книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Часть 1. Обитатель древней пещеры

Вступление

Дрожите, птицы

И звери, дрожите!

В лесу появился

Злодей-похититель…

В Озёрном лесу моросил мелкий дождь. Это было в один из таких осенних дней, когда хочется сидеть дома, пить горячий чай и греть лапами нос, не высовываясь из берлоги, дупла или норы. Вот, и лиса по имени Плута торопилась скорей домой, чтобы сварить обед себе и детям. Она еле удерживала в зубах добычу, которая всё время пыталась вырваться.

Подбежав к своей норе, Плута увидела, что двое её лисят весело гоняются друг за другом, и с наслаждением валяются по земле на мокрой опавшей листве. Третий, самый непослушный лисёнок куда-то исчез, несмотря на запрет матери не отходить дальше кустов боярышника.

– Ну, попадись ты мне, – подумала Плута, – в этот раз точно отшлёпаю!

Ещё сильнее лиса расстроилась, когда не смогла найти большую кастрюлю, в которой обычно варила суп. Она перерыла все шкафы, но кастрюля словно провалилась сквозь землю. Плута нервничала и злилась. К тому же, добыча, посаженная в клетку, без умолку умоляла о пощаде.

– Замолчи! – прикрикнула на неё лиса, – А то сейчас целиком проглочу!

Как не досадно было Плуте, но про суп пришлось забыть. Она разогрела утреннюю кашу, разложила по тарелкам, и уже хотела расставить их на столе, как замерла от удивления. С утра стол был абсолютно пустым. А сейчас на нём лежал большой лист бумаги, на котором незнакомым почерком было что-то написано.

Лиса схватила письмо и стала жадно его читать. Дочитав до конца, она взвыла от горя и ужаса, и выскочила прочь из норы. Задав пару вопросов своим непослушным детям, она помчалась в сторону дуба под номером тридцать восемь.

Тишину Озёрного леса разорвали отчаянные крики:

– Похители, похители! Мой Лучи-и-ик!

Многие слышали крики Плуты, и вскоре между зверями и птицами разнеслась весть о том, что в лесу объявился ужасный похититель. Озёрный лес встрепенулся и ожил, а ведь ещё утром казалось, что его сна не сможет потревожить никакая сила.

Глава 1.В дупле дуба

Если очень хочется играть на скрипке,

но ты не умеешь этого делать,

то лучше на ней играть,

и пусть остальные заткнут уши!

(Из советов знаменитым сыщикам)

Утром двери дома в дупле самого огромного в лесу дуба были плотно закрыты. Дупло находилось прямо у земли, чтобы любой посетитель, не говоря уже о жильцах, мог легко войти. На двери висел колокольчик и табличка, на которой крупными буквами было написано: АГЕНТСТВО «ШЕРЛАМУР», а ниже помельче: Частный розыск, дуб № 38.

Внутри дупла в плетёном кресле у камина, закутавшись в клетчатый плед, сидела сова Шерла. Нацепив очки на клюв, она читала очередной детектив своей любимой иностранной писательницы Волкаты Грызти.

На полу, рядом с тапочками Шерлы, спал молодой волк Угрюм. Судя по тому, что иногда Угрюм поскуливал и дёргал задней лапой, ему снились тревожные сны. В такие минуты сова отвлекалась от чтения и ласково гладила волка по голове, приговаривая: «Спи, спи, всё хорошо…»

Шерла попивала чёрный кофе из чашки, которая стояла на столе рядом с креслом.

С другой стороны стола, точно в таком же кресле, сидела красивая белая кошка Мурла. Закутавшись в вязаную кофту изумрудного цвета, она отпивала кофе маленькими глотками, только не чёрный, как у Шерлы, а разбавленный молоком.

Мурла училась вязать. Спицы не слушались, но кошка была терпеливой и очень настойчивой. Она хотела научиться вязать не хуже совы. Время от времени Мурла заглядывала в самоучитель по вязанию, лежащий на столе рядом с вазочкой, до краёв наполненной сушками и пряниками.

– Нет, ты послушай! – обратилась к кошке сова. – И тогда мисс Каркл посмотрела своим проницательным взглядом, и ей сразу стало всё ясно!.. Ай, да мисс Каркл! Такое сложное, запутанное преступление, а она посмотрела, и ей сразу всё стало ясно! Ай, да мисс Каркл!

– Ну, что ты раскаркалась? – упрекнула сову кошка. – Мисс Каркл, мисс Каркл! Ты тоже ничего! Вон сколько происшествий в лесу раскрыла!

– Ничего – это пустое место! – всплеснув крыльями, страдальчески воскликнула Шерла. Отложив книгу на полку, она вынула из футляра скрипку. Раздалось противное скрежетание.

– У-у! – взвыл Угрюм.

– Ну, вот, началось! – проворчала Мурла. – Как я не люблю, когда она чахнет без дела!

Кошка переоделась в модный спортивный костюм, надела кроссовки и вязаный ободок. Она стала прихорашиваться перед зеркалом, решив отправиться на очередную пробежку по лесу. Мурла считала, что работник агентства «Шерламур» обязан быть в отличной спортивной форме.

– Опять перед зеркалом вертишься? – недовольно проворчал Угрюм. – Можно подумать, что у нас не детективное агентство, а модельное! Не «Шерламур», а полный гламур! Тьфу! Предлагал же маме «Шерламур» в «Шерлугрюм» переименовать. Серьёзное название и доверие внушает!

– «Шерлугрюм»! – фыркнула Мурла. – Да, с таким названием всех посетителей распугать можно! И хватит меня критиковать, на себя посмотри! Чуть что, под кровать прячешься или к маминому подолу жмёшься!

– Может, перестанете браниться? – прервала на секунду своё занятие Шерла. – И так тоскливо на душе, а тут ещё вы ссоритесь! Живёте, как кошка с собакой!

– Мама, я не собака, а волк! – возмутился Угрюм. От обиды он заскулил и полез под кровать.

Сове было лень утешать его. Её душа просила музыки!

Глава 2.Допрыга и лесной вор

Стащить запасы у белки – это всё равно, что помочь ей их потерять!

(Из сердитых мыслей Мурлы)

Мурла вышла за дверь и, потянувшись, с удовольствием вдохнула сырой осенний воздух. Она собралась уже начать пробежку, как увидела, что к двери их дома скачет белка Допрыга. Это был постоянный клиент агентства «Шерламур».

– Опять ты? – недовольно спросила Мурла. – Дай-ка, догадаюсь! У бедняжки Допрыги и её мамы в очередной раз пропали запасы на зиму. А работникам детективного агентства больше делать нечего, как думать о том, куда они их спрятали!

– Нет, ну что ты, Мурла, у меня на этот раз серьёзное дело! – воскликнула белка. – В нашем лесу завёлся вор!

– И что же этот вор украл? – спросила кошка.

– Наши запасы на зиму! – возмущённо ответила Допрыга.

– Тебе самой-то не смешно? – Мурла упёрла лапы в бока.

– Ну, почему ты мне не веришь? – обиделась белка. Ты работник частного агентства? Работник! – ответила она сама себе. – А значит, оформляй дело о пропаже!

– Я-то оформлю! Но, смотри у меня, Допрыга, ты допрыгаешься! – пригрозила белке кошка. Если мы найдём пропажу, и опять окажется, что это ты сама орехи перепрятала, то оштрафуем тебя за ложное обращение. Сделаешь нам козинаки из своих запасов!

– Хорошо! – согласилась белка. – А что это за противный скрип? – спросила она.

– Шерла без дела тоскует! – ответила Мурла.

– Ох! – всплеснула лапками Допрыга. – И как вы с ней живёте?

– Мам не выбирают! – буркнул, высунувшись из-за двери, Угрюм. Он тоже решил подышать свежим воздухом.

Прихватив с собой рыболовную сеть, пугливо оглядываясь по сторонам, волк побрёл к лесному озеру. Кошка покачала головой, глядя ему вслед.

– Ну, что же, пойдём! – пригласила она белку.

– Шерла, у нас посетитель! – вытирая лапы о коврик, сообщила Мурла.

Сова, наконец-то, перестала играть и с интересом уставилась на дверь. Увидев входящую вслед за Мурлой Допрыгу, Шерла разочарованно вздохнула.

– Орешки потеряла? – участливо спросила она у белки.

– У меня их украли! – надулась Допрыга.

– Ну, что ж, Мурла, – обратилась сова к кошке, – заводи дело о пропаже! А я пока налью чай нашей гостье.

Белка села к столу в кресло для посетителей. Мурла вытащила из шкафа новую папку, воронье перо и чернила. Красивым почерком она написала на обложке:


« Осень

Дело №1

Пропажа запасов на зиму у белки Допрыги»


– Рассказывай по порядку о том, что случилось, а я запишу твои показания! – обратилась кошка к белке. И Допрыга затараторила:

– Вчера я пошла в гости к Попрыгушке, и мы с ней целых три часа скакали по веткам, играли в жмурки. Я играла честно и два раза чуть не грохнулась с сосны на землю, а Попрыгушка жульничала и подглядывала из-под платочка, поэтому она постоянно побеждала, а я нет. Я ей говорю: «Хватит жульничать!» А она мне отвечает: «Я не жульничаю!» Тогда я говорю: «Нет, ты жульничаешь!» А она мне: «Нет, не жульничаю!» А я ей говорю…

– Ну, хватит! – прервала Мурла Допрыгу. – Ты по существу можешь рассказывать?

– Так я же всё по порядку хотела! – стала нервничать белка.

– Попей чайку и успокойся! – предложила ей Шерла, поставив перед белкой чашку с ароматным чаем. Допрыга отхлебнула глоточек и продолжила чуть медленнее:

– Ну, вот. Когда мы окончательно навсегда поссорились, то целую минуту сидели, отвернувшись друг от друга хвостами, и дулись. Потом мы помирились и решили, что жмурки – это очень плохая игра, и лучше просто так поскакать по веткам. Мы обскакали пол-леса, и нам было очень весело!

Мурла строго постучала лапой по столу.

– Сейчас, сейчас! – пообещала белка. – Уже скоро!

– Так, вот, – продолжила она, – когда мы были на противоположной стороне поляны, то очень расшумелись. «Ой, здесь же рядом медвежья берлога! – вдруг опомнилась Попрыгушка. – Надо вести себя тише! Вдруг, у Шатая зимняя спячка началась? Разбудим его, нам не поздоровится!» Мимо сорока пролетала, Почтаня девятнадцатая. Она нам говорит: «Совсем вы от жизни отстали, последних новостей не знаете! Это потому, что межлесную газету «Времена года» не выписываете и не читаете! В последнем выпуске интервью с медведем Шатаем публиковали. Он заявил, что побаивается охотников и хочет на всякий случай сменить место зимней спячки, и поэтому покидает старую берлогу и уходит в соседний лес!»

– Вот, вы всё думаете, что белки глупые, – упрекнула Шерлу и Мурлу Допрыга, – а у меня сразу хитрый план в голове созрел! Кто, кроме Шерлы, «Времена года» читает? Да, никто! А значит, никто не знает, что Шатая нет в берлоге. Все это место обходят, и получается, оно самое безопасное для того, чтобы запасы прятать! Я попрощалась с Попрыгушкой, а потом перетащила все десять упаковок орехов под большую сосну рядом с берлогой, и листьями их припорошила. Ох, и попадёт мне теперь от мамы! Потом я побежала навестить свою бабушку…

– Стоп, стоп, стоп! – снова постучала лапой по столу Мурла. – Пропусти, пожалуйста, то место, когда ты была в гостях у бабушки! Когда ты обнаружила пропажу запасов?

– Ни слова мне сказать не даёшь! – вздохнула белка. Хорошо! Прискакала я сегодня под эту сосну, а запасов нет!

Допрыга резко замолчала.

– И всё? – удивилась кошка.

– Ты же просила коротко! – урпекнула её белка.

– Ну, ладно, ДопрЫгушка, не дуйся! – примирительно сказала Мурла. – Как выглядело это место после пропажи? Может быть, ты заметила что-нибудь странное?

– Листья были разбросаны, а запасы кто-то унёс! – несчастно сообщила белка.

– Кстати, сейчас полнолуние! – присоединилась к допросу пострадавшей Шерла. – Скажи, пожалуйста, Допрыга, а ты случайно лунатизмом не страдаешь?

– Намекаете, что это я ночью запасы перепрятала? – вскинулась белка. – А вот и нет! Там валялся один орешек с отпечатком чужих зубов! Кто-то не смог разгрызть его и швырнул на землю, а все остальные запасы этот кто-то унёс!

– Что же ты столько времени молчала, что у тебя есть такая ценная улика! – воскликнула сова. – Это же меняет дело! Где этот орех? Давай его скорей сюда!

– А я его сама разгрызла и съела! – растерянно ответила белка.

– О-о-о! – выдохнула Мурла. – Что же ты наделала! По отпечаткам зубов мы бы вычислили вора и вернули бы тебе твои запасы! О-о-о! Ну, надо же! Съесть единственную улику!

Допрыга выглядела несчастной.

– И что же, теперь совсем ничего невозможно сделать? – умоляюще спросила она.

– Ну, почему же, ничего? – ответила сова. – Будем искать! Обследуем для начала место преступления. Возможно, там найдутся и другие улики. Сейчас я слетаю на озеро проверить: не обидел-ли кто Угрюма, а потом займусь твоим делом!

Сова переодела тапочки в кроссовки, надела пальто и матерчатую кепку, один козырёк у которой был спереди, а другой сзади, надвинула очки на клюв и вышла за дверь.

– И что она так за Угрюма беспокоится? – спросила белка. – Он же волк! Это его все должны бояться!

– Разве ты не знаешь историю Угрюма? – удивилась Мурла.

– Нет! – призналась Допрыга.

– Ну, хорошо! Пробежка у меня всё равно уже не удалась. Если хочешь, расскажу! – предложила кошка.

– Хочу! – с радостью согласилась белка.

Глава 3. Белка и кошка

Кто собирает орехи в лукошко?

Это, конечно же, рыжая…

(белка)

Кто кашу молочную ест из тарелки?

Это, конечно же, белая…

(кошка)

Легко перепутать белку и кошку,

Ведь белка и кошка похожи немножко!

– В те времена, когда я была маленькой, в наших лесах водилось много волков, – начала свой рассказ Мурла.

– Что-то такое я припоминаю! – ответила Допрыга. – белки часто объявляли тревогу, и мама прятала нас с братьями в дупле. Она нас пугала, а мы сидели тихонько и дрожали от страха.

– Да, – ответила Мурла. – Белки, зайцы, ежи и мыши до ужаса боялись волков. Но самыми свирепыми среди них были родители Угрюма – Грюмей и Грюмла. Все обходили стороной их опасное логово, трепетали перед ними и убегали, завидев издали! Звери даже сочинили стих-пугалку:

Кто в лесу всех злей?

Грюмла и Грюмей.

А кто всех страшней?

Грюмла и Грюмей!

Единственной подругой Грюмлы была Шерла. Сова предостерегала волчицу, что нельзя быть слишком лютой, ведь это может плохо кончится. Так и случилось!

В озёрных лесах стало слишком много волков, и мало зайцев и белок. Охотники устроили на волков облаву, ловили их и сажали в клетки. А потом увозили куда-то. Теперь волки живут в заповеднике на далёком севере, где люди пытаются привить им собачьи навыки. Только не вздумай говорить об этом Угрюму! – предупредила Мурла Допрыгу. – Больше всего на свете он обижается, когда его называют собакой.

В день облавы, когда в лесу всё утихло, Шерла полетела проверить: не удалось ли кому-то спрятаться? Вот тогда она и нашла Угрюма! Он был тогда крошечным волчонком. Угрюм прятался в небольшой канавке недалеко от волчьего логова и дрожал от страха. Шерла забрала его и воспитала, как собственного сына. Но те события не прошли бесследно. Угрюм вырос, но до сих пор всего боится, и чуть что, прячется за маму или залезает под кровать. Иногда его поведение меня раздражает, но вообще-то, мне жаль бедного волка!

– А ты помнишь, как сама очутилась в дупле у Шерлы? – спросила белка у кошки.

– Я? – удивилась Мурла. – Честно говоря, никогда об этом не задумывалась!

– Ха-ха-ха! – засмеялась белка. – Вот ты не захотела слушать, о чём мне рассказывала бабуля, и напрасно! А она рассказывала о тебе!

– Обо мне? – опять удивилась кошка.

– Да! – торжественно заявила Допрыга. – И не надо было зазнаваться! Вечно меня дурочкой считаешь!

– Ну, извини! – сказала Мурла. Давай же, рассказывай!

– Ты попала в наш лес маленьким котёнком! – сообщила белка кошке. – Тебя нашла моя мама, спящей в дупле рядом со мной и моими братьями. Мама удивилась: откуда взялся шестой бельчонок, да ещё абсолютно белого цвета? И тогда она позвала сову Шерлу.

Шерла сказала, что ты вовсе никакой не бельчонок, а котёнок, который пришёл из деревни, забрался в дупло и уснул!

Сова упросила мою маму, чтобы она оставила тебя ей.

– Надо же! – растерянно проговорила Мурла. – получается, что Шерла – и моя приёмная мама!

А потом кошка подумала и засмеялась:

– А ты могла бы быть моей сестрой!

– Да! – сообразила Допрыга.

– И тогда бы я тоже целыми днями прыгала по веткам, – совсем развеселилась Мурла, –перепрятывала семейные запасы и не могла бы их потом найти!

– Да! – засмеялась белка.

– Ну, раз уж ты мне почти сестра, – сказала Мурла, – то обещаю тебе, что мы будем ещё больше стараться! Хотя, ты же знаешь, у Шерлы нераскрытых дел не бывает!

Кошка проводила довольную белку и закрыла дверь. А вскоре вернулись сова и волк.

– Ну, как, есть успехи? – поинтересовалась Мурла.

– Нет! – устало ответил Угрюм. – Ни рыбы, ни улик нормальных!

– Успехи есть, но не блестящие! – возразила Шерла. – Кое-что я всё же нашла! Приложи улику к делу!

Сова протянула кошке пару волосков рыжей шерсти.

– Так, какая же это улика? – удивилась Мурла. – Там же белка запасы сначала прятала, а потом искала. Скорее всего, эти волоски принадлежат ей!

– Я тоже так думаю, поэтому и говорю, что успехи не блестящие, – ответила сова. – Но мы не должны исключать и другие варианты! Разве в нашем лесу больше нет рыжих?

– Лиса Плута и её родственники! – сообразила Мурла.

– Лиса не ест орехи! – зевнул Угрюм.

– Так ведь кто-то пытался и не смог орех разгрызть! – возразила Мурла. – Лису совсем исключать нельзя. Тем более, у Плуты ужасно скверный характер!

Не успела кошка договорить, как в дверь громко забарабанили:

– Разбойники, воры, бандиты, немедленно открывайте!

Глава 4. Вежливый похититель и разгневанная Плута

Ах, простите, извините,

Я ужасный похититель!

Не судите меня строго:

Я прошу совсем немного…

Шерла и Мурла удивлённо переглянулись.

– Кажется, это Плута! – сообразила Шерла. – Легка на помине! Надо открыть, похоже, за ней кто-то гонится.

Сова и кошка дружно подскочили и побежали открывать дверь. Лиса рыдала и трясла лапами в воздухе.

– Плута, немедленно объясни, что случилось! – потребовала Шерла.

– Пропало моё солнышко! – вопила лиса. – Нет нигде Лучика!

– У тебя что, осеннее недомогание? – поинтересовалась Мурла. – Солнца три дня уже на небе нет!

– Ни лучика! – вставил, высунувшись из-за двери, Угрюм.

– Вы ещё издеваетесь? – разозлилась Плута. – Разбойники, воры, бандиты, верните моего сына!

Она бросилась, размахивая лапами, на Шерлу и Мурлу. Лиса была толстая, и сове с кошкой стоило больших усилий сдержать её натиск.

– Прикрылись табличкой, будто вы – сыщики, а сами лисят чужих похищаете! – злобно выкрикивала Плута.

– Да, с чего ты решила, что это были мы? – спросила сова.

– А это, по-вашему, кто написал? – Плута вынула из кармана лист бумаги, сложенный пополам, и швырнула им в Шерлу и Мурлу. Листок упал на землю.

– Ты что это материалами следствия разбрасываешься? – прикрикнула на неё Мурла. Она подняла листок, раскрыла его и прочла:


«Уважаемая мадам Плута!

Извините за беспокойство, но если Вы хотите снова увидеть Вашего сына, то принесите, пожалуйста, для нас живую мышь в коробочке и оставьте её возле сосны на поляне рядом с медвежьей берлогой.

С самыми добрыми пожеланиями к вам и вашей семье,

Ужасный похититель».


– Надо же, какой похититель вежливый! – удивилась Мурла. – И что за чепуха? Украсть лисёнка, чтобы обменять его на мышь! А почему ты, Плута, обвиняешь в этом нас?

– Может мне зайчиков с белочками обвинить? – зло огрызнулась лиса. – Они мышей не едят! Это всё ваших лап дело! Хищники!

– Я питаюсь, в основном, овсяной кашей – сказала Шерла.

– И я не ем мышей, – гордо сообщила Мурла, – Вообще не понимаю, как можно обижать этих маленьких беззащитных существ!

– А я мышей боюсь! – смущённо вставил Угрюм.

Лиса растерялась:

– А кто же, по-вашему, этот ужасный похититель? – спросила она.

– Этого мы пока не знаем! – ответила ей сова. – Но если ты согласна, мы займёмся расследованием твоего дела.

– У меня нет выбора! – горестно воскликнула лиса. – Кроме вас в нашем лесу розыском никто не занимается!

Хозяева пропустили посетительницу в дупло и вошли вслед за ней. Плута уселась в кресло, в котором до неё сидела Допрыга. Мурла про себя отметила, что цвет шерсти белки и лисы, действительно, очень похож.

– Всё это так странно и подозрительно! – подумала она.

Шерла тоже пристально разглядывала лису.

– Расскажи, пожалуйста, подробно обо всём, что произошло, – попросила она Плуту.

Мурла взяла новую папку и написала на обложке:

«Дело №2

Похищение у лисы Плуты лисёнка Лучика»

– Рано утром я гуляла с лисятами возле норы, – начала вспоминать лиса. – Я учила Рыжика, Светика и Лучика разным прыжкам. Это очень важное умение для лис! «Не подпрыгнешь – не поймаешь», – так говорила моя мама. Потом я отвлеклась, потому что Почтаня восьмая прилетела. «А знаешь новость? – спросила она. – Медведь Шатай из своей берлоги в соседний лес ушёл! Сказал, что следы запутывает, охотников боится!» – «Да, ну! – удивилась я. – А может, враньё всё это? Может, специально он так сказал, чтобы запутать всех? Не верю я этому медведю! – «Ну, о чём в газетах пишут, о том и говорю!» – протрещала Почтаня и улетела. Лисята тем временем вокруг меня прыгали. А потом я по делам собралась.

– И куда же ты пошла? – с интересом спросила Шерла.

– Да, неважно! – небрежно ответила Плута.

– Для следствия важно всё! – заметила сова.

– Вот и вор нашёлся! – воскликнул Угрюм. – Это она к медвежьей берлоге пошла и белкины орехи забрала!

– Да, что ты себе позволяешь? – разозлилась Плута и вскочила с кресла. – Не брала я никакие орехи!

Угрюм, на всякий случай, подвинулся ближе к Шерле.

– Тогда, немедленно говори, где была! – потребовала Мурла.

– В деревню ходила, – потупив глаза с длинными ресницами, призналась лиса.

– А кто-нибудь может это подтвердить? – спросила Шерла.

– Полкан может! – хмыкнула Плута. – Пёс, который курятник сторожит. Этот злодей меня до самого леса из деревни гнал. Чуть курочку не выронила! – пожаловалась она.

Мурла осуждающе покачала головой.

– Хорошо, – сказала она лисе, – а что было дальше?

– Прибежала я к своей норе, смотрю: Рыжик со Светиком играют у входа, а Лучика нет! Ну, думаю, вернётся, отшлёпаю я его! Самый шустрый он у меня и любопытный очень! А я им не разрешаю далеко от норы отходить. Маленькие ещё, обидеть кто-нибудь может! Забежала я в нору, курицу в клетку посадила, и кастрюлю искать стала, чтобы суп сварить. А кастрюля как сквозь землю провалилась! Я уже злиться начала, а ещё курица в клетке кудахчет, на судьбу жалуется. Разогрела я утреннюю кашу, по тарелкам разложила, стала их на стол ставить, тут письмо-то и нашла! Выбежала из норы, спрашиваю своих лисят: «Кто приходил?» А они говорят, что не было никого! А Лучик бегал туда-сюда, а потом пропал! «Если бы кто-то чужой приходил, мы бы заметили!» – сказали лисята. Но я им не очень-то верю!

Лиса горько расплакалась.

– Что-то невероятное! – сказала Мурла. – Какое-то привидение к Плуте в нору пробралось!

– Так, получается, у тебя ещё и кастрюлю украли? – спросила Шерла.

Лиса перестала плакать и изумлённо посмотрела на сову:

– Да! – сообразила она. – Я как-то об этом и не подумала!

И вдруг, Плута разрыдалась ещё сильней:

– Ой! – вопила она. – Лучика вместе с кастрюлей украли. Сварить его хотят!

– Как ты бедную курицу! – заметила Мурла.

– Хватит рыдать, Плута! – стала успокаивать лису Шерла. – Если бы лисёнка хотели съесть, то письмо не стали бы тебе писать! А значит, ничего с твоим Лучиком не случится! Похитители хотят его отпустить, когда ты выкуп им отдашь!

– Ну, где я среди осени мышь поймаю? – стала возмущаться Плута. Мыши с наступлением холодов из леса в деревню жить уходят. Что же мне, кошкой к людям наниматься? Ох, да я бы с удовольствием! Только не возьмут меня! Ведь я им не только мышей, но и кур всех переловлю. Ох, бедная я, бедная! Что же мне делать?

– Возвращайся в свою нору, Плута, и следи за другими лисятами! – ответила ей Шерла. – А мы займёмся расследованием. Если ты ещё что-то найдёшь, заметишь или вспомнишь, сразу сообщи нам!

– Только вы уж постарайтесь! – попросила лиса. – А то я всем расскажу, какие вы ни на что не годные сыщики!

Плута фыркнула и удалилась, хлопнув дверью.

Глава 5. Подозревается медведь…и привидение!

Вы не верите в привидений?

У-ху-ху-ху-ху!

А что это за огни горят во тьме?

– В делах белки и лисы – одна и та же сосна! – стала размышлять Шерла.

– Которая находится возле медвежьей берлоги! – подхватила Мурла.

– Это медведь во всём виноват! – проворчал Угрюм. – Кому одновременно могли понадобится орехи и мыши? Только медведю! Он всеядный! К тому же, на самом деле неизвестно: ушёл он из берлоги или нет?

– Ты хочешь сказать, Угрюм, что Шатай мог пробраться незамеченным в лисью нору? – спросила волка сова.

– А вдруг, это и правда, было привидение? – задумалась Мурла.

– Нет, это был медведь! – упрямо повторил Угрюм. – А в привидений я не верю!

– Кто пойдёт в берлогу будить и допрашивать медведя? – засмеялась Шерла. – Есть желающие?

Желающих не нашлось.

– За берлогой надо установить слежку! – предложила сова.

– Эту часть работы я могу взять на себя! – вызвалась Мурла. – Все лесные жители привыкли к тому, что я совершаю ежедневные пробежки, поэтому никому не покажется странным, что я бегаю вблизи берлоги.

Потом Мурла ещё немного подумала и добавила:

– Если это было привидение, то увидеть его в лесу смогу только я. Кошки, в отличие от всех остальных, умеют видеть привидений!

– Ну, что ты вбила себе в голову? Привидения, привидения! Я думаю, что разгадка окажется гораздо проще! – сказала сова кошке.

– Просто, ты не веришь в мои детективные способности! – обиделась Мурла.

– А они у тебя есть? – поддразнил Мурлу Угрюм.

Кошка совсем расстроилась.

– Пойду, подышу свежим воздухом! – сказала она и вышла за дверь.

– Ну, зачем ты с ней так? – упрекнула Угрюма Шерла. – Она же старается!

– Не знаю! Почему-то при виде Мурлы у меня просыпается вредность! – признался волк. Он подвинулся к сове, чтобы та его погладила.

Мурла решила совершить вечернюю пробежку. Уже стемнело, звёзд совсем не было видно. Кошка бежала почти на ощупь, но она отлично знала все лесные тропинки и прекрасно ориентировалась в лесу. Лапы сами привели её к месту преступления. Мурла побегала вокруг поляны, постояла чуть-чуть у сосны, но решив, что в темноте всё равно ничего не видно, отправилась домой. Свою шпионскую деятельность кошка запланировала начать со следующего дня.

Перед тем, как убегать, Мурла бросила последний взгляд на берлогу медведя. И вдруг, ей показалось, что немного в стороне от входа ярко блеснули два огня. Мурла вздрогнула, но огни тут же исчезли.

– Может быть, мне это только показалось? – подумала перепуганная кошка. – Надо было, на самом деле, меньше о привидениях думать!

Домой Мурла вернулась усталая и притихшая.

Глава 6. Директор музея древней старины

Пока земля вращается,

Всё в мире превращается!

Всё в мире превращается когда-то

Во что-то очень ценное

и необыкновенное,

Становится древнейшим экспонатом!

(Из убеждений ежа Копиша)

Утром Шерла и Угрюм отправились навестить Плуту, чтобы хорошенько осмотреть её нору. А Мурла отправилась на пробежку.

Было холодно. Порошил первый снег. Кошка ловила ртом снежинки и радовалась тому, что скоро наступит зима.

Маршрут Мурлы пролегал мимо музея древней старины. Музей располагался в заброшенном домике лесника, где уже долгое время жил ёж Копиш со своей женой – ежихой Копишей. Дети их давно выросли, разбежались по лесу и создали свои семьи.

Ёж Копиш полностью посвятил себя музею. Он был его директором, сторожем и реставратором. Ежиха Копиша занималась домашним хозяйством и лишь изредка помогала мужу в работе. На службе у ежа были два археолога: крот Копаша и его подруга Копаня. Ёж не мог им щедро платить, но кроты любили своё дело.

Все находки ёж с удовольствием забирал в свой музей, очищал от пыли и грязи, развешивал на стенах или расставлял по шкафам. По фрагментам костей, найденных кротами, ёж воссоздал облик древнего динозавра и расположил этот экспонат в музее на самом видном месте.

Но, кроме, действительно, древних ценностей, Копиш собирал в лесу всё, что попадалось ему на глаза. При этом он немедленно объявлял свои находки предметами древней старины. Напрасно ругались и скандалили с ежом лесные жители. Вырвать свою вещь из лап директора музея было невозможно, особенно если «предмету старины» было уже найдено место, и к нему была привешена табличка. А табличку, разумеется, ёж привешивал моментально.

Не так давно в числе пострадавших оказалась даже сама сова Шерла. Она преследовала особо опасного преступника, и в пылу погони, обронила с клюва очки. Как опытный детектив, она точно запомнила то место, и решила вернуться к нему, как только преступник будет пойман. Но шустрый ёж Копиш опередил Шерлу. Свои очки она нашла уже у него в музее, когда случайно зашла туда в гости к ежихе Копише вдвоём с Мурлой.

Очки лежали в шкафчике под стеклом, и к ним была прикреплена табличка.

– Милая, – обратилась сова к кошке, – прочти, пожалуйста, что там написано! Ничего без очков не вижу!

Мурла прочла надпись и согнулась пополам от смеха. Шерла нетерпеливо трясла её за лапу и требовала, чтобы кошка читала вслух.

Табличка гласила:

«Очки древней Шерлы, знаменитого детектива и просто хорошей совы».

– Отдай мои очки немедленно! – завопила возмущённая сова, обращаясь к ежу.

– Я не могу этого сделать! – спокойно ответил Копиш. – Музейные экспонаты не подлежат выносу из музея!

– Но это моя вещь! – не сдавалась Шерла.

– Это была твоя вещь, – ответил Копиш, – а теперь, это музейный экспонат, найденный мною при проведении изыскательских работ! Это достояние лесного народа и культурное наследие, которое мы оставляем для потомков. Ты должна быть благодарна мне за то, что я сохраняю память о тебе в веках, и я абсолютно не понимаю, почему ты со мной скандалишь!

– О-о-о! – только и смогла сказать Шерла. – Ты сам, похоже, уже превратился в музейный экспонат, и спорить с тобой не имеет смысла!

– Не имеет! – подтвердил ёж.

– Хорошо, – пыхтела рассерженная сова, – теперь, по твоей милости, мне придётся заказывать себе новые очки, но скажи, с какой радости, ты обозвал меня древней? Я ещё, между прочим, в полном расцвете сил!

– Сова, как же ты ошибаешься! – ответил Копиш. – Может быть, в данный, совсем незначительный момент времени ты и полна сил, но подумай о том, что будет через пятьдесят лет или через триста! А ведь табличка привешивается один раз и навсегда!

Шерла и Мурла ушли тогда из музея ни с чем. Шерла заказала себе новые очки, но каждый раз вздыхала с досадой, вспоминая этот возмутительный случай. К тому же, ей всегда казалось, что старые очки были лучше новых.

На этот раз Мурла заметила Копиша издали. Ёж сидел на пеньке возле музея, грустно опустив голову.

– А что, если мы вчера ошиблись? – подумала вдруг Мурла. – И дело о пропаже орехов вовсе не связано с делом о похищении лисёнка? Что, если орехи белки Допрыги нашёл Копиш, и теперь они лежат где-нибудь в музейном шкафчике под стеклом с какой-нибудь надписью на табличке, типа: «10 упаковок древних патронов»?

Эта версия показалась кошке весьма убедительной, и она решила поговорить с ежом, а заодно, на всякий случай, осмотреть его музей.

– Привет, Копиш! – сказала Мурла, подбежав к нему.

– Здравствуй, Мурла! – печально отозвался ёж.

– Что-то ты сегодня без настроения? – заметила кошка.

– А какое может быть настроение, если лесной народ совсем потерял интерес к истории и культуре родного края? – спросил Копиш. – Все думают только о хлебе насущном, никто не ходит в музей и не приводит на экскурсии своих детей!

Мурла знала, что звери и птицы часто обращались к ежу с разными просьбами. Ведь в его музее можно было найти всё, что угодно! Начиная от всевозможной посуды, заканчивая средствами передвижения. Но на все просьбы ёж отвечал отказом. Давать напрокат музейные экспонаты Копиш считал недопустимым. Дружить он мог только с зайцем. Заяц любил побегать по лесу и поболтать с ежом. Ему никогда не приходило в голову что-то выпрашивать у Копиша, и Копиш в его присутствии чувствовал себя абсолютно спокойно.

– Мне кажется, что к тебе никто не ходит, потому что ты жадный! – предположила Мурла.

– Я жадный? – удивился ёж. – Если надо, я дам тебе сколько угодно грибов, ягод и лечебных трав, с удовольствием напою тебя чаем и угощу обедом! Я вовсе не жадный. Но музейные экспонаты – это не моя собственность, и я не имею права их раздавать всем подряд!

– А можешь провести экскурсию по музею для меня? – спросила кошка. – Я давно у тебя не была и мне ужасно хочется приобщиться к старине!

Ёж моментально ожил, и глаза его заблестели.

– Какая же ты умница, Мурла! – воскликнул Копиш. – Всё-таки я зря ругал недавно молодое поколение. А ведь есть среди молодёжи настоящие ценители прекрасного!

– Копиша! – окликнул ёж свою жену, когда вместе с кошкой вошёл в дом. – У нас посетитель!

Навстречу Мурле вышла толстенькая ежиха в фартучке. На ходу она вытирала лапки полотенцем. Видимо, Копиша только что помыла посуду после завтрака.

– Проходи, милая! – заулыбалась ежиха, увидев кошку. – Осмотри пока всё, что интересно, а я заварю для тебя чай из полезных корешков и трав!

Мурла поблагодарила приветливую хозяйку и приступила к обследованию музея. Ей не терпелось поскорее найти среди экспонатов орехи белки Допрыги, но Копиш решил проводить экскурсию добросовестно.

Первым делом он рассказал Мурле о динозаврах, показав ей новые находки и высказав все предположения по их поводу. Затем последовали рыцарские доспехи: кольчуги, шлемы, мечи, щиты и сабли. Затем – разные тачки, бочки и всевозможный садовый инвентарь. Во время осмотра посуды голова у Мурлы уже шла кругом.

– Хватит мучить нашу гостью! – взмолилась хозяйка.

Мурла посмотрела на Копишу с благодарностью. С неохотой прервав свою чудесную экскурсию, ёж предложил кошке выпить чашку чая. Мурла с радостью согласилась.

– Скажи, пожалуйста, Копиш, – спросила она у ежа во время чаепития, – а не находил ли ты в лесу орехи белки Допрыги?

– Нет! – честно ответил ёж.

– А может быть, среди твоих новых экспонатов появилось что-нибудь наподобие древних патронов? – решила кошка поставить вопрос по-другому.

– Так ты пришла ко мне не на экскурсию? – разочарованно проговорил ёж. – Ты пришла по делам вашего детективного агентства?

– Нет, ну что ты! – попыталась оправдаться Мурла, но было уже поздно.

– Ох, что-то у меня голова разболелась! – обратился ёж к ежихе. – Пойду прилягу, а вы уж тут посидите, поболтайте без меня!

Копиш быстро удалился.

– Не обращай внимания! – успокоила Мурлу Копиша. – Старый он стал, обидчивый! Кроме своего музея ничего не видит вокруг! Среди новых его находок орехов точно не было. И древних патронов тоже! – улыбнулась ежиха. – А если что-то вдруг появится, то я обязательно тебе об этом скажу!

Глава 7. Глаза в кустах, письмо и белая хризантема

Если в глазах светится любовь,

То её не спрячешь, даже забравшись в кусты!

(Из приятных мыслей Мурлы)

Поблагодарив Копишу и попрощавшись с ней, Мурла отправилась прямиком к таинственной поляне. Кошка была слегка обижена на сову и волка. Вчера вечером она ничего не рассказала им о загадочных огнях, блеснувших в темноте. Мурла боялась, что в агентстве ей не поверят и опять поднимут на смех.

– Ну и ладно! – успокаивала она себя по дороге. – Смеётся тот, кто смеётся последний! Ну, почему Шерла сомневается в моих догадках? Думает, что я молодая и неопытная? А я вот возьму и всем докажу! Они узнают, что я настоящий детектив! Сама раскрою все преступления! Шерла будет мною гордиться, а Угрюм больше не станет меня дразнить.

Мурла прибежала на поляну и подошла к большой сосне. С тревогой и замиранием сердца кошка смотрела на берлогу. Она надеялась увидеть привидение. На поляне было тихо и безмолвно, и Мурле казалось, что она даже слышит, как падает снег. Через некоторое время ей стало скучно, и она начала разгребать листву возле сосны. Ничего интересного кошке найти не удалось, но она расшумелась, и кому-то, кто был в берлоге, видимо, это не понравилось.

– У-У-У-У-У! – раздались завывания, а потом послышался странный гулкий удар.

Мурла застыла с вытаращенными глазами. Звук был какой-то жуткий и потусторонний. Шатай так храпеть не мог!

– Привидение воет! – догадалась кошка. Ей захотелось войти в берлогу и посмотреть, что там происходит. Несколько минут Мурла собиралась с духом, но страх всё-же победил.

– Лучше я понаблюдаю со стороны, – благоразумно решила она.

Мурла постояла ещё некоторое время и очень замёрзла. Она подумала, что достаточно поработала на сегодня и решила вернуться в агентство.

– Никому пока ничего не скажу! – решила кошка. – Шерла тоже не всё нам рассказывает! – вспомнила она, и совесть её успокоилась.

Отбежав немного от поляны, Мурла побежала мимо зарослей высоких кустов, с которых ещё не успела обвалиться рыжая листва. И вдруг, среди этой листвы она увидела большие, словно озёра, глаза изумрудного цвета. Глаза внимательно глядели на Мурлу. Сердце в её груди подпрыгнуло, а сама кошка, наоборот, остановилась, как вкопанная.

В ту же секунду к её лапам упал цветок. Мурла подняла его. Это была прекрасная белая хризантема!

Кошка снова посмотрела на кусты, но в них никого уже не было.

– Ух, ты, у нашей Мурлы появился поклонник! – воскликнул Угрюм, когда кошка вернулась в агентство «Шерламур».

– И кто же он? – поинтересовалась Шерла, подозрительно взглянув на хризантему.

– Не знаю пока! – мечтательно ответила кошка. Я видела только глаза. Они были так прекрасны!

Мурла поставила хризантему в вазу и села обедать вместе со всеми. Угрюму удалось наловить рыбы, и на обед был рыбный суп.

– Как вы сходили к лисе? – спросила кошка.

– Курица у неё в клетке такая вежливая! – восхищённо ответила Шерла. «Добро пожаловать!» – нам сказала, когда мы пришли. Угрюм посоветовал Плуте её вместо домашнего попугайчика оставить. Очень уж мила!

Потом сова и волк пожаловались Мурле, что осмотрели вдоль и поперёк лисью нору, но не нашли ни одной, даже самой малюсенькой улики!

– Представляешь, Мурла, – пожаловался Угрюм, – я не учуял никаких посторонних запахов! Пахнет только лисой и курицей, чтоб мне нюх потерять!

– Привидения не пахнут! – злорадно подумала кошка, но вслух ничего не сказала.

– А как твои успехи, удалось ли тебе что-то разузнать? – спросила её сова.

– Нет, – ответила Мурла. Ей ужасно захотелось рассказать сове и волку о странных огнях и неземном завывании, но она себя сдержала.

– Раз решила всё расследовать сама, надо держаться до конца! – подумала она.

А на следующее утро Шерла, Мурла и Угрюм проснулись оттого, что в дверь опять кто-то барабанил.

– А? Что? – подскочила Шерла. – Опять новое похищение? Мы ещё старое не расследовали!

Угрюм заворочался, просыпаясь. Мурла сладко зевнула и потянулась.

Шерла встала, открыла дверь и впустила сердитую Плуту.

– Что, спите, бездельники? – злобно спросила лиса. – А сына моего кто искать будет?



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.