книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Приключения Зои, или Пропавшая весна


Жюли Кошка

© Жюли Кошка, 2017


ISBN 978-5-4485-9283-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Маленький незнакомец

Был конец марта, но зима, казалось, и не собиралась отступать. Зоя сидела у окна и смотрела, как падает снег. А снег сыпался крупными хлопьями, которые то медленно и плавно плыли вниз по воздуху, то вдруг начинали задорно кружиться в порывах ветра. Некоторые из таких кружащихся хлопьев мягко тыкались в стекло и оседали на карниз за окном.

Зоя скучала. Было еще не поздно, но, затянутое серыми тучами небо создавало впечатление рано наступившего вечера. От этого на душе становилось неуютно и печально. В школу Зоя не ходила, потому что были каникулы. Правда, в эти каникулы Зоя заболела, не особо сильно, но гулять ей все же не разрешалось, а когда болеешь и гулять нельзя, а так хочется, – становится совсем уж грустно. Остается еще, конечно, много интересных занятий: поиграть, порисовать, посмотреть телевизор, наконец, но за несколько дней уже все переделано и успело надоесть.

Зоя бросила взгляд на полки с игрушками. Тигр, два кролика, веселый клоун и красивые куклы-принцессы с надеждой смотрели на нее. Но запас игр был исчерпан, а нового ничего не приходило в голову. Зоя перевела взгляд на стол, где лежал альбом с красками. Она очень любила рисовать. Последнее время рисунки у нее получались особенно яркие, праздничные, нарядные. Она вспомнила бабочку, которую нарисовала вчера. Замечательная получилась бабочка, как настоящая! И Зое стало очень обидно, что сейчас, когда уже должен стаивать снег и появляться первая зелененькая травка, все вокруг до сих пор такое холодное и белое. Это неправильно! Вот как бы было красиво, если бы яркие, пестрые бабочки вдруг закружились над белоснежными сугробами и порхали бы между падающих хлопьев снега! Зоя снова посмотрела в окно и замечталась, представляя себе эту волшебную картину… Хотя, бабочки, должно быть, замерзнут. Они же поздней весной появляются, когда тепло, и распускаются цветы. И Зоя с еще большей досадой оглядела зимний пейзаж за окном.

Вдруг ее внимание привлек крупный комок снежных хлопьев. Сегодня хлопья и так были на редкость большие. А эти летели целым комом, напоминающим по форме большую шляпку гриба. Зоя стала вглядываться в этот снежный гриб. Неожиданно порыв ветра всколыхнул стройное падение слипшихся снежинок, хлопья перемешались, а белый большой ком подлетел совсем близко к окну. И тут Зоя увидела, что это никакой не комок снега, и даже не гриб, а… парашют! Да, самый настоящий парашют, на котором спускается … (Зоя не поверила своим глазам и прилипла носом и лбом к окну, чтобы лучше рассмотреть), на котором спускается маленький человечек, размером чуть больше Зоиной ладошки. Он был в белой курточке, в белых штанах и такого же цвета ботинках, а на голове (что же это на голове – шапка?), нет, это волосы, пушистые, белые, как у одуванчика, и кудрявые! Зоя открыла от удивления рот.

Тут ветер дунул еще раз, и человечек вместе с парашютом плюхнулся на занесенный снегом карниз прямо возле Зоиного лица. Зоя замерла, она не чувствовала, как нос и лоб все сильнее замерзают от прикосновения к ледяному стеклу, она, кажется, даже перестала дышать. Человечек же не видел ее. Приземление было быстрым и, похоже, неожиданным для него. Он торопливо освобождался от пут парашюта и был сосредоточен на расстегивании ремней. Но вот, наконец-то, он высвободился из плена белоснежной ткани и поднял голову. На него смотрели огромные немигающие синие глаза Зои. Человечек попятился от неожиданности и оказался совсем близко от края карниза. Еще чуть-чуть и он упадет. Это обстоятельство заставило Зою прийти в себя. Она очень испугалась за удивительного незнакомца и закричала:

– Стой! Стой! Упадешь!

Человечек оторопело остановился, застыв на месте с неописуемым ужасом в глазах.

«Наверное, он не слышит сквозь окно, – подумала Зоя. – И, кажется, испугался меня. Ох, он сейчас еще попятится и точно упадет!»

Зоя постаралась успокоиться и стала манящими движениями рук подзывать человечка ближе к окну. Он, наконец-то, очнулся, перевел взгляд с ее лица на ее руки, оглянулся назад и в ужасе отскочил от края карниза. Зоя с облегчением вздохнула.

Девочка смотрела на человечка, а он на нее. Потрясение Зои сменилось удивлением и интересом, и она стала внимательно разглядывать странного, неведомо откуда взявшегося маленького незнакомца. Испуг же человечка превратился в настороженность и любопытство.

Зоя первая прервала молчаливое разглядывание друг друга. Она решила пригласить человечка в комнату и стала знаками подзывать его и показывать, что откроет ему окно. Человечек какое-то время помедлил, то ли пытаясь понять, что она хочет ему сказать, то ли обдумывая ее предложение, и, немного спустя, нерешительно кивнул. Зоя радостно улыбнулась и аккуратно открыла окно. Маленький незнакомец опасливо перелез через раму и встал на подоконнике, настороженно и, в то же время, с искорками любопытства в глазах глядя на Зою. Зоя же замерла в немом восторге и изумлении. Она не знала, верить ей в такое чудо или нет. Пока человечек был за окном, он не казался таким реальным, как сейчас, стоящий совсем рядом с ней. Зоя заметила, что уши у него были слегка вытянуты вверх, и их кончики прятались в его воздушной, похожей на белое облако, шевелюре. Кожа у него была светлая, даже бледная, а глаза голубые-голубые. Наконец, Зоя тихо сказала:

– Здравствуй! – и улыбнулась.

– Здравствуй! – сказал человечек. Его голос был тонкий, но достаточно громкий, так что Зоя отлично его слышала.

– Я Зоя, а ты кто? – спросила девочка.

– А я Мэл. Я – снежный эльф.

Глава 2

Рассказ снежного эльфа

– Снежный эльф? – удивилась Зоя.

– Ну, да, или зимний. Можно и так.

– Зимний? – Зоя задумалась. – А еще бывают летние, весенние и осенние.

– Бывают…

Зоя прочитала в глазах Мэла немое изумление.

– Ну, просто я предположила, раз есть зимние, то могут быть и все остальные, – пояснила она. Глаза Зои все больше и больше разгорались от восторга.

– А откуда ты прилетел?

Мэл потупил глаза. Зоя немного смутилась. Она видела, что Мэл чувствует себя очень неуютно. Девочка просто сгорала от любопытства все узнать про него и, в то же время, ей не хотелось быть назойливой. Но Мэл был такой маленький, странный и казался растерянным, а Зоя всегда принимала проблемы других близко к сердцу.

– Может, я могу чем-то помочь тебе? – спросила она.

Мэл поднял глаза. Его взгляд выражал благодарность.

– Спасибо. Я первый раз в этом мире, здесь, на Земле, и не очень много знаю о нем.

– Так ты из другого мира?! – широко распахнув глаза, воскликнула Зоя. – Я думала, что уж если эльфы и существуют, то живут где-то недалеко от нас, только прячутся от людей. И еще думала, что эльфы с крыльями. А вы что, только на парашютах летать умеете?

– У себя в мире можем сами летать, а здесь нет.

– Но у тебя же крыльев нет!

– Почему же нет. Есть.

– А где же они сейчас?

Зоя попыталась заглянуть за спину Мэла, но все равно ничего там не увидела.

– Они в вашем мире не действуют.

– Вот как… – Зоя была немножко разочарована. Уж очень ей хотелось увидеть эльфа с настоящими крыльями. Но разочарование быстро сошло на нет. Все-таки не каждый день к тебе на окошко эльфы сваливаются, пусть даже и бескрылые, а тут как раз такой случай!

– А к нам ты как попал? – спросила Зоя. – Ты ведь на парашюте спустился. Не на самолете же ты прилетел?..

Зоя настороженно взглянула на человечка.

– Нет, я просто перенесся из одного мира в другой. А парашют для того, чтобы не разбиться, я же у вас летать не умею. Если знаешь хорошо то место, куда отправляешься, то можешь попасть именно в него, и парашют тогда не нужен. А если не знаешь, вот как я сейчас, то тогда лучше в воздухе появляться, с парашютом. Считается, что так безопаснее.

– Понятно… Непонятно только, как ты «просто перенесся»?! Телепортировался что ли!

Мэл недоуменно взглянул на нее:

– Чего сделал?

– Ну, телепортировался! – Зоя прищелкнула пальцами. – Раз, и ты уже в другом месте!

Мэл пожал плечами:

– Ну… как-то так, наверное…

– А если так все просто, почему раньше не прилетал?

– Мы почти не бываем на Земле. Нам это не особо нужно. И ваш мир… он совсем другой… и пугает нас.

Зоя с сочувствием посмотрела на странного человечка и осторожно спросила:

– Мэл, раз вы почти не посещаете наш мир, но ты все-таки здесь, значит, для этого есть какая-то важная причина?

Странный человечек вновь опустил глаза. Воцарилось молчание. Распирающие Зою эмоции и лавина вопросов, казалось, застыли, остуженные печалью Мэла, которую девочка хорошо ощущала, будучи очень чуткой к переживаниям других.

– Мэл, это секрет? Может, я чем-то могу тебе все-таки помочь? Расскажи мне. Я никому ничего не скажу. Я умею хранить чужие тайны. Правда.

Ее тихий голос был проникнут добротой и сочувствием. Мэл посмотрел на нее долгим взглядом, выражение нерешительности на его лице сменилось задумчивостью. Потом он вздохнул, видно, все-таки сделав сложный для себя выбор, и вдруг сказал:

– Ты вот просишь рассказать обо мне, а сама о себе, между прочим, ни слова не сказала, только имя назвала.

Зоя растерялась.

– Да, ты прав… Но я не знаю, что бы я могла интересного рассказать о себе… Мне девять лет, даже уже почти десять. У меня день рождения завтра. Я хожу в школу. А живу я с мамой, папой и бабушкой. Еще у меня был дедушка, но его не стало около полугода назад.

Зоя замолчала. Дедушка был веселый и добрый. Он часто играл с ней, гулял. А еще дедушка любил путешествовать, он ездил по всему миру, а потом рассказывал Зое о своих путешествиях, привозил ей всякие замечательные сувениры. Зоя его обожала. Мама говорила, что Зоя на него похожа, а Зоя этим очень гордилась.

– Он умер? – тихо спросил Мэл.

– Думаю, да. Однажды он ушел и не вернулся. Бабушка сказала, что он ушел туда, откуда не возвращаются. Наверное, случилось что-то, просто меня никто не хотел пугать и расстраивать.

Зоя вновь замолчала. Ее лицо стало грустным и задумчивым.

– Так значит, у тебя день рождения завтра? – Мэл нарушил печальную тишину и постарался перевести мысли Зои в другое русло.

– Да. Правда, гостей не будет, потому что я немного болею, но своей семьей мы все равно будем отмечать, – Зоя улыбнулась, – Мне больше нечего рассказывать, Мэл. Может быть, ты теперь расскажешь о себе?

– Хорошо, – сказал человечек. Он уже не выглядел таким напряженным. Разговор с Зоей успокоил его и придал уверенности в себе. – Мы, эльфы, живем, как я уже упоминал, в другом мире, но, на самом деле, хоть миры наши и разные, они очень тесно связаны. Мы управляем погодой на вашей планете, поддерживаем ее в состоянии равновесия, стараемся следить, чтобы все времена года наступали в свой черед, чтобы не было сбоев и все природные явления происходили в свое время и так, как им положено. Ну, например, чтобы не было очень сильных ливней и наводнений из-за них, нескончаемых снегопадов, разрушительных ураганов.

– Но ведь все это происходит. Бывают наводнения, бывают ураганы, а иногда выпадает много-много снега!

– Да, но если бы мы не следили, то все бы было гораздо хуже. Ты даже представить себе не можешь, какой бы хаос начался на планете, если бы не было нас.

– И как же вы делаете все это? – в голосе Зои чувствовалось недоверие. – При помощи волшебства?

Мэл задумчиво посмотрел на Зою.

– Пожалуй, с точки зрения людей, то, что происходит у нас, что мы делаем и как живем, можно назвать волшебством, но для нас это вполне обычно. Просто наш мир строится по другим законам. Центром нашего мира являются Часы. Они находятся на отдельном острове. Эти Часы отвечают за порядок и у нас и у вас. В них заложена огромная сила – сила гармонии, порядка во всем. А мы следуем за этими Часами, помогаем поддерживать наступление разных времен года, разных явлений природы. Мы работаем на погодных фабриках. Есть фабрика осени, фабрика весны, фабрика лета и фабрика зимы.

– Понятно. Отсюда летние, весенние, осенние и зимние эльфы! И ты, наверняка, работаешь на фабрике зимы!?

– Да, – улыбнулся Мэл.

– А что вы там делаете, на этих фабриках?

– Ну, зимние эльфы занимаются производством снега, льда на реках и озерах, следят за силой вьюг и за тем, чтобы сугробы были пышные и белые, расписывают окна ледяными узорами…

– Но вы же не бываете в нашем мире, как же вы можете за всем этим следить?

– На каждой фабрике есть специальные зеркала или, как их иногда называют, окна, через которые мы видим, что происходит у вас. Все фабрики постоянно работают, ведь на планете всегда где-то есть зима, где-то осень, а где-то лето или весна.

– Как все интересно! Даже не верится, что это правда! Но ты так и не сказал, для чего прибыл сюда.

Глаза Мэла стали грустными, он вздохнул.

– Часы Гармонии вдруг начали отставать, показывать неверное время. Такого никогда не было за всю историю существования эльфов. Вот сейчас у вас уже должна была наступить весна, сегодня же тридцатое марта, а снег даже и не думает таять. А все потому, что Часы неправильно работают.

– Так вот почему до сих пор зима! – воскликнула Зоя. – А что же ты делаешь здесь, в нашем мире. Часы же там и их нужно как-то чинить. Ведь так и будет идти этот бесконечный снег!

– А вот почему. С незапамятных времен в циферблате часов стояли Камни Гармонии. Всего их было пять. Четыре Камня объединяли в себе силу и энергию четырех времен года. Зеленый, похожий цветом на сочную молодую траву и нежные почки, был Камнем весны, желтый, как теплое яркое солнце – Камнем лета, оранжевый – Камнем рыжей осени, ну, а голубой, как послеполуденные тени на снегу, был Камнем зимы. Пятый же Камень, синий, по форме напоминающий каплю воды, был самым главным, он объединял в себе силу всех остальных Камней. Следил за работой часов и оберегал Камни Хранитель Гармонии. Хранители сменяли друг друга. Когда уходил один, на его место вставал другой. Все они были из одного рода. Их сила передавалась из поколения в поколение. Правда, не все в роду обладали этой силой, а только некоторые. А кто именно, определял пятый синий Камень. Часы, Камни и Хранитель были единым целым, они поддерживали природный ритм, и жизнь шла своим чередом.

– Как ты красиво рассказываешь, будто сказку читаешь, – заслушалась Зоя.

– Это слова из книги. И для меня это, в самом деле, как сказка. Ведь Камней я никогда в своей жизни не видел, да и Хранителя тоже.

– Почему?!

– Однажды один из рода Хранителей Гармонии, не обладавший силой, решил похитить Камни и сделал это. Он унес их с собой в ваш мир, скорее всего надеясь с помощью камней обрести могущество здесь, у вас. Камни увеличивают магические способности любого эльфа, даже в вашем мире, где мы становимся почти бессильными. Но у него это, похоже, не получилось. Он сгинул где-то в этом мире, вместе с ним пропали и Камни. А спустя несколько лет Хранитель, наш последний Хранитель, которого успел выбрать Пятый Камень до того, как был похищен, отправился на поиски Камней к вам на Землю. Он один мог чувствовать Камни и, поэтому, смог бы найти их. Но прошло больше сорока лет, а о нем и Камнях нам до сих пор ничего не известно. Искать самого Хранителя никто не отважился. Эльфы и так страшатся вашего мира, отчасти именно из-за того, что почти лишаются здесь своих магических сил, а тут еще и Хранитель у вас пропал. Без Камней и Хранителя нам как-то до сих пор удавалось поддерживать гармонию, а сейчас, когда Часы разладились, встал вопрос о поиске и возврате Камней. И вот я здесь.

Зоя задумалась.

– А ты из рода Хранителей?

– Нет. Хранитель был молодой, и у него не осталось семьи. Камень выбрал его, когда ему было всего десять.

– Но раз Камни мог чувствовать только Хранитель, как же ты их будешь искать?

Мэл улыбнулся.

– Прогресс не стоит на месте и у эльфов. Один наш талантливый ученый изобрел специальный прибор, камнеискатель, который позволяет ощущать энергию Камней даже обычным эльфам. Правда, мы не можем чувствовать все Камни, а только свои, своего времени года, а также Главный Камень, потому что в нем сила Камней всех времен года.

Мэл достал из сумки, которая висела у него через плечо, хрустальное кольцо, похожее на венок из… нет, не из цветов, а (Зоя пригляделась) из снежинок! Венок был очень красивым, жаль маленьким, и Зое не удавалось его как следует рассмотреть.

Зоя опять задумалась.

– Послушай, Мэл, но если ты можешь найти только зимний Камень, то кто же будет искать остальные?

Раздался звонок в дверь.

– Ой, это мама пришла! – воскликнула Зоя, – Тебе нужно спрятаться! Давай я перенесу тебя на полку с игрушками. Если что, спрячешься в кукольном домике. Там тебя точно никто не заметит. А я спущусь вниз.

И Зоя перенесла человечка в ладонях на полку, где стоял большой домик для кукол.

– Я скоро приду!

Зоя махнула рукой и выбежала из комнаты, плотно притворив за собой дверь.

Глава 3

Пропажа

– Зоя, дорогая, мы сегодня с папой идем в театр. Ты останешься с бабушкой. Давай поужинаем пораньше, и я пойду собираться. Папа скоро заедет за мной. Он сегодня на работе задерживается, – сказала мама.

– Хорошо, мам.

Зоя послушно села за стол, хотя есть еще совсем не хотелось. Но тут начался разговор, который Зою заинтересовал и даже встревожил.

– Хоть ты и не хочешь мне верить, – бабушка повернулась к Зоиной маме и выразительно посмотрела на нее, – но мне, все-таки кажется, что ночью кто-то ходил по дому.

– Мам, послушай, я уверена, это все твои нервы. Ты в последние полгода, как папы не стало, очень мнительная. Ну кто мог ходить по дому ночью? Если бы это были воры, они бы что-нибудь украли. Да и дверь была закрыта. Мы же проверили. Не привидение же это, в конце-то концов!

– Но я слышала шаги, а потом окно захлопало.

– Мама, это была приоткрыта форточка. Подул ветер – она стала хлопать. И потом, в такую маленькую форточку точно никто пролезть бы не смог. Это все твои выдумки. Помнишь, в январе, ты сказала, что по нашему саду кто-то лазил, и там много следов на снегу. Но мы никаких следов не нашли. Они же не могли просто взять и исчезнуть. Так что все это плод твоего воображения.

Бабушка, озадаченная тем, что ей не верят, тяжело вздохнула, а у Зои по спине бегали мурашки. Может, бабушке, и правда, все почудилось. Но а если нет?..

Когда ужин закончился, Зоя, встав из-за стола, прихватила с собой бутерброд с колбасой.

– Я у себя съем, – сказала она.

Бабушка пожала плечами. Зоя не имела привычки носить еду к себе в комнату.

– Хорошего вечера, мам!

И Зоя с бутербродом в руке побежала вверх по лестнице.

Мэла не было видно. Наверно, он услышал шаги за дверью и спрятался.

– Мэл, это я, выходи, – позвала Зоя.

Дверца кукольного домика приоткрылась и показалась белоснежная голова эльфа.

– Я тебе тут поесть принесла. Не знаю, может вы, эльфы, что-то другое едите…

Мэл оглядел бутерброд и втянул носом воздух.

– Пахнет вкусно, – признался он.

Зоя отломила ему кусочек, с которым бы человечек смог справиться, и стала с улыбкой смотреть, как жадно он его уписывает. А потом налила воды из графина, стоящего у нее на столе, в чашечку из игрушечного сервиза.

Мэл довольно вытер рот. Зоя хихикнула:

– Волшебство волшебством, а голод не тетка!

Эльф смущенно улыбнулся.

– Я как-то про еду забыл, когда к вам отправлялся.

– Да я так и подумала. Мужчины везде одинаковые: о главном помнят, а о мелочах женщины должны беспокоиться.

– Зоя, спасибо тебе. Мне нужно отправляться дальше. Я проверил камнеискателем, здесь поблизости моего Камня нет.

– Как же ты будешь искать его. Ведь ты такой маленький. Да тебя просто раздавить могут! – Зоя в ужасе смотрела на Мэла.

– Зоя, я…

Внизу послышался голос Зоиной мамы:

– Зоя, Зоя! – голос был встревоженным. Мама поднималась наверх.

– Ой, прячься скорее, мама идет!

Мэл проворно юркнул в домик и закрыл дверь.

– Зоя, солнышко мое, ты не видела мои серьги с изумрудами? Ты же иногда меряешь их. Может они у тебя? – спросила Зоина мама, входя в комнату.

Зоя отрицательно покачала головой.

– У меня их нет. Я их меряла, но убрала обратно в шкатулку. Я точно помню.

– Странно, куда же они подевались? Не могли же сами пропасть!

– Может бабушка положила куда-нибудь? – предположила Зоя.

– Я у нее спрашивала уже. Она опять про выдуманного ночного вора вспомнила и сказала, мне, что их, должно быть, украли. Ерунда какая-то. Может, сама же и переложила. У нее память совсем неважная стала в последнее время, – мама озабоченно вздохнула и вышла из комнаты.

Зоя, наморщив лоб, стояла посередине комнаты.

– Мэл! – вдруг строго произнесла она. – Там камни были зеленые. В сережках были зеленые камни. У вас же один камень, весенний, он зеленый…

Мэл стоял совершенно потерянный на крыльце кукольного домика.

– Зоя, я не брал, даю слово. Я здесь все время был. Да и камень мой зимний, он голубой. – Голос Мэла дрожал. Зоя почувствовала, что он говорит правду.

– Я вчера серьги примеряла. Но точно помню, что убрала их на место. – Зоя понуро опустилась на стул недалеко от кукольного домика. – Это мамины любимые серьги, ей мой дедушка их подарил – вздохнула она. – Мэл, извини, что я тебя заподозрила, просто я расстроилась, и странно все это…

– Апчхи! – послышалось вдруг из угла комнаты, где висели занавески.

Зоя вздрогнула и уставилась туда, откуда только что раздался звук. Зоя не была особо пугливой. Она тут же подошла и отдернула занавески. Но там никого не оказалось.

– Кто здесь? – Зоя обвела комнату взглядом.

Неожиданно на полке, которая была рядом с окном, загрохотали падающие книжки, а на пол посыпались ручки и карандаши из опрокинутой кем-то подставки. Зоя отскочила в сторону. И вдруг за упавшими книгами она увидела еще одного эльфа. Маленький человечек, по размеру был такой же, как Мэл, даже, пожалуй, капельку поменьше Его русые спутанные, а местами даже всклокоченные волосы полностью покрывали плечи и доходили до середины спины, глаза, как и у Мэла, были пронзительно зеленого цвета, удлиненные уши пробивались маленькими островками сквозь нечесаную шевелюру. Одежда его имела преобладающе зеленые оттенки: ярко-зеленая куртка, брюки с переливом зеленого и сиреневого, причем сиреневый очень напоминал цвет подснежников, золотистые ботинки с зелеными застежками. Правда, все это было испачкано чем-то черным. Человечек выглядел худощавым и, судя по тому, что он тут устроил, был весьма неуклюж. Он уставился на Зою своими огромными глазами и, казалось, от испуга даже пошевелиться не может.

– Здравствуй, Эваин! – произнес Мэл. – А я сначала было подумал, что мне послышалось, будто кто-то чихнул, пока я сидел в домике.

Человечек перевел взгляд на Мэла и неуверенно ответил:

– Здравствуй, Мэл! – и опасливо покосился на Зою. – Я неудачно приземлился в каминную трубу, вот и чихаю!

– Я думал, ты прибудешь позже, – сказал Мэл.

– Рамалэн быстро завершил свою работу, а я медлить не стал. Ведь время не ждет.

Эльфы разговаривали, а Зоя стояла, открыв рот, и с огромным трудом пыталась принять тот факт, что в ее комнате, в самой заурядной детской комнате, вот так запросто беседуют два эльфа о своих эльфских, или нет, пожалуй, эльфийских, проблемах.

– Эваин, познакомься, это Зоя. Она живет здесь.

– Приветствую тебя, Зоя, – настороженно произнес Эваин.

– Здравствуй, – наконец, очнувшись, тихо сказала Зоя, – Ты тоже эльф, только… весенний, верно?

– Да, я весенний эльф… И меня зовут Эваин.

Эваин в нерешительности переводил взгляд с Зои на Мэла и обратно, явно не зная, как себя вести в этой ситуации.

Мэл же безо всяких церемоний спросил:

– Эваин, у Зоиной мамы пропали серьги с изумрудами. Это ты их взял? Там твой Камень, да?

Эваин потупил глаза. По его виду не представляло труда догадаться, что вор уличен.

«Видимо, у эльфов воровство тоже не приветствуется», – подумала Зоя, а вслух сказала:

– Эваин, не бойся, скажи, это, правда, ты?

– Да, – тихо промолвил эльф и вытащил припрятанную за книжками сумку. Он открыл ее и извлек оттуда серьги.

– Я не смог сразу определить, какой камень наш и, поэтому взял оба. Но я бы вернул серьги, даю слово! – воскликнул он.

– Без одного камня? – ехидно заметила Зоя. – Ребята, а как вы, вообще, собирались камни брать, просто красть, что ли?

Мэл и Эваин переглянулись и в один голос воскликнули:

– Нет, конечно!

В их голосах слышалось возмущение и, как показалось Зое, даже негодование.

– Мы не воры. Мы собирались обменивать камни, а не красть их, – звонко выпалил Мэл. – У нас есть специальный прибор, с помощью которого можно создать дубли камней.

Эваин достал из сумки шкатулку, украшенную затейливыми узорами и надписями.

– Вот этот прибор. Только нужно определить, который камень наш, а потом мы вынем его из серьги и создадим такой же, но уже не волшебный, а обычный.

– И это будет настоящий изумруд? – с ноткой недоверия спросила Зоя.

– Конечно. Нужно одну из сережек унести в другую часть дома и определить, на какой камень камнеискатель реагирует, – предложил Мэл.

– Ребята, а вам не кажется, что волшебный тот, который светится, – предположила Зоя. – Столько раз брала в руки эти серьги и не разу не замечала, что один изумруд светится. Забавно, когда узнаешь о вещи что-то новое, то и смотришь на нее по-другому, и замечаешь, то, что раньше не замечал!

Один из камней издавал мягкое сияние.

– И правда, светится. А я не заметил этого, когда серьги из украшений твоей мамы доставал. Странно, – сказал Эваин и, вытащив светящийся камень из оправы, положил его сверху на узорчатую шкатулку, а затем достал из-за пазухи бумажный свиток и стал изучать витиеватые надписи на нем.

– Ух, ты! Древние магические руны! – в восторге воскликнула Зоя.

– Угу, руны магические, – презрительно фыркнул Мэл, а Эваин густо покраснел, – Шпаргалка это, а не руны! Магические слова учить лучше надо! Давай я сам сделаю, а то, вообще, камня лишимся!

Зоя спустила Мэла с полки, и он подошел к шкатулке, затем, присев рядом с ней на колени, произнес шепотом несколько каких-то слов, при этом производя манипуляции руками, и убрал камень с крышки. Открыв шкатулку, он достал оттуда точно такой же изумруд, который был в серьге и аккуратно вставил его в осиротевшее украшение.

– Ну, вот, можешь вернуть серьги маме, – заключил он.

* * *

Куклы, так внезапно выселенные из привычного им домика, с тоской взирали с полки, как Зоя заботливо стелет своим новым друзьям постели, и уж точно помягче тех, что были у вдруг забытых игрушек. Девочка предложила гостям остаться и переночевать, так как было уже достаточно поздно. Эльфы, недолго думая, согласились. Оно и понятно, кому понравится в потемках бродить по совершенно незнакомому не то, что городу, а целому миру. Мэл и Эваин, сидя возле домика, негромко обсуждали план своих дальнейших действий.

– Я с тобой останусь, вместе Камень будем искать. От одного моего Камня вряд ли толк будет, а тебе помощь может понадобиться. Чужое здесь все – одному тут никак нельзя. Я, вообще, удивляюсь, как ты один сюда отправился! – сказал Эваин.

– Я, честно говоря, просто не был уверен, что ты тоже сюда отправишься. Подумал, вдруг тебя не пустят. Летние и осенние эльфы отказались же сюда лететь. Нас, мол, не касается все это, разбирайтесь сами, почему зима весне место не уступает, а наше дело – сторона. Хорошая позиция – безопасная! – Мэл презрительно хмыкнул.

– Вы что, когда за камнями собирались, все перессорились? Это же общая проблема! Как так можно?! – Зоя была поражена. – Я думала, эльфы – дружный народ, ведь вы одно общее дело делаете, – в ее голосе звучало разочарование.

– Это мы когда-то дружные были, жили все вместе на одной земле, дружили, общались, помогали друг другу. Только это очень давно было, много-много лет назад. Но постепенно стали возникать всякие ссоры. Ссорились, к примеру, из-за того, зачем летние эльфы, помогая зимним снежинки придумывать, сделали их в форме ромашек, или, почему осенние эльфы на крылья бабочкам узоры, похожие на осенние листья, добавили. Старики говорят, все из-за мелочей пошло, – Эваин вздохнул печально и замолчал, а Мэл продолжил:

– До того перессорились, что землю общую на острова поделили, а Часы Гармонии, которые в середине нашей земли находились, на отдельном острове оставили на равном расстоянии от остальных островов. Вот так и живем, – печально заключил Мэл.

– А что, помириться не пытались? – спросила Зоя, которую эта история очень расстроила.

– Некоторые эльфы с разных островов пытаются общаться, но это не очень одобряется. Вот мы с Эваином, например, дружим, но родители недовольны.

– Скажи лучше, что запрещают даже…

Повисло грустное молчание. Никогда бы в жизни Зоя не подумала, что у такого волшебного сказочного народа, как эльфы, могут быть такие проблемы.

– Нам часы старинные нужны, – наконец нарушил тишину Мэл. – У вас в доме такие есть?

Зоя задумалась.

– На чердаке есть. Мама, когда ремонт делали в гостиной, решила, что они не вписываются в обстановку, и отправила их на чердак. Но они ходить должны. А вам часы зачем?

– Ну, ты спрашивала, как мы в таком виде Камни искать в вашем мире будем. В общем, в таком виде мы не собираемся их искать. Мы превратимся в людей, станем такими же большими, как и вы. Именно для этого нам и нужны часы, – заключил Мэл.

Зоя открыла рот и замерла. Вид у нее, видимо, оказался достаточно смешным, и эльфы дружно и от души расхохотались. Зоя же этого веселья не поддержала, но рот все же закрыла и, немного недоуменно поморгав, уточнила:

– То есть вы хотите сказать, что станете такими же, как я?

– Ну да! – весело воскликнули оба.

И вдруг в голову Зои пришел вопрос, который до этого не приходил:

– А сколько вам лет?

– У нас возраст считается так же как и у вас. Нам с Эваином по тринадцать.

Зоя подумала, что ей-то только десять, да и то будет завтра. А в школе мальчишки такого возраста, как Мэл и Эваин, смотрели на таких малявок, как Зоя, свысока, ну, или, вообще никак не смотрели… Подобного поворота Зоя не ожидала и растерялась еще больше, да к тому же и смутилась, но виду подавать не стала. Пусть они такие взрослые, зато она, хотя бы пока, их ростом больше. И эта мысль ее немного успокоила.

* * *

Зоя долго не могла заснуть. Она все ворочалась, переживая заново события минувшего дня. Ей не верилось, что за стенкой ее кукольного домика спят два самых настоящих эльфа, и она снова увидит их завтра. Было решено, что они останутся на ее день рождения. Дело было в том, что, хотя гостей из-за Зоиной болезни и не приглашали, ее родные весь завтрашний день собирались провести дома. И поэтому оказывалось невозможным пробраться незаметно на чердак вместе с эльфами и, тем более вывести их оттуда. Ну, не объяснять же, что это ее одноклассники пришли к ней на день рождения, в конце-то концов! Да и на одноклассников они вряд ли потянут в свои-то тринадцать!

Сквозь щель в шторах было видно, что за окном все еще сыплет снег, правда, он стал реже и разделился на отдельные снежинки, но зато ветер усилился и весело кружил и метал из стороны в сторону неприкаянные белые звездочки. Зоя не любила, когда ветер начинал скулить и стонать за окном, тем более тоскливо и тягостно было это слушать ночью. Но сегодня песня ветра казалась девочке приятной, она стала вслушиваться в нее, взбудораженное избытком впечатлений сознание успокоилось, и Зоя, наконец-то, сладко уснула.

Глава 4

День рождения Зои

День рождения – это всегда замечательно! А когда у тебя в гостях эльфы, настоящие, живые эльфы – это в тысячу раз замечательнее!!! Конечно, за общим праздничным столом они не сидели, но угощение Зоя им принесла в избытке. А родным объяснила, что собирается устроить праздник в своем кукольном домике, чем немало их шокировала – она и до этого-то не была особой любительницей играть в куклы, а тут десять лет исполнилось, и вот на тебе…

Зоя была в васильковом платье с пышным подолом по колено, на талии была завязана широкая синяя атласная лента, которая превращалась сзади в большой роскошный (благодаря бабушкиным стараниям) бант, и атласная лента точно того же цвета ярким ободком обхватывала вьющиеся ниспадающие на плечи светло-русые волосы. Синие глаза Зои сияли и вся она, казалось, светится от счастья и переполняющих ее радостных эмоций.

Праздничный обед, на котором были мама, папа и бабушка, проходил весело и вкусно. Зое подарили много подарков: мольберт с набором красок – от папы, нарядные туфли, лаковые черные с синей вставкой, которые как нельзя лучше подошли к ее платью, – от мамы, и горшочек с изумительной махровой фиалкой – от бабушки. Когда все подарки были вручены, восторженно рассмотрены и даже надеты (это касается туфель), бабушка вдруг встала, кашлянула, немного помолчала, как бы не зная с чего начать, и произнесла:

– Зоя, у меня еще один подарок для тебя есть, только он не от меня, он от дедушки…

Зоины глаза широко распахнулись, и она почти перестала дышать. Бабушка продолжила:

– Дедушка, еще до того, как уйти, велел передать тебе одну вещь в твой десятый день рождения, – она замолчала, немного помедлила, как бы задумавшись о чем-то, и достала из ящика шкафа небольшую шкатулочку. Зоя подошла к бабушке и осторожно взяла неожиданный и такой дорогой для нее подарок. На ощупь шкатулка была металлическая, но пальцы не чувствовали холода металла, она казалась теплой, будто была только что согрета чьими-то заботливыми руками. Шкатулка была матовая серебристая, а по бокам и на крышке были рельефные узоры. Зоя пригляделась, – это было сплетение снежинок, цветов, очень похожих на подснежники, бабочек и листьев. Девочка взглянула на бабушку, и та одобрительно кивнула. Затаив дыхание, Зоя медленно приподняла крышку шкатулки, – в ней лежала серебряная цепочка с синим кулоном, по форме напоминающим каплю воды. Трепещущими пальцами девочка достала камень и аккуратно положила на ладонь и вдруг ощутила, как тепло разливается по всей ладони, охватывает руку, плечо, мягкими ласковыми волнами бежит по всему телу, охватывает сердце и, кажется, сейчас выплеснется из нее и зальет, заполнит собой весь мир!

– Зоя! Надень скорее! – сказала мама, – Тебе он очень подойдет к наряду!

Ощущение теплых волн пропало, но на душе осталось чувство покоя и умиротворения. Зоя бережно расправила цепочку и надела ее на шею. Кулон синей каплей лег ей на грудь в вырезе платья, и тут Зоя заметила, что камень светится. Причем это свечение становилось сильнее с каждой минутой. И Зоя испугалась, что сейчас кто-нибудь из родных обратит на него внимание. Она незаметно сняла цепочку и зажала камень в ладошке. Но почти сразу почувствовала, как камень нагревает ее руку. А через какое-то время Зоина рука, в которой был камень тоже начала издавать сияние. По ее венам будто побежали серебряные искорки. И сияние это начало продвигаться от ее ладони к запястью, а потом еще выше по руке. Зоя спрятала руку под стол, взяла шкатулку, которая стояла рядом, и положила туда необыкновенный камень. Зоя была уверена, что это Главный Камень эльфов, и ей не терпелось рассказать им об этом.

Она едва высидела до конца праздничного обеда и побежала наверх, в свою комнату. Эльфы с аппетитом уплетали принесенные им угощения и, похоже, напрочь забыли обо всех своих проблемах мирового значения. Оно и понятно, когда перед тобой огромный лакомый кусок торта с кремом, остается одна проблема: его съесть!

– Посмотрите, что у меня есть! – воскликнула Зоя. – Этот камень тоже светится!

Эваин даже поперхнулся лимонадом от неожиданности. Эльфы уставились на Зоин камень, глаза у обоих расширились, а рты открылись. Вид у них был при этом весьма презабавный. «Не только я глупо выгляжу, когда сильно удивляюсь чему-нибудь», – ухмыльнулась про себя Зоя, но вслух тактично ничего не сказала.

Мэл и Эваин бросились за своими камнеискателями. Они оба надели приборы на головы и замерли. Выражения их лиц стали меняться: глаза еще больше округлились, переполнившись удивлением и восторгом.

– Это пятый Камень! – почти одновременно выкрикнули оба.

– Откуда у тебя этот Камень? – спросил Эваин.

– Это дедушкин подарок. Он велел вручить мне его на десятый день рождения. И сегодня бабушка передала мне его.

– Но она же дома была все время, получается, что и Камень был в доме. Почему же тогда мы его не почувствовали? – недоуменно проговорил Эваин.

– Он в чем-то лежал? – спросил Мэл.

– В этой шкатулке, – и девочка поставила на стол шкатулку, в которой хранилась цепочка с кулоном. Мэл осмотрел шкатулку.

– Она из металла, который может контролировать магические свойства Камней. У нас кулоны из такого металла делают для молодых эльфов, которые еще плохо со своей магической силой справляются. Интересно, как этот Камень и шкатулка оказались у твоего дедушки.

Зоя пожала плечами.

– Он путешествовать очень любил. Возможно, купил где-нибудь в одно из своих путешествий. Кстати, серьги с изумрудами именно так у нас появились, – Зоя вдруг погрустнела. – Раз это ваш главный Камень Гармонии, значит, вы его заберете?

– Да, Зоя, мы должны это сделать, но мы создадим тебе точно такой же, – сказал Эваин.

Зоя рассказала о том, как от Камня начала светиться ее рука. Эдьфы предложили ей снова попробовать взять Камень в руки. Но такого сильного свечения почему-то больше не было.

– Пока вы здесь, можно я поношу его. Все-таки дедушка подарил мне именно этот камень.

– Хорошо, – согласились эльфы.

Зоя провела вечер дня рождения в своей комнате, беседуя с новыми друзьями. Они рассказывали ей о жизни в своем мире, а она о том, каков ее мир. Эльфы хоть и знали кое-что о жизни здесь, слушали Зою с огромным интересом и засыпали ее бесконечными вопросами, на которые девочка с удовольствием отвечала, если сама знала ответ.

Но вот и вечер десятого дня рождения подошел к концу. Пора было ложиться спать. Зоя подошла к окну, чтобы посмотреть на погоду.

– Завтра уже первое апреля, второй месяц весны, а снегу нападало, будто в январе, да и до сих пор еще сыплет. Всё окошко занесло. А папа, кажется, дорожку у дома собрался расчищать.

Зоя уткнулась носом в стекло, чтобы получше рассмотреть, что делает папа, но не прошло и минуты, как она отпрянула от окна:

– Ой, там снег тает!

– Где? – эльфы в недоумении уставились на нее.

– Да там, за окошком, на карнизе.

Зоя перенесла эльфов на подоконник и снова приблизилась к стеклу, чтобы показать, где начал таять снег. И прямо у них на глазах снежная стенка, которая залепила окно почти на четверть, начала уменьшаться, истекая водой, как будто к ней приложили что-то горячее. Зоя и эльфы переглянулись.

– Посмотрите, нигде снег не тает, только здесь, и начал таять, когда я подошла.

– Зоя, мне кажется, – произнес Мэл, – все дело в Камне. Сейчас должна быть весна, и Камень пытается исправить ошибку погоды. Он влияет на окружающую природу, на погодные явления. Этот Камень очень сильный, поэтому его и спрятали в такую шкатулку, которая не выпускает его силу наружу. И, я думаю, поэтому просто так носить его тоже опасно.

Зоя сняла цепочку с Камнем и положила обратно в шкатулку. Снег за окошком таять перестал и через несколько минут стекло снова засыпало.

* * *

Утро было ясное. Первое апреля ознаменовалось легким морозцем и внушительными искрящимися на солнце сугробами. Был выходной, но дома никого не было. Мама с папой уехали к знакомым, а бабушка отправилась в магазин.

– Зоя, мы с Эваином подумали и решили, что отправляться на поиски оставшихся Камней не будем. Нам нужно домой. Главный пятый Камень найден, и, возможно, его силы хватит, чтобы починить Часы Гармонии и все исправить. По крайней мере, стоит попытаться. А то боюсь, что на поиски уйдет слишком много времени, а весна так и не наступит. Посмотри, какие сугробы вокруг, да и мороз не весенний.

– Так вам больше не нужны старинные часы?

– Нужны. С помощью них мы не только превращаемся в людей, но и можем вернуться в свой мир.

Зоя перенесла эльфов на чердак. Она иногда любила бывать здесь. Ей казалось, что это совсем другая страна, где живут старые и очень интересные вещи. Она часто рассматривала ту или иную вещь и представляла, какую жизнь та прожила, что и кого видела, и даже, что могла чувствовать. Чердак был страной Зоиных фантазий. В нем царил полумрак, но вовсе не страшный, а, как казалось Зое, таинственный. Слабые лучики света пробивались сквозь запыленное полукруглое чердачное окошко. Все вокруг было подернуто слоем пыли и, как будто, дремало. Старинные часы занимали почетное место по центру стены, прямо напротив входа.

– Вот они, – Зоя опустила Мэла и Эваина на пол рядом с часами.

– Нужно их завести, – сказал Мэл.

После долгих стараний с Зоиной стороны, бдительного руководства и конструктивных указаний со стороны Мэла и несвоевременного и бестолкового вмешательства Эваина, часы все же пошли.

– Ура! – закричали все дружно, когда часы наполнили чердак густым низким боем. Но Зоины глаза тут же наполнились печалью.

– Ну вот, теперь все сделали, и вы отправитесь назад, домой, а значит, я могу вас больше не увидеть. Верно? – грустно спросила Зоя.

– Не знаю, все зависит от того, починим мы Часы Гармонии или нет, – ответил Мэл, – Спасибо тебе за помощь, Зоя. Если вдруг мы не сможем ничего исправить, то вернемся. А сейчас, прощай!

– Прощайте! Я желаю вам удачи!

Эльфы прикоснулись к часам, что-то произнесли вместе по-эльфийски и с последним звуком боя часов растворились в воздухе, как будто их здесь никогда и не было.

Зоя печально вздохнула, спустилась вниз к себе в комнату, достала из подаренной дедушкой шкатулки цепочку с уже другим, хотя по виду и не отличимом от прежнего камнем, и надела ее на шею. На душе было неуютно и тоскливо.

Глава 5

Зоя идет в школу

Наступило утро следующего дня. Каникулы закончились, и сегодня Зоя должна была идти в школу. В школе ей нравилось. Там было много друзей, и было весело. Но сейчас большого желания идти туда она не испытывала. Зоя понимала, что все это из-за случившегося в последние дни каникул. То, что произошло, было так странно и так чудесно, что даже немного не верилось. Зоя поймала себя на мысли – уж не приснилось ли ей все это. Но вспомнив очень явственно необычные события, она окончательно убедила себя, что сном это точно быть не может.

Быстро одевшись и сложив в школьный рюкзак книжки, которые обычно складывались туда накануне вечером, Зоя подошла к окну, еще раз посмотреть на погоду. Она понимала, что положено наступить весне, и, если у эльфов все получится, то она наступит. Но ей так хотелось увидеть их снова, что в глубине души она все же надеялась на их неудачу и на то, что эльфы вернутся за оставшимися в этом мире Камнями. Зоя знала, что желать такое нехорошо и, поэтому старалась спрятать эту мысль подальше и, вообще, ни о чем таком не думать. Но к окну она за утро подбегала уже в третий раз. А погода была непонятная: снегопад не возобновлялся, термометр показывал небольшое потепление, но весны все же не наблюдалось, было промозгло, серо и уныло. Зоя бросила взгляд на горшочек с фиалкой, которую ей подарила бабушка на день рождения и очень удивилась, обнаружив, что фиалка покрылась целой шапкой белых махровых цветков.

«Как странно», – подумал Зоя, – «вроде бы вчера вечером цветов было гораздо меньше. Когда они расцвести-то успели да еще так много. Наверно, это все под действием пятого Камня. Фиалка же на подоконнике стояла, когда я с дедушкиным кулоном подходила сюда».

Зоя полюбовалась на роскошно цветущую фиалку, взяла рюкзак и вышла из комнаты.

Папа отвез Зою в школу. Многие из тех, с кем она училась, уже собрались в классе и делились своими впечатлениями от каникул. Зоя быстро влилась в компанию оживленно болтающих одноклассников, и настроение ее сразу же улучшилось. Незадолго до звонка в коридоре появились две девочки – это были Зоины подружки, Лиза и Мария. Зоя выбежала им навстречу.

– Привет! – улыбаясь, воскликнула она.

– Привет, Зоя!

– Зоя, где ты такую заколку потрясающую раздобыла? Бабочка, как настоящая! Прелесть какая! – Лиза восторженно смотрела на Зоины волосы.

Мария тоже, как зачарованная, воткнулась в них взглядом.

Тут в замешательство пришла Зоя – никакой заколки-бабочки у себя на голове она не помнила. Она точно ничего такого не надевала сегодня утром, более того, у нее вообще такой заколки не было.

– Где? Какая заколка? – растерянно пробормотала Зоя и подняла руку, чтобы провести по волосам, а сама подумала: «Разыграть решили, наверно».

Она прикоснулась к волосам чуть выше лба, и вдруг пестрая тень мелькнула у нее перед глазами – изумительная, чудной яркой окраски большая бабочка запорхала над головами остолбеневших подруг.

– Зоя, она же настоящая! – выдохнула Лиза и захлопала в ладоши. – Откуда она у тебя? Сейчас же холод, зима никак не кончится, а тут такое!

– Я не знаю. Может, проснулась просто, весна же должна уже наступить, вот она и почувствовала, – Зоя была в полной растерянности. Она понятия не имела, когда и как эта необыкновенно красивая бабочка могла сесть к ней на волосы. Видимо, уже в школе. Из дома-то она в шапке выходила.

Бабочка залетела в класс, вызвав бурный восторг у детворы, сделала несколько витиеватых кругов по комнате, то немного опускаясь, то взмывая под самый потолок, будто желая похвалиться перед всеми своим роскошным нарядом, а потом выпорхнула за дверь и исчезла в лабиринте школьных коридоров.

* * *

Так весело и необычно начавшееся школьное утро сменилось скучнейшим уроком чтения. Зое нравилось учиться, нравилось узнавать что-то новое и интересное и, особенно ей нравилось чтение. Но сегодня их учительница заболела, а ее заменила другая, и заунывный голос, монотонно вещающий о красоте весны, нашедшей отражение в творчестве многих поэтов, в сочетании с полным отсутствием за окном того, о чем говорилось, наводил такую тоску, что хотелось выть. Все-таки весны не хватало: не хватало зелененьких липких почек, первой нежной травки на проталинках, серебристых, весело болтающих ручейков и солнца – много-много солнца, его теплых, нежных лучиков, его безудержного ослепительного блеска в лужах и ручейках и, конечно же, задорного неумолкающего ликующего пения птиц в потоках солнечного света и тепла. Зоя задумалась о весне, представила, как она идет по весенней улице и даже почувствовала, как ласковые лучики целуют ее щеки. Стало так хорошо, просто невообразимо хорошо, – классная комната вместе с учительницей и учениками будто растворилась в тумане, исчезла из Зоиного сознания, а вокруг возник другой мир, мир весны, свободы, тепла и солнца.

– Смотрите, на яблоне почки распускаются! – громкий возглас соседки по парте буквально вытряхнул Зою из созданного ей мира. – С утра этого не было, я точно помню, я в окошко еще посмотрела и подумала, что яблони зацветут в этом году нескоро!

Зоя сидела вместе с Катей у окна на предпоследней парте, и именно Катя первая заметила это странное явление. Ученики бросились к окошку, чтобы посмотреть на чудо природы. Почки, и правда, разворачивались и превращались в клейкие юные листочки. Причем, яблонь у стены школы было много – там был целый яблоневый сад, но произошло такое только с одной, которая ближе всего располагалась к Зоиному окну. Девочка задумалась. Странно, она представляла себе весну, и тут вдруг почки на яблоне стали распускаться. Зоя потрогала рукой синий кулон, который надела сегодня утром, собираясь в школу. Хотя теперь это был не тот камень, который подарил ей дедушка, все же он был его копией и напоминал Зое о такой необыкновенной встрече с эльфами. Бабочка, а теперь яблоневые почки… Зоя приподняла кулон на ладони и внимательно вгляделась в него – свечения не было. Да и откуда бы ему взяться, эльфы же забрали свой волшебный Камень.

– Должно быть, горячая водопроводная труба под землей, рядом с корнями дерева, вот оно и стало распускаться. По времени-то весне уже наступить пора – деревья чувствуют, – такое вполне приземленное и простое объяснение учительницы немного успокоило Зою. Она перестала теребить кулон и включилась в занятия.

Оставшиеся уроки прошли без особых происшествий, если не считать слишком быстро разворачивающихся листочков на яблоне. К концу школьного дня они уже весело зеленели на веточках, и Зое даже показалось, что местами яблоня пытается набрать цвет. Девочку это не на шутку обеспокоило: молоденькая зелень и цвет могли померзнуть и погибнуть – холода-то еще не прекратились.

Уроки закончились. Но так как школа находилась далеко от дома, Зоя всегда ждала папу, который забирал ее. Погода была не особо холодная, а большие белые сугробы недавно выпавшего снега соблазнительно громоздились вдоль школьных дорожек, и Зоя с оставшимися после уроков ребятами, одевшись, выбежала во двор. Снег был пушистый, мягкий, рассыпчатый, и снежки поэтому слеплялись плохо и получались рыхлые, но игра в них от этого нисколько не пострадала. Ребята с азартом бросали друг в друга разваливающиеся снежные комья, задорно хохотали и визжали. Зоя стояла по колено в сугробе, волосы выбились из-под шапки, щеки раскраснелись, а остатки долетевших до цели снежков не торопясь осыпались с пальто при каждом ее движении. Они играли уже больше четверти часа, но заканчивать, судя по неумолкающему веселому гомону, не собирались. Зоя нагнулась за очередным снежком и тут заметила, что снег возле ее ног подтаял, сугроб, в котором она стояла, слегка осел, а внизу, под подошвами сапог, хлюпала вода. Девочка перестала играть и стала оглядываться, – может такое везде происходит, а не только около нее, может просто стало теплее, и снег начал таять. Но всюду по-прежнему лежали пушистые сугробы, снег был сухой и рыхлый. Тогда Зоя перешла на другое место и продолжила игру с ребятами, но сама краем глаза стала следить за снегом под ногами, и тот не заставил себя ждать: не прошло и пары минут, как он начал потихоньку слипаться и оседать, и Зоины сапоги вскоре снова оказались в луже. Зоя провела эксперимент еще раз, но результат остался таким же. Мария, поинтересовавшаяся причиной Зоиных перемещений, высказала вполне правдоподобную и уже звучавшую сегодня мысль о горячей трубе под землей. Но теперь такое вполне логичное объяснение Зою не устроило и нисколько не успокоило. Тем, кто никогда в жизни не сталкивался с чудесами, было проще простого найти обычную и достоверную на их взгляд причину происходящего. Зоя же с недавних пор в волшебство верила, как никто другой, и то, что сейчас происходило, для нее уже не могло оправдаться какой-то глупой трубой.

Приехал папа, и они отправились на машине домой. Дорогой Зоя, любившая болтать во время поездки, пересказывая все те события, что произошли за день, непривычно молчала. Папа даже поинтересовался, хорошо ли она себя чувствует, на что Зоя ответила, что все в порядке, а сама подумала, что совсем не в порядке, но папе-то этого не расскажешь. Ее не покидала и очень тревожила мысль о том, что камень, который висел сейчас у нее на шее, был тем самым, настоящим пятым Камнем Гармонии. Что если эльфы перепутали камни, просто ошиблись, взяли с собой другой, неволшебный, – камни-то похожи, как две капли воды. А сияние (камень, который был на Зое, не светился) – оно же было несильное, и потом, может они и не постоянно светятся, вот Эваин не заметил же, что зеленый камень светится, может он и не светился вовсе. Если все это так, тогда становится вполне объяснимым то, что происходило с Зоей в школе: бабочка, яблоня, растаявший снег, да и то, что весна не наступает, а еще Зоя вспомнила бабушкину фиалку.

«Эльфы непременно должны вернуться, а может даже уже вернулись!» – сердце Зои заколотилось при этой мысли. Неужели она сможет снова их увидеть!

* * *

В комнате никого не было. Зоя заглянула в кукольный домик, там тоже было пусто.

«Может они не догадываются, что у них не тот камень? Нужно подождать».

Зоя сняла кулон и стала изучать его. Он не светился. Зоя подошла с ним к окну, и снег за стеклом, как и в прошлый раз, начал не спеша подтаивать. Сомнений не было – эльфы перепутали камень!

Наступил вечер. Зоя кое-как сделала домашнее задание на завтра – в голову абсолютно ничего не лезло, все мысли крутились около камня и почему-то не торопящихся его забирать эльфов. Зоя окинула взглядом свою комнату. Неужели совсем недавно в ней были эльфы? Настоящие эльфы, которые, как до этого думала Зоя, бывают только в сказках? Ее взгляд скользнул по кукольному домику, служившему ночлегом для эльфов, по полке, где она впервые увидела забавного и немного неуклюжего Эваина, и остановился на окне – за ним она с изумлением обнаружила Мэла, летящего на своем белоснежном, похожем на ком снежных хлопьев парашюте… А это что? Между створок окна застряло что-то темное. Зоя подошла к подоконнику и внимательно осмотрела непонятный предмет. Это был лоскут черной ткани. «Откуда он здесь? – подумала Зоя. – Неужели бабушка права, и к ним кто-то залезал? Только Зоя точно помнила, что никакого лоскутка сегодня утром не было. Выходит кто-то был здесь днем. А, может, это эльфы вернулись и, увеличившись в размерах, выбрались через окно и отправились на поиски оставшихся Камней? Но одежды такого цвета ни у кого из них не было. Она выглянула из окна. Снег внизу примятым не был. Значит, никто там не ходил, и вниз никто не спускался. А, может, все проще: бабушка проветривала комнату, а сюда залетела эта штука и застряла между створок? И Зоя решила остановиться на этом ответе, как на более правдоподобном.

Всю ночь Зоя проворочалась в постели, засыпая на небольшие промежутки времени и просыпаясь от малейшего шороха.

Утро было такое же серое, промозглое и холодное, как и вчера. Ничего не изменилось. Зоя надела камень и отправилась в школу с тяжестью на душе. Что-то нужно было делать, но что, она не знала.

Еще больше Зоя расстроилась, когда увидела яблоню возле классного окна. Ее прихватило морозом, листочки свернулись и потемнели, а кое-где начавшие появляться бутончики, повяли.

День тянулся на редкость долго, Зоя была рассеянной и не могла ни на чем сосредоточиться. Камень, как и ожидалось, проявил себя. Их класс сегодня один урок занимался в кабинете биологии. Там было очень много горшков с цветами, но цветущих почти не было. Немного позже в коридоре Зоя услышала, как учительница биологии рассказывала, что в ее кабинете ни с того ни с сего вдруг начали зацветать цветы.

– Весну чувствуют, – как всегда логично объяснила чудо ее собеседница. А Зоя раздраженно подумала, что ничего обычного в этом нет, и что, вообще, весны может не быть, только они об этом не знают.

Во время последнего урока в яблоневый сад прилетела целая стая воробьев. Они начали оглушительно и задорно щебетать, чему-то радуясь так, как это бывает в солнечный теплый день. Но радоваться особо было нечему: ни солнышка на небе, ни тепла в воздухе, только серая промозглость. Тем не менее, птицы галдели, усаживались на карнизы окон и, как показалось Зое, старательно заглядывали сквозь стекла в класс. Плавное течение урока было нарушено, ученики начали оживлено вертеть головами, переговариваться и даже привставать за партами, чтобы лучше рассмотреть неумолчно и так воодушевленно щебечущую стаю. Зоя, недолго сомневаясь, и это явление с развеселившимися птицами, отнесла к действию Камня.

Школьные занятия приближались к концу. Зоя начала нервничать: если эльфы и сегодня не появятся, что ей делать с камнем? А потом ей в голову пришла мысль, от которой у нее даже дух захватило: а что, если эльфы вернулись, но только вернулись не за ее камнем, а за другими тремя? «Ну, конечно», – думала Зоя, – «они могли просто не догадаться, что ничего не получается из-за пятого Камня, что он не тот, не настоящий. Они просто решили, что нужно найти остальные три. А меня дома не было, и они, наверно, прибыли из своего мира, может, даже в людей превратились (часы-то я им показала), и отправились на поиски оставшихся Камней». Тут Зое стало грустно и даже обидно: почему же ее не подождали – она же им помочь хотела. Все мальчишки одинаковые: подумали, наверно, какой им толк от малявки. На глаза навернулись слезы. Зоя постаралась их удержать, но одна все же предательски сорвалась с ресниц и капнула на парту.

– Ой, что это?!

Возгласы раздались сразу из-за нескольких парт. Зоя подняла глаза и обнаружила, что в классе идет дождь. Да, да, самый настоящий дождь! Он был слабый, взялся ниоткуда и падал на парты небольшими капельками, по размеру походившими на Зоины слезинки. У Зои парта тоже стала мокрая в нескольких местах.

– Кто брызгается на уроке?! – возмущенно воскликнула учительница. Ученики недоуменно переглядывались. Дождь закончился.

– Чтобы такого больше не повторялось! – подытожила учительница, поняв, что правды все равно ни от кого не добьется. А Зоя сделала вывод, что при камне на шее со своими эмоциями нужно быть поосторожнее, а то, кто его знает, вдруг еще молния ударит.

Немного успокоившись насчет возвращения эльфов и решив не сочинять того, что, возможно, вовсе и не произошло, Зоя дождалась папиного приезда и отправилась домой в надежде, что волшебные маленькие человечки все-таки прибыли и ждут ее. Отъезжая от школы, она с тоской взглянула на померзшую яблоньку и задумалась: смог бы или нет волшебный камень помочь деревцу снова зацвести.

Глава 6

Новое знакомство

Эльфов не было. Зоя внимательно осмотрела свою комнату, а особенно кукольный домик. Она надеялась, что, если они вернулись, и, не застав ее, все же отправились на поиски Камней, то, возможно, оставили записку или еще что. Но какие-либо признаки их появления здесь отсутствовали полностью.

«Завтра уже четвертое апреля. Допустим, они Камни свои искать отправились, но, сколько они их искать-то будут. А самый главный все равно у меня. Так ведь и весна может совсем не наступить. А может быть, что-нибудь случилось в их мире, и они не смогли вернуться, или им нужна помощь!» – Зоя была просто в отчаянии. Слезы готовы были политься из ее глаз, но она вспомнила о школьном мокром происшествии и взяла себя в руки. Девочка села на стул возле кукольного домика и стала думать.

«Вот если бы я сама могла отнести Камень», – эта мысль заставила Зоино сердце застучать сильнее. Она еще немного посидела, потеребив пальцами синий кулон и взволнованно покусав губу, а потом решительно встала, что-то написала на листочке бумаге, который так и оставила лежать на столе, вытащила из нижнего ящика комода небольшой фонарик и стремительно вышла из комнаты.

* * *

На чердаке было уже темно. Слабый сумеречный свет апрельского вечера просачивался сквозь небольшое оконце, но не столько освещал комнату, сколько придавал ей загадочный вид, обозначая лишь слабые очертания загромождавших ее непонятных предметов. Зоя включила фонарик. Его луч сразу же высветил большие напольные часы. Они молчали. После того, как эльфы отправились к себе домой, Зоя остановила их, чтобы они не звонили здесь, на чердаке, каждый час.

Мама и папа еще не вернулись с работы, а бабушка ушла к подруге. Зоя была одна. Она стала пытаться завести часы, вспоминая весьма толковые указания Мэла, и через какое-то время ее старания увенчались успехом, – часы ожили и наполнили комнату своим умиротворенным тиканьем. Что же дальше? Зоя прикоснулась к часам в том месте, где это делали эльфы, и стала вспоминать, что они при этом произнесли. В голову лезла всякая абракадабра, которую девочка старательно проговаривала, но толку не было. Зоя злилась на себя, что не удосужилась внимательно послушать и запомнить то заклинание, которое выкрикнули Мэл и Эваин. А может, нужен звук боя часов, – эльфы же отправились к себе как раз тогда, когда часы звонили. Зоя перевела стрелки часов так, чтобы они показывали двенадцать. Внутри часов что-то заскрежетало, и они начали бить. Протяжный громкий гул заполнил небольшое пространство чердака, Зоя скорее снова приложила руку к тому месту, к которому прикасались эльфы, и стала проговаривать то, что ей казалось созвучным услышанному заклинанию. Вдруг вспышка белого света озарила комнату. На какое-то мгновение весь чердак осветился так ярко, как не освещался и днем, потом свет неожиданно погас, но через секунду вспыхнул снова, уже меняя свой цвет и переливаясь всеми красками радуги. Свет этот был такой ослепительный, что Зоя кроме него вообще перестала что-либо видеть. В глазах зарябило и даже стало больно смотреть. Она закрыла глаза рукам, но свет пробивался даже сквозь сомкнутые ладони. Через несколько секунд Зоя почувствовала, что невозможно яркое свечение исчезло. Она осторожно убрала руки от лица и открыла глаза… К ее удивлению вокруг был все тот же, знакомый, запыленный чердак со старым хламом – не изменилось ничего. Девочка была готова увидеть что угодно, но только не это. Она оторопело стояла и никак не могла прийти в себя после случившегося. Но тут неожиданно откуда-то снизу тонкий голос воскликнул:



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.