книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Энн Мэтер

Обманем моего мужа?

Пролог

Зайдя в бар, Люк сразу же увидел ее.

Она сидела на стуле возле барной стойки, сжимая в руке коктейль с кусочками фруктов на ободке и крохотным зонтиком.

Судя по содержимому бокала, выпила девушка совсем немного. Сидела, уставившись в пространство, и не обращала внимания ни на возгласы, ни на оглушительную музыку.

– Вот так цыпочка!

Рэй Карпентер, приятель Люка, моментально его раскусил и похлопал по плечу.

– По-твоему, она одна? – Он задумался. – Нет, слишком хороша, чтобы самой покупать себе выпивку.

– Думаешь?

Продолжать разговор Люку не хотелось. Впервые за вечер он пожалел, что Рэй рядом. Но ничего не поделаешь, завершается их последний строительный проект, а потому нехорошо отказываться от посиделок.

Место выбрал, конечно, Рэй. Люк бы с удовольствием отправился в паб напротив их офиса в Ковент-Гардене[1]. Однако его друг был категорически против знаменитого заведения, поэтому они и пришли сюда.

Вдруг девушка повернула голову и увидела их. Пару секунд они с Люком просто смотрели друг на друга. Он скинул с плеча ладонь Рэя и двинулся к ней.

Судя по длинным ногам, закинутым одна на другую, эта блондинка высокого роста. Аккуратный носик, а форме губ многие могли бы позавидовать.

Ее плечи поверх черной рубашки прикрывала легкая накидка. Далее следовала короткая красная юбка и туфли на высоком каблуке.

Люк остановился возле нее.

– Привет! Могу я тебя угостить чем-нибудь?

Девушка закатила глаза и показала на свой бокал, даже не оборачиваясь.

– У меня есть.

Вот возле нее освободился стул. Однако парень, занимавший соседнее место, по всей видимости, ушел в загул.

– Ты здесь одна?

Что ж, вопрос не оригинальный. Девушка посмотрела на него и поджала губы.

– Нет, – сухо ответила она. – Я с ними. – Она кивнула на группу женщин, которые отплясывали на танцполе. – У нас девичник, – добавила она, пожав плечами.

– А ты не хочешь потанцевать?

– Нет. – Она отодвинула зонтик и отпила из бокала. – Я не танцую.

– Не любишь или не хочешь? – осторожно поинтересовался Люк, и девушка фыркнула.

– Нет настроения. – Она уставилась на бокал. – Слушай, поболтай с кем-нибудь другим. Я сейчас не в настроении.

– Ну, раз так…

Он щелкнул пальцами, привлекая внимание бармена, заказал пиво для себя и мохито для Рэя.

– Вон тому парню, – уточнил он, показав на приятеля, который, похоже, уже нашел себе компанию. Люк тем временем опустошил полбутылки одним махом. – Ух, хорошо!

Девушка старалась его не замечать, но тут вдруг парень по соседству громко рыгнул и ретировался. Люк прислонился к желанному стулу.

– Не возражаешь? – мягко спросил он, когда девушка наконец соизволила повернуться к нему.

– Нисколько. Слава богу, ушел этот тип! Как думаешь, с ним все будет в порядке?

– Наверняка. – Люк ухмыльнулся. К его удивлению, девушка тоже ухмыльнулась. – Ты уверена, что не хочешь пропустить еще бокальчик?

– Если только белого вина. – И она допила залпом коктейль. Люк заметил на ее левой руке кольцо. На среднем пальце. – Это мне заказала Лиз, но вообще-то коктейли не по мне, – пояснила девушка.

– А Лиз – это кто?

– Невеста. – Девушка нахмурилась. – Вон, видишь, та, с заячьими ушами и помпоном на заднице.

– О, как же я мог ее не заметить? – с иронией сказал он.

Вернулся бармен. Люк заказал шардоне.

– Кстати, я Люк Морелли. А тебя как зовут?

– Меня Аннабель.

Она отвечала с запинками. У него промелькнула мысль, будто она хотела сказать что-то другое. Пригубив вина, Аннабель засветилась от удовольствия.

– М-м-м! Классно!

Люк вполне разделял ее мнение, правда, речь шла не о напитке. Давненько он не испытывал столь сильного влечения к противоположному полу. Да и, кроме того, обычно женщин интересовал лишь его банковский счет.

– Расскажи о себе, – попросил он. – Ты работаешь в Лондоне?

– Провожу исследования. В университете. А ты? – Она внимательно оглядела его подтянутую мускулистую фигуру.

Люк как бы невзначай снял пиджак.

– Судя по виду, ты работаешь на фондовой бирже?

– Я работаю, – он помедлил, – на местные органы власти.

Он утешался тем, что последний раз они строили новые офисы для окружного совета.

– Неужели разочаровал?

– Скорее успокоил, – улыбнулась она. – Слишком уж многие ее превозносят.

– Только не я, – твердо заявил Люк.

– А чем занимаешься в свободное время? – поинтересовалась она.

И началась недолгая дискуссия о преимуществе спорта перед театром. Положа руку на сердце, Люку нравилось и то и другое, но ведь всегда интереснее спорить, чем молчать и соглашаться.

* * *

Давненько Эбби так не развлекалась. Последнее время она вообще редко выбиралась из дома, стараясь избегать мест, которые любил Гарри.

С Гарри Лоуренсом они познакомились на свадьбе общего друга, и, когда у них завязались отношения, Эбби была на седьмом небе от счастья. С ним она чувствовала себя особенной. Он заваливал ее дорогими подарками и сдувал с нее пылинки.

Правда, после свадьбы все изменилось. Настоящий Гарри оказался совсем не таким, каким был на публике.

Почти сразу Эбби поняла, что к нему нельзя лезть с расспросами. Заподозрив его в изменах, она сдуру предъявила претензии, чем привела его в полное бешенство.

Развод казался неминуемым. Она пообещала себе, что, если он когда-нибудь распустит руки, она уйдет. Но спустя два года, когда Эбби настроилась решительно, ее мать, Аннабель Лэйси, серьезно заболела, и потребовался круглосуточный уход. Уютную частную больницу мог обеспечить только Гарри.

Эбби решила держаться, пока матери не станет лучше, но…

– Мы уходим, – сказала Лиз Филлипс, возвращая Эбби к реальности, и смерила ее собеседника восхищенным взглядом. – А это кто?

– Это? А это Люк, – пробормотала Эбби.

Люк вежливо привстал:

– Приятно познакомиться.

– И мне приятно, – кокетничала Лиз. – Мы собираемся в «Синий попугай». Не хотите к нам присоединиться?

Эбби соскользнула со стула и по привычке одернула юбку.

– Не думаю. Уже поздно.

Любопытный взгляд Лиз опять метнулся к Люку.

– Все ясно, – протянула она. – Парень обалденный.

– Лиз! – одернула Эбби, но та отмахнулась.

– Привет! Я Аманда, – вмешалась одна из подруг невесты. – Вижу, Эбс держит тебя при себе?

– Я не… – осеклась Эбби и с ужасом посмотрела на Люка. – Мы только встретились!

– Только встретились после долгой разлуки, – поправил Люк. – Вы же не будете возражать, если я потом отвезу Эбс домой?

– Ну конечно, – ухмыльнулась Аманда и обратилась к Эбби: – Если нужно будет поплакаться в плечо…

– Буду иметь в виду, – ответил он за Эбби.

Раздалось еще несколько колкостей, и половина девичника исчезла.

Эбби ошарашенно уставилась на Люка.

– Зачем ты выразился так, будто мы вместе? – Она пыталась дотянуться до сумки, которую уронила под стул. – Мы ведь едва знакомы!

– Это поправимо. – Он помог достать сумку. Их руки соприкоснулись, по ее коже побежали мурашки. – Не боись! Зато тебя довезут с комфортом.

– Как ты узнал, что я без машины? – Эбби продолжала наступать, понимая, что должна отказаться от подобного предложения.

Люк поднял бровь.

– А ты без машины? Ну тогда о чем спор? Я же не вор или извращенец.

– Это правда?

Эбби испытующе посмотрела на него. «Лиз права, – думала она, – парень и впрямь обалденный». Высокий, мускулистый красавец с оливковой кожей и карими глазами, которые с интересом ее разглядывали.

– Можешь спросить моего друга. – Люк кивнул в сторону Рэя.

– Вряд ли он ответит иначе, – сухо отреагировала она, пожав плечами. – Ладно. Пойду за пальто.

– Дай мне номерок, я принесу.

Эбби, которая всерьез намеревалась улизнуть, глубоко вздохнула.

Глава 1

Достав из духовки последнюю партию черничных маффинов, Эбби пошла к прилавку, оставляя за собой изумительный аромат.

Она выложила маффины на охлаждающий поднос и проверила кофемашину. Булочки-сконы, которые она испекла раньше, нужно было положить в корзинку, а баночки наполнить вареньем.

На очереди выпечка кексов, да и тесто для них уже замешано. Оставалось лишь разложить его по формочкам и засунуть в духовку.

С чего у нее началась любовь к выпечке? Неизвестно. Явно не после замужества.

Она тогда работала как проклятая, откладывая деньги для того, чтобы в будущем содержать себя и маму.

Но, к сожалению, то время не настало.

Эбби вздохнула.

Хотя, справедливости ради, стоит признать, сейчас она вполне довольна жизнью. Небольшое кафе с книжной лавкой – именно тот бизнес, о котором она всегда мечтала. «Маме бы понравилось», – подумала она с тоской. Через два года пребывания в больнице мать скончалась от бокового амиотрофического склероза.

Путешествуя по просторам Интернета, Эбби наткнулась на кафешку, которой управляли две сестры, уже вышедшие на пенсию. Идея переехать из Лондона тогда казалась заоблачной. Но заведение в городке Эшфорд-Сент-Джеймс сдавали в аренду, и она приняла это как знак. Узнав о том, что в нем еще и можно жить, отбросила последние сомнения и подала заявку.

Сразу после развода Эбби купила бутылку «Пино нуар» и отпраздновала это событие в гордом одиночестве. Потом собрала вещи, прихватила Харлея, маминого золотистого ретривера, и переехала в Эшфорд.

Мистер Гиффорд, пожилой владелец кафе, не воспрепятствовал ее желанию переделать обстановку на свой вкус. В ремонт она вложила все свои скромные сбережения. В итоге от выцветшей забегаловки не осталось и следа.

Вначале Эбби взялась перекупать выпечку. Хотя, попробовав сделать маффины самостоятельно, удивилась прекрасным результатам и к перекупке больше не возвращалась.

Тем не менее оказалось, что кафе не приносит больших доходов. Эбби поняла, почему сестры, которые управляли им до нее, опустили руки. И это несмотря на собственную клиентуру. В Эшфорд-Сент-Джеймс туристы заезжали нечасто.

Потому-то Эбби уцепилась за идею открыть книжную лавку. В округе проживало много пенсионеров, которым было тяжело ездить в книжные магазины соседнего городка Бата. Намного удобнее выпить кофе, а потом, не отходя от кассы, исследовать книжные полки. Она была уверена, что многие вообще не приходили бы в кафе, если бы не возможность подобрать очередной бестселлер.

Через четыре года она зажила хорошо. Гораздо счастливее, чем в браке. Они с Харлеем были идеальной парой.

Правда, за переезд в Богом забытый Эшфорд ее заклеймили лондонские друзья. Тем не менее после работы от звонка до звонка в департаменте при университете Эбби предпочла стать самой себе хозяйкой. У нее сложился свой график, никто не стоял над душой, не донимал проверками.

Заправив огромную итальянскую кофемашину, самое большое успешное вложение, Эбби двинулась в книжную лавку.

Вместе с ней работала Лори, молодая женщина из местных, которая не появлялась раньше девяти, поскольку провожала в школу дочь.

Пока было тихо и спокойно, Лори оглядывала полки, переставляла книги и, как обычно, восхищалась результатом.

Гармонию нарушил стук в дверь. На часах было семь. Лори собиралась открывать кафе не раньше чем через полчаса.

«Может, авария?» – подумала она, хотя что здесь может стрястись? Если только Харлей выскочил на улицу и стал бродить по городу.

Вот это была бы авария!


Люк Морелли вышел из дома своей очередной подружки и побрел прочь.

Погода стояла холодная, но он набрал в легкие воздуха и облегченно выдохнул. Он вовсе не соврал девушке, с которой встречался последний месяц, что сегодня утром у него запланирована встреча и поэтому нет возможности отвезти ее на фотосессию.

Вообще их отношения зашли слишком далеко. Обычно он встречался с кем-то не больше пары недель. Когда он был маленьким, его мать бросила отца, и Оливера Морелли это очень подкосило. Люк иногда вспоминал об этом, и ему не хотелось похожей судьбы для себя.

Утро выдалось прекрасное. В воздухе уже пахло весной. Люк решил дойти до офиса не спеша.

Главное здание корпорации Морелли располагалось в квартале Кэнэри-Уорф. Прежняя клетушка в Ковент-Гардене, где они с Рэем Карпентером создавали компанию, осталась в далеком прошлом. Да и Рэй давно забрал свою долю и переехал в Австралию. «И ведь неплохо он там устроился», – думал Люк, вспомнив, как навещал друга в прошлом году. Но, как заметил Рэй не без нотки белой зависти, больше они не в одной касте.

Джейкобс-Тауэр, где находились офисы Морелли, стояла во главе Банк-стрит. В том же здании арендовали помещения и другие компании, а первые три этажа занимал роскошный отель.

Кабинет Люка находился в пентхаусе, там же располагалась квартира, в которую он иногда заглядывал. Еще он владел поместьем в грузинском Белграви, в которое вложился, когда цены в Лондоне подскочили до неприличия.

После собрания Люк сообщил секретарю, что до конца дня его не будет.

– Съезжу в Уилтшир, посмотрю недвижимость в Эшфорд-Сент-Джеймсе. – Он собрал со стола документы. – Еще обещал заскочить к отцу. Последний раз мы с ним виделись на похоронах Гиффорда.

– Конечно, мистер Морелли, – кивнула секретарша Анжелика Райан, женщина за сорок, профессионал своего дела, работавшая с ним последний десяток лет. – Вы вернетесь завтра?

– Скорее всего. Если что – позвоню.


Хочешь не хочешь, а Эбби все-таки пришлось выйти из книжной лавки. Она поспешила к дверям кафе. По совету местного полицейского она установила железную решетку вдобавок к прочной стеклянной двери. Разглядеть посетителя это не мешало, и при виде Грега Хью она вздрогнула.

Грег Хью – владелец фотостудии, которая располагалась по соседству.

Когда-то, наверное, у него был прибыльный бизнес, но теперь, с появлением камер в телефонах и огромного количества фотографов-любителей, становилось непонятно, как Грегу вообще удается оставаться на плаву.

К сожалению, он ей не нравился. Она честно пыталась с ним подружиться, когда переехала в Эшфорд, но он моментально оттолкнул ее своим скользким характером и привычкой во все влезать.

Харлею он тоже не понравился. Благодушный ретривер всегда рычал, когда Грег к ним заходил. Собаке, конечно, не разрешалось хозяйничать в кафе, но сейчас он как-то туда пробрался под книжными полками.

– Грег? – наполовину утвердительно спросила Эбби. – Что-то случилось?

– Ты еще спрашиваешь? – раздраженно сетовал гость. – Не проверяла почту, что ли?

Эбби нахмурилась.

– Ее еще не доставили. – У нее появилось стойкое желание выставить того за дверь. От мужчины пахло чесноком, а ранним утром это не самый привлекательный запах.

– Ну, вчерашнюю-то читала? – Его толстая фигура чуть не тряслась от возмущения. – Я сам проверил почту только сегодня утром. Как ты, наверное, заметила, вчера я ездил на ярмарку.

Эбби вздохнула. Конечно, она даже не заметила его отсутствия. В фотостудию заходило очень мало клиентов, порой было вообще непонятно, открыта она или нет.

А рекламные листовки, которые ежедневно подбрасывали под дверь, Эбби просматривала редко.

– Я совсем забыла про почту, – соврала она, недоумевая, что могло его так возбудить. – Хочешь кофе?

– Да, спасибо, – Грег уселся за столик возле окна. Когда она принесла ему чашку, он выпалил: – Значит, ты не в курсе, что старик Гиффорд умер, а его сын продал весь бизнес застройщикам?

У Эбби отвисла челюсть.

– Когда он умер? Почему нам не сообщили?

– Видимо, все произошло на днях.

Девушка покачала головой.

– Разве его сын имеет право продавать бизнес? Мы же арендуем помещения.

– А когда истекает твой срок аренды?

– Примерно через полгода. Но я хотела его продлить.

– Да мы все хотели, – пробурчал Грег. – Но этому не бывать.

– Я ведь здесь и живу, и работаю.

– Ой, не говори. – Грег сделал огромный глоток и причмокнул от удовольствия. – М-м-м. Вкусно.

Эбби все еще не могла поверить услышанному.

– Что же теперь делать?

– Я еще как следует не пораскинул мозгами, – Грег глотал кофе. – Думаю, сначала нужно обсудить эту тему с остальными. И связаться с Мартином Гиффордом. Может быть, он просто поднимет плату.

– Думаешь, поднимет?

– Думаю, нет, – ухмыльнулся Грег.

Эбби принялась лихорадочно вышагивать туда-сюда. Грег опустошил чашку и придвинул ее к краю стола в надежде, что Эбби предложит еще. А она тем временем размышляла, как сохранить свое небольшое имущество. Конечно, сын мистера Гиффорда не компенсирует ей расходы на ремонт, если уж вознамерился продать кафе.

– А ты знаешь, кто застройщик?

– Откуда! А ты что, задумала воззвать к его порядочности?

– Конечно нет, – нетерпеливо ответила Эбби. – Просто любопытствую. Странно, будто в Эшфорде недостаточно предприятий.

– Приличного супермаркета здесь точно не хватает. Говорят, они хотят построить на торговой площади жилые дома. Высотки.

Эбби вздохнула:

– А нам, интересно, они предложат новую квартиру по сниженной цене?

– Ну, мне квартиры не надо, – сварливо говорил Грег. – Я купил себе отличное бунгало. И заметь, по дешевке. Ты, кстати, можешь перекантоваться у меня, пока будешь искать жилье. Сомневаюсь, что тебе по карману аренда, которую назначит корпорация Морелли.

У Эбби перехватило дыхание.

– Как ты сказал? Морелли?

– Ну да. – Грег нахмурился. – Ты их знаешь?

– Вообще-то знаю, – выдавила Эбби. К горлу подступила тошнота.

Боже, неужели Люк Морелли узнал, что она арендует одно из помещений? Неужели собрался ей отомстить?


Эбби лежала на кровати, тупо уставившись на свет фонарей, пробивавшийся сквозь зашторенные окна. Гарри мирно похрапывал рядом, закончив демонстрировать свою мужскую власть над ней.

Он взбесился ни с того ни с сего. Хотя знал, где и с кем она провела вечер. Вернувшись с девичника, Эбби с порога почувствовала неладное.

– Где тебя носило? – набросился Гарри, схватив ее за ремешок сумки и дернув на себя.

Она пошатнулась.

– Ты прекрасно знаешь где. – Она старалась не выдавать своего изумления. – На девичнике у Лиз. Ты сам говорил, что я должна пойти.

– Только чтобы твоя мамаша не брюзжала, будто я тебя никуда не отпускаю, – буркнул он, склоняясь к ее лицу. – От тебя воняет алкоголем. Сколько ты выпила?

– Один бокал вина, – запальчиво ответила она. Не считать же коктейль, который только пригубила. – Что, ты больше со мной не дружишь?

Эбби с трудом увернулась от его кулака.

– Не смей говорить со мной таким тоном! – заорал он. – Я задал тебе нормальный вопрос, вот и отвечай нормально! Или мамочка узнает, какая ты неблагодарная!

Эбби вырвала у него сумку. Аннабель Лэйси была слишком больна, чтобы участвовать в их разборках. Навестив ее на днях, дочь ужаснулась ее больному виду. Гарри все прекрасно понимал. Поэтому использовал здоровье матери Эбби в собственных интересах.

Пока муж пребывает в подобном настроении, разговаривать с ним бесполезно. Стоило признаться, ее мучило чувство вины. Нельзя было разрешать Люку Морелли подвозить ее до дома.

Слава богу, ничего такого между ними не произошло. Как же здорово просто поболтать с мужчиной, которому явно нравится ее общество и который обращался с ней не как с прислугой.

– Так где ты была?

– В «Паркер-Хаус». Я же тебе говорила перед выходом.

– А после него никуда не ходила?

– Ну… Нет… – Эбби замялась, и это стало ее ошибкой.

– Значит, ходила. А мне не призналась. Почему?

Эбби взмолилась о том, чтобы у нее не запылали щеки.

– Никуда я не ходила! Девочки собрались в «Голубой попугай», но я отказалась!

– Почему? Нашла в винном баре интересного собеседника? – Гарри сверлил ее взглядом. – Если ты была с мужчиной…

– Нет. – Эбби задрожала. – Я просто устала и захотела домой.

– Как же ты доехала? Кажется, твои подруги нанимали мини-автобус.

– Ну да. – Эбби нервно сглотнула. – А я вызвала такси.

– Ладно. – Гарри вцепился ей в запястье и подтащил к себе. От него подозрительно пахло чем-то сладким. Его пухлые губы оказались возле ее шеи. – Я тоже устал, крошка, – прошептал он и схватил ее за грудь, – может, пойдем в постель?


Люк Морелли внимательно изучал интернет-страницу со списком всех лондонских университетов.

Их была целая тьма, а он и понятия не имел, что за исследование проводит девушка, которую он ищет.

Он нахмурился. Прошла неделя с того дня, как они с Рэем побывали в баре и он отвозил домой эту милую особу. Она никак не шла у него из головы. Более того, несмотря на то что он дал ей свой номер, она не звонила.

Единственное, что он знал, – она работает в университете. И ее зовут Аннабель, хотя это еще большой вопрос. Одна из ее подруг назвала ее Эбс, а это сокращение от Эбигейл. Или Эбби.

Конечно, хотелось надеяться, что он придет в бар и встретит ее снова, но, похоже, девушка не из тех, кто постоянно торчит в клубах. Люк запомнил дом, у которого ее высадил, но в нем где-то сорок квартир, а ее фамилии он не знает.

Честно говоря, он даже не понял, чем она его так зацепила. Да, привлекательная, высокая, худенькая, с шелковистыми светлыми волосами. Но он знал немало красавиц.

«Даже слишком худенькая», – подумал Люк, вспомнив ее выпирающие плечи. И на внешнем виде она явно не зациклена.

В его кабинет вошел Рэй Карпентер, посмотрел на монитор и недоуменно спросил:

– Что это ты такое делаешь?

– А тебе-то какое дело? – раздраженно бросил Люк. – Проверяю кое-что.

– Кое-что или кое-кого? – проницательно заметил Рэй. – Просматриваешь сайты университетов, значит. И не сказал мне, что девушка, которую ты подвозил домой, работает в университете?

Люк стиснул зубы.

– А если бы и сказал, что это меняет?

– Я бы ответил, что ты попытаешься с ней связаться! – пошутил Рэй. – И какой из них ее?

– Без понятия, – хмурился Люк.

– Но ты ведь знаешь, где она живет.

– Я помню дом, но не знаю, какая у нее квартира.

– Так посмотри список жильцов. Они обычно лежат в вестибюле.

Люк закрыл ноутбук. Не хотелось говорить Рэю, что он даже не знает ее фамилии.

Он так боялся ее задеть, что даже не поцеловал на прощание.

Ее прелестные губки так и манили его. А как приятно она пахла! Нежный аромат еще долго витал в его автомобиле. «Черт возьми! – думал он. – Да я, похоже, влюбился!» С ним никогда прежде не случалось подобного.

К счастью, Рэй перевел тему, и они принялись обсуждать текущие проекты. Приятель провел день в Милтон-Кинсе[2], ему нравилось проверять руководителей объектов. Люк встречался с агентом по недвижимости, который предлагал купить здание на севере города.

Офис в Ковент-Гардене оказался уже тесноват. Архитекторам, дизайнерам, бухгалтерам и остальному персоналу требовалось больше места. Перспектива расширения опьяняла, и Люк с головой погрузился в описание ветхого строения, которое они могли бы переделать под себя.

Но вечером, покинув офис, он не удержался и свернул в Челси[3]. Проехав Воксхолльский мост, мимо жилищного массива, где жила Аннабель, Люк подумал, что этот район может считаться вполне презентабельным. Неужели она богата? Потому, возможно, и не позвонила ему? Или просто снимает здесь квартиру на пару с какой-нибудь подружкой?

Если так, найти ее будет гораздо сложнее.


Эбби стояла у окна и смотрела, как по стеклу ползут капли дождя. Уже почти стемнело.

Гарри сказал, что может вернуться поздно, но она его словам не поверила. Иной раз он говорил что-то подобное, однако приходил домой через полчаса.

Предположив, что Эбби захочет поужинать, Гарри оставил в духовке курицу. А она была не голодна. В последние дни у нее вообще не было аппетита. Мама волновалась, что она худеет, но еда не лезла в горло.

Эбби хотела навестить ее сегодня, но позвонила медсестра и сообщила, что у миссис Лэйси выдался тяжелый день, и теперь она отдыхает. «Значит, ей дали успокоительное, – решила Эбби. – Теперь она сможет внятно говорить лишь через пару дней».

Во двор вдруг завернула машина.

Это была узнаваемая модель, холеная и мощная, как, впрочем, и ее владелец. Фонарь осветил темно-зеленый кузов.

И с чего она вдруг решила, что это машина Люка Морелли? Видимо, шестое чувство. И оно предвещало неприятности.

Что же делать? Главное – не паниковать. Он даже не знает ее имени. А вдруг… Вдруг он ездил в «Голубой попугай» и кто-нибудь с девичника ему все рассказал? Конечно, маловероятно. Но может, стоит…

Нет!

Окинув взглядом гостиную в стальных тонах, Эбби подумала, что Люк даже не подозревает, как ненавистно ей это место. Поймет ли он, что она вынуждена оставаться во власти мужчины, который ее не любит? Иначе она не сможет оплачивать лечение матери.

Эбби ринулась в коридор, надела пиджак и ботинки. Посмотрела в зеркало. Бархатный домашний костюм не слишком подходил для прохладных октябрьских вечеров. Особенно если шел дождь, а у нее нет зонтика. Но времени на переодевание не оставалось.

Их квартира находилась на шестом этаже. Эбби вызвала лифт. Только бы Гарри не вздумал прийти домой пораньше! Как бы он отреагировал, если бы застукал ее с незнакомцем в вестибюле?

Но внизу не оказалось ни Гарри, ни Люка Морелли. Неужели тот приехал сюда не ради нее? Или, может, это вообще был не он? Похожие машины часто проносятся возле метро.

Эбби решила выскочить на минутку, просто взглянуть, там она или нет. Значит, надо миновать консьержа. Слава богу, мистер Мак-Феллан смотрел телевизор. Видимо, только гости заслуживали его беглого взгляда.

Да и хорошо!

Глава 2

Визит в Эшфорд Люк решил отложить до следующего утра.

Когда он приехал к отцу в Бат, тот попросил его остаться на ночь, и сын не стал возражать.

В Эшфорд он хотел съездить анонимно. Магазинчики, о которых ему рассказали, намного проще осмотреть, если не вызывать гнева их обитателей.

В этом городишке он не бывал ни разу. Чарльз Гиффорд, владелец нескольких тамошних предприятий, с незапамятных времен играл в гольф с Оливером Морелли. И едва мистер Гиффорд умер, его сын немедленно сообщил адвокату Морелли, что собирается продать магазинчики.

По сравнению с тем, какой недвижимостью занималась сейчас компания, магазинчики были покупкой несущественной, но Люк чувствовал, что отец хотел как-то поспособствовать его успеху.

Оливер Морелли лично попросил дать арендаторам полгода на поиск новых помещений.

«А это будет непросто», – думал Люк.

Он решил оставить машину в центре городка и обследовать магазинчики на своих двоих. По слухам, они представляли собой нечто малосущественное и, скорее всего, уже отжили свой век.

Шагая по Хай-Роуд, Люк заметил только магазины одежды и пару кофеен. Гастрономов здесь явно не хватает. Теперь понятно, почему местные власти склонялись к возведению супермаркета.

Местечко весьма симпатичное. Вокруг красивой каменной церкви разбит парк с небольшим озером, где живут утки. На клумбах, огораживающих рыночную площадь, уже расцветали цветы, а в парке зеленели деревья.

Все это выглядело очень по-английски. Как раз для выходцев из Лондона, которые бегут от суеты и хотят жить в спокойствии, не лишенном благ цивилизации.

Отец объяснил, куда идти. Судя по описанию, здесь располагались магазин подарков, фотостудия, магазин шерстяных изделий и свадебный салон. Пятым числилось кафе с книжной лавкой, наиболее успешное в финансовом плане.

Люк перешел дорогу и побрел мимо первого магазина. Им оказался свадебный салон, на витрине которого красовалось вычурное кружевное платье.

Дальше следовала фотостудия. Ее витрина была отделана пурпурным фоном, в центре которого стоял цифровой фотоаппарат. Неужели кто-то еще любит церемонные портреты? Фотограф явно зарабатывает на жизнь только свадьбами да крестинами. А может, они работают в тандеме со свадебным салоном?

Люк усмехнулся. Перед ним находилось кафе, дальше магазин подарков, заваленный игрушками и мишурой, которые любому серьезному покупателю покажутся грудой хлама. Но, видимо, кому-то это нравилось, иначе магазин давно бы закрылся.

Шерстяные изделия Люка не сильно интересовали, поэтому он остановился на кафе.

Посмотрел на часы. Почти десять. Можно с полным основанием зайти и выпить кофе. На вывеске значилось «Харлей». Прилавок уставлен аппетитными булочками и пирожными.

Некоторые столики были уже заняты. Хоть на центральной улице полно кофеен, многие предпочли местечко потише. Хотя, возможно, их привлекала книжная лавка.

Когда Люк открыл дверь, приглушенно зазвенел колокольчик. Он юркнул за пустой столик и опустился в кресло. Восхитительно пахло выпечкой. Закрывшись меню, он исподлобья изучал обстановку.

Кофейня выглядела стильно. Одну стену занимали стойки с маффинами и разными пирожными, которые изобиловали кремом и кусочками фруктов. Где-то в глубине булькала огромная кофемашина, а справа под аркой начинался книжный магазин.

– Что будете заказывать?

Люк так увлеченно разглядывал кофейню, что не услышал, как кто-то подошел. Отложив меню, он взглянул на молодую женщину, стоявшую у столика.

– Будьте добры, пожалуйста, американо… – начал он и вдруг осекся. – Эбби! – Он вскочил. – Что ты тут делаешь, черт возьми?!

– Веду бизнес, – на удивление спокойно ответила она.

Шквал эмоций после того, как она прочитала письмо юриста пару недель назад, уже улегся, однако появление здесь Люка казалось просто невероятным.

Причем он пришел один.

– Зато не надо спрашивать, что здесь делаешь ты, – сухо парировала она. – Видимо, оцениваешь последнюю покупку.

Люк посмотрел ей в глаза. Он ничуть не изменился. Высокий, темноволосый, с оливковой кожей, по-прежнему красивый. Опасно красивый.

Зато Эбби, в отличие от него, сильно изменилась. Спасибо неудавшейся любви и мучительному разводу. Теперь еще и деньги, вложенные в кафе, считай, пропали.

– Ты управляешь этой кофейней? – недоверчиво переспросил он. – Я думал, ты в Лондоне. Не знал, что ты переехала.

– Не знал?

Если это правда, вряд ли он скупил магазины из мести, как она думала сначала.

– Нет, конечно, – смущенно пробормотал Люк. – Разве твой муж мог так легко бросить работу? На фондовой бирже, кажется? Здесь брокеры не особо востребованы.

– Мы с Гарри развелись, – сообщила Эбби, опасаясь, что затянувшаяся беседа привлечет всеобщее внимание. – Сейчас принесу кофе.

– Подожди. – Она уже развернулась, но его низкий голос приковал ее на месте. – И давно вы в разводе?

– Не твое дело.

Ура, у нее не задрожал голос!

– Вот как ты себя ведешь с клиентами? – ухмыльнулся он.

– Разве вы клиент, мистер Морелли? Вы здесь проводите расследование. И я могу отказаться вас обслуживать. Мое право.

Люк вздохнул:

– Тогда скажи, где здесь можно поесть, и я приглашу тебя на ужин сегодня вечером.

– Сомневаюсь, что это хорошая идея, мистер Морелли. – Эбби с облегчением заметила, что к кассе подошли два человека. – Кофе сейчас будет.

Люку пришлось ее отпустить. Эбби поспешила к прилавку, поприветствовала постоянных посетителей, пробила чек и принялась готовить американо.

У нее немного дрожали руки, хотя основную часть работы проделывала машина. Девушка поставила на поднос чашку, кувшинчик со сливками и сахарницу и понесла гостю.

Однако того на месте не оказалось. Столик был пуст.

Встревожившись, Эбби поставила поднос на прилавок. Она никак не ожидала встретить здесь Люка, но еще большей неожиданностью стал его стремительный уход.

Хотела ли она снова его увидеть? Разве не глупо надеяться, что из этой встречи что-нибудь выйдет? После всего, что произошло.

День тянулся бесконечно.

Она много думала о нем. Особенно после развода. Правда, они оба знали, что она обманщица.

Тогда зачем он предложил ей поужинать?

Кафе и книжная лавка закрывались в четыре, но Эбби почему-то не хотелось возвращаться в свою квартиру на верхнем этаже, где ее ждал Харлей.

Сегодня она жаждала скорее надеть пальто, взять собаку на поводок и уйти. Появление Люка свидетельствовало о том, что у него далеко идущие планы.

Эбби еще надеялась, что Морелли не получит разрешения на строительство или земля окажется непригодной. Но теперь, похоже, надежды рухнули.

За магазином раскинулся пустырь, и Грег предположил, что это еще одна причина, по которой сын Гиффорда продавал это место. Пустырь тоже принадлежал им, и застройщики могли бы сделать не только парковку, которая всегда нужна в городе, но и, например, кинотеатр.

Пока земля свободна. И Харлей с удовольствием пользовался возможностью побегать без поводка.

Несмотря на возраст, энергии у него было хоть отбавляй. Эбби с удовольствием кидала ему палку.

На тропинку с противоположной стороны вдруг вышел человек.

Люк Морелли.


Эбби дошла до входной двери и выскочила наружу.

Темно-зеленый «астон-мартин» стоял на прежнем месте, залитый светом фонаря.

Слава богу, водитель не торопился выходить наружу. Видимо, его остановил дождь. Или, возможно, он не знал, куда идти.

Неужели это Люк Морелли? Из-за дождя трудно было что-то разглядеть, но Эбби решила рискнуть. Нельзя допустить, чтобы муж пришел домой и застал Люка.

Она очень хорошо помнила синяки на груди и животе, которые наставил Гарри, когда узнал, что она обедала с профессором из университета. Муж так сильно скрутил ей пальцы, что опухоль сходила еще долго, и из-за этого Эбби не могла носить обручальное кольцо. Гарри был невыносимо ревнив. А сам неизвестно сколько раз изменял ей.

Хотя она даже не помышляла о таком.

До теперешнего момента.

По пути на парковку она убеждала себя в том, что Люк Морелли ее не интересует. Просто подбросил ее домой после девичника. И даже не поцеловал ее на прощанье.

Хотя хотел. Когда она открыла дверцу машины, быстро попрощавшись, Люк потянулся к ней. И если бы он ее коснулся, она бы не стала сопротивляться. Как бы она хотела снова почувствовать себя желанной!

Да, это был он. Эбби распахнула дверцу машины и села внутрь.

– Не возражаешь? – спросила она. – Погодка что надо.

– Это еще цветочки, – усмехнулся он. – Как ты узнала, что я здесь?

– Ну, – Эбби неопределенно махнула рукой, – я смотрела в окно и вдруг подумала, что узнала твою машину.

– А потом подумала, что надо бы извиниться за то, что не позвонила, – сухо выговаривал Люк. – Ты хоть представляешь, как трудно было тебя найти?

Эбби раскрыла рот.

– Ты меня искал?

– Я просматривал сайты университетов, – признался он. – Но без фамилии или хотя бы предмета исследования это оказалось пустой тратой времени.

У нее упала гора с плеч.

– Мой приятель Рэй, с которым я ходил в бар, предложил вычислить твою квартиру. – Он взглянул на дом. – Крутое место, да? – Его глаза потемнели. – Даже не знаю, что бы я мог тебе предложить.

– Ты с ума сошел? Я снимаю квартиру. Вместе с подругой, – проговорила она с запинкой. – И кстати, она меня ждет. Мы только сели ужинать. – Она потянулась к ручке двери. – Боюсь, мне пора.

Люк помедлил.

– Ты не хочешь поужинать где-нибудь в другом месте?

– Не могу. – Эбби понимала, что играет с огнем, сидя в его машине. – Извини. Может… Может, в следующий раз.

Кто ее тянул за язык?

– Давай! Завтра вечером? Я заберу тебя в восемь. Поужинаем, посмотрим фильм. Что скажешь?

Эбби колебалась. Она просто обязана отказаться. Если Гарри узнает, что она планирует встретиться с мужчиной, страшно представить, что тогда сделает. И наверное, по праву.

Но Эбби всей душой желала провести время в компании человека, который относился бы к ней хоть с каким-то уважением.

– Даже не знаю. – Она сцепила дрожащие руки. – Мы ведь едва знакомы.

– Это поправимо. Так ты хочешь встретиться или нет?

Эбби по-прежнему сомневалась. Но не успела она отказаться, как Люк притянул ее к себе.

– Сейчас я тебя уговорю, – мягко объяснил он свои действия, и его язык скользнул в ее рот.

Жадный поцелуй лишил Эбби всякого здравомыслия. Ее окутало пламя. Она схватила Люка за отвороты пиджака и притянула к себе.

Опьяняющие поцелуи стали интенсивнее. Хорошо, что между ними находилась коробка передач, иначе бы Люк посадил ее к себе на колени и продолжить обследовать ниже талии.

А сейчас он лишь ласкал ее грудь сквозь мягкую ткань домашнего костюма. Эбби почувствовала, как от этих прикосновения напряглись соски.

– Поехали, Аннабель. – Люк приподнял край ее футболки, чтобы ощутить горячую грудь. Эбби держалась из последних сил.

На стоянку заехала еще одна машина, и девушка похолодела. Она сразу ее узнала. Опасения сбылись. Гарри приехал домой раньше, чем говорил.

Оторвавшись от его губ, она нашарила дверную ручку.

– Все, мне пора. Меня ждет Гарриет.

– Стой! – вскричал Люк, успев схватить ее за руку. – Скажи, что ты согласна на завтрашний ужин! И как тебя зовут? Я даже не знаю твоей фамилии. Можно, я тебе позвоню?

– Нет. Я сама тебе позвоню.

– Когда?

Гарри уже парковал машину. Паника толкнула Эбби на безрассудство.

– Завтра.

– Обещаешь?

– Да, – выдохнула она. – Мне правда пора.

– В таком случае возьми мою визитку!

Он освободил ее, и она сунула карточку в карман, вылезла из машины и трусцой побежала к дому. «Надеюсь, Люк спишет это на дождь», – подумала Эбби, стоя в лифте, и поблагодарила судьбу за то, что консьерж по-прежнему пялится в телевизор.

К счастью, Гарри даже не заметил, что она выходила.


Поздно вечером у Люка зазвонил телефон. Нахмурившись, он оторвался от документов для завтрашней встречи.

Отвечать он не собирался. Его последняя девушка не приняла бы отказа, а больше ему никто не мог позвонить в одиннадцать вечера.

На экране высветился незнакомый номер, это мог быть отец, с которым они уже давно не виделись. Но тот обычно не звонил в подобное время, только если что-то срочное.

Выругавшись про себя, Люк взял телефон со стола и принял звонок.

– Люк?

У него перехватило дыхание. Если он не ошибается, это Аннабель. Она обещала ему позвонить три недели назад.

– Аннабель, – осторожно поинтересовался он, – это ты?

В трубке раздался нервный смешок.

– Ты меня уже забыл?

– Нет. – Люк облизнул пересохшие губы. – Я решил, что это ты меня забыла.

– Отнюдь. – Ее голос был явно напряжен. – Как поживаешь?

– Неплохо. – Люк помедлил. – Правда, сейчас как-то поздновато для дружеского звонка, ты не находишь?

– Извини.

Опасаясь, что она бросит трубку, Люк поспешно продолжил:

– Тем не менее я рад тебя слышать. Значит, ты согласна на свидание?

– Ну да. – Он услышал ее прерывистое дыхание. – Что ты сейчас делаешь?

– Сейчас? – Люк был застигнут врасплох. – Работаю. А ты?

– Да так, ничего особенного. – Опять пауза. – Я подумала, вдруг ты захочешь выпить по бокальчику.

Он разинул рот.

– Сейчас?!

– Если хочешь.

«Но уже поздно», – чуть не вырвалось у него.

– Ну давай. – Интересно, во что он вляпался? – За тобой заехать?

– Нет, – тут же ответила она. – Встретимся на месте.

– Где?

– Как насчет «Паркер-Хаус»? Мы оба там были.

– Ладно, – протянул он.

– Через полчаса?

Люк растерянно кивнул:

– Хорошо.

Подумав, что черная кофта и джинсы вполне подойдут для «Паркер-Хаус», Люк схватил под мышку кожаную куртку и сунул в карманы телефон с кошельком.

На улице было холодно, но очень красиво. Почти полная луна освещала темные улицы серебристым светом.

Люк жил на севере Лондона, а проехать в западную часть в такое время было довольно затруднительно.

Голова у него разбухла от вопросов. Что, черт возьми, задумала Аннабель? Звонит посреди ночи и предлагает выпить? Может, уже приняла на грудь? Хотя она и не производит впечатления пьющей. Однако кто знает?

Ему удалось припарковать машину рядом с баром. На улице было немноголюдно. Люк зашел внутрь и осмотрел битком набитый зал. Кажется, она еще не пришла. Он подошел к стойке и заказал пива.

– Привет, – раздалось где-то рядом.

Люк повернулся и увидел Аннабель. Она, как всегда, была прекрасна, но немного бледнее, чем он ее запомнил. На ней было черное пальто с высоким воротником, волосы закручены небрежным узлом. Макияжа почти не было. Интересно, чем она занималась перед тем, как позвонить?

– Привет. Что тебе заказать?

– Слушай, может, пойдем куда-нибудь в другое место? – Она отвела глаза. – Здесь шумновато.

Да, но зачем тогда она выбрала этот бар?

– Пойдем. А куда? – Он протянул бармену деньги за пиво. – Сейчас везде шумно. Снаружи есть пустая беседка. Может, устроимся там?

Она бесстрастно пожала плечами и взяла предложенный бокал вина.

– Так-то лучше. – Он уселся на лавку рядом с ней. Коснулся ее бедром. Кажется, она затаила дыхание.

От нее исходил чувственный будоражащий аромат. Как же он хотел ее! Получится ли заманить девушку к себе домой?

– Почему ты не снимаешь пальто? – удивился он. – Здесь ведь тепло.

– Даже не знаю. – Она еще выше задрала воротник.

– Ну, не важно, – мягко сказал он, приблизив лицо к ее нежной щеке. – Я очень рад тебя видеть. Думал, ты меня кинула.

Девушка рассмеялась.

– Знаешь, Аннабель, я не испытывал раньше ничего подобного.

– Не верю!

– Правда. – Люк осторожно взял ее за подбородок и повернул к себе. – А я ведь отнюдь не отшельник. Мужская природа, – прошептал он, коснувшись ее губ своими губами. – Зато сейчас все иначе. Ты отличаешься от всех. – Он поцеловал ее более настойчиво. – Как ты смотришь на то, чтобы поехать ко мне?

– К тебе? – выдохнула она и отклонилась, когда он захотел ее поцеловать, при этом воротник пальто сполз, обнажив уродливый синяк на шее. – А где ты живешь?

– На севере, в Камдене. – Теперь Люка больше интересовало, откуда у нее взялся страшный синяк. Он аккуратно коснулся его пальцами. – Как ты умудрилась?

– Ой. – Она быстро подняла воротник. – Упала. В ванной. Глупо, да? – Она решила поменять тему. – А ты живешь один?

– У меня нет женщины, если ты об этом, – усмехнулся он. – А как насчет тебя?

Вдруг напротив них встал какой-то мужчина, и Аннабель вскрикнула:

– Гарри!

И отскочила от Люка.

Мужчина был грузный, невысокого роста, но довольно мускулистый. Подобные самодовольные лица Люк часто встречал в конференц-залах. Судя по костюму, он работал в Сити[4]. Кто это? Ее бойфренд? Вряд ли.

Мужчина смерил его презрительным взглядом.

– Не хочешь представить меня своему собеседнику, Эбби?

Эбби.

Люк и раньше подозревал, что это ее настоящее имя.

– Это Люк. Люк Морелли, – еле слышно пролепетала она. – Он… Просто знакомый.

– Как хорошо, что я решил поискать тебя здесь, да? – Мужчина буквально сверлил ее взглядом.

Эбби судорожно вздохнула, видимо чтобы набраться храбрости.

– Ты сказал, что не вернешься до завтра.

– А ты сказала, что пораньше ляжешь. – Он насмешливо приподнял бровь. – Ах ты, маленькая стерва!

– Возьми свои слова назад!

Грохнув руками по столу, Люк вскочил, схватил Гарри за пиджак и прорычал:

– Ты вообще кто такой, чтобы так о ней говорить? Я бы сейчас с удовольствием тебя…

– Не надо, Люк!

Эбби поднялась и остановила его кулак.

Гарри, или как там его звали, резко засмеялся:

– Спроси у нее, Люк, какое я имею право требовать от нее верности. Держу пари, она меня ни разу не упоминала!

Люк нахмурился.

– Что ж, если вы встречаетесь, тебе стоит проявлять к ней больше уважения, – отрезал он и повернулся к Аннабель. То есть Эбби. Выжидающе посмотрел на нее: – Кто этот придурок? Ты его знаешь?

Конечно, вопрос прозвучал глупо. Но у него возникло чертовски странное ощущение, что он попал в альтернативную реальность.

За нее ответил мужчина, и его тон был таким же самодовольным, как и лицо.

– Она моя жена, Люк. И была ею на протяжении, дай-ка вспомнить, трех лет. Кстати, если она хочет развода, может прямо об этом заявить. Да, Эбби? Ну давай, Люк, спроси, хочет ли она развода! Я почему-то думаю, что нет. У моей жены большие аппетиты, и я сомневаюсь, что ты мог бы их удовлетворить. Что молчишь, Эбби? Просто скажи твоему знакомому, что я прав.

Эбби молчала. У Люка земля ушла из-под ног. Он ничего не будет спрашивать. Все очевидно. Какой же он дурак, что поверил ей! Она не собирается расставаться с мужем. Она их обоих водила за нос.

Глава 3

Харлей заметил подходящего к ним мужчину и весело бросился ему навстречу. На Люка он явно реагировал лучше, чем на Грега. Земля была грязной, и Эбби взмолилась, чтобы Люк от нее не потребовал компенсации за испорченный костюм.

Собака крутилась возле Люка, беспрерывно махая хвостом. «Ну, Харлей, ты предатель», – возмутилась Эбби, пока Люк гладил ретривера по голове.

– Твой пес? – спросил он, когда тот понесся к хозяйке. Эбби кивнула. Она уже пожалела, что не выбрала другое место для прогулки, и стала доставать поводок.

– Не привязывай его, – попросил Люк, шагнув к ней. – Я люблю собак, и, к счастью, они меня тоже.

Но Эбби уже поспешила к Харлею, пристегнула его. Пес жалобно заскулил, но она была неумолима.

– Я не видела, что здесь кто-то гуляет, иначе не спустила бы его.

Люк пожал плечами:

– Я просто знакомлюсь с окрестностями. Здесь красиво.

– Это точно, – выдавила Эбби. А что еще она могла сказать? Что именно поэтому сюда и переехала? – Ты часто здесь бываешь?

Люк снова пожал плечами:

– Мой отец живет в Бате, а Эшфорд-Сент-Джеймс я знаю не так хорошо.

«Так откуда, черт возьми, в таком случае ты узнал о продаже магазинов?» – подумала она. Или он наткнулся на них в Интернете, как когда-то она?

Словно прочитав ее мысли, Люк пояснил:

– Это папа рассказал мне о магазинах. Они с Чарльзом Гиффордом – давние партнеры по гольфу. Мистер Гиффорд – отец нынешнего владельца.

– Я знаю Чарльза Гиффорда. То есть знала, – безучастно ответила она.

– Так ты знала, что я в этом замешан, еще до моего появления в кафе?

Эбби кивнула:

– Нам разослали письма.

– И конечно, проклинала меня на чем свет стоит, – иронично предположил Люк. – А зря, скажу я тебе.

Девушка вздохнула:

– Если честно, сначала я подумала, будто ты решил купить кафе из мести, узнав, что я им управляю.

– Шутишь? – рассмеялся Люк.

– Нет, но мы ведь расстались не при самых лучших обстоятельствах.

– А ты, похоже, высокого о себе мнения, если думаешь, что я еще страдаю в течение стольких лет. Кстати, скольких? Четырех лет?

– Пяти, – коротко поправила она, удивившись, что он этого не помнил. – Ну что ж, я рада, что не сильно тебя ранила.

«Если бы ты только знала», – подумал Люк, опустив глаза на собаку.

Эбби виновна в его разрыве с Рэем Карпентером. Из-за нее он женился на Соне, с которой встречался еще до знакомства с ней. Этот брак стал ужасной ошибкой и через год распался.

Люк снисходительно махнул рукой, в глубине души поразившись, насколько легко он умеет солгать.

– Я уже все забыл, – беспечно заявил он. – Жизнь продолжается. Как, впрочем, и у тебя.

– Я рада. – Она посмотрела на него исподлобья. – Все произошло по моей вине. Однако давай не будем ворошить прошлое.

Люк был абсолютно уверен в ее вине. Эбби согласилась с ним встретиться, будучи замужней женщиной! Ему бы стоило пожалеть ее мужа, а не грозиться разбить ему лицо.

Не надо бы с ней разговаривать. Как только он зашел в кафе и понял, кто им управляет, он должен был сразу же уехать. Вместо этого он несколько часов бродил по Эшфорду, подумывая о том, чтобы вернуться.

Когда Эбби подошла его обслужить, он был ошеломлен и сам на себя разозлился. Кто бы мог подумать, что она переехала сюда и открыла кафе. Эбби изучала английский язык, была научным сотрудником в университете. Как только Люк благодаря Гарри узнал ее настоящее имя, дальнейшее оказалось проще простого. Вычислить, где она работает.

Также он узнал, что ее муж, Гарри Лоуренс, работает в Сити и довольно известен в кругах брокеров, хотя многие считали его неучем.

Уж не он ли оставил на ее шее тот ужасный синяк?

Потом Люк вспомнил его хвастливое замечание, что Эбби от него не уйдет.

И она не ушла.

Она могла бы добиться развода. И добилась бы, имей хоть каплю самоуважения. По своему печальному опыту Люк знал, что разводы не проходят бесследно.

Интересно, когда она развелась и кто явился инициатором? Учитывая то, что она обманула мужа, скорее всего, он и подал в суд.

Несмотря ни на что, Люк никак не мог ее забыть. По-прежнему ощущал ее сладкий вкус на своих губах. Хорошо, что эта интрижка не имела продолжения. Эбби покинула бар вместе с мужем, и больше Люк ее не видел. Вплоть до сегодняшнего дня.

Не утешало и то, что через пять лет Эбби стала еще привлекательнее. Да-да, он прекрасно помнил, сколько прошло времени с их последней встречи.

Кажется, она чуть прибавила в весе? Если так, ей это явно шло. Ее волосы больше не были бесцветными, а, напротив, приобрели красивый золотистый оттенок. Она убрала их в хвост, открывая утонченные черты лица.

Почему он все это подмечает? Неужели захотел снова оказаться в дураках? А уж секса ему точно захотелось. Но он не пойдет на поводу физиологических потребностей.

Немного поколебавшись, Эбби оборонила:

– Утром ты ушел, не выпив кофе. Боялся, что я его отравлю? – Она слегка улыбнулась.

– Нет, не боялся.

– Ну, тогда ладно. – Она прикусила нижнюю губу. – Не хочу, чтобы между нами оставалась вражда.

– Между нами? – нахмурился Люк. – Нет никаких «нас».

Она немного покраснела.

– Пока нет.

– И никогда не будет, – грубо оборвал он.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Сноски

1

Ковент-Гарден – район в центре Лондона. (Примеч. пер.)

2

Милтон-Кинс – город на юго-востоке Великобритании.

3

Челси – район Лондона.

4

Сити – деловой центр Лондона.