книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Иван Филин

Сказ про Демьянку-молодца, девицу, превращенную в куницу и сказочную братву

Как Демьян бабе Яге подсобил

Жил Демьян, нравом не буян, душою

прост.

Задумалось ему влюбиться да

жениться.

И чтоб идею осуществить,

Решил он в соседнюю деревню

ходить.

Идти туда далеко и совсем-то нелегко.

В дальний путь собираясь, в думах с

обраться пытаясь,

Призадумался он, – что же взять

невесте на поклон?:

«Дубину боевую я возьму, с местных

молодцев спрошу.

Где тут девка молодая да холостая?

Что ответят, я не знаю, но дубину в

поклажу, я кидаю.

Что же дальше брать-то мне, не

приложу никак в уме?

Зерна возьму мешок, вот это будет

толк.

Приду к невесте и скажу:

 – Вот зерна – на, теперь будешь мне

жена!»

Обрадовался Демьян

И от догадки своей стал он словно

пьян.

Залез он в погребок и зерна достал

мешок.

В мешке и впрямь зерно лежало, но

было его мало:

 – Зерна невесте мало, сюда бы еще

сало.

Сала нету у меня, давно поел его я» —

Запечалился Демьян, никак не мог

решить он свой изъян.

С чем к невесте подходить, как

поселиться в ее быт?

Нету в хате ничего, что женихаться

ему бы помогло.

Лег на печку молодец, не надеясь

попасть под венец.

В дверь вдруг кто-то постучался,

Демьян замялся.

Двери открывая, сам не зная кого и

ждать,

Надеялся на божью благодать.

А вдруг там девица стоит, о нем ее

сердечко болит.

Но, открывая дверь Демьян, пожалел

что не был пьян.

На пороге, улыбаясь, Баба Яга стояла

с рожей, на тефтель похожей.

 – Что нечиста принесла?

 – Я вот, Демьян… Ступа моя

сломалась…

Баба Яга, в своей просьбе, явно

смущалась.

 – А мне с того что, мне на твою ступу

все равно.

 – Так ты это, не подсобишь ли, – со

взлетом-то?

 – Ты бабуля не шуткуй, сей – час как

выбью твою дурь в один раз! Говори

что надо!?

 – Так взлететь милочек не могу,

Развалилась ступа поутру!

 – Ах ты, – старая карга, как залететь

сюда могла!?

Демьян дубину взял свою и наказал

бабке сесть в ступу.

Та охотно согласилась, в ступе

приютилась.

 – Куда лететь-то говори?

Спросил Демьян, высматривая в ступе

меньший изъян.

 – Вон туды, милок, пульни.

Указала бабулька направленье.

Старым помогать одно умиленье!

Что было духу молодец, размахнулся

дубиной наконец.

«Ведь пипец, – наверно бабке»

Думал Демьян, замахиваясь без

оглядки.

От удара ступа не разлетелась, по

воздуху завертелась.

Демьян весь с интересом, наблюдал

за этим процессом.

Полетела старая Яга в такие

далекие места, где не видели ее

никогда.

Демьян пожал плечами,

Будет теперь он славен добрыми

делами.

Пошел домой, и лег на печь, —

захотелось ему петь.

Пел Демьян неплохо – пол леса кругом

оглохло.

Но запеть ему не дали,

Опять в дверь нежданно постучали.

 – Ах ты, старая карга, сейчас в такие

края

Отправлю тебя я, что не скоро

долетишь! —

Демьян ругался про себя, открывая

ворота.

За ними стоял Леший, пришел он

пеший, коза от него убежала.

Видимо любви Леший, уделял ей

мало.

Так Леший подумал, и искать козу

надумал.

Но, как говорили в народе, коза с

Лешим, в любовных отношеньях

была, вроде.

Сначала коза не отступалась,

Но потом сама созналась, – что

попалась.

И так обцелованна а была, что сама

дала такого стрекача. – что при побеге

никем замечена не была.

 – Ты, Демьянка, это, не буянь!

Зачем бабуле сделал такую погань? —

Спросил Леший, коленками дрожа.

 – Как бы мне самому не дать стрекача, —

Ведь не каждый может смелость на

себя взять, и Ягу в болото отослать.

 – Так, сама карга и напросилась,

Ступа у ней развалилась. Я ей

подсобил, – что было сил.

 – Так полегче надо было,

Сколько ж воплей от нее было.

 – Мне на ейны вопли наплевать,

Меньше в наших краях ее будет

видать.

 – Хотела привет она тебе передать. И

варенья отдать

 – Знаю я ее варенье, ложку съешь —

И сиди, в кустах… в терпенье.

 – Ну, я тогда пойду, а то день клонится

к концу.

 – Иди, нечисто ты отродье, темнеет

что-то вроде.

Демьян вернулся в хату, закрыл дверь,

Подперев под нее лопату.

«Что же нечисть здесь все бродит,

Верно, она тоску на меня наводит».

Скамейкой окна затыкая,

Дом свой, чем мог, укрепляя,

Не ждет гостей нечистых он, клонит его

в сон.

«Что нечистая пришла, не пойму все

что-то я. Надо завтра подсобиться и

обязательно жениться».

Как Демьянка пошел невесту искать

С утра наш молодец,

Как только встал, умылся и поел.

Жену он сразу захотел.

«Ведь надо же жениться,

И этим делом подсобиться,

Не завтра, и не днем, а прямо вот

сейчас пойду жениться».

Демьянка собрался сразу,

Не думая, что взять с собой ни разу.

Из дома скоро вышел,

Повесив замки повыше.

Если вор зайдет нежданно вдруг,

Пусть проверит длину своих рук.

Воровать-то в хате нету ничего.

Но некоторым это было все равно.

Демьян, таких нахалов не любил. —

Дубиной их сильно бил.

Демьян в счастье да раздумье, шел в

Лукумье

В деревне той далекой, много девок

одиноких.

Жениха не ждут, конечно, там,

Местных «авторитетов» немало там.

Демьяна это не смущало,

В этой жизни его ничего не пугало.

В Лукумье взял он направленье,

Прихватив с собой баночку варенья.

Бабы Яги подарок может пригодиться

 – Кто-то в кустах отсидится.

Ведь по дороге, по пути,

Можно много нечистей найти.

Знал Демьянка наш и ведал,

Где ходить-бродить возможно,

А где неведомо ему,

Что делать, и что к чему.

Что где происходит, и кто куда ходит.

Теперь впервые шел невесту отыскать.

Может ли кто ему в этом ему путь

указать?

И что б ответ узнать, решил он

Гадалке вопрос задать.

Как пришел к Гадалке молодец,

Наступил утру конец.

В гостях у Гадалки

Гадалка суп варила, гостю дверь

отворила.

Демьян, в дом заходя,

Почувствовал аромат супа издалека.

Носом поведя, слюну глотая,

Сам не зная, что и говорить,

Решил речь сотворить:

 – Пришел к тебе Гадалка я…

Эээ… Ну, чтобы попросить.

 – Ничего не говори, в хату мою

проходи.

 – Ну, в общем, я зашел, —

Демьян слюной изошел.

 – Что бы попросить.

 – Супа что ль тебе налить? —

Перебила вдруг Гадалка,

Знала она наверняка, что хотят от нее

всегда.

Но ошибалась иногда.

Поесть Демьянка не ленился, обедать

супом согласился.

Гадалка гостя накормила, и чаем

напоила,

Почти что приютила.

Демьян, всю жизнь голодая,

Не зная, как добавки попросить,

Решил еще одну речь сотворить.

 – Ну что наелся или нет? – перебила

мадам вопрос, который застал

Демьянку всерьез.

«Не сказать бы сейчас какой курьез,

А то не воспримет меня всерьез».

Замялся Демьянка, – он явно стеснялся.

 – В общем так, ты слов не говори,

Дров мне наруби.

А к вечеру иль к утру,

Я все про тебя скажу.

А сейчас посуду уберу.

Распорядилась грамотно Гадалка,

Была она хорошая хозяйка.

Демьян согласился,

Рубить дрова он не ленился.

Пока трудом занимался гость,

Гадалка позвала девицу,

превращенную в Куницу.

Девица красивая была и у парней

мечтой была.

Потом ее в Куницу заколдовали

И Гадалке в ученицы отдали.

Но это другая история была,

Потом ее расскажу вам я.

Гадалка

– И что же скажет мне о нем Куница,

Превращенная девица. – Ох, не

изменница она,

Но заколдовала ее Яга.

Теперь разведчицей служит у меня.

Зря за Мудреца ее отдали,

Считай, что за деньги ее продали.

Да и в народе говорили,

Это ж, какого Мудреца мы приютили.

Это он ее «подставил»,

Заколдовать ее заставил.

Почему Гадалка девицу жалела,

Расскажу и про это дело,

А пока поведаю про Мудреца,

И про его темные дела.

Мудрец

Мутным был мудрец.

Как в народе появился,

Так у всех на устах появился.

Потом обжился, и начал богатеть,

Иногда, просьбами своими наглеть.

Стали плохо про Мудреца говорить,

Но этот разговор он мог заглушить.

На девку молодую глаз он положил,

Наверно, что-то себе на уме намудрил.

Жениться, он на ней собрался.

Никто препятствовать, вроде, не

пытался.

Отговаривали девицу:

«Не вздумай на мудреце жениться!»

И сама та свадьбы не хотела.

Ей бы молодого взять в мужья,

Тогда счастлива будет она.

– То ли завидный жених, богат и

телом, и душой.

Умоляла мама дочку:

– Ну да, мамуля, – прямо в точку.

«Телом и душой», да ты посмотри —

старый он какой.

Ему бы с палкою ходить

Да тюрбан на голове носить.

А не со мной, молодой за руку ходить.

– Ты, дочурка, не горюй, ты его

поцелуй. Хотя бы пару раз.

И будет много денег у нас.

А ты потерпи – любовь свою храни.

– Недоброе, мамуля, затеяла ты

сейчас. И твоей воле не повинуюсь я

сейчас.

Запротивилась дочка. – Вот и точка!

– За него ты выходи, красоту на себя

наведи.

– Какая красота, и так молодая я.

Кровь пылает, сердце любовь знает,

Все люди за меня переживают.

– Ты меня послушай,

Дураков других не слушай.

Выходи за Мудреца, такова воля

будет моя.

– Не нравлюсь Мудрецу я.

И он мне тоже, в таких годах жениться

ему негоже

– Об этом знаю я, кудрявых любит он,

И в тебя немного влюблен,

И чтоб, в мужья его получить,

Нужно тебе кудрей завить, бигудей

навить.

– Не хочу я бигудей, сама себе лапшу

на ушах завей.

– Ты меня не оскорбляй, а то сделаю

тебе нагоняй. То, последнее мое

предупрежденье. А то, не будет тебе

варенья.

– Нашла, чем устрашать,

Мне на твое варенье наплевать.

Диету соблюдаю, за старого Мудреца

выходить не желаю.

– Выйдешь все равно! – Или выкину

тебя в окно.

Так сказала мать.

Дочь не знала, что сказать.

– Телом и душой предана я тому,

Для кого любовь в своем сердце несу.

Но к Мудрецу на свадьбу я иду.

Вскоре любовь свою, девица нашла

И Мудрецу начала ставить рога.

Куда же молодой деваться,

В монахини, что ли податься?

– Мне нельзя даже просто целоваться.

И жизнь замужняя её, недолгой была.

Тайна поцелуя её раскрылась,

И против девицы сила волшебная

применилась.

Девицу заколдовали,

В служанки к Гадалке ее призвали,

Могла она теперь во всех зверей

превращаться

И волшебной силе поучаться.

Как это случилось, ниже все

объяснилось.

Как девицу заколдовали

С начала Мудрец пришел к змей —

Горынычу вопрос задать:

– С кем моя жена, мне может

изменять?

Горыныч-змей, – авторитет, вскоре дал

ему ответ.

Тогда наимудрейший жену свою

«заказал»,

И Змей Горыныч ее заколдовал.

Баба Яга конечно, колдовала,

Просьбу Горыныча она исполняла.

Тогда она была еще молодая

И Горынычу, услугу уступая,

Решила с ним «замутить»,

И любовной жизнью с ним зажить.

Колдовство ее получилось.

Девица на суде появилась.

Она стыдом сгорая,

Свой суд умоляя, – ее простить,

Не могла ошибку свою простить.

– Не убий меня, не надо,

Буду служить тебе я складно. —

Попросила так девица, своего

трехглавого судью и Бабу Ягу.

– Ну, слугой ты можешь быть,

Но человеком тебе не быть. —

Приговорил так Горыныч-змей.

А баба Яга сказала скорей.

– Превращу тебя в куницу,

Блудливая девица,

Не будешь больше ты

С парнями в хороводах кружиться.

– Мужам изменять —

И молодых парней целовать.

– И за измену свою, я тебе служу.

Призналась так девица,

Теперь превращенная в Куницу.

Выглядела она теперь как норка —

Юрко и зорко.

– К Гадалке иди, и ей теперь служи. —

Сказала баба Яга, и начала Горынычу

строить глазки она.

Куница

– Эх, – не забыла я себя, помню, кем я

была.

Лучше б все, про себя я забыла,

Зря я об этом их не попросила.

А то, как теперь мне быть.

В теле куницы жить. И на четырех

лапках мне ходить?

Но, попробовав сама,

Удивилась своей прыткости она.

Юркость, зоркость, норкость,

Нюх и обаяние – вот это переживания!

– А шубка моя, вот это да!

Белая пушистая и теплая вся.

И тут же принялась она,

Красоту наводить на себя.

– Ты себя не краси.

И марафет на себя не наводи, —

Сказала ей Гадалка, —

Иди ты спать сейчас,

А когда услышишь мой приказ —

просыпайся,

Исполнять наказанье принимайся.

Такие условия были

Если ей задание было —

Разузнать, разведать, доложить,

Теперь в этом была ее прыть.

– Даже красотой своей не похвалюсь.

Ведь такая красивая шубка моя,

Но служанкой стала я.

В норке мне теперь ютиться

И красотой своей не похвалиться.

Вот такая, у Куницы, —

Превращенной девицы

Была печаль,

Самой себя ей стало жаль.

Залезла в норку и заснула.

Первое задание куницы

И как только услышала она приказ,

Перед Гадалкой явилась в тот же час.

Хотя так быстро это было,

Что хозяйка даже слов своих не

договорила:

– Иди изменница, по следам.

Узнай, какой в Демьянке есть изъян.

Приказала так Гадалка,

В руках у нее была скалка,

То, она пекла пирог,

Демьянке уходить отсюда, еще не

пришел срок.

– Все что про Демьяна я узнаю, тебе я

доложу. И все тебе расскажу.

– Постой, не торопись, не поленись,

Если встретишь ты кого,

Про гостя расспроси ты моего.

– Все расспрошу, и тебе расскажу. —

Вновь ответила Куница, сама не своя

она была.

Хотела быстрей порезвиться она.

Осязания, обаяния – все спектры

переживания

Нахлынули на нее. Теперь различала

она все:

Запахи и цвет, и кому сколько лет.

Кто где живет, и кто куда идет.

А сама быстрая такая была, что даже

птиц перегнала.

Сама с собой резвилась, гибкости

своей удивилась.

И побежала она скорей

По Демьянкиным следам шустрей.

Куда она придет, и что там будет,

И какие сведенья она добудет?

Все казалось ей интересно.

И познавать мир, ей снова интересно.

Вдруг Куница в норку превратилась,

И сама себе удивилась.

– Ой, что же это со мной случилось?

Теперь я в норку превратилась,

Как бы в слона моя душа не приютилась.

А то всех я затопчу,

А, может, кого и проглочу.

Но в теле норки я бегу,

Легкость тела чувствую свою.

Все быстрее ускоряюсь,

К цели своей приближаюсь.

Жаль, не вижу шубку я свою,

Но потом на себя посмотрю,

А пока бегу, бегу,

К Демьянкиному дому прихожу.

Когда она туда придет,

Тогда сказке будет другой поворот.

А пока вам расскажу про Бабу Ягу.

Баба Яга в полете

Как взлетела Баба Яга, кувыркаяся в

полете.

Не смогла полетом управлять.

Направленье ступе задать.

И метла ей не помогла, не было от нее

нужного толчка.

Так летела – быстро, долго.

Кричала матом без умолку.

Сама не знала куда летит,

Выглядела со стороны как метеорит.

Леший все козу свою искал,

Где она, он еще не знал.

– Видимо попутал меня бес,

Не могу козу свою найти, и следов ее

найти.

И тут услышал он Ягу.

Что на небосклоне выделывала дугу.

Птиц всех распугала, —

На всю округу безбожно матом

кричала.

– И куда она так быстро летит

И чивой-то, матом, так громко кричит?

Траекторию полета Леший проследил.

И своей догадкой себя удивил.

– Приземлится ща Яга, в заболоченны

места. Там разобьется вся в лепешку

Или придется выкапывать ее, как

картошку.

Забеспокоился Леший,

Ускорил шаг он свой пеший.

– Быстрей к болоту нужно мне бежать,

Ягу спасать, ее ж потом не откопать.

Если б ща коза была,

Я б задал ей стрекоча.

Но чего Леший не мог —

Пешим ходить долго он не мог.

Тем временем Яга, в ступе пригибаясь,

Позу для падения принять пытаясь,

Не могла узреть, куда летит.

В щель ступы посмотрела, и Лешего

узрела.

– Вон Леший бежит, пятками блестит,

Но куда же я лечу, вот чивой-то не пойму.

Баба Яга оглянулась, ступа чуть не

перевернулась.

– Лети ты прямо, не криви,

За командами моими следи!

Пыталась затормозить ступу Яга,

Но и эта попытка тщетная была.

Не слушалась ее ступа, сломалась вся.

Яга пыталась встать,

Но ступа, чуть не опрокинулась опять.

– И куда же я лечу, как-то не пойму?

И только Яга метлу хотела взять,

На случай эвакуации ее оседлать,

Ступа снова покачнулась,

Яга опять пригнулась.

Метлу схватить не успела – и та улетела.

– Это что ж теперь со мной-то будет,

Это что ж, меня теперь не будет!?

Испугалася Яга, за голову схватилась

она.

Но мы испугались еще больше,

Ведь без Бабы Яги не написать сказок

больше.

Не уловила она момент, и в болоте

приземлилась,

Ступа тут же развалилась.

Яга в болоте по пояс утопилась,

Рожей она скривилась.

Злость на Демьянку в ней появилась.

Тину с волос убирая,

Юбку, от ила очищая,

Выбиралась из болота,

Убить Демьянку ей теперь охота.

– Ах ты, сволочь! Гад такой.

Ждет тебя вечный покой!

Я тебе устрою такое дело.

На шест посажу твое я тело!

Из трусов лягушку вынимая, —

Тину с волос счищая,

Все больше на Демьянку серчая,

Не могла выйти из трясины.

– Неужели в болоте умру и в тине!

Кричала на весь лес Яга,

Из болота не могла выбраться она.

– Я тебе задам ща перца,

От души и от сердца!

Я Горыныча позову и тебя спалю.

В пепел тебя превращу,

Сказочную братву на тебя соберу.

Громко кричала Яга, на весь лес матом

крича.

Продолжая Демьянку ругать,

Обиду свою не могла унять.

Леший, услышав мат Яги,

Не смог не свернуть со своего пути.

– Сёдня мне не до козы,

Не могу я слышать мат Яги.

Надо ее спасти, палку ей принести.

– Ты чего тут так кричишь? Демьянку

все ругаешь. НехАрошим словом его

вспоминаешь?

Спросил он, подавая бабке поклон.

Кланялся Леший не зря,

В руках у него палка была.

Леший из болота Ягу потянул,

Правда, сам в нем чуть было не

утонул.

Ягу он спас, должна она просьбу его

выполнить сейчас.

– На Демьянку я серчаю, обиду ему кидаю.

Я просила его помочь.

А он, решил меня на тот свет отволочь.

Сволочь, поганый он, ждет его вечный сон.

– Ты так не кричи! Ты в моей беде помоги.

Коза моя сбежала, видимо ласки моей

ей было мало. Моему ты горю помоги,

А с Демьянкой расправиться не спеши.

Сильный парень он, просто так не

выбьешь из него дух вон.

Ты сейчас свое волшебное слово

скажи – козу мне верни.

С губы пиявку убери, со лба улитку

сними.

И с груди змею сгони. —

А то попрощаешься с жизнью ты.

И вообще ты теперь вся тине,

Как в болотной паутине,

Не видал ужасней я картины.

Яга ничего не могла сказать,

Но ей самой, захотелось Лешего в

болото отослать, однако сдержалась, —

Ведь сказочную братву она собрать

пыталась.

– Ща, волшебное слово скажу.

И козу твою верну, а тебя я попрошу. —

Демьянке привет передать. И варенья

ему отдать.

– Просьбу выполню твою, к Демьянке я

схожу.

Взяв у Яги варенье, Леший побежал в

нужном направленье.

Леший, варенье и терпенье

Всегда в шестерках Леший был.

Свое он место знал, чего и не скрывал.

Теперь с Ягой сбратовался,

Ни дать ни взять – зазнался.

Она козу ему вернет,

И к Демьянке на разборки он с ней

пойдет.

Леший все бежал, неловко ему было,

В ноге что-то саднило.

Решил он присесть и варенья поесть.

Сел на пень, бежать ему стало совсем

лень.

Зря баба Яга забыла и Лешего не

предупредила,

– Варенье есть нельзя. А то с животом

проблемы случаться у тебя.

– Мне-то что, Демьянка не узнает ни за

что, сколько варенья бабка ему

передала.

Жаль, что ложку мне не дала.

Но есть у меня рука, ей варенье я

возьму, потом и руку оближу. Мням —

мням-мням.

– Сладкое варенье, но вот огорченье —

Много есть нельзя, и разбавить его

нельзя.

– Еще немного съем на вид и вкус как

джем.

Пришел к Демьянке Леший

И передав варенье и привет,



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.