книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Наталия Гапанович

Попала, или Форс-мажор!

Глава 1

– Лейра, буду предельно откровенен: только из уважения к вашей матери я еще не отчислил вас, – буравя меня взглядом, произнёс седой декан.

Вот почему я не отказалась от этой затеи ещё три года назад?! До сих пор в голове звучат мамины слова: «Все женщины в нашей родне – преподаватели, поступай в педагогический, продолжишь нашу семейную традицию». Ей авторитетно поддакивали бабушка и моя старшая сестра. А я, пряча за спиной буклет театрального училища, не знала, как им отказать.

И вот я здесь, в кабинете декана, в который раз выслушиваю нотации.

– Даю вам последний шанс пересдать зачёт. В противном случае будем говорить о вашем отчислении из университета.

Честно потупила взгляд, уставившись в пол, демонстративно изображала сожаление, чтобы не выкинули из универа прямо сейчас.

Какого чёрта я поступала на педагогику?! Не моё это.

Может, я не унаследовала педагогический ген? Хм-м… интересно, такой вообще существует? Если его ещё не открыли, то совсем не значит, что такого нет.

И вообще я как будто не на своём месте. Мне здесь неинтересно. Вот не моё это, и всё.

– Неужели нельзя подготовиться к экзамену с первого раза и не тратить ни моё время, ни время других преподавателей? – не на шутку декан разошёлся, пронизывая меня взглядом.

Может, и можно, но ведь всегда есть «но». Как только мне надо готовиться к зачёту, что-нибудь обязательно случается. Меня просто преследуют непредвиденные обстоятельства, как страховые компании красиво пишут, «force majeure», а они от этого не страхуют. Что уж говорить обо мне, бедной студентке? Жаль, не могу этим оправдаться, он ведь не поймёт. А когда честные студенты готовятся к экзамену? Правильно – в ночь перед экзаменом! Не могу же я взять и изменить этой традиции? Только как объяснить декану, что, когда я собиралась готовиться к зачёту, меня настиг форс-мажор?

Пока декан вовсю распинался, я стояла с опущенными глазами и думала о своём. Устав орать (или поняв, насколько это безнадёжно), он махнул рукой и указал на дверь.

Ну наконец-то!

Выходя из кабинета, изображала полное раскаяние – за всё время учёбы я лучше всего понаторела именно в этом. Надо было поступать на актёрский факультет.

Что ж не везёт-то так, а?

На прошлой неделе села готовиться к зачёту – звонит моя лучшая подруга и просит вместе с ней подъехать в домик у леса, где на следующие выходные планируется вечеринка. Посмотрев на стопку ничуть не вдохновлявших книг, начала торговаться со своей совестью, убеждая её в том, что можно хорошо провести время с Радой, а вернувшись, честно присесть за книги.

Кто ж мог предположить, что по пути сломается машина?!

Мы, две девушки, как полагается, открыли капот и смотрим. На что там смотреть? Много пыльных проводков. Двумя пальцами, осторожно, чтобы не испачкаться, подёргали за них, и на этом наши знания механики закончились. Аварийка не спешила на помощь попавшим в беду девушкам. Так и простояли до ночи на обочине.

Вернулась домой поздно. Замёрзшая, голодная и злая. Ну, какая после этого может быть учёба? А ведь не объяснишь, что случились непредвиденные обстоятельства, то есть форс-мажор. Если бы страховые компании от этого страховали, я бы точно разбогатела.

Вот так раз за разом заваливаю экзамены.

Может, бросить всё? Сколько можно мучиться самой и мучить других? Вот только как всё объяснить маме?

Если сообщу ей, что бросаю универ – она во мне разочаруется, а если меня отчислят – это ещё хуже.

Выбор не ахти: плохо или совсем плохо. А хуже всего будет, когда об этом узнает моя сестра. Она уж своего едкого слова не упустит.

Ну почему я не могу быть такой, как она? Ответственная, педантичная, никогда не подводящая – такая идеальная, что аж тошно.

* * *

Возвращаясь из универа в расстроенных чувствах, пыталась вспомнить, что мама просила купить по дороге домой. Мало того, что настроение никакое, так ещё ветер пронзает до костей. Быстренько перебежала через дорогу, не доходя до светофора, и поспешила к магазину, лишь бы скорее спрятаться от ветра. В витрине отразились идущие прохожие и лохматая девушка, заворачивающая кофейного цвета шарф вокруг голой шеи. Рассматривая себя в отражении, провела пальцами по каштановым волосам, пытаясь их хоть как-то уложить. Модное пальто горчичного цвета с большими шоколадными пуговицами, на плече стильная сумка. Выгляжу хорошо, ну хоть в чём-то я лучше сестры, у меня есть вкус!

Похвалила себя и зашла в магазин.

С трудом уложенные волосы тотчас спутали обогреватели, дующие с двух сторон у входа. Вот чёрт!

Ладно, проехали!

Что там мама просила купить? Иду между стеллажей с продуктами, не обращая на них внимания. Кажется, только молоко и батон. Направляюсь в молочный отдел, беру молоко, и тут зазвонил мой телефон.

Одной рукой открываю сумку, пытаюсь нащупать телефон. Его, как назло, нет в кармашке, на ощупь лезу в другой отдел. Нет его и там. Ощупала всю сумку – ну нет его. Но ведь где-то есть, ведь всё ещё звонит. Нервы на пределе. Кладу молоко обратно, сажусь на колени, вытряхиваю всё из сумки, и вуаля – вот он, родной. Провела пальцем по экрану.

– Алло, привет, – здороваюсь с Радой. Мы с ней не разлей вода со школьной скамьи. Как познакомились, так до сих пор вместе.

– Привет, я по важному делу. У тебя есть планы на эти выходные?

– О да! Я, конечно же, не сдала зачёт, так что выходные посвящу ему любимому, – призналась честно, не боясь осуждения. Рада и так обо мне всё знает – как хорошее, так и плохое.

– А позже никак?

– Это вряд ли, – ответила с глубоким выдохом, – декан рвёт и мечет. А что?

– Тут такое дело: я уже купила билеты в Рим. Понимаешь, они были такие дешёвые, а мы так давно планировали… – пытается оправдаться Рада. – Завтра рано утром вылетаем, во вторник вернёмся. Когда у тебя зачёт?

– В среду, – буркнула в ответ.

Что ж такое делается-то, а? Ведь честно настроилась подготовиться к зачёту, так нет. Звонок подруги смешал все карты. Вот как теперь выбирать между Римом и зачётом?

– Лейра, ну пожалуйста, – принялась упрашивать змея искусительнице в лице Рады.

– Ты не представляешь, как мне хочется.

Боже мой, как решить то?

Ведь остался всего один год, и я кончу эту проклятую педагогику. Буду свободна и от неё, и от чувства долга перед всем нашим женским родом. Нет, не полечу, учёба важнее.

Перед глазами встал образ моего письменного стола в углу и кучи учебников. Моя решимость поблекла от осознания, как нудно пройдут выходные. А ещё внутренний голос так и шепчет: ты так давно мечтала увидеть Рим. Уверенности не придаёт.

А может, полететь, а потом за ночь подготовиться? Ведь на троечку как-нибудь смогу сдать, мне хватит; лишь бы проходной балл, чтобы декан отстал.

Ну разве это не форс-мажор?

Во-первых, непредвиденные обстоятельства. Кто ж мог предвидеть, что билеты в Рим вдруг подешевеют?

Во-вторых, непреодолимая сила. Могли бы вы противостоять поездке своей мечты?

– Летим, – сказала я с глубоким вздохом, как будто всё это время сдерживала дыхание.

– Ура! – визжит от радости мне в ухо Рада.

– Во сколько за мной заедешь?

– В четыре будь готова, пока, – и отключилась, она всегда так.

Сижу на коленях в магазине, среди книг и барахла из сумки, и тупо смотрю на отключенный экран.

Вот как так? Ведь только что направлялась домой, полная решимости подготовиться к этому чёртовому зачёту. И так получается каждый раз. Меня просто преследуют непредвидимые обстоятельства.

Собрала всё обратно в сумку и поспешила домой, ведь завтра утром я улетаю в Рим. Не могу поверить, что поездка уже так близко. Столько времени ждали хорошего предложения – и на тебе, так неожиданно. Правда, не вовремя, но всё равно замечательно. Приду домой, подготовлю маршрут, куда пойдём, что посмотрим, чтобы за четыре дня успеть как можно больше.

– Привет, мам, – поздоровалась, войдя домой.

Живём с мамой и сестрой в старой многоэтажке. Квартира скромная, давно не видевшая ремонта, но зато аккуратная и чистая.

– Привет. Купила, что я просила? – спросила мама, выходя из кухни и вытирая полотенцем руки.

Чёрт побери! Что ж за непруха-то такая, ведь была в магазине.

Изображаю уже профессиональное сожаление на лице.

– Мам, я забыла, – прикусываю губу и поднимаю глаза.

Мама не оценила.

– Где твоё чувство ответственности? Ты не можешь сделать элементарных вещей. Когда же ты, наконец, повзрослеешь? – стала ворчать расстроенная мама и вернулась на кухню.

– Мам, ну не сердись, – иду за ней на кухню, – я была в магазине, и мне позвонила Рада. Ты не поверишь, она купила билеты в Рим, представляешь? Я рано утром улетаю в поездку своей мечты, – стою напротив мамы, мечтательно сложив руки и закатив глаза.

Мама скептически на меня смотрит, уперев руки в бока, потом садится за стол и бросает полотенце.

– Ты такая безответственная. Как ты будешь жить? – она неодобрительно качает головой и глубоко вздыхает.

– Как, как? Как-нибудь, – отвечаю, разведя руки в стороны. – А вдруг у меня будет ответственный муж… – закатываю мечтательно глаза.

– Ага, щас! – огрызается мама, подражая своим ученикам. – Какой нормальный, ответственный мужчина захочет с тобой связать свою жизнь?

– Значит, останусь старой девой, – смиренно опускаю глаза, – и буду всегда с тобой.

– Горе ты моё, горе, – улыбается растаявшая мама, и морщины на ее лице разглаживаются. – Во сколько улетаешь?

– Рада заедет в четыре.

– Кофе будешь пить без молока, – строго отчитывает, – бутербродов не получишь. Или… – делает значительную паузу и указывает на дверь, – в магазин.

Посмотрела в окно – там тучи еле сдерживаются, не пролив тяжёлую ношу, порывы ветра безжалостно гнут к земле деревья. От одной мысли, что придётся выйти на этот промозглый холод, меня передёргивает.

– Буду пить чёрный кофе, – быстро определяюсь, решив из дома не высовываться. – Мам, извини, я так разволновалась после звонка Рады, что обо всём на свете забыла, – подошла и обняла маму за плечи.

– Иди уж, складывай вещи, – она махнула рукой, прощая мне всё.

Какая она у меня хорошая, самая лучшая. Жаль, что я не такая безупречная, как моя сестра Кира, которой можно лишь гордиться.

В своей комнате разложила на кровати вещи, которые собираюсь взять с собой. Их немного: пара маек, кофта, если будет холодный вечер, джинсы, бриджи и нижнее бельё. С антресолей достала уже спрятанные босоножки. Что мне ещё может понадобиться? Паспорт и подзарядка для смартфона. Сложила всё в рюкзак. Летим с дешёвыми авиалиниями, за багаж не платим, так что всё только в ручную кладь.

Присела к компу, подготовить маршруты нашей поездки. Почитала форумы, отзывы и советы, заказала и отпечатала билеты в музеи…

Всё готово, можно ложиться.

Посмотрела на часы – осталась пара часов сна.

* * *

После того, как зазвонил будильник, бодро вскочила с постели. Если бы надо было вставать в универ, долго бы мучилась, ворочалась, еле встала бы, а как в поездку – бодрая, вся в предвкушении незабываемых впечатлений. В Рим ведь.

Тихо, чтобы никого не разбудить, пробралась на кухню. Заварила себе чёрный кофе. Не люблю я чёрный, но что ж делать, молока-то нет. Жду, пока приедет Рада.

Она, как всегда пунктуальная, подъехала к подъезду ровно в четыре. Прихватив рюкзак и тихо закрыв за собой дверь, сбежала вниз, впрыгнула в автомобиль. Смотрим друг на дружку, улыбаемся, без слов понимаем, что обе в предвкушении долгожданной поездки. В животе так и порхают бабочки, придавая восторженного возбуждения.

Полёт проходит за обсуждением наших маршрутов, так что даже не замечаем, когда начинаем приземляться.

Без проблем доезжаем и обустраиваемся в маленькой семейной гостинице, переодеваемся в летнюю одежду и, не теряя ни минуты драгоценного времени, идём смотреть город.

За эти дни обошли весь вечный город, побывали в музеях и на площадях, в закоулках, и каждый раз находили что-нибудь ещё и ещё красивее.

Время пролетело незаметно, остался последний день, а ещё столько хочется увидеть. Лёжа в постели с Радой, решаем, где его провести. Рим мы посмотрели, теперь хочется увидеть что-нибудь из окрестностей, ведь вечером улетаем.

– Давай махнём в Остию-Антику, – предложила, читая со своего смартфона, – в интернете пишут, что это самые большие оставшиеся развалины и добраться до них легко. Надо ехать на Б-линии метро в направлении Лаурентина до остановки Еур Маглиана, пересесть на Лидо и сойти на остановке Остиа Антика. Что думаешь? – повернулась к Раде.

– Давай, – легко согласилась Рада, – только сразу соберём вещи, нам надо выписаться из гостиницы, а из Остии поедем прямо в аэропорт.

Мы оделись, собрали вещи, а когда повернулись друг к другу – хором рассмеялись. Оказалось, мы оделись совершенно одинаково: бежевые бриджи и белые майки, только у Рады майка с Колизеем.

Прихватив рюкзаки, покинули гостиницу и пошли к ближайшему метро.

Глава 2

Купив билеты и карту в кассе музея, пошли по каменистой дороге, под коронами грациозных пиний, которые давали необходимую тень от осеннего, но всё ещё жгучего солнца. Под пиниями тут и там валялись большущие шишки, вокруг пахло свежим лесным воздухом. Чудесная погода, чтобы осматривать экспозицию под открытым небом.

Гуляем по античным развалинам. Город действительно внушительных размеров, вокруг остатки красной кирпичной кладки, былые изысканные залы с поблёкшими от времени фресками. Гордо возвышаются колонны разрушенного Капитолия, как будто не замечают, что он давно рассыпался и мало что осталось от былой роскоши. Хорошо сохранившийся амфитеатр напоминает, что жители античного города не только работали, но и имели потребность в развлечениях. Учитывая, какие красивые здесь бани, люди были чистые. Останки былого великолепия фонтана говорят о том, что город украшали; статуя целующихся детей сохранилась до наших дней.

Храм украшен напольной мозаикой, белыми колоннами и частично разваленными людскими фигурами. Удивительно, что всё это дошло до наших дней. Это восхищает и заставляет задуматься, что когда-то здесь жили такие же, как и мы, люди. Они ходили теми же дорогами, страдали, мечтали и тоже были неидеальны, как и я, или, наоборот, считали себя непогрешимыми.

Это античное место имеет особую атмосферу. Гуляя по его улочкам, чувствуешь когда-то пульсировавший жизнью город.

Наслаждаясь видами, ходим не тропинками, а по развалинам. Фотографируемся, лазим в проходы-лабиринты, у некоторых у входа есть надписи. Сверяемся с картой и идём всё дальше и дальше.

Увидев ещё один храм, посмотрели на надпись на камне и ищем в карте объяснения, куда это нас занесло. Рада не нашла, я решила не искать, махнула рукой и зашла внутрь. Красивый пол выложен мозаикой. Рада только сунула нос и вышла, а я осматривалась вокруг и увидела на стене надпись. Что интересно, она видна только из центра, когда стоишь на выложенном мозаикой иероглифе, чуть в сторону – и надпись исчезает. Подошла к стене, рассмотреть, что там за надпись – её нет и следа. Вернулась в центр, надпись аж светится. Странно. Что там написано? Надпись как будто разлилась, а потом сложилась в слово. Громко прочитала непонятное сочетание букв. Вспышка, и меня ослепило.

– Рада, какого чёрта ты включила вспышку? Теперь я ослепла, у меня белое пятно перед глазами, – ворчу на неё.

Стою, моргаю, но у меня белое пятно перед глазами, и ничего более. Постояла, чуть подождала, но белое пятно никуда не делось. Как такое может быть? Ведь я уже нормально вижу, но вокруг меня вместо красного кирпича развалин – белый зал.

Так, спокойно.

Этого не может быть.

Потёрла глаза, поморгала.

Осмотрелась.

Вокруг белый мраморный зал, никак не кирпичный. На полу такой же иероглиф, как и на той мозаике.

– Рада, ау-у, что за шуточки? Рада! – зову, но только эхо шепчет мне в ответ. Хожу по просторному залу, значительно большему, чем тот, в котором я была. – Ну что за детский сад, Рада! – раздражаюсь, не люблю, когда меня разыгрывают.

Тишина.

Как стены из красного кирпича превратились в белый мрамор? Здесь что-то не так. Хожу по залу, осматриваюсь. Меня так просто не напугать, я ведь выросла на ужастиках, пусть придумают что-нибудь пострашнее.

В конце зала заметила выход. Ну наконец-то! Пошла к нему. В дверях мне преградил путь солидного возраста мужчина в легинсах. Он пристально меня рассматривал.

Та-ак, это ещё что такое? Мало того, что одет странно, так ещё и рассматривает как музейный экспонат. Уже хотела возмутиться, но тут подошли ещё двое – высокие мужчины в легинсах и туниках – и уставились на меня. Учитывая, что теперь все трое рассматривали меня без обиняков, я делала тоже самое. Пришла к выводу, что они не итальянцы: высокие и светловолосые, ну и лица какие-то не такие, не итальянские.

Увидев человека на улице, примерно знаешь, из какой страны он приехал, а тут смотрю и никак не разберу. Вот не такие они, и всё тут.

– Kar amub? – произнёс высокий мужчина с пшеничными волосами.

– Я вас не понимаю, – ответила заученную фразу по-итальянски.

Посмотрела на их реакцию – не поняли.

Сказала по-английски – не помогло, по-русски даже не надеялась – не поняли.

Они явно прислушивались, пытаясь понять, но было очевидно, что мы друг друга не понимаем.

Светловолосый поводил вокруг меня руками, побормотал что-то себе под нос и опять:

– Kar amub?

Помотала головой. Но ведь они говорят не по-итальянски и вообще не понимаю, какой это язык. Ведь услышав речь, её идентифицируешь и хотя бы знаешь, какого языка не понимаешь, а тут…

Ладно, проехали. Иду, поищу Раду.

Но не тут-то было, все трое загородили мне выход. Что это значит?

Рассердилась, нахмурила брови, сложила руки на груди, стою перед ними, как нахохлившийся воробушек. Они-то в полтора раза выше меня.

Светловолосый всё не успокоится, водит руками вокруг меня и бормочет.

Ну сколько можно здесь стоять? Может, заплакать? Мужчины не любят женских слёз. Набрала побольше воздуха и…

– Кто ты? – спросил светловолосый на понятном мне языке, глядя с надеждой.

– Я Лейра, а вы кто?

– Наконец-то подобрал нужное заклинание, – светловолосый вздохнул с облегчением.

– Ну-ну, заклинание, говоришь, – приподняв бровь, смотрю на них скептически, а сама думаю: «Мама куда я попала!».

– Да, – подтверждает с серьёзным видом, – мы же не знаем, из какого мира ты к нам попала.

Мои глаза медленно ползут на лоб. Попала так попала! Они же чокнутые, и я стою среди этих неадекватных типов. Надо скорее делать ноги.

– Я лучше пойду, мне ещё подругу надо найти, – пытаюсь осторожно их обойти, но не тут то было. Они плотнее встали в проходе, категорически не разрешая пройти.

– Куда ж ты пойдёшь, ты не знаешь нашего мира, – осторожно, как бы боясь меня спугнуть, говорит светловолосый. – Ты теперь в другом мире, и ты здесь одна.

Боже мой, да это же ролевики! А я-то думаю, что за другой мир и странная одежда. Казалось бы, взрослые люди, а переодеваются, бегают, играют, воссоздают компьютерные игры. Чокнутые.

– Я в ваши игры не играю, – отрезала, пытаюсь растолкать их и выйти из зала.

Они переглянулись и пропустили.

Вырываюсь и иду быстрым шагом, лишь бы подальше.

– Это не игра, – говорит мне вдогонку светловолосый.

Ага, как же?!

Удаляюсь от них быстрым шагом и в какой-то момент понимаю, что иду по другому белому залу с колоннами. А где развалины из красного кирпича? Останавливаюсь, осматриваюсь. Вокруг меня громадный мраморный зал с высоченными колоннами. Взглядом встречаюсь с встревоженным взглядом светловолосого.

– Где я? – горло сдавливает нехорошее предчувствие неприятностей, глаза наполняются слезами.

– Ты попала в Аворию, город Авор, – подходя осторожно, чтоб не напугать, успокаивающе отвечает ролевик. – А это зал магов.

От последних его слов мгновенно пришла в себя. Нет, ну он точно чокнутый.

– Как отсюда выйти? – спрашиваю с крупицей настороженности. А вдруг эти чокнутые не дадут уйти до конца их игры? И попробуй им объясни, что я здесь случайно.

– Идём, я тебя провожу, – спокойно ответил ролевик, как бы смирившись с тем, что меня придётся отпустить. Провёл по залу и показал на арку, которая ведёт на улицу.

– Спасибо, – поблагодарила его и прибавила шагу, торопясь скорее покинуть злосчастное место.

Выскочила на улицу. На улицу!

Туда-сюда по белоснежным улицам ходят по своим делам люди. А где же развалины? Этого не может быть! Не может!

И тут на меня находит озарение. Точно! Так оно и есть, это декорации. Смотрю по сторонам, пытаясь найти камеры. Ну и разыграли меня! Улыбка сама собой растянулась на всё лицо.

– Ну и где же камеры? – улыбаясь, спрашиваю ролевика, который вышел за мной. – Ну, вы даёте, человек, может инфаркт получить от такого розыгрыша. Ладно, поймали меня, давайте посмеёмся, и я пойду. У меня времени впритык, мне ещё на самолёт надо успеть. Ну, давайте, вылазьте, где вы там спрятались?

Несколько прохожих странно на меня посмотрели и пошли дальше.

– Что происходит?

Сердце заколотилось как бешенное, ладони вспотели, стало трудно дышать.

– Что-то мне нехорошо, – согнулась и схватилась за голову.

Меня подхватил ролевик, посадил на скамью, стоящую рядом со входом.

– Дыши, у тебя шок, – он присел около меня и наклонил мою голову к коленям. – Сейчас станет легче, в голову прибежит кровь. Постарайся дышать и не волноваться.

Сижу на скамье, обняв колени руками, и качаюсь из стороны в сторону, отказываясь принять тот факт, что передо мной другой мир. Другой!

– Давай вернёмся внутрь и поговорим, – ласково предложил ролевик, или чокнутый, или то и другое вместе. А может, это я того?..

Пробую встать. Ноги не слушаются, будто ватные. Меня под руки подхватили ролевики и повели в кабинет. Осторожно посадили на стул, а сами сели напротив и уставились на меня. Третий ролевик остался охранять дверь. Неужели думает, что убегу? Меня ж ноги не слушаются, и в ушах гудит, перед глазами белые круги. Меня сейчас вырвет.

– Мне плохо, – еле выговариваю и закрываю глаза.

Один из них подскакивает и водит около меня руками. Ощущаю идущее от него тепло и спокойствие.

– Давай спокойно поговорим, – начал светловолосый, – правильно ли я понял, что тебя зовут Лейра?

– Да.

– Меня зовут Ховард, – представился светловолосый, – я маг. Это Эгей, он маг-врач. У двери стоит Матвей, он встречает таких, как ты.

– Что значит «таких, как ты»? – встрепенулась от этой фразы.

– Ты прошла через закрытый портал в наш мир. Не в другой город или другую точку назначения, а в другой мир, – подчеркнул Ховард, внимательно наблюдая за моей реакцией.

Другой мир, портал… что за абсурд, ведь так не бывает. Мысли в голове путаются, разум честно отметает любые предположения о других мирах, и я с ним согласна. Что за бред?!

Кто в здравом уме в это поверит? Вот и я не верю.

Мой взгляд бегает от одного мага-ролевика к другому. Меня захватили маньяки-убийцы, пытаются мне что-то внушить. Я ж не дура, соображаю, что дни, минуты, а может, и того меньше, уже сочтены. Захотелось забиться в уголок и расплакаться, как маленькой девочке, со словами «хочу домой».

Увидев мою растерянность, ко мне подошёл Эгей, взял за руку.

– Делай глубокий вдох и выдох, попытайся успокоиться. Тяжело принять такую новость, ещё и наш мир на тебя действует, ты это особо чутко воспринимаешь, пока не адаптируешься.

От его руки исходило приятное тепло, которое окутывало, как тёплый кокон, ограждающий от всех неприятностей. Всё вдруг будто замедлилось, смотрю как через туман. Понемногу всё рассеялось, и стало легче.

– Ну как, лучше? – спросил Эгей.

– Да, – кивнула с благодарной улыбкой в ответ.

– Расскажи, как ты к нам попала? – попросил Ховард. Я пожала плечами.

– Да я сама не знаю.

– Что ты делала, прежде чем попасть сюда?

– С подругой ходили по старым развалинам, – начала я, и вдруг меня осенило – я же зашла в какой-то храм и прочитала надпись, а потом… от осознания того, что произошло, моя челюсть отвисла, а глаза поползи на лоб. Так вот в чём дело. Это тот иероглиф.

Руки от возбуждения затряслись, я открывала и закрывала рот, как рыба в аквариуме, слова застряли в горле.

– Лейра успокойся, – велел Эгей, – вдохни и выдохни, а теперь говори.

– Я зашла в полуразваленный храм, на полу которого был мозаикой выложен иероглиф, а на стене показалась надпись.

– Ты помнишь, как выглядел иероглиф? – заинтересовался Ховард.

– Могу показать, – сказала, доставая из кармана смартфон. Открыла фотогалерею, это была последняя сделанная фотография.

Ховард посмотрел на мой смартфон, как на диковинку, старательно не подавая виду, что хочет расспросить об этом аппарате подробнее.

Взял в руки и посмотрел на изображение иероглифа.

– Это иероглиф портала, как он оказался в вашем мире?

– Хороший вопрос, – ответила с сарказмом, – ведь у нас нет порталов.

– Как видишь, есть. Из вашего мира у нас очень мало попаданцев.

– Как так? Если есть портал, значит, о нём кто-то знает или хотя бы знал, город-то античный.

– Странно всё это, – сказал Ховард и сложил пальцы домиком, размышляя.

– Не то слово.

– А твоя подруга?

– Не знаю. Её этот зал не заинтересовал, она вроде бы пошла дальше. Есть ли возможность, что она тоже где-нибудь в вашем мире? – спросила с надеждой, внимательно смотря на Ховарда.

Тот опустил глаза и покачал головой.

– Понимаешь, этот портал завязан на этот выход, – он поднял на меня взгляд и понял, что я не понимаю. – Каждый портал имеет определённый вход и выход. Войдя в один портал, ты выйдешь там, куда он направлен, никак не в другом месте. А именно этот портал – межмировой, потому во дворце магов назначено дежурство, если кто-нибудь проникнет через портал. Мы ведь не знаем, с какими намерениями к нам могут пожаловать из других миров. Наш мир сильно влияет на иномирян, не все выдерживают. Эгей замедлил влияние, поэтому тебе стало лучше. Теперь тебе надо поспать, чтобы твоё тело адаптировалось к нашему миру, а завтра обсудим планы на будущее.

Всё, что я смогла, – это кивнуть. Их голоса отдавались далёким эхом в моей голове, глаза слипались. Меня подхватили, положили на что-то свежее и прохладное и укрыли. Глаза закрылись сами собой.

* * *

Проснулась. Фу-ух, приснись же такое! Надо меньше фэнтези читать и телевизор смотреть, а то снится всякая чушь. Другой мир, порталы, маги. Надо рассказать Раде.

Подняла голову с подушки. А что вчера было? Мы что, гостиницу поменяли? Вроде не планировали. У нас же вечером полёт. Так, мы были в Остии… Воспоминания последних событии посыпались отрывками отдельных кинокадров. Неужели это правда?! Нет! Это не может быть правдой! Я невесть где. Рада, наверное, волнуется, а мама?.. Она же с ума сходит. Наверное, даже идеальная Кира переживает и клянёт меня на чём свет стоит за безответственность.

Я опять доставляю неприятности. Ну что ж не везёт-то так?!

И объясни кому, что у меня опять форс-мажор. Интересно, попадание в другой мир считается форс-мажором, то есть непредвиденными обстоятельствами?

Вскочила с кровати, хожу туда-сюда. От возбуждения сердце колотится так, что, кажется, сейчас выпрыгнет из груди. Куча мыслей крутится вихрем в голове.

Ведь если есть портал сюда, значит, можно перейти обратно, делов-то. Всё просто! Иду к Ховарду и прошу вернуть меня обратно и поскорее, мне ещё зачёт сдавать – иначе вылечу из универа, и ничто уже мне не поможет.

Полная решимости вернуться домой, выскакиваю в коридор и иду искать Ховарда. Иду, иду… а куда идти-то? Где его искать?

Из-за поворота выходит Ховард в светлых легинсах и тунике с орнаментом.

– Привет, как вижу, я опаздываю, – говорит, приближаясь, – Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо, – отвечаю с нетерпением, готовая попросить отослать меня обратно.

– Идём, побеседуем.

Мы прошли во вчерашний кабинет. Села на тот же стул и ёрзаю от нетерпения.

Ховард достал лист бумаги.

– Ну что ж, начнём?

Кивнула.

– Давай заполним бланки на регистрацию твоей личности в нашем мире.

– Стой! – вскакиваю со стула. – Я не хочу оставаться в вашем мире, верни меня обратно.

Ховард с жалостью взглянул на меня, покачал головой и опустил взгляд.

– Думал, ты уже смирилась с тем, что останешься здесь навсегда. Этот портал – только выход. Чтоб его перенаправить, нужно неимоверно много силы. Поверь, ни один маг за это не возьмётся.

По пути сюда я была настроена вернуть свою жизнь. Пусть неудачную, неидеальную, но свою, со всеми недостатками.

Настигло осознание, что назад не вернусь. Никогда. Как страшно от одной мысли, что всё былое остаётся где-то там, в том мире. Что никогда не будет так, как было, что назад пути нет.

А как там без меня мама? А идеальная сестра, перед кем она будет красоваться своей непогрешимостью?

Так стало жалко себя, своей жизни. В носу запершило, глаза наполнились слезами; старалась их сдержать, поморгала, но… Расплакалась, слёзы ручьём покатились по щекам. Как вся моя двадцатидвухлетняя жизнь может разрушиться в одно мгновенье. Потеряла всё. Я ведь ещё молодая. Не окончила учёбу и не переписала этот чёртов зачёт. И никогда уже не перепишу. Слёзы покатились по щекам с новой силой.

Сижу напротив Ховарда, шмыгаю носом. Он как истинный джентльмен подал мне салфетку, позволяя справиться со своими чувствами.

Так жалко себя и своей непутёвой жизни. Я ещё столько не сделала, столько не увидела, столько не испытала. Почему так не везёт? Я невесть где, в каком-то Богом забытом мире. Сижу и плачу о своей непутёвой жизни…

Меня как током дёрнуло. От осознания, что я-то жива и нахожусь в другом мире, не абы каком, а магическом. Ну, кто не хотел бы в таком оказаться, а я здесь сижу и реву как дура. Всё не так плохо, я жива и, слава богу, здорова, а что самое главное – у меня вся жизнь впереди. В этом мире я могу начать всё с чистого листа. Слёзы кончились и даже высохли. Улыбка, как солнце из-за туч, озарила лицо. Подняла глаза на Ховарда.

– Ну что, заполняем документы? – спросил он, следя за моим преображением.

– Заполняем, – кивнула с энтузиазмом.

– Как тебя зовут и сколько тебе лет?

– Лейра Боярова, двадцать два года.

– Лейра Авория, с этого дня такая твоя фамилия, – уточнил он. – Грамотная?

– Училась в университете, – ответила, грустно вздохнув. Даже зачёт захотелось пересдать, кому скажи – не поверят.

– Не вздыхай так, здесь тоже сможешь учиться, как раз через месяц начнётся приём в магическую академию. А до этого я тебе всё объясню, и ты должна будешь выучить наши законы.

– Хорошо.

– С этим бланком пойдёшь в Регистрат, тебя зарегистрируют в нашем мире и выдадут браслет, подтверждающий твою личность. Также получишь некоторую сумму, чтобы начать здесь новую жизнь. Поселиться сможешь по этому адресу, – он подал мне листочек с адресом. – С завтрашнего дня приходишь сюда, в девять часов, проведу тебе адаптационный курс и научу нашим законам. Есть вопросы?

– В какую сторону мне идти?

– Покажу. Во время перехода на тебе был этот рюкзак…

Слава богу! Буду иметь хоть несколько своих вещей.

Выйдя из его кабинета, мы пошли к выходу. Здесь я уже была, когда хотела поскорее вырваться от них. С сожалением вздохнула при воспоминаниях о вчерашнем дне и шагнула на улицу. Прохожие спешили по своим делам, не обращая на меня никакого внимания. Солнце светило, заставляя жмуриться, лёгкий ветерок освежал своей прохладой. Вдохнула – здесь воздух чистый, не загрязнён выхлопными газами, даже чуть сладковатый. Ещё раз втянула носом воздух, желая проникнуться его свежестью. Здесь можно жить.

– Видишь здание в конце улицы? – прервал наслаждение Ховард, показывая на высокое здание поперёк улицы.

– Ага, – кивнула.

– Там зарегистрируешься, а жить будешь в двух кварталах слева от него. Потом погуляй по городу, ознакомься с ним. Ну что, до завтра?

– Пока.

С волнением приближаюсь к зданию, ведь иду регистрироваться не только в другом мире, но и в новой жизни. Осматриваюсь по сторонам, стараясь запомнить дорогу. Вокруг меня всё белое – белые здания, белый забор, и всё вокруг из камня. Ни травинки, ни деревца, сплошной камень.

Рассматриваю прохожих. Вроде люди как люди, одеты очень разнообразно, так что я своей одеждой не привлекаю внимания. Выделялось то, что мужчины в легинсах и туниках, хотя некоторые были и в привычных для нас штанах. Может, на легинсы у них мода, или им так удобнее?

Женщины одевались разнообразно, ничем меня не удивили, определённого модного направления не заметила.

Регистрация в новом мире прошла гладко. Подала бланки, которые заполнил Ховард, и мне на руку одели браслет, который сразу же врос в запястье. Как мне объяснили, это и паспорт, и банковская карточка. Жаль, не спросила, сколько у меня там денег и на что их хватит. Надо же здесь обустроиться, да мало ли что мне может понадобиться в новом мире.

Посмотрела на адрес, который дал мне Ховард, и пошла плутать по улочкам. Шла не торопясь, оглядывая новый, быть может, свой город. Вглядывалась в детали, ища, чем же новый мир отличается от нашего. Может, тем, что здесь нет ни соринки, или белыми невысокими домиками? Но и у нас есть города с белыми домами. А может, тем, что здесь нет автомобилей? И свежим чистым воздухом? С удовольствием глубоко вдохнула, аж зажмурилась. Никогда не дышала незагрязнённым воздухом, ведь я выросла в городе.

Рассматривая город, не заметила, как пришла по назначенному адресу. Это белый двухэтажный дом, ничем не выделяющийся среди других. Постучала в дверь. Надеюсь, здесь так просятся войти. Открыла дородная женщина в фартуке.

– Здравствуйте, вы сдаёте комнаты?

Она с недоверием меня оглядывала, на лице читалось намерение мне отказать и захлопнуть перед носом дверь. Интересно, чем я ей так не угодила?

– Мне Ховард дал этот адрес, – говорю с надеждой изменить её намерение.

– А-а, если Ховард, то заходи, – она расслабилась и пропустила меня внутрь.

Проводила меня по ступенькам на второй этаж, показала мне маленькую квартирку. Светлые крашеные стены, диван, столик и кресло, у противоположной стены миниатюрная кухня, пара шкафчиков и плита. Небольшой коридор, ведущий в спальню, там кровать и шкаф, большое окно выходит на улицу. В коридоре ванная. Всё уютно и чисто, чего мне ещё хотеть?

– Всё устраивает? – спросила хозяйка.

– Да.

– Меня зовут Магда, а тебя?

– Лейра.

– Комнаты сдаются с питанием. Кушать хочешь?

Только теперь задумалась о еде, когда же я в последний раз ела? Это было в моём мире, позавтракали в гостинице, а после этого во рту не было ни крошки. Живот недовольно заурчал, напоминая о себе.

– Да, очень, – ответила, краснея.

– Через двадцать минут спустись в столовую, приготовлю тебе обед. Но это только сегодня, – предупредила она строго. – Питание строго по времени, если опоздаешь – готовишь у себя в комнате.

Магда ушла, а я ещё раз обошла свои небольшие владения. Сколько буду здесь жить и что меня ждёт впереди – неизвестно. Для начала обживусь, а дальше видно будет. Вытащила из рюкзака и разложила свою немногочисленную одежду, ведь брала минимум вещей. Надо бы сходить в магазин, прикупить одежды, хотя бы необходимые вещи. Завтра, когда встречусь с Ховардом, спрошу, на что мне хватит их денег.

Вкусно поев за обедом, приготовленным Магдой, узнала у неё, где находятся бутики. Отправилась их искать и заодно осмотреть город, в котором, быть может, проживу всю свою жизнь.

Оказалось, что идти недалеко, всего несколько кварталов. Одежда висела не на привычных вешалках, а в воздухе, словно на чём-то невидимом. Как только я вошла, одежда вдруг зашевелилась. Вперёд подлетели вещи моего размера и приобрели форму, как если бы сидели на мне, со всеми изгибами. Вот это да! Даже мерить не надо. Можно обойти и осмотреть, хорошо ли сидит со всех сторон. Мне этот мир уже нравится.

Сделала покупки от каждодневной одежды до элегантной, купила удобные балетки, туфли на маленьком и на высоком каблуках. В общем – отвела душу.

Довольная покупками, вернулась в свою небольшую квартирку, разложила по местам и спустилась на ужин. Магда наложила мне в тарелку чего-то вкусно пахнущего, а сама села рядом.

– Я знаю, что Ховард присылает ко мне пришедших с других миров. Как ты сюда попала?

– И много таких? – спросила, уплетая вкуснейшее овощное рагу.

– Не много, но бывает, примерно раз в десять лет кто-нибудь да приходит.

– И какие они?

– Странные, как и ты, – пожала она плечами.

– Вчера я гуляла по своему миру с подругой, по древним развалинам, и вдруг попала в ваш мир, – грустно сказала и подняла на неё глаза. – В неизвестности осталась моя подруга, а как отреагируют на мою пропажу мама и сестра – страшно подумать. Они, наверное, сходят с ума, – глаза наполнились слезами при мысли о дорогих людях, которых я потеряла. И никакой возможности передать им весточку, что со мной всё в порядке.

– Не переживай так, всё наладится, – успокоила Магда, по-матерински приобняв меня.

– Хочется в это верить. Очень хочется, – ответила, смотря в никуда.

Вернулась в свою комнату, походила туда-сюда. Чем заняться? Телевизора нет, компьютера тоже. Что они делают по вечерам? От нечего делать постелила постель и улеглась. Сон не шёл, я никак не могла избавиться от тревожных мыслей. Что будет, как будет, как вообще я здесь буду жить? В своём мире, окруженная любящими людьми, я чувствовала себя защищённой, уверенной в завтрашнем дне… как оказалось, зря, всё может перевернуться в один момент. Вот я здесь, и никакой уверенности в ближайшем будущем. Нет ни родных, ни близких, я совершенно одна в чужом мире.

Взяла телефон, открыла фотографии, чтобы вдруг не забыть их лица и, смотря на них, не чувствовать себя одинокой. Вот мама на кухне у плиты, подняла крышку с кастрюли, оттуда валит пар; она повернулась ко мне, и я её запечатлела. Покрытое морщинами, усталое лицо, посеребренные сединой волосы связаны в пучок. Сколько раз я её разочаровывала – не сосчитать. Эх, мам, я не хотела обманывать твоих ожиданий, просто каждый раз так получалось. Я всегда хотела как лучше, но получалось почему-то как всегда. В носу запершило, и слёзы потекли по щекам неудержимым потоком. Стало так жалко маму, и себя, и свою неудачную жизнь. Поплакала, но легче мне не стало. Дальше принялась разглядывать фотографии Киры – вот она с укором смотрит на меня, её письменный стол заставлен безупречно ровными башнями книг. Она всегда была строга со мной, никогда не упускала возможности уколоть или продемонстрировать, что она лучше. А я… а что я? Как всегда, что-нибудь да вытворяла, но не нарочно.

Фотографии Рады с нашей поездки. Вот наше селфи на фоне Колизея, вот мы на фоне фонтана Треви, обе улыбаемся счастливыми улыбками, ничто не предвещает будущей трагедии. Как она там? Ведь я неожиданно исчезла. Страшно подумать, что она пережила, когда не нашла меня. Бедная Радочка. Снова покатились слёзы.

Утром чувствовала себя невыспавшейся и полностью разбитой. Встала и поковыляла в ванную. Умывая лицо, посмотрела в зеркало – глаза красные, лицо распухшее, видок ещё тот. Обмылась холодной водой, чтоб снять опухоль, и пошла одеваться. Интересно, сколько времени? Я ж не знаю, сейчас раннее утро или я проспала. Телефон времени не показывает, такое ощущение, что он застыл, зарядка уже вторые сутки показывает половину, ни больше, ни меньше. В комнате часов не нашла. Ну, должны же они как-то узнавать время?

Спустилась вниз, в столовую. Никого нет, крышкой прикрыт завтрак на столе. Значит, всё-таки скорее поздно, чем рано, раз Магда оставила мне завтрак.

Позавтракала и отправилась к Ховарду по знакомым улочкам. Пришла к его кабинету – закрыт. Что теперь делать, где его искать? Вышла на улицу, присела на лавочку возле входа и смотрела на снующих туда-сюда прохожих. Солнце заставляло жмуриться от яркого света, и белые строения в совокупности просто ослепляли. Щурясь на улицу, вдруг поняла, чего мне так не хватает в этом мире – щебета птиц. Тут слишком тихо, и растения только в горшках.

– Здравствуй, – прервал мои размышления голос Ховарда. – Ты опаздываешь.

– Здравствуй, – прищурившись, подняла на него взгляд, – в своё оправдание могу сказать, что не знаю, сколько времени, а часов у вас нигде не видела.

– Смотри, – он провёл рукой над своим браслетом, и над ним появились электронные часы, – если хочешь поставить будильник, видишь знак будильника? Дотрагиваешься пальцем и настраиваешь время.

Я сделала всё, как и он, провела рукой над своим браслетом, и… ничего. Провела ещё раз – опять ничего. Подняла непонимающий взгляд на Ховарда. Может, у меня браслет бракованный.

– Когда рука над браслетом, подумай о часах и пошли сигнал с ладони на браслет.

Я, как прилежная ученица, старалась «послать сигнал», и только спустя множество попыток этот сигнал, наконец, послался.

– У нас магический мир, много что управляется с помощью мыслей. Тебе придётся привыкнуть.

– А что ещё этот браслет может?

– Ничего.

– А как узнать, сколько у меня денег?

– Так же, как с будильником. Пошли сигнал, думай о деньгах, баланс отобразится над браслетом.

– А у меня много денег? Не знаю, что могу себе позволить.

– У тебя достаточная сумма на проживание, на приобретение одежды и на обустройство. Но будь экономна, это ненадолго.

– Ховард, никто больше не приходил через портал? – спросила с теплящейся надеждой. Вдруг Рада тоже здесь, ведь она была совсем рядом.

– Через этот портал очень редко приходят. Лучше сразу смирись, самой станет легче.

Глубоко вздохнула и опустила глаза. Легко сказать «смирись», только как это сделать? Ведь всё ещё теплится надежда, что Рада, разыскивая меня, зайдёт в тот зал и тоже перенесётся в этот мир.

* * *

Ховард занимался со мной до самого вечера. Не могу сказать, что устала, но знаний об этом мире получила много. Кое-что как у нас, что-то отличается, есть такие вещи, которых нет у нас, некоторых нет у них. Там мы гуляли с ним по городу и разговаривали, он рассказывал мне, я – ему.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.