книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Наталия Кузнецова

Вредный талисман

Глава 1. Кулон за подкладкой

Всю ночь напролет маленькую Медовку поливал непроглядный серый дождь, и уже казалось, что конца ему никогда не будет. Однако утром в окно ворвалось ослепительно-яркое солнышко, и один лучик упал на Ромкино лицо. Ромка проснулся, поморгал, протер глаза, сладко потянулся, вскочил, сдернул покрывало с птичьей клетки и постучал пальцем по прутьям.

– Попка, привет!

И тут же комната заполнилась звонким задорным щебетом. Желтый волнистый попугайчик бодро запрыгал по жердочке, радостно приветствуя новый день.

Этот веселый гомон разбудил спящего на соседней кровати Артема, и он поднялся тоже. Но еще раньше мальчишек встала Лешка и до того, как оба друга появились на кухне, успела погулять со своим Диком и накрыть на стол.

Друзья позавтракали и отправились к Венечке. Их друг на сей раз гостил не у них, а неподалеку, на улице Солнечной. Там стоял дом с мансардой, и в нем жили Маргарита Павловна и Жан-Жак, близкие друзья ребят. Венечка остановился там потому, что приехал в Медовку не один, а со своим Дожиком, сильно подросшим щенком немецкого дога, которого Лешкин Дик на дух не переносил.

У Маргариты Павловны с Жан-Жаком имелись и свои собаки, два рыжих беспородных щенка Тай и Фун, которых Жан-Жак именовал «китайцами». Их привела Лешка, и обитали они в большой собачьей будке, стоящей неподалеку от калитки.

У калитки Лешка ненадолго задержалась, погладила щенков по рыжей шерстке, дала каждому по припасенной заранее косточке и поспешила за мальчишками. Все трое вошли в дом и застали посреди гостиной хозяйку дома с двумя большими чемоданами в руках. Судя по легкости, с которой она их держала, чемоданы были пустыми.

– Здравствуйте, Маргарита Павловна. Вы что, уезжаете? – удивился Ромка.

Маргарита Павловна молча кивнула, а Венечка торжественно объявил:

– В Париж.

– Как это так, вдруг? А почему вы нам раньше об этом не сказали?

И Венечка снова опередил хозяйку с ответом:

– А им только вчера пришло приглашение на юбилей какого-то друга. Жан-Жак уже в Москву за билетами поехал.

– Мы хотели отказаться, но нас уговорили, – очнувшись от раздумий, сказала Маргарита Павловна и присела на диван.

– И надолго? – спросила Лешка.

– Как получится. Вот только не знаю, какой чемодан с собой брать: большой или поменьше. Или, может, оба?

– Берите один, большой, – посоветовала девочка и сдвинула брови: – А как же Венечка? И, самое главное, щенята? Вдруг вы там задержитесь, а мы к осени уедем – и кто тогда их будет кормить?

– За щенков не волнуйся, одни они не останутся. И Венечке тоже некуда торопиться, здесь будет жить Шурик.

– Александр Федорович? – обрадовалась Лешка. – А когда он приедет?

Маргарита Павловна не успела ничего ответить – сверху послышались шаги, и на ступеньках ведущей с мансарды лестницы появился племянник Маргариты Павловны, высокий темноволосый молодой мужчина с довольно привлекательным лицом, на котором одна бровь была чуть выше другой. Он крепко пожал всем троим руки и улыбнулся.

– Привет, привет. Честное слово, очень рад вас всех видеть.

С Александром Федоровичем Савицким друзья познакомились прошлой весной при довольно необычных обстоятельствах. Тогда они расследовали очень страшное и чрезвычайно запутанное преступление (кстати сказать, это было их самое первое дело) и думали, что племянник Маргариты Павловны является главным его организатором, таинственным шефом, опасным и неуловимым. Что только не предпринимали они тогда для его разоблачения! Однако вскоре выяснилось, что Александр Федорович ни в чем не виноват и ни в каком криминале не замешан. Он даже не знал, что делалось за его спиной. Зато знакомство между ними закрепилось и даже переросло в дружбу. Но между собой ребята так и продолжали звать его кратко: племянник.

После первого расследования у них было еще одно, в котором снова фигурировал Александр Федорович, и вновь юным сыщикам удалось отстоять его доброе имя. Мужчина об этом помнил и был им чрезвычайно благодарен.

– Мы тоже очень рады! – со всей искренностью воскликнул Ромка.

– Как же вы быстро приехали, – заметила Лешка.

А Маргарита Павловна уточнила:

– Я не успела ему позвонить, как он сам объявился. Как чувствовал, что мне будет нужна его помощь.

Племянник снова широко улыбнулся:

– На самом деле это простое совпадение. А сюда я приехал на встречу с друзьями детства. Сто лет не виделись и наконец решили собраться. Но раз такое дело, то я, конечно, останусь и с удовольствием поживу здесь сколько надо. Надеюсь, погода не подведет.

Маргарита Павловна окинула его взглядом, полным любви. Своих детей у нее не было, и все свои материнские чувства она изливала на любимого племянника.

– Погода не подведет, а тебе отдых нужен.

– Ну, коли так, будем теперь часто видеться. А сейчас мне надо идти. До свидания. – Александр Федорович почесал за ухом крутившегося вокруг него Дожика, махнул рукой и скрылся за дверью.


Венечка успел пообщаться с племянником еще до прихода друзей и потому в разговоре не участвовал, а давно переместился к включенному телевизору, примолк и потерялся из виду. Распрощавшись с племянником, Ромка не сразу его нашел: мальчика скрывала спинка большого кресла. А когда он подошел к Венечке, то тоже пропал для общества. Потом к ним присоединился Артем, и теперь уже все трое молча застыли у экрана.

– Что вы там увидели? – заинтересовалась Лешка.

Оказалось, что ребят привлек очередной фильм из сериала-конкурса «Собрано на свалке» на канале «Дискавери». С неподдельным интересом друзья наблюдали за тем, как умелые руки конструкторов-любителей из никому не нужных и на первый взгляд неподходящих материалов сотворили самый настоящий водолазный костюм и теперь испытывали его в действии.

– Вы только посмотрите, какие полезные вещи можно сделать из того, что другие выбрасывают! – поразился Венечка. – Вот вам и свалка. И как мне самому такое раньше в голову не пришло?

Занятая своими мыслями, Маргарита Павловна из всей его речи уловила только одно слово: «свалка» – и, стирая с чемоданов пыль, не преминула заметить:

– А нашу поселковую свалку, к великому счастью, на днях расчистят, и мы все наконец свободно вздохнем. Кстати, наш сосед недавно похвастался: подобрал где-то там старый валенок и нашел в нем… как вы думаете что? Золотые сережки. Бывают же чудеса на свете.

– А мы недавно принесли оттуда почти новое кресло, – припомнил Ромка, а Лешка подхватила:

– И альбом с артистами, и много чего другого. И еще там был домик из картонных коробок…

Но Ромка не дал ей закончить, незаметно, но больно наступив сестре на ногу. Он испугался, что Лешка ненароком проговорится о том, что местная свалка была прибежищем опасных преступников и друзья, рискуя собой, участвовали в их разоблачении. Жан-Жак об этом знал, а Маргарита Павловна – нет, и волновать ее не стоило. И Ромка зачастил сам, продолжая начатую тему:

– А я слышал такую историю. Однажды в своей бедной каморке умер один нищий оборванец и ничего-ничегошеньки после себя не оставил, один только старый и грязный матрас. Соседи, конечно, снесли этот матрас на мусорку и сожгли его там и только потом узнали, что матрас был набит деньгами, а их нищий сосед был подпольным миллионером. Представляете, что с ними после этого было? А еще…

– Можешь не продолжать. Я тоже слышал подобные истории. Таких баек существует великое множество, – сказал Артем.

Ромка вернулся к телевизору и снова затих, Маргарита Павловна занялась своими делами, Лешку такое кино не интересовало, и она ушла кормить щенят.

Друзья досмотрели передачу и тоже вышли во двор.

– Куда пойдем? – спросила Лешка. – Может, на речку?

Но ее брат, вдохновленный только что увиденным фильмом, предложил совсем другое.

– Люди! – воскликнул он. – А не посетить ли нам свалку? Ведь она скоро навсегда исчезнет, и нам больше никогда не представится возможность найти какую-нибудь ценную вещь.

– Какая жалость, – хмыкнула сестра. – Думаешь, тебя там ждет еще один валенок с драгоценностями или матрас с деньгами?

– Что ты еще можешь ответить? – насупился Ромка. – И почему обязательно валенок? Там что угодно может попасться, ты и сама это прекрасно знаешь. А ты, Темка, пойдешь?

Артем покачал головой.

– Делать там нечего.

– Не хотите, значит? Ну и не надо! Я и один могу. – С этими словами Ромка открыл калитку и зашагал по улице. Но Лешка сорвалась с места и преградила ему путь.

– И мы не пойдем, и тебя не пустим, – заявила она и обернулась за поддержкой к Венечке: – А ты чего молчишь? Скажи ему, хватит с нас всяких свалок!

Поскольку Венечка почти всегда принимал Лешкину сторону, то она не сомневалась, что он сделает это и теперь. Но, очевидно, кино про свалку подействовало на него еще больше, чем на Ромку. Мальчик отвел в сторону глаза, поправил очки и смущенно произнес:

– А может, все-таки сходим? Вдруг там попадется что-нибудь такое… Ну, из чего мы тоже могли бы сделать водолазный костюм.

– Да зачем он тебе?

– Как «зачем»? Неужели непонятно?

Лешка пожала плечами. Ей водолазный костюм был ни к чему.

– Но это же… Это же очень полезная вещь! Мы могли бы обследовать какое-нибудь дно… Например, дно Чистого озера.

– Вот именно! – воскликнул Ромка. – Там есть очень глубокие места, и неизвестно, какие они хранят тайны и что там можно найти. Идем, Венька, чего их убеждать. Скучные они люди!

Но Венечка смотрел на Лешку с Артемом такими умоляющими глазами, что они не посмели ему отказать.

– Ладно, пошли, что с вами делать, – махнул рукой Артем.

На доживающей последние денечки обширной поселковой свалке друзья оказались не одни. Большая группа вооруженных длинными металлическими прутьями и палками «старателей», пугая жирных ворон и чаек, невзирая на зловоние, рылась в грязных отходах, надеясь выискать предметы бытовой техники, мебели, проволоку, одежду, книги… Задавшись определенной целью, каждый, помимо всего прочего, мечтал отыскать среди никчемного мусора никому не ведомое сокровище.

Ромка, как и все здесь, был полон энергии. Он тоже вооружился металлическим прутом, нашел несколько небольших, еще нетронутых мусорных куч, с ходу переворошил три или четыре и оттуда выхватил почти новый женский сапог на правую ногу. Сапог был пуст, и он принялся за поиски парного. С невиданным усердием перерыл оставшийся мусор, нашел искомое, потряс, но, кроме грязной стельки, из второго сапога ничего не выпало.

Ромка, однако, не отчаялся. Он перешел к следующей куче и выискал в ней серый дырявый валенок. Однако пока тянул его из груды отходов, от валенка отлетела подошва, а вместе с ней – надежда найти в нем забытую ценность.

– Не повезло. А мог бы и поносить, вещь-то почти новая, – жалостливо вздохнул Артем.

– Тебе бы только язвить! – беззлобно отозвался Ромка и кинулся к очередной куче.

Венечка тоже определил себе фронт работ и с тем же старанием исследовал помойные залежи, но и он не находил ничего, достойного внимания. В его кучах не обнаружилось ни одного предмета, пригодного для изготовления водолазного костюма.

Зато Ромка как по заказу из очередного мусорного холма вытянул старый полосатый матрас. Он разодрал его своим прутом, и клочья грязной серой ваты укрыли землю.

Лешка отошла от брата подальше, к пересекающей свалку неширокой дороге, и нечаянно наткнулась взглядом на то роковое место, где прежде стоял домик бомжей, сложенный из картонных коробок. Именно под этим домиком находилось мрачное подземелье, в котором томились они с Ромкой и Венечкой без всякой надежды выбраться оттуда живыми. Воспоминания были не из приятных. Лешка вздрогнула, отвернулась, и ей захотелось как можно скорее уйти с этой свалки. К тому же начал накрапывать дождь. Пока они сюда дошли, с неба исчезло солнышко и над землей грозно нависли клубящиеся тучи.

– Рома, ты долго еще собираешься копаться в этой гадости? – крикнула Лешка.

Артему тоже надоела вся эта грязь, он подбежал к Ромке и указал на его соперников-«старателей»:

– Послушай, если здесь и было что-то ценное, то они его давным-давно отыскали и унесли.

Ромка и сам давно это понял, а потому согласно кивнул, далеко зашвырнул свой прут, призвал Венечку сделать то же, выбрался на дорогу и посторонился, пропуская медленно движущийся мимо него самосвал.

И вдруг самосвал остановился и вывалил содержимое своего кузова прямо под Ромкиным носом, и к его ногам упала старая линялая брезентовая куртка. Ромка хотел пройти мимо, но не удержался от соблазна проверить, не лежит ли в ней что-нибудь ценное, пока за него это не сделали другие.

Он схватил куртку за воротник и потряс. Звона монет, как надеялся, не услышал и полез в карманы. Правый карман оказался с дыркой. Однако куртка была на подкладке, которая, на удивление, оказалась целой.

У Ромки в прошлом году была куртка с дырявым карманом, о чем он часто забывал и опускал в него и деньги, и ключи, и всякие другие мелкие предметы, и все они съедались дырой. Однако ничего из всего этого не пропадало, а проваливалось в полу куртки и застревало за подкладкой. И тогда, вместо того чтобы зашить карман, Ромка расширил дыру еще больше, чтобы в нее проходила рука и доставала до полы, и стал хранить в куртке всякие нужные вещи. И это было очень удобно, потому что помещалось их там куда больше, чем в кармане, и можно было ходить без сумки. Впрочем, иногда он доставал и сортировал свой тайник, а потом вещи накапливались снова.

Вот и сейчас Ромка поступил по старой привычке: расширил дыру и запустил в полу руку. Сначала ничего не нашел, потом нашарил маленькую бумажку, вытащил, разглядел. Это был обыкновенный месячной давности магазинный чек с надписями: «ПРОВИАНТЪ», «Работаем без перерыва и выходных» и «Спасибо за покупку». Название «ПРОВИАНТЪ» носил их поселковый магазин. Ромка выбросил чек и извлек десятикопеечную монетку. Монетку он взял себе и приступил к изучению содержимого второго кармана. В нем тоже была небольшая дырка, и Ромка проделал ту же операцию, то есть увеличил дыру и залез в полу. Там он сначала вообще ничего не нашел, но когда стал вытаскивать руку назад, указательным пальцем вдруг подцепил какую-то тесемку. Ромка ухватил ее всеми пальцами и вытянул рваный кожаный шнурок, на котором болтался какой-то плоский круглый предмет желтоватого цвета.

Предмет поместился на Ромкиной ладони и оказался филигранно вырезанным изделием из кости в виде лучистого солнышка с бровями, глазами, носом и ртом. Солнышко улыбалось, и одна бровь у него была чуть-чуть выше другой, что напомнило Ромке о племяннике.

Пока он возился с курткой, друзья успели уйти далеко вперед, но когда заметили, что Ромки с ними нет, вернулись снова.

– Опять застрял! – накинулась на него Лешка, но Артем был настроен более благодушно.

– Ну и что ты здесь нарыл? Какое на сей раз сокровище?

Не обратив никакого внимания на иронию, Ромка закивал и протянул друзьям найденный предмет.

– Ага, нарыл. Вот, глядите сами. Как вы думаете, что это такое?

Больше всех находка заинтересовала Лешку.

– Ой, какой красивый кулончик! – воскликнула она. – Вы только посмотрите, какая тонкая работа. Он, наверное, вырезан из слоновой кости. Откуда он взялся?

– Из куртки.

– А дай его мне, а? Тебе он все равно не нужен.

– Зачем он тебе? – покосился на сестру Ромка.

– Как «зачем»? Вымою и буду носить. Дашь?

Лешка не сомневалась, что Ромка скажет: «Бери, конечно, что мне, жалко?» – но он вдруг спросил:

– Ты считаешь, что он и вправду красивый?

– Ну да.

И тогда он задумался, сжал губы и выхватил у нее кулон.

– Обойдешься. У тебя полно всяких побрякушек.

От неожиданной обиды у Лешки потемнело в глазах.

– Ну и пожалуйста. Но и ты попроси у меня чего-нибудь, я тебе так же отвечу, – проговорила она и быстро пошла прочь.

Ромке стало стыдно, и он поймал сестру за руку.

– Ладно, так и быть, можешь пока взять, но только не насовсем, а с возвратом, до первого требования.

– Не надо, обойдусь, – гордо отказалась Лешка.

Но Ромка насильно сунул кулон в карман ее джинсов. И в ту же секунду из скопившихся на небе черных туч хлынул холодный дождь, и Лешка, забыв об обиде, припустилась бежать к ближайшему дубу.

Ромка побежал тоже, но споткнулся о какую-то железяку и растянулся на скользкой жиже. А вода противно заливалась за воротник, хлюпала в сандалиях. Поднимаясь, он обернулся и увидел на земле ту самую старую брезентовую куртку. Схватил, поднял ее над собой шатром и помчался за друзьями. Куртка оказалась почти непромокаемой.

Тем не менее по дороге к дубу как Ромка, так и все остальные успели вымокнуть до нитки, поэтому пережидать под деревом дождь не имело смысла, и все побежали дальше. Лешка на бегу вдруг закашлялась, Ромка вспомнил, что у нее больное горло, и проявил великодушие – отдал куртку ей. А она пустила под свой «шатер» маленького Венечку, и так они добежали до поселка.

Как только четверо друзей поравнялись с домом с мансардой, дождь, по иронии судьбы, кончился, снова выглянуло солнце, и застывшие на зеленой листве дождевые капли превратились в яркие изумруды. Венечка открыл калитку и бросил ставшую ненужной куртку в траву у забора, рядом с собачьей будкой. Затем друзья расстались. Венечка остался с Маргаритой Павловной и своим Дожиком, а Лешка, Ромка и Артем побежали домой сушиться и переодеваться.

Нина Сергеевна напоила их горячим чаем, приговаривая, что эти дети ни одного дождя и ни одной лужи не пропустят, непременно во что-нибудь да вляпаются. Однако ворчала она только так, для порядка, а настроение у нее было прекрасным.

Оценив заботу брата, который укрыл ее от дождя старой курткой, Лешка сменила гнев на милость, а потому, обнаружив в кармане джинсов костяную поделку, не стала отдавать ее Ромке, а хорошенько помыла, нашла в своей шкатулке с бижутерией деревянный кулон на почти таком же кожаном шнурке и заменила им рваный. Надев кулон на себя, посмотрелась в зеркало. В это время к ней заглянул Ромка.

– Красиво? – спросила она.

– Так себе. И не забудь, я даю его тебе на время.

– А это видел? – Лешка показала Ромке фигу, а он скорчил рожу и убежал.

Глава 2. Происшествие на станции

Пообедав, друзья снова засобирались к Венечке. Но не успели выйти за порог, как он прибежал к ним сам, причем жутко расстроенным. Лешка первая заметила, что с ним что-то не так.

– Что с тобой?

– Мама мне звонила, только сейчас, велела немедленно возвращаться домой. Говорит, купила горящую путевку в Болгарию, и завтра вечером мы уже должны туда лететь, – чуть не плача, сообщил мальчик.

– На море?

– На море. Но мне так не хочется от вас уезжать!

– А Дожик твой с кем же будет? – озаботилась Лешка.

– С папой останется.

Венечка опустил глаза, чтобы никто не заметил, что они блестят от слез, и с преувеличенным вниманием стал протирать свои очки. А Ромка хлопнул его по плечу и грубовато-дружеским тоном сказал:

– На море – это же здорово! И потом, это ненадолго: вернешься из Болгарии – и снова приедешь к нам. К тому времени Маргарита Павловна вернется тоже, а если и не вернется, будешь жить с племянником.

– Ты прямо сейчас уезжаешь? – спросил Артем.

Венечка кивнул.

– Прямо сейчас, электричка уже скоро. Я уже и вещи собрал, только за Дожиком забегу – и все.

– Тогда мы проводим тебя до станции. Роман, собирайся.

– А чего мне собираться, я всегда ко всему готов. – Ромка направился к двери, но до порога не дошел, остановился, а глаза его заблестели, и всем стало ясно, что он что-то задумал. – Лешка, Темка, слушайте! А давайте Веньку не до станции проводим, а до самой Москвы, а? Заночуем там, погуляем по городу. Я по дому соскучился и вообще… Сколько можно сидеть на одном месте?

– В принципе, я не против, – пожал плечами Артем и обернулся к Лешке: – А ты?

– Как вы, так и я, – ответила Лешка, а про себя хитренько улыбнулась. Она сразу поняла, что скрывается за Ромкиным туманным «и вообще». Оно означало, что соскучился он вовсе не по дому, а по одной девочке по имени Лиза.

Эта Лиза была не простой девочкой, а начинающей актрисой – на ее счету уже была одна небольшая роль в кино. Друзья познакомились с ней в Медовке: здесь жила ее бабушка, и Лиза иногда ее навещала. Надо сказать, что сначала эта девчонка Лешке жуть до чего не понравилась, она сочла ее кривлякой и задавакой. Но вскоре выяснилось, что Лиза простая, веселая, открытая, с легким характером, и они подружились. У Лешки была любимая подруга – Катька, но она жила в Воронеже, и виделись они редко. Лиза на Катьку чем-то походила: только на вид казалась изнеженной и капризной, а на самом деле была отважной и смелой, и Лешка была уверена, что Катьке она бы тоже понравилась.

Что касается Ромки, то до встречи с Лизой девчонки его вообще не волновали, относился он к ним снисходительно, смотрел свысока, мол, что с вас взять… Но Лизины красота и обаяние сразили его наповал, и с тех пор он только о ней и думал. Лешка сама слышала, как втайне от всех ее братец учил своего Попку говорить: «Привет, Лиза!» и «Лиза хорошая».


Быстро собравшись, друзья забежали в дом с мансардой проститься с Жан-Жаком и Маргаритой Павловной – они улетали во Францию на другой день, забрали Дожика, сели в электричку и через полчаса были в Москве. Там они проводили Венечку до самого дома – он жил рядом с проспектом Мира, вернулись в метро, доехали до своей «Рижской» и разошлись по домам: брат с сестрой и Артем обитали по соседству.

Родители Ромки и Лешки приятно удивились, когда вернулись с работы и застали своих детей дома. Валерия Михайловна воскликнула:

– А что ж вы не предупредили о своем приезде? Я бы вам чего-нибудь вкусненького приготовила! Ну как знала, что сегодня что-то хорошее случится. И вы появились, и контракт выгодный заключила. – Она прошла в комнату, сняла с себя цепочку с небольшим кулоном из финифти и, кладя ее у зеркала, полушутливо заметила: – Не иначе как талисман помог.

– Просто он придал тебе уверенности в себе, – заметил Олег Викторович.

– Возможно, – согласилась Валерия Михайловна и принялась готовить ужин.

У Лешки уже давно был свой талисман – перстень с горным хрусталем, который прошлым летом подарила ей Маргарита Павловна. Лешка этим перстнем очень дорожила, но не носила: он был большим и старомодным. А после маминых слов решила, что еще один талисман ей не помешает, а потому извлекла из сумки Ромкин кулон и стала подыскивать подходящий к нему наряд.

Ромка после ужина долго крутился около телефона, то снимал трубку, то клал на место, а потом подозвал к себе Лешку и со смущенным видом попросил ее позвонить Лизе:

– Спроси, не хочет ли она завтра с нами погулять.

Лешка охотно исполнила его просьбу: она и сама была не прочь встретиться со своей новой подругой.

Лиза сказала, что с утра у нее кинопробы, а днем она будет свободна.

– Сможете подойти часикам к двум к кинотеатру «Художественный»? – спросила она.

– Конечно, сможем, – ответила Лешка, а Ромка выгреб из шкафа всю свою одежду и тоже стал подбирать себе подходящий комплект. До встречи с Лизой он никогда не раздумывал над тем, что ему надеть, и вообще терпеть не мог переодеваться, а теперь и в этом перестал походить на самого себя.


С утра было пасмурно и прохладно. Лешка надела джинсы с легким зеленоватым свитером, а на него коричневую замшевую жилетку с бахромой, еще раз примерила назначенный талисманом Ромкин кулон. Это костяное украшение как никакое другое идеально подходило к ее наряду.

Потом к ним пришел Артем, и Ромка заставил всех выйти из дома часа на три раньше назначенного свидания. Когда они оказались у «Художественного», еще и двенадцати не было, и Лешка предложила погулять по Старому Арбату.

На Арбате, как всегда, было многолюдно и шумно. Трое друзей неспешно шли по знакомой мостовой, украшенной пятирожковыми фонарями, и вместе с праздно шатающейся толпой туристов глазели по сторонам. Они дошли до памятника Пушкину и Наталье Гончаровой и, нигде не задержавшись, повернули обратно. Ромка так боялся опоздать на встречу с Лизой, что даже не предложил зайти в свое любимое кафе и не заглянул в зоомагазин.

На выходе со Старого Арбата Лешка остановилась и засмотрелась на одну из магазинных витрин, вернее, на свое отражение в ней. И только отошла, как рядом с ней оказалась молодая женщина с микрофоном в руке и преградила ей путь.

– Девочка, можно задать тебе несколько вопросов?

– Пожалуйста.

– Ты москвичка или приезжая?

– Москвичка, – закивала Лешка.

– А что вы хотите? – тут же встрял Ромка.

– Так ты здесь не одна?

– Нас трое, – ответила Лешка.

– Ну что же… Тогда становитесь все вот сюда.

Женщина подвела друзей к краю тротуара, и Лешка увидела нацеленный на них объектив большой видеокамеры, перед собой – микрофон и услышала первый вопрос:

– Как вы проводите лето?

Быстрее нее ответил брат:

– Очень хорошо! Замечательно просто!

Журналистка улыбнулась.

– Я вижу, у вас отличный загар. Вы, должно быть, ездили куда-нибудь на юг с родителями?

– Нет, мы никуда не ездили, – помотал головой Ромка.

А Лешка разъяснила:

– Да мы и сейчас отдыхаем, только не с родителями. Мы все лето живем в Медовке, это такой поселок под Москвой, и там у нашего друга, – она указала на Артема, – большая дача. Знаете, как там хорошо! Просто необыкновенно. А в Москву мы приезжаем редко и сегодня оказались здесь совершенно случайно. Погуляем до вечера и вернемся обратно.

– А как отдыхают ваши сверстники?

И снова за всех ответил Ромка:

– Да кто как. Сегодня, например, один наш друг уезжает с мамой в Болгарию. Еще один проводит время на Волге.

А Лешка вспомнила о ребятах из своего двора, вынужденных все лето оставаться в городе, и сказала:

– А некоторые вообще никуда не поехали. Если нет ни дачи, ни денег, то что еще остается?

– И много ты знаешь таких ребят?

– Порядком. А зачем это вам?

– Мы делаем передачу о детском летнем отдыхе.

– Для телевидения? А когда смотреть? На каком канале? – затеребил женщину Ромка.

– Сегодня, на московском, в «Новостях», – ответила тележурналистка и, поблагодарив их, пошла навстречу другим подросткам, а друзья поспешили к «Художественному».

– Ура! Нас сегодня по телику покажут! – как ребенок подпрыгнул Ромка.

Лешка с Артемом тоже радовались, что их покажут по телевизору, но проявляли свои чувства более сдержанно. Лешка снова посмотрелась в магазинную витрину, увидела свой новый талисман. Не он ли принес ей удачу?

К кинотеатру они подошли задолго до двух, а Лиза освободилась только в половине третьего. Ромка уже весь извелся, когда она появилась.

– Здравствуйте. Вы давно ждете? Ой, я так боялась, что вы без меня уйдете, звонила вам, но телефон в метро почему-то не сработал. Меня на пробах задержали.

– Ничего страшного, – ужасно радуясь, что Лиза пришла, Ромка не спускал с нее восторженных глаз. Высокая, с длинными прямыми волосами, большими изумрудными глазами, она показалась ему еще красивее, чем прежде. – Ну и как прошли пробы?

– Не знаю еще, это будет известно позже, мне позвонят. – Лиза поправила волосы и остановила взгляд на Лешкином талисмане. – Какой у тебя симпатичный кулон! Впервые такой вижу. Можно взглянуть?

– Пожалуйста.

Лешка сняла с себя улыбчивое солнышко. Лиза его разглядела, надела на себя и посмотрелась сначала в маленькое зеркальце, а потом, как до того Лешка, в витрину магазина.

– Класс! Где ты его взяла?

– Ромка нашел.

– Красивая вещь, – отметила Лиза, а Ромка неожиданно схватил Лешку за руку, отвел в сторону и прошептал в самое ухо:

– Ты помнишь, как я говорил, что даю его тебе с возвратом?

– Ну, помню.

– Вот и отдавай его теперь мне назад.

– Но это же мой талисман!

– Никакой он не твой и не талисман. – Ромка повернулся к Лизе, и на губах его появилась услужливая улыбка. – Тебе правда нравится эта штука?

– Очень, – искренне ответила девочка.

– Вот и бери ее себе.

– Как это? Разве он Лешке не нужен?

Ромка незаметно ущипнул сестру за бок и кинул на нее такой умоляющий взгляд, что она вздохнула:

– Не нужен. Забирай и носи.

Лиза понимающе взглянула на обоих.

– Ладно, возьму, но не насовсем, а только поносить. А тебе на это время дам другой. Согласна?

Лешка кивнула.

– Вот и хорошо. – Лиза взяла ее под руку и обратилась к мальчишкам: – Может быть, не будем гулять? Я так сегодня устала на этих пробах, что никаких сил нет. Давайте лучше поедем ко мне домой.

Все охотно согласились, особенно Ромка, который и не мечтал о таком счастье.


Лиза жила в центре Москвы, недалеко от Садового кольца, и у нее была своя большая и уютная комната с видом на бульвар. На стене висел ее портрет в полный рост – увеличенный кадр из фильма, в котором она снималась.

Девчонки приготовили бутерброды, заварили чай, и все уселись перед телевизором смотреть кинокартину с Лизиным участием. Она играла капризную мамину дочку, и роль ее была хоть и второстепенной, но запоминающейся. Должно быть, потому ее и пригласили на новые пробы.

А когда фильм закончился и все искренне восхитились Лизиной игрой, Ромка посмотрел на часы и засуетился:

– Лиза, у тебя есть телепрограмма?

– Где-то была. – Лиза вышла из комнаты и вернулась с «Антенной». – А зачем она тебе?

– Узнать, во сколько сегодня «Новости» на московском канале.

– Там же должны нас показывать! – вспомнила Лешка и рассказала подруге, как их сегодня снимали на Старом Арбате, и Лиза предложила сделать запись.

«Новости» начались в шесть часов вечера. После ряда сообщений диктор сказал:

– Лето в разгаре, а проблема отдыха наших детей по-прежнему актуальна. Предлагаем вам репортаж наших корреспондентов с московских улиц.

И на экране один за другим стали появляться подростки, причем тележурналистка отобрала тех, кто по разным причинам не смог никуда поехать отдыхать и был вынужден остаться в пыльном городе, и только Лешка, Ромка и Артем в том репортаже были исключением. Должно быть, потому, что Лешка упомянула о ребятах со своего двора, которые проводили лето в Москве. Ее и показывали дольше всех, все больше крупным планом, и на экране особенно выделялись ее синие сияющие глаза и похожий на солнышко Ромкин кулон, красиво сочетающийся с замшевой жилеткой.

Как только репортаж закончился, Ромка вернул запись к началу, и все с удовольствием просмотрели ее еще раз. А Лиза побежала за своими украшениями. Она притащила огромную шкатулку, в два раза больше Лешкиной, и вывалила все ее содержимое на диван.

– Выбирай, что тебе больше нравится. Ты поносишь мое, я твое, а потом обменяемся снова.

Лешка выбрала большое пластмассовое сердечко почти такого же светло-желтого цвета на почти таком же, как у нее, шнурке и сразу же надела его на себя.


Домой Лешка, Ромка и Артем возвращались в приподнятом настроении. Больше всех был доволен Ромка, так как при расставании Лиза сказала, что если не похолодает, то через пару дней она обязательно приедет в Медовку.


Друзья сошли с электрички и почти сразу столкнулись с двумя приятелями: Коляном и Сашкой Ведерниковым.

– А мы вас сегодня по телику видели! – завопил Колян.

– Точно, – закивал Сашка. – Домой ко мне случайно забежали, а телик был включен, а там – вы. Ну ты, Лешка, прям как артистка, не помню, как ее зовут, но такая же красивая. И как вы туда попали?

Лешка зарделась. Ей было приятно, что Сашка сравнил ее с артисткой.

– Это случайно вышло. Мы шли по Старому Арбату, и нас там встретили и попросили ответить на вопросы.

– А где именно? – уточнил Колян.

– Хотите туда поехать? Думаете, вас там ждут? Хотя чем черт не шутит, – пожал плечами Ромка и принялся в деталях расписывать их встречу с телевизионщиками.

Все пятеро стояли на спуске с платформы, а дорожка была узкой, и по ней непрерывным потоком текли люди. Одни только что сошли с поезда, другие спешили к встречной электричке, и друзья всем мешали. Какой-то дядька больно ударил Лешку по ноге своей огромной сумкой, а его спутница пихнула Ромку локтем и пробурчала:

– Нашли место для разговоров.

Пришлось разойтись. Колян с Сашкой поднялись на платформу – они пришли встречать Сашкину сестру Машку, которая должна была приехать на следующей электричке, а трое друзей заспешили домой.

По дороге Лешке впился комар, она прихлопнула его, провела рукой по шее и почувствовала, что там чего-то недостает. И тут же догадалась, чего именно. На ней не было Лизиного кулона! Лешка остановилась как вкопанная. Куда же он мог деться? В Москве был, в электричке – тоже. Когда они стояли в тамбуре, собираясь выйти, она посмотрелась на себя в дверное стекло. Значит, Лизино сердечко потерялось где-то здесь.

Не сказав ни слова, Лешка побежала назад. Было безлюдно, и она осмотрела все: и дорожку, и траву, и кусты. Сердечка нигде не было.

– Лешк, ну чего ты там застряла? – окликнул ее брат.

– Ты что-то потеряла? – спросил, подбежав к ней, Артем.

Лешка огорченно кивнула:

– Угу. Лизин кулон.

Друзья еще раз осмотрели место, где они стояли с Сашкой и Коляном, поднялись на платформу, но пластмассового сердечка так и не нашли.

– Подумаешь, потеря… – хмыкнул Ромка. – Оставишь Лизе свой, то есть мой, навсегда, только и всего.

– Придется, – вздохнула Лешка.


У калитки друзей встретили Нина Сергеевна и соскучившийся по Лешке Дик. Сколько Лешка его ни воспитывала, пес так и не научился сдерживать свою радость, и как только она вошла во двор, повел себя так, будто не видел ее по меньшей мере года три: вскочил лапами ей на плечи и чуть не сбил с ног. Потому Лешка не сразу заметила людей, сидящих за столом на ярко освещенной веранде.

– Кто это? – отделавшись от собаки, с удивлением спросила она.

– Мои новые подруги, – с плохо скрываемой гордостью сообщила Нина Сергеевна. – Все они тоже увлекаются цветоводством, ну вот мы и собрались поговорить, чайку попить. Вы там ужинайте сами, а я пойду.

И она резво припустилась к веранде, а вскоре оттуда донесся чей-то восторженный голос:

– Но левкои, левкои у вас… Ну просто изумительные. А дельфиниумы! Нет слов.

– Махровые, особый сорт, а на дальней клумбе – вербены и сцеволы, – приподнятым голосом отвечала Нина Сергеевна, и Лешка от души за нее порадовалась.

– Ну наконец-то твоя тетка нашла себе подходящую компанию, – сказала она Артему.

– И перестала скучать, – добавил он.

Глава 3. Давняя трагедия

На следующий день после завтрака Нина Сергеевна отправилась к новым подругам с ответным визитом, Лешка повела Дика на собачий пляж, а Артем вызвался ее сопровождать. Ромка с ними не пошел – предпочел засесть за компьютер.

На реке было не жарко, по небу плыли небольшие серебристые облака, легкий ветерок чуть шевелил высокие тонкие камыши и густую темную траву. Счастливый Дик бултыхался в воде, Лешка с Артемом бродили вдоль безлюдного зеленого берега, собирали перламутровые ракушки и не меньше пса радовались жизни.

Потом Лешка уселась на травку, а Артем забрался в воду, выбрал самый высокий камыш и преподнес ей. Шелковистой камышинкой шоколадного цвета Лешка провела по своей щеке, глубоко вдохнула свежий, напоенный ароматом луговых трав воздух.

– Как же здесь хорошо! И спокойно. Вот бы всегда так жить, без всяких приключений, да?

Артем сел рядом, взял ее руки в свои.

– Надеюсь, так оно теперь и будет. Да и что еще может случиться? Ромка, кажется, угомонился, ни на какие расследования его больше не тянет, а без него какие же приключения?

– Без него – никаких, – весело согласилась Лешка.

Но их надежды оказались напрасными.


Вернувшись с прогулки, Лешка зашла в свою комнату, чтобы переодеться. Она сняла с себя пляжные шлепанцы, прошлась босиком по полу и у дивана наступила в какую-то липкую лужицу. Откуда она взялась, Лешка поняла сразу. Вчера, поздно вечером, расставшись со своими новыми подругами, Нина Сергеевна сварила компот из абрикосов и принесла Лешке попробовать. Компот оказался вкусным, Лешка выпила его залпом и попросила еще, но новую порцию не осилила, а встать и дотянуться до стола ей было лень, и она поставила кружку с напитком на пол около своего дивана и начисто о ней забыла. А Ромка, стало быть, наткнулся на эту кружку, компот разлил, а вытереть за собой, конечно же, поленился.

– Рома, поди сюда, – выглянув за дверь, потребовала Лешка.

Брат оторвался от компьютера.

– Чего тебе?

– Хотелось бы знать, что тебе понадобилось в моей комнате? А раз уж разлил компот, то мог бы и убрать за собой.

Ромка воззрился на сестру непонимающе:

– Чего убрать? Какой еще компот? Я не заходил в твою комнату.

– Точно?

– Точно. Что мне там делать?

Лешка огляделась, открыла дверцу шкафа и растерялась: то ли одна из ее блузок лежит не так, как раньше, то ли это ей кажется.

Брат стоял у порога и наблюдал за ее действиями.

– Так что у тебя здесь произошло?

– Я не знаю. Как ты думаешь, сюда не мог кто-нибудь влезть, пока нас с Диком не было дома?

– А деньги целы? Проверь.

Лешка открыла самый верхний ящик письменного стола. Все ее сбережения лежали на виду и пребывали в целости и сохранности.

– Деньги здесь.

– Тогда дай их мне, пока не украли.

– Ага, как же!

– Ну и не надо. А компот твой небось Нина Сергеевна разлила и не обратила внимания, ей теперь ни до чего нет дела.

Ромка вернулся к компьютеру, а Лешка подумала, что из-за него и их постоянных расследований она стала чересчур подозрительной. Если не Нина Сергеевна, то она сама толкнула эту кружку и не заметила, как та опрокинулась.


Весь следующий день Ромка смотрел периодически на небо, слушал сводки погоды и приставал ко всем с одним и тем же вопросом:

– Как вы думаете, завтра дождя не будет?

– Упаси боже! – восклицала Нина Сергеевна. – У меня на завтрашний день столько планов!

Лешка с Артемом сразу догадались, почему Ромку так волнует погода. Он ждал Лизу, а она сказала, что приедет к ним, если не похолодает.

И вот наступил новый день. На Ромкино счастье, погода оказалась отличной, Лиза им позвонила прямо с утра и сообщила, что едет, и в назначенный час друзья отправились ее встречать.

Лиза сошла с поезда в легком розовом костюме: на ней была тоненькая летящая юбочка и короткий топик. И босоножки на ней тоже были розовыми, и ногти выкрашены в тон. То есть выглядела она, как всегда, потрясающе. А шею украшала тоненькая серебряная цепочка с медальоном.

Увидев эту цепочку, Лешка сразу вспомнила о пропаже Лизиного кулона и трагическим голосом сообщила:

– Лиза! У меня украли твое сердечко.

– Или она его сама потеряла, – тут же вставил Ромка, хватаясь за Лизину дорожную сумку.

– Ну и ладно, – не вдаваясь в подробности, легко сказала девочка. – Стоит ли переживать из-за такой ерунды?

Она остановила Ромку, открыла свою сумку, достала из нее кулон-солнышко и вручила Лешке:

– Возьми его сейчас, пока я не забыла.

– А как же ты?

– А я его уже поносила.

– Вот спасибо! – обрадовалась Лешка и тут же надела на себя свой новый талисман.

У себя дома Лиза переоделась и вышла к друзьям с красивым мячом золотого цвета, который сиял на солнце так, что было больно глазам. Она предложила сходить на пляж и поиграть там в волейбол. Ромке пляж давно надоел, но за Лизой он был готов идти куда угодно и потому с готовностью закивал.

– Конечно, идем.

По дороге на речку друзья забежали к себе на дачу за пляжными принадлежностями. Лешка привела Лизу в свою комнату, надела пятнистый «леопардовый» купальник – недавний мамин подарок, посмотрелась в зеркало и задумалась, оставлять талисман или нет. Она сняла его, снова надела и снова сняла.

Эту сложную задачу за нее решила Лиза.

– С кулоном тебе лучше, – сказала она.

И Лешка оставила украшение.


Друзья остановились на своем привычном месте, недалеко от воды, там, где зеленая травка граничила с желтым песком. Ромка разделся до плавок, подождал, пока это сделают девчонки, схватил Лизу за руку и потащил ее в реку. Лешка с Артемом присоединились к ним.

Но кулон на шее мешал Лешке нырять и плавать, и она вышла из воды, чтобы оставить его на берегу. Но не успела добежать до своей одежды, как ее кто-то окликнул:

– Оленька, здравствуй!

Голос был очень знакомым. Лешка повернула голову и в тени под большим деревом увидела племянника с двумя мужчинами его возраста, очевидно тех самых друзей детства, на встречу с которыми он приехал в Медовку.

Лешка помахала племяннику в ответ, а потом подумала, что вежливее будет подойти, и направилась к дереву.

– Здравствуйте, Александр Федорович.

– Здравствуй, Оленька, – повторил он. – А где же наш великий и непревзойденный сыщик?

– Плавает.

Племянник привстал, разглядел в реке Ромку с Артемом и представил Лешку своим спутникам:

– Это сестра великого детектива, тоже знаменитая сыщица и мой хороший друг Оля.

– Что значит «сыщица»? – спросил один из мужчин.

– То и значит: эти ребята сумели раскрыть не одно преступление и много раз приходили мне на помощь. Верно я говорю, Оленька?

Лешке ничего не оставалось делать, как согласно кивнуть, а племянник представил ей своих спутников:

– Это Виктор, это – Сергей. В детстве мы провели здесь не одно лето.

– И до сих пор дружим, чего и вам желаем, – с улыбкой сказал Сергей.

Лешка улыбнулась в ответ и незаметно оглядела друзей Александра Федоровича. Виктор был худощавым, светловолосым и походил на спортсмена. Кареглазый, коротко стриженный, довольно упитанный Сергей взирал на мир сквозь очки в тонкой оправе и казался очень серьезным и умным. Должно быть, в детстве он был похож на Венечку.

А племянник потянул ее за руку и усадил рядом с собой.

– Рассказывай: как живете, чем сейчас занимаетесь, где пропадали?

– А мы в Москве были. Гуляли по городу, нас, кстати, в «Новостях» показывали, по московскому каналу. Может, видели? – простодушно спросила Лешка.

Племянник не ответил. Его взгляд был прикован к ее кулону, он даже моргать перестал. Когда опомнился, сдвинул брови.

– Что ты сказала?

– Я говорю, нас на Арбате расспрашивали, как мы проводим лето, а потом показали в «Новостях».

– Понятно, – рассеянно проговорил Александр Федорович, по-прежнему не сводя глаз с ее украшения. – Слушай, откуда у тебя такая вещь?

– Ромка нашел.

– Где нашел?

– Ну… – Лешка замялась, не зная, говорить или нет, в каком месте ее брат выискал этот кулон, и решила, что скрывать ей нечего. – На свалке, случайно. Но я его помыла, вы не думайте.

– Не сомневаюсь. Дай посмотреть.

Лешка сняла с себя украшение и протянула племяннику. Он взял его чуть дрожащей рукой. Его друзья придвинулись ближе и тоже уставились на кулон, как на невиданную диковину.

Потом костяная поделка перешла к Виктору, от него – к Сергею. Оба разглядели ее со всем вниманием, и Виктор сказал:

– Совсем как твой.

– И мне так кажется, – поддакнул Сергей.

Но племянник покачал головой и вернул кулон Лешке.

– Я тоже так сначала подумал. Но, к счастью, вспомнил, что на том моем талисмане был порван шнурок, оттого-то я и положил его в рюкзак. А здесь он целехонький.

На лицах трех друзей выразилось невероятное облегчение, будто их коснулась и тут же миновала какая-то страшная угроза. Однако радовались они недолго, потому что Лешка не смогла умолчать о том, что она поменяла шнурок. Виноватыми глазами она посмотрела на племянника.

– Вообще-то этот шнурок с другого кулона. А тот и в самом деле был рваный, и я его выбросила. А еще когда я это солнышко в первый раз увидела, то сразу о вас вспомнила. Тут одна бровь чуть выше другой, и у вас тоже…

С лица племянника вмиг слетела улыбка, и Лешка почувствовала себя еще больше виноватой, хотя и не могла понять в чем.

– И что же, он там, на свалке, прямо так и лежал? – спросил Виктор.

– Нет, он был в куртке.

– В какой куртке? – вразнобой вскричали все трое.

– В старой такой, брезентовой, такая когда-то у нашего папы была, а потом наша мама ее выбросила.

– И где же эта куртка теперь? Так и лежит на свалке? – быстро спросил Виктор.

– Нет, мы ею от дождя укрылись и домой побежали. Потом она осталась у Венечки, а он ее куда-то дел. А куда – я не помню.

Племянник схватил Лешку за руку.

– Пожалуйста, постарайся вспомнить, это очень важно.

Лешка подумала, покачала головой:

– Нет, не помню. Но можно у Ромки спросить. Рома! Поди сюда! – привстав, громко крикнула она.

Брат примчался тут же, за ним – мокрые и хохочущие Лиза и Артем.

– Вот ты, Лешка, где, а мы тебя потеряли. Здравствуйте, Александр Федорович! Это ваши друзья, да? А это Лиза, она артистка, причем самая настоящая, – с гордостью представил всем свою подругу Ромка.

– Это видно. – Племянник тепло улыбнулся Лизе, забрал у Лешки кулон и предъявил Ромке. – Расскажи-ка нам, как ты его нашел.

Юный сыщик пожал плечами.

– Ну как… Случайно. Мы пошли на свалку искать водолазный костюм и еще кое-что…

– Водолазный костюм? На свалке? – удивился Сергей.

– Ну да. А что тут такого? Мало ли что там может попасться. Но только никакого костюма мы не нашли, и вообще ничего, и уже собрались уходить, а тут подъехал самосвал, вывалил передо мной мусор, и на дорогу упала куртка.

– А самосвал тот был откуда? Из Медовки? – перебил его Виктор.

– Ну да, откуда ж еще? Ну и вот, я эту куртку подобрал и осмотрел ее карманы. Они оказались дырявыми, но внизу нашлась эта штука. Наверное, тот, кто ее выбрасывал, забыл про дыру и не проверил, что лежит за подкладкой.

– А где сейчас эта куртка? – с нетерпением спросил племянник.

– По-моему, она осталась в вашем дворе. Потому что, как только мы туда прибежали, дождь кончился, и Венька, кажется, бросил ее у забора.

– Тогда, возможно, она все еще там и лежит? – взглянув на племянника, с волнением произнес Сергей.

– Не видел я на своем дворе никакой куртки, – покачал головой Александр Федорович. – Хотя, возможно, не обратил внимания.

– Тогда пойдем посмотрим. – Сергей потянулся за своей одеждой, но племянник его опередил, в мгновение ока вскочил, столь же быстро оделся и обратился к Ромке:

– Пойдем, покажешь мне, где вы ее оставили.

– Пожалуйста, – дернул плечом Ромка и тоже оделся.

– Мы скоро вернемся, – обращаясь ко всем сразу, сказал племянник, и они покинули пляж.

Всю дорогу Ромка не шел, а бежал, и все равно никак не мог поспеть за своим старшим другом, так тот торопился поскорее добраться до своего забора. Поэтому по пути они ни о чем не разговаривали, хотя Ромке не терпелось узнать, что же такое важное кроется в этом загадочном кулоне и для чего племяннику срочно понадобилась кем-то выброшенная грязная и дырявая куртка.

Они подбежали к забору, но никакой куртки там не нашли, как ни искали, а снующие за ними рыжие щенята Тай и Фун говорить, к сожалению, не умели, и потому никто не мог им сказать, куда она подевалась.

– Так я и знал, – огорченно бросил племянник.

– Наверное, кто-то ее подобрал. Какой-нибудь бомж проник во двор и унес эту несчастную куртку. У вас калитка часто бывает открытой, – сочувственно сказал Ромка.

– Ты мне ее хотя бы опиши. Какого она была цвета, размера?

– Цвета защитного, только выгоревшая вся. А размера… Большого, по-моему. Лешка с Венечкой ею вдвоем укрывались. Если б я знал, что это может понадобиться, то разглядел бы ее получше. А зачем вам эта куртка? А этот кулон что, в самом деле ваш?

– Очевидно, мой, – с горечью вздохнул племянник. – Хотя мне непонятно, как он мог здесь оказаться. Я-то считал, что он покоится далеко отсюда, за Полярным кругом, на дне одной маленькой быстрой речушки.

Александр Федорович прошел в глубь двора, присел на скамью возле дома, вытер платком вспотевший лоб и похлопал рукой рядом с собой.

– Садись.

Ромка присел с ним рядом, и племянник приступил к рассказу.

– Это случилось пятнадцать лет назад. Мы, трое студентов-второкурсников, решили летом подработать и по совету одного приятеля отправились в Заполярье и устроились там простыми рабочими в геологоразведочную партию, которая занималась поисками месторождений медной и никелевой руды в районе плато Путорана. Трудились от зари до зари, и хотя по ряду причин все геологические работы были свернуты немного раньше времени, мы заработали такую кучу денег, которая нам, бедным студентам, тогда и не снилась. Эти деньги мы получили в Норильске и сразу же засобирались домой. Однако на ближайшие рейсы на Москву билетов не оказалось, и нам предстояло томиться в чужом городе недели полторы до вылета. И тогда кто-то из нас предложил не сидеть на месте, а воспользоваться случаем и смотаться в известный на весь мир поселок Хатангу. Может, тебе известно, что там, в слоях вечной мерзлоты, добывается кость мамонта, а однажды даже было найдено целое доисторическое животное.

– Я об этом слышал. Так вот из чего сделан этот кулон! – вскричал Ромка. – А мы думали, что он из слоновой кости. Впрочем, это почти то же самое.

А племянник продолжал:

– Но и в Хатанге мы надолго не задержались. Случайно встретили там знакомого вертолетчика, который обслуживал нашу геологическую партию, он собирался лететь в одно долганское поселение и предложил нам составить ему компанию. Мы, разумеется, согласились. Я по образованию историк, и меня больше других обрадовала возможность посмотреть, как живут малые народы. В общем, сели и полетели. Поначалу казалось, что поездка удалась. В том селении мы познакомились с местным шаманом, очень интересным человеком. По национальности он был долганом, а звали его Федором, как и моего отца. Помимо знахарства и колдовства этот Федор занимался резьбой по кости – кроме него, там этим никто не увлекался. Он вообще был мастером на все руки. Я бы назвал его народным умельцем и хорошим психологом, он действительно помогал людям избавляться от всяких хворей. Однако если знахарь-шаман своих соплеменников лечил успешно, то себя, когда заболел, вылечить не смог и дня через два после нашего приезда слег в горячке. К счастью, у меня с собой были антибиотики, и уже через день Федор был на ногах. В благодарность за это он пожелал подарить мне какую-нибудь поделку из мамонтовой кости. Спросил, что мне вырезать, а мне не пришло ничего в голову, кроме как брякнуть: «Мой портрет». Федор нисколько не удивился и принялся за дело. А когда закончил, сказал, что это талисман, который убережет меня от многих несчастий.

Время прошло быстро, настала пора возвращаться в Норильск. И тут, на нашу беду, испортилась погода. Вертолет взлететь не мог, и тогда нам на выручку пришел Федор. Он приказал своей воспитаннице на моторной лодке доставить нас к судоходной реке, которая, как и поселок, называется Хатангой, в то место, где мы смогли бы пересесть на большой катер. Он и сам бы нас отвез, но был еще слаб и заверил нас, что его приемная дочь – девочка опытная, знает тундру как свои пять пальцев и прекрасно управляет моторкой. Как же ее звали-то?.. – Племянник, задумавшись, пощелкал пальцами. – Нет, не могу вспомнить. Там была одна красавица-долганка, вот на нее все заглядывались, и местные, и приезжие, и ее имя я помню до сих пор. Ее звали Алисой. А эта была неприметной, маленькой, с глазками-щелочками, как сморчок засушенный. Отец у нее, говорили, был русским, а мать – местной, и когда она умерла, Федор из жалости взял сиротку к себе. Короче, сели мы с ней в моторку и поплыли, а перед тем на всякий случай все свои деньги, документы, фотопленки и все самое ценное сложили в один рюкзак, чтобы в случае аварии спасать его в первую очередь.

– А талисман?

– Талисман тоже оказался в этом рюкзаке, я его туда положил, потому что порвался шнурок. Помню, Виктор еще сказал, что теперь нашим деньгам ничего не грозит, раз оберег лежит рядом с ними. Однако шаманский талисман не помог. То ли девчонка оказалась неумехой, не удержала руль, то ли погода была не на нашей стороне, но, так или иначе, на крутом повороте наша моторка вильнула и врезалась в огромный порог. Лодка разбилась, девочка погибла, а всех нас буквально разметало по реке. Все наши вещи, в том числе и «аварийный» рюкзак, утонули. Мы же спаслись буквально чудом: невесть откуда на реке появились большие бревна и перегородили реку. Видно, ветром откуда-то сорвало плохо скрепленный плот и понесло в нашу сторону. Каждый из нас сумел вцепиться в эти бревна и быстро выбраться на берег. А не появись они, мы бы погибли. Случилось и второе чудо: у Сергея в его куртке нашлись сухие спички. И тогда из лишайников и мхов – в той тундре больше ничего не росло – мы сумели соорудить небольшой костерок и кое-как обсушиться.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.