книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Гордость альфы


Сторми Гленн

© Сторми Гленн, 2018


ISBN 978-5-4490-8537-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Электус Эверсон потрясённо уставился на происходящее в противоположном конце комнаты, где электус Юкатия дрался с альфой Грегори. Весь мир Даниэля в этот момент пошатнулся. Предполагалось, что они должны спасти Роуэна – анамхару Лукаса. Они подозревали, что тот находится у Карлтона.

Открытие, что мужчина, с которым дрался Лукас, анамхара Даниэля, повергло того в ступор. Эверсон искал свою вторую половинку несколько веков, но не готов был узнать, что тот, о ком он так сильно мечтал, окажется оборотнем.

Альфа зарычал и бросился на Лукаса, но тот оказался готов к такой атаке. Он схватил Карлтона за руки и перебросил через голову. Быстро развернувшись, Лукас припал к земле и выпустил когти прежде, чем Карлтон рухнул на деревянный пол.

– Где моя пара, пёс?

Даниэля впечатлило, когда Карлтон перекатился на живот, встал на четвереньки и с протяжным рёвом бросился на Лукаса. Электус Эверсон поморщился, когда двое мужчин врезались друг в друга как нерушимые горы и рухнули на пол. Выглядело это болезненным… для обоих участников схватки.

– Альфа Грегори, где Роуэн? – рявкнул Лукас, обнажив клыки. – Где моя пара?

– Роуэн мой, – огрызнулся в ответ Карлтон, – и всегда был моим.

От этих слов Даниэль напрягся. Вот чёрт. Заполучить Карлтона будет не так уж просто, раз этот мужчина одержим Роуэном. Но Даниэль предоставит ему хорошую альтернативу.

Себя.

Даниэль не вмешивался в битву до тех пор, пока не увидел, как Лукас поднял руку с когтями для удара. Несмотря на то что его пара являла собой оборотня и могла более чем за себя постоять, Даниэль понимал, что не может позволить Лукасу нанести тому вред. Электус Эверсон быстро пересёк разделяющее их пространство и схватил парня за руку.

Лукас обнажил клыки и резко повернул голову.

– Эверсон? – Электус Юкатия нахмурился, гнев в выражении лица сменился замешательством. – Что ты, чёрт возьми, творишь?

– Лукас, – произнёс Даниэль как можно спокойнее, – ты должен его отпустить.

– Эверсон, не глупи, – ответил Лукас, снова переведя взгляд на Грегори. – Он что-то знает о местонахождении Роуэна, и я хочу знать, что именно. И если потребуется, то выбью это из него.

Даниэль зарычал, когда Лукас снова занёс руку для удара. Если Лукас не остановится, то Даниэлю придётся вмешаться, но он бы предпочёл избежать драки. Им с таким трудом удалось восстановить мир между их кланами, но Эверсон готов был пожертвовать этим, чтобы уберечь свою пару от физической расправы.

– Ты выжил из ума? – спросил Лукас.

– Лукас, отойди от него. Сейчас же.

Лукас медленно поднялся и отошёл от Грегори.

– Эверсон, да в чём дело?

Даниэль перевёл взгляд от Лукаса на всё ещё лежащего на полу альфу. Он сделал глубокий вдох и плечи его опустились под тяжестью бремени, что теперь на него навалилась.

– Он моя пара.

– И всё же он что-то знает о Роуэне, – заметил Лукас, быстро скрыв удивление от спокойного тона Даниэля. – И я должен это выяснить.

Даниэль кивнул.

– Я предоставлю тебе ответы.

Даниэль щёлкнул пальцами и четыре вампира-солдата подняли Карлтона на ноги. Когда альфа начал вырываться, Эверсон вытащил из пиджака чёрный пистолет и выстрелил в Грегори дротиком с красным оперением на конце. Мужчина мгновенно обмяк, голова упала вперёд. Даниэлю претила мысль о таких воздействиях, но сейчас ему было необходимо взять Карлтона под контроль. Возможно, это было единственным способом уберечь его от расправы Лукаса.

Даниэль подошёл к Карлтону, выдернул из шеи дротик, погладил волка по щеке и дал знак своим солдатам, которые вынесли находящегося в беспамятстве альфу из помещения.

Лукас повернулся к Даниэлю, зарычал и махнул рукой на дверь.

– И как, чёрт бы тебя побрал, ты собираешься вытащить из него ответы, когда он в отключке?

Даниэль выгнул бровь и посмотрел на трёх волков, сидящих у двери. Он снова щёлкнул пальцами и указал на пол. Волки сорвались с места, пересекли комнату и сели прямо перед Эверсоном.

У Лукаса челюсть отпала.

– Мне нужно выучиться такому приёмчику, – прошептал он себе под нос.

Даниэль усмехнулся и повернулся к волкам.

– Знаете кто я?

Он сложил руки перед собой, являя образец полнейшего спокойствия, хладнокровия и собранности. Он на это надеялся. В этот момент он не держал всё под контролем и ощущал тревогу, но кроме него об этом никто не должен знать.

Двое волков кивнули. Третий явно был не в своём уме, так как наклонился и плюнул на туфли Даниэля. Вампир, стоявший позади, начал оттаскивать того назад, когда Эверсон покачал головой.

– Не очень умно с твоей стороны, не находишь? – спросил Даниэль, встав перед провинившимся волком. – Из-за того, что ты член стаи Карлтона, я не могу тебя убить, но это не значит, что не могу заставить тебя пожелать смерти.

Даниэль кивнул и солдат защёлкнул на шее волка железный ошейник. Он запер его на ключ, который передал Даниэлю.

– Знаешь, что это, – усмехнулся Эверсон, подняв ключ. – Это железо было найдено на испанском галеоне около побережья Ямайки приблизительно десять лет назад. Я бы не узнал о нём, не будь я одним из инвесторов экспедиции.

– Ну и? – волк усмехнулся Даниэлю, удерживая его взгляд. – Это железо, обычное старое железо.

– Верно, – кивнул Даниэль. – Но не обычное. Это часть добычи из бесценных жемчужин и металлов, которые испанцы привезли в Новый Свет с Ближнего Востока.

Даниэль резко наклонился к волку, схватил его за ошейник и дёрнул, придвигая ближе к себе.

– Это железо проклято. Как только этот ошейник закрывают, его не сломать.

– И ч-что? – решительность в глазах волка начала меркнуть, будто он не был уверен, говорит ли Даниэль правду или же лжёт ему.

– Пока я не сниму с твоей шеи ошейник, ты не сможешь перекинуться. Никогда. Этим способом пользовались на протяжении шестнадцатого века, чтобы держать оборотней под контролем. Я снарядил экспедицию, узнав о существовании подобных ошейников. Сначала мне было просто любопытно, а теперь… теперь у меня есть лучшее применение для них.

Даниэль оттолкнул волка и встал.

– Вперёд. Попробуй перекинуться. Посмотрим, как тебе это удастся.

Волк зарычал. На руках появилась шерсть, но тут же исчезла. Начали вылезать когти и сразу убрались. Волк взвыл, когда попытки перекинуться, казалось, вот-вот увенчаются успехом, но проваливались. В конце концов волк рухнул, уронив голову.

– Что ты хочешь знать? – спросил волк с поражением в голосе.

Даниэль улыбнулся Лукасу и махнул рукой в сторону волка.

– Спрашивай.

Лукас ухмыльнулся и повернулся к волку.

– Где Роуэн?

– Не знаю.

Лукас зарычал.

Волк резко поднял голову.

– Нет, клянусь, я не знаю, где Роуэн. Вот почему мы спорили с альфой Карлтоном, когда вы на нас напали. Он хотел отправить несколько солдат на поиски Роуэна, а я просил его не вмешиваться в это.

– Не вмешиваться?

– Освободиться от этой проклятой одержимости Роуэном.

От этих слов Даниэль ощутил боль и стиснул зубы. Он на какое-то время забыл, что Грегори одержим анамхарой Лукаса. Это станет проблемой, когда Даниэль заявит на альфу права.

Он делиться не станет. Никогда.

– Ты же понимаешь, что Роуэн моя пара, мой анамхара, – заметил Лукас. – Я никогда его не отпущу.

Волк закатил глаза.

– Да ладно тебе, Роуэн не жаждет стать парой Карлтона. Альфа просто не хочет упустить возможность ввести в нашу стаю его кровную линию.

– У вас в стае была кровная линия Роуэна, – рявкнул Сет с другого конца комнаты. – Карлтон сам же Роуэна и изгнал.

Волк резко повернул голову к Сету. В его ответе слышалась ненависть:

– Роуэн должен был следовать приказам своего альфы. Может тогда никто из нас не оказался бы в этой ситуации.

– Он должен был подчиняться Карлтону лишь потому, что тот так сказал? – крикнул Сет и бросился через комнату. – Карлтон не пара Роуэна. Он не может того принудить к соединению.

– Он твой альфа!

– Он был моим альфой, – Сет усмехнулся и скрестил руки на груди. – Я больше не слушаюсь ни Карлтона, ни тебя.

Волк зарычал и бросился вперёд. Даниэль едва не разразился хохотом, когда Сет спокойно ударил волка прямо в лицо, отчего тот отлетел и приземлился на пол. Когда волк поднял голову и посмотрел на Сета, по его подбородку текла кровь.

– Ладно, хорошо, это нас ни к чему не приведёт, – Лукас встал между Сетом и поверженным волком. – Я просто хочу знать, где моя пара.

– Я не знаю.

– А что ты знаешь?

– Альфа Карлтон вернулся домой и приказал собрать группу стражей. Он сказал, что находился в доме родителей Роуэна, когда уловил запах вампира. Он выбежал из дома в тот момент, когда лимузин, в котором находился Роуэн, уезжал. Карлтон хотел, чтобы мы отправились за ним.

Лукас нахмурился.

– А Карлтон сказал, кто увёз Роуэна?

Волк кивнул.

– Некий вампир по имени Дариус.

Даниэль нахмурился, когда Лукас выругался и начал беспокойно расхаживать. Он не знал, кем был этот Дариус, но подозревал, что Лукас его знает. Волосы на затылке встали дыбом, когда Лукас резко остановился и уставился в пространство. Даниэль двинулся к нему, чтобы спросить, всё ли в порядке, но Лукас сам обернулся, на его лице было мученическое выражение.

– Я знаю, где Роуэн.

Глава 2

Ожидая лифт, который поднимет его на верхний этаж пентхауса, Даниэль потёр затылок. Он устал, а день ещё не закончился. Роуэна спасли и вернули Лукасу, но Даниэлю ещё предстояло разобраться со своим анамхарой. Ему лишь нужно решить, как это сделать.

На Карлтона Грегори не так уж легко повлиять. Мужчина привык быть главным и жил по собственным правилам. Альфа будет до последнего бороться с ним.

Часть Даниэля с нетерпением ждала этой схватки, которая будет бодрящей и возбуждающей. Но вот другой части хотелось соединиться с анамхарой и жить с ним долго и счастливо.

Но подобного ждать не приходилось.

Двери лифта разъехались и Даниэль вышел в коридор, который вёл в его личный пентхаус. Основная часть клана проживала либо на двух этажах под ним, либо в зданиях, окружающих «Гранд Отель», принадлежащий Даниэлю.

– Докладывай, Садики, – потребовал электус у своего заместителя, когда увидел его около дверей.

– Альфа Грегори по вашему приказу доставлен в вашу спальню. Я оставил у двери двух охранников.

– Он ещё не проснулся?

– Нет, электус.

Даниэль кивнул. Ему было ненавистно стрелять в Карлтона усыпляющим дротиком, но иного выхода он не видел. Во-первых, ему нужно было урегулировать ситуацию прежде, чем Лукас нападёт на Карлтона. А во-вторых, Даниэлю необходимо было вывезти Карлтона с его территории и доставить к себе. Невозможно предъявить права на оборотня посреди стаи волков.

– Я хочу, чтобы ты удвоил всю охрану до дальнейших указаний.

Садики кивнул.

– Альфе Грегори не причинять вреда. Тот, кто тронет хоть один волосок на его голове, будет иметь дело со мной.

– Да, электус.

Даниэль поджал губы и какое-то время молча смотрел на лейтенанта. Садики уже долго находился под его командованием. Он доверял мужчине больше, чем кому-либо, но этого было недостаточно.

– Садики, он мой анамхара.

– Я это знаю, электус.

Но слова прозвучали нерадостно.

– Несмотря на то что Карлтон является оборотнем, правила остаются прежними, Садики.

– Да, электус.

– Я сообщу клану о появлении моего анамхары после того, как оставлю на нём метку. – Даниэль поднял бровь, увидев, как на долю секунды в глазах лейтенанта отразилась боль, и тут же пропала. Он задумался, а не показалось ли ему. – Садики?

– Я всё понимаю, электус.

Даниэль какое-то время смотрел на парня, а затем ушёл. Он не должен оправдываться перед ним. Садики был его заместителем, не больше. Если он выбрал для соединения себе в пару оборотня, то Садики нечего возразить на это. Как и другим.

Даниэль шёл по коридору к своим личным покоям. К счастью, весь пентхаус был его личной резиденцией, но члены клана постоянно приходили и уходили, и коридоры круглосуточно патрулировались. Только лишь спальня Даниэля находилась вне их доступа, если только сам электус не разрешал войти.

Он кивнул охранникам у двери и вошёл. Только когда за ним плотно закрылась дверь, Даниэль позволил себе сбросить вес сегодняшних событий и выдохнуть.

Ему было больше тысячи лет. За это время с ним многое происходило. Даниэль считал, что уже всё видел, всё сделал, но ошибался. Он никогда не думал, что переживёт день, подобный сегодняшнему.

Даниэль напрягся, когда услышал приглушённое хныканье из своей спальни. Любопытство всегда было одним из его пороков. На протяжение многих лет оно доставляло ему больше неприятностей, чем он хотел бы.

И сейчас он не смог ему противостоять.

Даниэль медленно подошёл к дверному проёму спальни и заглянул внутрь. Глаза чуть не вылезли из орбит, когда он увидел, что его анамхара лежит на кровати, буквально распростёрт на ней, а все конечности закованы в цепи и привязаны к прикроватным столбикам.

Он выглядел как угощение, очень сексуальное, очень вкусное угощение. Когда Даниэль приблизился к кровати, его член дёрнулся и почти болезненно затвердел. Альфа Карлтон Грегори был красивым мужчиной. А привязанный к кровати Даниэля выглядел просто восхитительно.

Он подумал о том, что мог бы оставить оборотня прикованным к кровати до конца их дней. Во-первых, тогда Карлтону не удастся убить его во сне, ведь если отпустить альфу, именно это он и попытается сделать. А во-вторых, это было просто чертовски сексуально.

И будет гораздо лучше, если альфа окажется голым.

Даниэль выпустил острый коготь и разрезал аккуратно одежду Карлтона. От неё остались лишь лохмотья. И не важно, что позже альфе не во что будет переодеться. Если Даниэль прикажет, то тому и вовсе не потребуется одежда.

А так и будет.

Большой плохой волк поймёт, кто главный в их отношениях, и это не Карлтон. Даниэль понимал, что ему с самого начала нужно подчинить себе альфу. Ведь он был электусом и ни перед кем не кланялся, даже перед своим анамхарой.

Даниэль тихо застонал, когда, стягивая разрезанную одежду, он дюйм за дюймом обнажал восхитительную золотистую загорелую кожу. Логикой он понимал, что судьба могла сделать анамхару для него привлекательным, но судьба, по ходу, очень постаралась над Карлтоном.

Он был красивым, сильным мужчиной. С первой встречи Даниэль знал, что Карлтон ростом в шесть футов шесть дюймов, с загорелыми литыми мускулами и милями бархатистой кожи, которую электус желал облизать. Тёмно-золотистые волосы, волнами спадающие до подбородка, делали Карлтона похожим на ангела, кем он на самом деле не был.

Тем не менее, электус знал, что ему необходимо заклеймить Карлтона и сделать мужчину своим анамхарой. Как только Даниэль это сделает, то альфа станет принадлежать ему и больше не будет угрозой для Лукаса и Роуэна. Даниэль лишь надеялся, что соединение действует в обе стороны, и Карлтон примет своё новое положение в жизни. Потому что теперь, когда он здесь, электус никогда не отпустит Карлтона.

Даниэль, раздевая альфу, взглядом впитывал открывающуюся кожу. Заклеймить анамхару будет несложно. Даниэль чувствовал, как с головки члена скатываются капельки выступившей смазки. Он был таким твёрдым, что мог пробить бетонную стену.

Полностью раздев альфу, электус подошёл к тумбочке и взял нужные приспособления для процесса клеймения анамхары – большую бутылочку лубриканта, кольцо на член и анальную пробку. От предвкушения использования этого набора на анамхаре, руки немного дрожали, когда он клал все предметы на кровать рядом с обнажённым Карлтоном.

Лишь от мысли о том, как он вставит ему анальную пробку, Даниэлю пришлось сильно сжать свой член у основания, чтобы не кончить. Первоначально его посетила идея не вынимать пробку из задницы альфы до тех пор, пока тот не примет их соединение. Сейчас же он думал оставить её там навсегда. Это будет сводить их обоих с ума.

Даниэль забрался на кровать и расположился на коленях между бёдер Карлтона. Дыхание застряло в горле от вида красоты перед собой. Да, он был везучим ублюдком. Электус часами мог любоваться Карлтоном. И, вероятно, так бы и сделал, если бы им не руководила потребность предъявить свои права на анамхару.

Он желал втрахать Карлтона в матрас, и сделать это прямо сейчас. Но Даниэлю также хотелось, чтобы в этот момент альфа был в сознании. Трахать находящего в бессознательном состоянии мужчину не являлось желанием электуса Эверсона. Но он мог придумать интересный способ пробуждения. Способ, который склонит Карлтона к Даниэлю.

Так он надеялся.

Даниэль чуть сдвинулся назад, наклонился и вобрал в рот член альфы. Орган почти мгновенно начал увеличиваться в размере, будто знал, что его сосёт пара владельца.

Даниэль продолжал посасывать и облизывать член Карлтона, пока не ощутил, что мужчина внезапно напрягся. Электус улыбнулся, не выпуская член изо рта, услышав резкий вздох и почувствовав рывок бёдер Карлтона.

Удерживая губами твёрдую длину, Даниэль потянулся за бутылочкой смазки. Вымазав в веществе пальцы, он устремился ими между ягодиц Карлтона. В это же время он сильно вобрал в рот член, пока не ощутил, как головка упёрлась в заднюю стенку горла.

Да, у него не было рвотного рефлекса.

Комнату наполнили звуки учащённого дыхания. Бёдра Карлтона начали двигаться навстречу рту Даниэля. Электус поднял взгляд и встретился с золотистыми глазами, полными похоти. Золотистые локоны альфы обрамляли лицо.

Проклятье.

У него была обманчивая внешность ангела.

Даниэль был обречён.

Он провёл пальцами по сморщенному колечку ануса и ощутил, как альфа содрогнулся. Даниэль ничего не смог с собой поделать и зарычал, подумав о том, что кто-то ещё наслаждался этой маленькой, узкой дырочкой. Он не хотел знать, но убьёт любого, кто посмеет быть после него. Теперь Карлтон принадлежал ему.

Альфа тихо всхлипнул, когда электус протолкнул в него один палец. Даниэль сначала провернул палец, а затем начал двигать им вперёд и назад. Карлтон был узким, очень узким. Электус надеялся, что до него у анамхары никого не было.

Что ж, он мог только надеяться.

Вскоре Карлтон расслабился настолько, что Даниэль смог добавить второй палец. Карлтон напрягся, тихо зашипел, но быстро начал двигать бёдрами навстречу пальцам и рту электуса.

Даниэль понимал, что двойное наслаждение должно свести альфу с ума или же он никогда не подчинится так, как хотелось Эверсону. Возможно, это цепи делали Карлтона таким сговорчивым, хотя Даниэлю так не казалось.

Анамхаре нравилось принимать такие ласки, даже если самому себе в этом признаться он не мог. Если для того, чтобы Карлтон наслаждался процессом, придётся его приковывать к постели, пусть будет так – Даниэль прикуёт альфу к своей постели на всю оставшуюся жизнь.

К тому времени, как Даниэль добавил третий палец, Карлтон уже вовсю выгибался на постели и натягивал удерживающие его цепи. Его наполненные страстью глаза потемнели, рот слегка приоткрылся, комнату наполнили стоны.

Он выглядел блядски сексуально.

Даниэль усмехнулся, услышав вскрик протеста Карлтона, когда сел на колени, вытаскивая пальцы из его задницы и член изо рта. Электус схватил кольцо и быстро закрепил его вокруг члена и яиц Карлтона – это удержит мужчину от оргазма, насколько захочет Даниэль.

Он смазал среднего размера анальную пробку и прижимал к дырочке альфы, пока та не проскользнула внутрь. Даниэль будет постепенно разрабатывать задницу Карлтона для большой пробки, чтобы потом брать мужчину без опаски ему навредить.

Даниэль наблюдал за Карлтоном, чуть-чуть проворачивая пробку, затем немного высунул её и резко вогнал обратно. Он провёл ею под другим углом и улыбнулся, когда задел простату и глаза альфы расширились от удивления.

Взглядом Карлтон молил Даниэля дать ему кончить, но губы по-прежнему были сжаты в жёсткую линию. Так дело не пойдёт. Как бы сильно Даниэль ни желал мужчину, он отказывался его брать до тех пор, пока тот об этом не попросит. И не важно сколько потребуется времени.

Он лишь надеялся, что не много.

Даниэль усмехнулся, когда протянул руку, провёл кончиком пальца по набухшему соску Карлтона и мужчина вскрикнул, выгибаясь навстречу прикосновению. Нечего и говорить, что он не хотел торопить процесс.

Он вёл пальцами по вене вниз, пока не добрался к развилке между бёдер. Ноги Карлтона задрожали и напряглись. Даниэль застонал, наклонился и лизнул толстую вену. Он слышал, как по ней течёт кровь. Ему до боли хотелось попробовать вкус Карлтона.

Когда кто-то чего-то хочет, он не может себе в этом отказать. Даниэль царапнул клыками кожу, а затем вонзил их в вену. На язык хлынула горячая, сладкая кровь. Даниэль застонал и погрузил клыки ещё глубже. Ничего на свете не было таким вкусным, как кровь его анамхары. Она походила на амброзию богов.

Пронзительный крик заполнил комнату и привлёк внимание Даниэля. Он вытащил клыки, лизнул проколы, чтобы их закрыть, а затем поднял взгляд на свою пару. Карлтон боролся с путами, большое тело выгнулось, его целиком охватила жажда.

Даниэль понимал, что Карлтон не сможет кончить, пока на нём кольцо для члена, и не важно, как сильно он того хотел. Но кончить мог электус. Вид Карлтона на грани оргазма подтолкнул Даниэля к этой же грани.

Он встал на колени и схватил свой изнывающий член. Глядя в глаза Карлтону, он начал ласкать себя: сначала медленно, получая наслаждение, затем всё быстрее и быстрее, когда его охватило сильное желание.

Альфа опустил взгляд на член электуса и его кожа вспыхнула румянцем. Жара в его глазах оказалось достаточно, чтобы отправить Даниэля за грань – он вскрикнул и кончил. Струи жемчужно-белой спермы попали Карлтону на грудь и пах. И этот вид снова завёл электуса, чей член затвердел несмотря на то, что хозяин только что получил полную разрядку.

Даниэль нагнулся и положил голову на живот Карлтона, сделав несколько глубоких вдохов. Он чувствовал себя так, будто пробежал марафон. С другой стороны, ощущение загорелого тела Карлтона под ним, навевало мысли о повторении произошедшего.

Даниэль отклонился и провёл пальцами по сперме, попавшей на тело Карлтона. Он размазывал её, позволяя впитываться в кожу. Все учуют на альфе запах Даниэля, особенно, сам Карлтон.

Даниэль опустил взгляд на член Карлтона и поморщился. Головка стала фиолетовой и выглядела не очень. Яйца были полными и прижимались к телу. Кожа Карлтона покраснела и на ощупь была горячей.

Даниэль понимал, что альфе до боли хочется кончить, но он знал, что мужчина ещё не готов подчиниться. Эверсон протянул руку к анальной пробке, что ещё находилась в заднице альфы, и пошевелил её. Карлтон вскрикнул и содрогнулся.

Даниэль провёл большим пальцем по головке члена альфы и сунул палец в рот, слизывая капельки смазки Карлтона. Застонав, он в экстазе закрыл глаза. Сладкий, терпкий вкус спермы Карлтона почти мог посоперничать со вкусом его крови.

– Пожалуйста.

Даниэль распахнул глаза от мольбы, произнесённой едва слышным шёпотом. Удивлённый, он посмотрел на Карлтона, ведь уже свыкся с мыслью, что придётся какое-то время подождать. Мог он ошибиться?

– Карлтон, ты знаешь, кто я?

Альфа в возмущении сжал губы и отвёл взгляд. Даниэль зарычал и покрутил анальную пробку. Карлтон вскрикнул и снова перевёл на него взгляд.

– Карлтон, я задал тебе вопрос и жду ответа.

Альфа тяжело сглотнул, а затем произнёс хриплым и низким голосом:

– Электус Даниэль Эверсон.

Что ж, да, верно, и всё же…

– И?

– М-моя пара.

– Молодец. – Даниэль почти до конца вытащил пробку, а затем резко вогнал её обратно, как награду. Карлтон вскрикнул и снова выгнулся. – Карлтон, хочешь кончить?

– Да-а-а, – протянул альфа.

– Ты знаешь чего я хочу.

Глаза Карлтона расширились и он начал трясти головой.

– Я не могу.

Даниэль начал двигать пробкой в заднице Карлтона, вперёд и назад, всё быстрее и быстрее, для повышения скорости используя вампирские способности.

– Карлтон, ты можешь, и это единственный для тебя способ получить оргазм. Я могу продолжать весь день то, что сейчас делаю.

– Трахни меня! – выкрикнул альфа, и Даниэль не смог не задуматься, а осознаёт ли мужчина, что крикнул так громко, что его могли услышать охранники снаружи номера.

Даниэль вытащил анальную пробку и отбросил в сторону. Он схватил Карлтона за бёдра, приподнял их вверх, приставил головку члена к узкому входу и чуть проник внутрь. Ему хотелось, чтобы альфа почувствовал его, захотел его и сдался.

– Скажи это, Карлтон, и я оттрахаю тебя так, что ходить не сможешь.

– Н-не могу, – захныкал Карлтон.

– Можешь. Я твоя пара и кроме нас здесь никого нет.

Карлтон напряжённо посмотрел на Даниэля. Тишину в комнате нарушало только их тяжёлое дыхание. Даниэль понятия не имел сдастся альфа или будет оказывать сопротивление. Ему только оставалось ожидать решение.

– Пожалуйста, мне нужно…

Карлтон выгнулся, норовя сам насадиться на член вампира. Даниэль схватил альфу крепко за бёдра и удержал на месте. Он не возьмёт своего анамхару, пока Карлтон добровольно ему не подчинится. Мольба – не то же самое, как бы сильно электуса это не заводило.

– Ты признаёшь, что являешься моей парой?

– Да!

– Ты подчиняешься мне?

Карлтон зыркнул на него. Сжал челюсть. Даниэль толкнулся в него ещё на дюйм. Карлтон закатил глаза.

– Да! – крикнул он.

Даниэль скользнул на полную длину, покоряя каждый дюйм задницы альфы. Вскрик Карлтона стал усладой для души электуса. Он не стал медлить, а сразу взял быстрый и жёсткий ритм.

Воздух наполнился ароматом крови Карлтона, и Даниэль осознал, что выпустил когти и вонзил в загорелую плоть мужчины. Казалось, это только увеличило возбуждение обоих мужчин, подтолкнуло их друг к другу, соединило их души.

Ощутив, что уже близок к оргазму, Даниэль приподнялся над Карлтоном. Глаза альфы были подёрнуты дымкой, но всё равно следили за каждым движением электуса. Даниэль когтём вспорол вену на своей шее и наклонился к Карлтону.

Он ощутил небольшую нерешительность мужчины, а затем чистое блаженство, когда Карлтон своими волчьими клыками вонзился в местечко между шеей и плечом электуса. Член напрягся, и Даниэль понял, что настало время кончить.

Он протянул руку между телами и быстро расстегнул кольцо для члена, запуская в действие оргазм Карлтона, который, вскрикнув, в ту же секунду мощно кончил.

Беря пример с парня, Даниэль вонзил клыки в горло альфы и тоже поддался накатившему оргазму. Электус никогда раньше не трахал анамхару, поэтому понятия не имел, во что выльется этот опыт.

Волны наслаждения охватили Даниэля, когда он наполнил Карлтона своим семенем, глотая при этом сладкую, горячую кровь. Ощущая нити связи, он посмотрел на метку. В этот момент у него было ощущение, будто часть Карлтона на постоянной основе поселилась внутри него.

Это был обмен, меняющий их обоих на молекулярном уровне. С этого дня Карлтон принадлежал Даниэлю, а Даниэль – Карлтону. Никто другой не сможет заставить их ощутить себя заполненными и не принесёт такой страсти.

Никто и никогда не будет так сладко пахнуть. Даниэль сможет повсюду по запаху найти Карлтона, а любой другой, понюхавший его, поймёт, что у него есть пара. А с кровью альфы, бегущей по венам электуса, никто, кроме анамхары, не сможет его насытить.

Даниэль вытащил клыки из горла Карлтона и зализал ранки. Он сделал глубокий вдох, наслаждаясь ароматом смеси их оргазмов. Он улыбнулся, посмотрев на свою пару, но улыбка тут же угасла от вида ярости на лице Карлтона.

– Что, чёрт возьми, ты со мной сделал?

Глава 3

Карлтон зарычал и рванул цепи, приковывающие его к кровати Даниэля. Он понял, что электус оказался его парой. Он отлично ощущал этот запах, наряду с запахом секса, висящим в комнате. Но будь он проклят, если хотел быть чьим-то узником.

– Отпусти меня! – рявкнул альфа.

– Ни за что на свете, ангел.

Карлтон клацнул зубам в ответ на усмешку Даниэля и тот дёрнулся назад с расширенными глазами. Оборотень ухмыльнулся. Отличный знак, значит мужчина его опасается. Альфа был полон намерений, как только освободится, выбить всё дерьмо из Даниэля.

– Отпусти меня! – снова рявкнул он.

Вампир вздохнул и приподнялся. Карлтон поморщился, когда обмякший член Эверсона вышел из него. Он даже думать не хотел о возникшем ощущении разочарования после того, как его задница осталась пуста.

Карлтон не предполагал, что его трахнут. Он же чёртов альфа. Это ведь он должен быть в активной позиции. И уж явно ему произошедшее не должно было понравиться. Карлтон не собирался больше думать об этом. Он явно не даст знать Даниэлю, что ему понравилось – мужчина тогда никогда его в покое не оставит.

– Ты не имеешь права меня приковывать.

– У меня есть все права, – ответил Даниэль, перекатившись на край кровати. – Ты мой анамхара.

Как будто это всё объясняло. Когда Даниэль что-то взял с постели и ушёл, Карлтон стиснул зубы. Ему так и хотелось впиться клыками в плоть Даниэля и не только для того, чтобы доказать свою точку зрения.

Большую комнату наполнял комбинированный запах их спермы. Он был всеохватывающим, проник во все органы чувств Карлтона, единственное, что он чувствовал, был только запах секса… и крови.

Сердцебиение Карлтона ускорилось, когда он вспомнил, как клыки Даниэля проникли в вену на его бедре. Никогда в своей жизни он не ощущал ничего такого крышесносного. Как будто Даниэль открыл в нём какое-то скрытое извращение, о котором он и не подозревал.

Ему понравился укус.

Кто бы мог подумать?

Вот он уж точно никогда не догадался бы. Карлтон всегда знал, что ему нравится немного грубый секс, но укус вампира был странен даже для него. Ему не хотелось встретиться лицом к лицу с фактом, что он представляет, как острые клыки вонзаются в его член и тот от этого твердеет.

Просто были кое-какие вещи, о которых мужчина не должен думать. Они находились в вершине списка, может даже самыми первыми пунктами. Если об этом узнает Даниэль, то явно использует эту информацию против него. Поэтому он об этом не должен пронюхать.

Карлтон распахнул глаза и уставился на вернувшегося в комнату Даниэля. Его глаза расширились от вида красной анальной пробки в руках электуса. Он вспомнил эту пробку и то, какое удовольствие она ему доставила.

Он знал, что его трахнут, когда Даниэль забрался на кровать между его разведённых ног и вставил пробку ему в задницу. Карлтон никак не мог остановить Даниэля. Он даже не мог скрыть того, как дёрнулся его член, когда анальная пробка медленно проникала в его задницу.

Его ноги были широко раздвинуты и привязаны к прикроватным столбикам. Он даже не мог их сомкнуть. Руки также были привязаны к столбикам.

Он чувствовал себя выставленным на всеобщее обозрение.

– Я тебя за это убью, – прорычал Карлтон, когда Даниэль вставил в него пробку и прокрутил, от чего его член налился и поднялся. Альфа не мог скрыть отклик на действия электуса. Он был в таком замешательстве, что слёзы выступили на глазах.

– Можешь попробовать.

Карлтон стиснул зубы, когда Даниэль обхватил его член и провёл ладонью по всей длине. Когда вокруг члена и яичек сомкнулась холодная кожа, Карлтон хотел закричать.

Даниэль делал всё возможное, чтобы удержать альфу на грани оргазма, и Карлтон это знал. Он был так близок, что мог чувствовать вкус. И знал, что пока не даст Даниэлю желаемое, в оргазме ему будет отказано.

– Ненавижу тебя.

– Знаю.

Карлтона заинтересовала печаль в голосе Даниэля и он поднял на мужчину взгляд. Под глазами электуса залегли тени, уголки губ кривились, будто он хотел нахмуриться, но сдерживался.

Он выглядел усталым, не как мужчина, который только что соединился со своим анамхарой. Из того, что Карлтон слышал о вампирах, он знал, что от выпитой крови на коже Даниэля должен был выступить румянец, а не этот серый оттенок.

Во время соединения Даниэль от него кормился, Карлтон это знал. Он по-прежнему ощущал небольшую боль на бедре и на горле, в тех местах, в которые проникали клыки Даниэля.

Карлтона до усрачки напугало то, что он нуждался снова в проникновении клыков Эверсона. Он никому не раскроет, что жаждал ощущений от вампирского укуса. Такое унижение его уничтожит.

Всё, что знал Карлтон – это как быть альфой. Его воспитывали альфой и он уже десять лет стоял во главе стаи. Он не знал как быть кем-то ещё.

Вот почему он так упорно боролся за то, чтобы Роуэн остался в стае. Да, парень был хорошеньким, Карлтон же не слепой, но альфе требовалась его уникальная генетика. Если бы он смог найти пару Роуэну в стае, его кровная линия значительно бы усилила их.

А ведь альфам требовалась сила.

Вот почему Карлтона так сильно сводило с ума ощущение анальной пробки в заднице, кольца вокруг члена и яиц, и удерживающих на постели цепей.

– Отпусти меня, ты, грёбаный ублюдок! – закричал Карлтон, борясь с цепями.

Даниэль быстро соскочил с кровати и уставился на альфу. Карлтон больше чувствовал, чем видел, как взгляд мужчины путешествует по всему его телу. Он ощущал себя открытым, и дело тут не в том, что он лежал обнажённым. Даниэль мог видеть каждую реакцию, а с этим Карлтон смириться не мог.

– Эверсон, проклятье, ты не можешь так со мной поступать.

Даниэль вздохнул и посмотрел ему в глаза.

– Всё уже сделано. Я отметил тебя как своего анамхару.

– Что ж, а я тебя не отмечал, и тебе меня не заставить.

Даниэль в замешательстве свёл брови.

– Но ты укусил меня и пил мою кровь.

Карлтон усмехнулся.

– У вампиров это и могло бы сработать, но у волков всё по-другому. Я должен трахать тебя и одновременно укусить.

Вообще-то, это не была прямо уж настоящая истина, вот только Даниэлю об этом знать необязательно. Их связь установилась в тот момент, когда он укусил электуса в шею. Но Даниэль никогда не позволит Карлтону трахнуть себя, и альфа это знал.

Разумом Карлтон ощущал небольшую печаль и почти необходимость рассказать Даниэлю всю правду. Так как они соединились, он мог чувствовать эмоции Эверсона, но не был готов испытывать такую грусть. И это разозлило его.

– Давай же, электус, – с яростью выпалил альфа. – Скользни задницей на мой член и позволь заклеймить тебя.

Лицо Даниэля тут же вспыхнуло, придавая хоть толику цвета. Он опустил глаза, будто в этот момент смотреть на Карлтона было невыносимо.

– Пойду принесу тебе что-нибудь поесть.

Даниэль развернулся и, прежде чем Карлтону удалось сказать ещё что-нибудь, зашёл в ванную и тихо закрыл за собой дверь. Там он провёл несколько минут, а когда вышел – снова был одет. Карлтон мог лишь подозревать, что в ванной имелась дверь в гардеробную. Либо так, либо в ванной Даниэль держит комплект одежды.

Карлтон удивился до потери речи, когда электус подошёл к кровати и накрыл его грудь покрывалом. И снова, прежде чем альфа смог что-то сказать, Даниэль ушёл.

Когда за Даниэлем закрылась дверь, Карлтон глубоко вздохнул и откинул голову на подушку. Он был почти уверен, что находился в «Гранд Отеле» – на территории электуса Эверсона – но понятия не имел, как ему отсюда выбраться.

И был точно уверен в том, что Даниэль выжил из ума, если считает, что Карлтон будет здесь торчать и играть роль домашнего питомца. Карлтон знал, как электусы обходились со своими анамхарами. В мире сверхъестественного это было что-то сродни легенды.

Да, конечно, он ни в чём не будет нуждаться, каждую просьбу будут выполнять, но у него никогда не будет свободы. Будут следить за каждым его движением и повсюду придётся ходить с охранниками.

Он не собирался сидеть у ног Даниэля – это даже не обсуждается. Он не был сучкой электуса. И если Даниэль ожидал, что Карлтон будет безропотно молчать, то зря тратит силы на это соединение. Карлтон был альфой. Он привык высказывать своё мнение, когда ему, чёрт возьми, вздумается.

Нет, всё это соединение между ними ни к чему не приведёт, даже несмотря на то, что красивый Даниэль нравился Карлтону. Он не позволит члену принимать решения за него, он будет использовать голову.

Вот только проблема была в том, что каждый раз, когда Карлтон пытался использовать голову, он мог думать лишь о том, каким потрясающим был Даниэль, когда нависал над ним, вгоняя толстый член в его девственную задницу.

Карлтон поёрзал, когда от воспоминания дёрнулся член, и застонал, когда пробка в его заднице потёрлась о стенки. Проклятье, такое потрясающее ощущение. Не настолько потрясающее, как член Даниэля в заднице, но близкое к этому.

Карлтон снова поёрзал, а затем прижал задницу к матрасу. Чем больше он двигался, тем сильнее ощущалась анальная пробка. Он мог бы освободиться от этого ощущения, если бы только кольцо для члена не препятствовало оргазму.

Разочарованное рычание Карлтона наполнило комнату, отражаясь от стен. Он даже не мог себе подрочить. Альфа настолько завёлся, что почти желал, чтобы Даниэль вернулся и трахнул его.

Почти.

Карлтон понимал, что не может поддаться своим желаниям. Чем больше Даниэль будет его контролировать, тем сложнее сбежать от мужчины. А Карлтон сбежит. Он не собирался становиться домашним питомцем.

Карлтон дёрнулся, когда неожиданно открылась дверь. Паника охватила тело, пульс участился. Он не знал трёх мужчин, вошедших в комнату, и не мог себя защитить – был привязан и беспомощен.

Карлтон обнажил клыки и зарычал, тело напряглось в молчаливой угрозе, висевшей в воздухе.

– Да ради бога, – подал голос один из мужчин, – такой рык может сработать разве что на Даниэле, но не на нас.

Карлтону не понравилась ненависть, что виднелась в карих глазах мужчины. Тот явно что-то замышлял. И что-то внутри Карлтона начало бить тревогу. Он смотрел в лицо своего врага.

– Электус приказал принести тебе еды, – произнёс мужчина, ставя на тумбочку поднос. – А теперь будь хорошим мальчиком. Мы освободим тебя, чтобы ты смог самостоятельно поесть или придётся голодать, когда еда находится всего лишь в нескольких дюймах от тебя. Что выбираешь?

Карлтон снова зарычал, когда к нему двинулся второй мужчина. Если голодание предполагает, что тот к нему не прикоснётся, альфа выбирает этот вариант. Кроме того, ему не нравилось, что какая-то мелкая сошка так с ним обращается. Это бы не выглядело так плохо во время бурной страсти, но чёрт его дери, если Карлтон подпустит к себе кого-то, кроме Даниэля.

– Ладно, тогда голодай.

Мужчина махнул оставшимся двум и они все покинули комнату, громко захлопнув за собой дверь.

Карлтон снова откинулся на подушки, гадая, где же сейчас, чёрт возьми, находилась его пара. Произошедшее лишь показало, каким именно партнёром тот был. Если бы мужчина действительно о нём заботился, как и должно было быть, то никогда и ни за что не оставил его в таком положении, без способности себя защитить в жилище, полном вампиров.

В жопу его.

Карлтону не требовалась пара. Он найдёт другой способ ввести новую кровь в стаю. Электус Даниэль Эверсон может идти далеко и надолго. Разум Карлтона проигрывал множество различных вариантов побега, пока веки не отяжелели и не начали опускаться. Когда он уснул, картинки побега сменились теми, где Даниэль трахал его.

* * *

– Он поел? – спросил Даниэль, когда в кабинет вошёл Садики и сел в кресло перед столом электуса.

– Отказался.

Даниэль глубоко вздохнул и потёр лицо. Образование пары с Карлтоном оказалось гораздо сложнее, чем ему изначально казалось. Мужчина сопротивлялся каждое мгновение, за исключением того времени, когда Даниэль по яйца загонял член ему в задницу.

Если бы Даниэль нашёл способ постоянно держать член в заднице альфы, он бы им воспользовался. Ведь именно в этот момент большой альфа-самец оборотень даёт слабину.

– Даниэль, неужели ты и вправду считаешь это хорошей идеей?

Электус поднял голову и с удивлением посмотрел на Садики, придя в замешательство и от вопроса и от того, что заместитель обратился к нему по имени. За все годы – а их было немало – что они знали друг друга, иначе как «электусом» Садики его не называл.

– Что именно я считаю хорошей идеей, Садики?

– Соединение с волком?

– Он принадлежит мне.

– Даниэль, я это понимаю. Но он же волк. Для нашего клана гораздо лучше, если твоей парой станет вампир.

Даниэль зыркнул на заместителя.

– В подобной ситуации нет выбора. Карлтон – мой анамхара, тот, кто предназначен мне судьбой. Даже вопроса не стоит задавать о том, чтобы с ним не соединиться. И ты это знаешь.

– Соединись с ним, если должен, Даниэль, но держи подальше от посторонних глаз, прикованным к постели, где ему и место. Не вводи его в клан.

– Что? – прорычал Даниэль, мгновенно напрягшись от гнева. – Ты настаиваешь на том, чтобы я отказался от своего анамхары?

– Нет, конечно же, нет, – быстро проговорил Садики. – Я лишь говорю, что ты должен держать его взаперти для безопасности всех, и его в том числе. Он ничего не знает о нашем обществе, ведь он же оборотень.

Даниэль наклонился вперёд и выпустил когти. Он провёл ими по деревянной столешнице, оставляя царапины, и глядя, как от удивления расширяются глаза Садики.

– Ты угрожаешь моему анамхаре?

– Никогда, электус! – Садики сглотнул. – Я лишь говорю, что не все воспримут эту ситуацию так, как я. Будут те, кто не примет оборотня в нашем клане. Мне бы не хотелось, чтобы с вашим волком что-нибудь случилось.

Даниэль откинулся на спинку кресла и убрал когти. Он не был уверен, что верит Садики, учитывая, как его взгляд бегал по кабинету, но и не доверять ему причин не имелось. В прошлом Садики его никогда не предавал, и не было причин считать, что это произойдёт сейчас.

– Я не откажусь от своего анамхары ни ради тебя, ни ради клана. Карлтон принадлежит мне. Я уже с ним соединился. Он будет представлен клану как мой анамхара, и я надеюсь, что вы все примете его с должным уважением.

– Как пожелаете, электус, – Садики кивнул, встал и повернулся к двери.

– Садики, – Даниэль подождал, пока тот повернётся к нему, и только после этого продолжил. Ему хотелось, чтобы заместитель видел всю серьёзность в его лице. – Не смей думать, что анамхара делает меня слабым. Любой, кто посмеет ему угрожать, получит по заслугам. Любой, кто причинит ему вред, умрёт от моей руки.

– Да, электус.

Даниэль внимательно всмотрелся в Садики. Кивнул. Заместитель почти выбежал из комнаты. Даниэль вздохнул и попытался сбросить с плеч напряжение. Бывали дни, когда он ощущал тяжесть каждого прожитого, из своих тысячи лет, года.

И сегодня был один из таких дней.

Даниэль взял телефон и набрал номер Лукаса. Ему нужно было заверить электуса в том, что Карлтон больше не представляет опасности для Роуэна, и хотел знать, как поживает маленький волчонок.

Как бы сильно парень не сводил его с ума, он начинал всё больше и больше нравиться Даниэлю. Роуэн был необычным, даже за пределами своих странных волчьих способностей.

Вот только электус считал, что Карлтон станет проблемой побольше. Не для Роуэна, а для него. Даниэль гадал, как Лукас позволил Роуэну себя трахнуть.

Когда Эверсон соединялся с Карлтоном, у него даже размышлений на эту тему не возникло. Он не знал, сможет ли на такое пойти, но нуждался в этой связи, как в своём следующем вдохе. Даниэль должен найти способ.

– Лукас, привет, – сказал Даниэль, дождавшись ответа на том конце. – Хотел сообщить тебе последние новости про Карлтона и узнать, как Роуэн поживает.

– Он в порядке, – ответил Лукас. – Немного устал и проголодался, но исцеляется хорошо.

– Это хорошо… хорошо.

– А у тебя как всё проходит?

Даниэль не упустил нотку веселья в голосе Лукаса.

– Проходит всё так, как и ожидалось в подобных обстоятельствах. Я соединился с Карлтоном. Просто… что ж, честно говоря, я пытаюсь собраться с силами, чтобы позволить ему соединиться со мной. Как ты это сделал?

– Эм…

Даниэль вздохнул.

– Слушай, я понимаю, что это очень личное, но мне нужен совет. Я никогда никому не отдавался, и от мысли о том, что это сделает Карлтон, хоть он и моя пара, мой желудок в узлы завязывается. Я не уверен, что к этому готов, но хочу, чтобы мой анамхара со мной соединился.

– Что ж, тогда разреши ему тебя укусить.

Даниэль моргнул.

– Он уже укусил.

– Тогда о чём ты беспокоишься?

– Беспокоюсь о том, что меня должен трахнуть Карлтон!

Лукас усмехнулся.

– Да кто тебе сказал, что для соединения Карлтон должен тебя трахнуть?

– Карлтон, – произнося имя анамхары, Даниэль понял, что его обдурили. Он зарычал и так сильно сжал телефон, что тот затрещал. – Лукас, мне пора. Мой анамхара прикован к кровати и мне, кажется, настало время для ещё одного урока подчинения.

Глава 4

Волнение в воздухе выдернуло Карлтона из неглубокого сна. В комнате было темно, поэтому глазам потребовалось несколько минут, чтобы привыкнуть к отсутствию света. Как только это произошло, альфа повернул голову и внимательно осмотрел комнату в поисках ощущаемой угрозы.

В помещении пульсировали гнев и ярость, и направлены они были именно на него. Карлтон уловил небольшое движение у ванной комнаты и прищурился, уставившись на то, что оказалось электусом – обнажённым электусом с толстым членом в боевой готовности.

– Даниэль.

– Ты мне солгал, анамхара.

Слова были сказаны тихо, но наполнили комнату своей горячностью. От скрытой опасности в них кожу Карлтона начало покалывать от осознания последствий. Когда Даниэль приблизился, альфа подумал, что, быть может, пожалеет о сказанной лжи.

Карлтон резко втянул воздух, когда Даниэль подошёл ещё ближе и лунный свет упал на его обнажённое тело. Глаза электуса были красными, тихий рык искривил уголки рта. На пальцах появились когти, длинные и смертоносные.

– Ты научишься мне не лгать, анамхара, – прорычал Даниэль, забрался на край постели, прополз на четвереньках вперёд и остановился между разведёнными ногами альфы, как утром.

От красной дымки, затянувшей глаза Даниэля, Карлтон тяжело сглотнул. И тут же альфа понял, что на этот раз никакой пощады не будет, как бы сильно он о ней не просил. Даниэль будет трахать Карлтона до тех пор, пока тот на всё не согласится.

Он был поражён реакцией члена на подобное развитие событий – тот зашевелился. Чёрт возьми, а у альфы нарисовались громадные проблемы. Карлтону не удалось сдержать стон наслаждения и предвкушения, когда Даниэль вытащил анальную пробку из его зада и отбросил её в сторону.

Карлтону даже протест прошептать не удалось. Даниэль схватил его и одним мощным толчком вошёл в задницу на всю длину члена. От острого наслаждения парень вскрикнул и выгнулся.

– Прости меня, – прошептал альфа, когда электус начал вгонять в него член с крышесносной скоростью. Каждый толчок наполнял задницу Карлтона некой долей боли. Причиндал Даниэля был не таким уж и маленьким, и анальная пробка не подготовила его задницу к таким размерам.

– Ты должен понести наказание за ложь, анамхара, – прорычал Даниэль между толчками.

Наказание? Он серьёзно? Так Даниэль видит наказание? Может альфе стоит почаще лгать?

– У вампиров силы очень быстро восстанавливаются, мой анамхара.

Увидев демонический блеск в глазах электуса, Карлтон тяжело сглотнул. Он мгновенно осознал, что солгать о ритуале соединения было не самым умным действием с его стороны.

– Я буду трахать тебя снова и снова, моя пара, – последнее слово Даниэль прорычал. – Если я почувствую, что к рассвету ты осознал и переоценил свои действия, быть может, я разрешу тебе кончить.

Вот чёрт!

– Ты научишься больше мне не лгать.

– Я больше не буду, – Карлтон без промедления покачал головой. – Клянусь.

– Не уверен, что могу тебе верить, Карлтон. Ты даже сейчас можешь лгать.

– Я не лгу!

– Посмотрим. – Улыбка Даниэля была злой и порочной, и заставила Карлтона содрогнуться всем телом. – Только мужчина, впавший в бессознательное состояние от секса, может в полной мере оценить наказание.

Взглянув в глаза Даниэлю, Карлтон понял, что никакие уговоры не спасут его от наказания, которое запланировал электус. Он сжал губы, решительно настроившись одержать победу над доминированием Даниэля.

Чёрт возьми, он же альфа. Если он не может выдержать такое наказание, то не заслуживает своей должности.

– Действуй, клыкастик.

– Как анамхара пожелает, – улыбка Даниэля была наполнена обещанием.

Карлтон заворчал, когда электус вонзил когти ему в бёдра. Да, альфе нравилось, когда к удовольствию примешивалась небольшая боль, но вот когти у Даниэля были острыми как бритва, и если тот не будет аккуратен, то может нанести Карлтону серьёзное повреждение.

Он вскрикнул и напрягся, когда Даниэль погладил головку его члена. Лёгкая ласка прошлась как спичка по кучке сухой соломы – альфа ощущал себя в огне.

Член его болезненно ныл и он не мог кончить. Тугой кожаный шнурок, что был обвит вокруг члена, удерживал Карлтона на грани, даже когда Даниэль взревел и наполнил его задницу спермой.

Когда Даниэль рухнул ему на грудь, Карлтон тяжело дышал и радовался, что наказание наконец-то закончилось. А затем он ощутил, как клыки электуса скользнули в грудь, прямо в местечко над сердцем. Содрогнувшись от желания, альфа громко застонал.

Даниэль поднял голову, в его глазах был зловещий блеск. Глаза Карлтона расширились, когда он осознал, что электус всё ещё твёрд, и снова начал двигаться, толкаясь в задницу альфы раз за разом.

– Готов для второго раунда?

Карлтон застонал.

Он не доживёт до утра.

– Даниэль, пожалуйста.

– Мне нравится, как ты просишь, анамхара, но это не остановит меня от выполнения наказания, – на мгновение, когда Даниэль провёл рукой по груди альфы, его взгляд смягчился. – Ты должен научиться мне не лгать.

– Я больше не буду.

Даниэль посмотрел в глаза Карлтона и его взгляд снова потемнел.

– Да, больше не будешь.

Карлтон вскрикнул, когда Даниэль продолжил вбиваться в него. Он чувствовал приближение оргазма с каждым толчком бёдер вампира. Только кончить не смог бы при всём желании.

Карлтон порыкивал, ненавидя и кольцо для члена, надетое на него, и Эверсона. Ему не за что извиняться. Даниэль был вампиром и он имел полное право лгать ему.

– Правильно, мой ангел, злись, – сказал Даниэль, глядя на него. – Выпусти своего волка наружу.

Карлтон осознавал, что не сможет перекинуться. Он был прикован к постели Даниэля с широко разведёнными ногами. Если он обернётся, то определённо что-нибудь сломает. Но мог позволить себе немного отпустить свою сущность.

Карлтон зарычал, выпуская когти и клыки. Он оскалился, обнажая острые зубы. Редкие волоски проступили на руках и ногах, и он слегка оброс шерстью почти по всему телу.

– Да! – закричал Даниэль. – Сразись со мной, ангел.

Карлтон начал драться. Он был зол, раздражён и разъярён сверх меры. Но ему было важно понять, почему Даниэль подстрекает к этому. Если уж на то пошло, он должен пытаться успокоить его, а не наоборот.

– Хочешь укусить меня, ангел? – спросил Даниэль, наклоняясь ко рту Карлтона. – Хочешь вонзить свои острые зубки в мою разгорячённую плоть и испить моей крови?

Карлтон клацнул зубами. На что Даниэль только усмехнулся, чем сильно шокировал альфу. В глазах вампира не было признаков страха, хотя должны были быть.

Может быть, он потерял форму.

– Тебе же нравится, когда мой член в твоей заднице, не так ли, альфа Грегори?

Карлтон зарычал и дёрнул цепи, удерживающие его на кровати. Если бы сейчас его руки не были скованы, он напал бы на Даниэля, и они оба это знали.

– Не хочешь слышать это, альфа? – Даниэль обхватил пальцами пульсирующий член парня. – Не хочешь признать, насколько тебе хорошо?

Всё тело Карлтона задрожало, когда электус принялся ласкать его член от основания до кончика. Даже несмотря на кожаное кольцо на изнывающей плоти, альфа ощущал каждым дюймом эту ласку.

– Тебе нравится ощущение моего большого толстого члена в твоей маленькой узкой заднице, – прошипел Даниэль. – Признайся же, альфа Грегори. Признайся, что тебе нравится мой член.

– Да! – выкрикнул Карлтон, не в состоянии больше сдерживать слова, рвущиеся с языка. Он глянул на Даниэля, ненавидя его всеми фибрами своей души. – Да, мне нравится, как твой член вбивается в мою задницу. Я хочу и нуждаюсь в этом.

Даниэль приподнял бровь, переставая двигаться.

– Тогда попроси об этом.

– Трахни меня!

– Ты не просишь, а требуешь, альфа Грегори. Хорошенько попроси меня, Карлтон. Попроси свою пару трахнуть твою задницу.

Карлтон сжал челюсть.

– Пожалуйста, Даниэль, трахни задницу своего анамхары.

Карлтон приготовился к тому, что Даниэль сейчас начнёт вбиваться в него, и совсем не ожидал, что парень отстраниться и скатится на край кровати. А потом полезет в ящик тумбочки и достанет маленький золотой ключик.

Даниэль, не глядя ему в глаза, расстегнул наручники на запястьях и они, с приглушённым звяканьем, упали на постель. Дрожащей рукой вампир положил ключ на кровать рядом с Карлтоном и указал на ворох одежды, лежащей на стуле возле двери.

– Так как я разорвал твою одежду, возьми взамен вот эту, – в глазах Даниэля была адская боль, когда он на секунду скользнул взглядом по Карлтону. – Охранники снаружи проводят тебя до твоей территории.

Карлтон нахмурился и сел, смотря как Даниэль идёт в ванную и тихо закрывает за собой дверь. Он не понял, что сейчас произошло, но был уверен, что обязательно выяснит.

Но только сначала… Карлтон сдёрнул с члена и яичек кожаное кольцо и швырнул его через всю комнату. Если он и увидит эту вещицу снова, то не слишком скоро.

Так же как и анальную пробку.

Карлтон перекатился на край кровати и поднялся на ноги. Прошлёпал к ведущей в ванную комнату двери и прижался ухом к холодной деревянной поверхности. Он слышал лишь звук работающего душа и больше ничего.

Вот только откуда-то громко и чётко пришло ощущение глубокой печали. Как можно тише Карлтон открыл дверь ванной и проскользнул внутрь. Через прозрачные стенки душевой кабинки он видел Даниэля.

По-видимому, сохранить тишину не получилось, потому что вампир резко развернулся и посмотрел на него. Альфа сделал резкий вдох, увидев безнадёжное страдание, которое проявлялось в каждой черте лица Даниэля. И что же его так опечалило? Электус получил то, что хотел, разве не так? Карлтон признался, что в нём нуждается.

Он двинулся вперёд и едва не сорвал дверцу душевой с петель – так сильно её рванул. Когда он вошёл внутрь, Даниэль просто отступил. Он не противился и не пытался остановить Карлтона, когда тот прижал его к стенке кабинки.

Когда альфа накрыл тело электуса своим, то осознал, что на несколько дюймов выше Даниэля. Макушка парня доставала ему до подбородка. А ещё он фунтов на пятьдесят был тяжелее.

И всё же подчинился вампиру.

– Я тебя сейчас трахну, – прорычал Карлтон, когда разум заволокло красной дымкой гнева. Пришло время подчинить себе вампира.

Даниэль сглотнул и кивнул головой, будто ожидал такой поворот событий. Карлтон схватил электуса за руки и, резко развернув, толкнул к стенке душевой, теперь к ней лицом. Даниэль, не сказав ни слова, просто развёл ноги и оттопырил задницу.

Карлтон схватился за ягодицы электуса, развёл их в стороны и толкнулся глубоко внутрь. Он услышал, как Даниэль вскрикнул и содрогнулся. Начав движения вперёд-назад, Карлтон наклонился и впился клыками в плечо Даниэля, удерживая того на месте. Электус Эверсон принадлежал ему, и настало грёбаное время, чтобы тот понял, кто тут главный.

В голове Карлтона всё превратилось в мешанину из гнева и возбуждения. При каждом толчке, тело Даниэля встречало его, обхватывало член. Он никогда в жизни не трахал такую идеальную задницу.

Карлтон понимал, что всё это долго не продлится, учитывая, насколько возбуждённым он был, но всё равно удивился наступившему оргазму. Он почувствовал, как член утолщается, запирая его в ловушку в теле Даниэля.

Он отпустил плечо вампира и, взревев, откинул голову. Пульсацией за пульсацией сквозь тело проносилось сильнейшее наслаждение, когда он принялся наполнять узкую задницу Даниэля спермой.

Карлтон вытащил когти из рук Эверсона, поморщившись, когда осознал, что в порыве страсти погрузил их в плоть электуса, на которой остались немного кровоточащие следы, не вызывающие серьёзного вреда. И всё же Карлтон наклонился и лизнул каждую царапину, пока те не перестали кровоточить.

Когда он шагнул назад, вытащив член из задницы вампира, Даниэль привалился к стене, прижавшись лицом к жёсткой плитке, не глядя на него.

Карлтон усмехнулся. Теперь в подчинении оказался Даниэль и главенство перешло к альфе. С вытекающей из задницы спермой Даниэль не выглядел настолько высокомерным.

– А вот теперь можно возвращаться к себе.

* * *

Даниэль держался до тех пор, пока не услышал, как через несколько минут хлопнула дверь спальни, и только тогда скользнул на пол душевой и подтянул к груди колени. Он резко выдохнул, когда задница коснулась жёсткого пола, и, чтобы уменьшить давление на пятую точку, пришлось немного завалиться на бок.

Всё ныло и совсем не в хорошем смысле. Но боль в заднице не шла ни в какое сравнение с болью в груди. Даниэль прикусил губу, сдерживая рвущиеся из горла рыдания. Он и слова протеста не прошептал, когда Карлтон его брал, так что произошедшее нельзя рассматривать как изнасилование.

Но всё же было похоже на него.

Сердце Даниэля вырвалось из груди и теперь лежало осколками на полу душевой. Карлтон трахнул его не для процесса соединения и даже не потому, что хотел. В произошедшем не было чувств, всего лишь физическое превосходство. Карлтон просто отомстил.

И Даниэль считал, что он это заслужил. Он заставил Карлтона заниматься с ним сексом, даже несмотря на то что сыграл на желании Карлтона, чтобы добиться этого. Но альфа всего этого не хотел. Всё просто, как дважды два.

И это стало одной из причин, почему он прекратил трахать парня, тогда как мог успешно продолжать до утра. Даниэль хотел, чтобы Карлтон ему сдался, признал их парой. Он не хотел сломать его, а чувствовал себя так, словно этим и занимается.

Поэтому Даниэль остановился, освободил Карлтона и ушёл. И было бы лучше, если бы альфа не последовал за ним в душ, но Даниэль знал, что тому требуется вернуть хоть сколько-нибудь гордости. Вот только очень печально, что эта гордость стоила души Даниэля.

И вот теперь Карлтон ушёл, возвращался на территорию своей стаи. И Эверсон понимал, что здесь он не покажется, по крайней мере, по собственной воле. Карлтон его явно ненавидел. Их союз был создан не судьбой, а адом, потому что именно там сейчас себя чувствовал Даниэль.

Отказываясь впадать во всеохватывающую тоску, он поднялся на ноги и закончил принимать душ. Электус поморщился, обмывая местечко между ягодицами, и ощутил небольшие разрывы, напомнившие, что перед трахом Карлтон даже не позаботился растянуть его. Да он даже не озаботился тем, чтобы Даниэль кончил.

Его первый раз в роли нижнего оказался ничтожным провалом. Было больно и унизительно, и Даниэль больше не хотел повторения. Не стоит и гадать о том, насколько сильно Карлтон его ненавидел. Эверсон считал, что доставил ему удовольствие, вот только сейчас не был так в этом уверен. Как кто-то мог получать удовольствие от того, что его трахают.

И он больше не хотел секса.

Даниэль выключил воду и выбрался из душа. Разум онемел, впрочем как и всё тело. Обсушив себя полотенцем, он подошёл к шкафу и вытащил пижаму. Обычно он спал голым, но сейчас это принесло бы ощущение уязвимости и поверженности.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.