книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Татьяна Кошкина

Трудности перевода

Глава 1

Поселок Звездный, дом 12


Пчела с невероятным упорством билась в железную сетку на открытом окне и злобно жужжала. Ирина бросила в её сторону раздраженный взгляд поверх тонкой золотистой оправы очков. В полумраке комнаты тускло горел монитор ноутбука, работа клеилась просроченным клеем ПВА, а не надежным «Моментом». Женщина хмурилась. В голове смешались ключи, иероглифы и правила русского языка, на который надлежало перевести спецификацию по продукту. Что толку быть высококлассным специалистом, если рано или поздно наступает предел?

Мозг просто говорит: «Хватит на сегодня, я спать!»

Ты ему: «А сроки?»

«Хррр…ен с нииими…» – вот и весь ответ.

Ирина сняла очки и устало зевнула, вслушиваясь в стрекот кузнечиков за окном. Шелестела трава: опять соседские коты носятся по её клумбам. Выскакивать и махать шваброй было лень, вставать не хотелось. Она одной рукой нащупала плед, хотела с чистой совестью увалиться спать прямо на диван, как раздался громкий треск. Кто-то испуганно вскрикнул.

«Швабра!» – первая мысль в голове женщины с двумя высшими образованиями в чрезвычайной ситуации. Она схватилась за деревянную ручку идеального средства передвижения для каждой уважающей себя злой ведьмы и выбежала во двор.

* * *

– Здрасте, я ваш будущий зять! – не растерялся лежащий на траве парень и протянул ей потрепанный букет сирени. Несколько сломанных веточек грустно висели по бокам.

Обезоруженная его открытой улыбкой Ирина замерла на месте, не сразу сообразив, что значит «зять» и куда лез этот обаятельный гад, в чертах которого она узнала сына соседа напротив. Приехал, значит, к отцу из Лондона. Ну-ну. Сейчас уедет обратно, возможно, в институт Склифосовского с черепно-мозговой.

– Значит так, зять, ты знаешь, что лез в комнату к несовершеннолетней! – подобно «злобной теще» прошипела Ирина.

– Мама! – звонкий голос дочери спас изменившегося в лице парня от праведного гнева и длительного курса реабилитации. Юля сломя голову бежала по газону, взлохмаченная, босая, в домашнем цветастом платье. – Не трогай его, это мой парень. Он не хотел ломать твой лимонник, и решетку починим. Мам! Рома, ты в порядке?

Девушка легким ветерком пролетела мимо матери и подбежала к парню. Все это время Ирина не сводила с этого дамского угодника настороженный взгляд. Рома, значит. Вот и дожила Ирина Валерьевна Светлова до того момента, когда дочь привела в дом мужчину. Пусть и таким странным образом.

Она заметила, как он смотрит на Юльку. Глаза улыбаются, словно сияют, отражая тусклый свет уличных фонариков, которые они с дочерью совсем недавно развесили по периметру веранды. Сердце сжалось от страха. Страха, что дочь повторит ошибки матери.

– Ладно, Ромео и Джульетта, идемте в дом. Можешь встать? – сменила гнев на милость Ирина.

– Я помогу, мам, – Юля быстро просекла, что ураган «Ирина» обошел их стороной, и помогла парню подняться.

* * *

– Так, Юля, дуй за мясом из морозилки, – женщина придирчиво рассматривала распухшую лодыжку парня. – Тебя бы в травмпункт, зятек, – не удержалась от шутки Ирина. Общий идиотизм ситуации постепенно начал до нее доходить, она с трудом сдерживала улыбку. Если бы не этот страх за дочь, могла бы принять его вполне доброжелательно, но кошки на душе скребли и впивались когтями в сердце. Рано. Слишком рано. – Позвони отцу.

Юлька выбежала за мясом, громко стуча пятками по деревянному полу. Какая она все еще девчонка, ничего не понимает, но сияет так ярко, как маленькая звездочка.

– Ирина Валерьевна, вы не подумайте ничего плохого, – тихо заговорил парень. Голос звучал несмело, зато упрямый взгляд говорил сам за себя: даже если объяснения не помогут, он не отступится. – Я просто цветы подарить хотел. Ничего такого. Правда.

Ему хотелось верить: открытому лицу, большущим карим глазам, улыбке и ямочкам на щеках. Ладный парень. Таким же ладным был когда-то отец Юльки, чье лицо за столько лет почти стерлось из памяти, а боль разочарования сожгла остальные воспоминания. Ирина с удовольствием забыла бы эти черты навсегда, но дочь была предательски похожа на папу.

– Ладно, верю. Но в следующий раз через дверь, и только попробуй распустить руки.

– Понял, – смутился парень. – Ого, вот это кусок!

Юля была девушкой ответственной и старательной, иногда даже слишком. Недолго думая, она притащила любимому самый большой кусок, что смогла найти в морозилке. Ирина прикрыла рот ладонью, скрывая улыбку.

Веселье прервал настойчивый звонок в дверь. Один. Второй. Третий. Кто-то, как безумный лупил по звонку и не собирался дать хозяевам ни минуты, чтобы дойти до двери.

– Я открою, – Юлька бросилась к двери, но Ирина остановила её и пошла сама.

* * *

– Где мой сын?

Высокий широкоплечий мужчина переступил порог, оттесняя хозяйку дома внутрь. Тяжелый взгляд темно-карих глаз из-под широких бровей. Он смотрел сверху вниз, нависая над ней как огромная гора. Ирине на плечи как будто положили целый мир, стремясь прижать её к земле, подмять под себя, напугать.

– Повторяю вопрос, где мой сын? – голос больше похожий на гром прокатился по узкому пространству прихожей, пролетел в коридор и скрылся в глубине дома.

Глава 2

– Повторяю вопрос, где мой сын?

– Значит так, альфа-самец, приглушите гонор! Я не глупенькая девочка, чтобы на меня орать и бесцеремонно вламываться в мой дом, – Ирина даже поднялась на носочки, чтобы хоть как-то противостоять этому наглецу. Она была ниже сантиметров на пятнадцать, слон и Моська. Но если этот охамевший слон сунет свой хобот куда не надо, эта Моська его морским узлом завяжет, церемониться не станет.

– Где мой сын? – в третий раз, но уже тихо повторил слон, то есть мужчина. Он напряженно сжал тяжеловатую челюсть. Еще немного и этот Хатхи обрушит на Ирину свой гнев. Инстинкт самосохранения жалобно мяукнул, но получил выразительный пинок под облезлый хвост и спрятался под лавкой.

Ирина то ли оскалилась, то ли улыбнулась:

– Во-первых, принято сначала здороваться. Во-вторых, представляться и только потом спрашивать, – проще было сдать ему парня и выгнать всех мужчин из их женского монастыря. Но волна гнева уже поднялась и накрыла с головой. Пришел тут какой-то неврастеник средних лет, ввалился в дом, наорал и смотрит так, как будто она ему что-то должна.

– Знаете что? – вскипел было тот, но тут же взял себя в руки. – Просто скажите, где мой сын.

– В гостиной, – оставила попытки воспитания неотесанных слонов Ирина и проводила агрессивного гостя в дом. Пусть забирает своего обаятельного слоненка куда подальше. По синему морю, к зеленой земле и всё такое прочее.

* * *

– Ой, – Юля отпрыгнула от Ромы. Щеки горели, дыхание неровное. Вошедшие в комнату взрослые застали сцену поцелуя в лучших традициях романтических фильмов. Раненый герой на диване, девушка склоняется над ним, в воздухе витает устойчивый запах подтаявшего мяса.

– Роман, – атмосфера в комнате накалилась мгновенно. В голосе гостя звучали металлические нотки. Юлька вся сжалась. – Дома поговорим. Собирайся. Вы, – он резко обернулся к стоящей позади него Ирине. – Мы можем поговорить где-нибудь без свидетелей?

– Где-нибудь можем.

– Пап, стой, – попытался крикнуть Рома, но его уже никто не слышал. Дверь захлопнулась.

* * *

– Уберите вашу дочь от моего сына! – начал мужчина, стоило двери в кабинет захлопнуться за его спиной.

– Уберите вашего сына от моей дочери! – не осталась в долгу Ирина, вызывающе вздернула подбородок и грозно посмотрела на него сквозь стекла очков.

– Что? – собеседник от такой наглости явно обалдел. А чего хотел? Она никогда, подчеркнуто тремя красными чертами, никогда не позволит никому диктовать ей условия. Слава богу, давно вышла из возраста «я слушаю папочку», а статуса мужа, которого Ирина будет слушать, так никто и не заслужил.

– То! Это ваш сын подвернул ногу, когда лез в мой дом посреди ночи. Скажите спасибо, что я не вызвала полицию, – стекла очков блеснули в свете настольной лампы. Ирине отчаянно хотелось чем-то занять руки, по старой привычке, она начала щелкать выключателем. Мужчина поморщился, его явно бесил моргающий свет. Поводов продолжить щелкать стало на один больше. – Может, все-таки, позвонить? Скажу, что в мой дом вломился сначала какой-то парень, а потом его невменяемый отец. Пятнадцать суток за хулиганство, надеюсь, получите. Заодно поговорите, наконец, с ребенком и объясните, что лазить в окна к несовершеннолетним девушкам опасно для репутации. Вы же за нее так трясетесь?

Диагноз гостю Ирина поставила мгновенно. Дорогая рубашка, хороший парфюм, идеальная стрижка и минимум знаний о соседе напротив. Очень обеспеченный тип, дорогая машина, какой-то прибыльный бизнес и полное отсутствие интереса ко всему, кроме работы и малолетних дурочек, которые частенько бывали в его доме. Ирина не была любопытной, но как только переехала сюда, постаралась познакомиться со всеми ближайшими соседями. Этот субъект, помнится, отмахнулся от неё и, сев в машину, обдал пылью из-под колес. Тогда, пожав плечами, она бросила эту затею «дружить домами».

– Да прекратите уже щелкать! – разозлился мужчина и рывком отодвинул лампу в сторону.

– Прекратите нести чушь, – вернула лампу на место. – Просто заберите своего Ромео отсюда и проведите воспитательную беседу, раз так переживаете. Моя дочь разумная девочка, я ей доверяю и не стану ничего запрещать.

– Ага, разумная. И мама у неё тоже разумная, да? – ирония в каждом слове, рот кривился в усмешке. Зато лампу он оставил в покое. Ирина для верности щелкнула еще раз. – Решили выдать свою дочку без рода и племени замуж за парня из хорошей семьи? У Романа уже есть невеста, так что пусть ваша Юленька вокруг него хвостом не крутит и ноги не раздвиг…

Он переступил черту. Ту, которую ни один вменяемый человек никогда, не при каких условиях переступать не должен. Оскорбил её ребенка. Ирина могла снести хамство в свою сторону, но никто и никогда не обидит дочь, особенно, так. Рука взлетела мгновенно и обожгла ударом его щеку.

– Вон отсюда.

Только стекла очков защищали этого хама от убийства взглядом. Маленькая женщина посмотрела на него так, что он отступил назад, потирая рукой щеку. Ирина наступала, серые глаза смотрели напряженно и хладнокровно, как у волчицы, охраняющей своё логово.

– Вон отсюда, чертов высокомерный ублюдок, – она вытеснила его из кабинета. Мужчина молча отходил назад. – Не смейте оскорблять мою дочь! Забирайте своего сына и катитесь отсюда к чертовой матери! Ноги его больше в этом доме не будет, как и вашей!

Юля выбежала в коридор, с ужасом глядя на орущую Ирину, у той аж щеки раскраснелись. Иногда мама становилась по-настоящему пугающей. Она видела её такой всего три раза в жизни. Первый, когда Юлю привезли в больницу с острым животом и слишком долго оформляли в приемном покое. Второй, когда она сбежала с подружкой погулять в другой конец города и не возвращалась до вечера, досталось ей тогда по полной. Третий раз остался в голове Юли мутной картинкой, она была дома с температурой, кто-то пришел, мама что-то крикнула каким-то странным, чужим голосом и громко хлопнула дверью. Этот четвертый.

* * *

Два дня спустя. Офис J Electronic

– Лена, твою мать, какой декрет? – Олег с ужасом смотрел на документы, которые их штатный переводчик Леночка только что положила перед ним на стол. – Ты подождать не могла, что ли? У нас контракт с китайцами на три лярда с перспективой. А тебе, видишь ли, больничный, щадящий режим, а пузо вырастет и летать нельзя? У вас с Ильей свербило что ли?

Хоть стой, хоть падай. Лучший друг называется, партнер по бизнесу, который сам же сардельку в штанах не удержал накануне выгодного контракта. И с кем? Зато Лена сияла и паковала вещички, явно мысленно планировала переезд в комфортабельную квартиру в центре города, семейную жизнь с одним из ТОП-10 списка самых завидных холостяков города. Первое место в нем возглавлял он сам, Олег Михайлович Шилов, глава холдинга J Electronic, но тут Леночке не то что не светило, даже не отсвечивало.

– Ну, так получилось, – кокетливо улыбнулась та. Олег хмурился, понимая, что получилось так, как она хотела и ни о какой случайности речи не идет. Рука так и тянулась нарушить пару законов и уволить эту вертихвостку к чертовой матери. Останавливала только мысль о суде и штрафе, эта милая на вид платиновая блондинка была настоящим Цербером с характером заправской стервы. Если зацеплялась за что-то, то вгрызалась до кости и не успокаивалась, пока жертва не сдавалась.

– Ладно, переведу тебя куда-нибудь, где поспокойнее. Иди.

– Не надо меня переводить! – тут же встрепенулась Лена, еще одной ее чертой была неуемная гордость и амбиции. Переводить инструкции для микрочипов – это не её. Но кто спросит?

– Или так, или увольняйся по собственному. Мне здесь нужен полноценный работник, готовый к сверхурочным и перелетам профессионал. А не беременная истеричка, ясно? – для убедительности хлопнул кожаным ежедневником по столу. Это был негласный сигнал для всех работников его компании, в переводе на человеческий означало: «Скройся, босс не в духе».

* * *

– Илюх, я все понимаю, но какого хрена? – набросился он на друга по телефону, стоило двери кабинета закрыться за пока еще его главным переводчиком. – Ладно. Какого хрена я понимаю, твоего неуёмного. Но ты думать нужной головой не пробовал?

– Олег, развела она меня, как пацана, – Илья на том конце провода явно был не в духе от этой новости. – Хочешь, заберу ее и отсвечивать не будет?

– Это ты по-любому сделаешь. А вот где искать переводчика, который может быстро въехать в IT и техническую документацию. Надежного притом. Ума не приложу, – Олег отпил давным-давно остывший кофе, поморщился. Мерзость. Как раз созвучная настроению и ситуации.

– Слушай, мне тут Игорь Красов рекомендовал одну дамочку. Стоить будет дорого, но она крута. Работала с ними по торговому комплексу в Тайбэе. Помнишь? – друг отрапортовал быстро и почти без запинки. Олег сделал выводы, но промолчал. Хорошо хоть догадался подсуетиться заранее и справки навести. Илюха всегда был изворотливым засранцем.

– Какой Красов? Тот, что мой «Звездный» строил?

К подрядчику их коттеджного поселка претензий у него не было, как и особой любви. Нормальный делец, с которым Олег общих дел не имел и не планировал. Проблема была одна – тот продавал дома таким, как эта бешеная баба из коттеджа напротив. От воспоминаний передернуло. Дожил, получил по морде от женщины и не смог ничего ответить, просто молча вышел. Но взгляд у неё был, без шуток, безумный. Того и гляди набросится, как собака бешеная.

– Да, он самый. Мы тут с ним в сауне девок парили на днях, разговорились. Как раз зуб точит на эту переводчицу. Если я ему сейчас повод подкину к ней подмазаться, он будет в восторге. М?

– А пойдет эта ваша крутая, как яйца у слона, дамочка, к нам в штат? – где-то должен быть подвох.

– В штат нет. По подряду наймем, какие проблемы?

У Ильи вообще с понятием «проблема» большие нестыковки. Для него все было «не проблема», а потом частенько вылетало в трубу. По этой причине они все еще вместе. Изворотливый амбициозный Илья и Олег, у которого хватало выдержки и моральных сил претворить безумные идеи в жизнь, а идиотские отмести. Вовремя приземлить друга-фантазера и вернуть на грешную землю.

Но тут он был с ним согласен, нужно взять переводчика на этот проект и постепенно искать постоянного. Вход, который даст пул времени месяца на три.

– Договорись с ней на завтра, если согласится, тут все и обсудим. Часов в десять утра.

* * *

Поселок Звездный, дом 12

– Юль, ты как? – Ира тихо вошла в комнату дочери. Та сидела там несколько дней, прятала свои покрасневшие от слез глаза за темными шторами, почти ничего не ела.

– Не знаю, – безжизненный голос. Юлька, как маленькая, забилась в угол кровати, обняла большого медведя, которого много лет назад назвала Потапыч, и уткнулась носом в его мягкую шерстку. Такая взрослая на первый взгляд, но все еще ребенок. Ей многому предстоит научиться, много слез выплакать, прежде чем она изучит искусство любви. Ирине оставалось только надеяться, что она найдет свое счастье, не повторит историю своей неразумной матери. – Он звонит. Звонит постоянно. Пишет, что это ложь. Пишет, что невесты нет – это просто желание отца. Верить ему или нет? Мам, я очень хочу ему верить.

– Можешь верить, можешь не верить. Есть один главный вопрос: пойдет ли твой Рома против отца? Согласится ли потерять его поддержку ради тебя. Согласится ли не ездить на своей дорогой тачке, не учиться в лучшем вузе мира, а быть с тобой. Любить тебя, защищать, оберегать и делать все, чтобы сделать тебя счастливой. Своими силами, без папочкиной кредитки. Будет звонить, спроси его об этом. – Ирина присела на край кровати.

– Хорошо, спрошу, – пробурчала Юлька в затылок медведя и, отбросив его в сторону, подползла к маме. Обняла и прижалась, как в детстве, когда просыпалась от ночных кошмаров.

– Вот тогда и посмотрим. Приходи в себя, внизу завтрак. Твои любимые оладьи. Хватит голодать, заморив себя, горю не поможешь. Я в город, встреча по работе через час. Будет у нас куча денег, если все сложится.

– Угу.

Ирина была отпущена на свободу, проверенный временем Потапыч снова занял свое место.

– Мам, если бы ты себя заморила, меня бы не было, да? – едва слышный голос дочери заставил женщину остановиться.

– Ты знаешь, как я не люблю фразу «если бы».

* * *

Офис J Electronic

Олег впервые за много лет нервничал. Готовился к встрече тщательно: надел лучший костюм, рубашку, дорогой одеколон, побрился и тщательно расчесал волосы, едва тронутые первой сединой. У них в семье сорок лет – возраст, когда мужчины начинают седеть. Пришла и его очередь. Он недовольно поморщился отражению в зеркале.

Потенциальный переводчик – женщина, а значит, есть шанс произвести впечатление, пофлиртовать, запудрить мозги и скинуть цену. Её послужной список впечатлял, но фото к резюме не прилагалось. Олег надеялся на серую мышь, обделенную мужской лаской – идеальный вариант.

Дверь кабинета открылась ровно в десять. Мужчина приготовил свою лучшую улыбку… и тут же забыл о ней.

* * *

Ирина особенно не готовилась, с ней работают не за обтягивающие попу юбки, соблазнительно тонкую талию и полную грудь. Все решает только профессионализм, а этого у неё в избытке. Простое летнее платье подчеркивало нужное, прятало лишнее и создавало настроение ярко-желтой отстрочкой по подолу.

Игорь описал ситуацию весьма доступно, она им нужна, не они ей. Можно давить по цене сколько угодно. Холдингу невероятно повезло, что она только что сдала заказ и еще не взяла новый, хотела съездить с Юлькой отдохнуть. Но Красов так просил, что Ирина решила встретиться с заказчиком, к тому же дочь наотрез отказалась уезжать куда-либо до конца лета. Ох уж эта первая любовь!

Улыбаясь своим мыслям, Ирина поздоровалась с секретаршей и после предварительного звонка вошла в кабинет главного босса компании J Electronic.

* * *

Олег увидел вошедшую и попрощался с тремя миллиардами на всех языках, которые знал: русском, ломанном английском и русском матерном.

Глава 3

Офис J Electronic


Ирина не сдержала холодную улыбку. Так нелепо выглядел сидящий за столом мужчина, с лица которого в один момент ушло самодовольное выражение, приготовленное для какой-нибудь замученной жизнью одиночки с тридцатью кошками. О такой мести за недавний инцидент она и мечтать не могла.

– Здравствуйте, Ирина, – вышел из-за стола, учтиво поприветствовал и чуть тронул спинку стула, предлагая ей присесть. – Очень рад, что вы согласились встретиться со мной.

На лице хозяина кабинета застыло выражение «я встретил вас – и все былое в отжившем сердце ожило». Присаживаясь на стул, она в полной мере осознавала, что в его сердце если что-то и может ожить, то только от просрочки продукта.

«Нифига ты не птичка певчая, Олег Шилов, зря стараешься», – пролетела в голове мысль, поддерживая с тыла намерения не сдаваться и не поддаваться ни на какие уговоры.

– Не буду врать, что рада встрече.

Мужчина технично занял свое место с другой стороны стола. В воздухе явственно витала неловкость. Оба прекрасно помнили, что произошло несколько дней назад, но никто не начинал разговор на щекотливую тему.

– Ирина, давайте проясним все сразу. Если вы не хотите со мной работать, просто разойдемся по своим делам, – Олег первым взял себя в руки.

– Давайте проясним, я профессионал и четко разделяю работу и личную неприязнь. Если вы на это не способны, то я пошла, – женщина поднялась, но спокойный голос заставил её сесть обратно.

– Хорошо, давайте обсудим условия.

«Это будет интересно», – подумала Ирина, намереваясь содрать с этого высокомерного ублюдка по полной. По тысяче долларов за каждую слезинку дочери!

* * *

Поселок Звездный, дом 12

Юля дремала в комнате. На сытый желудок пыталась читать купленный недавно любовный роман, но несколько бессонных ночей брали своё. Она то и дело клевала носом, падая на приятно пахнущие типографией страницы.

– Юля, Юль, – кто-то тихо постучал в окно. – Открой.

Девушка вздрогнула и подняла лицо от книги. За окном увидела Ромку, бледного, взлохмаченного с букетом тюльпанов, явно содранных с клумбы на заднем дворе его дома. Там кто-то развел целый цветник, явно не его сумасшедший отец.

Она отвернулась от окна, в надежде, что он уйдет. Но отчаянный стук продолжался еще несколько бесконечно долгих минут.

– Юля, открой, надо поговорить, – еще несколько коротких ударов в стекло. Парень был уверен, что Ирины в доме нет, специально ждал, пока её желтый гетс умчится по дороге в сторону города. – Юль, я сейчас упаду, у вас крыша скользкая.

Угроза падения возымела эффект. Щелкнули створки, парень оказался внутри, а зареванная сонная девушка в его руках.

– Юлька моя, – он прижал её к себе, игнорируя вялое сопротивление. – Ну что ты себе надумала? Думаешь, я отцу «нет» не скажу? Да плевать я хотел на эту учебу и деньги. Понимаешь? Мне ты нужна! А невеста эта – дочка его старого друга, они с детства нас сватают. Курица она, Юльк, глупая.

– Правда? – девушка верила ему, каждому слову и доверчиво прижималась.

– Да, – взял её лицо в ладони, – ну посмотри, на что ты похожа? Не спала? Бледная вся. Ну лишит он меня денег, пойду работать. Живут же как-то люди, не пропадем мы с тобой, Юль. В любом случае не пропадем, – губы к губам, прикосновение наполненное нежностью заставило девушку сдаться и ответить на него. Поверить. Рома дал нужный ответ на мамины вопросы, Юля хотела, чтобы он получил награду.

– Ром, а как ты залез? – она впервые за двое суток улыбнулась, когда ей дали свободно вздохнуть.

– Стремянку принес, – подмигнул парень. – Тебе надо поспать, ты на панду похожа.

– Эй, – ударила кулачком в грудь.

– Очень симпатичную панду, – попытался оправдаться, подхватывая девушку на руки. – А теперь, спать.

* * *

Офис J Electronic

– Вы меня ограбили, – выдохнул Олег и поставил росчерк на контракте.

– Вы меня тоже, – Ирина поставила ответную. – Три дня в неделю в офисе, моё бесценное время.

– За такие деньги можно и поездить, – парировал он.

– За такие деньги можно и трех переводчиков нанять, – довольно улыбнулась женщина.

– Считайте это моим извинением за тот вечер, – наконец, затронул щекотливую тему. Доверять документы очень обиженной женщине, даже с кучей договоров о неразглашении, было страшновато.

– Есть вещи, от которых нельзя откупиться. Извинения не приняты, но от денег не отказываюсь.

– Еще скажите, что гордость не продается, – хмыкнул Олег, откидываясь в кресле. – Без обид, Ирин, но это сериальный бред. Мы взрослые люди и должны играть по правилам. Ваша дочь не того полета птица, не того рода-племени. Такие, как мой сын, должны жениться на правильных женщинах, укреплять бизнес. Чему вы улыбаетесь? – улыбка женщины удивила его.

– Я? Я радуюсь, – она поднялась и склонилась над столом, чтобы заглянуть в глаза этому гаду, упорно продолжающему оскорблять её семью. – Я счастлива, что моя дочь – человек, а не племенная кобылка. Идите вы, Олег, нахрен со своими заморочками, сами жизнь сыну калечите этими правилами. Кем быть, кого любить, на ком жениться. Зачем моей дочери парень, не способный сам принимать решения? Забирайте своё дитятко и не подпускайте к моему дому, ясно?

Прекрасная пламенная речь, в конце которой захотелось взглянуть в глаза оппоненту, закончилась. Вот только глаз на месте не было, они находились в совсем другом месте.

– Вы… – женщина возмущенно выдохнула, – вы куда смотрите? – не долго думая, отвесила пощечину Олегу, взгляд которого был направлен далеко не на её лицо. Его больше привлекала грудь. Несколько секунд назад Ирина для пущей убедительности наклонилась вперед и сама предоставила ему прекрасный обзор достопримечательностей.

– Как порядочный мужчина, между вашим орущим лицом и молчаливо прекрасной грудью я выбрал последнее, – без чувства смущения заявил новоявленный работодатель.

– Как порядочный кобель! – схватила сумку и направилась к выходу.

– Завтра в десять жду в офисе, – прилетело в спину.

– Пошел к черту! – крикнула и хлопнула дверью. Секретарша в приемной странно на нее покосилась, но комментировать ситуацию не стала. И на том спасибо.

* * *

Поселок Звездный, дом 12. Вечер того же дня.

– Опять вы? – нахмурилась Ирина. Этот человек будучи последние два года её соседом не отсвечивал, им прекрасно удавалось жить параллельно и не создавать друг другу проблем. Видимо, на этой неделе решил компенсировать ей все годы спокойствия.

– Где мой сын? Где вы его прячете? – снова в гневе. Глаз горит, губы поджаты, вид такой, как будто сейчас он набросится на неё с пытками. Ирина только вернулась домой и мечтала о вкусном ужине, а не об очередной пикировке с этим альфа-самцом, одержимым бушующими гормонами, инстинктом родителя и врожденным хамским идиотизмом. Даже переодеться не дал, гад.

– Дочь в комнате, нет тут вашего сына. Ищите, где хотите, – она попыталась захлопнуть дверь перед его носом, но он не дал, вцепившись в неё своей гигантской лапищей.

– Ага, а наша стремянка у вашего дома просто так стоит? Для красоты? – холодный сарказм пробрался внутрь сквозь кожу и мышцы, прямо к позвоночнику и оплел его, как ледяной змей. Догадка вспыхнула. Когда пришел Олег, Ирина как раз поднималась по лестнице в комнату дочери, но не дошла. Удивилась еще, что Юлька по своему обыкновению не вышла встречать. Но кто знает, что там в голове у безумной влюбленной?

– Черт, – выругалась Ира и бросилась вверх по лестнице. За спиной слышались тяжелые шаги мужчины, разумеется, он не стал стоять у дверей. Снова ввалился в чужой дом без приглашения.

Стоило дернуть за ручку, как дверь распахнулась. Застывшие в проеме замерли, глядя на кровать. Прямо поверх покрывала спали двое, обнявшись. Он прижимал её к себе, как самое ценное сокровище. Она доверчиво сопела в его плечо, забыв про Потапыча. Ирина облегченно выдохнула: одеты. Ну слава богу!

А вот Олег и не думал успокаиваться. Громогласное: «Роман!!!» – безумным будильником разнеслось по комнате. Рома и Юля одновременно подскочили на кровати и несколько секунд испуганно озирались.

– Олег, давайте не будем, – попыталась утихомирить не в меру разгневавшегося мужчину Ирина, но её руку, так неосмотрительно опустившуюся на его предплечье, грубо оттолкнули.

– Что не будем? Вы их еще и покрываете? Вот принесет она вам в подоле, что делать будете с такой дочерью?

Ирина вскипела, но ответить не успела. Юля не выдержала первой.

– Что я принесу? Взрослый человек, должны понимать, что от сна на одной кровати дети не появляются! Я люблю Рому, понятно? Хоть убейте, – она встала с кровати и приблизилась к Олегу. Парень кинулся следом, хотел схватить за руку, но не успел.

– Юля, не надо! – хором два голоса, Иры и Ромы. Но девочку, тихую и трогательную, понесло.

– Да кто вы вообще такой, чтобы решать, кого ему любить? Господь Бог, что ли? Не похожи! Вы не больше, чем самодовольный дурак, который решил, что все ему должны! Что все должны жить по вашим правилам! Идите вы, – она эффектно продемонстрировала ему средний палец. Это был перебор, явный перебор, и Ирина это понимала, а вот Юлька по неопытности нет.

Безумной молнией женщина метнулась между дочерью и рукой Олега. Столкнулась плечом с Романом, который сделал тоже самое. Не повезло именно ей. Тяжела рука опустилась прямо на шею. Вскрикнула Юлька. Ира рухнула на колени, из глаз брызнули слезы. Она тряхнула головой, чтобы никто не заметил мелкие жгущие глаза капельки.

– Никто не ударит мою дочь, – произнесла Ирина и подняла взгляд на обидчика. Олег замер с широко открытыми глазами.

– Отец, уходи, – Ромка выступил вперед, загораживая собой Ирину и Юльку. – Я знал, что ты не идеал, но никогда не думал, что ты на такое способен. Уходи, я не вернусь. На улице буду жить, но не в твоем доме.

– Мама, мама, ты как? – Юля касалась холодными пальчиками ее шеи.

– Все в порядке, до твоей свадьбы заживет, – усмехнулась сквозь боль женщина.

Глава 4

Офис J Electronic


За окном плотной стеной лил дождь. Олег бродил из стороны в сторону по кабинету, то и дело бросал взгляд на стол, там лежали сразу две интересные вещи: смартфон и роза. Он ждал. Придет или нет? Готова ли она работать с ним после того, что произошло?

Мужчина и сам не знал, какая бешеная собака его укусила. Каких-то пару лет назад он ни за что не поднял бы руку на девушку. Но последние подруги иначе просто не понимали: вульгарные, оборзевшие красотки с ногами от ушей, считающие, что все им должны. Особенно он, за то, что королева раздвинула перед ним ноги и позволила отлюбить себя во всех позах. Вот только постоплата тем и хороша, что тянуть можно сколько угодно, а услуга уже оказана.

Юля, послав его, напомнила этих женщин, и что-то вскипело внутри. Сын связался с одной из них – он не позволит ему погубить свою жизнь. Но то, что случилось потом? Олег понимал с трудом. Удар, падение, его сердце сжалось от ужаса и осознания произошедшего.

Разочарование в глазах сына, бесконечное и болезненное. Все это как будто отрезвило, напомнило то, о чем он почти забыл. Подминая под себя конкурентов, Олег всю жизнь подчинил этому. Попытался сделать тоже самое с жизнью самого близкого человека, единственного по-настоящему близкого, и потерял его. Он это заслужил, эту бессонную ночь, эту боль и одиночество. Бесконечное чувство вины.

К черту эту идею с браком, Олег найдет другой способ контролировать Илью. Именно для этого он хотел связать их семьи более крепкими узами, чем договор о партнерстве и даже старая дружба. Стать одной семьей было идеальным решением. Но вместо осуществления идеального плана, Олег потерял все за один вечер. Этот чертов вечер, когда девчонка Светловой вывела его из себя.

Его передернуло. Эта искаженная гневом мордашка девчонки, наглый «фак» в его сторону, гонор – возможно ли это спустить? Нет. Можно ли простить мужчину, ударившего женщину? Ударившего женщину, защитившую своего ребенка…

– Олег Михайлович, к вам пришли. Новый переводчик, – секретарша заглянула в кабинет. – Простите, у вас трубка криво лежит, я не дозвонилась.

– Да-да, конечно, – очнулся от мыслей Олег и быстрым движением положил трубку ровно. – Я жду.

Кофта с высоким воротом скрывала её шею. Первый взгляд вопреки всем его желаниям упал именно туда. Ирина коротко кивнула в знак приветствия, Олег заметил, как чуть дернулись её губы и рука потянулась к шее, но тут же опустилась, не пройдя и половины пути.

– Вы не хотите меня слушать, – он правильно оценил её холодный взгляд, прячущийся за стеклами очков.

– Интересно, почему, – хмыкнула женщина и все-таки потерла шею. Синяк расползся, шевелить головой было больно, а она только что в очередной раз забылась.

– Вы сходили к врачу? Есть одна мазь, – он достал из ящика письменного стола небольшой пакетик с логотипом известной аптечной сети.

– Не нужно ломать комедию. Я не собираюсь разрывать контракт и не собираюсь писать на вас заявление, хоть и стоило бы, – прервала попытку извиниться холодно и грубо. А чего он ожидал? – Не из-за вас, из-за Романа. Вряд ли он хочет видеть отца на скамье подсудимых.

– Спасибо, – вместо извинений, но хоть что-то смог сказать – уже хорошо. – Я собрал для него некоторые вещи. Зайдите ко мне вечером.

– Хорошо, – хотела опять по привычке кивнуть, но поморщилась от боли. – Надеюсь, «ромашка» не мне.

– Вообще-то, вам.

– Ненавижу розы, мужчины пускают ими пыль в глаза. Такие проступки не окупаются лекарствами, цветами и наигранным раскаянием. Вы для меня за пределами работы больше не существуете. Впредь прошу ограничить наше общение только рабочими вопросами, – категорично заявила Ирина. – Так что, вы покажете моё рабочее место?

* * *

День прошел в постоянном напряжении. Елена передавала дела неохотно, будто сознательно усложняла работу Ирине, а тут еще и шея болит, головой лишний раз не двинуть. К счастью, ровно в семнадцать ноль-ноль её предшественница упорхнула «ко врачу» и предоставила ей возможность спокойно посидеть и разобраться с документами. Нужно отдать ей должное: переводы были качественными. Кое-что она бы подрихтовала, но это на уровне дело вкуса и стиля. Хоть править не придется – уже хлеб.

Всю свою жизнь Ирина терпеть не могла офисную работу. Формальные «здравствуйте», фальшивые улыбки и вынужденные разговоры ни о чем за чашкой чая. Постоянно бегающее рядом руководство, которое больше мешает, чем помогает в работе. Непродуктивно.

В шесть немногочисленные сотрудницы отдела переводов, две молоденькие стажерки и одна грузная женщина за сорок с прекрасным английским произношением, коротко попрощались и разбежались по домам.

Ирина увлеклась, петляя в хитросплетениях черточек, ключей, оборотов и значений. Её увлекали восточные языки, очаровывали, она могла сидеть так часами и не обращать никакого внимания на внешний мир. Но игнорировать разболевшуюся шею получалось не очень хорошо. Обезболивающий пластырь перестал действовать, синяк тут же напомнил о себе. Женщина поморщилась и оттянула ворот кофты.

Убрать старый пластырь легко, а вот наклеить новый без зеркала и не раздеваясь – проблематично. В самый разгар попытки сделать это ровно, дверь за ее спиной скрипнула. Ирина вздрогнула и обернулась, ну конечно.

– Что вам здесь нужно? – она и не подумала прерывать жизненно важный сейчас процесс приклеивания.

– Во-первых, вы не пришли за вещами Ромы. Во-вторых, сидите смирно, я помогу, – мужчина аккуратно опустил тяжелую руку на здоровое плечо, другой отобрал у нее пластырь.

– Уберите руки, ай! – дернулась и тут же осознала свою ошибку. Никаких резких движений.

– Не шевелитесь вы, – раздраженно проворчал Олег, убирая её руку от шеи и оттягивая ворот кофты.

Мягкие теплые пальцы случайно коснулись кожи, вторая рука проникла под ворот. Мужчина прикрепил пластырь и принялся осторожными движениями разглаживать его на плече. Вдох и нет выдоха, вышло как-то слишком нежно, слишком интимно. Слишком во всех возможных значениях и смыслах, на всех языках мира. Нужно было выдохнуть и вспомнить русский, чтобы это прекратить. Слова не шли в голову.

Он касался осторожно, боясь причинить боль. Каждое движение, как извинение за вчерашнее. Вот только поздно спохватился: он растоптал их вечером. Какого лешего она разомлела? Внезапная вспышка злости отрезвила в мгновение ока.

– Хватит, – дернулась и поморщилась. Олег убрал руки без возражений. В голове мелькнула мысль, не слишком ли долго она позволила себя касаться? Заметил ли он эту потерю контроля? Да что с ней такое? Помешательство из-за слишком долгого одиночества, определенно. Пришло время встретиться с Игорем.

– Извините за вчерашний день. Обычно я так себя не веду, – сказал спокойно, даже пугающе спокойно. – Вы еще долго? Могу принести вещи сюда или подвезти вас до дома.

– Не нужно, я на машине и уже закончила. Донесете вещи до стоянки, – распорядилась Ирина. Он и не думал возражать, когда спокойно вышел вместе с ней из кабинета, прошелся до своего, взял объемную спортивную сумку, спустился вместе с женщиной на подземную парковку и затолкал вещи на заднее сидение побитого жизнью желтенького гетса. Удивился. Берет Ирина за свои услуги высокую цену, но ездит на этом корыте?

Живя в доме через дорогу, он никогда не обращал внимания на то, кто его соседи, как они живут, на чем ездят, кто приходит к ним в гости и приходит ли вообще. Был занят своими мыслями, проблемами. Рано вставал и поздно приезжал, изредка натыкаясь взглядом на блеклый свет окон дома напротив.

* * *

Поселок Звездный, дом 12. Два дня спустя

– Мам, у нас будут гости? – спросила Юлька, которой только что скомандовали достать четвертую тарелку. – Дядя Гоша придет?

– Угадала, – коротко улыбнулась Ирина. Вчера вечером ей позвонил Игорь, сказал, что соскучился и был очень убедителен, напрашиваясь в гости. Она не отказала по многим причинам.

– Мне он не нравится, – поморщилась девушка, но тарелку поставила и вилку с ножом аккуратно по сторонам разложила, даже педантично поправила, как в ресторане. – Что ты в нем нашла?

– Юлия, Игорь просто придет в гости. Он помог мне с хорошим контрактом, хочу его отблагодарить и напоминаю… – дочь не дала ей договорить.

– Без него у нас не было бы этого дома, – в миллионный раз повторила девушка.

В этот момент на кухню вошел Ромка. Ирина не знала, что именно было в сумке, которую передал ему отец. Но явно что-то было, потому что сегодня утром счастливая Юлька позвонила ей и сообщила, что он будет учиться в России и уже нашёл работу. Изначально стол накрывали именно по этому поводу, Игоря Ира решила пригласить за компанию, чтобы один раз у плиты полвечера стоять, а не два. Готовить она не любила, хоть и справлялась с этой миссией весьма неплохо.

– Что за Игорь? – поинтересовался он.

– Он этот поселок строил, Игорь Красов, знаешь, наверное.

Помяни черта. Трель звонка разнеслась по дому.

– Я открою.

Ирина сняла фартук и пошла встречать гостя, строго глянув на дочь. С неё станется устроить какую-нибудь гадость. Юлька хоть и была уже большой девочкой, но по-прежнему с детской ревностью реагировала на всех ухажеров матери. Надеяться, что первая ее влюбленность это изменит, было глупо. Ирина, по крайней мере, на это ставить не решалась.

Тем более Игорь был гостем специфическим, но как объяснить наивной и романтичной дочери, что маме тоже иногда нужно «встречаться с мальчиками»? И стоит ли ей вообще это объяснять? Особенности жизни одинокой женщины тридцать пять плюс.

* * *

Поселок Звездный, дом 12. Столовая

– Юль, а твоя мама знает, что этот Красов бабник каких поискать? – спросил Рома и, пользуясь случаем, обнял девушку. Да, они жили в одном доме, но под неусыпным контролем Ирины. Одна радость: раз в несколько дней она уезжала в офис. Им удавалось побыть вместе.

– Думаю, именно поэтому он приходит к нам в гости. Мама думает, что я ничего не понимаю. А я все понимаю, ей иногда бывает нужен муж. Вот только замуж она не хочет ни за кого, вот и просит бабника прийти, – она рассмеялась, глядя в расширившиеся от удивления глаза парня.

– Откуда ты у меня такая умная, м? Все знаешь, все понимаешь, – шептал он ей на ухо, заставляя сотни мурашек пробежать по телу. Юля зажмурилась от удовольствия.

– Интернет любит отвечать на вопросы неразумных девочек обо всем на свете, – хихикнула и прижалась к нему теснее. – Я еще много чего знаю.

– Я тоже. Например то, что твоя мама нас убьет, если не прекратим.

Они оба знали, чего хотят. Оба знали, что снится им ночью. Оба знали, что рано или поздно нарушат все запреты, но пока Ромка удивительно стойко держал оборону за двоих. То ли, действительно, мамы боялся, то ли что. Юля не хотела строить какие-либо предположения. В конце концов, есть в этом что-то сакральное и особенное. Он готов ждать столько, сколько нужно, находясь рядом с ней, касаясь её, ночуя с ней в одном доме.

– Ты ужасен, – игриво насупилась, но отошла в сторону за секунду до того, как Ирина вернулась в комнату. Следом за ней порог переступил среднего роста шатен с цепким взглядом голубых глаз и тонкой бородкой. Он носил очки в тяжелой оправе и явно пытался косить под Роберта Дауни-младшего, но, как говорила Юлька, с харизмой не задалось.

– Всем привет! – картинно махнул рукой Игорь. – О, знакомое лицо, Роман, если не ошибаюсь. А ты какими судьбами здесь?

– С отцом поругался, прячусь, – увильнул от допроса парень, подмигивая Юле. Мужчина же удивленно посмотрел на Ирину, что уже хлопотала у плиты, раскладывая по тарелкам фантастически пахнущее на весь дом жаркое. Та, будто почувствовала его взгляд, обернулась и пожала плечами. Мол, а что поделать? Поморщилась: быстрее этот треклятый синяк сойдет, чем она привыкнет двигаться осторожно и мягко.

* * *

Ужин, как ни странно, прошел в спокойной обстановке. Роман обсуждал с Игорем каких-то общих знакомых, Юлька улыбалась просто довольная тем, что все сложилось хорошо. Ирина слегка хмурилась. Странно сидеть так за столом: она, дочь и двое мужчин. Подобное случилось впервые. Этот мальчишка явно серьезен, даже сейчас, разговаривая с Игорем, он смотрит на Юльку. Украдко и цепко, как будто проверяет то ли она съела, не скучно ли ей. Фантазия разыгралась не на шутку, внутри что-то до боли сжалось. До пугающей, болезненной невыносимой боли. Ирина слишком резко вжикнула стулом и принялась убирать грязную посуду, нужно было чем-то занять руки и переключить нервы.

Последние дни определенно перевернули её жизнь с ног на голову, лишили привычного тщательно выстроенного за восемнадцать лет мира и что с этим теперь делать? Сложно сказать.

– Мам, тебе помочь? – включилась Юля, выхватывая у Ромы из-под носа тарелку с еще недоеденным салатом. Парень так и замер с насаженным на вилку огурцом.

– Нет, отдыхай и отдай Роме тарелку. Он еще не доел, – улыбнулась Ира, нелепая ситуация ее немного привела в чувство.

– Ой, Ром, извини, – смутилась девушка.

– По-моему, это сигнал к концу ужина. Пора мне завязывать есть, все было очень вкусно, Ирина Валерьевна. Юля просто заботится о моем здоровье, – выкрутился Ромка, сам едва сдерживая улыбку. Вот, чему бы поучиться его отцу – элегантно выкручиваться из странных ситуаций. Но это, видимо, досталось парню от матери, которую Ирина ни разу не видела.

* * *

Молодежь сбежала гулять сад, Ирина прекрасно знала зачем, но отпустила. Она хорошо помнила себя в их возрасте: жажда романтики, любви и уединения. Единственная влюбленность в её жизни запомнилась надолго, точнее навсегда. Юлька маячила сильно похожим на отца личиком и темными мягкими волосами, только глаза были серые, как у неё, в остальном же дочь была папочкиной. Генетический абсурд. Постоянное напоминание. Человек, которого она ненавидит, и человек, которого любит больше всего на свете, почти одно лицо.

Накатило. Мысли уходили куда-то в рефлексию. Слишком размеренной стала ее жизнь. Меньше испытаний и стремления выжить, слишком комфортные условия. Видимо, когда заканчивается борьба с жизнью, начинается – с собой.

– Ира, спасибо за ужин, – Игорь бесцеремонно обвил руками её талию. Сопротивляться? Зачем? Она именно за этим его позвала, чтобы снова почувствовать себя женщиной, желанной и все еще притягивающей мужчин. – Ко мне? – короткий поцелуй в плечо.

– Да, – короткий ответ.

* * *

Поселок Звездный, дом 13

Олег курил уже третью. Дом оглушал своей пустотой, как никогда раньше. В нем было тяжело даже дышать. Да, дорогой. Да, большой. Да, красивый. Вот только здесь больше «нет», чем «да».

Он смотрел в окно, утопая в сигаретном дыме, когда красивая резная калитка дома напротив открылась и на улицу вышли две фигуры. Летний вечер не скрывал лиц и движений – Ирина медленно шла рядом с Игорем Красовым в сторону холостяцкого жилища строителя поселка. Его знали все. Многие прикупили здесь дорогую недвижимость после того, как сам подрядчик поселился в одном из выстроенных домов. Это послужило своеобразным знаком качества.

– Хм, а Илюха облажался. Красов-то похоже не только виды на неё имеет, но уже и её, – отметил Олег вслух, вглядываясь в две идущие по улице фигурки.

«Принципиальная? Этичная? А на поверку оказалась обычная баба, только на словах вся из себя», – сплюнул горькую слюну в пепельницу и затушил сигарету. Рука сама потянулась к телефону.

– Алла, у тебя сорок минут, – спокойная команда. Он знал, что придет, не уложится вовремя, но придет.

Глава 5

Поселок Звездный, дом 12. Несколько дней спустя


– Мам, ты завтра в офис едешь? – Юлька, громко топая, вбежала в гостиную. Ирина сняла очки и устало выдохнула: в последние дни дочь летала будто на крыльях и своей супер-энергичностью утомляла даже Романа, но тот стоически терпел. Любовь зла.

– Куда ж я денусь с моей Das Boot? Поплыву, как миленькая, – выразительный взгляд в окно. Подводная лодка ей завтра точно понадобится. Дождь явно намеревался разбить стекла, тяжелые капли неистово стучали уже несколько часов, не оставляя попыток прорваться внутрь.

– МЧС прислали сообщение, будет ураган. Может, не поедешь? – заползла под бок и прижалась, демонстрируя ярко светящийся в полутьме комнаты экран смартфона. – Опасно.

– Контракт есть контракт, поеду. До выходных хочу приготовить все документы, скоро командировка, – обняла дочь. Ирина хорошо её знала и предчувствовала тот самый вопрос, самый печальный из всех, тонким голосом.

– На день рождения не успеешь, да? – вздохнула девушка и устремила на мать грустный взгляд серых глаз. Ирина прокляла все на свете, когда даты поездки передвинули на несколько дней по просьбе азиатского партнера. Но что делать? Сама договор подписала.

– Нет, приеду на следующий день утром. Не грусти, повеселишься с друзьями и Ромкой, в конце концов, как взрослая, м? Не куксись, морщинки будут, – несильно ущипнула дочь за бок и улыбнулась. Девушка тоже.

Все-таки было что-то особенное во взрослом празднике. Что? Она, Ромка и пустой дом. Ирина ясно читала в глазах дочери озорство. С другой стороны, кто она, чтобы осуждать и запрещать? Сама родила, едва стукнуло девятнадцать. Без мужа, без парня, без образования и работы. Спасибо родителям, помогали воспитывать, пока училась и на практики ездила. Да, постоянные попытки найти денег, подработать, дать дочери хоть что-то, раз не можешь быть рядом. Это щемящее чувство в сердце запомнилось Ирине навсегда, эта жизнь на чемоданах, маленькие ручки, обнимающие за шею при отъезде и испуганные глаза по возвращении. Малышка не всегда узнавала маму, которая отсутствовала по три-четыре месяца, а скайпа тогда, увы, еще не было. А если бы и был? Только больнее видеть и не иметь возможности обнять, вдохнуть любимый запах самого близкого человека, твоей маленькой частички с забавными темными хвостиками.

Снова уезжать, снова вспоминать это чувство и переживать за Юльку, еще больше чем тогда, много лет назад. С другой стороны, ну случится, ну с последствиями – справятся. Она нежно погладила дочь по темным волосам.

– Иди спать, да и мне пора ложиться. Завтра нас ждет ураганный день.

* * *

Ураганным выдался не следующий день, а следующая ночь. Прогнозы, как всегда, плюс-минус лапоть.

Все обитатели дома номер двенадцать проснулись от завывания ветра и страшного грохота. Ирина выглянула в окно и бросилась вниз. С крыши гаража сорвало лист и покорежило еще два. Завывающий ветер, грохочущий металл. Кровля на крыше гаража давно постукивала при сильных порывах. Игорь рекомендовал вызвать техников и починить, обещал даже за счет застройщика, но Ирина почему-то тянула. Вот и дотянулась.

Она открыла дверь, ведущую в гараж, и обомлела. Дождь все-таки прорвался сквозь изоляцию и теперь стучал по крыше ее желтенького гетса и вещам, сваленным в гараже. Старым, но по особенному ценным.

– Черт! – выругалась Ирина и побежала спасать коробки со старыми альбомами. После смерти родителей она перевезла их вместе с еще кое-какими памятными вещами, да так и оставила, не найдя в себе силы разобрать. Вернуться в то время, когда была маленьким ребенком, который мог в случае чего пожаловаться маме и папе, получить поддержку и понимание. Просто больно.

– Мам, мы сейчас поможем, – Юлька быстро сориентировалась и притащила несколько тазиков из ванной, подставила под капающую с крыши воду.

– Давайте мне, – Ромка отобрал у нее коробку. – Что еще захватить? Куда нести?

Ирина удивленно смотрела на суетящихся ребят. Сейчас они казались, как никогда, взрослыми. “Может, не так плохо иметь мужчину в доме?” – подумала она, глядя как Ромка легко поднимает несколько коробок и несет в гостиную.

– Стой, надо постелить на полу! – схватив чудом уцелевший кусок полиэтилена, Ирина бросилась следом.

Не успел Рома дойти до гостиной, как в дверь несколько раз позвонили. Юлька, которую в два голоса выгнали из гаража и запретили барахтаться в воде, побежала открывать.

– А вы что здесь делаете? – крик привлек внимание. Ирина выглянула из гостиной и удивленно уставилась на стоящего в дверях монстра. Гром. Молния. Мощная фигура на фоне дверного проема. Монстр Франкеншнейна, мать его ети. Моргнула, а нет, просто мокрый Шилов.

– У вас все в порядке? Я услышал грохот, – тяжело дыша поинтересовался мужчина. Юля удивленно отступила в коридор, впуская его внутрь. Насквозь мокрый. В домашних сланцах и спортивных штанах с футболкой. Ирина поморщилась, гендир-гендир, а дома как алкаш ходит.

– Папа? – Ромка поставил коробки и вышел в коридор.

– Может, помощь нужна? – он смотрел на сына, игнорируя остальных участников сцены.

– Пригодится, – согласился тот и кивнул в сторону двери в гараж. – Идем со мной, там такой склад, капец. Надо спасать одеяла всякие, вещи. Ирина Валерьевна, а диван убирать или сразу выбросим?

Ирина замешкалась, глядя, как Олег следом за раскомандовавшимся парнем прошел в гараж. Диван? Можно, конечно, выбросить. Тоже из старой квартиры, черт знает, зачем приволокла. Все-таки скрытое желание сохранить хоть крупицу родительского дома в какой-то момент её поглотило. Губы словно клеем слепили. Сказать “выбросить” не получилось.

Олег обернулся и посмотрел на неё, ожидая команды. Ирина молчала и хмурилась.

– Ром, начнем с дивана, – мужчина не дождался ответа. – Вынесем на веранду, в гостиной, насколько я помню, места нет.

* * *

Дождь закончился. Гараж освободили быстро, слава богу, сильно захламить они его не успели, а две пары сильных рук быстро вынесли вещи. Спать после такой бурной ночи не хотелось, а вот вытереть пол и вынести тазики – очень.

– Идите спать уже, – кивнула Ирина всем помощникам, – я тут сама закончу. Всем спасибо, все молодцы!

Она, чуть улыбаясь, смотрела на отчаянно зевающую Юльку. Вот кого надо было первой отправить спать, но девушка уперлась и бросать всех в беде и наедине с Олегом отказалась.

– Ну вы же не будете тут сами, – возмутился Ромка, но под выразительным взглядом отца замолк и отправился провожать упирающуюся девушку наверх.

– Вас это тоже касается, идите домой. Спасибо за помощь, – ровный голос отражался от холодных стен гаража. Надеясь, что он, как и дети, послушается, она взяла в руки тазик, наполненный водой на три четверти. Это вам не стакан оптимиста: если снова пойдет дождь, лучше, чтобы он был пуст, а не наполовину полон.

– Я помогу, он тяжелый, – мужчина подошел и попытался отобрать у неё несчастный таз. Вода внутри обреченно булькнула, возмущаясь не меньше Ирины.

– Идите домой, Олег. Ваша попытка загладить вину выглядит смешно, – попыталась вырвать край тазика из его рук.

– Много чести, – фыркнул Шилов, – я просто хочу помочь. Без подоплеки. Помогу закончить и уйду. В четыре руки мы закончим быстрее и, если повезет, успеем хоть немного поспать перед работой.

Ирина продолжала кипеть. Как объяснить этому упрямому монстру Франкенштейна, что видеть его в своем доме она хочет сейчас меньше всего на свете. Так, чтобы понял и перестал строить из себя благородного рыцаря.

– Мне неприятно вас видеть, – еще раз с нажимом произнесла женщина, еще раз потянула на себя.

– При обращении на «ты» посылать удобнее, – мужчина сделал тоже самое. Ей пришлось сделать шаг вперед, чтобы удержать в руках таз.

– Меня и «вы» не коребит, – еще одна попытка отобрать. Ирина хмурилась. Тратить время на этого неприятного типа хотелось сейчас меньше всего на свете. Стоять с ним посреди ночи в залитом водой гараже и пытаться победить в игре «перетягивание тазика» – вот он, настоящий кошмарный сон адекватной женщины.

– Что ж ты вредная такая, Светлова?

– Я не переходила с тобой на «ты»! – не выдержала Ира и сделала первое, что пришло в голову. Вылила воду. Точнее сказать, выплеснула грязноватую водную массу прямо в лицо Шилову. – Катись отсюда! Вместе со своими приступами благородства.

Олег развернулся и стремительно вышел из приоткрытой двери гаража. Настроение Ирины странным образом улучшилось, а потом накатила истерика. Женщина, громко смеясь, села прямо на мокрый пол, пряча лицо в ладони. Она только что окатила грязной водой своего босса, прибежавшего среди ночи спасать их от потопа! Полный бред. Её жизнь превращается в бред с того самого момента, как семейство Шиловых решило перейти дорогу к их дому.

* * *

– Ром, спишь? – Олег набрал номер сына, не ожидая, что он возьмет трубку.

– Еще нет, Юлька только уснула, – шепотом ответил тот, судя по треску в трубке, закрывая дверь ее комнаты.

– Выйди на минутку в сад, есть одна идея. Тебе понравится…

Глава 6

Офис J Electronic


Последние дни перед отъездом всегда самые напряженные: заключительные правки, вычитка презентаций, проверка расчетов. Жизнь кипела, а Ирина отчаянно засыпала. Бессонная ночь давала о себе знать.

Ещё одна проблема всплыла внезапно: Олег Шилов на работу не явился вообще и отменил все встречи. «Хорошо быть генеральным директором,» – хмыкнула про себя переводчица, – «не выспался – на работу не пошел. Дрыхнет там, наверное, счастливчик».

Когда «активная» фаза закончилась, женщина углубилась в бумаги, проверяя перевод одной из стажерок и, откровенно говоря, задремала. Из сна её вырвал звонок от абонента со смешной, разрисованной в каком-то приложении фоткой. Ирина удивленно глянула на экран, дочь никогда не звонила ей в рабочее время.

– Да? Юля, что случилось? – вопрос звучал чуть громче, чем следовало, и все обитательницы отдела переводов покосились на неё с любопытством.

– Мам, тут это. Рома и… его папа. Они крышу чинят, – шепотом произнесла девушка. – Велели отменить строителей, которых ты вызвала. Типа, мы сами справимся. Запретили тебе звонить. Я два часа продержалась, больше не смогла.

– Что? – она аж подскочила на месте. – Я уже еду!

– Ир, нам еще с главным согласовывать доки, – напомнила Лидия Ивановна, та самая женщина с прекрасным английским. Педантичная, знающая компанию от и до, въедливая до ужаса. Хорошие качества для сотрудника, ужасные для человека.

– Давайте документы, сейчас я все согласую, – глаза сверкнули недобрым огнем. Она быстро засунула папку в объемную сумку и выбежала из кабинета, про себя добавив, – если он переживет этот день.

* * *

Поселок Звездный, дом 12

Желтый гетс остановился у ворот, Ирина буквально выпрыгнула из машины и замерла на месте. Всю дорогу она кипела от гнева, придумывала самые хлесткие слова для двух обнаглевших мужчин, но в одно мгновение все вылетело из головы. Низкий, грудной смех разнесся над их садом. Ирина прикрыла глаза ладонью, спасая их от яркого, разогревшего воздух летнего солнца, и прищурилась. Ей ни разу не доводилось видеть и слышать, как Олег Шилов смеется. Усмешки – это да. Смех – нет. Звучал приятно. Отец и сын работали вместе на крыше и явно веселились.

– Да не так, – мужчина в рваных джинсах смеялся, глядя на попытки сына работать молотком. – Пальцы себе отобьешь, смотри, – он отобрал у озадаченного Ромки молоток и ударил. – Вот так. Черт, как я упустил из вида хозяйственное воспитание?

– Дай я попробую, – парень снова отобрал у отца инструмент. Держал он его неумело, но очень старался.

Прерывать такую трогательную сцену было преступлением. Ирина без зазрения совести преступила черту закона:

– Эй, самоделкины, а ну слезайте оттуда! – командный голос разнесся над садом. Из дверей выглянула Юлька и встретила маму радостной улыбкой. В руках она держала графин с водой и стакан.

– Мы почти закончили! – крикнул Олег. – Хочешь выгнать? Сначала попробуй достань!

– Нет, он еще издевается! – возмутилась вслух Ирина и, забросив сумку в машину, с самым грозным видом направилась к хлипкой лестнице, приставленной к одной из стен гаража.

– Мам, может, не надо? – проигнорированным голосом разума пискнула Юлька.

– Это мой дом, и я решаю, кто тут чинит крышу! – откинула с лица прилипшую ко лбу светлую челку. – И когда!

Стук каблуков по подъездной дорожке к гаражу. В юбке-карандаше лезть наверх было неудобно, но она справилась. На коленях по нагретому солнцем рубероиду? Легко!

– Готово, – провозгласил Шилов, поднял взгляд и выругался. – Ох ты ж ё! Ты что здесь забыла?

– Слезай с моей крыши! Сейчас же! – выпрямилась на коленях и уперла руки в бока.

– Я-то слезу, а вот ты…

Ромка смотрел в сторону и с трудом сдерживал смех, аж губы дрожали.

* * *

– Мамочка, осторожно! – испуганная Юлька бегала вокруг лестницы и вскрикивала каждый раз, когда Ирина пыталась попасть ногой в туфле по невидимой для себя ступеньке шаткой лестницы.

– Юля, не переживай, все получится! – успокаивал её Ромка.

– Уверена, что помощь не нужна? – иронизировал Шилов. Они с сыном без проблем спустились вниз. Ирине же так не повезло. Узкая юбка, туфли и уже безнадежно порванные колготки мешали двигаться, а природный страх высоты так просто путал мысли. Снизу совершенно точно открывался эпичный вид. Стыдно ужасно, о чем она думала, залезая сюда? Идиотка. Ирина мысленно покрывала себя последними словами, а заодно и обоих Шиловых. Довели, понимаешь, разумную взрослую женщину до абсурда.

– Не вздумай! Убери руки, – хотела пнуть его каблуком, но промахнулась, зато рука, схватившая её за лодыжку, помогла найти ступеньку.

– Уже убрал. Спускайся, спайдер-вумен.

– Придержи свои приступы иронии, – проворчала Ирина и, наконец, встала обеими ногами на верхнюю ступеньку лестницы.

– Я лучше лестницу придержу. Ромка, помогай. Чую, эта женщина-кошка на лапы приземляться не умеет.

Ирину передернуло. Она слезет и огреет его чем-нибудь тяжелым, а потом прикопает в саду. Никто не узнает. Нарушать закон, так по крупному. Ступенька за ступенькой она спустилась вниз и облегченно выдохнула, когда подошвы туфель коснулись травы.

– Какого черта вы тут устроили? – начала Ира, но тут же осеклась.

– Крышу починили, – хором, с одинаковым выражением заявили отец и сын. Впервые она заметила, что эти двое, действительно, похожи. Черты лица, цвет глаз, усмешки, повадка озадаченно склонять голову чуть-чуть вправо. Злиться на них сейчас было невозможно, даже на Шилова.

– Черт с вами, двое из ларца. Юля, пойдем напоим чаем этих самоделкиных, – махнула рукой. Все-таки собрались, починили, помогли, а она их с крыши гоняла. Как-то нехорошо вышло.

* * *

Доставая чашки из шкафа, Ирина невольно задержала взгляд на Олеге. Она впервые видела его таким – в старой кепке и рваных джинсах. На обнаженной груди и покрасневших от солнца плечах еще блестели едва заметные капельки пота. Отметила, что он неплохо сложен, не Аполлон, но видно – следит за собой, в зал, наверное, захаживает. «Конечно, чтобы молодых девчонок снимать, надо быть в форме», – мысль отрезвила. Ирина отлепила взгляд и вовремя поймала едва не выскользнувшую из рук чашку, надеясь, что Олег не заметил пристального внимания.

– Олег, после чая, посмотри документы. Лидия Ивановна нервничает.

* * *

Поселок Звездный, дом 13. Вечер того же дня.

С уходом сына из дома мужчина вообще перестал что либо понимать в своей жизни и впервые придвинул кресло поближе к окну. Олег часто сидел там вечерами, разглядывая противоположную сторону улицы. Крыша помирила их с Ромкой, но заговорить с ним о возвращении домой, почему-то не хватало смелости.

– Фу, ну у тебя и срач, – возмущалась Алла, глядя на внушительную гору окурков. Пепел валялся по всему журнальному столу и подоконнику. Горничная приходила каждый день, убирала, но стоило Олегу вернуться домой, на столе появлялась новая порция курительного мусора. Алла приходила, цокала острыми каблуками своих лабутенов по паркету и только кривила носик.

– Фу, ну у тебя и гонор, – не выдержал Олег и с силой шлепнул ее рукой по упругой ягодице, обтянутой кожаной мини-юбкой. К встрече с ним она готовилась всегда тщательно: короткие юбки, чулки, декольте до пупка и дорогое белье.

Девушка вскрикнула и внезапно устремила взгляд в окно.

– Ой, смотри, это же Ромка твой! – она ткнула тонким пальчиком с длинным ухоженным ноготком в окно. Олег посмотрел в том же направлении. Счастливый парень, обхватив девушку за талию, кружил её с какой-то невероятной скоростью, пока сам не пошатнулся. Оба беззвучно смеялись – качественный стеклопакет не пропускал смех в дом. Короткий поцелуй в губы, дети скрылись за дверью дома номер двенадцать.

Невольно мужчина поймал себя на мысли, что хотел бы оказаться там, в доме Ирины, со счастливым улыбающимся сыном, а не здесь в компании Аллы. Все бы за это отдал, но сейчас реальность такова, что грех этим не воспользоваться. Брюнетка с шикарными формами приехала с другого конца города, чтобы устроить ему горячую ночь, почему бы и ни да?

– Да, у него там девушка, он нескоро освободится, – Олег рывком притянул в себе Аллу. Та упорно продолжала рассматривать картинки за окном.

– Ой, а это кто? – из дома вышла Ирина, снова в компании Красова. Они проверенным маршрутом устремились к дому владельца «Звездного», кажется, тот своего добился. Последние дни такие прогулки совершались пугающе часто.

Он не ответил на вопрос Аллы, вместо этого со всей проснувшейся внутри злостью впился в её накрашенные ярко-красной помадой губы.

Глава 7

Офис гудел, как улей, наблюдая новую корпоративную историю то ли ненависти, то ли любви, то ли бреда какого-то. Главная интрига под кодовым названием «что за нафиг происходит» держала внимание всех офисных сплетников и постепенно захватывала тех, кто в подобном обычно участия не принимал. Расторопная секретарша Светочка радостно снабжала всех желающих информацией из «первых уст» о том, как новый руководитель отдела переводов шлет на три русские буквы генерального, тот отвечает тем же, но и не думает увольнять её с работы.

– Ир, что у тебя с главным происходит, а? – не выдержала Маша, одна из стажеров, когда они обедали вместе в кафе.

Бойкая девица с амбициями и, что важно, со способностями. Ирина с первых дней почему-то прониклась к ней симпатией и, если можно так сказать, сдружилась. Подруг у нее давно не было, не удалось обзавестись из-за постоянной учебы и переездов. Знакомых по миру много, а подруг для встреч за обедом ни одной. Кудрявая брюнетка Маша с ясным взглядом карих глаз активно отвоевывала себе эту роль, стараясь еще и учиться у профессионала, задавала много вопросов. В общем, ругаться с ней не хотелось, поэтому Ира попыталась максимально сдержанно ответить на бестактный вопрос.

– У каждого человека есть свой сосед-идиот, – ответ спокойный, но со вкусом, – в моем случае, это он.

– В смысле? – Маша притормаживала, Ирина хмурилась.

– В прямом. Вот мой дом, – она поставила солонку, – а вот его, – поставила перечницу напротив. И поверь, от работы с ним я не испытываю ни малейшего удовольствия, равно как и он со мной. Просто так сложились обстоятельства.

Ответ вполне удовлетворил любопытство стажерки, дальше разговор потек об учебных заведениях и куда лучше всего ехать, у каких ВУЗов есть интересные программы по обмену и так далее. Маша мечтала поехать в Китай, но пока не хватало денег. Именно поэтому пошла работать к Шилову в компанию: стажировка, да еще и платная – мечта. Копейки, конечно, но по чуть-чуть и накопит.

Она с доброй завистью смотрела на Ирину, которая уже паковала чемоданы. Ей предстояла неделя в прекрасной стране Тайвань, которую Олег упорно называл Китаем, за что переводчице отчаянно хотелось ему врезать. Ира, в общем-то, и врезала уже три раза, но независимость демократического государства от коммунистического Китая он признавать по-прежнему отказывался.

* * *

Офис J Electronic. Вечер того же дня

Ирина устало потерла глаза и бросила короткий взгляд в небольшое зеркало, перед которым прихорашивались все уважающие себя девушки офиса. Да, вид ничего себе. Взгляд уставший, морщинки около глаз и рядом с губами, когда только успели появиться? Женщина коротко улыбнулась собственному отражению, а так она очень даже ничего. Подкраситься немного и вообще красотка. Через секунду отражение в зеркале нахмурилось, явно не понимая, к чему вообще эти любования и надежды на «я еще ого-го».

Наверное, дело в том, что совсем скоро они полетят в Тайбэй, где ей предстоит встреча с учителем. Он заявлен в качестве переводчика с их стороны. Они не виделись шесть лет. Разочарует ли она его? С каких пор ей так интересно, сделает ли Ван-Лаоши ей тринадцатое предложение руки и сердца? Дожила до того момента, когда любой комплимент от мужчины уже награда?


– Светлова, ты дура, – хмыкнула Ирина и ткнула пальцем собственное отражение. – В твоем возрасте все еще думаешь о подобных вещах.

– Совершенно согласен, – раздалось совсем рядом. Веселья как ни бывало. Как она просмотрела? Он что, ниндзя? Да нет, ниндзя-орангутанг это чересчур. – В вашем, госпожа Светлова, возрасте уже пора ехать домой, мыть посуду и ложиться спать. Пораньше.

– В моем возрасте я могу сама решать, чем заняться вечером, – огрызнулась она, резким движением накидывая на плечо тонкий ремешок сумки. – Советы агрессивного мужика с кризисом среднего возраста мне точно не нужны. – Ирина чуть подняла голову вверх, чтобы при своем маленьком росте хоть как-то казаться выше и гордо прошествовала мимо.

– Конечно, куда мне простому смертному до птицы вашего полета, – иронизировал Шилов, нагло усмехаясь, параллельно набирал сообщение на айфоне.

– Какое счастье, что мы не летаем так низко, как вы, – ляпнула напоследок женщина.

– Курицы вообще не летают, – не остался в долгу Олег. Возмущенная наглостью, она обернулась с целью отвесить очередную пощечину этому нахалу, но тот вовремя скрылся за дверью мужского туалета. Вламываться туда было как-то не очень, пришлось признать этот раунд за ним. Сам не лучше, гордый пи́нгвин.

* * *

В подземном паркинге было прохладно и темно, только тишину нарушил противный звонкий:

– Олежек, ну где ты? – от эффектной брюнетки в коротком красном платье, которое так и кричало: «Ну возьмите меня!..кто-нибудь, ну хоть кто-нибудь. Девочка созрела!». Плоды этой зрелости плотная ткань подчеркивала излишне выразительно.

Ирина бросила на деваху снисходительный взгляд и оставила её позади. Желтенький гетс дожидался хозяйку всего в паре метров от лифтового холла. «Не забыть записаться в сервис!» – сделала себе мысленную пометку. Все-таки машинка была, как и хозяйка, не первой свежести, в их возрасте техосмотр должен быть регулярным.

Пока женщина искала ключи в своей бездонной дамской сумочке, ни к ночи помянутый Олежек вышел из лифта. С тихим скрипом раздвинулись стеклянные двери, до слуха женщины донесся звонкий стук каблучков и громкий шлепок.

– Ждешь, Алла? Умница какая.

Ирина обернулась и поморщилась. Девушка блаженно улыбалась, пока лапищи одного неприятного субъекта бесцеремонно лапали её за определенно самое спелое место.

– Куда поедем? – пропела она.

– Ужинать в FoodPlaza, а потом ко мне. Возражения? – взгляд мужчины пасся в верхнем ряду объемных фруктов, подпрыгивающих от хихиканья.

Тем временем рука Ирины все-таки нащупала злосчастный ключ на самом дне сумки. Пискнувшая сигнализация маленькой машинки мгновенно привлекла внимание расшалившегося Шилова. Он почему-то нахмурился, встретившись взглядом с Ириной. Та не упустила возможности скривить лицо и произнести губами очень выразительно: «Олежек». Усмехнулась. Это и правда смешно звучало в адрес мужика ростом за метр восемьдесят, обладающего внушительными габаритами. Это как назвать породистую среднеазиатскую овчарку Пусиком.

Желтенькая машинка завелась вполоборота. Ирина торжественно проехала мимо пары, обдав их ярким светом фар. Вылетая на полной скорости с парковки, она не заметила, что рука мужчины с попы сексуальной красотки исчезла.

* * *

Поселок Звездный, дом 1. Спальня. Вечер того же дня

– Ира, – мужчина тихо позвал, она осторожно обернулась, прервав жизненно важный процесс застегивания босоножек.

– Что? – улыбнулась уголками губ.

– Переезжай ко мне, – Красов не привык тянуть кота за хвост и даже потенциальный отказ его не пугал. Бояться провала – в бизнес не ходить.

– Зачем? – удивленно на него посмотрела и вернулась к не поддающемуся замку. Вот мелкий засранец! Никак в дырку на ремешке не попасть. Еще Игорь немного нервирует этим разговором, а говорят, что мужчин после секса на поговорить не тянет. Красов, видимо, другого поля ягода.

– Будем жить вместе, я на тебе женюсь, – мечтательно произнес он. Ирина вздрогнула и обернулась.

– Игорь, шутишь? Зачем мне муж, который ни одной юбки не пропускает?

Бинго, босоножку застегнула, поднялась с кровати и обернулась, чтобы смерить Красова настороженным взглядом. Каким бы галантным он не притворялся, его репутация бежала впереди мужчины, отчасти поэтому Ирина и позволяла себе эти маленькие шалости с ним. Никаких обязательств не будет, он доволен, она довольна и никакого ЗАГСа, тягот совместной жизни и быта.

– Я изменюсь, буду только с тобой, – такой Красов её пугал, глаза кричали – он говорит правду. Мужчина поднялся с постели и быстро натянул домашние брюки. – Это не шутка, это серьезно, Ир.

– Люди не меняются, Игорь. Прости, но я привыкла так жить: ни от кого не зависеть, сама решать проблемы. Я дожила до того момента, когда выйти замуж – не спасение от одиночества и финансового кризиса, а просто новая порция неприятностей на мою голове. Не хочу этого – мыслей о том «на работе он или с кем-то развлекается», «что приготовить ему на ужин» и «как Юлька воспримет мужчину в доме и где его, черт возьми, носит». Мне уже неинтересно подстраиваться под кого-то. Я привыкла одна, Игорь, и не хочу ничего менять.

– Обещай, что подумаешь, – Красов подошел и, притянув к себе, легко поцеловал в губы. Она не сопротивлялась. Он никогда не сдавался и не собирался начинать. – Я понимаю, ты привыкла и все такое, не хочу тебя заставлять. Просто обещай все обдумать.

– Хорошо, вернусь из командировки и отвечу. Подходит?

Мужчина согласно кивнул и довольно улыбнулся. Вот только Ирина уже точно знала, каким будет её отрицательный ответ. Ничего за это время не изменится, ровным счетом ничего. Его поцелуи – просто поцелуи. Его руки – это просто руки. Эта игра не стоит свеч.

Если она решится на замужество, то только с тем, от прикосновений которого все внутри трепещет, голова кружится и ноги подкашиваются. Как и любая девочка, Ирина мечтала о любви, о такой, как в юности, переворачивающей мир, будоражащей чувства. Но её сердце за столько лет превратилось в бесчувственный камень, способный выдержать боль, но, увы, не способный любить.

* * *

Офис J Electronic. Следующее утро.

За последние две недели он получил от Ирины четыре пощечины: три из-за спора про Тайвань и Китай, на четвертую нарвался сам, когда прикоснулся в лифте к её плечу и спросил как самочувствие.

– Не лапай меня! – щелк, лицо снова обожгла ладонь.

– Кому ты нужна, девочка не первой свежести? – не остался в долгу Олег. Звякнул лифт, двери открылись, впуская людей. Их с Ириной прижало толпой к задней стене лифта.

– На себя посмотри, седой уже, а за юбками волочишься. Комплексы замучили? Этой Аллочке хоть двадцать есть? – шепотом продолжала спор Ира, видимо, Роман рассказывал им с дочерью сказки про пассий отца. Олег был уверен, смеялись. Ах, да, одну она и сама видела.

– Это говорит женщина, которая спит с Красовым, первым бабником города, – шипел ей почти на ухо мужчина. – Кто помоложе уже не ведется?

– Я совращением малолетних не занимаюсь, в отличие от… Ай, осторожнее можно? – последнее было сказано уже громко на весь лифт. В него как раз пытался вбиться еще один человек и мужчина, стоящий перед Ириной, болезненно ткнул её кейсом в живот.

– Извините, – сумка тут же была убрана под ноги.

– И меня заодно извините, давайте поменяемся местами, – Олег выразительно глянул на незадачливого обидчика Ирины, тот был не против удобно устроиться у стеночки. Аккуратно, стараясь не наступить никому на ногу, Олег переместился и отгородил её от толпы, уперев руки в стенки лифта.

– Что ты делаешь? – она оказалась в капкане из его рук и тела. Один плюс – запах дорогого одеколона отбивал аромат пота, что повис в лифте, больше напоминающем сейчас консервную банку с просроченной килькой.

– Либо я, либо еще раз сумкой получишь, – ответил на возмущение Олег.

– Мужчина, вернитесь, – Ирина грустно посмотрела на несчастного сумконосителя, который не обратил внимания на её мольбы о помощи, уткнувшись в свой телефон. Лифт дернулся и замер. Свет погас. – Что за?

Эта поездка в лифте определенно запомнится ей надолго. Только подумайте, застрять в лифте переполненном людьми и, что хуже всего, быть прижатой в этой толпе к Олегу Шилову.

«Внимание! Отключение электричества. Сохраняйте спокойствие. В течение пяти минут включится резервное питание»

Люди в лифте зашевелились, кто-то возмущался, кто-то вслух жаловался на жизнь, а кто-то толкнул Олега в спину, буквально вжимая его в женщину. Он сопротивлялся, но против такого напора сзади сделать ничего не смог. Ирина застряла между его горячим телом и холодной поверхностью стенки лифта.

– Приятно пахнешь, – раскаленный воздух смешался с запахом её духов, Олег только что вдохнул его полной грудью и выдал, не подумав. – У тебя нет клаустрофобии?

Клаустрофобии не было, а вот странное чувство от близости этого мужчины было. Прижатая к нему, Ира чувствовала, как напряжена каждая мышца: он весьма доблестно сопротивлялся давлению извне, защищая. Голова кружилась. Слишком близко. В последнее время Ира итак была гиперактивна в постели, возбуждена до предела, словно вторая молодость началась. Сейчас же ноги просто подгибались, живот свело, воздух в легкие она ловила с трудом.

– Слышишь меня? – его дыхание прикоснулось к щеке. – Все в порядке? – он склонился, пытаясь разглядеть в темноте её пылающее от смущения лицо.

– Нет, у меня есть фобия тебя, – она дернулась, наивно пытаясь отдалиться, но только оказалась еще ближе, и почувствовала это. Реакцию на свое движение. Весьма выразительную реакцию. – Шилов, ты…

– Будешь так дергаться, и поймешь весь масштаб трагедии, – одна рука уже не держалась за стену, на талии ей было явно удобнее. Вопреки просьбе Ира дернулась еще раз, пытаясь скинуть с себя наглые лапы. – Я же сказал, не дергайся.

Она подняла на него взгляд, наивно полагая, грозный. Вот только в лифте едва можно что-то рассмотреть, а губы и тела так близко, преступно, пугающе и, черт возьми, да, во взгляде ни капли злости, только желание. Дыхание губы в губы – куда же ближе? Один миллиметр и война закончится или разгорится с новой силой.

Свет включился. Олег смотрел на неё сверху вниз, не мигая. Их губы разделяли жалкие сантиметры. Глаза женщины, спрятанные за стеклами очков, были серыми. Странного темного цвета, его он мог сравнить со штормовым морем, которое видел пару раз, когда неудачно приехал в отпуск в Сочи еще с мамой Ромки. До того как случилось то, что случилось.

Лифт тронулся. Двери открылись на ближайшем этаже, выпуская всю толпу. Мутным разумом Ирина вспомнила, что там сидит какая-то большая государственная контора – все по карточкам, а они попали ровно в час пик.

Олег очнулся первым, отошел и одернул пиджак. Ирина хотела сказать что-нибудь про наглость мужиков, распускающих руки, но слова застряли в горле. Их этаж.

Вышли молча и быстро. И все равно, что подумает охранник, глядя на покрасневшее лицо Ирины и растерянного директора.

Глава 8

Завтра вечерним рейсом они летят в Тайбэй. Ирина вновь решила перепроверить документы, часть из которых готовила не она, а ее предшественница. Ехать же хотелось во всеоружии, чтобы без сюрпризов. Впервые такая нервозность из-за предстоящей поездки. Сто раз уже все перепроверила, но внутри по-прежнему жил червячок сомнения – что-то где-то недоработано. Облажаться перед Шиловым на таких масштабных переговорах не хотелось. Принтер отчаянно печатал все бумаги в двух экземплярах, а Ирина раздраженно грызла кончик карандаша, вредная привычка еще со студенчества, сидя перед монитором.

Время текло неумолимо, мягкий летний вечер за окном сменился ночью. В кабинете одна неугомонная дамочка, наконец, успокоилась, мило посапывая на заваленной бумагами клавиатуре.

Олег, которому среди ночи написал сообщение Ромка и сообщил, что Ирина до сих пор не вернулась домой и трубку не берет, даже умилился на секунду этой картине. Но вовремя вспомнил, что эта дамочка хороша, только когда молчит, ну или спит фэйсом в тэйбл, как сейчас. Приступ умиления как рукой сняло. Он отравил короткое смс сыну, что все в порядке, пропажа найдена и скоро будет дома в целости и сохранности.

В тайне Олег был благодарен ей. Если бы Ирина не заработалась, сын не связался бы с ним. Лишний разговор оказался далеко не лишним.

* * *

– Где я? – Ирина открыла глаза, в них тут же ударил яркий свет уличных фонарей. Машина как раз задавала крутой вираж на знакомой трассе. – Куда… ты меня везешь? – она обернулась к водителю и вскипела. Как она, черт возьми, оказалась в машине у Олега? Мужчина сидел за рулем и ухмылялся, поглядывая через раз то на нее, то на дорогу.

– Домой. Твоя дочь места себе не находит. Ромка даже решился мне написать. Мама трубку не берет, на сообщения не отвечает. Потеряли тебя гаврики, – мужчина сохранял удивительное спокойствие.

– А сразу разбудить не мог? – возмутилась она, теперь отлично понимая, каким образом попала в этот кожаный салон с приятным запахом древесного освежителя воздуха. От осознания, что этот орангутанг тащил ее в своих огромных лапищах, по спине пробежали мурашки – очевидно, от ужаса. А как же иначе? Монстрятина. Кинг Конг жив.

– Ты так мило пускала слюни на мои документы, что рука не поднялась, – не удержался от шпильки Олег. – Сиди смирно, почти приехали.

– Какая прелесть, – фыркнула Ирина, – только как прикажешь на работу завтра добираться? Машина там осталась.

– Одолжить денег на такси? – продолжал иронизировать мужчина, явно наслаждаясь бешенством сидящей рядом женщины. Она даже не заметила, что у неё очки чуть сдвинуты на бок, волосы растрепаны и под правым глазом темный след от туши. Любая из его девиц первым делом после пробуждения достала бы зеркало и поправила макияж. Ирина же начала с любимого дела – принялась пилить ему мозг и выводить из себя. Хоть какое-то разнообразие в серых буднях одинокого холостяка.

– Ты невыносим! – сложила руки на груди и демонстративно отвернулась к окну. В искаженном отражении разглядела, что этот паразит над ней еще и тихо посмеивается. Так бы и врезала, но водителя не убивать и не избивать – святая заповедь для пассажира.

Через несколько минут они круто повернули и въехали в полутемный гараж дома номер тринадцать. «Мог бы и на улице высадить», – раздраженно подумала Ирина, но нарываться на новую словесную перепалку не стала. Мозг отчаянно засыпал и не был готов к битве с весьма бодрым Шиловым. Вот уж правда, зло не дремлет.

– С вещами на выход! – громогласно скомандовал Олег, едва не оставив ее заикой, и заставил вернуться с размышлениям о зле с новой силой.

– С вещами, – проворчала она и выпрыгнула из высокого внедорожника, – хоть бы сумку мою прихватил.

– И надорвался: вам, барышня, скинуть бы килограмм пять! Тогда и сумку бы прихватил, – мужчина явно не собирался отпускать ее домой со здоровой нервной системой. Глаз дергаться уже начал.

– Что? – возмутилась весьма миниатюрная женщина. – Если силушки нет, чтобы девушку на руках носить, это уже старость, Шилов.

– Девушку, – хмыкнул в сторону Олег и все-таки получил очередную пощечину. Она была совершенно очаровательна в гневе – это он знал точно. Довольный собой, мужчина проводил взглядом уходящую в темноту ночи переводчицу.

* * *

Следующее утро

– Такая пробка, – Ирина раздраженно кусала губу. Хотелось до обеда сделать еще кучу всего: все-таки вылет вот-вот и целую неделю её не будет в стране. – Считайте, что довезли меня до места, – она кивнула водителю и выскочила из машины. В кармане пиджака вжикнул телефон – списались деньги за поездку.

Пройти оставалось всего ничего. Пара домов и большая площадь при въезде на которую и образовался затор. Ирина стремительно миновала небольшое ДТП, перебежала по пешеходному переходу в центр площади и, прикупив в сквере стаканчик бодрящего напитка в небольшой передвижной кофейне устремилась к стеклянному офисному зданию.

На пешеходном переходе её встретил отчаянный визг тормозов и чувствительный удар бампером в бок. Ирину отбросило в сторону, она едва удержалась на ногах, расплескав часть кофе по асфальту.

– Что за? – выпрямилась и зло посмотрела на частично заехавший на зебру автомобиль. Какой-то жутко дорогой, начищенный до блеска внедорожник.

Окно открылось и оттуда донеслось грубое:

– Слышь ты, курица, по сторонам смотреть не учили? Пошла отсюда!

Этого Ирина снести не могла. Недолго думая, женщина открыла крышку стаканчика и плеснула кофе на лобовое стекло машины. Дымящийся в утренней прохладе напиток медленно растекся по стеклу. Водитель тут же выскочил, это оказался грузный невысокий мужчина с выражением презрения к миру на обрюзгшем лице, видимо, навечно к нему прилипшим.

– Ты охренела? Стерва, – гаркнул он она всю улицу, приближаясь.

– Сам охренел! Пешеходный переход, – огрызнулась в ответ женщина, сжимая в руках бумажный стаканчик. Ситуация вызвала живой интерес публики, несколько людей уже остановились поблизости и, как по команде, подняли в воздух мобильные телефоны. «Стервятники,» – зло подумала Ирина, смерив их пренебрежительным взглядом.

– Ты знаешь, кто я, тварь? – мужчина больно схватил её за плечо и развернул лицом к себе.

– Знаю. Говнюк, каких поискать, – огрызнулась она, закусив удила.

– Ах ты, су… – он замахнулся для удара.

Вновь на переходе взвизгнули тормоза и с соседней полосы в сторону разыгравшейся сцены круто вывернул блестящий в лучах утреннего солнца черный внедорожник-инфинити. Зеваки закричали и разбежались с его пути. От неожиданности обидчик отпустил ее руку и тоже отпрыгнул в сторону. Автомобиль послушно затормозил в жалких сантиметрах от Ирины. Его она узнала без труда.

Водительская дверь открылась, злой, как черт, Шилов выскочил оттуда и, полностью проигнорировав замершую на месте женщину бросился к громко матерящемуся мужчине.

– Да ты охренел, придурок? – попытался взбрыкнуть тот, но когда его схватили за грудки и чуть приподняли над землей, как-то быстро растерял пыл.

– Ты сейчас подходишь к даме и извиняешься, быстро, – пробасил Олег и отшвырнул мужчину от себя в сторону Ирины.

– Это с какой стати, эта бл*дь херова по сторонам не смотрела, – возмущался тот, явно потеряв остатки инстинкта самосохранения. За что тут же поплатился: своей огромной рукой Шилов схватил его за шею и подвел к Ирине уже согнутого в три погибели обидчика.

– Извиняйся, я сказал, – сжал сильнее. – Пока я тебе шею не свернул.

– Олег, не надо… – наконец-то Ирина смогла произнести хоть слово, но и то прозвучало неубедительно.

– Извиняйся, кому говорю, – продолжал давить Олег. Ей показалось или что-то хрустнуло? Нет, должно быть фантазия разыгралась. Не станет же он ломать шею за это, глупо.

– Простите меня, – поморщился мужчина. Прозвучало неискренне. Рука Шилова сжала еще сильнее, Ирина видела, как напряглись мускулы под натянувшейся тканью рубашки. – Извините, я был не прав, – почти пропищал тот. Олег, кажется, удовлетворился этим и выпустил его.

– А теперь садись в свой тарантас и вали отсюда по всем правилам дорожного движения, – рыкнул в спину улепетывающему Шилов. – Ира, в машину.

Обалдев от всего происходящего, она послушалась. На всякий случай. Олег в гневе был по-настоящему страшен, но лучше так, чем остаться одной на улице, наполненной людьми. Да, представление собрало достаточно зрителей, кто-то точно станет сегодня звездой youtube.

Олег плавно вывел машину обратно на свою полосу, и через пару минут они молча въехали в подземный паркинг. Мотор затих. В салоне по-прежнему висела напряженная тишина. Ирина понимала, что должна его поблагодарить, но язык не поворачивался.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.