книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Геннадий Авласенко

Переступив черту

Фантастическая повесть

Глава 1

Народу в вагоне электрички было немного: человек пятнадцать, двадцать от силы… и это, считай, на весь вагон. Поэтому, ни рядом с Ольгой, ни напротив её никто так и не уселся, что Ольгу вполне даже устраивало. Сидя у самого окна, она тихо дремала в такт убаюкивающего перестука вагонных колёс… и всё было как всегда, всё было так обыденно…

Вдруг на сидении напротив Ольги что-то ярко сверкнуло зеленоватым светом, и там, совершенно ниоткуда, появились… очки. Самые обыкновенные солнцезащитные очки. И одновременно с этим Ольга чуть вздрогнула и недоуменно открыла глаза. Впрочем, возможно, её и разбудила именно эта зеленоватая вспышка.

Некоторое время Ольга лишь молча разглядывала недоуменным взглядом лежащий напротив предмет, словно вспоминая, находился он на сидении чуть ранее, перед тем, как она задремала, или всё-таки не было там ничего. Так и не вспомнив, она нерешительно протянула руку и, взяв очки, принялась внимательно их рассматривать. Впрочем, особенно смотреть было не на что: очки как очки…

Поняв это, Ольга принялась ещё более внимательно осматриваться вокруг, в надежде вычислить потенциального обладателя очков. И вновь ничего у неё не получилось. Да и как, скажите, могло оно получиться, ежели за окном то и дело брызгает мелкий летний дождик… вряд ли кто из пассажиров в пасмурную погоду додумается таскать с собой солнцезащитные очки в качестве предмета первой необходимости.

Впрочем, всякие чудаки в жизни случаются…

– Граждане пассажиры! – громко проговорила Ольга, чуть приподнимаясь над сиденьем. – Солнечные очки никто из вас не терял?

Граждане пассажиры никак не отреагировали на этот её вопрос. Впрочем, несколько человек всё же посмотрели в сторону Ольги. С полным, надо сказать, безразличием.

– Очки от солнца! – вновь повторила Ольга, для пущей убедительности подняв руку с очками над головой. – Вот эти! Тут, на сиденье… никто не оставлял?

И вновь никакой реакции. Впрочем, один подросток, лет так тринадцати-четырнадцати с разноцветной причёской «а ля дикобраз», дёрнулся, не совсем, правда, решительно. Но, встретившись взглядом с Ольгой, подросток тут же отвёл глаза. Возможно, стыдно стало зариться на чужое…

– Ну, как хотите! – сказала негромко Ольга, вновь опускаясь на сидение, и добавила, уже вполголоса и неизвестно кому: – Тогда моими будут!

Она решительно нацепила очки на нос и… даже вскрикнула от неожиданности.

Подсознательно Ольга ожидала, что тёмные стёкла очков ещё более сгустят гнетущий полумрак вокруг, но получилось с точностью наоборот. Эффект был таковым, будто в вагоне одновременно вспыхнуло несколько десятков ярчайших прожекторов.

Мгновенно сорвав очки с лица, Ольга сконфуженно огляделась по сторонам.

И действительно, на этот раз граждане пассажиры обратили на Ольгу куда больше благосклонного своего внимания. Почти все они смотрели в её сторону, кто с интересом, кто с недоумением, одна почтенная старушка даже перекрестилась. И только подросток, что возжелал, но так и не решился присвоить чужое имущество, вдруг сорвался с места и бросился в сторону тамбура, моментально исчезнув из вида.

Сама же Ольга, ощущая на себя все эти любопытствующие или недоумевающие взгляды, тоже встала и торопливо двинулась в противоположном направлении. Точнее, в соседний вагон.

Пассажиров тут было куда больше, но всё же свободных мест хватало с избытком и Ольга, опустившись на одно из них, принялась с удвоенным интересом изучать необычную свою находку.

Впрочем, изучение сие не дало ей ровным счётом ничего. Очки как очки, самые обыкновенные, без всяких встроенных механизмов… ну, может, немного тяжеловатые для небольших своих размеров. И в то же время странные они какие-то, ежели не сказать большего. И не стоит, наверное, ей проводить с загадочным этим агрегатом дилетантские свои эксперименты…

Или стоит?

И Ольга, решившись, вновь осторожно насунула очки на нос. На этот раз, ярко вспыхнувший свет она восприняла, как нечто само собой разумеющееся. Медленно поворачивая голову, Ольга принялась внимательно рассматривать пассажиров.

И новое потрясение! Трое девчат, сидящих совсем неподалёку и вполголоса перебрасывающихся короткими подзадоривающими репликами с группой подвыпивших парней напротив, оказались… ну совершенно даже неодетыми! Голыми, одним словом.

Удивительным было то, что сами девчата наготы своей нисколечко не стыдились, вели себя совершенно раскованно и даже, можно сказать, развязно. Но ещё более удивительным было совершенное безразличие всех окружающих к такому, можно сказать, вопиющему факту нарушения общественной морали.

Торопливо стащив очки с переносицы, Ольга сразу же поняла причину сего безразличия. Девчата теперь оказались полностью одетыми, несколько вызывающе, правда, но тем не менее…

Некоторое время по завершению очередного «эксперимента» Ольга сидела тихо и, от нечего делать, исподтишка рассматривала молодую пару, расположившуюся напротив. Странная какая-то она была, это пара…

Красивый молодой человек, даже как-то слишком красивый для юноши, и рядом с ним совершенно невзрачная девчушка, худая, некрасивая… и волосы какого-то тусклого, мышиного цвета. Девчушка нежно прижалась щекой к плечу своего кавалера, тот же, небрежно приобняв её левой рукой, бросал в сторону Ольги довольно-таки вожделенные взгляды.

Но это без очков. Взглянув на соседей сквозь стёкла странных своих очков, Ольга даже вздрогнула от ужаса, зажав рот ладонью, чтобы вновь не заорать.

Молодой человек теперь не просто обнимал свою невзрачную спутницу. Он душил её, медленно, не спеша: у несчастной девушки уже и глаза вылезли из орбит, и язык изо рта начал постепенно вываливаться…

Торопливо сорвав очки, Ольга с немалым облегчением обнаружила напротив себя прежнюю благостную картинку: девушка мирно дремлет на плече у юноши, а тот всё никак не сводит с Ольги алчущего своего взора.

Скорчив смазливому ловеласу зловещую гримасу и, тем самым, приведя его в совершеннейшее даже недоумение, Ольга встала и торопливо перешла на другую половину вагона, благо, свободных мест и тут было хоть отбавляй. Не решаясь более надевать очки, она просто смотрела теперь на них с некоторым даже испугом и пыталась понять, что же такое увидела только что…

Что это было: эпизод недавнего прошлого или картинка из недалёкого будущего? И разве такое возможно: взгляд в будущее?

А может, посредством странных этих очков Ольга просто смогла «прочитать» самые сокровенные мысли смазливого молодчика?

Вздохнув, Ольга оторвалась, наконец-таки, от созерцания странной своей находки и, подняв голову, внимательно осмотрелась по сторонам. И только теперь обнаружила, что очередным соседом её оказался какой-то респектабельный мужчина средних лет и весьма привлекательной ещё наружности. Мельком взглянув на Ольгу и встретившись с ней мимолётным взглядом, мужчина, как-то совершенно равнодушно улыбнулся девушке и вновь уткнулся носом в тонкую потрёпанную книжонку на непонятном языке. Японском, кажется…

Бессмысленно вертя очки в руках, Ольга некоторое время исподтишка наблюдала за привлекательным соседом. Не то, чтобы он её как-то особенно заинтересовал… скорее, Ольгу просто задело это подчёркнутое безразличие мужчины к её собственной персоне.

– Вы что, понимаете по-японски? – обратилась она к мужчине, когда стало окончательно ясно, что сам он заводить беседу с ней явно не намерен.

– Что вы спросили?

Оторвавшись, наконец, от книжки, мужчина внимательно посмотрел на Ольгу и даже соизволил слегка ей улыбнуться. Ольга в ответ тоже улыбнулась, стараясь сделать это как можно приветливее. Или, как можно кокетливее, это с какой стороны посмотреть…

– Вы читаете по-японски? – повторила она свой вопрос, несколько видоизменив его.

– Немного, – сказал мужчина и, утратив к собеседнице всяческий интерес, вновь целиком погрузился в чтение.

Но Ольга решила не сдаваться.

– А это роман? – спросила она. – Или повесть?

Мужчина на этот раз даже головы от книжки не оторвал.

– Это философские очерки, – коротко проговорил он, переворачивая очередную страницу.

– А автор кто? – всё никак не могла смириться с поражением Ольга.

Вместо ответа мужчина лишь досадливо передёрнул плечом.

– Тут много авторов, – сказал он, немного погодя и не особенно любезно. – Кто именно из них вас так заинтересовал?

Ольгу интересовал единственно сам мужчина напротив, а по сему она замолчала, надулась и принялась с преувеличенным вниманием смотреть в окно. Впрочем, окно было сплошь залито потоками мутной дождевой воды, смотреть там было абсолютно не на что. Тогда Ольга вновь решила обратиться к странным своим очкам. Нацепив их в очередной раз, она исподтишка взглянула на любителя японской философии.

И вновь, в который уже раз, просто ошеломляющее открытие!

Вместо книги в руках у мужчины оказалась два короткоствольных автомата, типа «Узи». Вместо респектабельного костюма-тройки – пятнистый комбинезон, лицо основательно размалёвано чёрными и зелёными полосами. Внимательно, с каким-то холодным профессиональным интересом мужчина смотрел теперь на Ольгу, внимательно так смотрел… и чёрные зрачки автоматов тоже смотрели ей прямо в лицо… и, кажется, мужчина вот-вот готов нажать на оба курка сразу…

Вскочив с места, Ольга стремглав бросилась прочь. Она бежала по проходах, оставляя за собой вагон за вагоном… обернувшись, Ольга увидела, как вслед за ней, вскинув к плечам автоматы, неторопливо шествует мужчина в камуфляжной униформе. Вскрикнув от ужаса, Ольга побежала ещё быстрее.

А вот и последний вагон! Бежать дальше было, естественно, некуда, а пассажиров в этом вагоне, как назло, не оказалось совершенно! Угодив в ловушку и только сейчас осознав это, Ольга метнулась в обратную сторону… но не тут то было! Мужчина уже выходил из тамбура.

Прижавшись к закрытой двери, Ольга с ужасом наблюдала за медленным его приближением.

– Что вам надо?! – дрожащим срывающимся голосом выкрикнула она. – Что вам от меня надо?!

Мужчина остановился в нескольких шагах от Ольги, медленно поднёс палец к губам.

– Тс-с-с! – сказал он. – Не шуми!

Но Ольга зашумела! И ещё как! Она вся зашлась в истерическом вопле, очки при этом упали на пол и…

Перед испуганной Ольгой не оказалось никакого мужчины, это – во-первых…

Ну, а в самом вагоне народу оказалось довольно-таки много, это уже – во-вторых…

И весь этот народ, кто с любопытством, кто с недоумением, а кто и с затаённым страхом, наблюдал за странным Ольгиным поведением.

Ну и, в-третьих, посмотрев на пол, Ольга не обнаружила там даже намёка на странные эти очки. Они тоже вдруг самым таинственным образом исчезли.

Глава 2

Сидя на заднем сидении частного такси, Ольга бездумно вглядывалась в, проплывающие за мокрыми окнами машины, ярко освещённые витрины.

Потом машина свернула в тёмный переулок, и рассматривать за окном стало совершенно нечего.

– А почему мы тут свернули? Так короче, да?

Таксист ничего не ответил. И, вообще, как-то странно он себя вёл, этот таксист.

Не подозрительно, а именно странно. Поминутно дёргал головой, то к правому плечу её совсем наклонит, то рукою ухо потрёт с каким-то даже остервенением…

Машина вырвалась, наконец-таки, из темноты вновь на ярко освещённую улицу и Ольга, забыв о странностях таксиста, вновь прильнула к окну.

– Через три дома остановите! – проговорила она, открывая сумочку для расчёта. – Возле третьего…

И, не договорив, остолбенело уставилась в раскрытую сумочку.

В сумочке лежали очки. Те самые. Или очень на них похожие.

Ольга взяла очки, и тут снова её внимание привлёк таксист. Он вдруг изо всей силы принялся хлопать себя ладонью по правому уху.

Псих, что ли?

И Ольга вновь решилась. Она быстро нацепила очки (знакомо полыхнуло вокруг ярким светом), и взглянула на таксиста теперь уже сквозь странные эти стёкла.

Таксист не изменился совершенно. Как был плотным лысоватым дядькой средних лет, таковым и остался. Вот только в голове у него (в районе правого уха) наблюдалось большое алое пятно. И оно, пятно это, ко всему прочему, ещё и медленно пульсировало…

– У вас ухо болит? – наконец-таки догадалась Ольга. – Сильно болит?

– Зверски! – промычал таксист, притормаживая возле указанного дома. – Прямо хоть на стенку лезь! Может у вас, девушка, в сумочке что-нибудь такое есть… болеутоляющее? Анальгин там… или ещё чего…

Но Ольга его уже не слушала. Как зачарованная смотрела она на это, медленно пульсирующее пятно… нет, не на пятно даже, а на то, как вокруг алого пятна прямо на глазах образовывалась некая тонкая зелёная линия. Ещё мгновение – и линия сомкнулась…

И пятно сразу же перестало пульсировать.

– Полегчало! – с облегчением и одновременно с некой даже опаской проговорил таксист, осторожно трогая ухо рукой. – Надолго ли?!

По-прежнему не слушая его, Ольга всё смотрела и смотрела, как зелёная удавка сжимает алое пятно, как постепенно это пятно съёживается, уменьшается в размерах. Вот оно уже почти совсем исчезло, вот оно исчезло уже без всякого «почти». А потом, вслед за алым пятном, исчезло и маленькое зелёное пятнышко… то, что осталось от зелёной этой «удавки»…

– А как теперь? – осведомилась Ольга, снимая очки. – Не болит?

Повернув голову, таксист посмотрел на Ольгу странным каким-то взглядом: то ли благодарным, то ли испуганным.

– Не болит! – с трудом выдавил он из себя. – Совсем не болит! Как вы это сделали?

Ольга неопределённо пожала плечами и достала из сумочки кошелёк, одновременно опуская туда странные эти очки.

– Сколько с меня?

– Нисколько! – таксист по-прежнему не сводил с Ольги странного своего взгляда. – Спасибо вам!

– Это вам спасибо!

Ольга вылезла из машины и, раскрыв зонтик, быстро зашагала к подъезду.

– Подождите!

Ольга обернулась. Таксист, покинув машину, неуклюжей рысцой бежал в её сторону. В руке у него были деньги… довольно много денег…

– Да не надо мне платить! – даже возмутилась Ольга. – Я же просто…

И замолчала, глядя в лицо таксиста.

Взрослый солидный мужчина плакал. Вернее, не то чтобы плакал, просто слёзы бежали у него из глаз, как бы сами по себе бежали, перемешиваясь с каплями дождя…

– Что, ухо? – встревожено спросила Ольга, вновь раскрывая сумочку. – Опять?

Таксист отрицательно мотнул головой.

– Дочка у меня! – проговорил он хрипло и почти невнятно. – Десять лет ей…

Он замолчал, умоляюще глядя на Ольгу, и та, наконец, всё поняла.

– Что с дочкой?

– Лейкоз у неё… Тяжёлая форма…

В глазах у таксиста была такая мольба и такая вера в чудо, что Ольга невольно отвела взгляд.

– Предлагают лечение в Германии, – торопливо заговорил таксист, словно опасаясь, что Ольга сейчас повернётся и уйдёт. – Но за это надо платить, а мы… нам таких денег вовек не собрать! Я ведь доцент, преподаю в университете… а по ночам извозом вот пытаюсь заняться. Только конкуренция огромная, много не заработаешь… а дочка, ей врачи больше чем полгода, вообще, не дают…



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.