книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Великий ламповый поход

Самый теплый и ламповый


Владислав Анатольевич Безлюдный

ВЕЛИКИЙ ЛАМПОВЫЙ ПОХОД

Вступление

Полоцкая проснулась рано. Сегодня ей следовало хорошо выспаться, ведь предстоял перелёт домой, на Терру-7. Только вот как-то не сложилось. С консоли её донимал выносящий мозг сигнал входящего текстового сообщения. Сколько раз она пыталась отрегулировать громкость этого сигнала? Двадцать? Тридцать? Алиса уже и со счёта сбилась.

Она поправила сбившиеся за ночь рыжие волосы, стянула их в тугой хвост, хотя делала так крайне редко, впрыгнула в комбинезон и поплелась в рубку.

Пока она дошла под вопли электроники, сон, как рукой сняло. Девушка опёрлась руками на испещренную царапинами и сколами панель, уставившись на экран. Оттуда не неё смотрела новая проблема. Только Полоцкой захотелось взять день-другой отпуска, как сразу она кому-то понадобилась. Впрочем, предлагали неплохие деньги, а их ей сейчас ой, как не хватало. Джамп починить, электронику в порядок привести, купить новые инструменты… В общем, если перечислить всё, то, даже продав корабль, она такие деньги бы не выручила.

Итак, что же от неё хотят? Сектор А. Уже хорошо – далеко от пиратских путей. Объект… Чего? Да как она это чудище доволочет одна? О, даже подсказка есть – рекомендуем взять помощника.

Алиса проморгалась, отгоняя последние попытки утащить её в объятия Морфея, и пошла, слегка покачиваясь, в свою каюту.

Приведя себя в порядок, девушка таки задала курс на Терру-7. Только теперь она собиралась совсем не в свою старую квартирку, и даже не в хостел, неподалеку от космопорта. Ей предстояло отправиться в рекрутинговое агентство.

Знакомство

В холле сидела полная брюнетка невысокого роста, похожая на героиню древних латиноамериканских сериалов, которые Алиса недавно просматривала. Женщина окинула взглядом Полоцкую, словно измеряя мысленно 176 сантиметров её роста, поджала губы, вскинула пышные накладные ресницы, и спросила:

– Чем могу помочь?

– Подскажите, где тут у вас базу можно посмотреть?

Сидящий в углу мужик, ехидно посмеивался, глядя на гостью.

– Я что-то смешное сказала? – обратилась к нему Алиса, готовясь к дебильной шутке, и она эту шутку дождалась.

– Тебе скучно одной на корабле? Возьми меня с собой. Ем мало, неприхотлив. Буду любить тебя, как родную. Пять раз в день!

– Карлос, угомонись, – шикнула на него дама с ресницами, и чуть тише сказала Полоцкой, – Вы простите его. Это мой сын… Сидит на моей шее, работать не хочет, только пристает ко всем красивым женщинам, которые заходят в наш офис. К слову, вы не замужем?

– В разводе, – честно ответила девушка, и добавила, – Второй раз наступать на грабли желания нет. Мне бы напарницу. Женщину. От двадцати одного, до тридцати пяти. С навыками штурмана, готовую к дальним перелетам.

– Аааа… Так вы по девушкам… Простите, сеньорита, что потревожил ваш покой, – разочарованно сказал Карлос. Он вновь откинулся в кресле, забросив ноги в кожаных ковбойских сапогах на журнальный столик.

Полоцкая стерпела, не желая переходить на личности, тем более, при матери этого охломона. Если бы они сейчас были в помещении один на один… Ну, да ладно.

Дама, на бейджике которой светилась надпись «Кармелла. Старший консультант по кадрам», открыла базу данных. В ней значилось шесть девушек подходящих по возрасту. Но штурманские и астронавигационные навыки были только у двух из них.

Первой было слегка за тридцать, но в досье значилось, что она недавно перенесла травму позвоночника и проходила курс реабилитации. Не стоило её сейчас вытягивать на подобные миссии. Ещё повредит спину, а Алисе потом отдувайся.

Второй кандидатке оказалось двадцать четыре. Выпустилась несколько лет назад, отлично сдала весь курс, включая выживание.

– Фотографию можно посмотреть? – спросила Полоцкая у консультанта.

Та несколько раз нажала на панель, но фотография не открылась.

– Простите, какие-то проблемы с сервером. Если откроется позже, я могу вам выслать?

Пилотесса отрицательно мотнула рыжей головой, – Спасибо. Поставьте уведомление ей. Пусть свяжется со мной в течение двух суток.

Алиса оставила свой комм-номер и отправилась спать в хостел, ибо ноги отказывались тащиться на космодром.

***

Утро редко бывает добрым. Вот и это постучало ей в голову звонком коммуникатора. Левый глаз открылся с трудом. Правый откровенно был против такого издевательства над собой, и упорно отказывался разлеплять веки. Через две минуты, поняв, что проигрывает неравную борьбу с природой, Полоцкая сдалась, и посмотрела на экран левым глазом. Входящий звонок был без видеосигнала, потому лица абонента она не видела.

Сказав несколько «да», «хорошо» и «конечно», она отключила комм и сама отключилась вместе с ним, не в силах более бороться с приступом сна.

Вселенная была добра к Алисе, ибо дала ей поспать не десять минут, и даже не час, а целых три, что в текущих обстоятельствах было манной небесной. Она сумела сходу открыть оба глаза, как-то причесаться и одеться, чтобы встретить будущую напарницу. Та была вполне пунктуальна, как для молодой девушки, опоздав всего на семь минут.

Тихий и ненавязчивый стук в дверь застал Полоцкую за раздумьями о жизни. Она взвесила все плюсы и минусы своей работы, и в голове появилась крамольная мысль о том, что микробиология и ксенозоология, дипломы по которым она получила, это не так уж и плохо.

Девушка встала, надела обувь и пошла открывать дверь, ожидая увидеть уставшее лицо штурмана, с синяками недосыпа под глазами. Вместо этого перед ней стояла девочка… Да, вот именно девочка, с милым румянцем на щёчках, белокурыми волосами чуть ниже плеч, в совершенно гламурном наряде и на высоченных шпильках, скрадывающих невысокий рост.

– Здравствуйте, – пропела она, разглядывая Алису своими огромными глазищами, созданными для покорения мужских сердец, – Я Ангелина Коперник, ваш будущий штурман.

Полоцкая кивнула, и жестом пригласила посетительницу её скромной обители войти в номер.

Та смущенно улыбнулась и успела сделать всего один шаг. Зацепившись каблуком о неровный порог, она влетела внутрь, и повисла на шее своей будущей нанимательницы. Длиннющие, причем натуральные ресницы сделали несколько хлопков. Эх, видел бы шутник Карлос эту сцену объятий, сейчас бы челюсть на пол уронил…

– Ой, – выдавила из себя Коперник.

– Да, ничего… всё в порядке, – смущенно ответила Полоцкая, фактически ставя миниатюрную гостью на пол, так, чтобы та обрела хоть какое-то равновесие на своих каблучищах.

***

Когда-то разведбот «Эксперт» использовался пионерами-исследователями. Именно они открывали новые обитаемые планеты, описывали флору и фауну, искали подходящие формы жизни. За ними уже шли эшелоны сборщиков, таких, как Алиса. Они отлавливали живность, паковали в коробки, и, стараясь не угробить по пути, везли на Терру – 7. Туда, как и в Рим, вели все звёздные пути человечества 24 столетия.

Потом «Эксперт» списали, и он ржавел в террианских доках, пока его не выкупила искательница приключений. Ей давно хотелось вырваться из пыльного и душного Терра-сити, и оказаться подальше от снующих повсюду пешеходов, которым совершенно начхать друг на друга.

Как она смогла купить корабль? Во-первых, к тому времени он стоил копейки, потому что на шесть поколений отставал от любой современной техники, способной оторваться от земли. Во-вторых, у неё был небольшой запас денег, заработанных чудом.

В закромах квартиры её бабушки хранились кое-какие старые вещицы, книги, документы. За подобными экспонатами нынешние антиквары охотились повсюду. Потому что после разрушения старой Терры, от прежнего мира осталось очень мало. Документы и фотографии Алиса отдавать не хотела. Это всё, что осталось от её семьи. Зато за пару ламп из телевизора 1976 года выпуска, можно было получить целое состояние. Одну она отдала барахольщику-метаксу. Эти существа просто с ума сходили от всего старинного, в особенности, террианского. В офисе антиквара стоял дисковый телефон, который, по словам владельца заведения, до сих пор работал. Но проверить это было попросту невозможно. Ведь ни на Терра-7, ни на других планетах, давно не было телефонных сетей.

Вторую лампу Алиса хранила в сверхпрочной капсуле внутри рубки. И с гордостью всем говорила, что бот у неё ламповый. Один раз после такой фразы она чуть не стала жертвой пиратов, которые охотились за старинными вещами. Прослышав где-то в кабаке о существовании настоящего антикварного корабля на древних технологиях, они решили, во что бы то ни стало, заполучить эту шкарабанку себе.

Что может сделать хрупкая девушка-пилот против трёх брутальных инопланетян с пушками? Сама – ничего. Но вот восемь заппи – слизне-образных тварей, думающих только о спаривании, сумели сотворить такое, после чего по всему сектору за пилотессой закрепилась слава отъявленной маньячки-извращенки. Те, кто её знал хорошо, были в курсе реальной истории. Остальные почтительно обходили и, на всякий случай, побаивались.

Так она и бороздила просторы космоса, пока на её несчастную рыжую голову не свалилась Ангелина. Девочка с очень звёздной фамилией Коперник, и совершенно заурядным мозгом провинциалки, мечтающей найти парня своей мечты. Каким-то чудом, эта дурочка прошла все шесть тестов, включая физподготовку, и попала в списки свободных агентов. Для этой миссии Алисе требовался напарник. И она сделала большую глупость, решив, что двум бабам будет как-то веселее.

Забыла пилотесса, что она-то давно уже не типичная носительница каблуков, а вот новая напарница – как раз наоборот. Если бы кто-то искал эталонную стереотипную девочку-дурочку, Лина Коперник точно вошла бы в топ-10.

Сейчас предстояло ознакомить нового члена экипажа с обязанностями, показать, что где находится. А дальше – типичный библейский сюжет – пояснить, что можно трогать, а за прикосновение к чему, можно оказаться выброшенной в открытый космос.

В роли плодов с древа познания оказались:

1) Та самая вторая лампа;

2) Личный дневник пилота;

3) Блок управления системами жизнеобеспечения.

4) Личный холодильник Алисы, покушаться на который имело смысл только в том случае, если девушка связана, закована в цепи, и пребывает под действием транквилизаторов.

***

Внутри карантинного блока стояло несколько прозрачных капсул. В одной барахтался ротозей, тараща многочисленные усики и тыкаясь языком в пластиковую стенку, в другой сидели два миокристалла, а третья с виду казалась совершенно пустой. Потому что её обитатель мимикрировал, подстраиваясь под свойства стекла.

Ангелина подошла к камере, где сидел невидимый пленник, и спросила, – А почему эта капсула пустая?

– Она не пустая. Скалипиды обладают способностью к пространственной мимикрии.

– Чего?

– Просто он, как хамелеон, умеет прятаться на любом фоне. Выдаёт только наличие внутри датчика, – ответила Алиса.

– Ух, ты, класс. А как они называются? – Восторженно спросила девушка.

– Это, например, скалипид.

Лина хмыкнула, – маленький такой… толку от него?

Алиса развернулась на кресле и окинула напарницу взглядом. Да… все мысли у барышни сводятся в одну точку…

– Его не для этого используют. Фермент, который выделяет это животное, для людей является мощным афродизиаком.

– Афро что? – переспросила Ангелина, хлопая длинными красивыми ресницами.

Пилотесса опустила голову и обхватила колени руками от безысходности. И послали же такую дуру… Но вслух ответила, – это такие вещества, которые усиливают половое влечение. Намазался ты им, а на тебя все девушки виснут. Ну, или парни, если ты девушка.

– Ой, класс. А можно мне таких афро… как их там? Прилетим на Терру-7 и все мужики мои!

– Можно. Если у тебя тысяч пять галакси будет. Нужно сначала в научный центр его сдать и заплатить им, чтобы из железы добыли фермент, очистили, и тебе ампулу выдали.

– Ого… и что, кто-то покупает?

Алиса кивнула, – ещё как покупают. Нарасхват просто. В наше время вообще кого-то привлечь целая проблема. Во всяком случае, на Терре.

– Да я заметила… – удручённо ответила Ангелина и нахмурила брови. – Ты им и глазки строишь, и улыбаешься, а они про настройки двигателя для дальних прыжков рассуждают. Ужас… Вот, мужики пошли. Я ведь думала, пойду в экспедиционный флот, там мужчины, герои. Найду себе храброго капитана.

– Тоже мне, Ассоль. Можешь так до схлопывания вселенной своего Грея ждать.

– Кого?

– Проехали…

– Эх… А почему он скалипид называется? – внезапно сменила тему девушка.

Алиса почесала макушку, – Ну, вообще, С, К, А, это фамилии открывателей. Стэнтон, Кравец, Амброзио. А липиды, это такая органика, из которой жиры состоят. Вот этот самый фермент, это 99% разных жирных кислот и…

– Всё-всё… Я поняла. Не продолжай.

В этот момент над головой Ангелины зажглась большая неоновая вывеска с надписью «Дура». Жаль, что видеть её могла только Алиса. Да и то, в своих мечтах.

***

С момента появления Лины на «Эксперте», пилот уже со счёта сбилась, сколько раз хотела вышвырнуть девчонку за борт. И только отсутствие возможности сделать это без разгерметизации, останавливало её от этого решения. Чего стоило только последнее происшествие.

на свою голову Алиса рассказала помощнице про особенности ксенофауны, и, в частности, тех существ, которые сейчас находились в карантинном блоке. После разговора, выпив витаминный коктейль с лёгким снотворным, она поставила бот на автопилот и пошла спать. Проснулась немного раньше, чем планировала, но Ангелины в рубке не обнаружила. Нажатие кнопки вызова персонала тоже ничего не дало. Скрипя зубами, и вспоминая трёхэтажные конструкции на восьми галактических языках, исследовательница космоса направилась в личные покои напарницы.

Когда Алиса вошла в каюту Лины, та лежала без сознания, а ротозей виновато шевелил усиками. Дескать, это всё она сама.

М-да… Двадцать оргазмов подряд после пяти лет «сух пайка» на Ангелину подействовали, как доза морфия. Она лежала без чувств, блаженно улыбаясь.

Пилот накинула простыню на «срам», забрала ротозея назад в карантин и оставила запись в дневнике «16 августа. Это пи… дец. Пригрела грёбаную извращенку озабоченную».

КАПИТАН ВОРОБЬЯ

На экране радара мельтешило серое пятно. Что это могло быть? Да что угодно, учитывая, что патрули здесь не появляются, а пираты, охотники за головами и просто психи, вроде самой Алисы, в таких краях совсем не редкость. Девушка навелась на объект, и в этот момент запищал сигнал приёма. Экран загорелся, и на нём она увидела знакомую физиономию.

– привет, Лисёнок! Сколько лет!

– Столько не живут, – хмуро ответила Алиса, понимая, что придётся выдержать очередную порцию пошлых шуток, три-четыре подката, и разнообразные проявления мужского шовинизма. Это не считая корявейших попыток сделать комплимент.

Корабль Millenium Sparrow, принадлежавший этому «омега – самцу», был на порядок мощнее, быстрее, и изрядно больше. При желании, он мог затянуть «Эксперта» в трюм, как какой-нибудь контейнер, подобранный в космосе. И эта идея ей совершенно не нравилась. Нужно было как-то отмазаться от назойливого ухажера до того, как рвотный рефлекс, или желание убивать возьмут над ней верх.

Но все планы, а точнее, попытки их придумать, угробила мисс Коперник, которая в лёгком халатике на голое тело, забежала в рубку.

Майкл (а именно так звали мачо на большом корабле) уронил стакан. Он застыл перед экраном, потому что Лина в этот момент зачем-то нагнулась.

Алиса треснула кулаком по кнопке выключения сигнала связи. Напарница не увидела «отвал челюсти» на экране. Она посмотрела на пилотессу. – Что такое? Я опять где-то прокололась? – девушка виновата опустила глаза.

– Ещё не знаю, – честно ответила пилот и задумалась. Теперь они от героя-любовника точно не отвяжутся.

К счастью, преследовать их никто не стал. В рубке воцарилась тишина, Лина плюхнулась в кресло помощника пилота и начала всматриваться в экран со звёздной картой.

***

Четыре дня бессмысленного болтания в открытом космосе – вот цена работы на допотопном судёнышке без мощного двигателя. Но, это было не так ужасно, чем во времена, когда приходилось забираться в анабиозные стазис-камеры, в надежде, что пока ты спишь, никто не захватит корабль, и в него не врежется астероид.

За несколько суток полёта Лина умудрилась быть такой паинькой, что у пилотессы закралось подозрение, что напарница плохо себя чувствует. Она даже ненавязчиво полюбопытствовала насчёт самочувствия Коперник. Но та никаких признаков недомогания не проявляла и ни на что не жаловалась.

«22 августа. Эта особа страннее день ото дня. А ещё меня до сих пор волнует вопрос – как она прошла тесты с её мозгами, каблуками и маникюром?»

Скука заставила Алису перечитать всё, что было в памяти бортового компьютера, свой собственный дневник и все старые журналы, которые висели на коммуникаторе. Она даже новости посмотрела.

«Открылась новая обитель человечества Терра-9. На торжественной церемонии присутствовали все высшие члены галактического совета, кроме маларийского посла. Сторона Малари высказалась против так называемой терианской экспансии, и заявила, что уже ожидает введения на новой планете колониального режима. Ответа со стороны Терры не последовало. Остальные члены совета воздерживаются от комментариев».

«Участились нападения на торговые суда в зоне 7—63. Всем владельцам транспортных средств рекомендовано не пересекать этот участок без конвоя».

От чтения новостей её отвлек очередной звук входящего сигнала. «На сей раз это точно пираты», – решила Алиса и полезла искать хоть какое-то оружие. Без боя она точно им не сдастся…

На экране появилась физиономия манагассийца:

– Вы вошли в сектор, принадлежащий республике Манагасс. Назовите своё имя, цель визита, сообщите о перевозимом грузе. Сейчас к вам пристыкуется патрульный корабль.

– Алиса Полоцкая, курьерская служба. Перевожу редкие виды ксенофауны. Список вам отправляю. Все разрешены для перевозки 6-й конвенцией.

Тишина в ответ. Зато на экране вместо одной серой точки стало две. Минуты через две стук в стыковочном модуле подтвердил догадки. Двое грузных манагассийцев, пригибаясь, вошли в основной отсек. Там их уже ждала пилот, держа в руках кристаллики с разрешениями, свои документы и прочий хлам, который требовался по местным и галактическим законам.

– Так-так… – голос из комм-переводчика был жутко знаком. Голосовой модуль для террианского явно делали на базе какого-то актёра, певца, или политика. Но кого именно он напоминал, в голову не приходило, – Скалипид – одна штука, ротозей-один, миокристаллы – две особи. Всё?

– Да, всё, – кивнула Алиса.

– Вы одна на судне?

– Я… – она хотела сказать, что одна, и что больше никого нет, но всё испортила Ангелина, которая вышла поглазеть на инопланетян. Глаза её горели, на лице читалось жуткое любопытство.

– Ваши документы, – мигом нашёлся манагассиец-офицер.

Лина протянула кристалл, рассматривая гостя. Тот поёжился, видимо, ощутил некое подобие земного смущения. Кожа на лице стала более бугристой, а глаза поменяли цвет.

Он вставил кристалл в прибор, что-то пробормотал, а затем вновь поменял цвет глаз и выдал, – Рады приветствовать вас в славных землях Республики! Надеемся, что вам у нас понравится. – он подсмотрел во встроенный словарик, и выдал, – Хлеб-соль!

«Ого» – подумала Алиса. – «С каких это пор они так рады видеть террианцев?»

Патрульные вернули документы, и скрылись в стыковочном отсеке.

В комме зазвенел сигнал и пилот вернулась в рубку.

– Сектор небезопасен. Здесь вам могут попасться пираты. Мы сопроводим вас до самой планеты.

– Класс! – радостно завизжала Лина и захлопала в ладоши. – Они забавные такие эти многононосийцы.

– Манагассийцы, – поправила Алиса.

Что же они такое увидели в документах Коперник? Ей даже захотелось стащить её модуль с документами, чтобы покопаться в них.

Манагасс

Манагасс – планета-государство. И одновременно город. Такие на Терре называют гигаполисы. Найти здесь кого-то, или что-то, всё равно, что иголку в стоге сена. Посреди пустыни. С завязанными глазами. Но надо было пополнить хотя бы запасы провианта.

Космопорт, на который совершил посадку «Эксперт», больше напоминал большой рынок. Повсюду сновали барыги, предлагающие что угодно, начиная с местного алкоголя и наркотиков и заканчивая тяжёлым вооружением для кораблей. Можно было здесь купить и поддельные документы. Кристалл оформляли в ближайшем подпольном заведении, буквально за полчаса. Как они вписывали данные в базы всего сектора – загадка. Но Алиса догадывалась, что власти, регистрационная служба и полиция – в доле. Впрочем, кого нынче могла удивить коррупция?

Когда они с Линой вошли в помещение для регистрации, перед глазами девушек предстала странная картина:

Посреди кабинета стоял большой стол, за которым устроилась пышногрудая девица слегка за тридцать. Увидеть тут человека было несколько неожиданно. Ещё немного и пилот начала бы верить в «террианскую экспансию». Мысли о странности происходящего прерывали отдельные реплики вышеописанной особы, которые та бросала в телефон. Она явно общалась с бойфрендом, и была чем-то недовольна.

Алиса достала жвачку, понимая, что это надолго.

Ещё пять минут общения и дамочка перешла на крик и маты на нескольких языках. Некоторые эпитеты пилот слышала впервые…

Наконец, терпение начало сдавать, и девушка покашляла, чтобы вернуть регистратора к реальности.

– Ну что ещё?! – завопила та, да так громко и неожиданно, что Алиса подавилась жвачкой. Лина, глядя на выпученные глаза напарницы, хлопнула ту по спине, и разжёванный шарик псевдополимера пролетел в двух сантиметрах от уха блондинки, уже собравшейся выпалить очередную тираду.

На этом воцарилась мёртвая тишина. Первой очнулась Лина, – Нам бы зарегистрироваться.

– Логично, – ехидно ответила блондинка. – Я же не просто для красоты здесь сижу. – Она демонстративно поправила грудь, и из декольте показалась белая вкладка. Увидев линин удивлённый взгляд, безумная блонда незаметно (как она сама думала) поправила увеличитель бюста, и приняла менее воинственный вид. – Документы, пожалуйста.

Первой модуль подала Алиса. Регистраторша бегло пробежалась по личным данным, сверила с базой, убедившись, что гостья не пребывает в розыске и никому ничего не должна, а затем приняла кристалл у Коперник. Её документы вновь произвели странное впечатление.

Блондинка сначала постукивала пальцами по столу, затем нервно прикусила губу, а потом выдала, – Может вам кофе сделать? В какой отель желаете заселиться? Администрация всё оплатит.

«Ну, теперь-то ты мне всё объяснишь», – подумала Алиса, но промолчала.

Лина же забрала кристалл, и вежливо отказалась от предложенных услуг.

Они вышли из кабинета, и пилот пристально уставилась на напарницу. Дескать, не желаешь ли мне всё объяснить, милочка?

– Я хочу выпить, – выдала Ангелина, схватила за руку шокированную пилотессу и потянула в сторону неоновых огней.

ЯРРАНГ

Алиса очнулась в каком-то жутком кабаке, в котором стоял адский смрад. Рядом сидели маларийцы, пьяные в стельку. Из разговора она поняла только то, что те, как обычно, что-то мелют про свободу, конец тирании и про то, что террианскую угрозу надо остановить, пока она не охватила галактику. И всё бы ничего, если бы в центре этого кружка человеконенавистников не сидела Лина.

Более того, она не спорила с заговорщиками, и даже не предлагала свою точку зрения, а вполне очевидно поддерживала их идеи.

– Ярранг! – вопили маларийцы. На их языке это означало «свобода, освобождение». Судя по всему – от «ига» Терры и её союзников.

Самый трезвый из всей компании похлопал Коперник по плечу. – Я рад, что даже в стане врага остались те, кто осознаёт, в какой нелёгкой ситуации остался мой народ! Выпьем же за прекрасную и смелую Ангелину!

Вся компания подняла кружки, чокнулась, а Алису в этот момент «накрыло» новой волной беспамятства.

Как пилот оказалась в центре заговора против собственного государства? Девушка, которая не нарушала даже правил регистрации в портах…

Логики в этом событии было не больше, чем в любом другом поступке Ангелины.

Утром голова не просто болела. Она разваливалась на крохотные осколочки, которые, в свою очередь вновь дробились, и так до самых крохотных субатомарных частиц. Во рту было настолько мерзко, словно Алиса доедала падаль за стервятниками, а потом запивала её болотной водой.

– Какую дрянь мы пили? – спросила она у Лины. Та с трудом подняла голову, – не помню… гокка вроде.

– Что?!!! – Пилот, забыв про адскую боль в висках, вскочила с кровати, – Это же для них алкоголь! А для людей эта гадость – сильнейший наркотик! Дура ты! Зачем ты мне её весь вечер подли…

На этом фраза прервалась. Потому что она осознала, что лежит в ночной рубашке, непонятно, где. Аккуратно сложенные вещи, покоятся на тумбочке. Судя по всему – один из местных отелей.

– Как мы тут очутились-то?

– Ребята привезли, – спокойно ответила Коперник.

– Какие ребята?

Лина так же, без единой эмоции выдала, – как какие? Повстанцы, с которыми мы вчера пили весь вечер.

А ещё у Алисы почему-то жутко зудело плечо. Она дотронулась до болючего места, и поняла, что оно закрыто повязкой, из-под которой проступает кровь. «а это ещё откуда?», подумала она. – «Неужели мы с кем-то дрались, или того хуже – нарвались на патруль?». Она подошла к зеркалу и не без опасения размотала повязку.

Лучше бы там был ожог от лучевой пушки… Вместо него на плече красовалась свежая татуировка – символ ополчения и одно слово «Ярранг»…

***

Пилот думала только об одном – как добраться до «Эксперта» и свалить. Куда-то, очень далеко, где нет ни повстанцев, ни патрулей, ни дрянной маларийской водки, от которой потом хочется сдохнуть.

Оставалось надеяться на то, что в том кабаке не было лишних ушей и пары камер, записи с которых уже лежат в полиции…

Она то и дело оглядывалась, боясь, что за ними уже послали «хвост». С Линой они за последние два часа перекинулись лишь парой фраз. Коперник понимала – одно лишнее слово, и она остаётся на чужой планете. Одна и без денег. Потому держала язык за зубами. Ей тоже хотелось оказаться в рубке, на мягком кресле. А когда они преодолеют местную атмосферу, можно вытерпеть любые крики Алисы. И даже тапок, запущенный в голову…

В магазин за продуктами они так и не зашли. Хотя провизии на судне оставалось дня на три-максимум. Уж очень не хотелось попадать в объективы камер наблюдения. Хорошо хоть, что у зверья в карантинном блоке есть запас пищи и автоматические кормушки. Хоть они с голоду не сдохнут.

ДОМ, МИЛЫЙ ДОМ

Как добраться до Терра-7, имея запас еды на трое суток и десять – двенадцать дней пути? Можно, конечно, съесть Лину. Заслужила. Или попытаться найти по пути отсюда какой-нибудь перевалочный пункт, абы не пиратский.

А ещё давно назревал разговор, от которого Ангелина, пребывая в четырёх стенах, открутиться уже бы не смогла. Во-первых, накопилось вопросов по поводу её личности. Во-вторых, ситуация на Манагассе явно вышла из-под контроля, и снова виной стал очередной косяк Коперник.

С чего начать? Дать оплеуху за всё, что произошло? Наорать? Потребовать всё объяснить? Глядя на пустоту космоса во взгляде Лины, Алиса понимала – достучаться туда сейчас будет сложно.

– М-да… с тобой не соскучишься, – наконец выдала пилот, вглядываясь в виноватую физиономию Ангелины, – Хотелось бы каких-то внятных объяснений по поводу происходящего.

– Не могу я тебе рассказать всё… Не сейчас, по крайней мере, – тихо сказала Лина. Она вжалась в кресло, ожидая любой реакции пилотессы, которая и впрямь была готова отхлестать её по щекам. – Если хочешь, можешь высадить меня на любой перевалочной базе. Я не обижусь…

– Постой-постой. Ты так просто не отмажешься. Я из-за тебя попала в этот чёртов кабак, чуть не отравилась пойлом, стала соучастницей заговора против правительства, и обзавелась дебильной повстанческой наколкой. А ты такая типа «Ой, прости, я ухожу»? Нет! Так дело не пойдёт. Или ты рассказываешь всё, как есть, или…

– Вышвырнешь меня в открытый космос? – Лина пристально посмотрела на злую, как тысяча чертей Алису, прекрасно понимая, что ничего ей особо не будет.

Но ошиблась…

Пилот насмотрелась за жизнь всякого. Потому, во всех ситуациях, когда окружающим нельзя доверять, привыкла действовать первой. Она, насколько смогла, аккуратно приложила Лину коробкой с инструментами, так, что так кубарем покатилась на пол, упав с кресла. Пилот скрутила ей руки за спиной, и связала их проводом.

Очнулась Коперник уже вновь в кресле. Только привязанная, да так, что шевельнуться могла с большим трудом.

– Шишка будет… – констатировала она.

– Будет. И не одна. Если будешь изображать из себя шпиона. Я жажду выяснить, кого же приняла и пригрела у себя на корабле? Что тебе от меня нужно? Хотела ограбить? Так у меня ничего нет, сама знаешь. Корабль угнать? Он гроша не стоит. Прячешься от кого-то? И почему на твои документы все смотрят так, вроде бы ты VIP-персона?

– Блин… Никакая я не шпионка. И ничего плохого бы тебе не сделала. Просто мне нужно было попасть на корабль.

– Так, а вот с этого места поподробнее, пожалуйста. Твоё настоящее имя, цели, и так далее. А заодно, попытайся объяснить, что за бред с маларийским заговором?

– Да какой заговор? – буркнула Лина, – они пьяные были, я тоже…

– А тату мне набили! – рявкнула Алиса, приставляя к горлу Коперник отвёртку.

Ангелина помотала головой, и указала глазами на своё плечо. Пилот оттянула вниз ткань комбинезона, и убедилась в том, что у девушки точно такая же наколка, какую она прошлым утром обнаружила на себе.

– О’кей… Но это не освобождает тебя от необходимости рассказать мне всё в мельчайших подробностях.

Лина кивнула в сторону экранов.

– Отвлечь меня решила, стерва? – спросила Алиса.

Коперник отрицательно покачала головой. – У нас гости…

Пилот взвыла, – Не-е-е-т! Не бывает так! Ну, просто не может быть! За каких-то две недели со мной произошло больше жести, чем за последние шесть лет! И всё после твоего появления.

Лина опустила глаза, а затем буркнула, – Слезь с меня и узнай, кто это… для разнообразия.

Неизвестный корабль приличных габаритов шёл на сближение. Никаких попыток выйти на контакт, никаких сигналов. Одно было странно – абордажного оборудования не видно, орудия не введены в боевой режим. Ну не на таран же они идут с Алисиной допотопной развалюхой?

От корабля отделилось несколько мелких десантных ботов. Каждый примерно в два раза больше, чем «Эксперт», и вооружены неплохо. Пилот решила не рисковать и подняла щиты. Хватит ненадолго, но учитывая, что оборудование этой колымаги на бои в космосе не рассчитано, лучших вариантов не предвиделось.

– У тебя такое постоянно?

– Что?! – заорала Алиса, уже совершенно не понимая, что происходит?

– Странности. Всякие незнакомые корабли. Пираты, и прочее?

Пилотесса зыркнула на связанную Коперник так, что так захотела зарыть голову в землю, как страус. Но в условиях космического корабля даже эта гордая птица смогла бы разве что покончить с собой весьма странным способом.

– Лина… сучка ты кра.. – Алиса осеклась, понимая, что у Ангелины вполне натуральные русые волосы. – Если сейчас нас не пристрелят пираты, или хрен их знает, кто… Я тебе лично морду набью.

– А по-моему, ты перегибаешь с мужским образом. Попробуй побыть немного нормальной девушкой. Платье себе купи. Парня найди. И вообще, не будь такой букой.

– Чего? – ещё больше вскипела Полоцкая, не выдержавшая такой наглости. – Парня? Платье? Мне ещё, может, маникюр сделать?

– Ага, сразу после того, как гостей примем, – парировала Лина, кивком указывая на мигающую лампочку активности стыковочного блока. – Может, развяжешь меня всё-таки?

Алиса фыркнула, – вот ещё… сиди так.

Она посмотрела на экран, выводящий изображение с внешних обзорных устройств. Чужой корабль уже пристыковался, но она не спешила впускать незнакомцев. Сходила за здоровенным гаечным ключом, и только после этого нажала на кнопку.

Послышалось шипение гидравлики, люк открылся. Вошли двое. Шлемы не позволяли опознать хотя бы расу. По росту это могли быть маларийцы, или даже обычные люди. Только вот корабль явно не с Терры. Впрочем, если это пираты, то у них могла быть любая техника. За деньги можно что угодно купить.

Она очень хорошо понимала, что удар ключом по прочному шлему не даст ровным счётом ничего. Надеяться на то, что они снимут шлемы? Глупо. Ведь они могут дышать чем-то совершенно иным, чем атмосфера внутри «Эксперта». И не факт, что у них есть фильтры.

И тут она поняла, что как бы она ни пряталась, и что ни выдумывала, посреди рубки сидит связанная Коперник, которая может запросто её сейчас сдать…

Она, стараясь шуметь как можно меньше, рванула назад. По пути зацепила какую-то железяку, и едва успела её подхватить на лету.

Когда она дошла-добежала-доползла в рубку, Ангелины в кресле не было.

Зато к тому моменту в помещение вошли гости. Они отлично понимали, что корабль их сам впустить не мог. Да и не выглядел он заброшенным.

***

Хотя у Коперник были связаны руки и ноги, ползла она быстро… Насколько это было возможно в сложившихся условиях. Потому что на 90% была уверена в том, что пришли за ней, чтобы вернуть назад. А этого она допустить не могла. Какие шансы спрятаться на небольшом корабле, внутри которого почти все отсеки закрыты, особенно, если ты надёжно связан? Да никаких. Потому нужно было придумать, как распутать руки.

Первым делом Лина поднялась на колени. Огляделась в поисках чего-нибудь подходящего. Наконец, нашла аварийный комплект. Там, кое-как открыв коробку, выудила резак. Связка прочных проводов в полимерной оболочке оказалась куда прочнее, чем кажется на первый взгляд. Но, к моменту, когда в отсек зашли гости, Коперник внутри уже не было.

В это время её всюду искала Алиса, которая, хоть и злилась на девчонку, начала всерьёз волноваться, что ту уже успели похитить. Успокаивал лишь тот факт, что назад на чужой корабль ещё никто не возвращался.

Каким чудом ни одна из девушек не столкнулась с «посетителями» – вопрос. Но те в недоумении прочесали все помещения, которые можно было открыть, и, никого не обнаружив, направились к выходу в стыковочный отсек.

Когда они уже собирались открыть люк, сзади набросились две разъярённые пантеры, свалив на пол и угрожая какими-то железяками.

***

– Да сегодня просто вечер женской доминации, – констатировала Ангелина.

Алиса злобно зыркнула на неё, и ничего не ответила.

Пленники почему-то не сопротивлялись, позволив себя связать всё теми же проводами, который в отсеке нашлось метров двадцать. Девушкам казалось странным такое их поведение. Хотелось допросить незнакомцев. Но, в то же время, Лина боялась, что если эти двое пришли за ней, они могут сболтнуть лишнего при Алисе. Это было ей чертовски не выгодно.

Наконец один из «арестованных» поднял стекло шлема.

– Оу… Снова маларийцы. Чудесно. И какого вас сюда занесло?

Примерно полчаса ушло на то, чтобы, в процессе разговора понять, для чего эти двое припёрлись на «Эксперт». Плюс ещё одна пренеприятнейшая новость – татуировки, которые набили им во время пьянки, это не только символ, но и маячок, используя который их можно найти практически где угодно. Технология специфическая. Но этот след будет вести за тобой хоть на край галактики… А ещё, свести такую татуировку можно только одним способом – отрезав руку к чёртовой матери… Но и после этого, в тебе остаются специфические частицы, которые фонят, делая тебя видимым для некоторых приборов.

***

Алиса несколько раз задумалась о пересадке руки. А лучше – своего мозга в новое тело. Правда, она не была уверена, что такая технология есть на Терре-7.

Тем временем, Лина развязала пленников, которые, действительно не планировали нападать, убивать, и похищать кого-либо. Саму Коперник успокаивал уже тот факт, что они прибыли не за ней. Точнее, за ней, но совсем по другой причине. Виной всему была её глупость в баре, после которой они с Полоцкой внезапно оказались членами тайного общества.

Гости предложили продолжить общение в более непринуждённой обстановке, пригласив девушек на свой корабль. Алиса очень не хотела покидать «Эксперт», потому что не доверяла никому, включая маларийцев. Их запросто могло связывать что-то с пиратами, старьёвщиками, или кем-то ещё, кому она успела насолить за шесть лет пребывания в роли космической кильки в этой жестяной банке. Хотя бы тому же Кеше (Кен’Ши Зуулу – главарю пиратской шайки, который улепётывал от заппи через весь корабль, вопя и испуская ферменты от ужаса). Вряд ли этот засранец вот так взял и забыл обиду и позор, которые испытал за те полчаса пребывания на Алисином боте. Впрочем… могла это быть и её разыгравшаясь паранойя пополам с воображением.

Пилот, скрепя сердце, и заблокировав все отсеки, включая рубку, где хранилась драгоценная лампа, отправилась в гости к маларийским заговорщикам.

***

Сколько раз Полоцкая себе говорила, что пора обзавестись чем-то стреляющим. И каждый раз приходила к выводу, что получать лицензию, оформлять, продлевать разрешение на хранение, проходить официальные государственные курсы – долго, скучно и затратно. Можно, конечно, купить нелегал, но потом любая проверка и тебе гаплык. Штраф – минимум пять-семь тысяч галакси, плюс лишение лицензии пилота на год. А если за стволом длинная история и пачка трупов, можно загреметь за решётку на долгие годы. Потому, ничего опаснее электрошокеров и ножей у неё никогда в хозяйстве не водилось.

Сейчас, топая по коридорам чужого корабля, в сопровождении хмурых маларийцев, она понятия не имела, чего ожидать. Могут принять, как родных, а могут сейчас Кеше отвезти и заработать.

Коперник же спокойно шла, разглядывая окрестности. Стены отсеков и коридоров были испещрены «наскальной живописью». Некоторые картинки не требовали даже пояснений. Мужики есть мужики, даже, если они с другого конце галактики. Внутри было не то, чтобы грязно, но порядка явно не хватало. Впрочем, это могло бы зацепить Алису, но никак не Ангелину, которая успела разбросать свои вещи по всему «Эксперту» и обклеила свою каюту плакатами и стикерами, словно подросток-бунтарь. Сделала она это спонтанно, или назло пилотессе – вопрос большой. Скорее – всего понемногу.

Наконец, путешествие по длинным и однообразным коридорам с одинаковыми панелями приборов и синими лампочками жизнеобеспечения, подошло к концу. Они добрались до большого раздвижного люка, рядом с которым стояли по стойке смирно двое охранников в броне и с немалых габаритов пушками. Они достали детекторы и проверили девушек на наличие оружия. Покосились на гаечный ключ за поясом у Алисы, но забирать не стали.

Створки люка, с характерным шипением разошлись по сторонам, и гостьям открылась следующая картина:

Посреди просторного помещения стоял большой стол, рядом с ним – минибар, полный разнообразных напитков. Стены были увешаны старинными картинами и гобеленами, сувенирным и настоящим холодным оружием, портретами каких-то маларийцев. Внутри оказалось вполне уютно, что ярко контрастировало с обстановкой в других помещениях корабля. За столом, расположившись в большом кресле из чего-то, подозрительно напоминающего натуральную кожу, сидела маларийка средних лет. Она пила гокку и изучала посетителей с явным любопытством. Охранники встали по бокам от входа и задраили люк.

***

– Милости прошу в мою скромную обитель, – вежливо обратилась хозяйка. – могу вам что-нибудь предложить?

Видя недоверчивую физиономию Полоцкой, маларийка добавила, – не волнуйтесь, травить, или похищать вас никто не собирается. Мы вам не враги. Скорее даже наоборот.

– И кто же вы? – полюбопытствовала Алиса.

Коперник тем временем разглядывала антиквариат на стенах. Вещи в помещении её привлекали куда больше, чем их владелица. Она прошлась, осматривая экспонаты. Особенно её привлёк большой двуручный меч, украшенный драгоценными камнями. Выглядел он весьма внушительно. Над ним висел шлем и металлические перчатки.

Незнакомка, судя по всему, командующая здесь всеми, улыбнулась, – Я предпочту пока что остаться инкогнито для нашей общей безопасности. Если вас схватят власти и будут допрашивать, никто не сболтнёт лишнего.

– Ладно, будь по-вашему, – согласилась Алиса, – Вижу, вы любите антикварные вещицы? Коллекционер?

– Отнюдь. Просто предусмотрительная женщина. Вовремя собрала всё и сбежала, прежде, чем террианцы начали сбрасывать на головы моему народу мир и демократию.

Полоцкая помрачнела.

– Я не хотела вас обидеть. Просто такова суровая реальность. Быть частью народа малари – большое испытание. Нам никогда не было легко. Но я никого не виню. Наши собственные ошибки помешали стать великой державой. Наша глупость и доверчивость привела к появлению «террианского протектората».

Алиса хотела спросить ещё что-то, но внезапный грохот отвлек их обеих. Женщины обернулись и увидели Ангелину, приваленную грудой металла. В руках она держала тот самый меч, а шлем свалился ей прямо на голову, только задом наперёд. – Ой…

– Ты что там творишь? – грозно спросила Полоцкая.

– Я упала… – покраснев, ответила Лина.

***

Чтобы как-то разрядить обстановку, маларийка предложила девушкам немного перекусить.

Наличие террианской пищи на корабле заставило аппетит Коперник разыграться не на шутку. – А откуда у вас наша еда?

– Мы подготовились к встрече. Могу даже горячие бутерброды сделать, если желаете.

– Горячие… – простонала Лина, словно только что увидела мужчину своей мечты.

– Поняла, – улыбнулась маларийка. – сейчас всё принесут.

Пара рослых охранников вышли из помещения, и через десять минут вернулись с подносами еды. Там было даже настоящее мясо, которое, после фуд-паков из магазина казалось просто пищей богов. Даже Алиса оценила гостеприимство.

– Может быть, желаете гокки? – спросила хозяйка.

Алиса чуть не поперхнулась, – Эм… нет, спасибо, у меня после неё вот это появилось, – Полоцкая показала на своё плечо, где красовалась ещё свежая татуировка.

Ангелина, жуя бутерброд с сыром, добавила, – Я хотела, чтобы они на попе набили, но ребята сказали, что показывать зад, чтобы продемонстрировать знак повстанцев, как-то некультурно… Ой… кажется, я лишнее сболтнула.

Алиса дала напарнице звонкую затрещину, да так, что у той загудело в ушах. Она едва не подавилась бутербродом, но справилась и пережевала всё, а потом добавила, – Ну не набили же…

– Морду тебе набить надо за такое.

***

Алиса, старавшаяся всё это время не набрасываться на еду, почувствовала, что желудок её скромности не разделяет. Она отбросила сомнения в сторону и примкнула к Коперник, уплетающей за обе щеки принесённые охранниками яства.

– Блин, вкуснятина какая, – промурлыкала Лина, доедая последний бутерброд, на сей раз – с ветчиной и сыром, которые для террианцев давно стали деликатесами. – Где вы это всё достали?

– У меня хорошие связи. И надёжные поставщики, – подмигнула хозяйка. Она дала знак охранникам, в помещении приглушили свет, вошли ещё двое, держа бутылку и три бокала.

– Это что? – уточнила Полоцкая, искренне надеясь на то, что не будет маларийского пойла, тату на заднице и революции.

– Шато 1978 года, произведено на Терре, до Исхода. В мире всего четыре бутылки. Это одна из них.

Алиса с удивлением взглянула на маларийку, – И зачем всё это:?

– Чтобы вы поняли. У меня нет ненависти к людям. И я очень ценю то, что вы согласились нам помочь.

Пилот подскочила с кресла, – я ни на что не подписывалась! Это всё она! – Алиса показала на Коперник, а та помотала головой, пережевывая мясо и достала коммуникатор. Нашла видеозаписи и включила последнюю.

Алиса стояла на столе и орала – Ярранг, сучки! Мы покажем этим захватчикам, чего стоим! Свобода Малари, смерть оккупантам!

Затем она отхлебнула гокки и упала на одного из повстанцев, едва не вырубив последнего. Дальше Полоцкая смотреть не стала.

– Я под гоккой была и ничего не помню. И вообще…

– Вы – наша единственная надежда, больше никто не сможет это сделать. Нам нужны союзники с Терры.

– Плохи же ваши дела, если последняя надежда – две пьяные бабы, которые даже не помнят, что творили в баре, – ответила пилот.

– Я лично всё помню, – вмешалась Коперник и получила новую оплеуху.

– Эй, хорош рукоприкладства… То связывает, то дерётся. Если у тебя мужика давно не было, не надо на мне свои садо-мазо наклонности демонстрировать!

– НУ все, -не выдержала Алиса. Маларийка кивнула охранникам и те вовремя подхватили разъярённую пилотессу под руки, прежде, чем та успела отправить Лину в нокдаун.

– Девочки, остыньте. Разговор предстоит долгий и непростой. Потому, налейте себе вина и расслабьтесь.

***

«Переговоры» длились два часа. Вино давно закончилось, и в ход пошла вся выпивка, от которой человек хотя бы не отправлялся в коматозное состояние. Напоили даже охранников, и те распевали патриотические песни. План, созревший у заговорщиц, был столь безумным, что если он сработал, то стал бы грандиозной авантюрой.

***

Тараканов Алиса принципиально не выводила. Потому что эти существа перекочевали вместе с людьми с их первой родины. Этих мелких паразитов не истребляли из ностальгии по потерянному дому. И вот теперь, когда пузатый и усатый крепыш полз к оставшейся на полу крошке, никто не заносил над ним тяжёлый тапок. Его, как родного здесь ждали и любили. Кто бы мог подумать, что нужно уничтожить целую планету для того, чтобы какие-то отдельно взятые существа начали нормально воспринимать других. Впрочем, в межчеловеческих отношениях эта фишка тоже сработала.

Алиса сидела в любимом кресле. Оно, конечно, было менее крутым, чем кожаные на маларийской тайной базе, но от того не становилось менее мягким, удобным, и уютным. Она вгрызалась в энергетический батончик со злаками, тайно мечтая о кусочке мяса. Этот поход в гости окончательно пробудил в ней мясоедку, хотя ещё пару суток назад она считала себя приверженкой здорового питания. Но мясо, ветчина и сыр…

Лина что-то читала на комме, подключив его к слабому сигналу G-Net. Ближайший маяк был настолько далеко, что скорость соединения можно было сравнить с Dial-up времён старой Терры. Даже картинки грузились столь немыслимо медленно, что Коперник сама напрягалась, когда очередной пиксель не желал показываться на экране. Впрочем, с этим ничего не поделать. Нужны сверхмощные антенны и передатчики. А такие есть только у даль-разведки, военных и, собственно, экспедиционного флота.

Иногда для решения этой проблемы запускали сёрф-ботов. Их в огромном количестве разбрасывали по космосу, чтобы те создавали подобие сети. Большие корабли корпораций бесплатно скидывали их из шлюзов по пути. Многие жаловались на то, что это лишний мусор на торговых путях, но и без них тоже стало бы туго.

Одно дело – реализовать связь на планете, или даже в рамках одной планетарной системы, и совсем другое – в целом секторе галактики. Та связь, что имелась, была, по сути, подарком Дирижёров. Они намеренно не выдавали младшим расам слишком эффективные технологии, чтобы не было перевеса в чью-либо сторону. Развитие должно идти своим ходом. Впрочем, о каком развитии могла идти речь, если все процессы заранее просчитаны?

Наконец Коперник устала ждать, когда догрузится очередная фотка в сети, и забросила комм.

Она подошла к Алисе и присела рядом на корточки: – И что делать будем?

Полоцкая покачала головой: – Вот что у нас вечно так – нажрёмся и соглашаемся на какую-то фигню, которая нам самим не нужна?

Лина развела руками: – потому что мы любим искать проблемы на вторые 90?

В глазах пилотессы вспыхнула искорка, и тут же исчезла. Нет… она правильная, честная, и не нарушает зако… хотя, уже нарушает. Особенно, если включить мозги, и подумать, что в том же кабаке сто процентов были лишние уши и глаза. А значит, не только на комме у Лины может быть видео, где Полоцкая орёт «Ярранг, сучки!». Ничего хорошего это всё не предвещает. Почему они ещё не в розыске? Скорее всего, если безопасники восприняли эту историю всерьёз, они давно отправили во все дыры данные. Алиса поймала себя на мысли, что начинает жутко параноить. А потому пошла к холодильнику за шоколадом.

Три дольки… нет, четыре. Когда половина плитки оказалась в желудке, на душе стало как-то легче. Лина, наблюдавшая за процессом со стороны, помотала головой: – Да, нам срочно нужно валить куда-то подальше.

– Ага, – кивнула Алиса.

– Где нас никто не знает, – продолжила Коперник.

Полоцкая вновь согласилась, доедая последние дольки шоколадки.

Ангелина отошла на несколько метров назад и добавила: – По магазинам походить… Шмоток купить. А то у тебя все мужские. Какой нормальный мужик на тебя клюнет в этом комбинезоне? – на этой фразе она уже сделала три шага назад, ожидая чего угодно, от броска тяжёлым предметом, до прямого в голову. Но пилотский кулак сжимал упаковку от шоколадки, а в уголках глаз выступили слёзы: – Я себе новые шмотки лет семь не покупала…

– Значит, доктор Коперник прописывает вам шопотерапию!

***

Фэйтон-9, это нечто среднее между нью-йорком, Гонконгом и большим базаром. Даже манагассийский космопорт нервно курил в сравнении с этим местом. Дорога до Молл-стрит показалась Алисе жутко долгой, и она схватила Коперник в охапку и практически затолкала ту в гравитакси.

Две минуты болтанки на недокрученных гравистабилизаторах, две минуты матов на всех мыслимых и немыслимых языках… И вот, они, зелёные от укачивания, взъерошенные, словно боевые петухи, и чертовски злые, выпрыгнули на мостовую. Таксист высадил их возле большого маркета с красноречивыми наклейками на витринах, изображавшими разного рода предметы женского гардероба для представительниц всех основных рас, входящих в Совет и с аннексированных последним территорий. В окнах магазинов торчали механизированные манекены, крутящие задницами и демонстрирующие пестрые наряды.

Ещё три с половиной часа девицы колесили по восьмиэтажному магазину женских шмоток, пока Алиса не сдалась: – всё… мы тут полдня торчим, а купили только туфли. Пошли отсюда, я задолбалась.

Коперник упёрлась и отказывалась уходить, пока они не купят себе «парадно-выходные» платья. Если у Лины в гардеробе имелась хотя бы какая-то нормальная женская одежда, пусть и прошлогоднего сезона, то Полоцкая ничего подобного не носила с выпускного.

– Ну, Лина, не найдём мы тут нифига! зачем время впустую тратить? – уже начинала ныть пилотесса, у которой жутко устали ноги. Даже в планетарных экспедициях и тестах на выживание она так не выматывалась, как во время этого шоппинга. Вместо того, чтобы нормально отдохнуть, она ещё больше устала и разозлилась. Когда она уже собиралась выходить из отдела, Коперник взяла её лицо двумя руками и повернула в сторону ряда вечерних платьев: – Смотри!

Оно было ослепительно, насыщенно синее, с серебристыми вставками. Приталенное, чуть выше колена, и с красивыми декоративными детальками, названия которых Алиса даже не знала. И хотя Алиса никогда не носила ничего подобного, её глаза загорелись, а руки сами потянулись к вешалке. Размер… Её размер. И цвет, и точно по фигуре. Во всяком случае, ей так показалось. Она рванула на всех парах к примерочной, едва не сбив и Коперник, и продавщицу, которая едва успела открыть рот, чтобы что-то сказать. Пара минут копошения, и на свет божий явилось нечто… столь великолепное, что даже продавщица впечатлённо покивала головой. К своему удивлению, Коперник обнаружила, что фигура у Полоцкой очень даже… а с распущенными волосами и в шикарном платье она выглядела и вовсе сногсшибательно.

– Ну… это… я… Будь я мужиком, я бы тебе щас предложение сделала! – выпалила она, бегая вокруг преобразившейся напарницы и восхищённо охая и вздыхая.

– Сколько стоит эта прелесть? – спросила Полоцкая, уже предвкушая приличную сумму с парой нулей.

Продавщица глянула этикетку: – Триста двадцать галакси, это со скидкой.

Полоцкая помрачнела. Это была половина её заработка за эту миссию. А аванс они уже проели. Лина уже полезла за своей кредиткой, но остановилась, глядя на реакцию пилотессы.

– Вы берёте? – уточнила работница магазина, которая оценивая внешний вид покупательниц, не слишком верила в их платёжеспособность.

Коперник кивнула, – Бабское счастье бесценно, не жлобись! – она подмигнула пилотессе, и та протянула платёжку, на которой оставалось около тысячи галакси сбережений. Продавщица улыбнулась, понимая, что она отбила только что аренду, свою зарплату, пиво и шлюх директору, и жалованье уборщице: – Благодарим за покупку, приходите к нам ещё! У вас теперь дисконт пять процентов!

На «Эксперт» Полоцкая приехала со смешанными чувствами. Она никогда не делала эмоциональных покупок. Никогда не носила вечерних платьев. Да и понятия не имела, куда будет его надевать. А ещё её жутко напрягал тот факт, что счёт опустел на три с лишним сотни. А ведь она пыталась копить, чтобы не пришлось продавать её сокровище – вторую лампу.

Коперник слонялась по рубке, словно пытаясь что-то найти. Наконец, она дождалась, пока Алиса вышла в карантинный блок и быстро залезла в сумку пилотессы. Пара манипуляций, и она метнулась назад, словно и не вставала с кресла.

– Хух… Нам надо опять продукты покупать. А денег уже не так много.

Она взяла платёжку и вставила во внутренний терминал. Ввела код, и обомлела. На нём по прежнему оставалось чуть больше тысячи галакси. Она проверила операции. Вот покупки – туфли, еда, платье… А это что? Буквально две минуты назад – транзакция из Первого Галактического Банка на 400 галакси. Никаких данных об отправителе. Это больше, чем мог прислать заказчик. Да и у него все переводы авторизованные. Что за тайный поклонник объявился? Странно это всё.

Коперник Алиса ничего рассказывать не стала. Но и с банком не связывалась. Всё равно они операции-инкогнито не рассекречивают для частных лиц. Она повесила платье в шкаф, спрятав его в надежный чехол, и отправилась в свою каюту спать.

Ангелина лежала на кровати и улыбалась. Сегодня она была впервые довольна собой. Впервые за всё время пребывания на «Эксперте» они с Полоцкой ни разу не поругались, а сама она нигде не накосячила. Во что бы то ни стало, Лина решила доказать напарнице, что способна на большее, что заслуживает доверия, даже, если и не может всего рассказать о себе. Она думала-думала, и сама не заметила, как заснула, пялясь в потолок своей каюты.

***

Утро вечера мудренее? Только вот, когда ты летишь у самого чёрта на куличках, в чёрной бездне космоса, утро наступает тогда, когда какая-нибудь электроника решит сыграть роль первых петухов, и заставить тебя выбраться из тёплой и уютной постели, проклиная всех и вся. Чистка зубов, завтрак через силу, потом натягивание повседневной одежды, которая раздражает ничуть не меньше, чем сам факт болтания во вселенской пустоте. И разговоры ни о чём, либо торчание в еле живом G-Net’е, который грузит странички медленнее, чем растут ногти на ногах.

Иногда приключения на задницу нужны хотя бы для того, чтобы не казалось, будто ты давно помер, и «Эксперт» летит в пустоту с двумя трупами на борту. Возможно, именно эта мысль постоянно побуждала Лину что-нибудь учудить.

Но, если Коперник посещали подобные идеи и умозаключения, то в головах тех, кто мчал сейчас им наперерез, повесив «невидимку» и врубив все возможные средства защиты, мысль даже не показывала носа. Там, в этой девственной чистоте и пустоте дубовых лаккианских черепов было лишь место для заливания гокки.

Когда до разведбота Полоцкой оставалось метров шестьсот, они резко включили торможение, и компенсаторы едва не сошли с ума, справляясь с такой дичайшей нагрузкой. Будь это тормоза, они бы сейчас накрылись медным тазом, а транспортное средство потеряло управление.

В тот же момент пиратский корабль снял маскировку и дал предупредительный залп из двух носовых турелей.

«Эксперт» не был подготовлен к боям. Но автоматика тут же подняла щиты. От писка аппаратуры подскочила решившая вздремнуть Алиса, а минуту спустя в рубку прибежала и напарница.

– Кажется, нас грабить пытаются, – сделала заключение пилотесса и крепко сжала кулаки. Последний визит джентльменов удачи на её корабль закончился чудесным спасением. Но больше никакой живности, способной разогнать здоровенных вооруженных мужиков, у неё с собой не имеется. Миокристаллами им угрожать? Что запихнёт, куда поглубже…

Лина огляделась по сторонам, в поисках чего-то, подходящего для самозащиты. В этот момент «Эксперт» хорошенько тряхнуло.

– По щитам лупят, из какого-то хитрожопого излучателя, – прокомментировала Полоцкая, прикидывая, на сколько хватит их временной защиты. По её меркам получалось не больше десяти минут. Что делать? Перепрятывать лампу, искать подручные средства для самозащиты, или пытаться договориться, откупиться от пиратов? Впрочем, последние могли оказаться совершенно не склонными к переговорам. Здесь, в отдалении от любых культурных планет, их могли запросто продать в рабство.

– И чего они канал связи не откроют? – спросила Коперник.

Алиса не стала ждать и сама обратилась к пиратскому кораблю по закрытому каналу. Минуты две на её потуги никто не реагировал, а затем она услышала странные звуки. Нет, не из корабельного коммуникатора, а со стороны шлюзов.

– Вот, сукины… – она побежала к шлюзу, по пути хватая гермошлем и обдумывая план действий. Но не успела. Потому что в неё влетел заряд пневмошокера, заставивший согнуться пополам, и улететь назад, в ещё не закрывшийся люк соседнего отсека. Стиснув зубы от боли, и не имея возможности пошевелиться, Полоцкая беззвучно кляла ублюдков, которые залезли неведомо как на её корабль. А ещё она боялась за Лину, которая сейчас осталась одна в рубке.

Пиратов было трое, как и в прошлый раз. Но эти ублюдки не были ей знакомы. Она успела мельком разглядеть лица – тоже лаккианцы, как и тогда.

Один, повыше ростом, остался рядом с ней. Он презрительно хмыкнул, – ишь, какая дылда. За тебя на невольничьем рынке много дадут. Хорошая, крепка рабыня. Будешь посуду мыть, готовить, ну, и если твой новый господин позволит…

Алиса его не слушала. Она пыталась различить хоть какие-то звуки со стороны рубки. Тело пока всё равно не слушалось. Потому, она не сопротивлялась, когда бандит потянул её за руку в соседний отсек.

– Вот тут пока поваляйся. Босс возьмёт всё, что можно продать и мы отправимся в увлекательное путешествие. В страну твоих кошмаров, рыжая сучка.

Полоцкая через боль улыбнулась, потому что услышала грохот и ругательства на лаккианском и маларийском. Судя по всему, Коперник чем-то огрела пирата. Мгновение спустя, Лина выбежала в коридор, а за ней, держась за промежность, медленно вылез пират: – Психопатка-ксенофобка!

Ангелина обернулась и крикнула в ответ: – Извращенец озабоченный!

Она хотела что-то ещё сказать, но получила удар в нос от второго пирата, который бросил пилотессу на полу и пошёл помогать напарнику. На удивление, Коперник не только не отрубилась, но и быстро пришла в себя, всадив в челюсть лаккианца хороший хук, достойный боксёра. «И откуда в этой хрупкой девице столько дури?» – подумала Алиса, но порадовалась такому открытию.

Тем временем, от шока оправился пират, получивший от Лины по яйцам. Он схватил девушку сзади, и тут же получил затылком по зубам. Было явно заметно, что девушка имеет навыки, как минимум, самообороны. Она тут же нанесла серию ударов по ушам, глазам, в область кадыка. Не учла она лишь то, что кроме болезненного места между ног, анатомия лаккианца и человека заметно отличается. Потому, получилось менее эффективно, чем планировала Коперник.

– Ну, ок: – констатировала девушка и засандалила со всей дури ногой туда, «где точно помогает». Пират упал на колени, выпучив глаза, и одними губами шепча самые грязные ругательства, которые только слышал.

Пират, получивший по морде первым, пнул Лину ногой, так, что та отлетела в стену коридора. Он поднял пневмошокер и прицелился: – один выстрел, и будет очень больно. Два – и тебе вообще дня два не встать. Потому, кончай этот балаган, и показывай, где у вас тут что-то, что можно неплохо продать. Если будешь хорошо себя вести, я тебя даже пытать не буду. Усекла?

Коперник, внезапно для Алисы, да и пиратов тоже, смиренно кивнула. То ли замышляла что-то, то ли, действительно испугалась.

– Хорошо, я покажу всё… пойдём.

***

Лина шла впереди, в полутора метрах от своего пленителя. Тот внимательно следил за каждым её движением, чтобы девушка не учудила чего, или не огрела чем-то тяжёлым. Но та вела себя тихо и спокойно, не показывая никаких признаков агрессии. Вместо яростно сопротивляющейся, Коперник, которая пару минут назад готова была перебить всех, сейчас казалась робкой и испуганной. Впрочем, пират отлично понимал, что чудес не бывает и готов был в любой момент всадить в неё заряд шокера.

Коперник открыла двери карантина, и прошмыгнула вперёд, незаметно нажав пару кнопок. В руках у неё ничего не было, а потому, лаккианец без опаски вошёл внутрь. Будь там что-то, вроде полутораметровых слизней, он бы уже удирал. Но помещение оказалось полупустым. Всего три камеры, в которых покоились небольшие и вполне мирные на вид зверушки.

– Хе, это вы типа тут прячете всё, чтобы никто не догадался искать?

– Ага, – кивнула Лина, подходя к капсуле с ротозеем, – под его задницей, если это можно так назвать, лежит ключ-карта от тайника. А сам зверь очень ядовитый. Потому надо осторожно его брать. Капнет слюна и всё. Кожа вздувается, облезает, а потом дышать не можешь. Жуткая смерть. Видела как-то, потом два дня есть не могла.

– Ладно… ты это… аккуратнее. Вы нам живыми больше пригодитесь, – с лёгким испугом пробормотал пират.

Коперник кивнула, и очень осторожно взяла ротозея за бока. Тот учуял знакомый запах и потянулся к ней многочисленными усиками. Она сделала вид, что боится и отдёрнула руку.

Лаккианский джентльмен удачи осмотрел помещение в поисках ещё чего-то, что можно продать. А Лина в этот момент думала о том, где делся третий, чьи шаги она точно слышала. Явно он прячется не случайно. Если даже её план сработает, он может объявиться в любой момент и всё испортить. А может, он сейчас минирует «Эксперт», чтобы подорвать на расстоянии, когда все отсюда уйдут.

Если сам корабль стоил ерунду, то Алисино сокровище терять было жаль. Впрочем, сейчас им грозили куда большие проблемы в виде рабства. Это куда страшнее потери потенциальных денег, которые можно выручить за радиолампу.

Лине надоело думать. Она схватила ротозея, вновь вытянувшего к ней усики, словно большая улитка, и наставила на пирата. Тот отпрянул назад.

– Бросай шокер! Если я ему на задницу нажму, он плюнет, и кирдык тебе! Самая жуткая смерть гарантирована!

Бандит бросил оружие на пол и поднял руки: – девочка, не балуй! Мы можем обо всём договориться!

Коперник покачала головой: – о чём? Ты вообще понимаешь, что я по закону могу тебя грохнуть, или сдать властям? К слову, на большинстве террианских планет тебя пристрелят. Так что разницы нет. Двигай, и не заставляй меня нервничать.

– Босс, что там у вас? – спросил второй пират, и удивлённо открыл рот, увидев, что происходит нечто непредвиденное.

Алиса, сообразив, что именно задумала Лина, подала голос, – Эй, только аккуратнее, а то я не хочу его труп отсюда вытаскивать.

***

Люди – такие создания, что всегда любят додумывать за других, создавать себе кумиров, или

проблемы там, где их нет.

С момента, когда Дирижёры повергли в прах все мировые религии, прошла не одна сотня лет.

Многие люди не выдержали. Они не могли просто жить с осознанием того, что мироздание – плод научной деятельности. И тогда появилась Церковь Великого Исхода, главной целью которой стало поклонение Дирижёрам. По словам адептов, задачей каждого разумного существа являлось постоянное воздаяние молитв создателям человечества. Все, кто был против такого расклада, объявлялись еретиками. Их, по словам патриархов культа, ждал «гнев богов» со всеми вытекающими. Сами Дирижёры, при всех своих космических масштабах действий, даже не знали, какие они страшные, и как боятся их малограмотные и лишённые собственного мнения, людишки.

Культ не стал всеобщим, или государственным. Но его поддерживали многие террианские политики и чиновники. За это они получали «плюшки» от патриархов, становясь в глазах паствы носителями воли Творцов рода людского. Около 5% террианского населения на всех планетах, так, или иначе, были связаны с Церковью Исхода. Также последователи нашлись на Манагассе и нескольких других ближайших обитаемых планетах. Как показала практика – чем менее образованным оказывался потенциальный прихожанин, тем легче было его одурачить.

В конце концов, популярность идеологии выросла настолько, что появились даже государственные праздники – день Исхода, и день Прославления (благодарности за спасение

людей от гибели).

Вместе с монополией на фанатизм, террианские власти получили монополию на общий язык.

Именно люди создали единый галактический. Его называли по-разному, в зависимости от этнической принадлежности. Потомки славян – «Галина», или «Галя», англо-саксы – «g-ling», или «Джил». Вариант «Джи-линг» пришёлся по вкусу и азиатам.

Манагассийцы, маларийцы и лаккианцы не выговаривали сочетание «джил. Им больше нравилось «га'ла». Онда, чей фонетический язык заметно отличался, говорили «кааал». Они, хоть и не входили в Совет, часто торговали с его представителями. Манагассийцы требовали ввести торговое эмбарго на онадасскую продукцию, но под давлением террианцев, замолкали.

***

Лина очень хорошо понимала, что преимущество у неё сейчас минимальное. Есть напуганный ротозеем пират и его опешивший коллега. Но вопрос, где третий член команды, оставался открытым. Пока что требовалось обезоружить того, что стоял возле Алисы.

– Бросай пушку в мою сторону, и не пытайся меня обмануть, – крикнула Коперник, стараясь выглядеть как можно более грозно. Она припугнула главаря ротозеем, который тут же вытянул усик в его сторону. Это подействовало на обоих, и вооруженный бандит тут же бросил оружие, но поглядывал на свой нож, висящий на ремне.

– Даже не думай. Сними ремень и брось перед собой. Только медленно, и чтобы я видела каждое твоё движение.

– Да у меня штаны упадут, – смущённо ответил пират.

Лина усмехнулась: – Ничего страшного. В руках подержишь. Да и что мы такого не видели? Тоже мне…

Серая кожа лаккианца слегка позеленела. Засмущался, видимо. Но пояс снял и бросил в центр помещения. Вот в этот момент вошёл третий: – Босс, ничего ценного я не наш… Эй, чё происходит?! – он вскинул лучемёт, готовясь подстрелить Лину. Та прикрылась главарём. И всё бы так и закончилось бойней, если бы не одно «но». Пригревшийся в руках Коперник ротозей лизнул лаккианца, оставив на его шее большой влажный след.

– Блин… Конец мне…

Вооруженный бандит ничего не понял, а вот тот, что стоял возле Полоцкой, скривился, ожидая чего-то страшного. Девушки поняли, что сейчас их план раскроют и пристрелят. Немая сцена прервалась криком одного из пиратов. Он показывал пальцем на босса. Тот зеленел и покрывался волдырями.

– Индивидуальная реакция, аллергия… – сделала заключение Полоцкая: – теперь, если лекарство в течение суток не ввести, загнётся.

Лина ничего не поняла. То ли напарница продолжает розыгрыш, то ли… – Он что, реально может умереть? – спросила она, наплевав на стоящих рядом пиратов. Те поникли, и уже не думали о том, чтобы напасть, связать, или сделать ещё что-то в таком духе.

– Угу… – хмуро ответила Алиса, – бывает иногда. На людей реже действует. А вот маларийцам и близким к ним народам повезло меньше. Я и забыла про это.

Первым спохватился вооруженный пират, – Что делать? Принц нас убьёт теперь!

Полоцкая, совершенно спокойно ответила, – скажете, что в бою погиб. Смертью храбрых. Пусть там, не знаю, семье его денег даст. Или у вас так не делают?

– Это принца сын… За него нас разрежут на тысячи кусочков… – канючил пират. Второй кивал, а «ужаленный» грустно смотрел на происходящее заплывшими глазами. Помирать ему совершенно не хотелось.

– А самое хреновое, что он единственный из нас, кто кораблём управлять умеет. Мы-то простые стрелки, – добавил тот, что охранял Алису, держа в руках штаны.

Коперник отнесла ротозея в карантин. Напуганного опухшего пирата уложили на койку, и «коллектив» обсуждать, что же делать дальше. «Эксперт» медленный, как черепаха, а кораблём пиратов некому управлять. Бросать разведбот Полоцкая упорно отказывалась. Тогда пират, так и забывший про свой ремень, предложил: – Мы можем ваш бот к себе затянуть в шлюз грузовой, а вы на нашем полетите.

– Сколько лететь до вашей базы, – спросила пилотесса.

Пират задумался: – если прямым курсом, то сутки. Если в обход пояса астероидов, дня полтора… Не успеваем, – сам для себя заключил он.

– Лина, врубай на главный экран карту.

Коперник кивнула и бросилась к аппаратуре. Она шустро что-то набрала на центральной консоли, и вывела на экран карту того участка, где они находились.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.