книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Геннадий Авласенко

Мой друг Барабашка

Фантастическая повесть

День первый (он же третий от начала событий). Участковый

Дверь долго не открывали, и участковый решил, было, что в квартире никого нет… как вдруг за дверью послышались чьи-то осторожные шаги. Потом участковый услышал какой-то неприятный металлический скрежет, вслед за этим дверь чуточку приотворилась. Совсем немного, всего лишь на длину дверной цепочки.

– Здравствуйте! – вежливо произнёс участковый, пытаясь рассмотреть хоть что-либо в узком дверном проёме. – Квартира Васильевых?

Поверх металлической цепочки на участкового молча и внимательно смотрела женщина среднего возраста, довольно ещё привлекательная, но, как мысленно отметил участковый, давно уже махнувшая рукой на все те ухищрения, которые так широко используют женщины именно её возраста в наивной надежде хоть частично скрыть этот самый возраст…

Женщина продолжала молча рассматривать участкового, он тоже молча смотрел на неё… и это их взаимное молчание грозило затянуться до бесконечности.

– Здравствуйте! – повторил участковый ещё более вежливо. – Это вы милицию вызывали?

Женщина и на этот раз ничего не ответила. Молча, настороженно и с какой-то даже подозрительностью смотрела она на участкового, и ему, под пристально-настороженным этим взглядом стало, не то, чтобы неуютно… скорее, не по себе как-то…

«Что это она меня так рассматривает? – невольно подумалось участковому. – В самозванстве подозревает, что ли? Или ещё в чём, похуже!»

На всякий случай он сунул руку в карман кителя и вытащил оттуда удостоверение. Раскрыв, предъявил женщине.

– Капитан Митрофанов, – несколько запоздало представился участковый. – Что тут у вас такое произошло?

Женщина вздохнула, сделала какое-то невидимое капитану Митрофанову движение, цепочка негромко звякнула и упала… и вот дверь наконец-таки широко, хоть и не совсем гостеприимно распахнулась.

– Заходите! – без всякого выражения произнесла женщина, делая шаг в сторону и пропуская участкового в прихожую. – Не очень вы и торопились!

– Понимаете, вчера меня не было в городе, а сегодня с утра… – начал, было, оправдываться участковый, но женщина тотчас же его перебила.

– А я и не про вас! – сказала она, потом ещё разок печально вздохнула и добавила многозначительно: – Я – вообще, про вас!

Женщина хотела, кажется, ещё кое-что добавить к уже сказанному, но так и не успела. Где-то в глубине квартиры раздался вдруг чей-то сдавленный крик и, почти одновременно с этим, довольно чувствительный грохот.

– О, Боже! – испуганно закричала женщина, бросаясь на крик. – Лерка!

Немедленно устремившись вслед за женщиной и вбежав в комнату почти одновременно с ней, участковый подсознательно ожидал увидеть там… впрочем, он и сам не знал, что же такого, из ряда вон выходящего, ожидал он там увидеть. Но увидел лишь опрокинутый стул и рядом с ним (тоже опрокинутую) некую юную особу, рыжеволосую, в коротенькой маечке и джинсиках, порванных на коленях по самой последней моде. Увидев участкового, особа сия уселась на полу, придерживая левой рукой стул. Правой свободной рукой она принялась осторожно ощупывать собственный затылок, одновременно с этим, исподлобья наблюдая за участковым. Было юной особе лет этак четырнадцать-пятнадцать, не больше…

– Лерка! – женщина метнулась к сидящей на полу девчонке, схватила её за плечи. – Лерка, ты меня слышишь?! Как ты?!

– Да всё нормально! – девчонка встала и, подойдя к дивану, осторожно на него опустилась… мать по-прежнему не сводила с дочери тревожно-внимательного взгляда. – Ну, что ты меня так рассматриваешь?! Я ж сказала – всё окей! Порядок, значит!

– Ничего себе, порядок! – женщина повернулась к участковому. – Видите?! Видите, до чего дело дошло! Покушение на жизнь дочери!

– Ну, какое покушение, ма! – отчаянно запротестовала рыжая девчонка. – Что ты придумываешь! Просто… просто стул немного отодвинулся, а я как-то этого не заметила…

Но женщина лишь махнула рукой.

– Покушение! – упрямо повторила она. – Самое настоящее покушение! И вы… – последние слова, естественно, предназначались участковому лично, – вы должны со всем этим подробно разобраться, товарищ милиционер!

– Разберёмся! – пообещал участковый, осматривая комнату внимательно-оценивающим взглядом. – Со всем разберёмся!

А посмотреть в комнате было на что. Ещё как было!

Больше всего она, комната эта, напомнила участковому… миниатюрное поле боя, вернее, бывшее миниатюрное поле боя. На полу в полнейшем беспорядке валялось бесчисленное множество самых разнообразных вещей и предметов, никак между собой не связанных. Видно было, что рядом они оказались совершенно случайно, вопреки всяким законам логики и даже элементарного здравого смысла. Тут находилось буквально всё, начиная с кухонного инвентаря и школьных тетрадей, и заканчивая всевозможной бижутерией, косметикой, и даже нижним бельём…

– Видите?! – перехватив изумлённый взгляд участкового, пожаловалась женщина. – Видите, что тут твориться?! Виновные должны понести самое суровое наказание!

– Виновные? – участковый внимательно посмотрел на женщину, потом он перевёл взгляд в сторону неподвижно застывшей на диване девчонки (Лерке, кажется) вновь взглянул на женщину. – А кто, конкретно, должен понести наказание?

– Как это, кто? – в голосе женщины причудливо переплелись удивление и негодование, впрочем, последнего было значительно больше. – Тот, кто всё это вытворяет, кто же ещё!

– Тот, кто всё это вытворяет… – задумчиво проговорил участковый и вновь, ещё более внимательно, осмотрел комнату. – Ну, а кого-либо конкретно вы подозреваете? Кто, на ваш взгляд, мог бы всё это вытворять?

Тонкие брови женщины удивлённо и даже недовольно взметнулись вверх.

– А вот это вы и должны выяснить! – чеканя каждое слово, строго произнесла она. – Вы – представитель правоохранительных органов, а не я!

«Ого, да она с характером!» – невольно подумалось участковому.

Вслух же он произнёс нечто, совершенно иное.

– Выясним! – сказал участковый. Потом он помолчал немного, ещё раз обвёл внимательным взглядом миниатюрное поле боя. – Так, выходит, это всё… это он натворил?

– Кто, он? – самым ледяным тоном произнесла женщина.

Видно было, что капитан Митрофанов, как представитель уголовного розыска, её сильно разочаровал. Не Шерлок Холмс, одним словом, не комиссар Мегре, и даже не лейтенант Коломбо из одноименного сериала…

– Ну, не он! Она! Или оно! Какая разница! Вот всё это… – участковый довольно неопределённо прочертил рукой по воздуху широкую дугу, – это всё – его рук дело?

– Каких рук?!

Профессиональный престиж капитана Митрофанова в глазах женщины продолжал стремительно падать. Видимо, она всерьёз была уверена, что доблестному представителю правоохранительных органов достаточно лишь войти в комнату и окинуть её своим проницательным взором. И всё! Останется только схватить за руку невидимого этого нарушителя и немедленно отконвоировать разоблачённого супостата в ближайшее отделение милиции…

Ничего подобного капитан Митрофанов не совершил, и совершать, по всему видно было, даже не собирался.

– Нет у него никаких рук! – женщина раздражённо пожала плечами. – Ни рук, ни ног… ни всего остального!

Отбарабанив одним духом обличительную свою тираду, женщина замолчала и с каким-то даже вызовом уставилась на участкового. Впрочем, тот, либо не заметил явного сего вызова, либо, что более вероятно, полностью его игнорировал.

– У него, вообще, ничего нет!

– У кого? – вежливо поинтересовался участковый.

Некоторое время оба они, и женщина, и капитан Митрофанов, молча смотрели друг на друга: женщина с плохо скрываемым раздражением, капитан с доброжелательным вниманием. Потом женщина первой отвела взгляд.

– Вы будете делом заниматься? – спросила она негромко, и участковый понял, что ниже профессиональный его престиж падать уже не будет, некуда ему падать. – Или так и будете вопросики свои остроумные задавать?

– Вопросы – один из методов любого расследования, – пояснил участковый, как можно более вежливо улыбаясь нахмуренной женщине. – Поэтому позвольте задать вам ещё один вопросик… ну, а уж остроумным он будет или нет, судите сами… – капитан Митрофанов сделал паузу, выдержал её положенное время и, вновь вежливо улыбнувшись женщине, спросил: – Скажите, как вы думаете, почему сейчас ничего такого не происходит?

«Вопросик» этот, кажется, застал женщину врасплох.

– Почему не происходит? – теперь женщина смотрела на участкового уже не так уверенно, как несколько минут назад. – Не знаю! – сказала она, чуть помолчав, потом пожала плечами и добавила, чуть понизив голос: – А может… может, оно вас испугалось?

– Какое законопослушное «нечто»! – участковый саркастически улыбнулся. – Вы не находите?

– Чего? – не зразу поняла женщина. – Чего не нахожу?

Участковый вторично улыбнулся.

– Ну, того, что «оно» и в самом деле так боится милиции. Вы ведь это хотели мне сообщить?

– Между прочим, – женщина вдруг повернулась к дочери, – когда я выходила открывать дверь, вот тут… – она неопределённо провела рукой по воздуху, – вот на этом самом месте в воздухе «висел» чайник…

– С водой? – полюбопытствовал участковый.

– Не знаю! – женщина вновь посмотрела на участкового. – Он прилетел с кухни и вот тут вот повис! Сам повис, представляете?!

– Не совсем, – честно признался участковый. – Ну, и где же он теперь, ваш летающий чайник?

– Лерка? – спросила женщина у дочери. – Чайник где?

– На кухне, – не поднимая головы и без всякого даже выражения, ответствовала девчонка. – Где ему ещё быть!

– Ты что, отнесла его туда?! – закричала женщина, подступая к дочери вплотную. – Зачем ты его трогала?! Я же запретила тебе даже близко подходить к таким предметам! Я запретила или нет?!

– Да не трогала я его! – девчонка досадливо передёрнула плечом. – Я даже пальцем его не касалась, если хочешь знать! Он сам туда полетел!

– Вот! – женщина торжествующе посмотрела на участкового. – Видите!

– Сам полетел? – спросил участковый, с трудом сдерживая улыбку. – Он что, тоже меня испугался?

Женщина наконец-таки ощутила явное недоверие со стороны представителя власти и слегка заволновалась.

– Вы что, не верите мне? – с дрожью в голосе произнесла она. – Вы что, думаете, может, что это всё я сама… что я всё придумала? И вещи эти нарочно тут разбросала!

– Ну, что вы! – участковый вновь невольно окинул взглядом царивший в комнате кавардак. – Разумеется, я так не думаю! Просто пытаюсь со всем этим всесторонне разобраться, чтобы… – участковый замялся, подбирая нужное слово, – чтобы выяснить причину явления… или причины… – он замолчал, а женщина понимающе кивнула. – Только, знаете… – участковый вновь замолчал, бросил быстрый взгляд в сторону неподвижно застывшей девчонки… новая мысль промелькнула внезапно в его голове, и участковый даже удивился, как она, простая эта мысль, не пришла ему в голову раньше, как это он сразу не подумал о такой весьма вероятной возможности. – Только хочу вас сразу предупредить, что причины всех, так называемых, таинственных происшествий чаще всего бывают самыми прозаическими.

– Я не знаю, какие там у вас бывают причины: прозаические, поэтические или ещё какие! – заявила женщина, подходя к дочери. – Я одного хочу: чтобы это всё закончилось! И как можно скорее!

– Да это же полтергейст, мама! – возбуждённо воскликнула девчонка, глаза её возбуждённо блестели. – Самый обыкновенный полтергейст! Я о таком читала!

– Читала?

Участковый внимательно, даже слишком внимательно посмотрел на девчонку.

– Тебя, кажется, Леркой зовут? Если не ошибаюсь.

– Не ошибаетесь! – девчонка, исподлобья глядя на участкового, нехотя кивнула головой, потом подумала немного и добавила: – Вообще-то, Валерией.

– Валерией! – участковый улыбнулся. – И сколько же тебе лет, Лерка-Валерия, если не секрет?

– Четырнадцать ей! – женщина ласково провела ладонью по густых взлохмаченных волосах дочери. – А что?

– Да нет, это я так, – участковый откашлялся. – Четырнадцать, говорите…

– Пятнадцать! – уточнила Лерка, недовольно отстраняясь от материнской ласки. – Скоро будет!

– Пятнадцать… – участковый вздохнул. – Моему оболтусу почти столько же…

– Правда? – вежливо-безразлично поинтересовалась женщина.

Участковый снова вздохнул, внимательно посмотрел на Лерку, потом перевёл взгляд на её мать, мысленно отметив, что они и не похожи совершенно, мать и дочь. Ни внешне, ни внутренне.

Впрочем, его это не касалось совершенно.

– Вот что Лерка-Валерка, – сказал он как можно мягче, – ты пока выйди куда-нибудь, в другую комнату, например. Понимаешь, мне с твоей мамой посекретничать надо.

– Секретничайте! – немного обиженно отозвалась девчонка. – Мне то что!

Она вышла из комнаты и подчёркнуто плотно затворила за собой дверь.

Некоторое время и женщина, и участковый молча смотрели ей вслед.

– Скажите, – участковый вновь повернулся к женщине, – а вы не помните, с чего всё это началось? Когда началось, в каком месте? Здесь?

– Нет, не здесь, кажется…

Женщина задумалась на мгновение.

– Точно, не здесь! – сказала она уже более убеждённо. – Это всё началось, кажется, на кухне.

– Кажется или точно на кухне?

Женщина снова задумалась.

– Да на кухне, разумеется! – произнесла она твёрдо. – Теперь я точно вспомнила!

– А когда?

– Когда? Позавчера вечером.

– Позавчера вечером? Это точно?

Женщина кивнула. Лицо её стало серьёзным и озабоченным, ибо, по её мнению, теперь участковый явно занимался настоящим делом, и свою задачу женщина видела в том, чтобы всячески ему в этом способствовать. И тогда поиск и поимка неуловимого этого преступника станет лишь вопросом времени.

Участковый внимательно посмотрел на сосредоточенное лицо женщины и решил, что не стоит её разочаровывать. Пока, во всяком случае. Ибо, узнав имя, так называемого, «преступника», она и сама будет сильно разочарована… и это произойдёт очень даже скоро…

– Очень хорошо, что вы всё это помните, – сказал он, вынимая из кармана небольшой потрёпанный блокнотик. – Значит, на кухне, позавчера вечером?

– Ну да!

– А мы можем сейчас туда пройти? – для вящей солидности участковый записал в блокнотик пару коротких фраз. – Понимаете, желательно было бы в первую очередь осмотреть кухню.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.