книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Артем Рублев

Предназначение

Предисловие

Любите ли вы жизнь так,

как хотите, чтобы она любила вас?

Смерти не существует. Теории о загробной жизни похожи на домыслы нерадивого ученика у доски, который не успел дочитать до конца заданное на дом произведение и теперь пытается выкрутиться перед учителем. Он придумывает концовку вроде бы складно и логично, но в книге написано не так. Учитель и читавшие произведение ученики понимают, что ученик все придумал, и смеются над ним. Но что происходит с человеком после того, как его сердце перестает биться? Сплошные домыслы и ни одного реального опыта.

Ни одного до сегодняшнего дня.

Меня зовут Артем Рублев. Мне 29 лет, я живу в Москве, и я вспомнил свою прошлую жизнь.

Это не было для меня шоком, чем-то одномоментным. Я не падал, не ударялся, не попадал в аварию. Я шел к этому осознанно и постепенно, пробуя разные вещи, путешествуя в совершенно нетуристические места, к людям, обладающим силой и знаниями. Вспомнить прошлую жизнь не было моей конечной целью. Я лишь хотел понять смысл обрывочных воспоминаний из слишком далекого времени, чтобы быть моими, и узнать смысл своего существования.

Я бы не стал писать эту книгу и занимать эфир, если бы вся суть того, что я собираюсь сказать, сводилась к бессмертию души. Это знание почти ничего не дает. Скорее, в таком упрощенном виде оно может даже навредить. Многие люди живут по принципу «Жизнь одна! Была не была!». Он помогает им в ситуациях, когда надо выйти из зоны комфорта, принять какое-то судьбоносное решение или просто попробовать что-то новое. Этот принцип позволяет своим адептам жить более яркой и интересной жизнью. Представьте, как бы они зажили, если бы узнали о том, что за их жизнью сразу же последует новая? Только это и все. Они бы расслабились, темп их жизни замедлился бы, тяга к открытиям стала бы просто желанием, а действия не имели бы жестких дедлайнов. Не успею? Значит, в следующей жизни.

Думаю, что прогресс в обществе с такими гражданами оставлял бы желать лучшего. Да что там – мы могли бы откатиться даже в каменный век.

Данная книга написана потому, что, вспомнив прошлую жизнь и все, что предшествовало новому рождению, я смог решить сложное уравнение. В нем было несколько неизвестных: смысл существования, предназначение человека и его возможности. Вопросы, интересовавшие меня, звучали примерно так: Кто я и зачем живу? Как я могу быть счастливым? На что я способен? Что со мной будет после смерти?

После определенных стараний мне удалось получить ответы на них. Самые честные и реальные ответы, какие только могут быть, – я все видел, ощущал и воспринимал сам. В книге вы прочитаете о том необычном опыте, который помог мне вспомнить то, что считалось до сих пор невозможным, – период после смерти и до нового рождения.

Мои исследования в этой жизни и знания из прошлой позволили уложить весь смысл человеческого существования в простую и в то же время гениальную систему (она является не моим изобретением, а великой задумкой Создателя). Она не похожа ни на что, описанное ранее. Она совершенна и не ограничена одной-единственной жизнью. Она помогает обрести смысл, увидеть свою главную цель, мотивирует, открывает огромные возможности. Она лечит раны, снимает груз проблем и предлагает выйти из замкнутого круга одинаковых жизней.

Эффект от получения знаний об этой системе можно проиллюстрировать следующей историей.

В Таиланде очень распространен такой вид зарабатывания денег (назвать это бизнесом у меня язык не поворачивается) – делать блины с начинкой прямо на улице и продавать прохожим. Выглядит сей процесс довольно убого. Старая грязная плита с двумя большими электрическими конфорками приделана к мопеду или даже велосипеду. В нашей истории за ней стоит молоденький таец по имени Прасет, весь в поту и масле, и выдает раз в десять минут своим клиентам по два одинаковых блина с одинаковыми или, может быть, разными начинками. Ассортимент начинок, как правило, невелик: бананы, сгущенка или нутелла. Так усердно работать ему приходится, конечно, только в час пик, когда у «прилавка» стоит очередь. Когда никого нет – он просто сидит прямо на тротуаре и смотрит по сторонам.

Ради производства своего продукта он проделывает все время один и тот же набор действий: выливает на конфорку порцию пальмового масла, затем наливает на нее жидкое блинное тесто, когда проходит пара минут – переворачивает блин привычным, практически автоматическим движением. Потом перекладывает готовый блин на бумагу, намазывает или накладывает начинку, складывает блин специальным образом, чтобы начинка не вываливалась, затем закидывает полученное блюдо в маленький пакет и отдает покупателю. Вот и все. Таким нехитрым образом он обеспечивает свое существование на этой планете. Одинаковые блины раз за разом. Одинаковые дни, недели и годы.

И вот нашему герою около тридцати. Он живет так же, как и в тринадцать. Разве что теперь по утрам засматривается на симпатичных горожанок, спешащих на работу в банк, расположенный неподалеку от того места, где он любит парковаться для работы, – они всегда такие сексуальные в своих белоснежных белых рубашках и облегающих строгих синих юбках до колена. Прасет продает им блины на завтрак и всегда провожает взглядом, пока те не затеряются в утренней суматохе или не скроются за стеклянными дверями своего небольшого отделения.

Таким было и то утро, когда его взгляд привлекло ярко-оранжевое пятно, различимое даже в плотной пестрой толкотне из людей и машин, царящей в час пик. Это был старый монах. Прасет никогда раньше не видел в своем районе монахов. Иногда здесь оказывались туристы, заплутавшие по вине недобросовестных картографов или своей невнимательности, но монахи – их священный путь тут при нем еще ни разу не пролегал.

Монахи в Таиланде в огромном почете. Встретить монаха здесь – великая радость и самая лучшая примета. Слугам Будды нельзя владеть деньгами или каким-либо имуществом, они живут только за счет подаяний, а потому многие тайцы стараются чем-то с ними поделиться. Таким образом, как им думается, они делают угодное высшим силам дело, очищают свою карму и притягивают удачу.

Решив, что удача ему сейчас не помешает, Прасет виновато улыбнулся стоявшей перед ним симпатичной банковской кассирше, заказавшей блин с нутеллой, и вернул ей деньги за заказ. Отдавать готовившийся для нее блин он уже не собирался. Когда блинчик испекся, Прасет сложил его в пакет, сунул за пазуху и побежал догонять святого старика.

В тот день он не приготовил больше ни одного блина.

Оранжевое пятно в толпе озарило всю его жизнь. Знания, которыми с ним поделился добрый монах в благодарность за вкусную еду, а может быть, просто так, неся свет, будто разбудили его от долгого неприятного сна.

На следующее утро Прасет проснулся и пошел совершенно другим путем. Утром он встал и не побежал сразу же заводить свой мопед с плитой. Парень решил, что отныне будет делать пиццу и продавать ее туристам в местах их наибольшего скопления.

Итак, пока вокруг его дома по улицам снуют многие тайцы с плитами на колесах в поисках проголодавшихся, он решается сделать шаг в сторону. Зарабатывать себе на хлеб в условиях жесткой конкуренции ему было довольно непросто. В этом виде деятельности совершенно невозможно увеличивать свою выручку за счет роста числа клиентов. Тайцы предпочитают покупать блины у одних и тех же. У нашего героя тоже были постоянные покупатели из местных, которые обеспечивали ему стабильный, хоть и крошечный заработок. А туристы… Туристам не угодишь. Они воротили нос оттого, что по его столику с плитой может пробежать таракан или еще какое насекомое. Такой маленький и ничего не значащий момент мог подвигнуть их отказаться от покупки, когда все было почти готово и ингредиенты потрачены. Нет, так продолжаться дальше просто не могло.

Прасет берет у родственников немного наличных и оборудует дома печь. Весь день он готовит пиццу, ориентируясь в приготовлении по роликам на Youtube, а вечером везет продавать свежую выпечку в места массового скопления туристов.

Тут важно отметить, что пицца для Таиланда – экзотическое блюдо, местные ее не делают, она есть только в иностранных дорогих ресторанах. Многим туристам привычного для них на родине блюда не хватает, и они только рады купить его у Прасета, возвращаясь усталыми и голодными с просмотра очередной достопримечательности в своей программе. Прасет теперь всегда чистый и опрятный, с дружеской улыбкой обслуживает своих новых покупателей, а в конце дня, несмотря на усталость, с большим удовольствием пересчитывает не только толстые пачки тайских бат, но и евро, долларов, йен и даже фунтов, прилетевших в его жаркую страну с далекого туманного Альбиона королевы Елизаветы.

Вот так наш герой переходит на свой новый уровень – уровень заработка, мышления, жизни. Перестав двигаться как трамвай, по горизонтали, он включает режим лифта и несется вверх. Через полгода у него пиццерия в центре туристического курорта, через два года сеть лучших пиццерий в стране. Просто сидеть и смотреть по сторонам, не вынашивая планов по улучшению всего вокруг, – нет, для него теперь это просто невозможно.

У Прасета появилась семья. Будучи довольным жизнью и самим собой, он как магнит притягивает людей, они идут к нему с распростертыми объятиями приветствий, интересными новостями и приглашениями на свои семейные праздники. Они сами не знают, за что его так любят. Слово «энергетика» им не знакомо, они просто чувствуют, что рядом с ним хорошо. И все.

Преображение Прасета подобно тому, как бабочки появляются из гусениц. Только в том, что гусеница станет бабочкой, мы не сомневаемся, мы в этом уверены, а то, что необразованный бедный таец, не отличающийся никакими интересными способностями, вдруг сможет раскрутить миллионный бизнес – для нас скорее литературное преувеличение, чем реальная история. А знаете почему? Потому что те, кто печет одинаковые блины в нашем мире, продолжают печь одинаковые блины. В то время как гусеницы продолжают превращаться в бабочек.

И многие из вас тоже пекут блины. Ваши блины – это ваши жизни. И пока вы не распознаете в себе черты необразованного тайца за плитой, вы не сможете придумать новый продукт (новую жизнь) и выйти с ним на новый уровень (взаимодействия с миром).

Это абсолютно реальная история, которую мне поведал Прасет во время моего путешествия на север Таиланда. Я встретил его в Пае – месте, принимающем и объединяющем свободных путешественников со всего света. Там, высоко в горах, в небольшом поселке, царит атмосфера любви и полного расслабления. Во время уютного чаепития часть великого знания была передана и мне.

Но здесь, в предисловии, я не буду вдаваться ни в какие детали. Моя задача – широкими мазками нарисовать перед вами общую картину того, о чем пойдет речь.

Прасет прошел путь не от плиты к сети ресторанов, он прошел путь от раба до свободного человека, знающего свою цель и двигающегося к ней. В следующей своей жизни он начнет уже не с нуля. Предложение стоять всю жизнь за плитой будет на подсознательном уровне вызывать у него отторжение. За ней он будет чувствовать дискомфорт, похожий на тот, что почувствовал бы заяц, которому предложили вместо его меха раковину устрицы. Если наш таец в своей следующей жизни окажется в окружении людей без целей, ведущих однообразную нищую и неинтересную жизнь, он будет чувствовать себя белой вороной и при первой возможности покинет такое гнездо. Он быстро восстановит разницу между положением в прошлой жизни и в этой, а наверстав позиции – двинется дальше. Помните, как режим трамвая в жизни Прасета сменился режимом лифта? Этот режим лифта не выключается после остановки сердца – он лишь какое-то время на паузе.

Именно дискомфорт от того, где я, и кто я когда-то давно стал отправной точкой моих исканий. Я чувствовал несогласие с тем, что мне пытались выдать за норму. Мой внутренний бунт не был обоснован никакими внешними факторами, он шел откуда-то изнутри. Теперь я понимаю, что подсознание толкало меня к действиям, ведущим к восстановлению моих прежних позиций. Позиций из прошлой жизни. И я их восстановил. Обрел гармонию с собой, уже несколько лет я – это я. Свободный и счастливый человек. У меня есть все внешние атрибуты благополучной жизни, но, главное, есть внутренние – желание постоянно самосовершенствоваться, ощущение огромной внутренней силы, способности сделать многое и понимание, как.

Уровней жизни очень много, и каждый из них дает доступ к новым сильным знаниям, открывает в тебе новые возможности, вновь и вновь показывает, как по-другому можно быть счастливым. А самый последний уровень есть Бог. Ведь только он может абсолютно все.

Из жизни в жизнь, если идти путями, ведущими к нашим высшим целям (о них чуть позже), можно достичь уровня Создателя, я в этом уверен. В этой книге я кратко расскажу вам о своей жизни, но что важнее – поделюсь тем самым знанием, той его частью, которая на этом этапе мне стала доступна.

Я

Автобиографии не будет. Набор биометрических банальностей о весе и росте при рождении, всевозможных скучных дат и знакомых только мне имен останется вне этих страниц. Будет правильнее рассказать вам только о тех моментах и периодах моей жизни, которые привели меня к знанию.

Так случилось, что не все свои знания я приобрел после рождения. Некоторые просто не успел забыть. Они остались во мне от прошлых жизней и проявляются в виде суперинтуиции, воспоминаниях о событиях, которые происходили со мной не в этой жизни и, конечно, в том, что я абсолютно четко понимаю механизмы перерождения человека и смысл его существования. Все это я приобрел и постиг не за один человеческий век. Сейчас я могу вспомнить многие выводы и убеждения, которые были со мной на момент окончания существования в прошлом воплощении, а также то, что я осознавал и чувствовал в период после физической смерти до нового рождения.

Смысл жизни, который я постиг, заключается в достижении совершенства. Предназначение человека – все сферы своего существования к идеалу. Мера идеала – полное удовлетворение, которое испытывает сам человек. Я сумел выделить шесть таких сфер: Любовь к миру, Любовь к себе, Здоровье, Семья, Лидерство и Творчество. Каждая из этих сфер на тонком плане (в нефизическом мире) представляет из себя спицу в колесе. И только когда эти спицы становятся одинаковой длины и достигают максимального значения совершенства по внутреннему индикатору, заложенному внутри каждого человека, колесо приобретает форму круга и выносит человека из череды перевоплощений. Созданное человеком идеальное колесо тонкого плана делает его Создателем, он приобретает отныне совсем другие возможности и цели. Там, в нефизическом мире, все люди – одно целое. И это целое есть Бог. Каждый, кто смог пройти испытания и достиг совершенства во всех сферах жизни, может больше не перевоплощаться и слиться с ним, что значит – стать им. Те же, кто не достиг успеха в построении колеса, выпинываются с тонкого плана обратно на Землю жить очередную жизнь. Они пока не достойны быть Создателем.

Сколько людей уже достроили свое колесо – я не знаю, эта информация не дается тем, кто еще в пути. Систему, что здесь описываю, я понял после того, как прекратилась моя прошлая жизнь в физическом теле. На какое-то время до своего нового рождения я пребывал в единстве с Создателем. Да, я абсолютно точно был везде и нигде, вне времени, вне пространства. Но я был лишен силы что-то делать, был лишь каким-то эфемерным наблюдателем. Это ощущение очень странное. Представьте, что вы в своем теле, но понимаете, что им дышит кто-то другой. Ощущаете, как вздымаются ваши легкие, но не благодаря вашим усилиям. Так и я присутствовал в мире Создателя, чувствовал и знал все, что в нем сейчас происходит, но не был его полноценной частью, был лишь гостем.

Все прожитые мною жизни сливались в одно глобальное знание и опыт внутри меня, лишь самую последнюю жизнь еще можно было идентифицировать в конкретных событиях и картинках. И так происходило со всеми душами вокруг, которые ожидали перерождения. Когда приходило время, они отправлялись на Землю с твердым намерением достигнуть совершенства там, где его им недоставало. И в то же время понимали, что, как и в тысячи прошлых раз, не смогут вспомнить свою миссию, воплотившись в физическом мире.

И я понимал, что еще не прошел все свои испытания и не достиг уровня Создателя, чтобы присоединиться к его процессу творения. Истово хотел скорее вернуться на Землю и продолжить свой путь к цели.

И вот я здесь. Но на этот раз моя жизнь благодаря чудесным обстоятельствам полна смысла и осознанности. Я знаю, что делать, и помню, для чего. Знаю, что есть люди, также обладающие этой информацией (просветлённый монах, встреченный в Таиланде, – один из них), и я чувствую, что не имею права не рассказать об этом всему человечеству. Я не могу смириться с тем, что многие люди тысячи лет не покидают своего «недоколеса» или, возможно, даже ни на йоту не приблизились к началу его создания.

В дошедших до нас легендах о колесе Сансары есть много правды. Древние люди каким-то образом умели получать знания от высших сил, находить с ними контакт. Сейчас мы зациклились на технологиях и стараемся до всего доходить своим умом. Но есть вещи, которые человеку тяжело постичь самостоятельно в рамках одной своей жизни. Колесо Сансары существует, но не совсем в том понимании, в каком о нем дошли до нас знания. Оно появляется только тогда, когда полностью готовы все спицы, и только для того, кто смог их создать. А процесс постоянных перерождений человека идет без его присутствия.

После перерождения человек сохраняет «наработки» из прошлых жизней в виде характера. Характер лишь наполовину формируется окружением и воспитанием. Вторая половина – это врожденные свойства, которые позволяют человеку быстро восстанавливать позиции в новой жизни в тех сферах, где уже была проведена работа ранее. Не зря мир отмечает, что люди, рожденные в определенные даты, имеют схожие свойства характеров. На самом деле так происходит потому, что процесс перерождения устроен таким образом, что в новую жизнь в один период отправляются группы людей со схожими характерами, то есть одинаковыми уровнями «прокачки» тех или иных сфер. Львы – это те, кто в прошлой жизни любили себя, то есть достигли в этой сфере наибольших результатов. Водолеи – больше любили мир. Тельцы – прокачивались в создании крепких семей. Овны – в лидерстве и так далее.

На сегодня я в молодом возрасте полностью восстановил свои довольно высокие позиции в сферах: Любовь к миру, Здоровье, Лидерство и Творчество. Мне предстоит серьезная работа над собой, чтобы постичь сферу Семьи и сферу Любви к себе, и почувствовать полное удовлетворение. Только тогда мой круг замкнется и спицы соединятся в колесо. На это у меня есть эта жизнь, а если не хватит, то будет следующая.

Я осознал, что вспомнил прошлую жизнь и процесс перерождения в двадцать два года, чуть позже я расскажу о том, как это случилось. До того момента в моем сознании время от времени проявлялись странные воспоминания, которые пугали и были невероятно интересны одновременно, иногда я принимал их за игру воображения, иногда воспринимал серьезно и думал над тем, кто же я и сколько жизней успел прожить. Но, конечно же, все эти размышления держал внутри себя. В основном все, что я делал, – делал, как и другие люди, на основе представлений о мире, данных мне обществом, и в силу своего характера, с которым я родился.

Мир часто испытывал меня, пытаясь отбросить назад, заставить заново проживать одно и то же, но каждый раз мне удавалось быстро доказать свою «квалификацию» с помощью интуитивных решений и внутренней силы. Мои достижения в прокачке четырех из шести сфер в прошлых жизнях близки к максимальным значениям, поэтому я реактивно наверстывал в этой жизни все, что касалось данных направлений.

Долгое время я не понимал, в чем кроется причина моей уверенности в том, как все должно быть в моей жизни. Знание было где-то на подкорке мозга и никак свое существование мне не объясняло. Наверное, что-то подобное чувствует человек, потерявший память в результате несчастного случая. Он умеет ходить, есть, разговаривать, читать и писать, а также спорить или дружить. Знает, что есть добро, а что – зло. Но совершенно не понимает, откуда он это знает. Опыт, который все это ему дал, стерт из памяти.

Так чувствовал себя и я, с детского возраста ведя себя как взрослый и задавая миру свои правила. Уже позже, когда удивительная женщина помогла мне вспомнить прошлую жизнь, мне открылась величайшая тайна о том, что с нами происходит из жизни в жизнь, которая объяснила мне абсолютно все.

Сейчас я хочу поделиться с вами несколькими историями из своей жизни, чтобы вы поняли, что я – такой же, как и вы, человек, рожденный земной женщиной. Все, с чем я столкнулся на своем пути, – обычная жизнь, хотя часто я принимал нетривиальные решения и совершал непонятные другим поступки. Все потому, что единственное, что действительно отличает меня от вас, – наличие важной информации, сохранившейся во мне после перерождения, и, конечно, существенной силы в четырех из шести сфер жизни. Они – ключ ко всему.

Описанные ниже истории иллюстрируют, как сохраненное из других жизней знание постепенно проявлялось и влияло на меня.

* * *

Я родился в Тверской области, мои родители живут там и сейчас – в собственном доме с бескрайними угодьями. Они дали мне традиционное воспитание, за что я сильно им благодарен.

У меня было интересное детство.

На моих глазах отец из обычного водителя вырос в большого бизнесмена со своим автопарком и огромным количеством сотрудников. Я редко видел его дома, он много работал, чтобы менять свою жизнь и нашу. Глядя на него, я ощущал внутри собственную предпринимательскую жилку.

Мой отец из простой семьи, родился в маленьком городке под названием Белый. Его отец был фотографом, а сам он по образованию крановщик. Долгое время работал водителем, но делал свою работу максимально профессионально, хорошо ладил с людьми и как мог продвигался за счет этого. Последнее его место работы по найму – личный водитель секретаря обкома партии. Забавно, но через десять лет этот секретарь работал уже на моего отца.

Папа проложил себе дорогу из глубинки в Тверь. Он показал мне пример, что человек, вне зависимости от того, где стартовал, может оказаться там, где он хочет. Я чувствовал, что смогу продолжить его путь и добраться так далеко, как только захочу. Хоть до небес.

Отец руководит предприятием численностью в 250 человек, хотя его никто такому в этой жизни не учил. Я собираюсь повести за собой миллионы. Я благодарен отцу за то, что моя стартовая позиция была значительно лучше, чем у него и большинства людей. Нет, родители мне не давали денег, не делали никаких крутых подарков, единственное исключение – машина на совершеннолетие. Дело в другом. Каждое лето, пока мои сверстники отдыхали у бабушек в деревнях, я ездил с родителями в путешествия, смотрел мир и делал интересные открытия.

Но в детстве мне хотелось как можно скорее начать свой собственный путь. И я понимал, что должен как можно раньше стать самостоятельным, способным заботиться о себе и других.

Помню, когда мне было пять лет, наш сосед дядя Коля купил себе новую машину – «Тойоту». Он дал нам с другом посидеть за рулём, и мы от восторга тут же вслух пообещали себе купить такие же машины, когда вырастем.

Дядя Коля был матерым бизнесменом и спросил нас, малышей: «Мужики, а может, прямо сейчас зарабатывать начнете?» И мы с горящими глазами в предвкушении новых интересных приключений сразу согласились.

Дядя Коля строил коттедж, и на его участке было много строительного мусора. Каждый день он показывал нам, какую кучу надо разгрести, а вечером приезжал и рассчитывался… мороженым. Да, хитрый дядя Коля был. Сейчас он, кстати, тоже есть и живет в том же доме.

Я хоть и любил сладкое, но к самостоятельности тянулся больше. Понимал, что на деньги можно покупать то, что нравится самому, а не то, что покупают тебе взрослые. Так я смекнул и предложил дяде Коле платить мне наличными, заявив, что на мороженое у меня аллергия. Пошел на маленькую хитрость, ведь аллергии никакой не было, но теперь, пока все последующие дни мои пацаны лопали мороженое, я считал монетки. И это был мой первый, заработанный честным трудом капитал.

Чуть позднее, лет в шесть, я предложил отцу помыть его машину за деньги. Он согласился, и с тех пор, выполняя эту нехитрую работу, я исправно зарабатывал. Да и когда чуть подрос, карманные деньги добывал себе тем же способом. Мне платили ровно столько, сколько стоила такая услуга на автомойке недалеко от дома. С самого начала я очень старался, натирал поверхность машины и тряпками, и бумажными полотенцами до тех пор, пока она не начинала блестеть абсолютно идеально.

«Зарабатывать деньги» – в этом словосочетании так много взрослой жизни, успеха, самодостаточности, ума и ответственности. Я чувствовал их уже тогда, будучи шестилеткой, натиравшим родительский автомобиль.

Чем-то мы ради развития с удовольствием нагружаем себя сами, а какие-то испытания выбирают нас. Одно из таковых свалилось на меня, еще когда мне было четыре года. По сути, как я выяснил позже, такие испытания тоже посылаются нам для нашего же развития, но когда об этом не знаешь – жить довольно тяжело.

Так вот, в четыре года, переболев коклюшем, я начал заикаться. Это длилось долго, вплоть до пятого класса школы. Сказать даже пару слов без заиканий у меня не получалось. Настоящее испытание. Очень худенький, с большими голубыми глазами мальчик не хотел раскрывать рот, чтобы не выглядеть жалким, произнося что-то вроде «Здра-ра-ра-раст-вуууй-те!».

И вот однажды с восемью одноклассниками мы поехали отмечать чей-то день рождения домой к имениннику. Приглушенный свет, большой стол, заставленный салатами и кока-колой, лаунж-музыка. Я тогда был хоть и заикой, но довольно симпатичным, и девочки поглядывали на меня с интересом. Среди них были и те, что мне нравились. Особенно Жанна и Саша. Девчонки спросили: «Поедешь потом с нами в боулинг?»

Я переспросил от неожиданности: «Бо-бо-бо-бо…?» Интерес, проявленный девчонками, тут же улетучился, он сменился разочарованием, а может, жалостью, что было невероятно противно и больно.

Мысль самому вновь заговорить с ними, заикаясь, вызывала во мне отвращение и несогласие. В голове крутились смешные шутки и разные интересные истории, которые пришлись бы кстати, но мне не хотелось их рассказывать, и я просидел весь оставшийся вечер в стороне, чуть ли не за занавеской, и молча. Вся эта картина въелась мне в память до мелочей. Я помню каждое лицо, каждую обсуждаемую тему и, конечно, свои ощущения. Чувствовал себя так, как если бы на меня злая колдунья наложила страшное заклятье и сделала уродом. От ощущения несуразности происходящего практически тошнило.

После вечеринки я сел на маршрутку в сторону дома, но не доехал до своей остановки, вышел раньше. Вокруг не было ни души, я стоял один посреди заснеженного перекрестка. Меня накрыло то ли отчаяние, то ли ярость. И вот тогда я в первый раз почувствовал всплеск неведомой внутренней силы, она проявилась в возмущении моего внутреннего Я в отношении того, что со мной происходит. То был просто какой-то момент, но очень сильный. Я буквально вскричал во все горло: «Хватит заикаться! Сколько можно?! Это же просто бред! Это не ты!» По щекам текли слезы, меня трясло. Через секунду я осознал, что все, что я прокричал, – прокричал без единой запинки.

С того момента я больше не заикаюсь. Тяжелейшее заикание прошло, как будто и не было никогда. Хотя до того дня со мной возились многие логопеды, но ничего не помогало. Врачи говорили, что налицо нарушения в мозговой деятельности из-за перенесенной болезни и вылечить их крайне сложно. Я понял, что внутри меня есть сила, она такая древняя и мощная, что способна излечить за одну секунду то, что люди не могут годами. Сейчас я знаю, что это была накопленная сила в спице Здоровья, которая активно проявлялась и не давала миру отбросить меня назад с помощью болезней. В каждой жизни мир проверяет на прочность твои позиции и важно уметь их отстаивать. Иначе можешь откатиться назад.

Когда я учился в пятом классе, в нашей школе было всего два мальчика, которые не могли подтянуться на турнике ни одного раза, – я и Леша Крюков. Однако, избавившись от заикания, я обзавелся старшими друзьями, и они приобщили меня к настоящему мужскому спорту – занятиям в тренажерке. Я словно вспомнил то, что давно знал: мое тело создано для высоких нагрузок, оно очень сильное, выносливое и здоровое. Такое знание всплыло откуда-то с подкорки мозга, как вспоминается давно забытая история, когда ее напоминает попавшая в зону внимания специфическая вещь, как-то связанная с ней. Знание дало мне энергию и мотивацию для серьезных усилий.

Я начал активно тренироваться: три раза в неделю ходил в фитнес-клуб и делал комплексы силовых упражнений. Мышцы нарастали, я подтягивался все больше и больше, отжимался, бегал, занимался на тренажерах. Трансформация происходила впечатляющая: худенький слабенький мальчик становился мускулистым и сильным. Так прошло всего одно лето, и первого сентября я торжественно подтянулся перед физруком семнадцать раз. Мой учитель был ошеломлен и буквально не мог ни слова произнести: еще бы, за одно лето его самый неуспевающий за нормами физподготовки ученик стал лучшим, и не только в школе, но и в районе, как показала прошедшая через месяц олимпиада. Отныне я стал одним из главных кандидатов от нашей школы для участия во всевозможных спортивных соревнованиях.

Но впереди меня уже ожидало новое испытание.

Я стал как все, мог свободно говорить, мне открылся мир во всех его красках – больше не было причин себя от него прятать. Я наполнился физической силой и почувствовал желание направить ее в какое-то русло. Вскоре в школе сформировалась группа ребят, которых все боялись, особенно новички. Стас, Денис, Рома, Леша и я. Мы были напористые и наглые, не давали житья слабым или чем-то отличающимся на фоне других ученикам и даже молодым учителям.

Когда в классе двадцать пять человек и пятеро из них объединились и ведут себя недружелюбно, учителям сложно держать оборону. Ведь такая группа составляет целых двадцать процентов от класса, и, настроенные сорвать урок, они имеют большие шансы на успех. Тем более что мы были еще и самыми сильными и авторитетными в классе. Мы ставили под сомнение знание учителями предмета и даже надобность самого предмета для преподавания в школе. На уроках я часто выступал с резкими речами, говорил что-то вроде: «То, о чем вы нам тут рассказываете, никому из нас в жизни не пригодится. Эй, ребят, вы химиками, что ли, хотите стать? Зачем нам эти формулы?» И все в таком духе. Учителя проводили со мной беседы, просили успокоиться, угрожали исключением, но мой нигилизм и уверенность в своих силах им не удавалось переломить.

Мое поведение было ужасно деструктивным, неправильным. Но некоторые мотивы, которые двигали мной в ту пору, и сейчас вызывают во мне отклик. Я считаю, что наша образовательная система – вечно отстающая и учит слишком большому количеству неактуальных вещей. Она основана на мировоззрении чиновников из министерств и ведомств и не успевает за новыми тенденциями и веяниями. В итоге падает уважение учеников к школе, студентов к вузам, когда их учат одному, а они своими глазами видят, что на самом деле все уже другое.

Но вернемся к моим школьным «подвигам». Мы не давали спокойно учиться одноклассникам, особенно новичкам, показывали им свою власть в классе. Больше всего не любили симпатичных мальчиков, на которых засматривались девчонки. Таким ребятам приходилось наиболее тяжко.

Добро и зло на тот момент еще не приняли каких-то отчетливых очертаний в моем мировоззрении. До этого периода я проявлял много любви к миру, но это не было осознанным выбором. Свет шел изнутри. А решение создать подростковую группировку принял мой физический мозг. Он проанализировал все «за» и «против» и пришел к выводу, что так для меня безопаснее, интереснее и выгоднее. И вот я встал на сторону зла: вместе со своими друзьями обижал слабых и выводил из себя учителей, мешая им делать свою работу.

Все решил один случай. Хотя, может, это был и не случай, а ключ, которым я правильно воспользовался и не потерял. Каждой весной мы с родителями традиционно выезжали погреться в Грецию или Испанию, в школе меня отпускали, может быть, даже делали это с облегчением. Так было и в этот раз. Все бы хорошо, но только когда я вернулся, обнаружил, что против меня настроен весь класс, включая лучших друзей.

Оказалось, что один из членов нашей мини-ОПГ заподозрил меня в том, что я положил глаз на его любимую девочку. Это было не так. Я ей нравился, как нравился большому количеству девочек на тот момент (это невероятно, как хорошие девочки любят плохих и сильных мальчиков), но мне она была безразлична. Однако ослепленный ревностью друг настроил против меня всю остальную банду. Всех, кроме Леши, который и рассказал мне о том, что на меня готовится облава. «Сегодня вечером встретят, и это будет очень жестко», – предупредил меня товарищ.

То была встряска. Чувствовать, что ты совсем один и вокруг двадцать пять врагов. Шепчутся за спиной, смеются. И ты не можешь никому дать в челюсть, потому что всем не дашь. Тупик. И тут я понял, что чувствовали дети, когда их травила наша банда, делала изгоями. Меня накрыла жалость к ним и сильнейшее раскаяние. Новенькие, которым больше всего от нас доставалось, приходили такими слабыми, им так была нужна поддержка. А благодаря нам они получали только сильнейший стресс.

Я осознал, сколько зла творил, и теперь собрал волю в кулак, решив, что отныне моя сила будет только на стороне добра.

Драться с бывшими друзьями не пришлось, хотя я был к этому готов. Пришел на встречу, встал в стойку и ждал ударов с четырех сторон от четырех противников. Ситуация накалилась до предела. Но Леша не выдержал и решил сначала разложить ситуацию для всех. Он вступился за меня, объяснил ребятам, что так неправильно. А я рассказал, как все на самом деле. И мы как-то все замяли и снова подружились.

Но теперь я начал влиять на друзей, и новеньких мы больше не трогали, наоборот, ободряли и поддерживали. И с учителями так же. Со временем наши взгляды полностью изменились, и постепенно мы наладили паритет со всеми одноклассниками. Через кризис я нашел себя. Позже, когда мне открылась суть вещей и собственное предназначение, я пошел гораздо дальше в этой истории: через соцсети разыскал всех, кого обижал в школьные годы, и попросил прощения. Не нашел только двух девочек – Иру Чернышеву и Настю Сергееву, поэтому прошу прощения у них через эту книгу. Уверен, что данный способ сработает.

После окончания одиннадцатого класса мама устроила меня на летнюю подработку от своего ДСК (домостроительного комбината). Мы строили большую асфальтированную площадку. Я с утра до вечера работал на фронтальном погрузчике, укладывал щебень, а потом пересаживался за каток и проходился им по щебню, чтобы тот утрамбовать. Жара на улице стояла градусов тридцать пять, а в салоне было все пятьдесят. Где-то недалеко горели торфяники, и небо обволакивал черный смог. Работа просто адская, мое тело едва не закипало, а мышцы под конец дня дрожали от усталости и перенапряжения. Но именно так мне достались первые по-взрослому серьезные деньги.

На первом курсе института я зарабатывал уже головой и умением договариваться с окружающими. Мне помогало то, что вокруг меня всегда было много друзей и знакомых, которые предлагали что-то интересное или делились важной информацией. Когда твое сердце открытое, честное и доброе – люди вокруг это чувствуют и тянутся к тебе. Меня люди любят. И так было всегда. В главе про любовь к миру я подробнее расскажу о том, что здесь является фактором успеха.

Хороший заработок в студенчестве мне принесли первые в России айфоны. Официально их здесь еще и в помине не было, а мне птичка на хвосте принесла, что есть ребята, которые могут доставить из Америки такое чудо коммуникационное. Все, что у меня было на тот момент, – шестьдесят тысяч рублей, которые я заработал летом, укладывая асфальт. На них были куплены три айфона. Выгодно сбыть их удалось буквально за два дня. Едва я стал рассказывать направо и налево про то, что у меня есть лучшие в мире смартфоны, как мне позвонили, и серьезный мужской голос вежливо попросил оставить все три аппарата для него. На следующий день за ними приехал водитель одного из министров Российской Федерации и, не торгуясь, купил у меня аппараты в три раза дороже, чем они мне достались.

Умение ладить с людьми, уважать их и ценить очень помогло мне в становлении как бизнесмена. Я всегда очень верю людям. Пожать руку и тем самым скрепить договоренности для меня всегда важнее подписанных договоров и денежных авансов, рукопожатия для меня в принципе достаточно. И я всегда делюсь всем, что у меня есть, с теми, кто рядом: угощаю друзей в ресторане, помогаю советом каждому, кто за ним обращается, и даже обнимаю бродяг на улицах, потому что им этого больше всего не хватает. Способность отдавать – особенность тех, кто научился любить мир.

Когда ты отдаешь и веришь в людей – им сложно тебя предать, они становятся твоими союзниками на подсознательном уровне. А если ты развил в себе лидерские качества – ты сможешь объединять вокруг себя таланты, звезд и сильных мира сего ради совместных больших достижений.

Так появились самые разные мои бизнес-проекты: IT-компания, строительная, логистическая, ювелирная и кондитерская компании, производство одежды из кожи и даже цветочный бизнес.

Да, в самом начале случались провалы, бывало, что я терял практически все свои деньги. Однажды мне негде было жить. Девушка, с которой у нас были долгие и очень серьезные отношения, решила со мной расстаться, и по времени это совпало с проблемами в бизнесе. Я съехал с квартиры, в которой мы вместе жили, но не мог себе позволить даже снять другое жилье.

Я продолжал ходить на встречи с друзьями и партнерами в рестораны и кафе, но ничего себе не заказывал – говорил, что уже позавтракал/пообедал/поужинал в зависимости от времени суток. Желудок буквально сводило, когда им приносили заказ, но я терпел. Я ночевал в машине, а под утро, когда открывался мой фитнес-клуб, перебирался досыпать в его вип-комнату. Там был удобнейший водяной матрас, и он неизменно меня выручал. Просыпаясь, я принимал душ, надевал свежую одежду, всячески приводил себя в порядок и был готов к новым делам.

Периоды подобных провалов всегда были короткие, как точечные испытания, которые требовали предъявить миру на плановую оценку мою внутреннюю силу. Я быстро вставал на ноги и восстанавливал свои позиции. А потом совершал прорыв, открывая новый проект, улучшая предыдущий финансовый результат и обрастая все более значительными связями в обществе.

В конце концов моим основным бизнесом и жизненным проектом стало объединение вокруг себя людей. Сегодня я помогаю людям из разных отраслей находить бизнес-партнеров, провожу для них переговоры на любом уровне. Некий процент от суммы таких сделок является моей комиссией и приносит мне зачастую больше, чем любой другой мой бизнес. А мои проекты @rublevkalive (блог в инстаграме) и inside1000.ru – объединяют людей со схожими интересами, яркими талантами и любовью к миру. Это площадки для обмена знаниями, интересными идеями и просто теплого человеческого общения. Если раньше мой нетворкинг ограничивался территорией Москвы, то интернет-проекты позволили обзавестись друзьями и единомышленниками по всей стране и даже за ее пределами. Сила других людей добавляет мощности моей жизни.

Сила других делает сложное легким. Недавно меня подвел курьер из Еревана, который доставлял кожаные коробочки для ювелирных украшений. Гоги, которому в автобус кинули мой заказ, отнесся к поручению вручить мне коробочки недобросовестно и проехал мимо Москвы, очень далеко. А мне завтра отгружать важному клиенту ювелирку на миллионы, подвести никак нельзя. В итоге понадобилось ровно четыре минуты, чтобы найти того, кто за два часа выполнит заново сложный заказ, опять же в Ереване, кто завтра рано утром его заберет и привезет в Москву, а также того, кто перехватит груз и привезет к нам на производство в центре города. И это не стоило мне ни рубля. Я просто написал в своем блоге пост о проблеме, и мне подписчики сразу предложили варианты решений.

В большом количестве российских городов у меня есть свои люди, которые хорошо ко мне относятся. Создавать комьюнити, располагать к себе людей – моя сильная сторона. Меня переполняет любовь к человечеству. Часто, знакомясь со мной, девушки говорят: «Ну нет, ты же не можешь в реальности таким ванильным быть?» Они называют вещи своими именами, а для меня это всепоглощающая любовь к миру, которая делает меня сильнее, чище, ближе к Создателю. Однако таким я не родился. Мое сердце в свое время раскрыли специальные практики, о которых я расскажу немного позднее.

Да, когда-то я не мог произнести двух слов, не заикаясь, и обижал слабых, но я преодолел все это и вернулся на свой путь, по которому шел, возможно, тысячи лет. Путь, где я люблю мир, а мир любит меня.

Переполняющую меня любовь к миру, к людям я нисколько не стесняюсь проявлять. Сила моей любви всегда прямо пропорциональна тому, насколько человек, которому я ее направляю, в ней нуждается. Однажды в связи с этим произошла история, от которой у меня до сих пор щемит сердце.

Я люблю дарить девушкам цветы и потому часто бываю в цветочном ларьке недалеко от моего дома. Однажды, притормозив у него по привычке перед свиданием, я зашел и заметил, как седой старик в очень рваной одежде, заросший, неопрятный, пытается выбрать букет. Тыкает то в один, то в другой, спрашивает цену и тяжело вздыхает каждый раз, как продавщица недовольно ее называет. Я решил подождать, чтобы его обслужили первым. И тут мой взгляд упал на его обувь. На дворе стояла поздняя осень, холодная и сырая, а на нем были летние ботинки с почти оторвавшейся подошвой. Оба ботинка широко открывали «рты», словно прося кашу. В их пасти виднелись мокрые, пропитанные грязью носки. Я был в шоке. Мне стало очень больно за него и страшно. Я прислушался к беседе, продавщица пыталась его выпроводить, поняв, что денег у деда нет, а богатый клиент, то есть я, может не дождаться и уйти.

Я решил прекратить это немедленно. Попросил деда выбрать любой букет, какой ему по душе, потому что я его оплачу. Старик посмотрел мне прямо в глаза, по его щекам покатились слезы. Он сказал: «Я хочу поехать на кладбище к жене. Она очень любила, когда я приносил ей цветы. Неважно какие. Неделю назад ее не стало…» Я тут же купил два букета и повел его к своей машине, чтобы подвезти, куда скажет. В машине мне пришла в голову идея по поводу его обуви. На заднем сиденье лежала сумка со спортивными принадлежностями, я достал из нее кроссовки и протянул старику. Он их взял и надел. Без лишних слов, просто, хотя и с немой благодарностью. Мне это очень понравилось. Мы съездили на кладбище, положили цветы на свежую могилу, а потом я подвез его домой и проводил до квартиры. Прощаясь, я дал ему немного денег и свой номер телефона, чтобы он звонил, когда ему понадобится любая помощь. Через пару дней после этого случая я получил от него смс со словом «Спасибо». Точнее, я не знал, кто это написал, на следующий день все же позвонил по номеру отправителя, трубку взял его племянник и тихо сказал: «Здравствуйте! Дедушка умер». Мне было грустно оттого, что я не успел дать ему больше любви и заботы, в которых он так нуждался. Но в то же время я был рад, что хотя бы немного помог ему.

Многие считают нормальным не помогать бедным, проходить мимо лежащего без сознания или просто в тяжелом состоянии человека. Мое сердце не способно на такое, оно сжимается и требует срочных действий по спасению. Все происходит на уровне подсознания, не мозг руководит мной в такие моменты, а тысячелетняя душа. Если каждый протянет руку кому-то другому в тяжелой ситуации, мы победим все невзгоды и преодолеем любые испытания. Равнодушие – признак незрелости. Это тревожный звоночек, который раздается над бесконечно пролетающими впустую жизнями человека, не пытающегося строить свое колесо.

Да, я обнимал бездомных в церковных столовых – каждого, одного за другим. В девяносто процентах случаев они плакали от этого. Ведь их никто никогда не обнимает, они почти забыли, что такое человеческое тепло и любовь к ним. Я не могу пройти мимо покалеченной собаки. Я спас пса, провалившегося под лед в начале зимы, барахтаясь, как полоумный, в тяжелой верхней одежде в ледяной воде. Пес, оказавшись на берегу, благодарно посмотрел на меня и убежал, не захотел остаться, хотя я готов был забрать его себе.

Еще одна собака, которая потеряла рассудок и носилась по шоссе, бросаясь под колеса машин, тоже, после того как я привез ее домой, обогрел и накормил, в итоге ушла от меня. Но это было даже хорошо, так как нашелся ее хозяин. И вот однажды случилось настоящее чудо. Моя девушка отправилась утром на прогулку со своей собакой, а вернулась с еще одной, чуть не плача. Она нашла песика на газоне, он был лысый, весь в ранах и ожогах. Мы привели его в порядок и решили найти хозяина, собака очень породистая – мексиканская голая – владельца просто не могло не быть. Расклеивали повсюду объявления, использовали соцсети и даже радио, но прежние хозяева не объявлялись. Правда, были те, кто готов был просто забрать собаку себе.

И тогда я понял, что это моя собака. И я никому ее не отдам. С тех пор Франк живет со мной, регулярно появляется в блоге и срывает сотни лайков. Да, кто-то раньше жестоко обращался с ним, но я, кажется, залечил его раны, и сейчас он выглядит довольно счастливым малым. Я купаюсь в его любви, а он в моей вот уже восемь лет. Сейчас я часто задумываюсь над тем, что он – животное и при этом мой друг. Коровы, курицы, рыбы – тоже животные. Разве можно есть друзей? Меня очень смущает дуализм в воспитании детей, когда им показывают картинки в книжке: «Смотри, это коровка, а это – барашек». Любовь к животным таким образом прививают. И при этом кормят котлетами, сосисками и пельменями. Какая же это любовь к животным? У меня есть много и других причин не есть мясо, но ими я поделюсь в главе про здоровье.

В моей жизни была большая любовь к женщине. Нас связывали очень искренние, нежные и сильные чувства в течение девяти лет. Но они не переросли в счастливую семью с большим количеством детей, о чем я мечтаю. Мы с Ксюшей стали хорошими друзьями и вместе ведем ювелирный бизнес. И я искренне желаю ей счастья с ее новым избранником. Однако я твердо намерен в этой жизни серьезно продвинуться вперед в вопросе создания семьи. Уровень моей внутренней неудовлетворенности по этому поводу подсказывает, что на сегодня тут мое самое слабое звено. В колесе и в голове.

Я очень люблю путешествовать. И если вы слышали пословицу о том, что даже в самом коротком путешествии человек способен познать в разы больше, чем за год привычной жизни, то я ей живое подтверждение. Две поездки буквально перевернули мое сознание.

Первая была в Катманду, столицу Непала. Я узнал про то, что там есть клиника, где лучше всего в мире очищают организм, открывают сознание для восприятия нового, убирают весь мусор из головы.

Я взял с собой Ксюшу. Мы воспринимали поездку не более чем экзотическое развлечение, мы всегда тянулись ко всему ранее неизведанному с большим интересом, как дети, и на этот важный рубеж нас привело скорее любопытство, чем осознанность.

В самом центре Катманду расположилась клиника, которая должна была стать нам домом на целых четыре недели. Приняли нас доброжелательно, но сразу ознакомили с довольно жесткими правилами. Никакого мяса, никакого секса, никакой своей еды. Ежедневные физические упражнения, клизмы и другие очищающие практики. То, чем нас кормили, даже едой, приготовленной на воде, сложно было назвать. Скорее это была вода, приготовленная на еде. Вода, в которой поварился рис, вода, в которой когда-то что-то происходило с овощами, и так далее. Мебели не было, мы сидели на тонких половицах прямо на полу, когда один час перед сном нам разрешали посмотреть что-нибудь в своих ноутбуках. Мы смотрели сериалы.

В остальное время мы занимались йогой, медитировали, слушали мудрых наставников и правильно питались, а потом проходили различные процедуры очищения организма. Дни тянулись медленно, каждую свободную минуту я грезил о стейке и веселых посиделках с друзьями.

Наконец оздоровительная программа подошла к концу, и мы уехали. Прямо в вечер возвращения в Москву была организована встреча с товарищами, понятное дело, в стейк-хаусе. От наполнявших заведение ароматов жарящегося мяса я пьянел, мне казалось, что я попал в рай и вот-вот растворюсь в невероятном блаженстве.

И вот нам несут доски с лучшими стейками в городе – от них поднимается плотный пар, овощи и травы дополняют мясо, превращая блюда в шедевры кулинарного искусства. Мы, подобно хищникам, впиваемся зубами в сочную мякоть, и… я понимаю, что это что-то несъедобное. Друзья едят, у них все просто великолепно, а у меня со стейком что-то не то. Он безвкусный. Точнее, в нем есть соль и специи, а вот вкуса мяса – нет. Я заказываю другой стейк, точь-в-точь такой же, как у довольного товарища. Через полчаса получаю кусок мраморной говядины, приготовленный по фирменному рецепту именитого шеф-повара из Франции. Но история повторяется. Я не могу съесть ни кусочка, такая еда мне больше не по нутру. Она не для того, кто прозрел, кто понял, что значит быть здоровым по-настоящему, чистым и полным энергии. Однажды вступив на свой путь, который когда-то уже находил, ты не захочешь с него свернуть. Внутренний стержень не даст.

Второй раз путешествие серьезно повлияло на мою жизнь спустя пару лет, и снова оно было в Индию, я отправился на Гоа в местечко Арамболь, где помимо расслабляющего отдыха меня ждал опыт регрессивного гипноза, помогающего вспомнить прошлые жизни. Сеанс проводился в арендованном домике на берегу Индийского океана. Ежегодно специалист по регрессивному гипнозу приезжала сюда на зимовку. Антураж интерьера был наскоро камуфлирован под что-то ведьминское с помощью висящих на стенах гирлянд из чего попало: сухих трав, маленьких фонариков, бусинок. Я ничего не знал о специалисте, кроме того, что было написано в интернете, поэтому воспринимал посещение ее жилища как забавное приключение или мини-экскурсию. На Гоа в принципе не так много развлечений, если вы предпочитаете здоровый образ жизни, поэтому возможность такого времяпрепровождения там кажется весьма привлекательной.

Гипнотизершей оказалась афроамериканка лет тридцати пяти, стройная, с густыми длинными и сильно вьющимися черными волосами, шоколадной кожей и темно-карими глазами, по имени Сиен, она была очень сдержанной в общении – мало говорила, но приветливой – все время улыбалась и заботилась о том, чтобы мне было комфортно. Она пригласила меня на сеанс в небольшую комнату и предложила сесть прямо на пол по центру помещения. Я как-то расположился, посмотрел на нее, и глаза закрылись сами собой. Сиен встала рядом за мной и начала говорить – тихо, на английском. Я не помню точно, что она просила представить, как вести себя внутри себя, но я делал все, что она просила, и проваливался куда-то в бесконечную пропасть собственного сознания.

Я видел яркие события своего прошлого. Часы заработали назад: сначала я видел события недавнего прошлого, потом далекого и, наконец, то, что было до этого воплощения. Дни рождения, походы, прогулки с красивыми одноклассницами, вспомнил, как в пять лет собирал иван-чай в пролеске за домом и изучал мир пчел на пасеке дедушки, радовался новым погремушкам… ожидал рождения, пребывая везде и нигде, умирал, будучи глубоким стариком, как был уважаемым профессором и выступал перед огромными аудиториями, жил в другой стране, возможно, Великобритании или США, в богатом доме с прислугой и ездил на машине с собственным шофером. Я помню, что глубоко изучал психологию, но не уверен, что был профессором в этой науке, потому что отчетливо видел во время сеанса, как меня приглашали в качестве консультанта по экономическим вопросам в различные компании. Долгие годы я писал важный научный труд, который отнимал у меня все свободное время, поэтому я так и не завел семью. Но у меня были ученики и добрые интеллектуальные друзья, я помню праздники в больших теплых компаниях и с интересными дискуссиями.

Прошлая жизнь мелькала передо мной короткими кадрами, и, связывая их логически, можно было потом представить или дорисовать общую картину. Воспоминания о той жизни, полной науки, открытий и интеллектуального развития, посещали меня время от времени еще до сеанса гипноза, поэтому окунуться в этот период по полной мне было хорошо и комфортно.

Но совсем иначе выглядел промежуток после физической смерти и до нового рождения. Я вспомнил его отчетливо: мысли, ощущения, понимание всего, что со мной и вокруг происходит. Во время сеанса мне удалось прочувствовать и вспомнить то, о чем еще никто до меня не мог ничего определенного заявить. То, что происходит после смерти физического тела. Именно благодаря этим воспоминаниям мне открылось знание, которым я поделился в начале этой главы. Великое фундаментальное знание – недостающий пазл в картине нашего мировосприятия.

После посещения Сиен я прозрел. Смутные воспоминания о прошлой жизни нашли свое объяснение, они действительно были моими воспоминаниями. Я не был поражен, просто вздохнул с облегчением, как будто вспомнил что-то давно забытое, что никак не мог вспомнить, несмотря на усердные старания.

Гуляя по берегу Индийского океана, я чувствовал себя дома. В Индии это чувство всегда со мной. Похоже, я уже прожил когда-то здесь приличную часть жизни. Часто я брожу по Гоа, забредая в разные районы, и всегда точно знаю, что и где находится, хотя ни разу там не был. Теперь это меня не удивляет.

Вернувшись через день в Москву, я стал искать через сообщество тех, кто поможет мне погрузиться глубже в секреты мироздания, исследовать закулисье, пока идет спектакль на сцене в виде земного шара. И однажды близкий друг познакомил меня с таким человеком. Им оказался потомственный шаман Хуан, соратник самого далай-ламы, прилетевший погостить в Москву из далекого Перу. Я провел с ним дни или недели. Сейчас сложно сказать, потому что мое состояние было измененным. Хуан не хотел ничего рассказывать. Он предложил показать.

Он ввел меня в состояние транса или, может, что-то схожее с этим. Находясь под его влиянием и с чувством полного доверия, я отдался новому, очистил голову от мыслей и, словно чистый лист, ожидал потока информации.

Вместо этого я стал проживать жизни одну за другой: был стариком и рассказывал своему внуку о том, что полезно есть зелень и морепродукты; потом оказался женщиной, ожидающей свидания с любимым у себя дома – нехотя выбравшись из теплой ванны, я стал размазывать душистый крем по телу и представлять, как все будет уже через полчаса; потом я очутился в джунглях каким-то животным, мне даже сложно сказать, котом или пандой, я себя толком не видел, я пробирался сквозь дикие заросли где-то в Азии и был очень злым и голодным… Я рождался сотни раз и с каждым разом это было все проще и проще. Опыт вживлялся куда-то и уже не было так страшно, больно и странно покидать уютное и безопасное чрево матери в очередной раз.

Нет, это были не мои прошлые жизни, это был я в жизнях других – в разное время и в разных местах. Каждый раз я ощущал себя явственно, полностью погруженным в момент, не зная ничего о своей подлинной жизни или каких-то других и со всей полнотой чувств проживающим тот момент, в котором очутился, ощущая его как свою единственную и настоящую жизнь. Так я получал знания. Я получил возможность прокачаться единовременно в сжатом моменте, прожив тысячи разных жизней.

Когда все закончилось, мое состояние сложно было описать словами. Я плакал. Я понял, что все знаю. Абсолютно все. Как самая крошечная часть голограммы содержит всю информацию, что хранит голограмма целиком и может ее воспроизвести, так и я имел доступ ко всем знаниям мира, хотя был лишь крошечной частью его. Хуан спросил: «Что?» Я ответил, что все знаю. Он усмехнулся и уточнил: «Что знаешь?» И тут я понял, что никак не могу сформулировать или конкретизировать то, что понял. Сознание до сеанса с Хуаном было раскрыто как бы на миллиметр и сквозь эту щель впускало в себя информацию, а во время сеанса оно слово распахнулось на многие километры, и я мог понять что угодно. Любой вопрос, возникавший в голове, даже не был вопросом, а сразу проявлялся ответом, мыслью, идеей. Но после того как Хуан вернул меня в обычное состояние, сознание снова схлопнулось, и я не мог дотянуться до того, что давало ответы минутой ранее. Спустя какое-то время ко мне возвращались истины, которые я постиг во время сеанса. Одной из них была мысль создать сообщество и там объединять людей. Таким образом появилось мое сообщество в Instagram@rublevkalive.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.