книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Любовь Черникова

Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!

Пролог

Зверюга подо мной утробно всхрапнула и повела мордой из стороны в сторону, словно напоминая, что клыки длиной в две мои ладони не просто украшение. Набрав побольше воздуха в легкие, я медленно выдохнула, успокаиваясь и подавляя озноб, который нет-нет да и прокатывал по телу. Нельзя показывать страх. Любое животное это почует, и тогда подчинить его будет сложнее даже природнику, а уж мои шансы и вовсе стремительно рухнут к нулю, так что спокойствие – наше все, Халли!

Кабан коротко хрюкнул, и мне почудилась насмешка в этом звуке. Маленькие глазки то и дело косились, пытаясь рассмотреть наглую наездницу, посмевшую взгромоздиться на широкую, покрытую жесткой бурой шерстью спину. Густая мускусная вонь забивала ноздри, повязка, скрывающая лицо, слабо помогала. Да и вообще вся эта затея с самого начала плохо пахла. Причем как в прямом смысле, так и в переносном.

Секач снова дернулся, приложив меня коленом о деревянную стенку узкого загона. Щетина кольнула бедра даже сквозь плотную ткань бриджей. Поерзав, устроилась удобнее и в который уже раз поправила лямки рюкзачка, скрытого под курткой. Последние секунды до старта тянулись мучительно медленно, изматывая нервы ожиданием. Кровь гулко стучала в ушах от внутреннего напряжения. Это не первая авантюра, в которую я ввязалась, но, пожалуй, одна из самых опасных. Как, возможно, и прибыльных. Я обязана выиграть!

– Три! – начался отсчет.

Усилием воли достигаю точки равновесия и тянусь к маленькому изворотливому мозгу кабана: «Эй, крепыш, не подведи, папа твой – реликт!»

– Два! – Усиленный магией сияющих[1] голос распорядителя тяжелым молотом падал на головы зрителей и участников.

Контакт удался, невидимые узы связали меня и животное подо мной. Сознание будто раздвоилось, я видела двумя парами глаз одновременно. Вместе со зрением обострились обоняние и слух. Звуки стали четче, запахи – ярче и многограннее, ну, это не в новинку. Как оборотник[2], я в полной мере знакома со звериными инстинктами. Гасим все лишнее, оставляем суть.

– Один!

Сжимаю голенями крутые бока и крепче впиваюсь пальцами в шерсть на загривке.

Бау-у-умм! Над поляной разнесся звук гонга, пугая животных.

Одновременно упали стены загона.

Вперед!

Мысленный посыл подкрепила сильным импульсом страха, подавляя ярость и стремление защищаться. Да и как кабану бороться с огнем? Простой и более чем действенный образ. Мое собственное изобретение – безотказный способ заставить животное бежать без оглядки.

Огромный хряк, в несколько скачков обогнав прочих, первым вломился в заросли. Чтобы не зацепиться за ветки, пригнулась к самой холке, едва не уткнувшись лицом в вонючую шерсть. Держись крепче, Халли! Скачки нелегальные, никакой сбруи тут не полагается. Так же как и страховки. Так же как нет правил, кроме одного – прийти первым. Да и на погребение безвременно почившего наездника никто тратиться не станет. Уверена.

Впереди возник ствол поваленного дерева. Препятствие приличных размеров, нам такое не перескочить. Плохо! Приказываю обогнуть, а точнее, пускаю иллюзорный пал слева, и кабанчик как миленький забирает правее. Только так резко-то зачем?!

– Вот так! Папа твой – реликт!

Кое-как, хвала Великой Матери, удержалась на спине, но нас догнали и обходят.

Э нет! Непорядок! Стена иллюзорного огня, полыхающего лишь в сознании хряка, волей случая ставшего ездовым, ревет и лижет пятки. Зверюга мгновенно прибавляет скорости, снова вырываясь вперед. Вот и еще один недостаток моего метода управления – кабан совершенно не обращает внимания на то, что происходит вокруг. В этот миг откуда-то сбоку врывается другой наездник.

Черный секач с малюсенькими злыми глазенками мотнул головой. Острые как бритва клыки лишь на миг разминулись с моей голенью и скользнули по задней ноге Крепыша, оставляя кровавый след.

– Бесы!

На миг внутри все сжалось. Ждала сначала боли, потом того, что мой «конь» меня сбросит. Но он даже не заметил. Не зря самого огромного и лютого с виду кабана выбрала. Я мелкая, а секач – здоровенный. Понадеялась, что он моего веса и не почует, всех обгонит, и я с мешком денег за плечами отправлюсь… Куда именно отправлюсь, придумать не успела. Но не в общежитие академии – это точно. По крайней мере, не дальше портала, потом прыгну сразу домой, там и припрячу выигрыш.

Пока пугалась и делила шкуру неубитого реликта, отвлеклась. Контроль ослаб, и иллюзорное пламя почти погасло. Собираясь с мыслями, едва не пропустила момент, когда впереди возникло светлое пятно. Стремительно приблизившись, оно превратилось в крупного волка светлой, почти как моя ипостась, масти. От неожиданности вздрогнула. Откуда он взялся на трассе?

Волк, грозно оскалившись, рыкнул. Секач подо мной, в свою очередь, угрожающе хрюкнул и свернул за ним, по пути задев могучей грудью другого наездника. Тот с криком свалился на землю, а потерявшее контроль животное, рассвирепев, принялось беспорядочно метаться по выделенной для скачек полосе леса. Волк улепетывал, нарочно петляя и направляясь в сторону – к границе из непроходимых зарослей, это природники организаторов постарались, ограничив место мероприятия. Мой секач мчался следом, видимо решив, что именно серый зверь виноват во всех грехах. Оставалось только крепче держаться.

Халли, это конец!

Хотелось просто разреветься от отчаяния. Контроль над кабаном я окончательно утратила. Как и все свои сбережения, которые так неосмотрительно поставила на себя любимую. Можно, конечно, попробовать снова взять бразды правления в свои руки, да только что-то мне подсказывает, что победителей сегодня не будет. Да и волк этот показался подозрительно знакомым. Чересчур подозрительно!

Райд?

Едва не поддалась панике, даже ладони мгновенно вспотели. Узнал или нет? Наверняка уже учуял запах, теперь пиши пропало. И, что еще хуже, плакали мои денежки. Если решаться, то прямо сейчас. Авось удастся улизнуть незамеченной, прежде чем попаду в лапы безопасников – не один же он здесь в конце-то концов. Надеяться, что прикроет и на этот раз, глупо. Что буду делать дальше, подумаю после, проблемы стоит решать по мере поступления.

Выбрав подходящую ямку, кубарем скатилась со спины кабана и еле успела вжаться в землю. Повезло – бегущий следом секач, потерявший наездника, не обратил на меня внимания. Перескочил и даже копытом не задел.

Оборот!

Волчьи лапы уносят в сторону с трассы. Некоторое время пришлось бежать вдоль заграждения, надеясь, что найду местечко, где можно перебраться. К счастью, природники организаторов явно схалтурили, в живой изгороди было предостаточно брешей. Кабаньей туше не продраться, а вот некрупной волчице вроде меня – в самый раз. Юркнув в ближайшую, продралась сквозь лабиринт веток. Оставляя клочки светлой шерсти, вырвалась по ту сторону и на миг настороженно замерла.

Чаща[3]. Она простиралась вокруг и, казалось, незримо давила, заставляя чувствовать себя ничтожной песчинкой, которую перетрет и не заметит.

Я встряхнулась, скидывая наваждение. Не впервой мне вот так одной бегать, да и философствовать некогда. Нужно выбираться поскорее, пока не подоспел отряд, что устроил тут облаву. Первым делом – уйти подальше, пока какой-нибудь теневик[4] не соткался перед носом и меня не сцапал. Хорошо, что у меня с собой есть мобильный портал.

Минут пятнадцать я бежала прочь, минуя стволы огромных сосен, упиравшихся вершинами в небо. Как ни странно, здесь было на редкость светло, а путь не преграждали кусты и сломанные ветви. Пели птицы, в ноздри били запахи хвои, травы, прелых листьев, влажного мха и грибов. Судя по всему, мы где-то в горах на самом юге Эрессолда, ведь сейчас зима, а здесь ни снежинки, скорее, раннее лето.

Дорога пошла наверх, подтверждая догадку, да и если вспомнить размеры секача, то он с Южных гор, не иначе. Только там такие экземпляры водятся. То и дело стали попадаться выступы скал. Приметив один из обломков горной породы побольше, свернула к нему, чтобы переодеться. Огромный, в полтора моих роста высотой и метра три в обхвате – это хорошее укрытие от тех, кто пойдет следом, а там и портал активировать успею.

Но прежде чем приступить к переодеванию, осмотрелась, принюхалась и воспользовалась эмпатией. Похоже, и правда безопасно. Вернув себе человеческий облик, скинула со спины малюсенький рюкзачок с запасной одеждой. Не бог весть что, но все же теперь не придется сверкать голым задом. Соорудила я его из обрезков спецформы, которая «совершенно случайно» оказалась мне велика. Самые легкие штаны, какие нашлись, кеды да майка – все, что поместилось и не слишком выделялось под курткой. Быстро натянула все и достала из кармана диск мобильного портала.

Налетевший внезапно ураган весьма невежливо притиснул меня к шероховатому камню. Одну руку заломили за спину, из второй вырвали последний шанс на бегство.

Вкрадчивый и до боли знакомый голос раздался так близко, что пробежали мурашки по шее:

– Студентка Академии Великой Матери участвует в нелегальной гонке?

Глава 1

Райд Эллэ

Все началось в понедельник утром, в тот самый момент, когда отвратительно бодрый и веселый для такого раннего часа Вердерион Аллакири, а точнее, теперь принц Норанг[5], заявился в штаб при Академии Великой Матери, к которой был прикомандирован наш отряд последние полгода. Обычно мы находились здесь неделю до и неделю после вступительных экзаменов, но с тех пор как фанатики культа Кровавой Луны обнаглели настолько, что отважились напасть на святая святых[6], застряли здесь надолго. Охраняем, так сказать, самое сокровенное – будущую надежу и опору цивилизации, дери ее лесные бесы! Только вот среди этой надежи, как показала практика, слишком уж много никчемностей, если не полного гнилья. Взять того же принца Файбардского…

– …к набору новичков приступаешь через неделю. А пока распорядись, чтобы подготовили документацию.

– А? – За мрачными мыслями я, оказывается, прослушал все, о чем говорил Верд.

– Райд? – Командир и мой лучший друг спрятал веселье за укором – издевается! – Опять всю ночь развлекался с очередной красоткой и не выспался? Разве ты не знаешь, что оборотники должны отдыхать как следует, чтобы царили гармония и понимание с внутренним зверем? – закончил он нарочито менторским тоном.

Ну-ну. Были времена… Помню-помню.

– Мы с моим зверем, – я постарался, чтобы слово прозвучало максимально неприлично, – совершенно не против красоток. В этом вопросе у нас как раз полная гармония, – договорил зевая. – Так что ты там мне собираешься поручить?

Вердерион вздохнул.

– Пока я тут распинался, ты без зазрения совести спал с открытыми глазами в присутствии собственного командира?

– С закрытыми, – уточнил я флегматично и уставился в прямоугольное окно, какие в Древе академии[7] имелись только на административном этаже.

– Эллэ!

Мы вместе покосились на героически сдерживающего смех дежурного, вытянувшегося в струнку у входа. Впрочем, парни давно привыкли к нашему неформальному общению.

– Ладно-ладно. – Я умиротворяюще поднял руки. – Прости.

– Райд, если что-то случилось…

– Ага, воскресный ужин в отчем доме, – успокоил я друга.

– О! Уж лучше бы красотки, – с пониманием кивнул Вердерион. – Тебя опять пытались сосватать?

– Хуже.

Я снова не удержался и зевнул. Верд удивленно приподнял бровь.

– Тогда у меня даже нет предположений. Хотя… Дай угадаю. Магдиа?

– Это было легко, – поморщился я, вспомнив постнолицую широкоплечую дочурку лучшего друга моего отца. Редкостную ханжу и зануду. – Что я могу поделать, если герцог Дорсвет вбил себе в голову, что мы отличная пара?

– То есть Май Эллэ так и не отказался от этой затеи? Хм… Но отчего же ты такой помятый?

– Обсуждали свадьбу с отцом.

– Чего?! – Верд вылупил глаза. – Она же на год тебя старше!

– Ничего. Он сказал, что больше не верит в способность матери меня образумить и берет все в свои руки. Ему, видите ли, внуков не хватает! В общем, если я не представлю ему невесту в течение месяца, то…

– Завяжет тебе причинное место узлом. Помню-помню, – закончил за меня друг. – Он угрожает этим с тех пор, как нам исполнилось шестнадцать.

– Думаю, что это и правда выход. Даже это лучше, чем жениться на Магдиа.

У двери все же прыснули.

– М-да. Дела… А не спал-то чего?

– А ты бы смог заснуть после такого? Да и поднялся пораньше, чтобы улизнуть до завтрака.

– Иди-ка ты отдохни пару часов. А лучше – до обеда. Разбужу, если понадобишься.

Я не стал противиться и потопал к себе, надеясь, что образ прайманской[8] дочурки не навеет кошмары.

Как по заказу, в голове раздался слишком писклявый для таких габаритов голос: «Райд, почему бы нам не обменяться амулетами вызова? Райд, это неприлично! Райд…»

Брр! Спать резко расхотелось, и я решил подышать воздухом. Ноги сами понесли к старинному фонтану. Отчего-то я любил это место еще с тех пор, как мы с Вердерионом здесь учились. По пути бездумно таращился на студентов. Точнее, на студенток. С момента нападения прошло чуть больше месяца, многое здесь изменилось с тех пор, но беззаботную юность не сломить. Вон как девчонки стреляют глазками – одни застенчиво, украдкой, другие – без доли стеснения.

По привычке подмигнул приглянувшейся блондинке, и та мило зарделась. К ней тут же подскочили подружки – брюнетка и рыженькая в очках. Принялись шушукаться. Я невольно вздохнул. Вот так всегда. Напридумывают себе…

Парк у фонтана изменился до неузнаваемости, и пришлось немного поплутать по лабиринту – природники постарались, на днях сдавая экзамен. Но вот послышалось журчание воды и чьи-то голоса. Приостановился, решая, как лучше поступить. С одной стороны, я не жадный и совершенно не против, если кто-то еще расположится поблизости. С другой – вдруг помешаю?

Прислушался, не испытывая угрызений совести. Чужие секреты мне неинтересны, если только они не касаются культистов[9] и заговоров. Но проверить стоит. С тех пор как фанатики устроили резню, я настороже.

Подошел ближе. Парочка. Нынешний распорядитель вечеринок пятикурсник Кай и девчонка. Она – спиной ко мне. Светленькая, невысокого роста. Судя по спецформе[10] – оборотница. Собранные в высокий хвост волосы открывали изящную шею, а талию я, верно, смог бы обхватить пальцами. Довершала картину круглая как орешек попка, так и приковывающая взгляд. Бесы! После общения с Магдиа мне все девчонки кажутся красавицами! Повезло парню, особенно если спереди так же симпатично, как и сзади.

– Когда будут деньги?

В мелодичном голосе проскользнула легкая хрипотца, будто девушка устала или не выспалась. Я насторожился. Похоже, здесь отношения иного рода, чем могло показаться.

– Как только товар реализую. – Теневик развел руками.

– Мне бы сегодня, – мелькнуло нетерпение на грани раздражения.

– Не переживай, Халли. Все будет тип-топ. Я тоже не прочь получить свои проценты от сделки поскорей, но, сама понимаешь, покупатель должен убедиться, что товар качественный.

Оборотница только шумно выдохнула.

– Завтра, – тут же отозвался теневик. – И когда сможешь достать еще?

– Постараюсь на неделе. Если не выйдет, то после выходных – точно.

Кай кивнул и растворился в воздухе. Девчонка повернулась, подтверждая подозрения, и направилась в мою сторону. «Подозрения» так приковали внимание, что я даже забыл отойти с тропинки, она же, в свою очередь, задумалась.

– Извините, – пробурчала девчонка не особо вежливо и, обогнув меня, в последний момент избежала столкновения.


Халли Эрпи

Кай совершенно не порадовал. Я так надеялась, что он сегодня же отдаст мне деньги за розовый мох, да не тут-то было. Клиент потребовал время на проверку.

Розовый мох, или росус кертариа, – весьма редкое в наших краях растение, обычно растущее далеко на востоке. Вообще-то мхом оно не является. По весне оно покрывает розовыми, белыми и сиреневыми цветами целые поляны, за что, собственно, и прозвано мхом.

Люсиа, моя соседка по комнате, – природница. Она подтвердила, что клубни, которые удалось раздобыть, принадлежат именно этому виду, и тут же попробовала вызнать, где мох растет. Конечно же я ничего не сказала. Вот еще! Выдавать секреты, особенно те, что пахнут прибылью, – не моя тема. Впрочем, она и не стала настаивать, лишь пожала плечами в ответ на отказ.

Полянку эту я приметила давно, еще на одном из практических занятий. Через Кая – распорядителя вечеринок и «потомственного посредника», как он сам себя называл, нашла покупателей. Больше всех платили врачеватели, Кай уверял, что ничего противозаконного они не приготовят – обычные эксперименты с лекарственными средствами. Такое объяснение для моей совести показалось достаточным, хотя любопытства и не уняло. Наоборот, очень захотелось разузнать, для чего именно это растение используют, раз так хорошо платят? Половина серебряной кроны за клубень размером с ноготок – приличная сумма.

Что ж, партия пробная. Да я готова всю поляну перерыть, чтобы заработать лишний золотой. Сейчас я принесла всего две дюжины клубней, то есть к вечеру рассчитывала приумножить состояние на двенадцать полновесных серебряных крон. Для кого-то мелочь, но для меня – неплохие деньги. Особенно если десять из них придется вернуть в счет части долга уже этим вечером. Риан Глод, местный ростовщик, ждать до утра не станет. Он наживается на том, что ссужает бедноте, но возвращать требует точно в срок, а проценты у него – не рассчитаешься. Что же делать? Придется срочно найти, у кого бы занять… Вот только занимать у знакомых – неловко. Ладно, чем раньше начну поиски, тем больше шансов побыстрее отвязаться от Глода. Жаль, что сразу не смогу раздобыть целый золотой.

Грустные мысли придавили к земле, я свернула на тропинку, спеша в общежитие, и едва не налетела на Райда Эллэ. Сероглазый блондин, оборотник из отряда «Волчьи тени»[11], сын главнокомандующего империи Мая Эллэ, красавчик, местная легенда и несусветный бабник неожиданно оказался на расстоянии ладони, обдав дурманящей смесью запахов, к которым я, как и любой оборотник, весьма чувствительна. Да и, чего душой кривить, мне он давно нравился, но издалека. Как театральный актер или какой-нибудь там певец.

Эх, надо было в него картинно врезаться! Так сказать, «прикоснуться к легенде» в прямом смысле. Исполнила бы мечту половины девчонок академии. Но, как-то некстати подумав, что уж он-то точно никогда не знает проблем с деньгами, пробурчала извинения и поспешила дальше.

Вот вечно я так. Нет бы попытаться завести полезное знакомство. «Такой случай!» – укоряла практичная и меркантильная часть сознания. Осторожная же, наоборот, убеждала в правильности поступка: «Ну их, этих богатеев! Лучше и вовсе не связываться – раздавят и не заметят».

Нужно поторопиться, чтобы застать соседок, пока они никуда не ушли. Прошло немало времени с тех пор, как я занимала у них деньги. Вдруг не откажут? Тогда смогу найти Риана и вернуть долг, чтобы со спокойной душой заниматься, уроки тоже никто не отменял.

К несчастью, Глод нашел меня раньше. С парочкой дружков мой заимодавец поджидал у входа в Древо. Оттолкнувшись от стены, поманил меня пальцем. Сейчас, бегу уже! Сделала вид, что сильно спешу и никого вокруг не замечаю.

– Эй, Эрпи! – грубовато окликнули в спину.

Лесные бесы! Пришлось остановиться.

Изобразив беззаботную улыбку, обернулась:

– Риан?

– Как у тебя дела?

Пятикурсник, мощный, как и все парни с волчьей ипостасью, с прищуром смотрел из-под упавшей на глаза темной челки. И вроде бы симпатичный, но рожа какая-то скользкая. Даже не верится, что у нас одна и та же ипостась. От того, как именно он пялился, меня едва не передернуло. Говорил мне Кай никогда с ним не связываться…

Глод тем временем приблизился. Не спеша и не отводя взгляда, обошел вокруг, остановившись всего в шаге. Навис так, что захотелось отступить, а вырез форменной майки, в котором скрывался мамин кулон, показался слишком глубоким. Руки дрогнули от желания застегнуться, но я лишь нехорошо ухмыльнулась, нагло уставившись прямо в желтоватые глаза.

– Кажется, мы условились на вечер?

– Уверена, что справишься? – Риан говорил почти ласково, но я чувствовала подвох. Да и взгляды его дружков лишь усилили подозрения.

– Уже справилась. Долг верну вечером. Мне надо идти, время – деньги.

Попыталась обогнуть ростовщика, но дорогу точно невзначай заступил Буилто. Туповатый бугай-южанин, оборотник-медведь, что числился при Глоде вышибалой, широко мне улыбнулся, заставив мысленно сглотнуть.

Естественно, об их темных делишках руководство академии и не подозревало, никто ведь не жаловался, а таких, как я, при необходимости можно достать и за пределами учебного заведения. Оставалось надеяться, что Глод не обманет, ведь обычно он вел дела жестко, но честно. Я возвела мощнейший ментальный щит, на какой была способна, чтобы скрыть даже отголоски собственных мыслей, разрешила только считать уверенность.

– А вот я так не думаю, – продолжил как ни в чем не бывало Риан и погладил меня по плечу, но тут же убрал руку, не успела я даже гневно глянуть. – Деловое предложение. – Оборотник сам отступил на шаг, одновременно исчезло и давление. – Для тебя это будет шанс подзаработать. Ты ведь нуждаешься, верно?

Что бы там он ни хотел мне предложить, звучало это заведомо отвратительно. Но ссориться не стоило. Наверняка вне академии он тоже при случае сумеет доставить неприятности.

– Спасибо за беспокойство, Глод. Я подумаю. Может, как-нибудь потом, сейчас уже есть одно дельце.

Риан еще некоторое время рассматривал меня, а затем отступил в сторону, пропуская. Отошел и медведь.

– Надумаешь – знаешь, где искать.

Я кивнула не оборачиваясь и поспешила к лестнице.

Соседки обнаружились в комнате.

Люсиа Таннефер занималась в излюбленной позе – лежа на животе в кровати. Разряженная Миран Норег стояла у зеркала и примеряла очки. Ее темные прямые волосы были собраны в высокий хвост на затылке и все равно спускались ниже лопаток.

– А эти? – Она говорила низким грудным голосом, чуть растягивая слова.

– По мне, все хороши. – Люсиа едва на нее взглянула и снова уткнулась в учебник.

Обе девушки принадлежали к аристократическим родам, и мы, хоть и жили вместе с первого курса, подругами не были, скорее. добрыми соседками. Впрочем, всех троих это устраивало, раз мы продержались так долго.

– Халли, – повернулась ко мне Миран. – Какие лучше? Эти или эти?

Она продемонстрировала огромные очки с выпуклыми зеленоватыми линзами, которые делали ее похожей на муху. Вторые, в тоненькой розовой оправе, напоминали формой крылья бабочек. Я еле удержалась, чтобы не прыснуть.

– Не разбираюсь в подобных вещах, ты же знаешь. Мне не до модных штучек.

Норег вздохнула, а Люсиа ниже склонилась над учебником, спрятав лицо за копной тугих светлых кудряшек, чтобы, не приведи Великая Мать, не обидеть случайным смешком нашу модницу-врачевательницу. Миран чересчур трепетно относится ко всему, что касается ее облика.

– Зеленые. Мне так кажется, по крайней мере. Опять же подходят к глазам… – решила я поддержать соседку, хотя и не была слишком уверена в том, что советую.

Но врачевательница согласилась:

– И я так считаю.

Люсиа, солидарно кивнула, одновременно делая какие-то пометки в тетради.

– Девочки, – я решилась, – можете меня выручить?

– Денег нет, – флегматично отозвалась Люсиа.

– Я тоже потратилась. – В голосе благодушно настроенной Миран мелькнуло сожаление. Она задумалась, а потом неожиданно протянула мне очки-бабочки. – Дарю, – вздохнув, пояснила соседка, заметив мое недоумение: – Они недешевые. Это «Шартье», – назвала она марку. – Хочешь, оставь себе. Или можешь продать, если получится. Да не стесняйся, бери. Они мне все равно не нужны.

Я некоторое время рассматривала этот модный «изыск». В конце концов, а что я теряю? Просто верну ей потом деньги, когда разберусь с Глодом и получу обещанное за мох. Один золотой, а больше мне и не надо.

Быстро взвесив «за» и «против», решила, что не стоит теряться, и взяла дурацкие очки.

– Спасибо. Ты уверена?

Воистину царским жестом красотка подтвердила свое решение, а затем, проходя мимо, остановилась и взялась пальцами за выбившуюся у меня из пучка и упавшую на лицо прядку. Покрутила, рассматривая, и шутливо дернула, прежде чем отпустить.

– Халли, тебе определенно нужно что-то сделать с волосами.

Дверь тихо хлопнула. Я и сама не поняла, когда зажмурилась, застыв на одном месте.

– Все. Она ушла. Можешь открывать глаза, – раздался насмешливый голос природницы. – Халли, тебе нужно что-то сделать с личной жизнью, – скопировала она тон врачевательницы. – Когда ты последний раз была с мужчиной?

– Э-э-э, что? – Такого вопроса от соседки, посвящавшей большую часть времени прилежной учебе, я не ожидала.

– Ты ведь даже ни с кем не встречаешься, не отрицай. За три года, что мы знакомы, ты ни разу не ходила на свидание. Никогда не рассказывала о парнях. Что с тобой не так, ты же оборотница? – Последнее прозвучало едва ли не укором.

– Не бойся, не озверею, – равнодушно ответив, плюхнулась на кровать, с удовольствием вытягивая ноги. Иногда надо позволить себе минутку отдыха, чтобы не сорваться.

– Халли. – Люсиа села, отложив тетрадь. – Я серьезно. Неужели тебе совсем никто не нравится?

Я задумалась. А ведь и правда вот так, с ходу не могу назвать ни одного имени.

– Не знаю. Райд Эллэ, наверное, – ляпнула первое, что пришло в голову.

– О! Всем девчонкам нравится Райд Эллэ, – многозначительно закатила глаза природница. – Особенно после того случая.

Мы переглянулись и прыснули, вспомнив, как однажды по осени оборотник с непринужденным видом вышагивал по улице, обернув бедра какой-то тканью. До сих пор не могу взять в толк, как такое произошло и почему он попросту не перекинулся в зверя.

– Халли? – не отставала отличница, неожиданно озаботившаяся моей личной жизнью. – Так когда?

– Месяц или два назад, – соврала я неуверенно.

Свободные отношения – для тех, кто незнаком с отсутствием денег, а у простого народа непорочность в цене. Все, конечно, поправимо, только вот нет у меня средств еще и на это. Да и не было времени о глупостях думать, нужно оплачивать учебу, счета. Кормить и одевать братишку. К тому же следующей осенью он пойдет в школу, и я пообещала устроить его в один из лучших столичных лицеев, теперь кровь из носа должна обещание выполнить. Мой младший брат Дориан не лла’эно[12], и ему придется очень постараться, чтобы добиться чего-то в этой жизни, а от пьяницы-отчима помощи никакой.

– Халли, кого ты хочешь обмануть? Послушай, тебе же было бы легче, если бы нашелся покровитель. Так многие делают. Уверена, с выбором кандидатуры не будет проблем, но ведь ты совершенно не смотришь на тех, кто… – она помялась, как всегда, когда речь заходила о социальных различиях между нами, – кто не твоего круга. Тебе и нужно-то просто снять эту дурацкую форму, привести себя в порядок и посетить пару вечеринок.

– Спасибо за совет, Люси, но это все не для меня.

Кажется, пора идти, а то как-то надоел разговор. Ловко вскочив с постели, я лихим жестом напялила очки-бабочки и под неодобрительным взглядом соседки направилась к двери. Некогда мне разлеживаться и разговоры разговаривать, нужно где-то раздобыть поскорее золотую крону и отделаться от Глода.

Глава 2

Райд Эллэ

Эй, а где восхищение? Ну или смутилась бы, на худой конец. Что это за пренебрежение к моей неотразимой персоне? Провожая быстро удаляющуюся по тропинке девчонку взглядом, попробовал ее прочитать, но более чем внушительный ментальный щит наглухо отрезал малейшие отголоски эмоций, так что пришлось довольствоваться видом обтянутой форменными штанишками упругой попки. Тут же вспомнилась сухозадая Магдиа, и все мое существо затопил протест.

Я не спеша подошел к фонтану и присел на бортик. Интересно, отец удовлетворится, если я представлю ему «невесту», заверив, что состою в отношениях? Долго, конечно, не смогу водить всех за нос, но, на мое счастье, семья лояльна к выбору сердца. Желательно бы найти кандидатку среди аристократок, но меньше вероятность получить от такой согласие. Не каждая сможет себе позволить ввязаться в подобного рода авантюру. Только вот простолюдинки в академии обычно редкость, хотя это в мое время…

Циник во мне подсказывал – так или иначе, все будет зависеть от предложенной суммы. Романтика же передернуло. Тьфу! Даже думать противно о том, что стану за подобное платить. Старина Райд Эллэ и сам по себе прекрасный подарок со всеми вытекающими.

Что называется, решил и решился.

Как только выход нашелся, снова неудержимо захотелось спать, и я потопал обратно. В конце концов, вечером еще предстоит работать.

У входа в Древо та же самая девчонка болтала с бугаем-старшекурсником, который буквально нависал над ней. Воображение тут же нарисовало чудесный вид на «подозрения», который открывался с подобного ракурса. Рядом с внушительными фигурами парней, оборотница казалась особенно маленькой и беззащитной, и когда парень погладил ее по плечу, мой зверь внутри вздыбил шерсть и глухо зарычал, чем немало удивил. Вопреки опасениям, от девушки во все стороны исходила уверенность. Все ясно. Этот – точно с ней вместе.

Неосознанно смерил взглядом оборотника, выглядящего опасным. Опасным для маленьких девочек конечно же. Не для меня. И как объяснить то, что я сейчас почувствовал? Хотя это просто. У нас троих – одинаковая ипостась. Взаимный интерес и породил подобную реакцию, но все же стоит взглянуть на ваши личные дела, детки. Ухмыльнувшись я, прибавил шагу.

– Надумаешь, знаешь, где найти, – донеслось сзади.

И столько в этом было… меня самого, даже стало противно. Это что же такое он ей предлагает? Хотелось вернуться и спросить, но ведь не мое дело, правда?

Я поспешил к себе и, засыпая, никак не мог припомнить троицу разноцветных милашек. К счастью, «эффект Магдиа» тоже в голову не лез, а вот миниатюрная фигурка молоденькой волчицы, лицо которой я толком не успел рассмотреть, так и маячила перед внутренним взором, маня аппетитными формами.

Проснулся, чувствуя медленно растворяющиеся в воздухе отголоски счастья. Помнилось только, как волком радостно носился по Чаще, и не один. Часы на стене показывали без пятнадцати шесть, пора в штаб. Потряс головой, прогоняя остатки сонливости, и принялся одеваться, а заодно разрабатывать оборонительный план. Зря отец так со мной, не люблю, когда давят. И точно никакой Магдиа не будет в моей жизни. Брр!

Первым делом нужно выбрать кандидатуру. К рассмотрению идут оборотницы, скажем, от четвертого курса и выше. В идеале это должна быть аристократка из обедневшего рода. Хотя нет. Такая вцепится как клещ-убийца, и придется с утра отгрызть себе руку, чтобы незамеченным вырваться из ее логова, то бишь из постели. А при расставании такой скандал закатит, что гаси грибы-светильники. Напротив, непринужденные отношения с девушками из обеспеченных семейств строить куда как проще, только есть маленькое «но». Провести ночь и представить отцу как невесту – совсем разные вещи. М-да. Задачка-то не из легких.

Попалась бы простая. Такая, чтобы сразу понимала: ничего не светит, и довольствовалась тем, что соизволю дать. Пускай будет природницей, да хоть сияющей! Главное – внешне должна меня устраивать. Отец – человек дотошный, так что играть так играть. Свидания, поцелуи и все прочее, чтобы выглядело по-настоящему, но притом на деле я бы оставался совершенно свободен. Вот только как это реализовать?

Шел, вглядываясь в лица встречных студенток. Некоторые даже были знакомы, хотя всех невозможно припомнить. Этери, Маллы, Илониа – имена путались. Куда как проще звать зайкой или деткой. Вот Верд же зовет Льяру котенком, и та не в обиде. Правда, Верд – это Верд, а я… Эх. Неплохо бы порыться в личных делах студентов, только придется придумать вескую причину, чтобы получить разрешение. Теперь, когда лорд Яррант исполняет обязанности ректора вместо заключенного в источник Древа Ханимуса Каррэ[13], это не так-то просто будет сделать.

– Отдохнул? – Вердерион поднял голову от разложенных на столе бумаг. – Гляжу, повеселел даже.

– Ага.

– Ну, тогда это тебе и вот это. – Командир сунул мне в руки какой-то листок и конверт. – Я домой, только заберу Льяру с тренировки.

Едва речь зашла о жене, Вердерион стал на диво благодушным, и где-то я ему даже позавидовал. Против желания, пришла дурацкая мысль о том, что мой поиск, и правда, подзатянулся. Может, отец прав и пришла пора остепениться? Но только не Магдиа!

Испустив стон, я в ужасе уставился на конверт, подписанный «Инкогнито».

Командир уже не просто улыбался, он откровенно потешался.

– Видел, что внутри? – кажется, у меня сейчас истерика случится.

– Конечно нет! Но ставлю на то, что у тебя с Магдиа завязалась романтическая переписка при поддержке праймана и главнокомандующего, – послание доставлено через наши каналы. Армия захватчиков твоего сердца начала наступление. Дрожи! Тебе не выстоять.

– Дрожу, но буду бить на упреждение, оборонительные планы разработаны. Наступательные – тоже.

Заняв еще теплое место за рабочим столом, небрежно откинул так и не распечатанный конверт в сторону. Немного подумав, взял его двумя пальцами и выбросил в урну.

– Даже не прочтешь?

– Я не настолько любопытен. К тому же от него так разит духами Магдиа, что аллергия начинается.

Подтверждая слова, пошмыгал носом и ногой отодвинул урну подальше. Верд усмехнулся.

– Ну, бывай. Оставь списки на столе, взгляну утром. К обеду их нужно будет предоставить лорду Ярранту.

– Какие списки? – спросил закрывающуюся дверь. Выражение лица удачно смывшегося командира мне совершенно не понравилось. – Умеешь ты преподносить новости, – проворчал я под нос и передразнил: «Какую сначала? Плохую или очень плохую?»

Задурив голову посланием от Магдиа, друг свалил на меня черную работу и выполнил тактическое отступление.

Вздохнув, принялся читать приказ:


«На базе Академии Великой Матери при поддержке особого отряда «Волчьи тени» необходимо сформировать учебный отряд из студентов-оборотников от третьего курса и выше, которые будут проходить усиленную подготовку для того, чтобы повысить процент выживаемости среди студентов лла’эно в случае возникновения чрезвычайной ситуации».


Лучшие получат шанс поступить на службу в это или другое элитное подразделение. Для кого-то это окажется настоящей путевкой в жизнь. Неплохо. И верно, подготовленным ребятам легче защищаться, в том числе и от культистов. Случись нападение позже, глядишь, было бы намного меньше жертв. Появление императорского советника, пока весь наш отряд валялся в отключке, спасло десятки невинных жизней. Недаром лорд Яррант, взяв бразды правления, принялся наводить в академии порядки железной рукой. Каррэ принимал посильное участие в управлении, но вот подписи на бумаге пока ставить не научился.

Дочитав до конца, я открыл было рот, чтобы отправить дежурного за моим помощником, как тут же захлопнул. Идиот! Хотел же посмотреть личные дела студентов. Вот и шанс!

Прихватив листок с приказом, направился в архив, который располагался наверху ствола сияющих, сразу под библиотечными ярусами. Туда можно было попасть порталом для персонала на первом этаже или топать вверх по лестнице в любом из стволов, а потом воспользоваться переходом. Я выбрал второй вариант. Заодно по пути осмотрюсь, да и определюсь, как совместить приятное с полезным.

По привычке избрав друидский ствол, размышлял: портретов в делах нет, но зато есть иная информация – та, что позволит определиться с кандидатурой. Первым делом отберу подходящие, а уж позже взгляну на претенденток лично. За размышлениями добрался до перехода на уровень лабораторий, после которого оставалось подняться на ярус выше. Навстречу попалась стайка студентов, скорее всего идущих из библиотеки. Весело гомоня, они разминулись со мной, а в конце прохода остановились уже знакомые штанишки. Перепутать я не мог.

– Фойе Земляничного через час, но не тяни, не то найду другую кандидатуру, – крикнула девчонка кому-то невидимому и повернулась.

– Бесы! – тихо выругавшись, я едва не прыснул.

Закрывая пол-лица, на ней красовались огромные розовые очки-бабочки. Несмотря на идиотский вид, отметил, что это не бутафория, а самые настоящие «Шартье», украшенные полудрагоценными кристаллами. Мне этими очками Магдиа все уши за ужином прожужжала. Наверное, намекала на подарок. Не понимаю, что девушки находят в таких вот штучках-дрючках, как будто других украшений мало? Уже и не знают, что еще на себя нацепить. Нет, я могу простить очки какому-нибудь старику, который плохо видит, но не имеет возможности нанять хорошего врачевателя. А вот носить эту дрянь только ради украшения? Мои мысли явно отразились на лице, но я и не собирался их скрывать. Если попробует прощупать, даже считать дам. Может, хоть одна умнее станет, узнав, что о ней думают на самом деле.

Девчонка явно заметила мое пренебрежение и, усмехнувшись, бросила прямой взгляд сквозь розовые стекла, мешавшие рассмотреть цвет ее глаз. Ну никакого уважения к старшим!

В архиве не стал уточнять, что мне нужны только дела студентов-оборотников, но подпись советника творила чудеса и не пришлось тащиться в ректорат за дополнительным распоряжением. Архивариус лишь кивнул и перепоручил меня помощнице.

Мило краснея и то и дело оборачиваясь, та смотрела сквозь – Великая Мать! – очки. И с таким видом, точно я мог отстать или заблудиться. Хотя, скорее, тоже желала продемонстрировать последний писк моды. Ее гордость в ярко-синей оправе, надо сказать, выглядела гораздо симпатичнее, чем те странные розовые бабочки, но все равно я недоумевал: зачем?

Помощница подвела к стеллажам, где стояли папки:

– Милорд Эллэ, вот здесь дела студентов, специализирующихся на магии оборота. Каждый курс – на отдельной полке. Здесь – управление природными ресурсами, здесь…

– Спасибо, леди. Я умею читать, – указав на таблички, улыбнулся, смягчая собственные слова, но уж больно хотелось поскорее остаться одному. – У вас, наверное, много работы? Не смею задерживать.

Я милостиво кивнул, и девушка смутилась. Бросилась к ближайшей полке, пытаясь снять все папки разом.

– Спасибо, я справлюсь.

Я отнял норовящую вывалиться из рук младшего архивариуса стопку, слишком тяжелую для такой хрупкой девушки.

– Простите, милорд. Конечно. – Окончательно стушевавшись, она помялась. – Не буду мешать.

Книксен, и помощница засеменила прочь, а я смог приступить к реализации задуманного. Положив дела оборотников на стол, пошел вдоль стеллажей. В ближайшее время меня никто не станет беспокоить, а потому стоит сначала просмотреть кандидатуры с других факультетов. Надо сказать, это решение не вызвало у меня должного воодушевления, просмотрев парочку, вернулся к рабочему месту. Начнем с оборотниц, они веселее. И вообще, я везунчик. Вдруг вот так сразу наткнусь на подходящую кандидатуру?

Спустя сорок минут набросал список студентов-оборотников с третьего по пятый курс и поделил его на части. Первая – те, кто нам подходит идеально. Здесь в основном были парни с традиционно боевыми ипостасями. Волки, медведи, рыси, тигры, гиены. Попался даже один лев. А вот девушек мне брать совершенно не хотелось – перед глазами то и дело вставал образ мертвой оборотницы у источника в Сатор-Юти, так похожей на мою младшую сестру. Не дело девчонкам сражаться, для этого мужчины есть.

И все же я не имел права отсеять их всех, обвинят в дискриминации. Раз уж на меня это свалилось, придется хитрить.

Так во второй части списка оказались девушки с боевыми ипостасями и маменькины сынки, судя по родовым именам. Среди этих ребят тоже могут оказаться достойные воины, но большая часть вылетит на первом-втором испытании. Просто не сумеют пройти. Тут я уж постараюсь.

Третий список – мой личный. Он содержал всего пять имен. Все девушки были друидками. Две из них оборотницы, две природницы и одна врачевательница.

Нарриа Ростонд, врачевательница. Подходит по всем параметрам, но заканчивает учебу этим летом. Внебрачная дочь графа Ростонда и неизвестной женщины, судя по тому, что в полном имени не указаны имена отца и матери. Признанная. Скорее всего, росла в доме графа. Можно, конечно, поспособствовать в ее трудоустройстве, но уж больно сомнительно. С дипломом на руках она не захочет тратить на меня время, а скорее, сама займется поиском подходящей партии.

Маред Биттл Эниа Фэннингтон, баронесса. Дочь обедневшего, но гордого рода. Помню, как весь Эрессолд потрясла весть о том, что поместье стерла с лица земли Чаща. У Биттла Фэннингтона не нашлось достаточно средств, чтобы позаботиться об охране собственных владений, но зато принадлежавшие ему городки оказались надежно защищены. А все гордость. Он не стал просить помощи у императора и не соизволил оповестить о плачевном состоянии дел. В живых тогда остались только тетка – сестра барона Фэннингтона, няня и сама Маред, да и то потому что отправились на местную ярмарку. Теперь живут в столичном доме на имперском обеспечении до тех пор, пока леди Фэннингтон не выйдет замуж. Четвертый курс. Природница. Это уже ближе к делу, но если окажется столь же горда, как и ее отец, то мне точно ничего не светит.

Подумав, вычеркнул из списка всех пятикурсниц, тем более вторая природница мне подходила с натяжкой. Вспомнилось: она внучка одного из отцовских прайманов, так что не стоит даже пытаться. Нас мгновенно раскусят.

Осталось всего три имени из пяти, а настроение сильно упало.

Халли Эрпи.

– Хм, звучит как «воришка».

Оборотница. Ипостась – волчица. Второй формы нет, да и рано ей еще. Лла’эно на семьдесят пять процентов. Мать – простолюдинка, совершенно не обладавшая магией. Погибла четыре года назад от рук культистов. Отец неизвестен, но явно кто-то из аристократов. Живет в Нортис-Юти, небольшом городке в северных провинциях, с младшим братом и отчимом. Один недостаток – третий курс. Слишком юна. Опять же никто не отменял наличие покровителя. Занес карандаш, чтобы вычеркнуть, но поставил рядом вопрос.

– Халли, хм… Имя будто знакомо.

Последняя кандидатка Таннис Рэм Кертиа Лиотс. Оборотница с рысьей ипостасью. Сирота, но с наследством. Может себе позволить выбор, имеет несколько замечаний по дисциплине.

– Леди шалунья? Это даже интересно, наверняка открыта для экспериментов, и мое предложение ей понравится.

Оставляем. Вот только одно беспокоит – никогда не мог найти с рысями общий язык.

Закончив, убрал дела на место и направился к выходу. Не могу сказать, что настроение поднялось. Скорее, наоборот. Вариантов оказалось гораздо меньше, чем я думал. Но смотреть дела теневиков и сияющих уже не хотелось. Ладно, понадеемся на авось. Уверен, все само собой сложится.

Следовало отправиться в штаб, подготовить объявление, запланировать испытания… И еще нужно прихватить расписание в деканате, чтобы понять, в какие часы будем заниматься. Заодно и определить, кого из наших ребят назначить инструкторами и все такое. Ох… Чувствую, до ночи теперь провожусь с бумажками. Честно говоря, я бы лучше отправился патрулировать периметр. Даже хочется, чтобы что-нибудь случилось.

Халли! Ведь так Кай назвал ту самую, с «подозрениями». Я даже притормозил от неожиданной догадки, что всплыла из подсознания. Хм… Ее отчим – простолюдин, должно быть, ему непросто оплачивать учебу в академии и кормить двоих детей? Но если Халли нуждается в средствах, откуда у нее дорогущие очки? Новомодная вещица, между прочим! И этот наглючий взгляд? Значит, я прав, у Эрпи есть покровитель. Скорее всего, тот самый парень, с которым видел их у Древа. Эх, совсем забыл выяснить, кто он такой. Ну да ладно, раз оборотник – значит, наверняка есть в моем списке, и скоро все мы познакомимся ближе.


Халли Эрпи

Где после занятий самое большое скопление студентов? Конечно же в столовой!

Туда я и направилась, тихо ругаясь под нос – дурацкие очки мало того что красили мир в розовый, хотя и это уже само по себе чересчур оптимистично, так еще и то и дело норовили свалиться с носа. Приходилось держать голову высоко. Ну ничего, так только привлекаю внимание. В конце концов, не подходить же мне тайком, будто какой-то торговец карэшем[14], предлагая товар из-под полы? Но стоять посреди коридора и орать точно заправский зазывала я тоже не могла. К тому же официально на территории Академии Великой Матери нельзя торговать.

И да! На меня смотрели. Можно даже сказать, что таращились и пялились. Только ни один любопытный не подошел и не заявил, что умрет, если не соглашусь немедленно продать такую красоту. Становилось все интереснее. Неужели Миран сама их купила? Просто не может быть! У состоятельной врачевательницы – безупречный вкус и завышенные требования к себе и остальным. К тому же она не из тех, кто швыряется деньгами, лишь бы заполучить новую брендовую шмотку, независимо от того, как та выглядит. Теперь я окончательно уверилась, что это подарок, и, скорее всего, ненужный и нежеланный. Потому соседка так легко с ним и рассталась. Сбагрила под шумок, так сказать.

Задача совместить подготовку к завтрашнему семинару по геополитике и отыскать к вечеру деньги для Глода потихоньку переходила в разряд невыполнимых. Бесы! Подохну, но никогда больше не стану занимать! Решив, что учеба все же важнее, а с Рианом как-нибудь смогу договориться, направилась в библиотеку.

Через полчаса корпения над учебниками со стороны стеллажей раздался сдавленный писк, и я воровато обернулась на библиотекаршу. К счастью, та была из сияющих, а потому не обладала эмпатией и не имела обостренного слуха или обоняния. Строго поджав губы, она сканировала пространство в поисках нарушителя, и ее взгляд ожидаемо остановился на мне. Пожав плечами, показала, что не имею к нарушителю спокойствия никакого отношения, и снова уткнулась в учебник.

Вдруг рядом кто-то пристроил стопку книг.

– Привет! – поздоровалась шепотом невысокая, даже ниже меня блондинка с огромными травянисто-зелеными глазами и густыми ресницами. Эдакая куколка на вид.

Я пробежалась взглядом по корешкам учебников. Судя по комплекту изданий – природница-первокурсница.

– Твои? – Девушка указала на лежащие на краю стола очки, которые я сняла сразу, как переступила порог сего святого места, чтобы не мешали.

Взглянув на предмет ее интереса, неожиданно для себя отметила – а очки-то симпатичные. Изящная форма, благородный перламутровый оттенок, полудрагоценные камни особой огранки красиво сверкали под неярким светом лампы-гриба. В общем, прилично смотрятся, пока лежат отдельно. Может, на это Миран и повелась?

– Угу, – кивнула я равнодушно, но внутренне сделала стойку, боясь даже неосторожной мыслью спугнуть потенциальную покупательницу. Великая Мать, пожалуйста!

Девушка тем временем коснулась пальчиком вензеля на дужке:

– Это же правда «Шартье»? Настоящие?! Можно взглянуть?

– Конечно. Если хочешь, примерь.

Мы разом обернулись на библиотекаршу, но та что-то писала за конторкой и не обращала на нас никакого внимания.

Спустя несколько часов я вышла из библиотеки с почти готовым рефератом по теме «Военно-силовое пространство геополитики» и почти проданными очками. Покупательницу звали Дарси, и она согласилась приобрести «бабочки» за целых пять золотых крон! Целое состояние! Правда, хотела рассчитаться чеком, но я беру только наличными. Немного поспорив об этом под неодобрительным взглядом библиотекарши, договорились, что произведем обмен в фойе Земляничного яруса через час. Радуясь такому везению, я направилась в общежитие, мысленно выделывая кульбиты и коленца, а Дарси осталась – ей нужно было взять книгу с собой.

Крикнув, чтобы не тянула, свернула в переход, что вел из ствола сияющих в наш, друидский, и снова увидела его. Нет, сегодня прямо день Райда Эллэ! Бесподобный оборотник уверенно вышагивал навстречу, сшибая наповал мощной аурой привлекательности и, Великая Мать, не отрываясь смотрел на меня!

Внутри что-то дрогнуло. Я хоть и ляпнула соседке про него в шутку, но была в моих словах и доля правды – Райд Эллэ мне нравился. Я уважала его как высококлассного оборотника, который стоит на страже империи, как незримую тень кумира всех парней Вердериона Аллакири. Поговаривали, что скоро Райду придется занять место принца во главе легендарного отряда «Волчьи тени», ведь тот стал хозяином нейтрального источника, о котором слагали легенды. Так же, как и многие девушки, я могла позволить себе лишь фантазии на его счет, не более.

А тут… Райд Эллэ смотрит прямо на меня! Ну как не стушеваться? Едва ноги не заплелись. Правда, не успела растечься теплой лужицей, как вдруг сообразила – он смотрит на очки!

А я уж размечталась…

Очарование развеялось, и, проходя мимо, вздернула повыше подбородок, да и то по большей части из-за того, чтобы треклятые «бабочки» не свалились.

Соседок в комнате не было. Оно и правильно – уже вечер, самое время для того, чтобы передохнуть после трудов. Единолично заняв маленький стол, быстренько переписала все на чистовик, красиво оформила доклад и добавила выводы. Магистр Шваргодд будет доволен. Работала я споро, так что как раз успевала ко времени встречи и поспешила в фойе, куда должна была подойти Дарси.

Куколка-природница уже оказалась на месте и буквально подпрыгивала от нетерпения на новеньком диванчике. А ведь на ней очки-бабочки сидели как родные!

– Принесла? – спросила я сходу.

– Ага! – Природница, подтверждая свои слова, хлопнула по розовому клатчу, украшенному такими же камушками, как и оправа очков.

– Я только еще разок примерю? В библиотеке было слишком темно, не рассмотрела как следует, – попросила Дарси, одновременно вынимая из микросумочки розовое же зеркальце.

– Конечно, – подавив нетерпеливый вздох, я протянула ей товар, который тут же оказался перехвачен.

– Незаконная торговля на территории академии?

Светло-серые глаза глядели с насмешливым прищуром. Меня даже жаром обдало, а Дарси, покраснев, во все свои необычные глаза таращилась на красавчика Эллэ.

«Нет! Ну что такое-то, а!» – завопила я мысленно, а вслух на удивление спокойно ответила, демонстративно оглядываясь по сторонам:

– Э-э-э… Здесь кто-то торгует?

Райд, понимающе усмехнулся, и я ощутила, как он пытается пробиться сквозь мой ментальный щит. А фиг!

– Милорд Эллэ! – Возмущение было искренним. – Считывать студентов без разрешения ректора запрещено правилами академии, разве вы не знаете?

Съел?

Серые глаза похолодели и нехорошо сузились. Ой, что-то мне уже страшно! Но борзеть так борзеть. Порой наглость – второе счастье:

– Верните, пожалуйста, мою собственность, – решительно протянула руку за очками.

Райд некоторое время задумчиво смотрел на мою ладонь, а затем ответил:

– Не могу.

– Что значит – не можете?

Нет, он издевается!

– Не могу, пока не выясню, что это за вещь и насколько опасна. Сами понимаете, какая сейчас ситуация. Кстати, откуда она у вас?

– Подарок. – Я не стала врать. В конце концов, Миран подтвердит, если вдруг случится разбирательство. – Но чем могут навредить очки?!

– Вот и проверим, что это – просто модная безделушка или опасный артефакт.

Я чуть не подавилась, а Дарси насторожилась и подозрительно на меня глянула. Пухлые губенки осуждающе поджались, а клатчик, который скрывал пять почти что моих золотых крон, захлопнулся.

– Ладно, я, пожалуй, пойду. Не желаю ввязываться ни в какие грязные делишки. Говорили мне, что тебе нельзя доверять! – припечатала она ни с того ни с сего.

Недоуменно вылупив глаза, я проводила взглядом ее возмущенную спину и снова повернулась к Эллэ. Тот все еще не ушел, и я, осознавая тщетность попытки, все же попросила:

– Верните, а?

Оборотник только приподнял бровь, а я бессильно плюхнулась на диванчик, не спуская с него глаз. Эллэ будто о чем-то думал, в ответ разглядывая меня. Меня, а не злосчастные очки! Правда, теперь это совершенно не радовало.

Наконец ему надоело играть в гляделки.

– Обязательно верну. Но только после проверки. Зайдите через два часа в штаб «Волчьих теней».

– А не поздновато ли? – огрызнулась я.

– Административный этаж, первая ветвь, аудитория двести три, – проигнорировав мой вопрос, он развернулся и пошел прочь.


Райд Эллэ

Что-то не давало покоя, мешая сосредоточиться на работе. Как будто что-то было неправильно. Я не мог выбросить эту мысль из головы, и тут вдруг понял: ментальный щит!

Когда пытался прочитать девчонку возле фонтана, у нее он был непрошибаемо-крепким, а вот при встрече в коридоре я даже не старался, напротив, ослабил свой, чтобы выразить мнение, но все равно уловил отголоски ее эмоций. И жаль, что не попробовал – тогда бы сейчас точно знал ответ.

Щит привыкаешь поддерживать всегда, даже во сне. Он не может ослабнуть просто так, нужна какая-то встряска или воздействие, но Халли в коридоре не выглядела расстроенной. Скорее, наоборот. Эта девушка не настолько глупа. К тому же еще на первом курсе приходит понимание, как важно хранить при себе свои секреты, когда двадцать четыре часа находишься среди магов. Халли уже на третьем, и отметки у нее неплохие. Не круглая отличница, но далеко не дурочка, да и щит у нее отменный, так что подобное поведение выглядит странно.

После нападения культистов я все время настороже, вот и мелькнула догадка, которую не могу не проверить.

Девчонка обнаружилась в фойе Земляничного яруса. Теперь здесь ничто не напоминало о бойне, которая случилась чуть больше двух месяцев назад. Пахло созревшей земляникой, что росла в ящичках по окнам. Никаких тел и кровавых следов. Разодранные диванчики и поломанные столики заменены на новые, шторы на окнах – тоже…

Тряхнул головой, прогоняя неприятные воспоминания, и отметил с долей невольного облегчения, что на этот раз оборотница беседует с девушкой. Теперь, когда дурацкие «бабочки» не скрывали лица, я смог как следует рассмотреть каждую черточку. Огромные серые глаза, пушистые ресницы, чуть вздернутый носик. Пухлые, но отнюдь не делающие рот безвольным губки. Округлое лицо правильной формы обрамляли прямые волосы, светло-русые, с выгоревшими на солнце прядками.

Так вот ты какая, Халли Эрпи!

Увиденное мне определенно нравилось, и тем важнее показалось проверить догадку. Если я прав, нужно будет разобраться, в чем именно она замешана.

Глава 3

Халли Эрпи

Бесы! Бесы! И что же теперь делать?

Я обреченно смотрела Райду вслед. Кажется, я только что вернулась к тому, откуда начала. Нужно срочно раздобыть золотую крону.

А-а-а! Почти не осталось времени. Наверное, Глод уже обо мне вспомнил, вон как лицо горит. Я воровато осмотрелась по сторонам. От лестницы ко мне вразвалочку вышагивал Суф Милд по кличке Змей – еще один придурок из компашки Риана. Мальчик на побегушках, который старается найти свое место под кроной.

– Ха-а-алли! – радостно растянув тонкие губы в улыбке, начал он: – Время – деньги? – спросил уже тише.

Я не стала подниматься с диванчика. Наоборот, откинулась, стараясь казаться спокойной и даже беспечной. Выражение лица: «я королева, и у меня аудиенция».

– Чего тебе, Суф?

– Глод ждет у портального комплекса. Лучше поторопись.

– Зайду к нему сама, но позже, а сейчас предстоит важная встреча, – ухватилась за соломинку.

– Эрпи, Риан велел передать – дело срочное. С долгом или без, он тебя ждет.

Судорожные попытки сообразить, где подвох, ни к чему не привели. Может, зря переживаю?

– Это то самое дело, о котором он говорил? – спросила подозрительно.

Змей пожал узкими плечами:

– Возможно. Знаешь ли, босс в подробности не вдавался. Сказал: «Эй, Суф! Халли должна быть здесь не позже чем в полседьмого». У нас осталось, – он бросил взгляд на наручные часы, – десять минут.

Любопытно, чего Глоду от меня понадобилось? Ну, кроме долга, разумеется? С одной стороны, идти не хотелось, но с другой… Если откажусь, договориться об отсрочке вряд ли выйдет, Риан тогда точно не пойдет навстречу. В конце концов, мы сейчас в академии, и у портального комплекса дежурят «Тени». Если мне что-то не понравится, всегда смогу уйти, ведь так?

Пока плелась за Суфом, мысленно успокаивая себя, мой провожатый старательно демонстрировал, что не намерен тащить силком. А на выходе из Древа и вовсе распрощался, отправившись по своим делам, и к порталам я подходила в одиночестве.

Могучие гладкие стволы окаменевших секвой, выбеленные временем, каждый раз внушали своим видом трепет. Уже стемнело, и дорожки между рядами портальных площадок мягко мерцали благодаря голубовато-фиолетовому свечению люминесцирующих грибов, которые как по расписанию вырастали с наступлением сумерек, повинуясь энергии источника. Над головой вились тучи золотистых светлячков – после нападения культистов территорию освещали не в пример прилежнее.

Мысленно обругав Змея за то, что торопил, а потом и себя за то, что не хватило ума заскочить в комнату и одеться теплее, поежилась, плотнее запахивая полы тонкой шерстяной кофты. Несмотря на то что на территории академии даже зимой поддерживалась комфортная температура, а снег в этих широтах и вовсе редкий гость, все же вечером было свежо, видимо, чтобы стимулировать тягу к знаниям.

Вокруг оказалось совершенно безлюдно, не считая темной фигуры дежурного у портала. Его присутствие немного успокоило, так как затея нравилась мне все меньше и меньше. К слову, и где же Риан?

Я направилась вдоль мягко светящихся зеленым растительным узором портальных площадок, где для переходов используется энергия жизни. Правее ровно светились белые геометрические линии световых порталов, а мрачные ряды теневых могли показаться выключенными, если бы не редкие темно-фиолетовые всполохи.

Покосилась на бравого оборотника. Отчего-то я инстинктивно ждала оклика и вопросов, но выпускали студентов без проблем. Есть код – удачи. После нападения многие предпочитали жить дома, и руководство, видимо чуя за собой вину, не препятствовало. Правда, после десяти вечера наступал комендантский час, порталы блокировались, и, чтобы покинуть территорию, требовалось особое разрешение, подписанное лордом Яррантом лично. А вот вернуться было несколько сложнее, каждый переход контролировался службой безопасности.

– Наконец-то! – Глод отделился от белесого ствола и направился навстречу. – Почему так долго?

В его голосе послышалось недовольство, и сразу захотелось послать его подальше и уйти. Скрипнув зубами, сдержалась, только покосилась на дежурного, который, уверена, сейчас наблюдает за нами, хоть и не подает виду.

Риан подошел ближе и наклонился, будто хотел поцеловать, его рука легла мне на шею, зарываясь в волосы.

– Эй! – Я было отшатнулась, но он придержал да вдобавок ухватил за запястье второй руки, видимо, чтобы по роже не заехала.

– Да не дергайся! Просто сыграем в свидание, – произнес он одними губами. – Я его почти час уговаривал выпустить и впустить обратно сразу двоих по одному коду, – шепнул он, едва заметным кивком указав на оставшегося за спиной оборотника.

– Выпустить? Куда? Зачем по одному коду?!

– Поможешь кое в каком дельце. Да не бойся. Никакого криминала, даже лапок не запачкаешь. Ну?

Оборотник смотрел прямо в глаза, все еще сжимая мое запястье. Взвесила все «за» и «против». С одной стороны, не думаю, что у него есть резон мне врать, а с другой… Сначала все же стоит выпытать подробности.

– Ну хорошо, только руку пусти.

Усыпляя бдительность, а заодно подыгрывая, я приподнялась и, едва коснувшись губами, чмокнула Глода в щеку.

– Прости, Риан. Меня задержал Райд Эллэ. Не могла прийти раньше, – сказала громко, чтобы и дежурный расслышал на случай, если Глод задумал что-то недоброе. – И да, к восьми мне нужно будет зайти в штаб, так что, надеюсь, мы к этому времени закончим?

– Хех, ну у тебя и фантазия, – мотнув головой, едва слышно буркнул мой заимодавец.

– Думай, что хочешь. Я не вру, – ответила так же тихо и спросило обычным голосом: – И все же, куда мы идем?

Риан многозначительно усмехнулся, придвигаясь еще ближе. Обнял, наклоняясь к самому уху – все еще старательно отыгрывал парочку. Что ж, так и быть, потерплю ради конспирации. Хорошо хоть, что он не противный и даже вполне симпатичный малый. Темноволосый, высокий. И крепкий, как все парни-оборотники. Опять же, не вызывал отторжения у моей волчьей сущности, с которой частенько приходилось бороться, уж очень моя волчица – привередливая дама. То кудрявый, то носатый, то веснушки не той формы… Если ипостась против, пиши пропало. Кстати, она сама сейчас радостно оживилась, хотя и не так, как при виде Эллэ…

Стоп! Кажется, я слишком погрузилась в себя, успокаивая звериную сущность, и, судя по хищной улыбке, Глод явно все понял. Вечно со мной так! Ментальный щит отлично держу, еще никто ни разу не пробился, зато на лице все написано.

– Увидишь, это сюрприз.

– Ой, нет! Давай-ка без сюрпризов. Лучше объясни толком для начала, что от меня потре…

Все еще обнимающий меня оборотник неожиданно шагнул назад, увлекая следом. Миг – и земля под ногами пропала. Неприятно закружилась голова, вынуждая ухватиться за Глода.

– Специально выбрал теневой на случай, если пришлось бы тебя похищать, – довольно улыбаясь, пояснил Риан, когда ноги снова обрели опору.


Райд Эллэ

Мерцающие мягким зеленоватым светом цифры настенных часов все ближе подползали к девяти вечера – повинуясь магии заключенного в Древо источника жизни, светлячки выстроились в нужном порядке и загорелись ярче. Я поймал себя на том, что не только на них посматриваю, но и постоянно прислушиваюсь, пытаясь разобрать легкие шаги в коридоре. Жду, что вот-вот раздастся робкий стук в дверь.

Похоже, напрасно. Время ползло медленно, но неумолимо, а дерзкой девчонки все не было. А ведь должна была прийти еще час назад! Когда же она соизволит явиться? Неужто посмела проигнорировать мои слова? Мои! Да кто она такая, чтобы так поступать? Я злился, не в силах унять исподволь нарастающее раздражение, и ничего не мог поделать. Мой зверь внутри согласно порыкивал. Хм, с чего бы такая реакция?

Довольно! Хлопнув ладонью по столу, поднялся и прибрал бумаги. Все же управился я намного быстрее, чем думал, и последние полчаса вообще выполнял работу наперед, ожидая нарушительницу. А раз с делами покончено, определенно стоит сходить потренироваться и выпустить пар.

Взгляд упал на конфискованные очки-бабочки, которые с молчаливой усмешкой взирали на меня. Взяв безделушку в руки, принялся внимательно осматривать. Отчего-то вспомнился рассказ Верда о колье, которое напрочь заблокировало способности Льяры во время визита к принцу Файбардскому. И это при том, что лорд Яррант лично проверил украшение прежде, чем позволить дочери надеть его. Теневой маг не заметил мощнейший блокиратор, как оказалось, спрятанный в застежке. Вдруг и здесь кроется что-то подобное?

Хотя глупость, наверное. Кому понадобится вредить простой девчонке, даже не аристократке? Откуда у нее столь состоятельные враги? Что-то не сходится. Но чтобы проверить подозрения, нужен хороший артефактор. Я в этом не спец, но где, как не в академии, собрались лучшие магические умы? Вот завтра и займусь, а сегодня уже поздновато беспокоить людей по пустякам.

И все же не удержался от эксперимента. Вообще-то в назидание за дерзкие взгляды я собирался провести его на Халли, когда та появится, но придется на себе. Воровато глянув на дежурного, отвернулся к окну и напялил дурацкие очки, слишком тесные для меня. Прислушавшись к ощущениям, не почувствовал никакой разницы. Хм… И как же понять, работает или нет?

Поймав отражение нелмана[15] в оконном стекле, подумал: «А у Пелти-то до сих пор ширинка расстегнута! Я ведь хотел сказать, когда в архив уходил, и забыл совсем!»

Нет, я не пытался внушить ему эти мысли, а вел себя так, будто просто размышляю, но взгляд дежурного тут же уперся мне в спину. Рука на мгновение сдвинулась с места, чтобы проверить подслушанное. Убедившись, что на деле все в порядке, Пелти снова недоуменно покосился.

Да ну! Серьезно?! Возликовав, я тут же задумался, что именно так действует. Камни? Оправа? Эмблема модного дома? Да что угодно! Чтобы определить это, моих способностей явно недостаточно. Но кто желает навредить девчонке? А может, наоборот, это она пыталась втюхать «бабочки» той зеленоглазой куколке? Что-то с этой студенткой явно не так. Я снял очки и с невозмутимым видом убрал их в ящик стола, который тут же с чавканьем закрылся. Теперь так просто до артефакта не добраться, доступ только у меня и Вердериона.

Выяснив, что модная вещица ослабляет щит, вышел из штаба, но вместо тренировочного зала ноги сами принесли на Земляничный ярус. Там в холле поймал первую попавшуюся навстречу девушку, спросил:

– Леди, добрый вечер! Вы знаете, где живет студентка Эрпи?

Та отрицательно мотнула головой, но через несколько шагов остановилась.

– Вы же о Халли? Четвертая ветвь, но комнату не скажу. Не знаю.

– Спасибо! – Я искренне улыбнулся и подмигнул, с удовольствием наблюдая, как отражается смущение на лице друидки.

Номера ветви оказалось достаточно. Мой зверь, как выяснилось, прекрасно запомнил запах Халли, даже особенная земляника, которую так старательно выращивают девушки, не оказалась помехой. Я остановился у двери комнаты номер семь. Эмпатия подсказала – внутри двое, но Халли среди них нет. И где же она ходит?

На стук открыла белокурая девушка с кудряшками и оторопело уставилась на меня.

– Райд Эллэ, служба безопасности академии. Добрый вечер, леди, – представился я, хотя вряд ли в этом была необходимость. – Халли Эрпи здесь живет?

– Кхм… Д-да.

Кажется, своим вопросом, а то и самим появлением я прилично ошарашил друидок. Блондинка с тревогой посмотрела на соседку. Брюнетка с длинными прямыми волосами, собранными в модный хвост, была не в пример сдержаннее и старательно скрывала чувства.

– Добрый вечер, лорд Эллэ, – поздоровалась она грудным бархатным голосом. – Чем обязаны визиту?

– Ищу вашу соседку леди Эрпи, но, судя по всему, здесь ее нет.

– Халли не леди, – поправила меня все тем же ровным тоном брюнетка.

– А вы не подскажете, где я могу ее найти?

– Халли-то? – откликнулась блондинка. – Без понятия. Мы не следим за частной жизнью друг друга.

– Разрешите осмотреться? – Мог бы и не спрашивать, но нервировать девушек лишний раз не хотелось.

Студентки переглянулись.

– Да, конечно, милорд, – ответила брюнетка.

Блондинка согласно кивнула.

– Здесь она спит? – указал на одну из кроватей, заправленную казенным темно-зеленым покрывалом.

Вопрос был излишним. На полке над ней совершенно отсутствовали какие-либо безделушки. Только стопка учебников, тетради да детский рисунок в дешевенькой деревянной рамке, на котором изображена семья кошмариков, а снизу старательными каракулями выведено: «Мама, я и Халли». Рядом на тумбочке лежала какая-то работа. В общем, больше ничего такого броского, как очки-бабочки у Халли, скорее всего, нет и не было. В отличие от соседок, у которых кровати застелены дорогими покрывалами, а на стенах красуются семейные портреты кисти лучших художников столицы в резных деревянных рамах.

Что-то удержало от прямых вопросов, да и не стоило будить ненужные подозрения раньше времени, а тем более давать повод для пересудов. Уже одно мое появление не пройдет для Халли даром. Уточнил еще раз на всякий случай:

– Я правильно понял, вы не знаете, куда ушла студентка Эрпи и скоро ли вернется?

– Все верно, милорд, – последовал дружный ответ, и я кивнул.

– Скажите, а не показалось ли вам сегодня ее поведение странным?

Блондинка хмыкнула.

– Не более чем обычно. Это ведь Халли, – с легкой иронией отозвалась светленькая.

– Разве что… – Я стремительно повернулся к темненькой, вынуждая продолжать: – Она оставила реферат на столе.

Сказано было так, словно это исчерпывающее объяснение.

– И? Леди, что в этом странного?

– Мы вынуждены делить территорию совместного проживания, потому стараемся не доставлять неудобств друг другу. Халли прекрасно знает это правило и всегда ему следует. Она бы убрала все на место, если бы собиралась уйти. – Брюнетка указала рукой на тумбочку, а затем нахмурилась. – Теперь мне кажется, что она планировала выйти ненадолго, но по какой-то причине задержалась.

Сказано было весьма проникновенно, даже внутри что-то сжалось. И чего это я так разволновался? Хотя кто бы не волновался? Совсем недавно выяснилось, что человек, который похищал оборотниц с кошачьей ипостасью, каждый день посещал академию и был известнейшей личностью и предметом обожания половины студенток. Что мешает очередному выродку интересоваться, к примеру, волчицами? Лучше проявить бдительность.

Первым делом стоило выяснить, не покидала ли Халли территорию академии. Чтобы связаться с дежурным у портала, мне даже амулет вызова не требовался – вот они, преимущества стаи. Послал ментальный запрос, который восприняли все члены отряда «Волчьи тени», находящиеся поблизости.

«Кто у портала?»

«Керк Баски, милорд!» – тотчас отозвался искомый нелман, в его отклике промелькнуло беспокойство. Вот как? А у Баски-то рыльце в пушку!

«Добрый вечер, Баски! Случилось что?»

«Нет, милорд. Все спокойно»

Не признается. Или у парня свои проблемы, а я тут с подозрениями? В любом случае пока не время ломать щиты властью вожака, выворачивая ему наружу душу. Можно просто спросить, что меня интересует:

«Баски, покидала ли территорию академии некая Халли Эрпи в период с шести часов до настоящего времени? Оборотница, третий курс».

Заминка. Тревога часового усилилась, к ней добавилось чувство вины.

«Простите, милорд. Я не должен был выпускать двоих по одному коду. Но студент Глод сказал, что приготовил своей девушке сюрприз, и, если придется идти за разрешением, это убьет всю романтику. К тому же они опоздают. Я поддался… Вы ведь знаете, я сам недавно сделал предложение…»

«Три наряда вне очереди, Баски! За сентиментальность. Завтра утром на моем столе должен лежать рапорт с объяснениями. Куда они переместились?»

Последовала пауза. Бойцу потребовалось немного времени, чтобы считать координаты перехода.

«Столица, милорд. Портальный комплекс пять-восемнадцать».

«Когда студентка Эрпи вернется, немедленно сообщи мне. Разрешаю использовать ментальный вызов, как в экстренных случаях. Если не вернется – тоже сообщи».

«Да, милорд!»

Ощутив его любопытство и волнение, продиктованные раскаянием и рвением, милостиво разрешил:

«Спрашивай».

«Что-то случилось, милорд? Снова культисты?»

«Пока ничего, только подозрения. Но если случится, нарядами не отделаешься!»

«Я все понял, милорд. Простите».

Закончив разговор с подчиненным, извинился перед девушками за то, что их стеснил, и, распрощавшись, отправился к себе, разглядывая по дороге реферат, который прихватил с тумбочки.

– «Военно-силовое пространство геополитики». Ого!

Интересный выбор темы для девушки. Или это Шваргодд так измывается нынче? В любом случае ей прежде придется за ним зайти. Коварно? О да! Теперь, когда беспокойство оказалось напрасным, а девчонка, как оказалось, попросту спешила на свидание и забыла обо всем, я мог позволить себе немного коварства.


Халли Эрпи

– Мог хотя бы предупредить! – зло оттолкнувшись от Глода, я оперлась на спинку ближайшей скамьи и зажмурилась, борясь с накатывающей волнами дурнотой.

Понимаю выбор Риана, у теневых порталов мгновенная активация – пикнуть не успеешь. Но что он задумал?

Пока приходила в себя, мой спутник терпеливо ждал и даже удостоил участливой улыбки:

– Отпустило?

– Придурок!

Оскорблять его вслух точно не стоило, но я не сдержалась. Глод лишь хмыкнул:

– Вижу, ты уже в норме. Идем.

Он зашагал прочь, и мне осталось только поспешить следом, озираясь на ходу.

Мощенная серыми шлифованными плитами площадь. Окружающие ее каменные дома куда ни глянь. Сколько ни вертела головой, так и не увидела ни единого дерева-дома. От площади лучами расходились улочки, мощенные брусчаткой, которые освещались газовыми фонарями на тонких кованых столбах. Витрины многочисленных лавочек, торгующих сладостями и безделушками, украшали оставшиеся после Нового года гирлянды из магических цветов и огней – город не спешил снимать праздничный наряд.

Кстати, насчет наряда! Обхватила себя руками, подавляя жгучее желание перекинуться. Все-таки кофта на мне слишком тонкая, и я уже порядком замерзла. К слову, встречавшиеся нам мужчины сплошь были одеты в пальто с меховыми воротниками, дамы через одну кутались в меховые же манто, а на каждой второй красовались огромные очки вроде тех, что примеряла Миран.

На противоположном от портального комплекса краю площади собралась толпа зевак. В кругу зрителей танцевала гибкая, смуглокожая и темноволосая девушка, похоже, уроженка Арендолла. Она была одета лишь в полупрозрачные шаровары и коротенькое, украшенное каменьями бюстье, но и виду не подавала, что холодно, улыбаясь и мастерски жонглируя горящими булавами. Рядом глотал зажженные шпаги и дышал пламенем факир. Вот вроде бы никакой магии, а как завораживает!

– Не отставай!

Риан ухватил меня за руку. Его ладонь была такой теплой, что я не стала сопротивляться, только спросила:

– Мы ведь в столице?

– А ты догадливая, – усмехнулся мой спутник.

– Трудно не догадаться, – пробурчала я. Да и где еще столько камня вокруг, что забываешь о существовании Чащи? Вслух же спросила: – Долго нам еще?

– Наслаждайся прогулкой.

– Предпочла бы оказаться в тепле.

К этому моменту у меня уже зуб на зуб не попадал. Глод вдруг резко остановился и посмотрел сверху вниз. Прошипев ругательство под нос, сорвал куртку и закутал меня.

– Почему не оделась теплее?

– Да как-то не планировала отлучаться надолго. Особенно из академии, – шмыгнула я покрасневшим носом. Хорошо хоть не успела в домашнее переодеться. Представляю, каково сейчас было бы разгуливать в любимой желтой пижаме. – Так ты мне скажешь наконец, что у тебя за дело?

– Не волнуйся, ничего сложного.

– Я не волнуюсь.

Вообще-то еще как волнуюсь, но ему знать не стоит.

Риан свернул на одну из улочек, и некоторое время мы двигались по тротуару, а потом перешли на другую сторону и очутились у какого-то кафе. Вычурная вывеска над входом гласила: «Меланж». Большие окна открывали вид на полупустой уютный зал с маленькими столиками и на витрину со сладостями и пирожными в глубине. Против воли потекли слюнки, я раньше в таких местах-то и не бывала, видно, пришла пора исправить упущение. Одно радует: хотя бы не ресторан, а то я в форме для оборота не слишком вписываюсь, впрочем, как и в мужской куртке не по размеру.

Глод отворил передо мной дверь, с полупоклоном пропуская вперед:

– Леди, прошу.

От такого обращения поморщилась, но шагнула внутрь, уж слишком манило благоухающие свежей выпечкой тепло. От запахов ванили и корицы в душе против воли нарастал детский восторг. Впрочем, он вмиг сменился раздражением – скорее всего, я здесь даже захудалое пирожное не смогу себе позволить. Да что там пирожное! Наверняка цены такие, что и на горячий чай не наскребу. Может, у них найдется стакан теплой воды? Эх…

– Нам сюда. – Риан повел меня по проходу вдоль столиков.

Миновав их все, повернул к ряду приватных кабинок, отделенных от прочего пространства некоторым подобием балдахинов. Я насторожилась, но, к счастью, у всех, кроме одной, темно-зеленые, с золотым растительным узором занавеси были раздвинуты и закреплены витыми шнурами.

– Заказано. – Глод кивнул поспешившему навстречу официанту, и тот, приветливо улыбаясь, проводил нас во вторую, соседнюю с той самой – таинственной.

Прислушалась из любопытства.

Внутри определенно кто-то находился, и, судя по всему, один. Но больше ничего я так и не почувствовала, как ни старалась. Что-то было в этом странное. Удивительно, но тот человек словно совсем не шевелился, мне удалось уловить лишь мерное дыхание, но ни стука приборов, ни каких-либо иных звуков даже с моим слухом оборотника расслышать не удалось. К тому же он хранил полнейшее ментальное молчание – даже применив эмпатию, не уловила никакого отголоска. Вот совсем. Хм… Кажется, мне все это не нравится. Хотя, может, кто-то из обслуживающего персонала прилег вздремнуть и уснул беспробудным сном, да и только?

Успокоив себя, прощупала на всякий случай и Риана. Он волновался, и сильно, но мастерски это скрывал. Будь на моем месте кто иной, может, и не заметил бы, но так уж вышло, что оборотников с волчьей ипостасью я чувствую гораздо ярче, чем прочих. Ох, Риан, что же ты задумал?

От всех этих открытий ничуть не полегчало, скорее наоборот. Тем временем принесли меню, но я даже не стала его открывать, не хотелось лишний раз расстраиваться. И без того, чую, предстоит изощренная пытка. Даже не взглянула на коричневую кожаную папку с меню, весьма внушительную, надо сказать, и попросила стакан теплой воды. Официант ничем не выдал удивления, лишь кивнул, улыбнувшись, и покосился на Глода.

Риан хмыкнул и сделал заказ:

– Мне как обычно. Девушке – то же самое, только добавьте травяной чай с малиной и кусок слоеного пирога. Он свежий?

– Как обычно, господин Глод.

Официант удалился, а я постеснялась протестовать, но вполголоса предупредила:

– Боюсь, не могу все это себе позволить. Лучше отмени, пока не поздно.

– Брось, Халли. – Риан облокотился на стол и отыскал мой взгляд, его голос зазвучал как-то особенно: – Ты же голодная, я вижу.

Вот не хотела, а покраснела! Ведь прекрасно поняла, что он имеет в виду. Нет, они с Люсиа сговорились сегодня, что ли?! Впору заподозрить соседку в заговоре.

Вру:

– Я поужинала.

В этот момент предательски заурчало в животе, и Глод снова хмыкнул, продолжая пристально пялиться, а я вдруг задумалась. Как так вышло, что вокруг него не вьются толпами девушки? Вроде же видный парень? Весь из себя такой уверенный. Эдакий плохиш чистой воды. Наверное, характер чересчур мерзкий?

Кажется, я слишком громко думала, или же у меня на лице все отразилось, судя по тому, как расплылся в довольной ухмылке Риан и откинулся на спинку стула, продолжая прожигать взглядом.

Я заерзала.

– Слушай, мне к восьми вообще-то нужно в штаб, – напомнила я, чтобы прервать повисшее неловкое молчание. – Так что, говоришь, у тебя там за дело?

Глод был непреклонен:

– Сначала поедим, потом объясню. На сытый желудок кого угодно уговаривать легче. – Он подмигнул.

– Что ты имеешь в виду?

Официант прервал наш однобокий разговор, и вскоре на столе оказались две порции благоухающего специями мясного рагу, корзиночка хлебцев из разных видов муки, ароматно пахнущий травами чайничек и две белые чашки, гренки с расплавленным сыром и графин с теплой водой. Бесцеремонно схватив один гренок прямо с подноса, Глод смачно захрустел, прикрыв веки.

Невольно засмотрелась, как тянется сыр и как старательно Риан подбирает его губами, не забывая хитро посматривать в мою сторону из-под полуприкрытых век. Что есть сил вцепилась в край стола. И не потому, что он сам себе там надумал, просто очень хотелось есть, а умопомрачительные запахи и вид свежей горячей пищи сводили с ума. Нет, в нашей столовой кормят отлично, хоть и без особых изысков, только вот организм оборотника прожорлив и совершенно не любит пропускать приемы пищи. В общем, желудок требовал немедленно приступить к трапезе, а внутренняя волчица вторила ему, то и дело облизываясь. Я едва удержалась, чтобы не зажмуриться, – немного закружилась голова. Нарочито неспешно налила в чашку воды из графина.

– Эрпи! – раздраженно рыкнул Глод. – Не майся дурью, ешь!

На нас обернулись гости, и я попросила тихо, почти шепотом:

– Риан, – так мне с тобой не расплатиться. Хотела спросить… Можно я верну долг завтра? То дело, о котором говорила… Все сорвалось, но утром мне обещали деньги.

Бесы! Что за лепет?! Аж самой противно. К горлу подкатил ком, почему-то неудержимо захотелось плакать. Так, Халли, кажется, у нас очередной кризис? Слишком много всего навалилось, да еще и женские дни на подходе…

Глод резко вскочил, едва не ударив ладонями по столу, но остановился в последний момент, а затем, невзирая на любопытные взгляды официантов и гостей, развязывая, дернул один за другим шнуры, и плотные занавеси скрыли нас от посторонних. Я стянула куртку и повесила на спинку стула – отчего-то стало нехорошо, словно не хватало воздуха. Риан обернулся и вдруг заговорил совсем иным тоном, мягким и успокаивающим:

– Халли, пожалуйста, поешь.

О нет! Зачем это он? Вдох-выдох, дышать ровней. Только не реви! Чтобы отвлечь его и усыпить бдительность, протянула руку к гренку, но в последний момент взяла папку с меню. Должна же я прежде взглянуть на цены? Оказывается, зря беспокоилась. Вполне по карману ужин, но только если не стану есть пирог. Я с облегчением вздохнула и взялась за ложку.

– Так-то лучше. – Риан тоже сел. – Не переживай, я угощаю.

Я повела плечом и взялась за ложку, так и не определившись до конца, чего все это будет мне стоить, но, попробовав рагу, оказалась не в силах оторваться. Глод с виду расслабился, наблюдая, как ем, хотя меня это не обмануло. Внешнее спокойствие, нарушал лихорадочный блеск желтоватых, похожих на волчьи глаз.

– И о долге тоже забудь, – хрипловато выдал вдруг он.

Вот тут я и поперхнулась, да так, что глаза на лоб полезли. Сграбастав со стола сразу несколько салфеток, попыталась заглушить кашель и не задохнуться. Оказавшись рядом, Глод участливо похлопал по спине и подал воды, которую я налила чуть ранее. Когда снова смогла свободно дышать и утерла навернувшиеся на глаза слезы, обнаружила, что Риан сидит передо мной на корточках и глядит снизу вверх.

– Халли, давай встречаться? – неожиданно предложил он и ловко поймал выпавшую из моих дрогнувших пальцев чашку.

Глава 4

Нет, он точно меня добить решил! Я разве что старалась не хватать ртом воздух, надеясь, что внешне остаюсь невозмутимой.

– То есть ты предлагаешь стать твоей девушкой? Или… – многозначительно приподняла брови.

– Никаких «или», Халли! Я серьезен как никогда. Я свободен, да и ты тоже ни с кем не встречаешься, насколько мне известно.

Не думала, что растеряюсь, когда что-то подобное случится, но вот ведь, растерялась! Даже сказать нечего.

– Можешь не отвечать прямо сейчас. – Глод заиграл желваками, поднялся на ноги. Теперь пришлось смотреть на него снизу вверх. – У тебя есть время подумать. Скажем, пока длится этот ужин.

Я кивнула и с тоской глянула на пирог, но вместо него взяла и откусила гренок, пока не остыл.

Жевала не спеша, размышляя, может ли быть такое, что он это взаправду. Мне раньше никто не предлагал встречаться, и я как-то привыкла, что одни меня или совсем не замечают, или смотрят свысока, как на выскочку, недоразумение, по ошибке наделенное даром. А другие относятся как к «своему парню» или к деловому партнеру. Если честно, мне и самой как-то не до отношений. Учеба, забота о братишке и извечные подработки отнимают все время, помечтать порой и то некогда. Это началось с поступления в академию и продолжается вот уже третий год. Только сейчас я вдруг осознала, что вымоталась и на пределе. Снова захотелось плакать. Да что же это такое?!

Отложила недоеденный гренок.

– Риан, мне нужно в уборную.

– Отсюда налево и по проходу до самого конца.

– Ага, спасибо.

Выскользнуть наружу не успела – он схватил за руку и потянул, разворачивая к себе. Я встретила хмурый взгляд из-под насупленных темных бровей, а затем Риан невесомо коснулся моих губ своими и тут же выпустил, но прежде обрушил на меня такую бурю эмоций, что я едва не оглохла и даже зажмурилась. Интересно, это он нарочно или попросту не сдержался?

– Иди, Халли. И я тут подумал: лучше не спеши, – последнее было сказано совсем тихо и грустно.

Я кивнула, не понимая, это он дал мне больше времени на раздумья или просит задержаться в уборной подольше, но сердце заколотилось быстро-быстро и как-то совсем уж панически. Стараясь не бежать, прошла к двери с силуэтом леди в шляпе. Внутри, на мое счастье, никого не было, и я позволила себе всласть постучать зубами – из-за разыгравшихся нервов одолел дурацкий озноб, уж слишком неожиданным оказался для меня этот ментальный посыл, да и само признание, что уловила в мешанине эмоций, – тоже. И все же что именно Глод имел в виду, когда просил не торопиться? Решив, что последую совету в обоих случаях, долго умывалась теплой водой, рассматривая себя в зеркало. Огромные, перепуганно-удивленные глаза казались вдвое больше, чем есть на самом деле. Великая Мать! И что я ему скажу? Ведь и правда не готова дать ответ, слишком все смущает. Бесы! Я и не думала ни о каких отношениях!

Прошло много времени, прежде чем решилась вернуться, но, когда до нашего столика осталось несколько шагов, вдруг осознала, что что-то не так.

За закрытой портьерой теперь скрывались двое, а вот первая кабинка опустела. И как это понимать? Может, поэтому Риан просил не спешить? Снова прощупала кабинку, на этот раз – тщательнее, и меня затопил безотчетный страх. Один, без сомнений, – мой новоявленный ухажер, а вот второй…

Та самая нагоняющая жуть тишина и дыхание. Инстинкты настойчиво потребовали удалиться как можно скорее. Я даже попятилась и, развернувшись, едва не сбила официанта с подносом.

– Простите!

Зашагала к двери и, выскочив наружу, взглянула сквозь витрину на часы, стрелки которых показывали без четверти восемь. Может, еще успею вернуться и заглянуть-таки в штаб?

На мостовую, медленно кружась, опускались снежинки, температура сильно упала, и холод мгновенно пробрал до костей, заставив сорваться с места. Ничего, сейчас быстренько прыгну в портал и окажусь в академии, а Глод… С Глодом разберусь завтра. А об отношениях вообще лучше думается в теплой постельке с чашечкой какао.

На подходе к площади поняла: там что-то происходит. Теперь здесь было намного темнее – большая часть фонарей и свет в окнах погасли. Дома там, где устраивали представление факиры, зияли выбитыми стеклами, а на земле лежали тела разодетых зевак. Никаких сомнений в том, что это именно тела, у меня даже не возникло. Вряд ли гуляющие просто так разлеглись на заледеневших камнях, чтобы передохнуть. Вокруг трупов суетились многочисленные безопасники в черных мундирах, а в воздухе висел густой запах дыма, крови и смерти, на мучительный миг возвративший меня в тот самый день, когда в академии творились бесчинства.

Забыв о холоде, прислонилась к стене, чтобы не упасть, – голова закружилась, вынуждая зажмуриться. Когда открыла глаза, мир перестал кружиться, а я увидела, как один из служителей закона повернулся и посмотрел прямо в мою сторону.

Ну нет! Мне только еще не хватает оказаться на допросе. Пока разберутся, что к чему, столько времени пройдет, да и потом проблем не оберешься. Здравая мысль привела меня в чувство – надо уходить подальше. Бочком-бочком вдоль стены прошла несколько шагов, прежде чем развернуться и побежать в обратном направлении.

Не доходя до кафе «Меланж», инстинктивно свернула в боковой переулок и, остановившись, осмотрелась. Может, поступаю глупо и стоит просто найти Глода? Пусть он и возвращает меня туда, откуда взял. Почти решившись, выглянула из переулка и увидела, как из кафе выходит Риан вместе с неизвестным мне мужчиной. Интересно, это тот же самый таинственный незнакомец, что караулил в кабинке? То, что там поджидали именно нас, я уже не сомневалась.

Подозрительный тип встал так, что я видела его только со спины. Высокий, даже чуть выше Риана, хорошо одет – светлое пальто с бобровым воротником, шляпа и трость, которой он нервно поигрывал. Сам Риан показался подавленным, собеседник что-то ему выговаривал вполголоса, но что именно, слышно не было. Когда набалдашник трости уперся оборотнику в подбородок, я тихо ахнула. Честно, ожидала, что Риан сейчас вырвет ее из рук и сломает франту об голову, но Глод лишь сжал кулаки и, стиснув зубы, неловко кивнул. Что, бесы их побери, происходит?!

В конце улицы тем временем показалась тройка безопасников. Похоже, прочесывали окрестности. Я юркнула обратно под сень дома. От этих так просто не отделаешься, а надо ли говорить, что лишние проблемы мне ни к чему? И вообще, я слишком замерзла! Плюнув на то, что оборот в городе без особого разрешения запрещен, перекинулась в волчью ипостась. Побежала, стараясь держаться в тени и ментально прощупывая окрестности, чтобы избежать нежелательных встреч.

Через квартал снова выбралась на ту самую улочку, но Глода и его странного знакомца там уже не было, жаль, не успела заметить, куда они подевались. Столицу я не знала совсем, потому немудрено было без провожатого заблудиться.

Проплутав час или больше по похожим один на другой переулкам, хвала богине, наткнулась на другой портальный комплекс. Кажется, здесь все было в порядке, но я еще некоторое время понаблюдала, притаившись за углом. Редкие в такой час прохожие хоть и спешили, выглядели вполне обычно. Мимо проехало два экипажа, потом из портала появилась семейная пара с ребенком, подошли трое мужчин, по виду – работяги. Оплатив положенный тариф в автомате, они получили коды доступа и растворились в зеленой дымке. Похоже, и те и другие направлялись по домам.

Я наконец решилась. Вернув человеческое обличье, тут же обхватила себя руками. Хорошо еще, что на мне хотя бы спецформа надета, правда, разгуливать в одной майке и штанах на морозе более чем подозрительно, но деваться-то некуда. Эх, жалко кофточку, при обороте она не сохранилась, конечно. Теперь предстоят лишние траты, а ведь она была совсем новая. Я побежала к автомату, на ходу выгребая мелочь из кармана. В щель приемника одна за другой упали семь серебряных крон – деньги, которыми планировала расплатиться за рагу и гренки. Ладно, потом все долги разом Глоду отдам. Ладонь зависла над панелью для получения кода, и тут осенило: в такое время я уже не попаду в академию без специального разрешения, придется ждать до утра.

Во всей красе предстала перспектива скрываться в промозглом каменном городе, рискуя попасться безопасникам за нарушение правил посещения столицы. Хотя это еще ничего, тут случаются вещи и пострашнее – вспомнились погибшие на площади. Интересно, это все и правда проклятые культисты? Кто еще способен на подобное зверство? Проповедники Кровавой Луны как с ума посходили, в газетах то и дело проскальзывают статьи об очередном аресте, но им неймется. Меня передернуло, и на этот раз – вовсе не от холода. Ведь и мы с Рианом могли оказаться среди тех погибших…

Стало совсем не по себе, и я осмотрелась по сторонам. К портальному комплексу не спеша приближались двое мужчин, следовало поторопиться с решением. Приложив руку к панели, указала мысленно: «Сатор-Ано», и перед внутренним взором тотчас возник незамысловатый узор, сплетенный из голубых линий.

Родной город встретил тишиной и морозом. Сугробы вокруг портального комплекса были тщательно расчищены. Расходясь лучами в разные стороны, от него вели тропинки, вдоль которых тянулись аккуратные ряды кустов, после каменных лабиринтов вызвавшие приступ нежности. С неба светил молодой месяц, окруженный россыпью созвездий. В другой раз я бы остановилась, чтобы насладиться умиротворением маленького городка, но сейчас слишком замерзла.

Как только нога ступила на хрустящий свежевыпавший снежок, обернулась. Дома можно свободно бегать в обличье волка, тем более что в Сатор-Ано не так уж много магов.

Звериная ипостась не помогла унять дрожь. Наверняка заболею, и весь поток будет надо мной смеяться, и даже преподы. Особенно магистр Шваргодд, к которому завтра попаду на первую пару. При таком количестве врачевателей на единицу площади подхватить простуду считается попросту неприличным, уж лучше что-нибудь сломать.

Светлой молнией пронеслась по прямой как стрела главной улице – здесь росли дома-деревья самых уважаемых жителей, включая мэра. Дом отчима расположился на окраине третьего круга – ближайшего к периметру, и этим все сказано. Когда-нибудь я выращу свой – там, на главной, и мы с братиком переедем. И, может, даже получится уговорить бабушку перебраться жить к нам – это наша с Дорианом мечта. Хотя больше – мечта Дори, ведь братишка еще слишком маленький и не понимает, что, уехав учиться в столицу, вряд ли захочет вернуться в захолустье вроде Сатор-Ано, но я все равно ее исполню.

Дверь дома оказалась незапертой и даже слегка приоткрытой. Это несмотря на то что ночь и зима! Так недолго и дом загубить! О чем Пэрри только думает?! Наверное, снова нажрался. Волна негодования и злости подняла шерсть на загривке, вызывая жгучее желание припугнуть отчима.

Не вышло хотя бы потому, что нерадивый хозяин дома действительно был мертвецки пьян и крепко спал прямо на полу, на самом сквозняке. Ближайшие к двери грибы-светильники почернели и поникли, погрузив прихожую в полумрак. Одно хорошо – сивушные пары повыветрились, хотя смрад немытого тела и перегара все равно безжалостно ударил в ноздри. Я приняла человеческий облик – так вонища уже не казалась столь ядреной – и прикрыла дверь плотней – нельзя и дальше выпускать теплый воздух.

– Чтоб тебя бесы в Чащу утащили, урод! – и без жалости пнула Пэрри по голени.

С лестницы донесся тихий голос:

– Халли, это ты?

– Нет. Это большой и страшный серый волк, который тебя съест!

Я бросилась наверх, а братишка с заливистым смехом пустился прочь.

– Не серый, а белый! Совсем нестрашный! И вообще маленький! – выдал он сквозь смех.

Со мной ему было не тягаться, и я настигла жертву в три прыжка, забросила на плечо, покружилась, наслаждаясь радостным визгом, и, смачно чмокнув в кончик носа, поставила на пол.

– Фу! Халли, не делай так! – Он с наигранным отвращением тер нос и морщился. – Я уже большой для такого.

Дориан так старался казаться взрослым, что, не выдержав, я снова его обняла. Мгновенно позабыв о «таком», брат вцепился в меня ручонками.

– Я так рад, что ты пришла.

– Я тоже, милый. Что-то случилось?

Подняв братишку на руки, понесла в его комнату. К счастью, здесь было намного теплей, кажется, он догадался запереться.

– Приходил дядя, говорил с отцом, а потом поднялся наверх.

Отчего-то безотчетный страх пополз по спине гадким слизнем намного раньше, чем я успела выяснить, что же за гость к нам приходил.

– Что за дядя, Дори? Он тебя не обидел? – Я постаралась, чтобы мой голос звучал как можно спокойнее.

– Нет, что ты! Дядя добрый, подарил мне карандаши, вот. – Дориан вскочил с постели и продемонстрировал коробку самых обычных карандашей, купленных в нашей же канцелярской лавке, а на столе уже красовались новые рисунки, которые мне тут же и продемонстрировали: – Халли, это ты!

Взяла лист. Нарисованные волки хором пели свою волчью песню. Диск луны, заснеженные елки, сугробы. А что? Вполне прилично для его возраста. У братишки определенно талант.

– Это, наверное, ты. – Я указала на волка поменьше. – А это – я?

– Нет! – Дориан рассмеялся. – Халли, глупая! Разве не знаешь, что я не лла’эно и у меня нет второй ипостаси?

– Эй, кто тебе такое сказал? – шутливо ткнула брата в бок, с грустью понимая: ребенок расстался с еще одной несбыточной мечтой.

Дориан же с серьезной миной принялся рассказывать:

– Этот второй волк – твой жених. Он будет защищать и помогать тебе, когда трудно. Вы поженитесь, и ты уедешь от нас…

– Кхм! – Я удивленно уставилась на мальчишку, который взрослел прямо на глазах. – Чего это ты навыдумывал?

– Это не я. Так все говорят. Даже тот дядя, что приходил к папе.

– Дори, о каком дяде ты все время говоришь? Знаешь, как его зовут?

– Мне кажется, он маг, но я его раньше не встречал. Он не из Сатор-Ано, тут я всех знаю.

По спине снова пробежал холодок недоброго предчувствия.

– Дори, ты, случаем, не знаешь, о чем они с отцом говорили? Как выглядел тот дядя?

Дориан наморщил лоб, а затем помотал головой.

– Нет, я сразу ушел в свою комнату… Совсем ничего не помню.

Это было странно. От скуки Дори совал нос куда ни попадя и обладал замечательной памятью, несмотря на возраст. Потому всегда мог многое порассказать.

– Сильно испугался?

– Вовсе нет! – Он возмущенно вскинулся. – Я не трус!

– Нет, конечно! Просто ты – любопытный нос, я надеялась, что ты все подслушал.

– Подслушивать некрасиво!

– Угу.

Я поняла, что ничего не добьюсь. Да и Дориан явно беспокоился, потому сменила тему, чтобы не волновать мелкого еще больше.

– Ты ел? – Братишка отрицательно мотнул головой. – Понятно. Идем.

Лицо Дори просветлело, он ухватил мою руку и прижался щекой. В душе как-то защемило от этого проявления нежности. Сглотнув комок, потрепала его по каштановым, как у отчима, волосам.

– Халли, ты холодная. Почему в одной майке гуляешь? Зима же!

– Зима, мелкий, – согласно кивнула я. – Так вышло.

Я определенно заболевала, в горле нещадно першило. Мы вместе заглянули в мою комнату и, порывшись в шкафу, я выудила старую растянутую кофту, которую связала мама. Закутавшись, почувствовала себя немного лучше. Теперь следовало проверить состояние дома-дерева. Подойдя к центральному стержню, вокруг которого формировалось все жилое пространство, приложила руку и закрыла глаза. Сначала ничего не происходило, но вскоре дерево откликнулось. Слабо. Едва слышно. Оно и правда недомогало уже некоторое время, а халатность отчима, похоже, оказалось критичной.

Устало закрыла лицо руками, пытаясь всеми силами отринуть давящее чувство безысходности. Сейчас не время для слабости.

– Что-то случилось? – Братик выглядел обеспокоенным, большие карие глаза на бледном худеньком личике распахнулись еще шире, и мне показалось, что вижу себя маленькую, только с другим цветом волос.

Взяв кое-что от своего отца, Дориан унаследовал и наши с мамой черты. Я улыбнулась:

– Нет, мелкий, все хорошо.

Собравшись с силами, снова приложила руку и сконцентрировалась. Не жалея, щедро влила в дерево силу, сколько могла себе позволить. Тут же одолела жуткая слабость. Один плюс – мы, оборотники, народ крепкий и считаемся лучшими донорами энергии жизни. Я не исключение – эдакий автономный маленький источник.

Уменьшенное схематичное изображение дома, появившееся перед внутренним взором, вспыхнуло изумрудным цветом, стоило лишь коснуться стержня. По свечению было видно, как энергия перераспределяется, – большую часть я направила в поврежденные участки корней и ствола, на ветки тратиться не стала, пускай хоть отвалятся, летом заново отрастут, сейчас не до этого. Эх, сюда бы природника хорошего… Жаль, наш мэтр Дугас слишком стар, его сил и раньше-то едва хватало на поддержку периметра в работоспособном состоянии, а теперь и вовсе беда. Пока город ждет замену, приходится вызывать специалиста со стороны.

– Вот так.

Открыв глаза, улыбнулась братишке и медленно сползла по стене на пол.

– Сестренка, тебе плохо? – встревожился Дори.

– Ну что ты! Просто я много тренировалась, и ножки устали. У нас там, в академии, знаешь как гоняют? Даже парни на дорожке валятся от усталости!

– Так прямо и валятся? – недоверчиво прищурился братишка.

– Валятся, – авторитетно кивнула я.

– А ты – нет?

– А мне стыдно. Я их перепрыгиваю и дальше бегу. – Дори смотрел скептически, подозревая, что над ним подшучивают. – Эх, нет времени рассиживаться, скоро полночь. – Собрав остатки сил, поднялась, подавив новый приступ озноба – верный признак магического истощения. – Идем на кухню.

Внизу по-прежнему воняло, а Пэрри счастливо посапывал на полу. Отметив, как обиженно покосился на отца Дориан, быстрее увела оттуда мальчишку. Прикрыв дверь на маленькую кухоньку, достала из шкафчика какао, насыпала в две чашки, налила молоко и сунула в разогревалку. К счастью, та работала. Я устало опустилась на стул. Сейчас перекусим – и спать, завтра спозаранку в академию.

Немного подумав, вскипятила чайник. В шкафчике наверху нашлись целебные травы, которые сама собирала еще летом. Заварила ромашку и зверобой, а Дориан извлек из холодильного шкафа молоко и яйца.

– Халли, давай сделаем омлет?

– Конечно. Отличная идея!

Спустя пятнадцать минут мы уплетали незамысловатый, но очень вкусный ужин, запивая какао и весело болтая. После еды и сил поприбавилось. Перед тем как лечь, даже сподобилась навести порядок внизу. Пока я, кряхтя от натуги, затащила так и не проснувшегося отчима на диван и накрыла пледом, Дориан смел на совок остатки старых грибов-светильников и притащил ветошь, чтобы вытереть растаявший снег у порога.

– Ничего, мелкий, когда-нибудь наш домик будет убирать сам себя, прямо как академия. – Я ободряюще подмигнула ему. – А пока нам никак нельзя лениться.

Вырубилась, читая брату сказку, сквозь сон почувствовала, как он натягивает на меня одеяло и пристраивается рядом.

Глаза открыла от какого-то внутреннего толчка. Опоздала!

Стрелки на часах со сказочными персонажами показывали ровно семь. За заботами вчера совсем забыла про будильник и проснулась на час позже, чем надо. Осторожно высвободив руку из-под взлохмаченной головы Дориана, вышла и на цыпочках бросилась в свою комнату. Хорошо бы еще душ принять, но некогда.

Выбрав в шкафу кофту поприличнее, надела поверх еще и старенькую куртку – новая-то в общежитии осталась. Подумала и натянула шапку – горло вконец разболелось, несмотря на лечебный отвар, но сил справиться с простудой самостоятельно не было – слишком потратилась вчера на восстановление дома. Ладно, мне бы только первую пару как-нибудь продержаться, а там Миран вылечит или еще кто-нибудь.

Злясь на себя, сбежала по лестнице. А ведь еще к бабушке нужно заглянуть, спросить, почему не забрала Дори, раз Пэрри снова в запое, и заодно взять из своей копилки несколько золотых крон – нужно обязательно вернуть долг, что бы там Риан ни говорил. Риан… Бесы! Ладно, про Глода пока даже думать не хочу. Первоочередная задача – попасть в академию, через полчаса начнутся занятия, я не могу опоздать к Шваркни.

Забежав на кухню, черканула Дори записку и прилепила на дверцу холодильного шкафа. Отчим по-прежнему спал, только позу сменил. Почти дошла до входной двери, когда что-то привлекло внимание. У дивана на полу лежали целых пять золотых крон – похоже, выпали у Пэрри. Теперь понятно, почему отчим снова запил. Но откуда у него золото? Без зазрения совести подняла монеты и опустила себе в карман, все равно ему нельзя доверять такое состояние, а мне теперь не придется идти к бабушке, может, даже не опоздаю на пары.

Первые трудности этого дня начались у порталов. На мой стандартный код доступа пришел отказ.

И что теперь делать?

Я лишь хлопала глазами, чувствуя, как неумолимо утекает сквозь пальцы время, отдавая во рту кислым привкусом многочисленных пересдач. Глубокий вдох помог собраться, что-то я рано расклеилась. Наверное, всему виной – плохое самочувствие. Или с кодом намудрила спросонья… Решила попробовать вновь – вдруг все же не придется топать в ратушу и связываться с деканатом академии.

Со второй попытки я все же превратилась в ничто, чтобы через несколько долгих мгновений собраться воедино на едва ощутимо вибрирующей портальной площадке среди окаменевших стволов секвой. Не успела погаснуть растительная вязь под ногами, как я что есть мочи рванула в сторону Древа, на ходу срывая с головы дурацкую шапку.

Часы в фойе издевательски подсказывали: на то, чтобы добраться до пятого этажа, переодеться и успеть в аудиторию на третьем, у меня осталось всего шесть минут. Немного, но и не так уж мало. Прямо вызов! Поднажала, невзирая на возмущенные возгласы.

– Эй, Халли…

– Не сейчас! – махнула одногруппнице, которая, кажется, что-то собиралась спросить.

Перепрыгивая через две, а то и через три ступеньки, понеслась наверх в свою комнату. Забрать реферат, учебники и надеть форму академии. Магистр Шваргодд – теневик, и в оборотнической форме на порог не пустит, а так есть еще шанс, что только пожурит за опоздание. Поднырнула под руку оторопевшего Буилто, не осознав толком, хочет он меня остановить или просто жестикулирует во время разговора. Обогнула несколько студентов и врезалась-таки в спешащую на занятия девушку.

– Прости! – на ходу подобрала оброненную ею тетрадь и, сунув в руки, продолжила путь.

Вот и Земляничный! Звонок застал, когда повернула в свою ветвь. Не останавливаясь, приложила ладонь к двери комнаты и раньше, чем та за мной затворилась, принялась срывать с себя одежду. Куртка, кофта, майка. Сумку еще вчера собрала. Отлично! Осталось только положить реферат. Выпрыгнула из штанов, стянула носки. Хорошо белье чистое еще дома надела – все лишние секунды времени сэкономила.

Пока ругаясь застегивала пуговички на блузке и натягивала чулки, лихорадочным взглядом ощупывала комнату.

– Где?! О Великая Мать!

Я же оставила работу на столе. Наверное, Миран спрятала в отместку, у нее прямо пунктик по поводу порядка в комнате. Мой карандаш обнаружился на полу около тумбочки, но самого реферата так нигде и не было.

– Бесы!

Проверив все возможные места, махнула рукой и, закинув в карман пиджака две золотых кроны, припрятала остальные в запирающийся шкаф, прежде чем бежать на пару.

Почти повезло, магистр Шваргодд шел по коридору впереди, и я могла бы легко его обогнать, вот только вряд ли он оценит такой поступок, потому к аудитории подошли вместе. Прежде чем открыть дверь, теневик обернулся.

– Доброе утро, магистр Шваргодд! – бодро поздоровалась я и постаралась радостно улыбнуться, изобразив рвение, хотя хотелось лечь и помереть.

Препод не ответил, лишь подозрительно сузил глаза, но, когда взгляд остановился на моей юбке, распахнул дверь и приглашающим жестом предложил войти в аудиторию. Я тотчас поспешила к своему месту, радуясь везению.

– Эрпи! – Окрик пригвоздил к полу. Скрыла тяжкий вздох. Бесы, ну что ему надо? – Не желаете извиниться за опоздание? – звучало вкрадчиво и многообещающе.

Студенты замерли в предвкушении развлечения, на геополитике собрались все третьекурсники. Не только друиды, но и теневеки, и сияющие, так что если опозоришься, то сразу по самые уши.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Сноски

1

Магия мира делится на три вида: магия жизни, теней и света. Маги света (или световики) зовутся в народе сияющими за белый цвет волос и светлый облик. По сути магия света – это техномагия, и все устройства, бытовые артефакты и т. п. – дело рук сияющих. – Здесь и далее примеч. авт.

2

Маг-перевертыш, владеющий магией жизни.

3

Общее название дикой территории. Больше чем просто лес, скорее, опасное и полувраждебное живое существо.

4

Маг теней.

5

Норанг – это родовое имя. Вердерион – признанный бастард. Был в опале и звался Верд Аллакири, но в итоге примирился с отцом и получил права наследования в порядке очередности.

6

События, когда фанатики с помощью предателей совершили нападение на Академию Великой Матери, описаны в книге «Невеста принца и волшебные бабочки».

7

Древо Академии Великой Матери – гигантское дерево-реликт, в котором располагаются учебная, жилая и прочие части. Расходится на три ствола на уровне пятого яруса.

8

Прайман – звание высшего командного состава армии империи Эрессолд, а также лицо, носящее это звание.

9

Культисты – служители культа Кровавой Луны. Маги крови, которые совершают зверские нападения и стремятся прибрать к рукам магические источники.

10

Форма студентов-оборотников. Пошита из специальной ткани, которая не рвется и остается невредимой при переходе в звериную ипостась и обратно. Студенты, стремясь выделиться среди прочих, частенько носят эту форму постоянно, а не только на определенные занятия, где требуется перекидываться в звериную ипостась.

11

Отряд «Волчьи тени» – элитное подразделение, сформированное Вердерионом Аллакири. Состоит исключительно из оборотников с волчьей ипостасью. Известен большим количеством успешно проведенных операций, в том числе и против культистов Кровавой Луны. В народе отряд зовут «Тени Верда» или просто «Тени».

12

Лла’эно – маги.

13

Ханимус Каррэ – бывший ректор Академии Великой Матери. Во время событий романа «Любимая воина и источник силы» слился с источником энергии жизни в Древе академии, но не потерял себя. Не может полноценно управлять академией, но принимает в этом посильное участие.

14

Карэш – дурманящее наркотическое вещество, запрещенное на территории империи Эрессолд. Получается из растения с аналогичным названием.

15

Нелман – воинское звание, следующее после рядового.