книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Оливия Джонсон и охотники

Книга первая


Анна Вулф

Пролог

Не знаю даже с чего начать описывать мою жизнь, может с того что я живу на чердаке детского дома? А может с того что меня оттуда не выпускают? Да, сама того нехотя я всё же начала рассказывать о своей жизни, и раз уж я вас заинтриговала, начну повествовать.

Для начала представлюсь. Меня зовут Оливия, как вы поняли, я живу на чердаке одного из детских домов, меня оттуда не выпускают, даже охрану возле двери поставили.

Расскажу о своей охране: моя охрана – это три добермана с ужасающими кличками, Дым, Страх и Кость.

Меня не выпускают, из-за некой проблемы с волосами – они синие, да уж чего необычного думаете, вы, сейчас 21 век и сейчас очень много всяких неформалов, но прикол вот в чем, они не крашеные, хотя подумаешь волосы!

Дело, вот еще в чем: мест в детском доме нет, директор этого дома меня ненавидит, я все время пытаюсь сбежать, поэтому меня не выпускают, гениально конечно.

Так вот, о директоре я могу сказать много гадостей, но, несмотря на ее характер, я могу сказать, что она бы могла быть моделью, с её то – внешностью. Она высокая, стройная с прямым носом, у нее длинные белокурые волосы, ниспадающие на плечи, голубые глаза и губы бантиком, и как я могла забыть? Родинка над верхней губой.

Но вернёмся к гадостям, не знаю зачем, но ей нравится, когда ее называют миссис Генриетта, я, конечно, понимаю, что у неё мания величия и завышенная самооценка, но не до такой же степени.

К слову у меня есть одна лучшая подруга, она старше меня на десять лет, она высокая, худая на руках и ногах у нее странные шрамы, как будто она ходила по стеклу всю свою жизнь. У нее очень бледная кожа, тонкие светлые волосы, темные глаза. Она всегда говорила, что влюбляются не в красоту, а в душу. Это объясняет и то, что в неё влюбился один из самых прикольных парней в мире, его зовут Фред, он похож на эльфа, свои черные, длинные волосы он убирает в хвостик, у него светло – голубые глаза, и он всегда широко улыбается.

Ладно, с этим мы разобрались, помимо того, что я закрыта на чердаке, можно сказать, что я поклонница книг, да именно, я обожаю читать книги, это конечно редкость, но всё же не всем же быть такими как все.

Каждый день повторяется одно и то же, завтрак, обед, ужин, спать. Прямо как в «Дне сурка»,1 иногда даже кажется, что все прошедшие дни – это все один и тот же день, который не заканчивается.

Что я могу сказать о себе помимо своих необычных волос и любви к книгам, у меня темные глаза, нос с горбинкой, да уж не очень мне повезло, но как говорится, не суди книгу по обложке.

Глава 1

Сегодня один из тех дней, когда у меня хорошее настроение, да у меня день рождения! Мне исполняется шестнадцать, но, как и все остальные дни этот тоже расписан по часам, в 10:00 подъем, 10:10 умываюсь, 10:20 одеваюсь, 10:30 жду именинного торта, с этого момента я болтаю с Софи. Когда Софи не работает она приходит три раза в день, но если она на работе я завтракаю и ужинаю, поэтому наверно я так похудела, но если бы не она меня бы давно здесь не было.

Еще только 9:30, но я уже не сплю. А я, как всегда, обдумываю план побега, можно выпрыгнуть из окна, но не думаю, что падение с третьего этажа никак не повлияет на мои кости, просто убежать из комнаты, но там собаки, бесполезно думать. Я сажусь на край кровати и смотрю в одну точку, на свой телевизор, да у меня свой телевизор, правда старый, и показывает на нем только один канал, на котором без перерыва на рекламу показывают телепузиков. Зато свой! Куча крутых книг! Половины, которых я даже не читала! Телефона только нет, а это плохо, классно было бы сидеть в телефоне и разговаривать с подругами, которых у меня нет.

Когда загрузка мозга закончилась, я посмотрела на время, еще только 9:40, нужно еще что – нибудь поделать. В итоге я повернулась на кровати в сторону окна. Как же много людей на улице, как же много людей, с которыми можно подружиться, а она сидит тут и тупо смотрит в окно, мечтая о том, чтобы все это закончилось, и она как все остальные подростки могла гулять по улицам с друзьями, радоваться снегу, попробовать мороженое и эспрессо.

Все 10:00! Я встаю и, потягиваясь, встаю на носочки, скачу по всей комнате в поисках одежды, которую я надену на день рождения, и выбираю до тех пор, пока на часах не будет 10:10.

Я встаю и начинаю отсчитывать 5, 6, 7….10! Ура! Бегу к умывальнику, включаю воду, сначала умываю лицо, затем чищу зубы, смотрю на время 10:20, неужели я так долго умываюсь? Я бегу к одежде, которую подготовила, я выбрала белую майку и красные шорты, на ноги я надела белые гольфы, а на них черные кеды. Снова смотрю на время 10:30, и тут стук в дверь, в спешке прыгнуть на кровать я запнулась, а затем встала и запрыгнула на кровать и повелительным тоном крикнула:

– ВХОДИТЕ!

В комнату зашла Софи. Она, как всегда, была растрепана, золотистые волосы были заплетены в косы. Сегодня она была не накрашена, как обычно, темные глаза радостно сияли, как всегда она была одета в форму магазина, в котором она работала. А работала она в супермаркете, форма которого представляла белую блузку, красную юбку и черные балетки плюс фирменная кепка с изображением толстого дядьки поднимающего большой палец вверх. В руках она держала огромную корзину, накрытую белой простынёй, она закрыла дверь ногой и кинула корзину на пол.

– Привет, Олив – запыхавшись, произнесла она, – Как дела?

– Замечательно, опять босс загонял до седьмого пота?

– Ну… сначала я пришла на работу написала заявление на сегодняшний день, но босс отказался его подписывать, в итоге я разозлилась и… в общем, я уволена! – Подытожила она.

– Софи, это же ужасно, он и так тебе мало платил, но это хоть что – то, а как ты сейчас будешь?

– Буду искать работу, давай не будем думать об этом, а поговорим о человеке, которому сегодня исполняется шестнадцать.

– Софи, но я не…

– Тссссс, – она поднесла палец к губам, – ни слова именинница, ни каких возражений, я рада тому, что меня уволили с этой ужасной работы, сейчас я могу чаще бывать у тебя.

– А Фрэд, что на этот счёт думает?

– Он ещё не знает.

– Ты не сказала ему?!

– Нет, забыла, не суть, теперь поговорим о главном, вот эта корзина и есть твой подарок, который ты разберёшь, когда я уйду, а сейчас ты задуешь свечи на именинном шоколадном кексе!

И вдруг она откуда – то вытащила шоколадный кекс с зажженными свечами, она подошла к кровати и села возле меня.

– Давай Олив, загадывай желание.

– Ты же знаешь, что я пожелаю.

– Конечно, но ты подумай, вдруг это сбудется.

– Всё возможно, – с этими словами я задула свечи.

– Теперь тебе официально шестнадцать.

– Софи, давай сыграем в игру, я задам тебе пять вопросов, и ты мне пять, начинаешь ты.

– Давай, – она положила свой кусок кекса на кровать, – хммм, чтобы тебе задать… ПРИДУМАЛА! Какая из всех твоих книг твоя любимая?

– Одна из самых замечательных книг – это «Виноваты звезды»,2 она просто великолепна, теперь я, почему у тебя на руках и ногах шрамы от порезов?

– Оливия, я не буду отвечать на этот вопрос, прости, но это личное я не хочу рассказывать тебе об этом.

– Ладно. Почему ты не забираешь меня отсюда?

– Олив, ты не понимаешь, я не могу тебя забрать.

– Ты знаешь обо мне все, а я о тебе нет, и какие мы тогда подруги.

– Олив, перестань, слышишь, я ничего не знаю о тебе. Я не знаю, почему у тебя такие необычные волосы, откуда я могу знать кто твои родители? Ты задаешь мне эти вопросы каждые дни твоего рождения, как будто я встретила в лесу фею, и она выдала мне все ответы, Олив жизнь – это не сказка из книги, ты должна вернуться к реальности! К реальному месту! К реальному времени! Ты поняла? Может иногда лучше не знать правды, чем узнать, а потом пожалеть.

Она пододвинулась ближе и обняла меня:

– Не падай духом Олив, когда – нибудь, ты все о себе узнаешь.

– Знаешь, ты права! Лесная фея не выдает ответы, она лечит травами или топит людей!

– Олив, из всего этого ты поняла лишь это? – она отстранилась от меня

Я сидела, молча, мне казалось, мы сидим так целую вечность, пока Софи не встала и хлопнула дверью.

А ведь все так хорошо начиналось, впрочем, как всегда, зачем я задаю вопросы, если знаю, что она не ответит? Этих вопросов слишком много, чтобы ответить на них, но я думаю, что, когда – нибудь я пойму, что к чему.

Я бы пошла и извинилась, но как я же заперта, в итоге я взяла свой кусок кекса:

– С днем рождения безмозглая, тупая, не знающая, когда нужно заткнуться девушка со странным цветом волос! – С этими словами я откусила огромный кусок от кекса, и сползла на пол.

После трапезы на полу я решила рассмотреть подарки, встав на ноги, я подошла к той огромной корзине, я в первый раз получаю столько подарков, обычно это какая – нибудь интересная книга, но в этот раз наверно, что – то другое.

Эпичным движением я снимаю простынь, а там целая куча одежды, о которой я мечтала всю жизнь.

Первое, что мне попалось на глаза. Была серая футболка с изображением бешеной курицы с надписью – «Я СБЕЖАЛА ИЗ КУРЯТНИКА!!!» Софи всегда приносила мне смешные футболки, которые она себе покупала, она знала, что я тоже хочу, что – нибудь подобное, затем мой взгляд упал на камуфляжные джинсы, о которых я мечтала, рассмотрев джинсы и футболку, я сложила их и положила на кровать. Под множеством футболок, юбок и брюк лежали черные тимберленды,3 синие ботильоны,4 черные кеды и темно-синие балетки, если бы это было, все я бы успокоилась, но нет, это было не все. На самом дне корзины лежал рюкзак, он был цвета морской волны со слониками и морскими черепашками, он был просто идеален. Я так долго его рассматривала, что совсем забыла о времени. Да и зачем о нем думать, ведь этот рюкзак нереально крутой, не знаю, как я упустила, что на его замочках висит два брелока слоник и черепашка, после того как я осмотрела его внешнюю сторону, мне пришло в голову, что можно заглянуть внутрь.

Я решила сделать эпично. Поэтому я очень, очень долго расстегивала его. Когда, наконец, я закончила расстёгивать, то мне открылась поистине милейшая картина, в самом первом маленьком кармашке лежало письмо, адресованное мне, но я положила его возле себя, в следующем кармане, который был больше прежнего, в нем лежал обычный кухонный нож, ложка, две тарелки и вилка

– Как мило, она положила мне столовые приборы – сказала я с сарказмом.

Когда мне надоело рассматривать их, я наконец – то залезла в следующий кармашек, в нем лежала еда – кусочек пиццы, два пудинга и маленькая бутылочка с чаем.

Ладно, пришел черед письма:

Привет, если ты читаешь это письмо Олив, значит, я уже вышла из твоей комнаты.

Я оставила тебе столько вещей, чтобы тебе было во что переодеться, Внизу, в холле я оставила тебе теплую куртку, я знаю, что сейчас до тебя не доходит, о чем я говорю.

Чуть позже ты поймешь, ты уже заметила посуду, которую я тебе положила, поверь, она понадобится, Кухонный нож, держи при себе.

Теперь о главном, твоя дверь из комнаты открыта, в восемь часов вечера, Миссис Генриетта уедет, на какой – то важный вечер и вернется поздно.

Ровно в десять выходи из комнаты, старайся идти очень тихо, не разбуди собак, как выйдешь из дома, иди, куда глаза глядят, лучше в магазин, в котором я работала, чтобы я тебя оттуда привезла к себе домой.

С любовью Софи

Она была права, до меня не сразу дошёл смысл написанного письма, но, когда, я наконец, поняла, я сразу же посмотрела на часы 13:10. Все прекрасно еще есть куча времени, естественно я начала собирать вещи.

* * *

Удостоверившись, что всё взяла, я подошла к двери и посмотрела на нее, надела рюкзак, впереди меня ждала длинная лестница, по которой я спускалась всего четыре раза. У вас наверно возник вопрос – «Как ты ходила в ванну?» Все очень просто, моя комната не такая маленькая, какой могла показаться на первый взгляд, она делится на две части. Первая включает в себя: кровать, маленькую скамью, красный коврик и два небольших шкафа, один для одежды и другой для книг. Конечно же, я не взяла с собой книги, потому что не смогла бы донести всю эту библиотеку до первой ступени. Вторая комната включает в себя: огромную белую штору длиной на всю комнату, небольшая белая ванна, зеркало с золотистой каймой, конечно куда же без него… вы сами догадались.

Вернёмся к лестнице, сейчас на часах ровно десять, а значит, что я должна выдвигаться. Закрыв за собой дверь, я оказалась рядом с подстилкой для собак, в комнате было очень темно, поэтому я не смогла разглядеть спят собаки или нет, но и времени у меня совсем не было.

В этом ужасном доме было три этажа. На моем этаже, то есть на третьем не было других комнат для других детей. Здесь была кладовая, моя комната и комната для собак, зачем комната собакам я не знаю. На втором и первом этаже были комнаты для сирот, дополнительный бонус к первому этажу прилагался выход из этого адского дома.

Время идет, значит и мне пора двигаться вперед. Я делаю первые шаги пока не дохожу до первой ступени, лестница очень длинная, от увиденного у меня закружилась голова, но потом я взяла себя в руки и начала спускаться медленными шажками.

Преодолев половину лестницы, я решила осмотреть второй этаж, он ничем особым не отличался, только обоями и числом комнат, их тут было около двадцати, а обои были желтыми с нежно – розовыми полосками и красными розами на них.

Наконец одолев, лестницу я отправилась в путь до следующей, мне нужно было преодолеть расстояние от этой лестницы до конца комнат. Как мне написала в письме Софи нужно двигаться медленно и тихо, чтобы не разбудить собак.

Я так и делала, пока не встала на первую ступень следующей лестницы, увы, она под моим весом заскрипела, не знаю, что это было, но я слышала рычание где – то на другой стороне и решила поторопиться. Как назло, все ступеньки скрипели. Не успела я дойти до третьей ступени, как вдруг услышала рычание, прямо надо мной, оглянувшись, увидела, что мои «любимые» песики вдруг увеличились в десять раз, уж поверьте, я говорю правду, мой рост 1.65м, а вы представьте, как мне сейчас было стоять возле трех огромных доберманов.

– Хорошие песики, милые песики, добрые песики, – хвалила их я дрожащим голосом. Но это их не останавливало, они приближались, ко мне злобно рыча. Я тихонько отступала назад, но оступилась и скатилась на последнюю ступеньку, пока я падала видимо задела выключатель и включила свет, который был мне так нужен. Когда чертыхнувшись, я встала, выключатель снова щелкнул, неужели эти собаки такие умные, что смогли выключить свет сами?

Первым делом я, конечно, спустилась с лестницы, затем огляделась, собак нигде не было. Успокоившись, я пошла к выходу и увидела куртку, висевшую на вешалке в шкафу у входа, посредине комнаты стоял маленький столик с хрустальной вазой на нем, в вазе было какое – то растение, точнее цветок возможно фиолетового цвета, возле вазы лежали три пирога. Раньше я не видела его, но возможно многое изменилось с моего последнего прихода сюда.

Как можно быстрее я попыталась добраться до выхода, но не успела, меня охватил ужас, в комнате появился туман, подсвеченный зеленоватым светом.

Сначала я ничего не видела, пока туман не рассеялся, когда тумана не стало, передо мной появилось чудовище. Трехглавое чудовище, а точнее огромный доберман с тремя головам. Из его пастей, водопадом лилась светящаяся, ядовитая слюна. Если бы не это для меня было страшным, но скорее всего меня больше пугали змеи на его спине, их было очень много. Но самой огромной была змея вместо хвоста, могу поспорить, что это была королевская кобра, если объединить все части этого монстра, то можно сказать что этот монстр никто иной как – цербер.5

Сердце ушло в пятки, монстр приближался ко мне, издалека не было этого видно, но сейчас я заметила, что в глазах цербера нет зрачков, и они светятся зеленым цветом.

Он очень злобно рычал, интересно, что я ему сделала? Вдруг я вспомнила про кухонный нож, но не могла его достать, говорила же мне Софи, положи его туда, где сможешь достать.

Видимо цербер понял, что я хочу сделать, поэтому и бросился на меня, прижав меня к полу, слюни собак капали мне на руки, ноги и лицо, они обжигали и оставляли ожоги, я не могла пошевелиться, хорошо, что рюкзак смягчил падение, падать было не так больно. Видимо я никогда не выберусь из этого дома. Поскольку моя голова была свободна, я осмотрелась, и снова на глаза мне попался цветок и три пирога, вдруг я вспомнила, что это за цветок – аконит.

Если я правильно помню строчки:

«Чтобы его извести, аконит заварила Медея, — Ею он был привезен, когда – то со скифских прибрежий.

Произвели же его, как о том говорится в преданье, Зубы Ехиднина пса.

Пещера с отверстием черным

Есть при дороге крутой, по которой тиринфянин храбрый

Цербера пса, что идти упирался, глаза от сверкавших

Солнца лучей отвратив, на цепи адамантовой к свету

Вывел.

А тот, разъярясь, возбуждаемый бешеной злобой, Громким лаем тройным одновременно воздух наполнил

И по зеленым лугам разбросал белесую пену.

Пена пустила ростки, говорят, и, влагу впивая

Из плодоносной земли, получила зловредную силу.

Этот живучий цветок, растущий на твердых утесах, Жители сёл, аконитом зовут»

Где я это читала, не помню, но эти строчки засели у меня в голове, если я правильно поняла, то аконит появился из слюней цербера, потом я вспомнила кое – что еще:

«Лёжа в пещере своей, в три глотки лаял огромный Цербер, и лай громовой оглашал молчаливое царство.

Видя, как шеи у пса ощетинились змеями грозно, Сладкую тотчас ему лепешку с травою снотворной

Бросила жрица, и он, разинув голодные пасти, Дар поймал на лету.

На загривках змеи поникли, Всю пещеру заняв, разлегся Цербер огромный.

Сторож уснул, и Эней поспешил по дороге свободной

Прочь от реки, по которой никто назад не вернулся»

Меня осенило, значит три пирога на столике это для цербера! Одно дело сделано, осталось только придумать, как сделать так чтобы он отпустил меня, и я успела дать ему пироги. Вы наверно думаете, что цербер настолько огромный, что я могла бы проползти под ним, если вы так думаете, вы ошибаетесь, он стал десять раз больше любого добермана, а не человека, поэтому проскользнуть под ним у меня не получится. Но у меня есть другой план, предположив, что левая голова цербера – это был Дым, а правая голова – Кость, можно было предположить, что среднюю звали – Страх. К кому из них мне лучше обратиться я не знала, но выбрала среднюю голову.

– Эй, Страх, – к моему удивлению пес посмотрел прямо мне в глаза, видимо я угадала с головой. – Я приготовила вам вкусные пироги, вы хотите кушать?

Страх был удивлен, левая и правая головы повернулись к средней, как и змеи, чьи взгляды были устремлены на среднюю голову. Похоже, Страх был главной головой, которая решает все. Видимо они не ожидали такого предложения, потому что долго переглядывались, затем цербер кивнул в сторону пирогов.

Если я правильно поняла, то он хотел, чтобы я их принесла.

– Принести вам пироги? – Спросила я на всякий случай. Цербер кивнул.

– Хммм, отпустите меня, я не обладаю телекинезом, – цербер недоверчиво взглянул на меня, – да ни куда я не уйду!

Долго думая он все же отпустил меня. Убрав свои огромные лапы, он присел. Видимо главной змее не нравилось, когда он садился, потому что она недовольно зашипела.

Встав на ноги, я почувствовала головокружение и тошноту, но я справилась с этим и уверенно подошла к столу с пирогами, от пирога исходило фиолетовое свечение, как если бы по волшебству.

Сначала я положила пирог перед левой головой. Потом перед правой и наконец, перед средней. После того как у каждого было по пирогу. Они стали их есть.

Вдруг меня посетило чувство, что это может не сработать и цветы, стоявшие возле пирогов это не намек, а просто цветы, но другого выхода не было. Я ждала, пока они все доедят. Наконец доев последние крошки, цербер лег, положив головы на передние лапы и по очереди, закрывая глаза, заснул.

Вздохнув с облегчением, я взяла куртку из шкафа. Она была теплой, цвета хаки как мои брюки, она подходила к тому, что я надела, к новой серой футболке и брюки цвета хаки, с новыми кедами, она была просто великолепна, но на улице сейчас лето, поэтому мне как – то не особо хотелось ее надевать, поэтому я засунула ее в рюкзак.

Я подошла к выходу и открыла дверь.

На улице было уже темно, легкий ветерок играл с волосами, на улице играли фонари, людей на улице было мало, но мне и этого было достаточно.

Глава 2

Хоть и людей на улице было мало, но все они, куда – то спешили. Я долго осматривалась, пытаясь найти супермаркет, как же я не подумала о том, что я не знаю, где он находится? В итоге я решила спросить дорогу, но все, к тем к кому я подходила, проходили мимо меня.

Я вышла из себя:

– ВЫ ЧТО СЛЕПЫЕ?! Я ЧТО ПРОЗРАЧНАЯ ЧТО ЛИ, ВАМ СЛОЖНО ДОРОГУ ПОКАЗАТЬ?! – В доказательство моих слов два человека прошли сквозь меня. – Я что умерла? – Тихо спросила я себя, от испуга я села на нижнюю ступень крыльца, взявшись за голову. Мозг начал энергично работать. Я пыталась понять, что могло случиться, что пошло не так, но не могла. Все казалось слишком странным, я же не могла умереть или могла?

Что мне делать я не знала, поэтому я встала и стала ходить кругами. Затем откуда не возьмись, появилась черная карета, запряженная черными лошадьми. Дверца кареты открылась, оттуда появилась рука в черной перчатке, жестом она приглашала в карету.

– Смерть? Это ты? – Мне казалось, что за мной пришли, но это оказалось еще хуже.

– Нет, дорогуша, что ты я лишь хотела забрать пироги, которые я испекла своим друзьям.

Этот голос я бы узнала где угодно, это была миссис Генриетта, она приехала не вовремя, ведь я отдала пироги церберу, вышла из комнаты, а еще…

– Вы меня видите?

– Конечно, вижу, ты же не прозрачная. – Сказала она обыденным тоном.

– Ха-ха, как смешно, а эти люди меня не видят, представляете! – Я положила руки на пояс.

– Странно, не так ли? – Спросила она. – Можешь помочь мне выйти? – она подала мне свою руку, я взяла ее.

Из кареты сначала появились ее ноги в черных туфлях на шпильке, затем и она сама. Она была одета в черное, длинное платье. Волосы были заплетены в узелок, на голове красовалась шляпка с черной фатой.

Увидев ее в таком виде, я спросила:

– На свадьбу собираетесь?

– Нет, я ездила на похороны.

– На чьи?

– На твои конечно.

У меня заложило уши от этих слов, а ноги стали ватными:

– Вы что шутите? – Я искоса посмотрела на нее, а она посмотрела мне прямо в глаза.

– Возможно, но я знаю точно, мне нужно от тебя избавиться, ты занимаешь

слишком много места, и мне это очень не нравится. – Она рассматривала свои ногти на руке, словно ее действительно не волновало мое присутствие.

– Как я могу занимать много места, когда я живу на чердаке, когда я оттуда не выхожу?

– Знаешь, а ты не так глупа, как я думала, но мне все равно нужно избавиться от тебя, увы, это неизбежно. – Она говорила так тихо, что это было больше похоже на шепот.

– А не легче было бы, просто отпустить меня? – Я расслабила и опустила руки, думая, что так и будет.

– Да, действительно… – она задумчиво почесала подбородок.

– Ух, слава богу, – у меня как будто камень с души свалился.

– Но, нет.

– Почему нет? – Я была в шоке, ведь все пошло как по маслу, но не пошло.

– У тебя проблема с документами, по ним тебя вообще не существует, конечно, я могу тебя отпустить, но каковы последствия. Во – первых, где ты будешь жить? Во – вторых, откуда ты возьмешь деньги на одежду и пропитание? Тебя будут разыскивать, как сбежавшую из детского дома, а когда они заметят, что тебя по документам не существует, будет нечто ужасное.

– Возможно, вы правы, но убивать меня из – за каких – то документов. Которые кстати, можно сделать, соврав про пожар в доме, жила бы я у Софи, насчёт денег, я могла бы устроиться на работу.

– Да, ты действительно умна, видимо чтение книг пошло тебе на пользу. – Видимо устав стоять она села обратно в карету, но развернулась ко мне.

– Благодарю, – я сделала элегантное па.

– Но у меня есть идея еще лучше, – она махнула рукой на соседнее место рядом с ней.

– Нет, я с вами не поеду, – я снова сложила руки вместе, мне казалось, будто так я казалась круче.

– Думаешь, у тебя есть выбор? – Она щелкнула пальцами левой руки.

– Это что, вы что ритм, какой – то уловили, что ли или позвали своего дворецкого?

– Почти, обернись.

Обернувшись, я увидела двух призраков, один был высокий и тощий, во фраке и с цилиндром на голове, насколько можно было разглядеть, на лице у него красовался монокль, крючковатый нос напоминал коршуна, отчего вид его был грозным. Второй был полненький и небольшого роста, также во фраке и цилиндре, его же лицо больше было похоже на поросячью морду.

Не знаю отчего, но в дрожь меня бросало, одно дело читать о приведениях, другое дело их видеть, а это поверьте не одно и то же.

– Выбирай Оливия, либо ты добровольно поедешь со мной, либо ты поедешь со мной под наблюдением Кевина и Синди.

Сама не заметила, как расхохоталась.

– Что смешного? – Недоумевала миссис Генриетта.

– Кто из них Синди? – наконец остановившись, спросила я.

Толстячок поднял руку, явно засмущавшись, наверно по призраку это не определить, но наверно засмущался.

– Кевин и Синди, – произнесла я и снова захохотала.

– Все равно не понимаю над, чем ты смеешься.

– Ну, понимаете, его зовут Синди, а это девчачье имя, – я снова расхохоталась, – а Кевин такой серьезный, что невозможно поверить, что его зовут Кевин, – я повернулась к Кевину и снова расхохоталась.

– Все равно не понимаю, так ты поедешь со мной?

– Нет, – все еще хохоча, ответила я.

– Синди, Кевин! Берите девчонку и поехали.

Даже сейчас мне было смешно, хотя по идее мне было не до смеха, ведь, несмотря на то, что они парили как пушинки над землей, подхватить меня им не составляло труда. И они запихнули меня в карету напротив Миссис Генриетты.

Я перестала смеяться, когда дверца кареты закрылась, и мы двинулись, куда-то вперед. Мы ехали в полном молчании, я смотрела на улицу, пейзажи все время менялись. Они были то яркими, то мрачными и снова яркими.

Призраки сидели возле меня, коршун слева, поросенок справа, я то и дело посматривала на них, иногда я хихикала.

Миссис Генриетте видимо надоело мое хихиканье, и она решила поговорить.

– Как дела? – спросила она весьма обыденным тоном.

«Как дела? Еще что спросила бы, ни чего что на меня напал цербер, ничего, что сквозь меня прошло два человека, ничего, что вы хотите меня убить? Ничего что возле меня сидят два призрака с дурацкими именами?».

– Нормально, а у вас как?

– Весьма недурно, принимая в свой счет, то, что я от тебя скоро избавлюсь.

– Поздравляю вас, – я снова уставилась на толстячка, он занервничал, хотя точно сказать не могу, как я это поняла.

– Мистер Синди, – я старалась не хохотать, называя его имя, – Можно задать вам один вопрос?

– Можно, – от этого голоса у меня побежали мурашки, голос издавался как будто издалека, словно сейчас я слышала эхо.

– А как вы умерли? – Может и нельзя задавать такие вопросы призракам, но меня просто распирало от любопытства.

Он глубоко вздохнул, хотя как он может дышать, когда он мертв? Может это просто старая привычка? Столько вопросов, а времени мало.

– Я утонул, я просто не умел плавать, а они все кричали – «Давай! Синди мы в тебя верим!», а я плавать не умел.

– Но почему тогда вы во фраке?

Он покраснел, скорее всего, покраснел, точно покраснел, ну мне так кажется.

– Я утонул в нем, – он взял, откуда – то платочек и стал вытирать лицо якобы от пота.

– Я тоже плавать не умею. – Сказала я ему.

– Главное не утони, деточка, – он казался взволнованным.

– А вы мистер Кевин, как вы умерли?

Призрак повернулся ко мне:

– Я умер весьма благородной смертью, – его голос заставил меня не просто покрыться мурашками, но и вздрогнуть, голос его также появлялся как будто издалека, но этот голос был не такой приятный, как у толстячка, а наоборот – звук, как будто пилят, то, что нельзя распилить, а он все пилит и пилит.

В этот раз расхохоталась не я, а толстячок:

– Да, весьма благородной, – он так хохотал, что я могла позавидовать таким легким, которых у него уже не было. – Сказать от чего он умер?

– Вы ведете себя неблагоразумно мистер Синди, – он говорил так, словно выплевывает каждое слово.

– Отчего же, это вы называете свою смерть благородной. Когда вы умерли из-за того, что хохотали так, что умерли от сердечного приступа.

Меня вдруг осенило:

– Поэтому вы мистер со смешным именем Кевин такой серьезный?

Толстячок снова расхохотался:

– Да, у него было такое имя, потому что он всех кругом смешил, а потом он умер от смеха и стал серьезным, – он все хохотал и хохотал.

– Я молчу про человека, у которого благородное девичье имя, который утонул чтобы доказать всем, что он умеет плавать, да еще и в дорогом фраке. – Парировал худой, он едва улыбнулся. В то время, когда бедный толстяк, униженный своей смертью смотрел в окно.

– Мистер Синди, а почему родители вас так назвали? – Спросила я.

Он снова грустно вздохнул:

– Они хотели девочку.

– Мистер Синди вы трижды неудачник, – худой заулыбался.

– Ох, как бы я хотел, чтобы мы оба были живы, и я снова мог задушить тебя!

– Воскликнул толстячок

– А разве вы не можете этого сделать, то есть задушить?

– Людей да, друг друга нет, – ответил мне худой.

– Как вы мне надоели, вы все! – Миссис Генриетта обвела нас строгим взглядом, а потом вскрикнула от испуга, мы с призраками тоже всполошились.

Она стала мертвенно – бледной и метала взгляды то на одного призрака, то на другого, сначала я не поняла, что происходит, но потом, взглянув на них, я тоже вскрикнула.

Рядом со мной сидели уже не призраки, а люди. Толстячок смотрел на свои руки и не мог поверить своим глазам, он мог трогать вещи, а они не проходили сквозь него. Живым толстячок мне нравился больше, у него были яркие, рыжие волосы, лицо покрывали веснушки, даже фрак с цилиндром приобрели изумрудный цвет, совместив его рост, цвет волос и цвет его одежды можно было предположить, что он лепрекон.

Второй был бледен, цвета черного угля волосы и такого же цвета глаза, темно – синий фрак и такой же цилиндр, он мне напоминал доброго волшебника, теперь он не казался грозным, а наоборот. Оба выглядели моложе тридцати, примерно лет по двадцать семь.

– Не могу поверить своим глазам, – хором произнесли они.

– Как ты это сделала?! – миссис Генриетта явно обращалась ко мне.

– Сделала что? Оживила их? Вы думаете это я?

Она лишь пожала плечами, а призраки или уже люди осматривали друг друга.

Как так получилось, я честно не знаю, мне порядком надоело, как эти двое дурачатся, и невольно вспомнила, что от меня хотят избавиться. Посмотрев в окно, я увидела темный, жуткий лес в нем было столько тумана, что нельзя было рассмотреть, есть там земля или нет.

Проследив за моим взглядом, миссис Генриетта произнесла:

– Приехали!

– Что значит приехали? Вы что хотите избавиться от меня таким способом? Закопать меня заживо?

– С чего это ты взяла, что я собираюсь тебя закапывать? У меня же нет лопаты, к тому же посмотри на свои руки и ноги они же в ожогах, всю работу за меня уже сделали.

Сначала я не поняла, о чем она, пока не посмотрела на руки и ноги, они действительно были покрыты ожогами, ссадинами и синяками, как я могла не заметить, что руки и ноги сильно болят, почему я не вспомнила? Я ведь даже не чувствовала боли до этого момента, а теперь мне кажется, что я искупалась в бассейне с кислотой. Я согнулась пополам от острой боли.

– Что же вы собираетесь делать со мной? – Карета остановилась.

– Просто оставим тебя здесь, ты уже умираешь, мне нечем тебе помочь.

– Леди Генриетта, будьте благоразумны, девочка не так плоха, может отвезти ее в больницу? – Спросил Кевин.

– Да, да леди Генриетта, почему должны оставить ее здесь умирать?

– Следите за языком, а то я снова отправлю вас на тот свет.

Кевин и Синди переглянулись и тут же замолчали.

– Пойдем, Оливия, тебе уже ничего не остается, – она открыла дверцу кареты, у меня уже все стало плыть перед глазами, я стала путать Миссис Генриетту и Кевина.

– Никуда я с вами не пойду, – я уже упала рядом с сиденьем, меня всю трясло, казалось, будто мне ломают кости, одну за другой.

– Но леди Генриетта, она задыхается, – она заткнула Синди своим взглядом.

– Я не могу ей помочь, у меня приказ, давай Оливия вылезай, – она вылезла из кареты, туман, словно облако закрывал ее ноги.

– У вас приказ? От кого? Пока вы мне не скажите, я не пойду с вами.

– А кто тебя спрашивает, ты встать не можешь, Синди! Кевин! Помогите мне!

Кевин и Синди подхватили меня и бережно положили на землю, мне стало очень холодно, я стала частью тумана.

– Я не прощаюсь с тобой Оливия, мы еще увидимся.

Последнее что я слышала, был звук уезжающей кареты. Потом минут через пять я вспомнила про куртку, лежавшую в рюкзаке. Я лихорадочно сняла рюкзак с себя и стала жадно рыться в нем, пока не вытащила куртку. Софи не прогадала, она мне действительно понадобилась. Надев ее, мне сразу стало теплее, но я не знала, что мне делать, я осмотрелась, вокруг был один лес.

С огромным усилием я попыталась встать, но пошатнулась и оперлась на ближайшее дерево. Вдалеке я заметила домик, скорее всего охотничий. Я с огромным усилием заставила свои ноги ходить, я то и дело все время спотыкалась. Но все же дошла до домика.

Похоже, им давно не пользовались, он был весь покрыт мхом и паутиной, в нем было без малого, а целых два этажа. Он был сделан из деревянных досок, но я сомневалась в безопасности этого места, но мне больше ничего не оставалось, как зайти туда.

***

Внутри оказалось темно, пока мои глаза не привыкли к темноте, я не двигалась. Когда они привыкли к темноте, я смогла разглядеть комнату, насколько это было возможно. Несмотря на тошноту, я двинулась, идти пришлось медленно, так как ноги меня совсем не слушались, а перед глазами все плыло.

Прямо рядом с порогом, с левой стороны стоял письменный стол, возле которого стоял старый деревянный стул. Как же мне хотелось сесть, но для начала нужно было найти источник света. Я кинула свой рюкзак, кажется, на диван и подошла к столу. На нем стояла масленая лампа, а рядом лежали спички, было такое чувство будто кто – то поджидал меня.

Спичка загорелась с первого раза, к счастью и лампа работала, осветив все пространство теплым светом. Наконец я могла сесть. Стол был весь завален фотографиями, письмами, газетами, которые были покрыты пылью и паутиной.

Сидеть на стуле тоже как – то было неприятно, он шатался от любого моего движения, он был весь покрыт паутиной. Мне стало немного легче, заставив себя не умирать, я встала и осмотрела диван.

Он был очень старый, обшивка была болотного цвета, с огромными дырами, также паутиной, пылью и плесенью. Оказывается, меня тошнило не от слюней «собачки», а от запаха плесени и сырости, но мне было все равно главное, что я еще жива и нашла где укрыться.

На улице вдруг стало еще темнее, началась гроза. Молния каждые пять минут освещала комнату ярче лампы. К счастью я знала, что надо делать при грозе, я закрыла дверь за собой и кажется, больше ничего не нужно было делать. Не так далеко от дивана находилась «кухня», там стоял старый холодильник и несколько шкафчиков, а также раковина. Пошарив везде я не нашла никакой еды, походу дела я могла умереть еще и от голода, ела я только утром, совсем забыв попросить обед.

Я села на пол возле холодильника и невольно задумалась, все, что со мной произошло, правда? Я начала перечислять все по порядку:

1) На меня напал цербер.

2) На столе стояли три пирога

3) Отсюда вытекает вопрос, зачем собакам комната?

4) Сквозь меня прошли люди, но миссис Генриетта меня видела.

5) Два призрака со смешными именами, один толстый, другой худой.

6) Они оба превратились обратно в людей.

7) Мне не было плохо, пока я не посмотрела на себя.

8) Я нашла домик глубоко в лесу.

9) Отсюда вытекают еще вопросы, это всё подстроено? А правда ли это? Почему моя куртка поместилась в рюкзаке, когда он не такой большой как спортивная сумка?

«Точно! Рюкзак, там же есть еда!» – подумала я, и кинулась к дивану.

И точно все вещи, какие я с собой брала, лежали в рюкзаке, но как они там поместились?

К сожалению, чай остыл, но мне было все равно, потому что я сильно хотела, есть. Перекусив кусочком пиццы и пудингом, я отправилась по лестнице на второй этаж.

В комнате на втором этаже стояла кровать, запыленная, вся в паутине и покрытая плесенью, картина малоприятная, но выбора не было. Теперь мне, было, понятно, откуда пахнет сыростью, с потолка падали капли, прямо на кровать. Стряхнув пыль с кровати, я легла на нее, положив под голову рюкзак, накрывшись курткой.

Под стук капель по крыше и раскат грома, я заснула.

Глава 3

Утро было солнечным. Я лежала на мягкой кровати, валялась на многочисленных подушках. Здесь было так тепло и уютно, пахло лавандой, птицы пели за окном какие – то песни. Только вот здесь – это где?

Я открыла глаза, солнечный свет на короткое мгновение ослепил меня.

Но потом я смогла оглядеть комнату. Она была не особо большой, но мне это нравилось. Вся комната была оклеена розовыми обоями в полоску, что меня не очень обрадовало, на полу паркет, переливающийся золотым блеском. В комнате было две двери, куда какая идет я не знала и хотела побыстрее это узнать. Но для начала мне нужно было освоиться. Как я уже сказала я лежала на мягкой кровати, к сожалению, постель тоже оказалось нежно – розового цвета, как и многочисленные подушки, что меня тоже совсем не обрадовало.

Рядом с дверью, которая находилась напротив кровати, стоял белый комод с позолоченными краями. Над ним висело овальной формы зеркало с золотой каймой. Весь этот интерьер напоминал кукольный домик.

Я осмотрела себя, я была в ободранной, грязной с пятнами крови одежде. Что вчера было, я не помню. Спустя некоторое время решаюсь встать с кровати, ноги коснулись паркета, очень непривычное ощущение, паркет был явно теплее холодной плитки.

К сожалению, я не могла вспомнить, как я здесь оказалась, и что это за место. Вдруг меня держат в плену? Хотя откуда я могу знать, я ничего не помню.

Наконец мое любопытство вернулось, я решила заглянуть за дверь возле комода. Ничего особенного за ней не было – это была обычная ванная комната, но я все же зашла в нее, не знаю, можно было в нее заходить или нет, но мне очень хотелось помыться.

С виду обычная ванная комната, только интерьер был под стать спальне. Стены покрыты ярко – розовыми обоями, покрытыми огромным количеством блесток.

«Блестки, какая гадость» – подумала я.

А пол был целиком покрыт нежно – снова – розовым, махровым ковром. С левой стороны стояла ванна, белого цвета с золотыми краями и такими же искусно вырезанными ножками. Рядом стояла золотая раковина, также зеркало, тоже золотое. Наверху над ванной и с правой стороны от меня, было множество белых полочек с какими – то баночками.

Я взяла одну баночку, на ней было написано:

«Пена для ванны с добавлением волос гнома».

– Фу! Мерзость, какая! – Воскликнула я и положила баночку обратно.

Но потом снова взяла баночку подумать только! Розового цвета! Она была небольшого размера, и содержимое слегка искрилось, на баночке было написано:

«Гель для душа с добавлением утренней росы, крыльев бабочек, огненной воды, рога единорога». – Вот это мне по душе, я поставила баночку на раковину и продолжила смотреть.

Затем на глаза мне попалось большая банка, с синим песком, его состав меня слегка напугал:

«… глаз синего дракона, зеленые зубы Дженни,6 крыло летучей мыши и сушеные ногти». Поверх всего состава было написано, «Пена для ванны». Я искала, какую – нибудь другую пену для ванны, но кроме той и этой не было ничего, так что я взяла баночку с добавлением волос гнома. Осталось найти шампунь, только я об этом подумала, как увидела его прямо перед глазами, состав я смотреть не стала, потому что меня напугал бы состав.

***

Приняв ванну, я зашла обратно в спальню, как ни странно вся эта гадость прекрасно оттерла грязь и засохшую кровь, а волосы стали такими мягкими, словно они всегда такими были.

На кровать кто – то положил ярко – розовую майку, темно синие, джинсовые бриджи, белые носочки и черные кеды. Странным было то, что все это было моего размера, волосы у меня были еще мокрыми, но одежду померить хотелось сейчас.

Переодевшись, я подошла к зеркалу, одежда мне шла, мои волосы прекрасно сочетались с ярко – розовой майкой и синими бриджами, а черные кеды все прекрасно дополняли. На комоде я нашла расческу, она была вся покрыта серебряными блестками, а блестки я не любила. Но расчесав этой расческой волосы, я заметила, что они мгновенно высохли.

– Чудеса, какие, – задумчиво протянула я, трогая свои волосы.

В этой комнате я просмотрела все, кроме одной двери, которая вела в неизвестность. Дойти до нее и открыть не составляло труда, что меня очень удивило, обычно я всегда была заперта, но вот в чем вопрос как я сюда пришла? Я помню только, то, что зашла в какой – то домик в лесу и заснула, но как я там оказалась?

После некоторых раздумий я все же выхожу из комнаты. Передо мной белая, мраморная, винтовая лестница. Значит здесь, есть где – то выход.

Когда я спустилась, то не поверила своим глазам, здесь внизу было прекрасно, несмотря на, те же розовые обои в полоску как в той комнате. На одной из стен висела большая картина, она занимала почти всю стену, но она была очень красивой. На фоне зеленых деревьев была молодая семья фей, молодая девушка лет двадцати с черными, как уголь волосами, глаза цвета аметиста искрились от счастья, длинное белое платье подчеркивало яркость ее глаз, за спиной красовались золотистые крылышки, как у стрекозы. На руках она держала младенца в белоснежных пеленках. Рядом сидел парень того же возраста, что и девушка, он улыбался, на нем был белый костюм, волосы были зеленого цвета, крылья тоже были как у стрекозы, но зеленые, глаза тоже были зелеными. Вот она семья, которой у меня никогда не было.

Перестав грустить, я продолжила осматривать комнату. Мне показалось, что это гостиная, в середине комнаты расположился большой, белый, махровый ковер, белый, кожаный диван и два таких же кресла. Они казались такими удобными, но я подумала и решила, что нельзя пользоваться гостеприимством. Недалеко от картины, практически совсем близко стоял белый рояль, я не умела играть на нем, но желанье дотронуться до клавиш победила, я провела по ним кончиками пальцев. Я развернулась и заметила маленькую арку, ну не совсем маленькую, так ростом с человека.

– Заходи, деточка! – Донеслось из той арки. Ну не из самой арки конечно, а из того места где она стояла.

Когда я зашла в комнату, мне показалось или нет, что возле плиты хлопочет фея. Я протерла глаза, ещё и ещё раз, но все равно видела пожилую фею с золотистыми крылышками, прямо как на картине, но старую.

– Присядь, что стоишь! – Весело произнесла она.

Я не обратила внимание, на то, в какой комнате нахожусь, это оказалось кухня – столовая. Кухня была небольшая, но уютная, к великому счастью стены здесь, были нежно – голубого цвета, а пол был покрыт белой плиткой. Все здесь говорило, о гостеприимстве и уюте. Я подошла к небольшому, круглому, деревянному столику, возле него стояли два деревянных стула. Столик стоял прямо возле окна, на окнах висели приятного золотистого цвета шторы.

Из окна был виден чудесный сад, он был целиком и полностью усажен цветами. Я никогда раньше не видела цветов, только на картинках, но я даже не подозревала, насколько они красивы. Там в саду росли розы, орхидеи, гладиолусы, ирисы и еще какие – то странные растения, которых я ни в одной книжке не видела.

Фея все еще хлопотала у плиты, и я никак не могла разглядеть лицо, разве что только одежду. Она была одета в легкое, летнее, желтое платье с цветочками и серую, вязаную кофту. На ногах серые пушистые тапочки, в виде зайцев, честно никогда таких не видела, возможности не было. Седые волосы убраны в пучок и закреплены карандашами. Весь ее вид внушал какое – то доверие.

Она развернулась ко мне, и я узнала ту девушку с картины, те же аметистовые глаза, та же улыбка, те же крылья. Почему – то я стала замечать, что я не удивляюсь тому, что возле плиты хлопочет фея.

– Здравствуй! Меня зовут Ливия, – представилась, она, неся тарелку с оладьями.

– Здравствуйте, меня зовут Оливия, а можно кое – что спросить? – Она села напротив меня, теперь я ясно могла разглядеть ее глаза.

– Конечно деточка, спрашивай! – Воскликнула она.

– Это сон?

Она тихонько посмеялась, а потом резко остановилась и с серьезным выражением лица сказала:

– Нет, деточка – это не сон, поверь мне.

– Я верю вам, просто я не понимаю, где я нахожусь и как я сюда попала? Я не помню, что было вчера, и почему я была в таком виде, как будто мне прожевал двухметровый пёс и выплюнул?

– Ты находишься в Долине Охотников, в Кукольном домике в прямом смысле слова, на улице Бланков, пятый дом.

– Вы наверно шутите, Долина Охотников? Вы серьезно? А про кукольный домик? Вы наверно хотите запудрить мне мозги.

– Нет, что ты деточка, я не вру тебе.

– Но, тогда где находится, эта ваша Долина охотников? В Лондоне? В Москве? В Париже? А может на другой планете? А может мне ввели какой – то антибиотик?

– Нет, деточка что – ты, мы не в мире людей, у нас тут своя атмосфера и ты не на другой планете, ты в Долине Охотников.

– Не в мире людей? Как это понимать?

– Как много вопросов ты задаешь деточка, название Долины тебе ни о чем не говорит?

– Какой – то мир охотников?

– Именно! А теперь поешь, тебе нужно силы восстанавливать, а я пока пойду, сделаю тебе чай.

– Спасибо, но я не хочу есть, – ответила я.

– А ты все равно поешь, день будет длинным, – она встала со стула и устремилась к плите.

Сначала я съела одну, затем вторую, а потом ещё и ещё. Я даже не подозревала, какая я голодная.

– А вот и чайник кипит, – воодушевленно сказала она.

Налив в кружки чай, она поставила их на стол, в них было что – то отдаленное напоминавшее чай. Это было той же консистенции, но синего цвета, что явно никакого доверия не внушало.

– Можно спросить? Что это? – Я указала на свою кружку.

– Это чай, а точнее снадобье, которое восстановит твою память и силы.

– А из чего он?

– Я перечислю тебе ингредиенты на всякий случай, – она снова села напротив меня, – розовый перец, черная смородина, турецкая роза, душистый горошек и амбра.

– Розовый череп? Зеленая уродина? Турецкая мимоза? Удушливый поросенок? Какая – то мамбра? Я правильно все услышала?

– Да! – Воскликнула она.

Большинство из этого я слышу впервые, – я не хотела пробовать это на вкус, но мне не хотелось расстраивать эту старушку.

Я отпила немного, но мне хватило этого кислого вкуса для того, чтобы вспомнить, что было вчера.

– Я вспомнила! Я вспомнила, что было вчера! – Воскликнула я.

– Для этого и рассчитан был этот напиток.

Я взялась руками за голову, сколько же всего произошло вчера! Все что произошло со мной, не может быть правдой, это просто невероятно!

– Погодите, то есть это всё правда?!

– Очнулась, наконец – то! – Радостно воскликнула старушка и кинулась обнимать меня.

– И цербер? И фиолетовые пироги с аконитом? Призраки, все это правда?

– Да! – Снова радостно воскликнула она.

– Кошмар, – произнесла я и села обратно, взявшись за голову.

– Сейчас тебе сложно это осознать, но все это реально, я сейчас поеду на рынок за продуктами, а потом я все коротко тебе расскажу, хорошо?

– Хорошо, – ответила я все еще сидя за столиком.

– Я не могу оставить тебя дома одну, но не с кем, ты можешь осмотреть мой замечательный сад.

Вот это меня обрадовало, из окна на сад смотреть неудобно, потому что ты не видишь всей его красоты.

– Все собралась, – сказала старушка.

Она надела соломенную шляпу с розовой лентой, платье и кофта те же самые, а на ногах черные туфельки на маленьком каблучке, в руках она держала корзину.

– Ну как тебе Оливия? Я стильно одета?

– По последнему писку моды, – ответила я улыбаясь.

– Отлично! Пошли я выведу тебя в сад, где и оставлю, ключи не нужны дверь сама знает, кого впускать, а кого нет.

– Волшебная дверь?

– Можно и, так сказать.

Мы вышли из гостиной и направились прямиком к выходу:

– А кто такие, охотники? – спросила я.

– Когда приду, все расскажу, – она открыла дверь.

***

Я впервые увидела цветы, зрелище было просто потрясающим, с одной стороны сада были обыкновенные растения вроде роз, ромашек, ирисов и прочих знакомых растений, а с другой совсем непонятные, некоторые из них были какими – то скрюченными, а другие светились разнообразными цветами.

Старушка уже ушла. В этой Долине охотников было необычайно красиво, возле каждого дома стояли яблони, у каждого дома был свой сад, у всех были самые разнообразные растения, один дом был не похож на другой. Действительно это был совсем другой мир, который очень отличался от того места где я жила, здесь все было ярким, красочным и веселым, не то что тот серый Лондон.

Мне хотелось узнать, как пахнут цветы, которые я видела на картинках, но мне очень хотелось узнать, что за растения на другой стороне сада. Я подошла к непонятным растениям, мое внимание привлек интересный цветок, он был синего цвета, похож на розу и светился. Он был таким красивым, но срывать я его не стала, потому что, не знала можно ли его вообще трогать, вдруг он ядовитый? Пах он как гроза, однажды я пыталась вылезти из окна, когда жила в коморке и это была моя первая гроза, мне навсегда запомнился тот свежий, холодный воздух, в этот день ко мне и приставили доберманов – цербера.

Затем я отвлеклась на другое растение, оно было все корявое, с яркими зелеными листьями, самое удивительное было то, что оно шевелилось и извивалось, словно живое, растение было совсем небольшое, размером с ладонь. Тут было столько интересных и необычных растений, что можно было бы, составить целую энциклопедию этих чудесных растений, некоторые издавали чудесные и кошмарные звуки, какие – то пахли грозой, мармеладом и конфетами, другие кривлялись.

Насмотревшись на сад, я направилась обратно к дому, он действительно был, как кукольный домик. Даже с наружи дом был нежно – розового цвета,

– Почему нельзя было покрасить его хотя бы в желтый цвет?! Но нет, все ведь любят розовый, отлично я говорю сама с собой!

А дверь действительно открылась, было бы классно, если бы в той коморке, что я жила была такая дверь. Я бы в любое время могла выходить и заходить, когда угодно.

Я не знала, что мне делать, поэтому направилась прямиком на кухню. Прошел наверно час, а я просто сидела за столиком и смотрела в окно. Но вдруг мне снова захотелось, есть и я начала рыться в шкафчиках. Чего тут только не было, я даже не знала, что попробовать, все шкафчики были забиты едой.

– Так, чтобы поесть? – Спросила я себя, сидя возле нижнего шкафчика.

Как вдруг я увидела булочки с изюмом, мне всегда они нравились, в них было что – то необычное, я достала целую корзинку, осталось найти только чай, больше я эту синюю воду пить не собираюсь. Долго искать не пришлось, я быстро нашла чай с мятой.

– Вот неужели нельзя было заварить мне нормальный чай?!

Заварив чай и прихватив с собой булочки, я направилась в гостиную и присела на диван прямо напротив картины. Булочки оказались очень вкусными, я, конечно, их уже пробовала, но эти были гораздо вкуснее, чай тоже оказался вкусным даже без сахара. А картина завораживала свое красотой, счастьем.

– Интересно куда подевались эти феи с картины? Где эта малышка, возможно, ее отец, где они? – Спрашивала я себя.

Когда миссис Ливия придет нужно будет у нее спросить, почему она живет одна, когда у нее есть дочь и муж, возможно внуки?

От раздумий меня отвлек стук в дверь.

– Миссис Ливия, вы там? Я вам принесла яблок и апельсиновый сок!

Засунув булочку в рот, я направилась к двери. Открыв ее, я на крыльце увидела девушку примерно моего возраста, только она была ниже меня, а волосы у нее были подумать только нежно – розового цвета, подстрижены под каре, большие ярко – голубые глаза, вздернутый нос, губы бантиком. Она была миленькой и явно интересовалась модой, так как на глазах были стрелки, а губы накрашены бархатной, красной помадой. Одета она была в летнюю, белю блузку, в короткую красную юбку и черные замшевые балетки. В руках она держала корзину, покрытую белой тканью.

– Привет, а где миссис Ливия? – Спросила девушка.

– Она уфла на вынок за профуктами, а ты кто такая? – Спросила я.

– Меня зовут Ева Лебрен, я соседка, у нас рядом дома, а как тебя зовут?

– Меня зовут Оливия, друзья зовут меня Олив, – наконец доев булочку ответила я, вполне человеческими словами.

– У тебя необычное имя и странно, что ты можешь его сократить, у нас дома так не принято.

– Раньше не думала, об этом, но думаю у каждого человека довольно необычные имена, если ты его хорошо не знаешь.

– Со мной никогда, никто так долго не говорил, спасибо тебе, – она развернулась, чтобы уйти.

– Постой! – Крикнула я, и она снова повернулась, ко мне, – почему с тобой никто так долго не разговаривал?

– У меня очень трудный характер, а еще со мной не дружили из – за того, что я хамелеон.

– Извини, я правильно услышала, ты хамелеон?

– А по мне, что не видно?

– То есть ты ящерица?

– Олив, ты, что как будто бы вчера родилась, ты же тоже хамелеон!

– О чем ты толкуешь? Я не понимаю!

– Так ты не знаешь кто такой хамелеон?

– Нет, впервые слышу.

– Как давно ты здесь живешь? – Спросила она.

– Меня вчера привезли сюда, я заснула в охотничьем домике в лесу, а потом кто – то подхватил меня и отвез сюда.

– А откуда ты? Где этот лес? Это в нашей Долине?

– Не знаю, но это было очень далеко от Лондона.

– ТЫ ЖИЛА В МИРЕ ЛЮДЕЙ?! – В изумлении воскликнула она.

– Да, все свои шестнадцать лет, а ты всю жизнь провела здесь?

– Да, это – то место, в котором я родилась, тут же и умру.

– А ты какое – то волшебное создание? Эльф, фея или русалка?

– Нет, что ты, – она рассмеялась, – я охотник, как и ты.

– Охотник? Это который убивает белок и медведей? Я правильно поняла?

– Ой, Олив ты такая смешная, нет, мы убиваем монстров, по тебе сразу видно, что ты не из наших краев, надо будет тебе все объяснить.

– Мне миссис Ливия тоже обещала все объяснить.

– Значит, упростим ей задачу, нужно рассказать тебе основное, поставь куда – нибудь корзину, – она передала корзину мне в руки, и я отнесла ее на кухню.

– И как ты собираешься упростить ей задачу?

– Легко и просто, пошли со мной, я познакомлю тебя со своей семьей, они славные.

– А как же миссис Ливия, мне кажется, я должна остаться.

– Она увидит корзинку и все поймет, не беспокойся, все будет в порядке, ну что идём?

Глава 4

Дом, в котором жила Ева действительно был совсем рядом. Не знаю, как я не заметила такой большой, белый дом возле нашего кукольного домика. Но дом был действительно большим, белым, с множеством колонн, множеством окон, удивляло в нем то, что в нем было всего два этажа, для таких больших домов свойственны, пять этажей, если не десять. Прежде чем зайти в дом, Ева показала мне свой сад.

Сад был так же красив, как и у дома миссис Ливии, но у нее не было пруда, как у них, в пруду плавали разные рыбки и лягушки, так же в саду были яблони, уже с урожаем, яблоки были сочного рубинового цвета.

– Олив, ты, когда – нибудь пробовала кровавые яблоки? – Спросила меня Ева.

– Кровавые? Почему они так называются? – Спросила я.

– Говорят, по легенде одному юноше нравилась девушка, но она была благородных кровей, ей суждено было выйти за принца. Юноша не вынес столь душевной боли и отправился на битву с драконом, дракон победил, а юноша умер. Дракону стало жалко юношу, и он превратил его в яблоню, – она сорвала одно и протянула мне.

Я повертела яблоко в руках и не могла налюбоваться бликами на нем:

– Жалко его, погибнуть из-за любви глупо, – я откусила кусочек, яблоко оказалось очень сочным.

– А по – моему не глупо, это очень благородно, как яблоко?

– Очень сочное, никогда таких не пробовала, – я откусила ещё.

Я повернулась и увидела мужчину, который сидел на шезлонге возле пруда и читал газету. Он был среднего роста, загорелый, черные волосы, темные глаза, одет в белую рубашку и черные классические брюки.

– Это мой папа, Артур Лебрен, тебе говорит, о чём – нибудь это имя?

– Нет, а должно?

– Точно! Я совсем забыла, что ты здесь только второй день! Мой отец писатель он довольно знаменит у охотников. Идем, я представлю тебя. – И она потащила меня за собой.

– Привет пап, знакомься это Оливия.

– Здравствуй Оливия, – он отложил газету, Ева не была на него похожа, совсем ни капельки.

– Здравствуйте, мистер Лебрен, – он вытянул руку для рукопожатия, и я увидела перстень с изумрудом на указательном пальце.

Он увидел, куда я смотрю и спросил:

– Ты не из нашей Долины?

– Нет.

– А откуда ты?

Не успела я ответить, как Ева меня перебила:

– Ты не поверишь! ОНА ИЗ МИРА ЛЮДЕЙ! – Крикнула она так, что из домов вышли люди, ой охотники.

– Правда? Это довольно редкое, невозможное явление, чтобы охотник жил среди людей, если только ты не, то самой оружие, которое хотела использовать леди Агнесса.

– Но так и есть, это правда, погодите какое оружие? Какая ещё леди Агнесса? – ответила я.

– Извини, совсем забыл, что ты тут недавно, но думаю, если бы ты была её оружием, ты бы все знала. Ну и как там, в мире людей? – Спросил меня мистер Артур.

– Если честно, то я никогда не выходила из дома, но из окна мне было видно соседние дома, а они все были серыми и скучными, я вас совсем не виню, вы привыкли к этому миру и все для вас происходящее не новость.

– Никогда не выходили из дома? Оливия вы домоседка? – Снова спросил меня мистер Артур.

– Я не домоседка, меня просто заперли и не выпускали, у меня даже охрана была, ко мне приставили трех доберманов.

– Извини Оливия, если я тебя обидел.

– Ничего, я рада, что выбралась оттуда, я не жалею, об этом, с кем не бывает?

Наступило неловкое молчание. Пока мистер Артур не предложил пройти в дом.

Дом внутри, не казался таким уж большим, стены все были завешаны разными картинами, гобеленами и множеством полок, весь дом был захламлён. Ева повела меня на кухню познакомить с мамой. Кухня не так сильно отличалась от кухни феи, но эта была больше и к ней прилагалась большая столовая.

Ее мама была невысокой, как Ева, волосы были золотистыми, не с золотистым отблеском, а на самом деле золотистые, то есть как золотые, но не такие яркие. Глаза тоже были большими, голубого цвета, вздернутый нос и такие же губы, можно было сказать, что Ева копия мамы, обе также были бледными, они даже были накрашены одинаково, но различить их, можно было по цвету волос. Мисс Лебрен была одета в летнее, зеленое платье и босоножки, она что – то готовила и напевала какую – то мелодию.

– Три сердца, – сказала Ева.

– Что?

– Это мамина любимая группа, не понимаю, что ей в них нравится, довольно старомодные мелодии.

Ева пригласила меня за стол и попросила подождать их с мамой, мистер Лебрен был занят, ему нужно было написать статью в газете. Я как примерная девочка села за стол, мне показалась, что прошла вечность до того момента как они пришли с кухни. Миссис Лебрен несла тарелку, с какими – то булками, а Ева стаканы.

– Здравствуй Оливия, меня зовут Эльза, как тебе наши края? – Представилась мама Евы.

– Я здесь со вчерашнего дня и толком не могу сказать, но пока что мне нравится, здесь все такие гостеприимные? Или это только в определенные дни?

– Не везде, это дружелюбный район и тебе повезло, что попала именно сюда. – Сказала она, расставляя столовые приборы.

– Ты права мам, мне, кажется, что в районе Джексонов пришлось бы не сладко, особенно зная их любовь к необычным вещам, мы бы с тобой Олив оказались без волос.

– Зачем им наши волосы? Я не думаю, что всем идет бирюзовый или розовый цвет.

– Ну, понимаешь, такие как мы с тобой очень редкие, а это огромный риск.

– Что вы всё о плохом! Оливия ты, когда – нибудь пробовала круассаны?7

– А что это?

– Это булочки, – она указала на тарелку.

– А с чем они?

– Тут есть с клубничным джемом, а еще есть с шоколадом, тут есть из чего выбирать.

– Ну, хорошо, – я взяла одну, она оказалась очень вкусной, булочка была еще теплой, и шоколад таял во рту, – это осень фкусно!

– Спасибо Оливия, у нас своя пекарня, называется «Великолепная пекарня Эльзы», коротко «ВПЭ».

– У вас своя пекарня? – Удивилась я, – а она далеко?

– Нет, не далеко, как – нибудь мы тебя туда свозим, да ведь Ева?

– Конечно, я не против, ведь помимо круасанов есть еще множество разных булочек.

– А можно спросить миссис Эльза?

– Да, конечно.

– Когда я встретила Еву, она сказала, что я хамелеон, что это значит?

– Я думаю, Ева тебе все объяснит, ей есть что рассказать, у нее никогда не было друзей, поэтому я думаю накопившееся надо куда – то девать, – сказала она беря очередную булочку.

– Мам, зачем ты всем рассказываешь, что у меня никогда не было друзей, мне неприятно слышать это! – Ева закрыла лицо руками.

– Потому что, Ева все должны знать, что где – то есть девушка, которой нужен друг.

– Умеешь ты расстроить, – ответила ей Ева.

– Ладно, иди, проводи Оливию в свою комнату.

– Хорошо, идём, – она взяла меня за руку и потащила на второй этаж.

Второй этаж не был похож на первый, он представлял собой коридор с огромным количеством комнат, пять комнат с одной стороны и пять с другой. Деревянный пол скрипел под ногами, комната Евы оказалась в самом конце левой стороны.

– Вот мы и пришли, – она открыла дверь.

На мое удивление комната была небольшой, одно окно с тюлевыми шторами, небольшой комод, напротив комода кровать, накрытая одеялом из лоскутков, на стенах висят рисунки, очень много рисунков, куча книг, спрятанных под кроватью, на полу разноцветный, вязаный ковер.

– Я думала тут комнаты больше, чем есть на самом деле.

– Нет, она большая, просто тут есть потайное место, о котором я пока сказать не могу, пока не узнаю тебя лучше.

– Тайное место? Тебе зачем?

– Мы охотники, вся наша жизнь сплошная опасность, у каждого в доме есть потайные ходы и тайные места, но у нас к счастью дружелюбный район, поэтому не так страшно, но капелька безопасного места никому не повредит.

Мы присели на её кровать:

– Одеяло сшила ты?

– Да, мне нравится шить, блузка и юбка, которые на мне я сшила сама, а еще мне нравится вязать, коврик тоже связала я, а ещё я немного умею рисовать.

– Это так здорово! Я ни шить, ни вязать не умею, рисовать вроде умею, но не думаю, что мои рисунки профессиональны, это так круто, когда человек столько всего делает.

– Поправлю, не человек, а охотник, люди это один из низких отрядов живых существ, они в сто раз слабее нас.

– А в чем разница между охотником и человеком? Только то, что они слабее нас?

– Погоди, – она залезла под кровать и достала старую, толстую, пыльную книгу.

– Что это? – Спросила я.

– Это история нашего вида, я могу рассказать ее кратко, но ты мало из этого поймёшь, поэтому вот держи, – она протянула мне книгу.

– Книгу? Мне? Мы с тобой так мало знакомы, а ты уже даешь мне свою вещь, знаешь эта книга такая толстая, что она похожа на википедию,8 только в виде книги.

– Мне кажется, тебе можно доверять, и ты никогда не была в Долине, тебе сейчас сложно, тем более лето кончается, а значит скоро в академию, а что такое википедия?

– В академию? В какую академию? Ты не знаешь, что такое википедия? Это же одно из самых великих вещей, созданное человеком, мне так Софи сказала.

– В академию №51, Академия охотников, так, что такое википедия?

– А есть другие академии? Это сайт, в котором можно найти любую информацию, которая тебя интересует.

– Да, их очень много. Академия магов, фей, эльфов, сказочных героев, и т. д. Смотря, какого ты вида, найти все что угодно, это очень круто!

– Академия сказочных героев, а русалки и феи не входят в их число?

– Нет, под сказочными персонажами имеются ввиду выдумки людей, герои мультиков и фильмов, то, что было выдумано кем – то.

– То есть, любой рисунок ребенка оживает и учится в академии сказочных героев?

– Именно, но оживает только в их долине, здесь они станут рисунком, как и в любом мире, кроме своего.

– Видимо им не так весело, ты мне хотела объяснить про хамелеонов.

– Точно, спасибо, что напомнила. Хамелеоны – это такие охотники, чьим предкам, когда – то досталось больше, не знаю там пыльцы феи, драконьей чешуи, русалочьих волос или ногтей эльфов.

– Что?

– Вот поэтому, я дала тебе книгу, сейчас тебе ничего не понятно, но потом ты все поймёшь. В общем, об особенностях, у тех, у кого в крови больше пыльцы феи могут менять цвет волос. Те, у кого больше драконьей чешуи могут менять цвет глаз. Те, у кого больше ногтей эльфа могут менять цвет кожи, а с большим количеством русалочьих волос просто не существует, но бывают очень редкие, те, у которых все эти признаки есть, на них самая большая охота.

– Ты хочешь сказать, я могу менять цвет волос? Как круто! То есть я могу поменять их в болотный, без всяких там модификаций?

– Может и не только цвет волос, мы же не можем знать точно, но цвет волос ты можешь поменять. По волосам и коже всегда легко определить, а вот по глазам невозможно, потому что есть охотники, чей родитель дракон, у них глаза могут быть любого цвета.

– То есть наша особенность в том, что мы умеем менять цвет волос, кожи, глаз? И всё? Я думала, мы настолько крутые, что нашу крутость просто нельзя измерить.

– Нет, это не всё, мы можем становиться невидимыми или еще какие – нибудь крутые штучки, поэтому многие хотят получить наши волосы, глаза и даже кожу.

– Фу! Ужас, какой! И это всё из – за того, что мы можем становиться невидимыми? Тоже мне способность, вот проходить сквозь стены или читать мысли людей, это круто!

– Нет, конечно, у нас еще много всяких особенностей, у каждого вида свое, я не могу тебе рассказать, просто мне хочется, чтобы ты сама разобралась.

– Понимаю, как давно ты рисуешь?

– Очень давно, я даже не помню, когда нарисовала свой первый рисунок.

Я осмотрела всю стену возле кровати, которая вся была завешана рисунками, я осмотрела каждую, но самый поразительный рисунок оказался портретом мальчика. Рисунок был нарисован акварелью на альбомном листе, мальчик был лет двенадцати, загорелый, веснушки на носу и щеках, черные волосы, темные глаза, мальчик смеялся. Он был похож на мистера Артура Лебрена, только его детскую копию.

– Это твой папа? – Спросила я, указав на рисунок.

– Нет, это мой старший брат Габриель Лебрен.

– У тебя есть старший брат? Почему ты не познакомила меня с ним?

– Потому что он умер, когда я только родилась, ему было двенадцать, он теперь навсегда остался мальчиком. Сейчас ему было бы двадцать восемь.

– Ой, извини, я же не знала, прости, пожалуйста.

– Ничего, я могу его тебе показать.

– Что? Ты же сказала, что он умер!

Она не стала отвечать, просто взяла какой – то ключ с комода и схватила меня за руку. Через мгновенье мы стояли у двери, напротив, на ней висел замок. Это была единственная дверь с замком.

Ева взяла ключ и вставила его в замок, он послушно открылся. Комната оказалась полупустой, не считая одинокой кровати у окна, мольберта, картин и каменное изваяние кричащего мальчика.

– Это мой старший брат Габриель, ему досталось, во время битвы за власть.

– Но, что он натворил? За что его так?

– Мой брат был вундеркиндом, он нашел способ оживлять картины, в свои двенадцать лет он рисовал превосходные картины и никогда не ошибался, однажды к нам пришла леди Агнесса, о ней ты узнаешь в книге. Она попросила нарисовать её портрет, но он отказывался, и тогда она схватила его. Я не знаю, что она делала с ним, но он все же нарисовал ее портрет. Да нарисовал, портрет был замечательным, но оказалось, что он специально написал на картине «Каждый раненый и погибший на нашей стороне, поднимется или воскреснет. Мертвые протянут к тебе руки, и ты окажешься там, где тебе место!». За это она приехала к нам домой, якобы похвалить его, зашла к нему в комнату и наслала на него проклятие. Оно гласит так:

Ты, исковеркав мою честь, наказан будешь.

Ты всю жизнь пропустишь, И никто поверь, дружок, тебе не поможет.

Превратишься в камень ты.

И когда наступит час, превратишься в прах

– Красиво, но жутко, зачем он это сделал?

– Я же говорю, тогда была битва за власть, всем семьям, участвующим в этом досталось по проклятию, а всё это леди Агнесса со своей местью, каждая семья охотников дорого поплатилась.

– И твой брат хотел доказать, что он не из робкого десятка и не собирается помогать врагам.

– Именно как бы я хотела, чтобы он был жив, мне всегда хотелось с ним познакомиться.

Сначала я ничего не замечала, но потом, приглядевшись к каменному мальчику, я заметила трещину на руке.

– Ева, эта трещина всегда была?

– Трещина, ты что шутишь?

– Нет, посмотри на его руку!

– Точно, может она уже давно, просто мы заходим сюда только по праздникам, и он от времени мог треснуть.

– Может быть, а те картины в углу, он нарисовал?

– Да, хочешь посмотреть?

Мы подошли к углу, где стояли картины, нарисованное на них действительно двигались, на одной из картин было нарисовано море, волны разбивались об берег.

– Ух, ты! Никогда такого не видела. Как будто это видео без звука.

– Я же говорю, он гений. А что такое видео? Олив, который час?

– Это движущиеся картинки со звуком, я не знаю, наверно уже вечер.

– Посмотри в окно, уже стемнело.

– И, правда, думаешь миссис Ливия уже дома?

– Да, в такой поздний час, тебе нужно поторопиться, где книга, которую я тебе дала?

– Я оставила её у тебя в комнате.

– Хорошо пошли отсюда.

Она закрыла дверь на замок:

– Пока, братик, пошли Олив, заберем книгу.

Когда мы вышли из дома, Ева закрыла дверь за собой и повела меня к яблоне.

– Олив, спасибо огромное, что провела этот день со мной, я не знаю, как тебя поблагодарить, книга – это малое, мне кажется, ты заслуживаешь большего, чем просто получить книгу.

– Ты так говоришь, как будто мы больше не встретимся, ты думаешь, я перестану с тобой общаться?

– Ну да, все так делают.

– Я – не все, поверь мне, я не предам, на что еще нужны друзья?

– Спасибо, – прошептала она и пошла обратно в дом, – пока.

– Пока Ева.

Хорошо, что дом миссис Ливии был в двух шагах от дома семьи Лебрен, и дом был не похож на другие.

На улице уже стемнело, в доме горел свет, значит старушка уже дома. Я не знала, какой реакции от нее ждать, но никак не ожидала такой:

– Сегодня мы с тобой, будем готовить… пирог с яблоками! – Воскликнула она, когда я вошла в дом.

– Вы серьёзно? Вам не интересно где я была, почему так долго?

– Всё просто деточка, – она подошла ко мне и потрепала за щёки, – такие яблоки в нашем районе есть только у семьи Лебрен, следовательно, ты пошла именно к ним, а насчет времени, я, конечно, волновалась, но знала, что ты вернешься.

– Мне понравилась семья Лебрен, – сказала я и положила книгу на диван, – они все такие милые.

– Да, это точно, они просто замечательные. А яблоки – это просто дар божий. Это Ева дала тебе книгу?

– Да, она сказала, что так мне легче будет всё понять. А что это за книга? На ней нет названия.

– Это вся история появления охотников, каждый год информация обновляется.

– Поэтому она такая тяжёлая? Сколько в ней страниц?

– Я даже не знаю, говорю же, её создали, когда охотники только появились.

– А сколько мы существуем?

– Около трёх веков, совсем мало, но событий очень много, о вас знают даже малые народы, такие как гномы,9 лепреконы 10и другие.

– Так мало, я думала мы существуем с тех времен, как появились динозавры, судя по размеру книги.

– Как только появились охотники, они сразу дали о себе знать, проявили себя, так скажем.

– А который час? Я нигде не видела часов.

– Мне часы не нужны, но раз тебя это беспокоит, мы можем, как – нибудь съездить на рынок за ними.

– Спасибо, сегодня я увидела у вас в саду, синий цветок похожий на розу, он светился синим светом, как он называется?

– Грозовая роза, когда она светится – это означает, что будет гроза, её прогнозы всегда точны.

– Как же это круто! Здесь здорово, хотя откуда мне знать, может в мире людей, тоже было ничего.

– Но твой дом здесь, – она села на диван рядом со мной, – Мне кажется, здесь тебе будет лучше.

– Я всё вспомнила, кроме одного, как я сюда попала?

– Тебя нашли в нашем лесу, в старом домике одного из охотников, он иногда туда заходит. Он подал сигнал в министерство, и они тут же прибыли туда. Осмотрели тебя, но они не знали, куда тебя деть и отправили тебя сюда.

– Понятно, мне кажется, я сегодня не буду помогать с пирогом, мне хочется спать.

– Фонарик лежит под кроватью, – сказала она мне и направилась на кухню.

Я взяла книгу и поднялась в комнату. Свет был выключен. Включив свет, я кинула книгу на кровать и залезла под неё, там действительно лежал фонарик. Я открыла книгу.

Из первой главы я узнала, что охотники были созданы четырьмя существами, феей, драконом, эльфом и русалкой. Они были созданы для истребления монстров, которые нападали на Долины, сначала было много попыток, создать оружие против «паразитов», но всё было тщетно. Пока однажды они не встретили в лесу человека, он видимо случайно забрел туда, он был слаб и умирал от жажды и истощения. Однажды, когда он спал, они перетащили его в домик, одного из эльфов, там они долго думали, как сделать его оружием. Когда он проснулся, они объяснили ему свой план. Что оказалось странным, он разрешил проводить на нём опыты.

И так однажды у них получилось, они смешали пыльцу фей, ногти эльфов, чешую дракона и волосы русалки. Они думали, что их открытие невозможно и нашли еще парочку, потерявшихся и проделали то же самое. Снова всё получилось, но они не остановились. Они делали ещё опыты и сделали открытие. Эти «полу люди» оказались бессмертными, затем еще одно открытие они все различались по признакам, кто – то был храбрый и мудрый как дракон, кто – то оказался хитрым и остроумным как эльф, кто – то добрым и дружелюбным как фея, кто – то загадочным и решительным как русалка.


Их поделили на четыре группы:



Но кроме этого они заметили у других ещё способности, они могли менять цвет глаз или кожи, или волос, а кто – то всё сразу, таких назвали хамелеонами.

И только я начала читать дальше, как за окном сверкнула молния.

– Оливия, выключай свет и ложись спать, фонарик положи на подоконник, он должен зарядиться, завтра дочитаешь!

По просьбе миссис Ливии я положила фонарик на подоконник, выключила свет, положила книгу на комод и легла спать.

Глава 5

Проснулась я от того, что кто – то кидал камешки мне в окно. Нехотя я встала с кровати, подошла к окну. На улице шел дождь, то тут, то там сверкала молния. Камешки в мое окно кидала Ева, она была в кигуруми 11белого цвета, в виде зайца с накинутым капюшоном, она что – то кричала мне, кажется «Спустись!».

Я спустилась вниз, старушки нигде не было. Я открыла ей дверь, она держала красный зонтик над головой:

– Оливия, ты не поверишь что произошло! – Воскликнула она.

– Надеюсь, что – то очень важное, потому что я очень хорошо спала.

– Пошли со мной я покажу! – Она потянула меня на улицу за руку.

Не прошло и секунды, как я уже промокла до нитки:

– Ева, на улице дождь, у меня нет зонтика.

– У меня есть, идём, – она снова потянула меня за руку.

– Он маленький, мы вдвоем не поместимся.

– Точно! Извини, сейчас всё будет, – она нажала какую – то кнопочку на зонтике, и он увеличился вдвое, – а теперь пошли!

В этот раз я последовала за ней, она привела меня к себе домой:

– Зачем ты привела меня к себе? Поговорить вдруг захотелось?! Посреди ночи? Да ты спятила!

– Тише, родители спят, – прошептала она, – произошло кое – что нереальное идем за мной.

Свет в доме был выключен, приходилось идти на ощупь. Мы поднялись на второй этаж, дошли до самого конца коридора, она начала открывать дверь в комнату брата:

– Ева, что ты делаешь?!

– Не шипи на меня? Я пытаюсь открыть дверь!

Когда дверь открылась, мы тихонько зашли в комнату, свет был включен.

Но я была в шоке от увиденного. На кровати сидел темноволосый мальчик с рисунка Евы, он рассматривал свои руки. Ева прикрыла за собой дверь.

– Видишь, он живой! Я не смогла с ним заговорить, я испугалась и побежала за тобой.

– У тебя хороший бросок, – произнесла я, все еще глядя на мальчика, – как давно он здесь сидит?

– Я проснулась от шума, когда на часах был час ночи.

– Почему родителям не сказала?

– Я же сказала, я испугалась! Да я все еще дрожу как осиновый лист!

– Вы думайте, я вас не слышу? Вы шепчетесь так, как будто в рупор говорите! – Вдруг заговорил мальчик.

– Извини, я не хотела, – заикаясь, произнесла Ева.

– Ты кто? – Спросила я.

– Я Габриель Лебрен! Сын Эльзы и Артура Лебрена! – Сказал он, как будто отдавая честь.

– Откуда нам знать, что это ты? – Спросила Ева.

– Вспомни портрет, который ты рисовала акварелью, я помню. Ты рисовала его здесь. И только моя статуя стояла в этой комнате.

– Как давно ты здесь сидишь? – спросила я.

– Когда пробил час, я очнулся, сейчас я не знаю сколько времени.

– Как это получилось? Ну как ты ожил? – Ева подошла ближе к брату, но не села рядом.

– Когда вы зашли в комнату, я почувствовал, что могу двигаться я попытался разломать камень, в котором я был заточен, но не мог. Потом с каждым часом ломать его получалось все легче и легче, и вот к часу я сломал камень целиком, я мог показать эти огромные куски, но они превратились в прах, а затем совсем исчезли.

– Ева, я, кажется, поняла, вспомни проклятие, которое ему досталось.

– Точно «И когда наступит час, превратишься в прах»!

– Только вот раньше такого не было, – произнес мальчик, повернувшись к нам лицом. У него на самом деле были темные глаза, он очень сильно был похож на отца, – никогда не было, пока не появилась ты, – он посмотрел на меня.

– Но как ты понял, что это из – за меня, а не просто конец проклятия, думаю у каждой вещи есть свой срок годности.

– Оливия, у этих проклятий нет конца, только один исход всю жизнь провести камнем, деревом или еще хуже, – ответила Ева.

– Когда Ева сказала, что хочет, чтобы я был жив, я вдруг почувствовал какую – то силу, она была, когда ты зашла, но после этих слов она как будто увеличилась.

– То есть ты хочешь сказать, что я обладаю какой – то невероятной силой? Как Гарри Поттер?12 Мальчик, у тебя видимо мозги ещё в каменном состоянии!

– Я не уверен в этом, но по – моему в этом есть смысл, ты никогда не замечала ничего не обычного?

«Очень странный парень, ему плевать на то, что я ему нахамила», – подумала я.

– Нет, – но сама вспомнила про тех призраков, превратившихся в людей, – никогда.

– Я так давно хотела познакомиться с тобой, – сказала Ева и села возле брата.

– Я тоже, знаешь, как обидно, что ты всё видишь, слышишь, а сказать не можешь и даже пошевелиться.

– Мне очень жаль, что ты в столь юном возрасте превратился камень, ты и в правду пропустил шестнадцать лет жизни, но ты должен оставаться сильным, – я села рядом с ними.

– Ничего, – весело произнес он, – у меня еще целая вечность.

– Ты весь грязный, мне кажется, тебе нужно помыться, – сказала Ева.

– Ты права, я шестнадцать лет не мылся, – засмеялся он.

Глаза Евы наполнились слезами:

– Ева ты чего? – Спросила я.

– Просто я так рада, – вытирая слезы, сказала она, – Олив, мне кажется, ты можешь идти, а то миссис Ливия будет расстроена и спасибо за поддержку.

После светлой комнаты, в темноте ориентироваться было сложно, но с огромным усилием я выбралась из дома и бегом побежала в дом. Хоть от дома Лебрен до нашего было всего два шага, я все равно умудрилась промокнуть.

Наконец оказавшись в доме, я первым делом отправилась в ванну, согревшись, вышла и переоделась в белую футболку и шорты от старой пижамы и легла кровать. Но никак не могла заснуть, я всё думала, о произошедшем событии с семьёй Лебрен.

Иногда невольно задумываешься, зачем нам нужна семья. Она нужна для того, чтобы поддерживать тебя, семья – это твои лучшие друзья. Семья Лебрен была такой, они поддерживали друг друга шестнадцать лет. Когда все думали, что чудо не произойдет, а когда оно произошло, они пригласили всю свою семью, со всех уголков мира. Поэтому я не пошла к ним в гости утром, мы с миссис Ливией договорились, что поедем на рынок.

Поэтому утром первым делом я спустилась вниз, чтобы взять мой рюкзак, который все это время лежал у двери. И начала в нем рыться, в итоге я остановилась на серой футболке с бешеной курицей, камуфляжных джинсах и ботильонах.

– Оливия, ты будешь завтракать? – Спросила миссис Ливия.

– Да, конечно, – я направилась в кухню, миссис Ливия тоже уже была одета. Одета она была в легкое, желтое, летнее платье и белые босоножки.

– Вам идёт! – сказала я миссис Ливии, присаживаясь за стол.

– Спасибо Оливия, но давай договоримся, что ты больше не будешь обращаться ко мне на «вы», ты всё это время будешь жить у меня, мне бы хотелось, чтобы ты ко мне обращалась как к подруге.

– Хорошо, а что сегодня на завтрак?

– Яблочный пирог и мятный чай, я вчера всю ночь пекла пирог и думаю, он довольно вкусный.

– Не сомневаюсь в этом, на той картине, что висит в холле, кто на ней?

– Мне кажется, ты не поверишь, но на той картине я, мой муж, моя дочь Анжелина, – она подошла к столу и поставила пирог на стол, – чайник еще греется, будем ждать или приступим?

– Лучше подождем, сейчас можно просто поговорить. И я вам верю, я сразу нашла сходство между вами и той молодой девушкой на картине.

– Я очень скучаю по своей детке, ей уже девятнадцать, она совсем взрослая.

– Девятнадцать? Но сколько же вам тогда лет?

– Двести девяносто девять, это довольно долгая история.

– Это как – то связано с битвой за власть?

– Да, причём очень тесно, слышишь чайник, кипит, – она подбежала к плите и выключила газ.

На этот раз мы действительно пили чай с мятой:

– Пивог профто восхифифелен! – Сказала я, прожевывая кусок.

– Кровавые яблоки любое блюдо сделают вкуснее, сейчас нам нужно составить список покупок.

– Нам нужно очень много покупать?

– Мне ничего не надо, а вот тебе нужны учебники для академии и одежду, а то у тебя очень много темных вещей, нужно их заменить, чем – нибудь ярким.

– Я конечно не против новой одежды, но старые вещи мне тоже нравятся.

– Ну, хорошо, старые вещи мы не будем выбрасывать, ты пока ешь, а я схожу вызову карету.

– Вы ездите на каретах?

– Охотники да, мы феи нет, чтобы нам долететь нужно всего пара минут.

– А сколько нужно времени, чтобы добраться на карете?

– Около двадцати минут, так я пойду, закажу карету.

– Вы, то есть ты уже говорила.

– У меня такое часто случается, – она направилась в гостиную.

Доев пирог, я схватила рюкзак и закинула его на плечи, он совсем не казался загруженным, хотя в нем было полно вещей. Я стояла и осматривала кухню, конечно, все здесь напоминало кукольный домик, миссис Ливия даже называла его так, но, что если это на самом деле кукольный дом. Просто что – то в этом доме было не так, как будто он не настоящий, а сделан из пластика.

От раздумий меня отвлёк голос миссис Ливии:

– Оливия, карета подъехала!

И я рванула к выходу, в сад. Карета уже стояла возле дома, она было точно такой же, как у миссис Генриетты, только лошади были белыми, значит ли это, то миссис Генриетта тоже охотник? От раздумий меня опять отвлёк голос миссис Ливии, которая же сидела в карете.

Я залезла в карету, она даже внутри была такой же, только вид из окна изменился.

Я смотрела в окно, а миссис Ливия осматривала содержимое корзинки, которую она взяла.

– А можно кое – что спросить?

– Конечно, можно деточка.

– Что в корзине?

– Ой, точно я совсем тебе забыла сказать, у нас денег нет, у нас действует обмен одной вещи на другую, я вчера испекла десять пирогов с кровавыми яблоками. Эти яблоки очень редкие и очень дорогие, за один кусок такого пирога можно накупить целую кучу учебников.

– Но почему у семьи Лебрен есть эти яблоки?

– Этот дом, сад и яблоня принадлежат их бабушке и дедушке, а они в свою очередь попали в довольно интересную историю, никто не знает в какую. Только вся их семья, они не разглашают тайны, дом с садом они выкупили яблоками.

– В мире людей это бы не сработало, там довольно всё сложно, нужно работать не покладая рук, при этом получать гроши.

– Да, я согласна с тобой, мир людей холоден и полон несправедливости, но при этом они все ещё существуют и не истребили друг друга.

Вдруг карета резко остановилась:

– Мы приехали, – сказала миссис Ливия.

– Так быстро?

– Время в таких каретах, просто убегает, его нельзя отследить.

***

Рынок располагался на склоне холма, к которому вела длинная тропинка. Одно дело доехать до места, где находится рынок, совсем другое забраться на холм.

– Почему рынок находится так высоко? – Спросила я.

– Чтобы люди не нашли его, мы сейчас находимся на границе между нашим миром и миром людей.

– А люди нас не видят?

– Нет, но они могут увидеть это место, оно единственное которое может выдать нас.

– Но почему, людям иногда нужно верить в волшебство, иначе они будут всю жизнь депрессивными, – я присела, чтобы снять ботильоны, я решила, что лучше будет идти босиком.

– Я согласна с тобой Оливия, но, если в нашу жизнь вторгнутся люди, они перевернут все вверх дном, а нам этого не нужно, я думаю, зря ты сняла свои туфли, на рынке довольно неудобно ходить босиком, там каменистая дорога.

– Да? Ну, тогда – когда дойдём до него надену их обратно.

Мы все шли и шли, прошло наверно минут двадцать пока мы не добрались до рынка:

– Ну, наконец – то! – Я снова присела и надела ботильоны, даже на них ходить было неудобно. – Куда мы пойдем?

– Сначала нам нужно купить тебе учебники, а их четырнадцать.

– Сколько? У меня в академии будет четырнадцать предметов?! C ума сойти можно!

– Не четырнадцать, а пятнадцать.

– Ещё лучше, а где оно находится?

– Кто?

– Ну, это место где продают книги.

– Тут за углом.

Мы завернули за угол, и остановились возле маленького домика, вместо крыши была солома:

– Это и есть то место? – Спросила я, не веря глазам размеру этого книжного.

– Не суди книгу по обложке.

И мы зашли внутрь, на самом деле внутри было около девяти этажей, и все девять этажей занимали книжные шкафы, целиком и полностью заполненные книгами.

– Круто! – Воскликнула я на весь магазин и сняла свой рюкзак, чтобы осмотреться.

Мы подошли к прилавку, возле прилавка стоял парень, на нем была зеленая футболка и серые джинсы. Внешним видом он внушал доверие, средней длины, светлые волосы, голубые глаза с синим переливом, он читал газету, так я думала, пока он не открыл рот:

– Добро пожаловать в самый большой в мире книжный магазин! – Произнес он, не глядя на нас.

– Здравствуйте, нам нужны учебники для академии №51.

– Какой курс?

– Первый, лучше если бы они были совсем новыми.

Он посмотрел на нас и отложил газету, видимо мы озадачили его:

– Миссис Ливия? Вы уверенны, что вам по карману совсем новые учебники?

– Конечно Кэмерон, разве я, когда – нибудь шутила в таких случаях?

– Нет мэм, но не кажется ли вам, что вы немного староваты для академии.

– Что ты! Эти учебники не для меня, а для одной девушки, которая проживает сейчас у меня.

Он посмотрел на меня:

– Здравствуй, – обратился он ко мне.

– Привет, я видимо такая незаметная, да?

– А мне кажется, ты слегка грубовата, не так ли?

– Оливия, меня зовут Оливия, и я не грубая, это у тебя со зрением что – то, сходи к окулисту может он тебе очки подберёт!

– Кэмерон тоже в этом году поступает в академию, – сказала миссис Ливия.

– Правда, что ли? За что мне такое наказание?

Он ухмыльнулся:

– Я же говорю грубая, а чем вы собираетесь платить?

– У меня есть пирог с кровавыми яблоками, я дам тебе два куска.

– Хорошо, сейчас принесу, – сказал он и ушел куда – то на второй этаж.

– Он тебе понравился да? – Спросила меня миссис Ливия, вытаскивая, куски пирога.

– С чего вы это взяли? Он мерзкий тип, сначала он мне показался довольно милым, пока рот не открыл!

– С ним такого не было, чтобы девушка с ним так грубо общалась, я думаю, он удивлен, ведь все девушки вешаются ему на шею.

– Мне кажется, он сам их провоцирует.

– Вот, миссис Ливия все четырнадцать учебников.

– Спасибо Кэмерон, вот держи, – она протянула ему куски пирога.

– Не за что миссис Ливия, еще увидимся Оливия, – он подмигнул мне.

– На меня это не действует

– Что не действует?

– Все эти подмигивания, можешь даже не стараться.

– Оливия, открой свой рюкзак, мне некуда положить учебники.

Когда миссис Ливия положила учебники, мы направились дальше:

– Куда мы сейчас пойдём? – Спросила я.

– За одеждой, мне кажется, ты должна одеваться как модель с подиума.

– Для таких парней как он я согласна носить мешок из-под картошки.

– Я думаю, он все же тебе понравился, он довольно неплохой парень, но с девушками ему все же не везёт.

– Бедные девушки, как мне их жалко, нам еще долго идти?

– Нет, мы уже дошли.

Мы стояли возле двенадцатиэтажного магазина.

– Это всё магазин одежды?

– Нет, косметики, парфюмерии и многих вещей, мы с тобой возьмём из каждой понемногу.

– А в чём мы все это понесём?

– А бездонный рюкзак на что?

– Точно, я про него забыла, погодите, я правда его забыла в книжном магазине!

– Вот так незадача, ты помнишь дорогу до книжного магазина?

– Да помню, мне сбегать?

– Да, было бы неплохо, я пока куплю тебе все что можно.

– Угу, – ответила я и помчалась обратно.

Тот парень сидел с моим рюкзаком в руках, почему – то я не была этому удивлена:

– Отдай мне мой рюкзак, – я протянула руку за рюкзаком.

– Милая футболка, – протянул он.

– Что? – Я посмотрела на неё, а затем повторила —Отдай мне мой рюкзак!

– А ты купи его у меня, пока не выкупишь, не отдам, мне бы самому такой, бездонные рюкзаки вещь довольно редкая.

– Как можно выкупить рюкзак?

– Поцелуем, – ответил он мне.

– Что?! Не дождешься!

– Тогда не видать тебе твоего рюкзачка.

– Ладно, так уж и быть, – я приблизилась к прилавку, чтобы быть ближе к рюкзаку.

Когда мы оказались совсем близко друг к другу, я резко выхватила у него рюкзак и показала ему язык:

– Что? – Недоумевал он, – ты всё равно, мне, когда – нибудь заплатишь! – Крикнул он мне.

– В твоих мечтах! – Крикнула я в ответ и побежала к миссис Ливии, она уже купила кучу вещей.

– Как ты быстро, я думала, вы будете долго болтать.

– Я не такая как все, мне он не интересен.

– Хорошо, теперь нам пора домой, часы я тоже купила, электронные по последней моде.

– Что? Опять по склону, опять нужно ботильоны снимать.

– Я думаю, в таких туфлях ты быстро не спустишься, так что давай снимай.

***

Я так устала, что даже не стала рассматривать вещи, которые купила мне миссис Ливия. Я просто зашла в свою комнату, прыгнула на кровать и открыла книгу, на той странице, где остановилась.

«Хамелеоны делятся на четыре группы:

1) Меняющие цвет волос

2) Меняющие цвет глаз

3) Меняющие цвет кожи

4) Меняющие свою внешность целиком.

У каждой группы свои особенности, но мы не будем рассматривать каждую, а просто рассмотрим, какие же у них появились особенности.

1) Легкое запоминание информации.

2) Становление невидимым.

3) Свечение в темноте.

Если вы хамелеон, но по какой – то причине не знайте, как измениться, просто встаньте возле зеркала и думайте о нужной точке и цвете, в который хотите поменяться».

Я так и сделала, встала возле зеркала и подумала о волосах, и они поменялись в фиолетовый цвет.

– Вот это круто! – Потом я попробовала поменять кожу, но у меня не получилось, а вот глаза тоже поменялись, но мне не понравилось.

А потом я взяла рюкзак и вытащила оттуда учебники, по: драконологии, монстрологии, травологии, географии, драгоценным камням, заклинаниям, зельеварению, истории охотников, истории народов, мифологии, артефактам, астрономии, прорицании и уходу за монстрами. Я так долго рассматривала книги, что не заметила, как мои веки закрылись, и я уснула крепким сном, в котором мне снился тот парень из книжного магазина.

Глава 6

Утром я все же решила осмотреть вещи и пожалела об этом, не одной вещи мне не понравилось, они были немного старомодными, также, как и обувь, но мне не хотелось расстраивать миссис Ливию, поэтому я надела то же самое, что было вчера.

По моим новым часам было шесть утра, миссис Ливия, скорее всего, спит, а вот Ева наверно нет, поэтому я закинула рюкзак на плечо и спустилась вниз.

Как я и думала, миссис Ливии нигде не было, а значит, я могла пройти незамеченной. Точно так же как Ева, я начала кидать камешки в ее окно, из окна выглянуло сонное лицо в кигуруми в виде зайца.

– Оливия? – спросила, позёвывая она, – Что ты тут делаешь?

– У меня к тебе просьба, ты шить умеешь?

Она улыбнулась и исчезла из зоны видимости. Буквально через секунду она уже стояла на крыльце дома и звала меня.

Я даже не заметила, как мы оказались в её комнате.

– Итак, что конкретно тебе надо сшить?

– Ну… не сшить, а перешить.

– Могу, а что именно?

– Вот это, – я вывалила вещи ей на кровать.

– Ух, ты! Как много всего, это же ужас, откуда у тебя такие вещи?

– Вчера мы с миссис Ливией ходили по магазинам, мне пришлось зайти в книжный магазин, а она осталась магазине одежды.

– Да уж, я думаю, что не смогу все это перешить, но у меня есть идея. На прошлый день рождения я получила довольно прикольную вещь.

Она залезла под кровать и достала оттуда коробку нежно – розового цвета.

– Вот это, – сказала она, доставая предмет из коробки, – самая лучшая вещь, которую я когда любо видела.

В коробке лежало простое зеркало среднего размера без рамки.

– Но это же просто зеркало!

– Нет, это не просто зеркало, смотри, – она направила на меня зеркало, из него появился луч, который прошелся по всему моему телу, а потом резко исчез. А потом в зеркале появилось множество вещей, точно так же как в журналах, только без указания цены.

– Круто да?

– Не просто круто, а мега круто! Как называется эта штука? – Спросила я, взяв зеркало в руки.

– Не знаю, мы выкупили её у одного старичка, многие из этих вещей дизайнерские.

– Это так здорово! Мне нравится здесь каждая вещь! Как заказать эти вещи?

– Их не нужно заказывать, просто проведи по понравившейся вещи, и она окажется здесь.

– Ты серьёзно? Не шутишь?

– Конечно же, нет, как я могу позволить тебе ходить в этом, – она указала на кучу одежды, лежащей на её кровати.

– Можно мне попробовать?

– Конечно! Пробуй!

Я нашла довольно милые потертые, рваные джинсы и провела по ним рукой и тут же они оказались на полу.

– Круто! – Воскликнула я.

– Да, это круто, но давай лучше направлять все вещи на кровать, а то новые вещи запачкаются.

Я встала и направила зеркало на кровать, следующей вещью было белое, кружевное, короткое платье и в этот раз вещь упала на кровать.

Спустя час у меня было около ста вещей, которые конечно без проблем поместились в рюкзаке.

– Ева, спасибо тебе огромное, у меня к тебе вопрос.

– Давай, я слушаю.

– Ты знаешь Кэмерона?

– Какого? Из книжного магазина?

– Да.

– Я мало о нём знаю, но знаю, что его семья числится списке самых богатых охотников, у него есть младшая сестра Белла и что он не пользуется деньгами родителей, он сбежал из дома год назад, с того момента он подрабатывает в магазине, там же и живёт.

– Живёт в книжном магазине? Кроме книжных полок и самих книг я нигде не видела других комнат.

– Не только у меня и тебя есть редкие вещички, у него есть раскладная кровать, ее можно сложить до размера ногтя, и раскладывать размером с обычную кровать.

– Нужная вещь, а как твой брат?

– Погоди, не меняй так быстро тему, я еще не все рассказала тебе, я знаю, что на его семье тоже есть проклятие, но я не знаю какое, еще я точно знаю, что ему не везёт с девушками, то они бросают его, то погибают, то умирают, то уезжают. В общем, у него нет девушки.

– Про девушку мне не интересно, как ты думаешь, почему девушки от него бегут?

– Вот бы самой знать, он мне какое – то время нравился, но потом я подумала о том, что мне ещё жить хочется.

– То есть, ты думаешь это и есть проклятие?

– Всё возможно, а почему ты так им интересуешься?

– Мы с ним вчера повздорили мне интересно, что это за тип такой.

– Понятно, он тоже в этом году поступает в академию, как и я.

– Это здорово! Каждый день будем видеться на уроках.

– Хммм… Олив, нас же поделят на группы, не факт, что мы попадем в одну группу, мой папа был в группе эльфов, а мама в группе фей, следовательно, я попаду либо в ту, либо в другую, но не в другие.

– Ах, вот как, я не знала, я ещё не дошла до этого в книге.

– Все что касается академии, я тебе расскажу. Представителями групп являются четыре существа, которые получили особые звания. Представителем драконов является: Радомир Заславский, никто не знает, откуда он. Представителем эльфов является: Христофор Фостер, ему шестнадцать лет. Представитель русалок – это Ивона Кук, а у фей Дарина Бредберри, ей тоже шестнадцать.

– Ты хочешь сказать, что все они действительно дракон, эльф, русалка и фея?

– Да, всегда так было и будет.

– А почему двум из них по шестнадцать, что такого они успели сделать?

– Без понятия, они совсем недавно стали представителями групп.

– Ты не ответила, как твой брат?

– С ним всё хорошо, но ему нужно адаптироваться, большинство вещей он не понимает, как использовать, а вчера он был так голоден, что не оставил ничего гостям и нам пришлось ехать в пекарню.

– Но его можно понять, шестнадцать лет ничего не есть, ни спать, ни мыться, в конце концов, он может делать что захочет.

– Это верно, но только вот есть одна проблема, я не знаю, как к нему обращаться, как к старшему брату или как к младшему, я в замешательстве.

– Вот это задачка, а ты спроси у него, он вроде не глупый.

– Конечно он же вундеркинд, как можно родиться таким гением?

– То же самое я могу спросить у тебя, ты превосходно рисуешь и шьешь, это кигуруми ты сшила?

– Да, нравится?

– Очень мило, – мой живот предательски заурчал.

– Ты хочешь есть?

– Немного.

– У нас ничего нет, может, яблок наберем они довольно сытные.

– Ну, давай я не против, мне нравятся ваши яблоки.

Мы вышли в сад, Ева так и осталась в кигуруми, мы взяли коврик и постелили его возле яблони.

Набрав яблок, мы сели под деревом.

– Как здесь хорошо по утрам, правда, Олив?

– Да замечательно, – сказала я, откусывая кусок яблока, – Что я еще должна знать об академии?

– Ну, перед тем как впустить тебя в академию у тебя возьмут кровь из пальца, чтобы проверить сражалась ли ты, когда – нибудь с монстрами или нет.

– А если нет, то, что тогда?

– Тогда на следующий день тебя не пустят на учебу, и заставят тебя сражаться с монстром, потому что какой ты охотник, который ни разу не навалял монстру.

– Согласна, а ещё что я должна знать?

– Ну, начало учёбы двадцать первого августа, после сдачи крови ты получишь свой персональный номер, который тебе пригодится, когда нас будут тестировать.

– Тестировать? Ты же сказала те, кто сражался с монстрами, не будут сдавать тест!

– Нет, это другое, понимаешь, после тестирования определяют двенадцать охотников, шесть парней и шесть девушек, они становятся хранителями некоторых способностей, которые они получают после прохождения теста, после они переводятся в особую группу охотников и учатся, не делясь на фей и остальных.

– Это довольно интересно, а что дают эти способности?

– Смотря, какое достанется, но после теста, через два дня охотники – хранители, отправляются в первое путешествие по долинам, чтобы познакомиться с союзниками, но перед этим днем мы проходим тесты по необходимым предметам, для того, чтобы мы знали о том, что может спасти нам жизнь.

– Довольно интересно, а трудно стать хранителем?

– Довольно сложно, если учитывать то, что за один день тест проходят около шести охотников, а на следующий день ты узнаешь результаты. Еще на следующий день ты проходишь, тесты по обязательным предметам, а потом ты собираешь вещи, получаешь карточку, чтобы знать, как кого зовут, и отправляешься в путешествие с твоими вечными друзьями.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

Американская фантастическая комедия режиссёра Гарольда Рамиса

2

Шестой роман Джона Грина, опубликованный в январе 2012.

3

Обувь «Timberland» популярна в пешеходном туризме, альпинизме и в повседневных занятиях.

4

Женская обувь, представляющая собой нечто среднее между полусапожками и туфлями с высоким, устойчивым каблуком и немного зауженным носком

5

в греческой мифологии порождение Тифона и Ехидны (Тартара и Геи), трёхголовый пёс, у которого из пастей течёт ядовитая смесь

6

Дженни Зелёные Зубы принадлежит к особой разновидности детских боуги в английском фольклоре – так называемым багам. Фейри-баги обычно очень дружны с родителями маленьких проказливых детей, отгоняют малышей от опасных мест и не разрешают слишком сильно шалить.

7

Небольшое хлебобулочное кондитерское изделие в форме полумесяца (рогалика) из слоёного теста

8

Общедоступная многоязычная универсальная интернет-энциклопедия со свободным контентом, реализованная на принципах вики.

9

Сказочные карлики из западноевропейского, в первую очередь германо-скандинавского, фольклора, частые герои сказок и легенд.

10

Персонаж ирландского фольклора, волшебник, исполняющий желания, традиционно изображаемый в виде небольшого коренастого человечка. Цвет одежды лепрекона зависит от местности, из которой он происходит.

11

Костюмы, покрывающие всё тело, в виде животных, героев мультфильмов и других персонажей, используемые главным образом костюмированными исполнителями.

12

Вымышленный персонаж, главный герой серии романов английской писательницы Джоан Роулинг.