книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Холли Вебб

Почему русалка плачет

Моим замечательным читателям.

Это последнее приключение Мейзи – специально для вас!

Холли Вебб

Для Люси и Элизабет

Мэрион Линдсей

Глава первая

– Эдди, нам пора! – Мейзи быстро шла через сквер – девочка спешила к своей подруге Элис. Элис больше не учится в Академии благородных девиц, и Мейзи надеялась, что сможет чаще видеться с подругой. Они уже сто лет не могли нормально поболтать, да и сейчас выдалась всего пара свободных минут – Мейзи скоро надо возвращаться домой и помогать бабушке готовить ужин.

Мейзи взбежала по ступенькам и постучала в дверь блестящим медным кольцом. Эдди устало присел рядом, хотя большую часть пути он проделал на руках хозяйки.

– Добрый день, мисс.

Девочка удивлённо подняла глаза. У семьи Элис так много слуг, что иногда они не знают, что с ними делать. Обычно дверь открывает элегантно одетая горничная, но сейчас перед девочкой стоит испуганная служанка, которая раньше убиралась по дому.

«Может, у Элизабет сегодня выходной?» – подумала Мейзи. На самом деле она обрадовалась – горничная Элизабет всегда смотрит на Мейзи свысока, ведь у девочки старое выцветшее платье и маленькая грязная собачонка.

– Я пришла к мисс Элис. Она, наверное… – начала Мейзи, но служанка кивнула и отошла в сторону, пропуская гостью.

– Она в саду, мисс, играет в домике на дереве. Подождите, пожалуйста, я её позову, – служанка провела Мейзи в маленькую гостиную с окнами до пола и убежала.

Мейзи посмотрела ей вслед. Кажется, что-то случилось.

– Эдди, сюда, – прошептала девочка.

Они вылезли в окно и пошли по тропинке к большому дереву, на котором в домике, подаренном отцом, играла Элис. Сам домик притаился высоко в ветвях, его недавно вымытые окна ярко блестели на солнце. Элис не подпускала служанок к своему убежищу, даже убиралась там сама – единственная работа по хозяйству, которую ей удавалось делать.

Мейзи вздохнула и полезла наверх по винтовой лестнице вокруг ствола дерева. Бабушка разрешила ей сходить к подруге, но девочка прекрасно понимала, что, как только она вернётся, её будет ждать целая гора работы. Сейчас бабушка, наверное, составляет список дел.

Но пока у Мейзи есть немного времени, так что можно не волноваться. Она позвала подругу:

– Элис! Элис!

Дверь распахнулась, из домика выпрыгнула Элис. Она обняла Мейзи, провела её внутрь и усадила в цветастое кресло у окна, потом уселась в кресло напротив.

– Мейзи, мы так давно не виделись! – Элис протянула подруге и щенку по печенью.

– Да, уже две недели точно, – согласилась Мейзи. – Элис, у вас всё хорошо? – обеспокоенно спросила девочка. Подруга улыбалась, но лицо её было бледным, а брови нахмурены.

Элис вздохнула:

– Ты скажешь, что всё это глупости. – Она бросила быстрый взгляд на подругу, потом уставилась в пол.

– Обещаю, что не скажу. – Мейзи взяла Элис за руку и с удивлением заметила, что ногти Элис обкусаны. Но Элис никогда не грызёт ногти! Она такая прилежная, чистенькая, опрятная! – Так что же случилось? – снова спросила Мейзи.


Элис глубоко вздохнула:

– Это из-за папы… Он очень странно себя ведёт. Всё началось, когда они с мамой вернулись после медового месяца. Сначала он был очень счастлив, они оба были счастливы, а потом что-то произошло – он ходит мрачный, сильно похудел, почти со мной не разговаривает. Суетится, бегает туда-сюда, ходит на собрания. Ты сейчас подумаешь, что они с мамой разлюбили друг друга, но нет, совсем нет. С мамой тоже что-то происходит, она нервничает, волнуется, но мне никто ничего не рассказывает! Я спрашиваю, а они говорят, что ничего, всё хорошо, мне просто показалось. Но это не так, Мейзи! – Элис вдруг остановилась, перевела дыхание и посмотрела на подругу. – Спасибо, что пришла! Я уже думала сама к тебе зайти. Я уверена, что-то не так. Тут кроется тайна…

* * *

Всё оставшееся время Мейзи успокаивала подругу и обещала, что, конечно же, поможет. Правда, Мейзи казалось, что Элис делает из мухи слона – вряд ли с мистером Лейси что-то не так. Он такой хороший, разумный, богатый-пребогатый, какие у него могут быть проблемы?

Но когда Элис (у неё ведь манеры леди!) провожала Мейзи и Эдди, она вдруг остановилась и так сильно сжала руку подруги, что девочка пискнула.

– Что такое?

– Папа! Это его кабинет. Слышишь шаги? – Элис кивнула на дверь. Они с Мейзи отбежали назад, сделав вид, что только что подошли к коридору. Как будто случайно сейчас встретят папу.

Дверь кабинета распахнулась, вышел мистер Лейси, и девочки оказались рядом с ним.

– Ой, папа, привет! К нам в гости Мейзи пришла! – протараторила Элис.

Мистер Лейси, кажется, не заметил, как странно прозвучала эта фраза. Он рассеянно кивнул и улыбнулся Мейзи.

– Элис, дорогая, передай маме, что меня не будет сегодня во время ужина, – негромко сказал он. – Надо в контору съездить. – Он поцеловал дочь, взял шляпу со столика у входной двери и ушёл, даже не надев пальто.

– Видишь? – грустно спросила Элис.


Мейзи кивнула. Мистер Лейси сам на себя не похож. Теперь понятно, что имела в виду Элис. А ещё Мейзи показалось, когда он наклонился поцеловать дочь, от него как-то странно пахло.

– Чай! – вдруг выпалила Мейзи. – От него никогда раньше не пахло чаем!

– Он всё время проводит на складе, на причале, там всегда пахнет чаем, – грустно ответила Элис. – Корабли привозят чай. Это очень… очень… Понимаешь, это очень прибыльно. Чай, красивый фарфор, шёлк – много всего, – девочка указала рукой на стол, заставленный необычными фарфоровыми вещицами. Мейзи заметила их, когда пришла, ведь её бабушка очень любит фарфор. Наверняка ей бы понравились эти украшенные изысканными узорами вещицы. – Мейзи, пожалуйста, пообещай, что поможешь мне! Я уверена, что-то случилось!

* * *

Мейзи подошла к дому номер 31 на Альбион-стрит. Она уже открывала заднюю дверь, как вдруг услышала крик:

– Эй, рыжая!

Мейзи была так поглощена мыслями о мистере Лейси, что не заметила мальчика-почтальона.

– Чего тебе? – сердито спросила Мейзи. Она терпеть не могла, когда люди смеялись над её волосами.

– У меня посылка для тебя. Мейзи Хитчинс, да? Какая-то ты популярная. Я уже приносил тебе посылку две недели назад.

– А, – Мейзи кивнула. Нельзя грубить тому, кто доставляет тебе посылки, – и ей уже всё равно, смеялся мальчик над её волосами или нет. Наверное, снова посылка от папы!


Даниил Хитчинс – первый помощник на торговом судне. Мейзи не видела его с самого детства. Сейчас он возвращается домой из кругосветного путешествия, поэтому подарки приходили из разных стран. Последняя посылка пришла из Египта.

– Спасибо! – кивнула Мейзи, взяла посылку и зашла в дом. – Бабушка, бабушка! Посылка!

Бабушка сидела на кухне вместе с мистером Смитом, одним из жильцов. Если честно, то постояльцам на кухню нельзя, но к мистеру Смиту отношение особое. Он тоже моряк и плавал вместе с отцом Мейзи, работал коком. Потом вышел на пенсию, хотя Мейзи кажется, он сильно скучает по морю. А ещё он скучает по готовке – и каким-то образом смог убедить бабушку, что помощь на кухне не будет лишней. Мейзи точно не на что жаловаться – мистер Смит чистит картошку быстрее всех на свете, несмотря на то, что у него стеклянный глаз.

Мистер Смит с интересом посмотрел на посылку, оглядел верёвку и сургуч.

– От папы, да? – спросил он.

– Думаю, да, – улыбнулась Мейзи.

Мистер Смит протянул девочке свой складной нож, чтобы разрезать верёвку. Мейзи раскрыла несколько слоёв коричневой бумаги и вытащила письмо и красивую деревянную коробочку – гладкую, как шёлк, с медными углами и медным замком, на котором выгравированы драконы. Мейзи погладила замочек и повернула ключ. Коробка быстро открылась. В ней лежали стопки писем, перевязанные ленточкой.

– Что это такое? – спросила бабушка в замешательстве. – Мейзи, читай же скорее письмо!


Девочка кивнула и раскрыла бумагу.

Моя дорогая Мейзи,

Прости, что это письмо такое короткое. Скажи бабушке, что я скоро вернусь. Эту коробку я купил несколько месяцев назад в Пекине, столице Китая. Я храню здесь свои бумаги. Если кто-то спросит – скажи, что в ней лежат старые письма. Это не совсем правда. Мейзи, пожалуйста, сохрани бумаги из этой шкатулки и не давай их никому читать! Здесь творится нечто очень странное. Я заметил это ещё в Китае. Происходящее меня беспокоит – я всё никак не пойму, в чём дело. Может, ты сможешь мне помочь. Прочитай бумаги. Возможно, ты заметишь что-то, что ускользнуло от меня. Мейзи, пожалуйста, помоги. Мы скоро увидимся.

Твой любящий отец,

Даниил Хитчинс

Мейзи замерла, глядя на письмо.

– Это просто старые письма, – пробормотала она. – Он просит их сохранить для него, больше ничего.

Она чувствовала, как к щекам приливает румянец – нехорошо врать бабушке и мистеру Смиту. И всё-таки девочка была рада – папа просит её помочь разгадать тайну! Мейзи провела пальцем по рисунку глаза на своей подвеске – это ожерелье с подвеской папа прислал в прошлый раз.

* * *

Ночью Мейзи без сна лежала под одеялом. Эдди свернулся на коврике у кровати. Мейзи очень устала – после того, как она сходила к Элис, дома её поджидала гора работы, и весь оставшийся день девочка трудилась не покладая рук. Часть Мейзи жаждала поскорее заснуть под стёганым одеялом, а другая – изнывала от любопытства и желания прочитать бумаги из шкатулки. Девочка развязала ленточку и вытащила несколько тонких листков бумаги. В шкатулке остался лежать потёртый старый дневник в картонной обложке с несколькими пятнами.

Мейзи осторожно взяла его и пролистала страницы, исписанные мелким почерком. Кое-где были вложены открытки или необычные сухие цветы, тут и там – наброски и зарисовки из морской жизни. Мейзи засмеялась – они выглядят очень забавно.

Через несколько страниц тон дневника сменился на серьёзный. Отец делал записи аккуратнее, будто они важнее предыдущих.

14 сентября

Снова потерян корабль. «Прекрасная Аркадия». Совсем недавно пропала «Сара-Роуз», и вот ещё один… Это уже не смешно, у меня есть подозрения.

Груз очень ценный. Чай и слоновая кость. Кто-то тайком это продаёт и богатеет.

Или это сами владельцы кораблей? Надеются на страховку? Говорят, что корабль потерян, а на деле просто его перекрасили и переименовали? Это происходит очень часто.

Неужели так и есть? А может, я просто слишком подозрителен?

Мейзи стала быстро переворачивать страницы – открытки, стихотворение, а, вот! Снова о потерянных кораблях.

2 октября

Я уже уверен, все это неспроста. Два года назад сказали, что потеряли корабль «Лили-Мэй» – вместе со всеми товарами. Но клянусь, я только что его видел! Я везде узнаю эту русалку – носовое украшение. На «Лили-Мэй» я служил юнгой, это мой первый корабль. Старина капитан Джонс любил свою русалку, да и я подкрашивал её каждый раз, как мы вставали на мель. Её невозможно забыть – капли смолы застыли на лице как слёзы, будто русалка плачет. Не может быть второй такой, верно?

Мейзи затаила дыхание – вот и первая настоящая зацепка! Этот дневник просто потрясающий. Она не до конца понимала те абзацы, где отец говорил о своём, морском, и писал о странных вещах вроде подводных скал, такелаже и барках. Для неё это просто непонятные слова. Но девочке показалось, она смогла разглядеть, какую именно тайну хочет раскрыть отец. Кто-то крадёт корабли. Всем говорят, что их потеряли в море, но воры распродают товар, а потом перекрашивают и переименовывают корабль. Матросы наверняка замешаны в этом преступлении. Мейзи нахмурилась. Либо их всех увольняют, и только после этого корабль куда-то пропадает. Девочка поёжилась. Их могут уволить, а ещё от них могут избавиться. Навсегда. Это уже больше похоже на правду, верно? Когда моряки пропадают вместе с кораблём?

Под записями отец сделал зарисовку носового украшения – русалку. Очень красивая деревянная статуя девушки. У неё длинные развевающиеся волосы, на щеках – слёзы. Мейзи разглядела и хвост русалки, а потом – сам деревянный нос корабля.

Мейзи подумала, что отец её прав, ошибки быть не может. А с таким описанием и рисунком русалки она сама запросто сможет её узнать!

Глава вторая

Мейзи протирала перила, как вдруг раздался звонок в дверь. На звонок давили изо всех сил, а потом и вовсе начали колотить в дверь. Эдди, мирно дремавший возле лестницы, вскочил и зашёлся в лае. Профессор Тобин, что жил на втором этаже, недовольно проворчал:

– Да что ж такое!

Обычно профессор очень сдержан, но сейчас, наверное, от неожиданности он вздрогнул и разлил чернила на свои бумаги. Может, даже на стол и ковёр попало. Мейзи вздохнула и побежала вниз открыть дверь, пока им не сломали звонок.

– Элис! – удивлённо вскрикнула Мейзи.

Элис была одна – без мачехи, без служанки. Двухколёсный экипаж уже заворачивал за угол – получается, Элис сама сюда приехала, одна! Мейзи глазам своим не верила – неужели весь этот шум от её подруги? Она ведь такая вежливая!


– Что случилось? – спросила Мейзи.

Щеки Элис пылали, в глазах стояли слёзы.

– Мейзи, мне очень стыдно, что я так врываюсь, – запинаясь, сказала Элис и прошла в коридор. – Но мне надо было срочно тебя увидеть!

Вдруг девочка остановилась и всхлипнула.

– Я пришла попрощаться, – голос Элис дрогнул.

– Что? – Мейзи уставилась на подругу. – Ты о чём?

– Мы уезжаем. – Элис беспомощно опустилась на нижнюю ступеньку лестницы. – Уезжаем в Китай, – сказала она. Кажется, Элис ещё не до конца осознавала, что происходящее – правда.

– Быть такого не может… – Мейзи покачала головой. – Элис, это же другой конец света! Ты не можешь туда уехать!

– Нет другого выхода, – вздохнула Элис.

Мейзи села на ступеньку рядом с подругой и обняла её:

– Что случилось? – прошептала она.

– У папы проблемы. Его бизнес… Я, наконец, узнала, что произошло. Мейзи, три папиных корабля затонули… Весь товар потерян… А строить новые корабли очень дорого… Папа потерял так много денег… Он почти разорён.

Мейзи медленно кивнула. Отец Элис был очень богат – и Элис никогда не знала нужды. Кажется, она совсем не понимает, что значит жить бедно.

– Элис, это ужасно. Мне так жаль! Но не понимаю – зачем вам ехать в Китай?

– Все три корабля пропали около портов Китая, – начала Элис. – Папа хочет разобраться, что произошло. Ему кажется, их кто-то специально утопил. Может, у него появился враг, кто-то решил отомстить…

Мейзи недоверчиво посмотрела на подругу. Неужели мистер Лейси, как и её отец, считает, что дело нечисто? Кто бы мог подумать, что морская торговля так опасна.

Элис нахмурилась:

– Я понимаю, это звучит ужасно – совсем как те небылицы, что любит твой друг Джордж, но, Мейзи, клянусь, папа так и сказал! Он говорил, в морском деле есть головорезы и убийцы, но я никогда не думала, что это правда… – Девочка положила голову на плечо подруги. – Наш дом… Наш дом придётся сдать в аренду, – прошептала она. – Интересно, кто будет спать в моей комнате? Надеюсь, за моим домиком на дереве приглядят…

Элис была такой бледной, что, казалось, вот-вот упадёт в обморок. Мейзи подняла подругу со ступеньки и повела на кухню.

– Давай-ка выпьем чая! – твёрдо сказала Мейзи. – Бабушка говорит, чай помогает при любых неприятностях!

Когда девочки вошли на кухню, мистер Смит подпрыгнул от неожиданности и уронил ножик.

– Святые угодники! Мисс Элис! – бабушка всплеснула руками. – Что с вами, дитя? Вы белее полотна. Мейзи, посади её к столу!

– Ба, она очень расстроена. Они уезжают! – И Мейзи рассказала про Китай и потерянные корабли. Бабушка и мистер Смит уставились на Элис, а та уставилась в пол.

– Боже мой! – пробормотала бабушка, когда Мейзи закончила свой рассказ. – Как ужасно! Китай… Это же так далеко!

– Верно, – внезапно сказал мистер Смит. Он ни разу не перебил Мейзи, и обе девочки вздрогнули, услышав его голос. – Нельзя везти малышку так далеко. Вы только посмотрите на неё! Ей нельзя долго находиться под солнцем!


Мейзи оглядела подругу – понятно, что имеет в виду мистер Смит. Элис белокожая, а ещё очень худенькая, особенно после недавней болезни.

– Да и в море ей тоже нельзя долго быть, – добавил мистер Смит и покачал головой.

– Мачеха сказала то же самое! – ответила Элис и наконец подняла глаза. – Сказала, это не лучшее место для молодой леди. А потом обняла меня и пообещала, что будет заботиться обо мне лучше всех, и, в конце концов, мы и к жаре привыкнем.

– А почему бы тебе не… – начала Мейзи, но тут же умолкла. Она собиралась спросить, почему Элис не хочет вернуться в Академию благородных девиц – школу, где училась, когда у мамы с папой был медовый месяц. Там, конечно, вещи пропадали, и была одна ужасная девочка, которая всех обижала, но Мейзи уверена – Элис там нравилось. В школе было веселее, чем дома.

Но Мейзи быстро вспомнила, что Академия мисс Прендербай очень дорогая. Некоторые ученицы – дочери лордов, а одна чуть ли не принцесса – или станет ею, если её двоюродные сёстры любезно скончаются. Девочка нахмурилась и продолжила:

– А почему бы тебе не остаться у нас? – Она виновато посмотрела на бабушку. Это она обычно приглашает гостей, а не Мейзи. Да и у родителей Элис мало денег, неизвестно, смогут ли они заплатить за комнату. Да и свободных комнат сейчас нет.

Но вдруг бабушка кивнула.

– Только ей придётся жить с тобой в одной комнате, Мейзи, – медленно сказала она. – Представить не могу, как мы запихнём туда ещё одну кровать, но наша соседка, мисс Барнс, думаю, одолжит нам раскладушку со своего чердака. Она много места точно не займёт.

Элис, не веря собственным ушам, посмотрела на подругу и её бабушку.

– Правда, можно? – застенчиво спросила она. – Вы не шутите?

Мейзи кивнула – она внезапно тоже застеснялась.

– Если честно, моя комната совсем не похожа на твою, – тихо сказала Мейзи. – Бабушка права – там почти нет места. Может, ты будешь сильно скучать по родителям. И… А что они скажут? Мы не подумали об этом. Они разрешат тебе остаться?

Элис кивнула:


– Думаю, да! Мама очень беспокоится за моё здоровье, а папе кажется, что происходит нечто ужасное. Он разрешит мне остаться в Лондоне, если за мной будут присматривать. А ты ему нравишься, Мейзи. Уверена, он согласится, миссис Хитчинс! – сказала Элис и встала из-за стола. – Я сейчас же сбегаю домой и спрошу у них разрешения!

* * *

Через два дня папа и мама Элис уплыли в Китай. Элис, вместе с Мейзи и её бабушкой, пошла к дому проводить родителей и помахать им на прощание. Когда мама и папа сели в карету, на глазах Элис выступили слёзы, но девочка сдержалась и не заплакала, а потом крепко обняла Мейзи.

– Надеюсь, они узнают, кто утопил корабли, – тихо сказала Мейзи, когда карета исчезла за поворотом.

То, что произошло с кораблями отца Элис, сильно напоминает историю, описанную в дневнике папы Мейзи. Сейчас дневник в красивой китайской шкатулке спрятан под матрасом. Может, эти истории как-то связаны? Мейзи вздохнула. Понятно, почему Элис не хочет ехать в Китай, но ведь это было бы таким невероятным приключением!

– Жаль, что мы не можем никак ему помочь… – прошептала Элис по дороге обратно к Альбион-стрит. – Или можем? Как ты думаешь, Мейзи?

– Может быть, можем… – кивнула девочка. – Может быть.

Глава третья

– Что это вы тут делаете?

Элис и Мейзи вздрогнули от неожиданности. Они сидели на лестнице в пансионе и шептались, поэтому не заметили мистера Смита, который как раз спускался вниз.

Белая кошка Элис, Снежинка, выпрямилась и высокомерно посмотрела на моряка. Два её котенка, Бланш и Лулу, выглянули из-за ножек стола в прихожей. Эдди остался на кухне вместе со своей любимой косточкой. Щенку жизнь с кошкой была не по душе, ведь однажды Снежинка расцарапала ему нос. Но Элис не могла оставить свою любимицу в доме с чужими людьми. Мейзи надеялась, что кошка и щенок всё-таки поладят.

Мейзи встала со ступеньки:

– Извините, мистер Смит, мы просто болтали, – она улыбнулась. – Если я буду сидеть на кухне, меня увидит бабушка и обязательно найдёт мне какую-нибудь работу. А я хотела немного поговорить с Элис.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.