книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Великий ламповый поход

Самый теплый и ламповый

Владислав Анатольевич Безлюдный

Иллюстратор Екатерина Викторовна Половенко

© Владислав Анатольевич Безлюдный, 2018

© Екатерина Викторовна Половенко, иллюстрации, 2018

ISBN 978-5-4493-0533-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ВЕЛИКИЙ ЛАМПОВЫЙ ПОХОД

Вступление

Полоцкая проснулась рано. Сегодня ей следовало хорошо выспаться, ведь предстоял перелёт домой, на Терру-7. Только вот как-то не сложилось. С консоли её донимал выносящий мозг сигнал входящего текстового сообщения. Сколько раз она пыталась отрегулировать громкость этого сигнала? Двадцать? Тридцать? Алиса уже и со счёта сбилась.

Она поправила сбившиеся за ночь рыжие волосы, стянула их в тугой хвост, хотя делала так крайне редко, впрыгнула в комбинезон и поплелась в рубку.

Пока она дошла под вопли электроники, сон, как рукой сняло. Девушка опёрлась руками на испещренную царапинами и сколами панель, уставившись на экран. Оттуда не неё смотрела новая проблема. Только Полоцкой захотелось взять день-другой отпуска, как сразу она кому-то понадобилась. Впрочем, предлагали неплохие деньги, а их ей сейчас ой, как не хватало. Джамп починить, электронику в порядок привести, купить новые инструменты… В общем, если перечислить всё, то, даже продав корабль, она такие деньги бы не выручила.

Итак, что же от неё хотят? Сектор А. Уже хорошо – далеко от пиратских путей. Объект… Чего? Да как она это чудище доволочет одна? О, даже подсказка есть – рекомендуем взять помощника.

Алиса проморгалась, отгоняя последние попытки утащить её в объятия Морфея, и пошла, слегка покачиваясь, в свою каюту.

Приведя себя в порядок, девушка таки задала курс на Терру-7. Только теперь она собиралась совсем не в свою старую квартирку, и даже не в хостел, неподалеку от космопорта. Ей предстояло отправиться в рекрутинговое агентство.

Знакомство

В холле сидела полная брюнетка невысокого роста, похожая на героиню древних латиноамериканских сериалов, которые Алиса недавно просматривала. Женщина окинула взглядом Полоцкую, словно измеряя мысленно 176 сантиметров её роста, поджала губы, вскинула пышные накладные ресницы, и спросила:

– Чем могу помочь?

– Подскажите, где тут у вас базу можно посмотреть?

Сидящий в углу мужик, ехидно посмеивался, глядя на гостью.

– Я что-то смешное сказала? – обратилась к нему Алиса, готовясь к дебильной шутке, и она эту шутку дождалась.

– Тебе скучно одной на корабле? Возьми меня с собой. Ем мало, неприхотлив. Буду любить тебя, как родную. Пять раз в день!

– Карлос, угомонись, – шикнула на него дама с ресницами, и чуть тише сказала Полоцкой, – Вы простите его. Это мой сын… Сидит на моей шее, работать не хочет, только пристает ко всем красивым женщинам, которые заходят в наш офис. К слову, вы не замужем?

– В разводе, – честно ответила девушка, и добавила, – Второй раз наступать на грабли желания нет. Мне бы напарницу. Женщину. От двадцати одного, до тридцати пяти. С навыками штурмана, готовую к дальним перелетам.

– Аааа… Так вы по девушкам… Простите, сеньорита, что потревожил ваш покой, – разочарованно сказал Карлос. Он вновь откинулся в кресле, забросив ноги в кожаных ковбойских сапогах на журнальный столик.

Полоцкая стерпела, не желая переходить на личности, тем более, при матери этого охломона. Если бы они сейчас были в помещении один на один… Ну, да ладно.

Дама, на бейджике которой светилась надпись «Кармелла. Старший консультант по кадрам», открыла базу данных. В ней значилось шесть девушек подходящих по возрасту. Но штурманские и астронавигационные навыки были только у двух из них.

Первой было слегка за тридцать, но в досье значилось, что она недавно перенесла травму позвоночника и проходила курс реабилитации. Не стоило её сейчас вытягивать на подобные миссии. Ещё повредит спину, а Алисе потом отдувайся.

Второй кандидатке оказалось двадцать четыре. Выпустилась несколько лет назад, отлично сдала весь курс, включая выживание.

– Фотографию можно посмотреть? – спросила Полоцкая у консультанта.

Та несколько раз нажала на панель, но фотография не открылась.

– Простите, какие-то проблемы с сервером. Если откроется позже, я могу вам выслать?

Пилотесса отрицательно мотнула рыжей головой, – Спасибо. Поставьте уведомление ей. Пусть свяжется со мной в течение двух суток.

Алиса оставила свой комм-номер и отправилась спать в хостел, ибо ноги отказывались тащиться на космодром.

***

Утро редко бывает добрым. Вот и это постучало ей в голову звонком коммуникатора. Левый глаз открылся с трудом. Правый откровенно был против такого издевательства над собой, и упорно отказывался разлеплять веки. Через две минуты, поняв, что проигрывает неравную борьбу с природой, Полоцкая сдалась, и посмотрела на экран левым глазом. Входящий звонок был без видеосигнала, потому лица абонента она не видела.

Сказав несколько «да», «хорошо» и «конечно», она отключила комм и сама отключилась вместе с ним, не в силах более бороться с приступом сна.

Вселенная была добра к Алисе, ибо дала ей поспать не десять минут, и даже не час, а целых три, что в текущих обстоятельствах было манной небесной. Она сумела сходу открыть оба глаза, как-то причесаться и одеться, чтобы встретить будущую напарницу. Та была вполне пунктуальна, как для молодой девушки, опоздав всего на семь минут.

Тихий и ненавязчивый стук в дверь застал Полоцкую за раздумьями о жизни. Она взвесила все плюсы и минусы своей работы, и в голове появилась крамольная мысль о том, что микробиология и ксенозоология, дипломы по которым она получила, это не так уж и плохо.

Девушка встала, надела обувь и пошла открывать дверь, ожидая увидеть уставшее лицо штурмана, с синяками недосыпа под глазами. Вместо этого перед ней стояла девочка… Да, вот именно девочка, с милым румянцем на щёчках, белокурыми волосами чуть ниже плеч, в совершенно гламурном наряде и на высоченных шпильках, скрадывающих невысокий рост.

– Здравствуйте, – пропела она, разглядывая Алису своими огромными глазищами, созданными для покорения мужских сердец, – Я Ангелина Коперник, ваш будущий штурман.

Полоцкая кивнула, и жестом пригласила посетительницу её скромной обители войти в номер.

Та смущенно улыбнулась и успела сделать всего один шаг. Зацепившись каблуком о неровный порог, она влетела внутрь, и повисла на шее своей будущей нанимательницы. Длиннющие, причем натуральные ресницы сделали несколько хлопков. Эх, видел бы шутник Карлос эту сцену объятий, сейчас бы челюсть на пол уронил…

– Ой, – выдавила из себя Коперник.

– Да, ничего… всё в порядке, – смущенно ответила Полоцкая, фактически ставя миниатюрную гостью на пол, так, чтобы та обрела хоть какое-то равновесие на своих каблучищах.

***

Когда-то разведбот «Эксперт» использовался пионерами-исследователями. Именно они открывали новые обитаемые планеты, описывали флору и фауну, искали подходящие формы жизни. За ними уже шли эшелоны сборщиков, таких, как Алиса. Они отлавливали живность, паковали в коробки, и, стараясь не угробить по пути, везли на Терру – 7. Туда, как и в Рим, вели все звёздные пути человечества 24 столетия.

Потом «Эксперт» списали, и он ржавел в террианских доках, пока его не выкупила искательница приключений. Ей давно хотелось вырваться из пыльного и душного Терра-сити, и оказаться подальше от снующих повсюду пешеходов, которым совершенно начхать друг на друга.

Как она смогла купить корабль? Во-первых, к тому времени он стоил копейки, потому что на шесть поколений отставал от любой современной техники, способной оторваться от земли. Во-вторых, у неё был небольшой запас денег, заработанных чудом.

В закромах квартиры её бабушки хранились кое-какие старые вещицы, книги, документы. За подобными экспонатами нынешние антиквары охотились повсюду. Потому что после разрушения старой Терры, от прежнего мира осталось очень мало. Документы и фотографии Алиса отдавать не хотела. Это всё, что осталось от её семьи. Зато за пару ламп из телевизора 1976 года выпуска, можно было получить целое состояние. Одну она отдала барахольщику-метаксу. Эти существа просто с ума сходили от всего старинного, в особенности, террианского. В офисе антиквара стоял дисковый телефон, который, по словам владельца заведения, до сих пор работал. Но проверить это было попросту невозможно. Ведь ни на Терра-7, ни на других планетах, давно не было телефонных сетей.

Вторую лампу Алиса хранила в сверхпрочной капсуле внутри рубки. И с гордостью всем говорила, что бот у неё ламповый. Один раз после такой фразы она чуть не стала жертвой пиратов, которые охотились за старинными вещами. Прослышав где-то в кабаке о существовании настоящего антикварного корабля на древних технологиях, они решили, во что бы то ни стало, заполучить эту шкарабанку себе.

Что может сделать хрупкая девушка-пилот против трёх брутальных инопланетян с пушками? Сама – ничего. Но вот восемь заппи – слизне-образных тварей, думающих только о спаривании, сумели сотворить такое, после чего по всему сектору за пилотессой закрепилась слава отъявленной маньячки-извращенки. Те, кто её знал хорошо, были в курсе реальной истории. Остальные почтительно обходили и, на всякий случай, побаивались.

Так она и бороздила просторы космоса, пока на её несчастную рыжую голову не свалилась Ангелина. Девочка с очень звёздной фамилией Коперник, и совершенно заурядным мозгом провинциалки, мечтающей найти парня своей мечты. Каким-то чудом, эта дурочка прошла все шесть тестов, включая физподготовку, и попала в списки свободных агентов. Для этой миссии Алисе требовался напарник. И она сделала большую глупость, решив, что двум бабам будет как-то веселее.

Забыла пилотесса, что она-то давно уже не типичная носительница каблуков, а вот новая напарница – как раз наоборот. Если бы кто-то искал эталонную стереотипную девочку-дурочку, Лина Коперник точно вошла бы в топ-10.

Сейчас предстояло ознакомить нового члена экипажа с обязанностями, показать, что где находится. А дальше – типичный библейский сюжет – пояснить, что можно трогать, а за прикосновение к чему, можно оказаться выброшенной в открытый космос.

В роли плодов с древа познания оказались:

1) Та самая вторая лампа;

2) Личный дневник пилота;

3) Блок управления системами жизнеобеспечения.

4) Личный холодильник Алисы, покушаться на который имело смысл только в том случае, если девушка связана, закована в цепи, и пребывает под действием транквилизаторов.

***

Внутри карантинного блока стояло несколько прозрачных капсул. В одной барахтался ротозей, тараща многочисленные усики и тыкаясь языком в пластиковую стенку, в другой сидели два миокристалла, а третья с виду казалась совершенно пустой. Потому что её обитатель мимикрировал, подстраиваясь под свойства стекла.

Ангелина подошла к камере, где сидел невидимый пленник, и спросила, – А почему эта капсула пустая?

– Она не пустая. Скалипиды обладают способностью к пространственной мимикрии.

– Чего?

– Просто он, как хамелеон, умеет прятаться на любом фоне. Выдаёт только наличие внутри датчика, – ответила Алиса.

– Ух, ты, класс. А как они называются? – Восторженно спросила девушка.

– Это, например, скалипид.

Лина хмыкнула, – маленький такой… толку от него?

Алиса развернулась на кресле и окинула напарницу взглядом. Да… все мысли у барышни сводятся в одну точку…

– Его не для этого используют. Фермент, который выделяет это животное, для людей является мощным афродизиаком.

– Афро что? – переспросила Ангелина, хлопая длинными красивыми ресницами.

Пилотесса опустила голову и обхватила колени руками от безысходности. И послали же такую дуру… Но вслух ответила, – это такие вещества, которые усиливают половое влечение. Намазался ты им, а на тебя все девушки виснут. Ну, или парни, если ты девушка.

– Ой, класс. А можно мне таких афро… как их там? Прилетим на Терру-7 и все мужики мои!

– Можно. Если у тебя тысяч пять галакси будет. Нужно сначала в научный центр его сдать и заплатить им, чтобы из железы добыли фермент, очистили, и тебе ампулу выдали.

– Ого… и что, кто-то покупает?

Алиса кивнула, – ещё как покупают. Нарасхват просто. В наше время вообще кого-то привлечь целая проблема. Во всяком случае, на Терре.

– Да я заметила… – удручённо ответила Ангелина и нахмурила брови. – Ты им и глазки строишь, и улыбаешься, а они про настройки двигателя для дальних прыжков рассуждают. Ужас… Вот, мужики пошли. Я ведь думала, пойду в экспедиционный флот, там мужчины, герои. Найду себе храброго капитана.

– Тоже мне, Ассоль. Можешь так до схлопывания вселенной своего Грея ждать.

– Кого?

– Проехали…

– Эх… А почему он скалипид называется? – внезапно сменила тему девушка.

Алиса почесала макушку, – Ну, вообще, С, К, А, это фамилии открывателей. Стэнтон, Кравец, Амброзио. А липиды, это такая органика, из которой жиры состоят. Вот этот самый фермент, это 99% разных жирных кислот и…

– Всё-всё… Я поняла. Не продолжай.

В этот момент над головой Ангелины зажглась большая неоновая вывеска с надписью «Дура». Жаль, что видеть её могла только Алиса. Да и то, в своих мечтах.

***

С момента появления Лины на «Эксперте», пилот уже со счёта сбилась, сколько раз хотела вышвырнуть девчонку за борт. И только отсутствие возможности сделать это без разгерметизации, останавливало её от этого решения. Чего стоило только последнее происшествие.

на свою голову Алиса рассказала помощнице про особенности ксенофауны, и, в частности, тех существ, которые сейчас находились в карантинном блоке. После разговора, выпив витаминный коктейль с лёгким снотворным, она поставила бот на автопилот и пошла спать. Проснулась немного раньше, чем планировала, но Ангелины в рубке не обнаружила. Нажатие кнопки вызова персонала тоже ничего не дало. Скрипя зубами, и вспоминая трёхэтажные конструкции на восьми галактических языках, исследовательница космоса направилась в личные покои напарницы.

Когда Алиса вошла в каюту Лины, та лежала без сознания, а ротозей виновато шевелил усиками. Дескать, это всё она сама.

М-да… Двадцать оргазмов подряд после пяти лет «сух пайка» на Ангелину подействовали, как доза морфия. Она лежала без чувств, блаженно улыбаясь.

Пилот накинула простыню на «срам», забрала ротозея назад в карантин и оставила запись в дневнике «16 августа. Это пи… дец. Пригрела грёбаную извращенку озабоченную».

КАПИТАН ВОРОБЬЯ

На экране радара мельтешило серое пятно. Что это могло быть? Да что угодно, учитывая, что патрули здесь не появляются, а пираты, охотники за головами и просто психи, вроде самой Алисы, в таких краях совсем не редкость. Девушка навелась на объект, и в этот момент запищал сигнал приёма. Экран загорелся, и на нём она увидела знакомую физиономию.

– привет, Лисёнок! Сколько лет!

– Столько не живут, – хмуро ответила Алиса, понимая, что придётся выдержать очередную порцию пошлых шуток, три-четыре подката, и разнообразные проявления мужского шовинизма. Это не считая корявейших попыток сделать комплимент.

Корабль Millenium Sparrow, принадлежавший этому «омега – самцу», был на порядок мощнее, быстрее, и изрядно больше. При желании, он мог затянуть «Эксперта» в трюм, как какой-нибудь контейнер, подобранный в космосе. И эта идея ей совершенно не нравилась. Нужно было как-то отмазаться от назойливого ухажера до того, как рвотный рефлекс, или желание убивать возьмут над ней верх.

Но все планы, а точнее, попытки их придумать, угробила мисс Коперник, которая в лёгком халатике на голое тело, забежала в рубку.

Майкл (а именно так звали мачо на большом корабле) уронил стакан. Он застыл перед экраном, потому что Лина в этот момент зачем-то нагнулась.

Алиса треснула кулаком по кнопке выключения сигнала связи. Напарница не увидела «отвал челюсти» на экране. Она посмотрела на пилотессу. – Что такое? Я опять где-то прокололась? – девушка виновата опустила глаза.

– Ещё не знаю, – честно ответила пилот и задумалась. Теперь они от героя-любовника точно не отвяжутся.

К счастью, преследовать их никто не стал. В рубке воцарилась тишина, Лина плюхнулась в кресло помощника пилота и начала всматриваться в экран со звёздной картой.

***

Четыре дня бессмысленного болтания в открытом космосе – вот цена работы на допотопном судёнышке без мощного двигателя. Но, это было не так ужасно, чем во времена, когда приходилось забираться в анабиозные стазис-камеры, в надежде, что пока ты спишь, никто не захватит корабль, и в него не врежется астероид.

За несколько суток полёта Лина умудрилась быть такой паинькой, что у пилотессы закралось подозрение, что напарница плохо себя чувствует. Она даже ненавязчиво полюбопытствовала насчёт самочувствия Коперник. Но та никаких признаков недомогания не проявляла и ни на что не жаловалась.

«22 августа. Эта особа страннее день ото дня. А ещё меня до сих пор волнует вопрос – как она прошла тесты с её мозгами, каблуками и маникюром?»

Скука заставила Алису перечитать всё, что было в памяти бортового компьютера, свой собственный дневник и все старые журналы, которые висели на коммуникаторе. Она даже новости посмотрела.

«Открылась новая обитель человечества Терра-9. На торжественной церемонии присутствовали все высшие члены галактического совета, кроме маларийского посла. Сторона Малари высказалась против так называемой терианской экспансии, и заявила, что уже ожидает введения на новой планете колониального режима. Ответа со стороны Терры не последовало. Остальные члены совета воздерживаются от комментариев».

«Участились нападения на торговые суда в зоне 7—63. Всем владельцам транспортных средств рекомендовано не пересекать этот участок без конвоя».

От чтения новостей её отвлек очередной звук входящего сигнала. «На сей раз это точно пираты», – решила Алиса и полезла искать хоть какое-то оружие. Без боя она точно им не сдастся…

На экране появилась физиономия манагассийца:

– Вы вошли в сектор, принадлежащий республике Манагасс. Назовите своё имя, цель визита, сообщите о перевозимом грузе. Сейчас к вам пристыкуется патрульный корабль.

– Алиса Полоцкая, курьерская служба. Перевожу редкие виды ксенофауны. Список вам отправляю. Все разрешены для перевозки 6-й конвенцией.

Тишина в ответ. Зато на экране вместо одной серой точки стало две. Минуты через две стук в стыковочном модуле подтвердил догадки. Двое грузных манагассийцев, пригибаясь, вошли в основной отсек. Там их уже ждала пилот, держа в руках кристаллики с разрешениями, свои документы и прочий хлам, который требовался по местным и галактическим законам.

– Так-так… – голос из комм-переводчика был жутко знаком. Голосовой модуль для террианского явно делали на базе какого-то актёра, певца, или политика. Но кого именно он напоминал, в голову не приходило, – Скалипид – одна штука, ротозей-один, миокристаллы – две особи. Всё?

– Да, всё, – кивнула Алиса.

– Вы одна на судне?

– Я… – она хотела сказать, что одна, и что больше никого нет, но всё испортила Ангелина, которая вышла поглазеть на инопланетян. Глаза её горели, на лице читалось жуткое любопытство.

– Ваши документы, – мигом нашёлся манагассиец-офицер.

Лина протянула кристалл, рассматривая гостя. Тот поёжился, видимо, ощутил некое подобие земного смущения. Кожа на лице стала более бугристой, а глаза поменяли цвет.

Он вставил кристалл в прибор, что-то пробормотал, а затем вновь поменял цвет глаз и выдал, – Рады приветствовать вас в славных землях Республики! Надеемся, что вам у нас понравится. – он подсмотрел во встроенный словарик, и выдал, – Хлеб-соль!

«Ого» – подумала Алиса. – «С каких это пор они так рады видеть террианцев?»

Патрульные вернули документы, и скрылись в стыковочном отсеке.

В комме зазвенел сигнал и пилот вернулась в рубку.

– Сектор небезопасен. Здесь вам могут попасться пираты. Мы сопроводим вас до самой планеты.

– Класс! – радостно завизжала Лина и захлопала в ладоши. – Они забавные такие эти многононосийцы.

– Манагассийцы, – поправила Алиса.

Что же они такое увидели в документах Коперник? Ей даже захотелось стащить её модуль с документами, чтобы покопаться в них.

Манагасс

Манагасс – планета-государство. И одновременно город. Такие на Терре называют гигаполисы. Найти здесь кого-то, или что-то, всё равно, что иголку в стоге сена. Посреди пустыни. С завязанными глазами. Но надо было пополнить хотя бы запасы провианта.

Космопорт, на который совершил посадку «Эксперт», больше напоминал большой рынок. Повсюду сновали барыги, предлагающие что угодно, начиная с местного алкоголя и наркотиков и заканчивая тяжёлым вооружением для кораблей. Можно было здесь купить и поддельные документы. Кристалл оформляли в ближайшем подпольном заведении, буквально за полчаса. Как они вписывали данные в базы всего сектора – загадка. Но Алиса догадывалась, что власти, регистрационная служба и полиция – в доле. Впрочем, кого нынче могла удивить коррупция?

Когда они с Линой вошли в помещение для регистрации, перед глазами девушек предстала странная картина:

Посреди кабинета стоял большой стол, за которым устроилась пышногрудая девица слегка за тридцать. Увидеть тут человека было несколько неожиданно. Ещё немного и пилот начала бы верить в «террианскую экспансию». Мысли о странности происходящего прерывали отдельные реплики вышеописанной особы, которые та бросала в телефон. Она явно общалась с бойфрендом, и была чем-то недовольна.

Алиса достала жвачку, понимая, что это надолго.

Ещё пять минут общения и дамочка перешла на крик и маты на нескольких языках. Некоторые эпитеты пилот слышала впервые…

Наконец, терпение начало сдавать, и девушка покашляла, чтобы вернуть регистратора к реальности.

– Ну что ещё?! – завопила та, да так громко и неожиданно, что Алиса подавилась жвачкой. Лина, глядя на выпученные глаза напарницы, хлопнула ту по спине, и разжёванный шарик псевдополимера пролетел в двух сантиметрах от уха блондинки, уже собравшейся выпалить очередную тираду.

На этом воцарилась мёртвая тишина. Первой очнулась Лина, – Нам бы зарегистрироваться.

– Логично, – ехидно ответила блондинка. – Я же не просто для красоты здесь сижу. – Она демонстративно поправила грудь, и из декольте показалась белая вкладка. Увидев линин удивлённый взгляд, безумная блонда незаметно (как она сама думала) поправила увеличитель бюста, и приняла менее воинственный вид. – Документы, пожалуйста.

Первой модуль подала Алиса. Регистраторша бегло пробежалась по личным данным, сверила с базой, убедившись, что гостья не пребывает в розыске и никому ничего не должна, а затем приняла кристалл у Коперник. Её документы вновь произвели странное впечатление.

Блондинка сначала постукивала пальцами по столу, затем нервно прикусила губу, а потом выдала, – Может вам кофе сделать? В какой отель желаете заселиться? Администрация всё оплатит.

«Ну, теперь-то ты мне всё объяснишь», – подумала Алиса, но промолчала.

Лина же забрала кристалл, и вежливо отказалась от предложенных услуг.

Они вышли из кабинета, и пилот пристально уставилась на напарницу. Дескать, не желаешь ли мне всё объяснить, милочка?

– Я хочу выпить, – выдала Ангелина, схватила за руку шокированную пилотессу и потянула в сторону неоновых огней.

ЯРРАНГ

Алиса очнулась в каком-то жутком кабаке, в котором стоял адский смрад. Рядом сидели маларийцы, пьяные в стельку. Из разговора она поняла только то, что те, как обычно, что-то мелют про свободу, конец тирании и про то, что террианскую угрозу надо остановить, пока она не охватила галактику. И всё бы ничего, если бы в центре этого кружка человеконенавистников не сидела Лина.

Более того, она не спорила с заговорщиками, и даже не предлагала свою точку зрения, а вполне очевидно поддерживала их идеи.

– Ярранг! – вопили маларийцы. На их языке это означало «свобода, освобождение». Судя по всему – от «ига» Терры и её союзников.

Самый трезвый из всей компании похлопал Коперник по плечу. – Я рад, что даже в стане врага остались те, кто осознаёт, в какой нелёгкой ситуации остался мой народ! Выпьем же за прекрасную и смелую Ангелину!

Вся компания подняла кружки, чокнулась, а Алису в этот момент «накрыло» новой волной беспамятства.

Как пилот оказалась в центре заговора против собственного государства? Девушка, которая не нарушала даже правил регистрации в портах…

Логики в этом событии было не больше, чем в любом другом поступке Ангелины.

Утром голова не просто болела. Она разваливалась на крохотные осколочки, которые, в свою очередь вновь дробились, и так до самых крохотных субатомарных частиц. Во рту было настолько мерзко, словно Алиса доедала падаль за стервятниками, а потом запивала её болотной водой.

– Какую дрянь мы пили? – спросила она у Лины. Та с трудом подняла голову, – не помню… гокка вроде.

– Что?!!! – Пилот, забыв про адскую боль в висках, вскочила с кровати, – Это же для них алкоголь! А для людей эта гадость – сильнейший наркотик! Дура ты! Зачем ты мне её весь вечер подли…

На этом фраза прервалась. Потому что она осознала, что лежит в ночной рубашке, непонятно, где. Аккуратно сложенные вещи, покоятся на тумбочке. Судя по всему – один из местных отелей.

– Как мы тут очутились-то?

– Ребята привезли, – спокойно ответила Коперник.

– Какие ребята?

Лина так же, без единой эмоции выдала, – как какие? Повстанцы, с которыми мы вчера пили весь вечер.

А ещё у Алисы почему-то жутко зудело плечо. Она дотронулась до болючего места, и поняла, что оно закрыто повязкой, из-под которой проступает кровь. «а это ещё откуда?», подумала она. – «Неужели мы с кем-то дрались, или того хуже – нарвались на патруль?». Она подошла к зеркалу и не без опасения размотала повязку.

Лучше бы там был ожог от лучевой пушки… Вместо него на плече красовалась свежая татуировка – символ ополчения и одно слово «Ярранг»…

***

Пилот думала только об одном – как добраться до «Эксперта» и свалить. Куда-то, очень далеко, где нет ни повстанцев, ни патрулей, ни дрянной маларийской водки, от которой потом хочется сдохнуть.

Оставалось надеяться на то, что в том кабаке не было лишних ушей и пары камер, записи с которых уже лежат в полиции…

Она то и дело оглядывалась, боясь, что за ними уже послали «хвост». С Линой они за последние два часа перекинулись лишь парой фраз. Коперник понимала – одно лишнее слово, и она остаётся на чужой планете. Одна и без денег. Потому держала язык за зубами. Ей тоже хотелось оказаться в рубке, на мягком кресле. А когда они преодолеют местную атмосферу, можно вытерпеть любые крики Алисы. И даже тапок, запущенный в голову…

В магазин за продуктами они так и не зашли. Хотя провизии на судне оставалось дня на три-максимум. Уж очень не хотелось попадать в объективы камер наблюдения. Хорошо хоть, что у зверья в карантинном блоке есть запас пищи и автоматические кормушки. Хоть они с голоду не сдохнут.

ДОМ, МИЛЫЙ ДОМ

Как добраться до Терра-7, имея запас еды на трое суток и десять – двенадцать дней пути? Можно, конечно, съесть Лину. Заслужила. Или попытаться найти по пути отсюда какой-нибудь перевалочный пункт, абы не пиратский.

А ещё давно назревал разговор, от которого Ангелина, пребывая в четырёх стенах, открутиться уже бы не смогла. Во-первых, накопилось вопросов по поводу её личности. Во-вторых, ситуация на Манагассе явно вышла из-под контроля, и снова виной стал очередной косяк Коперник.

С чего начать? Дать оплеуху за всё, что произошло? Наорать? Потребовать всё объяснить? Глядя на пустоту космоса во взгляде Лины, Алиса понимала – достучаться туда сейчас будет сложно.

– М-да… с тобой не соскучишься, – наконец выдала пилот, вглядываясь в виноватую физиономию Ангелины, – Хотелось бы каких-то внятных объяснений по поводу происходящего.

– Не могу я тебе рассказать всё… Не сейчас, по крайней мере, – тихо сказала Лина. Она вжалась в кресло, ожидая любой реакции пилотессы, которая и впрямь была готова отхлестать её по щекам. – Если хочешь, можешь высадить меня на любой перевалочной базе. Я не обижусь…

– Постой-постой. Ты так просто не отмажешься. Я из-за тебя попала в этот чёртов кабак, чуть не отравилась пойлом, стала соучастницей заговора против правительства, и обзавелась дебильной повстанческой наколкой. А ты такая типа «Ой, прости, я ухожу»? Нет! Так дело не пойдёт. Или ты рассказываешь всё, как есть, или…

– Вышвырнешь меня в открытый космос? – Лина пристально посмотрела на злую, как тысяча чертей Алису, прекрасно понимая, что ничего ей особо не будет.

Но ошиблась…

Пилот насмотрелась за жизнь всякого. Потому, во всех ситуациях, когда окружающим нельзя доверять, привыкла действовать первой. Она, насколько смогла, аккуратно приложила Лину коробкой с инструментами, так, что так кубарем покатилась на пол, упав с кресла. Пилот скрутила ей руки за спиной, и связала их проводом.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.