книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Андрей Самусев

Грани игры. Книга первая. Игра как жизнь.

Глава 1.

Для хорошего «Ого-го!» всегда не хватает пустяка: времени и вдохновения.

Звонок домофона взрезал тяжелый пласт сна резкой и настойчивой трелью. Сознание Артёма медленно всплывало из нави, ориентируясь сначала исключительно на настырный звук, а ещё через мгновение его с трудом открывшиеся глаза поймали в фокус знакомую обстановку. Первые мысли были короткими и разными: «Уф, хорошо, я дома. Кому ж это, б…, в такую рань неймётся?»

Встал тяжело, прошлепал босыми ногами по холодному полу. Пока шёл к двери, никакие полезные мысли в тяжелую голову пробиться не смогли. Так, одна суета. Думал, что в такое червивое лето пол теплым и не будет, что тапочки хорошо бы с вечера ставить возле дивана, а не глубоко под него. Эти лениво обгоняющие одна другую мысли разом оборвались у экрана домофона, добравшись до которого Артём с непониманием уставился на двух мужиков в форме по ту сторону экрана.

– Вам кого, любезные?

– Если ты Артём Сергеев, то тебя. И, пожалуйста, любезный, – ответно подчеркнул старший из мужчин – открой дверь. У нас в графике не предусмотрено двадцатиминутное топтание под каждой дверью.

– Так, мужики, хорош шутить, вы кто и откуда?

Старший хотел ругнуться, но, видимо, опыт общения с разными клиентами в разных ситуациях сказался, и он только сочувственно растолковал неприветливому заказчику.

– Из «Радеона» мы. Ты вчера покупку виртуальной капсулы у нас оплатил. Деньги внес, анкеты все нужные заполнил, время нам назначил, в графе наличие в доме доставки груза грузового лифта плюсик поставил, – выделил главное для себя посланник «Радеона».

Артём потряс головой: «Было, ой, было. Смутно, далеко, но точно было. Ай, ладно, всё потом».

– Заходите. – Он нажал кнопку допуска. – Как долго будете всё устанавливать?

– Как пойдет. Но обычно с тестовым прогоном за час-полтора управляемся.

С грузовым лифтом Артём не обманул, в дверь капсула тоже вошла без проблем. Нужные для установки капсулы пустой угол и розетка были в наличии, так что Артём, оставив грузчиков-техников заниматься своим делом, побрел на кухню. Хотелось холодной воды и кофе. Причем одновременно.

Вода из-под крана выполнила половину запроса. Полегчало. Щедро сыпанув в чашку молотого «под запарку» кофе и, поставив чайник на диск, Артём смог, наконец, сесть и спокойно вспомнить вчерашний день.

* * *

Посещение бардовского фестиваля Артём поставил себе в приоритет сразу, как только узнал о будущем событии. А было это месяц назад. Артём, работая по двенадцать часов и частенько ещё и субботы прихватывая, уже лет сто никуда не выбирался «для души». И будущий фестиваль обещал быть в этом отношении «самое то». Артём собирался немножко сам попеть, больше других послушать. Жизнь с… штука хитрая. Ждешь одно и приятное, а приходит совсем другое и… Вот это «и» у всех разное.

В отличие от большинства коллег, случившийся в офисе позавчера большой «шухер» был для Артёма новостью хоть и неприятным, но не шокирующим.

Хотя, справедливости ради, стоило заметить, что бродившие вот уже месяц по конторе мрачные слухи о существующих жестких разногласиях у хозяина бизнеса со своей «крышей», строящиеся всё больше на догадках, намеках и недомолвках, не слышал только глухой и ленивый.

Шеф, собрав утром всех пятерых сотрудников в комнате для переговоров, сообщил, что вынужден свернуть дело, и после этого не радостного известия пригласил всех по одному заходить к нему в кабинет.

Судя по темпу движения сотрудников через хозяйский кабинет, устраивать долгие и трогательные прощания у работодателя желания не было. Артём последним из коллег получивший приглашение зайти за расчётом, был в кабинете шефа уже через пятнадцать минут.

* * *

– Вот такая история Артём Сергеевич. Грустная она или нет, решать тебе. Но честно скажу – мне нравилась твоя хватка и стиль работы.

Шеф, о чем-то задумавшись, смотрел сквозь Артёма, выбивая пальцами по столу какую-то популярную мелодию. То ли что-то для себя решив, то ли, наоборот, так и не решив ничего, он достал из стола плотный конверт и протянул Артёму.

– Вот здесь небольшая компенсация за внезапное нарушение, – шеф покрутил пальцами в воздухе, видимо подбирая нужные слова, – твоей устоявшейся жизни. И аванс, предполагающий, что я могу на тебя рассчитывать в дальнейшем, если такое дальнейшее у нас будет. Ведь могу?

Артём осторожно спросил:

– А когда возникнет это… Ну, дальнейшее?

– Хотел бы я и сам это знать. Очень надеюсь, что скоро. Но что это «скоро» наступит не ранее чем через полгода – к гадалке не ходи. Так что считай на это время себя в отпуске. Оплаченном отпуске. Годится?

Между собеседниками повисла пауза, и Артём, вдруг сообразив, что мяч на его половине поля, быстро и бодро сказал:

– Конечно, годится, Владимир Евграфович. Вы целиком можете на меня полагаться. Все мои координаты у вас есть, так что как только фабричный гудок прогудит, я опять в команде.

– Тогда я не прощаюсь. До встречи, Артём. И вот ещё что, – лучше не сильно светить содержимым конверта среди коллег. Предложение было сделано только тебе. Мне в принципе всё равно, но человеческая зависть очень легко въедается в любой организм. Оно тебе надо на этот вечер?

* * *

Конверт Артём открыл уже дома, поздним вечером. Потому что ранним вечером, он таки посидел в пивной, с уже бывшими коллегами, под фирменное нефильтрованное щедро сдобренное парочкой золотистых жирных копченых лещей и общими застольными сетованиями.

«Как всё же хорошо жилось, и какой шеф оказался сволочью – знал же всё заранее, мог бы и предупредить, хоть работу поискали бы. И какой он жмот – мог бы и больше, чем полтора оклада выплатить…».

Рыба за столом закончилась намного быстрее, чем желание жалеть себя. В оный раз слушая о сволочном боссе, Артём понял, что с людьми, бывшими по десять-двенадцать часов в день два года его семьей, расстается без всякого сожаления.

Хоть шеф и говорил о полугодовом ожидании, но в конверт вложил аж семь окладов. Нет, не так: ого, целых семь окладов! Огромные деньги. И куча свободного времени. Можно было съездить в Таиланд, чтобы попялиться на слонов и на таек. Нет, пялиться будем на слонов, а таек мы будем… Часто и в удовольствие.

Мысли Артёма, обрадованные предстоящей обеспеченной свободой, неуправляемо понеслись вскачь. Там были и обожаемая Артёмом Шотландия, и старая мечта о новом байке и заказ у частных кузнецов-умельцев полного комплекта рыцарской одежки времен Роберта Брюса.

Так, убаюканный тремя выпитыми бокалами пива и радужными перспективами, Артём и проспал всю ночь, без мрачных сновидений и терзаний присущих только что лишившемуся работы человеку.

А утром уже бодро трусил на электричку, чтобы успеть к началу давно запланированного слёта любителей авторской песни.

* * *

Авторскую песню Артём любил со школьных походов. Тогда он выучился правильно брать аккорды. И песни ему нравились не те, что держали вершины хит-парадов красивой мелодией и дивным голосом исполнителя, а те, за словами которых ему виделся огромный и совсем другой мир.

Позже, в студенчестве, эта любовь как-то трансформировалось в любовь к исполняемым под гитару шотландским балладам, захватившим парня внезапно, но очень мощно. Артёма просто завораживало всё, что хоть немного приближало его к славным временам их героев.

Он перечитал сначала исторические, а потом все подряд книги про средневековую Шотландию, изданные на родном языке. Потом добрался до книг и хроник на английском языке, потом стал иногда посещать собрания ролевиков, где с удовольствием примерял самопальные доспехи и увлеченно размахивал мечом, каждый раз ощущая в груди приятный трепет.

И вот теперь он, наконец, мог себе позволить не только помечтать о поездке на родину своих героев, но и стать обладателем меча, шлема и щита с уже давно придуманным личным гербом.

Знакомая мелодия внезапно вырвала Артёма из задумчивости и повела, как крысюку запах сыра, за собой. Недалеко, к соседнему костру, где, привалившись спиной к старому дубу, неизвестный ему гитарист тихонечко наигрывал классическую шотландскую балладу.

Закончив играть, незнакомец приоткрыл глаза и спросил у Артёма:

– Нравится?

– Угу. «Jock o'Hazeldean» не может не нравиться.

Гитарист мгновенно протянул свою ладонь навстречу:

– Приятно познакомиться. Влад.

– Артём.

– Чего так замер над песней. Шотландию, о которой я пел, любишь?

– Люблю. Вот даже съездить туда собрался.

– Нафига? Выброшенное бабло на слегка припорошенный пылью новодел, вот и всё, что тебе может дать сейчас Шотландия. Я уже давно для себя нашёл кусочек той страны, никуда не уезжая. Хочешь, поделюсь секретом? Ты что пить будешь?

– Так утро ведь. Чай буду пить.

– Это правильно. Значит вечером. Утро вечера хоть и мудренее, но вечер однозначно долгожданней.

Выдав эту сентенцию, Влад хлопнул ладонью рядом с собой, приглашая Артёма присесть, и снова стал мягко перебирать гитарные струны, при этом продолжив рассказывать о чуде, которое каждый может обрести, не выезжая с материка.

* * *

Результат для Артёма оказался абсолютно неожиданным. Уже через час, Артём уверовал как неофит, и твердо знал, что ему надо срочно ехать в город, приобретать годовой абонемент на офигенную игруху, до кучи прикупить виртуальную капсулу, можно без крутых абгрейдов, но и не самую лохушную: Х-стандарт вполне подойдет. Ещё затарить продуктов в холодильник, минимум на неделю. И аллилуйя! Вперёд, обниматься со своей мечтой. Пользуйся, наслаждайся и убеждайся, что ничего более живого и реального из времен той Шотландии в мире уже и ещё нет.

Причем посыл был такой мощный, что по времени его хватило аж до предпоследней электрички, в которой Артём возвращался на вечернюю зорьку, к любителям бардовской песни, успев стать обладателем абонемента на годовое пребывание в игровом мире Файролл. Сейчас у него в карманчике рюкзака лежали чек и квитанция на подключение завтрашним днем вирткапсулы, и полученная «в подарок» флэшка. Как успели порадовать покупателя в специализированном магазине концерна – в подарок шёл видеоролик курса «молодого бойца» и куча всяких других полезных адресных ссылок по ключу «Файролл». Этакий набор для ленивца. Лучше думать так. Вариант, в котором основным критерием подборки материала была его, дурака, устойчивость, выглядел куда обиднее.

Артём достал квитанцию и чек, ещё раз посмотрел на сумму, поверх которой стоял штамп «оплачено» и ощутил, как первоначальный запал выходит из него со скоростью воздуха из пробитого воздушного шарика. И в те полчаса, за которые Артём добирался до места расположения лагеря, он уже слегка жалел, что не потратил деньги на доспехи и кузнеца. Тогда бы их ещё и на поездку хватило. Наверное, все-таки в Тай. Там на обман мечты попасть шансов меньше.

Хотя и там имелся свой засадный полк, но что мы девочку от мальчика не отличим?

* * *

– Эль будешь? Настоящий.

– В смысле вересковый? – сразу сделал стойку Артём.

– В смысле из Шотландии. А так, я особо не вчитывался. Буквы больно мелкие.

– Ещё и не наши, – ехидно добавил Артём, делая солидный глоток из бутылки.

– Да и фиг с ними, с буквами. Ты в магазин «Радеона» попал?

– Попал – односложно ответил Артём, подумав, что слово-то очень многогранное.

– И что…?

– Завтра привезут Х-стандарт. Я там ещё пару улучшений заказал. Повышает яркость впечатлений и достоверность происходящих в игре событий. Содрали, конечно, прилично, но я подумал, что на ощущениях экономить, что деньги в унитаз спускать.

Артём с сожалением сунул в пакет пустую бутылку.

– Хороший эль. Вкусный. Я ещё и пожрать ничего не успел с этой беготней. Боялся на электричку опоздать, вот и хапнул всего пару пирожков и чашку кофе за весь день в городе.

– Не парься, меня тут все знают. Сейчас каша доварится, меня к котлу позовут, я и для тебя порцайку насыплю.

И, кстати, поздравляю, коллега. Когда будешь выбирать себе персонаж, советую выбрать норда. На Севере это то же, что и Морские короли. Типа викинги, только ещё злее. И очень похожи на местных «шотландцев» – гэльтов. Жаль, что за них нельзя начинать игру. В Пограничье только НПС кланы, а так бы я точно за гэльтов стал играть. Да и допуск кланов игроков на полноценную дружбу с гэльтами разработчики, очень похоже, не предусмотрели. Иначе Глен уже давно бы это дело пробил, он на такие дела очень головастый.

Значит, ты месячишку побегаешь, подкачаешься, добра пофармишь, в уровнях подрастешь, наберешься понимания и этак уровня с двадцатого подходи в клан «Сыны Тараниса». Я за тебя словечко перед Гленом замолвлю. Он «Сынами» рулит. Так что всё окейно будет.

– Принимается.

– Вот и хорошо. Человек угадывающий шотландские баллады по трем аккордам просто обязан быть в нашем с Гленом клане. Друг, а давай ещё по бутылочке эля сообразим?

Влад нырнул рукой в свой рюкзак и слепо вытащил пузатенькую бутылку.

– О, виски, настоящий. Будешь?

– Наливай.

Виски имел запах и вкус пережженной автомобильной резины, пропадавший из рта только после приличного глотка эля.

– Влад, хочу в Шотландию, где пьют не виски, а вересковый мёд.

Тот как раз выдохнул и вполне благодушно спросил:

– Чего так? По мне так очень даже ничего, лучше, чем разрекламированный французский самогон.

– Да ладно! Французы в свой виноградный самогон хоть дубовые чурочки кладут, а эти до вкуса жженых покрышек додумались.

Потом Артём слушал песни и рассказы о сказочном файролльском Севере. Добрался ли он до каши из котла над костром или нет, утром уже вспомнить не смог.

Это было вчера. А сегодня Артём, добравшись до кухни, даже не удивился, обнаружив, что холодильник забит всякой снедью, а на полу стоят вперемешку баклажки с водой и какие-то пакеты.

* * *

– Хозяин, иди, принимай работу.

– Спасибо, сейчас подойду. Мужики, я вам ещё что-то должен?

– Не, не. Ты ложись в капсулу, мы сейчас под тебя систему откалибруем. Потом её ещё раз прогоним и, если всё тип-топ, вот тогда с тебя кофе. Уж больно вкусно ты им распахся на всю квартиру. Можно с пончиком.

– Пончик не обещаю, а кофе будет. В капсулу нырять обязательно? Как-то я себя не очень комфортно чувствую после вчерашнего отдыха.

– Не переживай. Это дело, которое с вечера, на процесс не влияет. Ну, по крайне мере, никто ещё не жаловался.

Артём с сомнением посмотрел на капсулу, потом на прижатый к дверце холодильника магнитик кота с пылесосом и надписью ниже хвоста: «От уборки ещё никто не умирал, но к чему рисковать».

Молчащий до сих пор младший наладчик, видимо, устав ждать, внес свою лепту оптимизма:

– Не боись паря, всё будет хорошо. Как ляжешь, так вставать и не захочешь.

– Убедил, речивый, – Артём, не стесняясь мужиков, разделся, обойдясь без специальных, входящих в комплект, плавок, и забрался в капсулу, ощущая себя астронавтом отправляемым в неведомые космические дали.

– Ну, поехали…

Никаких неприятных ощущений действительно не было. Сначала перед глазами проплыли полосы различного цвета. Потом картинки, по ходу наливающиеся цветами необычной яркости и сочности. На звуковое тестирование Артём почти совсем не обратил внимание. А вот то, что появившаяся перед глазами сначала чесночная пампушка, а потом бокал пива и десерт из свежих персиков имели характерный для этих продуктов, привычный по реалу запах, впечатлило.

Потом что-то покололо в пальцах, прошлось холодом по животу и, напоследок, заныли зубы.

– Вот и всё. И чего боялся? Просто отличная реакция на тест. Думаю, адаптация к игре пройдет быстро, и ты получишь от Файролла значительно больше ощущений, чем другие.

– Это почему?

Предположение старшего из техников было приятно и к месту, но всё же требовало больше пояснений.

Тот аккуратно сложил инструмент в сумку, прошёл на кухню за обещанным кофе и уже там добавил в свое предположение подробностей.

– Реакция у тебя на тест отличная, я бы даже сказал редкая. Даже не помню, когда в моей практике был такой результат. А я, брат, эти капсулы ещё с пилотного проекта подключаю. Поэтому и уверен, что и адаптация в игре пойдет на «ура», и ощущать ты там всё вокруг будешь реально, ну вот как нас с Вованом.

Всё ещё сомневаясь: не втюхивают ли? Хотя с чего бы, – не на вторую же чашку кофе разводят, Артём пробормотал:

– Дай-то Бог, – и уже более спокойно, но всё ещё недоверчиво, оглядел новоприобретённое диво.

* * *

После ухода техников, Артём самостоятельно провел настройку системы виртуальной капсулы, привыкая к новым ощущениям и определяя параметры комфорта под долгое в ней пребывание.

Потом зашёл на кухню и в душ, проверил, выключена ли печка и не течет ли где вода, наговорил нейтральный текст на автоответчик «спрашивайте, вас услышат, но не сразу и не сейчас». Постоял пару минут в раздумье перед капсулой, сгонял ещё раз в туалет: так будет правильней, и со словами «ну милая, не подведи» решительно полез на новое ложе.

Экран перед глазами мигнул, и под надписью «Сложность прохождения Нубленда» всплыло три позиции:

– новичок;

– ветеран;

– эксперт.

Долго размышлять над выбором ему не дали. Бесстрастный, закадровый голос тут же попросил: «Прошу подтвердить ваш выбор, активировав одну из позиций.»

В простых и любимых стратегиях, Артём всегда брал эксперта. Так было интересней – больше вызова, больше драйва преодоления, больше кайфа от игры.

Поэтому ткнул в «эксперта», не задумываясь.

Если бы он предварительно зашёл на форум и прочитал популярные темы Нубленда, то знал бы, что большинство взявших «эксперта» в своих комментариях плевались: вместо ожидаемых плюшек за сложность прохождения игры получаешь серую, бедную на задания зону с мобами-переростками. В общем, по выходу в основной игровой мир имеешь одни потери и никаких дополнительных преференций. Иди потом, догоняй в уровнях игроков, быстро проскочивших Нубленд «новичками» и «ветеранами».

Но Артём в игру пришёл не новости на форумах читать. По этим же соображениям, был сделан и следующий выбор.

На вопросе, какой из режимов игры он выбирает: «открытый» или «закрытый», Артём первый раз тормознул, пытаясь с ходу понять разницу между ними.

В открытом режиме информация о вновь получаемых статах, навыках, заданиях и прочих вкусностях, составляющих антураж игры, доводится до игрока в онлайн режиме. Игрок сам распределяет очки достижений, двигаясь по ветке развития своего персонажа.

Закрытый режим, не предусматривает текущего информационного сопровождения игрока. Ознакомление игрока со всеми его достижениями, как и расширенная справка по принятым и выполненным заданиям происходит путём отправки сообщений на почту. Все очки достижений в таком режиме распределяются системой автоматически. В личку же приходит только экстренная информация от Администрации и от игроков, имеющих статус «друг».

Всю эту информацию Артём быстренько пропустил через себя не очень понимая, кто может позариться на «закрытый» режим. Пока этот режим взял один голос «за» у Артёма только своей схожестью с реалом. Там, перед тем, как ты в новых туфлях по щиколотку проваливаешься в лужу, тоже никаких сообщений тебе никто не транслирует.

А вот следующее сообщение было уже интереснее.


Предлагаемые плюсы – планка набора опыта с коэффициентом 1,2 идет с первого уровня, интуиция и бонусный параметр для выбранной расы с коэффициентом 1,3.

Один, любой из основных параметров, выбранный вами, будет развиваться с коэффициентом 1,5.

Желаете получить дополнительную информацию по параметрам?


– А желаю, – как бы ни лениво Артёму было выбирать, но на каждого фермера найдется свой шарик под ореховой скорлупой.

Из всего просмотренного списка, интуиция Артёма выбрала «интуицию». И это был не сговор за «своих». Очень манко выглядела фраза «Развитие параметра интуиция за каждые взятые 10 уровней увеличивает эффективность применения имеющихся навыков на 7,5 %».

Чтобы это ни значило, но звучало очень солидно. Гляди, к 150 уровню выбранный им персонаж приблизится к 100 % эффективности и будет мега крут. Заманчиво, весьма заманчиво. Халява, цып-цып, приди.

Что ещё предлагают? В Артёме проснулся азарт. Таки в Радеоне кто-то правильно понимал слово «стимул». Корпорации нашлось, что предложить, не только тем, кого стимулирует и помогает двигаться по игре морковка, висящая перед глазами в виде сообщений о каждом случившемся чихе, но и любителям «чтоб всё было совсем по-настоящему».

Смотрим плюсики дальше.


Начальный уровень дружеских отношений со всеми неигровыми персонажами +20 единиц для рас и сообществ, имеющих с вашей расой статус «дружеский» и +10 единиц для имеющих нейтральный статус с выбранной вами расой.

Для рас, имеющих статус «враждебный», значение меняется на «нейтральный».

Каждое повышение интуиции на 10 пунктов, увеличивает на 2 % текущее количество единиц дружелюбия.


Берём! Итак, «интуиция» пошла с максимальным коэффициентом.

Что там по расовому бонусу? Ага, стоп машина, назад, на позицию «выберите расу».

Давно выбрали, ещё до начала игры – человек. Но выбор даже шире: норд – северянин и кто-то там южанин. Северяне и только северяне! Да просто за то, что географически они гораздо ближе к килту, чем южане. Жмём, не тормозим.

Готово! Досрочный ответ и сэкономленная минута. Вот я красава!

У Артёма и так хорошее настроение поднялось до отметки «отличное».

Всё как у классиков: «Норд это звучит гордо!»

Что там у нас для северян в виде расового бонуса предлагают? Сила. Никаких сюрпризов. Ещё бы, если на параметр завязаны эффективность владения холодным оружием, прочность и разнообразие применяемой брони. И это ещё не всё. Скорость бега и максимально переносимый вес, тоже тянут молочко от этой коровки.

Ладно, слушаем-читаем дальше.


В Нубленде для игроков, выбравших автоматический, «закрытый» режим, активируется параметр «голос предков». За вами закрепляется дух, видимый только вам, который может давать некоторые полезные вам советы и проводить необходимые разъяснения по ходу игры, сопровождая вас до 35-го уровня.

Это сделано для того, чтобы игроки, не имея возможности видеть панель развития, скорее адаптировались в игре.

Каждый 50-ый уровень у вас будет возможность перейти в «открытый» игровой режим, но при этом ваши бонусные коэффициенты, полученные от игры в «закрытом» режиме, будут снижены вдвое. При переходе вы потеряете 10 % очков опыта с понижением в уровнях.

Для ознакомления вам предлагается набор бонусов, доступных вашей расе, из которого генератором случайных чисел будет выбрано бонусное умение:

«Мастер меченосец», «Первое копье», «Хозяин бури», «Щитоносец», «Наследник Авиценны».


Артём, пока набор висел перед глазами, успел прочитать его два раза.

Ясно. Два первых умения – хороший бонус для ветки дамагера. Может даже три первых умения, так как «Хозяин бури» это сто пудов путь мага. Он же дамагер, он же бафер, он же Гога, он же Жора… С лекарем проще. Лекарь, он и в Африке лекарь.

«Что-то мне лекарем быть совсем не хочется. Мне б мечом, или копьем помахать. А где же умения для танка? Самое близкое, навскидку, это «Щитоносец». Впрочем, чего голову ломать? Что с генератора упадет, тем и будем мир щупать».

Всё, от информации уже голова пухнет, что-то понял, что-то не понял, что-то влом читать и слушать. С главным решил! Поэтому жмём на «закрытый режим» и «интуицию», а с остальным по ходу разберемся.

Внешний вид – стандарт. Тело пропорциональное, плечи широкие, волосы – тёмный ёжик, лицо суровое, нос прямой, глаза синие. М-да, ладно, годится. Разве что, едва заметный шрам посреди лба обозначить – привет из моей реальной жизни. Памятная встреча пятилетнего мальчугана с ребром чугунной батареи.

Выпавший бонус – Первое копье. Такому красавчику, кто бы сомневался. Второе умение после «Мастера меченосца», которое Артём хотел получить. Развитие ветки умений идёт с коэффициентом 1,2. Просто замечательно.

Вроде все формальности для старта соблюдены? Фигово вот только что статов не вижу – у Артёма в мыслях мгновением мелькнуло сожаление, но тут же тихо ушло по-английски. А чего жалеть? И так понятно, что все показатели развития пока нуль целых нуль десятых. Ага, в Файролл безымянным не пускают, требуют выбрать имя. Пусть будет «Тём», вполне такое себе шотландское имя. Принято? Вот и отлично. Здравствуй, моя долгожданная Шотландия!


Когда цветовой калейдоскоп закончил мельтешить перед глазами, Тём осознал себя сидящим в белом круге посреди большой базальтовой плиты чёрного цвета, неправильной четырехугольной формы. Плита являла собой навершинье высокого холма.

Новорожденный норд осмотрел себя и остался доволен. Он родился не только в рубашке, но и в коротких, до колен, полотняных штанах, ранее называемых домоткаными. Жаль только, что в руках не было ничего.

Тём попытался определить свой следующий шаг.

Вокруг, сколько хватало взгляда, возвышались такие же холмы, сплошь поросшие можжевельником.

И только где-то, у самого горизонта, виднелась группа каких-то деревьев.

Забавно, но счастливчиком от попадания в долгожданную сказку, Артём себя не чувствовал. Все его чувственные желания свелись к двум, зато очень привычным: хотелось есть и пить. Голод можно было терпеть. А пить хотелось очень сильно. Так, что язык невольно облизывал сухие губы. А ещё, чесалось левое веко и резко кололо в левом виске.

Артём придавил пальцами висок и моргнул, в следующее мгновение в голове раздался голос: «Поздравляю тебя, Тём, с рождением в мире Файролл. Я твой проводник и хранитель. Буду давать тебе советы, оказывать помощь в твоем развитии и давать ответы на некоторые, возникающие у тебя вопросы. Если ты захочешь что-то спросить, просто потри левое веко рукой и задай вопрос. Если ответ у меня будет, ты его услышишь.»

Тём тут же воспользовался полученным правом:

– Как мне тебя звать, хранитель?

– Так и зови хранителем.

– Нет, не пойдет. Пусть ты будешь Энжи. Принимается?

Дух-проводник завис на пару секунд, прежде чем дал ответ.

– Мне нравится быть Энжи. Принимается.

Правильно задавать вопросы Тём умел. Это способность была частью его недавней профессии.

– Энжи, а что ты там говорил про помощь в развитии? Скажи мне то, что я должен знать прямо сейчас.

– Каждый, вновь рожденный в мире, получает свою Цель. Одним вновь рожденным даруется её понимание сразу, другие получают подсказки и намеки, а третьи приходят к её пониманию после долгих и тяжелых дорог Файролла. Но и первые, и вторые и третьи получают в подарок при рождении возможность видеть свои шаги на пути к цели, по мере их взросления и развития в этом мире.

«Так. Что-то с чем-то не состыковывается. В задачке спрашивается: где мой подарок? Или я не понял что-то про «закрытый» режим или мой хранитель начал дозволенные речи совсем издалека?»

– То есть я всё же смогу получать информацию напрямую о происходящих со мной изменениях по ходу развития?

– К несчастью, ты не можешь видеть свои характеристики, так как ты из тех мечтателей, которые отказываются от костылей ради крыльев. Вот только, крылья тебе ещё надо растить. И растить их тебе придётся долго.

«Ух ты! Это он про закрытый режим игры? А проводника щедро снабдили даром словоплёта».

Голос в голове Тёма как раз сделал паузу, подчеркивая важность следующего предложения.

– Но к твоему счастью, у тебя есть я. И я помогу добрым советом выбрать тебе твой единственно правильный путь.

Ага, ага… Что-то такое было при инструктаже, о том, что каждые пятьдесят уровней есть возможность поменять ветку развития персонажа или добавить вторую воинскую или иную специальность. Или вернуться в открытый режим игры, в котором ты не замечаешь, как система шпионит за тобой.

«А в моем случае, – иронично подумал Тём, – есть, как минимум ещё два внутренних режима системы в дополнение к шпионажу: режим системы «подлиза», в котором ты получаешь желанные навыки и нужное твоему персу вложение очков развития, и режим «падлюка», в котором всё происходит с точностью наоборот. Знать бы ещё, как заказывать только «подлизу»».

Хотя после получения Тёмом навыка «Первое копье» подлиза повел со счётом один-ноль. И пусть это не желанный «Мастер меченосец», но всё-таки – воин, копейщик.

Ладно, подтверждаем, берем копейщика. В битве при Фолкерке шотландские копейщики покрыли себя славой. Пусть и посмертной. Да не посрамим!

Мечник пока подождет. Или не пока, а совсем.

Не факт, что отыгравшему пятьдесят или сто уровней Артёму захочется брать следующим именно мечника.


Игрок Тём, Администрация поздравляет Вас с рождением в мире Файролл и желает Вам счастливой, успешной и долгой жизни. Можете покинуть круг рождения.


Уже не Артём, а Тём, ещё некоторое время посидел на камнях, приятно удивляясь разнообразию растительных запахов и оценивая ощущения в новом теле.

Едва он спрыгнул с каменного круга рождения, как ноги сразу по колено утонули в мягком плотном зелёном мху.

Ощущая, как бархатистые ворсинки мха приятно щекочут голые подошвы его ног, Тём тут же сделал то, о чем мечтал, давно и не здесь. Он упал в мох, широко раскинув руки, с удовольствием чувствуя поверхностью спины, как зелёная подушка под телом мягко и пружинисто просела, приняв его в себя. Мир вокруг пропал, оставив для взгляда только одну перспективу, в которой было лишь низкое серое небо.

Тём несколько минут валялся, растворившись в новых ощущениях и чувствуя разрывающую его изнутри волну радости. Волна просилась наружу, и он, не в силах её удержать, заорал что было сил:

– Ого-го! Я свободен, словно птица в небесах!

После чего, резко подскочил и, проверяя свои возможности, сделал несколько длинных, прыгающих шагов вниз по склону. Нога, зацепившаяся за низко стелющийся очень жесткий и очень реальный, можжевеловый куст, затормозила радостное движение вперед покорителя нового мира. Тём, кувыркнувшись через плечо, приземлился на торчащий из зарослей острый камень. Новая порция ощущений заставила его коротко, но выразительно ругнуться. Не только радость и восторг были натуральны, боль в ушибленном плече тоже ощущалась очень естественно.


Игрок Тём, Администрация Файролла выносит вам первое предупреждение и информирует Вас, что при повторном употреблении нецензурной лексики в процессе игры на Вас будет наложен штраф.


Ага, тут у них зона высокой культуры. Если на пути больше не будет встречаться острых камней, я только «за»! – Тём помассировал ушибленное плечо и ещё посидел на месте падения в ожидании, пока боль уйдет.

Боль ушла быстро, а вот ворох вопросов только увеличился. Решив, что ответы на быстро возникающие вопросы можно поискать и позже, а вот воду, чтобы утолить всё усиливающуюся жажду, нужно начинать искать вот прямо сейчас, Тём, подхватился с каменной плиты и побрел к виднеющейся на горизонте рощице.

Глава 2

Вкус мяса, как категория вне кулинарии

Идти пришлось дальше, чем показалось с вершины холма с кругом рождения. Ноги путались в стелящемся кустарнике и тормозили движение. Сама роща оказалась небольшой группой осинок и березок, растущих по периметру небольшого болота. Тём смахнул с поверхности болотца пару зелёных листиков и осторожно, чтоб не всколыхнуть муть, набрал полные ладони долгожданной влаги. Вода была поганая, имела слегка затхлый запах и кисловатый вкус. Но это был его первый глоток в новом мире, а потому Тём быстро удавил внутреннее недовольство.

Жажду утолил и ладно. А посмаковать можно будет у речки или ручья. Они тут наверняка есть.

Вокруг болотца росло несколько грибов и два вида ягод. Тём с сомнением посмотрел на них и вновь прислушался к себе: кроме лёгкого бурчания в животе, никаких подсказок о съедобности найденного богатства, не было.

В задумчивости норд потёр левое веко.

– Эгей, Энжи, ты ещё не спишь?

Как себя вызывать тот научил, а вот подкреплять вызов голосом или нет, Тём решил разбираться в процессе игры. Вопрос, брошенный вслух в пустоту и в реале уже давно ни у кого не вызывал удивления, подразумевая наличие незаметного динамика в ухе. Дух бесплотный, в отличие от любого динамика. Но тоже должен где-то находиться. Вот верилось Тёму, что приданный ему в пользование дух-хранитель разместил свое охранное предприятие не далее, чем за левым плечом клиента, а не за правым. Почему-то это тоже казалось важным, хоть Тём и не мог сказать почему. Дух отозвался сразу.

– Я вообще не сплю.

Голос Энжи прозвучал там, где и ожидался. В левом ухе.

– Можешь даже не голосить, а просто подумать обо мне, и я отзовусь. Если не получается сосредоточиться на вызове, потри левое веко так, как ты сделал только что. Это дублирование канала вызова хранителя. Что ты хотел узнать?

– Надо было тебя Бонусом назвать. Ну, ладно уж – будь Энжи. Что ты посоветуешь съесть из растущего на этой полянке? – Тём неопределённо махнул рукой, пытаясь честно удержать и грибы, и ягоды в секторе одного взгляда.

– Это не входит в перечень рекомендуемых подсказок.

– Как это? – Тём даже помотал головой, сосредотачиваясь. И понял только то, что вот сейчас точно ничего не понял.

– То есть это всё съедобное и поэтому ты мне ничего не подсказываешь. Или есть ядовитые, но тебе, моему хранителю, дела до этого никакого нет. Какой из ответов правильный?

– Я могу отвечать только на вопросы, которые отвечают твоему выбору пути, а не предопределяют его тебе.

– Ты мне сейчас сказал, что поесть отравленных грибов, это мой свободный выбор. Замечательно. А знаешь, я к тебе больше и обращаться не буду. Чем такой советчик, лучше никакого.

– Ну, зачем же так категорично. Пожалуй, я не ограничу твои возможности, если скажу, что ты, пожевав, не проглатывая, кусочек гриба или одну ягоду, сможешь определить, по изменению цвета мира, насколько безопасны ягоды и грибы. Если почувствуешь слабость и мир окрасится в желтоватые тона, то ты потерял меньше половины своих жизненных сил, если в оранжевые – полжизни долой. А если мир вдруг стал красным, рекомендую срочно искать, чем повысить свои жизненные силы, которых осталось менее трети. А испытаешь после дегустации прилив бодрости или иные полезности, значит, можешь занести в свое обеденное меню и приятного тебе аппетита. Ещё полезно взять профессию травника. По мере её развития, ты сможешь интуитивно предвидеть опасность или пользу от неизвестных даров полей и лесов.

– Это уже что-то. А чего про огороды ничего не упомянул? Огородничество в Файролле не в почете?

– В почете. Но изменение цвета мира в случае потребление даров огорода может возникнуть не от употребления овоща, а от дубинки хозяина, если сунешься без спроса.

– Надо же, как всё продумано. Хотя вместо светофора я бы предпочел справочник с картинками перед глазами – хмыкнул Тём и решительно направился к стоящему чуть в стороне от болотца дереву. Под ним росли небольшие кустики с очень аппетитными ягодками.

Уверенно сграбастав в пятерню несколько ягод, призывно красневших на кустике и по виду очень напоминавшие хорошо знакомую клюкву, Тём всё же забросил в рот одну ягоду. Сладковатая ягода здорово напугала Тёма, когда мир вокруг начал медленно желтеть, постепенно всё больше насыщаясь оранжевым оттенком.

Через пару минут шока и отупения: «Что делать, что делать?», он решительно забросил в рот кусочек красной грибной шляпки. Этот гриб, в отличие от ягоды, ему сразу не понравился, а, значит, был шанс ошибиться второй раз – теперь в свою пользу. Получилось. Через пару минут тщательного пережевывания, горько-сладкой грибной шляпки, в глазах скачком посветлело до яркого солнечного цвета, и Тём тут же откусил от гриба приличный кусок. Так же без вреда для организма, были съедены горсть тёмно-синих, отвратительно горьких ягод и здоровый фиолетовый гриб. Окружающий мир снова стал привычным и светлым, а фиолетовый гриб, кроме сытости и приятного послевкусия, порадовал ещё и ощущением какой-то непонятной силы. Изнутри как будто распирало молодецкой удалью. Не на местный ли «ред булл» повезло нарваться?

Тём, как бы невзначай, потер веко. Механизм сработал безотказно.

– Рад, что у тебя получилось поесть. Спрашивай.

– И спрошу. Энжи, а у тебя для выражения радости, ничего лучше тона кладбищенского сторожа не нашлось?

– Если это все вопросы, то я пошёл.

– О, ты и обижаться умеешь? Забавно. Я тут гриб съел и ощущения какой-то внутренней силы почувствовал. А что она есть и как её есть, понять не могу.

– Сейчас посмотрим, что там у тебя.

Брр… Тём непроизвольно поежился. Прямо на приеме у врача себя почувствовал.

И тут перед глазами пробежали строчки:


Ваш уровень маны вырос на +1 на 2 часа

Ваша выносливость выросла на 1 единицу на 1,5 часа.


Дух, между тем, продолжал бубнить в ухо:

– С выносливостью понятно – уровень жизни вырос на 100 единиц. Удачно ты траванулся, съел как раз то, что надо.

«Змеиный плевок» совместно со «Слезой Пастушки» дает разовую постоянную прибавку +100 жизненных сил. А вот тот фиолетовый сжеванный тобой красавец меня удивил. После перекуса мана на целых десять единиц выросла.

Странно, но возможно. Обычно, для этого надо иметь какую-то магическую или лекарскую специализацию с рождения. Прочие, не обладающие такой специализацией, не могут извлекать и накапливать ману. Ты же сможешь пользоваться магическими навыками, выбрав воинскую специализацию. Не чудо, но очень редкое сочетание. Тебе всё равно нужно будет найти учителя и, если сильно потрудишься, то первый, а то и второй уровень волшебства или лекарства ты освоишь. Если же ты второй специальностью выберешь путь духовного мира, то никаких препятствий к росту объёма твоей маны не будет. Я бы предложил тебе так и поступить. В этом случае я смогу оградить тебя от значительных неприятностей на твоем пути.

– Всё, всё, – хватит убеждать меня. Я всё понял. Слишком много «если», «возможно» и «может быть» для хранителя. Скажи, любезный, отчего так сложно просто ответить на мой вопрос.

– Не сложно. Если только подопечный не рождается с непонятным мне желанием быть непонятным мне «настоящим шотландцем».

– Так вот, оказывается, где собака порылась. Это что же получается: «Люсенька, родная, зараза, сдались тебе эти макароны»? Что ещё ты успел подслушать, гад пронырливый?

– Я не понимаю, причем здесь макароны. Да, я часть тебя, так легче учить и направлять. Но с тобой тяжело. Кроме: «С Шотландией пока не очень, посмотрим, что там будет с парашютом» я ничего от тебя так и не услышал. А ты у меня – очень не простой случай!

«Мда. Ну точно на приеме у старенького доктора. Так и ждешь, что скажет: «Случай у вас, батенька, совсем запущенный»». Энжи, между тем, продолжал свои поучительные речи:

– Приходящие в мир воины, правители и воры не имеют маны, а священники, колдуны, шаманы и маги не могут похвастаться умением «Первого копья». Ты в своем рождении завис между воином и магом. И где найти тебе наставника, который сможет научить тебя использовать и силу стали и силу духа, я не знаю.

Хранитель был озабочен нестандартной ситуацией с рождением своего подопечного гораздо больше, чем его подопечный. Тём на всё брюзжания только плечами пожал.

Нужен учитель? Какие проблемы. Главное до людных мест добраться. А там язык до храма доведет. Вот только прежде чем отправится в дорогу, надо насобирать грибов, место на них богатое. Да выбрать себе крепкий посох в подспорье. С посохом и дорога проходится легче, а уж по бездорожью без него вообще никак.

С направлением движения определился довольно быстро – встреченный ручей – верная нить, ведущая к реке. А берег реки – это колыбель всех цивилизаций. Нельзя в населённом хоть кем-то мире выйти на берег реки и не встретить людей. Или нелюдей. Всё, что Тём успел узнать о Файролле говорило, что расы этого мира своим списочным составом намного обогнали Ноев ковчег.

С посохом всё получилось, как нельзя лучше. Во встреченном на пути через рощу выжженном тридцатиметровом пятне (молния, что ли в рощу попала?), норд подобрал длинную и ровную жердину. Обгорелая верхушка поставленной вертикально ветки, на ладонь возвышалась над головой Тёма. Всё ничего, но тяжесть ветки действовала на Тёма как… тяжесть. Вместо ускорения своего движения, норд вынужден был замедлить шаг. Но до тех пор, пока ничего лучше ему в пути не попадется, расставаться со своей находкой Тём не собирался.

«Скорей бы уже до десятого уровня добраться. Там эта палочка наверняка раза в два, а то и в три полегчает».

Тём улыбнулся сам себе. Мысль сама по себе была насколько привлекательная, настолько и глупая. Вот нафига ему на десятом уровне будет нужна какая-то палка с обгорелым концом?

Чтобы придать подобранной ветке вид привычного по горным походам в реале альпенштока, только перевернутого острым концом вверх, Тём потёр обгорелый конец жердины об острый скальный выступ. Посох хорошо иметь в руках, пока ты бредешь один, а вот встретить кого в пути лучше с копьем в руках.

Следующая находка случилась через час скучного и тяжелого движения по каменистому берегу ручья. Ещё крепкие штаны, лежащие на камне так, словно их хозяин разделся и аккуратно сложил их на берегу, перед тем как окунуться в воду, Тёма страшно обрадовали. А сверкнувшая в воде полоска стали, оказавшаяся самым обычным, крепким, прямым ножом, неизвестно как попавшим в ручей, показалась Тёму золотой фишкой и заставила норда радостно подпрыгнуть на месте. Ещё бы ему не подпрыгнуть, – находка как влитая легла в руку, вызывая желание что-то отрезать или в кого-нибудь ткнуть.

Следующие полчаса Тём бодро шагал между холмами, вдоль ручья, больше вглядываясь себе под ноги, чем озираясь вокруг. Вдруг дорога ещё чем «вкусненьким» порадует.

Увы, больше ничего интересного за это время Тёму не попалось. Если не считать обнаруженную им подозрительную тёмную дыру в корнях поваленного дерева. И как раз там, где Тём присел на пару минут отдохнуть. Помня, что дыра – это нора, а нора – это шанс получить что-то намного более питательное, чем съеденные с утра две горсти ягод, норд решительно, со всего размаха ткнул тонким краем посоха в темноту дыры. Посох-копье вошёл не глубоко, сразу воткнувшись во что-то мягкое. Из норы раздался обиженный визг. Кролик? Ммм… Кролик мутант? Норд дёрнул посох на себя, но безрезультатно. Хозяин норы вцепился в дерево зубами и не отпускал. Тём перехватил посох в левую руку, зажав его под мышкой и уперев толстый край в землю, а правой достал нож. И сделал он это очень вовремя, так как зверь, не раздумывая долго, шумно сопя, бросился в атаку на своего обидчика. Норда от серьезных ран во время этой атаки спасла только длина упертого в землю копья, остановившего прыжок зверя. Тём успел рассмотреть, кого он так опрометчиво потревожил. Это был совсем не кролик. Зверь своим размером, превышающий среднюю собаку, внешним видом напоминал обычного барсука. «Вживую» Тём барсуков не видел, но всё равно был уверен, что это именно он и есть.

Тём успел нанести несколько колющих ударов ножом в морду рвущегося к нему барсука, прежде, чем тот продавил преграду и когтями проехался по его груди. Мир перед глазами норда резко пожелтел. Тяжелый конец жердины, оставляя в земле глубокую борозду, поехал назад, но к счастью уперся в какой-то камень. Второй её конец прочно засел в теле зверя, блокируя его продвижение вперед и удар правой лапы. Тём выпустил посох и вцепившись свободной левой рукой в могущую достать его лапу хищника, с размаху вонзил нож в глазницу зверя. И тут же отскочил назад, снова подхватив посох, не давая ему сорваться с упора. Так они и топтались несколько минут – хищник пытался оттолкнуться задними лапами и зубами дотянутся до норда, а тот держал зверюгу на самодельном копье, норовящим под эти напором, вывернуться из его рук. Сочащаяся кровь была значительно заметней на белой коже, чем в густой шерсти. Но зверь, получивший две серьезных раны, слабел быстрее, и танец надолго не затянулся.

Подождав пока зверь совсем затихнет, Тём резко выдернул зверя из норы на каменистый берег и, наконец, рассмотрел его. Кроме острых когтей и зубов, зверь имел густую, короткую шерсть и аппетитно-упитанную каплевидную тушку.

Норд спустился к ручью и, зачерпнув воду ладонью, тщательно промыл все полученные в схватке царапины. Боль постепенно ушла и только две самые глубокие раны на груди продолжали ныть.

Тём потер левое веко и, не дожидаясь отклика, сразу спросил:

– Энжи, что ты можешь мне сказать?

– Барсук, шестой уровень. Опасен только новичкам, полезен всем в этой локации. Каждая добыча, имеющая уровень, дает опыт, увеличивающий твои возможности. Ты получишь очки развития, но распределение автоматически по достижении каждого пятого и нулевого уровня. А ещё барсук – это целебный жир, но ты не лекарь и у тебя нет навыка по его использованию, ценные когти, но ты не шаман, не монах и не колдун, и у тебя нет навыка по изготовлению амулетов, и неплохая шкура…

– Но у меня нет навыка по её снятию, так как я не охотник, – продолжил Тём за хранителя. – Зато у меня есть нож и желание попробовать себя в разделке своей добычи.

Его не сильно беспокоил непривычный цвет мира – желтизна постепенно уходила, да и на ясность картинки такой фон практически не влиял. Чувствовал он себя относительно хорошо и просто для подстраховки, прежде чем заняться тушкой, сжевал гриб, повышающий уровень жизни и положил посох на землю более удобно, под правую руку. Мало ли кто тут бродит рядом.

Потом аккуратно, насколько получилось, вырезал тушку из шкуры, стараясь чтоб на шкуре оставалось побольше жира, оставил когти болтаться на лапках, а из оставшейся освежеванной тушки, нарезал несколько кусочков мяса. Шкура, при разделке, была прорезана и проткнута ножом в нескольких местах и больше ни на что, кроме естественного бурдюка для жира, не годилась. Эх, навык, навык – кто бы научил?

Потом мясо со шкурой, тщательно прополоскал в ручье, отмывая от крови, а остаток тушки отнес подальше от норы в корнях.

Так как от круга рождения Тём шёл несколько часов, то уже заметно притомился. К тому же он так и не встретил в пути никого, с кем можно было бы перекинуться хоть словом. Играющие в открытом режиме игроки могли оценивать свое состояние выносливости, здоровья и прочих показателей в циферках и картинках. Тём же просто чувствовал «здоровую» физическую усталость, как после изрядной пробежки с рюкзаком по горам. Коррелятивная связь виртуальности с реалом действовала отменно – тело, лежащее в капсуле было абсолютно уверено в том, что несколько часов бродило по горам, и выдавало соответствующую реакцию.

Место возле норы, под деревьями, на берегу ручья, было замечательное для отдыха. Да и схватка с барсуком Тёма изрядно вымотала, поэтому он решил, что привал здесь и сейчас это то, что ему надо. А ещё он надумал приложить к полученным в схватке ранам только что вырезанные куски барсучьего жира. Хоть воин – это не лекарь, а свежий кусок – это совсем не топлённый жир из дедовой фляги, но вдруг?

Только подумал об Энжи, как зачесалось веко. Совпадение или обратная связь?

– Энжи, можешь вывести для меня картинку только что заработанных мной достижений?

– Не могу. Адаптационная программа предусматривает приоритет голосовой связи между проводником и подопечным.

– Да, учиться будет очень сложно не потому, что учебников нет, – трудность в том, что учитель редкостная сволочь!

– Вопрос не понятен.

– Говорю, что информация всё равно мне должна быть доведена, так какая тебе разница в каком виде. Я легче воспринимаю информацию с экрана и поэтому быстрее адаптируюсь к этому миру. А ты более полно выполнишь свою задачу.

– Тём, кто быстрее считывают информацию с экрана, а не с голоса дух-наставник не положен.

– Ты меня не жизни учи, а помогай информативно. Ты же хочешь, чтобы я быстрее выучился и перестал мучить тебя дурацкими вопросами.

Хранитель не ответил и Тём почувствовал, даже не рычажок, а пока только намек на будущую точку давления.

– Энжи, так что там с ответом?

– Я буду сопровождать тебя до 35-го уровня. И чем дольше ты будешь набирать этот уровень, тем больше я смогу полезной тебе в дальнейшей жизни информации рассказать. А вопросы твои меня не мучают.

– Оба-на! – Тём аж затормозил от такого откровения. Только матерого саботажника в команде ему и не хватало. Сдается, спрашивать Энжи мучают ли его вопросы, всё равно, что к здоровому мужику лезть с таким же вопросом об его отношении к эротическим снам. То есть хранитель готов говорить, что попало, а вот помогать рационально, он не желает. Попробуем плавно надавить.

– Энжи, если хочешь, чтоб я тебя вызывал чаще, то будь добр, делай так, как я прошу. Если показ информации не попадает под прямой запрет, а он не попадает, иначе ты бы мне её ранее в виде сообщения не показывал, то будь любезен, выведи мне мои достижения в виде картинки.

Тём мог поклясться, что услышал у себя в ухе недовольное сопение хранителя! Недолгое, потому как тот совсем в отказ уходить не стал.

– Хорошо. С логической точки зрения противоречий нет. Смотри картинку, я тебе на ней покажу всё, что ты сейчас заработал.

Перед глазами Тёма поплыли строчки:


Вами открыто деяние «Охота пуще неволи» первого уровня.

Для его получения вам необходимо уничтожить ещё двадцать четыре хищных зверя, превышающих вас не менее чем на пять уровней.

Награды:

Пассивная характеристика «Отчаянный шкуродер» первого уровня – 0,6 % к наносимому урону любым типом оружия против хищных зверей.

Пассивное умение «Дары охоты» – вероятность найти редкий предмет или полезный ингредиент у поверженного хищника увеличивается на 2 %.

Подробные комментарии можно посмотреть в окне характеристик в разделе 'Деяния'.


Вами получен навык снятия шкур

Стартовый параметр навыка – 0 единиц.


Вами получен навык врачевания.

Стартовый параметр навыка – 0 единиц.


Вами получен навык владения ножом:

– Уровень развития боевого навыка «укол ножом» достиг 5.

Стартовый параметр урона навыка – 10 единиц. Текущий урон – 50 единиц.


Деяния порадовали. Не столько полученным бонусом, сколько названием пассивной характеристики. Приятно, что разработчики мира люди весёлые.

А вот рост навыков совсем никакой. Грустно. Стоп! Почему грустно? Как я его вообще получил?

Тём даже глаза прикрыл, чтобы легче вспомнилось, что там его говорящий справочник вещал про навыки.

Он же говорил о невозможности получить навык в игре без учителя. Как так? Не всё знает, или не всю правду говорит? Вот же они, опции, открыты. Пока, правда, нулевого уровня. И пользы от них столько же. Ну это ничего, – опыт дело наживное. Главное, что есть точка старта.

Интересно, что бы Тём сказал, если бы знал, что в открытом, «классическом» режиме игры лог ведется по-другому. Скорее всего, просто бы отмахнулся от этого «открытия»: ну и пусть себе. Да и из остальных игроков, выбравших игру в закрытом режиме вряд ли бы удалось найти игрока, задавшего себе вопрос: «А зачем собственно разработчики в Радеоне вместе с проведённым год назад обновлением, добавили в игру возможность играть в двух режимах?»

– Энжи, не обижайся. Ты умница, ты всё делаешь как надо. А, знаешь, что? Можешь мне бубнить про космические корабли и Большой театр. Слушатель я хороший, а под неспешный разговор любая дорога короче.

– Тём, ты ведь не первый мой подопечный. Ты у меня уже четвёртый. И все четверо были хоть и разными, но очень похожими друг на друга. Были два человека – купец и маг. Были два воина. Оба гномы.

У каждого из них я присутствовал при рождении и знал, каково их предназначение в мире и по какому пути они пойдут к своей цели. И я всегда знал, какой мой совет поможет им. Каждый из них при прощании по достижении тридцать пятого уровня был мне благодарен.

Ты не лучше и не хуже их. Ты – другой. Ты тоже, как они, выбрал для себя путь, но при этом у тебя почему-то сохранилась возможность изменить его.

Имея два пути, ты должен задавать мне вдвое больше вопросов чем те, другие. А ты мало того, что почти не спрашиваешь моего совета, так ещё и игнорируешь мои подсказки. Мне это не нравится. Такое твое отношение ко мне делает мой долг хранителя трудновыполнимым и заставляет себя чувствовать бесполезным и ненужным.

Вот и сейчас, пока я с тобой разговариваю, ты не отвечаешь мне, занимаясь какой-то ерундой. Вот зачем ты расщепил ножом кончик посоха, ты же его сломал! Оставь нож в покое, не пробуй его приделать к посоху! Нож – это оружие для руки и примотав его к посоху, ты лишил себя удобного оружия.

Тём, не обращая внимания на сетования хранителя, создавал свое первое дистанционное оружие. Плотно обмотав сухожилиями место соединения рукоятки и посоха, норд попробовал надежность крепления и остался ею доволен. Сделав пару выпадов вперед самодельным копьем, Попробовав насколько надежно сидит в расщепе посоха рукоятка ножа, Тём начал прислушивался к зудящим в своей голове словам, с интересом отмечая, как сначала распалялся, а потом растерянно затихал во время своего монолога хранитель.

– Ух, ты! Тём, у тебя радиус личной обороны заметно вырос…И посох в статах изменил свое название на копье, имеющее урон на два десятка единиц выше, чем нож. Не понимаю, как ты это сделал. Ты не самый первый и не самый умный, у тебя просто не должно было ничего получиться!

– А покажи-ка мне, друг мой Энжи, что там у меня такое невозможное получилось?

Как бесплотному духу, в ответ на просьбу, удалось изобразить тяжелый вздох, Тём опять не смог понять. Но в этот раз хранитель не препирался.

– Покажу. Смотри на свои достижения. Имеешь право.

Голос в голове Тёма наконец-то замолк, а выведенная на глаза картинка неожиданно порадовала.


Изготовление оружия из подручных материалов с использованием дерева, кожи, кости и металла без ковки.

Специальность – оружейник 1-го уровня.


Энжи, решив, что Тём достаточно полюбовался картинкой, продолжил говорить:

– Для того, чтобы получить специальность начального, первого уровня, необходимо найти наставника и выполнить его задание. Или, для самостоятельного изучения навыка, произвести необходимое действие неизвестное количество раз.

Ты не только сумел изучить специальность с первого раза без наставника, но и получить деяние.


Вами открыто деяние «Дело мастера боится» первого уровня.

Для его получения вам необходимо получить ещё четыре специальности, не обращаясь за обучением к наставнику.

Награды:

Для изучения каждого следующего уровня из полученных специальностей потребуется на 7 % меньше опыта.


«С удивлением хранитель, пожалуй, палку перегнул. Полученное им деяние означает, что изучение специальности без наставника это вовсе не выдающийся, как об этом говорит дух, а всего лишь редкий случай».

– Энжи, почему невозможно получить специальность без наставника?

Услышав вопрос, дух с драматического тона сразу перешёл на тон деловой.

– Почему нельзя? Кто сказал слово «нельзя»? Можно. Дело не в том, что так делать нельзя, а в том, что так делать не принято. Зачем тратить своё время и усилия на то, что легко можно получить, выполнив не сложное задание или заплатив небольшую сумму денег? К тому же, не имея гарантии вообще их когда-нибудь получить, выполняя однообразные действия.

– Энжи, я никогда не поверю, что на весь Файролл не найти любителя много-много раз делать одну и ту же фигню. Скажи мне честно, ты включал в статистическую выборку бойцов из азиатского региона? И не надо мне обиженно сопеть в ухо. Я же не отказываюсь от твоих знаний, просто считаю их истиной, поверяемой практикой. Так что ты продолжай свой ликбез.

Дух в пару секунд усвоив замечания Тёма, в позу становиться не стал и продолжил пояснения.

– Вот это копье, что ты сейчас держишь в своих руках как раз и подтверждает, что ты подопечный, которому я, как советник, почти бесполезен.

– Кодекс хранителя запрещает давать советы, предопределяющие выбор ветки развития подопечного. И как мне быть, если ты своими действиями всё время выставляешь меня нарушителем кодекса?

Вот скажи, что сложного в том, что я прошу? Я даю тебе простые советы, ты в точности по ним делаешь простые шаги.

– Сложного ничего. Если и ты поймешь одну простую штуку – в нашей паре ты хвост, а я собака. И никак не наоборот.

Хранитель хоть и услышал ответ норда, но выйти из образа заботливой мамочки было выше его сил.

– Тём, вот зачем ты, вместо просто попить водички, полежать, подождать, пока время восстановит жизненные силы, сжевал целебный гриб? Их же у тебя всего два! А ты поступаешь, как будто их у тебя три десятка.

На всю эту жалобно-нравоучительную тираду Тём только хмыкнул.

Идея, соединив нож и посох, сделать копье, возникла у него во время анализа первого своего боя, проведенного в игре. И пришла без озарений, а рутинной переборкой различных способов максимально усилить свою защищенность имеющимися под рукой средствами.

Прими он тушку рвущегося из норы барсука не просто на заостренный посох, а посох, заканчивающийся стальным лезвием, то мог бы обойтись вообще без ранений.

Гадать что он сделал иначе, чем другие игроки, которым подобные их действия системой за «деяние» не было засчитано, Тём не стал.

Для того, чтобы проверить насколько хорошо у него получилось сделать копье, норд решил провести тест на рыбках. Два пробных выпада в стоящую на глубоком и широком месте ручья некрупную рыбу оказались безрезультатными. Но копье не развалилось, всё так же грозно сверкая на солнце металлическим лезвием и Тём почувствовал уверенность в сделанном своими руками оружии.

Однако прицелиться поточнее и таки добыть свою первую рыбину норду помешали запищавшие за спиной две здоровенные серые крысы. Первая мысль у Тёма, при их виде, была простая и правильная: «Крысы не рыбы – тут с первого удара точно не промажу!»

К его удаче, крысы атаковали остатки выпотрошенного из шкуры барсука, оценив норда, как цель на второй заход. И не угадали, так увлекшись пожиранием останков, что совсем не среагировали на пару неспешных шагов в их сторону. Последовавший за подходом замах копья тоже не отвлек их от поедания деликатеса.

Удар копья пришёлся в намеченную для этого точку – сзади, в основание шеи ближайшего зверька. Крыса дико заверещала, соскользнула с острия и замерла в шоке. Этого мгновения норду хватило, чтобы нанести ещё два сильных удара копьем. При этом, последний удар получился добивающим, сумевшим достать отпрыгнувшую крысу уже в воде.

В момент ликования от победы, Тём осознал, что совсем выпустил из виду вторую крысу и явственно ощутил озноб между лопаток.

Его скорости реакции не хватило, чтобы успеть остановить летящую к горлу серую тень. Но и крыса не успела. Её зубы и когти вместо шеи, клацнули по плечу Тёма. И тут же, ударом комлевой части древка снизу под живот, крыса была отброшена в сторону.

Тварь не дала нужной секунды для замаха копьем и в следующей молниеносной атаке достала норда, вонзившись зубами в его бедро. Боль была пронзительная. Тём уже привык, что за любой ушиб, удар или рану он получает болевые ощущения. Не запредельные, скорее обозначающие место ранения. Поэтому более сильная, чем до этого боль была для Тёма очень неожиданной. Проскочив, не задерживаясь на желтых тонах, мир вокруг норда сразу окрасился в оранжевый цвет.

В положении с вцепившейся в ногу огромной крысой, единственным спасительным действием оказался ещё один удар тупым концом копья сверху вниз, прямо в голову крысы. Та огрызнулась, захватив острыми зубами древко самодельного копья. Норд, словно косильщик, сделал резкую, по широкой амплитуде от плеча отмашку, и крыса, оставив глубокие борозды от зубов на дереве, улетела метра на полтора в сторону.

Дальнейший бой слипся в комок однообразно повторяющихся движений: крыса прыгала на норда, а тот тыкал в неё копьём, при этом чаще промахиваясь, чем попадая. Зверь отскакивал в сторону, визжал и снова прыгал, норовя достать зубами до тела Тёма и, при этом, уклониться от летящего навстречу лезвия. И когда, сквозь стоящий перед глазами красный туман, Тём не увидел очередного прыжка, он просто опустился на землю, так как стоять уже не мог. Прежде, чем совсем свалиться на землю, Тём перехватил поближе к острию копье и нащупал глазами своего врага. Но взгляд крысы уже стекленел, и необходимости в контрольном ударе уже не было. Лёжа на боку, отталкиваясь от земли не поврежденной ногой и помогая себе локтями, Тём сумел доползти до ручья. Опустив лицо в воду, и только тогда осознав мучающую его сильную жажду, начал долго и жадно пить из ручья. Боль в плече и прокушенной в трёх местах ноге, затихала с каждым глотком. Утолив жажду, Тём промыл раны и решил поставить примочку из барсучьего жира. В качестве эксперимента от начинающего лекаря жир был нанесен только на самую большую рану. Разница в скорости затягивания ран покажет, есть ли толк в таком лечении.

Постепенно, боль в промытых ранах совсем стихла, хоть мир по-прежнему был виден сквозь, висящую перед глазами, красную пелену. Тём выдохнул. Не слабо так по сражался с крысой. Если б не грибочек, копье и удачный удар в самом начале, оставивший в противники всего одну тварь, то бой закончился бы куда печальнее. А Тём уже мог бы укорять себя за свой охотничий азарт, выползая в мир из круга возрождения, находящегося в трёх часах ходьбы от этого места.

Но и награда за авантюру оказалась приятной, в чем норд убедился, позвав духа-хранителя и получив от него информационное окошко с интересующей картинкой:


Получен уровень 2!

Получен уровень 3!

Получен уровень 4!

Текущий уровень 4.

Текущее количество жизненных сил – 490.

Базовые характеристики персонажа.


Так-так. Тут смотреть пока нечего. Давай сразу навыки.


Боевой навык «владение ножом»:

– Уровень развития боевого навыка – «Укол ножом» достиг 5.

Текущий урон – 50 единиц.


– Уровень развития боевого навыка – «Удар ножом» достиг 3.

Текущий урон – 36 единиц.


Боевой навык «владения копьем»:

– Уровень развития боевого навыка – «Укол копьем» достиг 5.

Текущий урон – 15-20 единиц.


– Уровень развития боевого навыка – «Блок копьем» достиг 3.

Текущий урон – 10 единиц. Текущая защита – 60 единиц.


– Уровень развития боевого навыка – «Удар комлем» достиг 4.

Текущий урон – 20 единиц.


Вами активирована новая способность Критический удар!

Вероятность нанесения критического удара копьем составляет 0,5 %.

Вами активирована новая способность Уклонение!

Вероятность уклонения во время физической атаки противника составляет 1 %.


– Уровень развития навыка «врачевание» – достиг 4.


Вам доступно исцеление ран с помощью лечебных зелий и мазей

Скорость исцеления малых ран путём нанесения зелий и мазей на рану 1 жизнь в 10 секунд.


– Энжи, уровень крыс позволял учитывать их в зачет деяния «охота пуще неволи»?

– Да.

– А чего же ты тогда так скромно молчишь и не сообщаешь мне об этом? Или не считаешь, что эта информация может мне быть полезна?

– Да, не считаю. После двадцать четвёртого убитого тобой зачетного хищника я тебя обязательно предупрежу.

– Очень хорошо! Но решать, что мне принесет пользу, а что нет, всё же буду я. Не обсуждается, как и то, каких и сколько вопросов я буду тебе задавать. Всё, убирай картинку.

– Насмотрелся? А как просил, как просил.

– Мне показалось, или арифмометр обрел сарказм?

– Тём, я вот сейчас не понял, что ты сказал.

– Придуриваешься? Если нет, то хоть что-то радует в общении с тобой.

И быстро, пока не услышал очередной пассаж от обиженного духа, добавил:

– Всё, брэйк. Семейный совет закрыт. Энжи, у меня появились более интересные планы на ближайшие полчаса, чем препирательство с тобой.


Поднятие боевых навыков и просветление в глазах, вдохновило Тёма воинственно оглядеться вокруг, в поисках очередной крысы. А чего? С повысившимся уроном справиться с крысой можно и быстрей, и безопасней. Но новых крыс, увы, вблизи не было. На втором и можно было спокойно заняться своим внешним видом.

Тём со вздохом посмотрел на лохмотья, ещё недавно бывшие добротными штанами. Ну да других всё равно нет. А из имеющихся шкурок можно соорудить разве только набедренную повязку. Да и то, одну пишем, две в уме. Их ещё снять надо.

Вытянуть нож, заметно расшатавшийся в гнезде, было не сложно. А дальше, с его помощью, можно было попробовать выпотрошить крыс из шкурок. А получится у него это сделать по правилам или не по правилам, гадать бесполезно. Вот встретится в пути наставник-шкуродер, он и поможет разобраться, если будет чем заплатить за науку.

От крысятины Тём гордо отказался. Не голодный год! На обед у него был выбор из нарезанного тонкими полосками мяса барсука и кусочков из его же печени. Взялся за мясо, так как оно больше ассоциировалось с понятиями дичь и охотничий трофей. Но уже через пару минут понял, что не угадал с выбором блюда. Мясо жевалось, но никак не хотело глотаться, оставляя только сильную боль в челюстях.

Вот только совершить перемену блюд норд уже не успел.

Внезапно показавшийся на вершине холма матерый волк, сразу бросился вниз, на Тёма, не дав возможности норду уйти с линии атаки…

* * *

Прежде чем вернуться в игру, Артём сходил на кухню, сварил яйцо, поджарил гренки и заварил кофе. Челюсти не сильно, но ощутимо болели. Слабая, тянущая боль ощущалась им и в местах, которые в игре пострадали от острых зубов хищника сильнее всего. Это было неприятно и непонятно. Артём даже рассмотрел плечо и ноги на предмет синяков. Кожа на теле была чистая, без цветных пятен и ссадин. Артём потискал свой подбородок ладонью, проверяя, заболят ли мышцы лица от касания к ним пальцев. Заболели. То есть Артём вытянул из игры совершенно реальные болевые ощущения. И он был абсолютно уверен, что ни о чем подобном во время вводного инструктажа его не предупреждали.

Отложив еду «на потом», Артём решительно полез на форум. Хотелось узнать, с чем он столкнулся. Либо это не часто встречающаяся, но всё же известная другим игрокам аномалия в игре, либо его индивидуальное восприятие было из разряда «Так вот ты какая, боль фантомная».

Форум не подкачал. Оказалось, что для игроков, так же, как и Тём, выбравших закрытый режим игры, это не такое уж и редкое явление. Причем официальный сайт молчал, просто ограничившись утверждением, что это допустимо.

А вот в заметке, найденной поисковиком в электронной версии, кем-то выпускаемой газеты «Вестник Файролла», по похожим случаям был употреблён термин «мир динамического саморазвития». Писал, как раз человек, играющий в Файролл в закрытом режиме и утверждающий, что время откатов, регенерации, снятия дебафоф, при выполнении определённых активных действий у него не оставалось фиксированной величиной, как у всех остальных игроков, а снижалось. В чём он не раз убеждался на собственном опыте. Сделав закладку ссылки на газету, Артём, продолжая жевать, но больше не чувствуя вкуса гренок, обдумывал прочитанное. Там, где мышцы, там и ощущения, где ощущения, там и интуиция. Ух ты, как интересно: «Варкалось. Хливкие шорьки пырялись по наве»…


Первый день в Файролле получился для него очень длинным и тяжелым. К тому же, первые впечатления от свежести и остроты восприятия игрового мира уже прошли, а разнообразием окружающих видов новый мир новичка игры не баловал.

Но Тёму этот мир сразу пришёлся по душе.

Быстро расправившись с коротким перекусом и решив, что до ночи ещё далеко, Артём вновь нырнул в капсулу, чтобы, выйдя из круга рождения, продолжить покорение нового дивного мира.

Глава 3

Любой мир не без добрых людей

Когда спустя три дня, после первого погружения в Файролл, Тём поднялся на очередной холм, то радостно заорал от открывшегося с холма вида. Бесконечное море холмов наконец сменилось теряющейся за горизонтом серой гладью Северного моря.

К этому моменту своего первого деяния норд ещё не получил, но на его рваных штанах, найденных на месте гибели одного из предшественников, уже болталось полтора десятка крысиных хвостов и три уже прилично (по представлениям Тёма) вычиненные шкурки. В руках была уже не палка, напоминающая копье, а копье, которое всё ещё можно было принять за палку, а за левым плечом, по уверению Энжи, тянулось семь теней от пережитых за эти дни смертей. Каждая смерть была достаточно болезненным событием, но к счастью, за ней всегда следовала новая жизнь.

Вполне возможно, что кто-то из игроков пришёл в игру, чтобы научиться спокойно переживать смерть в этом, таком близком по всем получаемым ощущениям к реалу, мире.

Следующий, покорившийся норду холм, порадовал его ещё больше. Посёлок, внезапно открывшийся с вершины, располагался на носу длинного и узкого мыса и был неожиданно большим. Тысячи полторы, а то и две, дворов были выстроены вдоль семи улиц и были огорожены стеной из частокола.

Стоящий на входных воротах стражник, только лениво взглянул на Тёма и промолчал, ни о чем не спросив и ничего не потребовав за вход.

Тём прошёл мимо него гордой, независимой походкой покорителя мира, хоть сделать это в рваных штанах и с самодельным копьем на плече было ой как не просто. Да и разговаривать со стражником Тёму было не о чем, – в поселковую стражу на службу поступать он не собирался, а дорогу в центр посёлка, к торговой площади, высмотрел ещё с вершины холма.

Ему нужна была торговая лавка и харчевня. Очень хотелось сменить свои штаны на нормальную одежду и перекусить чем-нибудь вкуснее слегка подвяленного на солнце и размоченного в воде барсучьего мяса.

Тём шёл по улице и приветственно кивал редким встречным прохожим, получая от них ответные кивки. При этом он чувствовал себя единой частью встречных ему жителей этого посёлка, или даже всего Севера. Это было новое и приятное чувство.


Из смакования этого нового состояния Тёма выбил громкий окрик:

– Эй, нуб, и куда это мы так неспешно торопимся?

Для Тёма, полностью погруженного в себя, окрик прозвучал совершенно внезапно.

Но ответил он без раздумий, сказав то, что и так было на уме.

– Мне бы до харчевни дойти.

Окрикнувший Тёма игрок по-доброму засмеялся.

– Не препятствую.

Тём во все глаза смотрел на первого встреченного им в Файролле игрока, до которого ему по выбранному варианту ясель, пришлось идти целых четыре дня.

Перед ним стоял огромный норд, в кольчуге, со щитом, закреплённым на спине и прямым мечом, скрытым в красивых, инкрустированных драгоценными каменьями ножнах. Вообще, вся экипировка выглядела на воине к месту: очень комплектно, хищно и дорого. Игрок тоже внимательно рассматривал Тёма. И судя по улыбке, не сходившей с его лица, новичок ему чем-то глянулся.

– Из круга рождения идешь?

– Да.

– И как давно идешь?

– Четвёртый день.

– Значит, тебе достался круг в Заброшенных холмах. Поздравляю – редкий норд рождается в тех местах. Не лучшая, скажу тебе, точка входа в игру. Да и ты и сам наверняка это вполне ощутил. Нубленд, как таковой, почти отсутствует. Разве что мобы от круга рождения до морского побережья, в среднем, не выше десятого уровня. Хотя, как повезет, можно и с мобом двадцатого уровня встретиться. А когда доберешься до посёлка – ясли кончились. Дальше начинается обычная игровая локация. И весьма суровая, должен заметить. Так что надо очень постараться, чтобы суметь и уровень прокачать, и на респауне при этом не проводить основное игровое время.

Я сам попал в игру через эту точку входа. Если надумаю менять перса, точно выберу более спокойное и быстрое начало. Я после рождения, прежде чем выбрался на большую землю с более жирными пастбищами, на полмесяца в этой локации застрял. Кучу народа знаю, которая, после пары десятков смертей, так и не дойдя до посёлка, выбрала нового персонажа.

Но ты молодец, быстро добрался. Да ещё и с добычей. Что ты хочешь за шкурки?

Тём растерялся. Во-первых, он не представлял, зачем этому упакованному в стоящий немереное количество денег хаю могли понадобиться крысиные шкурки. Во-вторых, Тём не знал, сколько и в каких монетах его добыча может стоить. С одной стороны, хорошо бы не прогадать, а с другой, надо бы не выставить себя клоуном. В конце концов, он решил, что любая помощь или монета от такого игрока это плюс.

– Воин, я не знаю, кто ты, я не знаю, сколько моя добыча стоит в этом месте, где мы сейчас находимся, и что ты можешь за неё предложить. Поэтому, если она тебе нужна – бери даром. Если сочтешь возможным заплатить за неё, я буду тебе благодарен. Также, буду рад любому доброму совету или рекомендации, необходимой мне для посещения ярла или других важных людей в поселке.

Тот усмехнулся ещё раз, и видимо, приняв для себя какое-то решение, одобрительно кивнул:

– Меня зовут Игор. И не надо со мной разговаривать, как с неписью. Хотя ярлу поселения, твоя речь очень бы понравилась. Я в этом уверен, потому что у меня с ним уже давно отношения прокачаны до состояния «дружеские». Совсем чуть-чуть до уважения осталось. Это поселение называется Ольхар, а длинный мыс – это полуостров Змееглав. Одно из десяти поселений Морских королей.

Теперь отвечаю на твой вопрос, про стоимость добытого тобой лута. Твоя сегодняшняя добыча не стоит ничего. Но, я слишком хорошо помню мои первые пять дней в игре и эту дорогу от Заброшенных холмов в Ольхар.

И я поздравляю тебя! Сегодня ты вошёл в неформальный клуб «Рожденные в Холмах».


Тём с подозрением посмотрел на всё так же доброжелательно разговаривающего с ним высокоуровневого игрока. Уж не стал ли он участником программы «Розыгрыш для новичков?». Или не развод, а везение?

Игор, будто не замечая настороженного взгляда встреченного им игрока, увлеченно продолжал рассказывать.

– Нас не много, чуть более четырех десятков, и мы стараемся поддерживать в игре друг друга. Я был не настолько удачлив, как ты. Пришёл в посёлок через шесть дней и без добычи. Но главное, что я не сломался, а эти несколько дней определили мое дальнейшее отношение к Файроллу. Поэтому, а ещё потому, что мне понравился твой ответ, я дам тебе за твои шкурки пять золотых. По одному за каждую крысиную и два за шкурку барсука. И замолвлю за тебя слово перед ярлом и кузнецом. Пожалуй, для тебя кузнец сейчас даже важнее ярла.

Игор выразительно посмотрел на самодельное копье в руках Тёма.

– А там, что ты сможешь извлечь из моей помощи – это уже от тебя зависит. Ты же выбрал закрытый режим игры с автоматическим распределением балов в характеристики?

И, дождавшись ответного подтверждающего кивка Тёма, продолжил:

– Сложновато тебе придется, по себе знаю. Меня первоначально просто бесило, то, что я не мог видеть ник над головой другого игрока. Хотя может твой хранитель тебе что-нибудь дельное и присоветует. Но я бы не сильно на это надеялся. Я помню, как скрипел зубами, выслушивая про его позицию «невмешательства».

– Игор, а где я могу найти наставника, чтобы обучил меня, к примеру, навыку «торговля»?

– В этом я тебе не помощник. Знал бы – обязательно подсказал бы. Но так сложилось, что по мирным профессиям я небольшой знаток наставников, где и чего можно найти не подскажу. Зато без труда могу найти тебе наставника для получения замечательного навыка «мародер».

Игор хищно усмехнулся и подмигнул Тёму.

– Выполняешь маленькое задание от Фроки Молота, и навык активируется у тебя мгновенно и с гарантией. Вот только, если ты надумаешь взять вторую специализацию друида, лекаря или торговца, это значительно снизит твою репутацию и сильно затормозит развитие.

Любой встречный житель посёлка, если ты скажешь, что пришёл из «Холмов», отправит тебя к кузнецу. У него особое отношение ко всем, родившимся в Заброшенных холмах.

Хай чему-то весело засмеялся и Тём опять настороженно на него посмотрел. На это раз Игор взгляд заметил и оценил его правильно.

– Попустись, Тём. Я просто вспомнил, как сам пришёл к кузнецу за оружием. Но прежде, чем ты подберешь свой первый настоящий обвес, ты получишь на ладонь вот такой знак.

Игор раскрыл перед глазами Тёма левую ладонь. На ладони был выжжен заключенный в овал знак: два устремлённых навстречу, но не соприкасающихся друг с другом прямых угла, скреплённые линией только с одной стороны. Тёму знак напомнил перевернутую набок наковальню.

– Игор, а чего он на наковальню похож?

– Сам ты наковальня! Это и есть знак клуба «Рожденные в холмах».

Вот ведь какая штука – квест, вроде не квест, да и деяние без деяния. Так, подарок от Администрации для игроков, стартанувших в тяжелой игровой зоне. Но был тут один умник со стороны. Сильно захотел халявного оружия. Хоть оружие дается обычное и на начальные уровни, но статы хорошие, и ремонт ему требуется в два раза реже, чем купленному в городской лавке.

Начитался на форуме про бесплатный сыр, пришёл к кузнецу и говорит «я с Холмов».

А Хромому всё равно, врёшь ты или нет. У него свой детектор лжи имеется.

Потом я с удовольствием читал на том же форуме его отзыв про кузнеца из Ольхара, выполненный исключительно в длинных и цветистых выражениях.

Потому что болевые ощущения от раскалённой металлической руны, прижатой к ладони, он получил сполна. А рисунок на руке так и не появился. Вот и ушёл он от Хромого не солоно хлебавши без желанной халявы.

Игор опять заливисто засмеялся.

– Хромой он такой. У него халява не проходит. Ты если себе сходу ничего не подберешь, не дергайся. В половине случаев Хромой предлагает квест с наградой в виде подходящего по навыкам оружия. Но можно квест и не получить. Даже если получишь задание, то, по каким-то не просчитываемым правилам награда за выполнение тоже меняется. Хоть в логике и не откажешь – обычно в награду достается обычное оружие, и редко – редкое.

Хай довольно улыбнулся своему незамысловатому каламбуру. И вообще улыбка за всё время разговора редко покидала его лицо. Тём пока ещё не понял, то ли у Игора в данный час настроение было хорошее, то ли он весь такой весёлый рубаха-парень по жизни.

– Так что квест на личное оружие это кот в мешке. Я в свое время не стал играть в угадайку с заданием на получение оружия, а просто выбрал себе меч в оружейке и всё. С очень хорошими статами выбрал, между прочим. И на вырост. Я с ним махался уровня до восемнадцатого.

– Игор, я понял так, что ты советуешь идти прямо к кузнецу?

– Да. Без меча ты больше голый, чем без рубахи. Да ты и сам уже это должен был понять.

Игор ещё раз окинул прищуренным взглядом стоящего перед ним новичка в рваных штанах и изменил свои планы.

– Ладно, пошли, доведу тебя до кузницы. Мне всё равно с Хромым поздороваться надо. Я всегда, навещая Ольхар, захожу к потенциальным квестодателям. Таких немного и кузнец находится в первой пятерке.

Даже если задание не выдаст, может навести на что-то интересное или, правильно выбрав тему разговора, можно заработать бал в копилку дружеских отношений. С Морскими королями, как и везде на Севере, репутацию зарабатывать не просто, а от её уровня напрямую зависит вероятность получения нового задания. Я над своей репутацией работаю постоянно и тебе очень советую начать думать о ней уже прямо сейчас.

Если сумеешь правильно повести разговор с Хромым, может и выпадет тебе счастливый билетик. Кузнец персона очень интересная. Он состоит в дружбе со всеми и уважаем всеми ярлами Северного моря.

– А чего ты его хромым зовешь. Он на тебя не обижается? А то ляпну что не так и вместо плюса к репутации отгребу её понижение.

– Не думаю, что он обидится. На меня вот не обижается. Он же и вправду хромой. И эту особенность получил в бою.

Рассказывал мне, что по молодости не один раз в набеги ходил. Пока в одном из походов не случилось ему попасть под удар боевого топора огра. Удар прорубил поножи из гномьей стали и достал до кости. Ведун ногу почти заново приращивал, но хромота так и осталась. Болел потом очень долго. Побратимы с его хирда привезли Каирина в Ольхар, едва живым. Он не ходил, не мог на ногу наступать, и местный кузнец взялся его выхаживать. И не только выходил, но и делу своему обучил. Сначала Каирин подмастерьем был, а когда в силу вошёл, то прежний хозяин кузницы ему всё в наследство и оставил. А сам ушёл на драккаре в море, заняв в хирде место своего ученика. А в поселении появился новый кузнец, который с последнего своего военного похода нежданно приобрел и новую профессию, и новое имя. Его теперь иначе, чем Хромой кузнец или просто Хромой редко кто называет. Да он обязательно сам тебе всё расскажет. А если сумеешь его разговорить, то ещё и с подробностями.

Задания он дает вариативные и интересные. Тебе ещё рановато о них думать. Там очень высокий порог репутации с Морскими королями для их получения необходим. Но ты нос не вешай. Начало у тебя уже положено. У нас, нордов, со старта пять очков к репутации с Морскими королями. Как ни крути, а мы с ними одной крови!

Игор хлопнул идущего рядом Тёма по плечу, жестом одобряя его выбор играть нордом.

– Я у Хромого на первое оружие квест не взял, но не забывал к нему захаживать и за прошедшее время успел получить и выполнить пару других. Причем, с последнего квеста, мне редкие щит и мантия мага достались. На аукционе не залежались, сразу за полдня и улетели. За приличные денежки, между прочим. Именно после таких моментов мне хочется играть и играть.

Игор подмигнул Тёму, и покровительственно продолжил.

– Да ты не облизывайся, там квест изначально на уровень 70 плюс был. Так что, рановато тебе ещё. Это я тебе на вырост, так сказать, инфу подкинул.


На подходе к кузнице, их встретила стайка малолетних ребятишек, которая уважительно поздоровалась с Игором, с любопытством поглазела на Тёма, дружно потыкала пальцами в его рваные брюки и со смехом унеслась куда-то вдоль улицы.

Игор, по ходу их движения, продолжал знакомить Тёма с поселком.

– Видишь, чуть в стороне, стоящий дом с пристройкой. Это и есть местная кузница. Я долго в кузнице не задержусь, а ты, если быстро у кузнеца справишься с делами, сможешь застать меня у ярла. Его дом находится в тупике, правый поворот через две улицы. Думаю, сам найдешь. А вдруг заплутаешь, то у местной детворы спросишь. Уж дом Фроки Молота тебе даже годовалый малыш покажет. Кстати, кузница раньше принадлежала Фроки, пока он не поменялся делом с Хромым. Один с тех пор стал отличным кузнецом, а второй, со временем, стал местным ярлом. Вот такие тут на Севере интересные истории случаются.

Тём, даже если ты меня уже у Фроки не застанешь, не сильно огорчайся. Мир тесен, думаю, что мы ещё обязательно встретимся.

– Игор, спасибо тебе за помощь.

– Ерунда, сочтёмся.

* * *

– Что-нибудь подобрал себе?

Невысокий, кряжистый, заметно припадающий при ходьбе на правую ногу мужчина, встретивший их с Игором на пороге кузницы, радостно обнялся со спутником Тёма, по новичку же просто скользнул взглядом. Толстый кожаный фартук, выбритый налысо череп, опаленные брови и всполохи огня в глубине карих глаз завершали портрет кузнеца.

И сейчас, о чем-то переговорив с Игором и тепло простившись с ним на пороге кузницы, он, наконец, обратил внимание на своего второго посетителя.

– Увы, мастер кузнец. Не нашёл я у тебя в кузнице оружие, перед которым бы сердце замерло, а душа запела.

– Гм. Складно говоришь и правильно. Да и Игор абы кого ко мне не пришлёт. Значит, видит в тебе воина, который сможет когда-нибудь стать с ним в битве плечом к плечу.

Ладно, сейчас пойдем к горну, там посмотрим, так ли ты крепок, как о тебе думает мой друг.


Прежде чем идти к огню, кузнец открыл стоящую на столике небольшую шкатулку и достал из неё металлическую руну, идентичную выжженной на ладони Игора. Тём успел заметить, что в шкатулке было ещё несколько других рун.

Кузнец зажал руну небольшими щипцами и сунул её в открытый огонь. Дождавшись, пока руна раскалиться до алого цвета протянул свою широкую ладонь Тёму.

– Давай сюда свою руку.

Тём без страха протянул свою ладонь. Он был готов к сильной боли, и когда она пришла вместе с запахом палёной кожи, заставил себя не застонать и не отдёрнуть руку.

– А что за оружие ты хотел найти для сердца и души?

– У меня от рождения навык «первое копье», позволяющий иметь преимущество первого удара, а ещё огромное желание сражаться мечом. Вот такая печаль у меня, мастер кузнец.

Кузнец медленно, припадая на одну ногу, пошёл вдоль стены оружейной комнаты.

Оставшись за спиной хромого, Тём незаметно подул на свою ладонь, всё ещё болевшую после знакомства с раскалённым знаком «Рожденный в холмах».

Хотя делать это незаметно было совсем не обязательным. Каирин уже совсем не обращал на него внимания, и неотрывно «щупал» взглядом развешенные на стенах топоры, мечи, щиты и копья, не прекращая при этом бормотать:

– Или копейщик, желающий сражаться мечом. Или мечник, обладающий навыком копейщика. Меч и навык «первое копьё», навык «первое копьё» и меч.

И настолько он искренне сокрушался, что идущий за ним по пятам Тём, не удержался и в какую-то паузу продолжил в том же тоне: «Прыщи и никто не любит, никто не любит и прыщи… Беда, замкнутый круг получается.»

Услышав Тёма, Каирин резко остановился, будто споткнулся или стукнулся лбом в стену.

– Что ты сказал?

– Говорю беда, что так и не подобрали мне оружие.

– Нет. Ты сказал: «Беда и никто не любит».

– Вообще-то я сказал «прыщи».

Но кузнец его уже не слушал:

– Ну конечно, как же я сразу об этом не подумал!

И тут же ответил сам себе:

– Да потому и не подумал, что не видел среди приходящих ко мне воинов того, которому я мог бы доверить историю моего побратима. Может, пришло время?

Тебя привел сильный воин, которого я уважаю. Ты прошёл посвящение как сильный духом норд, не крикнув и не застонав при этом. Ты любишь оружие и чувствуешь его скрытую суть и силу.

И главное, ты сам того не понимая, напомнил мне о Беде и описал его любимое оружие. А кто я такой чтобы противиться подсказкам судьбы?

И уже, глядя Тёму в глаза, строгим, торжественным тоном продолжил:

– Норд Тём, прежде, чем я расскажу тебе историю моего побратима Беды, готов ли ты достать то, что надо мне и получить то, что желаешь ты?

Гм, если это и всё задание, то его условия весьма обтекаемы. А очень похоже, что ничего другого у кузнеца ему уже не обломится.

Тём задумчиво хмыкнул. Вот это вот «любишь и чувствуешь» это кузнец его Оружейника 1-го уровня с его перса считал? Очень похоже на правду. А вот с получением самого оружия, ему таки достался кот в мешке, от которого его мягко отговаривал Игор. Кстати, сам хай прокачал очень высокую степень уважения с аборигенами. Кузнец вон прямо назвал Игора своим другом и сказал, что его рекомендация одно из условий выдачи этого задания Тёму.

Тём потер веко.

– Энжи, я могу отказаться от квеста?

– Сейчас ещё можешь. Но при этом ты заработаешь очень плохую репутацию среди этих славных воинов. А вот если ты выслушаешь его историю, но откажешься выполнить его просьбу, то это уже будет расценено, как оскорбление. А Морские короли очень горячий народ. Так что, делать так я бы тебе не советовал.

– Гм. Вполне логичный совет. Я собственно и не собирался отказываться, просто хотел подтвердить свою догадку, что отказ от задания это, в любом случае, худший вариант. Всё, принимаем задание! Энжи, ты мне основные ТТХ полученного задания, будь добр, продублируй по параллельному каналу.

– Какие что?

– Ох и горе-помощник мне достался. Название и основные характеристики задания мне на глаза выведи. Не сейчас, потом, когда кузнец историю расскажет и даст мне следующее задание.

И уже оборачиваясь к стоящему в ожидании кузнецу:

– Я согласен взяться за твое задание. Расскажи мне историю своего побратима.

Кузнец одобрительно кивнул. Одновременно прозвучало «дзынь» – сработала система, оповещая Тёма о получении им задания.

– Вот ты говоришь «Кузнец», да и другие ко мне только «Кузнец» или «Хромой» обращаются. И мало кто знает, что имя мое Каирин.

На этом месте Тём довольно хмыкнул. Раз по имени не зовут, значит над персонажем подсвечивается только «кузнец», а имя – это следующий правильный шаг в прокачке репутации. Каирин, между тем, продолжал свою историю.

– А я ведь не потомственный кузнец. В молодости я, как и любой другой морской король, рвался в море, меня манила добыча и жаркие схватки. А о молоте и горне я тогда, считай, ничего и не знал.

Мне повезло, что на драккар, к которому я пристал, подобралась славная ватага. У нас сложился один из сильнейших корабельных хирдов на всём побережье. Там я и встретился со своим будущим побратимом. От рождения его звали Галах, но я узнал его имя намного позже нашей первой встречи. Он просил нас называть его Бедой, и весь наш хирд звал его только так. Потому что это было правильное, очень ему подходящее имя. Таким он был для наших врагов.

Искусней бойца, чем Беда, не было на всём Северном море. Это было тем удивительнее, что Беда не был Морским королем по рождению. Он пришёл на побережье откуда-то с юга. На нем, кроме оружия, была обычная кольчуга, за спиной котомка. На вопрос нашего ярла он ответил, что служил в каких-то вольных ротах, там его прозвали Бедой и другого имени у него нет. Из оружия – короткий меч да копье. Только странное какое-то копье, непривычное нам совсем: короткое и с длинным широким лезвием. Мы вначале посмеялись над этим копьем – ни метнуть, как следует, ни врага с борта на острие поднять. Но уже в первом бою он показал всем нам, что самый правильный смех не на берегу, за кружкой пенного эля, а в бою, в гуще своих врагов.

Он не был постоянным воином хирда и очень часто куда-то надолго уходил. Но когда возвращался, ему всегда находилось место на драккаре. Таким воинам в их праве на битву не отказывают.

Кузнец задумался, унесшись своими мыслями в славные денечки набегов и схваток. Тём не торопил, он чувствовал, что возникшая в рассказе пауза не для вопросов. Через минуту Каирин уже снова был с ним и продолжил историю.

– Беда всё о чем-то со скальдами разговаривал, а когда в уважение воинское вошёл, то и к ярлам на беседы захаживал. Он меня вытащил с перерубленной ногой из последнего моего боя, сначала внес на драккар, а потом на руках принес в кузницу к Фроки, с которым тоже был дружен. Я тогда очень злился на Галаха. Дураком был, молодым, глупым! Решил, что моя жизнь кончена, умереть хотел. Всё думал, кому я теперь, калека, без денег и славы нужен? Галах же сказал мне лишь одно слово: «Живи».

Я ему не сразу поверил. Но, к моей удаче, в то время он надолго задержался в Ольхаре и часто навещал меня и поддерживал, каждый раз рассказывая ту или иную историю из своей жизни.

Я поначалу слушать его не хотел. Но случился день, когда после очередного высказанного мной желания умереть, Галах вынес меня на берег, достал свой короткий клинок и предложил над полоской земли рядом с морем ладони надрезать и кровь смешать. Вот тогда я ему совсем поверил. У нас делают такое, только когда человеку верят, как себе. И я захотел жить.

А Галах поверил в меня и мне. Однажды, когда я уже работал у Фроки, перед тем как опять пропасть надолго, он рассказал мне свое семейное придание о Чаше, затерянной в разрушенном подземном храме. Чаше, могущей чёрную душу сделать белой, а мертвое тело – живым. Это Чаша в Золотой век Файролла принадлежала той, кто была мамой для этого мира и для его Богов.

Кому-то другому я бы не поверил. Чаша мамы Богов, которых нет? Такое мог придумать только сумасшедший. Но Галаху я уже верил, как себе, если не больше. Поверил и в разрушенный Храм, затерявшийся где-то в наших краях.

Ведь именно за этой Чашей он и пришёл к нам на Север, про неё пытал сказителей и вождей, даже до духов холмов и последнего шамана пифэри добрался.

Уж не знаю, нашёл ли он кого-то, знающего об этом разрушенном Храме, или повезло самому найти дорогу к нему. Но однажды весной он пришёл проститься со мной. Я уже понемногу подменял Фроки в кузне и встретил Беду на пороге – веселого, радостно танцующего со своим копьем в предвкушении скорого чуда.

Каирин опять замолчал, в очередной раз в своем сердце отпуская уходящего за мечтой побратима. Было видно, что рассказ дался ему не просто, и он снова разворошил в своей душе так и не зажившую рану.

– Тём, я расскажу тебе, как добраться до входа в то подземелье, где расположен Храм. Я сам нашёл этот вход по рассказам Беды. И спускался в подземелье, но Храм и Беду не нашёл. Я надеюсь, что ты будешь более удачлив.

Те, кто приходили до тебя, тоже были сильными и смелыми, но ты первый, кому я захотел рассказать историю моего побратима. Я не знаю, есть ли там Чаша или нет, но Беда остался там. Я неделю кружил по этим пещерам, путаясь в лабиринте подземных ходов. Я чувствовал, что клинок, по которому текла наша кровь во время братания находится где-то там, в глубине этого подземного лабиринта. Но найти своего побратима так и не сумел. Но он точно там, а значит, там и его любимое копье, с которым он никогда не расставался.

Ты принесешь мне клинок, а копье возьмёшь себе. Ты чем-то напомнил мне Беду, и я уверен, что он одобрил бы мой выбор. А до тех пор, пока ты не раздобыл оружие моего побратима, выбери себе кольчугу, меч или копье моей работы.

Тём глубоко поклонился кузнецу.

– Каирин, я принесу тебе меч твоего побратима.


И снова «дзынь»!

Оп-па и бабки в карман мне упали! Получение награды один из самых радующих в игре моментов. Что-там интересно, не обманули? Тём мысленно воззвал к хранителю.

– Энжи, переводить с моего интуитивного на свой письменный будешь?

– Буду, – буркнул дух.

– Так работай, а не бухти. Что у меня изменилось после встречи с Каирином?

Перед Тёмом одна за другой всплыли две картинки:


Вами выполнена первая часть задания 'Меч побратима'

Выслушан рассказ кузнеца о гибели его побратима Беды, рыцаря Галаха.

Награды:

300 опыта;

30 золотых;

+5 единиц к дружбе с Морскими королями.

Для получения наградного оружия обратитесь к Кузнецу поселения Ольхар.


Ух ты, Беда ещё и рыцарем был. Шансы на оружие «с историей» растут! Что у нас предлагают во второй части этого балета?


Вам предложено принять задание «Меч побратима» вторая часть.

Условие – найти и принести кузнецу поселения Морских королей Ольхар меч его побратима.

Награды:

500 опыта;

500 золотых;

+10 единиц к дружбе с Морскими королями.

Увеличение репутации в глазах ярлов Морских Королей

Возможна дополнительная награда: глевия «Змея крови» и предмет из списка легендарных.

Примечание.

Если меч будет добыт в бою и возвращен вами по всем обычаям Морских королей, есть вероятность того, что вами будет получено деяние 'Хранитель традиций Раттермарка первого ранга'

Принять?

Можете принять задание, активировав на панели надпись «Да» или выразив свое согласие голосом.


Тём, дочитав сообщение до конца, не зло буркнул:

– «Не можете», уже принял. Так что поздно спрашивать.

И тут до него дошло:

– Ух, ты! Копье с собственным именем! Такое не может быть рангом ниже редкого. А ещё какую-то легендарку посулили в качестве зеро. Неужто, весь рассказ про Чашу – это не миф, а реальная наживка на крупную рыбу? А жизнь-то налаживается!

Кузнец тоже был доволен, как будто и у него что-то дзынькнуло.

– Я рад, что не ошибся, решив доверить тебе историю Беды. Ты можешь взять с собой до пяти друзей, но они должны быть одной с тобой силы. Но будешь ты сам или пойдешь с друзьями, всё равно знай, то Зло, что погубило Беду, не будет тратить на тебя слишком много сил. Оно разбудит для защиты Храма только тех, кто по силам будет немного сильнее тебя одного или вместе с друзьями.

– Энжи, переведи. Стоп! Не надо, я сам. Всё сказанное означает, что разница бойцов в группе и силы монстров надо мной будет в два-три уровня?

– В пять.

– Хуже, но вполне проходимо. Чего стоим, пошли бодаться дальше, только помоги мне сейчас правильную экипировку подобрать.

В этот раз, выбирая себе оружие из повторно предложенного кузнецом, Тём не кочевряжился. Имея двух независимых экспертов в лице Каирина и Энжи, довольно быстро подобрал себе копье на веревке, кольчугу и «на поход» ещё и шлем, с едва обозначенными на нем рогами. Всё вооружение обычное, но с хорошими статами и на вырост до 20-го уровня.

* * *

Кто у нас следующий? Ярл, не ярл? Монетку, что ли кинуть.

Пока Тём раздумывал куда идти дальше, ему на глаза попалась торговая лавка. Вот он, перст судьбы! После посещения лавки он уже не будет выглядеть как голодранец. Зазвеневшие в кошельке после посещения кузнеца монеты, позволяли думать, что он сможет выбрать новые штаны, сапоги и рубаху по своему вкусу.

Толкнув дверь лавки, норд тут же получил гораздо больше, чем ожидал. Тём сделал один шаг за порог и остановился, широко распахнув глаза. И было с чего. Находящаяся в лавке девушка была настоящей красоткой и няшей. А ещё она не была человеком.

Девушка имела тонкую изящную фигурку, круглое личико с приплюснутым носиком странной для человека формы и удивительного изумрудного цвета глаза с вертикальным разрезом чёрных зрачков. А ещё, её голову украшала короткая, ослепительно белая шерстка вместо волос, с тонкой фиолетовой полоской посередине и острые ушки. Именно эти ушки, покрытые снаружи нежными, прозрачно-белыми шерстинками и отсвечивающие изнутри нежно-розовым цветом впечатлили Тёма сильнее всего.

Тём потер вдруг зачесавшееся левое веко и сразу услышал Энжи.

«Это я к тебе так постучался. Сам ты не догадаешься спросить у меня совета, так и будешь стоять на пороге и на красивую девушку пялиться. А эта девушка из расы харжитов. Они уроженцы крайнего Юга и на Севере очень редкие гости. Она… Общий уровень – скрыто. Очень странно, я не могу увидеть её уровень».

Тём не удержался, чтобы немного не потролить своего хранителя.

– Какое-то очень сильное колдунство?

После четырех дней крысоборства, доставивших лишь много однообразно-болезненных ощущений, Тём просто купался в новых впечатлениях от открывшихся ему в Ольхаре игровых декораций.

И внутреннее состояние у него было расслабленно-приятным, очень далеким от звучавшего в голосе Энжи беспокойства.

Хранитель был настроен иначе.

– Если этим словом ты обозначил заклятие, то мой ответ «нет». Это скорее внутреннее умение данной особи. Но владеть им могут только очень высокоразвитые сущности. А вот то, что она имеет специализацию «торговец», к тому же всего тридцать восьмого уровня я могу видеть. Эту информацию о себе она закрывать не стала. Тём, я не рекомендую тебе выходить в общении с этой странной особой за рамки торга.

Девушка, тем временем, проявила к посетителю умеренный интерес.

– Что же ты стоишь на пороге, проходи пожалуйста. Я подберу тебе одежду.

Она с сомнением, но доброжелательно осмотрела Тёма.

– Если у тебя нет денег, всё равно заходи. Я могу дать в долг под небольшой процент тебе одежду. Хоть к моему сожалению, всего одни штаны и одну рубаху.

Так как посетитель всё ещё молчал, она продолжила слегка извиняющимся тоном.

– Через месяц, после прихода корабля с моим товаром, тебе повезло бы больше.

Тёму даже неловко стала от своего молчания. Просто он не ожидал, что торговцы будут уговаривать его взять одежду в долг, а не наоборот. Надо же бывает и так. И в глазах у хозяйки светится доброта. Это видно даже сквозь непривычный вертикальный зрачок. Ради таких глаз можно и советы хранителя послать куда подальше.

– Спасибо, хозяюшка, за предложение, но сегодня я им не воспользуюсь. У меня есть деньги, – норд достал из кармана золотой и лёгким движением пальцев запустил его волчком по прилавку.

Вынырнувшая откуда-то из складок платья рука, ловко прихлопнула монету к доске. Эта рука выглядела совсем как у обычной человеческой женщины, разве только тонкие изящные пальчики немного странно утолщались на последней фаланге.

– Хозяюшка, этого на брюки и рубаху хватит?

– Хватит и меньше. А может не хватить и ста золотых. Это зависит от того, что из одежды тебе глянется.

Хозяйка выложила на прилавок несколько разных рубашек и протянула одну из них Тёму.

– Эта рубаха стоит 7 золотых. Она повышает выносливость на 5 единиц.

– А та? – Тём ткнул в лежащую сверху на прилавке, украшенную серебряным орнаментом, рубаху тёмной тонкой ткани с фиолетовым отливом.

– Эта? – девушка быстро перевела взгляд с Тёма на понравившуюся ему рубаху и обратно. – А эта стоит 8 золотых монет.

– А она что-то повышает или улучшает?

– Ничего. Но она очень будет тебе к лицу. И я, пожалуй, уступлю тебе одну монетку, если ты возьмёшь две рубашки.

Мда-а…Тём с сомнением посмотрел на понравившуюся ему рубашку, но тут же махнул на сомнение рукой. Какого лешего он сомневается, если даже в реале, выбирая себе одежду, времени на покупку тратит меньше.

И хозяйка очень обходительная, с ней определённо нужно знакомиться ближе! Если она уже сейчас скидки предлагает не слабые, то чуть прокачать репутацию и можно здорово сэкономить в дальнейшем на одежде. Лавка у неё богатая, сюда ещё долго приходить можно будет.

– Мое имя Тём, и я первый день в Ольхаре. Очаровательная хозяюшка, вы назовете свое имя, чтобы мне было удобнее с вами разговаривать?

У хозяйки ощутимо заалели кончики ушей.

– Мало кто обращается ко мне по имени. На Севере к не людским расам относятся с недоверием. Меня не обижают, но за те годы, что я в этом поселке в друзья никто не просился. Даже моим настоящим именем мало кто интересуется. В глаза зовут южанкой, за глаза – кошкой, хоть и знают, что я этого не люблю. Тём, ты, если хочешь, можешь звать меня Мизуки. Это настоящее моё имя. На моей родине оно означает «Луна».

Если ты уже решил, какую из рубашек возьмёшь, то остальные я уберу с прилавка. Ты решил?

– Я беру две. За четырнадцать монет, как ты и предлагала.

– Хорошо. Что-то ещё показать?

– Брюки, крепкие, чтобы жизнь или защиту добавляли. И сапоги, тоже крепкие с ловкостью или выносливостью, если есть.

– Есть. Почему бы для хорошего парня им не быть?

Переодевшись в только что купленные вещи, Тём посмотрел на себя в зеркало. В отлично сшитых, мягко сидящих на ноге и прибавляющих «+1» к ловкости, кожаных сапогах, в крепких, тоже кожаных, штанах, дарующих «+10» единиц к жизни, в кольчуге, шлеме и с копьем в руке от Каирина, он себе очень нравился.

Ну и пусть в кошельке осталось всего четыре монеты, меньше чем было, когда он зашёл в посёлок. Монеты что, – ерунда, монеты он ещё заработает. Зато теперь и к ярлу в гости не стыдно зайти.

Тём ещё раз искренне поблагодарил хозяйку и довольный направился к выходу из лавки. Энжи, который весь торг молчал и не высовывался из-за спины Тёма, тут же перелетел вперед, чтобы первым оказаться на улице.

– Тём, стой! – голос Мизуки прозвучал так же мягко, как и при торге. Только в этот раз это – была мягкость хода арбалетной пружины перед выстрелом. Тём не мог не обернуться.

– У тебя за спиной дух. Он твой?

– Да. Я думал он для всех невидимый.

– Видеть духов, – особенности моего народа. Это у нас общее с братьями нашими меньшими.

Мизуки кивнула на дымчатую кошку, которая, выгнув спину и устремив хвост в небо, то слева, то справа бодала её ногу своим лбом.

– И это тоже – из кончиков пальцев спокойно лежащей на прилавке руки выдвинулись, как будто выстрелили твердые, острые когти. Каждый длиною с палец. Даже на неподвижной руке они выглядели настолько опасно, что Тём невольно поежился.

– Я присматривалась к тебе и к твоему хранителю. Он тебя немного боится, хоть и меньше, чем меня. А ещё он тебя уважает. Это нельзя скрыть и это хорошо. Духи редко ошибаются в людях.

Ты чужак в этом поселке. Ты мне сказал, что первый день в Ольхаре и я знаю, что ты мне не соврал. Но я также вижу над тобой знак Хромого кузнеца. Значит ты сумел расположить его к себе, и он тебе в чем-то доверился. А это редко кому удается.

Из всего, что я про тебя поняла, я вижу перед собой пусть и малого силой, но сильного духом человека. Воина, который не обманет попросившего его о помощи, не предаст доверившегося ему.

«Да, да, я такой как ты говоришь», – внутренней иронией уравновешивал Тём серьезность харжитки. Интересно, летучие мыши, которые как известно, терпеть не могут кошек, кого видят в харжитке – кошку или человека?

Какие только мысли при виде хорошенькой (ээ… мм… а правда, кого?) не норовят залезть в голову. Игривость, появившаяся на лице Тёма не прошла мимо глаз Мизуки.

– Тём, я хочу попросить тебя об одной услуге. Но, пожалуйста, отнесись к ней предельно серьезно. От этого зависит не только моя жизнь, но и жизни тех, кого я всегда считала и считаю своим народом.

Вот ведь странно. Только что Тём воспринимал всё в таком приподнятом, полушутливом тоне, а теперь, после слов Мизуки, как будто переключатель какой-то внутри сработал.

Как тогда, при получении задания от Каирина, Тём почувствовал серьезность момента. Он просто знал, что сейчас от его ответа действительно будут зависеть жизни многих харжитов. Не цифр, не неписей, а именно сущностей не людской расы.

И Тём, внутренне подобравшись и больше не задумываясь о предупреждении Энжи, твердо и громко произнес: «Мой ответ «да». Я согласен помочь тебе выполнив твоё поручение».

Наваждение тут же ушло. Перед Тёмом опять была хозяйка торговой лавки, а сам он осознал, что находится в игре. Вот этот случившийся во время получения задания контакт с Мизуки Тём ощутил, как часть сна: я знаю, что сплю и понимаю, что мне снится сон. Но выйти из сна я не могу. Возникнув на мгновение, это ощущение так же быстро и пропало. Но ернически-шутливое отношение к происходящему уже не вернулось.

Мизуки, между тем, вышла из-за прилавка поставила два маленьких стульчика, для себя и для норда и удобно расположившись напротив собеседника, начала свой рассказ.

– Я родилась в царской семье. Это случилось очень далеко от Северного моря в Камерии. Остальной мир знает мою родину как Харжистан, царство харжитов, или, как нас ещё называют, людей-кошек. Я с детства видела из окна своей башни лишь бесконечные желтые волны. Но то было не море, а пустыня, с каждым годом поглощающая несколько метров нашего царства. Единственное, что ещё сдерживает пустыню, это идущие дважды в год над царством обильные дожди и Великая река. Река – колыбель и кормилица Камерии.

Царский дворец, в одной из башен которого я и провела свое детство под присмотром прислуги, тоже был расположен на её берегу.

Отца я почти никогда не видела, да и маму видела не чаще отца. Он был всегда занят государственными делами, а мама всегда была при нем, полностью передав заботу обо мне сначала нянькам, а потом старому, ещё отцовскому учителю Бусситу.

Нельзя сказать, что я сильно расстраивалась по этому поводу. Свобода, горячий ветер пустыни и прозрачная прохлада реки – это всё, что мне тогда было нужно от жизни.

А дальше, когда мне исполнилось пятнадцать лет, произошла обычная, как я теперь понимаю, история.

Папин брат решил, что его сын, с которым мы вместе гоняли пустынных змей, учили первые иероглифы и творили первые шалости, более достоин трона, чем я.

И возглавил заговор против моего отца. Моя юность кончилась в тот день, когда на рассвете запыхавшийся Буссит выбил дверь моей спальни и схватив сонную в охапку, поволок меня куда-то из дворца, спасая мою жизнь.

По дороге к ожидающей нас лодке, он успел рассказать, что мамы и отца больше нет. А за мной уже посланы убийцы, которых он успел опередить совсем на чуть-чуть, и поэтому нам надо бежать что есть сил. У лодки запыхавшуюся меня Буссит передал из рук в руки Кинки, своему племяннику, с которым я уже была знакома раньше. Учитель сказал, что он остается, чтобы прикрыть мой побег. Но прежде чем оттолкнуть лодку от берега, сунул мне в руки небольшой сверток, сказав, что это наследство моей мамы.

Через два дня мы с Кинки вышли в Южное море, где ещё через день нас подобрал большой корабль купцов из Западной Марки.

В свертке, переданном мне учителем, были фамильные драгоценности. Продав несколько самых простых из них подобравшим нас купцам, я и Кинки получили деньги на дальнейшее путешествие. За два следующих месяца мы пересекли ещё два моря, пока, наконец, не добрались до поселений Морских королей. Здесь я впервые, за время, прошедшее с гибели моих родителей, почувствовала себя в относительной безопасности.

Всю дорогу на Север я была очень напугана и всё время думала, как бы понадежней укрыться от идущих по моему следу убийц. Я точно знала, что дядя их не отзовёт. Ведь пока я жива, дядя не сможет подчинить себе или своему сыну великий артефакт нашего народа, царскую корону, позволяющую дважды в год призвать в пустыню дожди. И никакой маг или ведьма не сможет с этим ничего поделать.

Я купила лавку в Ольхаре, спрятавшись за маской простой торговки, а Кинки вернулся на родину. Я бы никогда раньше не поверила, что мне, не человеку, легче раствориться не среди своего народа, а среди людей. Правда, раньше и думать об этом надобности не было.

Мизуки грустно вздохнула и продолжила свой рассказ:

– Но здесь, на Севере, каждый ценит другого по делам его, а до остального им и дела нет. Так что, если Морские короли где и рассказывают о странной кошке из Ольхара, то не как о диковинке, а как о владелице лавки, в которой можно не очень дорого купить необходимые вещи или выгодно продать добычу.

Когда я в спешке покидала Камерию, то даже подумать не могла, что проведу в изгнании много-много лет.

А теперь я очень скучаю по родине. Я скучаю по своим соплеменникам, по теплой бирюзе Великой реки, по фиолетовой дымке рассветов в оазисах и даже по особой суровой строгости пустыни и гор, защищающих границы царства.

Кинки навещал меня всего два раза за эти годы. Он рассказывал о том, как идут дела на родине.

К счастью, учитель выжил в тот день, когда спас меня от смерти. А больше хороших новостей и не было. Те новости, что он привозил с родины, были ужасны.

Дядя оказался плохим правителем – жестоким и жадным. А именно он, а не его сын, над которым была проведена процедура помазания на царствие, правит харжитами.

За прошедшие годы, пустыня, над которой перестали идти дожди, очень быстро стала забирать ещё недавно плодоносные земли.

А ещё от меня ждали согласия объявить себя наследницей и возглавить отряды восставших, разрознено воюющих сегодня с узурпатором. Каждый сам по себе, они ничего не могут изменить.

Я оба раза отказывалась принять это предложение. Но недавно поняла, что у меня всё равно нет другого выхода, как принять свою судьбу.

Или я погибну, возвращая справедливость на земли Харжистана, или умру здесь, на Севере, от тоски по своей родине. Но там у меня есть шанс жить и быть нужной моему народу. И я готова использовать этот шанс.

Со времени, когда Кинки был у меня с новостями из Харжистана в последний раз, прошло уже целых семь лет. А ведь в свой последний приезд он твердо обещал вскорости навестить меня снова. Его нет, и я не знаю, как передать на родину мое согласие вернуться. Ехать самой мне нельзя, так как узурпатор расставил убийц на всех возможных путях моего возвращения. Пока он не может инициировать корону, он знает, что я жива. И ни за что не отзовет своих убийц.

Ко мне в лавку не раз за эти годы заходили сильные и храбрые воины. Но всего этого было для меня мало, чтобы я смогла им довериться. Тебе я поверила. Может я услышала твои слова, может сердце, а может так сошлись звезды. Я вижу, что ты не избалован миром, но и не боишься его.

Тём слушал принцессу кивал её рассказу, и зачем-то сопротивлялся затягивающей его игре, пряча за иронией просыпающуюся в нем веру в сказку. Сказка это для пустых мечтателей, а ирония это наше всё!

А потому, даешь каждой торговой лавке по принцессе! А ещё хотелось бы узнать, принцессе и Каирину один спичрайтер такие пафосные тексты писал? Признайся, Тём, тебе просто хочется чувствовать себя везунчиком, которому посчастливилось с правильной ноги в Игру зайти, а не узнать потом на форуме, что игра такая щедрая на красивые квесты для всех игроков.

Между тем, грустный рассказ принцесс подошёл к концу.

– Возьми это кольцо, – Мизуки положила перед Тёмом колечко из чёрного серебра с семью вплавленными по кругу разноцветными драгоценными камнями.

Кольцо надо доставить на мою родину, в город Вариэл, харжиту по имени Нобуо. Его не сложно будет найти, любой стражник, торговец или хозяин гостиницы скажет тебе, где найти дом этого почтенного харжита. Сложность в том, что ты норд, а сделать это надо, не привлекая к нему внимание тайной стражи узурпатора. А северян у нас любят чуть больше, чем жителей Запада.

– А тех у вас просто ненавидят, – продолжил Тём мысль Мизуки.

– Такое только в приграничных городах Юга имеет место. И на то есть свои причины. Но Вариэл далеко от границы и думаю, что там тебе не придется на каждом шагу объясняться со стражниками.

Я не прошу тебя отправиться в путь немедленно, но это кольцо должно попасть к Нобуо не позднее, чем через полгода. И если ты готов помочь мне и чувствуешь в себе силы и желание отправиться в дальнюю дорогу не позднее, чем через месяц, дай мне знать.

Девушка чуть подвинула кольцо в сторону Тёма и тут же убрала от него руку, оставляя норду время для принятия решения.

– Когда ты передашь это кольцо, у меня будет надежда вернуться на родину, – голос Мизуки дрогнул и взгляд в мгновение стал далеким и грустным.

– Я вновь смогу увидеть воплощение Великой Матери – Великую Реку, а в пути снова вдохнуть самрун, жаркий ветер пустыни. Это был мой самый нелюбимый ветер в той, такой далекой и беззаботной жизни. А здесь мне его так не хватает…

«Ну и ладно. Целей у меня пока всё равно нет, и в спину Мизуки меня не толкает. Надеюсь, что за месяц я и уровней поднаберу, и разберусь, что почем в Файролле. Но уже сейчас есть твердое ощущение, что, если откажусь, потом буду локти себе кусать. Решено, беру кольцо, а там – будет день, будет пища».

Как только ладонь Тёма накрыла кольцо, и он услышал привычное «дзынь», перед глазами, даже без запроса к Энжи, высветилась надпись:


Вы приняли задание «Кольцо незнакомки»

– время выполнения – полгода

– награда – по выполнении.

Внимание! Не потерять, не продать, не подарить предмет вы не можете.


– Я благодарна, что ты согласился мне помочь. Старайся нигде не оставлять кольцо и лишний раз никому его не показывать. Если Нобуо возьмёт кольцо, то передашь ему это письмо и расскажешь, где меня найти.

Она протянула Тёму запечатанный сургучом свиток.

– Если же он откажется принять кольцо, возвращайся ко мне. Я найду, как отблагодарить тебя за твой труд. И вот ещё что: у тебя остались золотые монеты?

– Да, ещё немного есть, а что?

– Хочу продать тебе кинжал за один золотой. Такое оружие дарить нельзя. Но и попасть к другому без моей на то воли оно тоже не может.

Мизуки достала из чехла на поясе небольшой чёрный кинжал, с прозрачным, тёмной дымки камнем, вставленным в основание рукоятки.

– Кинжал, как ты сам уже догадался, стоит гораздо больше одного золотого, – Мизуки загадочно улыбнулась. – Но вот что он может каждый новый владелец кинжала должен разобраться сам.

Скажу только, что чем быстрее ты это сделаешь, тем больше шансов, что однажды этот кинжал спасет тебе жизнь в безнадежной ситуации. А может и ни один раз.

Этот кинжал подарил мне отец. Это единственная вещь, связанная с ним, и мне необычайно трудно отдать кинжал кому бы то ни было. Но ты взялся мне помочь и скоро отправишься в путь, а я остаюсь. Тебе он будет нужнее.

Тём бережно принял из рук Мизуки кинжал, и прежде, чем опустить себе в рюкзачок полюбовался хищным абрисом клинка, матовым блеском чёрного лезвия.

– Тём, кинжал тоже покажешь Нобуо вместе с кольцом. Если захочешь, Нобуа заплатит тебе за него золотом или поменяет на понравившийся тебе предмет. Ему есть, что предложить тебе взамен. Если мой кинжал всё же придется тебе по душе – он твой. Но будет справедливо если я всё же предупрежу тебя о таящейся в кинжале опасности.

Мизуки внезапно наклонилась к уху Тёма и тихо прошептала ему несколько слов, после чего приложила ладошку к губам норда, пресекая возможные вопросы.

– Поверь, я и так сказала больше, чем дозволено. А теперь, прощай. Я буду ждать тебя, норд.

Тём молча развернулся и вышел за дверь, уже на улице начав разбираться в том потоке, что настойчиво транслировал ему дух.


Вы стали обладателем квестового оружия.

Кинжал является составной частью задания «Кольцо незнакомки».

Наличие двух квестовых вещей, кольца и кинжала позволяет вам начать цепочку квестов «Воцарение на престол» и, выполнив задание «Кольцо незнакомки», открыть следующее задание цепочки.


Ваши характеристики изменились.

– Ловкость +5, критический удар любым холодным оружием + 5 %.


Внимание! За умение расположить к себе высокоуровневого персонажа другой расы, Вами получены следующие достижения:

Доброжелательное отношение с харжитами +10 единиц.

Доброжелательное отношение с народами Юга + 5 единиц.


Совсем неплохо! Но лучше это было бы бонусные очки за отношение с народами Севера. Когда ещё доберешься на тот Юг.

Надо бы поинтересоваться у Энжи с чего это дух так боится Мизуки. А трусит хранитель отчаянно.

– Энжи, чего ты там затих? Всё же отлично, мы все в плюшках, а ты боялся! И в том описании кинжала от тебя я не понял, что означает гарантированное убийство сущности, имеющей двадцать моих жизней? Вот как это правильно понимать?

– Как метафору. Кинжал сможет убить почти любое существо вплоть до сотого уровня. А вот если уровень больше, там уже расовых бонусов, сопротивляемости, защиты и прочее, и прочее зависит. А что касается плюшек, я бы слюну попридержал, до момента прочтения поступившей почты.

Вот так новость! Хранитель, оказывается, может в мой почтовый ящик заглядывать?! То есть этот непись, как поплавок, половина в воде – в Файролле, а другая половина в воздухе – в реале. И шпионит она за игроком обеими своими половинками. И что это значит? Как минимум то, что Энжи не просто цифровая программа, а очень умная цифровая программа. И на этом пока всё. Незачем по одной оговорке хранителя плодить сущности и придумывать себе всякие страшилки.

Как говорится, в каждом зазеркалье есть болванщик со своей загадкой, не имеющей ответа.

Тём попытался понять, от чего у него резко испортилось настроение. И долго искать причину ему не пришлось.

То, что хранитель по своей сути выполняет функции следящего браслета, убивало весь восторг попаданца в новый прекрасный мир. Нет, надо как можно быстрее добивать 35 уровень и говорить хранителю: «Аривидерчи, друг мой Энжи».

В почтовом ящике было письмо от администрации:


Игрок Тём!

Администрация игры сообщает вам, что, приняв квест 'Кольцо незнакомки', вы запустили игровой сценарий 'Воцарение на престол'.

Данный сценарий является континентальным, и администрация игры настоятельно рекомендует вам начать выполнять задание, являющееся его стартером.

В случае, если вы это не сделаете в обозначенные условиями квеста сроки, то администрация игры оставляет за собой право применить к вам штрафные санкции, в соответствии с пунктом 12.3.3 'Соглашения администрации игры и игрока'.


Здрасти-мордасти. А до того, как он принял квест от принцессы, всё это нельзя было ему сообщить? Не принимать же всерьез за такое сообщение предупреждение шпиона держаться подальше от Мизуки. Вроде и не потерял ничего, и награда солидная и от квеста отказываться и в мыслях не было, но ощущение что тебя в чем-то хорошо поимели присутствовало. И осадок от этого ощущения был очень неприятный. Тёму очень захотелось посмотреть на этих умников – разработчиков Игры. Но как-то не так, чем ещё несколько минут назад, а совсем по-другому.

Глава 4

Мы там, где перекресток моря, неба, стали…

Тём без трудностей и подсказок отыскал дом ярла и очень обрадовался тому, что ещё застал Игора в гостях у военного вождя поселения. Игор задумчиво долбил взглядом голую стену дома Фроки и никак не среагировал на появление новичка.

Тём негромко кашлянул, чтобы привлечь к себе внимание. Не дождавшись никакой реакции, сделал пару шагов вперед и как бы невзначай перекрыл собой направление взгляда Игора. Помогло. Тот сфокусировал взгляд на новой цели.

– А вот и ты появился. А я тут с друзьями переписывался.

Гляжу, ты слегка у Хромого прибарахлился. Тоже не стал на квест заморачиваться?

– Стал. Мне кузнец квест «Меч побратима» выдал. Не знаешь, что это и с чем едят?

– Не слышал про такой. Ну да я тебе говорил, что у Хромого в заначке много разных заданий есть. Может, что и получишь стоящее. А чего толокся у него так долго?

– Я по пути ещё в местную лавку заходил, скупится.

– К кошке, что ли? И как? Хороша девчонка, жаль, что квестов не выдает. Так-то почаще бы к ней заходил.

– Думаю, что не в частоте дело.

– Иди ты. Я правильно сейчас понял, что ты кошку на задание раскрутил?

– Да. Получил от неё задание. Не сложное. Мизуки попросила отнести ножик в какую-то дыру, на другом краю Раттермарка.

Он бы и сам не ответил, почему не рассказал всю правду игроку, который к Тёму отнесся по-доброму. И почему из двух полученных от Мизуки квестовых предметов сказал Игору про кинжал, а не про кольцо.

– Что за ножик? – как-то ревниво спросил Игор.

Вот ведь странно, но светить кинжалом Тёму тоже не хотелось. Однако слова сказаны, за язык никто не тянул, а отказать Игору в просьбе показать полученное от Мизуки оружие было бы верхом свинства. Тём достал кинжал и протянул хаю.

– Вот, квестовый.

– Ты это уже говорил.

Игор покрутил в руках кинжал, вчитался в характеристики и удивлённо хмыкнул.

– А ты удачлив, парень. Два квеста за первый проход по посёлку. Ай, молодец! Вот уж не думал, что у кошки могут быть такие штучки. С другой стороны, повезло тебе, что кинжал квестовая вещь. Тут в последнее время пэкашников развелось, будто им на побережье мёдом помазали.

Так что ты, когда побережьем ходить будешь, маршруты и пути отхода продумывай заранее. И в целом полезно, и целее будешь.

И пошутил:

– У тебя же не все вещи квестовые.

Тём шутку принял.

– Не все. Есть куда расти. Игор, а как же НПС стража? Она в этой игре неожиданно вымерла?

– Есть, как не быть. НПС стража исполняет свои обязанности в строго оговоренных «безопасных» местах – города, сторожевые посты.

В «сельской местности» каждый сам себе страж. Игроки агров гоняют исключительно для развлечения, это не механизм борьбы.

Он ещё раз покрутил в руках кинжал, поцокал ногтем по камню в рукоятке и протянул назад Тёму.

– Ты дальше когда думаешь двигать?

– Да уже считай собрался… А к чему ты спрашиваешь?

– Я тут очень долгий социальный квест ярла поселения Фроки Молота выполняю. А у Морских королей социалка – это защита побережья. Правда, здорово? Мне для следующего уровня репутации, дающего право командовать военным походом Морских королей, не хватает всего 17 боев, проведенных под командованием военного вождя. Вот сегодня я удачно заглянул. Как раз собирается военный поход. Фроки на своем драккаре с хирдом в Хольмстаг собрался. Прошёл слух, что там назревает какая-то заварушка. То ли Кениг кого пощипать хочет, то ли Кенига кто. У Фроки на эти дела нюх, как у охотничьего пса. Он всегда чует, где есть возможность обменять мечи хирда на золото.

А мне любой бой под командой ярла засчитывается. Плюс, условия задания позволяют брать с собой пятерых друзей. По сложившейся у нас традиции, я всегда с собой приглашаю только ребят из клуба «В холмах». Всегда желающих было с избытком. А вот сегодня одного не хватает. Отпуск, болезнь, работа, то, сё. Вот и спросил тебя про планы. Ещё одно место есть, свои принципы я не нарушаю, ты теперь «свой». Заодно пропаровожу тебя маленько. Глядишь и подрастешь на несколько уровней. А там удачно раз-другой повоюешь, и сам сможешь кем-то покомандовать.

– Не. Я лучше писарем при штабе.

Игор громко засмеялся.

– А ты, парень, ещё тот шутник. Думаю, не ошибся я в тебе.

Тём посомневался задать или не задать вопрос. Задал.

– Игор, а зачем тебе всё это надо?

– Что «всё»?

– Для меня вот это «всё» зачем делаешь? Я же для тебя первый встречный. А ты меня встретил по-божески. Помог очень здорово. И сейчас вот, считай, выигрышный лотерейный билетик в руки суешь. Я хочу понимать зачем и почему?

Игор коротко усмехнулся.

– А если нет никакой причины и это просто моя блажь, тогда как? Откажешься брать квест вместе со мной?

– Не откажусь. Если я задаю дурацкие вопросы, это ещё не значит, что я идиот. Просто редко встретишь такое отношение от незнакомца.

– Ты прав, есть причина, дополняющая мою блажь.

Хай, уже откровенно улыбаясь, выставил перед Тёмом ладонь с выжженным зигзагом. Точно такой же знак на ладони Тёма снова болезненно заныл.

– Вот она причина. Там, в реале у меня тоже есть отличительный знак, только на пальцах правой руки. И написано там «За ВДВ». А десант своих не бросает, – твердо, даже возвышенно закончил Игор.

Тём тут же по-доброму цинично порадовался, что оказался своим этому парню, и что армейские командиры в свое время вбили в голову Игора очень правильный девиз, заставив бойцов верить в то, во что сами не всегда верили.

– Игор, с меня пиво! Да и пожрать я не успел.

– Годится. Сейчас пойдем в харчевню. Отбываем на рассвете, так что время и в местной харчевне посидеть и в реале пару часов кемарнуть у нас будет.

В это время в дом зашёл его хозяин, ярл Фроки Молот, невероятно худой, длинноногий и жилистый человек. Очевидно из той породы, о которой никто никогда не скажет «человек-гора», но эти люди, при этом, легко вскидывают на плечи стокилограммовые мешки и рвут пальцами стальные подковы.

Игор тут же представил ярлу своего нового товарища.

– Фроки, это Тём. Я беру его в нашу команду в числе своих друзей.

Ярл с сомнением посмотрел на Тёма.

– А не хиловат ли он для похода? Тебе конечно решать, но мой драккар больше сотни бойцов не возьмёт. А желающих отличных вояк пойти со мной в поход намного больше.

Тём погрустнел, поняв, что вот сейчас и закончится его счастливая полоса. Но Игора не так легко было пробить на «слабо». Он дружески хлопнул Фроки по плечу и заступился за новичка:

– Не скрипи, Молот. Пораньше посадишь, поскорее созреет. Ты не смотри, что этот кажется мелковатым. Он как раз из скороспелок. Его сегодня одарили доверием наш кузнец и кошка.

Ярл с новым интересом посмотрел на Тёма и недоверчиво спросил:

– Про Мизуки это точно? Да, Игор, я же просил тебя при мне не называть её кошкой.

– Хорошо, Молот. Обещаю не называть кошку кошкой. Тём, покажи ярлу кинжал.

Фроки посмотрел на кинжал в руках Тёма, но брать в свои его не стал, а утвердительно кивнул Игору.

– Может ты и прав. Я снимаю свои возражения, поступай, как считаешь нужным.

– Вот и чудно. Тогда мы с Тёмом в харчевню. Встречаемся у твоего драккара на рассвете. Со мной, как обычно, пятеро.

– Хорошо. До рассвета.

* * *

Э-эх…Бум…Э-эх…Бум…

По серым холодным волнам моря плавно скользил драккар.

Э-эх! Двадцать пар весел, проделав свой путь в воде, дружно взлетали над волной, чтобы через мгновение, так же дружно упасть обратно.

Бум! Сидящие на гребных лавках Морские короли резко и слаженно роняли вёсла в воду, вздутые буграми мышцы спины разглаживались и корабль подминал под себя очередную волну.

Э-эх! Стоящий на носу драккара, широко расставив ноги и сложив руки на рукояти топора, Фроки Молот скользил взглядом вдоль линии горизонта, всматриваясь, не мелькнет ли где парус в зелёную и синюю полоску.

Бум! Сидящий на корме Тём отбивал такт руками по дну пустого пивного бочонка, специально прихваченного им на берегу.

Ветер, дующий в простой парус квадратной формы, сделанный из грубого холста, и разрисованный в оранжевые и синие полосы, помогал Морским королям глотать морские мили.

Тём с Игором вчера славно, но не долго посидели в таверне. Тому были причины. Четыре монеты, полученные новичком от Игора за шкурки, закончились быстро, да и перед походом надо было немного поспать в реале, привести себя в порядок и заглянуть на форум.

А с рассветом Игор и четверо его друзей уже сидели на гребной лавке в первой смене из сорока Морских королей и в такт с остальными дружно лопатили Северное море.

Сейчас они опять были на вёслах и до смены гребцов, проходящей каждые два часа, оставалось уже меньше половины времени.

Но сильно напрягаться им не приходилось, так как всю смену они просто придерживали корабль против ветра, не давая тому снести драккар на прибрежные скалы узкого пролива.

И только сейчас, когда из-за острова показался долгожданный враг, драккар хищной птицей устремился к добыче.

То, что пустыми из похода не вернутся, все знали ещё вчера, когда Фроки Молот вернулся из Хольмстага. Мыслимое дело, возмущался он. У Кенига дочку похитили. А он, жмот, за то чтобы её отбить у злодеев, всего-навсего десять тысяч золотых за драккар предложил. Причем наймом занимался какой-то прощелыга, недавно появившийся на Севере откуда-то с Запада и непонятным образом влезший к Кенигу в доверие. Небось, с правителя в два раза больше монет сбил, половину прикарманил, а нам за найм уже из остатка платит. И куда этот мир катится?

Тём так и не понял, чему так искренне возмущался ярл: наглости похитителей дочки Кенига, жадности самого Кенига или прощелыжности западного хлыща. Но из путаного рассказа ярла, то и дело прерываемого вздохами и сетованиями о печальной судьбе мира в целом и причмокиваниями от радостных перспектив завтрашнего дня лично для них, попутно выяснив у Игора, что за хрен с бугра этот Кениг, Тём всё же уяснил для себя главное.

Кениг, предводитель городов Севера, именуемых в Файролле бургами, в целом очень крутой, но не очень щедрый дядька. Причем скупость его в равной мере относилась как к нежеланию платить золотом за найм Морских королей, так и к выдаче квестов игрокам. Там такую репутацию с народами Севера надо было прокачать, чтобы попасть к нему на прием, а уже потом пить шампанское – мама не горюй!

Они, в три драккара вместе с ярлами Хрольфом Коротконогим и Гуннаром, этим утром у практически неприступного острова Форсвик, должны перегородить узкий проход в море и поймать в капкан подлого похитителя девиц Тросфеля. Про этого Тросфеля Тём понял, что он сволочь редкостная, маньяк и садист. Характеристика из уст не последнего ярла Морских королей говорила о многом. Как и то, что самым лестным сравнением из животного мира, было сравнение Тросфеля с вонючей, кровожадной акулой, подло нападающей на всех и вся, без соблюдения хоть каких-то законов и правил. И тот, кто надумает поставить этого Тросфеля в один ряд с ними, благородными Морскими королями, касатками морских просторов, оскорбит лично его, ярла Фроки Молота.

Тём уж точно такой глупостью заниматься не собирался. А вот повоевать с этим самым Тросфелем руки у него, как и у всех остальных уже очень чесались.

Хлыщ, оплативший найм, как уточнил Игор, оказался игроком пятидесятого уровня по имени Хейген из клана «Буревестники», видимо случайно зацепившим интересный квест и прихватившим для его выполнения ещё пару десятков своих соклановцев. Он-то и вызнал, где скрывается Тросфель, нашёл средства для оплаты найма трёх драккаров и взял «на войнушку» игроков своего клана. Сейчас эти игроки шли на кораблях Хрольфа и Гуннара, имеющих не полные экипажи. Да и Игор, будучи очень дружен с Фроки, без энтузиазма отозвался о пополнении их экипажа ещё и игроками из «Буревестников».

То, что какой-то игрок, имеющий едва половину его уровня, на его родном Севере взял очень «жирный» квест, здорово зацепило Игора.

Вышли затемно, и с тех пор Тём никак не мог поговорить ни с Игором, ни с кем-нибудь из его друзей, так как они по ранжиру сидели на передних гребных лавках. Там, где располагались самые сильные воины, первыми готовые идти в атаку. Да и одеты они были все как один в кольчуги, хоть и разной длины. От середины драккара, хирдменов в кольчугах и клепаных кожаных куртках было поровну, а на лавке возле кормы уже можно было видеть и нескольких здоровых мужиков без шлемов и в простых рубахах. Тём в своей кольчуге, выпадал из этого порядка, так как ему изначально определили место на корме. А за вёсла, понятное дело, даже подержаться не предложили.

Это не мешало Тёму быть в восторге от происходящего и смеясь, широко открытым ртом, ловить мелкие солёные капли, сорванные ударами весел с гребней волн и брошенные ветром ему в лицо. При этом, он буквально физически ощущал, как адреналин пузырьками силы щекочет и наполняет его тело, из горла, ничем не сдерживаемый, рвется боевой крик, а руки сами начинают ускорять ритм барабана.

Поймав на себе одобрительный взгляд обернувшегося к нему Фроки, Тём тут же осознал, что отношение ярла к нему изменилось, и сразу проверил свою интуитивную догадку:

– Энжи, что нового?

– Смотри.


Вами получено достижение «Военный барабанщик»

Достижение добавляет 2 % боевого духа вашим соратникам в радиусе 50 метров.

Достижение добавляет 5 % уважения с военными вождями Севера.

Если до этого оно составляло меньше 10 единиц, то вы также получаете 10 единиц этой характеристики.


И в предрассветной тишине стук барабана зазвучал ещё пронзительней и сочнее, а держащий весло рядом с Тёмом кормчий, радостно загугукал в ритм.

* * *

К острову подошли через три часа, уже в полной тишине, когда солнце стояло высоко. Выпустив корабль Гуннара вперед, в засаду, хирды остальных двух драккаров, забанив вёсла, с нетерпением всматривались в скрытый скалами проход, с минуты на минуту ожидая появления драккаров Тросфеля.

И эта минута не заставила себя ждать, обозначив начало боя звучным ревом рога с драккара Гуннара, до времени хоронившегося в потаенной пещере в скалах, находящихся примерно на половине пути от острова до открытого моря.

На драккарах Хрольфа и Фроки Молота протрубили ответ, и корабли, выскочив из-за скал, понеслись навстречу двум кораблям Тросфеля.

Места для маневра тем просто не оставалось – слева скалы, а за ними мель, справа более низкий, но тоже каменистый берег, так что идти можно было только вперед, лоб в лоб, готовясь таранным ударом снести закрывающие выход в море драккары врага.

Тём, закрыв глаза, полностью отдался ритму, даже не глядя зная, что вот сейчас, ведомые его барабаном, вскакивают в едином порыве со своих мест гребцы, срывают с борта драккара свои щиты, подхватывают свое оружие, в то время как отдыхавшая от весел смена, уже была полностью готова к битве. И едва носы драккара Фроки и тридцати двухвесельного монстра Тросфеля соприкоснулись, под треск не успевших быть убранными весел, хирдмены пошли в атаку, забрасывая противника копьями вперемешку с кошками, надежно сплетающими два корабля в единую площадку для боя.

Вонзившееся в бочонок между рук Тёма копье, весомо намекнуло, что враг тоже не слабак и готов отчаянно драться за свою жизнь. Низкие борта драккаров позволяли облаченным в кольчуги воинам сходу, не дожидаясь, когда упадут мостки, перепрыгивать на борт вражеского корабля. При этом с борта на борт прыгали и те, и другие, и понять со стороны кто кого берёт на абордаж, было совершенно невозможно.

Тём высмотрел Игора, который отчаянно рубился своей секирой уже на корабле Тросфеля. Возле него было только двое его друзей, Фроки и с два десятка Морских королей из близкого окружения ярла. Отвоевав в первом атакующем порыве несколько метров на чужом корабле, сейчас они медленно отступали, прикрываясь щитами, теснимые со всех сторон бойцами Тросфеля. «Может он и вонючая, злобная акула, – подумал Тём, – но хирд у него отменной выучки, ни в чем не уступающий хирду Фроки». А учитывая, что их драккар по численности команды раза в полтора уступал людям Тросфеля, вопрос, кто будет чьим призом, оставался открытым.

Выдернув из бочонка копье, Тём метнул его через голову своего кормчего в удачно подставившуюся спину какого-то вражины. И попал, заставив того обернуться и тут же полететь под ноги Тёму с перерубленным мощным ударом секиры позвоночником. Как Игор успел оказаться у этого края драккара, Тём так и не понял.

Остальные из той группы, включая и ребят Игора, продолжали сражаться, сплотившись вокруг своего ярла и образовав «стену щитов». Они стояли в тесном кругу, щит каждого воина соприкасался со щитом его товарища, и это позволяло им выстоять под беспорядочно накатывающимися волнами атакующих врагов.

От желания встать в первый ряд, Тёма остановил рык Игора:

– Не лезь в прямую схватку. И так уже Граф и Батяня на респаун ушли. Против нас крепкие сволочи оказались. Это не бой, а просто песня какая-то!

Ещё один морской шакал упал за борт, располовиненный секирой Игора.

– У тебя копье, бей из-за моей спины. Неважно, что урон малый, я восполню. Главное, что твой удар может сбить чью-то атаку. И не стой, двигайся!

Самому Игору приходилось всё время увертываться, отклоняться, «нырять», отпрыгивать вбок или назад, чтобы избежать ударов по ногам и при этом «держать спиной» Тёма. И надо отдать должное Игору, двигался тот, порхая, словно бабочка. Вот только удар его бродэкса был куда страшнее, чем жало осы, врезаясь в подворачивающихся под лезвие врагов. При этом, сам удар у Игора был поставлен не просто сверху вниз, а под небольшим углом слева направо, так, чтобы топор с чваком входил в неприкрытую щитом или кольчугой шею.

Тём остро позавидовал ловкости и чувству равновесия хая, которые, совместно с акробатикой, в такой тесной схватке, были жизненно необходимы.

Первое восторженное настроение от участия в «настоящем бою», от вида не тающих трупов, стонов раненых и отчаянных криков, упавших за борт и идущих ко дну друзей и врагов, давно ушло. Остались только не проходящая боль в ребрах от удара топора, кинутого кем-то через головы и нашедшего Тёма, к счастью, уже на излёте и очень злой азарт.

Тём поймал свой шанс, когда подранок из тройки теснивших Игора бойцов открыл свою шею. Удар копья сзади, в основание шеи, отработанный нордом ещё на крысах, получился на загляденье. «Критический» – мелькнуло где-то далекой мыслью у Тёма, и следом:



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.