книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Лена Обухова, Наталья Тимошенко

Дорогой несбывшихся снов

Пролог

10 апреля 2015 года, 16.35

Офис ЗАО «Прогрессивные технологии»

Крылатские холмы, г. Москва

Большой деревянный дом насчитывал два этажа и чердак, а потому возвышался среди деревьев как молчаливый исполин. Никогда не видевшее краски дерево, из которого были сложены его стены, потемнело, кое-где покрылось мхом, однако выглядело крепким, хотя сам дом казался заброшенным. Двор, окружавший его, производил еще более мрачное впечатление.

И деревья: сотни, тысячи, миллионы деревьев вокруг, на многие километры. Они, как и дом, были покрыты мхом с одной стороны, скрипели, пошатываясь на ветру, а некоторые сильно наклонялись, не падая только потому, что держались раскидистыми ветками за более крепких товарищей. Если где-то и мог жить леший, хозяин леса, то именно в таком месте, обходя свои владения дважды в день и путая каждого нечаянно забредшего путника.

Расстояние от узкой дороги, почти полностью заросшей прошлогодней травой, до трассы составляло около десятка километров, а к дому вела небольшая тропинка, упирающаяся в калитку, хотя забора вокруг никогда и не было.

– Чей это дом? – поинтересовался высокий, удивительно рыжий мужчина лет пятидесяти в круглых очках, которого Константин Долгов обозвал про себя «Антошкой».

– Он принадлежал моей тетке, – ответил Долгов, отрывая взгляд от тусклого света в одном из окон второго этажа.

Когда-то именно эту комнату занимал он, приезжая к тете в гости. Сколько же лет назад это было? Тогда из окна его комнаты виднелась проселочная дорога и большой деревенский магазин, в котором продавались сладкие булочки, щедро посыпанные сахарной пудрой. Никакого леса вокруг не было. Однако двоюродный брат все равно умудрялся напугать его историями о призраках, бродящих ночью по дороге, колдунах, творящих свои темные дела на окраине деревенского кладбища, и ведьмах, приходящих ночью к тем, кто не произнес на ночь специальное заклинание. Маленький Костя, напуганный этими рассказами, всегда просил оставить включенной лампу на столе, когда ночевал у тетки.

– Внутрь заходить будете? – спросил он, переводя взгляд с рыжего мужчины на Аркадия Владимировича, которого давно привык называть про себя просто Директором по должности, которую тот занимал в ЗАО «Прогрессивные технологии».

Долгов сам не мог внятно ответить на вопрос, почему он всегда дает клички людям, при том что прекрасно запоминает их имена.

Его собеседники переглянулись, и Директор отрицательно покачал головой.

– Мы доверяем вам, Константин Андреевич, – покровительственно улыбнулся он.

От этой улыбки у Долгова свело скулы, однако он согласно кивнул и щелкнул мышкой. Изображение на большом экране телевизора, висевшего на стене в кабинете Директора, мгновенно погасло, скрыв от них и старый дом, и темный непролазный лес, его окружавший. Они остались в большом светлом кабинете с окном во всю стену.

Рыжий мужчина, имени которого Долгову так и не сказали, хотя он понял, что это едва ли какой-то высокий начальник, поскольку с Директором общался уж слишком уважительно, хотя и не подобострастно, как многие подчиненные, поднялся с кресла и медленно прошелся по кабинету, потирая подбородок. Затем он остановился, уставившись взглядом в темный экран, как будто все еще видел в нем дом.

– Интересная идея, – наконец произнес он. – Кого-нибудь уже посылали туда?

Директор посмотрел на Долгова, давая знак, что рассказать должен он.

– Двоих, – кивнул тот. – По отдельности, конечно.

– И как? – «Антошка» обернулся и с интересом уставился на Долгова.

– Оба не вернулись. Один продержался почти неделю, второй – всего лишь два дня.

«Антошка» понимающе кивнул, словно чего-то такого и ожидал.

– А что если послать туда кого-нибудь из ваших экстрасенсов? – вдруг предложил он.

Директор с сомнением покачал головой.

– Думаете, это что-то изменит?

– Как знать? Эти люди мыслят шире. Видят то, чего не видят другие.

– Что ж, можно попробовать, – согласился Директор. – У нас как раз сейчас в разработке Замятина.

– Карина? – Долгов, как ни старался, все равно изменился в лице. – Ей же пятнадцать.

– И что? У нее высокие показатели мозговой деятельности и рано проснувшиеся экстрасенсорные способности.

– Но она ребенок!

Рыжий мужчина и Директор переглянулись.

– Пожалуй, я согласен с господином Долговым, – медленно произнес «Антошка». – Замятина слишком мала для подобных путешествий. А что насчет Дворжака?

Директор приподнял брови, задумавшись на секунду, а затем кивнул.

– Да, хороший вариант. Конечно, у нас не было возможности изучить его способности, но он тоже экстрасенс и работает на нас. Послать его туда будет естественно и правдоподобно. Он сам туда поедет, даже везти не придется.

– А если не справится? – усмехнулся «Антошка». – Не жалко терять такого полевого агента? Насколько я помню, вы были весьма высокого мнения о нем.

Директор равнодушно пожал плечами.

– Он уже скомпрометировал себя, так что не жалко. Все равно придется избавляться. Константин Андреевич, – он повернулся к Долгову. – Подготовьте все для командировки Дворжака туда.

Долгов согласно кивнул. Дворжака он почти не знал, вины перед ним, как перед Кариной, не чувствовал. Вдобавок у взрослого мужчины, бывшего военного, космонавта, прошедшего подготовку к самым невероятным ситуациям, шансы выбраться оттуда все же были больше, чем у пятнадцатилетней девочки из закрытого городка.

– Отправим его туда одного? – поинтересовался он, поднимаясь из-за длинного директорского стола.

– Нет, почему же? – как будто даже удивился Директор. – Пусть берет всю команду. Так даже интереснее.

Глава 1

18 апреля 2015 года, 20.31

где-то в Новосибирской области

– С тобой куда-то добираться хуже, чем с Сусаниным, – раздраженно выдохнул Ваня Сидоров, останавливая машину и включая аварийный сигнал, чтобы сдать назад. Трасса и днем пустовала, а с наступлением темноты вообще словно вымерла. Своим маневром он едва ли кому-то помешает. – Ездим тут кругами.

– Хочу заметить, что за рулем ты, – ничуть не смущаясь, парировал Войтех, сидевший рядом с ним на месте пассажира. – Так что кругами нас возишь тоже ты.

– Но навигатор-то у тебя!

– Думаешь, если он будет у тебя, то его рекомендации станут более осмысленными?

Войтех слышал, как на заднем сиденье хихикнула Лиля, и посмотрел в зеркало, однако поймал в нем взгляд Саши. Та тоже улыбалась, но ее улыбку можно было счесть скорее сочувствующей. С тех пор, как они покинули Новосибирск, прошло уже больше четырех часов, а до места нового расследования, ради которого они приехали в Сибирь, так и не добрались, хотя изначально навигатор уверял, что ехать им предстоит не больше двух. Спросить дорогу тоже оказалось не у кого, потому что к тому моменту, как они поняли, что заблудились, их окружал один только лес. Последнюю деревню они проехали уже очень давно.

В большой машине, взятой напрокат, их было пятеро: брат и сестра Сидоровы, Войтех с Сашей и Нев. Студент медицинского университета Женя, который иногда составлял им компанию в поездках, в этот раз участвовать не смог, поскольку вот уже больше месяца находился во Франции по какому-то обмену, чем несказанно удивил своих старших друзей. Почему-то они всегда считали, что Женя не принадлежит к числу тех отличников, которые могут поехать по обмену в другую страну.

– Надеюсь, к нашему приезду хозяева дома додумаются приготовить ужин, – заметила Саша, по-прежнему глядя в зеркало и улыбаясь Войтеху. – Потому что, если честно, я голодна как волк.

– А вот теперь прикинь, насколько голоден я, если даже ты голодна как волк, – проворчал Ваня.

Машина наконец вернулась к пропущенному повороту, и он смог свернуть на проселочную дорогу, как указывал навигатор. Машина тут же начала прыгать на кочках и проваливаться в ямы, поэтому пришлось придерживаться небольшой скорости.

– Надеюсь, до состояния «голоден как зомби» ты еще не дошел, – фыркнула Лиля. – А то нам придется бегать от тебя по лесу. Хочешь мятную конфетку?

– Лучше бы у тебя бутерброд где-нибудь завалялся, – ворчливо отозвался Ваня, но руку за конфеткой все же протянул. Впрочем, не он один. Лиле пришлось делиться со всеми.

– Если бы я знала, что придется так долго добираться, я бы точно что-нибудь взяла, – вздохнула Саша, развернув конфету и теперь гадая, куда деть фантик. Выбросить в окно ей не позволяло воспитание, сумку пришлось оставить в багажнике, поскольку машина хоть и была большой, но троим на заднем сиденье все же оказалось тесновато. Пришлось засунуть фантик в боковой кармашек двери.

– Так я ж говорю, дружок твой хуже Сусанина. У него в руках даже навигатор заблудиться может.

– Если хотите, я могу запустить Указатель, – предложил Нев, улыбаясь. Его всегда забавляли препирания молодых товарищей. – Не знаю, правда, будет ли он двигаться со скоростью машины. До сих пор я за ним ходил только пешком.

– Я думаю, они и так справятся, – голос Лили стал напряженным. – Обойдемся как-нибудь без твоей магии.

– Мое дело предложить, – Нев пожал плечами.

Войтех потер лоб. Он и сам уже готов был продать душу за бутерброд, а за чашку кофе – и убить, но навигатор упорно водил их кругами. То ли на нем были отмечены не все дороги, то ли что-то мешало спутникам правильно определить местоположение. Вот и сейчас точка, означавшая их машину, вдруг поехала совсем не в ту сторону, куда уходила предлагаемая траектория движения, и женский голос равнодушно сообщил:

– Вы ушли с маршрута. Подождите, идет построение нового маршрута.

– Да блин! – Ваня даже ударил по рулю от досады. – Ты надо мной издеваешься?!

– Если хочешь, мы можем поменяться, – Войтех бросил смартфон в подстаканник, давая ему время определиться с новым маршрутом.

Ваня посмотрел на него, явно собираясь в очередной раз как-нибудь зло и обидно пошутить, но затем лишь досадливо поморщился.

– Да какая разница, кто сидит за рулем этой колымаги, если навигатор хрень показывает. А все знаешь почему?

Войтех вздохнул, но все же послушно уточнил:

– И почему?

– Потому что такие, как ты, спутники на орбиту нормально вывести не могут. – Ваня рассмеялся, довольный своей шуткой, которая никому больше смешной не показалась. – И чему вас только учат в этом…

– Стой! – внезапно перебила его Саша.

Ваня ударил по тормозам, и всех пятерых швырнуло вперед. От разбитых носов спасли только ремни безопасности.

– Мы указатель проехали, кажется, – смущенно пояснила Саша, когда Ваня с испугом в глазах повернулся к ней.

Ваня подавил тяжелый вздох, а Войтех снова потянулся за смартфоном. Оказалось, они действительно пропустили поворот: налево вглубь леса убегала совсем узкая дорога, на которой две машины едва ли смогли бы разминуться. Выглядел этот путь довольно сомнительно, потому что ни фонарей, ни каких-либо еще признаков цивилизации на нем, насколько хватало глаз, не наблюдалось. Зато указатель сообщал, что до нужного им поселка по этой дороге ехать всего десять километров.

– Этой дороги нет на карте, – сообщил Войтех, глядя на экран смартфона. – Навигатор сейчас вообще предлагает вернуться на трассу.

– Твой навигатор за сегодня уже выбрал весь кредит доверия, – возразил Ваня. – А указатель просто так не поставили бы.

– Не нравится мне эта дорога, – заметила Лиля, вглядываясь в темноту между деревьями. – У меня от нее мороз по коже.

– Это потому что уже темно, – Нев коснулся ее плеча и ободряюще улыбнулся. – Днем это была бы просто дорога.

– Вот именно, – согласился с ним Ваня, уверенно сворачивая в лес.

Несмотря на очевидную заброшенность, дорога оказалась удивительно укатанной. Хоть на ней и не было ни асфальта, ни щебня, машина перестала подпрыгивать на кочках и проваливаться в ямы. Однако Ваня не торопился развивать более высокую скорость из-за кромешной темноты. Фары большого внедорожника с трудом справлялись с тьмой сибирского леса. Не хватало только въехать во что-нибудь.

Именно поэтому он смог плавно затормозить, когда минут через десять дорогу им перегородила другая машина, не подававшая признаков жизни. Ваня остановился, присмотрелся к неожиданному препятствию и удивленно приподнял брови.

– Вы видите то же самое, что и я?

Все как по команде подались вперед, разглядывая в свете фар автомобиль, стоящий впереди. На первый взгляд он казался пустым, однако давно брошенным не выглядел. Ровный слой дорожной грязи был свежим, да и сам автомобиль – довольно новым. Но самое интересное было не это. Машина оказалась такой же марки и такого же цвета, как и та, на которой приехали они. Они выбрали лучшую из всех, которая имелась в прокате. Хозяин утверждал, что таких машин в городе почти нет.

– Ни фига себе, – присвистнула Саша. – Чувак говорил, что мы взяли практически эксклюзив. А тут прям и марка та же, и цвет.

– Ты еще на номер посмотри, – посоветовала Лиля.

Саша чуть приподнялась на сиденье, поскольку ее рост не позволял увидеть номер, но все равно ничего не поняла.

– А что с номером? Регион совпадает.

– И все остальное тоже.

Саша не помнила номер их машины, поэтому не могла ни подтвердить, ни опровергнуть Лилины слова. Войтех открыл рюкзак, который стоял у него в ногах, достал из него фонарь и велел:

– Оставайтесь в машине, я посмотрю.

Он выбрался наружу, сделал несколько шагов вперед. Прежде всего сличил цифры и буквы на номерах: те действительно оказались одинаковыми. Войтех щелкнул фонарем и посветил в салон покинутой машины. На первый взгляд обивка выглядела так же, да и все остальное тоже.

Но даже не одинаковость машин угнетала больше всего. Теперь он увидел, почему чужая машина остановилась именно в этом месте: метрах в двадцати от ее переднего бампера дорога заканчивалась, утыкаясь в деревья.

– Супер, – пробормотал он.

Следом за ним, как всегда игнорируя просьбу, вылез Ваня и медленно подошел к нему, тоже глядя уже не на машину, а на отсутствие дороги перед ней.

– Твою мать, – гораздо более экспрессивно оценил ситуацию он. – Все же тупик. И здесь даже развернуться негде, придется задом выезжать.

– А тебя не смущает, что тут уже стоит одна наша машина? – Войтех удивленно посмотрел на него.

– С чего ты взял, что это наша? Да просто тачку угнали, бросили тут отстояться. Когда хозяева искать перестанут – потому что, скажу тебе по секрету, менты едва ли даже начинали – заберут, номер кузова, двигателя и всего остального перебьют, номера новые повесят – и всего делов. Обычно их, конечно, просто снимают, пока тачка стоит, но могли повесить такие же, которые уже значатся на похожей машине. Вот позвонишь ты сейчас в ментовку, назовешь этот номер, мол, стоит в лесу брошенная, а тебе скажут, что машина в угоне не числится. И все. Не удивлюсь, если хозяин проката, где мы свою брали, имеет к этому отношение, он мне сразу не понравился. Но если хочешь, можем проверить, точно ли это наша.

– Ну, проверь, если можешь, – согласился Войтех.

Он и так чувствовал, что это их машина, но интуиция интуицией, а факты он любил больше.

Ваня вернулся к машине, на которой они приехали, заглушил ее и вытащил ключ. К этому моменту все остальные уже тоже выбрались на улицу, наблюдая за их действиями. Ваня нажал на кнопку брелока – и обе машины моргнули аварийной сигнализацией. Передняя при этом еще и характерно щелкнула, отпирая замки. Войтех потянул на себя пассажирскую дверь, рядом с которой стоял, и та спокойно открылась. Он вопросительно посмотрел на Ваню. Тот потер подбородок, что всегда означало крайнюю задумчивость, и недоверчиво нахмурился. Саша же, желая проверить внезапно пришедшую ей догадку, подошла к задней пассажирской двери, возле которой сидела в их машине, открыла ее и заглянула в салон.

– Этого не может быть, – донесся до остальных ее удивленный голос.

– Что там? – испуганно спросила Лиля, обхватывая себя руками за плечи. В лесу было довольно прохладно, и на нее сверху уже упало несколько капель не то дождя, не то росы с деревьев.

Саша выглянула из машины и подняла руку вверх, демонстрируя всем какую-то разноцветную бумажку.

– Фантик от мятной конфеты. В кармашке двери, куда я его положила полчаса назад.

– Любопытно, – пробормотал Нев, а потом сделал несколько шагов вперед, подойдя почти вплотную к деревьям, которые преградили путь первой машины.

Остальные были заняты осмотром машин и не обращали внимания на его действия.

– То есть ты хочешь сказать, – Ваня выразительно посмотрел на Сашу, – что это не просто наша машина, но на ней еще и приехали тоже мы?

– Может быть, тогда уедем отсюда поскорее? – предложила Лиля. – Пока сюда не приехали еще одни мы и не заблокировали нам выезд.

– Вы знаете, там впереди какой-то свет, – медленно произнес Нев. – Довольно тусклый, но хорошо различимый. Возможно, фонарь…

– Нев, ну какой фонарь посреди леса? – немного нервничая, возмутился Ваня. – Еще скажите, что там аптека!

Войтеху это замечание показалось немного странным: почему именно аптека? Спрашивать он не стал, решив, что Ваня снова ссылается на какой-то местный фольклор, в котором он до сих пор серьезно «плавал».

– Так, садимся в машину и едем назад, – решительно велел он. – Нев!

Тот обернулся и неуверенно предложил:

– А может, посмотрим, что там? Разве вам неинтересно?

Войтеху было интересно, но ситуация уже выходила за рамки его понимания, а потому пугала и немножко сводила с ума. Больше всего он боялся того, что те другие они уже пошли искать фонарь. Почему-то не хотелось с ними встречаться.

– Считаю, что безопаснее уехать. Так что в машину.

Саша зачем-то положила фантик обратно в дверцу автомобиля, захлопнула ее и первой поторопилась к тому экземпляру, на котором приехали они. Находиться в этом темном неприветливом лесу резко расхотелось, уж лучше снова блуждать по трассе, даже если по ней дорога длиннее. Но если что-то случится там, всегда есть надежда, что мимо проедет кто-то неравнодушный.

Лиля без лишних уговоров последовала за ней. Нехотя подтянулся и Нев. Когда и Ваня с Войтехом заняли свои месте и закрыли двери, ощущение опасности немного притупилось, но Ваня все равно постарался поскорее завести машину и уехать.

Однако тут их ждал очередной неприятный сюрприз. Когда Ваня повернул ключ в замке зажигания, машина послушно включила фары и тусклое освещение в салоне, однако следующий поворот ключа не привел к нужному эффекту: она не завелась. И даже не попыталась.

– Что за… – пробормотал Ваня, снова пытаясь завести двигатель, но попытка опять закончилась неудачей.

– Sakra, – пробормотал Войтех, прикрывая глаза. Теперь стало понятно, почему первая машина стоит здесь. Он посмотрел на Ваню, который предпринял еще одну попытку завести двигатель, и тихо предложил: – Оставь его в покое. Понятно же, что не заведется.

– Какие еще есть предложения? – недовольно буркнул Ваня, коря себя за то, что вообще заглушил машину.

На какое-то время в салоне повисла тишина, как будто каждый ждал, что предположение выскажет кто-то другой. В конце концов голос подал Нев:

– Может быть, все-таки пойдем посмотрим, что там за фонарь?

– Может, лучше просто вызвать помощь из города? – неуверенно возразила Саша.

Ваня вытащил из кармана смартфон и включил экран.

– Не хочу тебя огорчать, Айболит, но в дремучем лесу предсказуемо нет сети.

– Значит, пойдем смотреть фонарь, – вздохнула Лиля, открывая дверцу.

18 апреля 2015 года, 21.18

Огонек, привлекший внимание Нева, находился гораздо дальше, чем показалось на первый взгляд. Или же все дело было в дороге, которая к нему вела и по которой невозможно было идти быстро. Ноги постоянно проваливались то во влажный мох, то просто в весеннюю грязь. Саша чувствовала, что еще одна такая ямка – и в ботинки сверху польется вода. Судя по сдавленному чертыханию Лили несколько минут назад, она ноги уже промочила. Все надеялись, что огонек окажется светом какого-нибудь охотничьего домика, где можно будет согреться, позвонить в город, чтобы вызвать помощь сломавшейся машине, а если очень повезет, то и поесть. По крайней мере, именно так думала Саша, старательно отгоняя от себя мысли о том, что одна их машина уже стоит тут. Наверняка этому есть какое-то логическое объяснение. Машина просто такая же, и фантик в двери – обычное совпадение. Странное, пугающее, но совпадение. Мало ли людей ест мятные конфеты в машине?

«И прячет фантики в дверь», – тут же добавил внутренний голос.

Чтобы не думать об этом, Саша догнала идущего впереди Войтеха и взяла его за свободную от фонаря руку, которую он до этого предпочитал держать на поясе. Наверняка для того, чтобы быстро выхватить пистолет при необходимости. В темном ночном лесу, где, казалось, с каждым шагом деревья сужались все сильнее, а за плотной кроной совсем не было видно звезд, такая необходимость вполне могла появиться. Саша взглянула в его напряженное лицо, гадая, о чем он думает. Войтех выглядел уставшим, что было неудивительно: последний месяц он не вылезал из командировок. Это было одной из причин, почему она до сих пор так и не переехала в Москву, хотя они договорились об этом еще до Нового года.

Сначала ее слезно попросили отработать не положенные две недели, а два месяца, до конца февраля. Зима в этом году выдалась на удивление теплой, температура воздуха крутилась около нуля градусов, падающий снег сразу же таял, холодной водой заливаясь в ботинки, поэтому всевозможные простуды и грипп плотным кольцом охватили город и терроризировали его несчастных жителей. Врачи уходили на больничные один за другим, снова выходя на работу, едва только голова переставала кружиться от высокой температуры, но людей все равно не хватало. Ее увольнение наверняка довело бы заведующего реанимацией до инфаркта. Он и так не расставался с таблетками, думая, что никто из сотрудников этого не видит, и тайно бегал на консультации к заведующему кардиологией.

Потом Войтех почти весь март провел в бесконечных командировках по работе. За это время Саша ни разу не ездила к нему, он приезжал в Питер сам, иногда прямо из командировки, и от нее же уезжал в следующую. Переезжать на таких условиях в чужой, хоть и знакомый город казалось обоим нелепым. Что она будет делать в Москве одна? В Питере ей, по крайней мере, было чем заняться в его отсутствие.

Расследование удачно подвернулось в тот момент, когда он вернулся из одной командировки и еще не успел уехать в другую. Саша предлагала забить на него и немного отдохнуть, но Войтех отказался, сказав, что лучшие выходные будут в компании друзей с интересным делом, чем просто лежа на диване. По части расследований аномальных явлений он был немного сумасшедшим, но за это Саша его и любила. Потому что сама была такой же. Правда, вместо расследования в небольшом уютном поселке оказаться в ночном лесу никто не планировал.

Желая хоть как-то развлечь его, она приподнялась на цыпочках, стараясь не споткнуться при этом, и прошептала в самое ухо:

– Мне все же интересно, когда Ваня уже догадается? – она кивнула в сторону Лили и Нева, которые шли рядом друг с другом, разве что не держась за руки.

– Может, ему и не стоит об этом догадываться? – Войтех улыбнулся. – Все целее будут.

Его мало заботили как сами отношения Нева и Лили, так и то, знает ли о них Иван. Больше волновали две одинаковые машины, оставленные на дороге, и то, что фонарь, на свет которого они шли, находился довольно высоко. Кто-то высказывал предположение об охотничьем домике, но Войтех сомневался, что такие дома бывают двухэтажными.

Еще его немного тревожило, что он застрял тут вместо того, чтобы заниматься расследованием, на которое его отправило ЗАО «Прогрессивные технологии». В последнее время в их совместной работе появился заметный холодок: с ним связывались все реже, расследований поручали все меньше. Конечно, это давало время проходить необходимые медицинские обследования, но Войтех опасался, что может лишиться этой работы. Что он будет делать в таком случае, он плохо себе представлял.

И все же очередная тайна манила его и вызывала не совсем здоровый интерес: даже понимая, что это опасно, Войтех жаждал разобраться в происходящем.

Вскоре деревья поредели и закончились, и они впятером вышли к двухэтажному деревянному особняку, который выглядел потрепанным и заброшенным, но еще сохранял во внешнем виде остатки былого великолепия. Даже стекла в окнах сохранились почти везде, а в комнате на втором этаже горел тот самый свет, на который они шли все это время. Особняк окружал небольшой двор, плохо различимый в темноте, а дальше снова начинался густой, темный лес.

– Это дом, – выдохнула Лиля, останавливаясь, чем очень позабавила брата.

– Спасибо, Кэп, – со смешком откликнулся он, ощупывая массивное строение лучом фонаря.

– Нет, просто… – Лиля растерянно посмотрела на остальных. – Откуда посреди леса такой дом?

– Кому-то сильно хотелось уединения? – неуверенно предположила Саша.

– Как бы там ни было, а раз есть свет, значит, есть и люди. А раз есть люди, наверняка есть еда, – заявил Ваня, заметно воодушевившись.

– Тусклый какой-то свет, – заметил Войтех, наоборот, нахмурившись. – Даже странно, что мы увидели его так далеко. И почему только в одном окне? Все это как-то странно и бессмысленно.

– Бессмысленный и тусклый свет, – пробормотал Нев, хмыкнув. – Еще не так поздно, но стемнело давно. Возможно, хозяева уже спать легли. Если тут, конечно, действительно кто-то живет.

– Так давайте проверим, – предложила Саша, первой взбираясь на высокое деревянное крыльцо, которое натужно скрипнуло даже под ее небольшим весом.

Поискав глазами звонок или хотя бы молоток, которым нужно стучать в дверь, и ничего не найдя, она постучала кулаком. В доме по-прежнему оставалось тихо, и не было слышно, чтобы кто-то торопился открыть дверь непрошенным гостям. Саша постучала сильнее, если вдруг хозяева уснули на втором этаже, но снова никто не отозвался.

Войтех вслед за ней подошел к двери, на ходу вытаскивая из кобуры пистолет. Конечно, врываться в чужой дом среди почти что ночи с оружием в руках было не очень хорошей идеей, но вся ситуация выглядела слишком подозрительно.

Он повернул ручку, и дверь со скрипом отворилась, приглашая их в темный холл, из которого пахнуло сыростью и затхлостью.

– Если тут кто-то живет, то он неприхотлив, – прокомментировал Войтех.

– Главное, чтобы тут была еда, – отозвался Ваня, входя в дом.

– Опять ты про свою еду, – проворчала Лиля. – Ты вообще ни о чем другом думать не можешь?

– Я бы тебе не советовала что-то здесь есть, даже если найдешь, – добавила Саша. – Еще отравишься.

Из маленького холла они попали в просторное, но такое же темное и сырое помещение, единственным украшением которого служила широкая лестница с настоящими резными перилами. Несмотря на общую запущенность дома, лестница выглядела внушительно. В это помещение также выходило и несколько дверей.

– Здесь есть кто-нибудь? – громко спросила Саша. – Эй!

Дом поначалу ответил тишиной, словно даже эхо тонуло в его мрачных стенах, а потом наверху как будто что-то хрустнуло или стукнуло. То ли упала какая-то мелочь, то ли ветка растущего рядом дерева ударилась о стену.

Войтех заглянул в одну из дверей, обнаружив за ней просторную гостиную. И хотя луч фонаря выхватил из темноты какую-то мебель, комната не выглядела жилой. Тогда он вернулся обратно и посветил на ступеньки лестницы.

– Тут явно давно никто не прибирался, – констатировал он, – но кто-то недавно поднимался и спускался по этой лестнице: пыль стоптана, а грязь довольно свежая.

Ваня опустил взгляд на собственные ботинки, к которым прилипла не только грязь, но и прошлогодние сухие листья, не сгнившие за зиму, а затем тоже посмотрел на ступеньки.

– Значит, нас не будет мучить совесть за то, что мы тут натопчем, – усмехнулся он. – Давайте посмотрим, что там наверху. Иди первым, – кивнул он Войтеху. – Но имей в виду, если там наши двойники, только попробуй выстрелить в моего.

Войтех хмыкнул, с трудом подавив усмешку. Он даже не знал, что будет делать, если они действительно встретят самих себя. Возможно, просто свихнется.

Они медленно и осторожно поднялись по лестнице, которая натужно и, как казалось Войтеху, оглушительно скрипела в тишине дома. Наверху все было так же: темно, сыро, запущенно. Все двери в комнаты оказались закрыты, но через щель под одной из них пробивался все тот же тусклый свет, поэтому он шагнул к ней и осторожно отворил.

За дверью обнаружилась небольшая спальня. Войтех почему-то подумал, что когда-то она принадлежала ребенку. Узкая одноместная кровать даже была застелена, но постельное белье местами пожелтело, а местами посерело от старости. На небольшом письменном столе стояла лампа. Именно ее свет и привлек их. В комнате еще помещался шкаф и небольшое кресло. Этим обстановка и ограничивалась.

Ваню первым делом привлекла именно лампа. Он подошел к ней, осмотрел со всех сторон, как музейный экспонат, а затем взял в руки шнур, который протянулся от нее к розетке.

– Электричество? Здесь? – озвучила его мысли Лиля.

– Либо где-то есть генератор, но мы бы услышали его в такой тишине, либо мы совсем рядом с каким-то поселком, а значит, утром сможем до него дойти, – задумчиво произнес он, а затем повернулся к Войтеху. – Сколько мы проехали от указателя?

– Мы ехали минут десять. С какой скоростью ты ехал? Километров сорок-пятьдесят в час?

– Пятьдесят? По этому лесу? Ты в своем уме? Тридцать максимум.

– Тогда не так много, – Войтех пожал плечами. – Километров пять, может быть, семь.

– Указатель обещал, что до поселка десять, – вспомнила Лиля. – Может, дорогу чуть-чуть не доделали? Тогда утром действительно сможем добраться пешком.

– Интересно, а те, другие мы, добрались? – задумчиво протянул Нев.

– Слушайте, да еще не факт, что все так сложно! – возразил Ваня. – Все это может быть не больше, чем просто диким совпадением. Давайте не сходить с ума раньше времени. Пойдемте лучше еду поищем все-таки.

Он сделал шаг обратно к двери, но почувствовал, как наступил на что-то, а потому остановился и наклонился за мелкой фигуркой, валявшейся на полу.

– О, что это? – усмехнулся он, глядя на резинового монстра, который удобно надевался на палец, а потом радостно дрыгал руками и ногами.

В полутьме комнаты, разрезаемой лишь тусклым светом лампы да несколькими фонарями, теперь опущенными вниз, фигурку смогла разглядеть только стоявшая ближе всех к нему Саша. Она нахмурилась, не представляя, как могла обронить ее.

– Это мое.

– Игрушками балуешься? – усмехнулся Ваня, протягивая ей монстра ядрено-розового цвета.

Саша не ответила. Эту фигурку подарил ей Войтех полтора года назад, когда она попалась на глаза гораздо более страшному монстру. Темный Ангел, с которым связалась одна из ее прабабок, пришел за обещанной жертвой, и если бы не друзья, ее давно не было бы в живых. Войтех тогда принес ей эту фигурку, которую ему выдали на кассе к кофе, заявив, что теперь этот монстр будет жить с ней и защищать ее. С тех пор она всегда носила его с собой.

Открыв сумку, чтобы вернуть свою потерю на место, Саша замерла.

– Ничего не понимаю, – пробормотала она, вытаскивая из кармашка точно такого же монстра.

– Дай-ка взглянуть.

Войтех подошел к ней и взял того монстра, которого Ваня поднял с пола. Едва его пальцы коснулись розовой резины, перед глазами промелькнула вспышка, льдом сковавшая сердце. Войтех вздрогнул и мгновенно бросил фигурку на пол.

А потом с ужасом посмотрел на Сашу.

– Уходим отсюда. Немедленно!

Глава 2

18 апреля 2015 года, 22.02

Дом они постарались покинуть как можно быстрее. Ваня, Войтех и даже Нев всего лишь ускорили шаг, но Саше и Лиле порой приходилось переходить на бег, чтобы не отставать от мужчин. Выйдя во двор, они сразу же направились к оставленным на дороге машинам, хотя идти к ним было гораздо тяжелее, чем к дому. Сюда их привел тусклый огонек между деревьев, обратно приходилось полагаться лишь на собственные ощущения и карту в телефоне, которая сегодня их уже подвела.

Саша не решалась спрашивать, что именно увидел Войтех, коснувшись розового монстра. Она прекрасно знала, что чаще всего его дар срабатывает от физического контакта с каким-либо предметом или человеком. И хорошие видения бывают крайне редко. Обычно они всегда предвещают что-то плохое. Да и ужас на лице Войтеха, когда он отшвырнул от себя ее игрушку, был красноречивее любых слов.

– Войта, что ты увидел там? – спросила вместо нее Лиля, задыхаясь от быстрой ходьбы и отбиваясь от лезущих в лицо настырных веток.

– Это неважно, – холодно отрезал Войтех, не оглядываясь.

– Почему это неважно? – тут же возмутился Ваня. – Хотелось бы знать, какого черта мы улепетываем с такой скоростью. Мне твои игры в молчанку надоели.

Войтех на мгновение остановился и посмотрел на него так, что Ване стало не по себе. Несколько лет подряд он старательно выводил чеха при каждом удобном и неудобном случае, но ничего, кроме небольшого раздражения, добиться не смог. Сейчас же тот смотрел на него со злостью.

– Значит так, все, кому нужны дополнительные объяснения, могут идти, куда хотят. Все остальные продолжают идти к машине. Это ясно? – с заметно обострившимся акцентом заявил он.

– Войтех, успокойтесь, – попросил Нев.

– Я спокоен, – огрызнулся тот, затем повернулся и продолжил свой путь.

Саша и Лиля сразу поторопились следом, Нев задержался лишь на секунду. Ваня постоял на месте секунд пять, но потом все же последовал за остальными, ворча себе под нос:

– Вот так всегда: ничего толком не объясняет, а все идут за ним, как за долбанным Мессией.

Как ни странно, к машинам они вышли достаточно быстро. Войтех сдержанно попросил Ваню еще раз попробовать завести мотор. Когда попытка провалилась, он предложил повторить ее с первой машиной.

– Тебе не кажется, что если бы она заводилась, те, кто на ней приехал, ее не бросили бы? – с сарказмом поинтересовался Ваня, но все же открыл водительскую дверцу первой машины.

И оказался прав: та тоже отказалась подавать признаки жизни.

– Черт знает что, – Ваня с досадой стукнул ладонью по рулю. – Она даже не пытается завестись. Как будто у нее под капотом вообще ничего нет.

– А может, и нет? – робко предположила Саша. – Нас здесь достаточно долго не было, может, с нее уже и сняли что-нибудь.

– Кто? Леший?

– Ты же сам говорил, что ее угнали, а сюда поставили отстояться. Может, и разобрали уже.

– Надо проверить все варианты, прежде чем идти назад пешком, – согласно кивнула Лиля, обхватывая себя руками за плечи.

Ваня тяжело вздохнул, выражая этим все, что думает о таких предположениях, но затем послушно открыл капот и продемонстрировал девушкам целые и невредимые внутренности обоих автомобилей.

– Еще тупые предположения?

– Чем постоянно огрызаться, может, сделаешь умное предположение? – раздраженно заметил Войтех. – Мы внимательно послушаем.

– Надо вернуться в дом и тщательно его осмотреть. Там может быть телефон, раз есть электричество. Позвоним в город, вызовем помощь.

– Нет, в дом мы не вернемся, – отрезал Войтех. – Пойдем по дороге пешком, выйдем на проселочную, потом вернемся на шоссе. Дождемся попутки.

– Это километров семь идти только до проселочной. По лесу. Ночью. Ты соображаешь? – Ваня даже покрутил пальцем у виска, чтобы придать своим словам больше веса. – Мало ли кто здесь водится. Уверен, что у тебя патронов на всех хватит?

– Войтех, может быть, вы все-таки объясните нам, – более спокойным, но настойчивым тоном попросил Нев. – Хотелось бы понимать, что происходит. Хотя бы то, что можно понять.

Войтеха до сих пор трясло от образа, представшего перед его глазами в тот момент, когда он коснулся резинового монстра. Он посмотрел на растерянную и немного напуганную Сашу, на недоумевающую Лилю и упрямо сложившего руки на груди Ивана. А потом повернулся к Неву и, с трудом заставляя голос не дрожать, пояснил:

– Хотите знать, что я видел? Хорошо. Я видел Сашу. Обычно, касаясь вещей, я вижу что-то, связанное с их хозяевами. А еще я всегда вижу что-то плохое. И Сашу я видел мертвой. В том доме. Поэтому я предпочту идти семь километров пешком по лесу, чем возвращаться туда.

Вокруг повисла мертвая тишина. Когда они перестали спорить и вообще шевелиться, напуганные прозвучавшими словами, оказалось, что весь шум создавали только они сами, а лес вокруг давно забылся сном. Стало как будто еще холоднее.

– Так… – наконец выдохнул в этой тишине Ваня. Посмотрел сначала на застывшую в ужасе Сашу, затем на не менее перепуганную сестру, а потом снова повернулся к Войтеху. – Пешком так пешком.

Войтех подошел к Саше, взял ее за руку и потянул за собой. Они вытащили из машины рюкзаки, которые можно было унести на себе, переложили в них самые необходимые вещи. Войтеху, конечно, не нравилось, что в машине придется оставить оборудование, которым его снабдило ЗАО «Прогрессивные технологии» для расследования в поселке, но выбора он не видел.

Семь километров бодрым шагом можно было пройти за час с небольшим. За полтора часа – точно. Но ни через полтора, ни через два часа дорога и не подумала заканчиваться. А вот силы были к этому близки.

Вокруг по-прежнему был только лес. По обе стороны узкой дороги деревья росли такой плотной темной стеной, что казалось, будто мир заканчивается краями тропинки.

Они так устали, что каждый шаг давался все тяжелее, а рюкзаки за спинами весили все больше.

– Видимо, ты ехал быстрее, чем думал, – с трудом переводя дыхание, заметила Лиля, покосившись на брата. – Какая-то бесконечная дорога.

– Да куда по этой дороге быстрее-то? – возразил Ваня, но не слишком уверенно. По его представлениям, они давно должны были выйти к проселочной дороге. – Я же не самоубийца.

Он все же остановился и осмотрелся по сторонам. Следом за ним остановились и все остальные.

– Может быть, мы снова заблудились? – предположила молчавшая до этого все два часа Саша. Она так и не выпустила руку Войтеха из своей и продолжала цепляться за нее и сейчас, как будто боялась потеряться даже стоя на месте. – Вроде же никуда не сворачивали…

– Да и некуда было, – согласился Нев. – Дорога одна, никаких ответвлений я не заметил.

А потом, не спрашивая ничьего мнения, он сложил ладони вместе, пробормотал заклинание и выпустил из рук маленький светящийся шарик. Этот удивительный комочек таинственного света, который Нев называл Указателем, принадлежал к несложной магии, но уже не раз помогал им.

– Пусть он нам покажет, правильно ли мы идем.

Было слышно, как Лиля вздохнула, но от комментариев удержалась. Остальные тем более не возражали, но поведение Указателя заставило их недоуменно переглянуться: он медленно поплыл в обратную сторону.

– И что бы это значило? – удивилась Лиля.

– Это… – Нев растерялся. – Это значит, что нам нужно идти обратно. Так считает Указатель.

– И что, эта финтифлюшка еще ни разу не ошибалась? – с подозрением поинтересовался Ваня, не торопясь следовать за маленьким шариком.

– Вроде нет, – неуверенно протянул Нев.

– Может быть, мы действительно в темноте проскочили какую-то развилку? – осторожно предположил Войтех. – Тут же темно как в том самом бабушкином чулане.

Ваня только хмыкнул, услышав это выражение из уст чеха.

– Давайте посмотрим, – согласно кивнул он. – Может, и был какой поворот, так вы ж трещите, как сороки, я отвлекся и забыл.

Они медленно двинулись за Указателем обратно и ко всеобщему удивлению буквально через полчаса вышли не на проселочную дорогу, а к машинам.

– Как такое возможно? – недоумевал Ваня. – Мы же два часа от них шли. Кругами ходили, что ли?

– Что-то мне это напоминает, – тихо пробормотала Саша, посмотрев на Войтеха. – Как ты думаешь?

– Да, у меня тоже дежавю в полный рост, – призналась Лиля. – Когда-то мы уже так ходили кругами.

– Похоже, мы в ловушке, – Войтех шумно выдохнул и прикрыл глаза.

В глубине души он знал это еще два с половиной часа назад, когда перед его глазами промелькнула вспышка. Его видения всегда сбывались. Если только не были картинами прошлого. Просто сейчас он не мог позволить себе поверить в то, что и в этот раз будет так.

На некоторое время снова воцарилась тишина. Каждый обдумывал ситуацию, в которую они попали, и способы выхода из нее.

– Я вижу два варианта, – наконец сказал Ваня. – Посидеть в одной из машин до утра. Возможно, мы не в ловушке, а просто блуждаем в темноте, как типичные городские жители в лесу, и при свете дня спокойно себе выйдем. А то и машины очухаются. Или же переночевать все-таки в доме. Просто скажи, что случится с Айболитом, мы постараемся этого не допустить.

– Звучит обнадеживающе, – хмыкнула Саша.

– Вариант, что мы заблудились, можно исключить, – неожиданно уверенно заявил Нев. – Указатель привел нас обратно. И пока мы тут стоим, он улетел дальше, к дому. Магия считает, что нам нужно туда. Ждать утра бесполезно.

– О, ну конечно, если магия Темных Ангелов считает, что нам нужно в тот дом, то давайте же скорее туда пойдем, – не удержалась от сарказма Лиля.

Нев бросил на нее выразительный взгляд, и она тут же примирительно вскинула руки, виновато улыбнувшись.

– Прости.

– Мы попали в какое-то проклятое место, – продолжил свою мысль Нев. – И пока мы не поймем, как снять проклятие, мы отсюда не выберемся. Возможно, наша первая попытка, – он кивнул на первую машину, не увенчалась успехом, поэтому мы приехали сюда во второй раз?

– А куда в таком случае делись первые мы? – не понял Ваня.

Нев посмотрел на Войтеха.

– Может быть, вы видели то, что случилось с той, другой Сашей? Вы ведь коснулись не той фигурки, что привезла наша Саша, а той, что уже валялась в доме. Это могло быть прошлое, а не будущее. У нас есть шанс все сделать правильнее.

– Я тоже думаю, что ты мог увидеть прошлое, а не будущее, – неожиданно поддержала Нева Саша. – Только не то, что случилось с другой Сашей, а что могло случиться с нами обеими пару лет назад. Что если мой розовый монстр хранит в себе память о той ситуации, когда ты мне его подарил? Ведь тогда я точно могла погибнуть.

– Вот это теории, Айболит, – восхищенно присвистнул Ваня. – От тебя не ожидал.

– Я обещаю не отходить от тебя, – не обратив на его слова внимания, заверила Саша Войтеха. – Если хочешь, даже руку не выпущу, – она улыбнулась.

Войтех не выглядел убежденным ни теорией Нева, ни предположением Саши, но вариантов у него все равно не было. Если они не смогли выйти к дороге, то и утра может оказаться бессмысленно ждать. Они уже все это проходили и не раз.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.