книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Игорь Прокопенко

Тайны космонавтики

Предисловие

В странной ситуации оказалось сегодня человечество. С одной стороны – ни один ученый не берет на себя ответственность заявить, что мы одиноки во Вселенной, а окружающий нас Космос – не более чем пустынное пастбище древних обезьян. С другой – нет ни одного вещественного доказательства того, что, кроме нас, во Вселенной есть еще кто-то живой. И вот совсем недавно в научном мире произошло сенсационное открытие, которое должно положить конец нашим сомнениям. Жизнь на других планетах есть! Более того, даже мы, хозяева Земли, на самом деле – гости с другой планеты. И это говорю не я, а ученые с мировыми именами.

Много лет наука утверждала – инопланетян не существует. Человек является венцом Вселенной, и любой ученый, рискнувший порассуждать на эту тему, автоматически попадал в разряд тех, у которых «не все дома». Но вот на орбиту были запущены первые орбитальные телескопы, и выяснилось невероятное.

Оказывается, нас окружают сотни, тысячи планет, на которых возможна жизнь… И если это утверждение уже научный факт, то – страшно представить – выходит, что инопланетяне действительно могут существовать. Надо сказать, что за инопланетянами человечество гоняется давно. Ищут ученые, ищут военные. И порой такие поиски приносят поистине сенсационные результаты.

Какова вероятность, что на недавно открытых экзопланетах так же, как и на Земле, существует жизнь? Что думает об этом официальная наука? Каковы альтернативные версии и гипотезы? Об этом книга, которую вы держите в руках. Это плод упорного труда творческих коллективов программ «Военная тайна», «Территория заблуждений» и «Самые шокирующие гипотезы». Надеюсь, вам будет интересно.


Игорь Прокопенко

Глава первая. Космическая предыстория

Основоположником космонавтики по праву считается наш соотечественник, великий ученый Константин Циолковский. Почти всю свою жизнь, которая прошла в провинциальных городках Боровске и Калуге, он слыл для окружающих чудаком. Циолковский и другие ученые всего мира начали мечтать о звездах, но не могли найти на это предприятие денег. Понятно, что лишь большие, сильные и богатые государства за счет своей казны могут себе позволить космические проекты. Но вот незадача: как правило, тратить деньги на проекты, не связанные с экономическим ростом или оружием, ни одно правительство не желает. Но один способ был – нужно было поработать на то, что любое государство охраняет как священную корову. А именно – на армию, на будущую войну…

Циолковский медленно угасал от рака желудка в Калуге, когда совсем молодой студент Берлинского университета Вернер фон Браун работал над диссертацией по ракетостроению и принимал активное участие в деятельности Общества космических путешествий (Verein fur Raum-schiffahrt). Его непосредственным учителем и объектом вдохновения был Герман Оберт, опубликовавший в 1923 году теоретический труд «Ракета для межпланетного пространства». Теория Оберта со всей силой немецкой логики доказывала, что космические путешествия технически достижимы. Это были не мечтания Жюля Верна и Герберта Уэллса, а понимание законов аэродинамики. Из этого следовал вывод о том, что ракета на жидком топливе является оптимальным средством для будущей космонавтики. На основе работы Оберта молодые немецкие ученые-энтузиасты на рубеже 20–30-х годов осуществили смелые эксперименты с автомобилями, санями и железнодорожными платформами с установленными на них ракетными двигателями. А в самом начале 30-х годов Общество космических путешествий в окрестностях Берлина построило испытательный полигон для серии ракетных экспериментов – в них наряду с Рудольфом Небелем и Клаусом Риделем принял участие и молодой фон Браун. Испытания продолжились чуть позднее в бывшем складском комплексе в берлинском пригороде Рейникендорф.

Бетонные казармы, бункеры и укрытия, окруженные земляным валом в 12 метров высотой и 18 метров толщиной, были идеальным местом для испытаний. И вскоре ученые смогли гордиться, что могут запустить стреловидную ракету на высоту до 450 метров – серьезное для той поры достижение. Эти успехи вскоре привлекли внимание германской армии, которая рассматривала ракету как новую военную перспективу. Пораженная «веймарским комплексом», проигравшая в Первой мировой войне Германия цеплялась за любые возможности, сулившие ей перевооружение армии на новой технологической основе. Глава военной службы боеприпасов и баллистики полковник Карл Беккер, привлеченный успехами фон Брауна и его соратников, привлек их к разработке военных ракет. Куратором проекта стал капитан артиллерии Вальтер Дорнбергер. Теперь энтузиасты космических полетов находились под армейской крышей, подчиняя свои прежние представления о космических путешествиях практическим требованиям создать оружие. Прежняя цель оставалась личной мечтой.

Армейские испытания ракеты дальнего действия проводились с 1932 года в Кумменсдорфе, это в 100 км от Берлина. Такой летающий реактивный снаряд, оснащенный боеголовкой весом в 1 тонну, был бы способен поражать цель на расстоянии от 160 до 320 км. После серии неудачных испытаний в декабре 1932 года две ракеты «А-2», названные «Макс» и «Мориц» (по имени двух героев мультипликационных фильмов), совершили полет на высоте около 2000 м с острова, расположенного в Северном море. После прихода к власти Адольфа Гитлера в 1933 году ракетная программа получила щедрую финансовую поддержку при жестком правительственном контроле и в обстановке строжайшей военной секретности.


Один из основоположников современной ракетной техники Герман Оберт


А в 1937 году, спустя два года после смерти Циолковского, в нацистской Германии, руководители которой мнили себя будущими хозяевами мира, стартовала крупномасштабная ракетная программа. Для этого на балтийском побережье в Пенемюнде создаются конструкторское бюро и ракетный полигон под руководством теперь уже генерала Вальтера Дорнбергера. Ведущим специалистом в Пенемюнде стал дослужившийся до штурмбаннфюрера СС Вернер фон Браун.

Уже после войны Дорнбергер, будучи научным консультантом фирмы Bell Aircraft Corporation, оправдываясь за сотрудничество с нацистами, пафосно скажет: «Ни одно частное лицо или государственное учреждение не могло позволить себе трату миллионов марок на создание больших ракет, если это ограничивалось бы исключительно интересами чистой науки. Перед человечеством, согласным на любые затраты, была поставлена задача решить великую цель и сделать в этом отношении первый практический шаг. И мы открыли дверь в будущее…»

И снова на первом этапе немцев поджидали неудачи – ракета «А-3» длиной 6,7 м, снабженная кислородно-спиртовым двигателем с расчетной тягой 1450 кг, в декабре 1937 года не взлетела ни разу. Три попытки запуска закончились провалом – ракеты либо неожиданно взрывались, либо сваливались во вращение и разрушались. Дорнбергер понимал, что если так пойдет дальше, то Берлин просто закроет финансирование программы. Но в 1938 году модифицированная ракета «А-5» была успешно запущена, достигнув высоты 1 км. Программа была продолжена, и к началу Второй мировой войны команда фон Брауна приступила к работе над ракетой «А-4», которая позднее была названа «ФАУ-2» и стала прообразом космических ракет. Но в начале 40-х главной задачей «Фау-2» было поражение удаленных вражеских целей.

3 октября 1942 года «ФАУ-2» была успешно запущена, при этом высота полета достигла 80 км. В июле 1943 года Дорнбергер и фон Браун доложили Адольфу Гитлеру о новой ракете, показав фильм об эффектном октябрьском запуске. Однако ракета оставалась по-прежнему очень сложным механизмом, дорогим в производстве и непростым в управлении. Рейхсминистр вооружений и боеприпасов Альберт Шпеер с энтузиазмом отнесся к «ФАУ-2», но все же сомневался в ее полезности в условиях войны. Решающее слово оставалось за фюрером, и в конце концов Гитлер приказал начать производство ракеты.

Правда, 17 августа 1943 года англичане нанесли немецкому ракетному проекту серьезный удар, разбомбив Пенемюнде почти напрочь. 597 тяжелых бомбардировщиков Avro Lancaster и Handley Page Halifax сбросили на полигон тысячи фугасных и зажигательных бомб. Немцам удалось сбить только 47 самолетов. В результате налета британской авиации погибли 735 человек, и среди них был главный конструктор ракетных двигателей доктор Вальтер Тиль. Заместитель командующего люфтваффе генерал-полковник Ешоннек, отвечавший за систему ПВО этого района, покончил с собой. Кроме того, пострадали рабочие концлагеря, в том числе поляки, которые ранее переправили в Лондон точные планы Пенемюнде. Всего погибло 213 заключенных: 91 поляк, 23 украинца, 17 французов и 82 узника неустановленной национальности. Это привело к тому, что серийный выпуск «ФАУ-2» был задержан примерно на полгода.

В первой половине 1944 года был произведен ряд вертикальных пусков ракет с несколько увеличенным (до 67 секунд) временем горения топлива при высоте подъема 188 км. Последняя ракета «ФАУ-2» с заводским номером 4299 взлетела с полигона Пенемюнде 14 февраля 1945 года.


Генерал Фельгибель (слева) пожимает руку генералу Вальтеру Дорнбергеру (в центре)


Тем временем конец войны неотвратимо приближался. Полигон Пенемюнде лежал прямо на пути наступления Советской армии с востока, беженцы из Восточной Пруссии заполнили все дороги. Разгром нацистской Германии был для всех очевиден, вопрос заключался только во времени. Перед лицом неизбежного конца фон Браун созвал специальное совещание своих самых доверенных сотрудников для обсуждения эвакуации. Фон Браун в качестве основной задачи поставил сохранение самой важной части результатов своих работ – он был воодушевлен тем, что после войны станет возможным воплощение первоначальной задачи его жизни, а именно космических исследований. Трезво рассмотрев ситуацию, фон Браун решил сдаться американцам, так как, по его мнению, только они могли сохранить все сделанное им и даже продвинуть дело его жизни.

Покидая Пенемюнде, сотрудники полигона постарались взорвать как можно больше ракетных установок, чтобы русским не досталось ничего. Сам же фон Браун в сопровождении бывшего шефа Дорнбергера подался на юг Германии, предусмотрительно подделав документы и тем самым обеспечив себе безопасность, проходя через колонны беженцев и многочисленные контрольно-пропускные пункты, установленные повсюду для отлавливания дезертиров. Они успешно добрались до Тюрингии, где в заброшенной шахте спрятали 14 тонн захваченной с собой документации. Это были бесценные материалы, собранные за более чем десятилетний период исследований и экспериментов. 4 апреля 1945 года фон Браун и его соратники добрались до удаленной лыжной базы в Баварии. Именно здесь фон Браун, Дорнбергер и многие их подчиненные, участвовавшие в ракетной программе Германии, сдались в конце концов американской армии. Расчет фон Брауна на американцев оказался верным – ЦРУ, узнав кто к ним попал в руки, живо им заинтересовалось. В идеале ЦРУ хотело вывезти в США всех, кто имел отношение к ракетному проекту, но полностью это осуществить у американцев не получилось – не дремали и советские спецслужбы.

* * *

Можно сказать, что с запуска трофейных, а позже модифицированных ракет «ФАУ-2» начались как американская, так и советская космические программы. Американцам повезло больше. Именно им достались «ФАУ-2» из подземного завода в Тюрингии. Но для США этого было мало. Сразу же после войны началась борьба за новые технологии с СССР, и уступить в этом смысле американцы считали немыслимым. Борьба за немецкие умы началась сразу же после капитуляции гитлеровской Германии, на оккупированной территории. Между США и СССР развернулась настоящая битва, и главными действующими ее лицами были разведчики.

Завод «Миттельверк», где заключенные концлагеря «Дора» изготавливали «ФАУ-2» для полигона в Пенемюнде, находился в горах Тюрингии. Завод располагался в тоннелях, полученных за счет взрывов твердых горных пород. Они тянулись на километры. Заключенные концлагеря работали в тяжелых условиях: от непосильного труда, голода и болезней там погибли за годы войны более 30 тысяч человек. Из них 5 тысяч человек были расстреляны перед наступлением американской армии.

Часть Тюрингии, где находился завод, была первоначально занята американцами, они же первыми из иностранцев и вошли в тоннели «Миттельверка». Там они обнаружили готовые к эксплуатации части ракет. Руководителем «Специальной миссии «ФАУ-2» был полковник Тофтой, который с самого начала поставил задачу максимально сохранить все компоненты, необходимые для сборки ракет, а потом подготовить их к транспортировке на кораблях в США. Серьезной проблемой стало то обстоятельство, что по Ялтинским соглашениям 1945 года вся Тюрингия должна была с 1 июня перейти под советский контроль. Американцы очень спешили, и заместитель Тофтоя майор Бромли нанял бывших пленных для эвакуации частей «ФАУ-2» из тоннелей. На нескольких грузовиках груз был доставлен в бельгийский Антверпен, где перегружен в деревянные ящики и погружен на корабли. Другой офицер из команды Тофтоя, майор Ставер, занялся поиском зарытой фон Брауном документации. Здесь тоже не обошлось без сложностей, но документы удалось обнаружить за пять дней до передачи территории советским войскам. Разумеется, они тут же были перевезены в американскую зону.


Ракеты «ФАУ-2» на секретном подземном заводе «Миттельверк»


В Советском Союзе были осведомлены о существовании ракет «ФАУ-2», но к моменту завершения войны располагали лишь неполной картиной передовой ракетной технологии. Советские спецслужбы, так же как и американцы, отправили в Германию своих специалистов, цель которых заключалась в охоте за технологическими трофеями нацистской Германии. В составе группы, возглавлявшейся генералом Николаем Петровым, был специалист по ракетным системам управления, наведения и связи Борис Черток из НИИ-1 Наркомата авиационной промышленности. Он прилетел в разрушенную войной Германию в конце апреля 1945 года.

В своих мемуарах Черток утверждает: «Советское руководство интересовалось прежде всего немецкими достижениями в области авиационных и ракетных двигателей. Что же касается самого ракетостроения, оно выглядело для военных инстанций скорее делом будущего, чем-то пока оторванным от практики». Впервые о «ФАУ-2» Черток узнал в 1944 году, когда Красная армия вошла в Польшу и были обнаружены остатки новой ракеты с покинутой испытательной базы. Именно тогда он начал убеждать свое руководство о важности сбора информации по этой теме, будучи пораженным тем, что немцы сумели создать мощный ракетный двигатель на жидком топливе, который мог превысить скорость звука и действовать как снаряд для бомбардировки целей союзников.

В Пенемюнде советским специалистам предстал только скелет полигона – немцы уничтожили все оборудование. Но оставались нетронутыми бункеры, дороги и тщательно разработанная сеть силовых и сигнальных кабелей. На упоминавшийся выше завод «Миттельверк» Черток попал в середине июня 1945 года и увидел, что американцы успешно вывезли самые ценные частично собранные «ФАУ-2» и огромное количество компонентов ракеты. Он посетил концлагерь Дора, в котором жили работавшие на конвейерных линиях «Миттельверке» пленные. Один бывший заключенный лагеря вызвал у Чертока восторг, предложив ему гироскоп с ракеты «ФАУ-2», который он спрятал и хранил много месяцев. Местный немецкий инженер сообщил Чертоку, что сборочные линии действовали до последних дней войны и производили 35 снарядов в день. Он сказал также, что американцы вывезли основную часть ракет, но полагал, что русские смогут раскопать кое-что среди оставшихся обломков и мусора и восстановить около 20 ракет. Черток вместе со своей командой поселился на принадлежавшей фон Брауну вилле Франк неподалеку от Бляйхроде. Его поразило богатство этого дома: большие комнаты, мраморная лестница и картины в золоченых рамах.

В работе над реконструкцией системы управления полетом «ФАУ-2» главной проблемой для советских спецслужб было отсутствие специалистов. Главные действующие лица немецкой ракетной программы в Пенемюнде (Дорнбергер и фон Браун) сдались американцам вместе с тоннами ценной документации. Советской стороне из высокопоставленных сотрудников команды фон Брауна достался лишь Гельмут Греттруп, руководивший лабораторией систем управления и телеметрии. Он не захотел присоединиться к бывшему шефу и сдаваться американцам, предпочтя в сентябре 1945 года перейти в организованный советскими спецслужбами институт РАБЕ в Бляйхроде. Он сделал этот выбор, в немалой степени руководствуясь материальными стимулами и перспективой остаться в Германии – именно это обещали ему советские спецслужбы. Кроме того, в этом институте стали работать специалист по аэродинамике Вернер Альбринг, инженер-конструктор Йозеф Бласс, специалист по управлению и наведению Йоханнес Хох, специалист по гироскопам Курт Магнус, химик по жидкому топливу Франц Матес.

Институт РАБЕ работал в атмосфере секретности – немецкие инженеры и ученые продолжали жить в своих квартирах, но ходили на работу под неусыпным присмотром НКВД. Однако близость зоны оккупации союзников создавала большие проблемы. Американцы не оставляли надежд переманить специалистов из советской оккупационной зоны. По свидетельству будущего председателя КГБ Ивана Серова, который в 1946 году был членом Специального комитета по реактивной технике при Совете министров СССР, одного из руководителей РАБЕ специалиста по фамилии Коерман пытались завербовать американцы, подсев в кафе. Однако Коерман не захотел работать с бывшими эсэсовцами под заокеанским патронатом и сообщил о попытке вербовки в НКВД.

Постоянный прессинг со стороны американской разведки вынудил советское руководство принять в октябре 1946 года решение о вывозе немецких ученых, их семей и оборудования секретных лабораторий в СССР. По разным оценкам, принудительной эвакуации в СССР подверглись от 2 до 6 тысяч человек – специалистов в области авиации, ядерной энергетики, ракетостроения, электроники, радиолокации и членов их семей. Ингрид Греттруп, жена главного немецкого специалиста, доставшегося Советскому Союзу, отмечала в своих мемуарах, что была удручена тем, что ей пришлось жить в СССР. Вот что она пишет: «Их улыбки были, как всегда, дружескими. В самом деле, они даже кое-что пообещали: квартиру, намного большую и лучше обставленную, чем наша, жизнь без каких-либо ограничений, жизнь в прекрасном городе среди великих людей. Единственное, чего они не обещали, это что мы увидим свою родину снова…»

* * *

Захваченные американцами на заводе «Миттельверк» ракеты «ФАУ-2» в количестве около 100 штук были собраны на испытательном полигоне американской армии Уайт-Сэндс в штате Нью-Мексико. Туда же американцы привезли и многих немецких ракетных специалистов. Эта программа подверглась значительной критике в военном ведомстве, поскольку касалась личностей, связанных с нацистским режимом. Набор и обустройство немецких специалистов происходил вне заведенного порядка работы Государственного департамента, предусматривавшего собеседование или рассмотрение дела. К тому же в августе 1945 года президент Трумэн утвердил проект «Скрепка», кодовое название которого произошло из обыкновения скреплять таким образом иммиграционные документы вновь прибывающих ведущих ученых из Германии. Двойной задачей «Скрепки» было набрать лучших немецких специалистов по ракетостроению и одновременно не допустить появления такой же технической информации в СССР. Проект предполагал, что никто с темным политическим прошлым не будет допущен в Соединенные Штаты. Однако на деле это не всегда последовательно соблюдалось – немецкие ракетные специалисты были столь важны для национальной безопасности США, что на их сотрудничество с нацистским режимом просто закрывали глаза.


Конструктор ракетно-космической техники, создатель первых баллистических ракет Вернер фон Браун


Первая группа немцев прибыла в Соединенные Штаты в ноябре 1945 года. Личные дела многих немцев, предложенных для работы в «Скрепке», действительно обнаруживали самые разнообразные связи с нацистским правительством. И самая главная фигура – бывший штурмбаннфюрер СС Вернер фон Браун (1912–1977), переехавший в США вместе со своей женой Марией и их маленькой дочкой Айрис Карин.

Со временем он станет подлинным отцом американской космической программы. Но пока что потомку прусского дворянина предстояло коротать дни на секретной базе Уайт-Сэндс в пустыне Нью-Мексико. Он быстро захватил лидерство в сообществе немецких ученых-эмигрантов. По свидетельству современников, даже внешне он вызывал симпатию и доверие – высокий (1,82 метра), с густыми светлыми волосами, с квадратной челюстью, атлетичный, умеющий поддерживать разговор. Обаяние фон Брауна поддерживалось также его интеллектом и разнообразными культурными интересами – он свободно владел несколькими языками, играл на рояле и скрипке, хорошо разбирался в философии, религии, географии и политике. По натуре это был прямой и откровенный человек, но в опасном мире нацистской Германии сумел приобрести такие качества, как хитрость, безжалостность и способность к коварному политическому маневрированию.

Жизнь в Уайт-Сэндс не была легкой для фон Брауна и его коллег. Все же их статус был определен положением проигравших в войне. На первом этапе люди, работавшие в Уайт-Сэндс, не имели паспортов или других документов, которые позволили бы им свободно перемещаться за пределами базы. Да и само необитаемое пустынное место с окружающими горами надежно отделяло базу от внешнего мира. Время от времени немцам разрешалось посещать лишь город Эль-Пасо в Техасе. Быт ученых был аскетичным – они жили в казармах с самыми примитивными удобствами.

С другой стороны, в Уайт-Сэндс команда фон Брауна достигла значительных профессиональных успехов. Они запустили почти 70 ракет «ФАУ-2», намного опережая параллельную советскую программу в Капустином Яре, о которой речь пойдет ниже. Кроме того, были сделаны попытки усовершенствовать основную конструкцию «ФАУ-2» и провести эксперименты с двухступенчатой ракетой. 24 февраля 1949 года одна из ракет была модифицирована для присоединения второй ступени, названной «прокладкой WAC» (Women’s Army Corps, женская вспомогательная служба сухопутных войск), и в ходе эксперимента поднялась на высоту 400 км.

В 1950 году американцы разрешили фон Брауну и его команде, состоявшей из 115 ракетных специалистов, перебраться из сурового пустынного Уайт-Сэндс в более благоприятную для проживания Алабаму. К ним присоединились другие работники полигона Уайт-Сэндс, включая несколько сотен служащих по контракту из компании «Дженерал Электрик» и группу новобранцев американской армии с высоким уровнем технической подготовки. Новым домом для бывшего штурмбаннфюрера стал тихий сельский городок Хантсвилл с населением 16 тысяч человек, расположенный у подножия Аппалачей. Бывшая «мировая столица горчицы», как Хантсвилл именовали местные жители, вскоре станет известна как «ракетный город»…

Несколько лет экспериментов с захваченными немецкими ракетами «ФАУ-2» исчерпали себя, и настало время идти дальше. На военном полигоне в Хантсвилле располагались два бывших арсенала, один из которых во время войны использовался для производства ядовитых газов и другого химического оружия для артиллерийских снарядов. К 1950 году эти два отдельных арсенала были объединены в один полигон и выбраны для вновь созданного ракетного центра технической службы сухопутных войск.

50-е годы фон Браун провел в Хантсвилле, работая над новой ракетой «Редстоун», и постепенно стал весьма значительной фигурой с решающим голосом в американской космической программе. Тесно сплоченная команда фон Брауна разработала строгий и тщательный регламент обратного отсчета и протоколы запуска, которые учитывали колоссальную опасность, таящуюся в ракетах. Несмотря на десятки аварий, ни один член персонала не пострадал и не погиб при взрывах ракет.

Следует заметить, что, в отличие от большинства советских конструкторов, которые были до поры до времени никому не известны на Родине, работая в закрытых институтах и академгородках, Вернер фон Браун стал настоящей звездой в США. В 1955 году он появился на экране в научно-популярном фильме знаменитого мультипликатора Уолта Диснея и презентовал свой космический проект. Передача сопровождалась мультипликационными зарисовками, показом космических скафандров и макетов летательных аппаратов. Это свидетельствовало о том, что фон Брауну в Америке к тому времени был выдан практически безграничный кредит доверия. Фон Браун заявил на всю страну, что полеты человека в космос – не фантастика, а реальность. Более того, он заявил, что именно та страна, которая первой покорит космическое пространство, сможет покорить и весь мир.

* * *

Однако освоить космос фон Брауну первому не удалось. Его удачливым заочным оппонентом стал советский конструктор Сергей Петрович Королев (1906–1966). Примерно в те же исторические сроки, а именно в начале 30-х годов, он вместе со специалистом в области ракетных двигателей Фридрихом Цандером создал в Москве с помощью Осоавиахима Группы изучения реактивного движения (ГИРД), которая, подобно группе Дорнбергера и фон Брауна, стала научно-конструкторской лабораторией по разработке ракетных летательных аппаратов. В течение 30-х годов при активном участии Королева были осуществлены успешные запуски крылатых ракет, а к 1938 году разработаны проекты жидкостных крылатой и баллистической ракет дальнего действия.

Деятельность Королева была, однако, прервана в связи с арестом по обвинению во вредительстве. По некоторым данным, во время допросов в НКВД ему сломали обе челюсти. Вместо работ в области ракетостроении Королев в течение двух лет мыл золото на колымских приисках. Тем не менее рациональные соображения в какой-то момент у ответственных советских работников возобладали, и по особому распоряжению в марте 1940 года Королева этапировали в Москву и поместили в спецтюрьму НКВД, где он под руководством также в тот момент заключенного Андрея Туполева принял участие в создании бомбардировщиков «Пе-2» и «Ту-2». Появилась возможность заняться и интересовавшими самого Королева проектами управляемой аэроторпеды и нового варианта ракетного перехватчика.

В 1942 году Королев был переведен в ОКБ-16 при Казанском авиазаводе 16, где велись работы над ракетными двигателями новых типов. Через год он дорос до должности главного конструктора группы реактивных установок. В сентябре 1945 года Королев появился уже в оккупированной Германии по заданию наркомата вооружений для изучения немецкого ракетостроения. Ему было присвоено воинское звание подполковника Советской армии.

В 1946 году Сергей Королев получил новую работу как генеральный конструктор ракет дальнего действия в НИИ-88, исследовательском институте в Москве, который отвечал за производство советских ракет-носителей на основе технологий «ФАУ-2». Самым ценным советским приобретением среди немецких специалистов-ракетчиков оказался инженер Гельмут Греттруп. В СССР он жил вместе с семьей рядом с секретной лабораторией на озере Селигер. Остальных немецких специалистов распределили в зависимости от специальности по другим КБ и институтам.

Если американцам достались практически готовые «ФАУ-2», то в Советском Союзе их пришлось собирать практически с нуля. К лету 1947 года Королеву при поддержке Греттрупа и других пленных немецких специалистов удалось собрать едва с десяток ракет. Тем не менее этого было достаточно для того, чтобы активизировать испытания на полигоне Капустин Яр, расположенном в 90 км южнее Сталинграда (ныне Волгоград). Полигон находился в полупустыне, в удаленном от поселений месте, но был соединен железной дорогой со Сталинградом. Условия в Капустином Яре были суровыми, стационарные сооружения отсутствовали. Персонал полигона был вынужден жить в палатках или в вагончиках. Континентальный климат диктовал свои условия: зимой – лютый мороз, летом – невыносимая жара, а для неосмотрительных опасным дополнением служили ядовитые змеи и тарантулы.

Первый запуск «ФАУ-2» на советской земле состоялся 18 октября 1947 года, но это можно было считать лишь частичным успехом, так как ракета разрушилась при возвращении в атмосферу. Из 11 запущенных ракет 5 запусков были признаны успешными. Остальные отклонились от своих целей, взорвались либо обнаружили различные технические неполадки. Тем не менее испытания «ФАУ-2» в Капустином Яре стали важной вехой советской космической программы. На основе «ФАУ-2» было решено создать ракету «Р-1».

Над ракетой, на которой Гагарин полетел в космос, работали в Воронежском институте КБХА, осваивали немецкие технологии и создавали новые, собственные. Научной группе довелось работать над созданием двигателя РД 0109, который предназначался для запуска в космос человека. В то время было известно точно лишь то, что новый двигатель будет работать на топливе «жидкий кислород и керосин», поскольку только эти два компонента, смешиваясь в камере, сгорали при температуре 3500 градусов по Цельсию и создавали тягу, достаточную для необходимого разгона. На разработку РД 0109 ушел всего год.

Мысль о полете человека в космос, очевидно, сидела в голове Королева давно, но когда в январе 1959 года советский аппарат впервые совершил полет вокруг Луны и техника, установленная на нем, сфотографировала ее обратную сторону, у него созрел план начать активную подготовку к запуску человека. И когда двигатель был готов, начались полеты манекенов. Но по сути это был уже двигатель, на котором потом полетел Гагарин.


Ракета «ФАУ-2»


Сергей Королев и его коллега Семен Косберг, готовясь к уникальному эксперименту, хорошо знали, что такие же разработки ведутся в США. Правда, НАСА, в отличие от советских конструкторов, не собиралось проводить орбитальный полет, они поставили себе задачу попроще – совершить так называемый скачок в космос. Американский астронавт должен был всего лишь достигнуть орбиты, а потом вернуться назад на Землю.

К концу 50-х годов в СССР полностью отпала нужда в немецких специалистах. Впрочем, уже в конце 1950 года некоторым ветеранам полигона Пенемюнде позволили вернуться обратно в Германию. Правда, Гельмут Греттруп с другими шестью специалистами задержался в Советском Союзе вплоть до 1957 года. Символично, что именно 4 октября 1957 года СССР объявил о запуске первого искусственного спутника Земли, опередив в этом смысле амбициозных американцев. Это означало, что «трофейные» ученые выполнили свою работу. Спутник представлял собой довольно простой конструкции полуметровый металлический шар с радиопередатчиком внутри и антеннами снаружи. Но и этого было достаточно, чтобы Вернер фон Браун вышел из себя. По свидетельству некоторых его коллег, в порыве бешенства он заявил: «Дайте мне 90 дней, и я тоже запущу спутник!» Это был бессильный гнев. К концу 50-х годов Соединенные Штаты отстали от Советского Союза в космической гонке.

* * *

Всем известно, что первым космонавтом в истории был Юрий Гагарин. Однако он не был первым живым существом, побывавшим в космосе. Путь человеку на орбиту проложили животные. В конце 50-х годов доктора института авиационной медицины СССР активно проводили опыты над собаками, пытаясь выяснить, как живое существо, близкое по своей физиологии к человеку, сможет перенести полет в стратосферу или даже в открытый космос. Инициатором эксперимента был руководитель конструкторского бюро Сергей Королев. Он понимал – если удастся совершить успешный запуск в космос собаки, то не за горами будут и полеты во внеземное пространство человека.

4 октября 1957 года мир облетела сенсационная новость: Советский Союз запустил на орбиту первый в истории искусственный спутник Земли. На его борту находился бездушный радиопередатчик. Но уже через месяц второй искусственный спутник Земли отправился на орбиту с пассажиром.


Собака лайка, отправившаяся в космическое пространство на втором советском искусственном спутнике Земли


Опять же многим известны легендарные Белка и Стрелка, потому что они вернулись с орбиты живыми и невредимыми. Однако первым космонавтом в истории была собака по кличке Лайка. Она отправилась на орбиту 3 ноября 1957 года и, увы, с билетом в один конец – тогда еще не была готова система обратного спуска с орбиты. Лайка погибла в течение нескольких часов полета, но своим подвигом спасла жизни будущих космонавтов. Причина смерти собаки крылась в недостатках терморегулирующей системы – в кабине случился сильный перегрев, температура поднялась на отметку более 40 градусов, и это в сочетании с сильным стрессом и перегрузками сыграло роковую роль. А изначально капсула, изготовленная для Лайки, готовилась к недельному полету – именно на неделю рассчитывался запас воздуха, пищи и воды. Однако возможности вернуться у собаки на Землю не было.

По словам сотрудника Опарина, у Лайки была в этом полете другая задача – определить возможность длительного пребывания живого существа в условиях невесомости. У собаки не было скафандра, но была система подачи воды. Присутствовали также специальная поилка и система подачи пищи. А вот система кондиционирования кабины была несовершенной.

Просчеты в системе вентиляции объяснялись тем, что капсула «Спутник-2» создавалась в страшной спешке – советское руководство требовало от конструкторов удивить мир к 40-й годовщине Октябрьской революции. Тем не менее целую неделю ТАСС сообщало миру, что полет проходит по плану и космонавт Лайка чувствует себя хорошо. Это была заведомая неправда – на самом деле собака прожила на орбите не более пяти часов.

Еще один сотрудник – Савельева – вспоминает, что большей частью космический корабль «Спутник-2» длительное время находился под воздействием солнечных лучей и собачка поэтому погибла от перегрева довольно быстро. Терморегулятор не смог справиться с этой температурой.

ТАСС сообщило об этом полете вскользь и как бы между делом, уделив основное внимание в сообщении научному оборудованию, установленному на корабле. Однако на Западе новость произвела фурор, особенно среди любителей животных, которые живо заинтересовались о том, как себя чувствует Лайка на орбите. Советские ученые не могли признаться, что у Лайки не было шансов вернуться на землю, и некоторое время спустя ТАСС сообщило, что собаку было решено усыпить. Много лет спустя в Москве, неподалеку от метро «Петровско-Разумовская», поставили бронзовый памятник первой в истории собаке-космонавту по кличке Лайка.

А в 1957 году Лайка стала звездой мирового масштаба – портрет двухгодовалой дворняги напечатали все мировые газеты. Ее симпатичная мордашка смотрела с почтовых марок десятка стран мира. Но больше всего Лайку запомнили советские курильщики – с 1958 года сигареты «Лайка» стали популярной народной маркой на несколько десятков лет.

Страшную тайну полета Лайки мир узнал лишь несколько лет назад, однако газета «The New York Times уже тогда предполагала, что Лайка – это «самая лохматая, самая одинокая и самая несчастная в мире собака». А постфактум один из ведущих советских ученых в области космонавтики Олег Газенко заявил, что «работа с животными – источник страданий для всех нас. Мы относимся к ним как к младенцам, которые не могут говорить. Чем больше времени проходит, тем больше я сожалею об этом. Мы не должны были этого делать. Мы не так много узнали в ходе этой миссии, чтобы оправдать этим смерть собаки».

Второй полет собак в космос стал более гуманным, с точки зрения защитников животных. На борту второго космического корабля «Восток» 19 августа 1960 года находились две дворняжки – Белка и Стрелка. Их космическое путешествие продлилось сутки, и за это время собаки успели совершить 17 полных оборотов вокруг Земли, после чего благополучно приземлились. И это был триумф советской науки – о полете собак трубили все мировые газеты, а имена Белки и Стрелки выучили едва ли не все люди на планете. Изображение собак можно было видеть на упаковках халвы в магазинах и на почтовых марках.

Вот только имена перед стартом у них были совсем другие. Исследователи утверждают, что изначально их звали Капля и Вильна. А новые клички собакам придумал маршал Неделин, которому прежние прозвища то ли казались «буржуйскими», то ли просто неблагозвучными. Так или иначе, под именами Белка и Стрелка собаки объехали полмира, прожив интересную и сытую жизнь. Белка потомства не принесла, а вот Стрелка порадовала своих ученых хозяев. В том же 1960 году она родила шестерых абсолютно здоровых щенят, и одного из них Никита Хрущев подарил дочке президента США Кэролин Кеннеди. В качестве ответной любезности американцы спустя десять лет передадут в Москву побывавший на Луне флаг СССР и клочок лунного грунта. Но в начале 60-х годов подарок недвусмысленно намекал – США проигрывает космическую гонку.

Однако дочку Кеннеди это не волновало – Пушинка быстро освоилась в Белом доме, научилась кататься с горки и проводила с детьми президента все дни напролет. А когда за дочкой Стрелки стал ухаживать местный вельш-терьер Чарли и у Пушинки появились щенки, радости детей вообще не было предела. Сам Джон Кеннеди прозвал щенков Пуппиками, соединив начало английского PUPPY и окончание русского слова «Спутник». Всех Пуппиков раздали друзьям президентской семьи, поэтому можно с полной уверенностью говорить, что потомки Стрелки живут в США и поныне.


Белка и Стрелка после полета на космическом корабле-спутнике


Но и это не вся правда о животных-космонавтах. Недавно из рассекреченных документов стали известны и другие шокирующие подробности – оказывается, что до Гагарина в космосе побывали не только Лайка, Белка и Стрелка. В экспериментах 50-х годов участвовало более сотни лохматых космонавтов, каждый из которых внес свою лепту в космические исследования. Они проложили дорогу в космос, по которой уверенно шагает человечество, благополучно забыв имена первых беспородных героев.

День 22 июля 1951 года вполне можно занести в историю космонавтики. В этот день в 4 часа утра на ракетном полигоне Капустин Яр все было готово к старту ракеты с собаками на борту. Накануне собак накормили тушенкой, хлебом и молоком, а потом одели в специальные костюмы, удерживающие датчики. Собак в головной отсек ракеты загружал лично руководитель медицинской программы Ядзовский в присутствии генерального конструктора Сергея Королева. Многие из собравшихся откровенно не верили в успех – до этого момента ни одно живое существо в мире не поднималось за пределы притяжения Земли. Удалявшуюся ракету было видно на многие километры. Полет собак длился 14 минут, после этого герметичная кабина с высоты 100 км спустилась на парашюте. Команда ученых во главе с Королевым устремилась на машинах к месту приземления контейнера с лохматыми космонавтами. Сергей Павлович заглянул в иллюминатор и радостно улыбнулся – собаки были живы, и это была победа! По воспоминаниям очевидцев, Сергей Павлович Королев схватил собачку и начал бегать с ней вокруг капсулы. Это так не соответствовало образу главного конструктора, но эмоции возобладали – он понял, что полеты людей, в том числе и длительные, возможны.

Генеральный конструктор потом лично отвез собак в вольер. А через неделю участвовавший в эксперименте пес Дезик вместе с напарницей собакой Лисой отправился в следующий полет. Геофизическая ракета «Р-1» благополучно достигла стратосферы, но разбилась при посадке, поскольку парашют не раскрылся. Собаки погибли, и это были первые жертвы советской космонавтики. Именно тогда Королев распорядился срочно разработать систему аварийного катапультирования космонавтов. Всего же в испытаниях 1951 года на стокилометровой высоте побывало шесть пар собак. Два запуска закончились трагически – кроме Дезика и Лисы погибли еще Мишка и Чижик. Они задохнулись из-за неисправности вентиляционного клапана.

Не обходилось и без курьезов. Во время шестого пуска прямо на стартовой площадке из запертой клетки таинственным образом исчез космонавт по кличке Рожок, причем уже экипированный в полетный костюм с датчиками. Разбираться в том, как удалось Рожку сбежать, времени уже не было. Надо было искать выход, поскольку срыв эксперимента грозил исполнителям военным трибуналом. И выход нашел один из солдат, который возле столовой отловил подходящую по размерам дворнягу, поманив ее приличным куском колбасы. Пса помыли, подстригли и прикрепили к нему датчики. На счастье сотрудников полигона, новоиспеченный кандидат в космонавты вел себя совершенно спокойно. Генеральный конструктор Королев заметил подмену, только когда спускаемый аппарат благополучно приземлился.

По словам Величко, было удивительно, что собака перенесла полет на ура. Как потом оказалось, это был вообще щенок. Ее назвали ЗИБ – сокращенно «замена исчезнувшего бобика». Для отчета Королев поименовал собачку как «запасной испытатель без подготовки». И вообще в отчете для руководства написали, что все задумывалось так изначально – то есть намеренно отправили собаку в космос без подготовки.

Тем временем оборонный институт «Звезда» создал новое оборудование для аварийного катапультирования космонавтов. Вместо герметичной кабины разработчики предложили использовать индивидуальные скафандры с системой жизнеобеспечения. Этот скафандр состоял из гермошлема и собственно скафандра, в который помещалась собака. Для каждого пса скафандр изготавливался индивидуальный, его примерка была обязательной частью подготовки к полету. Внутри скафандра собаки проводили по несколько часов в день, привыкая таким образом к космической одежке. Параллельно проводились испытания первых систем жизнеобеспечения. Они представляли собой манометр, который контролировал давление, и вентиль для включения кислорода. Специальный механизм в определенное время размыкал клапан, связывавший скафандр с окружающей атмосферой. Кроме того, собаки теперь размещались на специальных катапультирующихся тележках. Никакой электроники тогда не было, и все операции, включая катапультирование, выполнялись механическими приборами. Реле времени запускали перед стартом на Земле, и в нужный момент оно командовало отстрелом катапульты. Другое реле отвечало за разгерметизацию скафандра, что давало возможность собаке-космонавту дышать, пока ее не найдут.

24 июня 1954 года систему аварийного спасения испытали Лиса и Рыжик – собак назвали так в честь погибших в прошлых экспериментах сородичей. Лиса спустилась на Землю на парашюте с высоты 80 км, а капсула с Рыжиком, разогнавшись вместе с головной частью ракеты до скорости звука, отстрелилась на высоте 45 км и также благополучно приземлилась. Постепенно система катапультирования кресел была отработана до совершенства и позже была применена на первых кораблях серии «Восток». По словам Опарина, первые шесть космонавтов, которые летали на «Востоках», приземлялись именно таким способом – мягко сажать корабль на Землю тогда не умели.

Юрий Гагарин был в курсе полетов животных в космос – по возвращении на Землю он сказал: «До сих пор не пойму, кто я: «первый человек» или «последняя собака». Более того, он прекрасно знал, что первые испытания ракеты «Восток», прошедшие за три недели до запуска Белки и Стрелки, закончились трагедией – на месте первого космонавта находились собаки Лисичка и Чайка. Королев любил всех животных, участвовавших в полетах, но к Лисичке испытывал особую симпатию. Как вспоминает Величко, прямо перед стартом, когда собаки были уже в полетных костюмах с закрепленными датчиками, генеральный конструктор взял Лисичку на руки и прошептал ей на ухо: «Я хочу, чтобы ты вернулась». Но, к сожалению, при запуске, уже буквально на двадцатой секунде, разрушилась часть первой ступени, произошел взрыв, и Лисичка погибла. Для Сергея Павловича это был большой удар – ведь все произошло на глазах собравшихся, на высоте всего в несколько десятков метров. После этой трагедии Королев лично распорядился создать систему, которая спасала бы жизни космонавтов на малой высоте. И у кабины с экипажем появились собственные твердотопливные двигатели, которые должны были увести спускаемый аппарат на безопасное расстояние от ракеты, даже если ее разрушение произойдет прямо на стартовом столе.


Академик Олег Газенко демонстрирует четвероногих космонавтов


Перед полетом в космос Гагарина произошла еще одна драматичная история. У ракеты «Восток 1к № 6», стартовавшей 22 декабря 1960 года, при выходе на орбиту отказала третья ступень, и на высоте 214 километров ракета взорвалась. Головная часть упала в глухой тайге, и все думали, что космонавты погибли. Спускаемый аппарат нашли только на третьи сутки. Выяснилось, что жестокий мороз убил всех его обитателей: мышей, тритонов и даже насекомых. Но выжили собаки – Жулька и Жемчужина. Бытовало мнение, что выжили они только потому, что верили – хозяева обязательно их спасут. Несмотря на катастрофу, запуск 22 декабря 1960 года был признан успешным, поскольку впервые на практике было проверено, как работает система аварийного спасения в нештатной ситуации. Для собаки Жульки это был уже третий космический полет – годом раньше она дважды поднималась за пределы земного притяжения. И она вместе с другим членом экипажа по кличке Жемчужина, что называется, на своей шкуре испытала систему аварийного спасения. После испытаний собаку взял к себе домой генерал-лейтенант Олег Георгиевич Газенко, считающийся основоположником космической медицины. Под его руководством проводились все биологические эксперименты, а также проходила подготовка к запуску в космос первого человека. Его личным решением Жулька была отстранена от дальнейших полетов, и после перегрузок, невесомости и морозов собаку-космонавта ожидало 14 лет сытой жизни в генеральском хозяйском доме.

Интерес к животным у исследователей космоса возник примерно за десять лет до первого полета Лайки в космос. Правда, тогда речь шла об обезьянах. Конструкторы одного из самых секретных в стране институтов авиационной медицины Малкин и Газенко присутствовали на выступлении французского дрессировщика Капеллини в московском цирке на Цветном бульваре, который представлял номера с участием мартышек. А после представления они пошли за кулисы и прямо спросили у дрессировщика – как вы думаете, можно ли отправить обезьяну в космос? В ответ Капеллини рассказал историю, когда одна из его артисток умерла от разрыва сердца, услышав на гастролях пароходный гудок. Этим он намекал на то, что фантастические трюки его подопечных – результат очень долгой и тяжелой дрессировки. После этой беседы от обезьян было решено отказаться и сосредоточиться на собаках. Тем более что собака благодаря во многом Ивану Павлову стала традиционным объектом научных физиологических исследований в СССР. И это не павловская прихоть, а объективная реальность – по своей структуре и физиологии собаки очень близки к человеку.

Все собаки, побывавшие в космосе, до этого были обычными московскими дворнягами. Их отлавливали в обычных московских подворотнях, но потом животным надлежало пройти специальный кастинг – морды дворняг должны были быть симпатичными, вес не должен был превышать 6 кг, а рост в холке не должен был быть выше 35 см. Особое внимание уделялось расцветке – во время связи с Землей собаки должны были выглядеть на телеэкране контрастно. Поэтому отлавливали псов со светлой шерстью.

По причине полнейшей секретности советского космического проекта отловом собак занимались сотрудники спецслужб. И очевидцы рассказывают, что лучше всех с заданием справлялась хрупкая женщина, заведующая виварием Института военной авиационной медицины Шура Королева – однофамилица генерального конструктора. С собаками у нее завязалась взаимная любовь – когда после работы Шура шла домой, новоиспеченные космонавты увязывались за ней. Шура жила дома вместе с двумя детьми, быт ее не отличался особым комфортом, и с собаками в буквальном смысле делили последнюю краюху хлеба и даже спали с ними на одних полатях. Поутру довольные дворняги уходили с новой хозяйкой «на работу». Учитывая то, что все давали подписку о неразглашении любых деталей сверхсекретных опытов, это было вопиющим нарушением режима.

Во время тренировок собакам создавали перегрузки на центрифуге и вибростенде, приучали не бояться громких звуков и подолгу находиться в замкнутом пространстве. Лохматые космонавты постепенно привыкли носить одежду, спокойно относиться к датчикам и даже питаться космической едой. Для чистоты экспериментов собак было решено запускать парами, и тут врачам пришлось освоить собачью психологию. Они внимательно наблюдали за поведением подопечных, пытаясь понять, кто кому симпатизирует. В пары ставили только лучших друзей.

Как вспоминают очевидцы, было совершенно непонятно, как животные перенесут экстремальные факторы космического полета. А это и шум ракеты, и вибрации при запуске, и перегрузки, и взлет, и кратковременная невесомость, и, наконец, катапультирование, приземление на парашюте и удар о землю. Немудрено, что скептиков среди и биологов, и инженеров было предостаточно. Что же касается Лайки, то она является для нас символом той эпохи, предшествующей эпохе развития космической биологии и предшествующей первому полету человека в космос. На ракетах в космос запускались также крысы, морские свинки, мыши и даже кролики. Но все-таки основным акцентом исследований были собаки.

В целом же в период 1951–1960 годов было совершено 29 пусков ракет с собаками-испытателями. Точное их количество подсчитать трудно, потому что после каждого старта им меняли клички. А некоторые летали и по три, и по пять раз. Число погибших известно – 13, и каждую неудачу ученые воспринимали как личную трагедию. К собакам-испытателям относились не как к животным, а как к героям и первопроходцам космоса.

Глава вторая. Полет Гагарина

12 апреля 1961 года в 8 утра на космодроме Байконур 287-тонная ракета-носитель «Восток» была установлена в громадной шахте на стартовой площадке. Инженеры проделали последние приготовления к старту космического корабля, проверили все системы и двигатель, после чего специальный лифт доставил тогда еще мало кому известного Юрия Гагарина на 39-метровую высоту к космическому кораблю. И в те минуты только технические службы Байконура знали о том, что полет может не состояться. Или, хуже того, что Гагарин уйдет в космос, чтобы никогда оттуда не вернуться… Из рассекреченных документов стало известно, что за час до запуска космического корабля «Восток» техники обнаружили неисправность, и ее удалось устранить буквально перед самым стартом. После закрытия входного люка корабля на пульте оператора не сработал индикатор, который должен был подтвердить герметичность корабля. Неисправность устранил слесарь-монтажник за несколько минут до старта. Можно было, конечно, отложить старт, но…

Ведь пришлось бы откладывать старт, о котором уже было доложено Хрущеву, фактическому руководителю Советского Союза. И, естественно, никто не мог взять на себя такую ответственность в том, чтобы перенести старт. Летчики-космонавты также подтверждают, что со стартом торопились, нужно было опередить американцев. Они ничего не знали про это, поэтому, когда все случилось, получился большой удар по их престижу.


Макет космического корабля «Восток» на ВДНХ


Полет готовился в строжайшей тайне, о старте космического корабля знали только те, кто готовил орбитальный полет, и руководство страны. В эти минуты особенно нервничал Сергей Павлович Королев – главный конструктор «Востока». Ему, как никому другому, были понятны последствия ошибки или дефекта конструкции корабля. Разгерметизация грозила космонавту мучительной смертью в случае аварийной посадки. Малейшая неточность в расчетах и сбой систем управления представлялись еще более страшными – «Восток» мог выйти за расчетную траекторию и навсегда стать искусственным спутником Земли. И тогда первый космонавт был бы обречен на медленную смерть. Стыковки и спасательные модули были тогда неизвестны.

До другой неисправности – проблем с костюмом самого Гагарина – дело так и не дошло. Как выяснилось всего за 4 дня до старта корабля «Восток», даже в случае успешного полета само приземление первого в мире космонавта могло окончиться его гибелью. Ведь последние испытания скафандра Гагарина, которые проводились 8 апреля 1961 года в Крыму, на морском испытательном полигоне Чауза, едва не закончились гибелью испытателя – парашютиста Петра Долгова. При посадке на воду парашют не отделился от скафандра и с огромной скоростью понес Долгова по волнам, едва не переломав испытателю кости. И, если бы не подоспевший торпедный катер, Долгов мог утонуть или погибнуть от ударов о гребни волн. А значит для Гагарина, облаченного в тот же скафандр, с тем же парашютом и теми же несовершенными средствами его отстыковки при приводнении, которое могло произойти в любом водоеме Советского Союза и где помощи, скорее всего, было ждать неоткуда, приземление грозило гибелью. Но намеченный на 12 апреля полет должен был состояться при любых условиях, а дорабатывать костюм космонавта было уже некогда.

Сын бывшего первого секретаря ЦК КПСС Сергей Хрущев вспоминает, что Никита Сергеевич нервно ходил вокруг телефона: «Позвонил Королев: «Запустили». Он говорит: «А как?» А Королев говорит: «Что как? На орбите. Ждите. Через полтора часа позвоню».

Королев знал, чем рискует. В эти минуты ему приходилось решать уравнение со многими неизвестными.

Тем не менее 12 апреля 1961 года ровно в 9 часов 7 минут утра на полигоне Байконур прозвучала команда «Пуск!». И последние перед стартом «Востока» переговоры между космонавтом Юрием Гагариным (позывной Кедр) и конструктором Сергеем Королевым (позывной Заря-1) зафиксировали следующие фразы:

«Настроение бодрое, к старту готов, прием…»

«Отлично. Кедр, я Заря-1. Идут надувы, отошла кабель-мачта, все нормально…»

С космонавтом Гагариным поддерживалась двусторонняя радиосвязь. За состоянием пилота с Земли следили при помощи специальной системы «Трал Т», которую вскоре назовут первым космическим телевидением. В кабине Гагарина была установлена специальная телевизионная камера, которая передавала картинку прямо в стартовый комплекс. При этом полет проходил в полностью автоматическом режиме – кораблем Гагарин не управлял. Это означало, что космонавт не трогал рычаги и был наблюдателем, и только! Однако в случае отказа автоматики он должен был взять управление на себя. Но, для того чтобы перейти в этот режим, космонавт должен был преодолеть так называемый «логический замок», то есть набрать специальный код на пульте. Секретный шифр (число 125) заранее Гагарин не знал, он содержался в запечатанном конверте, приклеенном к внутренней обшивке корабля. Это было сделано потому, что непонятно было, как поведет себя в полете первый космонавт, правильные ли команды он будет подавать кораблю. Таким образом, секретный конверт был своеобразной «страховкой от безумия».

И действительно, во время старта и выхода на орбиту Юрий Гагарин перенес ужасную тряску, шум и сильные перегрузки. А вот в состоянии невесомости, напротив, он почувствовал себя сносно. Правда, у космонавта уплыл карандаш, и ему не удалось сделать записи в бортовом журнале. Но самая главная проблема поджидала дальше: вовремя не отключился двигатель и корабль вышел на более высокую орбиту, чем рассчитывали специалисты (327 км).

Ошибка в расчетах означала, что Гагарин сможет вернуться на Землю не раньше чем через пять суток. Но на пять суток в корабле просто не хватило бы воздуха, и первый космонавт Земли неминуемо бы погиб. К счастью, все закончилось благополучно. Невероятным образом корабль удалось вернуть на заданную орбиту, и через 108 минут, совершив единственный виток вокруг Земли, спускаемый аппарат корабля «Восток» вошел в плотные слои атмосферы. Гагарин катапультировался на высоте 1500 метров. Напряжение в те минуты на Центральном командном пункте было невероятное. Возможна была любая неожиданность.

Связи с Гагариным в тот момент не было. Непонятно было, жив он или нет и куда упадет спускаемая капсула… В Центре управления полетами была страшная напряженность, но без элементов паники. Все подбадривали друг друга и говорили, что все будет хорошо – ведь только потом узнали, что вероятность возвращения его на Землю была 60 %.

И только через полчаса Гагарин связался с Центром управления полетами и сообщил, что приземлился на колхозное поле в Саратовской области, неподалеку от Энгельса. Отклонение от расчетного места посадки составило около 600 км. Обожженную капсулу спускаемого аппарата и самого космонавта обнаружили колхозный механик Анатолий Мишанин, проезжавший мимо на мотоцикле, и жительница близлежащего села Анна Тахтарова, сажавшая в поле картошку.

Кстати, знаменитую надпись «СССР» на гагаринском гермошлеме, которая позже станет визитной карточкой советского космоса, буквально за час до выезда на стартовую площадку приказал сделать начальник Центра подготовки полета Евгений Карпов. Надпись была сделана простой кисточкой и краской прямо у служебного автобуса. Дело в том, что в мае 1960 года над Свердловской областью советские ПВО сбили американский самолет-разведчик. Пилот Гарри Пауэрс выпрыгнул с парашютом и приземлился на советскую землю как ни в чем не бывало. История Пауэрса получила большую огласку, и в результате каждый советский мальчишка мечтал поймать американского летчика-шпиона. Как в воду смотрел Карпов – первый космонавт приземлился не в заданном районе, и надпись на шлеме пригодилась, – саратовские колхозники не спутали первого космонавта с американским шпионом.

А в это время в Москве, в здании ТАСС, уже готовились к экстренному выпуску новостей. Были готовы и согласованы три варианта текста-молнии: первый – торжественный, объявляющий о победе отечественной космонавтики, второй – с просьбой к дружественным странам помочь в поиске космонавта в случае его приземления за пределами СССР и, наконец, третий вариант – о трагической гибели Гагарина. Тексты второго и третьего вариантов не слышал никто. Но они и по сей день хранятся в архивах как доказательство того, что СССР не собирался скрывать правду, сколь бы горькой она ни была.

Исхода запуска первого человека в космос с нетерпением ждал еще один человек. Никита Сергеевич Хрущев находился в государственной резиденции в Пицунде и готовился к докладу на приближавшемся очередном съезде партии. Но работа у первого секретаря не шла. Хрущев нервничал и то и дело поглядывал на телефон. Сергей Хрущев вспоминает, что когда наконец Королев отзвонился и сказал: «Спускается», то Никита Сергеевич закричал ему по телефону: «Скажите одно, он живой?» А тот отвечает: «Откуда знаем – живой или нет? Спускается. Парашют открылся. Отстрелился».


Н. С. Хрущев говорит по телефону с первым космонавтом планеты Юрием Гагариным


На следующий день, 13 апреля, на самолете первого космонавта привезли в аэропорт Внуково, где его встречали чуть ли не все руководство страны, журналисты и кинооператоры. Первоначально грандиозная встреча в Москве не планировалась, но в последний момент решение об этом принял Никита Хрущев. Он был готов носить на руках первого покорителя космоса, потому что он опередил американцев. По словам его сына, Никита Сергеевич позвонил министру обороны Малиновскому и сказал, что Гагарина нужно повысить в воинском звании. Малиновский ответил, что старший лейтенант Гагарин может рассчитывать на капитана, на что Хрущев заметил: «Да не будь ты таким жадным!» И тогда министр обороны сказал: «Ну ладно – майора».

В этот же день Гагарин надел майорские погоны. Бодрой походкой он вышел из самолета и по красной дорожке пошел на доклад первому лицу государства. В историю вошел эпизод с развязавшимся шнурком, который комментаторы обычно связывают с волнительностью ситуации и подчеркивают, что Гагарин не обращал на это никакого внимания. Однако, по словам все того же Сергея Хрущева, это был не шнурок. Дело в том, что в 60-е годы не было носков с резинками, и офицерам по уставу полагалась подвязка – собственно, от этого произошел известный орден Подвязки. Подвязка застегивалась на железку, и вот вся эта конструкция развязалась и сильно хлопала по ноге Гагарина.

Дальше была поездка в открытой «Чайке» по Москве. Гагарин стоял, утопая в цветах, которые люди кидали к его машине с тротуаров, из окон и даже с крыш домов, и всех приветствовал своей знаменитой улыбкой. На заднем сиденье еле угадывался первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев. По словам его сына, первый секретарь не хотел ехать в гагаринской машине и дословно сказал следующее: «Вы с Валей поедете в машине, а я поеду следом». Однако Гагарин втянул Хрущева за руку. Сын подозревает, что отцу на самом деле тоже хотелось ехать в головной машине, поэтому он, что называется, немножко играл, а Гагарин ему просто подыграл.

Любопытный момент – отчество Гагарина было не известно советским руководителям. Виктор Горбатко вспоминает, что его неожиданно вызвал курировавший космонавтику со стороны Совета министров СССР Дмитрий Устинов и задал вопрос: «Как правильно – Юрий Алексеевич или Юрий Александрович?» Этим вопросом он поставил в тупик и самого Горбатко, поскольку в отряде космонавтов было не принято обращаться друг к другу по отчеству, а только Юра, Герман, Паша и т. д. Пришлось звонить в Центр подготовки космонавтов, поднимать личное дело и уточнять отчество. Это было нужно для того, чтобы знаменитый диктор Левитан объявил о состоявшемся полете всему миру.


Ю. Гагарин направляется для доклада первому секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущеву о завершении полета. Внуковский аэродром. 14 апреля 1961 года


На известие о первом полете человека, бывшего гражданином СССР, в космос, сограждане отреагировали восторженно. Люди самых разных возрастов, как дети, взбирались на парапеты, играли на музыкальных инструментах прямо на Красной площади. Это ликование было сравнимо разве что с тем, которое страна испытала с известием о победе в Великой Отечественной войне. Полет Гагарина без всякого преувеличения стал событием мирового масштаба. Случилось поистине невероятное – человек впервые сумел преодолеть земное притяжение и побывать в космосе.

Однако всемирно известные телевизионные кадры полета Юрия Гагарина были сняты не в день запуска, а уже по возвращении, для истории. Гагарин точь-в-точь повторил все, что делал при реальном запуске. Это потом появятся прямые телетрансляции из космического корабля, системы телеметрии будут в режиме онлайн отслеживать каждый вздох космонавта и передавать данные на Землю. А тогда в крошечной капсуле космического корабля «Восток» у Юрия Гагарина был лишь небольшой магнитофон. На пленку он наговаривал свой отчет о полете. Никакой автоматики: нажал запись – пошла пленка, стоп – выключил. Именно с этой магнитофонной пленки мир услышал его знаменитое «Поехали!». Еще один любопытный нюанс – во время недолгого по современным меркам космического полета (всего 108 минут) Гагарин почему-то не записал момент выхода на космическую орбиту. Спустя несколько минут он отмотал пленку назад и затер это место… Слова, которые сказал человек, когда впервые увидел Землю со стороны, не вошли в историю! Мы никогда не узнаем правду, но, возможно, все дело в том, что слова вырвались ненормативные… Кроме того, именно тогда возникли проблемы – корабль не остановился на расчетной высоте и начал крутиться вокруг своей оси как волчок. Сам Гагарин рассказывал, что Земля проходила у него во «взоре» сверху вниз и справа налево.

Капсула «Восток» едва не унесла первого космонавта на слишком высокую орбиту, с которой он никогда не смог бы вернуться. Гагарин рассказывал: «Скорость вращения была градусов около 30 в секунду, не меньше. Получился «кордебалет»: голова-ноги, голова-ноги с очень большой скоростью вращения. Все кружилось. То вижу Африку (именно над Африкой произошло это), то горизонт, то небо. Только успевал закрываться от солнца, чтобы свет не попадал в глаза. Я поставил ноги к иллюминатору, но не закрыл шторки. Мне было интересно самому узнать, что происходит. Я ждал разделения. Но разделения не было. Я знал, что по расчету это должно произойти через 10–12 секунд после выключения ТДУ. При включении ТДУ все огни на пульте контроля ракетных систем погасли. По моим ощущениям, времени прошло гораздо больше, чем следовало, но разделения все не было…»

Кстати, помимо своего знаменитого «поехали» Гагарин, отправляясь в полет, произнес еще одну фразу, не ставшую достоянием общественности по причине секретности. А звучала она так: «Косберг включился». Гагарин сказал эти слова в тот самый момент, когда заработала третья ступень ракеты, передавая привет главному конструктору воронежского конструкторского бюро химавтоматики Семену Косбергу. Его имя не так хорошо известно по сравнению с Сергеем Королевым, но без него Советский Союз не смог бы стать космической державой. Ведь благодаря двигателю, созданному Косбергом осенью 1958 года, впервые в мире ракета смогла достичь второй космической скорости 11 километров в секунду, что было достаточно для вывода в космос уже не маленьких спутников, а серьезных грузов. Именно благодаря появлению этого двигателя у Сергея Королева вскоре появилась возможность отправить в космос человека.

* * *

В семье Гагариных об этом полете узнали, как и вся страна, из радиоприемника, поскольку он не называл даты и времени старта из соображений секретности. Но его жена, конечно, догадывалась, какую миссию предстоит выполнить ее супругу. Племянница первого космонавта Тамара Филатова вспоминает, что «первой реакцией было чувство страха за дорогого и любимого человека, потому что, как бы там ни было, космос враждебен человеку».

Первый космонавт планеты вырос в селе Клушино, что в Смоленской области. Его друг детства Евгений Дербенков уверяет, что в детстве ни он, ни Юрка паиньками никогда не были, чем изрядно испытывали нервы родителей. Вот что он говорит о мальчишеских проказах первого космонавта:

«Лазили часто к соседям, и тетя Нюша (соседка Анна Тимофеевна) кричит его матери: «Юрка с Женькой залезли в сад и ветки поломали у яблони!» А яблоки такие же есть у нас в садах, но это неинтересно, в чужом-то слаще! Ну, вот мать берет ремень хороший, штаны спускает и порку такую дает, что потом только ходишь и почесываешь задницу…»


Ю. Гагарин во время учебы в Люберецком ремесленном училище № 10


Осенью 1941 года Юра Гагарин вместе с Женей пошли в первый класс. Но проучиться им удалось всего несколько дней – детство закончилось, когда село оккупировали гитлеровцы. Дербенков вспоминает, что немцы прибыли на мотоциклах с пулеметами в люльках и вызвали у них с Юрой неподдельный мальчишеский интерес: «У них все блестящее, погоны все начищены, намалеваны, фуражки. Магазин они быстренько вскрыли и вынесли нам конфет. А мы и рады – немцы нас угощают!»

Но вскоре радость прошла – немцы выгнали Гагариных из дома, и они вырыли землянку за огородом. В этой землянке семья из шести человек (двое взрослых и четверо детей) жили год и 9 месяцев. Печка топилась по-черному, причем старались, чтобы дым из трубы не было видно. Чтобы не задохнуться, надо было выбегать на улицу и хоть немножко подышать свежим воздухом. Внутри землянки было сыро, по земле вовсю прыгали лягушки.

Однажды во время боев над деревней Клушино был сбит советский самолет. Летчик катапультировался, а истребитель упал возле дома Гагариных. С тех пор мальчишки целыми днями пропадали в разбитом самолете и играли в войну. Дербенков подозревает, что с этих игр и возникла у Юры мечта о полетах. Только через два года Клушино освободили советские войска. Но настали тяжелые и голодные времена, в которые каждый выживал как мог. Мальчишки тоже старались помочь своим родителям. Дербенков с Гагариным ходили в оставшиеся после немцев склады с минами и, вооружившись зубилом и молотком, садились на снаряд, который был почти что с мальчишек ростом. Их целью было открутить боеголовку, потом зарядить ее в гильзы, а цветной металл взять с собой в мешок – и бегом в магазин сдавать. На вырученные деньги покупали хлеба, конфет – как говорит друг гагаринского детства, тогда ни у кого денег не было, все были нищие.

В конце 1945 года семья Гагариных переехала в Гжатск (ныне город Гагарин). Там Юрий окончил 6 классов и после этого уехал в подмосковные Люберцы. Он поступил одновременно в ремесленное училище и школу рабочей молодежи. А в 1951 году Гагарин продолжает учебу уже в Саратовском индустриальном техникуме. Его одногруппником по техникуму, а затем и другом стал Виктор Порохня. Они вместе сидели за одной партой, жили в одной комнате общежития и ходили драться с местными. Вместе с ним на 4-м курсе техникума Гагарин поступил в саратовский аэроклуб. 3 июля 1955 года, буквально через 4–5 дней после окончания техникума, Юрий Гагарин совершил свой первый самостоятельный полет на самолете «Як-18». А осенью Гагарина… чуть не выгнали из клуба. Он совершил за одну неделю подряд три грубые ошибки, причем последняя была особенно неприятна: откровенно плохая посадка, боковой удар. Но все же Гагарину дали еще один контрольный полет, и тогда-то у него все получилось.

Гагаринский одногруппник Виктор Порохня вспоминает: «Он пошел в военкомат, ему отсрочили призыв в армию и дали возможность окончить аэроклуб. Этот момент сыграл положительную роль в том смысле, что Юра полностью отдался авиации. Его отправили в 1-е Чкаловское военное училище летчиков. Если бы он эти препятствия не перешагнул, то мы бы сегодня вели речь о праздновании годовщины полета другого человека».


Ю. Гагарин (в центре) – учащийся Саратовского индустриального техникума с друзьями


После окончания авиационного училища Гагарин по собственному выбору был отправлен в Заполярье в одну из авиационных частей Северного флота. Возможно, он так и остался бы там, но тут среди молодых летчиков-истребителей в летных частях в режиме полной секретности начали отбирать кандидатов для первой группы космонавтов. Среди отобранных был и летчик-космонавт Виктор Горбатко, который вспоминает, что существовали некоторые ограничения: вес не больше 70 кг, рост не больше 172 см. Кроме того, нужны были положительные рекомендации командования, политотдела и медицины.

До сих пор остается неясным, как Гагарину удалось попасть в сверхсекретное подразделение. Дело в том, что в СССР каждому хоть раз в жизни приходилось заполнять анкету, где был вопрос – находились ли его родственники на оккупированной территории во время войны. Гагарин с семьей, как известно, прожил в оккупации почти два года. Это была почти черная метка. Но было еще одно компрометирующее обстоятельство, о котором знали только самые близкие: Юрий Гагарин крестил свою племянницу Тамару Филатову. А церковные обряды в СССР тоже не приветствовались. А в те дни, когда было принято решение об отборе Гагарина в отряд космонавтов, у него родилась дочь Елена. По словам Тамары Филатовой, девочка много болела, и родители ее тоже покрестили. Происходило это в Гжатске, и вряд ли об этом кто-то знал в отряде космонавтов, хотя, разумеется, члена партии за это вряд ли бы похвалили.


Лейтенант Ю. Гагарин (слева) в самолете во время службы в Заполярье


Как бы то ни было, 18 декабря 1959 года Гагарина вызвали в Москву, в Центральный научно-исследовательский авиационный госпиталь для медицинского обследования. Здесь Гагарин впервые увидел своего будущего сослуживца Виктора Горбатко. По его словам, испытания были очень жесткие и даже жестокие: «Нас вращали на шестикратной перегрузке, на восьми, десяти и двенадцатикратной, то есть увеличивали вес в 12 раз. Вращали на трофейной немецкой центрифуге. При 12-кратных перегрузках иногда казалось, что вот-вот задохнешься. А центрифуга еще иногда потрескивала…»

В начале 1960 года старшего лейтенанта Юрия Гагарина и еще 19 молодых летчиков-истребителей признают годными для космических полетов.

Весной все они приступили к интенсивным тренировкам. Когда стали ясны сроки орбитального космического полета, из 20 летчиков оставили 6 – Гагарина, Титова, Нелюбова, Николаева, Быковского и Поповича. Но Гагарина уже тогда выделяли среди других. Как вспоминает Горбатко, когда в октябре 1960 года космонавты знакомились с Сергеем Павловичем Королевым, именно Гагарина представили первым, а остальных – по алфавиту.

Правда, практически накануне старта ученые обнаружили, что вес Гагарина со скафандром и сиденьем на 13 килограммов больше допустимого максимума. Тогда стали думать о том, чтобы отправлять в полет дублера – Германа Титова, у которого вес был на 3 килограмма меньше, чем у Гагарина. До старта оставалось всего несколько дней, чтобы окончательно решить этот вопрос. И тут в течение одной ночи были разработаны и проведены работы по облегчению космического корабля. Пытаясь снизить вес, инженеры убрали часть внутренней аппаратуры «Востока», что впоследствии приведет к ряду нештатных ситуаций во время полета.

Незадолго до полета Юрий Гагарин на случай гибели пишет своей жене прощальное письмо и, несмотря на строгий запрет, все же рассказывает ей о предстоящем полете. Как вспоминает Тамара Филатова, будущий первый космонавт сначала просто признался в том, что готовится полет человека в космос, а когда жена его напрямую спросила, то Юрий ответил, что, может быть, полетит и он.

* * *

…После приземления первый космонавт планеты получил весьма существенные блага от советского правительства. 18 апреля 1961 года Совет министров СССР принял секретное распоряжение о подарках Ю. А. Гагарину. Вот что содержалось в этом распоряжении:

«1) Признать необходимым подарить от имени Правительства СССР первому летчику-космонавту СССР майору Гагарину Ю. А. и членам его семьи автомашину «Волга», жилой дом, мебель и экипировку согласно приложению.

2) Обязать Министерство обороны СССР (т. Малиновского) выделить майору Гагарину Ю. А. четырехкомнатную квартиру по месту службы.

Из приложения к распоряжению (секретно):

Меблировка спальни, столовой, детской, кабинета, кухни. Телевизор «Рубин». Радиола «Люкс». Стиральная машина. Холодильник. Пылесос. Ковровые дорожки. Пианино. Постельное белье – 6 комплектов. Одеяла – 2 шт.

Экипировка для Юрия Алексеевича Гагарина:

Пальто демисезонное. Пальто легкое летнее. Плащ. Костюмы – 2 (светлый и темный). Обувь – 2 пары (черные и светлые). Рубашки белые – 6 штук. Шляпы – 2. Носки – 6 пар. Белье нижнее шелковое – 6 пар. Трусы, майки – 6 пар. Платки носовые – 12 штук. Галстуки – 6 шт. Перчатки – 1 пара. Электробритва – 1. Два комплекта военного обмундирования (парадное и повседневное). Чемоданы – 2».


Первый в мире космонавт Ю. Гагарин с женой Валентиной на отдыхе


Подарки в виде одежды и мебели полагались и родственникам Гагарина, жене и родителям. Сегодня это кажется не очень понятным, но тогда в ЦК КПСС впервые столкнулись с неожиданной проблемой: простой гражданин СССР стал в одночасье всемирной знаменитостью и вопрос, во что он будет одет, приходилось решать на самом верху.

А популярности Гагарина мог бы позавидовать самый публичный человек планеты. На космонавта свалилось невероятное количество встреч, визитов, дипломатических приемов и командировок. Перед глазами мелькали лица президентов, премьеров и простых людей разных рас и национальностей. Жизнь полетела с космической скоростью. К живой легенде хотели прикоснуться все – Че Гевара и Фидель Кастро, Джина Лоллобриджида и королева Елизавета. А ведь до этого простой деревенский парень Юра Гагарин читал о королях разве что в сказках. А после приема в Букингемском дворце, прорывая полицейское оцепление, к Гагарину с карандашами и блокнотами в руках, чтобы взять автограф, подбежала целая толпа британских школьников.


Джина Лоллобриджида (слева) и Мариза Мерлини (вторая справа) во время приема в Министерстве культуры СССР с космонавтом Ю. Гагариным


Впрочем, Гагарин всегда тяготился ролью свадебного генерала. Нескончаемые мероприятия отвлекали его от главного – от возможности летать. Летчик-испытатель, генерал-лейтенант авиации Степан Микоян вспоминает: «На авиационном салоне в Париже стоял самолет «Ту-104», внутри которого было что-то вроде советского штаба. Мы сидели с Гагариным и пили коньяк, когда к самолету подошла толпа и стала просить Гагарина выйти. Он вышел, поговорил с людьми, а когда вернулся, то прямо сказал: «Вы знаете, как мне надоело вот так выходить!»

Единственной мечтой Гагарина были полеты. 1 сентября 1961 года он поступает в Академию имени Жуковского. Там он выбрал на то время секретную и перспективную тему дипломной работы – способы посадки летательного аппарата многоразового использования. Гагарин мечтал летать на «Буранах». Сначала он стал командиром отряда, а в 1964 году – заместителем начальника Центра летной космической подготовки. При этом он готовился ко второму полету в космос, более трудному и продолжительному. Однако рисковать первым космонавтом опасались. Гагарин мог полететь в 1967 году на корабле «Союз-1», но в космос ушел Владимир Комаров, для которого тот полет стал роковым. Он заживо сгорел при спуске с орбиты. Только в 1968 году, через 7 лет после полета в космос, Гагарину разрешили участвовать в испытаниях нового самолета «МиГ-15». Но это уже другая и совсем печальная история…

Глава третья. Реванш США – Армстронг на Луне

В первые годы освоения космоса русские всегда оказывались на шаг впереди американцев. Это своеобразное соревнование НАСА и советских КБ получило название «космической гонки». В 1960 году в СССР запустили на орбиту Белку и Стрелку, и стало очевидно, что США проигрывают.

После первого успешного запуска в космос Гагарина СССР запускает второго, потом сразу двоих космонавтов, в 1965 году выход в открытый космос осуществляет Алексей Леонов, в космос отправляется первая женщина, конструкторы строят планы освоения Луны… И именно в этот момент Советский Союз уступает лидерство американцам. Казалось, что этим успехам нет конца и ничто их не может остановить. Но если в начале космической гонки США безоговорочно отставали от СССР, то во второй половине 60-х годов они взяли реванш.

Президент США Джон Кеннеди после успешного полета Гагарина заявил, что его страна должна взять на себя обязательство достичь цели до конца текущего десятилетия – высадить человека на Луну и благополучно вернуть его на Землю. На самом деле, однако, главной была лишь первая часть – высадить человека на Луну, что обеспечило бы престиж США в мировой политике. А о второй части – возвращении человека на Землю, говорилось лишь на публику. Джеймс Мичнер, работавший в общественном надзирательном совете, курировавшем работу НАСА, в своей книге «Космос» написал, что на одном из заседаний комиссии, где рассматривалась высадка на Луну, в открытую обсуждалась возможность отправки космонавта в один конец. Но эта информация была строго засекречена.

По свидетельствам сотрудников НАСА, конструктор Вернер фон Браун воспринял победы Советского Союза в космосе как личный вызов и принялся за дело с двойной энергией. После полета Гагарина в США началась некая истерия – там все думали, как же ответить. Какое-то время рассматривался вариант отправки человека на Луну, чтобы ему потом грузовыми специальными космическими кораблями доставлять грузы. Предполагалось, что он там будет жить какое-то время – до тех пор, пока не будет создан корабль, который сможет его оттуда забрать и вернуть.

В СССР была своя лунная программа, основой которой стал проект Королева. Эту программу поддерживал лично Хрущев, от которого исходил однозначный приказ – Луну американцам не отдавать! На разработку советской суперракеты «Н-1» были брошены лучшие конструкторские умы, десятки заводов и силы 1,5 миллиона человек. Однако с лунной программой Советскому Союзу катастрофически не везло. 14 января 1966 года в возрасте 59 лет умер генеральный конструктор Сергей Королев. Затем произошло несколько катастроф при запусках ракеты-носителя «Н-1» с лунным модулем на борту, и в итоге она в космос так и не поднялась. В декабре 1968 года американцы объявили о первом пилотируемом облете Луны, а 21 июля 1969-го – об удачной высадке человека на спутник Земли. Проект освоения Луны в СССР был закрыт, а советская космическая программа переориентирована на создание долговременных орбитальных станций. Занявший после Королева пост главного космического конструктора СССР Валентин Глушко считал, что глупо высаживать на Луну одного или несколько человек через 10 лет после американцев.

Негативную роль сыграла и неожиданная гибель куратора программы пилотируемых полетов маршала Сергея Бирюзова. 19 октября 1964 года Бирюзов полетел в составе делегации в Югославию на торжества по случаю 20-летия освобождения Белграда от немецко-фашистских захватчиков. Самолет «Ил-18» с советской делегацией на борту заходил на посадку в аэропорт Белграда, но по какой-то причине оказался ниже глиссады и столкнулся с горой Авала неподалеку от взлетной полосы. Все пассажиры и экипаж погибли. Некоторые историки считают эту аварию в некотором смысле таинственной, поскольку самолет был исправен, а погода стояла вполне летная.

Значение этой утраты для советской космонавтики очень быстро ощутили на себе и в Звездном городке, и в закрытых конструкторских бюро. С его смертью производство новых кораблей и подготовка космонавтов были практически остановлены. Легендарные Гагарин, Леонов и другие уже успевшие стать звездами космонавты оказались фактически без работы. Новое руководство ракетных войск совершенно не интересовали пилотируемые полеты, они были сторонниками автоматических ракет и спутников. Дошло до того, что 22 октября 1965 года летчики-космонавты Гагарин, Леонов, Комаров и ряд других обратились с письмом к генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Ильичу Брежневу, в котором подвергли критике руководство Ракетных войск СССР. В письме особо подчеркивалось, что США не только догоняют СССР в космической сфере, но и выходят в некоторых областях вперед. Космонавты жаловались на отсутствие плана полетов. Однако обращение космонавтов к генсеку не смогло кардинально переломить ситуацию. Спустя несколько лет на Луну полетели американцы, что можно было расценить как реванш в космической гонке с СССР.

16 июля 1969 года с мыса Канаверал в штате Флорида в 13 часов 32 минуты стартовал корабль «Аполлон-11» с экипажем астронавтов на Луну. Наблюдать за отправкой экипажа к космическому центру им. Джона Кеннеди приехали более 500 тысяч американцев. В пику Советскому Союзу, где космические пуски проходили в атмосфере полной секретности, американцы постарались и сделали феерическое шоу на весь мир. 3, 5 тысячи зрительских мест неподалеку от стартового стола отвели для звезд шоу-бизнеса, политиков и общественных деятелей. Весь процесс запуска и первых часов полета транслировался в прямом эфире на шесть континентов, за полетом «Аполлона-11» наблюдали в Африке, Японии и в Южной Америке. Этот день стал триумфом для Вернера фон Брауна.


Экипаж корабля «Аполлон 11» (астронавты Нил Армстронг, Майкл Коллинз, Эдвин Олдрин)


Ровно через 8,5 минуты после старта «Аполлон-11» достигает орбиты, делает два оборота вокруг Земли и выходит в открытый космос. На расстоянии 78 тысяч километров от Земли от корабля отделяются ступени ракеты-носителя, потом отработанные топливные баки, после чего экипаж начинает проверку всех бортовых систем. Начинается собственно полет к Луне, и спустя три дня «Аполлон» достигает лунной орбиты.

20 июля 1969 года астронавты Нил Армстронг и Эдвин Олдрин перешли в посадочный модуль, который прилуняется в районе Моря Спокойствия. Высадка на Луну транслируется в прямом эфире на весь мир. Больше миллиарда человек видят, как Нил Армстронг выходит из модуля и делает первые шаги по лунной поверхности.

Забегая вперед, скажем, что астронавты НАСА в рамках миссии «Аполлон» в 1969–1972 годах совершили шесть высадок на поверхность спутника Земли. США стали единственной страной, астронавты которой высаживались на Луну. Но с каждым годом вокруг американской лунной программы возникает вопросов больше, чем ответов.

Для начала вопрос вызывает стоп-кадр первого шага человека на лунную поверхность. Все полеты «Аполлонов» транслировались в РЕАЛЬНОМ времени, и на глазах миллионов телезрителей астронавт Нил Армстронг открыл люк космического корабля, спустился по лестнице и спрыгнул с последней ступеньки прямо в лунный песок… И стал таким образом ВТОРЫМ человеком, высадившимся на Луну, – потому что первым должен быть загадочный кинооператор с камерой, который и сделал эти исторические кадры! Дело в том, что напарник Армстронга – Эдвин Олдрин – в тот момент еще не покинул кабину корабля, а камера явно находится за пределами лунного модуля! Впрочем, американцы нашли этому объяснение – якобы на лунном модуле «Аполлона-11» телекамера была прикреплена сбоку и таким образом сумела снять высадку человека на Луну. Однако вопросы остаются – сложно представить, какой формы и размера должен был быть лунный модуль, чтобы камера, закрепленная на нем, могла с ТАКОГО расстояния заснять астронавта в полный рост. Со слов специалистов, в объектив этой камеры могли попасть лунные пейзажи и небо, но никак не астронавт, покидающий космический корабль.

Однако даже если предположить, что вдруг возникшая из ниоткуда камера действительно была закреплена на лунном модуле, то как объяснить съемки обоих астронавтов на Луне с нескольких ракурсов, если официально на Луне никогда не было больше двух человек? Причем камера движется и пытается не потерять из виду весело скачущих астронавтов!

Исследователи уже были готовы обвинить США во лжи космического масштаба, как вдруг в НАСА вовремя подсуетились и признались – уникальные кадры с высадкой экспедиции «Аполлон-11» из архива исчезли полтора-два десятка лет назад. Именно поэтому пришлось собрать с миру по нитке и смонтировать видеоклип, который точь-в-точь повторял бы кадры первой высадки. Новое видео смонтировали из четырех копий видеозаписи, которые НАСА в свое время передало телекомпаниям, и восстановительные работы обошлись ни много ни мало в 230 тысяч долларов!

Вроде бы все встало на свои места, но неугомонные исследователи космической темы опубликовали архивное видео неудачного дубля высадки человека на Луну, где на голову астронавта падает студийный свет. В подлинности записи исследователи не сомневаются, а сотрудники НАСА после увиденного перестали отпираться. И хотя официального заявления так и не прозвучало, про дублированные съемки заговорили как про неоспоримый факт. Мол, снимали на случай, если у астронавтов вдруг из-за каких-нибудь «космических бурь» не получатся настоящие кадры. Иными словами, просто подстелили соломку и в обычном павильоне сделали запасной вариант. И все это якобы никак не влияет на подлинность оригинальной лунной записи. Эксперты же полны скепсиса – по их мнению, это все означает, что в НАСА заранее были готовы к обману, раз заготовили подобную страховку.

В 2015 году американец Патрик Мюррей взорвал мировые СМИ невероятной сенсацией, опубликовав интервью с ныне покойным режиссером Стэнли Кубриком, записанное более 15 лет назад. В этом интервью Стэнли Кубрик признается в том, что совершил огромное мошенничество в отношении американской общественности по заданию президента США Ричарда Никсона и агентства НАСА. Кубрик утверждал, что высадка на Луну была подделана и что именно он был тем человеком, который это снял за большие деньги. Впрочем, громкая сенсация довольно быстро была разоблачена – мистификацией оказалось само интервью с Кубриком, роль которого на самом деле сыграл актер. Более того, вдова Кубрика Кристиана Харлан заявила, что человек по имени Патрик Мюррей никогда не брал интервью у режиссера, а сама запись – чистой воды подделка.

Но если оставить в покое пропавшую кинопленку и спровоцированную этим мистификацию Патрика Мюррея и обратиться к фотоснимкам, сделанным астронавтами на Луне и напечатанным в десятках газет и журналов, вопросов будет много. Более того, в 2015 году появилась возможность увидеть 1407 ранее неопубликованных фотографий, сделанных во время легендарной миссии «Аполлона-11» и долгое время хранившихся в архивах НАСА.

Завораживающий лунный пейзаж, кажется, не оставляет никаких сомнений – американцы были на Луне! Но только до первого детального рассмотрения. Например, на одной из фотографий видна жесткая тень от лунного модуля, и это означает, что Солнце находится позади. Каждый из нас помнит, как выглядит тень на асфальте, когда Солнце светит в спину. Приглядевшись к светлому пятну на фотографии, специалисты заподозрили подвох и решили проверить фотографию в обычном фотошопе. Увеличив контраст снимка, исследователи выяснили, что в левой части кадра свет Солнца почему-то стал холодным, голубоватым, а в правой – наоборот, теплым и еще более желтым. А при увеличении изображения мелких лунных камней выясняется, что тени от камней падают в разные стороны. Такое может быть, если бы на Луне стояло сразу несколько осветительных приборов, как в обычной киностудии.

Но что это означает? Неужели лунная эпопея от начала до конца – продукт кинопромышленности? Невероятно! Впрочем, еще в 70-е годы голливудские кинематографисты, которых, по-видимому, не взяли в проект «Лунный Голливуд», ехидно обращали внимание, что лунные снимки настолько хороши по всем параметрам, что больше похожи на результат профессиональной павильонной съемки с искусственно поставленным светом! Однако дальше словесных обвинений НАСА во лжи тогда дело не пошло.

Бывший оператор навигационной системы «Аполлон» Рэймонд Тиг – тот самый человек, который следил за запусками и полетами космических кораблей в 70-е годы, – в своем интервью известному ведущему Алексу Джонсу признался, что сомневается, были ли вообще астронавты на Луне: «Да, думаю, мы летали, но я не могу быть абсолютно уверен. И причина, почему я не могу быть абсолютно уверен, в том, что я видел. Это можно сопоставить, и ты был бы абсолютно уверен, что мы летали, но в то же время я видел и другое – мы могли не летать».


Астронавт Эдвин Олдрин на поверхности Луны после установки сейсмографического оборудования. 30 июля 1969 года


Да, в словах Рэймонда маловато конкретики, и что именно он видел, и что заставило его сомневаться в реальности полетов американцев на Луну, остается только догадываться. Но сам факт того, что человек, непосредственно следивший за полетом «Аполлонов», не знает, было ли это на самом деле, заставляет задуматься: а все ли в порядке у НАСА?

Некоторые эксперты относятся к этой информации со скептицизмом. Кроме того, американская миссия «Аполлон» была наиболее открытой и общедоступной программой НАСА – чтобы поддерживать с астронавтами постоянную связь, необходимо было задействовать антенны почти на всем земном шаре. В противном случае из-за вращения Земли хьюстонский центр управления полетами просто потерял бы сигнал. Поэтому телеметрию с борта «Аполлонов» принимали и в Америке, и в Австралии, и в Африке. Запасной канал требовал бы определенных ресурсов, которых в то время просто не было. Кроме того, под Симферополем в Советском Союзе существовал секретный Центр космической связи, который принимал и телеметрию, и различные переговоры астронавтов. Так что телевизионная картинка с борта «Аполлона» записывалась для того, чтобы ее могли проанализировать уже советские специалисты. С одной стороны, нужно было знать, какую американцы получали информацию, а с другой стороны, подсмотреть технические секреты, чтобы взять их на вооружение уже для советской лунной программы.

И все же это был не совсем прямой эфир. Тем более что техническая возможность транслировать с «Аполлона» заранее смонтированный в Голливуде фильм у астронавтов была. А инцидент с якобы подслушанными радиолюбителями разговорами астронавтов НАСА комментировать отказалось, отделавшись фразой: «Мы не можем подтвердить. Мало ли кто что-то услышал».

6 сентября 2011 года НАСА представило всему миру невероятной детализации фотоснимки как доказательство пребывания астронавтов на Луне.

Там присутствовали место посадки «Аполлона-11», след «Аполлона-14» (корабля, на котором была осуществлена третья высадка людей на Луну) на лунном грунте, а также ступень, отделившаяся от лунного модуля «Челленджер» корабля «Аполлона-17» в виде крохотного пятна. На фотографиях видно практически все – дорожки, протоптанные и «проезженные» астронавтами, оставленная ими на Луне аппаратура, и даже воткнутый в лунный грунт американский флаг!

Казалось бы, наконец все вопросы к НАСА должны раз и навсегда отпасть. Однако свежие снимки вызвали еще больше вопросов, чем те, что были сделаны во время высадки астронавтов на Луну. На фотографии, сделанной лунным орбитальным зондом, видны следы от «лунного «Ровера», на котором по земному спутнику рассекали астронавты Юджин Сернан и Харрисон Шмитт. Они настолько четкие, что складывается впечатление, будто бы американская лунная миссия завершилась только вчера. Как могли сохраниться следы 40-летней давности на небесном теле, где бушуют сильнейшие пыльные бури? Дело в том, что в декабре 2005 года НАСА заявило, что исследования специалистов агентства показали – на Луне эти бури свирепствуют каждое утро. Свои слова ученые подкрепили оптическими наблюдениями с Земли и результатами экспериментов, осуществленных с помощью приборов «лунной» программы. Лунный шторм напоминает песчаный ураган, когда высокие барханы за сутки перемещаются на расстояния в несколько сотен метров. Как, учитывая все это, можно найти следы, оставленные на луне американским «Ровером» 40 лет назад? И как объяснить, почему следы американского «Ровера» – как новенькие, а следы советских «Луноходов» растворились в лунных песках?

Многочисленные вопросы, вызванные фотоснимками НАСА поверхности Луны, заставили исследователей усомниться не только в их подлинности, но и в реальности самих полетов. На первый взгляд на снимке лунного орбитального разведчика, представленного НАСА, нет ничего странного: отчетливо видна площадка прилунения «Аполлона-12», прекрасно просматриваются оставшаяся на Луне посадочная платформа модуля «Бесстрашный». Однако на нем можно рассмотреть пакет оборудования для экспериментов, аппарат «Сарвейор-3» и цепочки следов астронавтов. Возможно, этот снимок не вызвал бы подозрений, если бы не интервью ведущего сотрудника НАСА Роберта Келсо, который 8 ноября 2011 года сказал репортеру британской газеты «Дейли Мейл» о том, что «Аполлон-12» сдул всю лунную пыль и обломки с места посадки «Сарвейора-3», несмотря на то что прилунился за 500 футов от него.

Но как это объяснить? Если во время прилунения «Аполлона» поднялась лунная пыль и смела даже обломки спускаемого аппарата «Сервейора-3», то как же на этом снимке, сделанном 40 лет спустя, на том же самом месте отчетливо стали видны его обломки? Стенограмма посадки «Аполлона-12» неопровержимо подтверждает слова Келсо – астронавты говорили тогда, что «струя двигателя начала поднимать облако пыли с поверхности Луны, затем поднятая пыль почти скрыла поверхность». Иными словами, посадка осуществлялась практически вслепую! При этом «Аполлон» пролетел над лунной поверхностью на высоте всего 90 метров. И это означает, что в лунном грунте должна была остаться борозда – след от работы двигателя. Но где же он? Неужели в НАСА просто забыли его подрисовать?

Дальше – на снимке прилунения того самого «Аполлона-12», который, согласно описанию НАСА, садился в условиях густого облака лунной пыли, нет ни малейших следов пыльной бури! Той самой, о которой говорили сами астронавты… На самом лунном модуле тоже ни пылинки – будто незадолго до того, как был сделан снимок, кто-то тщательно протер опоры «Аполлона». Неужели перед тем, как сделать фотографию, астронавты навели небольшую уборку? Или все-таки не было никакого прилунения, а снимки с «Аполлонами» были сделаны в кинопавильоне?

Согласно заявлениям НАСА, абсолютно все свежие снимки лунной поверхности зондом были сделаны с высоты 21 км над Луной. Сделаны они были прекрасной оптикой, в отсутствии атмосферы, которая, как известно, снижает четкость. Но если внимательно приглядеться к снимкам, можно рассмотреть какие-то таинственные размытые объекты. Что это? Автомобили? Люди? Автобус? Видны не только мутные точки, но и размеры объектов. Но вот что удивительно – если взять обычный снимок Земли, сделанный при помощи Гугл-Мэпс спутником GeoEye через мутную земную атмосферу, качество будет примерно таким же. Учтите, что высота съемки при этом будет 460 километров, что в 23 раза дальше расстояния, с которого Луну снимает американский зонд. И как же это объяснить? Почему лунный орбитальный зонд дает снимки более позорного качества, чем театральный бинокль?

Быть может, все дело в нежелании НАСА давать всему миру четкие и качественные снимки поверхности Луны? Ведь в этом случае могут открыться малоприятные детали…

1 декабря 2013 года на земной спутник был отправлен китайский луноход «Юйту» – «нефритовый заяц». Его посадка на Луну состоялась 14 декабря, и практически сразу аппарат преподал сенсацию – на снимках, сделанных «Нефритовым зайцем», поверхность луны оказалась коричневой. И это резко контрастирует с многочисленными фотографиями, сделанными американскими астронавтами, где она какая угодно – белая, серая или даже серебристая на солнце, но никак не коричневая! Впрочем, возможно, для американцев это будет настоящим открытием, но тот факт, что Луна не серая, а коричневая, советские ученые установили еще в 50-х годах, а в 1969 году доказали это при помощи космического аппарата «Зонд-7». Более того, еще в 1980 году в СССР коричневый цвет Луны перешел в разряд школьных истин. Американцы же каким-то образом умудрились сделать луну серой, и такой цвет земного спутника долгое время не вызывал никаких подозрений – ведь на всех этих лунных фотографиях флаг США красно-белый! А это означает, что с цветопередачей все в порядке! Ну, или, быть может, каждый из шести «Аполлонов», прилунившихся в сотнях километров друг от друга, нашел на КОРИЧНЕВОЙ Луне некое СЕРОЕ пятно и точно в него угодил… О проблемах с цветом Луны несколько лет назад заявил известный американский исследователь Джозеф Скиппер, обвинив НАСА в подвохе, указывая на то, что сотрудники космического агентства намеренно меняют цвет снимков на черно-белые. Но в Соединенных Штатах на это никто даже не обратил внимания… Фальшивый цвет Луны, впрочем, ничто в сравнении с другой ложью космического масштаба, которую распространяют в НАСА.

Теперь обратим внимание на поведение астронавтов после полетов. В 1968 году Джеймс Ловелл, Фрэнк Борман и Уильям Андерс (экипаж «Аполлона-8») возвратились из 6-дневного полета, в течение которого 10 раз облетели Луну. Но астронавты выглядят так, будто бы возвратились не из космического полета, а с курорта! Они весьма бодро помогают взобраться в вертолет встречающему их сотруднику НАСА, с улыбками на лицах позируют фоторепортерам. И все это после шести суток, проведенных в полной невесомости! Никаких нарушений психомоторики, никаких носилок, ребята крепко стоят на ногах. По свидетельству работников космодрома Байконур, космонавт Виктор Горбатко после 5-суточного полета сам идти не мог и признался, что даже поднять руку ему стоило немало усилий. Андриян Николаев после 18 дней в невесомости чуть не умер в спасательном вертолете. Летчик-космонавт Борис Волынов говорил, что начиная с шестого витка у каждого землянина возникают серьезные вестибулярные расстройства. Медики извлекали космонавтов из капсулы и укладывали их на специальные носилки, а некоторым делали даже уколы, укрепляющие тонус. Космонавтов на вертолете доставляли в реанимационное отделение госпиталя, где они приходили в себя около трех суток. Разительное отличие от суперменов-астронавтов! Может быть, причина богатырского здоровья астронавтов заключается в том, что эти ребята не были никогда на орбите и просто не знают, как чувствует себя человек после космического полета? И это при том, что в «Аполлоне» обитаемый объем в два раза меньше, чем в «Союзе».

Можно взглянуть и на бодро шагающих Джона Янга и Вирджила Гриссома после почти 5-часового полета на корабле «Джемини-3». Не прошло и 40 минут после того, как они приводнились, но при этом парни, кажется, ни на грамм не устали. Есть и фотография, на которой изображены астронавты, за два часа до старта плотно завтракающие мясом! Есть и фотография Вирджила Гриссома непосредственно перед стартом, где он изображен с открытым шлемом. Невероятно – астронавт сидит в кабине и почему-то дышит обычным воздухом. И это при том, что всего через 165 секунд после запуска космический корабль будет находиться на высоте 65 километров, где давление близко к вакууму! Получается, что НАСА неизвестны самые простые законы физики. Ведь при резкой смене давления в крови образуются пузыри, как в обычной газированной воде, которые разрушают стенки кровеносных сосудов, блокируют весь кровоток, а это приводит к параличу и смерти. Но Гриссома это нисколько не беспокоит. Быть может, потому что ему в действительности никуда лететь не надо?


Астронавты Джон Янг и Вирджил Гриссом


Еще один любопытный момент – так называемая «звездная слепота» астронавтов. Дело в том, что астронавты-первопроходцы не смогли ответить на элементарный вопрос журналиста Патрика Мура: как выглядит звездное небо над Луной? Это случилось на пресс-конференции экипажа «Аполлон-11», когда Армстронг стискивал скулы, сжимал губы и напряженно смотрел в стол. О чем думал он в этот момент? Возможно, для него это были действительно мучительные минуты. Когда астронавты на самом деле узнали, что высадка на Луну будет спектаклем? За месяц до полета? Или, быть может, за год?

Эдвин Олдрин ответил: «Во время движения мы не могли видеть звезды с лунной поверхности». Нил Армстронг поддакнул: «Нам никогда не удавалось видеть звезды с лунной поверхности или на дневной стороне Луны невооруженным глазом, не прибегая к оптике. Я не помню, видели ли мы их».

Это весьма странно, поскольку и корабль, и экипаж делились на две части. Лунный модуль с двумя астронавтами шел на посадку, а Майкл Коллинз в орбитальном модуле оставался на окололунной орбите. Таким образом, Армстронг и Олдрин могли наблюдать лунное небо и над Луной, с орбиты, и с поверхности Луны. Но они почему-то ничего не видели и ничего не помнят! И если у всех трех членов экипажа случаются провалы в памяти, то какой с них может быть спрос?

А ведь в космосе нет воздуха, который мешает лучам отдаленных звезд попадать на Землю, а потому за пределами атмосферы все вокруг усыпано светящимися точками. Эту картину впервые увидел и описал еще Юрий Гагарин. Неужели астронавты просто не обратили внимания на небо? Или же они действительно никогда не были на Луне?

Уже в наши дни агентство НАСА опубликовало снимки высадки на Луне американских астронавтов в высоком разрешении – всего 8400 фотографий.

Основатель архива Кипп Тиг рассказал, что фотографии делались и отсылались на Землю прямо с Луны и ее орбиты. Благодаря современным технологиям снимки экспедиций американских астронавтов оцифровали и создали фотогалерею. Это можно было расценивать как новый аргумент против заявлений о том, что американцы на самом деле не высаживались на Луну. Но на деле это лишь породило очередную волну обвинений в подделке снимков!

Почему все известные снимки лунного пейзажа очень плохого качества?.. А ведь доподлинно известно, что американцы взяли на Луну самую современную по тем временам камеру. Где ее снимки? Что такого попало в объектив суперфотоаппарата?

Некоторые эксперты считают, что плохое фотографическое изображение имеет много информации, которая должна исследоваться и изучаться. Возможно, в тот момент, когда им нужно было быстро отчитаться за потраченные деньги, они сделали красивые картинки и накормили ими весь земной шар.


Астронавт Эдвин Олдрин с развевающимся американским флагом на Луне, где отсутствует атмосфера


Что же заставляет сомневаться в подлинности большинства снимков НАСА? Причин достаточно. Одна из главных – развевающийся флаг США. Как он может развеваться, если на Луне отсутствует атмосфера? Раз нет воздуха, то не может быть и ветра. Впрочем, сторонники версии присутствия американцев на Луне считают, что это явление можно объяснить газами, которые исходили от спускаемого модуля. Да, если бы не одно «но». На следующем снимке не видно никаких газов от модуля. Более того, если приглядеться к разным снимкам, где на фоне американского флага позируют астронавты, то отчетливо видно, как меняется их положение, а вот положение флага и складок на его полотнище остается неизменным. Но и это еще не все.

Снимок отпечатка ноги астронавта экипажа «Аполлон-11» Эдвина Олдрина сделан, как утверждают американцы, недавно. Но даже если поверить в то, что отпечаток в пыли оставляет такой четкий след, можно с трудом, то в версию о том, что с того времени этот отпечаток не исчез, верится еще меньше.

Как иронично выразился генеральный директор НИИ Национальной безопасности Алексей Диашев, пятьдесят лет назад пробежал дяденька в башмачках по лунному грунту и с тех пор туда не упала ни одна пылинка! За это время его должно было засыпать хотя бы сантиметров на двадцать пять – тридцать. Или что, туда пыль не попадает? Или солнечный ветер не достигает?

Еще и еще несколько загадок. Почему, например, не тронута пыль под соплами лунных модулей? Известно же, что сила тяги посадочного двигателя при посадке составляет около одной тонны – то есть давление, которое оказывается на участок поверхности, в 10 раз больше, чем при ураганном ветре. Или почему луномобиль, якобы снятый на Луне, оставляет за собой вполне земные по форме шлейфы пыли? Или почему на снимке горы «Сильвер спур» в регионе Хэдли Дельта, который тоже якобы сделан на Луне, видны осадочные породы? Почему за шесть экспедиций «Аполлонов» астронавты так и не сделали ни одной убедительной съемки по демонстрации бросания предметов в высоту? Или почему у лунного модуля при старте нет языков пламени под работающим соплом, а при съемках маневров модуля нет ни одной вспышки от двигателей?

Вызывают сомнения и кадры, на которых астронавты скачут по лунной поверхности. На Луне притяжение меньше земного в два раза, поэтому прыжки могли бы быть и повыше. Сторонники американской версии освоения Луны уверены, что на Земле в таком скафандре прыгать вообще было бы невозможно. Но если детально разбираться, то высота прыжка на кинопленке не превышает 45 сантиметров, а при пониженной гравитации Луны она должна была бы достигать почти полутора метров. К тому же для обеспечения нормального сцепления с грунтом перемещение астронавтов по Луне требует специального способа, напоминающего прыжки кенгуру. Но наблюдаемая на кинопленке длина прыжка имеет величину, характерную для земных условий! Что же мешало астронавтам использовать преимущества прыжков с длиной более трех метров при высоте полметра для перемещения по лунному грунту с хорошим сцеплением? Ответ экспертов однозначен – им мешала земная гравитация!

Практически во всех документах НАСА, касающихся полетов на Луну, много мелких неточностей. Более того, местами эти документы попросту противоречат друг другу. Конечно, такое вполне возможно в любом глобальном проекте и это можно списать на человеческий фактор, а отнюдь не на заговор. Однако эти ошибки и неточности касаются фото и видеоматериалов. Выдвигалась даже версия, что пробы лунного грунта и снимки лунной поверхности могли быть получены при помощи автоматической беспилотной станции, а недостающие детали попросту досняли в павильонах Голливуда.

В 1976 году в США на полках книжных магазинов появилась книга «Мы никогда не были на Луне». Ее написал американский писатель Билл Кейссинг, известный своим скептическим отношением к полетам американских астронавтов на Луну. Он утверждал, что это мистификация, созданная по заказу правительства США. А переговоры астронавтов с Центром управления полетами, видеозапись прилунения и многочисленные фотографии, сделанные на спутнике Земли, – всего лишь подделка, созданная режиссерами Голливуда. В съемочных павильонах «фабрики грез» они построили необходимые декорации и попросту сымитировали лунную экспедицию, засняв все это на пленку.

После выхода книги Билла Кейссинга в мире появились тысячи сторонников так называемого «лунного заговора». Все они как один уверены – американское аэрокосмическое агентство НАСА астронавтов на Луну не отправляло. В качестве одного из главных доказательств сторонники «лунного заговора» приводят секретный приказ НАСА, согласно которому в 1968 году, всего за полгода до миссии «Аполлон», из агентства в один день были уволены почти 700 человек. И все они – не просто рядовые сотрудники, а конструкторы, занимавшиеся разработками ракеты, которая должна была доставить астронавтов на Луну.


Экипаж корабля «Апполон 11» отбрасывает тени на поверхности Луны


Автор теории «лунного заговора» доктор физико-математических наук Александр Попов утверждает, что это последствия неудачных испытаний ракеты – второе испытание было полностью провальным, ракета буквально развалилась на части. Еще одним доказательством «лунного заговора» Попов считает известный кадр, в котором Нил Армстронг водружает на лунной поверхности американский флаг и он начинает развеваться на ветру, чего не может быть, потому что на Луне отсутствует атмосфера. А на фотографии американского астронавта, склонившегося над флагом, можно обнаружить тени, если поработать несколько раз яркостью и контрастностью. А если есть тени, значит, это не небо, а киностудия с черным экраном, на котором хоть какая-то тень да получится. Скорость падения камешков, вылетающих из-под колес лунохода, на съемке такая же, как на Земле. На всех лунных кадрах отсутствуют звезды, хотя над Луной они должны сиять гораздо ярче, чем на Земле.

Отсутствие атмосферы на Луне по логике должно привести еще и к тому, что на теневой стороне Луны стоит лютый холод, а на стороне, освещенной Солнцем – жара. При этой жаре пленка в фотоаппаратах могла расплавиться без специальной защиты. Такая защита имелась на скафандрах американских астронавтов, и их, по официальной версии, астронавты оставили на Луне, поскольку при взлете каждый лишний килограмм был на счету. Однако скафандры не были обнаружены беспилотными аппаратами, которые позже высаживались в тех же самых районах.

Изучив кинохронику и сопоставив все факты, исследователи выдвинули шокирующую версию – американцы не летали в космос до 1981 года, пока не был запущен первый шаттл! Все их полеты – большая афера и работа голливудских киношников! Американский писатель Билл Кейссинг в своей книге «Мы никогда не были на Луне» рассказывает о беспрецедентном случае – во время одного его авторского ток-шоу в студию позвонил пилот рейсового самолета и сообщил, что он видел, как капсула «Аполлона» была сброшена с большого самолета примерно в то время, когда астронавты должны были вернуться с Луны.

Неужели спускаемую капсулу, в которой находились астронавты, просто сбрасывали с самолета? Если такое возможно, то где находились астронавты? Как в действительности стартовала ракета и был ли в ней экипаж? Ответы на эти вопросы исследователи искали не один десяток лет. Все изменилось, когда широкой публике стал известен Гюнтер Вендт – человек, находившийся всю историю пилотируемой американской космонавтики в тени. Между тем Вендт закрывал люки космических кораблей в центре Кеннеди и был последним, кто видел астронавтов перед полетом.

В 2001 году, за 9 лет до своей смерти, он опубликовал книгу, в которой раскрыл целый ряд странных деталей американской космической программы. В частности, Гюнтер описал некую скрытую бетонную комнату с пружинным полом, которая находилась под стартовой площадкой и где могли поместиться до 20 человек – весь экипаж космического корабля и люди, работавшие на площадке перед запуском ракеты. В случае опасности астронавты могли быстро спуститься в тайное помещение и затем ускользнуть по 12-метровому желобу.

Изучив описание таинственной комнаты, соединяющейся с тоннелем, специалисты предположили, что именно в это скрытое помещение Гюнтер провожал астронавтов незадолго до старта ракеты. Иными словами, эта комната могла быть не спасательной, а отсидочной! То есть местом, где астронавты, заранее покинувшие капсулу очередного фальшивого корабля, пережидали старт…

Гюнтер Вендт был немцем по происхождению, хотя и не входил в известную команду Вернера фон Брауна. Он работал в НАСА до 1967 года, когда агентство решило поменять подрядчика. На его место пришел новый работник, и с этого момента начались странности. Первый же полет без участия Гюнтера закончился трагедией – пожар в кабине корабля «Аполлон-1» стал причиной смерти Гаса Гриссома, Эдварда Уайта и Роджера Чаффи. После этого НАСА прекратило пилотируемые полеты почти на год. А перед полетом «Аполлона-7» Уолли Ширр, занявший место Гюнтера, лично начинает настаивать на его возвращении. Он убеждает компанию North American принять Вендта на работу. Практически это означало, что астронавты после трагедии не желали лететь в космос, если люк будет закрывать кто-то другой. Для сравнения – вряд ли кто-то сможет наверняка сказать, кто закрывал за советскими космонавтами люки кораблей «Восток», «Восход» и «Союз». Эту сугубо техническую операцию выполняли абсолютно разные люди. Неужели именно Гюнтер Вендт в течение многих лет успешно имитировал пилотируемые запуски, закрывая под видеокамеры люки космических кораблей? И он же возвращался и выпускал астронавтов? При этом на экранах астронавты гордо шагали к ракетам, мир наблюдал за их стартом, но вряд ли кто-то мог догадываться, что ракеты были абсолютно пустыми…

В пользу этой сенсационной версии говорит и другой факт. Согласно расчетам инженеров, американские ракеты просто не смогли бы долететь до Луны! Изучение кинохроник НАСА позволило специалистам точно измерить скорость ракеты на 162-й и 163-й секундах полета. Она оказалась в три раза меньше, чем положено по официальному графику. С такой низкой скоростью ракета не только не долетела бы до Луны, но и не смогла бы выйти даже на околоземную орбиту! Ее путь, скорее всего, закончился бы в водах Атлантики. По мнению экспертов, это означает, что лунные ракеты были беспилотными. С учетом тех 20 лет, на которые американская лунная ракета «Сатурн-5» якобы обогнала советскую ракету «Энергия», Америка в техническом развитии должна была далеко уйти вперед, и в первую очередь – в создании сверхмощных двигателей. Однако до сих пор Штаты отправляют в космос астронавтов на российских ракетах!


Космонавт НАСА Скотт Карпентер готовится к моделированию полета при содействии Гюнтера Вендта


Но если полет на Луну действительно состоялся, почему сотрудники НАСА после выхода скандальной книги Билла Кейссинга не выступили с официальными опровержениями? Почему они не подали на автора в суд за клевету? Почему не опубликовали ничего, что могло бы подтвердить или опровергнуть теорию «лунного заговора»? Ответ, возможно, кроется в том, что Билл Кейссинг с 1956 года был сотрудником НАСА и официально занимал должность историка-публициста. И получается, свою сенсационную книгу он мог написать не только с ведома специалистов НАСА, но и… возможно, по их заказу.

По свидетельству соседа Кейссинга Филиппа Корсо, «пока он писал эту книгу, то все время отдавал ее кому-то для исправлений. Я это точно знаю. А потом он как-то сказал мне, что сожалеет, что вообще написал эту книгу… После публикации этой книги он стал нервным, как будто боялся чего-то».

Получается, фотографии, которые сторонники «лунного заговора» приводят как доказательство того, что американцев на Луне не было, действительно могут быть поддельными. Но не потому, что миссия «Аполлон-11» провалилась. Наоборот, она прошла успешно. Просто американские астронавты столкнулись на Луне с чем-то, что публиковать американское правительство просто не решилось. Именно поэтому понадобились фрагменты высадки астронавтов, доснятые на секретной киностудии, фотографии, подправленные фотомонтажом, и книга, разоблачающая лунную миссию «Аполлон-11».

В защиту реальности полета американцев высказывались многие советские специалисты и космонавты – к примеру, Алексей Леонов или Георгий Гречко. Однако Гречко вполне допускал, что часть кадров была доснята постановочно на Земле просто в силу того, что полученные снимки на Луне были недостаточно эффектны.

Какие же еще факты заставляют сомневаться в том, что американская лунная программа была успешной? Например, НАСА утверждает, что астронавты доставили на Землю 380 килограммов лунного грунта. Такой аргумент был бы более чем убедительным доказательством, если бы эти лунные образцы прошли независимую экспертизу в лабораториях за пределами США. Еще более крепким аргументом были бы представленные на экспертизу лунные камни, поскольку их взять на Луне мог бы только человек – беспилотные аппараты на это неспособны.

Кроме того, даже сейчас, во втором десятилетии XXI века, самые мощные ракеты, существующие в США, способны поднять на низкую околоземную орбиту лишь 50 тонн полезного груза. Причем на этих ракетах установлен российский двигатель «РД-180» 90-х годов, сами американцы до сих пор не могут сделать свой двигатель! В этой связи возникает вполне справедливый вопрос: каким же двигателем были оснащены ракеты, доставлявшие американских астронавтов к Луне в начале 70-х?

Фанаты американской лунной программы почему-то забывают тот факт, что американская ракета «Сатурн-5» вместе с двигателями Вернера фон Брауна, которые якобы использовались для полетов на Луну, куда-то испарилась за давностью лет. Может быть, оттого, что начиная с 1962 года эту ракету преследовали лишь неудачи. В мае 1962 года на испытаниях в Сент-Луисе взорвалась и разлетелась на куски вторая ступень этой ракеты, в апреле 1968 года беспилотное испытание «Сатурна-5» тоже с треском провалилось. И всего лишь через 19 дней НАСА принимает решение о полете людей на Луну именно на этой недоделанной ракете! В том же 1968 году, еще до первого полета на Луну, НАСА уволило 700 сотрудников Центра космических исследований им. Маршалла, где разрабатывался «Сатурн-5». Спустя два года главный конструктор этой ракеты Вернер фон Браун был освобожден от должности директора центра, отстранен от руководства ракетными разработками, а в 1972 году он ушел из НАСА навсегда.

Ракета «Сатурн-5» стартовала с Земли 13 раз. Почему же такая замечательная ракета прекратила полеты? Ведь, согласно версии НАСА, эта ракета-носитель могла одним махом доставить на орбиту моноблочную станцию массой 75 тонн. Что же на самом деле послужило причиной для снятия ракеты с дежурства по Луне? Слишком дорогое производство или неэкономичность?

Только в 1988 году после первого полета ракеты-носителя «Сатурн-5» СССР смог создать ракету «Энергия», которая имела примерно ту же грузоподъемность, которую НАСА заявило для своей ракеты. Во время перестройки этот проект был закрыт, но двигатель боковых блоков «РД-170» остался и используется в настоящее время как первая ступень ракеты-носителя «Зенит». А двигатель «РД-180», который был спроектирован на его основе, теперь используется в американской ракете «Атлас-5». Странно, не правда ли, что американцы отказались от своей мощной и дешевой разработки «Сатурн-5», чтобы летать на российских двигателях от советской ракеты «Энергия»? Или все-таки возможности ракеты-носителя «Сатурн-5» были сильно преувеличены?

В пользу того, что американцы так и не высадились на Луне, говорят и такие факты, что лунные кабины проекта «Аполлон» были сняты с производства еще в начале 1969 года, то есть до первого пилотируемого полета. А за полгода до этого события НАСА в течение одной недели приняло два решения о сокращении бюджета лунной программы. По этой причине главный подрядчик проекта компания «Норт Америкэн Рокуэлл» сократил три тысячи сотрудников. Космический корабль «Аполлон» попал под сокращение еще до начала своего первого лунного полета – только за 1967 год с кораблем произошло семь происшествий, в которых погибли 11 человек. На эти сокращения повлияли и другие факторы – война во Вьетнаме, нефтяной экономический кризис и девальвация в 2,5 раза доллара, переставшего быть связанным с золотом впервые в истории.

Алексею Диашеву в середине 90-х годов в Москве довелось общаться с американским астронавтом Эдгаром Митчеллом, который побывал на Луне в составе экипажа «Аполлон-14». По его словам, Митчелл и другие астронавты, бывшие на Луне «не в открытом виде, но явно давали понять, что никто правду никогда не скажет. Подтекстом было, что он как нормальный взрослый человек и ученый, должен понимать, что на тот период технологически этого сделать было невозможно. Личная точка зрения Диашева – американцы на Луне не были. А в плане пропаганды они нас, как всегда, переиграли».

Но как быть с тем фактом, что все космические станции и обсерватории зафиксировали приближение американских аппаратов к Луне именно в те промежутки времени, которые были заявлены НАСА? Скорее всего, по мнению самых различных экспертов, полеты к Луне действительно были, но нет никаких доказательств того, что американские астронавты высаживались на лунную поверхность. Были какие-то посадочные модули, какой-то электромобиль, который двигался по планете, что-то вроде нашего лунохода. То есть были беспилотные экспедиции, которые, возможно, облетали Луну и возвращались на Землю.

Несмотря на популярность теории «лунного заговора», большинство космонавтов, астрономов и физиков все же не сомневаются в том, что полет на Луну все-таки был. Ведь за американской лунной миссией во всем мире, в том числе и в Советском Союзе, тщательно следили сотни специалистов. Мало того, сигналы «Аполлона-11», отправленного на Луну, фиксировали десятки радиолокационных станций. За передачами «Аполлона» следили не только американские, но и советские станции дальней космической связи. А они подтвердили: радио- и телевизионные передачи шли со стороны Луны. Работал и лазерный отражатель, оставленный на лунной поверхности.

И, наконец, очень схожими оказались образцы лунных пород, доставленные на Землю американцами и советскими автоматическими станциями. Нет, все говорит о том, что американцы на Луне были.

Нашлись объяснения и другим странностям.

И флаг, который в условиях вакуума будет долго и сильно колебаться от малейшего прикосновения к древку. И крестики на снимках, странным образом прячущиеся за скафандры. Они просто засвечены из-за дифракции света и химических особенностей фотопленки.

Разобрались и со слишком четкими следами на лунной поверхности. Нет, они оставлены не на мокром песке, просто лунный грунт из-за отсутствия окисной пленки имеет необычную для земных условий слипаемость.

Получили объяснение и размеры Земли на лунных снимках. Нашлись и следы от раздувания пыли под посадочным двигателем. Ничего странного нет и в движении телекамеры, отслеживающей старт с лунной поверхности. Она же управлялась с Земли.

Судите сами – известный астроном, президент Шотландской ассоциации технологий и исследований Дункан Лунан считает, что сомнений в полетах на Луну быть не может. Стартует гигантская ракета весом 2700 тонн, которая выводит космический корабль весом 543 тонны. Каждый килограмм топлива на счету, ракета не имеет возможности маневра. В любом случае она должна выйти на траекторию планет, в худшем случае – облететь Луну и вернуться на Землю, в лучшем случае – решить задачу посадки на Луну. Зачем запускать корабль для того, чтобы облететь и вернуться, когда задача посадки на Луну решается гораздо легче, чем посадка космического корабля на Землю?

Так или иначе, со стопроцентной уверенностью нельзя сказать, высаживались ли американцы на Луну или нет. Но одно не вызывает сомнений – Соединенным Штатам необходимо было шоу, надо было показать первенство перед Советским Союзом, который первым запустил на околоземную орбиту космонавта, необходимо было как-то вырваться в отрыв. И они этого добились…

Глава четвертая. Врут все: Советы скрывали погибших космонавтов, а Америка и вовсе не была на Луне

После успешного полета Юрия Гагарина на Западе были предприняты попытки дискредитировать космические полеты СССР. Американцы просто не могли поверить, что не они сумели первыми полететь в космос. В 50-е годы США переживали экономический подъем и беби-бум. Идеальные семьи в идеальных домах, окруженные чудо-техникой, дорогие машины с самолетными килями, электрические чайники в домах… Считалось, что СССР далеко до таких технологических высот. США – оплот свободного идеального мира, а СССР – раковая опухоль коммунизма. И вдруг – как гром среди ночного неба! Еще в конце 50-х годов взошла и четыре раза пролетела «красная луна» – первый советский спутник. И это при том, что незадолго до этого, летом 1955 года, США и СССР почти одновременно объявили, что запустят свой первый спутник.

Поднявшаяся паника объяснялась не только тем, что Советский Союз опередил США в техническом плане, а тем, что рухнул миф о неуязвимости Америки. Америка отгорожена от всего остального мира двумя океанами, и американцы привыкли жить с ощущением полной безнаказанности и безопасности. В США было накоплено огромное количество атомных зарядов, был реактивный стратегический бомбардировщик «Б-52», способный достичь любой точки мира и нанести ядерный удар. Американцы были уверены, что окажутся при этом безнаказанными, и тут вдруг выясняется, что в Советском Союзе есть ракета, которая может облететь весь мир и соответственно способна долететь до любого города Америки и принести ядерный заряд.

В день запуска первого советского искусственного спутника Земли началась настоящая истерика. Американские таблоиды преподнесли поступок русских как начало самого настоящего апокалипсиса. «Луна сделалась как кровь», – пестрили заголовки газет. В первые часы после запуска спутника даже в Пентагоне не понимали, что именно произошло. Тут же появился слух, что русские запустили в космос ядерную бомбу. Вскоре, конечно, выяснилось, что «бомбой» в действительности оказался безобидный шар диаметром 58 сантиметров и массой 83 килограмма, но к тому времени пресса уже сделала свое черное дело. Среди американского народа поселилась ненависть к русскому врагу.

Принято считать, что впервые человек оказался в космосе 12 апреля 1961 года, и этим первым человеком был Юрий Гагарин. Однако для Запада этот факт далеко не бесспорен. В разных источниках вот уже много лет утверждается, что Юрий Гагарин вовсе не первый и что первому удачному полету предшествовали пилотируемые запуски, которые заканчивались гибелью космонавтов – люди сгорали заживо. Поэтому СССР и не обнародовал эту информацию.

Уже 16 мая 1961 года, через месяц после полета Гагарина, западные информационные агентства распространили запись радиоперехвата, где голос женщины-космонавта говорит: «Мне очень жарко… Здесь очень жарко, жарко. Дышать трудно. Я вернусь, вернусь…» Напомним, что официально первый полет женщины-космонавта Валентины Терешковой состоялся в июле 1963 года.

Любопытно, что буквально через несколько дней после полета Гагарина в США были опубликованы материалы, которые обличают советскую космонавтику. В прессе подробно описывалось, какой кровью достался Советскому Союзу первый полет человека в космос. В доказательство приводился целый список с полными именами и фотографиями космонавтов, которые летали в космос до Гагарина, но погибли. В нем всего 12 человек, и среди них Мария Громова, Алексей Ледовский, Шиборин, Митков, Костин, Цветов, Нефедов, Кирюшин… Кто же эти люди? Почему мы о них ничего не знаем?

В 2007 году итальянские радиоинженеры братья Арчилло и Джанбатиста Кордилья опубликовали материалы радиоперехватов, которые они делали в 50–60-е годы. По этим материалам выходило, что сигналы бедствия наши космонавты посылали из космоса не раз. В 1959 году их деятельностью заинтересовались некие правительственные органы – либо итальянская или американская разведки – и выделили им определенный грант на проведение работ по прослушиванию эфира.

Первый радиоперехват братьями Кордилья якобы был совершен 5 октября 1957 года в 17 часов 40 минут, когда им удалось зафиксировать сигнал запущенного в космос советского аппарата «Спутник-1». В те годы весь мир с напряжением следил за космической гонкой двух сверхдержав, США и Советского Союза. Успех итальянских инженеров стал сенсацией, и они стали настоящими героями.

А в декабре 1959 года телеграфное агентство «Континенталь» со ссылкой на некоего высокопоставленного чешского коммуниста подтвердило сообщения итальянского радиоперехвата – в Советском Союзе при совершении суборбитального полета погиб космонавт по имени Алексей Ледовский. Правда, запуск корабля с ним на борту якобы состоялся еще 1 ноября 1957 года, за 3 дня до того, как на орбиту Земли было отправлено первое живое существо – собака Лайка. Итальянцы также заявили, что в СССР людей в космос запускают не на космических кораблях, а на пилотируемых баллистических ракетах.

Для США эта новость стала шоком. Оказывается, Советский Союз в своем стремлении обогнать Америку в космосе проводит бесчеловечные эксперименты, отправляя своих космонавтов на орбиту без возможности вернуть их обратно. Глава Центральноевропейского отделения Общества исследования атмосферных и радарных явлений, астрофизик из Бельгии Иллобранд фон Людвигер, отлично помнит, как в Европе реагировали на сообщения о советских космических испытаниях на людях: «Я работал в Германии в сфере космических исследований, был системным аналитиком и занимался управляемыми летательными аппаратами. Когда СССР только начал запускать ракеты, по всей Европе люди живо обсуждали эту новость. И про то, что коммунисты не остановятся ни перед чем, чтобы победить США. И допустит даже человеческие жертвы. Конечно, я видел список космонавтов, которые, как считается, погибли. Но я не могу сказать хоть что-то об этом – я не знаю этих людей лично. И вообще не могу даже представить, что КГБ допустил бы такую утечку информации. Тем более если это правда».

Итальянские сообщения о радиоперехватах в Москве называют грязным враньем и, пытаясь их опровергнуть, говорят, что перехватить сигналы аппарата из космоса, не зная исходных данных, невозможно. Однако немецкий ученый Хартвик Хаусдорф провел подобный опыт в 2010 году, и ему это удалось. По его словам, «можно самостоятельно, без помощи сложнейшей аппаратуры, поймать слабый сигнал американского спутника «Вояджер». Это был просто эксперимент: получится или нет сделать такое – ведь «Вояджер» находится на огромном расстоянии от Земли. Я не хотел шпионить за американцами. Но факт остается фактом – поймать сигнал спутника в космосе можно».

К тому же итальянские радиоперехваты выглядели очень убедительными. Например, известно, что во время полета «Спутника-2» с Лайкой на борту в Центре управления полетом получали информацию о самочувствии четвероногого космонавта – в частности, кардиограмму сердцебиения собаки. Именно этот сигнал братьям Кордилья удалось перехватить, записать и представить в качестве доказательства достоверности своей работы. Значит, другим перехваченным сигналам тоже можно доверять? Значит, пропавшие космонавты действительно существовали? Следует учитывать, что всех советских космонавтов связывал обет молчания – в СССР умели хранить куда более страшные секреты, чем неудачный запуск ракеты. Сотрудник НПП «Звезда» Герман Лебедев, который помогал перед полетом надевать Гагарину скафандр, говорил, что его жена не знала, чем он занимается. Он и его товарищи никогда не говорили об этом в семье. Поэтому, к сожалению, они могли вести записи, только находясь на работе – у каждого был секретный журнал.

После публикации радиоперехватов секретных советских запусков на Западе оставалось все меньше сомнений, что освоение космоса – гораздо более кровавое дело, чем об этом сообщал Советский Союз. А пропавшие космонавты – это группа испытателей, которых отзывали из строевых частей для выполнения особо важного задания и намертво засекречивали. С этого момента они, по сути, превращались в смертников без всякого имени. Но есть ли доказательства того, что такой отряд засекреченных испытателей действительно существовал?

Да, таинственный отряд испытателей существовал и состоял из двенадцати человек. Его участник испытатель Валерий Галайда рассказывает: «Мы испытывали средства спасения экипажей летательных аппаратов. Это были скафандры, системы жизнеобеспечения, снаряжение, парашютные системы. Но мы думали, что это для нужд авиации, и даже не предполагали о том, что это готовятся к полету в космос». Но правда ли, что четверо из них действительно погибли из-за невероятных перегрузок в начале 1960 года? Западные источники даже называют фамилии: Виктор Костин, Владимир Цветов, Сергей Нефедов и Евгений Кирюшин.

1 февраля 1958 года, по сообщению братьев Кордилья, во время суборбитального полета погибает еще один космонавт – Сергей Шиборин. Его фамилии нет в списках испытательного отряда. Через год новое сообщение: 1 января 1959 года на суборбите терпит бедствие еще один космонавт-призрак, Андрей Митков. Доказать, что этих полетов не было, до сих пор не удалось никому. Эксперты не сомневаются, что в советской авиации служили летчики с такими фамилиями, но, кто из них имел отношение к космосу, неизвестно. И мог ли человек технически совершить полет в космос до Гагарина? Известно, что ракеты, способные выполнить такую задачу, появились в СССР уже в середине 50-х годов – это, например, гражданский аналог военного проекта «Р-5» с отделяемой головной частью. Основные данные этой ракеты сравнимы с ракетой-носителем американского проекта «Меркурий», который позже вывел на суборбиту американских астронавтов.


Итальянские радиолюбители братья Ачилле и Джованни Кордилья


Как утверждает Александр Железняков, в СССР в 50-е годы действительно рассматривался вопрос о возможности проведения пилотируемых суборбитальных полетов. Первоначально, когда даже еще не было первого спутника и о космическом корабле «Восток» только могли мечтать, существовала некая программа, предусматривавшая двухэтапное проникновение в космос, а именно: на первом этапе – суборбитальный пилотируемый космический полет, на втором этапе – орбитальный космический полет. И два суборбитальных пилотированных космических полета были совершены, но уже после Юрия Гагарина.

Рассекреченные документы свидетельствуют, что испытатели с фамилиями, названными в западных источниках, действительно существовали! Более того, все они оказались живы. И один из тех, кого западная пресса давно похоронила, испытатель аэрокосмических систем Евгений Кирюшин даже может рассказать о событиях тех лет: «Никто из нас не погиб. Ни Нефедов, ни Цветов. Хотя каждый в своем роде выполнял уникальную работу – ведь непонятно было до первого полета, что ожидает человека, покинувшего Землю».

Работа испытателей была настолько засекречена, что только в 1997 году Виктор Костин, Владимир Цветов, Сергей Нефедов и Евгений Кирюшин были удостоены звания Героев России за выдающийся вклад в науку. В западных источниках же они до сих пор считаются жертвами советской битвы за космос.

И еще один радиоперехват был сделан братьями Кордилья 2 февраля 1961 года в 22 часа 55 минут, за два с лишним месяца до полета Гагарина. По их утверждениям, в тот день они услышали в эфире, как на орбите умирает человек. Они услышали сигнал космического корабля и поймали переговоры космонавта с Землей. Затем услышали чей-то кашель, чихание, затрудненное дыхание и угасающий пульс. Им показалось, что они слышат русского космонавта, который задыхается.

Ныне из рассекреченных документов известно, что в тот день в СССР действительно состоялся ракетный запуск. Это была первая попытка отправить к Венере космическую станцию, но из-за неполадок она осталась на околоземной орбите. В сообщении ТАСС станцию назвали спутником, который по плану был выведен на орбиту, но ни слова не сказали о полете к Венере. Чей же замирающий стук сердца слышали тогда итальянские радиолюбители?.. Все бы ничего, но всего через два дня ТАСС сообщило, что 2 февраля СССР запустил беспилотный космический корабль весом 7,5 тонны, который сгорел во время входа в земную атмосферу. Однако итальянцы, которые в тот вечер якобы услышали чье-то дыхание, были убеждены – им удалось записать последние минуты жизни умирающего русского космонавта. Они услышали даже его фамилию – Белоконев, и вскоре эта фамилия попала на страницы всех итальянских и американских газет.

Инженер-испытатель института авиационной и космической медицины Алексей Белоконев вспоминает: «У нас институт был закрытый, работали в условиях строжайшей секретности. Нам запрещалось обсуждать свою работу даже с родными. И конечно, никаких корреспондентов! И вот в институте поднимают тревогу – ровно в 12 сбор у командира».

Когда Алексей Белоконев появился на экстренном собрании, ему предъявили его фамилию на страницах американских газет. В этих списках было также несколько его коллег. Но как имена сотрудников закрытого предприятия могли просочиться не только за стены института, но и за пределы Союза? Выяснилось, что эта дезинформация специально была запущена НАСА, чтобы оправдать значительное отставание США в космической гонке. Посыл был понятен – смотрите, сколько потеряли людей в Советском Союзе для того, чтобы запустить первого человека в космос!

Руководство института, в свою очередь, подготовило открытое письмо, в котором говорилось, что все эти люди живы. Алексей Тимофеевич Белоконев действительно работал в институте космической и авиационной медицины в созданном еще в 50-е годы секретном отряде испытателей, но в космос так и не полетел. В этот отряд набирали молодых летчиков по всем учебным частям ВВС Советского Союза. Требование было одно – полное здоровье. На что именно шли эти ребята, они не знали. Все давали согласие на участие в экспериментах и подписку о неразглашении. В 1960 году объявили еще один набор, и на этот раз требования значительно ужесточились: рост – 1 метр 68 сантиметров, вес – 70 килограммов, по внешности шатен, глаза светлые, широкий подбородок и скулы.

Испытатель Сергей Павлович Нефедов говорит об этом так: «Пришел приказ. Построение, командир дивизии читает: «Кто желает поехать в Москву служить?» Из строя выходит 10 человек: «Мы хотим». Потом начальник госпиталя объявил: «Вы все годны к летной работе, но поедет из вас один». И это был я».

Через несколько часов Сергей Нефедов узнал, что его срочно отправляют в центральный научно-исследовательский авиационный госпиталь. Там его в условиях строжайшей секретности ровно месяц испытывали на прочность по всем медицинским показателям. «Крутили-вертели значительно больше, чем летчиков, давали серьезные перегрузки». Нефедов даже предположить не мог, для чего его готовят. После месяца тяжелейших испытаний за ним вновь прислали правительственную машину. Никаких объяснений, дали только десять минут привести себя в порядок. Сергей Нефедов понимал, что впереди судьбоносная встреча.

И он не ошибся. Когда он зашел в кабинет, сидевший там генерал-лейтенант запросто поздоровался и кивнул: «Сережа, проходи, садись». А рядом сидел какой-то гражданский человек и листал папку с личным делом Нефедова. Это был конструктор Сергей Павлович Королев. Но тогда о величине его фигуры знали лишь немногие. Позже Сергею Нефедову сообщили, что ему предстоит быть не просто космическим испытателем, а космонавтом номер ноль – двойником первого космонавта Юрия Гагарина. Нефедову запомнились слова Королева: «Вы нам очень подходите». По каким параметрам, он не сказал. Это врачи определяли. После этого он стал рассказывать, что мне предстоит работать испытателем. И главная моя задача – не подготовка к полету в космос. Королев сказал мне так: «Твоя задача, тезка, найти предел переносимости в любом эксперименте. Но с любого эксперимента ты должен вернуться живым и здоровым».

Специально для Нефедова в 1960 году был создан другой корабль «Восток» с номером, который не значится в истории. Сергей Нефедов в течение года до полета Гагарина в космос отрабатывал все маневры на Земле, и первый в истории отечественной космонавтики скафандр для орбитального полета готовили не для Гагарина, а для него. Как вспоминает Нефедов, его обматывали марлей и обмазывали гипсом, потом аккуратно разрезали и по получившейся статуе шили скафандр. При первом запуске человека в космос необходимо было учесть все детали – от элементарных вещей, связанных с едой и туалетом, до сложнейших испытаний невесомостью и перегрузками.

Имя космонавта номер ноль Сергея Нефедова, который испытывал самый первый, догагаринский «Восток», опробовавший на себе десятки экспериментов, и сейчас знают далеко не все. Он проработал в институте авиационной и космической медицины больше 30 лет, в то время как большинство испытателей не выдерживали и уходили через полтора-два года.

Любопытно, что в этом же отряде испытателей был и второй Сергей Нефедов. Отличий было два: попал он туда позже, в 1969 году, и отчество у него было не Павлович, а Иванович. На его счету тоже немало уникальных экспериментов: пребывание под воздействием 8-кратной силы тяжести в течение 17 минут, 56 суток в иммерсионной среде, то есть в условиях жесткой имитации невесомости. Испытатель Сергей Иванович Нефедов говорит про свою работу так: «СССР подписал акт о запрещении испытаний над человеком, поэтому юридически испытателей не было. Просто летчикам засчитывали год за два, летчикам-истребителям – год за три, водолазам и подводникам – тоже в определенных пределах, тоже что-то вроде того… А испытателей нет и юридически не было. И когда впервые все это начало рассекречиваться, то пресса говорила об этом не совсем верно, не совсем точно…»


Испытатель Московского института медико-биологических проблем Сергей Нефедов


Информация о секретных испытателях космического оборудования стала просачиваться в прессу в конце 60-х годов. Институтам ничего не оставалось, как наградить людей, которые положили свои жизни и здоровье на процветание советской космонавтики. Но наградить всех испытателей было невозможно. Институт авиационной и космической медицины старался сократить информацию об испытателях до минимума. Тогда-то и появилась легенда, что в секретном составе испытателей было только 12 человек. Звезду героя из них получили немногие.

Сергей Иванович Нефедов свою звезду героя получил, а вот его полный тезка Сергей Павлович Нефедов получил всего лишь орден Красной Звезды. С этим связана забавная история, о которой Сергей Павлович рассказывает так: «Иду я как-то по Ленинградскому проспекту, и вдруг останавливается «Волга». Из нее выскакивает генерал-лейтенант Станислав Алексеевич Бугров, заместитель главнокомандующего военно-воздушными силами по медицинским вопросам, и сразу радостно: «Серега, поздравляю!» Я не понимаю: «С чем?» А он: «Ну как же? Герой!» Я тогда и говорю: «Это не я, это мой однофамилец, который был у нас в 1967 году испытателем».

Но жертвы во время подготовки к космическим полетам все же были. Но не те, которые отмечены в упоминавшемся выше списке, обнародованном на Западе. В конце февраля 1961 года во время очередного эксперимента Сергей Нефедов услышал сигнал тревоги. Испытание в тот же момент прекратили. Оказалось, что в соседней барокамере, где проводил эксперимент космонавт Валентин Бондаренко, случился пожар. Бондаренко входил в первый отряд космонавтов и скоро должен был отправиться в свой первый полет. Но не успел…

С космонавтом произошла нелепая и трагическая ситуация. Перед тем как наложить на себя медицинские датчики, надо было протереть тело ваткой со спиртом. Он все это сделал и начал приклеивать датчики. Но перед этим ватку со спиртом он не глядя бросил в сторону в урну, и она попала на работавшую в тот момент электрическую плитку. В результате пламя мгновенно охватило всю барокамеру, из-за выгоревшего кислорода в ней образовался вакуум. Три человека пытались открыть герметичные двери камеры, но сил не хватило… Космонавт получил сильные ожоги и спустя 8 часов скончался в больнице. Его очень часто называют первой жертвой космонавтики. Когда обгоревшего Бондаренко все-таки вытащили из барокамеры, он прошептал свои последние слова: «Я сам виноват во всем».

Смерть Бондаренко очень тяжело была воспринята в отряде космонавтов. Трагедии можно было избежать – если бы доступ чистого кислорода в камеру вовремя перекрыли, то давление бы выровнялось, и пожар не вспыхнул с такой силой. Гибель Валентина Бондаренко произошла из-за того, что просто не хватило времени оценить все риски эксперимента.


Астронавты Роджер Чаффи, Эдвард Уайт и командир экипажа Вирджил Гриссом на испытаниях космического корабля «Апполон-1»


Огонь на космическом корабле, как и на подводной лодке, смертелен! Он вспыхивает с огромной силой и сжигает все за считаные секунды. Так произошло и у американцев – 27 января 1967 года во время подготовки к старту на американском космическом корабле «Аполлон-1» закоротило проводку, и насыщенная кислородом атмосфера внутри корабля воспламенилась за секунду. В модуле прогремел взрыв, и три астронавта (Роджер Чаффи, Эдвард Уайт и командир экипажа Вирджил Гриссом) сгорели заживо. По мнению космонавта Алексея Леонова, это произошло потому, что американцы не отказались от использования кислорода. А советские конструкторы после случая с Бондаренко пошли по другому пути.

И еще одна попытка навести тень на плетень – история знаменитого летчика-испытателя Владимира Ильюшина. Журнал «Нью-Йорк джорнэл Америкэн» опубликовал материал, в котором Ильюшина назвали нулевым космонавтом, летавшим в космос за пять дней до Гагарина. В статье говорилось буквально следующее: «7 апреля 1961 года совершил три витка вокруг планеты сын известного авиаконструктора, летчик-испытатель Владимир Ильюшин. Полет завершился нештатно». При посадке у Ильюшина якобы отказало оборудование, и ему пришлось приземлиться в Китае. Дальше – еще веселее! Говорилось, что в КНР Ильюшина несколько дней удерживал Мао Цзэдун, который хотел выведать у русского космонавта все секреты советских полетов. Заканчивалась статья утверждением, что Ильюшин скончался в Китае от тяжелых травм. История показалась настолько правдоподобной, что Книга рекордов Гиннесса за 1964 год назвала первым космонавтом Земли именно Владимира Ильюшина…

В действительности Ильюшин был жив-здоров и никогда не летал в космос! А американцы узнали его фамилию скорее всего из журнала «Огонек» за 1959 год, где напечатали статью о высотном рекорде Владимира Ильюшина, поднявшегося тогда на 28 852 метра. А в июне 1960 года Ильюшин попал в серьезную автомобильную аварию, больше года его с тяжелыми травмами обеих ног лечили в Москве, а потом отправили на реабилитацию в Китай – в руки специалистов восточной медицины. Но никак не в плен к Мао Цзэдуну!

Историк Андрей Симонов считает: «Если тебя заживо похоронили, то есть примета – долго будешь жить. Я лично общался с Владимиром Сергеевичем Ильюшиным, это был выдающийся летчик-испытатель. А решили насчет него американцы потому, что рассудили – раз человек получил такие травмы и звезду героя, то это явно неспроста – наверняка в космос пытался летать. А на самом деле он попал в автомобильную аварию, а звание героя получил за испытательные полеты».

Возникает вопрос: зачем все это было нужно? Как считают участники событий и невольные свидетели этой грандиозной мистификации – все списки погибших космонавтов готовились и передавались в прессу сотрудниками спецслужб, которым нужно было как-то оправдаться за отставание в освоении космоса. Что же касается итальянских инженеров братьев Кордилья, то их просто купили, выплатив им гранд на дальнейшие исследования. В целом же это многолетняя спецоперация по дискредитации советской космонавтики.

После полета Гагарина американским конструкторам предстояло переварить горечь поражения в космической гонке. В 1965 году Советский Союз приготовил новый прорыв – выход человека в открытый космос!


Космонавт Алексей Леонов в открытом космосе


Совершить этот рискованный эксперимент предстояло Алексею Архиповичу Леонову. Ученым было важно узнать, способен ли человек перенести открытый космос, совершать манипуляции с кораблем. От этого зависело будущее всей космонавтики – сможет ли, например, человек в будущем соединить отправленные на орбиту блоки космических кораблей или провести ремонтные работы. В соответствии с программой полета предусматривались любые риски, и Леонов знал, что если с ним что-то случится, то его напарник Беляев не сможет прийти ему на помощь. По инструкции Беляев должен будет отсоединить потерпевшего аварию космонавта и вернуться на Землю один.

Леонов пробыл 19 марта 1965 года в открытом космосе 12 минут и 9 секунд. За эти минуты он мог погибнуть из-за несовершенства конструкции скафандра, который на Земле не тестировался в условиях вакуума. Во время выхода в открытый космос скафандр Леонова сильно разбух и не давал космонавту пролезть в шлюз. Вернуться на корабль «Восход-2» Леонову удалось только после того, как он вручную сбросил давление из скафандра наполовину, попав при этом в зону закипания азота. Но и на этом проблемы не закончились – оказалось, что войти в шлюзовую камеру ногами вперед, как тренировались на Земле, в космосе невозможно. Леонова спасло то, что шлюзовая камера была надувной и ее можно было немного отжать. Это позволило Леонову перевернуться и занять правильное положение после того, как он зашел в камеру головой вперед.

Все эти ошибки впоследствии вошли в учебники для конструкторов и инженеров, однако тогда жизни Алексея Леонова и Павла Беляева спасла случайность. Вернувшись на корабль, экипаж закрыл люк и отстрелил шлюзовую камеру. Но что-то снова пошло не так – в кабине стремительно выросла концентрация кислорода, а космонавты не могли остановить этот процесс, поскольку воздухом на борту управляла автоматика. Как выяснилось позже, люк закрылся не плотно и корабль начал терять герметичность.

Но и на этом проблемы не закончились. При сходе с орбиты отказала автоматическая система ориентации, поэтому Павлу Беляеву пришлось вручную сориентировать корабль и включить тормозной двигатель. В результате «Восход» совершил посадку, согласно сообщению ТАСС, в «запасном районе» в 180 км севернее города Пермь, а проще говоря – в глухой уральской тайге. Поэтому две ночи космонавты провели одни в диком лесу при сильном морозе. Только на третий день к ним пробились по глубокому снегу спасатели на лыжах, которые вынуждены были рубить лес в районе посадки «Восхода», чтобы расчистить площадку для приземления вертолета. В целом же полет Леонова и Беляева продолжался 1 сутки 2 часа 2 минуты.

Позже американцы будут оспаривать выход Алексея Леонова в открытый космос – ведь не все прошло строго по инструкции. Тогда же появится информация, что до Леонова уже были попытки выйти в космическое пространство, но все выходы успехом не увенчались, и космонавты навсегда остались в ледяном просторе космоса.

Космонавт Александр Серебров, на счету которого десять выходов в открытый космос, вспоминает о своем последнем десятом полете, который чуть не стоил ему жизни: «Я в течение нескольких секунд был космическим мусором или, если хотите, спутником Земли, поскольку у меня система жизнеобеспечения работала и связь работала. Оторвался поручень, и я полетел… Потом как бы затаился, смотрю – вроде лечу в хорошем направлении, и мне удалось зацепиться за ферму. Хорошо, что меня не дернуло и не закрутило, в противном случае про меня бы уже стихи и песни сочинили, и фильм бы уже сняли…»

Перед Серебровым изначально стояла задача провести на станции «Мир» в условиях открытого космоса ремонт внешней обшивки. Космонавт закончил работу и стал продвигаться к люку. Когда он схватился за поручень, тот неожиданно оторвался, и Серебров стал медленно удаляться от станции. Шансы космонавта, который оказался в открытом космосе и оторвался от своей станции или корабля, равны нулю. На раздумья у Сереброва была лишь пара секунд. Уже отчаявшись, он заметил, что перестал удаляться от станции и двигался вдоль нее. Тогда неимоверным усилием космонавт все-таки сумел ухватиться за поручень, вернуться на станцию и в конечном итоге вернуться на Землю.

Астронавты НАСА осуществили свой первый выход в открытый космос спустя несколько месяцев – 3 июня 1965 года. Однако сама технология выхода в открытый космос сильно отличалась от советской. У американского аппарата «Джемини-4» не было шлюзовой камеры, инженеры реализовали предельно простую схему – к кораблю, грубо говоря, приделали «форточку», которую можно открыть на орбите. Астронавты надевали свои шлемы, затем кабина корабля полностью разгерметизировалась и открывался люк. Так прямо из кабины «Джемини-4» американец Эдвард Уайт шагнул в открытый космос. Он сперва встал ногами на пилотское кресло и по пояс высунулся из люка. Выход снимался с двух камер – одна была закреплена на внешней обшивке «Джемини», а другую держал второй пилот.

Было видно, что США спешили угнаться за советскими достижениями. «Джемини» были оснащены высококачественными приборами, которые могли работать в открытом космосе, но в плане комфорта экипажа это был сущий ад. Астронавты Чарльз Конрад и Гордон Купер, которые провели в общей сложности восемь дней в капсуле «Джемини-4» на орбите, описывали эту миссию фразой «это были восемь дней в мусорном баке».

Дело в том, что изначально американский космический корабль планировался для военных нужд, поскольку именно Пентагон был главным заказчиком программы. Поэтому форма и габариты корабля были рассчитаны под размещение межконтинентальной баллистической ракеты. Из-за этого астронавтам приходилось испытывать настоящие мучения – в кабине нельзя было ни встать, ни даже повернуться в кресле.

Советские конструкторы изначально позаботились о комфорте экипажа. С самых первых полетов, когда в небо отправлялись еще даже не люди, а животные-испытатели, их обеспечили индивидуальной ассенизационной машиной – космическим туалетом.

Ценой всех космических прорывов была человеческая жизнь. Руководители страны считали это оправданным риском, космонавты – своим долгом. В условиях космической гонки времени ждать не было. Советскому Союзу тяжело далось космическое соперничество с США – финансирование космических программ в СССР было на порядок ниже, а постоянные бюрократические проволочки только осложняли работу. Все держалось на энтузиазме небольшой группы людей, имена которых были известны лишь высшим чинам из КГБ – Королев, Мишин, Глушко, Черток. Историк космонавтики Александр Железняков признает, что в первые годы космической эры советская космическая программа носила очень закрытый характер. Сообщалось только о достижениях, а о том, каким образом эти достижения стали возможными, не говорилось ничего.

Сведения о пропавших космонавтах есть и в документах НАСА, и в советских секретных архивах. До сих пор однозначно подтвердить или опровергнуть подобные случаи не удалось. На первых порах освоения космоса подобные смертельные полеты вполне могли происходить. А потому неизвестно, сколько космонавтов навсегда остались в неизведанных просторах космоса. Алексей Ледовской, Терентий Шиборин, Андрей Митков, Мария Громова, Петр Долгов – все эти космонавты предположительно погибли еще в конце 1950-х годов во время первых космических полетов. Установить достоверность информации почти невозможно. Тех, кто имел к стартам хоть какое-то отношение, либо нет в живых, либо они до сих пор хранят обет молчания. В СССР умели хранить и куда более страшные секреты. А архивы «догагаринского» периода закрыты до сих пор.

В 1963 году Советский Союз приготовил Западу еще один сюрприз – в космос была запущена женщина. Советская космическая программа предусматривала поэтапное освоение космоса женщинами. В плане, который спустили конструкторам из ЦК КПСС, значились полностью женские экипажи и выходы женщин в открытый космос. Это должно было продемонстрировать всему миру полное равноправие советских женщин и мужчин.


Космонавт Валентина Терешкова на тренировке. Предполетная подготовка


В засекреченном тренировочном лагере, затерянном в казахской степи, Валентина Терешкова была не лучшей. Но именно ее выбрали для полета в космос: она подходила по всем параметрам, была ростом ниже 1 метра 70 сантиметров, моложе 30 лет, имела опыт прыжков с парашютом. Кроме того, некоторые историки считают, что сыграл роль и политический фактор – Терешкова была простой ткачихой из Ярославля, из обычной рабочей семьи. Несколько месяцев она не вылезала из всевозможных центрифуг, бесконечно крутивших ее и заставлявших выносить нечеловеческие перегрузки. Три недели она провела в полной изоляции без чувства времени, чтобы подготовиться к будущему продолжительному нахождению в капсуле космического корабля.

Великий эксперимент по превращению обычной женщины в женщину-героиню не имел права на провал. Полет должен был пройти безупречно. Поэтому о чрезвычайной ситуации, возникшей на борту корабля у Терешковой, ничего не говорились. Это стало известно только через 30 лет. А состояние первой женщины-космонавта после старта стремительно ухудшалось – «Чайка» плохо перенесла невесомость, несколько раз теряла сознание, отвечала на вопросы невпопад и не смогла выполнить несколько запланированных маневров, не говоря уже о ведении бортового журнала. Но и это еще не все – специалисты утверждают, что она вообще могла не вернуться на Землю, потому что из-за технической ошибки ее спускаемый аппарат стал отдаляться от планеты, вместо того чтобы приближаться к ней. Однако в историю ее полет войдет бодрым звонким рапортом Терешковой о том, что у «Чайки» все идет хорошо.

Немного прийти в себя первая женщина-космонавт смогла лишь на орбите, и, возможно, в этом ей помог командир корабля «Восток-5» Валерий Быковский, который уже находился там. Когда космические корабли Терешковой и Быковского сблизились на орбите, они могли видеть друг друга и разговаривать по радиосвязи и даже пели песни до тех пор, пока не оказались слишком далеко друг от друга, чтобы поддерживать связь.

Несмотря на всеобщее ликование и триумф, Королев решил более не отправлять женщин в космос. Некоторые рекорды, поставленные Терешковой, больше не пытались побить ни в СССР, ни в США. Например, она так и осталась навсегда единственной женщиной, совершившей одиночный полет в космос.

Но для американцев первым астронавтом-женщиной является Салли Кристен Райд. Именно так написано на плакате, который висит в чикагском «Макдоналдсе» – видимо, для поднятия градуса патриотизма американцев, которые ежедневно посещают этот фастфуд! Никого не смущает тот факт, что за 20 лет до американки Райд в космосе УЖЕ успели побывать советские женщины: Валентина Терешкова – в 1963 году и Светлана Савицкая – в 1982 году. Но американцы этого не знают. Журналисты канала «Раша Тудей» провели опрос на улицах Чикаго, и выяснилось, что большинство американцев считают именно Райд первой астронавт-вумен, а первой страной, оказавшейся в космосе, считают США.

По мнению многих экспертов, американцы намеренно переписывают историю освоения космоса. По простой причине – они полагают свою нацию исключительной и никак не могущей где-то оказаться второй. По словам главного редактора журнала «Новости космонавтики», академика Российской академии космонавтики имени Циолковского Игоря Маринина, «американцев вообще не интересует истина, у них на первом плане пропаганда и доказательства, что Америка – это мировая космическая держава, которая всегда впереди планеты всей. Естественно, у них стоит задача умолчать роль России и других стран в освоении космоса, выпятив таким образом себя».

Первым космонавтом-мужчиной, по версии американского обывателя, естественно, тоже был гражданин США. В бостонском метрополитене, например, висит плакат с цифрой «1961», который утверждает: «Алан Шеппард стал первым американцем в космосе», и только второй строкой: «Юрий Гагарин был запущен в первый пилотируемый полет на советском «Восток-1». Человек, посмотревший на этот плакат, скорее всего подумает, что первым человеком, побывавшим в космосе, был американец. Сделать такой вывод можно еще и потому, что фраза про Гагарина звучит двояко. А ведь астронавт Шеппард, которого американские пропагандисты изо всех сил стараются сделать первым космонавтом планеты, всего лишь совершил в мае 1961 года суборбитальный полет – иными словами, он даже не вышел за пределы стратосферы. Как утверждает Игорь Маринин, американец Шеппард не совершал космического полета и даже не сделал ни одного витка вокруг Земли, его так называемый прыжок в космос в СССР проделывали собаки в конце 1940-х и начале 1950-х годов, но никто это космическими полетами не называл.

Представители посольства России в США попытались освежить память американцев и даже установили в Хьюстоне памятник настоящему первому космонавту – Юрию Гагарину. Однако это не помогло, и американцы упорно продолжают называть Шеппарда первым космонавтом. А все потому, что им об этом рассказывают не только с плакатов, но даже в школах. Газета «Таймс рекордер» в 1961 году поместила рядом фотографии Юрия Гагарина и американского летчика Чарльза Линдберга, которому впервые удалось перелететь Атлантический океан в одиночку. Таким образом газетчики как бы сравнивали обоих, и сравнение, в общем-то, было не в пользу Гагарина… А один из читателей по имени Джон даже написал: «Не ставьте Гагарина на одну доску с великим Линдбергом! Гагарин храбрый человек, но он был в бочке. Он не мог управлять ею, все делали за него, а он там просто сидел». И, как оказалось, Джон далеко не единственный, его точку зрения разделяют тысячи американцев. Многие из них даже представить не могут, как какой-то обычный русский парень, пусть даже космонавт, может сравниться с легендарным американским пилотом!


Американский астронавт Алан Шеппард в космическом аппарате «Меркурий-Редстоун-3» незадолго до его запечатывания


Наверное, именно поэтому 12 апреля 2011 года Америка отмечала 150-летие официального начала Гражданской войны, а отнюдь не 50-летие полета Гагарина. Отвечая на вопрос: «Кто для вас является героем космоса?» – большинство американских студентов на первое место поставили «лунного первопроходца» Нила Армстронга, а Гагарин разделил 7-е место с Джеймсом Тиберием Кирком – вымышленным персонажем телесериала «Звездный путь»… Комментарии тут, по большому счету, излишни, но историк пилотируемой космонавтики и ракетной техники Александр Глушко все же сказал по этому поводу несколько слов: «На каких героях воспитано это поколение, тех оно и будет ставить на первые места. Если бы меня воспитывали на Дятле Вуди, который слетал в космос, то для меня, естественно, первым космонавтом был бы Дятел Вуди».

О покорении космоса Соединенными Штатами рассказывают не только в школе или с плакатов сети фастфуда, но и американские президенты. Например, в своем обращении к нации Барак Обама сказал: «Полстолетия назад, когда Советы превзошли нас в космической гонке, запустив сателлит, названный спутником, мы не представляли, как мы сможем победить их в гонке за Луну. Еще не было такой науки. Еще не существовало НАСА. Но после инвестиций в лучшие исследования и образование мы не просто превзошли Советы; мы инициировали волну инноваций, которая создала новые индустрии и миллионы новых рабочих мест. Сегодня – момент спутника для нашего поколения!»

Своими мыслями по этому поводу делятся российские эксперты. Игорь Маринин недоумевает и считает заявление Обамы некомпетентным и бредовым, поскольку наука о космосе существовала очень давно, а Александр Глушко полагает все это банальным пиаром. Собственно, американцы щедро тратятся на пиар любого нового проекта – эти расходы составляют около четверти общей стоимости. На ежегодной выставке достижений НАСА в городе Ошкош в 2009 году, приуроченной к годовщине запуска «Аполлон-11», в шатре был размещен макет лунной поверхности, а также различные мультипликации и видеоизображения, демонстрирующие не только прошлые достижения, но и успешную подготовку к предстоящим лунным миссиям. Ведь американцы незадолго до этого заявили о создании самой мощной ракеты со времен «Сатурнов» – Space Launch System. Именно она должна будет доставлять космонавтов сначала на Луну, а затем и на Марс, на зависть всему миру. Однако, по скептическому мнению Игоря Маринина, «это очередная амбиция. Они потратят очень много денег, наверняка ее создадут, только вопрос – зачем? Для того чтобы лететь на Марс, нужно создать не ракету, а взлетный комплекс, посадочный комплекс, орбитальный комплекс».

И вообще – действительно ли США лидируют в области космического развития? Или это не больше, чем банальный пиар? Лучше всего посмотреть на то, как обстоит дело в реальности – то есть на факты. А они говорят о том, что в 2011 году НАСА заявило о прекращении полетов шаттлов – с этого момента американские астронавты летают в космос ТОЛЬКО на РОССИЙСКИХ ракетах. Получается, что Америка, занимающая одно из первых мест в рейтинге стран с самой развитой космической отраслью, не может самостоятельно отправлять своих астронавтов на международную космическую станцию и использует российские ракеты «Союз». Мало того, каждый отправленный на нашем космическом корабле астронавт обходится США в 60 миллионов долларов!

Но и это еще не все! Те немногие космические полеты, которые Штатам удается осуществить без России, как оказывается, без российского участия все равно никак не возможны. Почему? Потому что все американские ракеты летают на российских двигателях. 22 апреля 2013 года состоялся первый успешный запуск ракетно-космической системы «Антарес-Сигнус», которая выводится в космос с помощью двух мощных советских ракетных двигателей «НК-33». Самое пикантное в том, что они были созданы еще в начале 60-х годов и все это время бесхозно пролежали на складе. Разумеется, американцы стараются это не афишировать.

По мнению российских экспертов Игоря Маринина и Александра Глушко, в создании двигателей Россия значительно опередила американцев, и они приняли решение не разрабатывать свои, а купить российские. Однако сейчас они стоят на распутье, потому что не получается отвязаться в этом смысле от России, которая оказалась несговорчивой в политических вопросах. Американцам жалко денег, которые придется вкладывать в разработки двигателей, которая Россия давно уже сделала. И, несмотря на то что американский конгресс поднял вопрос об отказе от русских двигателей, в реальности это невозможно, потому что тогда вся американская пилотируемая космонавтика просто остановится.

Зато у НАСА есть другие уникальные исследования и инновации. Какие? Достаточно посмотреть на обычный гамбургер. Этот сочный и ароматный, но на деле синтетический бутерброд, которым вы любите перекусить, – результат работы американской космической программы. Полезных веществ в таком сандвиче – ноль, но это в данном случае не важно. Главное, что американцы смогли создать долгоиграющий непортящийся продукт. Это можно легко проверить, оставив гамбургер на окне на четыре, а то и на все семь дней. Даже если он будет лежать на солнце, все равно не испортится. Именно этого добивались специалисты американской космической отрасли. И теперь американцы просто вынуждены питаться подобными синтетическим продуктами – не пропадать же миллионам, потраченным правительством на космические инновации!


Жидкостный ракетный двигатель «НК-33»


Как считают российские эксперты, у американцев очень много проектов, которые, если говорить по-русски, есть не что иное, как «распиливание денег». Например, в 1990-е годы они пропагандировали бредовую разработку одноступенчатой ракеты-носителя, которая могла бы вертикально выводить в космос нагрузку и так же вертикально садиться.

Еще одна инновация НАСА – технология переработки в еду… фекалий астронавтов, на старт которой агентство получило 200 тысяч долларов! Программа сложна, разработки будут вестись целых три года, и за это время из американского бюджета на еду из какашек астронавтов должны выделить еще 1,5 млн долларов…

А начиналось все безобидно – сначала НАСА хотело с помощью человеческого навоза выращивать полезные овощи в космосе. Однако проект почему-то не задался, и фекалии решили пустить на создание топлива. НАСА получило на этот проект немалые гранты, и один из них выиграл ученый-химик индийского происхождения Пратап – он придумал способ переработки фекалий астронавтов вперемешку с космическим мусором. Пратап создал для этого специальную скороварку, которая способна произвести 290 литров метана и 750 литров воды. Воду можно пить, а из метана получить топливо. Правда, скороварка не впечатлила сотрудников НАСА, и этот проект свернули.

Зачем нужно было выделять из американского бюджета такие сумасшедшие деньги на проект, который и без всякого финансирования уже реализован в России? Наши умельцы уже давно умеют заправлять тракторы и автомобили навозом. Например, Леонид Чумазов из Томска, которому никто никаких денег на ноу-хау не выделял, создал чудо-комплекс, который из тонны свиного навоза производит 900 килограммов горючего газа. Дмитрий из Омска снабдил обычный автомобиль уникальной системой, при помощи которой она заправляется не бензином, а навозом – просто навоз перерабатывается в газ.

Марк Бленнер из университета Клеменсона в штате Коннектикут руководит проектом по превращению какашек астронавтов в аппетитную и полезную пищу. Доктор пообещал, что не просто будет стараться сделать обещанный продукт, но и приложит все усилия, чтобы придать ему вкусовую привлекательность. Еще один проект Марка Бленнера – методика, позволяющая никогда не штопать порванные трико и рубашки. Одежда должна будет зашиваться сама – иными словами, самовосстанавливаться. Бленнер планирует для этого использовать особенные молекулы, благодаря которым растут деревья, растения и все виды живых существ.

Один из популярных стереотипов русских на Западе – алкоголизм. Однако два грандиозных скандала, связанных с алкоголем, были связаны с астронавтами НАСА. Оказалось, что они летали в космос, после того как накануне, что называется, злоупотребили алкоголем – это обнаружила специальная комиссия. Однако Голливуд никогда не показывает американских астронавтов выпившими – на экране они все сплошь спортсмены, подтянутые и героические.

Им надо довести русских до абсурда и показать, что они идиоты, дураки и ни к чему не годные люди. Америка хочет жить, паразитируя на всем мире. Им нужно очернить всех, довести до абсурда любую ситуацию, а все, что им мешает привести к такому результату, все надо охаять, испортить, испохабить, обвинить, перевалить свою вину на других и сделать так, чтобы у США не было конкурентов.

Поэтому при показе русской космонавтики в голливудских блокбастерах то и дело маячат развалившиеся космические станции и скудно оборудованные корабли, которые вызывают лишь чувство жалости. Из картины в картину переходит вечно пьяный русский космонавт. Именно он взрывал военный спутник, угробив космический телескоп в фильме «Гравитация», именно он чинил кувалдой станцию «Мир» в «Армагеддоне». По сюжету «Армагеддона» шаттлы состыковываются со станцией «Мир» для дозаправки, и американский диспетчер произносит сакраментальную фразу: «Джентльмены, учтите – русской космической станции уже 11 лет. У нас даже автомобили меняют чаще». На «Мире» астронавты встречают русского космонавта полковника Льва Андропова, который в пьяном виде дрейфует на обледеневшей орбитальной станции в вакууме в шапке-ушанке, телогрейке и майке с алой звездой на груди. И все это очень контрастно показано на фоне американского астронавта, всего с иголочки, в суперсовременном скафандре и с оборудованием по последнему слову техники.

Однако на деле получается, что американцы перекладывают с больной головы на здоровую. Они активно распространяют мифы о пьющих русских космонавтах и допотопных космических кораблях для того, чтобы на этом фоне их огрехи казались сущими пустяками. Сейчас в США процветает частный космобизнес – компании, принадлежащие американским олигархам, самостоятельно занимаются разработкой и конструированием космических аппаратов. И, как оказывается, зачастую не очень удачно…

31 октября 2014 года во время испытательного полета суборбитального корабля SpaceShipTwo неожиданно возникли серьезные неполадки, которые привели к полному крушению корабля. А накануне, в ночь на 30 октября 2014 года, через несколько секунд после старта взорвалась ракета-носитель «Антарес». Компания «Сьерра Невада» проводила испытание своего челнока с многообещающим названием «Бегущий за мечтой» (Dream Chaser), но у корабля отказали шасси, и челнок фактически развалился на глазах у изумленных конструкторов. И это при том, что по официальным данным на свою космическую программу США ежегодно тратят баснословную сумму – более 10,5 млрд долларов. Однако это цифра сильно раздувается, когда становится известно, что именно финансирует НАСА последние несколько лет. Например, на эксклюзивную разработку концепции космического лифта НАСА выделило 570 тысяч долларов. При этом никакого результата пока нет и, по мнению некоторых специалистов, скорее всего, не будет. 212, 5 млн долларов НАСА подарило корпорации «Сьерра Невада», которая разрабатывает собственный космический самолет. На звездные войны ушло 5 млрд долларов, на космическое такси (серию суперсовременных пилотируемых кораблей) – 50 млн долларов. И это далеко не полный список…

Среди американцев есть очень много предприимчивых людей, которые хорошо пристраивают свои идеи и получают под них колоссальные деньги, и на этом деле очень даже замечательно живут. Этому вторит Игорь Маринин, считающий, что решения принимают непрофессиональные эксперты, ставящие на заведомо невыполнимые проекты.

«Хьюстон, у нас проблемы!» – эта фраза знакома каждому по американским фильмам и книгам. Имеется в виду Центр пилотируемых космических кораблей имени Линдона Джонсона, расположенный в Хьюстоне. Но проблемы, как выясняется, есть и в самом Хьюстоне – пропажа оборудования и приборов там достигла поистине астрономических масштабов, около полумиллиона долларов в год. В самом рекордном по кражам 2010 году пропало 125 научных приборов. Что-то исчезло без следа, а что-то стащили бывшие сотрудники, когда увольнялись. Чаще всего пропадают портативные радиостанции Motorola, которые стоят 35 тысяч долларов! Доходит до абсурда – в 2014 году один из бывших сотрудников НАСА уехал из Центра прямо на тележке для гольфа стоимостью 3000 долларов и не вернул ее…

Но и это еще не все. В 2010 году НАСА случайно продало свои секретные файлы – их просто забыли стереть с жестких дисков проданных компьютеров. Материалы содержали результаты испытаний космической техники, а также сверхсекретные коды доступа к внутренней сети НАСА! Если бы такие данные попали в руки к хакерам, то вся система защиты национальной космической отрасли США рухнула бы в один момент. Еще более шокирующим выглядит то обстоятельство, что у НАСА не оказалось копий этих секретных материалов. Валерий Чумаков считает, что эти недостатки безопасности связаны с повышенной и неоправданной верой в себя, свойственной американцам. А ведь хакеры много информации добывают из помойных корзинок, которые стоят возле офисов крупных фирм.


Восстановленный костюм Нила Армстронга


Еще чуть раньше в архивах НАСА пропало 700 коробок с записями полета на Луну. В НАСА вообще много проблем с сохранением истории. Притом что сделаны отличные музеи, американцы собирают со всего мира, чтобы восстановить костюм Нила Армстронга. В отличие от американцев, в России сохранены скафандры Гагарина, Титова, Терешковой и Леонова, в котором он выходил в открытый космос.

Вообще бардак в НАСА стал привычным делом – в ангаре шаттла «Дискавери», например, был обнаружен пакет с кокаином. Это произошло на секретном объекте, для доступа в который требуется специальное разрешение, и это означает, что наркотики могли принадлежать только узкому кругу сотрудников. В агентстве, впрочем, заявили, что они не располагают доказательствами, что кто-то из сотрудников находился под воздействием наркотиков во время работы над шаттлом. Эксперты отмечают, что у нас, в отличие от американцев, уже несколько десятилетий не было космической трагедии с человеческими жертвами. Один из американских космонавтов, назвав наши корабли космическими телегами, признался, что он лучше полетит в космос на телеге, чем на сверхсовременном шаттле.

Хотя американцам не свойственно признаваться в своих ошибках и просчетах. Они скорее будут смаковать чужие космические неудачи – например, тот факт, что в апреле 2015 года корабль «Прогресс М-27» после потери управления сгорел в верхних слоях атмосферы. The Moscow Times разразилась заголовком «После крушения ракеты Россия заблудилась в космосе?», журнал «Космический дайджест» напечатал материал под заголовком «Запуск ракеты-носителя Союз-2.1 с грузовым кораблем Прогресс-М-27 закончился провалом!», а несколько американских интернет-изданий выпустили статью под названием «Российский грузовой корабль мчится по направлению к Земле»…

То и дело в газетах проскальзывают новости об очередной неудаче русских, сумасшедших суммах, потраченных на секретные программы, и сломанных судьбах космонавтов. Можно относиться ко всему этому потоку нелепой информации как к глупой шутке, однако вряд ли это удастся. Ведь многочисленные мифы и легенды о покорении американцами космоса и неудачах на этом поприще русских так или иначе оставляют свой след в истории. Вот только смогут ли последующие поколения определить ту тонкую грань, где заканчивается выдумка и начинаются реальные факты?

Глава пятая. Смерти в космосе

История космоса, к сожалению, не обошлась без целой плеяды погибших космонавтов. Наиболее резонансной считается гибель первого космонавта Юрия Гагарина, хотя случилась она совсем не в космосе. Гагарин погиб в ходе тренировочного полета на учебном самолете.

И то, что произошло утром 27 марта 1968 года, повергло мир в горе и ужас. Возможно, эта катастрофа стала жестокой платой за то, что человек посмел вырваться в космос. С того рокового полета прошло почти 50 лет, а споры о причине трагедии продолжаются до сих пор. Возможно, судьбе было угодно, чтобы в памяти человечества Гагарин навсегда остался молодым.

В то мартовское утро с аэродрома Чкаловский в 10 часов 19 минут взлетел учебно-тренировочный истребитель «МиГ-15» (борт 625), который пилотировали полковник Юрий Гагарин и полковник Владимир Серегин. Пробив нижний край облачности на высоте 900 метров, Гагарин и Серегин начали выполнять полетное задание. Отработав задание, пилоты пошли на снижение. Но в следующий момент в облаках что-то произошло, и самолет начал стремительно падать. Через 50 секунд «МиГ» ударился о землю в 65 километрах от базового аэродрома.

…В этот день было холодно, низкие тяжелые облака прижимались к земле. В такие дни обычно настроение на нуле. Но это полеты, которых он так долго ждал. Гагарину предстоит подняться в воздух трижды – один раз с командиром полка Серегиным, выполнявшим в этих полетах функции инструктора, и дважды самостоятельно. Вот только метеорологи пока не торопятся, а от их прогноза будет зависеть, летать сегодня или нет. Интересная и почти мистическая история – в 8 утра Гагарин подъехал к КПП военного аэродрома Чкаловский и уже у ворот понял, что впервые в жизни забыл дома пропуск. Придется возвращаться, а это дурная примета.

Летчик-космонавт генерал-майор авиации Алексей Леонов говорит: «Его могли пропустить и без пропуска, служба аэродрома Чкаловский знала его в лицо. Но, будучи внутри человеком дисциплинированным, Юра понимал, что не надо нарушать, не надо создавать прецедент, поэтому он вернулся домой, взял свой пропуск и положил в нагрудный карман».

Перед полетом все было как обычно – медкомиссия, полетное задание. Предстояло выполнить обязательную пилотажную программу: виражи, пикирование, бочки – словом, ничего из ряда вон выходящего. Как утверждает заслуженный летчик-испытатель, генерал-лейтенант авиации Степан Микоян, Гагарин должен был лететь самостоятельно. И это вообще был дополнительный полет, которого изначально не должно было быть. Но в последний момент генерал Кузнецов сказал Серегину – давай, проверь его еще раз.


В 1963 году Гагарина назначают заместителем начальника Центра подготовки космонавтов в Звездном. Поэтому не летать он не имеет права. Он проходит наземную переподготовку и сдает все экзамены на «отлично». Теперь дело за малым – подтверждением летной годности. Сначала Гагарин должен совершить обязательные полеты в паре с инструктором, и только после этого может самостоятельно сесть за штурвал боевого истребителя.

Перед полетом командир Владимир Серегин, бывший фронтовик и летчик-испытатель высшего класса, опаздывает. Потом выяснилось, что он был на ковре у начальства и вернулся оттуда заметно расстроенным. Генерал Кузнецов считал, что погода не стабильная, и, возможно, даже был предупрежден о нежелательности полета. Факт то, что разговор Серегина с генералом Кузнецовым вышел неприятным, но истинная причина конфликта так и осталась неизвестной.


Командир полетов космонавтов инженер-полковник Владимир Серегин разбирает учебные полеты


Так или иначе, борт 625 разрешение на взлет получил. Накануне Серегин сам летал в сторону Киржача в плохую погоду и еле дотянул до запасного аэродрома. Понимая, что проблемы могут повториться, он взял на борт два дополнительных топливных бака – полтонны горючего. Впрочем, Серегин как главный испытатель «МиГ-15» знал, что маневренность этой машины при дополнительном весе резко падает, но выбрал из двух рисков, как ему показалось, меньший.

«МиГ» взлетел и резко набрал высоту. Зона полетов была определена районом радиусом в несколько сот квадратных километров. Здесь проводили испытания новых машин УКБ Сухова и Микояна, рядом – части ПВО. Радиообмен вел Гагарин, а не командир, как это положено. Наконец, на заданной высоте пилоты начинают выполнять намеченную программу. По всем нормам на это должно уйти минут пятнадцать, но всего через пять минут, то есть в 10.29, Гагарин передает на базу об окончании задания. Руководитель полетов должен был насторожиться, но отнесся к этому спокойно. На борту командир полка, а он имеет право действовать самостоятельно, и в том числе если надо, то сократить полеты. И это были последние слова Гагарина.

…Через четыре минуты, после того как экипаж Гагарина и Серегина должен был завершить разворот на приводной маяк аэродрома и сообщить о начале снижения, последовал запрос руководителя полетов. Однако борт 625 молчал. Повторный запрос руководителя полетов – 625-й молчит. Последовал приказ всем бортам, находящимся в этом районе, выйти на связь с 625-м. Но все было тщетно. Когда стало ясно, что у экипажа кончилось горючее, всех охватила тревога. По команде срочно подняли в воздух вертолеты. Спустя полчаса один из вертолетчиков сообщил, что южнее поселка Новоселово горит лес, что четко видна большая воронка, дым и пожар. Ему было приказано садиться и осмотреть место происшествия. И когда заговорила рация, все услышали то, чего боялись больше всего.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.