людей. За которыми мы будем стоять сзади. Не впереди, а сзади. Пускай попробуют стрелять в женщин и детей. Я посмотрю на тех, кто отдаст такой приказ на Украине», – сказано президентом тогда же.

Двумя днями ранее российский лидер в разговоре со своим американским коллегой прямо заявил: «Россия будет защищать интересы русских на Украине». К этому стоит добавить, конечно, и знаменитую крымскую речь, где прозвучали такие красивые слова о защите русских.

Первоначально слова Путина не были пустым обещанием. Весь март российское телевидение неустанно рассказывало о «легитимном Януковиче», велась усиленная пропагандистская кампания против бандеровщины. Российские войска стягивались к восточным границам Украины, причём на всю технику заранее наносились обозначения МС (миротворческие силы). Минобороны России сообщило, что в соответствии с планом боевой подготовки воинские части и подразделения Вооружённых Сил наращивают интенсивность полевых занятий на полигонах в Ростовской, Белгородской, Тамбовской и Курской областях. Основная цель учений – проверка слаженности подразделений с последующим выполнением учебно-боевых задач на незнакомой местности и неопробованных полигонах

12 марта под Херсоном, во время установки инфракрасных маяков для наведения боевой авиации на позиции украинской ПВО и блокпостов, оперативниками контрразведки СБУ была захвачена группа российских диверсантов во главе с офицером ГРУ Романом Филатовым. Позже министр обороны России Сергей Шойгу связался с главой администрации президента Украины Сергеем Пашинским и министром обороны Игорем Тенюхом и договорился об обмене пленных. Для этого Шойгу пришлось через СМИ публично попросить руководство Крыма освободить из-под стражи арестованного ими командующего ВМС Украины контр-адмирала Сергея Гайдука. Его и ещё ряд обезвреженных в Крыму бандеровцев и высокопоставленных украинских офицеров армии и флота обменяли на захваченных СБУ российских военнослужащих.

Подытоживая вышесказанное совершенно ясно – какое-то время в Кремле серьёзно готовились к вводу российских войск на Украину. И готовились серьёзно, концентрируя подразделения Западного, Южного и Центрального военных округов у границ и готовя через СМИ общественное мнение.

Такого развития событий американцы боялись больше всего. Они смогли досрочно провернуть Майдан в Киеве, но взамен неожиданно для себя получили разваливающуюся страну с разгорающимся русским восстанием в Крыму и Донбассе. Возникла реальная угроза гибели Украины, что означало самые колоссальные изменения в Европе начиная с 1945 года. Помимо усиления самой России, это могло привести к началу переориентации восточноевропейских вассалов США (Польши, Болгарии, Венгрии, Чехии) с Европейского на Евразийский союз. Именно там они могли бы сбывать свою не нужную Западной Европе промышленную и сельхозпродукцию. По сути, мог запуститься очередной процесс создания социалистического лагеря под новой вывеской и на чисто экономической основе. При этом США и Западная Европа теряли свои традиционные рынки сбыта. Ввязываться же в ядерную войну с Россией из-за украинского бардака никто в Вашингтоне не собирался.

Об этом же откровенно в одном из интервью говорил бандеровский президент Турчинов: «…В 2014 году, когда был колоссальный дефицит времени, финансов, материальных ресурсов, оружия, всего… я провел большое количество переговоров с нашими зарубежными партнерами. Напоминал им о Будапештском меморандуме, говорил, что нужно помочь. Но наши партнеры хлопали по плечу и говорили, мол, держитесь, мы будем влиять на Россию дипломатическим путем. Меня постоянно просили не бряцать оружием, не проводить мобилизацию, в общем, „не провоцировать Россию“. Мне дали четко понять, что, если вооруженные силы РФ вторгнутся на территорию континентальной Украины, нам не смогут оказать военную помощь…»

Тем не менее, Госдеп США стал откровенно блефовать потенциальной угрозой Третьей мировой войны. Либеральные российские СМИ немедленно подхватили эти бредни – США стремятся развязать войну между Россией и Украиной! Не дадим поставить мир на грань новой мировой войны! Но для любого специалиста, серьёзно занимающегося проблемой Украины очевидно одно – на самом деле война проекта «Украина» против Русского мира не прекращалась никогда и уникальным историческим шансом, выпавшим России весной 2014 года, необходимо было воспользоваться.

Конец всем колебаниям и мучительным раздумьям Кремля положила российская офшорная аристократия. Для прессы был засвечен только один её представитель – уже упоминавшийся советник российского президента Владислав Сурков, умный, циничный, опытный политтехнолог из команды олигарха Фридмана, бывший вице-президент «Альфа-банка». В 1999—2011 гг. работал в администрации президента, курировал внутреннюю российскую политику. Дослужился до первого заместителя главы президентской администрации и советника президента. В 2011 году, после событий на Болотной площади, Суркова убирают из администрации и переводят заместителем председателя правительства Российской Федерации. Однако в 2013 году вновь следует увольнение и перевод на должность помощника президента.

Как и вся российская «элита», Сурков никогда не верил в инициативу снизу. Много лет вращаясь в высших кругах, он твёрдо уверовал, что все вопросы управляются деньгами, все люди сволочи и движимы только своими корыстными интересами. А если где-то и возникало стихийное народное движение, то с помощью денег его всегда можно «оседлать». Так произошло и в случае с идеей Новороссии. Первоначально она была низовой инициативой – горстка политических энтузиастов придумала флаг и концепцию, начав её тиражировать в социальных сетях. Потом её частично поддержали местные олигархи, вроде Ахметова. Увидев, что эта тема работает, её подхватили люди Суркова и начали тиражировать в массы.

Однако после чётких сигналов и предупреждений со стороны Запада в адрес российской олигархии, Сурков легко убедил Путина в невозможности открытой поддержки русских Украины. Хватит с нас и Крыма, который и так уже испортил отношения с западными «партнёрами». Да и сам Путин с тревогой воспринял начало «Русской весны», ибо она уже затрагивала не только Украину, но и весь Русский мир.

Устав от мародёрства собственных олигархов и пустых обещаний со стороны власти российское общество посмело надеяться, что «Русская весна» перерастёт в нечто большее – социалистическая Новороссия превратиться свободное от коррупции государство и оздоровит олигархическую Россию. Как сказал в одном из интервью будущий глава ДНР Александр Захарченко: «…запустилась какая-то духовная программа, которая все эти годы дремала. Что мы все русские, что у нас есть Родина, что нас не сломить, что всё-таки правильные книжки мы в детстве читали! Причём сработала она у всех поколений. Все поднялись! Сначала те, кому было уже за сорок. Это люди опытные, жизнь узнавшие и понимающие, что происходило на Украине. Потом тридцатилетние поднялись, а за ними и совсем молодёжь – те, кому за двадцать, хотя, казалось бы, они вообще Союз не застали и выросли на Украине. Но пришли и встали в строй рядом с отцами и дедами!

И не только на фронте. Поднялись люди и в шахтах, и в больницах. Я знаю хирурга, к которому раньше без денег можно было не подходить, а в ходе боёв этот человек стоял три дня у операционного стола и не уходил – резал, шил, вытаскивал осколки, пули, пришивал руки…»

Этого духовного подъёма и единения русских по обе стороны российско-украинской границы в Кремле испугались больше всего. Быстро выяснилось, что русский народ и без Путина способен выдвинуть ярких и самобытных лидеров – Аксёнов, Чалый, Мозговой, Стрелков, Дрёмов, Захарченко, Беднов. В российском обществе впервые за многие годы появился термин «национал-предатели», что заставило многих российских либералов, 25 лет спокойно занимающихся открытой пропагандой русофобии, в какой-то момент поджать хвосты, сидеть и не высовываться.

На решение Кремля отказаться от так толком и не сформировавшегося проекта «Новороссия» повлиял и весьма влиятельный Евгений Примаков. Его аргументы были просты и логичны – российская экономика и ВПК не готовы к работе в военном режиме. Требуется хотя бы года два, чтобы залатать дыры в обороне страны, усилить ПВО, провести политику импортозамещения в ВПК и экономике.

Здесь остаётся только спросить, чем занималось наше руководство 14 лет до этого? Апологетам теории «вставания с колен» хочется напомнить что Сталин, приструнив в 1929 году в политической борьбе троцкистскую оппозицию, к 1941 году подготовил доселе разорённую гражданской войной страну к большой войне. Мы встретили её с ликвидированной «пятой колонной», мощной армией, плановой экономикой, развитой оборонкой, налаженной колхозной системой. На создание этого чётко работающего механизма ушло 12 лет.

При Путине это же время было потрачено на «распилы», бесплодные попытки добиться от Запада «дружбы», вывод капиталов за рубеж. Либеральная «пятая колонна» не только не ликвидирована, но и имея публичную поддержку президента, полностью контролирует экономическую жизнь страны. В итоге Кремль подвёл Россию к роковому 2014 году с целым возом внутренних и экономических проблем, да ещё и без союзников (у Китая свои проблемы, а белорусский интриган не в счёт).

Вскоре к большому облегчению стало ясно, что Запад сам боится начала войны с Россией и, несмотря на грозную риторику, скорее всего «проглотит» Крым. Отныне у Кремля была совсем другая задача – любыми путями выпутаться из сложившейся ситуации, замирится с западными «партнёрами». Для этого необходимо сохранить Украину и попытаться «впихнуть» восставшие Харьков, Одессу, Николаев, Донецк и Луганск обратно в её состав.

Бандеровский режим планировалось убедить признать вхождение Крыма в состав России и пойти на федерализацию Украины, что сняло бы напряжение по вопросу ущемления прав русскоязычных. При этом восточные регионы получали широкую автономию, вплоть до права самостоятельно определять права русского языка и внешнеэкономическую политику. Тем самым предполагалось сохранить на Украине большую группу пророссийского электората и превратить его в главное препятствие для присоединения страны к НАТО. Евроинтеграция Украины в этих условиях была бы уже невозможна. Для этого требовался консенсус всех субъектов Федерации, а восточные регионы всегда выступали за тесные связи с Россией и вхождение в Таможенный Союз. В результате Киев не попадал никуда и сохранял выгодный для себя и Москвы режим российско-украинской льготной торговли.

План сам по себе неплохой, но осуществлять его надо было в 1992—2013 гг. Теперь же геополитическая ситуация изменилась коренным образом – американцам и их бандеровским марионеткам в принципе не нужна была никакая федерализация или мир с Россией. Им нужна была единая и неделимая Украина, озлобившаяся от нищеты и потери Крыма. Чтобы избежать губительного для нацистского режима вопроса федерализации Порошенко, по собственному признанию, был готов добровольно отдать Донбасс Путину, только бы дать возможность остальной Украине вступить в НАТО.

В результате (в который уже раз за последние 25 лет!) цели российского общества и властной «элиты» вступили в прямое противоречие. Столкновение враждебных сил было предельно жёстким – в 2014—2015 гг. «Русская весна» получила смертельный удар в спину, её лидеры были убиты или отправлены в политическое небытие, идея Новороссии похоронена, а Донбасс – разрушен. Кремлёвский «хитрый» план по федерализации Украины так и не сработал, а за попытку его реализации заплатили жизнями десятки тысяч человек по обе стороны фронта.

Но пока до этого было далеко и даже в самых страшных снах, никто не мог себе представить, в какую трагедию разовьются постмайданные события на Украине. После присоединения Крыма Путин больше не хотел предпринимать никаких решительных действий. Он тянул время, и всякий раз говорил искренне поверившему в идею Новороссии Сергею Глазьеву: пусть жители юго-востока Украины делают первый шаг, а дальше Москва их поддержит. Глазьев в это время носился с идеей создания в Донецке собственной валюты и собственной финансовой системы. Он всерьёз собирался строить новую жизнь на вверенных ему территориях и на какое-то время невольно стал своеобразным «куратором» протестного движения Новороссии, ведя с активистами откровенные разговоры по незащищённым каналам связи. Хотя вопросами поддержки Новороссии должны были заниматься не дилетанты-экономисты, а специалисты по проведению спецопераций и поддержке партизанских движений.

В результате неугомонный Глазьев очень скоро оказался отстранён от украинского процесса и заменён Сурковым, получившим от президента самые широкие полномочия по украинскому направлению.

В Москве наступило понимание, что полагаться на украинских политиков больше нельзя – они безответственные болтуны и часто меняются. Путин верил только одному человеку в их среде – своему другу и куму Виктору Медведчуку. После Майдана тот не имел какого-либо влияния на новые власти, но зато сформировал новую систему взаимоотношений Москвы и Киева – отныне диалог вёлся не через президента, а через бизнес. «Нет украинской политики – есть украинский бизнес» – эту крылатую фразу приписывают именно Медведчуку.

С учётом слабости новой бандеровской власти было понятно, что бизнес начинает играть решающую роль в украинской политике. И Медведчук взял на себя роль посредника между украинскими олигархами и Кремлём. Сурков в это время курсировал между Киевом и Москвой, договаривался с Порошенко о способах примирения Киева с восставшим юго-востоком.

Однако здесь вновь сказался геополитический проигрыш России – в Киеве сидели абсолютно управляемые американские марионетки, готовые отстрелить Украине ногу, лишь бы у России заложило в ушах. Чем громче жители Новороссии требовали гарантий своих прав, тем более демонстративно киевская хунта их унижала. С её стороны не было ни одной реальной попытки попытаться провести переговоры с восставшими, прислушаться к их требованиям. Вместо этого росло тупое, животное желание карать «москалей» и донбасских «титушек». И тогда жители юго-востока Украины, подогретые российским телевидением и крымскими событиями, приступили к захвату административных зданий.

Поначалу, они просто входили в такие учреждения и покидали их, пытаясь хотя бы таким образом обратить на себя внимание властей. Затем стали там баррикадироваться. Бандеровцы, которые сами во время Майдана штурмом захватили ряд правительственных учреждений, тут же назвали жителей Донбасса террористами. Притом, что мирные демонстранты в Донецке и Харькове, в отличие от «мирных протестующих» Майдана, принципиально не наносили вреда сотрудникам правоохранительных органов. Отвечая на упрёки в двойных стандартах, «истинные украинцы» заявляли, что они имели право на такие действия, поскольку они «свободные люди», а жители Донбасса «ватники и колорады». В результате народ в юго-восточных регионах забурлил уже всерьёз. Акции протеста всё чаще начали перерастать в столкновения между активистами противоборствующих сторон, полилась кровь, появились первые жертвы.

А что же в это время делали харьковские, донецкие, луганские элиты?

Как уже упоминалось, вернувшись из Белгорода в Харьков и провалив съезд, Добкин и Кернес вечером 22 февраля полетели на встречу со своим старшим бизнес-партнёром олигархом Игорем Коломойским, где с лёгкостью переменили свою пророссийскую позицию. Кернес, который до этого участвовал в демонстрациях под российскими флагами и неоднократно заявлял, что ни один майданутый на харьковскую землю не придёт, начал рассказывать журналистам прямо противоположное – революция уже по факту произошла, Янукович стал историей и необходимо действовать ради блага граждан Украины. Уже вечером 22 февраля здание Харьковской облгосадминистрации заняли бандеровцы и боевики «Правого сектора»33. Половина из них была местными, половина прибыла «поездами дружбы» с других регионов.

Харьковчане, встревоженные слухами, что здание администрации захватили какие-то бандиты, которые намерены снести памятник Ленину, 1 марта добровольно вышли на митинг на центральную площадь Харькова с российскими и советскими флагами. Кернес вместе с Добкиным пытались перехватить инициативу, поставили сцену со звукоусиливающей аппаратурой и начали вещать, что нам нужен мир, мы в рамках действующего законодательства призываем вас… А тем временем засевшие в здании бандеровцы, уверенные в своей полной безнаказанности, начали кидать камни в толпу, чем спровоцировали людей на штурм администрации.

Видя такое дело, Кернес быстро уехал и уже через 10 минут засевшие в ОГА бандеровцы выкинули белый флаг. Их выводили через живой коридор на сцену, заставляли становиться на колени и извиняться перед харьковчанами. Так как у многих непрошеных гостей были изъяты щиты, бронежилеты, холодное оружие, возмущённые харьковчане избили бандитов, многих облили «зелёнкой». Затем всех задержанных передали местной милиции, которая их… отпустила! Харьковские СБУ и милиция вслед за Добкиным и Кернесом встали на сторону тех, кого ещё недавно клеймили позором и с негодованием называли хунтой.

Большой проблемой было отсутствие у харьковского народного движения лидеров. Все шансы стать им имел лидер организации «Оплот» Евгений Жилин – бывший милиционер, бывший сотрудник УБОП, успевший отсидеть три года в СИЗО по подозрению в попытке убийства мэра Харькова Кернеса.

Сам Жилин так описывал свою историю: «Меня обвиняли во взрыве тогда ещё секретаря Харьковского горсовета, а ныне мэра Харькова Геннадия Кернеса, потом я проходил по делу, как свидетель по отравлению президента Виктора Ющенко, одним словом, много в чём обвиняли. А через три года разобрались, что ошиблись. Я опять восстановился в УБОП, дослужил там ещё два года, а потом ушёл на пенсию. И в связи с тем, что тюрьму считают год за три, как на войне, а службу в УБОП – год за полтора, на пенсию я вышел в 34 года, имея 27 лет выслуги. Но так как защищать – это моё состояние души, я не смог остановиться, и моё призвание вылилось в создание «Оплота».

Выйдя на пенсию в 2010 году, Жилин «подружился» с Кернесом и развернул в Харькове и Донецке бурную общественную деятельность. Сначала создаётся спортивный клуб боёв без правил «Оплот». Затем появились одноимённые благотворительный фонд, юридическая компания, информационное агентство, аудиторская компания. Какой-то конкретной идеологии или программы у Жилина не было. Основной контингент «Оплота»: бывшие милиционеры, развращённые своей полной безнаказанностью, и те самые «титушки» – безработные «правильные пацаны» из провинциальных шахтёрских и рабочих городов Донбасса.

Буквально с первых дней Майдана Жилин занял очень жёсткую антибандеровскую позицию. Он организовывал и направлял в Киев группы своих спортсменов для участия в антимайдановских акциях и защиты постов ГАИ. Требовал от украинских властей силового разгона Майдана и наказания виновных в противоправных действиях. Под знамёнами «Оплота» начали организовываться одноимённые группы в Полтаве, Киеве, Запорожье, Мариуполе, Луганске. В Донецке отделение «Оплота» возглавил бывший гендиректор двух небольших фирм Александр Захарченко.

После государственного переворота в Киеве Евгений Жилин принял участие в Харьковском съезде, на котором призвал либо очистить «Партию регионов» от коррумпированных элементов либо создать новую политическую силу, представляющую интересы жителей юго-востока Украины. Однако Кернес и Добкин не намеревались терпеть наметившегося конкурента во власти – два дня спустя против Жилина было начато уголовное производство, и он был объявлен в розыск. После этого лидеру «Оплота» пришлось сначала переехать на территорию Донецкой области, а позже в Россию.

Пользуясь попустительством и негласной поддержкой местных властей, бандеровские сторонники начали стягивать в Харьков дополнительные силы и проводить в городе свои митинги под лозунгами территориальной целостности Украины. На одном из них даже побывал Виталий Кличко.

Обстановка особенно обострилась после того, как вечером 14 марта боевики «Правого сектора»34 под руководством известного нациста Андрея Билецкого напали на участников антимайдановского митинга на площади Свободы. В ходе преследования нападавших конфликт сместился к офису организации «Патриот Украины» на Рымарской улице. Боевиков блокировали сначала обычные безоружные харьковчане, потом подъехала милиция и окружила здание. Вскоре оттуда была открыта стрельба, в результате которой погибли двое членов «Народного ополчения» Артём Жудов и Алексей Шаров. Ещё пять человек были ранены.

«ПСов» спас Кернес. Он прибыл на переговоры к блокированному офису, поздоровался со своим старым знакомым Билецким и вывез его из окружения на своей машине! Остальные сдали оружие и на следующий день оказались в Полтаве. Их даже не стали задерживать за убийство двух человек. Зато уголовные дела были возбуждены против людей, выбивших 1 марта правосеков из здания Харьковской госадминистрации!

6 апреля в Харькове проходил очередной пророссийский митинг. Был погожий хороший день, воскресенье. И тут приходят известия из Донецка и Луганска: в Донецке митингующие взяли здание ОГА, в Луганске – СБУ. Решили действовать и местные активисты. Телефонными звонками и сообщениями по соцсетям удалось собрать 15 тысяч человек, которые заняли здание харьковской ОГА. Местная милиция сопротивление оказывала чисто символическое, так как по большому счёту бандеровцев ненавидела не меньше, чем нацистов.

На следующий день 7 апреля активисты пригласили в здание депутатов муниципального харьковского совета, чтобы они отчитались перед инициативной группой граждан. Но пришло всего… два депутата. После этого, один из лидеров протеста Антон Гурьянов провозгласил создание Харьковской народной республики. Теперь пророссийскому движению было, что защищать. Дело оставалось за Россией…

Что касается Луганской области, то долгие годы полновластным хозяином здесь был опытный номенклатурщик Александр Ефремов, который накануне Майдана возглавлял фракцию «Партии регионов» в Верховной раде.

В советское время Ефремов руководил луганским комсомолом, вместе с ним в горкоме работали будущие соратники – Валерий Голенко и Владимир Пристюк. Ещё один будущий друг и бизнес-партнёр Ефремова – Виктор Тихонов был депутатом Верховного Совета Украины, первым секретарём Луганского горкома. В горкоме же трудился Николай Запорожцев, в будущем – один из главных «кошельков» группы. Ещё один член ефремовской «семьи», Эдуард Лозовский, работал вместе с Тихоновым на руководящих постах на заводе «Лугансктепловоз».

В 90-е все эти люди удачно строили бизнес-карьеру – так, как это было принято в регионе с давними криминальными традициями. Потом пошли в политику. В 1998 году президент Леонид Кучма назначает Ефремова главой Луганской обладминистрации. Тут же вся «семья» занимает ответственные посты и начинает грабить область. Банкротятся крупнейшие предприятия – только для того, чтобы перейти в собственность или под контроль «семьи».

В 2010 году, когда Янукович стал президентом Украины, а Ефремов, обеспечил ему в Луганской области 90% голосов, он переходит с повышением в Киев. Владимир Пристюк становится губернатором, Эдуард Лозовский и Николай Запорожцев – замами, Валерий Голенко – главой облсовета.

Главным спонсором «Партии регионов» на тот момент был донецкий олигарх Ринат Ахметов, но отношения Ефремова и Ахметова были очень сложными. В Киеве оба они были членами одной партии, на Донбассе – непримиримыми врагами. Ефремов не хотел делить луганский бизнес ни с кем, кроме круга приближенных лиц. А Ахметов был явно не прочь расширить активы своей империи за счёт соседней области. Первый их громкий конфликт случился из-за машиностроительного завода в Красном Луче. Неудивительно, что после нацистского переворота в Киеве первое, что сделали новые луганские власти – «отжали» себе сеть областных супермаркетов, принадлежавших Ахметову.

Когда в Киеве ещё только начала вырисовываться перспектива победы Майдана, в Луганске все заговорили, что Ефремов предаст Януковича, как уже делал это в 2004 году, сбежав на какое-то время из страны после победы «оранжевых». И действительно, после переворота в Киеве, луганские регионалы тут же предали Януковича и затаились, выжидая дальнейшего развития событий. Все ожидали крымского сценария и ввода российских войск, поэтому «ефремовцы» начинают раздавать людям георгиевские ленты. Луганск заполняется людьми в камуфляже, на площади города проводятся антимайданные митинги. На одном из них глава облсовета Валерий Голенко зачитывает резолюцию: «Признать центральные органы исполнительной власти нелегитимными!»

В ответ киевская хунта отдала приказ СБУ начать аресты пророссийских лидеров. Первым взяли популярного в Луганске активиста Арсена Клинчаева. Второй жертвой стал «народный губернатор» Александр Харитонов. В ночь с 29 на 30 марта на палаточный городок Антимайдана в Луганске напали заезжие боевики – разгромили палатки, избили активистов. Несколько человек попали в больницу. Стало окончательно ясно, что киевская хунта вместо диалога или хотя бы закулисных переговоров, намеревается просто смести с политической сцены местную элиту.

Тогда от слов переходят к делу. 30 марта в центре Луганска состоялся масштабный митинг, на который собралось около 10 тысяч человек. Люди вышли с флагами России и плакатами, которые говорили об умонастроениях людей лучше любых слов: «Украина – это Русь», «Европа – это Содом и Гоморра», «Русский язык – государственный». Митингующие потребовали от местных депутатов признать незаконными центральную власть и губернатора Луганской области, выступили против понижения социальных стандартов, потребовали освобождения Арсена Клинчаева и Александра Харитонова.

6 апреля пророссийские активисты берут штурмом луганское СБУ, чтобы повесить на здание российский триколор и освободить задержанных сторонников Антимайдана. Командовал людьми местный председатель «Союза ветеранов ВДВ» Валерий Болотов. Подчинённые ему ополченцы вскрывают оружейные комнаты, в которых, по словам участников событий, оружия было «на батальон». Так у луганского ополчения появились первые стволы. После захвата оружия здание было передано под охрану местной милиции.

После этого – в течение месяца в Луганске никто ничего не делал. Все по-прежнему ждут «зелёных человечков» и помощи из России. О том, что надо не теряя времени устанавливать местную власть, объявлять референдум, создавать отряды самообороны, охранять политических активистов, устанавливать посты на дорогах, строить баррикады, брать под контроль милицию и телевидение даже не думают. Зато дважды успевают арестовать одного из народных лидеров Луганщины Алексея Мозгового.

В этот момент в Луганске объявился сам Ефремов: «Я обратился к новой власти и попросил крайне осторожными быть. Общество радикализировано очень серьёзно. И ошибкой будет считать это провокацией какой-либо стороны. Это мнение многих людей, и они хотят это мнение отстаивать».

Однако киевские нацисты пропустили предостережение мимо ушей, в связи с чем происходит новый всплеск активности. 21 апреля Луганск получает «народного губернатора» Валерия Болотова. Правда, выбирает его не народ, а всё те же «ефремовские» по согласованию с Москвой. Кандидатура устроила всех: искренний, но несамостоятельный, к тому же любитель спиртного. Решения за него принимали два человека – Павел Карпов (в Луганске его считали «человеком Суркова» и «кремлёвским политтехнологом») и Николай Запорожцев (будущий глава «Общественного совета ЛНР»).

27 апреля провозглашается Луганская народная республика, а 29 апреля ополченцы берут под контроль областную прокуратуру, УВД, местную телекомпанию и администрацию, где заседали назначенные Киевом чиновники. Милиционеры надели георгиевские ленточки и перешли на сторону народа, а начальник областного УВД написал рапорт об отставке.

Намного активнее ситуация развивалась в Донецке. После победы Майдана киевская хунта назначила главой Донецкой области олигарха Сергея Таруту. Его корпорация «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД) на тот момент являлась ведущим производителем стали Восточной и Центральной Европы. В состав «ИСД» входят более 100 промышленных компаний Украины и других стран, в том числе Алчевский меткомбинат, Днепровский меткомбинат им. Дзержинского, меткомбинат «Dunaferr» и «ISD-Huta Częstochowa». Помимо этого Тарута пытался монополизировать рынок кинопроката и стать владельцем максимального числа кинотеатров в стране.

Чуть ли не первым решением, принятым новым губернатором стало форсирование темпов добычи сланцевых газов корпорацией «Shell». Согласно заявлению Таруты, региональная власть поможет решить проблемы, возникшие у компании в Донецкой области. «Компания, которая готова вложить 200 млн. долларов в наш регион, пока не работает, и ей созданы огромные проблемы» – посетовал губернатор-бандеровец, наплевав на всеобщий протест в связи с катастрофическим влиянием такого способа добычи на экологию и здоровье жителей региона.

Неудивительно, что назначение Таруты вызвало возмущение не только простых дончан, но и местного олигарха Рината Ахметова, рассматривающего Донбасс, как свою личную вотчину. Ахметов – человек способный мыслить сложными многоходовыми схемами и проводить комбинации с большим количеством действующих лиц. Он никогда не лез открыто в полную бардака и непредсказуемости украинскую политику, но зато держал на финансовом поводке кучу депутатов. Ему нравилось быть теневым кукловодом и вершителем судеб. Его хорошими знакомыми были Юлия Тимошенко и Арсений Яценюк.

В кулуарах Ахметова называли хозяином Донбасса, а за глаза – бандитом, сначала обобравшим народ до нитки, а потом бросившим ему обглоданную кость. Этой кости хватало, чтобы люди кое-как сводили концы с концами. Выжимая последние соки из мощных, построенных в советское время металлургических и угольных предприятий, из года в год он поднимался на очередную ступеньку благополучия и успеха, обеспечивая народу скромное количество хлеба и зрелищ. В 2013 году капитал Ахметова превысил 15,4 млрд. долларов (первое место на Украине и 47-е в мире).

Свои доходы Ахметов получал от более чем 90 предприятий, которые контролировались крупнейшей на Украине управляющей компанией «Систем кэпитал менеджмент» (СКМ). Среди столпов ахметовского благополучия – меткомбинат Азовсталь, Мариупольский меткомбинат имени Ильича, Харцызский трубный завод, Первый украинский международный банк, страховая компания АСКА, издательский холдинг, ТРК Украина, мобильный оператор «Лайф», футбольный клуб «Шахтёр», сеть АЗС «Параллель». Численность сотрудников предприятий, вращающихся на орбите СКМ, достигала 160 тысяч человек.

Также Ахметову принадлежит крупнейший энергетический холдинг Украины – ДТЭК, который добывает уголь, обогащает его и сжигает на своих электростанциях, вырабатывая электроэнергию. В период правления Виктора Януковича Ахметов приобрёл контрольные пакеты акций генерирующих компаний «Западэнерго», «Днепроэнерго» и «Киевэнерго». Приватизировал «Днепрооблэнерго», «Донецкоблэнерго» и получил в концессию на 49 лет «Ровенькиантрацит» и «Свердловантрацит» – крупнейшие угледобывающие предприятия Украины. В результате доля ДТЭК в сегменте тепловой генерации Украины достигла небывалых 70%!

И всё же культ Ахметова на Донбассе его жители связывают не с металлургической и угольной отраслью, а с футболом – этим маниакальным увлечением олигарха, которое он стал навязывать буквально всем. Ахметов не жалел денег ни на покупку за границей дорогих футболистов (наплевав на прошлую славу донецкого футбола), ни на постройку в Донецке знаменитого футбольного стадиона «Донбасс арена» на 52 тысячи зрителей, ни на строительство личного вип-терминала в Донецком аэропорту.

Но нацистский переворот в Киеве привёл к тому, что Донбасс восстал. И Ахметов заметался, как загнанный зверь. В декабре 2013 года он лично встречался с Викторией Нуланд, которая прямо пригрозила ему санкциями в случае каких-либо враждебных шагов в отношении Майдана. Ослушаться её донецкий олигарх не смел, так как имел долгов куда больше, чем доходов. Весь его многомиллиардный бизнес был неоднократно перекредитован воротилами Уолл-стрит, у которых Ахметов оказался на крепком долговом крючке. Реально его личное состояние по некоторым данным не превышало 200 млн. долларов – остальные деньги крутились в деле и шли на взятки его многочисленным политическим «друзьям» и партнёрам. В итоге Ахметов поддержал стремление Украины к ассоциации с Европой и дистанцировался от поддержки Януковича.

Однако после нацистского переворота ситуация переменилась кардинально. Майдан со своей Евроассоциацией и бандитским разгулом угрожал забрать ахметовские активы и передать их в руки Коломойского, Порошенко, Лёвочкина, Таруты и прочих коллег-конкурентов. А Ахметов хотел сохранить свою империю, не теряя, а приумножая свой капитал.

Быстро выяснилось, вхождение Донбасса в состав России не входило в планы Кремля, в чем Ахметов мог убедиться лично (по информации журналиста Сергея Лещенко олигарх летал в Москву на личную встречу с Владимиром Путиным). Оставался один выход – с помощью народного протеста «провернуть» создание Донецкой народной республики и добиться большей экономической и политической независимости от Киева. Ахметову нужна была именно Украина (хоть нацистская, хоть бандеровская, хоть серо-буро-малиновая), ибо именно здесь была создана, сплетена, интегрирована во власть вся его бизнес-система.

Восстание против бандеровской хунты первоначально попытался возглавить лидер им же созданной организации «Народное ополчение Донбасса» Павел Губарев. Его искренние публичные выступления, резко контрастировали с невнятным блеянием местных властей.

Рассказывает Павел Губарев: «28 февраля 2014 я выступил перед городским советом с жёсткой речью, обвиняя хозяев „Партии регионов“ в приспособленчестве и капитулянстве, из-за чего их участь была на Майдане предрешена… Я выдвинул им ультиматум: если попытаетесь договориться с теми, кто совершил госпереворот – мы, противники майданных методов – вынуждены будем напомнить вам, что вы должны защищать интересы русских жителей Украины, выполнить принятое на Харьковском съезде, в противном случае вы как так же нелегитимны, как и захватившие власть в Киеве. По существу я высказал то, о чём думали и что чувствовали все жители Юго-Востока, речь вызвала огромный резонанс».

1 марта в Донецке проходит митинг с требованиями неподчинения местных властей столичным, в поддержку бойцов «Беркута». Основными лозунгами были: «Донбасс», «Россия», «Донецк – русский город», «Бандера не пройдёт». Взобравшись на сцену, Губарев предложил взять быка за рога и провести референдум по главному вопросу – оставаться ли Донецку в составе Украины или войти в состав Российской Федерации. Уставший ото лжи народ ахнул – ты будешь нашим «народным губернатором».

И вновь слово Павлу Губареву: «Местные власти побоялись конфликта с Киевом, и тогда мы 1 марта на митинге в Донецке создали альтернативную точку легитимности. Мы ничего не изобретали, скалькировали события в Севастополе, когда народным мэром был избран Алексей Чалый. Далее нужно было нашу легитимность укрепить, создать народные органы власти.

Сказанное в городском совете я повторил 2 марта в день первого штурма областной администрации, – в надежде, что хоть некоторые депутаты облсовета нас поддержат.

Нет, выяснилось, что депутаты собрались не для обсуждения политической ситуации и решительных действий, а для того лишь, чтобы Андрея Шишацкого, ахметовского ставленника, уволенного с поста губернатора, избрать председателем областного совета. Это всё, что в тот исторический момент их заботило…

Для видимости они приняли бессодержательное, беззубое обращение о братстве с Россией, зачитанное Александром Семёновым, соратником Александра Ходаковского. Последний был тогда в плотной спайке с людьми Рината Ахметова и всячески нам явно и неявно противодействовал. Как многие другие люди, которых я не хочу называть, поскольку они сейчас занимают видное положение в республике».

Здесь стоит отметить, что и харьковская, и луганская, и донецкая элиты отнеслись к начавшейся «революции снизу» резко отрицательно. Они ещё не знали, с кем им в итоге придётся работать (с путинской Россией или бандеровской Украиной), но были едины в одном – стремлении задушить в зародыше любой народный порыв, который угрожал их собственности. Проще говоря – им было плевать какая власть, только бы она считалась с их интересами и оставила для кормления родные вотчины. Именно поэтому в Луганске под арест попал Алексей Мозговой, именно поэтому прямо во время своего выступления Губарев был скинут со сцены организаторами акции, а через несколько дней «сдан» СБУ.

Однако даже арест «народного губернатора», не остановил подготовку к штурму донецкой облгосадминистрации. Дело приняло совсем уже нешуточный оборот, когда к процессу подготовки народного восстания, намеченного на 12 апреля, подключился из Крыма Игорь Стрелков. Поэтому Ахметов сыграл на опережение и первым пошёл на штурм Донецкой ОГА. Уже тогда, по собственному признанию Губарева, две трети донецких активистов во главе с Денисом Пушилиным и Андреем Пургиным находились на содержании олигарха.

Пушилин – бывший куратор донецкой сети «МММ». Он назвал себя заместителем «народного губернатора» Губарева и занимался финансовым сопровождением всех мероприятий будущей ДНР, получая средства как от Ахметова, так и по линии Кремль-Сурков. Деньги шли на организацию митингов, закупку еды для активистов, транспорт и оборудование.

Андрей Пургин – бессменный лидер проахметовской организации «Донецкая республика», существовавшей с 2005 года. Уже тогда Пургин выставил палаточный городок на площади Ленина в Донецке и потребовал федерализации Украины и придания русскому языку статуса второго государственного. В 2009 году организация была запрещена решением суда, но по факту продолжала свою деятельность, несмотря на давление Киева. Сильно Пургин не «светится», и даже во время массовых арестов донецких активистов со стороны СБУ в марте 2014 года, благодаря вмешательству Ахметова, избежал участи отправки в киевское СИЗО.

6 апреля митингующие захватили здание облгосадминистрации и, вывесив российские и донецкие флаги, провозгласили образование Донецкой народной республики. Флаги вешали как ахметовские активисты, так и сурковские «нашисты», не стесняясь выкладывать фото своих подвигов «ВКонтакте», чем помогли бандеровцам в пропаганде и усилении русофобии. Благодаря этим фотографиям у Киева появились доказательства массового завоза «ватников» из России, захвата ими администраций и прочей подрывной деятельности.

Русские активисты губаревского «Народного ополчения Донбасса» в свою очередь захватили здание СБУ, получив больше сотни автоматов и пистолетов.

В первую ночь существования ДНР, Ахметов приехал к зданию Донецкой облгосадминистрации «на переговоры» с Пургиным, который с самого первого дня вошёл в руководство Народного совета и стал «серым кардиналом» республики. Важной функцией Пургина стала роль связного между Киевом, Россией и Ахметовым, налаживающего контакты и ищущего компромисс между всеми сторонами. Демонизировать за это Пургина не стоит – в политике такие фигуры неизбежны и необходимы.

Захватив власть на волне антибандеровских протестов, Ахметов в дальнейшем планировал провести референдум и провозгласить независимое государство. Это давало ему мощные стартовые позиции в переговорах с Киевом и прозападными украинскими олигархами. В случае согласия с их стороны оставить ему его империю, Ахметов был готов выступить в роли миротворца, усмирить «сепаратистов» и превратить ДНР в федеративную республику в составе единой Украины. При этом Пургину отводилась роль будущего главы ДНР. Все чинно и благородно. И приехав в захваченное здание облгосадминистрации, Ахметов хотел убедиться, что процесс идёт в нужном направлении.

Олигарх предложил сформировать группу из трёх человек для ведения переговоров с МВД, чтобы не допустить штурма захваченного здания администрации. «Я буду просить, чтобы ни одного штурма не было… Донбасс – это Украина», – сказал тогда Ахметов. Итогами якобы безрезультатных переговоров он был удовлетворён, поэтому донецкая милиция так и не пошла на штурм администрации, взять которую было тогда делом нескольких часов.

11 апреля в Донецке объявился давний знакомый Ахметова премьер-министр Арсений Яценюк, глава бандеровского МВД Арсен Аваков. Их сопровождал сам Ахметов и губернатор области Тарута. Яценюк сделал сенсационное заявление – центральная власть готова к диалогу и расширению полномочий местных властей. То есть, по сути бандеровский Киев выразил готовность смириться с ДНР в составе Украины! Так Ахметов уверенно вёл свою игру, держа руку на пульсе процесса.

Но 12 апреля в события на Донбассе вмешалась люди олигарха Малофеева – Александр Бородай и Игорь Стрелков. Оба только что вышли из бури крымских событий и уже имели необходимый опыт, людей, а главное боевой настрой для повторения крымского сценария в Донецкой области.

По прибытии в Донецк Александр Бородай, пользуясь поддержкой Москвы, стал постепенно подминать под себя руководство ДНР, а Стрелков с набранной им в Крыму ротой добровольцев занял крупные донецкие города Славянск и Краматорск, где его встретило и поддержало местное ополчение.

Кто такой таинственный «Стрелок», захвативший со своими «зелёными человечками» Славянск, долгое время оставалось тайной. То ли простой военный реконструктор, то ли агент ФСБ, то ли ГРУ. Даже когда его имя вносилось в списки лиц, попавших под персональные санкции со стороны США и Евросоюза, оно было указано без даты рождения и прочей информации, поскольку никаких данных об этом не было. Постепенно туман стал рассеиваться. В основном благодаря интервью, которые лидер славянских ополченцев стал давать довольно регулярно. А после успешного отражения штурма Славянска 2—5 мая, Стрелкова знала уже вся страна. Он стал «тем самым» Стрелковым, живой легендой повстанческого движения.

Впрочем, слово ему самому: «Когда украинская власть распадалась на глазах, в Крым постоянно прибывали делегаты из областей Новороссии, которые хотели повторить у себя то, что было в Крыму. Было ясное желание у всех продолжить процесс. Делегаты планировали у себя восстания и просили помощи. Аксёнов, поскольку на него такой груз свалился, он по 20 часов в сутки работал, попросил меня заниматься северными территориями. И он сделал меня советником по данному вопросу. Я стал работать со всеми делегатами: из Одессы, из Николаева, из Харькова, Луганска, Донецка. У всех была полная уверенность, что если восстание разовьётся, то Россия придёт на помощь. Поэтому я собрал не разъехавшихся бойцов роты, набрал добровольцев. Собралось 52 человека…»

Здесь стоит сделать небольшое отступление и пояснить, что после воссоединения Крыма созданный Стрелковым крымский спецназ стал для российских властей незаконным вооружённым формированием и был вынужден сдать оружие. Сделавший своё дело «Стрелок» сразу ощутил недоброжелательность новых властей, которые по его собственному признанию рассматривали его в качестве «опасного сумасшедшего». Никакого официального статуса он не имел и держался в Крыму только за счёт личных связей с Аксёновым. В таких условиях ничего не оставалось, как уходить и по крымскому сценарию, на свой страх и риск, поддержать «Русскую весну» на Донбассе.

И вновь слово Стрелкову: «Почему Славянск? Когда мы перешли границу, у нас не было чёткого определённого плана, куда нам идти. Я понимал, что с такой небольшой группой идти на Луганск или на Донецк не имеет смысла. Это города-миллионники, в которых пятьдесят человек утонут просто. Растворятся без видимого эффекта. Сразу мной была поставлена задача для себя – найти какой-то средней величины населённый пункт. С одной стороны достаточно значимый, с другой стороны, в котором мы сможем быстро установить народную власть. Власть, поддержанную народом. А не просто захватить… Люди из местных нас встречали. Заранее, с машинами. То есть когда мы пешком вышли к трассе, нас там уже ждали.

15—17 километров мы шли маршем через границу. И вышли в условленном месте, которое заранее было подобрано теми, кто нас встречал. Соответственно был задан вопрос: где тот населённый пункт, в котором мы получим массовую поддержку? И назвали Славянск (ещё одним вариантом рассматривался Шахтёрск – авт.) Я посмотрел на карту. Конечно, это было далеко. Но выбирать особо не приходилось. Мы поехали в Славянск».

Рассказывает ополченец Дмитрий Жуков (Кедр), боец группы Стрелкова: «Небольшой фургон с трудом вместил в себя всю нашу группу – 50 человек. Около 4—5 часов мы кружили по трассам донецкой и луганской областей, объезжая посты ГАИ. Внутри фургона тесно, темно, глина на берцах высыхала и превращалась в пыль, которая стояла стеной от тряски, но было весело. Когда мы все же прибыли и стали вылезать из фургона, я чуть не подавился от смеха. Дело в том, что в фургон мы грузились ночью, и никто не обратил внимания на большую красную надпись «Новая почта».

Утром 12 апреля грузовик с бойцами и легковушка Стрелкова подкатили к старинному, потрёпанному особняку «Вилла Марии» на Железнодорожной улице Славянска. Прибывших встречал местный лидер Вячеслав Пономарёв и его ребята. Среди них были казаки, несколько участников недавнего штурма донецкой администрации, у некоторых были даже охотничьи ружья. Они с благоговением смотрели на прибывших – у всех бойцов была одинаковая экипировка, хорошее вооружение. Все сразу решили, что это – долгожданная помощь из России, те самые «зелёные человечки».

В это время мимо проезжала милицейская патрульная машина. Оба милиционера заинтересовали происходящим, но были обезоружены, закованы в собственные наручники и заперты в комнате на вилле. Им разрешили позвонить своему начальнику и пригласить его на переговоры. Начальник прибыл. К нему вышел Стрелков и попытался мирно объяснить: мы восставший народ и берём власть в свои руки. Милиция должна определиться. Либо она с народом, либо нет. Начальник милиции этого не понял и начал «выступать». Ему дали в глаз и заперли с остальными пленными.

Около семи утра, когда с выгрузкой закончили, подтянулись ещё активисты из числа местных, а из Дружковки привёл отряд бывший «афганец» Юрий Проценко (Душман). Так была сформирована группа для захвата горотдела милиции и местного управления СБУ.

На двух микроавтобусах бойцы подъехали к горотделу. Группа действовала чётко и слаженно – часть занялась штурмом, часть ушла на внешнее оцепление. Сотрудники ГОВД уже получили информацию о появлении в городе «вежливых людей» и забаррикадировались в здании.

Стрелков стоял у подъезда и командовал. При штурме был использован стандартный «грозненский» приём – сдёргивание решётки с окна первого этажа. Микроавтобус далеко не с первой попытки выдернул тросом решётку с окна, после чего бойцы проникли в дежурную часть. Был открыт огонь по окнам и поверх голов. Сам Стрелков лично забросил две химические дымовые шашки в «оружейку», выкурив оттуда двух милиционеров. Они выскочили в дежурку и открыли огонь из автомата через стекло – не целясь, «на испуг». Стрелков тоже для острастки дал очередь повыше голов. После этого оба милиционера видя, что нападавшие настроены решительно, сразу сдались. Через час было захвачено здание СБУ.

Часть местной милиции на добровольной основе вместе с бойцами комендантской роты осталась охранять общественный порядок, для чего им было выделено несколько пистолетов. Остальных милиционеров распустили по домам.

Главным итогом операции стал захват оружия. Стрелков впоследствии рассказывал: «До захвата ОВД в нашем распоряжении было 62 автомата АК-74 (52 +10, которые протащили через границу для вооружения местных), 52 пистолета (по числу бойцов «крымской роты») + около десятка охотничьих нарезных стволов и полтора-два десятка всяких гладкоствольных ружей-обрезов – у местного ополчения. Сам Пономарев бегал с учебным «Стечкиным» – добытым, действительно, в СБУ Донецка. В ОВД было захвачено около полутора сотен различных стволов (причём, некоторую часть пистолетов из «оружейки» растащили пономаревские ополченцы).

Тогдашняя городская управа придерживалась нейтральной позиции, мы её заняли без боя. Соответственно, к обеду весь город был в наших руках. Тем запасом оружия, которое было в УВД, вооружились местные добровольцы. Нас сразу стало где-то около 150 человек».

Славянск стал точкой, с которой началось распространение народной (а не проахметовской) власти на территории республики. Из города выходили небольшие отряды и свергали проукраинскую администрацию в соседних посёлках и городках. Таким образом, под контроль ополченцев перешли Краматорск, Красный Лиман, Дружковка, Семеновка, Николаевка, Северск и многие другие населённые пункты.

В расположенный рядом со Славянском Краматорск Стрелков отправил Вадима «Иловайского» (Терец), который командовал у него в Симферополе 2-й ротой батальона спецназа «Крым». Отряд «Терца» насчитывал 28 человек, среди которых были такие известные бойцы, как Александр Можаев (Бабай), Евгений Пономарёв (Динго) и Юрий Проценко (Душман).

В Краматорском ГОВД были заблаговременно предупреждены о возможной атаке и успели к ней подготовиться. Сам Краматорск, в отличие от Славянска, был куда менее активным в плане антиукраинских настроений. Большинству неплохо жилось и на Украине. Местный пророссийский актив насчитывал всего полсотни активных участников.

О выдвижении ополченцев из Славянска в Краматорск стало известно за два часа до их прибытия. Украинские активисты ходили в милицию, спрашивали, разговаривали. Их заверяли, что ГОВД не сдадут, что приняты меры, что вооружение на месте, а окна забаррикадированы мешками с песком. В итоге возле горотдела собралась целая толпа зевак и проукраинских активистов – все ждали предстоящего «концерта». Милиция внешне была готова к отпору – сотрудники были в бронежилетах, с оружием. Им в помощь возле здания выстроились ветераны-афганцы.

Когда группа «Терца» приблизилась к ГОВД им навстречу вышел начальник горотдела Виталий Колупай и местные ветераны-афганцы. Они попробовали начать переговоры, чтобы не допустить захвата ГОВД. Но разговаривать, объяснять, убеждать, не было времени – бойцы «Терца» открыли огонь в воздух и оттолкнули собравшихся со своего пути.

Зеваки отошли на территорию школы, которая стоит напротив горотдела. Снимали происходящее на камеры и телефоны. Многие возмущались, спрашивали у бойцов, что они здесь делают, это территория Украины. Им говорили в ответ, мы за Донбасс, на что люди отвечали, что Донбасс – это Украина. То есть собравшиеся явно не приветствовали все происходящее.

Но и сидевшие внутри милиционеры не горели желанием складывать свои головы за эту самую Украину. Чтобы их припугнуть и показать всю серьёзность своих намерений, стрелковцы сделали пару выстрелов по окнам на третьем этаже. Им в ответ тоже стрельнули, но ни в кого не попали.

После этого у здания ГОВД появилась группа местных пророссийских активистов, одетых в «спортивку» и вооружённых пистолетами. Эта группа сразу пошла в горотдел, а стрелковские «спецы» остались снаружи. Видимо, было рассчитано, что если милиционеры всё-таки дадут бой, то все потери должны прийтись на местных активистов, чтобы лишний раз «не светить» приезжую группу.

Решительность группы «Терца» и местных активистов сделала своё дело – личный состав ГОВД прекратил невнятное сопротивление и разошёлся по домам. А уже через пару дней почти все краматорские милиционеры вернулись на службу и продолжили работу, но уже с георгиевскими ленточками.

Спасать свергнутую украинскую власть примчались наиболее верные её сторонники – местные бандиты, вооружённые ножом и пистолетом. Их увели за здание горотдела и жёстко остудили боевой пыл. Двоих самых дерзких отправили в Славянск, «на подвал» (они так и просидели там до самого мая). Остальные быстро всё поняли и сказали – всё, мы не делаем глупостей.

После захвата ГОВД ополченцы получили 500 «стволов», сорвали украинский герб на крыше здания и подняли флаг ДНР. 23 апреля таким же образом была захвачена Краматорская администрация. На окраинах города возле военного аэродрома, на территории которого находилась военная часть и вертолёты Ми-24 и Ми-8, был установлен импровизированный контрольно-пропускной пункт.

Также под контроль ополчения перешёл крупный город Горловка, став связующим звеном между Славянском и Донецком. Возглавил местных ополченцев отставной офицер Игорь Безлер. По словам Стрелкова – яркая, харизматичная фигура, обладающая бешеной пассионарной энергией.

Официальная биография Безлера, впервые озвученная РИА Новости и получившая широкое хождение в интернете, вызывает много вопросов. Сам Безлер заявил, что он российский гражданин (с видом на украинское жительство). Однако бандеровское МВД, буквально помешанное на поиске русских диверсантов в войне на Донбассе, официально указывает в информации о розыске, что Безлер – гражданин Украины.

Украинская пропаганда упорно называет Безлера действующим подполковником ГРУ. По другой информации – он служил в ВДВ. Много неясностей и с участием Безлера в афганской и чеченской войне, учёбе в Военной Академии им. Дзержинского в 1994—1997 гг. (которая готовит кадры не десантников или бойцов ГРУ, а ракетчиков РВСН).

После увольнения в запас Безлер переехал из России на Украину. Причём не в родной Симферополь, а в Горловку, где в 2003 году получил вид на жительство, работал в службе безопасности Горловского машиностроительного завода имени Кирова. Затем несколько месяцев 2012 года занимался оказанием ритуальных услуг на коммунальном предприятии «Простор». По словам Безлера причиной увольнения стал его конфликт с бывшим мэром Горловки Евгением Клепом и его заместителем, требовавших у него взятку.

Во время выборов 2012 года Безлер занимался общественной деятельностью в команде депутата донецкого облсовета от «Партии регионов» Игоря Крыжановского. Затем работал в охранном агентстве и одновременно возглавлял местную организацию воинов-десантников.

Безлер активно участвовал в событиях по воссоединению Крыма с Россией (командуя у Стрелкова 1-й ротой батальона спецназа «Крым»), а затем был послан в Донецк. Однако восстание в Донецке началось раньше, чем планировал Стрелков, поэтому Безлер самостоятельно включился в него, участвуя вместе с губаревскими активистами в захвате здания СБУ. Правда, из-за угрозы контратаки со стороны украинской «Альфы» здание вскоре пришлось оставить.

С приходом Стрелкова в Славянск Безлер вновь получил взвод, но через несколько дней был отстранён от командования. Отношения между ним и Стрелковым стали довольно натянутыми. Оба были лидерами по натуре, а Стрелков к тому же был очень недоволен непонятной для него сдачей здания СБУ Донецка.

В итоге «Бес» самостоятельно выехал в Горловку, где организовал собственную группу и при помощи присланной Стрелковым резервной роты «Атамана» захватил город. После этого Безлер вновь прибыл в Славянск и заявил Стрелкову, что считает себя в его подчинении. На том и порешили.

16 апреля группа вооружённых автоматами и винтовками активистов «Оплота» под руководством Евгения Жилина и Александра Захарченко заняла здание городского совета в Донецке. Жилин впоследствии рассказывал: «Тогда все что-то захватывали, все надеялись, что будет, как в Крыму: обратимся к России – и всё будет хорошо. „Оплот“ была чуть ли не единственная общественная организация, которая имела силовой блок на тот момент. И мы захватили здание городской администрации и защищали его, чтобы никто не грабил».

Вскоре Жилину пришлось перебраться в Москву (где в сентябре 2016 года он был застрелен киллером), но сам «Оплот» сохранился и даже сформировал в Донецке свой батальон во главе с Александром Захарченко. Помимо здания горадминистрации, «Оплот» также занимал 7-й этаж здания Донецкой ОГА, где постоянно конфликтовал с местными активистами не желая подчиняться установленным правилам и режиму охраны.

На тот момент в Донецкой области в целом шла обычная мирная жизнь, без выступлений и революций. Местное население почти целиком поддерживало власти ДНР и стрелковцев, принимая их за «зелёных человечков», поскольку одеты бойцы были в одинаковую униформу. Люди были спокойны, считали, что все повторяется как в Крыму и скоро они получат российские паспорта.

А что же происходило в это время в Киеве?

Уже к апрелю экономическое положение на Украине резко обострилось. Майданное «правительство» оказалось не в состоянии принимать компетентные решения – никто из болтунов-националистов не умел и не хотел работать в сфере экономики или социального обеспечения. Всё пустили на самотёк. Из-за разгула преступности киевляне вынуждены были собственными силами патрулировать свои жилые районы, поскольку милиция не могла больше защищать население. Победившие майданные боевики с топорами и автоматами гордо чертили они на фасадах столичных зданий – «Мы здесь власть!»

Цены и коммунальные тарифы начали расти, в то время как надбавки к пенсиям и зарплатам бандеровское правительство решило ликвидировать. Курс украинской гривны по отношению к доллару снизился до исторического минимума, побив все мыслимые рекорды. Произошло ускорение инфляции с 0,6% в феврале до 2,2% в марте. Клиенты банков массово открывали долларовые депозиты либо просто снимали деньги со счетов.

На этом фоне подорожал бензин, продукты питания. Резко вырос спрос на товары долгосрочного пользования – люди стремились обменять дешевеющие деньги на что-то, что можно продать после кризиса. В Киеве в первом квартале 2014 года не было открыто ни одного торгового центра – они попросту не окупали себя в условиях, когда большинство их клиентов затягивало пояса потуже в надежде хоть немного отложить на «чёрный день». Люди старались меньше тратить в кафе, магазинах, ресторанах, отказывались от услуг салонов красоты и парикмахерских. Многие переставали покупать лекарства и все чаще занимались самолечением. И всё это уже на второй месяц после «Революции гидности»!

Сам Евромайдан, перестав быть нужным победившим олигархам, начал стремительно деградировать. Вся центральная часть Киева к тому времени превратилась в загаженный зоопарк – ветхие палатки, туалеты, сожжённое здание Дома профсоюзов, казаки, идеалисты, бомжи и наиболее радикальные члены «Самообороны Майдана», которые не желали ни подчиняться новой власти, ни возвращаться домой.

Под контролем этого сброда находились Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания, Главное управление градостроения киевской городской администрации, Союз архитекторов Украины, Национальная музыкальная академия, 5-й и 6-й этажи гостиницы «Днепр», 6-й и 7-й этажи Укрпрофсоюза. В Октябрьском дворце поселилась некая сотня «ястребов», которые разграбили оборудование кинотеатра и украли все, что можно было унести. Во втором корпусе гостиницы «Казацкая» бесплатно расположились некие «Патриоты Украины». Здание ПАО «Киевпроект», Главпочтамт и бывший магазин «Боско» оккупировали представители «Правого сектора»35. Также «Правый сектор»36 занял часть здания Министерства аграрной политики, которое делил с боевиками «Свободы»37, чей министр стал руководить аграрной отраслью.

Вся эта оккупированная «революционерами» недвижимость сдавалась в аренду за полцены, в ней открывались дорогие рестораны. Здесь любому «патриоту» можно было найти бесплатный ночлег, палёную водку, недорогих и нетрезвых женщин, наркотики, оружие. Майданные «лыцари» обложили данью всех близлежащих уличных торговцев, а также магазины, кафе, офисы и брокеров, сдающих квартиры в центре Киева. Все они исправно платили сотникам Майдана, чтобы их не трогали. Причём тарифы, по сравнению с теми, что ранее платили милиционерам, из-за инфляции поднялись на 30%.

Новые бандеровские власти не могли разогнать этот до зубов вооружённый и неуправляемый гадюшник. «Беркут» идти на зачистку Майдана и складывать свои головы ради тех, кто его ещё недавно убивал, отказался наотрез. Разобраться с этим расходным материалом «революции» удалось только перед празднованием Дня Независимости. Бандеровские власти объявили недавних борцов с «кровавым режимом» Януковича… провокаторами Путина (!) и выгнали с площади.

Выгоду из охватившего Украину постмайданного кризиса извлекли только его главные виновники – Пётр Порошенко, Арсений Яценюк и Александр Турчинов. Они расставили на ключевых должностях своих людей, захватили Национальный Банк, поставив под контроль зарубежные и бюджетные денежные потоки. Неплохо заработали олигархи и на обвале курса гривны, на завышенной стоимости бензина и лекарств – вся Украина была наслышана о намерениях правительства спровоцировать искусственный дефицит товара в аптеках для того, чтобы ввести «честные» цены на лекарства.

Прикрываясь националистической риторикой, майданные «патриоты» начали очередную распродажу страны. А чтобы прикрыть это невиданное национальное предательство была только одна спасительная лазейка – война. Война с донбасскими «сепаратистами», война с Россией.

Развязывая её, киевская хунта собиралась решить несколько основных задач: провести полную дерусификацию юго-востока Украины, «отжать» у донецко-луганских олигархов их активы, расчистить площадку под добычу в Донбассе сланцевого газа американскими компаниями, а заодно прикрыть собственную некомпетентность в вопросах управления и затянуть гайки прессе. На фоне борьбы с «московской агрессией» даже такие карикатурные персонажи, как Турчинов, Яценюк и Кличко без труда представали в благородном образе спасителей украинской нации и государства.

17 марта по Украине была объявлена первая волна мобилизации. А сразу после захвата пророссийскими активистами административных зданий в Донецке, Луганске и Харькове «президент» Александр Турчинов 7 апреля отдаёт приказ о начале проведения антитеррористической операции в Донецкой, Харьковской и Луганской областях. Эта дата официально считается началом гражданской войны на Украине.

Стоит напомнить, что ещё пару месяцев назад АТО против майданных фашистов собирался проводить законно избранный президент Виктор Янукович, насмерть перепугав как «оппозицию», так и послов западных стран. Запад тогда лицемерно заявил, что проведение АТО – это антиконституционно. Теперь о проведении АТО против собственных граждан объявили захватившие власть бандеровцы. Но ни одного упрёка в их адрес со стороны Запада не прозвучало. И не удивительно, ведь теперь карать предстояло не «борцов за свободу», а восставших против нацизма русских.

По разработанному плану, МВД и Национальная гвардия, под личным руководством министра внутренних дел Арсена Авакова и командующего Нацгвардией Степана Полторака, должна была взять под контроль ситуацию в Харькове. Для решения этой задачи привлекался полк спецназа «Ягуар», состоящий из профессионалов-контрактников, имеющих большой опыт обеспечения общественной безопасности. Главу СБУ Наливайченко вместе с отряд спецназа «Омега» отправили с таким же заданием в Луганск. В Донецк был переброшен отряд «Альфа». Одновременно в целях демонстрации силы пара украинских истребителей Су-27 совершила бреющий полёт над жилыми кварталами Харькова, Луганска и Донецка.

Чтобы заставить сотрудников спецподразделений выступить на стороне украинских нацистов против собственного народа, была рассказана сказка: страна у нас одна, независимо от того правительства которое было и которое пришло, и которое будет. И сегодня интересы страны поставлены на поверку – существовать Украине или нет. Бойцам внушали, что сегодня они защищают не правительство (которое кроме презрения ничего у них не вызывало), а государство, которое якобы уничтожают извне. Эта ложь сработала и операция началась.

7 апреля «Альфа» вернула под контроль оставленное без сопротивления здание донецкого управления СБУ, но идти дальше и штурмовать захваченное активистами здание областной администрации отказалась наотрез. В Луганске произошло тоже самое. Бойцы и руководство «Альфы» заявили: «Мы будем работать исключительно в рамках закона. Наши подразделения созданы для освобождения заложников и борьбы с терроризмом».

В Харькове в это время возле здания ОГА проходил 5-тысячный митинг русских активистов. Милиция не вмешивалась, толпу сдерживали только безоружные курсанты Харьковской Академии внутренних войск и бойцы военной части №3005 Нацгвардии. Но их усилий и желания противодействовать собравшимся явно не хватало – митингующие прорвали оцепление и ворвались в здание, поставив его под свой контроль. А утром 7 апреля провозгласили создание Харьковской народной республики.

Примерно в полночь в Харьков прилетел министр внутренних дел Аваков и прямо в аэропорту собрал оперативный штаб. На нём присутствовали командующий Нацгвардией, представители воинских частей гарнизона, спецназа ВСУ, Харьковской Академии, местной милиции и СБУ. Начали обсуждать детали предстоящего штурма и освобождение здания ОГА. На словах все силовики были готовы участвовать в операции – и спецназ ВСУ и СБУ, и «Беркут», и «Сокол», и милиция. Определили, что необходимо порядка 400—500 человек.

Но в 4 утра на исходное положение для штурма вышел только «Ягуар», получившие оружие курсанты Академии и бойцы воинской части №3005, всего человек 200. Аваков страшно нервничал – его приказ откровенно саботировался местными силовиками.

Решили проводить штурм этими силами. Тем более что информация о прибытии в Харьков двух полков спецназа уже разлетелась по городу и люди в основной массе предпочли уйти с площади от греха подальше. В итоге всё удалось сделать достаточно быстро. Спецназовцы заходили в здание облгосадминистрации быстро, решительно и одновременно со всех сторон. Через 20 минут всё было кончено – здание вернулось под контроль бандеровских властей, порядка 70 активистов было задержано.

Когда стало ясно, что бандеровцы победили, к зданию ОГА подтянулись и другие украинские подразделения. При этом харьковский «Беркут» сцепился с «Ягуаром», недовольный, что приезжие чужаки хозяйничают в их городе. Оба спецподразделения вместе стояли на Майдане, а теперь получалось, что «Ягуар» выступает на стороне майданных фашистов. Ситуация была настолько шаткой, что «Ягуару» пришлось взять под охрану не только обладминистрацию, но и здания милиции и СБУ, так как харьковские силовики не горели желанием выполнять приказы хунты и проливать кровь своих земляков. С целью устрашения по городу демонстративно пустили одетых в чёрную форму боевиков «Правого сектора»38 во главе с Билецким, которые всем своим видом давали понять – никаких донецких и луганских мятежей в Харькове больше не будет.

13 апреля пророссийские активисты предприняли последнюю попытку переломить ситуацию – пошли на штурм Харьковского горсовета где сидел Кернес. Тот немедленно забаррикадировался и вызвал на помощь «Беркут», который нехотя стал между протестующими и чиновниками. Однако вместо свержения Кернеса, митингующие обратились к нему с требованиями, которые городской голова с готовностью пообещал выполнить. Затем с небес грянул ливень и успокоенный народ разошёлся.

После этого на улицах города время от времени вспыхивали стычки и раздавалась стрельба, продолжались убийства и аресты активистов Антимайдана силами СБУ и МВД. В итоге, так и не дождавшись помощи от России, Харьков попал под бандеровскую оккупацию.

Несмотря на частичный саботаж со стороны украинских силовиков, первый день АТО принёс киевской хунте видимые успехи – восставших начали выбивать из захваченных административных зданий и пачками сажать в СИЗО. Никто из протестующих, за редким исключением, не собирался брать в руки оружие и воевать с киевской хунтой. Все наивно ждали проведения референдума, в то время как бандеровское зверье, уже стекалось на Донбасс для резни русских.

Поэтому появление Стрелкова в Славянске спустя несколько дней оказалось как нельзя кстати. В восставший город немедленно начали стекаться те немногие, кто уже понимал реальное положение дел и был готов защищать своих женщин и детей не референдумами и выдвижением требований украинским властям, а оружием. Именно в Славянске бандеровцы впервые встретили реальное, жёсткое вооружённое сопротивление и немедленно начали перебрасывать к городу наиболее надёжные подразделения, усиленные бронетехникой и авиацией. Славянск быстро стал самой «горячей» точкой Украины.

Ближайшей к зоне АТО воинской частью оказалась 25-я воздушно-десантная бригада из Днепропетровска. Она считалась одной из лучших украинских бригад, некоторые её офицеры прошли стажировку в центре подготовки американских «зелёных беретов» Форт-Брэгг. Также бригада участвовала в совместном учении с американскими десантниками 82-й воздушно-десантной дивизии на Ровенском полигоне. И она же была единственной из всех бригад украинских ВДВ, которая пару раз реально была десантирована вместе с техникой парашютным способом. Первоначально десантники готовились подавлять в рамках АТО мятеж в Киеве, но государственный переворот изменил цель операции – вместо бандеровского Киева им стал русский Донбасс.

Под Славянск перебрасывались и другие армейские подразделения: львовская 24-я механизированная бригада, 95-я аэромобильная бригада, отряды «Правого сектора»39 и Нацгвардии. В небе над городом появились украинские боевые вертолёты Ми-24. Причём две машины имели белую окраску ООН (ранее они участвовали в миротворческих операциях украинского контингента и не успели перекраситься), что вызвало международный скандал, умело раскрученный российскими СМИ.

В ночь с 12 на 13 апреля на заседании СНБО Украины было принято решение о проведении в Славянске антитеррористической операции, которая началась утром 13 апреля в Вербное воскресенье. Украинские спецназовцы получили приказ освободить захваченные «сепаратистами» административные и милицейские здания Славянска, а глава МВД Арсен Аваков обратился к жителям с призывом уйти из центра города, не выходить из квартир и не подходить к окнам.

По плану семь бронемашин с десантниками 25-й бригады направлялись в Славянск с целью принять с «вертушек» на заброшенном аэродроме ДОСААФ десант «Альфы» и вместе с ними зачистить город. Однако колонна десантников, под личным руководством командующего ВДВ полковника Александра Швеца, остановилась перед въездом в город, в лесу возле Семёновки. Пока военные ожидали сигнала, по словам очевидцев, «сепаратисты подошли к лесу и заблокировали выезд».

Руководство СБУ пыталось убедить Швеца в необходимости начать операцию. Однако тот, ссылаясь на отсутствие команды из Минобороны, продолжал стоять на месте и тянуть время. В результате на рекогносцировку в Славянск отправились только руководители операции под охраной бойцов «Альфы».

В это время Стрелков получил известие, что в районе Семёновки и аэродрома ДОСААФ появились украинские военные, какой-то спецназ. И выслал туда разведгруппу на автомашинах во главе с «Ромашкой» (Сергей Журиков) и «Абвером» (Сергей Здрилюк). Следуя по дороге, они натолкнулись на колонну из трёх иномарок, в которых ехало руководство СБУ.

Вспоминает находившийся в колонне заместитель председателя СБУ Виктор Ягун: «В тот трагический день 13 апреля около девяти часов утра мы, сотрудники центрального аппарата совместно с руководством донецкой областной милиции, проводили рекогносцировку, готовились к антитеррористической операции. В восьми километрах от Славянска остановились пообщаться с жителями села Семеновка. В том месте стояло много машин – и гражданских, и боевых. Люди уверяли нас, что в Славянске оружия нет, что тут, дескать, только мирные демонстранты. В это время подъехала группа мужчин в гражданской одежде, которые, как стало понятно позже, доложили террористам о вип-машинах. Через несколько минут раздались выстрелы».

На месте обстрела остались две искорёженные машины. Третья выехала с места боя на простреленных колёсах. Погиб спецназовец «Альфы» капитан Геннадий Биличенко, тяжёлое ранение получили командир «Альфы» полковник Кузнецов, полковник СБУ Куксу и сотрудник МВД Селихов. При этом находящиеся неподалёку украинские десантники даже не поддержали СБУшников огнём. Только один БТР дал залп в воздух.

Позже СБУ опубликовало перехват телефонных разговоров Стрелкова с Бородаем, сделанных в тот же день:

Стрелков: Привет. Алле?

Бородай: Да. Как у вас обстановка?

Стрелков: Ну, смотри, первую атаку мы отбили. Вот. Налетели они на наш, этот самый, заслон. Понесли большие потери. Понесли большие потери. Мы не знаем кто, даже кого мы покрошили, но кого-то серьёзного. Вот.

Бородай: Я понял. Отлично. Значит, смотри – к вам сейчас выдвинется из Луганска… Кто с боевым опытом, те и выдвинутся.

Стрелков: Хорошо. Пусть выдвигаются, но учти все дороги перекрыты. Им придётся с боем прорываться.

Бородай: Я знаю. Но они собьют хотя бы их посты.

Стрелков: Ага. Сейчас информация нужна. Информация, кого мы покрошили. Покрошили очень серьёзную группу. Очень серьёзную. С какими-то очень серьёзными весовыми людьми… Мои ребята отработали просто на пятёрочку с плюсом…

В тот же день Стрелков общался и с Константином Малофеевым. Тот велел Стрелкову доложить о произошедших событиях Аксёнову и информировал его более точно – в результате нападения ранен глава Антитеррористического центра СБУ.

Спецназ «Альфа» при поддержке нескольких БТР в это время занял два блокпоста на въезде в Славянск со стороны Краматорска и Харькова. Их защитники, не ввязываясь в бой, подожгли сваленные у баррикад покрышки и отошли. У людей не было ни боевого опыта, ни оружия, чтобы воевать с украинским спецназом. Итог первого дня штурма Славянска для украинских сил – убитый офицер «Альфы» и 9 раненых.

В тот же день под Славянском ополченцами был захвачен грузовик «КрАЗ», полностью груженный боекомплектом к РСЗО «Град». Никто не верил диким предположениям, что киевская хунта применит такое оружие против мирных жителей, но сам факт появления «Градов» на Донбассе настораживал.

14 апреля в Славянске были отменены занятия в школах, детсадах и других детских учреждениях. К зданию горсовета подошло обещанное Бородаем подкрепление: «КамАЗ» без номеров, с бойцами вооружённых пулемётами, гранатомётами и автоматами. Ополченцы оборудовали на окраинах города блокпосты, укрепили огневыми точками и мешками с песком здание и крышу горсовета. Очень не хватало оружия – блокпост на комбикормовом заводе имел всего два пистолета, один автомат, несколько охотничьих ружей и 3—4 ящика бутылок с «коктейлем Молотова». Однако даже в таких условиях стрелковцы не бездействовали.

В районе автозаправки БЗС под личным руководством Стрелкова была разоружена группа разведчиков 25-й воздушно-десантной бригады в количестве 25 человек. Большим успехом стал захват колонны пограничников сопровождаемой группой офицеров спецподразделения «Сокол». Колонна по ошибке приехала прямо на блокпост ополченцев и была разоружена. Бойцы отпустили пленных, оставив себе милицейскую автомашину, оборудованную спецсигналами и специальную передвижную станцию космической связи на базе автофургона «Рено». Правда, из-за отсутствия специалистов воспользоваться ей не смогли.

Зато очень успешно работала легковая спецмашина радиоперехвата СБУ, которую захватили в Краматорске. Её экипаж добровольно перешёл на сторону ополчения и занимался перехватом переговоров украинской стороны.

17 апреля стрелковцы захватили гору Карачун, на которой располагался телерадиопередающий центр с 222-метровой мачтой, и начали вещание российских каналов на Славянск, Краматорск, Горловку и Макеевку. В тот же день был обстрелян украинский вертолёт Ми-8, который разбрасывал над городом листовки с текстом Женевских соглашений о прекращении огня всеми сторонами.

Но пока все события проходили под флагом того, что обе стороны хотели убедить друг друга в правоте своих действий и крайне осторожно подходили к применению оружия. Ополченцы не трогали украинские блокпосты, отпускали захваченных пленных. Армейцы и десантники, в отличие от Нацгвардии, СБУ и МВД, также не проявляли агрессии. Украинская сторона очень осторожно себя вела, шаг за шагом прощупывала, как себя поведёт Россия.

На этом фоне 17 апреля участники переговоров в Женеве (Россия, ЕС, США и бандеровская Украина) одобрили текст заявления по ситуации на Украине. Россия в тот момент диктовала все условия, на Западе со дня на день ожидали русского блицкрига и неизбежного воссоединения Украины с Россией. Помешать этому Запад мог только санкциями и политическим давлением, но никак не военной силой.

Однако для России картина в тот момент была уже несколько иной. За предшествующий месяц (с момента воссоединения Крыма до встречи в Женеве) Вашингтон провёл большую комплексную работу с Москвой по всем каналам и направлениям. В результате к Женевской встрече со своими западными «партнёрами» Россия подошла совсем не в том боевом задоре, что наблюдался буквально месяц назад.

Начало принуждения российской элиты к миру было положено 17 марта, когда президент США Барак Обама ввёл персональные санкции против ряда российских должностных лиц в виде замораживания их банковских счетов, ареста имущества и отказа в выдаче въездных виз. В тексте также упоминалось право секретаря казначейства дополнять список по согласованию с госсекретарём. Среди тех, кто попал под санкции – председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, вице-премьер Дмитрий Рогозин, помощник президента Владислав Сурков и советник президента Сергей Глазьев.

20 марта список расширили, а также ввели санкции против банка «Россия», названного «личным банком высокопоставленных должностных лиц Российской Федерации» и крупных российских бизнесменов, которых сочли связанными деловыми отношениями лично с Путиным (глава «РЖД» Владимир Якунин, олигархи Тимченко, Ковальчук и братья Ротенберги).

В конце марта США приостановили сотрудничество с Россией в сфере борьбы с наркотиками, а также прекратили выдачу американским компаниям лицензий на экспорт в Россию «потенциально опасной (оборонной) продукции».

27 марта Генеральная Ассамблея ООН принимает резолюцию №68/262, посвящённую вопросу территориальной целостности Украины. В ней Запад объявил недавний референдум в Крыму не имеющим законной силы, вновь откровенно и цинично продемонстрировав двойные стандарты. Как оказалось для западной демократии волеизъявление народа значило только тогда, когда оно было направлено против России, вроде кровавого дебоша в Киеве. Когда же народ в Крыму демократично и без подтасовок выступил за Россию – демократия была цинично отменена в пользу принципа целостности украинского государства.

Из 193 государств-членов ООН за антироссийскую резолюцию проголосовало 100, против – всего 11, воздержалось – 58, а 24 не голосовали вообще. Расклад сил оказался явно не в пользу Москвы. Весьма влиятельные в мире члены БРИКС предпочли воздержаться. Так же поступили большинство из 47 государств Чёрной Африки, при этом 16 из них поддержало Киев. Из азиатских и восточных государств в поддержку резолюции выступили Саудовская Аравия, Катар, Йемен, Бутан, Япония и Турция. Среди стран бывшего СССР против России проголосовали Азербайджан, Молдавия, Грузия и Украина. Так же поступили все 28 стран Европейского Союза. К счастью для России, резолюции Генеральной Ассамблеи имели только рекомендательный характер и не являлись обязательными для выполнения.

2 апреля США заморозили ряд проектов с Россией в рамках двусторонней президентской комиссии, некоторые направления сотрудничества по линии правоохранительных органов, а финансирование на их реализацию переадресовали Украине. На следующий день были приостановлены консультации с Москвой по противоракетной обороне, а также сотрудничество в космической сфере за исключением проекта Международной космической станции и ряду проектов в области мирного атома.

7 апреля США прекратили сотрудничество с Россией в рамках программы Нанна-Лугара, а также закрыли доступ российским гражданам к объектам Министерства энергетики, включая Брукхейвенскую национальную лабораторию и Фермила.

Санкции были введены и против отдельных российских предприятий. Концерну «Алмаз-Антей» закрыли для продажи его ракетных комплексов рынки Европы, Канады, США, Японии и Австралии (при том, что концерн никогда и не продавал туда никакой продукции, не получал никаких важных компонентов и не имел имущества). «Роснефти» запретили без сотрудничества с американскими компаниями реализацию своих шельфовых проектов в Арктике. При этом «Роснефть» могла спокойно продавать свою добытую нефть в США. Канада внесла в санкционный список «Газпром», у которого на канадской земле никогда не было никаких проектов и интересов.

Были введены санкции в отношении семи представителей руководства Крыма и компании «Черноморнефтегаз». Европе было запрещено выдавать визы российским гражданам с крымской пропиской, осуществлять какие-либо инвестиции в Крым и сотрудничать с крымскими предприятиями.

Однако европейцы эти санкции благополучно саботировали – крымчане продолжали спокойно посещать Европу, а все европейские инвестиции в Крым теперь шли через материковые российские предприятия.

Больше всего досталось российским банкам, которым разом перекрыли дешёвый западный кредит. В результате банк «Россия» за первый месяц санкций потерял 12,6 млрд. рублей, в панике выведенных физическими и юридическими лицами. Банку не помогла даже личная помощь Путина и открытия им рублёвого счета. Блокирование же карт «Виза» и «Мастеркард» показало, что вся банковская система России отключается по щелчку из Вашингтона.

9 апреля к травле России подключилась ПАСЕ, которая приняла резкую резолюцию, в которой решительно осудила российскую «агрессию» и «аннексию» Крыма. Делегация России была лишена права голоса и исключена из всех руководящих органов ПАСЕ до конца года.

Прочитав вышеперечисленный список, читатель наверняка пропустил очень важный момент – ни одной реальной санкции против государства Россия введено не было! Если сравнить «санкции» в отношении России с санкциями, которые США в своё время ввели против Ирана, Ирака или КНДР, наблюдается поразительная разница. В отношении России Вашингтон бил очень избирательно – по отдельным представителям российской «элиты», сферам совместной деятельности, секторам экономики и предприятиям. При этом американский экспорт в Россию не только не уменьшился, но продолжал расти. Говорить о каком-то серьёзном воздействии западных санкций на российскую экономику нельзя абсолютно. И, тем не менее, они до сих пор остаются главной темой российских СМИ. Почему?

Во-первых, удар западных санкций, оказался неожиданно эффективен, поскольку для него внутри России имелась мощная точка опоры – полностью прозападный либеральный экономический блок. Не случайно персональные санкции распространились на ближайшее окружение Путина и его администрацию, но не тронули либеральный клан министров-экономистов. Таким образом, Запад послал своим агентам влияния чёткий сигнал – ваши капиталы у нас в руках и в любой момент вы можете их лишиться, если не будете делать, что вам говорят.

И либеральные экономические фундаменталисты сделали всё, чтобы мизерный потенциал санкций как можно больнее ударил по России. Первым присоединился к санкциям против собственной страны Сбербанк России, отказавшись открывать свои филиалы в «оккупированном» Крыму. Полная дикость – крупнейший системообразующий банк страны отказывается работать на своей собственной территории из-за запрета иностранных государств!

Будучи членом ВТО, Москва после 22 февраля 2014 года имела все основания приостановить своё членство в этой организации и сбросить петлю экономической удавки, но так и не сделала этого. Вместо этого Владимир Путин на заседании Совета законодателей в Санкт-Петербурге 27 апреля 2015 года лишь посетовал, что российская экономика из-за санкций недополучила порядка 160 млрд. долларов.

Во-вторых, никакой Крым не отменял продолжающееся системное загнивание России от либерально-сырьевой модели экономики. Необходимо напомнить, что экономический кризис и паническое бегство капиталов начались в России ещё до победы Майдана и введения экономических санкций – в январе 2014 года. И введённые Западом санкции дали прекрасный повод российским властям списать на проклятого Обаму все свои провалы в экономике, рост тарифов ЖКХ, воровство бюджетных средств и так далее.

В-третьих, Кремль занервничал, ибо осознал, что столь избирательные точечные санкции преследуют вполне реалистичную цель – российские олигархи, большой бизнес, должны своими руками свергнуть Путина, как это сделали их украинские коллеги. Не случайно также 21 апреля 2014 года было озвучено намерение президента Барака Обамы назначить новым послом США в России специалиста по «цветным революциям» Джона Теффта.

При этом Вашингтон чётко дал понять: никакой торг по поводу снятия санкций, никакой «размен» (например, Донбасс на Крым) невозможен в принципе. Америка – это не то государство, которое можно заставить пересмотреть своё решение шантажом. Когда Тегеран по требованию американцев отказался от своей ядерной программы – санкции были немедленно сняты. И весь мир это видит и понимает, если попал под американский пресс – остаётся только уступить. Почему же в отношении России должно быть иначе?

Какое то время в Москве питали надежду на экономическую и политическую поддержку со стороны Китая. Но как справедливо заметил известный предприниматель Дмитрий Потапенко: «Всем, в общем-то, мы фиолетовы!»

В ходе всех голосований в Совбезе ООН и Генассамблее ООН по вопросам Крыма и конфликта на Украине Китай неизменно воздерживался. Де-юре Китай не присоединился к санкциям против России, но де-факто ввёл их, отказавшись сотрудничать с крымскими предприятиями, уклоняясь от выдачи кредитов российским банкам. Товарооборот между Россией и Китаем за 2014—2016 годы рухнул на треть, хотя Москва рассчитывала на его значительный рост. Более того, пользуясь экономическими и международными проблемами России, китайские экономические субъекты ещё более ужесточили переговорные позиции со своими российскими партнёрами. Таким образом, ни по Крыму, ни по Сирии интересы России и Китая совершенно не совпадают.

Сам Путин, полностью отдав экономические и внутриполитические вопросы в руки либеральной пятой колонны, демонстрировал откровенное непонимание сложившейся ситуации. На прямой линии с народом 17 апреля 2014 года он успокаивал население России, что никакого падения цены на нефть ниже 85 долларов быть не может – это дескать экономически невыгодно Западу и саудовским нефтяным монархиям. Выразил надежду на помощь ОПЕК, где якобы имелось много российских сторонников, не верил в рентабельность добычи в США сланцевого газа и нефти. Все эти прогнозы один за другим рухнули в этот же год.

Ещё в 1970-х годах Збигнев Бжезинский обосновал так называемую стратегию «уязвимых мест», суть которой заключалась в выявлении слабостей потенциального противника и превращения их в серьёзные проблемы. Это позволяло отвлечь основные силы врага от реального противоборства с США и заставить его сосредоточить все ресурсы на разрешении собственных растущих затруднений.

Выявление и уточнение «уязвимых мест» СССР было возложено на ЦРУ США во главе с Уильямом Кейси, который привлёк к работе видных учёных-экономистов, а также специалистов из делового мира, имевших реальный опыт бизнес-войн с конкурентами. В результате широкомасштабной аналитической работы были определены и системно изучены «уязвимые места» СССР в политической, экономической, идеологической и иных областях. Была сформирована стратегия провоцирования финансово-экономического банкротства советского государства, предусматривающая организацию резкого снижения доходов в бюджет СССР от внешней торговли в сочетании с существенным ростом расходов на разрешение организуемых извне проблем.

Американцы сами поспособствовали тому, что доля экспорта топлива и электроэнергии СССР за период 1950 по 1985 год в процентном отношении выросла почти в 13 раз (с 3,9% до 50,2). При этом доля сырой нефти в этом экспорте была увеличена с 10 до почти 70%! СССР начал захлёбываться от потока нефтедолларов. Но вместо вложения их в отстающие отрасли хозяйства, увеличил импорт западной продукции и товаров. За эти же годы наблюдается падение доли советского экспорта продовольственных и промышленных товаров, текстильного сырья и полуфабрикатов с 37,2 до 5,8%. Это привело не только к разбазариванию полученной прибыли (вся она вернулась обратно на Запад), но и росту внешнего долга.

«Доведя клиента до кондиции», в 1985 году американские и саудовские элиты в результате совместного сговора обрушивают мировые цены на нефть сразу в 4 раза! Это не могло экономически убить СССР (доля нефтедолларов составляла порядка 10% бюджета страны). Но в сочетании с горбачёвской «Перестройкой», войной в Афганистане, блефом «Звёздных войн» и усиливающимися антиправительственными выступлениями в Польше, Венгрии, Румынии и других странах соцлагеря, нанесло экономике и политическому строю СССР тяжелейший удар.

Технология так называемой «сырьевой горки» (взлёт и падение цен на нефть) в 2014 году была применена и к России. Пока российский президент уверял общество в незыблемости мирового нефтегазового рынка, Запад уже всё подготовил для его обвала. США в значительной степени регулировали мировой спрос и предложение, накопили огромные нефтяные запасы, организовали крупномасштабную сланцевую добычу нефти и газа на своей территории.

Можно согласится со скептиками «сланцевой революции». Действительно, сланцевая нефте- и газодобыча США не приносит реальных доходов с 2009 года. При этом уровень урона, наносимого местным и федеральным трассам от сланцевой добычи огромен. Так, налоги на добычу сланцевого газа в Арканзасе принесли всего 182 млн. – сумма дорожного ущерба в это же время составила 450 млн. Объем компенсационных сборов за выбросы в окружающую среду в Пенсильвании в 2012 году составили 204 млн. долларов – при том, что объем ущерба, нанесённого дорогам, превысил 3,5 млрд! «Великая сланцевая нефтедобыча» США с финансовой точки зрения действительно провальное мероприятие.

Но ведь перед мировыми финансовыми паразитами маячил куда более солидный куш – Россия и её 20% мировых природных ресурсов. Ради этого можно было и потерпеть, тем более что миллиарды долларов на сланцевую добычу ничего не стоило допечатать. К тому же американцам удалось снизить себестоимость сланцевых углеводородов в 2—2,5 раза за счёт улучшения технологии добычи. Переработка и продажа попутных газов (гель, аргон, акриловые волокна) также приносила американским корпорациям определённые прибыли. В итоге к 2014 году США (пусть и на короткое время) превратились в одну из ведущих мировых энергетических держав, выйдя по добыче природного газа на первое место в мире, потеснив многолетнего лидера – Россию.

Саудиты и ОПЕК, вместе с которыми Россия рассчитывала отстоять перед США общность интересов, с удивлением обнаружили, что американцы своим сланцевым газом и нефтью поломали всю сложившуюся систему ценообразования. Если раньше ведущие нефтяные игроки могли снизить добычу и дождаться повышения цен на энергоносители, то теперь США беспрерывно выбрасывали на рынок недостающую нефть (как со своих сланцевых месторождений, так и с территории контролируемого ими ИГИЛ40 и ими же разрушенной Ливии). Ещё больше удешевило мировую нефть снятие американских санкций с Ирана.

Когда в ОПЕК опомнились и в свою очередь стали наращивать добычу, было поздно – мировая цена на нефть в 2014 году упала в два (!) раза, а доля Саудовской Аравии в мировом нефтяном рынке сократилась с 17 до 14%. Таким «энергетическим сверхдержавам», как Нигерия, Алжир, Венесуэла, Россия и Мексика падение цен на нефть и вовсе сулило безрадостное будущее. Мировое лидерство в нефте- и газодобыче по планам глобалистов должно было остаться только за четырьмя странами – США, Саудовской Аравией, Кувейтом и Китаем.

Подсаженная на нефтегазовую иглу российская экономика, отрезанная санкциями от дешёвых западных кредитов, начала скрипеть и разваливаться. Пришло время платить за деиндустриализацию, за упущенные «жирные годы» высоких цен на нефть и 14-летний пиар «с вставанием с колен». По итогам 2014 года Россия оказалась единственной из нефтедобывающих стран, у которой обвал цен на нефть привёл к обвалу национальной валюты. Медленно, но верно наша Родина доводится до состояния предвоенного Ирака 1992—2003 годов, когда измученному многолетней блокадой и санкциями государству, с полуразваленной экономикой, уже не помогает никакая нефть и газ.

На той же прямой линии 17 апреля 2014 года президент Путин, впервые после своих заявлений от 4 марта, обозначил официальную позицию России по украинскому кризису. Вновь напомнив о предоставленном ему праве использовать российские вооружённые силы на территории Украины, он тут же признал незаконно свергнувшую президента Януковича Верховную Раду легитимной и согласился на допуск в Крым миссии ОБСЕ. Таким образом, Россия принципиально отказывалась от силового решения украинской проблемы, официально признавала «кровавого пастора» Турчинова, а допуская «заклятых друзей» из ОБСЕ на свою территорию фактически признавала за Западом право на высший арбитраж в сфере своих национальных интересов.

Пока Путин был на прямой линии с народом в Москве, глава МИД России Сергей Лавров в Женеве открыто «сливал» проект «Новороссия», вызвав шок западных политиков и журналистов. Итоговое соглашение призывало все противоборствующие стороны освободить захваченные здания, сложить оружие и сесть за стол переговоров. Лавров пять (!) раз подчеркнул, что кризис на Украине должен быть преодолён самими жителями этой страны.

При этом из Москвы в восставший Донбасс поступила жёсткая команда – убрать российские флаги. Весь март они пестрели над административными зданиями Донецка и Луганска, Славянска и Мариуполя, Старобельска и Свердловска… и вдруг эта шокирующая команда из Москвы. Поднятие триколора стало приравниваться едва ли не к измене. Ополченцы могли поднимать флаги ДНР, ЛНР, Абхазии, Осетии. Хоть Китая или Индии. А свой, родной, российский флаг запретили…

Однако на Западе из «слива» Новороссии и отказа России от силового решения украинской проблемы сделали совсем иные выводы, чем хотелось бы нашему руководству – введённые против Кремля точечные санкции дали первые плоды. Глобалисты и западные элиты отлично изучили природу и психологию российской «аристократии»: ничего не делать, не трудиться, получать лёгкие газовые и нефтяные деньги, ничего не меняя. И Кремль полностью оправдал эти расчёты, пойдя по самому худшему варианту противостояния, своими руками уничтожая возможность для своей победы.

Закулисные договорённости подразумевали невмешательство России в ситуацию в Новороссии и отказ от какой-либо помощи «сепаратистам». Более того, судя по дальнейшим действиям в течение 2014 года, Россия обязалась поддержать находящуюся на грани дефолта бандеровскую Украину в финансовой и энергетической сферах. Делалось это конечно не ради мнимой заботы об украинском народе, а с целью поддержания украинской экономики на плаву, чтобы киевская хунта могла выплачивать Западу свои огромные внешние долги. Робкие призывы Путина к западным «партнёрам» разделить финансовое бремя поддержки Украины, вызвали у них только раздражение.

Запад жёстко настаивал на соблюдении Женевских договорённостей и грозил новыми санкциями, если ситуация не нормализуется. И в Лондоне, и в Вашингтоне дали понять, что пункт о разоружении незаконных формирований и освобождении административных зданий относится только к пророссийским активистам. А неожиданное обострение противостояния (начало героической обороны Славянска) трактовалось Западом, как невыполнение Москвой условий договора.

В результате, Женевские соглашения вместо разрядки в международных отношениях обернулись для России началом показательной порки. Запад начал отыгрываться за своё публичное унижение Крымом. Что-что, а бесконечно гнуть хребет давшего слабину противнику там умели.

На следующий же день после Женевы Обама и Меркель потребовали от России вывести войска с территории Украины (а значит и Крыма) и пригрозили новыми санкциями. Осмелевшая киевская хунта, почувствовав неуверенность Москвы, открыто начала формирование карательной группировки для войны с восставшим населением Донбасса и «русскими диверсантами». Причём с первых дней конфликта в её состав была привлечена армия, что прямо противоречило Конституции страны.

Теперь самое время подробнее рассмотреть состояние вооружённых сил Украины весной 2014 года, ибо именно они вынесут на себе основную тяжесть войны, прославившись как отдельными проявлениями стойкости и мужества в боях, так и повальной трусостью, пьянством и военными преступлениями, убийством беззащитных женщин, стариков и детей.

После развала СССР, Украина получила в наследство четвертую по мощи армию в мире (после США, России и Китая). Почти 800 тысяч человек, 14 тысяч танков и бронированных боевых машин, 7200 артиллерийских систем, более 500 кораблей, 1100 боевых самолётов, более 1000 единиц тактического ядерного оружия и 176 межконтинентальных баллистических ракет! Кроме того, в момент распада СССР на территории Украины располагались тыловые склады трёх мощных военных округов второго стратегического эшелона.

Новые власти «самостийной» Украины очень удачно воспользовались этим советским наследством – армия быстро превратилась в неиссякаемый источник пополнения карманов разнокалиберного жулья. Уже в конце 1991 года Леонидом Кравчуком был создан так называемый «Коммерческий центр» при министерстве обороны Украины. А затем – Государственная компания «Украинский дом», которая, в нарушение законов Украины, получила право торговать оружием и имуществом военных. А это миллионы единиц стрелкового оружия, бронетехника, спецтехника, автомобили, ремонтно-механические базы и целые заводы, дома отдыха, пансионаты, пионерлагеря, закрытые санатории, другие подобные заведения.

Ещё одним «Клондайком» стали стратегические склады и базы, под завязку забитые горюче-смазочными и строительными материалами, обмундированием, огромным количеством запаса продовольствия и прочими дефицитными вещами, которые на тот момент просто исчезли из продажи. Всё это богатство было рассчитано на 10-миллионную мобилизационную армию, которую планировали сформировать в случае войны. В общей сложности на складах хранилось добра на 90 миллиардов долларов!

По данным Лондонского института стратегических исследований только в первые три года независимости, Украина распродала за рубеж вооружений на фантастическую сумму в 32 млрд. долларов. Правда до государственного бюджета эти миллиарды дошли в очень урезанном виде. В результате за 23 года безудержного воровства некогда современная и грозная армия превратилась в деморализованный коллектив по обслуживанию еле ползающего металлолома. Уже президент Ющенко признавал, что армии Украины фактически нет.

Об этом же говорил в 2011 году и глава Комитета Верховной Рады по вопросам безопасности и обороны Гриценко: «Сегодня в ВСУ нет ни одного боеспособного батальона, ни одной боеспособной эскадрильи, в армии ныне 22 тысячи вакантных должностей, на которые никто не желает идти. Офицеров нижнего и среднего звена не хватает. Командир части получает чуть больше кассира в супермаркете». Зато украинская армия имела целых 450 генералов!

При Януковиче весной 2013 года украинское правительство утвердило пятилетнюю программу оптимизации и повышения боеготовности вооружённых сил – по сути дальнейшее сокращение, разворовывание и попытку перехода того что останется на стандарты НАТО. При этом часть офицерского состава проходила стажировку в частях НАТО и обучалась иностранными инструкторами и советниками. Среди них – командир 95-й аэромобильной бригады Михаил Забродский, окончивший Колледж Командования Армии и Объединённого Командования начальников штабов в США. В Харькове была открыта школа по подготовке сержантов. Украинские контингенты активно участвовали в миротворческих и карательных операциях США и ООН в Африке, Ираке, Афганистане и Косово. И всё же общее техническое состояние и военная подготовка ВСУ оставались на очень низком уровне.

Всерьёз обсуждался вопрос о массовом списании основного украинского танка Т-64 и разделке их на металл с западной помощью. Полностью прекратился призыв на срочную службу. Дальнейшее комплектование должно было производиться исключительно на контрактной основе. Миллиарды, выделяемые на военную реформу, тут же «пилились» и выводились за рубеж. Военный бюджет Украины в предвоенном 2013 году оценивался всего в 2,4 млрд. долларов (для сравнения, Россия – 68 млрд., Польша – почти 10 млрд.). 80% этого нищего бюджета шло только на материальное содержание личного состава.

На более-менее достойном уровне удалось сохранить только 25-ю воздушно-десантную и 95-ю аэромобильные бригады, 501-й батальон морской пехоты и иррегулярные бандформирования националистических организаций. Вся остальная армия сокращалась, спивалась и погибала. Крупных учений не проводилось, оставшаяся со времён распада СССР военная техника распродавалась по всему миру либо ржавела на базах хранения.

Первые попытки вывести из казарм войсковые части начались ещё в начале марта 2014 года, когда Крым стремительно уходил в состав России и бандеровское руководство отдало приказ перевести армию в режим готовности «полная». Боевые машины не заводились, произошёл ряд аварий и пожаров, связанных с отказом вконец изношенной техники. У 17-й танковой бригады в Кривом Роге 20 марта сгорело сразу семь танков. Из всей армии способными хоть как-то передвигаться и выполнять боевые приказы оказались не более 5—6 тысяч контрактников. В Крыму практически полностью был потерян флот, местные подразделения МВД, СБУ и 13-тысячная армейская группировка, подавляющая часть которой перешла на сторону России.

Ситуацию усугубляла постреволюционная кадровая чехарда в военном ведомстве. Первоначально исполняющим обязанности министра обороны бандеровской Украины стал уполномоченный Верховной Рады генерал-полковник Владимир Замана. Спустя несколько дней его сменил усиленно налегающий на горилку адмирал Игорь Тенюх, затем генерал-полковник Михаил Коваль, который последние 10 лет проработал на кадрах в пограничной службе. В начале марта были уволены сразу три заместителя министра обороны, выступавшие против придания бандитам «Правого сектора»41 статуса регулярных военизированных подразделений. В армейские части были срочно направлены «комиссары Евромайдана», которые получили полномочия контролировать действия командиров всех уровней. 17 марта была проведена первая волна мобилизации, давшая порядка 30 тысяч человек, из которых примерно треть сразу же разбежалась. Оставшихся направили на укомплектование армейских бригад и частей Нацгвардии.

Готовились к возможным боевым действиям и ВВС Украины. В момент распада Советского союза на территории УССР находилось 4 воздушные армии, 10 авиационных дивизий, 49 авиаполков, 11 отдельных эскадрилий, учебные и специальные учреждения и заведения. Всего около 600 воинских частей. По количественному показателю ВВС Украины весной 1992 года прочно занимали четвёртое место в мире и первое в Европе (с учётом того, что часть российских ВВС находилась на Дальнем Востоке).

Однако годы независимости привели к катастрофическому одряхлению украинской авиации. После развала СССР на Украине не оказалось ни одного КБ, ни одного серьёзного авиазавода, производившего боевые самолёты. Все они производились в России и частично в Грузии. Поэтому никакой новой авиационной техники за постсоветский период ВВС Украины так и не получили. Только один истребитель МиГ-29 и 10 штурмовиков Су-25 прошли модернизацию. В результате к 2013 году численность ВВС сократилась со 120 до 36 тысяч человек, а от 2800 летательных аппаратов различного назначения осталось чуть более 600.

Самым мощным среди имевшихся у Украины типов самолётов был бомбардировщик Су-24. В наследие от СССР Украина получила сразу восемь авиаполков, имевших на вооружении 210 Су-24 и Су-24М, а также 35 разведчиков Су-24МР. Их немедленно выставили на продажу. Однако Су-24 машина достаточно сложная и дорогая в эксплуатации, поэтому экспортного успеха они не имели (только один самолёт удалось продать в Эстонию и то, как музейный образец).

Естественно, что у Украины не было ни денег, ни военной необходимости содержать в строю столько бомбардировщиков. Поэтому все старые машины стали массово списываться, а более «молодые» – ставиться на хранение. В итоге к зиме 2014 года оставшиеся в строю 16 Су-24 были собраны в составе 7-й бригады тактической авиации на аэродроме «Булат» в Староконстантинове (ещё 52 машины оставались на хранении).

Положение бригады было плачевным – немногие оставшиеся лётчики были вынуждены поддерживать «лётную форму» на трёх стареньких L-39С «Альбатрос». С развитием крымского кризиса в авиабригаде стали усиленными темпами восстанавливать боеспособность самолётов и лётчиков. Количество лётных дней возросло с двух до восьми-девяти в месяц. Как результат – 21 марта при посадке на аэродроме командир эскадрильи подполковник Денис Кочан разбил Су-24 (83 белый). Сам лётчик вместе со штурманом успешно катапультировались, а вот самолёт полностью сгорел.

В итоге, несмотря на то, что бомбардировщик Су-24 был самым грозным оружием украинских ВВС, эффективного его применения в течение кампании 2014 года не наблюдалось. Мало исправных машин, мало подготовленных лётчиков. Поэтому основной «рабочей лошадкой» Восточного фронта стал штурмовик Су-25 299-й бригады тактической авиации.

Но и здесь не всё было гладко. Из 47 имевшихся штурмовиков (из них 4 на хранении) могли летать не больше 15 машин, причём среди этого летающего хлама попадались и совсем уж антикварные экземпляры. Один из украинских Су-25 (25 синий) во время Афганской войны уже совершил 900 (!) боевых вылетов, другой Су-25 (10 синий) – 600. И оба эти «старичка» всё ещё продолжали эксплуатироваться!

Правда, 10 машин удалось модернизировать до уровня Су-25М1. В ходе неё на штурмовике менялись аналоговые вычислители прицела на цифровые, устанавливалась новая система воздушных сигналов, модернизированная радиостанция и система спутниковой навигации Глонасс/GPS/Galileo. До фюзеляжа и двигателей модернизация так и не дошла. Возможности штурмовика, конечно, повысились, но в боевом плане украинские Су-25М1 так и не дотянулись до своих российских модернизированных собратьев Су-25СМ.

Значительная часть из 96 украинских истребителей МиГ-29 находились в аварийном состоянии на потерянной в ходе крымских событий авиабазе Бельбек (ещё 48 машин имелось на хранении). Зато количество Су-27 практически не подвергалось сокращению. Кроме двух потерянных в катастрофах Су-27УБ, за рубеж были проданы только 9 машин. Дело в том, что в плане боевых возможностей Су-27 существенно превосходит МиГ-29: больший радиус действия, значительно большая боевая нагрузка, более мощная РЛС. Кроме того, все доставшиеся Украине в наследство от СССР Су-27 были достаточно «молодыми», а ресурс данного истребителя в 2,5 раза превосходит МиГ-29.

Однако после продажи Киевом в 2008 году двух машин в США, Россия прекратила поставки запчастей для Су-27. Это в значительной степени подкосило боеготовность «украинских соколов». Количество Су-27 уменьшилось до 65 машин, из которых в 2013 году удалось капитально отремонтировать всего 6, получивших новый «цифровой» камуфляж.

Также у Украины на хранении находились 45 совсем уж антикварных истребителя МиГ-23 и 19 перехватчиков МиГ-25.

Столь же печальная картина наблюдалась и с украинским вертолётным парком и в военно-транспортной авиации.

В 1991 году Украина получила как минимум 350 боевых вертолётов Ми-24. Из них 142 машины были проданы в Африку и Азербайджан. Часть была законсервирована или разобрана на запчасти. Из оставшихся в строю 116 «крокодилов» только один прошёл модернизацию до уровня Ми-24ПУ1.

Та же картина наблюдалась и в военно-транспортной авиации. Большая часть из 44 имеющихся Ил-76, 7 Ан-24, 46 Ан-26 и 2 Ан-72 ВВС Украины оставались на хранении из-за дороговизны в обслуживании.

В результате, когда весной 2014 года Украина подсчитала потенциал своих ВВС, то в состоянии, пригодном к выполнению боевых задач из официально декларированных 491 самолёта и 116 боевых вертолётов, находилось не более 12 вертолётов и около 40 самолётов. По сути, около 8—10% авиапарка – один из самых низких показателей боеготовности среди ВВС европейских стран.

С началом крымских событий все исправные Ми-24 были срочно переброшены в пограничные территории: часть вертолётов засветилась в демонстрационных полётах возле границ Крыма, а часть прикрывала черниговское направление. С началом героической обороны Славянска все вертолёты сводными группами перебросили на ближайшие к городу аэродромы. Сводная группа 7-го полка стала базироваться на аэродроме «Чугуев», вертолёты 11-й бригады в аэропорту «Мариуполь», 16-й бригады – в аэропорту «Днепропетровск».

В столь же захиревшем состоянии, как и ВВС, находился украинский танковый парк. К началу гражданской войны ВСУ имели примерно 1100 Т-64 плюс десяток современных Т-84У «Оплот», выпущенных уже после распада СССР.

В своё время Т-84 стал мировой сенсацией. Машину отличал хороший уровень бронирования и вооружения, но был и изъян – устаревшая система управления огнём. Т-84 активно продвигали на зарубежные рынки, однако прошедшие тендеры на поставку этих танков в Турцию, Грецию и Малайзию успеха Киеву не принесли. Попытка похвастаться новыми танками в 2001 году на параде в честь Дня Независимости обернулась курьёзом. Все «Оплоты» проехались по Крещатику и… вернулись на предприятие, поскольку из-за недофинансирования военные не смогли закупить эти танки для армии.

В итоге производство «Оплотов» остановили – проще и дешевле было модернизировать старые советские Т-64. Так, стоимость производства одного «Оплота» равнялась стоимости модернизации 3—4 Т-64. В результате четыре Т-84 «Укрспецэкспорт» продал США в качестве образцов для изучения бронетехники вероятного противника, один танк оказался в Академии Сухопутных Войск Украины во Львове, а оставшиеся пять были переданы в 92-ю механизированную бригаду (далеко везти танки было накладно, поэтому выбрали бригаду, дислоцирующуюся в Харьковской области).

В 2011 году был заключён контракт с Таиландом на поставку ещё одной украинской новинки на базе Т-80 – 49 танков БМ «Оплот-Т» (не путать с Т-84У «Оплот») и двух бронированных ремонтно-эвакуационных машин на их базе со сроком исполнения контракта до конца 2014 года. Но первую партию танков (пять единиц с трудом собранных из старых советских запасов) Таиланд получил лишь в феврале 2014 года.

Получив украинские танки, тайцы очень быстро обнаружили, что заявленные в контракте тактико-технические данные их вооружения не соответствуют реальности. Украина не располагала собственным производством специальных тонких механизмов, участвующих в работе системы наведения. Соответственно точное наведение на цель оказалось невозможно. Подкачала своим качеством и броня танков.

В результате по состоянию на начало 2017 года контракт так и не был выполнен и Таиланд переключился на покупку более дешёвых и надёжных китайских танков.

Что касается танка Т-64, то о нём стоит рассказать более подробно, ибо именно эта машина стала символом гражданской войны на Украине.

В середине 1950-х годов стало ясно, что имеющийся в советских войсках основной танк Т-54 уже не может на равных противостоять западным машинам. Дабы ликвидировать отставание, научно-технический комитет Главного бронетанкового управления Министерства обороны СССР 8 июня 1955 года выдал тактико-технические требования на новую боевую машину. Она должна была превзойти все имеющиеся западные танки, даже перспективные.

В результате харьковским КБ под руководством знаменитого Александра Морозова (создателя танков Т-34-85, Т-44, Т-54 и целого ряда других боевых машин), был создан «Объект 432», представленный высшему советскому руководству в 1964 году на большом танковом показе в Кубинке. Танк произвёл на присутствующих неизгладимое впечатление: низкий, компактный, с необычно коротким моторно-трансмиссионным отделением. Наблюдавший за его манёврами первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв не мог скрыть восторга: «Будем брать!»

Под напором высоких партийных чиновников производство танка в Харькове началось практически сразу после словесного одобрения Хрущёва, даже не стали дожидаться результатов испытаний и соответствующего постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Официально танк приняли на вооружение только в декабре 1966 года и присвоили ему индекс Т-64.

По своим характеристикам Т-64 действительно стал эпохальным проектом отечественного танкостроения. Он стал первым в мире танком с комбинированной (многослойной) броней с рациональным наклоном 68° в лобовой части, что делало его непробиваемым для орудий всех танков, стоявших на вооружении потенциальных противников СССР. Новый тип трансмиссии и чрезвычайно плотная (в ущерб комфорту экипажа) компоновка позволили по сравнению с Т-62 увеличить бронирование в два раза. При весе в 36 тонн и максимальной скорости 65 км/ч Т-64 обладал уровнем бронирования сверхтяжёлых танков.

Т-64 первым в мире получил автомат заряжания третьего поколения (с выбором типа боеприпаса и без жёсткой связи конвейера с орудием), который позволил сократить экипаж до трёх человек. Ни на американском «Абрамсе», ни на немецком «Леопарде» такого устройства до сих пор нет. Именно наличие автомата заряжания на советских танках стало первым шагом к созданию необитаемой башни Т-14 на платформе «Армата».

В 1970—80-х годах Т-64 обеспечивал сохранение мира наряду с ядерным щитом СССР. Его часто можно было видеть на советских календарях и плакатах, военных журналах. Однако из-за режима секретности танк только один раз участвовал в военном параде в Москве – 9 мая 1985 года. Т-64 шли в основном в западные военные округа: считалось, что обладающие более совершенной СУО Т-64 первыми вступят в бой с армиями НАТО. Т-72 рассматривался как мобилизационный танк второго эшелона. Кроме того он активно поставлялся на экспорт. Т-80 со своими прожорливыми газотурбинами рассчитывался на особые климатические зоны.

Однако уже при испытаниях Т-64 специалисты отмечали, что в «революционной» конструкции танка далеко не все так гладко. Научно-танковый комитет Управления начальника Танковых войск, являвшийся непосредственным заказчиком бронетанковой техники, отнёсся к новой машине резко отрицательно.

Много хлопот в эксплуатации доставляли сложный двухтактный двигатель необычной конструкции с двумя коленчатыми валами. Он разрабатывался 15 лет в харьковском КБ под руководством главного конструктора Чаромского и полностью заменил устанавливавшиеся до того времени силовые установки, которые являлись модификациями легендарного танкового дизеля В-2, созданного в том же Харькове ещё в конце 30-х годов. Но в итоге новинка получила только два плюса – быструю замену в полевых условиях и хорошую габаритную мощность, немного превосходя в этом отношении другие советские танки. Но эти плюсы нивелировались большим количеством минусов – неудачная система охлаждения, низкая надёжность старта зимой, большой расход масла.

Неудачное размещение боекомплекта Т-64 (в стремлении предельно уменьшить габариты танка), дополнялось полной изоляцией механика-водителя от командира и наводчика. В случае необходимости, ему оказалось практически невозможно выбраться в боевое отделение, что во многих случаях стоило механику-водителю жизни.

Широко известен пример такой гибели: на учениях Т-64 увяз носовой частью в ручье, механик-водитель находился в положении «по-боевому» с закрытым люком. Благодаря этому вода в машину поступала не быстро. Но танкист так и не смог покинуть отделение управления и погиб. Та же картина наблюдается с гибелью Т-64 под Луганском 13 июля 2014 года. Механик-водитель вновь не смог покинуть машину через боевое отделение и сгорел вместе с танком.

Но больше всего копий на страницах печатных изданий и интернета ломается вокруг ходовой части Т-64.

В период 1976—1984 гг. проводились сравнительные войсковые испытания основных советских танков Т-64, Т-72 и Т-80 во всех военных округах СССР на которых присутствовали главные конструкторы и специалисты КБ, директора заводов. Пристальное внимание испытаниям оказывалось Министерством Обороны и ЦК КПСС. Всё было на виду у конкурентов, и сгладить или скрыть проблемы, неизбежно возникающие при подобной жёсткой эксплуатации на маршах и боевых стрельбах, было невозможно. По результатам испытаний составлялись соответствующие акты, которые служили материалом для конструкторов при дальнейших разработках и для устранения возникавших неполадок в будущем.

По утверждению украинских источников ходовая Т-64 якобы показала тогда лучшие результаты, чем у Т-72 и Т-80 благодаря высокой надёжности необрезиненных опорных катков и гусеничных лент. При этом катки Т-72 и Т-80 намного чаще выходили из строя из-за разрушений наружного резинового бандажа. Однако это утверждение не подтверждается советскими и российскими танкистами, имеющих многолетний опыт эксплуатации данных машин. Подавляющее большинство танков Т-72 и Т-80, отправляемых в капитальный ремонт после положенного пробега, уходила на катках с теми же бандажами, с которыми они прибыли с завода. Срыв и разрушение бандажей происходил только в результате сильного внешнего воздействия (например, подрыва). А после внедрения на Т-72 гусеницы от Т-80, когда бандажи катков катятся по резиновой беговой дорожке внутри гусеницы, ходовая Т-72 стала практически «вечной».

Зато небольшие необрезиненные «тарелочки» опорных катков Т-64, доставляли немало хлопот экипажу, плохо распределяя давление на гусеницу и вынуждая быть крайне осторожными при маневрировании, дабы не лишиться гусеницы. Её потеря на мягкой почве означала для танка смертный приговор, так как узкие катки немедленно увязали в грунте и машина садилась «на брюхо». Плюсом ходовой Т-64 была дешевизна (в ней практически не использовались дорогостоящие цветные металлы), но в целом Т-72 всё равно выходил дешевле своего харьковского собрата, а его ходовая была намного менее шумной и лучше поглощала вибрацию.

Британский генерал Хекетт так описывал Т-64 в своей книге «Третья Мировая война: нерассказанная история»: «… этот танк не пользовался большой популярностью у танкистов. Они находили его ненадёжным. С него часто слетали гусеницы. По сути, он создавался в спешке, как ответ на перспективный американский танк МВТ-70, так и не принятый на вооружение».

Разумеется, в ходе серийного выпуска конструкция Т-64 постоянно совершенствовалась – многие дефекты и недостатки удалось устранить. В 1985 году танк получил динамическую защиту «Контакт-1» и новый индекс Т-64БВ – именно эти танки наиболее массово используются сейчас в украинском конфликте. Вес танка увеличился до 42 тонн, что не могло не повлиять на его скоростные качества, а потому последующие модернизации машины производились с заменой силовой установки на более мощную.

Но даже после модернизации, отзывы танкистов о Т-64 сводились к следующему: двигатели капризны, склонны к перегреву и любители «поесть» масло, броня не спасает от противотанкового оружия, а манёвр ограничен конструктивными недостатками. Даже в советских технических руководствах указывалось, что Т-64 необходимо грамотно эксплуатировать и технически обслуживать и что данный танк требует опытного экипажа.

После развала СССР, в 2004 году на базе Т-64 появился чисто украинский проект Т-64БМ «Булат». Он создавался на экспорт с целью доведения характеристик стареньких Т-64 до уровня Т-84У. Танк получил новый двигатель (850 л.с. вместо 700), систему управления огнём от Т-84 1А45 «Иртыш», украинскую динамическую защиту «Нож», а также набор термодымовой аппаратуры. При этом «Нож» получила очень небольшая часть «Булатов», на остальных был установлен старый «Контакт-1», причём во многих случаях с просроченными либо пустыми модулями. Дополнительной проблемой стало полное отсутствие на всех типах украинских танков современных приборов ночного видения. На дистанциях более 1500 метров танки были полностью «слепы», что не соответствовало современным условиям боя.

Министерство обороны Украины планировало модернизировать по проекту «Булат» до 400 танков и быстренько распродать их, однако отсутствие зарубежных заказчиков и собственные ограниченные финансовые возможности заставили в итоге сократить заказ до 85 машин. Ситуация стала напоминать анекдот о вечной невесте – «все пробуют, все хвалят, но никто замуж не берет». При этом стоимость модернизации танка до уровня «Булат» росла из года в год из-за инфляции и коррупции – сначала 4 млн. гривен, потом 7. А после начала гражданской войны и вовсе стала обходиться бюджету в 14—16 млн. гривен.

Первая партия «Булатов» (56 машин) была передана в войска в 2008 году. Ещё 20 были поставлены в 2010—2011 годах, а оставшиеся 9 штук зависли на предприятии до 28 марта 2014 года. При этом партия танков после 2010 года шла в войска вообще без комплектов динамической защиты. Её начали устанавливать только осенью 2014 года, когда часть «Булатов» была уже уничтожена или серьёзно повреждена. Основная часть «Булатов» (78 ед.) проходила службу в элитной 1-й танковой бригаде, остальные – в 169-м учебном центре сухопутных войск «Десна» и Академии Сухопутных войск имени гетмана Пётра Сагайдачного.

В многочисленных и не всегда объективных сравнениях с другими танками «Булат» регулярно получал хорошие оценки. Украинские эксперты неизменно ставили его выше русских Т-72 и Т-90. Конец всем спорам положила гражданская война. Сами украинские танкисты (в том числе танковый ас Евгений Межевикин), столкнувшись с Т-72 на поле боя и получив возможность изучить трофейный российский Т-72Б3 в Иловайске, отзывались о русской машине исключительно в лестных тонах, ставя её куда выше своих Т-64. Это же подтвердил в одном из интервью танковый ас ДНР с позывным «Кайзер».

Помимо 1100 танков в украинской армии, ещё порядка 1600 машин находилось на базах хранения (Т-64, Т-80, Т-72 и даже Т-55). Казалось бы – армада. Увы, большая часть танков без должного обслуживания превратилась в хлам, двадцать лет ржавеющий под открытым небом.

Помимо танков на 1 января 2014 года ВСУ располагали 3794 единицами лёгкой бронетехники: БМП-1, БМП-2, БТР-60, БТР-70, БТР-80 и БРДМ-2. У десантников имелись БМД-1, БМД-2 и БТР-Д. Это всё, что осталось от советского наследства. Очень много машин было утилизировано и пошло в переплавку. Минимум несколько сотен БМП-1 и БМП-2 ушло на экспорт (в одну только Грузию больше 100 единиц).

Теоритически за 23 года украинской независимости устаревший советский модельный ряд должна была заменить новейшая бронетехника собственной разработки. Ежегодно на различных военных выставках украинские оружейники представляют десятки новых проектов всех видов оружия и военной техники – от стрелкового до управляемых ракет. Но как с горечью отмечала официальная газета Минобороны Украины «Народная армия»: «Большинство образцов существуют в единичных экземплярах и не прошли государственные испытания».

Наиболее широкой рекламной кампании удостоился бронетранспортёр БТР-4 «Буцефал» – прямой потомок БТР-80, тюнингованный всякими наворотами и доведённый по требованиям защиты до стандартов НАТО. Харьковчане полностью переделали корпус БТР-80, увеличив его по высоте и установив кормовые двери для десанта. Отделение управления получило отдельные боковые двери, что придало БТР-4 сходство с французским бронетранспортёром VAB или немецким Tpz Fuchs.

Среди несомненных плюсов «Буцефала» – оптико-телевизионная система с лазерным дальномером и стабилизацией поля зрения в вертикальной и горизонтальной плоскостях. В комбинации с прибором ночного видения это делало БТР-4Е отличным корректировщиком в танковом взводе. Приличной была и броневая защита способная выдержать попадание 30-мм снарядов. От советских БТР-80 и российских БТР-82 «Буцефал» выгодно отличало заднее расположение десантного отделения. Универсальный боевой модуль украинского производства с пушкой, пулемётом и ПТРК (на разных вариантах БТР устанавливали модули «Гром», БАУ-23—2, «Шквал» и «Парус») обладал хорошей огневой мощью, прицелом и стабилизатором.

Но в целом ничего революционного, кроме «западного» вида, в украинской разработке не было. Вместо бойниц и смотровых приборов БТР-4 имел большие окна с бронестёклами, что никак не добавляло машине броневой защиты в передней протекции. Силовое отделение было перенесено в середину корпуса с установкой двухтактного дизеля З-ДТЗ (созданного на основе танкового 5ТДФ). Однако установить на него глушитель оказалось невозможно, так как это резко снижало мощность. В результате БТР-4 ревел как зверь, демаскируя себя на всю округу. Американская автоматическая коробка передач, плохо адаптированная под украинский дизель, и отсутствие генератора только добавляла проблем механику-водителю. Пришлось менять родной дизель на итальянские и немецкие образцы. По сути, украинцы превратили БТР в бронированную патрульную машину для сопровождения колонн и противопартизанских действий.

В 2012 году БТР-4 выиграл сравнительные испытания в Кувейте у своего французского собрата VBCI и его с помпой приняли на вооружение ВСУ. Но при этом военные сразу отметили, что требованиям украинской армии он не соответствует и его либо необходимо кардинально переделать, либо закупить аналогичный образец на Западе. Не устраивала военных и довольно высокая стоимость машины – порядка 1,5 млн. долларов.

В 2009 году Ирак заказал Украине танки, самолёты, а также 240 «Буцефалов» на общую сумму 2,4 млрд. долларов. В итоге сделка оказалась со скандалом разорвана. За два года хилая украинская оборонная промышленность смогла выпустить и поставить заказчику меньше сотни БТР, причём большая их часть оказалась бракованной. В январе 2014 года, когда в Киеве уже «скакал» Майдан, Ирак вернул Украине очередную партию из 42 БТР, мотивируя беспрецедентный отказ наличием ржавчины в корпусах и трещин в бронелистах. В результате бракованные «Буцефалы» передали Нацгвардии и вскоре они оказались под Славянском и Луганском.

«Буцефалом» в начале 2014 года интересовалась Индонезия. Однако получив 5 БТР-4 (в амфибийном варианте) и проведя их всесторонние испытания, также отметила множество недостатков машины.

Немного более удачной модернизацией советского БТР-80 стал БТР-94 и его дальнейшее развитие БТР-3Е. Модернизация проводилась просто – на старые БТР-80 ставили новый двигатель и боевой модуль вместо башни. По признанию обеих воюющих сторон, на сегодняшний день БТР-3 – наиболее эффективный украинский бронетранспортёр в отношении цена-качество. Его производство позволило Украине реально утвердиться на мировом рынке в качестве поставщика не только танков, но и легкобронированной техники.

Однако вопреки ожиданиям, масштабных закупок не последовало. Небольшие партии БТР-3 закупили Азербайджан, США, Казахстан, Судан, Мьянма и Чад. Более крупные партии были поставлены в Нигерию (51 единица) и Таиланд (из запланированных 236 машин тайцам удалось получить примерно 180). Но вскоре Таиланд и Судан отказались от дальнейших закупок БТР-3 из-за срыва сроков поставок, завышенной цены и низкого качества.

Экспортный успех БТР-94 также был весьма скромен – 50 машин продали в Иорданию, но из-за их низкого качества иорданцы передали все закупленные БТР армии Ирака. Оставшиеся на Украине 40 БТР-94 пришлось принять на вооружение ВСУ, где они использовались в основном для парадов и различных публичных показов.

Из артиллерийских систем на вооружении украинской армии в 2014 году числилось 3063 САУ, буксируемых орудий и РСЗО. Большая часть этого артиллерийского парка – не первой свежести 122-мм САУ 2С1 «Гвоздика» и 152-мм САУ 2С3 «Акация» со стандартными (некорректируемыми) боеприпасами. Вместе с РСЗО БМ-21 «Град», буксируемыми советскими гаубицами Д-30 и Д-20, они составляли основу огневой мощи бригадных артиллерийских групп сухопутных войск. Более современные системы типа 2С19 «Мста» были в категорическом меньшинстве.

Также на Украине с советских времён осталось на хранении около сотни тяжёлых 300-мм реактивных систем залпового огня 9К58 «Смерч» и примерно сотня 203-мм САУ 2С7 «Пион». Предназначение последних – уничтожение особо важных объектов в глубине тылов противника: командных пунктов, инфраструктуры тактического ядерного оружия. Именно из Украины «Пионы» получила Грузия – пять таких установок было использовано во время войны 2008 года и все они оказались в числе трофеев российских войск.

Располагала «Незалежная» и 12 действующими ракетными установками «Точка-У» сведёнными в 19-ю ракетную бригаду. Ещё порядка 90 комплексов находились на хранении в неизвестном состоянии. Последние стрельбы «Точек» проводились за 14 лет до описываемых событий и прогремели на всю Украину. Тогда баллистическая ракета, выпущенная в Черниговской области, долетела до города Бровары и попала в жилой 9-этажный дом, убив и ранив 8 человек.

В наследство от СССР Киеву досталось больше двух млн. тонн артиллерийских боеприпасов. Все 23 года, по настойчивым требованиям Запада, шла распродажа и утилизация этих грандиозных запасов. Интересный факт – в 2005 году будущий президент США Барак Обама лично посетил Донецкий завод химических изделий, где в составе делегации американских сенаторов наблюдал за процессом утилизации боеприпасов.

Кроме того, в 2004—06 годах трижды происходили крупные взрывы на артиллерийских складах в Новобогдановке Запорожской области и в 2008 году почти неделю взрывались загоревшиеся артиллерийские склады под Лозовой в Харьковской области. Тогда помимо артиллерийских снарядов погибла и немалая часть запаса ракет к системам РСЗО.

В результате к началу гражданской войны ВСУ всё ещё располагали значительным количеством неутилизированных боеприпасов, но почти все они были с истекшими сроками хранения.

Но самая печальная картина наблюдалась в украинском флоте. После раздела Черноморского флота, ВМС Украины получили 137 судов. Флагманом флота стал фрегат «Гетман Сагайдачный», который не имел даже противокорабельного ракетного комплекса и в советские времена входил в состав морских частей пограничных войск КГБ.

За 23 года украинцы потеряли больше половины своего куцего флота. На распил и продажу шли корветы, фрегаты, патрульные катера, десантные корабли. Был порезан даже легендарный сторожевой корабль СКР-112, который первым изменил данной присяге и поднял украинский флаг. Один ракетный катер был подарен Грузии и уничтожен русским спецназом в Поти в 2008 году. Фрегат «Севастополь» продали туркам в качестве мишени. Авианосец «Варяг» ушёл китайцам всего за 20 млн. долларов якобы под плавучее казино. Два десантных корабля на воздушной подушке типа «Зубр» продали Греции. Офицеры и матросы, кто с таким энтузиазмом предавал СССР и переходил в украинские ВМС, оказались на грани нищенского существования.

После столь беспощадного «распила» в составе ВМСУ к началу крымских событий остались фрегат, подводная лодка, 7 корветов, два ракетных катера, два десантных корабля, два корабля управления, 5 тральщиков и 41 судно вспомогательных классов, включая катера рейдовой службы.

Подавляющая часть этих кораблей находилась в плачевном состоянии. Флагман – фрегат «Сагайдачный», несмотря на капитальный ремонт двигателей, неоднократно ломался, умудрившись опозориться прямо во время учений НАТО в Средиземном море. Единственная подводная лодка «Запорожье» давно перестала отвечать требованиям современного морского боя и стала живым памятником, намертво приваренная к пирсу. На её содержание и «ремонт» регулярно уходили немалые деньги, зато в ВМС существовало целое управление подводного флота, с кучей капитанов первого ранга и даже адмиралов!

Единственный корабль 1 ранга оставшийся у украинских ВМС, который ещё можно было попытаться ввести в строй – ракетный крейсер «Украина» (собрат российского ракетного крейсера Черноморского флота «Москва»). Однако крейсер проектировался ещё под советское навигационное оборудование и вооружение, которые на самой Украине не производилось. Киев пытался безуспешно продать данный корабль России, но в итоге получил категорический отказ. В результате крейсер так ни разу и не выходил в море, намертво застряв у причальной стенки Николаевского завода.

В ходе событий в Крыму украинский флот лишился 51 корабля, ключевой военно-морской базы, инфраструктуры, материальных запасов, служебной и секретной документации, кодов связи и большей части личного состава. Примерно треть моряков пополнила ряды русского Черноморского флота, треть просто уволилась. Под украинским флагом осталось треть личного состава и 10 кораблей, включая находившийся в Средиземном море «Гетман Сагайдачный». Такова была крымская «Цусима» украинского флота.

А что же украинская «оборонка»? После развала СССР на территории Украины осталось около 700 предприятий, занятых исключительно выпуском продукции военного назначения. Ещё несколько тысяч заводов и организаций в той или иной мере принимали участие в работе оборонной промышленности. По количеству предприятий украинский ВПК в 1991 году уступал только российскому. Считалось, что ВПК независимой Украины, наряду со знаменитой пшеницей, имеет большие и радужные перспективы.

Однако 23 года «независимости» превратили ВПК в бледную тень былого могущества. Главное его слабостью было то, что «заточен» он был на глубокую кооперацию в составе единой большой страны. А выйдя из состава СССР, Украина сразу же лишилась возможности производить зенитные ракетные системы, боевую авиацию, полевую артиллерию, миномёты, а также вооружение и военную технику некоторых других классов. У Киева не было ни денег, чтобы заказать массовое производство украинских образцов вооружения для армии, ни желания развивать национальный ВПК. В этом плане Украина шла стандартным путём стран Прибалтики, Польши, Болгарии, переводя армию на натовские стандарты в надежде на то, что в случае войны НАТО пришлёт оружие и технику по ленд-лизу.

В итоге большинство украинских оборонных предприятий погибло, а количество действующих институтов, заводов и КБ сократилось в несколько раз. Остатки ВПК были объединены в концерн «Укроборонпром», которому на остатках советского наследия и изношенных производственных мощностях, на какое-то время удалось сделать Украину крупным экспортёром военной техники. За 10 лет (2005—2014 гг.) концерном было продано 838 танков, 722 БТР и БМП, 236 вертолётов, более 200 самолётов и БПЛА, 3,5 тыс. единиц специальной техники, 5 тысяч автомобилей. Плюс – средства ПВО, артиллерия, боеприпасы, больше 600 тысяч единиц стрелкового оружия.

В результате столь плачевного состояния украинской армии и «оборонки», киевская хунта сразу после нацистского переворота 2014 года обратилась за военной помощью к своим европейским и американским хозяевам.

Уже 5 марта в Верховной Раде Украины депутатами «Батькивщины» с одобрения американцев был зарегистрирован законопроект о присоединении страны к блоку НАТО. Казалось бы, из-за потери Крыма членства в данной организации Украине было не видать, как своих ушей. Но геополитическая ситуация кардинально изменилась – стоял вопрос о разрушении России, и Вашингтон вместе с Брюсселем делали всё возможное, чтобы укрепить военное сотрудничество с Киевом и превратить Украину в одну из стран базирования американского военного контингента и систем ПРО.

12 марта украинская военная делегация выехала в штаб-квартиру НАТО в Брюссель, чтобы обсудить «направления усиления сотрудничества». В этот же день Комитет НАТО по планированию на случай чрезвычайных ситуаций заявил о готовности оперативно реагировать на обращение Киева о предоставлении помощи. Авиация североатлантического альянса, выполняя полёты в воздушном пространстве Польши и Румынии, взяла под контроль воздушное пространство Украины, а в Чёрном море появились американские эсминцы.

Тем не менее, идти на прямое военное столкновение с Россией США пока не планировали. Несмотря на свою военную и экономическую мощь, Вашингтон почти никогда не нападал в одиночку на свою жертву. Всегда организовывалась свора сателлитов, которая дружно лаяла на врага от имени «мирового сообщества». Кроме того, генеральный секретарь НАТО Расмуссен, с грустью отмечал, что по сравнению с 2008 годом в российской армии произошло «невероятное развитие способности действовать быстро и решительно. Мы видим лучшую подготовку, лучшую организацию, лучшую координацию действий. Они также вложились в модернизацию. Нам не следует недооценивать силу Российской армии».

Помимо чисто военного аспекта американцам необходимо было расшатать ситуацию внутри России, что после крымского триумфа Путина у них не очень-то получалось. Всё это требовало немалого времени, поэтому пока помощь Украине ограничилась поставками снаряжения, наёмников частных военных кампаний (ЧВК) и показной демонстрацией силы, для чего в Восточной Европе был развёрнут 5-тысячный военный контингент быстрого реагирования. К размещению более крупных воинских контингентов США были не готовы – на это банально не было войск, скованных операциями в Ираке, Сирии и Афганистане.

Тем не менее, после присоединения Крыма какое-то время остро стоял вопрос – вмешается ли Запад в происходящие события военным способом? Сам Владимир Путин рассказывал об этом моменте так: «Это не могло быть понятно сразу, поэтому я на первом этапе работы вынужден был соответствующим образом сориентировать наши Вооружённые силы. И не просто сориентировать, а отдать прямые указания, приказы по поводу возможного поведения России и наших вооружённых сил при любом развитии событий».

Он добавил, что Россия в тот момент могла привести к боевой готовности и ядерные силы: «Мы готовы были это сделать. Я же разговаривал с коллегами и говорил им, что это (Крым) наша историческая территория, там проживают русские люди, они оказались в опасности, мы не можем их бросить. Не мы совершили госпереворот, это сделали националисты и люди с крайними убеждениями. Вы их поддержали. Но вы где находитесь? За тысячи километров? А мы здесь, и это наша земля! Вы за что хотите там бороться? Не знаете? А мы знаем. И мы на это готовы».

И действительно, воссоединив Крым, Россия немедленно продемонстрировала Западу готовность защитить свои национальные интересы всеми имеющимися у неё средствами. В марте появлялись сообщения, что российские военные перехватили в Крыму сразу два американских беспилотника MQ-5B Hunter – один был сбит средствами ПВО, а канал управления второго удалось перехватить с помощью комплекса РЭБ «Автобаза» и посадить БПЛА на своей территории.

Когда 12 апреля к берегам Крыма устремился, вооружённый крылатыми ракетами, эсминец ВМС США «Дональд Кук», то американцев ожидал очередной неприятный сюрприз – тайно доставленный в Крым ракетный комплекс береговой обороны «Бастион» с ракетами среднего радиуса действия «Оникс». По словам командующего Черноморским флотом Александра Витко, такую восьмёрку, которую нарисовал «Дональд Кук», сбегая из-под прицела «Бастиона», вряд ли до этого видели в Чёрном море.

Кроме того, американских моряков заставил несколько понервничать и российский Су-24, который несколько раз пролетел в опасной близости от эсминца. Правда бравурные сообщения о том, что Су-24 установленным на борту комплексом радиоэлектронных помех «Хибины» смог принудительно выключить у американцев радар, боевые управляющие цепи и системы передачи подтверждения так и не нашли, так как это просто технически невозможно. Неверной оказалась информация и о паническом увольнении 27 членов экипажа эсминца. Конечно, устроенное на глазах американских моряков нашим пилотом авиашоу, не может не вызывать уважения. Но наш противник крайне серьёзный. Шапками тут не закидаешь и одной лихостью не возьмёшь.

В итоге военного конфликта Россия-НАТО в 2014 году так и не произошло, но сам процесс подготовки к Большой войне был запущен, в связи с чем бандеровская Украина отбросила всякую «внеблоковость» и широко распахнула свои двери для иностранных интервентов. 1 апреля Верховная Рада поддержала проект закона о допуске подразделений вооружённых сил других государств на украинскую территорию «для участия в многонациональных учениях». В этот же день НАТО заявило о готовности направить на Украину «мобильные группы военных инструкторов» для реформирования её вооружённых сил. А вскоре начались обещанные поставки военной помощи (шлемы, бронежилеты, приборы ночного видения, средства оказания медицинской помощи и прочее снаряжение).

Неприятно об этом писать, но главным источником пополнения летального вооружения для киевской хунты стало не НАТО, а… Россия. Начиная с 16 марта, начался предательский возврат Украине её бывшего вооружения с территории Крыма. За несколько месяцев киевской хунте было возвращено: 128 бронемашин, 41 танк, 120 единиц артиллерии, ЗРК и РСЗО, 35 кораблей, 1788 автомобилей, 92 самолёта и вертолёта, на общую сумму более 1 млрд. долларов. Всё это оружие затем стреляло по мирным жителям в Донецке, Горловке, Славянске и других местах Донбасса. Передача продолжались вплоть до 5 июля, пока сама Украина не приняла решение о прекращении военно-технического сотрудничества с Россией. Все россказни о том, что Москва прекратила поставки из-за массовой гибели мирных жителей не имеют под собой оснований. В таком случае их надо было прекращать ещё 2 мая, после штурма Славянска и сожжения людей в Одессе.

В итоге к весне 2014 года, даже с учётом потери Крыма и многолетних системных недостатков, украинская армия имела перед народным ополчением Донбасса четыре важных преимущества: подавляющее по численности войск и абсолютное по авиации, бронетехнике и артиллерии. Что касается личного состава, то о нём весьма точно высказался Игорь Стрелков: «Устойчивы в обороне. Это те же самые русские солдаты. Они себя считают древними украми, украинцами или кем-то там. По сути, это русские люди. Они неприхотливы, готовы к лишениям. В общем, все качества русского солдата. Других сильных сторон я у украинской армии не вижу. Все остальное – это следствие 23 лет развала, такого же, как и у нас, помноженного на их ментальность. Их начальники… вне всякой критики. Средний офицерский состав более-менее».

Вместе с украинской армией воевать против восставшего Донбасса готовились Внутренние войска, сразу после переворота трансформированные бандеровцами по американскому образцу в Национальную гвардию.

Инициатором её создания формально выступил «президент» Украины Александр Турчинов. Но, вне всякого сомнения, прямое указание он получил от своих американских кураторов. Они прекрасно видели, что после нацистского переворота произошёл развал системы управления государством, помноженный на тяжёлый экономический и политический кризис. Большинство сотрудников украинской милиции отказывались выполнять приказы хунты, связанные с каким-то личным риском для жизни (что и было неоднократно подтверждено событиями в Донецке, Луганске, Славянске, Харькове, Краматорске, Днепропетровске, Одессе). Те из майданных «патриотов», кто рвался на службу в милицию, столкнулись со сложной бюрократической процедурой трудоустройства. В те критические дни мятежники могли рассчитывать только на сотни «Самообороны Майдана» и боевиков «Правого сектора»42. А взять ситуацию под контроль необходимо было немедленно, во всех регионах.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

Организация, запрещенная на территории РФ

2

Организация, запрещенная на территории РФ

3

Организация, запрещенная на территории РФ

4

Организация, запрещенная на территории РФ

5

Организация, запрещенная на территории РФ

6

Организация, запрещенная на территории РФ

7

Организация, запрещенная на территории РФ

8

Организация, запрещенная на территории РФ

9

Организация, запрещенная на территории РФ

10

Организация, запрещенная на территории РФ

11

Организация, запрещенная на территории РФ

12

Организация, запрещенная на территории РФ

13

Организация, запрещенная на территории РФ

14

Организация, запрещенная на территории РФ

15

Организация, запрещенная на территории РФ

16

Организация, запрещенная на территории РФ

17

Организация, запрещенная на территории РФ

18

Организация, запрещенная на территории РФ

19

Организация, запрещенная на территории РФ

20

Организация, запрещенная на территории РФ

21

Организация, запрещенная на территории РФ

22

Организация, запрещенная на территории РФ

23

Организация, запрещенная на территории РФ

24

Организация, запрещенная на территории РФ

25

Организация, запрещенная на территории РФ

26

Организация, запрещенная на территории РФ

27

Организация, запрещенная на территории РФ

28

Организация, запрещенная на территории РФ

29

Организация, запрещенная на территории РФ

30

Организация, запрещенная на территории РФ

31

Организация, запрещенная на территории РФ

32

Организация, запрещенная на территории РФ

33

Организация, запрещенная на территории РФ

34

Организация, запрещенная на территории РФ

35

Организация, запрещенная на территории РФ

36

Организация, запрещенная на территории РФ

37

Организация, запрещенная на территории РФ

38

Организация, запрещенная на территории РФ

39

Организация, запрещенная на территории РФ

40

Организация, запрещенная на территории РФ

41

Организация, запрещенная на территории РФ

42

Организация, запрещенная на территории РФ