книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Рейчел Томас

Он мой, слышишь?

Пролог

Санкт-Мориц, февраль 2017 года


Антонио ди Марчелло смаковал виски «Макаллан» 1946 года, которое как нельзя кстати подходило к его настроению после катания на лыжах с Себастьяном Аткинсоном, Ставросом Ксенакисом и Алехандро Салазаром. Это была очень рискованная гонка, но теперь выяснилось, что Себастьян, основатель элитного международного экстремального спортивного клуба, сформированного еще во время его учебы в Оксфорде, приготовил им еще более опасное испытание.

Себастьян был старше остальных на несколько лет и давно стал наставником, но недавняя трагедия изменила его, как и всех остальных. Откапывание друга из-под лавины в Гималаях изменит любого человека. Это, безусловно, изменило Себастьяна, и вскоре он совершил немыслимое – он женился.

Антонио посмотрел на троих мужчин. Треск пламени в камине внезапно стал оглушительным, напряжение усилилось. Что, черт побери, случилось? Как правило, рядом с ними было трио сексуальных, соблазнительных платиновых блондинок. Но сегодня все было иначе, и не только потому, что Себастьян вел жизнь счастливого женатого мужчины.

– Как твоя жена? – Ставрос обратился к Себастьяну, невольно усиливая напряженную атмосферу.

– С ней интереснее, чем с тобой. Почему ты сегодня такой унылый? – Себастьян, казалось, изучал Ставроса.

– Я еще не выиграл партию. И мой дед угрожает лишить меня наследства, если я скоро не женюсь. Я бы послал его к черту, но… – Ставрос, сердясь, сделал большой глоток виски, пытаясь уклониться от разговора. Антонио знал, как сильно дедушка влиял на его друга.

Он сам был под таким же давлением своей семьи, когда женился на Элоизе. Брак ради объединения двух известных семей был обречен с самого начала, и теперь Антонио был единственным разведенным мужчиной среди своих друзей. Брак оставил у него горькое послевкусие.

– Твоя мать, – произнес Алехандро, крепко сжимая в руке бокал виски. Как и Ставрос, он унаследовал свое богатство и увеличил его, но теперь с опаской поглядывал на Себастьяна, который создал свое миллиардное состояние с нуля.

– Точно, – резко сказал Ставрос.

– Вам не кажется, что мы тратим слишком много времени, считая наши деньги и гоняясь за острыми ощущениями? – Себастьян, забыв о покере, посматривал на своих друзей.

– Вы только послушайте его, – сказал Антонио, ставя на кон кучу фишек. – Четыре бокала виски, и он уже философствует.

– Три бокала. – Ставрос пожал плечами. – Я, наверное, опять проиграю.

– Я серьезно, – вставил Себастьян. – За деньги не купишь счастье.

Себастьян приподнял несколько фишек, а потом снова бросил их на стол.

– За деньги можно купить приятные вещи. – Антонио отпил виски, и оно обожгло ему горло. Он откинулся на спинку стула.

Себастьян скривил рот:

– Например, твои машины? Частный остров? Ты даже не пользуешься яхтой, которой ты так гордишься, Ставрос. Мы покупаем дорогие игрушки и играем в опасные игры, но обогащаем ли мы нашу жизнь? Что происходит с нашими душами?

– Что ты предлагаешь? – протянул Алехандро. – Может, нам поехать с буддистами в горы, чтобы узнать смысл жизни? Отказаться от наших мирских благ, чтобы обрести душевный покой?

– Вы трое не сможете обойтись даже две недели без вашего богатства и фамилий. – Голос Себастьяна ожесточился.

– А ты сможешь? – спросил Ставрос. – Ты хочешь сказать, что опять согласен жить в бедности и голодать?

Себастьян посмотрел на друзей:

– Как бы то ни было, я подумываю пожертвовать половину моего состояния на благотворительность и открыть международный фонд поиска и спасения. Не у всех есть друзья, которые будут выкапывать их из лавины голыми руками.

– Ты серьезно? – встрял Алехандро. – Пять миллиардов?

– После смерти их не заберешь с собой, – философствовал Себастьян. – Моника согласна с этим, но я по-прежнему размышляю. Я вот что вам скажу. Если вы трое проживете две недели без своего богатства, то я отдам свои деньги на благотворительность.

Суровое выражение лица Себастьяна говорило само за себя.

– С чего нам начать? У всех нас есть обязанности, – сказал Алехандро, глядя на Ставроса, потом на Антонио. Антонио кивнул.

– Вы должны выжить две недели в реальном мире среди обычных людей. – Себастьян посмотрел на каждого из друзей. Тишина в комнате стала удручающей.

Антонио откинулся на стуле, пытаясь избавиться от чувства надвигающейся беды. Вечер заканчивался не так, как планировался.

– Ты действительно отдашь половину своего состояния на благотворительность? – произнес Алехандро.

– Если ты на время оставишь свой остров и свои любимые игрушки, – тихо сказал Себастьян, – то я это сделаю.

– Пара пустяков! – произнес Ставрос. – Я в игре.

Антонио обменялся взглядами со Ставросом и Алехандро и заметил в их глазах то же подозрение. Что, черт побери, придумал Себастьян? И как это связано с двумя неделями без кредитных карт, фамилий и богатства?

Глава 1

Четыре месяца назад Антонио принял вызов Себастьяна, и сегодня игра началась. Две недели без богатства и всего, что с ним связано. В течение четырнадцати дней он мог контактировать только со Ставросом и Алехандро, которые все еще ждали, какие условия поставит им Себастьян.

Антонио закрыл за собой дверь квартиры. Звуки миланских улиц проникали в компактную комнату, где было мало мебели. В эту квартиру его отправил Себастьян.

Оглядев комнату, Антонио увидел записку на куче одежды. Стуча дизайнерскими туфлями по белой плитке пола, он пересек маленькую комнату несколькими шагами и взял конверт, адресованный ему. Ошибки нет, он приехал по правильному адресу. Он взглянул на одежду и сапоги на кровати и нахмурился, ругаясь по-итальянски.

Мало того что недалеко от Милана жили его родители, с которыми он не общался. Здесь он прожил несколько месяцев со своей женой, пока продолжался их так называемый брак. Но самое главное, что он познакомился в Милане с женщиной, ради которой хотел развестись с женой. Она свела его с ума от желания, но чувство долга победило. Однако после короткого уик-энда с Сэди Паркер ему захотелось изменить свою жизнь и пойти против воли родителей, для которых престиж семьи был важнее счастья сына.

Открыв письмо, он рассердился.


«Добро пожаловать в твой новый дом! На следующие две недели забудь о существовании Антонио ди Марчелло. Тебя зовут Тони Адесси, и ты работаешь в автомастерской «Барзетти» через дорогу. Ты можешь позвонить мне, Став-росу или Алехандро. Ни с кем другим в предстоящие две недели ты выходить на связь не будешь. На прожитье тебе дано двести евро. Ты ни при каких обстоятельствах не должен называть своего настоящего имени. Если ты выполнишь все условия, я сделаю обещанное пожертвование в размере пяти миллиардов долларов для создания международной службы поиска и спасения.

Используй свое время с умом. Это не имеет отношения к ремонту автомобилей, Антонио. Это связано с твоим прошлым.

Себастьян».


Антонио решил не думать над последней фразой в письме и взял старомодный телефон, на котором проверил контакты. Их было всего три: Ставрос, Алехандро и Себастьян.

Антонио грубо выругался. Как, черт побери, он будет заниматься бизнесом без приличного телефона, живя в такой убогой квартире? У него нет даже ноутбука и телевизора. Себастьян не шутил. Антонио был отрезан от привычного ему мира.

Поначалу ему захотелось все бросить и вернуться в обычную реальность. Но тогда Себастьян не выполнит своего обещания.

Антонио посмотрел на комбинезон, футболку и джинсы, на которых красовались пятна от машинного масла, и перестал сердиться. Он не откажется от пари. Он докажет Себастьяну, что способен выполнить эту нелепую работу. Пусть Антонио родился в семье богачей, но с тех пор, как он занялся семейным бизнесом, он увеличил свое финансовое состояние, сделав компанию лидером на международном рынке строительства. На самом деле он работал так же упорно, как и Себастьян. Семейное богатство и родословная были не так ему полезны, как думал Себастьян.

Он снова грубо выругался. Ему надо предупредить Ставроса и Алехандро, что Себастьян не шутит. Он сфотографировал одежду и деньги, оставленные ему Себастьяном, и отправил снимок Ставросу и Алехандро по телефону.

«Таким я буду следующие две недели, Тони Адесси, механик, в грязной одежде, в Милане. Имейте в виду, Себастьян сдержит слово!»


Он снял свой дорогой костюм, сшитый по индивидуальному заказу, и повесил его на спинку стула. Затем он надел джинсы, футболку и комбинезон, а также дешевые солнцезащитные очки. Наряд дополнили рабочие ботинки. Взглянув в зеркало, он не узнал себя.

Он прислушался к совету Себастьяна и не брился последние две недели, чем встревожил свою секретаршу. Темная бородка была ему так же непривычна, как и рабочая одежда. Его густые, непослушные черные кудри были закрыты кепкой. Глядя на себя, он подумал: никто не догадается, что перед ним Антонио ди Марчелло, наследник ди Марчелло и успешный бизнесмен.

Он прошелся по комнате, тяжелые ботинки казались ему неудобными. Выглянув из узкого окна на улицу, он увидел автомастерскую, где должен был работать, и тихо хохотнул. Себастьян постарался на славу. Мало того что он отправил его работать в гараж, зная его страсть к моторным двигателям, так еще и заставил его приехать в Милан, где жили его родители. Антонио не был здесь после своего развода.

Прошло более трех лет. Неужели это и есть ошибка прошлого, которую он должен исправить? Ему не спасти свой брак. Себастьян был единственным, кто знал правду о его женитьбе. Так почему же Милан? Должен ли он восстановить отношения с родителями?

Он вдруг вспомнил свою бывшую жену, но ее образ, как всегда, быстро сменился образом Сэди – единственной женщины, с которой он хотел быть до конца жизни. Три года назад здесь, в Милане, он и Сэди провели страстный и бурный уик-энд. Это было за несколько недель до того, как он поддался давлению своего отца-тирана и женился на Элоизе. С тех пор как он впервые поцеловал Сэди и овладел ею, она стала его единственной желанной женщиной. Однако его жизнь сломали семейные традиции. Если бы он знал тогда о своей бывшей жене то, что знает теперь, он никогда не расстался бы с Сэди.

Он снял кепку и поборол желание швырнуть ее в стену, чтобы избавиться от этой нелепой ситуации и воспоминаний.

Две недели он проживет как другой человек, приняв вызов Себастьяна. Выйдя из квартиры, он направился в автомастерскую, где должен был работать. По крайней мере, с этой работой он справится. Он с детства любил автомобили и двигатели благодаря дружбе с садовником в родительском поместье, у которого была страсть к автогонкам.

Он проработал всего два часа, когда понял, почему Себастьян отправил его не только в Милан, но и в эту автомастерскую. Посмотрев на верхний уровень, где находились офисы, он решил, что у него галлюцинации. Сэди Паркер была единственной женщиной, которая заставила его желать того, чего он не мог получить. Единственная женщина, от которой он ушел до того, как потерял голову. Не зная, как справиться с этим неожиданным поворотом событий, он сосредоточился на клиенте, скрывая шок за своим обычным обаянием.

Подняв глаза, он увидел, что Сэди повернулась и с кем-то разговаривает в офисе. Он внимательно разглядел ее, вспоминая ее мягкие волосы и сладкие губы.

Клиент заговорил с ним. Если Сэди узнает Антонио, ему конец. Его испытание закончится, не начавшись. Но он не желает проигрывать.

Сэди наблюдала за новым механиком в мастерской через маленькое офисное окно. Она никогда не видела его раньше, но он казался ей знакомым. Когда он начал менять шины на автомобиле клиента, любопытство Сэди усилилось, и на нее нахлынули тревожные воспоминания.

Даже с такого расстояния она заметила сверхъестественное сходство механика с Антонио ди Марчелло – человеком, который четыре года назад украл ее сердце. Она не забыла его, как ни старалась. Каждый день она смотрела в карие глаза своего маленького сына – ребенка, от которого отказался Антонио.

– Это Тони Адесси, – сказала ее коллега, Даниэла, подойдя к окну. – Очень симпатичный… и сексуальный.

– Возможно. – Сэди продолжала смотреть на него, хотя он будил чудесные воспоминания о романтическом уик-энде. Она одернула себя. Нельзя погружаться в прошлое только потому, что этот бородатый незнакомец похож на отца Лео. – И опасный.

Даниэла рассмеялась:

– В каком смысле он опасный?

– Взгляни на него. Он само очарование, словно думает, что намного лучше, чем есть на самом деле. Будто любая женщина захочет прыгнуть в его объятия. – Она понимала, что зря проецирует недостатки Антонио ди Марчелло на нового механика. Но ей было трудно этого не делать, потому что механик был копией мужчины, который не только бросил ее, чтобы жениться на другой женщине и улучшить свое материальное положение, но проигнорировал свое отцовство.

Но ведь это не Антонио, успокоила она себя, наблюдая за работой механика. Он никогда не опустился бы до уровня обычного рабочего и ни за что не женился бы на обычной девушке.

– Как бы отец Лео ни поступил с тобой, ты должна забыть об этом и жить дальше. В противном случае ты никогда не найдешь любви и романтики. – Даниэла говорила то же самое, что говорила ее мать, и они обе были правы.

Сэди полагала, что она может это сделать. Ей казалось, она готова оставить надежду на то, что Антонио ди Марчелло захочет узнать своего сына. Но тут появился новый механик, и она погрузилась в неприятные воспоминания.

– Мы с Лео в порядке, правда. – Сэди не сдержала нетерпение в голосе. Ей не нравилось думать о том, каково ей приходилось, пока она вынашивала ребенка Антонио. Она пыталась рассказать ему о ребенке, отправляя сообщения в его родительский дом. Но удостоилась только молчаливого и презрительного взгляда его матери.

– Ну, тебе не повредит немного развлечься, – продолжала Даниэла. – Пофлиртуй немного, получи удовольствие. Тебе всего двадцать три года, и ты слишком молода, чтобы отказываться от развлечений и мужчин.

– Я этого не сделаю.

– Сделаешь. И тебе подвернулся идеальный шанс. Он идет сюда. – Даниэла хихикнула.

К ужасу Сэди, Даниэла повернулась и ушла, а дверь мастерской открылась. У Сэди перехватило дыхание, когда она посмотрела на нового механика, пытаясь вспомнить, как его зовут.

Верх своего комбинезона он повязал на талии, оставшись в белой футболке и демонстрируя красивые и загорелые руки. Глядя на его руки, она покраснела. Возможно, причиной этого были воспоминания о двух страстных ночах из прошлого, в котором Сэди была совсем другим человеком.

– Что вы хотели? – официально спросила она на своем родном английском языке.

– Вы англичанка? – Он говорил с сильным акцентом, его голос был грубым и совершенно непохожим на голос Антонио. Сэди немного расслабилась. Пусть этот человек похож на отца ее ребенка, но он не может им быть.

Антонио всегда выглядел безупречно. Он никогда не отпустил бы такую неряшливую бороду.

– Вас что-то не устраивает? – резко спросила она, сердясь на его пристальный взгляд. У этого механика не было манер и очарования, которыми обладал Антонио, – того, что делало его непохожим на остальных мужчин.

Стоя за письменным столом, она воспользовалась шансом изучить нового механика. Непослушные волосы, неухоженная борода, грязная футболка, испачканные руки. Да, он похож на человека, укравшего ее сердце и ставшего отцом ее трехлетнего сына, но это только внешнее сходство. Он определенно не из тех, с кем ей захотелось бы развлечься по предложению Даниэлы.

– Нет, дорогая, – сказал он и небрежно бросил формуляр на ее рабочий стол, а затем отошел в сторону. Подойдя к двери, он снова повернулся и улыбнулся. – Мне нравится, когда женщина бросает мне вызов, независимо от ее национальности.

Сэди резко глотнула воздух, не в силах поверить в наглость механика. Он заблуждается, если думает, что она станет его очередной добычей. Подойдя к окну, она посмотрела на механика, когда он направился в мастерскую. К ужасу Сэди, он повернулся и послал ей воздушный поцелуй, словно подтверждая сделку.

Сердитая Сэди повернулась к Даниэле:

– Если ты думаешь, что мне это нравится, то ты сильно заблуждаешься.

– Я не предлагаю тебе выходить за него замуж. – Даниэла ухмыльнулась. – Просто развлекись.

– Нет, ни за что. Мне надо думать о Лео.

Сэди вернулась к своему столу, очень стараясь сосредоточиться на подсчетах. Кто бы ни был этот механик, за одно короткое утро он уничтожил все, чего она добивалась последние три года после рождения Лео. Теперь она постоянно думает об Антонио ди Марчелло. И поэтому она не хочет иметь ничего общего с Тони Адесси.


Антонио вложил всю свою досаду в следующую работу, не веря тому, как все обернулось. Входя в офис, он был уверен, что Сэди его узнает. Ее сексуальные зеленые глаза смотрели на него с подозрением, и он молчаливо поздравил себя за то, что последовал совету Себастьяна и замаскировался.

Пусть он по-прежнему хочет ее, но сейчас для него важнее всего выиграть пари. В конце концов, за две недели Сэди никуда не денется. А он сможет повеселиться, прежде чем объявит себя Антонио ди Марчелло.

Через несколько часов, после того, как он помог с заменой двигателя, поборов желание сказать старшему механику, как это сделать, Антонио увидел Сэди. Перекинув жакет через руку и надев сумку на плечо, она шла к главной двери автомастерской.

Она выглядела потрясающе. Платье без рукавов подчеркивало ее фигуру. Она была красивее того образа, который остался в памяти Антонио. В тот страстный уик-энд ей было девятнадцать лет, но теперь, четыре года спустя, она выглядела желаннее и сексуальнее, и он мучился от того, что не может сказать ей, кто он такой. В конце концов, он больше ничего не обязан своей семье. Он больше не сломается под манипуляциями своих родителей.

Антонио стал первым любовником Сэди – именно поэтому он не смог забыть их ночи. Если она узнает его прямо сейчас, то он проиграет пари. Он подведет их всех и подтвердит правоту Себастьяна, который утверждает, что его друзья не продержатся без своих денег и две недели. Даже перед лицом личной проблемы подобный сценарий был немыслим.

Нет. Сэди Паркер подождет. Однако в данный момент Тони Адесси может немного пофлиртовать с ней.

– Идете в интересное место? – спросил он и самодовольно улыбнулся.

Она повернулась и посмотрела на него, на ее лице красовалась гримаса отвращения.

– Да. За сыном в детский сад. У нее есть ребенок?

Эта новость поразила Антонио. Ему стало не по себе при мысли о том, что у Сэди был любовник помимо него. Но он не имеет права ее осуждать. Он разорвал с ней отношения, которые едва начались. Он знал, что обязан жениться на другой женщине из чувства долга, как того требовала его семья. Он не предвидел никаких проблем, потому что знал Элоизу с детства, хотя всегда считал ее только другом. Однако его мать и Элоиза были близки, как мать и дочь, а он хотел улучшить семейный бизнес. Он не думал, что возникнут проблемы, потому что всегда избегал неуловимого чувства любви.

В детстве он получал от родителей мало любви и считал, что брак, основанный на дружбе, не может быть неправильным. Это был идеальный способ избежать ужасных последствий, которые он наблюдал в браках по любви.

На руке Сэди не было обручального кольца.

– А как зовут вашего сына? – спросил он.

– Лео, – спокойно ответила она. – Но это не ваше дело.

– Должно быть, его отец очень гордится им, – сказал он, желая узнать подробности о человеке, который занял его место в жизни Сэди.

– Я мать-одиночка.

Ее слова врезались в него, как высокоскоростной автомобиль. Она недолго помнила их счастливый уик-энд. Так же как и он недолго помнил его, женившись на Элоизе.

Их взгляды встретились, и он на миг забыл о пари с Себастьяном. Он думал только о том мужчине, который бросил Сэди с ребенком.

– Я закончил работу, – произнес он, вытирая тряпкой испачканные смазкой руки. – Давайте погуляем где-нибудь?

Она посмотрела на него, и он понял, что начинает выдавать себя. Сэди взглянула на него почти с подозрением.

– Не надо, – сказала она, но не отвернулась от него.

– Я никого не знаю в этом городе, – произнес он, изогнув губы в очаровательной улыбке. – Красивая женщина рядом со мной будет для меня хорошим окончанием дня, вы согласны?

– Мне не до прогулок, – сказала она и на этот раз отвернулась от него.

Но он не собирался так легко ее отпускать. Он посмотрел на своего менеджера, который кивком позволил ему уходить. Антонио испытал странное ощущение. Никто не управлял им прежде.

– Тогда я провожу вас туда, куда вы идете.

Сэди вышла из автомастерской, не принимая его предложения, и быстро зашагала на улицу. Антонио бросил тряпку и стремительно последовал за Сэди. Догнав ее, он вспомнил тот вечер, когда они гуляли по центру Милана, прежде чем вернуться в гостиничный номер и провести самую незабываемую ночь своей жизни.

– Вы кое-кого мне напоминаете, – сказала она.

У Антонио похолодело в груди. Он затеял опасную игру, приближаясь к Сэди. Она в любой момент может догадаться, кто он такой. Если это произойдет, она все испортит не только ему, но и Ставросу, и Алехандро, которые еще не знали, какие испытания их ждут. Искушение, которое Сэди дарила Антонио сейчас, было еще мучительнее, чем за несколько недель до его брака, но Антонио ди Марчелло должен был оставаться терпеливым.

Сэди Паркер – его незавершенное дело, которым он займется позже.

– Кого-нибудь хорошего? – Он рассмеялся, когда она быстро пошла от него прочь, почти не глядя на него. Как только он подумал, что не получит ответа на свой вопрос, она остановилась у высокого, узкого таунхауса, освещаемого лучами полуденного солнца.

– Я пришла. Увидимся на работе.

Антонио посмотрел на ее губы, и ему в память врезалось воспоминание об их первом поцелуе. Он хотел поцеловать ее снова, но как Тони Адесси он не мог себе этого позволить.

– Я с нетерпением жду этого. – Он улыбнулся ей, используя знаменитый шарм Антонио ди Марчелло, и увидел, как она нахмурилась. К счастью, он отрастил бороду и спрятал глаза за солнцезащитными очками.

– Мне не нужен мужчина, мистер Адесси, – сказала она, поразив его своей откровенностью.

– Я не прошу вас выходить за меня замуж. – Черт побери, это было последнее, чего он хотел после своего брака. – Я предлагаю немного развлечься.

– Матерям-одиночкам не до развлечений. А теперь я должна уходить. Меня ждет мой сын.

Произнеся эти резкие слова, она вошла в здание, оставив Антонио на улице. Он был не в силах понять, что произошло. Антонио ди Марчелло только что получил отказ от женщины, с которой он поклялся не связываться. Что с ним случилось? Да, он должен прожить две недели как Тони Адесси, но это не означает, что он обязан полностью забыть о своей реальной личности.

Разум возобладал. Он должен выиграть пари. Ничто другое не имеет для него значения, по крайней мере на две недели. После этого все будет по-другому.

Глава 2

Заявив новому механику о том, что она мать-одиночка, остаток недели Сэди чувствовала себя спокойнее, потому что Антонио держал с ней дистанцию. После дня знакомства он с ней не разговаривал. Время от времени они обменивались взглядами через окно офиса. Хмурясь, Антонио все больше напоминал ей отца Лео, и ей это не нравилось.

Наступило воскресенье. Ярко светило солнце. Сэди старалась забыть жуткое сходство нового механика с Антонио и решила провести время с Лео на детской площадке. Она не хотела думать о человеке, который повернулся к ней спиной и отверг своего ребенка с таким холодным пренебрежением.

– Мама! – Лео завизжал от восторга, когда она начала осторожно раскручивать карусель, однако его внимание было сосредоточено на чем-то за спиной Сэди.

Она резко повернулась.

– Доброе утро! – произнес Тони глубоким и резким голосом и сдвинул брови за солнцезащитными очками. Она знала, что он размышляет, разглядывая ее и ребенка.

– Что вы здесь делаете? – тут же спросила она. Она так растерялась, что заговорила на языке, который по-прежнему не слишком хорошо знала. Она поступила на курсы итальянского языка, когда вместе с родителями переехала в Италию в возрасте восемнадцати лет. За знание итальянского языка она удостоилась от Антонио похвалы.

– Я совсем не общался с вами на этой неделе. – Он шагнул вперед. У него были длинные ноги, обтянутые тканью джинсов; он казался высоким и мощным; рукава футболки облегали его мускулистые руки, будоража чувственные воспоминания Сэди.

Отмахнувшись от ярких образов, она упрекнула себя за то, что так пристально рассматривает Тони. Однажды она стала жертвой подобного очарования и позволила себя соблазнить. И посмотрите, чем все закончилось. Она будет вечно помнить короткую и страстную связь с Антонио.

Он преспокойно бросил ее, внезапно вспомнив о совести, и решил жениться на другой женщине – на богатой наследнице, которая больше ему подходила. Этого брака хотели его родители. Это был его долг, и как наследник ди Марчелло он всегда будет выполнять свой долг. Он презирал саму идею любви и разбил мечты Сэди о счастливом будущем с любимым мужчиной.

Она была так обижена и опустошена его отказом, что не сразу заметила происходившие с ней изменения. Она не хотела знать, что вынашивает ребенка от человека, который украл ее сердце, а потом безжалостно бросил.

– Я работала, мне было не до разговоров, – сказала она, сердясь на то, что этот механик заставляет ее думать о человеке, который был этого недостоин.

– Я надеюсь, вы не будете слишком заняты на следующей неделе, – произнес он, многозначительно поднимая брови за темными очками. По правде говоря, Сэди не видела его без солнцезащитных очков, а из-за бороды ей было трудно хорошенько разглядеть его лицо.

– Я всегда буду очень занята, мистер… – ответила она так горячо, что забыла его фамилию.

– …мистер Адесси, – быстро прибавил он.

– Как я уже сказала, я буду постоянно занята либо работой, либо Лео. – Она посмотрела на Лео, когда карусель начала замедляться. Она ужаснулась тому, что на несколько секунд Тони Адесси заставил ее забыть о малыше.

– Он хороший мальчик.

– Хороший. – Она не желала обсуждать Лео с человеком, рядом с которым ей было так неспокойно.

Тони смотрел на нее, и ее злило, что она не видит выражения его глаз. Она стояла между ним и Лео, словно львица, защищающая детеныша. Ей и Лео никто не нужен, хотя мальчик уже начал понимать, что он отличается от своих друзей, потому что у него нет отца. Она не собиралась рисковать спокойствием своего сына только потому, что Тони обладает таким же обаянием, как отец Лео.

– Он похож на своего отца?

Вопрос Тони, посмотревшего на нее, потом на Лео, сильнее открыл дверь в ее прошлое, и она почувствовала, что защитный барьер, который она выстроила вокруг себя и Лео, может рухнуть.

Антонио стоял и смотрел на мальчика. От шока его сначала бросило в холод, а потом он рассердился. Сделав подсчеты в уме, он понял, что мальчик родился примерно через девять месяцев после страстного уик-энда с молодой женщиной, которая недавно переехала в Италию и легко увлеклась им.

Он понял, в чем именно заключалось испытание, придуманное Себастьяном. Он не должен был налаживать отношения с родителями или пытаться сблизиться с бывшей женой. Испытание было связано с женщиной, о которой Антонио говорил Себастьяну в редкие моменты откровений. Вероятно, Себастьян знал о ребенке.

– Он не знает своего отца. – Сэди отвернулась от Антонио и снова толкнула карусель, а темноволосый маленький мальчик восторженно вскрикнул. У Антонио сжалось сердце.

– Печально. – Он заговорил с преувеличенным акцентом, стараясь скрыть незнакомые эмоции. – У мальчика должен быть отец.

Именно этого Антонио хотел в детстве. Он знал своего отца, но из-за его эмоциональной отстраненности он перестал что-либо испытывать к человеку, которого должен был любить и уважать. Единственным человеком, который относился к Антонио по-доброму, был садовник в родительском поместье. Повзрослев, Антонио поклялся, что у него никогда не будет детей, потому что он сомневался в своей способности стать хорошим отцом. И он спокойно воспринял отказ Элоизы спать с ним.

– Я согласна, – грустно произнесла Сэди и посмотрела на Лео, который радостно катался на карусели. – Но у его отца было другое мнение.

– Сколько лет Лео?

Сэди нахмурилась, глядя на него, но Антонио решил не отступать. Если это его сын и наследник, то он не сможет его бросить.

Антонио снова посмотрел на мальчика, который вскрикнул, требуя остановить карусель. Антонио мгновенно подался вперед, схватил карусель, останавливая ее, и уставился в печальные карие глаза мальчика. Ему показалось, что он видит себя в детстве.

Антонио заговорил по-итальянски, но губы маленького мальчика задрожали, и он потянулся к матери. Антонио молчаливо выругался на свою маскировку.

– Он не привык к мужчинам, – произнесла Сэди и взяла мальчика на руки.

Лео осуждающе взглянул на Антонио.

Антонио стало совестно. Ему не требовался тест ДНК, чтобы подтвердить свое отцовство. Одного взгляда в глаза маленького мальчика было достаточно, чтобы понять, что он ди Марчелло.

– Вы решили вырастить его одна? – Антонио рассердился.

– Его отец бросил меня. Это вряд ли побудит меня связаться с другим мужчиной. Приберегите свое обаяние для другой женщины, мистер Адесси. Со мной вы зря теряете время.

Сэди стояла на своем, крепко обнимая Лео и глядя на человека, который открыл двери в ее прошлое. Она видела свое отражение в его солнцезащитных очках и сильнее сердилась.

Почему Тони так заинтересовался ей и Лео? От неприятного предчувствия у нее по спине пробежал холодок.

– Это плохо… для мальчика, – сказал Антонио, и мальчик уткнулся лицом в плечо матери, скрываясь от пристального взгляда незнакомца. – Если бы Лео был моим ребенком, я хотел бы знать о нем все.

Сэди раздраженно вздохнула. Почему она ведет этот разговор с Тони Адесси? Вина. Это слово неожиданно возникло в ее сознании. Чувство вины. Да, она старалась сказать Антонио ди Марчелло, что он будет отцом, но этого было недостаточно. Она просто безропотно приняла отказ его матери, которая захлопнула дверь у нее перед носом.

– Мне заявили, что мой незаконнорожденный ребенок не будет желанным дополнением к влиятельной семье…

Она вовремя умолкла, вспоминая первые дни своей беременности, когда она пыталась связаться с Антонио через его родителей. Они не захотели слушать ее – женщину, которая решила обеспечить себе финансовое будущее такими дикими претензиями. Они сообщили ей, что их сын женат и они не собираются ставить под угрозу его брак.

Увидев фотографии в местных газетах, Сэди поняла, что ей придется воспитывать ребенка в одиночку. Антонио ди Марчелло женился на своей возлюбленной детства через несколько недель после своего страстного уик-энда с Сэди. Для него она стала обычным развлечением перед свадьбой.

– Вы уверены? – раздраженно проворчал он, и Сэди насторожилась, словно ожидая приближающийся шторм.

– Зачем вы здесь, мистер Адесси? Почему вы устроились на работу в автомастерскую? – Она набралась смелости, чтобы задать вопрос, который вертелся у нее на языке с тех пор, как Тони впервые посмотрел на Лео. На его лице отразился шок, который не скрыли даже темные очки.

Возможно, у Антонио ди Марчелло есть родной или двоюродный брат? Неужели он прислал к ней кого-то? Но почему именно сейчас?

Четыре года она прожила впустую, надеясь и мечтая. Наконец мать убедила ее, что она не должна жить с Лео в Милане. Сэди отказалась от убеждения, что должна оставаться рядом с отцом Лео, и готовилась вернуться в Англию со своими родителями всего через несколько недель. Неужели этот человек появился здесь из-за ее переезда в другую страну? У нее путались мысли.

– Я взялся за эту работу на спор. – Голос Тони был спокойным и ровным. Сейчас он очень напоминал ей Антонио.

Она вспомнила слова Антонио: «Наш веселый уик-энд закончился, и мы должны вернуться к обычной жизни».

Но вернуться к обычной жизни Сэди не удалось. Эту привилегию у нее отобрали до того, как Антонио вышел за дверь. Тогда она еще не знала, что они зачали ребенка.

Тони отступил на шаг и посмотрел на нее, потом на Лео, отчего она испытала больше неловкости.

– Я должен доказать свое умение. – Он посмотрел на нее. В воздухе повисло раздражение. – И я это сделаю.

Глава 3

Первая неделя прошла почти мгновенно. Антонио вынужден был признать, что вторая неделя тянулась мучительно долго. И это не имело ничего общего с его маленькой квартиркой или работой. Причина была в Сэди.

В минувший уик-энд в парке он едва не выдал себя. Соблазн был велик. Поняв, что малыш Сэди почти наверняка его ребенок, Антонио хотел настоять на том, чтобы они вернулись вместе с ним в Рим прямо сейчас. Его остановило только желание выиграть пари и не подвести Ставроса и Алехандро.

В конце второй недели Антонио вытер руки салфеткой и нетерпеливо бросил ее, желая избавиться от образа Тони Адесси.

Он надел солнцезащитные очки. Ему не надо было оборачиваться, чтобы знать, что Сэди спускается по лестнице из офиса в мастерскую. Каждая клеточка его тела напряглась от ее близости.

– Я понимаю, сегодня вы увольняетесь. – Мягкий голос Сэди застал его врасплох. Всю прошедшую неделю она избегала встречи с ним. – Вам не понравилась эта работа? Вы не смогли доказать свое умение?

Антонио снова прикинулся грубоватым механиком, повернулся и посмотрел в лицо Сэди. Ее красивые зеленые глаза искрились озорством. Неужели она с ним флиртует?

– Я всегда добиваюсь своего, Сэди, но сегодня я уезжаю. У меня есть более важные дела. – Наконец он сказал ей правду.

– А куда вы едете? – В ее голосе слышалась тревога, несмотря на игривый тон. Почему она вдруг заинтересовалась? Она едва взглянула на него после их разговора в парке.

– Я думаю, что мне лучше жить в Риме. – Ему пришлось сдержать улыбку, когда он увидел шок на лице Сэди.

– Вы живете в Риме?

– Да. – Он чувствовал, что становится прежним Антонио, и подумал о своих современных офисах и роскошных апартаментах с видом на город. Ему хотелось вернуться к нормальной жизни. Однако нельзя забывать, что после поездки в Милан его жизнь изменилась.

Сэди с подозрением прищурилась, привлекая его внимание к своим чрезвычайно длинным ресницам.

– А зачем вы приезжали сюда, мистер Адесси? Ради чего вы работали две недели в маленькой миланской автомастерской?

Упрек в ее словах был таким же явным, как солнечные отблески на водах Средиземного моря летом. Знает ли она, кто он? Паникуя, он вздрогнул.

– Я помогаю другу. – Он заставил себя говорить грубее. Его испытание почти закончилось, и он не должен рисковать.

– Когда вы едете в Рим? – с тревогой спросила Сэди, оглядываясь вокруг, словно стараясь найти что-то или кого-то.

– Через несколько дней. Сначала мне надо уладить дела. – Ему следовало встретиться со своими родителями и выяснить, что они знают о Лео. Прежде чем открыться Сэди, он должен узнать, обращалась ли она к его родителям и отмахнулись ли они от нее. После того как он точно выяснит, что она приходила в его родительский дом и пыталась связаться с ним, он вернется к Сэди, но уже не как Тони Адесси.

Сэди раздраженно посмотрела на Тони, который опять спрятал глаза за солнцезащитными очками. Напряжение в их отношениях росло с каждым днем. Теперь он заявил, что уезжает через два дня. Она сильнее убедилась, что он был послан Антонио, чтобы проверить, как живут она и Лео. Должно быть, его мать наконец сказала ему о ребенке, и Антонио решил разыскать Сэди. Но почему сейчас?

Неужели наступил день, которого она боялась с тех пор, как дверь дома его родителей захлопнулась у нее перед носом? День, когда ей придется столкнуться с властью Антонио ди Марчелло. Тони Адесси работает на него, в этом она была уверена.

– У вас здесь дела? – осторожно спросила она, стараясь говорить беспечно и игриво. Если она будет обороняться, то не узнает, что затеял Тони.

– Да-да. Но сначала я бы чего-нибудь поел. Сегодня я работаю последний день. Вы поужинаете со мной?

Она заметила, что он улыбается, и на мгновение решила, что поняла его неправильно. Возможно, она просто ему нравится. Вероятно, обида и злость на семью ди Марчелло заставляет ее видеть то, чего нет на самом деле.

– Не откажусь. – Она тепло улыбнулась ему.

– Вам не надо забирать мальчика из детского сада? – спросил он, и она насторожилась.

– Нет, сегодня он у моей матери.

– На соседней улице есть хороший ресторан, я сходил бы туда.

– Отлично. – Сэди улыбнулась ему, отчетливо понимая, что другие механики заинтересовались их длительной беседой. Она оглянулась на окно офиса и увидела, что Даниэла глупо улыбается и машет ей руками, требуя уходить. И Сэди забыла об осторожности. – Пошли.

Они вместе отправились в ресторан, упомянутый Тони. Она бывала здесь раньше с подругами, но ни разу с мужчиной. На самом деле она никогда не была на свидании с мужчиной после расставания с Антонио.

– Итак, вы приехали в Милан со своими родителями? – спросил Тони. Его вопрос застал ее врасплох, когда они уселись за столиком на улице. Ярко светило солнце, и она надела солнцезащитные очки.

– Да, мы переехали сюда, когда мне было почти восемнадцать, из-за работы отца. Но мы скоро вернемся в Англию. – Она подумала, не говорит ли ему слишком много. Если ее подозрения оправданы и он работает на Антонио ди Марчелло, то она должна следить за каждым своим словом.

Он откинулся на спинку стула и посмотрел на суматошных горожан. Казалось, ему нет дела до того, что сказала Сэди. Она снова решила, что ошиблась на его счет.

– Вы будете скучать по Милану? – спросил он, когда им принесли напитки.

Сэди посмотрела на него. Белая ткань футболки обтягивала его мускулистую грудь и привлекала внимание к загорелой коже.

Она быстро отвела взгляд, удивляясь тому, что впервые за долгое время заинтересовалась мужчиной.

– Буду, но меня здесь ничто не держит. – Она неуклюже переставила столовые приборы и приправы на столе, ненавидя себя за то, что нервничает в присутствии человека, который неспроста с ней общается.

– А как же ваш малыш? Его отец в Англии? – В его небрежном вопросе слышалось подозрение.

– Его отец живет в Италии.

– И он обрадуется, что вы увезете его сына? – Вопрос Тони задел ее за живое, и она прижала ладонь к груди, словно испытав физическую боль. Прошедшие месяцы, когда ее родители объявили о своем возвращении в Англию и очень старались убедить Сэди поехать с ними, она маялась сомнениями.

– Это не его дело, – отрезала она.

– Разве он не имеет права знать? – Несмотря на солнцезащитные очки, она была уверена, что Тони смотрит на нее осуждающе. Она чувствовала его неодобрение каждой клеточкой тела.

– Единственный человек, имеющий право влиять на решения, которые я принимаю в отношении моего сына, должен будет жениться на мне. – В словах Сэди и на ее лице читался гнев. Обнаружив, что беременна, она надеялась, что Антонио на ней женится. Но вскоре она поняла, что этого никогда не произойдет.

Секунду Антонио паниковал, но потом совладал с собой. Однажды он уже был женат и не хотел жениться снова. Хотя он понимал, что он должен обзавестись наследником, иначе семья ди Марчелло вымрет. Ради своего сына он готов на все.

– Сильно сказано, – поддразнил он и откинулся на спинку стула, вытягивая перед собой ноги. Ему хотелось расслабиться, но не тут-то было. Пока он не может выдать себя. Он по-прежнему Тони и должен держать ухо востро. Сначала ему надо повидаться со своими родителями. Он не желал встречаться с ними, но они обязаны признать Лео. Теперь Антонио будет их эмоционально шантажировать.

Он ощущал подозрение и сомнение Сэди и знал, что должен быть осторожен. Ему следует подождать того момента, когда она перестанет быть такой настороженной.

– Это то, что я чувствую, мистер Адесси.

– Зовите меня по имени, пожалуйста.

Сэди нахмурилась, потом улыбнулась:

– Хорошо, Тони. Расскажите о себе. Почему вы торопитесь в Рим?

– Кто сказал, что я туда тороплюсь?

Она подняла очки на голову, убирая волосы с лица и открывая взору выразительные зеленые глаза.

– Сегодня вы увольняетесь, проработав только две недели, – произнесла она.

В ее тоне слышалась беспечность, и Антонио почувствовал, как она успокаивается. Хотя, возможно, она просто с ним играет.

– Я скорее строитель, чем механик, – уклончиво ответил он. Если он заявит, что работает в строительной отрасли, а его компания занимается ведущими проектами по всему миру, то он себя выдаст.

Она посмотрела на него, и он подумал, что зашел слишком далеко, но потом она слегка пожала плечами и приступила к еде.

– Вкусно, – сказала она. – Спасибо, что пригласили меня сюда.

Он оглядел простой ресторан, а затем взглянул на нее. После того как он снова станет Антонио ди Марчелло, он будет водить ее в более престижные рестораны.

– Я бы сделал это раньше, если бы вы не противились идее подружиться со мной. – Он увидел растерянность в ее взгляде.

– Разве мужчина и женщина могут быть друзьями?

Он вспомнил страстный уик-энд с Сэди, разглядывая ее мягкие волосы, падающие на плечи, кожу сливочного оттенка и полные губы. С такой женщиной трудно только дружить. Хотя она три года скрывала от него сына, Антонио по-прежнему хотел ее. Он помнил жар ее тела и прикосновение пышной груди во время бурной близости на широкой кровати отеля.

Поборов вожделение, он посмотрел на нее в упор и произнес:

– Между мужчиной и женщиной могут быть любые отношения по их желанию.

Сэди стало неуютно. Ее подозрение по поводу того, что Тони собирает о ней информацию, усилилось.

– Вы не считаете, что это очень сильно зависит от конкретного мужчины и конкретной женщины? – Она отпила воды и откинулась на спинку стула. У нее пропал аппетит, ее начинал утомлять разговор с Тони. Она так и не простила Антонио предательства; она не была готова доверять другому мужчине, как бы ни хотела это сделать.

Тони удивленно поднял брови, и она поняла, что выглядит сердитой. Она отказывалась от шанса восстановить свою жизнь и снова получать удовольствие теперь, когда Лео подрос. Но какой смысл начинать отношения с человеком, который уезжает в Рим, а она вот-вот вернется в Англию? Кроме того, она по-прежнему любит мужчину, который четыре года назад украл ее сердце.

– Мне нравится ваше предложение, – осторожно сказала она, – но вы возвращаетесь в Рим, а я через несколько недель буду в Англии, поэтому мы в непростой ситуации.

– Да-да, – быстро ответил он, и она тут же подумала об уик-энде с Антонио. Она вспомнила, как уставшая лежала в постели после ночи головокружительной страсти и думала, что влюбилась в Антонио. Она стала настоящей женщиной в опытных руках Антонио ди Марчелло.

– Для начала мы должны немного побыть вместе, не так ли? – Его голос был полон убедительного очарования.

– Я занята все выходные, – быстро ответила она. Ни за что на свете этот человек не будет для нее важнее Лео. Он имеет странное сходство с Антонио, поэтому она должна быть осторожнее. Чтобы не увлечься им. Она жила одна с тех пор, как Антонио повернулся к ней спиной, и теперь ее интересовало только благополучие Лео. Несколько лет назад она была молодой и доверчивой, но не собиралась делать то же самое с первым мужчиной, который проявил к ней не просто мимолетный интерес.

– У вас не найдется даже часок, чтобы выпить кофе?

– У меня ребенок, Тони. Вы представляете, какая это ответственность?

Сэди с удовольствием заметила, как Тони нахмурился от ее слов. Она ему отказала. В ее жизни нет места ни для кого, кроме Лео.


Антонио наблюдал за уходящей Сэди, не говоря ни слова. На этот раз очарование ему не помогло. Однако того, чего не добился Тони Адесси, добьется Антонио ди Марчелло. Через несколько часов его жизнь вернется в нормальное русло.

Антонио нужно было с кем-нибудь поговорить. Он набрал телефонный номер Алехандро.

– Привет, Антонио! – Радостный голос друга приободрил его после двух тревожных недель.

– Ты даже не представляешь себе, как мне приятно слышать мое имя, – ответил Антонио, пытаясь говорить бесшабашно.

– Как дела?

– Я сделал это, и у меня даже остались десять евро. Я надеюсь, Себастьян вложит деньги с умом. – Не слишком остроумно. Себастьян уже разумно вложил деньги. Он использовал свое время и умение, чтобы добиться успеха. После встречи с Моникой он стал еще увереннее в себе. Он знал о связи Антонио и Сэди, но знал ли он о Лео?

– И что? Ты какой-то неуверенный, дружище. Что происходит?

– Это связано с женщиной.

Алехандро рассмеялся:

– Антонио, у тебя всегда что-нибудь связано с женщиной.

– На этот раз все сложно.

– В каком смысле?

– У нас с ней есть прошлое. – Алехандро молчал, и в конце концов Антонио прибавил: – У нее ребенок.

– Твой ребенок?

– Я намерен это выяснить. Когда я это сделаю, я предъявлю права на своего сына и наследника.

Глава 4

Услышав звонок в дверь, Сэди отложила кисточку, стараясь не раздражаться на того, кто пришел к ней так не вовремя. Было воскресенье, и она на несколько часов отправила Лео к своим родителям. Каждые выходные, оставаясь одна, она писала картины на продажу. Живопись была ее страстью, и Сэди хотела уделять ей больше времени.

В дверь снова позвонили, на этот раз настойчивее. Это было словно предзнаменование плохих новостей. Быстро посмотрев на себя в небольшое зеркало в коридоре, она пригладила выбившуюся из хвоста прядку.

Снова раздался звонок в дверь. Она нажала кнопку домофона, но прежде, чем успела задать вопрос, услышала мужской голос и опешила.

– Мне надо поговорить с тобой, Сэди.

– Тони? – Она нахмурилась, стараясь понять, почему ей показалось, будто она разговаривает с Антонио. По ее спине пробежал холодок. – Это ты?

– Да. – Голос Тони изменился.

– Что ты хочешь?

– Увидеться с тобой до отъезда в Рим.

– Поднимайся. – Сэди несколько неохотно нажала на кнопку, открывая входную дверь, и мысленно обругала Даниэлу за то, что та сообщила Тони ее адрес. Сэди в самом деле не хотела снова с ним видеться, особенно после того, как она четко высказала ему свою точку зрения по поводу отношений с мужчинами.

Обреченно вздохнув, она открыла дверь в свою маленькую, но опрятную квартиру, услышав шаги по каменным ступеням. Повернувшись, она пошла обратно в коридор квартиры, задаваясь вопросом, что Тони скажет ей сейчас. Она решила опять напомнить ему, что она мать-одиночка и ей не до развлечений.

Сэди опять взглянула в зеркало, когда Тони появился в дверях. Она уставилась на свое отражение, не веря, что у нее за спиной стоит Антонио ди Марчелло – уверенный и властный.

Этому человеку она отдала свое сердце и душу, а он относился к ней с холодным пренебрежением в последние четыре года. И вот теперь он здесь. Все ее тревожные подозрения оправдались. Антонио отправил на работу в автомастерскую Тони Адесси, чтобы тот все разузнал о ней и Лео.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.