книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Уилбур СМИТ

ПТИЦА СОЛНЦА

Моей жене Дэниелл.

Часть 1

Луч проектора пронзил тьму комнаты, изображение вспыхнуло на экране – и я не узнал увиденного. Я ждал этого пятнадцать лет, а когда дождался – не узнал. Изображение смещалось, расплывалось и казалось мне бессмысленным – ведь я ожидал увидеть на снимке какой-нибудь небольшой предмет: может быть, череп, керамику, золотое украшение, бусы – все, что угодно, но не сюрреалистическую мешанину серого, белого и черного.

Голос Лорена, звенящий от волнения, дал мне необходимый ключ.

– Снято с высоты тридцать семь тысяч в шесть сорок семь четвертого сентября, – то есть, восемь дней назад, – тридцатипятимиллиметровой камерой, «Лейкой».

«Значит, аэрофотография».

Глаза и мозг приспособились, и я почувствовал холодок возбуждения, а Лорен продолжал с тем же воодушевлением:

– Я организовал аэрофотосъемку своих концессий по районам. Пытаемся обнаружить открытые месторождения. Это одна из многих тысяч фотографий – пилот даже не знал, что именно фотографирует. Но мои аналитики заметили этот снимок и передали мне. – Он повернулся ко мне, бледный и серьезный в свете проектора. – Ты ведь видишь это, Бен? Ближе к центру. В правом верхнем квадрате.

Я открыл рот, чтобы ответить, но горло перехватило, и пришлось откашляться. Я с удивлением заметил, что дрожу, испытывая странное сочетание надежды и страха.

– Классическая картина! Акрополь, двойные стены и фаллические башни.

«Преувеличение: всего лишь слабые, кое-где исчезающие линии, но общее расположение верно».

– Север, – выпалил я, – где север?

– Вверху, все правильно, Бен. Смотрит на север. Башни ориентированы по солнцу.

Я молчал. Наступила обратная реакция. Ничто в жизни не доставалось мне так легко – значит, дело нечисто. Я искал подвох:

– Стратификация. Вероятно, известняк по соседству с гранитом. Их границы образуют такую картину на поверхности.

– Чушь! – перебил Лорен по-прежнему возбужденно. Он вскочил, подошел к экрану, взял с кафедры черную указку и показал на полоску ячеек, тянувшуюся вдоль того, что он считал главной стеной. – Где ты видел такие геологические образования?

Я не хотел признавать его правоту. Не хотел поддаваться надежде.

– Может быть, – сказал я.

– Черт тебя побери! – Он рассмеялся. (Приятно слышать его смех: в последнее время он смеется не часто.) – Так и знал, что ты станешь спорить. Несомненно, ты самый жалкий пессимист во всей Африке.

– Это может быть все что угодно, Ло, – возразил я. – Игра света, чередование форм и теней. Даже если это искусственное сооружение… может, это сады или поля…

– В сотне миль от ближайшего источника воды? Брось, Бен! Ты не хуже меня знаешь, что это…

– Молчи! – Прежде чем понял, что делаю, я выскочил из обитого кожей кресла, метнулся через комнату и схватил его за руку. – Молчи, – повторил я. – С… сглазишь…

От волнения я начинаю заикаться, но это меньший из моих физических недостатков, и я давно перестал о нем думать.

Лорен снова рассмеялся, но с оттенком беспокойства: он всегда тревожится, когда я чересчур быстро двигаюсь или демонстрирую свою силу. Он наклонился и разжал мои пальцы.

– Прости, тебе больно? – Я убрал руку.

– Нет. – Однако по дороге к пульту управления он растирал предплечье. Лорен выключил проектор и включил свет. Мы заморгали, глядя друг на друга.

– Ах ты мой еврейский гномик, – улыбнулся он. – Меня не проведешь. Небось, чуть не обделался?

Я смотрел на него, стыдясь своей несдержанности, но по-прежнему взбудораженный.

– Где это, Ло? Где ты его нашел?

– Вначале признай. Отважься хоть раз в жизни. Я хочу услышать это от тебя… а потом скажу еще кое-что, – поддразнивал он.

– Ну ладно. – Я отвел взгляд, подыскивая слова. – На первый взгляд это интересно.

Он запрокинул крупную золотоволосую голову и рассмеялся.

– Постарайся сформулировать получше. Попробуем еще раз.

Когда Ло смеется, я не в силах устоять. Вот и сейчас не удержался, хотя сознавал, что на фоне его бычьего рева мой смех кажется чириканьем.

– Мне кажется, – прохрипел я, – будто мы нашли… это.

– Лапушка! – закричал он. – Красавчик ты мой!

Я уже несколько лет не видел его таким. В этот миг надежды и откровения маска банкира соскользнула, заботы о делах финансовой империи Стервесантов были забыты.

– А теперь скажи, – взмолился я, – где ты это нашел?

– Идем, – сказал он, снова посерьезнев, и мы пошли к длинному столу у стены. На зеленом сукне была расстелена карта. Стол был высокий, и я, чтобы склониться над ним, торопливо вскарабкался на стул. Теперь я был почти одного роста со стоявшим Лореном. Мы посмотрели на карту.

– Космическая съемка, серия А. Южная Африка. Карта пятая. Ботсвана и Западная Родезия.

Я искал какой-нибудь знак – крестик или чернильную пометку.

– Где? – спросил я. – Где?

– Ты знаешь, что у меня концессия на двадцать пять тысяч квадратных миль к югу от Мауна…

– Перестань, Ло. Не пытайся продать мне акции компании «Минералы Стервесантов». Где это, черт побери?

– Мы построили там посадочную площадку, куда могут садиться реактивные «лиры». Только что ее закончили.

– Рядом наверняка должны быть месторождения золота.

– Ты прав, – заверил Лорен. – Спокойнее, а то плохо станет. – Он наслаждался, мучая меня.

Палец его двинулся по карте и неожиданно остановился – мое сердце как будто замерло вместе с ним. Все лучше и лучше. Широта подходит: все обрывки доказательств, с таким трудом собранные мною за эти годы, указывают именно на этот район.

– Здесь, – сказал он. – Двести двенадцать миль к юго-востоку от Мауна, пятьдесят шесть миль от юго-западного маяка заповедника Вэнки, между низких холмов. Дикая скалистая местность, очень сухая, заросшая колючим кустарником.

– Когда отправляемся? – спросил я.

– Фью! – Лорен покачал головой. – Ты поверил. Ей-богу, поверил!

– Кто-нибудь другой может наткнуться на это.

– Ждало тысячу лет, подождет еще неделю…

– Неделю! – с болью воскликнул я.

– Бен, я не могу лететь немедленно. В пятницу ежегодное общее собрание пайщиков «Англо-Стервесант», а в субботу у меня дела в Цюрихе – но ради тебя я постараюсь управиться побыстрее.

– Откажись, – попросил я. – Пошли одного из своих молодых умников.

– Когда берешь заем в двадцать пять миллионов, элементарная вежливость требует, чтобы ты сам принимал чек, а не посылал подчиненных.

– Боже, Ло, это всего лишь деньги. А то, что мы ищем, действительно важно.

Несколько мгновений Лорен смотрел на меня мечтательными голубыми глазами.

– Двадцать пять миллионов «всего лишь деньги»? – Он медленно и удивленно покачал головой, будто услышал нечто новое. – Вероятно, ты прав. – Он улыбнулся, на это раз мягко, как любящий друг. – Прости, Бен. Во вторник. Полетим на рассвете, обещаю. Проведем рекогносцировку с воздуха. Потом сядем в Мауне. Питер Ларкин – ты его знаешь?

– Да, очень хорошо. – У Питера в Мауне большая контора по организации сафари. Я дважды прибегал к его помощи в своих экспедициях по Калахари.

– Отлично. Я уже связался с ним. Он подготовит экспедицию. Отправимся налегке и быстро – один «лендровер» и два трехтонных грузовика. У меня всего пять дней, да и те я выкроил с трудом, меня заберет оттуда вертолет, а ты останешься там копать… – Продолжая говорить, Лорен вывел меня в длинную галерею.

Сквозь высокие окна струился солнечный свет, создавая превосходное освещение для висевших в галерее картин. Работы ведущих южноафриканских живописцев были здесь перемешаны с холстами живых и покойных знаменитостей из других стран. Лорен Стервесант, как и его предки, тратил деньги весьма разумно. Даже в такой напряженный момент мой взгляд остановился на мягком свечении «Обнаженной» Ренуара.

Лорен легко двигался по скрадывающему звук шагов восточному ковру, я не отставал. Ноги у меня такие же длинные и сильные, как у него.

– Если установишь, что наши надежды оправдались, организуем полномасштабные раскопки. Постоянный лагерь, взлетно-посадочную полосу, ассистентов по твоему выбору, полный штат, и любое оборудование, какое потребуется.

– Господи, хоть бы так и вышло, – негромко сказал я, когда мы задержались у лестницы, ведущей вниз. (Мы с Лореном заговорщицки улыбнулись друг другу.) – А ты знаешь, сколько это будет стоить? – спросил я. – Вдруг придется копать пять или шесть лет?

– Именно на это я и надеюсь, – ответил он.

– Может обойтись… в несколько сотен тысяч.

– Это всего лишь деньги, как сказал один человек.

И вновь его оглушительный грубый хохот оказался для меня заразительным.

Мы спускались по лестнице, хохоча и раскачиваясь, каждый по-своему. В холле мы переглянулись – радостные, взвинченные, подобравшиеся.

– Я вернусь в семь тридцать вечера в понедельник. Можешь встретить меня в аэропорту? Рейс триста десять «Алиталия» из Цюриха. А пока готовься.

– Мне понадобится копия фотографии.

– Я уже приказал доставить увеличенную копию в Институт. Можешь радоваться ей целую неделю. – Он взглянул на золотые «Пиаже» у себя на запястье. – Черт! Опаздываю.

Он повернулся к двери, и в этот миг в ее проеме появилась из патио Хилари Стервесант в коротком белом теннисном платье. Ноги у нее длинные и изумительно красивые. Сама она высокая, с золото-каштановыми волосами, которые мягко и свободно падают на плечи.

– Дорогой, ты уходишь?

– Прости, Хил. Я хотел предупредить тебя, что не останусь на ленч, но не мог бросить Бена одного.

– Ты ему показал? – Она повернулась, подошла ко мне, легко и естественно поцеловала в губы, без малейших признаков отвращения, потом отступила и улыбнулась. (Всякий раз, как она это делает, я становлюсь ее рабом на очередные сто лет.) – Что ты об этом думаешь, Бен? Может такое быть?

Прежде чем я ответил, Лорен обнял ее за талию, и они улыбнулись мне сверху вниз.

– Он сходит с ума. У него пена на губах, и он подпрыгивает. Хочет лететь в пустыню немедленно, сию же минуту. – Лорен притянул Хилари к себе и поцеловал. Обнявшись, они на некоторое время забыли о моем присутствии.

Для меня они – воплощение прекрасной женственности и мужественности, оба высокие, сильные, ухоженные. Хилари на двенадцать лет моложе Лорена, она – его четвертая жена и мать младшего из его семерых детей. В свои двадцать пять лет обладает мудростью и выдержкой зрелой женщины.

– Покорми Бена ленчем, дорогая. Я вернусь поздно. – Лорен высвободился из ее объятий.

– Я буду скучать, – сказала Хилари.

– Я тоже. До понедельника, Бен. Телеграфируй Ларкину, если решишь, что понадобится что-то особое. Пока, партнер. – И он исчез.

Хилари взяла меня за руку и провела на широкий мощеный дворик-патио. Пять акров газона и прекрасных клумб мягко спускались к ручью и искусственному озеру. Оба теннисных корта заняты, множество маленьких, почти нагих тел взбивали воду в плавательном бассейне. Двое слуг в ливреях накрывают длинный раскладной стол – предстоял легкий завтрак «а-ля фуршет». Внутренне задрожав от страха, я увидел в креслах возле бара с полдесятка девиц в теннисных платьях. Все они раскраснелись от игры, на белых платьях проступал пот, все держали в руках длинные запотевшие стаканы с «Пиммз № 1» и кусочками фруктов.

– Идем, – сказала Хилари и повела меня к ним. Я внутренне напрягся, стараясь стать хоть на дюйм выше.

– Девушки, вот вам мужчина для компании. Познакомьтесь с доктором Бенджаменом Кейзином. Доктор Кейзин – директор Института африканской антропологии и первобытной истории. Бен, это Марджори Фелпс…

Хилари называла имена, а я поворачивался к каждой из барышень, выслушивая преувеличенно восторженные приветствия. На каждую смотрел, каждой что-нибудь говорил: глаза и голос у меня хороши. Им эта церемония давалась не легче, чем мне. Кто же ожидает, что хозяйка перед ленчем вдруг познакомит тебя с горбуном?

Меня спасли дети. Бобби увидела меня и подбежала с криком: «Дядя Бен! Дядя Бен!» Она обняла меня холодными влажными руками за шею и прижалась промокшим купальником к моему новому костюму, прежде чем утащить к орде других отпрысков Стервесантов и их приятелей. С детьми мне легче: они то ли не замечают моего уродства, то ли принимают его как нечто вполне естественное. «А почему ты ходишь согнувшись?»

Но сейчас я был слишком поглощен своими мыслями, чтобы уделить ребятне достаточно внимания, и скоро они занялись своими делами, все, кроме Бобби – та, как всегда, хранила мне верность. Потом Хилари занялась падчерицей, а я вернулся к юным матронам, на которых постарался произвести самое лучшее впечатление. Не могу устоять перед хорошенькими женщинами, когда пройдет первая неловкость. Было уже три часа, когда я отправился в Институт.

Бобби Стервесант отмерила мне солодового виски «Глен Грант» с той же щедростью, с какой эта тринадцатилетняя девица наливает кока-колу. Соответственно, я явился в Институт в прекрасном настроении.

На столе меня ждал конверт с надписью: «Лично. Секретно», к нему была прикреплена записка: «Пришло во время ленча. Очень интересно! Сал».

Ощутив короткий укол ревности, я рассмотрел печать на конверте. Цела. Салли внутрь не заглядывала, хотя я знал, что для этого ей потребовалась вся сила воли: она чрезвычайно любопытна. Называет это научным складом ума.

Я догадывался, что через пять минут она появится, поэтому прежде всего отыскал в ящике стола мятные таблетки и сунул одну в рот, чтобы отбить запах виски. Потом вскрыл конверт, достал увеличенную – двенадцать на двенадцать – копию фотоснимка, включил настольную лампу и приготовил увеличительное стекло. И оглянулся на войска прошлого, сгрудившиеся в моем кабинете. Все четыре стены заняты полками, а на них мое главное оружие, книги в коричневых и зеленых переплетах телячьей кожи, с золотым обрезом. Кабинет большой, в нем много тысяч томов. А на верхних полках, над книгами, гипсовые бюсты всех прародителей человек. Только головы и плечи. Австралопитек, проконсул, робуста, родезийский человек, пекинский человек – все, включая неандертальца и самого кроманьонца, homo sapiens sapiens, во всей его славе и низости. Полки справа от стола заняты бюстами всех этнических типов, какие встречаются в Африке: хамиты, арабы, негроиды, боскопы, бушмены, гриква, готтентоты и прочие. Они внимательно смотрели на меня глазами навыкате, и я обратился к ним.

– Джентльмены, – сказал я, – думаю, мы нашли кое-что стоящее.

Я разговариваю с ними вслух, когда взволнован или слегка навеселе, а сейчас имело место и то и другое.

– С кем это ты? – спросила Салли от двери. Я так и подскочил на стуле. Вопрос был риторический: она прекрасно знала, с кем я разговариваю. Салли прислонилась к косяку, засунув руки в карманы белого пыльника. Темные волосы над выпуклым лбом забраны лентой, большие зеленоватые глаза широко расставлены, нос дерзкий. Широкие скулы, большой чувственный улыбающийся рот. Рослая девушка с длинными мускулистыми ногами в плотно облегающих синих джинсах. Почему мне всегда нравятся рослые женщины?

– Как ленч? – спросила она, начиная медленно подбираться по ковру к моему столу, чтобы посмотреть, что там. Я уже убедился на собственном опыте, что она умеет читать вверх ногами.

– Отлично, – ответил я, закрывая фотографию конвертом. – Холодная индейка, салат с омаром, копченая форель и заливная утка с трюфелями.

– Ах ты гад, – прошептала она.

Во-первых, Салли любит хорошо поесть, во-вторых, она заметила мою игру с конвертом. Вообще-то я не позволяю ей так со мной разговаривать, но как ее остановишь?

За пять шагов до меня она принюхалась.

– Солодовое виски с мятой. Ничего себе!

Я вспыхнул. Ничего не могу с собой поделать. Это как заикание. А она рассмеялась и села на угол стола.

– Ну, Бен. – Она не таясь смотрела на конверт. – С тех пор, как его принесли, я сгораю от любопытства. Вскрыла бы над паром, да электрический чайник сломался.

Доктор Салли Бенейтор – уже два года мой ассистент, и все это время я в нее влюблен.

Я подвинулся, давая ей место за столом, и снял конверт с фотографии.

– Ну что ж, – сказал я, – посмотрим, что ты скажешь.

Она протиснулась к столу, коснувшись моего плеча – это прикосновение электрическим ударом отозвалось во всем моем теле. За два года она, как дети, перестала замечать мой горб. Ведет она себя совершенно естественно, и я выработал график – через два года наши отношения созреют. Мне нужно действовать медленно, очень медленно, чтобы не спугнуть ее, однако со временем я приучу ее к мысли, что я ее любовник и муж. Но если предыдущие два года показались мне ужасно долгими – что же будет в последующие два?

Салли склонилась над столом, глядя в увеличительное стекло; некоторое время она не шевелилась и молчала, отраженный свет падал ей на лицо. Когда она наконец взглянула на меня, в ее зеленых глазах сверкало восхищение.

– Бен, – сказала она. – О Бен! Я так рада за тебя!

Почему-то такая безоговорочная уверенность мне не понравилась.

– Ты слишком торопишься, – выпалил я. – Существует с десяток естественных объяснений.

– Нет. – Она покачала головой, по-прежнему улыбаясь. – Нечего, нечего – это оно, Бен, наконец-то! Ты так долго работал и верил, так теперь не трусь. Прими и признай.

Она выскользнула из-за стола и быстро подошла к полке с книгами на букву «К». Там стояло двенадцать томов с именем автора – Бенджамен Кейзин. Она выбрала один из них и открыла на закладке.

– Офир, – прочла она. – Доктор Бенджамен Кейзин. Исследование доисторической золотодобывающей цивилизации Центральной Африки с отдельным анализом фактов, относящихся к городу Зимбабве и к легенде о древнем забытом городе в Калахари. – Она с улыбкой подошла ко мне. – Ты это читал? Очень интересная книга.

– Конечно, есть шанс, Сал. Я согласен. Всего лишь шанс…

– Где это? – перебила она. – В богатом минералами районе, как ты и предсказывал?

Я кивнул:

– Да, в золотом поясе. Но, может, это небольшое поселение, не больше Лангебели или Руване.

Она победно улыбнулась и снова нагнулась к лупе. Пальцем коснулась стрелки в углу фотографии, указывавшей на север.

– Целый город…

– Если это город, – прервал я.

– Целый город, – подчеркнуто повторила она, – и ориентирован на север. По солнцу. А вот акрополь – солнце и луна, два бога. Фаллические башни – их четыре, пять, шесть. Возможно, целых семь.

– Сал, это не башни, всего лишь темные пятна на фотографии, сделанной с высоты в тридцать шесть тысяч футов.

– Тридцать шесть тысяч! – Сал вскинула голову. – Значит, он огромный! За его главной стеной поместились бы с десяток Зимбабве.

– Спокойней, детка. Ради бога.

– И нижний город за стенами. Раскинулся на много миль. Он огромен, Бен. Интересно, почему он в форме полумесяца? – Она распрямилась и впервые за все время нашего знакомства обхватила руками мою шею. Обняла. – Ой, я сейчас умру от нетерпения! Когда мы туда отправляемся?

Я не ответил – у меня захватило дух, и я стоял, затаив дыхание, наслаждаясь прикосновением ее больших теплых грудей.

– Когда? – повторила она, отстраняясь, чтобы взглянуть мне в лицо.

– Что? – спросил я. – Что ты сказала? – Я вспыхнул, начал заикаться, она рассмеялась.

– Когда мы отправляемся, Бен? Когда начнем раскапывать твой затерянный город?

– Ну, – я обдумывал, как бы поделикатнее выразиться, – сначала отправляемся мы с Лореном Стервесантом. Во вторник. Лорен не упоминал ассистента, так что вряд ли ты полетишь с нами на рекогносцировку.

Салли сделала шаг назад, подбоченилась, зло взглянула на меня и спросила с обманчивой мягкостью:

– Поспорим?

Я спорю, когда есть шанс выиграть, поэтому я просто приказал Салли собираться. Недели для этого слишком много: Салли профессионал и путешествует налегке. Ее вещички уместились в небольшой сумочке и рюкзаке. Самое громоздкое – альбом и краски. Книги мы отбирали вместе, чтобы избежать повторов. Другой габаритный груз – мое фотографическое оборудование, ящики и сумки для образцов – вместе с моим брезентовым чемоданом громоздился в углу кабинета. Через двадцать четыре часа мы были готовы и следующие шесть дней спорили, убивали время, раздражались, вздорили из-за пустяков и все время разглядывали фотографию, которая уже начала утрачивать глянец. Когда напряжение становилось невыносимым, Салли запиралась в своем кабинете и пыталась переводить надписи из Драй Коппен или расшифровывать символы из Виттберга. Наскальные рисунки и древняя письменность – ее специальность.

А я раздраженно бродил по выставочным залам, рассматривал пыль на образцах, прикидывал, как лучше расставить сокровища, заполняющие подвальные и чердачные помещения, подсчитывал имена в книге посетителей, пытался играть роль экскурсовода для стаек школьников – занимался чем угодно, только не работал. И в конце концов отправлялся наверх и стучал в дверь Салли. Иногда в ответ раздавалось: «Входи, Бен». Но бывало и по-другому: «Я занята. Что тебе нужно?» Тогда я шел в секцию африканских языков и проводил час-другой с мрачным гигантом Тимоти Магебой.

Двенадцать лет назад Тимоти пришел в Институт уборщиком. Мне потребовалось полгода, чтобы обнаружить, что помимо своего родного южного сото он говорит еще на шестнадцати диалектах. За восемнадцать месяцев я научил его бегло говорить по-английски, а за два года – писать. Два года спустя он поступил в университет, еще через три года получил степень бакалавра искусств, а еще два года спустя к нему пришла ученая степень магистра – теперь он работает над докторской диссертацией по африканским языкам.

Сейчас Тимоти владеет девятнадцатью языками, включая английский, и он единственный известный мне человек, помимо меня – а ведь я девять месяцев прожил в пустыне с маленькими желтыми людьми, – который владеет одновременно диалектами северных бушменов и бушменов Калахари.

Для лингвиста он исключительно молчалив. А говорит глубоким басом, под стать его огромной фигуре. Росту в Тимоти шесть футов пять дюймов, мышцы как у профессионального борца, но движется он с грацией танцовщика.

Он привлекает меня и немного пугает. Голова у него совершенно безволосая, круглая и блестит, как черное пушечное ядро. Нос широкий и плоский с вывороченными ноздрями, губы толстые, лилово-черные, во рту сверкают крупные белые зубы. А за непроницаемой маской лица в глазах просвечивает сдерживаемая звериная ярость; она нет-нет, да и полыхнет, точно далекая летняя зарница. Есть в нем нечто сатанинское, несмотря на белую рубашку и темный деловой костюм – его обычное облачение, и хотя за двенадцать лет я провел в его обществе немало времени, мне ни разу не удавалось заглянуть в мрачные бездны, таящиеся за этими темными глазами и еще более темной кожей.

Он руководит под моим присмотром отделом африканских языков в нашем Институте. Под его началом состоят пятеро молодых африканцев – четверо юношей и девушка; они уже опубликовали словари семи важнейших языков Южной Африки. А рукописных материалов и звукозаписей у них столько, что работы хватит еще на семь лет.

По собственной инициативе, при моей весьма незначительной поддержке, Тимоти опубликовал две книги, посвященные истории Африки, и вызвал бурю истерических оскорблений со стороны белых историков, археологов и обозревателей. В детстве Тимоти был учеником своего деда, колдуна и хранителя легенд и обычаев племени. Во время обряда посвящения дед загипнотизировал Тимоти и записал в его мозгу всю историю племени. Даже сейчас, тридцать лет спустя, Тимоти в состоянии погрузиться в транс и извлечь из памяти это бескрайнее море фольклора, легенд, неписаной истории и магических формул. За участие в ритуальных убийствах бездушный белый судья приговорил деда Тимоти к смерти, и тот был повешен за год до того, как Тимоти предстояло окончить ученичество и вступить в орден колдунов. Наследство, полученное Тимоти от деда, – это огромный материал, во многом, очевидно, надуманный, по большей части не подлежащий опубликованию как чрезвычайно непристойный и взрывоопасный, зато в высшей степени интересный и пугающий.

Многое из неопубликованных материалов Тимоти я использовал в своей книге «Офир», особенно в «ненаучных», популярных разделах, связанных с легендами о древней расе белокожих золотоволосых воинов, которые приплыли из-за моря, поработили местные племена, добывали золото в копях, строили окруженные стенами города и сотни лет процветали, а потом исчезли без следа.

Я знаю, что Тимоти редактирует информацию, которую сообщает мне, – часть ее по-прежнему хранится в тайне, закрытая такими мощными табу, что он не может делиться ею ни с кем, кроме посвященных. Я убежден, что большая часть этих сведений относится именно к легендам о древнем народе, и не оставляю попыток выведать что-нибудь еще.

Утром в понедельник, в день возвращения Лорена из Швейцарии, Салли настолько занимали мысли о том, как бы Лорен не запретил ей участие в предварительной экспедиции, что ее присутствие было невыносимо. Чтобы сбежать от нее и скоротать долгие часы ожидания, я спустился к Тимоти.

Он работает в крошечном кабинете – у нас в Институте не хватает помещений, – забитом брошюрами, книгами, папками и грудами бумаг, которые поднимаются чуть ли не к самому потолку, но место для стула есть. Этот предмет мебели с длинными ножками скорее напоминает табурет у стойки бара. Хотя руки и ноги у меня нормальной длины или даже чуть больше, торс мой сжат и сгорблен, поэтому, сидя на обычном стуле, я едва достаю до стола.

– Мачане! Благословенный! – при моем появлении Тимоти встал, приветствуя меня как обычно. Согласно преданиям банту, горбатые косоглазые альбиносы с сильными ногами с благословения духов наделены особой психической мощью. Втайне мне нравится эта вера, и приветствие Тимоти всегда радует меня.

Я устроился на своем стуле и начал несвязный разговор, перескакивая с предмета на предмет и меняя языки. Мы с Тимоти гордимся своими лингвистическими талантами – и, вероятно, при этом слегка рисуемся. Я убежден, что нет такого человека, который мог бы от начала до конца следить за нашим разговором.

– Странно, – сказал я наконец не помню уж на каком языке, – что тебя не будет со мной в этой экспедиции. Это впервые за десять лет, Тимоти.

Он немедленно замолчал и насторожился, понимая, что я снова заведу разговор о затерянном городе. Пять дней назад я показал ему фотографию и с тех пор добивался его комментариев. Я перешел на английский.

– Ну, наверно, ты ничего не потеряешь. Поиски теней. В который уж раз. Если бы я знал, что искать!

Я замолчал и застыл в ожидании. Глаза Тимоти остекленели. Это физическое изменение: глаза затянуло непрозрачной синеватой пленкой. Голова на толстой, перевитой жилами шее поникла, губы задрожали – по коже у меня побежали мурашки, волосы встали дыбом.

Я ждал. Мне часто приходилось становиться свидетелем того, как Тимоти погружался в транс, но ни разу не удавалось подавить возникавшую при этом дрожь суеверного страха. Иногда Тимоти впадает в транс невольно – какое-нибудь слово запускает неведомый механизм, и почти мгновенно срабатывает рефлекс. Иногда это акт сознательного погружения в самогипноз, но для этого требуется подготовка и особый ритуал.

На этот раз все произошло внезапно. Я ждал, зная, что если на сведениях – табу, через несколько секунд Тимоти сознательным усилием воли прервет транс.

– Зло, – заговорил он дрожащим высоким голосом старика. Голосом своего деда. На толстых лиловых губах показалась слюна. – Зло на земле и в умах людей должно быть уничтожено навсегда. – Голова его дернулась, губы обмякли: это вмешалось сознание. Короткая внутренняя борьба – и неожиданно взгляд Тимоти прояснился. Он увидел меня. – Простите, – отводя взгляд, пробормотал он по-английски, смущенный своей невольной откровенностью и необходимостью лишить меня ее. – Хотите кофе, доктор? Я наконец-то починил кофеварку.

Я вздохнул. Тимоти замкнулся – сегодня разговоров больше не будет. Теперь он закрыт и настороже. Используя его собственное выражение, он «повернулся ко мне ниггером».

– Нет, спасибо, Тимоти. – Я взглянул на часы и соскользнул со стула. – У меня еще есть дела.

– Ступайте с миром, мачане, и пусть духи хранят ваш путь.

Мы пожали руки.

– Оставайся с миром, Тимоти, и если духи будут добры, я пришлю за тобой.

Стоя у перил кафетерия в главном зале аэропорта Яна Смэтса, я хорошо видел вход в помещение для международных рейсов.

– Черт возьми! – выругался я.

– Что? – с беспокойством спросила Сал.

– УМЛ – целый взвод.

– А что такое УМЛ?

– Умные молодые люди. Чиновники Стервесанта. Видишь тех четверых у банковской стойки.

– Откуда ты знаешь, что это люди Стервесанта?

– Прическа, короткая стрижка. Одинаковые костюмы, галстуки одного цвета. Лица кислые, как у язвенников, но готовы расцвести, завидев великого человека. – И я добавил с непривычной для меня честностью: – К тому же двоих я узнал. Бухгалтеры. Мои друзья; всякий раз, как нужно заказать для Института рулон туалетной бумаги, приходится обращаться к ним.

– А это он? – спросила Салли, указывая.

– Да, – ответил я, – это он.

Лорен Стервесант вышел из международного зала первым из пассажиров цюрихского рейса, за ним семенил чиновник из администрации аэропорта. Еще два УМЛ шли по бокам от него. Вероятно, третий занимался багажом. Четверо ожидавших заулыбались – их улыбки, казалось, осветили зал, – в строгом порядке поспешили обменяться с прибывшим коротким рукопожатием и окружили Лорена. Двое расчищали дорогу, остальные закрывали подход с боков и сзади. Удивленный чиновник аэропорта оказался в хвосте, и «Англо-Стервесант» двинулась по людному залу, как танковая дивизия в наступление.

В середине виднелись золотые кудри Лорена и его улыбка, так непохожая на искусственные улыбки встречавших.

– Пошли! – Я схватил Салли за руку и нырнул в толпу. Я это умею. Двигаюсь на уровне ног окружающих, и напор на неожиданном уровне заставляет толпу расступаться, как воля Иеговы – воды Красного моря. Салли бежала за мной, как народ Израиля за Моисеем.

Мы перехватили «Англо-Стервесант» у стеклянной выходной двери, и я отпустил руку Салли, чтобы прорваться внутрь. Это мне удалось с первой же попытки, и Лорен едва не споткнулся об меня:

– Бен.

Я сразу увидел, как он устал. Бледность под золотистой кожей, темные пятна под глазами – но теплая улыбка на мгновение разогнала усталость.

– Прости. Следовало предупредить, чтобы ты не приходил. У меня срочное дело. Я направляюсь на встречу. – Он увидел выражение моего лица и быстро схватил меня за плечи. – Нет. Не делай поспешных выводов. Все остается в силе. Завтра в пять утра будь на аэродроме. Там встретимся. А сейчас мне пора. Прости.

Мы торопливо обменялись рукопожатием.

– До конца, партнер? – спросил он.

– До конца, – согласился я, улыбаясь этой школьной глупости, и Лорен со свитой исчезли за дверью.

Мы уже были на полпути к Йоханнесбургу, когда Салли наконец заговорила.

– Ты спросил про меня? Вопрос решен?

– Не успел, Сал. Ты же видела. Он жутко торопился.

Мы молчали, пока я не свернул к Институту и не остановил свой «мерседес» рядом с маленькой красной «альфой» Салли на пустой стоянке.

– Хочешь кофе? – спросил я.

– Уже поздно.

– Вовсе нет. Ты все равно не уснешь. Можем сыграть в шахматы.

– Ну хорошо.

Я отпер центральный вход, и через выставочные залы, заполненные стеклянными витринами и восковыми фигурами, мы прошли к лестнице, которая вела в мой кабинет и квартиру.

Пока я варил кофе, Салли зажгла огонь и расставила фигуры. Когда я вышел из кухни, она сидела нога на ногу на тисненом кожаном пуфе, раздумывая над шахматной доской. У меня перехватило дыхание: она была прелестна в пестром пончо, ярком, как мои восточные ковры; свет, падая сбоку, блестел на ее гладкой загорелой коже. Я испугался, что у меня разорвется сердце.

Она ласково посмотрела на меня большими глазами.

– Сыграем? – сказала она.

Если я сумею выдержать первую бурную непоследовательную атаку, то смогу разыграть свою комбинацию и обставлю Салли за счет долгой аккуратной игры. Она называет это ползучей смертью.

Наконец она с несколько преувеличенным вздохом положила набок своего короля, встала и начала беспокойно расхаживать по комнате, чуть сутулясь под ярким пончо. Я прихлебывал кофе и с тайным удовольствием следил за ней. Вдруг она повернулась и посмотрела на меня, расставив длинные ноги и уперев кулаки в бедра. Ее локти приподняли пончо изнутри.

– Ненавижу этого ублюдка, – сказала она высоким сдавленным голосом. – Высокомерный богочеловек. Я сразу узнала этот тип, как только увидела. Зачем, во имя всего святого, ему лететь с нами? Если мы сделаем крупное открытие, угадай, кому достанется слава!

Я сразу понял, что речь о Лорене, и меня ошеломила едкая злая горечь тона Салли. Позже я это вспомню и пойму причину. Но в тот миг я сначала изумился, потом рассердился.

– О чем это ты?

– Лицо, походка, толпа поклонников, снисходительный вид, с каким он раздает свои милости, огромное тщеславие…

– Салли!

– Привычная, бездумная, грубая самонадеянность…

– Прекрати, Салли! – Я вскочил на ноги.

– Ты видел этих бедняг вокруг? Они тряслись от страха.

– Салли, не смей так говорить о нем, не при мне!

– А себя видел? Самый добрый, самый мягкий, самый приличный человек из всех моих знакомых. Самый могучий ум, с каким мне посчастливилось работать. Видел бы ты, как подпрыгиваешь и машешь хвостом… Боже! Ты перевернулся на спину у его ног, подставил брюхо: «почеши, хозяин…» – Салли была на грани истерики: дрожала, побледнев, слезы струились по лицу. – Ненавижу тебя – и его! Ненавижу вас обоих! Он унизил тебя, выставил мелким прихвостнем и…

Я не сумел ничего ответить – так и стоял, онемевший и ошеломленный. Ее настроение вдруг изменилось. Она зажала рот ладонями. Мы смотрели друг на друга.

– Я сошла с ума, – прошептала она. – Зачем я все это говорю? Бен, о Бен! Прости. Прости, пожалуйста.

Она подошла, склонилась надо мной, обняла и крепко прижала к себе. Я стоял как истукан, холодея от страха в предчувствии того, что должно было последовать. Да, я страстно мечтал об этом, но все случилось так неожиданно, я так внезапно оказался в неизведанных краях, откуда нет возврата… Салли подняла голову, по-прежнему не выпуская меня из объятий, и посмотрела мне в лицо.

– Прости, пожалуйста.

Я поцеловал ее. Ее губы были теплыми и солеными от слез. Они открылись навстречу моим, и мой страх исчез.

– Люби меня, Бен, пожалуйста. – Чутье подсказало Салли, что меня нужно вести. Она увлекла меня к кровати.

– Свет, – прошептал я хрипло, – выключи свет.

– Если хочешь.

– Пожалуйста, Салли.

– Хорошо, – сказала она. – Я знаю, дорогой. – И выключила свет.

Во тьме она дважды вскрикивала:

– О господи, Бен, ты такой сильный. Ты меня убиваешь. Твои руки… твои руки…

Немного погодя она закричала – у нее вырвался стон, который слился с моим хрипом. Потом осталось только наше неровное дыхание в темноте.

Мой мозг словно освободился от тела и плыл в теплом мраке. Впервые в жизни я чувствовал себя совершенно спокойным, удовлетворенным и в полной безопасности.

С этой женщиной многое будет впервые. Когда Салли наконец заговорила, ее голос вызвал у меня легкое потрясение.

– Ты споешь для меня, Бен? – Она включила лампу на столике возле кровати. Мы заморгали, как совы на свету. Лицо Салли раскраснелось, волосы спутались.

– Да, – сказал я, – мне хочется петь.

Пройдя в другую комнату, я взял со шкафа гитару, а когда возвращался, взгляд мой упал на большое, в рост человека, зеркало. Я внимательно пригляделся: передо мной стоял незнакомец. Жесткие черные волосы обрамляли прямоугольное лицо с темными глазами и по-девичьи длинными ресницами; тяжелый подбородок, бледный низкий лоб. Незнакомец улыбнулся мне – наполовину застенчиво, наполовину гордо.

Я смотрел на это сплющенное изуродованное тело, из-за которого так страдал в детстве. Ноги и руки чрезмерно развиты – толстые, бугрящиеся узлами мышц конечности великана. Я невольно взглянул на гири в углу комнаты, потом снова в зеркало. Я был бы само совершенство, если бы не короткий, горбатый, жабий торс, поросший курчавыми черными волосами. Я впервые в жизни смотрел на это необыкновенное тело без ненависти.

Я вернулся туда, где на мягком покрывале из обезьяньих шкур лежала Салли, забрался на кровать и сел рядом с ней с гитарой в руках, скрестив ноги.

– Сыграй что-нибудь печальное, Бен, – прошептала она.

– Но я счастлив, Сал.

– Спой печальную песню, одну из своих, – настаивала она и при первых же звуках закрыла глаза. Я был ей благодарен, ведь у меня никогда не было возможности восхищаться женским телом. Наклонившись вперед, касаясь пальцами певучих струн, я ласкал глазами ее длинное стройное тело, его бледные закругления и тайные тени. Тело, подарившее мне утешение, – как я его любил! Я запел:

В одинокой пустыне моей души

Ночи такие долгие,

И нет других путников.

Над одинокими пучинами моего разума

Гуляют бури…

Меж ее сомкнутых век заблестела слеза: в моем голосе есть волшебство, способное вызывать грусть и смех. Я пел, пока у меня не пересохло в горле и не заныли пальцы, которыми я перебирал струны. Потом отложил гитару, продолжая смотреть на Сал. Не открывая глаз, она слегка повернула ко мне голову.

– Расскажи мне о себе и о Лорене Стервесанте, – сказала она. – Я хотела бы понять, что у вас за отношения.

Вопрос застал меня врасплох, и я какое-то время молчал. Она открыла глаза.

– Прости, Бен. Я не хотела…

– Ничего, – быстро ответил я. – Мне приятно поговорить об этом. Видишь ли, мне кажется, что ты ошибаешься. Не думаю, что их – Стервесантов – можно мерить обычной меркой. Лорена и его отца, пока тот был жив. Мой отец работал на них. Он умер от разрыва сердца спустя год после смерти моей матери. Мистер Стервесант знал о моих академических успехах, а мой отец, разумеется, был хорошим служащим. Таких, как я, стервесантовских сирот, несколько. Мы получали только лучшее. Я поступил в школу Святого Михаила – ту же школу, где учился Лорен. Еврей в церковной школе, к тому же калека – можешь себе представить, каково это было. Мальчишки – невероятно безжалостные маленькие чудовища. Лорен вытащил меня из писсуара, в котором четверо мальчишек пытались утопить меня. Он избил их до полусмерти, и с тех пор я стал его подопечным. И остаюсь им до сих пор. Он финансирует наш Институт; каждый пенни, который мы тратим, приходит от него. Вначале им двигала просто справедливость, но постепенно он все больше и больше увлекался нашим делом. Теперь это его хобби. Ты бы удивилась тому, как много он знает. Он любит эту землю, так же как ты и я. И захвачен ее историей и будущим больше нас… – я замолчал, потому что она буравила меня взглядом, пронзавшим душу.

– Ты любишь его, Бен?

Я вспыхнул и опустил глаза.

– Не хочешь ли ты сказать…

– Ради бога, Бен, – нетерпеливо прервала она, – я не имею в виду извращения. Ты только что доказал противоположное. Я имею в виду любовь в библейском смысле.

– Он для меня отец, защитник, благодетель и друг. Мой единственный друг. Да, можно сказать, что я его люблю.

Она протянула руку и коснулась моей щеки.

– Я постараюсь, чтобы он мне понравился. Ради тебя.

Было еще темно, когда мы въехали в ворота Центрального аэропорта. Сал, молчаливая и отчужденная, куталась в плащ. Я испытывал легкое головокружение и какую-то слабость после бессонной ночи любви и разговоров. Прожектора освещали частный ангар Стервесантов у восточной оконечности взлетной полосы. Я заметил «феррари» Лорена, припаркованный на запасной стоянке, а рядом еще с десяток машин новейших моделей.

– О боже! – застонал я, – он прихватил с собой всю команду.

Я остановился возле «феррари», и мы с Сал начали доставать вещи из багажника. Она повесила через плечо свою сумку, потом с большой папкой в одной руке и ящиком красок в другой прошла через калитку в ангар. Конечно, мне следовало пойти с ней, но я был занят проверкой багажа и последовал за ней минуты через три-четыре. Однако к тому времени было уже поздно.

Войдя в ярко освещенный ангар, я тут же почувствовал тревогу. Гладкие акулообразные очертания реактивного «лира» образовывали превосходный задник для напряженной сцены. Семеро умных молодых людей Лорена в своих обычных нарядах – костюмы, шерстяные пальто – окружили противника.

Лорен Стервесант очень редко срывается, да и то после длительных и серьезных провокаций. Но Салли Бенейтор за две минуты добилась того, чего не удавалось добиться опытным специалистам за долгое время. Лорен сильно рассердился, он дрожал от гнева, сжимая губы, наводя страх на свою свиту.

Салли бросила вещи на бетонный пол. Она стояла подбоченясь, обмениваясь с Лореном гневными взглядами, на щеках горел румянец.

– Мне велел прийти доктор Кейзин.

– Да хоть английский король! Говорю вам: самолет переполнен, и я, впервые за шесть месяцев выбравшись отдохнуть, не собираюсь тащить с собой женщину.

– Я не знала, что это развлекательная поездка…

– Кто-нибудь выбросит отсюда эту ведьму? – закричал Лорен. УМЛ собрались с духом и сделали робкую попытку приблизиться. Салли обеими руками схватила тяжелый деревянный мольберт. Наступление захлебнулось.

– Ло, пожалуйста! Мы можем поговорить? – Я почти силой увел его в небольшой кабинет; впрочем, я почувствовал, что Лорен при этом испытал облегчение. – Слушай, мне очень жаль. У меня не было времени объяснить…

Пять минут спустя Лорен вылетел из кабинета и, не глядя на Сал и застывших УМЛ, забрался в самолет; спустя мгновение его голова появилась рядом с пилотом в окне кабины: Лорен надевал наушники.

Я подошел к младшему из УМЛ и донес до него слово закона:

– Мистер Стервесант велит вам добираться до Габороне чартерным рейсом. – Потом повернулся к остальным. – Не поможете нам с багажом?

Пока группа самых высокооплачиваемых носильщиков в Африке таскала багаж Салли, она сама бесстыдно наслаждалась победой. Я умудрился шепотом предупредить ее:

– Садись на заднее сиденье. И постарайся стать невидимкой. Ты понятия не имеешь, насколько мы были близки к краху. Ты могла не только не улететь, но и вообще потерять работу.

Мы уже десять минут находились в воздухе, когда пилот показался из кабины и пошел по проходу. Он остановился и взглянул на Салли с откровенным восхищением.

– Боже, леди! – Он покачал головой. – Отдал бы месячное жалование, чтоб только посмотреть на это! Здорово!

Салли, приунывшая после моего предупреждения, немедленно воспрянула.

– Такую мелочь я жую и даже косточек не выплевываю, – заявила она, и двое УМЛ, слышавшие это, съежились на своих сиденьях.

Пилот рассмеялся и повернулся ко мне.

– Босс хочет поговорить с вами, доктор. Давайте поменяемся местами.

Лорен разговаривал по радио с диспетчерской, но знаком велел мне сесть в кресло помощника. Я протиснулся за руль и ждал. Лорен закончил разговор и повернулся ко мне:

– Позавтракаем?

– Я уже поел.

Он не обратил на это внимания и протянул мне ножку индейки и большой кусок пирога с цыпленком и яйцом, извлеченные из плетеной корзины.

– Кофе в термосе. Наливай сам.

– Ты получил взаймы двадцать пять миллионов? – спросил я с набитым ртом.

– Да… хотя в последнюю минуту приключился небольшой переполох.

– Не думал, что тебе придется занимать деньги. У тебя неприятности?

– Нефтеразведка. – Он рассмеялся над моим предположением. – Рискованные траты. Я предпочитаю рисковать чужими деньгами, а своими играть наверняка. – Он непринужденно переменил тему разговора. – Извини, что делаем крюк. Я высажу весь этот десант в Габороне. У них там будет ряд встреч с членами правительства Ботсваны. Обычная работа, определяем детали договора о концессиях. И это не очень далеко от нашего курса. А дальше полетим одни. – Он набил рот индейкой и заговорил с полным ртом: – Метеопрогноз плохой, Бен. Густая облачность над всем северным районом. Низкая облачность в пустыне бывает раз в три года, но сегодня оно именно так. Ну, если сразу не отыщем развалины, ничего страшного. С воздуха все равно много не узнаем.

Он был совершенно спокоен и расслаблен, ни следа недавнего гнева (Лорен легко переключается), мы болтали и смеялись. Я знаю это его настроение – настрой на отдых и отпуск. Он действительно ценил такие моменты. Найдем мы затерянный город или нет, для него это предлог вырваться на волю, на природу, которую он так любит.

– Как в прежние дни. Боже, Бен, и давно же мы с тобой не путешествовали вместе! Не меньше десяти лет. Помнишь путешествие на каноэ вниз по реке Оранжевой? Когда же это было? В пятьдесят шестом или седьмом? А наши поиски диких бушменов?

– Надо выбираться почаще, Ло.

– Да, – согласился он, как будто у него был выбор. – Да, надо, но теперь у меня ужасно мало времени. И время уходит, на будущий год мне стукнет сорок. – В его голосе зазвучала печаль. – Боже, если бы только можно было покупать время!

– В нашем распоряжении пять дней, – напомнил я, уводя разговор от опасной темы, и он с увлечением подхватил нить беседы. Только спустя полчаса он упомянул Сал.

– Эта твоя помощница – как ее зовут?

Я сказал.

– Ты с ней спишь? – спросил он. Спросил так естественно, так обычно, что в первое мгновение я даже не понял. Потом перед глазами у меня сгустилась красная пелена гнева, кровь застучала в висках, горло перехватило. Я готов был убить его, но вместо этого солгал хриплым дрожащим голосом:

– Нет.

– Это к лучшему, – отметил он. – Дикая женщина. Надеюсь, она не испортит поездку.

Если бы я только признался ему тогда! Но ведь речь шла о таком интимном, таком хрупком и драгоценном, неподвластном словам, особенно тем, что подобрал он. Потом мгновение было упущено. Я сидел, дрожа, а он оживленно рассуждал о предстоящих пяти днях.

Облака под нами все больше сгущались, свиваясь в толстое сероватое одеяло, которое простиралось во все стороны до самого горизонта. Мы пересекли границу между Южной Африкой и независимым африканским государством Ботсвана. Когда мы приземлились в Габороне, облачность была высотой в тысячу футов. Несмотря на уверения Лорена, что мы тут же улетим, нас ждала делегация высших чиновников Ботсваны и приглашение отдохнуть, выпить и перекусить в особом помещении аэропорта. Горячий липкий воздух, внимательные лица белых людей, которые разговаривают с черными людьми с такими же внимательными лицами, облака сигарного и сигаретного дыма, все потеют от жары и виски.

Прошло не менее трех часов, прежде чем наш «лир» с четырьмя людьми на борту вспорол облачное покрывало и вырвался в солнечную высь.

– Фью! – сказал Лорен. – Небольшой, но дорогостоящий прием. Этот черный ублюдок Нгелане за оказанную нам честь повысил цену на двадцать тысяч. Пришлось согласиться. Он мог бы сорвать все дело. Оно пойдет через его министерство.

Лорен летел на север, держа на коленях карту, а в руке хронометр. Его взгляд перемещался с компаса на указатель скорости, оттуда на хронометр.

– Ну ладно, Бен. Теперь лучше Роджеру сесть за руль. Спустимся в эту овсянку и попытаемся что-нибудь разглядеть.

Пилот Роджер ван Девентер и Лорен сидели, мы с Сал стояли в дверях кабины за ними, а самолет наклонно спускался к грязной поверхности облаков. Несколько туманных клубов пролетело мимо, потом вдруг солнце исчезло, и нас окутал густой серый туман.

Все внимание Роджера было приковано к приборам. Стрелка альтиметра приближалась к нулю, и руки пилота, сжимавшие руль, все более напрягались. Мы опускались в серую полутьму. Роджер открыл закрылки, включил пневматический тормоз и дроссели. Мы трое напряженно пытались разглядеть землю. Все ниже и ниже. Напряжение пилота переросло в страх. Я чувствовал его, этот острый запах страха. Если закаленный опытный летчик испугался, мне полагалось прийти в ужас. И я вдруг понял, что летчик скорее врежется в землю, чем навлечет на себя гнев Лорена. Я решил вмешаться и открыл было рот, но, как выяснилось, напрасно.

– Вылетели за пределы района, – заметил Лорен, глядя на часы. – Давай вверх, Роджер.

– Простите, мистер Стервесант, но у этого тумана нет дна, – со вздохом облегчения сказал Роджер и поднял нос «лира».

– Ничего не получилось! – пробормотал я. – Забудем об этом, Ло. Летим в Маун.

Лорен повернулся спиной ко мне и взглянул в лицо Салли. Она стояла у него за плечом. Я не видел ее лица, но мог догадаться о его выражении, когда она негромко спросила:

– Струсили?

Лорен еще какое-то время смотрел на нее, потом улыбнулся. Я почувствовал желание перекинуть Салли через колено и отшлепать так, чтобы на этом душистом задике выступила кровь. Страх, который я испытывал минуту назад, превратился в подлинный ужас: я знал такую улыбку Лорена.

– Ну ладно, Роджер, – сказал он, сунув карту и хронометр в карман на своем сиденье, – беру управление.

«Лир» встал на одно крыло и под максимальным углом начал поворот. Все было выполнено так превосходно, что мы с Салли лишь слегка присели от перегрузки.

Лорен выровнял машину и минуты три летел назад по прежнему курсу. Я украдкой бросил взгляд на Салли. Глаза ее сверкали, она раскраснелась от возбуждения, глядя вперед, в непроницаемую тьму.

Лорен снова резко повернул и полетел прежним маршрутом, наклонив нос. Но на этот раз полет не был осторожным прощупыванием с подкрылками и тормозами наготове. Лорен вел машину быстро и смело. Салли схватила меня за руку и сжала. Я боялся и сердился на них обоих – я слишком стар для таких игр, – но ответил на пожатие. Не только ради ее успокоения, но и ради собственного.

– Боже, Ло! – выпалил я. – Полегче! – Никто не обратил на это внимания. Роджер застыл в своем кресле, сжав ручки, напряженно глядя вперед. Лорен спокойно сидел за приборами, подвергая нас смертельной опасности, а Салли – черт бы ее побрал! – широко улыбалась и держалась за мою ледяную руку, как ребенок на роликовых коньках.

Неожиданно на нас обрушился дождь, его жемчужные струи зазмеились по круглому перплексовому ветровому стеклу. Я снова хотел запротестовать, но слова застряли в горле. Снаружи ревел ветер. Он швырял стройный сверкающий корпус «лира», крылья ходили ходуном. Я чуть не заплакал. Я не хочу умирать. Вчера – пусть бы, но после сегодняшней ночи!

Но тут Лорен увидел землю и прекратил спуск. Толчок, который бросил нас с Салли друг к другу, – и самолет выровнялся.

Нам открылось зрелище еще более ужасное, чем слепое падение в пространстве. Темные неясные силуэты деревьев под нами ветвями почти касались корпуса; впереди маячил гигантский баобаб. Лорен с трудом перемахнул через него. Секунды тянулись, как целая жизнь, но вдруг грязные полосы дождя и тумана остались позади, мы попали в островок хорошей погоды.

Прямо перед нами, освещенный водянистыми солнечными лучами, возвышался вал из красного камня. Едва мы успели его заметить, как Лорен поставил машину на хвост и, чуть не чиркнув брюхом по камню, самолет перевалил через вершину и устремился в облака. Ускорение прижало меня к полу.

Все молчали, пока мы снова не оказались в вышине, на ярком солнечном свете. Салли мягко отняла руку, а Лорен повернулся и взглянул на нас. Я с мрачным удовлетворением отметил, что и он, и Салли слегка позеленели. Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Потом Лорен загоготал.

– Гляньте, ну и рожа у Бена! – взревел он, и Салли тоже решила, что это очень забавно. Когда они отсмеялись, Салли оживленно спросила:

– Кто-нибудь заметил руины? Я видела только холмы.

– А я видел только свою могилу, – проворчал Роджер. Я знал, что он чувствует.

К тому времени как мы достигли Мауна, облака начали рассеиваться. Роджер провел машину в просвет и спокойно посадил. Питер Ларкин уже ждал нас.

Таких, как Питер, осталось очень немного. Настоящий анахронизм, вплоть до патронташа на груди, куртки для продирания через кусты и брюк, заправленных в голенища сапог. Большое красное мясистое лицо и огромные руки, указательный палец на правой руке в шрамах от отдачи тяжелого ружья. Единственный способ общения для него – хриплый, пропитанный парами виски крик. Этот бесчувственный скудоумный субъект не знает страха. Всю жизнь он прожил в Африке и не потрудился изучить хоть один из туземных языков. Он разговаривает на лингва франка Южной Африки и подкрепляет свои распоряжения ударами кулака или пинками. Его знание фауны ограничено сведениями о том, как выследить зверя и куда стрелять, чтобы его свалить. Но есть в этом дюжем олухе что-то привлекательное.

Пока банда его охотников грузила наше оборудование в машины, он выкрикивал мне и Лорену свои бессодержательные, но дружелюбные глупости.

– Я бы хотел отправиться с вами. Но завтра прибывает толпа янки с толстой пачкой зелененьких. Вы меня поздно предупредили, мистер Стервесант. Даю вам лучших парней. На юге прошли хорошие дожди, там много добычи. В это время года можете встретить сернобыка. Ну, конечно, джамбо. И я не удивился бы, если бы вам попались один-два симбы…

Такое фривольное использование ласкательных названий дичи особенно отвратительно, когда вспомнишь, что единственное намерение при этом – угостить зверя пулей из мощного ружья. Я пошел туда, где Салли присматривала за погрузкой багажа.

– Уже второй час, – заявила она. – Когда начнем поиски?

– Вероятно, к вечеру мы доберемся до котловины Макарикари. Это около двухсот миль по хорошей дороге. А завтра углубимся в буш.

– Эрнест Хемингуэй отправляется с нами? – спросила она, с отвращением глядя на Питера Ларкина.

– К несчастью, нет, – заверил я, пытаясь понять, кто же нас сопровождает. Два шофера ( об их высоком положении ясно говорили белые рубашки, длинные серые брюки и обувь) с татуировками вокруг шеи. По одному на каждый из трехтонных грузовиков. Затем повар, изрядно раздобревший оттого, что постоянно снимает пробы, лоснящийся от хорошего питания. Два согбенных седобородых носильщика ружей – они ревниво отобрали из багажа спортивные винтовки Лорена, извлекли их из чехлов и любовно разглядывали. Эта элита не принимала участия в лихорадочной суете вокруг нашего багажа. Грузили в основном бамангвота; я же прислушивался к разговорам. Носильщики ружей, как и следовало ожидать, матабеле, шоферы – шангааны. Я смогу понимать каждое слово, сказанное участниками экспедиции.

– Кстати, Сал, – негромко сказал я, – не говори, что я знаю их языки.

– Почему? – Сал удивилась.

– Мне нравится слушать их разговоры, а если они знают, что их понимают, то замыкаются.

– Свенгали! – Она скорчила гримасу. Вряд ли меня можно рассмешить этим. Слишком близко к истине. Мы отправились прощаться с пилотом Роджером.

– Не распугайте львов, – сказал Роджер Салли. Очевидно, у нее появился еще один поклонник. Он забрался в самолет, и мы посмотрели, как он выруливает в конец взлетной полосы, поднимается в воздух и берет курс на юг.

– Чего мы ждем? – спросил Лорен.

– Действительно, чего? – согласился я.

Лорен сел за руль «лендровера», я рядом с ним. Салли устроилась на заднем сиденье вместе с переносчиками ружей.

– С вами, ребята, на земле гораздо безопасней, – сказал я.

Дорога шла по открытой местности, поросшей кустарником и баобабами. Сухой, сожженной солнцем. «Лендровер» поднимал облако пыли, и грузовики шли за нами на расстоянии, чтобы пыль осела. Изредка приходилось пересекать глубокие каменистые сухие русла рек, время от времени попадались деревни: глинобитные хижины с тростниковыми крышами – там по обочинам дороги выстраивались цепочки голых пузатых негритят, они махали нам руками и пели, будто мы королевский поезд. Салли истратила все мелкие монетки, бросая их и с восторгом следя за начинавшейся свалкой. Когда она взялась выбрасывать в окно наш ленч, я взял гитару, чтобы отвлечь ее.

– Пой что-нибудь веселое, Бен, – приказала Салли.

– И непристойное, – добавил Лорен, думаю, чтобы поддразнить, а может, и испытать ее.

– Да, – с готовностью согласилась Салли. – Пусть будет весело и сочно.

И я начал с саги о диких, диких утках, а Салли и Лорен подпевали в конце каждого куплета.

Мы чувствовали себя детьми в первый день каникул и по дороге хорошо провели время. Когда мы добрались до края котловины, солнце превратилось в большой огненный шар среди клочьев облаков на горизонте. Лорен остановил «лендровер». Мы вышли, чтобы дождаться грузовиков, и в молчаливом благоговении смотрели на хмурую блестящую от соли равнину, простиравшуюся перед нами до горизонта.

Прибыли грузовики; толпа черных слуг высыпала из них раньше, чем они остановились. Я засек время: через семнадцать с половиной минут палатки были поставлены, постели готовы, а мы втроем сидели у костра и пили из запотевших стаканов солодовый «Глен Грант» со льдом. От кухонного костра доносился аппетитный запах охотничьего жаркого: повар разогревал его, бросая в котел чеснок и душицу. Ларкин собрал нам хорошую команду; после еды все они собрались у своего костра в пятидесяти ярдах от нашего и распевали старые охотничьи песни.

Я сидел и прислушивался отчасти к ним, отчасти к горячему спору Сал и Лорена. Я мог бы предупредить ее, что он играет роль адвоката дьявола, постоянно подкалывая ее, но мне нравилось присутствовать при споре двух незаурядных умов. Когда дискуссия грозила перерасти в личные оскорбления и физическое насилие, я неохотно вмешивался и остужал пыл спорщиков.

Салли твердо и решительно защищала основную идею моей книги «Офир», где доказывалось, что около 200 г. до Р. Х. произошло вторжение в южную часть Центральной Африки финикийцев или карфагенян, которые процветали до 450 г. н. э., после чего внезапно исчезли.

– У них не было достаточного снаряжения для длительных плаваний, – возражал Лорен. – Тем более для колонизации…

– Вы можете прочесть у Геродота, мистер Стервесант, о плавании вокруг Африки в правление фараона Нехо. Его примерно в шестисотом году до нашей эры возглавили шестеро финикийских мореходов. Они отплыли по Красному морю на юг и через три года вернулись через Геркулесовы Столпы.

– Одно-единственное путешествие, – заметил Лорен.

– Вовсе не единственное, мистер Стервесант. Ганнон в двухсот шестидесятом году до нашей эры отправился морем на юг с западного берега Африки и вернулся с грузом слоновой кости и золота, достаточным, чтобы возбудить аппетиты всех торговцев и авантюристов.

Лорен по-прежнему возражал против датировки.

– Откуда вы взяли двухсотый год до нашей эры, когда самая ранняя дата, полученная в Зимбабве радиоуглеродным методом, приходится лишь на середину пятого столетия нашей эры, а большинство датировок еще более поздние?

– Нас интересует не Зимбабве, а предшествующая культура, – возражала Салли. – Зимбабве мог быть построен к концу правления древних и был заселен, вероятно, вскоре после исчезновения древней цивилизации. Это довольно точно соответствует вашей радиоуглеродной датировке – четыреста пятидесятый год нашей эры. К тому же радиоуглеродные данные по древним шахтам в Шале и Инсвезве дают результаты от двухсот пятидесяти до трехсот лет до нашей эры. – И она закончила с неопровержимой женской логикой: – А вообще, радиоуглеродный метод неточен. Погрешность может достигать сотен лет.

– Шахты эксплуатировались банту, – заявил Лорен. – А Кейтон-Томпсон и, конечно, совсем недавно Саммерс утверждают…

Она яростно набросилась на Лорена:

– Неужели банту, которые появились только около трехсотого года до нашей эры, вдруг обнаружили гениальные способности к разведке полезных ископаемых и открывали жилы там, где на поверхности да и в самой руде не было ни следа видимого золота или меди? Неужели они мгновенно развили инженерные знания, позволившие извлечь с глубины двести пятьдесят миллионов тонн руды – вспомните, они никогда раньше не демонстрировали таких талантов, – а потом вдруг забыли о своем даре на тысячи лет?

– Ну, арабские торговцы могли и… – начал Лорен, но Салли пренебрежительно отмахнулась.

– И зачем им было строить шахты с таким риском и такими затратами энергии? Золото для банту не имело цены, основа их богатства – скот. Где они научились обтесывать камни и использовать их при строительстве? Банту никогда раньше этого не делали. И вдруг, в один миг, это искусство у них возникло, достигло расцвета, а потом, вместо того чтобы стать более утонченным, быстро пришло в упадок и совсем исчезло.

Лорен с видимой неохотой отступал под ее натиском, но последний отпор он попытался дать, когда началось обсуждение моей теории о вторжении с запада, а не с востока. Лорен прочел все работы моих клеветников и критиков и теперь повторял их доводы.

Общепризнанная теория заключалась в том, что колонизация началась с берега Софала (в районе Мозамбика) или от устья Замбези. Я же, основываясь на ранних текстах и собственных интенсивных изысканиях, выдвинул иную гипотезу: средиземноморские народы прошли через Геркулесовы Столпы и спускались на юг по западному берегу Африки, вероятно, основывая торговые фактории на Золотом береге, Береге Слоновой Кости и нигерийском побережье, пока экспедиции на юг не привели их в незаселенные местности. Мне представлялась река, которая с тех пор пересохла, заилилась или ушла в сторону, изменив направление и глубину. Река эта должна была вытекать из большого озера типа Макарикари, Нгами, давно исчезнувшего из-за прогрессирующего обезвоживания Южной Африки. Колонизаторы вошли в эту реку – возможно, Гунене или Оранжевую, – проплыли по ней до истоков и оттуда разослали своих металлургов на поиски древних шахт Маники. Кто знает, возможно, они нашли в прибрежной гальке озер и рек алмазы; несомненно, они охотились на огромные стада слонов, населявших эту местность. Этих богатств хватило бы, чтобы оправдать постройку целого города, большой, окруженной стенами крепости и торгового пункта. Где они могли разместить этот город? Разумеется, там, где кончался водный путь. На берегу самого дальнего озера. Может быть, Макарикари? Или озера, которое некогда заполняло нынешнюю большую соленую котловину?

Салли и Лорен спорили все более желчно и резко. Салли назвала его «невозможным человеком», а он ее в ответ «мадам всезнайкой». Потом Лорен неожиданно капитулировал, и через минуту мы втроем радостно обсуждали предстоящее открытие затерянного города на Макарикари.

– Озеро выходило за пределы нынешней котловины не менее чем на пятьдесят миль, – заметил Лорен. – Всего сто лет назад Берчелл описывал озеро Нгами как внутреннее море, а сегодня это лужа, которую легко перепрыгнуть. Возможно, древнее озеро простиралось до подножия тех холмов, где находятся руины нашего города. У нас множество доказательств того, что климат Южной Африки становится все суше; прочтите у Корнуоллиса Харриса описание не существующих больше лесов и рек.

– Бен, – Салли возбужденно схватила меня за руку. – Ты помнишь, мы гадали, почему у города очертания полумесяца? Вероятно, это береговая линия, на которой располагалась гавань!

– Господи! – прошептал Лорен. – Скорее бы завтра.

Было уже заполночь и бутылки с виски опустели, когда Лорен и Салли отправились в свои палатки. Я знал, что не смогу уснуть, поэтому вышел из лагеря, миновал костер, у которого лежали закутанные в одеяла слуги, и зашагал по поверхности котловины. Звезды освещали ее призрачным светом, почва под ногами скрипела при каждом шаге. Я долго ходил, время от времени останавливаясь и прислушиваясь к далекому реву льва на краю буша. Когда я вернулся в лагерь, в палатке Салли все еще горел свет, и на стене виднелся ее силуэт – увеличенный портрет моей любви. Она читала, сидя по-турецки на походной кровати; потом протянула руку и погасила лампу.

Я немного подождал, набираясь храбрости, потом подошел к ее палатке. Сердце мое молотом стучало в искалеченные ребра.

– Сал?

– Бен? – негромко произнесла она.

– Можно мне войти?

Она помолчала, прежде чем ответить.

– Хорошо, на минутку.

Я вошел в палатку. На Салли была голубая ночная рубашка. Я ощупью нашел ее лицо, коснулся рукой щеки.

– Я пришел сказать, что я тебя люблю, – негромко сказал я и услышал, как у нее перехватило дыхание. Она мягко ответила:

– Бен. Дорогой, милый Бен.

– Я хотел бы остаться у тебя на ночь.

Мне показалось, что ответила она с сожалением:

– Нет, Бен. Все сразу догадаются. А я не хочу.

Утро началось так же, как завершился предыдущий день. У всех было отличное настроение, за завтраком слышался смех. Слуги в два счета свернули лагерь, уложили все в грузовики, и в семь утра мы съехали с дороги и двинулись по краю котловины. «Лендровер» впереди, грузовики по нашему следу, через кусты и буйную траву, через сухие русла, которые, извиваясь, спускались в котловину.

Мы двигались уже около часа, когда я увидел среди деревьев впереди какое-то движение, и на открытое место выбежали и вереницей побежали от нас три великолепных капских сернобыка. Двигались они тяжело, точно толстые пони, их бледно-багровая шкура и сложный черно-белый узор на мордах были отлично видны на фоне серой почвы.

Лорен нажал на тормоза, и старый матабеле точно рассчитанным профессиональным движением сунул ему в руки большой «Магнум Холланд и Холланд» 375-го калибра. Лорен выпрыгнул из машины и побежал, пригибаясь, прячась за жесткой травой, которая росла по краю котловины.

– Он собирается их убить? – тихо спросила Салли. Я кивнул, и она продолжала: – Но зачем?

– Это одно из его любимых занятий.

– Но они так прекрасны, – возразила она.

– Да, – согласился я.

В котловине, примерно в шестистах ярдах от «лендровера», сернобыки остановились. Теперь они стояли к нам боком. И внимательно смотрели, высоко подняв головы с прямыми тонкими рогами.

– Что он делает? – Салли указала на Лорена, который все еще бежал по краю котловины.

– Он играет по правилам, – объяснил я. – Неприлично стрелять ближе чем в пятистах ярдах от машины.

– Веселый спорт, – пробормотала она, прикусив губу и переводя взгляд с Лорена на сернобыков. Неожиданно она выпрыгнула из «лендровера» и взобралась на капот. Сложила руки у рта и крикнула:

– Бегите, глупые! Бегите, черт вас возьми!

Она сорвала шляпу и замахала ею над головой, подпрыгивая на капоте и завывая, как привидение. В котловине сернобыки галопом бросились в сторону, в кусты. Я взглянул на маленькую фигурку Лорена: он сел, упершись локтями в колени, наклонив голову к телескопическому прицелу. Ружье дернулось, из ствола вырвался дым, но прошло не менее двух секунд, прежде чем мы услышали звук выстрела. Первый сернобык ткнулся носом в землю и опрокинулся в белую пыль. Лорен выстрелил снова, и второе животное перевернулось, дергая ногами в воздухе. Последний сернобык бежал в одиночестве.

За моей спиной старый подносчик ружей сказал другому на синдебеле:

– Да. Вот это охотник!

Салли слезла с кузова и молча села, а я повел «лендровер» туда, где ждал Лорен. Он протянул ружье подносчику, и когда я передавал ему руль, кабину заполнил едкий запах сгоревшего кордита. Лорен взглянул на Салли.

– Спасибо, – сказал он, – я предпочитаю стрелять по бегущему зверю.

– Почему вы не убили всех трех? – Голос ее звучал ровно, без злобы.

– Лицензия у меня только на двух.

– Боже, – сказала Салли голосом, в котором теперь звучали гнев и возмущение, – как чертовски трогательно. Не часто встретишь истинного джентльмена.

Лорен подъехал туда, где лежали мертвые животные. Пока слуги свежевали и разделывали добычу, Салли сидела молча, отвернувшись, низко надвинув шляпу на лоб, не отрываясь от книги.

Я стоял рядом с Лореном в ярком солнечном свете, который казался еще более ослепительным от блеска соленой поверхности, и смотрел, как подносчики оружия делают надрезы на шкурах и разделывают туши с уверенностью и точностью хирургов с Харли-стрит.

– Мог бы предупредить, что она из этих, – горько сказал мне Лорен. – Мы не раз еще пожалеем, что я послушался тебя и разрешил ей поехать с нами. – Я не ответил, и он продолжал: – Я готов отправить ее назад в Маун на одном из грузовиков. – Это было настолько невыполнимо, что я и ухом не повел, а Лорен сразу добавил: – Она твоя ассистентка – постарайся держать ее в узде!

Я отошел, давая ему время успокоиться, и с сиденья рядом с Салли – она не отрывалась от книги – взял папку с картами. Я обошел машину и расстелил на капоте крупномасштабную космическую карту. Спустя две минуты подошел Лорен. Навигация – одно из его увлечений, и он в ней хорошо разбирается.

– Мы выедем здесь, – он указал на сухое русло, проходившее по восточному краю котловины, – и пойдем по компасу.

– Интересно, какова там местность.

– Песчаный вельд, скорее всего. Я там никогда не был.

– Спросим шоферов, – предложил я.

– Хорошая мысль. – Лорен подозвал двух шоферов и подносчиков оружия, которые закончили разделывать добычу, предоставив остальное – с полным на то правом – слугам.

– Нам надо туда. – Лорен показал на карте. – Вон к тем холмам. У них нет названия, но они отходят от противоположного края котловины вот тут.

Шоферам понадобилось несколько минут, чтобы разобраться в обозначениях, и тут в них произошла замечательная перемена: их лица превратились в тупые непонимающие маски.

– Что за местность между котловиной и холмами? – спросил Лорен. Он ничего не заметил. (Шоферы украдкой переглянулись.) – Ну? – поторопил Лорен.

– Я не знаю эту землю. Никогда не слышал о холмах, – сказал старший, Джозеф, и продолжил лгать: – Там много песка и речные русла, которые невозможно пересечь.

– Там нет воды, – подхватил второй шофер, Дэвид. – Я там никогда не был. И никогда не слышал о холмах.

– Что ищут белые люди? – спросил старик-подносчик на синдебеле. Очевидно, карта ничего ему не говорила.

– Они хотят отправиться к Катуба Нгази, – быстро ответил шофер. Они были убеждены, что ни Лорен, ни я не понимаем их языка и можно свободно разговаривать в нашем присутствии. Так я впервые услышал это название. Катуба Нгази – Кровавые холмы.

– Что ты им сказал? – спросил старик.

– Что мы ничего не знаем об этом месте.

– Хорошо, – согласился старик. – Скажи им, что тут много слонов, что по эту сторону котловины – дикие животные.

Шофер послушно доложил нам эти сведения и страшно расстроился, когда на нас это не подействовало.

– Ну, – добродушно сказал им Лорен, – значит, сегодня вы кое-что узнаете. Впервые в жизни вы увидите эти холмы. – Он скатал карту. – Погрузите мясо, и поедем.

Через пять минут настроение экспедиции переменилось. Салли и весь прочий штат впали в глубокое уныние. Смех и шутки смолкли, всюду виднелись хмурые лица, слуги перешептывались. Темп работы упал почти до нуля, и потребовалось почти полчаса, чтобы погрузить разделанных сернобыков. Тем временем я отвел Лорена в сторону от машин и быстро пересказал ему разговор африканцев.

– Кровавые холмы! Великолепно! – воодушевился Лорен. – Эти люди наверняка знают о руинах. Это, вероятно, табу.

– Да, – согласился я. – Но теперь нужно ждать попыток саботажа. Посмотри на них. – Мы повернулись и стали следить за медленными, почти сомнамбулическими движениями нашего штата. – Я думаю, добираться до Кровавых холмов нам придется долго – дольше, чем позволяет время.

Мы снова выехали из котловины – двигаться по ней было опасно, зыбучие пески способны засосать целый грузовик – и, продолжив движение по сравнительно надежному краю, пересекли еще одно глубокое русло, предварительно отыскав место, где берега не так круты. Мы ехали уже около двадцати минут, когда наконец заметили, что грузовики не следуют за нами. Подождав десять минут – и Лорен, и я сгорали от нетерпения – мы повернули обратно по собственному следу.

Один из грузовиков повис на крутом берегу. Одно его переднее и одно заднее колесо не касались земли, но середина прочно застряла. Второй грузовик стоял поблизости, и четырнадцать взрослых мужчин праздно сидели или стояли рядом, и не думая вытаскивать застрявшую машину.

– Джозеф! – окликнул Лорен шофера. – Как это случилось?

Джозеф равнодушно пожал плечами, но ему трудно было скрыть удовлетворение.

– Ну ладно, джентльмены, попробуем выбраться, – с иронией сказал Лорен. Полчаса спустя, вопреки усилиям всех четырнадцати, вопреки многочисленным включениям и выключениям двигателя и переключению скоростей – этим истово занимался Джозеф – грузовик по-прежнему висел на обрыве. Наконец все выбрались из углубления и с интересом посмотрели на нас с Лореном.

– Ну что, Бен? – Лорен повернулся ко мне и начал расстегивать куртку.

– Конечно, Ло, – согласился я. Я порадовался: Лорен был в хорошей форме. Тело его выглядело твердым, как скала, без единой клеточки жира. При росте шесть футов два дюйма у Лорена безупречная мускулистая фигура.

Я не стал снимать рубашку. На мое тело, хоть и не менее сильное, чем у Лорена, смотреть не так приятно.

– Сначала передний конец, – предложил Лорен.

Грузовик разгрузили, половину горючего слили в канистры. Я прикинул, что передняя часть грузовика весит чуть больше двухсот фунтов. Покрутил руками, разминая мышцы. Слуги смотрели удивленно, один засмеялся. Даже Салли отложила книгу и выбралась из «лендровера», чтобы лучше видеть.

Мы с Лореном подошли к передку машины, наклонились, крепко взялись за него, чуть расставили ноги для упора.

– До конца, партнер?

– До конца, Ло. – Я улыбнулся в ответ, и мы начали подъем. Я медленно, по очереди задействовал мышцы, равномерно распределяя напряжение, подключая плечи, бедра, живот. Мертвая масса сопротивлялась, и я пустил в ход резервы, чувствуя, как растет напряжение и дыхание обжигает горло.

– Давай! – выдохнул рядом Лорен, и я рванул изо всех сил. Перед глазами завертелись алые круги. Передок ровно поднялся, и я услышал изумленные восклицания зрителей.

Мы поставили колеса на землю в стороне от края, подошли к задней части и проделали то же самое. И начали смеяться, вначале тихо, потом все громче и громче. Лорен обнял меня за плечи и подвел к зрителям, которые теперь смотрели неуверенно и беспокойно переминались.

– Вы, – сказал, обращаясь к ним, Лорен, – вы сборище старых дев и хихикающих девственниц. Переведи им, Джозеф.

Я отметил, что Джозеф очень точно выполнил приказание.

– А что касается тебя, Джозеф, то ты дурак. – Лорен сделал короткий танцующий шаг к нему и ударил ладонью по лицу. Звук получился оглушительный, а сила удара развернула Джозефа и свалила его с ног. Он ошеломленно сел, из угла рта, там, где он прикусил верхнюю губу, показалась струйка крови. – Вы видите, я по-прежнему смеюсь, – обратился Лорен к испуганной аудитории. – Я даже еще не рассердился. Подумайте, что будет, если вы меня по-настоящему рассердите.

Трехтонку живо нагрузили заново, и мы тронулись в путь.

– Ну, – сказала Салли, – теперь мы можем рассчитывать на полное взаимопонимание до конца пути. Почему большой белый бвана не воспользовался хлыстом, зачем пачкал руки?

– Объясни ей, Бен. – Лорен не смотрел на нас. Я торопливо рассказал Салли о саботаже, с которым мы столкнулись.

– Я уверен, Лорену тоже не хотелось бить этого человека, Сал. Но Джозеф сознательно засадил грузовик. У нас всего три с половиной дня, чтобы добраться до Кровавых холмов, и мы не можем позволить себе никаких отсрочек.

Салли немедленно забыла о злосчастном Джозефе.

– Кровавые холмы! – восхитилась она. – Боже, я представляю себе человеческие жертвоприношения и…

– Скорее, просто холмы красного цвета, – заметил я.

– И вся эта история с табу. – Салли не обратила внимания на мои слова. – Должно быть, из-за руин. О боже, у меня просто кровь кипит – храмы, полные драгоценностей, реликты и письменные документы целой цивилизации, могилы, оружие…

– Отметь абсолютно беспристрастный, лишенный романтики и исключительно научный подход моей ассистентки, – сказал я Лорену, и он улыбнулся.

– К моему великому огорчению на этот раз я чувствую то же самое, – признал он.

– Да вы поумнели, голубчик, – ядовито откликнулась Салли.

* * *

Было уже два часа дня, когда мы добрались до восточного края котловины, откуда нам предстояло начать движение к холмам по компасу, и почти сразу стало ясно, что сегодня нам туда не добраться. Путь оказался трудным, песчаный вельд хватал машины за колеса и превратил нашу поездку в движение чуть не ползком. Много раз грузовики застревали в песке, и их приходилось вытягивать с помощью четырехколесной трансмиссии «лендровера». Каждый такой случай вызывал продолжительные извинения со стороны шофера и экипажа злосчастного грузовика.

Песок поглотил всякий след недавних дождей, но о них говорили свежая зелень, покрывшая колючие кусты и акации, и – еще более выразительно – буйство диких цветов, которые толстым ковром укрыли все поверхности.

Три долгих года засухи их семена и луковицы спали, ожидая пору изобилия, и теперь алые огоньки короля чаки сверкали среди полей незабудок наманква. Звездные лилии, эрики, золотые газании и десятки других цветов создавали царское зрелище и смягчали утомительность нашего черепашьего продвижения.

На каждой вынужденной остановке я оставлял Лорена ругаться и понукать работников и уходил с фотоаппаратом прочь от машин.

Заход солнца застал нас в пятнадцати милях от холмов, и, взобравшись на верхние ветви акации с плоской кроной, под которой мы разбили лагерь, на востоке у горизонта я увидел холмы. Озаренные последними лучами солнца, они казались оранжево-красными. Я сидел на развилке дерева и смотрел на них, пока солнце не зашло и они не слились с темным небом.

Странное чувство охватило меня, когда я смотрел на далекие холмы. Ожидание загадочной судьбы заполнило душу вялой истомой и меланхолией, вселило беспокойство и неуверенность.

Когда я спустился, Лорен один сидел у костра, глядя на пламя. Он пил виски.

– Где Салли? – спросил я.

– Пошла спать. В дурном настроении. Мы спорили о кровавом спорте и избиении черных. – Лорен взглянул на палатку, которая светилась изнутри.

Мы с Лореном ели жареную печень сернобыка, запивая теплым красным капским вином, а от костра слуг доносилось пение. Поев, мы какое-то время сидели молча, потом прикончили вино.

– Устал, – сказал наконец Лорен и поднялся. – Пойду позвоню Ларкину. Обещал связываться с ним каждый второй вечер. До завтра, Бен.

Я смотрел, как он идет к «лендроверу» и включает рацию. Сквозь шорохи и треск атмосферного электричества донесся пьяный голос Ларкина. Несколько минут, пока Лорен разговаривал, я прислушивался. Потом тоже встал и ушел от лагерного костра.

В темноте беспокойство и неуверенность вернулись. Туши сернобыков привлекли к лагерю стаю гиен, и из колючих зарослей долетал их хохот и визг. Поэтому далеко от лагеря я не отходил. Я подошел к палатке Салли, испытывая удовольствие от ее близости, потом пошел к костру слуг, беззвучно ступая по мягкому песку. Когда я подошел, говорил старик-подносчик. Остальные, сидя на корточках у низко горящего костра, внимательно слушали. Я ясно слышал его слова, и они пробудили мою память. Холодок пробежал по спине, призрачные пальцы коснулись рук и шеи, волосы встали дыбом.

– Зло на земле и в умах людей должно быть уничтожено навсегда.

Эти самые слова я слышал от Тимоти Магебы. Слова были те же, язык другой. Я зачарованно смотрел на источенные временем черты старого матабеле. Он как будто почувствовал мой взгляд, повернул голову и увидел меня.

И снова заговорил, предупреждая остальных: «Осторожнее, тут Паук». Они прозвали меня Пауком из-за маленького тела и длинных конечностей. Его слова как будто освободили слуг от заклятия, они зашевелились, закашляли, поглядывая на меня. Я повернулся и отошел, но слова старика матабеле продолжали звучать в памяти, усиливая беспокойство.

В палатке Салли было темно, у Лорена тоже. Я пошел к себе и долго лежал без сна, слушая лай гиен и гадая, что принесет завтра. Одно было несомненно: к полудню мы узнаем, природное или искусственное происхождение имеют линии на фотографии. С этой мыслью я наконец заснул.

На следующее утро в десять часов с переднего сиденья «лендровера» стали видны холмы. Над самыми высокими акациями, занимая весь горизонт, показались оранжево-красные вершины, высокие – прямо перед нами и уменьшающиеся – по сторонам.

Я вел машину, а Лорен, сверяясь с картой и фотографией, направлял меня к самому высокому месту. Мы увидели на фоне неба группу гигантских канделябров – деревья эуфорбии; эта группа хорошо просматривалась на фотографии.

Холмы достигали в высоту двухсот – двухсот пятидесяти футов, их обращенные к нам склоны, изборожденные складками, разрушенные ветром и дождями, восходили к вершинам почти отвесно. Позже я установил, что они сложены из разновидности затвердевшего песчаника, пропитанного минеральными окислами. Под крутыми откосами поднималась небольшая роща высоких деревьев; было ясно, что эти гиганты питаются из какого-то подземного источника. Их обнаженные корни змеясь ползли по склонам, как разъяренные питоны, а густая темно-зеленая листва представляла приятное разнообразие после тусклой зелени колючих кустарников и акаций. Полоска непосредственно перед холмами, примерно в полмили шириной, была относительно ровной и заросла редким кустарником и выгоревшей травой.

В тишине, которая становилась все более напряженной, я вел «лендровер» через кусты к холмам. Мы все ближе подъезжали к высоким красным утесам, и вот уже пришлось закидывать голову, чтобы увидеть их вершины.

Наконец Салли нарушила молчание, выразив общее разочарование и огорчение.

– Мы должны были бы уже находиться внутри большой главной стены, если она существует.

Мы затормозили у подножия утесов и выбрались из машины, подавленные, не глядя друг другу в глаза. Ни следа города, ни единого обтесанного камня, ни одного холмика, который можно было бы принять за след стены или здания. Девственный африканский буш, где не ступала нога человека.

– Вы уверены, что это то самое место? – спросила Салли, но мы не ответили. Подъехали и остановились грузовики. Слуги выбирались небольшими группами, поглядывая на холмы и переговариваясь приглушенными голосами.

– Ну ладно, – сказал Лорен – пока они устраивают лагерь, осмотрим местность. Я пойду вдоль холмов сюда, а вы вдвоем – в другую сторону. И, Бен, возьми с собой мой дробовик.

Мы пробирались вдоль подножия холмов, среди молчаливых деревьев. Один раз мы вспугнули на высоких ветвях небольшую группу зеленых мартышек, и они с негодующими криками убежали по вершинам. Их ужимки не вызвали улыбки ни у меня, ни у Салли. Временами мы останавливались и осматривались, но в наших усилиях было мало энтузиазма и надежды. В трех-четырех милях от лагеря мы остановились отдохнуть и сели на большой камень, упавший со склона.

– Плакать хочется, – сказала Салли.

– Я понимаю. Мне тоже.

– Но фотография! Черт возьми, на ней ведь явно что-то видно. Как ты думаешь, это не розыгрыш?

– Нет, – я покачал головой. – Ло так не поступил бы. Он не меньше нашего хочет отыскать город.

– Тогда откуда фотография?

– Не знаю. Очевидно, какая-то оптическая иллюзия, например, тень от утесов или облаков.

– Но ведь там рисунок, – возразила Салли. – Геометрический и симметричный.

– Свет может сыграть любую шутку, Сал, – сказал я. – Вспомни, фотография сделана в шесть вечера, почти на закате. Низкое солнце против облаков – можно получить почти любой эффект.

– Это самое большое разочарование в моей жизни. – Похоже, Салли действительно готова была расплакаться. Я смущенно подошел к ней и обнял за плечи.

– Прости, – сказал я. Она подняла лицо и подставила его для поцелуя.

– Уф, – сказала она наконец, – доктор Кейзин, вы несдержанны!

– Ты пока еще ничего не видела.

– Я видела достаточно. – Она мягко оторвалась от меня. – Пойдем, Бен. Вернемся в лагерь, подальше от холмов. Может, там есть что-нибудь.

Мы медленно брели по жаре. Тут было множество цветов. Я заметил пчел, которые торопливо заползали в цветки, их задние лапки пожелтели от пыльцы. Недавние дожди промыли целую рытвину, хотя никаких других следов присутствия влаги не осталось. Я забрался в рытвину и осмотрел обнажившиеся слои камня и почвы. На глубине в три фута от поверхности булыжники были закруглены и обточены водой.

– Хорошая догадка, Сал! – Я подобрал несколько булыжников и увидел в полусформировавшемся песчанике двустворчатую раковину моллюска. – Это доказывает некоторые положения нашей теории. Когда-то здесь было дно озера.

Салли, оживившись, спустилась ко мне.

– Что это?

– Разновидность Unionidae, пресноводный африканский моллюск.

– Я бы хотела найти что-нибудь более интересное, – сказала Салли и уронила древнюю раковину на песок.

– Да, – согласился я и выбрался из рытвины.

Единственное мое оправдание в том, что мою способность рассуждать затуманивали сильное разочарование и недавняя близость с Салли. Обычно я не обращаюсь с научными образцами так бесцеремонно. И никогда не пропускаю сразу четыре подсказки за час. Мы пошли дальше, не оглядываясь.

Лагерь уже был обустроен и исправно действовал, когда мы с Салли, пыльные и потные, притащились и сели завтракать консервированной ветчиной и виндхукским пивом.

– Нашли что-нибудь? – спросил Лорен, и мы одновременно помотали головами и поднесли к губам пивные кружки.

– Теплое! – с отвращением сказала Салли, отхлебнув.

– Повар включил холодильник. К вечеру будет холодное.

Мы ели молча. Наконец Лорен заговорил:

– Пока вас не было, я вызвал по радио Ларкина. Завтра он пришлет вертолет. Поищем еще раз с воздуха. Это раз и навсегда решит вопрос. Если тут делать нечего, я на нем улечу. В Йоханнесбурге назревают события, а в вертолете, к сожалению, только одно пассажирское место. Вам придется возвращаться на машинах.

Тут прибыла делегация во главе с Джозефом. Нам сообщили, что какой-то глупец оставил открытыми втулки всех четырех цистерн с водой. Теперь до конца пути у нас на семнадцать человек тридцать пять галлонов воды.

– Поэтому, – с очевидным удовольствием закончил Джозеф, – завтра утром нам нужно выехать и вернуться к ближайшему источнику воды на дороге в Маун.

Прозвучало несколько грозных замечаний по поводу этого нового неприкрытого саботажа, но никто из нас не мог сердиться по-настоящему.

– Ладно, Джозеф, – с покорностью согласился Лорен. – Завтра утром свертываем лагерь. Выедем до ленча.

Отношения нанимателей и нанимаемых немедленно улучшились. Я даже заметил несколько улыбок и услышал смех у кухонного костра.

– Не знаю, что вы двое собираетесь делать сегодня после обеда, – с этими словами Лорен закурил сигару, – но я заметил след слона, когда проводил утреннюю разведку. Возьму «лендровер» и подносчиков ружей. Не беспокойтесь, если к ночи мы не явимся: может, придется далеко идти по следу.

Салли подняла голову; на мгновение мне показалось, что она опять собирается высказаться по поводу кровавого спорта, но она только нахмурилась и занялась ветчиной. Я смотрел, как «лендровер» исчезает за поворотом утесов, потом предложил Салли:

– Хочу найти тропу на вершину. Пойдешь со мной?

– Нет уж, Бен, – ответила она. – Хочу порисовать.

Изо всех сил скрывая разочарование, я пошел вдоль подножия холмов и через полмили нашел тропу, ведущую в ущелье. Это ущелье поднималось по склону и сплошь заросло кустарником.

Подъем оказался крутым, солнце жгло спину и, отражаясь от скал, било прямо в лицо. Из трещин и щелей в камне за моими усилиями с живым интересом следила целая армия маленьких пушистых скальных кроликов. Сорок минут спустя, исцарапав руки о колючки, я поднялся на вершину. Моя рубашка насквозь промокла от пота.

На краю обрыва, в тени гигантской эуфорбии, я нашел хороший наблюдательный пункт и принялся с помощью бинокля выискивать хоть какие-нибудь признаки руин. Колючий кустарник у подножия холмов рос не густо, травы почти не было, и сразу стало ясно, что внизу нет ни следа человеческого пребывания или обработки почвы. Я, в сущности уже и не надеясь на удачу, тем не менее почувствовал разочарование. Справившись с ним, я направил бинокль на лагерь. Банту рубил дрова, и некоторое время я забавлялся, следя за ударами топора и слушая звук, доносившийся несколько секунд спустя. Потом в стороне от лагеря, на краю рощи, я заметил яркую розовую блузку Салли. Она, очевидно, отказалась от всякой надежды на большое открытие и – рассудительная девочка – решила извлечь из экспедиции максимум возможного. Я долго смотрел на нее, пытаясь решить, как продолжить кампанию, чтобы сделать эту девушку своей навсегда. Я провел с ней одну ночь и не настолько наивен, чтобы счесть это проявлением неумирающей страсти со стороны высокообразованной, очень умной современной барышни. Она ангел, но я совершенно уверен, что до того, как доктор Бен с его сияющими глазами оказался в ее постели, она играла в те же игры и с другими мужчинами. Весьма вероятно, что ее привлек мой ум, а не тело, что здесь сыграла свою роль жалость и, возможно, некое извращенное любопытство. Однако я был уверен и в том, что этот опыт не принес ей разочарования и мне нужно только постараться превратить уважение и жалость в более глубокое и прочное чувство.

Мир и спокойствие охватили меня, когда я сидел на краю крутого обрыва; я начал понимать, что это путешествие дало мне многое. Хотел бы я подольше задержаться на этих населенных призраками Кровавых холмах с их загадками и безмолвной красотой.

Краем глаза я уловил движение и медленно повернул голову: в шести футах от меня пил сок из цветка дикого алоэ нектарник, «птица солнца», его металлически-зеленая головка блестела, когда он погружал длинный изогнутый клюв в ярко-алый цветок. Я залюбовался им, а когда он, быстро взмахнув крыльями, улетел, испытал чувство утраты. Сожаление становилось все сильнее, я забеспокоился – где-то, на самом пороге сознания, что-то таилось, я только не мог понять, что именно. Я чувствовал лишь, что вот оно, рядом. Еще секунда, и я пойму, что это.

Но тут мое внимание привлекли два тяжелых удара. Полуденную тишину нарушили ружейные выстрелы. Я сидел, прислушиваясь. Секунд через тридцать грянул новый выстрел, и еще. Лорен нашел своего слона.

Я направил бинокль на Салли. Она тоже услышала, встала и смотрела в кусты. Встал и я – беспокойство вернулось – и начал спускаться в ущелье. Избавиться от этого ощущения не удавалось. Наоборот, оно становилось все сильнее. В этом было что-то странное и необъяснимое.

– Мы с вами счастливчики, друг мой, – сказал мне однажды Тимоти Магеба. – Мы отмечены духами и можем видеть то, чего не видят другие, слышим то, что для других только тишина.

В ущелье, в тени ветвей, стало прохладнее, но моя рубашка по-прежнему была мокра от пота. По коже у меня побежали мурашки, но не от прохлады. Я заторопился, желая побыстрее добраться до лагеря, до Салли.

Вечером мы ели жареное слоновье сердце, тонко нарезанное и приправленное острым перечным соусом, с картошкой, испеченной в кожуре. Пиво оказалось ледяным, как и обещал Лорен, а сам он был в хорошем настроении. Лорен прекрасно поохотился, и это скрасило ему другие разочарования. Рядом с костром лежало четыре длинных, изогнутых слоновьих бивня.

Когда Лорен старается очаровать кого-нибудь, он неотразим. И хотя вначале Салли пыталась показать свое неодобрение, скоро она поддалась его чарам и радостно засмеялась, когда Лорен произнес тост:

– За никогда не существовавший город и за сокровища, которых мы не нашли.

Я пошел спать слегка подшофе, и мне снились странные сны. Но утром я проснулся с ясной головой, возбужденный, с таким чувством, будто нас ожидает что-то очень хорошее.

Вертолет явился с юга за час до полудня, ориентируясь на столб черного дыма, валившего от промасленных тряпок. Он с шумом опустился рядом с лагерем, подняв целый водоворот пыли и мусора.

Последовал короткий разговор с темноволосым молодым пилотом, потом Лорен сел рядом с ним, и неуклюжий аппарат снова поднялся в воздух и зарыскал вдоль холмов, с каждым разом поднимаясь все выше, пока не превратился в точку на высоком голубом небе. Эти маневры ясно свидетельствовали о неудаче, и мы с Салли скоро утратили к нему интерес и устроились в тени палатки.

– Ну что ж, – сказала она, – вот и все, верно.

Я молча пошел к холодильнику и достал две банки виндхукского пива. Впервые за много дней прославленный мозг Кейзина заработал на полных оборотах.

«Тридцать галлонов воды на двоих означают галлон в день в течение двух недель. Вода? С водой у меня в сознании связано что-то еще. Салли и вода».

На окраине лагеря вертолет снова сел, и Лорен с пилотом подошли к палатке. Лорен покачал головой.

– Ничего. Перекусим и отправимся. Ты уж дома сам все объяснишь.

Я кивнул в знак согласия, во избежание споров не сообщая о своих планах.

– Ну, Бен, извини. Ничего не могу понять. – Лорен делал себе сэндвич из хлеба и холодного мяса сернобыка, смазывая его горчицей. – Что ж, это не последнее разочарование в нашей жизни.

Двадцать минут спустя весь багаж Лорена был уже в вертолете, и, пока пилот заводил мотор, мы попрощались.

– Увидимся в веселом Йо-бурге. Присмотри за моими бивнями.

– Доброго пути, Ло.

– До конца, партнер?

– До конца, Ло.

Он нырнул под вращающийся ротор и сел в пассажирское кресло вертолета. Вертолет поднялся, как толстый шмель, и полетел над вершинами деревьев.

«Шмель? Пчелы? Боже, вот что меня терзало. Пчелы, птицы и обезьяны!»

Я схватил Салли за руку, удивив ее своим возбужденным видом.

– Салли, мы остаемся!

– Что? – Она уставилась на меня.

– Мы кое-что упустили.

– Что именно?

– Птиц и пчел, – сказал я.

– Ах ты старый проныра, – сказала она.

Мы разделили воду на пятнадцать и двадцать галлонов. Это даст слугам половину галлона в день на каждого на два дня – достаточно, чтобы спокойно добраться до воды. У нас с Салли получалось по галлону в день на десять дней. Я оставил себе «лендровер», убедившись, что баки у него полны и есть еще двадцать пять галлонов в канистрах. Оставил радио, палатку, постели; набор инструментов, включая лопату, топор и кирку, веревку, газовые лампы и запасные цилиндры, фонарик с десятком батареек, консервы, дробовик Лорена и полдесятка коробок патронов и, конечно, все наше с Салли личное имущество. Остальное оборудование погрузили на грузовики, и, когда все слуги уже забрались на борт, я отвел в сторону старого матабеле.

– Мой почтенный отец, – заговорил я на синдебеле, – я слышал, ты говорил о великой загадке, которая живет в этих холмах. Прошу тебя, как сын и друг, расскажи мне об этом.

Потребовалось несколько секунд, чтобы он справился с изумлением. Тогда я повторил фразу, услышанную от Тимоти Магебы. Это был тайный код, знак того, что человек посвящен в величайшие тайны. Старик разинул рот. Теперь он не мог не ответить на мой вопрос.

– Сын мой, – негромко заговорил он. – Если ты знаешь эти слова, то должен знать и легенду. В дни, когда скалы были мягкими, а воздух туманным – традиционное обозначение глубокой древности, – мерзость и зло царили здесь, и наши предки их победили. Они наложили смертельное проклятие на эти холмы и велели стереть зло с лица земли и из умов людей навсегда.

«Снова эти слова, точно в таком порядке».

– Это вся легенда? – спросил я. – Больше ничего?

– Больше ничего, – ответил старик, и я понял, что он говорит правду. Мы пошли к ожидавшим грузовикам, и я для начала обратился к Джозефу на шангаанском:

– Иди с миром, друг мой. Веди машину осторожно, заботься о тех, кто едет с тобой, они для меня очень ценны.

Джозеф разинул рот. Я повернулся к слугам и сказал на сечуана:

– Паук шлет вам привет и желает мира.

Все они застыли, когда я упомянул свое прозвище, но когда они отъезжали и опомнились от изумления, я слышал, как они шумно смеются моей шутке. Потом грузовики исчезли среди деревьев, и вскоре шум моторов сменился вечной тишиной буша.

– Знаешь, – задумчиво сказала Салли, – кажется, я попалась. Я в двухстах милях от ближайшего жилья наедине с человеком, в чьей нравственности сильно сомневаюсь. – Потом хихикнула. – Ну разве не замечательно?

Я нашел место на краю обрыва, где можно было перевеситься через край, придерживаясь за ветви большого молодого дерева – бабуиновой яблони. Оттуда открывался хороший вид на весь обрыв и на открытую местность внизу. Там, рядом с молчаливой рощей, стояла Салли, и я хорошо ее видел.

Солнце находилось справа от нее и светило мне прямо в глаза. Оно было всего в десяти-пятнадцати градусах над горизонтом, его золотые лучи мягко расцветили скалу и листву.

– Э-ге-гей! – ясно послышался крик Салли, и она подняла обе руки. На выработанном нами языке жестов это означало: «Иди ко мне».

– Хорошо, – выдохнул я. Она, должно быть, увидела их. Я объяснил ей, как заслонять глаза, чтобы косые лучи солнца помогли проследить за прямым, как стрела, полетом крошечных золотых огоньков. Старый прием охотников за дикими пчелами, позволяющий отыскать их улей. Меня этому научили бушмены.

Я оттолкнулся от края и начал пробираться через колючие кусты и густой буш, покрывавший вершину. Я догадывался, откуда начинать поиск: весьма вероятно, улей располагался в красной скале, покрытой множеством щелей и трещин. Не прошло и пятнадцати минут, как Салли опять замахала руками и крикнула:

– Прямо под тобой.

Я снова перегнулся через край и увидел золотые огоньки пчел, возвращавшихся домой, в улей.

Я увидел и вход в него – длинную косую трещину с краями, покрытыми бесцветным старым воском. Улей, должно быть, огромный, судя по количеству влетавших работниц и по наплывам воска у входа. В этом недоступном месте его, вероятно, сотни лет не тревожили ни люди, ни животные. Редкость в краях, где так высоко ценится мед.

Я привязал к нависшей над обрывом ветви свой носовой платок, чтобы отметить место, и быстро спустился на равнину к Салли. Она была очень взбудоражена нашим маленьким успехом, и за обедом мы обсуждали открывающиеся возможности.

– Ты действительно очень умен, док Бен.

– Напротив, жернова моего ума мелют медленно. Целых два дня у меня под носом были все признаки, и только теперь я их увидел, – самоуверенно заявил я. – Округа кишит птицами, пчелами, животными, а для них нужно большое количество поверхностной воды. Считается, что в радиусе двухсот миль нет такого источника. Ну, это определенно не так.

– А где мы его отыщем? – она снова была полна энтузиазма.

– Не могу догадаться, но когда найдем, обещаю тебе кое-что интересное.

Когда вечером я вошел в палатку в пижаме, скромно переодевшись снаружи, Салли уже лежала в постели, натянув простыню до подбородка. Я в нерешительности остановился между двумя походными кроватями, и она с проказливой улыбкой пожалела меня и приглашающе приподняла свое одеяло.

– Иди к мамочке, – сказала она.

В холодной предрассветной полутьме на краю обрыва я кутался в свою кожаную куртку и ждал восхода. Я снова был очень счастлив, некоторые мои сомнения за ночь рассеялись.

Внизу расстилалась темная равнина. Салли стояла на своем месте у рощи, одинокая и, вероятно, слегка испуганная африканской тьмой с ее ночными шорохами и криками животных. Я помахал фонариком, чтобы подбодрить ее, и тут стремительно начался рассвет. Вначале мягкие розовые тона, туманный розовато-лиловый и багровый цвета, потом на горизонте появилось солнце – и пчелы полетели из улья. Двадцать минут я следил за ними, чтобы определить направление и цель их полета. Работницы широким веером разлетались по равнине. Это были сборщицы пыльцы. Я установил это, перегнувшись через край и наблюдая за их возвращением: когда они спускались на выступающий край ущелья, становились видны их задние лапки, вымазанные желтой пыльцой.

Тут я обнаружил и другое направление полетов, которое вначале пропустил. Множество рабочих пчел почти вертикально спускались к темной листве молчаливой рощи прямо подо мной, а когда они возвращались, на них не было пыльцы. Значит, это водоносы! Я дал сигнал Салли, указав на основание утеса: на этот раз мы поменялись ролями из-за положения солнца и наклона его лучей. Немного погодя она помахала, давая знать, что заметила их, и я начал трудный спуск на равнину.

Салли показала мне летящих с утеса вниз, в рощу, пчел, но в тени скалы они исчезали прежде, чем мы могли засечь их цель внутри рощи. Тридцать минут мы следили за ними, потом сдались и начали поиски наудачу.

К полудню я готов был поклясться, что никакой поверхностной воды здесь нет. Мы с Салли сидели, прислонясь спинами к стволу могучего дерева моба-хоба, дикой японской мушмуллы (легенды утверждают, что древние люди принесли с собой это дерево со своей родины) и смотрели друг на друга в отчаянии.

– Опять ничего! – Лоб и виски Салли покрывал пот, темная прядь прилипла к коже. Я пальцем ласково убрал волосы за ухо.

– Это где-то здесь. Все равно найдем, – заверил я ее, но сам уверенности не чувствовал. – Должно быть здесь. Должно быть, и все.

Она хотела ответить, но я прижал палец к губам, призывая ее к молчанию. За последним деревом в роще я засек движение. Мы увидели, как стадо зеленых мартышек, задрав хвосты, галопом пересекло открытое место. Добравшись до деревьев, они с комическим облегчением взобрались на ближайший ствол. Их маленькие черные мордочки с беспокойством выглядывали из густой зеленой листвы, но мы сидели неподвижно, и они нас не заметили.

Теперь мартышки уверенно двинулись по верхушкам деревьев к утесу – впереди большие самцы, за ними самки с детьми, цеплявшимися за материнское брюхо, а затем толпа полувзрослых обезьянок.

Они добрались до вершины гигантского сикамора, чьи корни вросли в вертикальную стену утеса из красного камня, а широкие зеленые ветви раскинулись в пятидесяти футах над землей – и начали исчезать.

Это было удивительное зрелище: шестьдесят обезьян на ветвях дерева, потом их число быстро сокращается, и все они исчезают. Не осталось ни одной.

– Куда они подевались? – прошептала Салли. – Поднялись по откосу?

– Нет, не думаю, – я с торжествующей улыбкой повернулся к ней. – Мне кажется, я нашел, Сал. Думаю, что так, но давай дождемся возвращения обезьян.

Двадцать минут спустя обезьяны вновь начали неожиданно появляться на ветвях сикамора. Стадо неторопливо двинулось вдоль утеса, и прежде чем подняться самим, мы выждали, пока мартышки уйдут.

Сплетение толстых корней сикамора образовывало лестницу, неровными неодинаковыми ступенями ведущую туда, где ствол появлялся из скалы. Мы поднялись по этой лестнице и начали осматривать ствол, обходя его, вглядываясь под нависающие ветви. Ствол был гигантский, не менее тридцати футов в окружности, расплющенный и деформированный контактом с неровной стеной красного камня. Даже теперь мы могли бы ничего не найти, если бы не отполированная гладкая тропа, ведущая прямо в скалу, – тропа, проложенная за тысячи лет копытами, ступнями, лапами. Тропа проходила между толстым желтым стволом дерева и утесом. Ствол и заслонял вход: точно так же пещера часто находится за водопадом, скрытая стеной падающей воды.

Мы с Салли всмотрелись в темное углубление за стволом, потом переглянулись. Глаза ее горели, на щеках вспыхнули розовые пятна.

– Да! – прошептала она, и я кивнул, не в силах говорить.

– Пошли! – Она взяла меня за руку, и мы вошли.

Отверстие представляло собой длинную вертикальную щель в стене; откуда-то сверху падал свет. Глядя вверх, я заметил, что стены отполированы лапами многих поколений обезьян, приходивших сюда.

Мы спускались по проходу. Стены уходили вверх на двадцать футов, соединяясь в вышине под углом. Тут же стало ясно, что мы не первые люди, вторгшиеся сюда. Гладкие, ровные красные стены были покрыты множеством великолепных бушменских наскальных росписей. Я никогда не видел таких прекрасных и хорошо сохранившихся изображений.

– Бен! О Бен! Ты только посмотри! – ликовала Салли. (Одна из ее специальностей – искусство бушменов.) – Это настоящая сокровищница. Ты удивительно умный! – Глаза ее горели, как фонари.

– Пошли! – потянул я ее за руку. На это у нас будет много времени.

Мы медленно двинулись по узкому проходу, который на протяжении добрых ста футов постепенно опускался. Свод пещеры уходил все выше, пока совсем не потерялся в полумгле. Мы слышали, как в темных щелях наверху пищат летучие мыши.

– Впереди свет, – сказал я, и мы оказались в большом помещении, круглом, примерно трехсот футов в диаметре; стены поднимались на двести футов. Как внутренние поверхности конуса, высоко вверху они сходились к маленькому отверстию, в котором виднелось безоблачное голубое небо.

Я сразу понял, что это интрузия известняка в красный песчаник и что все в целом – типичная карстовая воронка, очень похожая на Сонный бассейн в Синойе в Родезии.

Здесь, на дне пещеры, тоже было озеро кристально чистой воды, очевидно, очень глубокое, бледно-зеленоватое, примерно ста пятидесяти футов в поперечнике; поверхность зеркально гладкая и спокойная.

Мы с Салли стояли и смотрели на этот бассейн. Красота огромной пещеры парализовала нас. В маленькое отверстие на высоте двухсот футов, точно свет сильного прожектора, струились солнечные лучи, отражаясь от блестящих стен и озаряя все призрачным светом.

Стены пещеры на высоту до пятнадцати с лишним футов тоже были украшены замечательными бушменскими росписями. Кое-где вода, сочащаяся сквозь камень, уничтожила изящные фигуры и рисунки, но в общем все сохранилось великолепно. Нам с Салли предстояло работать в этом удивительном месте не менее двух лет.

Она медленно высвободила руку и подошла к краю изумрудного бассейна. Оставаясь у выхода из туннеля, я с восхищением глядел на нее, а она наклонилась и стала вглядываться в неподвижную воду.

Потом выпрямилась и неторопливо разделась. Обнаженная, остановилась на краю бассейна; кожа у нее была бледная и прозрачная, как известняк утесов. Тело Салли, хоть крупное и крепкое, изяществом линий и текстурой напомнило мне старинные китайские статуэтки из слоновой кости.

Точно жрица древнего языческого культа, она встала на самом краю и подняла руки. Этот жест вызвал во мне странную, атавистическую дрожь, воскресил в моем сознании древний забытый ритуал. Что-то, таившееся глубоко во мне, рвалось наружу, может быть, благословение или заклятие.

Салли нырнула – длинный грациозный изгиб белого тела и летящие темные волосы. Коснулась воды и ушла вглубь. Ее прекрасная фигура ясно просматривалась на глубине; потом она начала медленно подниматься и вынырнула на поверхность. Длинные черные волосы облепили шею и плечи, она подняла тонкую руку и поманила меня.

Я чуть не заплакал от облегчения, вдруг осознав, что не надеялся на возвращение Салли из этих загадочных зеленых глубин, и подошел к краю бассейна, чтобы помочь ей выбраться из воды.

Потом мы обошли всю пещеру и весь проход, ошеломленные изобилием рисунков и барельефов. Лицо Салли сияло от восторга и удивления.

– Эти стены покрывали рисунками не менее двух тысяч лет, Бен. Это место, должно быть, важная святыня для маленьких желтых людей.

Мы не успели обойти и половины пещеры, как свет начал тускнеть, и, когда мы ощупью пробирались наружу, в проходе было холодно и страшно. Только тут я понял, что весь день мы не ели.

Пока Салли подогревала жаркое из мяса антилопы-нильгау с луком, я вызвал по радио Питера Ларкина и с радостью услышал, что оба грузовика благополучно достигли Мауна. Я попросил Ларкина отправить сообщение Лорену.

– Передайте ему, что мы обнаружили интересные наскальные росписи и останемся здесь на неопределенное время.

– У вас есть вода? – ревел Ларкин, его голос был искажен помехами и шотландским виски.

– Да. Мы нашли здесь хороший источник.

– Вы нашли воду? – взревел Ларкин. – Там нет никакой воды!

– Небольшое углубление в скалах, заполнившееся в последние дожди.

– А, понятно. Тогда ладно. Держите связь. Отбой.

– Спасибо, Питер. Отбой.

– Ах ты враль, – улыбнулась Салли, когда я выключил передатчик.

– Цель оправдывает средства, – согласился я, и мы начали готовить лампы, фотоаппараты и оборудование для завтрашней зарисовки росписей.

Старый слон смертельно ранен. Кровь, липкая и сверкающая, льется из ран в горле и на плече, древки пятидесяти стрел торчат из его огромного тела. Загнанный, он стоит, выгнув в агонии спину, а вокруг снуют маленькие храбрые желтые воины с натянутыми луками, наложенными на тетиву стрелами. С десяток воинов слон разметал по тропе охоты – их хрупкие тела раздавлены гигантскими толстыми ногами и разорваны бивнями – но остальные окружили жертву и готовы к убийству.

Древний художник наполнил наскальный рисунок таким движением и драматизмом, что я почувствовал себя свидетелем этой охоты. Но свет здесь был скудный, и мне пришлось выбрать пленку в одиннадцать единиц при экспозиции в одну десятую секунды.

Я нехотя решил воспользоваться вспышкой. Я стараюсь по возможности обходиться без нее, ведь вспышка искажает цвет и добавляет блики. Я начал устанавливать треножник и аппарат, но тут меня окликнула Салли.

– Бен! Пожалуйста, иди сюда!

Пространство огромной пещеры искажало звуки, но это не могло скрыть возбуждения Салли и настоятельности ее просьбы, поэтому я быстро пошел к ней.

Салли была в главной пещере возле изумрудного бассейна, у круто поднимающейся стены, в темноте она светила фонарем на стену.

– Что случилось, Сал? – спросил я, подходя.

– Смотри. – Она передвинула луч ниже, и я увидел изображение огромной человеческой фигуры.

– Боже! – воскликнул я. – Белая леди Брандберга! [1]

Салли повела лучом фонаря по фигуре – и осветила характерный выступ между бедер.

– Дамочка с подвесками, – прошептала она, – если ты понимаешь, о чем я.

Фигура высотой шесть футов, в желтом нагруднике, в изысканно украшенном шлеме с высоким изогнутым гребнем. На левом плече круглый щит, на нем вокруг центрального утолщения посажены желтые орнаментальные розетки. В другой руке лук и колчан со стрелами, а с пояса свисают большой меч и боевой топор. Икры защищены поножами тоже из желтого металла, а на ногах легкие открытые сандалии.

Кожа у воина мертвенно-белая, на грудь спускается ярко-рыжая борода. Изображение несоразмерно больших половых органов – стилизованное указание на высокое положение. Общий эффект ничуть не оскорблял приличий: он придавал фигуре мужскую гордость и высокомерие.

– Белый человек, – прошептал я. – Нагрудник и круглый щит, лук и боевой топор. Может быть…

– Финикийский царь, – закончила за меня Салли.

– Но финикиец скорее был бы черноволосый, с крючковатым носом. Среди древних финикиян этот человек был бы, мягко выражаясь, весьма необычен. Атавизм, вероятно, черты предков из северного Средиземноморья. Сколько лет рисунку, Сал?

– Не могу сказать точно. Примерно две тысячи. На этой стене самые древние изображения пещеры.

– Посмотри, Сал, – сказал я оживленно.

За центральной фигурой виднелось множество крошечных, следовавших за царем. Их древний художник изобразил не столь подробно, но мечи и шлемы были несомненно те же.

– А посмотри сюда. – Салли высветила у ног царя ряд из двух десятков одетых в белое фигур, крошечных, примерно девятидюймовых. – Вероятно, жрецы. Бен, смотри, смотри!

Она провела лучом фонарика по каменному ковру, и я в первый миг не узнал его. Потом мое сердце дрогнуло. Как огромная фреска, частично уничтоженная влагой, мхами и лишайниками, частично закрытая нарисованными поверх нее мириадами фигур людей и животных, развертывалось изображение каменной крепостной стены. Стена была сложена из блоков, причем ясно были видны их соединения, по гребню проходил декоративный пояс из шевронов, аналогичный тому, что украшает главную храмовую стену в руинах Зимбабве. За стеной виднелись очертания фаллических башен, которые мы надеялись найти.

– Это наш город, Бен. Наш затерянный город.

– И наш затерянный царь, Салли, и его жрецы, его воины и… О боже! Салли, ты только посмотри!

– Слоны! – воскликнула она. – Боевые слоны с лучниками на спинах, как те, что использовал Ганнибал в войне с Римом. Карфагеняне, финикийцы!

Устрашающее изобилие – изогнутая стена сто футов длиной и пятнадцать высотой, каждый квадратный дюйм которой покрыт бушменскими рисунками. Фигуры и формы переплетались, некоторые, более ранние, были записаны сверху другими и поблекли; другие, подобно нашему белому царю, гордо хранили неприкосновенность. Огромный труд – развернуть такую массу изображений, рассказывающих об утраченной цивилизации. Это дело Салли, моя камера может лишь зафиксировать дикое смешение, а Салли будет тщательно и терпеливо брать, казалось бы, совершенно уничтоженные фигуры или группы фигур одну за другой и восстанавливать на своих листах восковой бумаги.

Но пока, конечно, не до того. Весь остаток дня мы с Салли ползали вдоль стены, всматриваясь, трогая и издавая возгласы восторга и изумления.

В лагерь мы вернулись вечером истощенные физически и эмоционально. Питер Ларкин передал сообщение от Лорена:

– Он желает вам удачи; один из вертолетов – разведчиков нефти будет в вашем районе в течение следующих нескольких дней; дайте список того, что вам необходимо. Он все привезет.

Следующие десять дней были самыми счастливыми в моей жизни. Как и пообещал Лорен, прилетел вертолет с надписью «Стервесант Ойл» на фюзеляже. Он привез массу необходимого, деликатесы, еще одну палатку, набор карт, разведывательный теодолит, керосин для ламп, пищу, сменную одежду для нас обоих, бумагу и краски для Салли, пленку для меня и даже несколько бутылок солодового виски «Глен Грант», этого универсального средства от всех напастей. Лорен в своей записке предлагал мне заниматься тем, что кажется мне перспективным, и затратить на это сколько угодно времени. Он полностью поддерживает меня, но мне не следует слишком долго держать его в неизвестности, потому что он «умирает от любопытства».

Я передал ему свою благодарность, пленку с наскальными изображениями, среди которых не было самых древних, и кучу полиэтиленовых пакетиков с образцами краски из разных мест пещеры для радиоуглеродного датирования. Потом вертолет улетел, оставив нас в нашей идиллии.

Ежедневно мы трудились с самого утра дотемна: составляли план пещеры на плоскости и на разных уровнях высоты, фотографировали все изображения и наносили их на схему, отмечая положение относительно нашего царя. Салли разрывалась между помощью мне и собственной работой – выделением наиболее древних рисунков. Мы работали в полном согласии и взаимопонимании, прерываясь только для того, чтобы поесть у изумрудного озерца или поплавать голышом в прохладной прозрачной воде, а иногда просто полежать на скалах и поговорить.

Вначале наше появление в пещере серьезно отразилось на экологии местной фауны, но, как мы и надеялись, животные скоро привыкли. Через несколько дней птицы снова стали прилетать через отверстие в крыше пещеры, чтобы напиться и выкупаться в бассейне. Вскоре они перестали обращать на нас внимание и шумно плескались в воде, а мы отрывались от работы и смотрели на них.

Даже обезьяны, гонимые жаждой, прокрадывались через проход – вначале осторожно, – торопливо глотали воду и тут же убегали. Вскоре эти робкие набеги стали более смелыми и наконец превратились в настоящую помеху: обезьяны крали у нас еду и любые предметы, оставленные по неосторожности. Мы их прощали: их забавные ужимки неизменно нас развлекали.

Прекрасные дни, заполненные работой, приносящей удовлетворение, товарищескими и любовными отношениями и глубоким покоем в этом райском уголке. Лишь однажды произошло событие, слегка омрачившее мое счастье. Мы с Салли сидели перед портретом нашего удивительного белого царя, и я сказал: «Этого они не смогут отрицать, Сал. Придется этим ублюдкам перестраивать свои ограниченные мозги».

Она поняла, что я говорю о разоблачителях, общественных обвинителях, о политико-археологах, которые любое свидетельство перекраивают так, чтобы оно подтверждало их теории, те самые, которые жестоко критиковали меня и мои книги.

– Не будь так уверен, Бен, – предостерегла Салли. – Они это не примут. Я уже слышу их брюзгливые голоса. Это всего лишь отражение преданий бушменов, можно их интерпретировать по-разному. Помнишь, как аббата Брейля обвиняли в ретушировании брандбергских рисунков?

– Да. Жаль, но это действительно вторичные изображения. Когда мы продемонстрируем рисунки стен, нам скажут: «Да, но где же сами стены?»

– А наш царь, наш прекрасный мужественный царь-воин, – она взглянула на него.– Его лишат мужественности. Он станет еще одной «белой леди». Боевой щит превратится в букет цветов, молочно-белую кожу заменит ритуальная глина, ярко-рыжая борода вдруг станет шарфом или ожерельем, и когда портрет воспроизведут, он будет чуть подправлен в этой части. А «Британская энциклопедия» по-прежнему будет утверждать, – тут она изменила голос, подражая некоему педантичному и напыщенному лектору, – что «современная наука считает это работой некоей группы банту, возможно, шона или макаланг».

– Хотел бы я… как бы я хотел найти какое-нибудь неопровержимое доказательство, – жалобно сказал я. Впервые я задумался о том, что наше открытие придется отдать на суд моих ученых собратьев, и эта мысль была ужасна, как падение в яму, полную черных гадюк. Я встал. – Давай поплаваем, Сал.

Мы бок о бок несколько раз неторопливо переплыли бассейн. Потом выбрались и сели на солнце, пробивавшемся через крышу. Чтобы поднять настроение, я попытался сменить тему. Взял Салли за руку и с грацией раненого носорога выпалил:

– Салли, пойдешь за меня замуж?

Она повернула ко мне удивленное лицо – щеки и ресницы все еще в каплях воды, – целых десять секунд смотрела на меня, а потом захохотала.

– О Бен, как ты старомоден! Ведь на дворе двадцатый век. Только потому что ты обидел бедную девушку, ты вовсе не обязан на ней жениться! – И прежде чем я успел возразить, она встала и снова нырнула в бассейн.

Весь остаток дня она была занята своими красками и кисточками, и у нее не было времени не только поговорить со мной, но даже посмотреть на меня. Сообщение было ясным и недвусмысленным: есть области, на которые Салли накладывает абсолютный запрет.

Неудачно – но я хорошо усваиваю уроки. Я решил довольствоваться тем счастьем, которое дает судьба, и не торопить события.

Вечером Ларкин передал мне новое сообщение от Лорена: «Радиоуглеродный анализ ваших образцов 1—16 дал средний результат 1620 плюс минус 100 лет. Поздравляю. Все выглядит просто замечательно. Когда я узнаю всю тайну? Лорен».

Я приободрился. Если, допустим, бушмен-художник был непосредственным очевидцем того, что изображал, значит, примерно между двухсотым и четырехсотым годами нашей эры по этой нежно любимой мною земле вел свои армии и боевых слонов вооруженный финикийский воин. Мне было неловко, что я не посвящаю Лорена во все тайны пещеры, но всему свое время. Я хотел еще ненадолго сохранить ее для себя, пользоваться ее миром и красотой, незапятнанной чужим взглядом. Тем паче, что пещера стала храмом моей любви к Салли. Как и для древних бушменов она стала для меня святилищем.

На следующий день Салли как будто старалась загладить причиненную мне боль. Она одновременно была и любящей, и насмешливой, и озорной. В полдень на скале у бассейна в лучах солнца мы любили друг друга. Салли снова мягко и искусно взяла на себя инициативу. Это изгнало печаль из моего сердца и до краев заполнило его счастьем.

Мы лежали обнявшись и сонно перешептывались, когда я вдруг почувствовал чье-то присутствие в пещере. Меня охватила тревога, я приподнялся на локте и посмотрел в сторону входа.

В полумраке туннеля виднелась коричнево-золотистая человеческая фигура. В короткой кожаной набедренной повязке, с колчаном и коротким луком за плечами, на шее ожерелье из скорлупы страусиных яиц и черных обезьяньих бобов. Невысокая, с десятилетнего ребенка, но с лицом взрослого мужчины. Раскосые глаза и широкие плоские скулы придавали этому лицу нечто азиатское, однако нос был расплющенный, а губы полные и чувственные. Маленький куполообразный череп покрывали короткие курчавые черные волосы.

Мгновение мы смотрели друг другу в глаза, потом, точно вспугнутая птица, маленький человек исчез, растворился во тьме тоннеля.

– Что случилось? – шевельнулась рядом Салли.

– Бушмен, – ответил я. – Здесь, в пещере. Смотрит на нас.

– Где?

– Он ушел. Одевайся, быстрее!

– Это опасно, Бен? – Голос у нее вдруг сел.

– Да. Очень! – Я быстро натягивал одежду, стараясь избрать лучший способ действий, продумывая слова, которые произнесу. Хотя кое-что я позабыл, все же я обнаружил, что благодаря упражнениям с Тимоти Магебой владею языком. Этот бушмен был с севера, а не из Калахари, языки похожи, но отличия довольно значительны.

– Они нападут на нас, Бен? – Салли уже оделась.

– Нападут, если мы сделаем что-нибудь неправильно. Мы не знаем, насколько священно для них это место. Лишь бы их не напугать – их пугали и преследовали две тысячи лет.

– О Бен… – Она придвинулась ко мне, и даже в тревоге я наслаждался тем, что она надеется на меня.

– Они… не убьют нас?

– Это дикие бушмены, Салли. Если угрожать дикому животному, оно нападет. Мне нужно найти возможность поговорить с ними. – Я осмотрелся в поисках чего-нибудь, что сгодилось бы в качестве щита, чего-нибудь такого, в чем застряла бы стрела с отравленным наконечником. Причем ядом, вызывающим медленную, но неминуемую смерть в страшнейших муках. Я выбрал кожаный футляр теодолита, разорвал его по швам и расправил, чтобы получить большую площадь. – Иди за мной, Сал. Держись рядом.

Она положила руку мне на плечо, и я медленно двинулся по проходу в скале, освещая фонарем и осматривая каждую тень и каждое углубление, прежде чем пройти. Свет вспугнул летучих мышей, они с писком метались у нас над головами. Салли все сильнее сжимала мне плечо, но наконец мы добрались до ствола, закрывавшего выход.

Мы протиснулись наружу; яркий солнечный свет больно ударил по глазам. Я тщательно осматривал каждый ствол в роще, каждый пучок травы, каждую ямку или возвышение на поверхности – ничего. Но бушмены были здесь, я знал это, ждали в укрытии; терпеливо и сосредоточенно – самые искусные охотники Земли.

Мы добыча, что правда, то правда. Здесь, на пороге Калахари, общепринятые нормы поведения неприменимы. Я вспомнил судьбу экипажа «дакоты» – самолета военно-воздушных сил ЮАР, десять лет назад совершившего вынужденную посадку в пустыне. Семью бушменов, которая сделала это, разыскали, я летал в Габороне и был переводчиком на суде. На суде бушмены не снимали повязки из парашютного шелка, и, когда они отвечали на мой вопрос, лица у них были детские, доверчивые, невинные:

– Да. Мы убили их.

Запертые в современной тюрьме, как птицы в клетке, они погибли через двенадцать месяцев, все. Воспоминание об этом ужасало, и я постарался отвлечься.

– Слушай меня внимательно, Салли. Ты должна оставаться здесь. Что бы ни случилось. Я выйду к ним. Поговорю. Если… – я поперхнулся и вынужден был откашляться… – если в меня попадет их стрела, у меня будет около получаса, прежде чем… – я не договорил. – Я успею добраться до «лендровера» и вернуться за тобой. Ты умеешь вести машину. Тебе не составит труда проехать по нашему следу в котловине Макарикари.

– Бен, не ходи. О боже, Бен, пожалуйста.

– Они будут ждать, Сал. До темноты. Надо идти сейчас, при свете дня.

– Бен…

– Жди здесь. Что бы ни случилось, жди здесь. – Я стряхнул ее руки и вышел из отверстия.

– Мир, – обратился я к ним на их языке. – Между нами нет вражды. – Я сделал шаг в солнечном свете. – Я друг. – Еще один медленный шаг, вниз по изогнутым корням сикамора. Расправленный футляр теодолита я держал перед собой. – Друг! – обратился я снова. – Я вашего народа. Я вашей семьи.

Я медленно пошел по молчаливой враждебной роще. Никакого ответа на мои слова, ни звука, ни движения. Впереди упавшее дерево. Я начал пригибаться к нему, испытывая сильнейшее напряжение и страх.

– У меня нет оружия, – сказал я. Роща стояла в послеполуденной тишине, молчаливая и зловещая.

Я уже почти скрылся за деревом, когда услышал щелчок спущенной тетивы. Я нырнул в убежище за мертвым стволом. Возле моей головы в тишине прожужжала стрела. Уткнувшись лицом в землю, я трепетал от страха перед неминуемой смертью, пролетевшей мимо.

Сзади послышались шаги: кто-то бежал. Я повернулся, готовый защититься.

Нарушив мои инструкции, от сикамора ко мне бежала Салли, смертельно бледная от ужаса, ее рот был раскрыт в безмолвном крике. Она увидела, что я упал и лежу неподвижно. Мысль о том, что я мертв, вызвала у нее панику. Когда я шевельнулся, она поняла свою ошибку и остановилась, осознав собственную уязвимость.

– Назад, Салли! – крикнул я. – Назад!

Ее неуверенность превратилась в отчаяние, она замерла на полпути от входа в пещеру, не зная, что делать.

Краем глаза я увидел, как из травы в пятидесяти шагах от Салли поднимается бушмен, маленькая желтая фигурка. Он уже наложил стрелу на тетиву, прицелился и на секунду застыл, прежде чем выстрелить.

Я нырнул в пространство, разделявшее нас с Салли, и в тот же миг бушмен пустил стрелу. Стрела и я двигались пересекающимися курсами, по двум сторонам треугольника, а в вершине была Салли.

Я видел, как стрела летит Салли в живот, и понимал, что не успею. В отчаянии я бросил кожаный чехол. Он полетел – медленно, поворачиваясь в воздухе. Стрела ударилась в него, смертоносный железный наконечник, вымазанный ядом, застрял в прочной коже. И стрела, и чехол упали у ног Салли, не причинив вреда; я подхватил Салли на руки и, согнувшись под ее весом, заторопился в укрытие, за упавший ствол.

Бушмен по-прежнему стоял на коленях в траве. Он протянул руку за плечо, достал из колчана другую стрелу, привычным движением наложил ее на тетиву и натянул.

Теперь увернуться было невозможно, но я продолжал бежать. Запела тетива, стрела отправилась в полет, и я ощутил сильный удар в шею. Я понял, что стрела попала в цель; с Салли на руках я упал за мертвый ствол.

– Похоже, он попал в меня. – Стрела свисала мне на грудь; я откатился от Салли. – Переломи древко, но не пытайся вытащить.

Мы лежали, глядя друг другу в глаза, разделенные несколькими дюймами. Теперь, уже мертвец, я не испытывал страха. Все кончено. Даже если в меня попадет еще десять стрел, судьба моя не изменится. Остается только обезопасить Салли, пока яд не начал действовать.

Салли дрожащими руками взялась за хрупкое древко, неохотно приподняла его – и тут лицо ее прояснилось.

– Твой воротник, Бен. Она застряла в воротнике куртки. Она тебя не коснулась.

Чувствуя сильнейшее облегчение, я провел руками по древку стрелы и понял, что еще жив. Я осторожно лег на бок. Салли удерживала острие стрелы подальше от моего тела, а я кое-как выпростался из своей легкой куртки защитного цвета. С отвращением посмотрел на страшную самодельную смерть с железным наконечником, на липкий, похожий на патоку яд, покрывавший этот наконечник, и швырнул куртку и стрелу в сторону.

– Господи, еще чуть-чуть и… – прошептал я. – Слушай, Сал. Мне кажется, он там один. Молодой человек и, вероятно, напуган не меньше нас. Попробую снова поговорить с ним. – Я прополз вперед, оставаясь в укрытии, и убедительно, насколько позволяло пересохшее горло, заговорил. – Я твой друг. Хоть ты и послал в меня свои стрелы, я не стану воевать с тобой. Я жил с твоим народом, я один из вас. Откуда иначе мне знать твой язык?

Гробовая, непроницаемая тишина.

– Откуда иначе мне знать твой язык? – повторил я, напрягая слух в ожидании ответа.

И тут бушмен заговорил, высоким голосом, похожим на напев флейты, с прищелкивающими звуками.

– Лесные дьяволы говорят на многих языках. Я не слушаю твои лживые слова.

– Я не дьявол. Я жил с твоим народом. Ты когда-нибудь слышал о человеке по имени Птица Солнца? – Так меня называли бушмены. – Этот человек жил с семьей Ксаи и стал их братом.

Снова молчание, но теперь я почувствовал неуверенность бушмена: удивлен, больше не боится и не так смертельно опасен.

– Ты знаешь старика по имени Ксаи?

– Знаю, – признал бушмен, и я с облегчением перевел дух.

– А о человеке по имени Птица Солнца слышал?

Снова пауза, потом неохотный ответ:

– Люди говорили о нем.

– Это я.

Молчание продолжалось не менее десяти минут. Я знал, что бушмен всесторонне обдумывает мое утверждение. Наконец он снова заговорил.

– Мы с Ксаи охотимся вместе этим летом. К темноте он будет здесь. Подождем его.

– Подождем, – согласился я.

– Но если ты двинешься, я тебя убью, – предупредил бушмен, и я ему поверил.

Старый бушмен Ксаи ростом мне по плечо, а я, видит бог, не гигант. У него характерные сплющенные черты лица, широкие скулы и раскосые глаза, кожа сухая и сморщенная, как старый желтый изюм. Морщины покрывают все тело, будто Ксаи оклеен старым хрупким пергаментом. Короткие курчавые волосы на голове дымчато-серые от возраста, но зубы поразительно белые и здоровые, а глаза черные, сверкающие. Я часто думал, что такие глаза – живые, озорные и любопытные – должны быть у эльфов.

Когда я рассказал ему, как его друг пытался нас убить, он счел это отличной шуткой и разразился короткими взрывами хихиканья, деликатно прикрывая рот рукой. Второй бушмен, по имени Гал, был молод и к тому же женат на одной из дочерей Ксаи, поэтому Ксаи позволил себе безжалостно над ним издеваться.

– Птица Солнца – белый дьявол! – хохотал он. – Быстрей стреляй в него, Гал! Пока он не улетел.

Побежденный собственным смехом, Ксаи принялся приплясывать, описывая небольшие круги, показывая, как, по его разумению, должен был улететь белый дьявол. Гал, страшно смущенный, смотрел на свои переступающие в пыли ноги. Я тоже пытался смеяться, но не мог забыть об отравленных стрелах.

Ксаи неожиданно оборвал смех и требовательно спросил:

– Птица Солнца, у тебя есть табак?

– О боже! – воскликнул я по-английски.

– Что случилось? – Салли встревожил мой тон, она решила, что произошло что-то ужасное.

– Табак, – ответил я. – У нас его нет.

Ни Салли, ни я не пользовались этим зельем, таким драгоценным для бушменов.

– Лорен оставил в «лендровере» ящик сигар, – напомнила она. – Подойдут?

Гал и Ксаи очень заинтересовались алюминиевыми цилиндрами, в которые упакованы сигары «Ромео и Джульетта». Я показал, как их открыть и достать табак, и наши гости заворковали и защебетали от радости. Ксаи, как истинный любитель, понюхал сигару, одобрительно кивнул и откусил. Пожевал немного и затолкнул изжеванный комок под верхнюю губу. А сигару протянул Галу, который, следуя примеру Ксаи, тоже откусил от нее. Они сидели на корточках, сияя от радости, и сердце мое устремилось к ним навстречу. Им так мало нужно для счастья.

Они провели с нами ночь, жарили на нашем костре крыс, наколотых на прутья, как шашлык. Крыс они не свежевали и не снимали шкуру, которая на огне тлела и пахла горелой тряпкой.

– Меня сейчас вырвет, – побледнев, прошептала Салли, глядя на то, с каким аппетитом едят наши два друга.

– Почему они называют тебя Птицей Солнца? – спросила она позже, и я перевел ее вопрос Ксаи.

Он подпрыгнул и великолепно сымитировал движения нектарницы, быстро кивая головой и размахивая руками. Очень похоже: бушмены прекрасно знают природу.

– Они говорят, что я так себя веду, когда волнуюсь, – объяснил я.

– Да! – воскликнула Салли, восхищенно захлопав в ладони, и все засмеялись.

Утром мы вчетвером пошли в пещеру. Там маленькие люди чувствовали себя как дома. Я сфотографировал их, а Салли зарисовала, когда они сидели на скале у бассейна. Ее очаровали их изящные маленькие руки и ноги, увеличенные ягодицы – известная анатомическая особенность, так называемая стеатопигия, которая позволяет им запасать пищу, как верблюды запасают воду, и жить в суровой пустыне. Гал рассказал Ксаи, чем мы занимались вчера, когда он нас увидел, и это вызвало многочисленные комментарии и смех. Салли пожелала узнать, в чем дело, я объяснил, и она залилась краской – приятная перемена, потому что обычно краснею я.

Бушменам чрезвычайно понравились рисунки Салли, и я отвел их к наскальным изображениям.

– Это рисунки моего народа, – похвастал Ксаи. – Это место наше с самого начала.

Я показал на портрет белого царя, и Ксаи, ничего не утаивая, объяснил:

– Это царь белых призраков.

– Где он живет?

– Он живет со своей армией призраков на луне, – объяснил Ксаи.

А мои критики обвиняют меня в романтизме!

Мы некоторое время обсуждали эту проблему, и я узнал, как призраки перелетают с луны на землю, что они расположены к бушменам, но нужно соблюдать осторожность – иногда белыми призраками притворяются лесные дьяволы. Гал принял меня за одного из них.

– Может, когда-то белые призраки были людьми?

– Нет, конечно, нет, – вопрос сбил Ксаи с толку. – Они всегда были призраками и всегда жили на луне и в этих холмах.

– Ты когда-нибудь видел их, Ксаи?

– Мой дед видел белого царя. – Ксаи с достоинством избежал ответа на вопрос.

– А это, Ксаи, – я указал на изображение каменной стены с шевронами и башнями, – что это такое?

– Это Лунный город, – с готовностью ответил Ксаи.

– Где он? На луне?

– Нет. Он здесь.

– Здесь? – взволнованно переспросил я. – В этих холмах?

– Да, – кивнул Ксаи и откусил еще кусочек сигары.

– Где, Ксаи, где? Ты можешь показать мне его?

– Нет. – Ксаи с сожалением покачал головой.

– Почему нет, Ксаи? Я твой брат. Я из твоей семьи, – умолял я. – Твои тайны – мои тайны.

– Ты мой брат, – согласился Ксаи, – но я не могу показать тебе Лунный город. Это призрачный город. Только в полнолуние войско призраков спускается на землю, и тогда город ясно виден под холмами, но наутро он исчезает.

Я начал успокаиваться.

– А ты сам видел Лунный город, Ксаи?

– Мой дед видел, очень давно.

– Дедушка многое повидал, – с горечью сказал я по-английски.

– Что случилось? – поинтересовалась Салли.

– Объясню позже, Сал, – ответил я и снова повернулся к бушмену. – Ксаи, ты сам когда-нибудь видел такой город? С высокими каменными стенами, круглыми каменными башнями? Не в этих холмах, а в другом месте? На севере, у большой реки, в пустынях запада – где угодно?

– Нет, – ответил Ксаи. – Такого города я никогда не видел.

И я понял, что никакого затерянного города севернее великой котловины и южнее Замбези нет, иначе Ксаи увидел бы его за свои семьдесят лет беспрерывных скитаний.

– Вероятно, какой-нибудь древний бушмен забрел на двести семьдесят миль к северу и увидел храм в Зимбабве, – предположил я, когда вечером мы с Салли обсуждали у костра слова старика-бушмена. – И так впечатлился, что, вернувшись, нарисовал его.

– А как тогда объяснить белого царя?

– Не знаю, Сал, – честно ответил я. – Может, это все-таки белая леди с букетом цветов.

Похоже, когда я испытываю сильное разочарование – отказ Салли, рассказ о Лунном городе, – мой мозг временно отключается. Я совершенно упустил главное, хотя не заметить его было невозможно. А ведь мой коэффициент умственного развития – 156, я почти гений!

Наутро бушмены ушли к своим семьям, оставленным в котловине, унося сокровища, которыми мы их наделили. Топорик, туалетное зеркальце Салли, два ножа и половину коробки сигар «Ромео и Джульетта». Они, не оглядываясь, растворились в просторах Калахари, и мы почувствовали, что что-то потеряли с их уходом.

На следующей неделе снова прилетел вертолет и привез целую груду припасов и специального оборудования, о котором я просил Лорена.

Мы с Салли отнесли в пещеру резиновую лодку и надули ее у бассейна. Дули по очереди, пока не начинала кружиться голова.

Салли спустила лодку на воду и радостно гребла, пока я разбирался с остальным оборудованием. Тут была фибергласовая удочка – тяжелая, в двадцать пять унций, – коробка с прочной леской «Пенн Сенатор – 12» и записка от Лорена: «Что это вы собираетесь выудить? Песчаную рыбу или пустынную форель? Л.».

Я прикрепил леску к удочке, пропустил ее через направляющие колесики и прицепил к концу пятифунтовое свинцовое грузило. Опустил груз за борт, снял со стопора катушку с леской, и она начала разматываться.

Как я и просил, плетеная дакроновая нить через каждые пятьдесят футов была помечена, каждая метка представляла собой цветной кружок, хорошо видный в прозрачной воде. Мы начали считать.

– Пять, шесть, семь… Боже, Бен. Он бездонный.

– Карстовые воронки могут уходить на большую глубину.

– Одиннадцать, двенадцать, тринадцать.

– Надеюсь, нам хватит лески. – Салли с сомнением посмотрела на оставшийся клубок.

– Тут восемьсот ярдов, – ответил я. – Более чем достаточно.

– Шестнадцать, семнадцать. – Тут проняло и меня. Я предполагал, что глубина может составить около четырехсот футов, как в Сонном бассейне в Синойе, но леска продолжала разматываться.

Наконец я почувствовал, что груз коснулся дна, леска провисла. Мы с благоговением посмотрели друг на друга.

– Чуть больше восьмисот пятидесяти футов, – сказал я.

– Даже страшно плавать над дырой такой глубины.

– Что ж, – сказал я решительно, – я думал исследовать дно бассейна с помощью акваланга, но придется отказаться. То, что лежит на дне, останется там навсегда. Никто не может погрузиться так глубоко.

Салли посмотрела в зеленые глубины, и пятнистый, зыбкий, отраженный свет странно озарил ее лицо. В глазах ее появилось непонятное выражение. Она вдруг встряхнулась. По всему ее телу прошла дрожь, и Салли оторвала взгляд от зеленоватой поверхности.

– Странное чувство. Мурашки по коже. Бр-р.

Я начал сматывать леску, а Салли легла на дно лодки и загляделась в отверстие в своде. Вытаскивать леску оказалось не так легко, но работа продвигалась.

– Бен, – неожиданно сказала Салли, – посмотри туда.

Я перестал мотать и посмотрел вверх. Мы никогда не смотрели на отверстие в своде под таким углом. Форма отверстия изменилась.

– Туда, Бен. На ту сторону. – Салли показала. – Вот, видишь, из свода торчит камень? Он слишком прямоугольный, слишком правильный, чтобы иметь естественное происхождение.

Некоторое время я смотрел. Потом с сомнением сказал:

– Может быть.

– Мы ведь не пытались найти это отверстие наверху, Бен, – с надеждой сказала Салли. – А можно это сделать? Давай поднимемся и посмотрим на этот прямоугольный камень. Можно, Бен?

– Конечно, – согласился я.

– Сегодня. Сейчас! Уже третий час. До темноты успеем.

– Ну давай. Можно прихватить с собой фонарики.

Растительность на вершине холма оказалась густой и колючей. Я обрадовался, что прихватил с собой мачете. Пришлось прорубать тропу. Снизу мы отметили примерное расположение отверстия, но все равно почти два часа блуждали в зарослях, пока я чуть не свалился в него.

Неожиданно прямо передо мной открылась пугающая черная бездна, и я отпрыгнул, чуть не сбив Салли с ног.

– Еще бы шаг, и… – Испытав потрясение, я обошел отверстие, держась на приличном расстоянии и направляясь туда, где в пустоту выдавалась прямоугольная скала.

Я наклонился, осматривая камень. Далеко внизу в полутьме блестела поверхность изумрудного бассейна. Я не переношу высоту и, наклонившись чтобы осмотреть боковую поверхность, почувствовал головокружение.

– Поверхность правильная, Сал. – Я провел по камню руками. – Но никаких признаков обтесывания я не вижу. Конечно, тут здорово поработали ветер и солнце…

Я поднял голову и застыл в ужасе. Салли ступила на каменную платформу, будто на доску для ныряния. Она стояла на самом краю. Я смотрел. Вдруг она вскинула руки над головой. Растопыренными пальцами она указывала на небо – тем самым жестом, какой сделала, впервые встав на краю изумрудного бассейна.

– Салли! – закричал я.

Девушка дернула головой. И слегка покачнулась. Я привстал на колени.

– Не надо, Салли, – снова крикнул я, сообразив, что она вот-вот прыгнет в голодную каменную пасть. Салли медленно склонилась над пропастью. Я пробежал по плите и, когда Салли, наклонившись, миновала точку равновесия, схватил ее за руку. Какое-то мгновение мы балансировали на краю бездны, потом я оттащил Сал от края, в безопасность.

Неожиданно Салли задрожала и истерически зарыдала, а я, смертельно испуганный, держал ее в объятиях. Я не мог понять, что это было – случилось что-то таинственное и в высшей степени тревожное.

Когда всхлипывания Салли стихли, я мягко спросил:

– Что случилось, Сал? Зачем ты это сделала?

– Не знаю. Сначала у меня закружилась голова, потом все потемнело, в голове зашумело и… не знаю, Бен. Просто не знаю.

Прошло не менее двадцати минут, прежде чем Салли оправилась настолько, что мы смогли начать спуск к лагерю. Солнце уже садилось. До тропы, ведущей вниз, мы добрались затемно.

– Через несколько минут взойдет луна, Сал. Не хочется спускаться в темноте. Давай подождем.

Мы сидели на краю утеса, прижавшись друг к другу, не ради тепла – воздух все еще был горячим, а скалы нагреты солнцем, – а потому, что оба еще не отошли от пережитого потрясения. Сначала из-за горизонта показалось серебряное зарево, потом большая яркая круглая луна поднялась над вершинами деревьев и залила землю мягким бледным светом.

Я посмотрел на Салли. Лицо ее в свете луны стало серебряно-серым, глаза обвело темными кругами, и смотрела она отчужденно и печально.

– Пойдем, Салли? – поторопил я.

– Еще минутку. Такая красота.

Я обернулся и взглянул на залитую лунным светом равнину. Африка многолика, переменчива, но я люблю ее всякую. Тут, перед нами, Африка предстала в самом очаровательном своем обличье. Мы молча любовались, захваченные зрелищем.

Неожиданно Салли пошевелилась, привстала.

– Готова? – спросил я, тоже вставая.

– Бен! – Сильно сжав мои пальцы, она дернула меня за руку. – Бен! Бен!

– Что, Сал? – Я испугался, что приступ повторится.

– Смотри, Бен, смотри! – Голос ее звенел от возбуждения. – Продолжая дергать меня за руку, другой рукой она указывала вниз, на равнину. – Смотри, Бен, вот он!

– Салли! – Я обхватил ее, пытаясь успокоить. – Спокойней, дорогая. Посиди спокойно.

– Не дури, Бен. Я совершенно спокойна. Только посмотри туда.

По-прежнему крепко обнимая ее, я посмотрел. И ничего не увидел.

– Ты не видишь его, Бен?

– Нет.

И тут, как лицо в рисунке-головоломке, он появился. Прямо перед нами, словно был тут всегда.

– Видишь? – Салли дрожала. – Скажи, что ты тоже видишь, Бен. Скажи, что я это не придумала.

– Да, – прошептал я, – да, мне кажется…

– Это Лунный город, Бен. Призрачный город бушменов… наш затерянный город, Бен. Это он…

Огромные смутные очертания. Я крепко зажмурился и снова открыл глаза. Город по-прежнему был перед нами.

Двойная стена вокруг тихой рощи, огромные симметричные линии на серебряной равнине, темные туманные контуры. Круги там, где стояли фаллические башни; некоторые закрыты деревьями рощи. За стенами – лабиринт прямоугольников нижнего города. Город в форме полумесяца, расположенный на берегу древнего исчезнувшего озера.

– Луна, – прошептал я. – Низкий угол. Высвечивает очертания фундаментов. Они настолько сровнены, что мы можем ходить по ним, жить прямо на них целый месяц! Света полной луны как раз достаточно, чтобы незаметные возвышения отбросили тени.

– Фотография!

– Да. С высоты в тридцать шесть тысяч футов свет падает тоже под достаточно низким углом и достаточно рассеян, чтобы дать нужный эффект.

– С небольшой высоты, вероятно, увидеть это невозможно, а вертолет высоко не поднимается, – предположила Салли.

– И тогда был полдень, – согласился я. – Солнце высоко, тени нет. Поэтому Лорен ничего не увидел с вертолета. – Все проще простого – а я растяпа. Вот вам так называемый гений! Должно быть, тест проводили тяп-ляп.

– Но ведь нет стен, Бен, нет башен, ничего нет. Только основания. Что же случилось с городом?

– Узнаем, Сал, – пообещал я. – А теперь давай отметим это место, пока оно снова не исчезло. – Я достал из рюкзака фонарик. – Одна вспышка – ко мне, две – от меня, три – двигайся влево, четыре – вправо; размахиваю фонариком – стой на месте. – Мы быстро согласовали простой код. – Я спущусь на равнину, а ты будешь сигналить. Вначале выведи меня на вершину большой башни, потом веди по периметру внешней стены. Нужно спешить: мы не знаем, сколько продлится эффект. Дай отбой, когда он прекратится.

Чуть больше часа я бегал по равнине в соответствии с указаниями Салли; наконец город начал расплываться и медленно исчез, луна приблизилась к зениту. Наверх, за Салли, я поднялся обнаженный по пояс: рубашку пришлось изорвать на тряпки, которые в качестве опознавательных знаков я привязывал к кустам и пучкам травы.

В лагере мы разожгли большой костер, и я достал бутылку «Глен Грант», чтобы отпраздновать событие. Мы были так возбуждены, нам столько предстояло обсудить, столькому удивиться, что спать мы не ложились очень долго.

Мы снова вернулись к эффекту освещения, сошлись на том, что в нем все дело, и с сожалением вспомнили, как близки были к разгадке в самый первый день, когда обсуждали действие лучей солнца под низким углом, в тот самый день, когда обнаружили раковину пресноводного моллюска. Мы поговорили и об этой раковине и ее значении.

– Снова клянусь, и пусть все боги будут свидетелями, что больше никогда не брошу предмет, имеющий силу научного доказательства, – поклялся я.

– Выпьем за это, – предложила Сал.

– Прекрасная мысль, – согласился я и снова наполнил стаканы.

Потом мы перешли к рассказу старика бушмена.

– Это еще раз доказывает, что в фольклоре все, каждая мелочь, каждая подробность основаны на фактах, возможно, искаженных. – После порции виски Салли потянуло на философию.

– Да, что греха таить, мой брат Ксаи мастер перевирать. Вспомни его рассказ о Лунном городе.

– Какое прекрасное название! Давай сохраним его, – предложила Салли. – А как ты думаешь, может, дедушка Ксаи и впрямь видел белого призрака?

– Вероятно, это был один из старых охотников или путешественников. Вспомни, мы сами чуть не получили статус духов.

– И не только фигурально, но и буквально, – напомнила Салли.

Луна во всем своем великолепии шествовала по небу, разговор шел своим чередом. Время от времени серьезное обсуждение переходило в выкрики:

– О Бен, это чудесно! У нас целый финикийский город, который предстоит исследовать. И все это только наше!

Или:

– Боже, Сал! Всю жизнь я мечтал о чем-то подобном.

Лишь далеко заполночь мы вернулись на землю, и Салли задала вопрос, имеющий практическое значение.

– Что нам делать, Бен? Нужно ли сообщать Лорену Стервесанту?

Я медленно налил себе еще виски, обдумывая вопрос.

– Как ты думаешь, Сал, не прорыть ли нам небольшой шурф, совсем небольшой, в основании? Только чтобы убедиться, что мы не выставим себя на посмешище.

– Бен, ты знаешь первейшее правило. Не рой наудачу. Ты можешь разрушить что-нибудь ценное. Надо подождать организованных раскопок, в нужной последовательности.

– Знаю, Сал. Просто не могу сдержаться. Один маленький шурф?

– Ну хорошо, – она улыбнулась. – Всего один маленький шурф.

– Наверно, надо поспать. Уже третий час.

Когда мы засыпали, Салли пробормотала мне в щеку:

– Я по-прежнему гадаю, что же произошло с нашим городом. Если бушмен не соврал, стены и башни рассеялись в воздухе.

– Да. Интересно будет выяснить.

Со всей силой характера, которую я иногда проявляю, я отверг искушение выкопать траншею внутри храмовой стены и выбрал место на фундаменте внешней стены в надежде причинить минимальный ущерб.

Салли жадно следила за моими действиями и иногда не просто советовала, а вмешивалась, я же с помощью обрывков своей рубашки наметил очертания будущей траншеи. Узкая щель три фута шириной и двадцать длиной, под прямым углом к основанию, должна была открыть пересечение горизонтов.

В своем блокноте Салли тщательно отметила положение каждого нашего условного знака. Я подготовил фотоаппараты, инструменты и брезент с «лендровера». Наша траншея пройдет всего в тридцати ярдах от палатки. Мы разбили лагерь буквально на древней стене.

Я расстелил брезент (буду складывать туда землю из траншеи), потом снял рубашку и отбросил в сторону. Я больше не стыдился обнажать свое тело при Салли. Поплевал на ладони, запомнил расположение ленточек, взял кирку и взглянул на Салли. Та в широкополой шляпе сидела на брезенте, поджав ноги.

– Готова? – я улыбнулся ей.

– До конца, партнер? – спросила она, и я был неприятно поражен. Это наши с Лореном слова. Другим мы их не говорим. Потом я вдруг подумал: «Какого дьявола? Ее я ведь тоже люблю».

– До конца, девушка, – согласился я и взмахнул киркой. Приятно было ощутить в руках легкую, как перышко, кирку; ее жало глубоко врезалось в песчаную почву. Я работал неторопливо, время от времени меняя кирку на лопату, но скоро пот ручейками заструился по моему телу и пропитал брюки. Землю из траншеи я выбрасывал на брезент. Салли начала тщательно ее просеивать. Она весело болтала во время работы, я в ответ только ухал, очередной раз взмахивая киркой.

К полудню я отрыл траншею на всю длину и на глубину в три фута. На восемнадцатидюймовой глубине песчаную почву сменил темный красноватый суглинок, еще влажный от недавних дождей. Мы отдохнули, поели консервов и выпили бутылку виндхукского пива, чтобы восполнить потерянную мной влагу.

– Знаешь, – Салли задумчиво смотрела на меня, – когда привыкнешь, в твоем теле обнаруживается странная красота.

Я покраснел до слез.

Я работал еще с час, потом кирка выбросила что-то черное. Я ударил еще раз – опять черное. Я отбросил кирку и нагнулся к дну траншеи.

– Что там? – сейчас же спросила Салли.

– Пепел, – сказал я. – Угли.

– Древний очаг, – предположила она.

– Возможно, – я решил не спешить соглашаться, чтобы потом иметь возможность подтрунивать над ее торопливостью. – Возьмем образцы для датирования.

Теперь я работал осторожно, стараясь вскрыть слой с пеплом, не задев его. Мы собрали образцы, выяснив, что толщина слоя пепла в разных местах колеблется от четверти дюйма до двух дюймов. Салли отметила глубину залегания и положение каждого образца, а я сфотографировал траншею и наши метки.

Потом мы распрямились и переглянулись.

– Слишком велико для очага, – сказала она, и я кивнул. – Дальше углубляться не надо, Бен. Кирка и лопата тут не годятся.

– Знаю, – сказал я. – Половину траншеи мы оставим, постараемся не трогать слой пепла, но в другой части я намерен добраться до основания.

– Я рада, что ты так сказал, – захлопала в ладоши Салли. – Я тоже так считаю.

– Начинай с того конца, а я с этого. Пойдем друг другу навстречу. – Мы начали снимать слой пепла с половины траншеи. Сразу под пеплом я обнаружил слой твердой глины и (хоть и не сказал этого) решил, что это строительная шпатлевка. Это был явно искусственный слой, он не мог появиться сам по себе.

– Осторожней, – предупредил я Салли.

– Велел человек с киркой и лопатой, – саркастически пробормотала она, не поднимая головы, и почти немедленно сделала первое открытие в руинах Лунного города.

Я пишу это, а передо мной – ее блокнот с грязными следами пальцев на страницах, где крупным девичьим почерком написано:

Траншея 1. Знак АС. 6.П.4. Глубина 4'2,5".

Предмет. Одна стеклянная бусина. Овальная. Голубая. Окружность 2,5 мм. С отверстием. Слегка смята.

Прим.: Найдена в слое пепла на уровне 1.

№ находки 1.

Эта лаконичная запись не дает представления о нашей радости, о том, как мы обнимались и смеялись при свете солнца. Типичная финикийская голубая торговая бусина. Я зажал этот крошечный стеклянный шарик в кулаке.

– Сберегу ее и затолкаю им в зад, – пригрозил я.

– Если зад у них такой же узкий, как мозги, тебе придется попотеть, дорогой Бен.

Я начал работать маленькой киркой и через пятнадцать минут сделал второе открытие. Обгорелый обломок кости.

– Человеческая? – спросила Салли.

– Возможно, – ответил я. – Головка бедренной кости человека, ствол сгорел.

– Каннибализм? Кремация? – предположила Салли.

– Можно только гадать.

– А ты сам что думаешь?

Я долго молчал, собираясь с мыслями, потом сказал:

– Я думаю, на этом уровне Лунный город был разграблен и сожжен, его обитатели перебиты, стены снесены и здания разрушены.

Салли негромко присвистнула, изумленно глядя на меня.

– И все это на основании одной бусины и куска кости – вот кто самый большой выдумщик нашего времени!

* * *

Вечером в ответ на громогласные расспросы Ларкина я сказал:

– Спасибо, Питер. У нас все в порядке. Нет, нам ничего не нужно. Да. Хорошо. Пожалуйста, передайте мистеру Стервесанту, что перемен никаких, сообщить нечего.

Я выключил радио, стараясь не смотреть на Салли.

– Да, – строго заметила она, – ты должен стыдиться такой гнусной лжи.

– Ты же сама сказала, что это всего лишь бусина и обломок кости.

Но два вечера спустя я лишился оправданий, поскольку, углубив траншею до семи футов пяти дюймов, обнаружил первый из четырех горизонтальных рядов каменной кладки. Прямоугольные камни искусно обтесаны. Зазоры между ними такие тонкие, что туда не просунуть даже лезвие ножа. Камни больше, чем в постройках Зимбабве, явно предназначенные для того, чтобы выдерживать вес большого здания. Средняя их величина – четыре на два и на два фута. Высечены из красного песчаника, схожего с тем, из которого состояли холмы, и при первом же взгляде на эти камни становилось ясно: это работа искусных ремесленников, представителей высокоразвитой и богатой цивилизации.

В тот вечер я связался с Ларкиным.

– Как скоро вы сумеете передать сообщение мистеру Стервесанту, Питер?

– Сегодня он должен вернуться из Нью-Йорка. Могу позвонить ему сегодня же.

– Попросите его немедленно прилететь.

– Вы хотите, чтобы он бросил все свои дела и примчался к вам? Умора!

– Пожалуйста, передайте ему мои слова.

Вертолет появился назавтра в три часа дня, и я побежал встречать его, на ходу натягивая рубашку.

– Что у тебя тут, Бен? – спросил Лорен, как только выбрался из кабины, большой и светловолосый.

– Думаю, тебе понравится.

И мы обменялись рукопожатием.

Пять часов спустя мы сидели у костра, и Лорен улыбался мне над краем стакана.

– Ты был прав, парень. Мне понравилось! – Впервые с момента прибытия он выразил свое мнение. Вслед за Сал и мной он прошел от траншеи до пещеры, а оттуда к отверстию на верху холма, внимательно слушая наши объяснения, с сожалением качая головой, когда я излагал нашу теорию низкой луны, показывающей руины, и время от времени задавая вопросы тем тоном, какой бывает у него на собраниях директоров компаний. Каждый вопрос непосредственно относился к делу и был острым и точным, как будто Лорен оценивал финансовую сделку.

Когда говорила Салли, он стоял рядом с ней, откровенно глядя ей в глаза, и удивительно красивые классические черты его лица выражали восхищение. Один раз она коснулась его руки, подчеркивая какое-то свое утверждение, и они улыбнулись друг другу. Я был счастлив, что наконец-то они подружились: этих двоих я любил больше всех на свете.

Лорен вместе со мной спустился в траншею и ласково провел рукой по тесаным камням кладки, подержал в руке обломок кости, повертел бусину, хмурясь, будто старался усилием воли вырвать у этих предметов их тайны.

Перед самым закатом мы по настоянию Лорена вернулись в пещеру и прошли к задней стене. Я зажег керосиновые лампы и разместил их так, чтобы свет падал на изображение белого царя. Потом мы втроем уселись полукругом и принялись рассматривать изображение во всех подробностях. Голова царя была изображена в профиль, и Салли указала на черты лица, на длинный прямой нос и высокий лоб.

– Такого лица не может быть у африканца, – она для контраста указала на другую фигуру, нарисованную поодаль. – А вот это вне всякого сомнения банту. Художник был достаточно искусен, чтобы отразить внешние различия между расами.

Но Лорен не отрываясь разглядывал белого царя. Мне опять показалось, что он хочет вырвать у него его тайны, но царь сохранял царское равнодушие, и наконец Лорен вздохнул и встал. Он уже хотел отвернуться, когда его взгляд упал на фигуры жрецов в белой одежде рядом с царем.

– А это кто? – спросил он.

– Мы назвали их жрецами, – ответил я, – но Салли думает, что это, возможно, арабские торговцы или…

– Вот этот, в центре… – он показал на центральную фигуру жреца, голос его звучал резко, почти встревоженно, – что он делает?

– Кланяется царю, – предположила Салли.

– Даже кланяясь, он выше остальных, – возразил Лорен.

– Для художника-бушмена размер – это способ показать значение человека. Царя всегда изображают гигантом. Величина изображения может означать, что это верховный жрец или предводитель арабов, если Салли права.

– Если это поклон, то очень неглубокий, к тому же один ваш жрец это и делает. Остальные стоят прямо, – Лорен все еще сомневался. – Как будто… – он замолк и покачал головой. Потом вдруг слегка вздрогнул, и я заметил, что его загорелое тело покрылось гусиной кожей. – – Тут становится холодно, – сказал он, сложив руки на груди.

Я ничего такого не заметил, но тоже встал.

– Идемте в лагерь, – предложил Лорен, и только после того, как я развел костер, он снова заговорил. – Ты был прав, парень. Мне понравилось! – Он отхлебнул солодового виски. – Теперь давайте определим цены, – предложил он.

– Установи их для нас, Ло, – предложил я.

– Я проведу переговоры с правительством Ботсваны. Могу оказать на них некоторое давление. У нас должно быть формальное разрешение на раскопки. Вероятно, находками придется с ними делиться, но нам надо получить исключительные права на исследование и публикации. Ну и так далее.

– Хорошо. Это уж твоя задача, Ло.

– Зная тебя, Бенджамен, я не удивлюсь, если ты уже подготовил список необходимого. Люди, оборудование. Я прав?

Я рассмеялся и полез в карман куртки.

– Прав, – согласился я и протянул ему три листа бумаги.

Лорен быстро просмотрел их.

– Весьма по-спартански, Бен, – похвалил он. – Думаю, мы можем позволить себе и большее. Прежде всего нужна посадочная полоса, такая, чтобы могла сесть «дакота». Приближается жаркое время года. Вы здесь умрете в палатках. Нужны удобства, кабинеты, склад, все с кондиционерами. Значит, потребуется генератор и насос, чтобы качать воду из бассейна.

– Нельзя упрекнуть тебя в любви к полумерам, Ло, – сказал я, и мы все рассмеялись. Салли снова наполнила стаканы. В этот вечер я был доволен собой. Мне было чем гордиться. Я собирался раскрыть тысячелетние тайны, и Лорен обещал мне поддержку. Виски шло как вода.

Когда-то я злоупотреблял виски. Это был мой способ кое о чем забывать, а кое с чем мириться. И вот лет шесть назад я обнаружил, что уже год не работаю над книгой, память слабеет, интеллект снижается и по утрам трясутся руки. Я по-прежнему выпиваю одну-две порции по вечерам, а изредка и больше. Но в тот вечер я пил от счастья, а не с горя.

– Давай, Бен. Сегодня нам есть что праздновать. – Салли рассмеялась и налила мне еще.

– Эй! Полегче, доктор! – пытался я протестовать – и в итоге напился: с удовольствием, с чувством и вдрызг. Я с достоинством отказался от помощи Лорена и самостоятельно добрался до своей палатки, куда меня тайком выселила Салли со времени появления Лорена. Не раздеваясь, я упал на постель и уснул. Когда вошел Лорен и лег на свою кровать, я наполовину проснулся, помню, как открывал глаз и видел луну через открытый входной клапан палатки… или это было уже на рассвете? Мне казалось, что это неважно.

Важнее всего оказалось подобрать персонал для нашего проекта, и тут мне повезло. Питер Уилкокс из Кейптаунского университета собирался в полугодовой отпуск. Я полетел на встречу с ним и за шесть часов убедил, что ему вовсе не понравятся злачные места Европы. Несколько труднее было убедить его жену Хетер, но я в конце концов показал ей фотографию белого царя. Ее специальность та же, что у Салли, – наскальные росписи.

Для нашей работы лучше Уилкоксов не найти. Я уже ездил с ними на раскопки Слангкопских пещер. Обоим за тридцать. Он – слегка растолстевший и полысевший, в очках в стальной оправе и в мешковатых неглаженых брюках, которые ему постоянно приходилось подтягивать. Она – худая и угловатая, с широким смешливым ртом и курносым веснушчатым носом. Питер играет на аккордеоне, а голос Хетер очень созвучен моему.

Питер представил мне двоих своих выпускников, которых рекомендовал без всяких оговорок. При первой встрече с ними я удивился. Рал Дэвидсон оказался молодым человеком двадцати одного года. Впрочем, его принадлежность к мужскому полу была вовсе не очевидна. Однако Питер заверил меня, что под этой массой нечесаных волос скрывается многообещающий молодой археолог. Его невеста, серьезная молодая особа в очках, окончила курс на год раньше срока. И хотя я предпочитаю красивых женщин, а Лесли Джонс удручающе некрасива, она завоевала мое расположение, прошептав с придыханием:

– Доктор Кейзин, я считаю, что ваша «Древняя Африка» – лучшая из прочитанных мною книг!

Такое проявление хорошего вкуса обеспечило им обоим работу.

Питер Ларкин набрал сорок шесть африканских рабочих с юга Ботсваны, которые никогда не слышали ни о Кровавых холмах, ни о тяготеющем над ними проклятии.

Единственное разочарование принес мне Тимоти Магеба. Возвращаясь из Кейптауна, я провел пять дней в своем Институте в Йоханнесбурге и все это время пытался убедить Тимоти, что он нужен мне на Кровавых холмах.

– Мачане, – ответил он, – есть то, что могу делать только я. А работать там могут многие. – Позже я припомню эти слова. – У вас уже немало специалистов. Я вам не нужен.

– Пожалуйста, Тимоти. Всего на шесть месяцев. Твоя работа подождет.

Он энергично помотал головой, но я торопливо продолжал:

– Ты мне очень нужен. Есть то, что можешь объяснить ты один. Тимоти, там пятнадцать тысяч квадратных футов наскальных рисунков. По большей части – символические изображения, которые никто, кроме тебя…

– Доктор Кейзин, вы можете прислать мне копии. А я пришлю вам свои пояснения. – Тимоти перешел на английский (это всегда плохой признак). – Надеюсь, вы не станете настаивать на том, чтобы я сейчас покинул Институт. Мои помощники не смогут работать без моего руководства.

Мы несколько секунд смотрели друг на друга. Тупик. Я, конечно, мог приказать, но подневольный помощник хуже, чем никакого. В темных глазах Тимоти блестел непокорный независимый дух, и я понял, что существует какая-то более веская причина, по которой он не хочет ехать.

– Может быть… – я остановился. На языке вертелся вопрос: не древнее ли проклятие стало причиной его отказа? Всегда тревожно обнаружить суеверие под маской хорошо образованного разумного человека. Выяснять не хотелось, ведь даже у африканцев вроде Тимоти прямые вопросы считаются бестактными и невежливыми.

– Всегда существуют причины, стоящие за причинами, доктор. Поверьте, будет лучше, если я не стану вас сейчас сопровождать.

– Ну ладно, Тимоти, – покорно согласился я и встал. Мы снова переглянулись, и теперь мне показалось, что его взгляд изменился. Огонь в нем горел ярче, и в глубине души я почувствовал беспокойство, даже страх.

– Клянусь вам, доктор, моя работа здесь в критической стадии.

– Было бы интересно взглянуть, чем ты сейчас занят, Тимоти.

На следующее утро с коммерческим рейсом из Кейптауна прибыли четыре моих новых помощника, и мы отправились прямо к ангару Стервесантов, где нас ждала «дакота».

Полет прошел шумно и весело. У Питера был с собой аккордеон, а я никогда не путешествую без своей старой гитары. Мы начали с легких песен типа «Абдул Абулбул Эмир» и «Зеленью покрыты холмы», и я с радостью обнаружил, что Рал Дэвидсон очень чисто и верно свистит, а у Лесли приятное сопрано.

– Вот закончим раскопки, возьму вас с собой на гастроли, – пообещал я и начал разучивать с ними кое-что из собственных сочинений.

Прошло три недели с тех пор, как я покинул Кровавые холмы, и, когда мы сделали круг, стало видно, какие изменения произошли за это время. На пыльной равнине была выдолблена посадочная полоса. Рядом виднелись несколько сборных домов: длинное центральное бунгало и вокруг – домики для персонала. На решетчатой металлической башне – двухтысячегаллонная цистерна для воды из гальванизированного железа; рядом лагерь африканских рабочих.

У полосы нас ждала Салли. Мы погрузили багаж в «лендровер» и отправились взглянуть на свой новый дом. Я надеялся застать Лорена, но Салли сказала, что накануне он улетел, пробыв здесь несколько дней.

Салли гордо показывала лагерь. В центральном бунгало с кондиционированием была небольшая гостиная в одном конце, большой кабинет в центре, а за ним – складские помещения. Четыре жилых дома, тоже с кондиционерами, правда скупо меблированные, предназначались: один для Уилкоксов, один для Лесли и Салли, один для меня и Рала и четвертый для Лорена или других посетителей и пилотов.

– Я мог бы усовершенствовать распределение спальных мест, – прошептал я с горечью.

– Бедный Бен, – жестоко улыбнулась Салли. – Цивилизация тебя настигла. Кстати, ты, надеюсь, не забыл прихватить плавки? Больше никаких купаний в бассейне нагишом.

И я пожалел о том, что сделал для нас Лорен. Кровавые холмы больше не были пустынным, таинственным, диким местом, они превратились в кипящую жизнью маленькую общину: на полосу регулярно садились самолеты, «лендроверы» вздымали тучи пыли, а постоянный рокот электрического насоса уничтожил задумчивую тишину пещеры и тревожил неподвижные воды бассейна.

Все занялись делом. Салли работала в пещере, ей помогал один из африканцев. Остальные четверо распоряжались десятью работниками каждый и получили по участку раскопок. Питер и Хетер благоразумно выбрали для работы участок вне главной стены, в руинах нижнего города. Именно здесь вероятнее всего обнаружатся мусор, разбитая керамика, старое оружие, потерянные бусы и прочие следы погибшей цивилизации.

Рал и Лесли в мечтах о золоте и сокровищах ухватились за возможность порыться внутри стен, в тех местах, что древние содержали в чистоте и где менее вероятны интересные находки. Такова разница между опытом и неопытностью, между порывистостью молодости и холодным расчетом зрелости.

Я сохранял свободу, присматривая за всеми, выступая в роли советчика и проводя время там, где мог принести пользу. Вначале я с тревогой присматривался к Ралу и Лесли, потом, убедившись, что они все делают правильно, успокоился: рекомендация Питера подтверждалась. Умные молодые люди, энтузиасты и, что самое главное, знают, как себя вести на археологических раскопках.

Рабочих разделили на четыре отряда, довольно быстро среди них определились самые умные. И фирма «Кейзин и Компания» начала действовать – быстрее, чем я надеялся.

Работа была кропотливой, тщательной и исключительно благодарной. Каждый вечер, перед небольшим импровизированным концертом в гостиной, мы обсуждали результаты дневной работы, оценивали находки и их место в общей картине.

Первое открытие заключалось в том, что слой пепла и уровень 1 наблюдались по всей территории раскопок, даже в нижнем городе. Пепел распределялся равномерно, но в отдельных местах залегал глубже, чем в других. Радиоуглеродный метод давал, однако, один и тот же результат, и мы приняли за основу 450-й год нашей эры. Эта датировка как будто соответствовала древнейшим бушменским рисункам в пещере или была чуть более ранней.

Мы сошлись на том, что бушмены заняли пещеру сразу вслед за уходом или исчезновением жителей древнего города. Их мы называли просто «древними», считая, что их финикийское происхождение еще не доказано. Положение, которое, как я горячо надеялся, скоро изменится.

В слое пепла постоянно попадалось большое количество человеческих останков. Рал обнаружил в пепле у основания главной башни передний зуб-резец, Питер – целую плечевую кость и множество мелких обломков, которые с трудом поддавались идентификации. Эти непогребенные человеческие останки подкрепляли мою теорию о насильственной гибели Лунного города.

О том же говорило и поразительное исчезновение стен и башен, которые, как мы имели все основания полагать, некогда возвышались на этом глиняном слое с остатками каменных фундаментов, которые кое-где сохранили их очертания.

Рал нерешительно предположил, что враг был так одержим ненавистью, что постарался стереть с лица земли все следы древних. Мы соглашались с этим.

– Возможно. Но куда девались тысячи тонн обтесанных камней? – спросила Салли.

– Их разбросали по равнине, – предположил Рал.

– Подвиг Геркулеса, к тому же тогда на месте равнины было озеро. Чтобы избавиться от камней, их должны были рассеять на узкой полосе между холмами и озером. Но тут чисто.

С виноватым видом Питер Уилкокс напомнил нам место в книге Кредо Мутва «Индаба, дети мои» о том, как древний город квартал за кварталом был перенесен его жителями с запада и как этот город был заново построен как Зимбабве.

– Это красный песчаник, – резко вмешалась Салли, – а Зимбабве построен из гранита, вырубленного из скалы, на которой он стоит. Зимбабве на востоке в двухстах семидесяти пяти милях отсюда. Требуемая для этого работа немыслима. Я могу признать, что передалось искусство, технология, но не сам материал.

Больше никаких соображений не было, и мы от теорий перешли к фактам. В конце шестой недели нас впервые за все это время навестил Лорен Стервесант. Все раскопки и прочие работы были прекращены, мы провели двухдневный семинар со мной в качестве председателя и предъявили Лорену все наши достижения и выводы.

А они были внушительны. Только список различных предметов, обломков керамики и других находок занял 127 страниц машинописи. Большая часть находок принадлежала Питеру и Хетер, они и открыли семинар.

– До сих пор наши раскопки вне стен города велись к северу от него примерно в тысяче футов от внешнего периметра. По-видимому, здесь когда-то располагалось множество небольших помещений или домов из глины-сырца, крытых тростником, с крышей, поддерживаемой столбами…

Питер подробно описывал этот район, указывая средний размер помещений и точное положение каждого найденного предмета. Лорен уже начал ерзать на стуле и вертеть в пальцах сигару. В своем отношении к работе Питер педантичен, как старая дева. Наконец он добрался до заключения: «Таким образом, на этой территории предположительно находился базар или рынок» – и отвел нас на склад, чтобы ознакомить с находками. Здесь были куски сильно проржавевшего железа, бронзовый гребень, ручка ножа в форме женского тела, четырнадцать бронзовых розеток – мы предположили, что это отделка щита, – двадцать пять фунтов бронзовых дисков, предметы в форме солнца и звезд, очевидно, украшения, шестнадцать изогнутых и измятых бронзовых пластин, которые, как мы полагали, представляли собой элемент защитного вооружения – часть нагрудника; великолепное бронзовое блюдо двадцати четырех дюймов в диаметре, с изображением солнца в центре и сложным узором по краям и еще примерно сорок фунтов бронзовых обломков, настолько поврежденных, что определить их назначение не представлялось возможным.

– Здесь все обнаруженные на данный момент бронзовые предметы, – сказал Питер Лорену. – Обработка грубая, но ни замысел, ни исполнение не принадлежат банту. Ближе всего финикийская работа. В отличие от римлян и греков финикийцы уделяли искусству мало внимания. Их артефакты, как и их здания, тяжелы и грубо исполнены. С другой стороны, привлекает внимание преклонение перед солнцем. Очевидно, это было политеистическое общество, но с явным преобладанием культа солнца. Представляется, что в этом поселении главный финикийский бог Баал персонифицировался в виде солнечного диска.

Хотя Питер допустил обычную ошибку профессионала, пустившись в рассуждения о неинтересных другим тонкостях, я не вмешался и позволил ему продолжать. Обсудив каждый предмет отдельно, Питер подвел нас к следующему ряду столов, где были расставлены стекло и керамика.

– Стеклянные бусы весом сто двадцать пять фунтов, всех цветов, но преимущественно синего и красного. Финикийские цвета, причем зеленые, белые и желтые обнаруживаются только в уровнях один и два. Иными словами, после пятидесятого года нашей эры, что приблизительно совпадает с последней фазой ассимиляции финикийской цивилизации римлянами в Средиземноморье и последующим исчезновением этой цивилизации.

Я вмешался:

– Римляне так тщательно ассимилировали финикийцев и все их достижения, что мы о них почти ничего не знаем.

Я обратил внимание на Салли. Она была в великолепном настроении – разительная перемена по сравнению с предшествующими шестью неделями, когда она оставалась неразговорчивой и отчужденной. Она промыла волосы, и они стали мягкими и блестящими. Кожа Салли там, где ее коснулось солнце, тоже блестела золотыми оттенками. Салли подкрасила губы и подвела глаза. Ее красота поразила мое сердце. Я заставил себя вернуться к обсуждению.

– …а также обнаруженная керамика, – говорил Питер. Он указал на большую выставку фрагментов, частей и иногда почти целых предметов. – На всех предметах, за одним исключением, нет ни единой надписи. А вот и исключение. – Он взял обломок, лежавший на почетном месте, и протянул его Лорену. Хотя мы все уже много раз видели его, мы столпились вокруг Лорена. На обожженной глине виднелась буква. – Обломок вазы или чаши. Буква, предположительно, пуническое «Т».

Наконец нетерпение Лорена дало о себе знать. Он повернулся ко мне и положил руку мне на плечо.

– Делай вывод, Бен. Признают это?

– Конечно, нет, Ло. – Я с сожалением покачал головой. – Будут кричать: «Привнесено». Старый трюк: все, что не можешь объяснить, все, что не укладывается в твои теории, объявляй привозным или полученным посредством торговли.

– Похоже, тебе не выиграть, Бен, – с сочувствием сказал Лорен, и я улыбнулся.

– По крайней мере нам не попалась китайская керамика четырнадцатого века или ночной горшок с портретом королевы Виктории.

Смеясь, мы перешли к выставке меди. Тут были браслеты и броши, позеленевшие и полусгнившие. Связки медной проволоки и слитки в форме андреевского креста, каждый в двенадцать фунтов весом.

– Это не ново, – заметил Лорен.

– Конечно, – согласился я. – Их находят по всей Центральной и Южной Африке. Но форма слитков точь-в-точь, как на финикийских шахтах в Корнуэлле и у медных слитков в древних копях Кипра.

– И это не бесспорное доказательство? – спросил Лорен. Я покачал головой и повел его к находкам из железа. Все они настолько проржавели и были повреждены, что об их первоначальной форме и назначении оставалось только догадываться. Тут были сотни наконечников стрел, в основном найденные на уровнях 1 и 2, наконечники копий, мечи, головки топоров и ножи.

– Судя по количеству оружия или того, что мы принимаем за оружие, древние были воинственным народом. Или, напротив, боялись нападения и успешно защищались от него, – предположил я, вызвав общий ропот несогласия. От секции железа мы перешли к выставке моих фотографий – все стадии раскопок, виды нижнего города, акрополя, храма и пещеры.

– Очень хорошо, Бен, – признал Лорен. – Это все?

– Самое хорошее напоследок, – я не мог удержаться от драматических эффектов и специально отгородил конец склада. Я провел Лорена за первую ширму. Вся моя команда с беспокойством следила за его реакцией. И не была разочарована.

– Боже! – Лорен остановился перед фаллическими колоннами с их орнаментальными вершинами. – Птицы Зимбабве!

Их было три. Хоть и частично разрушенные, они достигали пяти футов в высоту и тридцати дюймов в окружности. Только одна сохранилась относительно неповрежденной, две другие сильно пострадали и опознать их можно было с трудом. Резная вершина каждой колонны, по-видимому, первоначально представляла собой изображение нахохлившегося грифа с тяжелым клювом и хищными когтями. Точно таких же птиц нашли в Зимбабве Холл, Макайвер и другие.

– Зимбабве ни при чем, – поправил я.

– Да, – подхватила Салли. – Именно с этих птиц были скопированы птицы Зимбабве.

– Где вы их нашли? – спросил Лорен, придвигаясь, чтобы лучше разглядеть фигуры из зеленого мыльного камня.

– В храме, – я улыбнулся Ралу и Лесли, которые напустили на себя скромный вид, – за внутренней стеной. Вероятно, это религиозные объекты – посмотри, внизу изображение солнца. Очевидно, они связаны с поклонением Баалу как солнечному богу.

– Мы назвали их птицами солнца, – объяснила Салли. – Бен решил, что «птицы Офира» звучит слишком претенциозно.

– Почему они так повреждены? – Лорен указал на следы ударов, разбивших хрупкий мыльный камень.

– Можно только догадываться. Но мы знаем, что они были опрокинуты и фрагменты лежали в беспорядке в слое пепла на уровне один.

– Очень интересно, Бен. – Взгляд Лорена устремился к последней перегородке в глубине склада. – Ну, скрытный ублюдок, а что у тебя там?

– То, на чем зиждется любой город и собственно колонизация, – я отодвинул экран, – золото!

Есть в этом прекрасном маслянистом металле что-то, пленяющее воображение. Все затихли. Предметы были старательно очищены и теперь испускали мягкое сияние, недвусмысленно свидетельствовавшее, что перед ними золото.

Холодное перечисление отвлекает от тайны и восхищения. Общий вес предметов 683 унции. В наличии – пятнадцать прутьев золота размером с мужской палец. Сорок восемь предметов украшений, булавки, броши и гребни. Статуэтка – женская фигура в четыре с половиной дюйма высотой…

– Астарта, Танит… – прошептала Салли, погладив ее. – Богиня луны и земли.

Вдобавок горсть золотых бусин, осыпавшихся с давно истлевших нитей, десяток солнечных дисков и множество осколков, обломков, кружков, назначение которых оставалось неясным.

– И наконец вот это, – я поднял тяжелый кубок чистого золота. Он был расплющен, но основание уцелело. – Посмотри, – сказал я, указывая на необыкновенно тонкий рисунок.

– Анк? Египетский символ вечной жизни? – Лорен взглянул на меня, ожидая подтверждения. Я кивнул.

– Для христиан и язычников среди вас. Мы знаем, что фараоны часто пополняли свои сокровищницы за счет финикийцев. Может, это, – я повернул в руках кубок, – дар фараона царю Офира?

– А помните чашу в правой руке Белой леди из Брандберга? – спросила Салли.

Этого хватило, чтобы обсуждение затянулось чуть не до утра, а на следующий день Салли с помощью Хетер Уилкокс представляла свои рисунки и изображения из пещеры. Когда она демонстрировала фигуру белого царя, на лице Лорена опять появилось странное выражение, и он принялся разглядывать изображение с удвоенным вниманием. Мы долго стояли молча, наконец он поднял голову и посмотрел на Салли.

– Я бы хотел получить копию этого рисунка для личной коллекции. Вы не против?

– С величайшим удовольствием, – Салли радостно засмеялась. Ее веселое улыбчивое настроение оказалось заразительно. Подобно большинству красивых женщин, Салли не всегда противится тому, чтобы быть на виду. Она знала, что поработала на славу, и теперь наслаждалась овациями.

– Я не могла решить, что это такое, – сказала она улыбаясь и повесила новый лист. – До сих пор я обнаружила семнадцать аналогичных символов. Хетер называет их ходячими огурцами и двойными ходячими огурцами. У кого какие мысли?

– Головастики? – попробовал Рал.

– Многоножки, – чуть удачнее определила Лесли.

Наше воображение иссякло, и мы замолкли.

– Есть еще идеи? – спросила Салли. – Мне казалось, от собрания таких всемирно известных умных людей и специалистов можно ожидать большего…

– Бирема, – негромко сказал Лорен. – И трирема.

– Клянусь Юпитером! – Я тут же увидел их. – Ты прав!

– Ниневийская квинкверема из далекого Офира, – радостно процитировал Питер.

– Форма корпуса, расположение весел – все соответствует, – продолжал я. – Конечно… такие корабли регулярно плавали по озеру.

У нас это не вызывало сомнений, но другие, очевидно, будут спорить.

После ленча мы отправились осматривать раскопки, и Лорен снова высказал несколько блестящих догадок. В углу, образованном утесом и внешней стеной, группа Пита обнаружила серию больших правильных ячейкоподобных помещений. Они соединялись длинным коридором. Сохранились остатки мощеного пола и дренажной системы. Каждое помещение достигало примерно двадцати пяти квадратных футов. Это, кажется, было единственное сооружение за стеной, сделанное из камня, а не из глины.

Мы условно называли эти помещения «тюрьмой».

– Неужели я должен думать за всех вас? – вздохнул Лорен. – Вы ведь только что показывали мне изображения боевых слонов.

– Слоновьи стойла? – спросил я.

– Быстро соображаешь, парень! – Лорен хлопнул меня по плечу, и я вспыхнул. – В Индии их называют слоновьи линии.

После обеда я около часа работал в темной комнате и проявил три пленки. Закончив, пошел отыскивать Лорена. На следующее утро он улетал, а нам еще многое требовалось обсудить.

В доме для гостей его не оказалось, в гостиной тоже, а на мой вопрос Рал ответил:

– Мне кажется, он пошел в пещеру, доктор. Он попросил у меня фонарь.

Лесли почему-то многозначительно взглянула на него, нахмурилась, быстро покачала головой, но для Рала это означало не больше, чем для меня. Я сходил за своим фонарем и двинулся по молчаливой роще, осторожно пробираясь среди открытых раскопок. В отверстии туннеля за большим сикамором было темно.

– Лорен! – позвал я. – Ты здесь? – Мой голос глухо отразился от камня. Эхо замерло, снова наступила тишина, и я вошел в туннель. Зажег фонарь, увертываясь от стаи летучих мышей. Звук моих шагов нарушил тишину.

Никакого света я не увидел, остановился и снова окликнул.

– Лорен! – Мой голос гулко отозвался. Ответа не было, и я пошел дальше. Когда я вышел из туннеля в пещеру, меня неожиданно ослепил луч мощного фонаря. – Лорен? – спросил я. – Это ты?

– Что тебе нужно, Бен? – спросил он из темноты за фонарем. Спросил с досадой, даже зло.

– Хотел поговорить с тобой о дальнейших планах, – я заслонил глаза от света.

– Поговорим завтра.

– Ты улетаешь рано, давай поговорим сейчас. – И я пошел к нему, отводя взгляд от луча. – Свети куда-нибудь в сторону, – попросил я.

– Ты оглох? – Голос Лорена звучал резко – голос человека, привыкшего распоряжаться. – Я сказал – завтра, черт тебя возьми!

Я застыл, ошеломленный, сконфуженный. Никогда в жизни он не разговаривал со мной таким тоном.

– Ло, с тобой все в порядке? – с беспокойством спросил я. В пещере что-то было не так. Я чувствовал это.

– Бен, ступай. Поговорим утром.

Я еще мгновение колебался. Потом повернулся и пошел назад. Я даже мельком не видел Лорена за этим лучом.

Утром Лорен был само обаяние. Он извинился за предыдущий вечер:

– Просто я хотел побыть в одиночестве, Бен. Прости. Иногда я бываю таким.

– Я знаю, Ло. Я тоже.

Через десять минут мы сошлись на том, что, хотя свидетельств существования финикийского города множество, неопровержимых среди них нет. С объявлением об открытии придется подождать, а тем временем Лорен дает нам carte blanche для продолжения раскопок и исследований.

Он улетел на рассвете, и я знал, что на следующий день завтракать он будет в Лондоне.

* * *

Недели после отлета Лорена стали для меня нелегкими. Хотя раскопки успешно продолжались, а энтузиазм и изобретательность моих ассистентов не убывали, результаты меня разочаровывали.

Были новые находки, множество, но они повторялись. Керамика, даже осколки золотых украшений больше не вызывали во мне дрожи возбуждения. К тем знаниям, что мы уже накопили, не добавилось ни крошки. Я беспокойно бродил по раскопкам, останавливался над новыми траншеями или обнажившимися уровнями, молясь, чтобы следующая лопата открыла какой-нибудь невероятный щит или камень склепа. Где-то таится ключ к древней загадке, но он скрыт от нас.

Помимо застоя в исследованиях, было иное обстоятельство: мои отношения с Салли очень странно изменились, и я не мог этого объяснить. Естественно, с момента появления других в Лунном городе всякая возможность интимной близости исчезла. Салли была непоколебима в своем стремлении скрыть нашу связь и искусно противостояла моим неловким попыткам застать ее в одиночестве. Ближе всего к успеху я оказывался, когда днем приходил в пещеру. Но и там с ней постоянно был ее помощник, а часто и Хетер Уилкокс.

Салли казалась отчужденной, замкнутой и мрачной. Днем она сосредоточенно работала, а вечером, сразу после ужина, обычно ускользала к себе. Однажды я пошел за ней, негромко постучался и, не услышав ответа, неуверенно открыл дверь. Салли не было. Я ждал в полумраке, чувствуя себя соглядатаем. Она вернулась уже заполночь – выскользнула из тихой рощи, как призрак, и направилась прямо в свой дом, где Лесли давно уже погасила свет.

Было тревожно видеть мою Салли-хохотушку такой необычно молчаливой, и на следующий день я навестил ее в пещере.

– Я хочу поговорить с тобой, Салли.

– О чем? – Она с легким удивлением взглянула на меня, как будто впервые за день заметила, что я существую. Я отослал молодого африканца-помощника и уговорил Салли сесть со мной на камни у изумрудного бассейна, надеясь, что его красота смягчит ее.

– Что случилось, Салли?

– Господи, да что могло случиться? – Разговор шел через пень-колоду. Казалось, Салли считала, что я лезу не в свое дело. Я чувствовал закипающий гнев, мне хотелось крикнуть: «Я твой любовник, черт возьми, и все, что касается тебя, касается и меня!»

Но здравый смысл победил: такая самонадеянность несомненно разорвала бы последнюю тонкую нить, связывавшую нас. Вместо этого я взял ее за руку и, ненавидя себя за краску, сразу появившуюся на щеках, негромко сказал:

– Я тебя люблю, Салли. Помни об этом. Если я чем-то могу помочь…

Вероятно, это было лучшее, что я мог сказать, потому что лицо ее смягчилось, а глаза затуманились.

– Бен, ты очень хороший человек. Не обращай на меня внимания. У меня просто хандра, и тут никто мне не поможет. Она пройдет, если ее не замечать.

На мгновение она стала прежней Салли, легкая улыбка дрожала в углах рта и в больших зеленых глазах.

– Дай мне знать, когда она пройдет. – Я встал.

– Конечно, доктор. Вы узнаете первым.

На следующей неделе я вернулся в Йоханнесбург. Предстояло ежегодное собрание попечителей Института, на котором я не мог не присутствовать; кроме того, я должен был прочесть несколько лекций на археологическом факультете университета Витвотерсренда.

Я улетал на одиннадцать дней. Взяв с Питера Уилкокса слово, что он немедленно известит меня, если будет открыто что-то новое, я оставил все в его надежных руках.

Три женщины суетились вокруг меня, собирали чемодан, готовили бутерброды и целовали перед взлетом. Должен признать, что такое отношение мне нравилось.

Я часто обнаруживал, что слишком тесный контакт сужает поле зрения. Через три часа после отлета из Лунного города я сделал небольшое открытие. Если на этих фундаментах когда-то возвышались стены и башни, камень для их сооружения должны были добывать где-то по соседству. Очевидно, где-то в утесах, неподалеку от города, должен был быть карьер.

Я отыщу его и по его размерам определю величину города.

Впервые за несколько недель я почувствовал себя хорошо, и последующие дни оказались плодотворными и радостными. Собрание попечителей превратилось в праздник, какого только и можно ожидать, если субсидии не ограничены, а перспективы благоприятны. Лорен из кресла председателя очень похвально отозвался обо мне, возобновляя мой контракт директора Института на следующие двенадцать месяцев. Чтобы отпраздновать тридцатипроцентное повышение моего жалованья, он пригласил меня на обед к себе домой, где за желтым деревянным столом в столовой сидели сорок человек, а я был почетным гостем.

Хилари, в платье из желтой парчи, со знаменитыми фамильными бриллиантами Стервесантов, на протяжении вечера почти все свое внимание уделяла мне. У меня слабость к прекрасному, особенно к красивым женщинам. Их в этот вечер было не менее двадцати, и я в их обществе чувствовал себя королем. Вино развязало мне язык и унесло проклятое смущение. Неважно, что хозяева, вероятно, предупредили гостей, как себя держать со мной: когда в два часа ночи в сопровождении Хилари и Лорена я спускался к «мерседесу», то чувствовал себя семи футов ростом.

Вновь обретенная уверенность не покидала меня и на протяжении четырех лекций в университете Витвотерсренд. На первой присутствовали двадцать пять студентов и преподавателей, на следующей вдвое больше. Распространились слухи, и последнюю лекцию я читал в главном лекционном зале, вмещающем шестьсот человек. Успех был несомненным. Меня уговорили повторить курс в удобное для меня время, и вице-канцлер университета ясно намекнул, что место декана археологического факультета в следующем году будет вакантно.

Последние три дня отлучки я провел в Институте. Я с облегчением обнаружил, что мое отсутствие не слишком скверно сказалось на нем и мой многочисленный штат справляется с обязанностями.

Бушменская выставка в зале Калахари была полностью оформлена и открыта для посещений. Прекрасная работа – а центральная фигура главной группы напомнила мне моего маленького друга Ксаи. Ее изобразили за расписыванием стены пещеры. Я подумал, что именно так, используя оленьи рога как вместилище красок и тростинки в качестве кисточек, рисовал моего белого царя первобытный художник. У меня было странное впечатление, будто два тысячелетия исчезли и я вижу ожившее прошлое. Я сказал об этом Тимоти Магебе.

– Да, мачане. Я и раньше говорил вам, что мы с вами отмечены. На нас знак духов, и мы можем видеть.

Я улыбнулся и покачал головой.

– Не знаю, как ты, Тимоти, но я никогда не мог заранее определить, кто победит на скачках…

– Я серьезно, доктор, – прервал меня Тимоти. – У вас есть дар. Просто вас не научили им пользоваться.

Я признаю гипноз, но разговоры о ясновидении, некромантии и прочих оккультных предметах приводят меня в замешательство. Чтобы увести разговор от себя и моего дара, я сказал:

– Ты говорил мне, что тоже отмечен духами…

Тимоти воззрился на меня своими беспокоящими темными глазами, и я уж было решил, что оскорбил его своим едва замаскированным вопросом, но он вдруг кивнул похожей на пушечное ядро головой, встал и запер дверь своего кабинета. Потом быстро снял ботинок и носок с правой ноги и показал ее мне.

Деформация поражала, хотя я видел такое и раньше, на фотографиях. Это уродство встречается в племенах батонга в долине Замбези. В 1969 году в «Британском медицинском журнале» даже публиковалась статья на эту тему. Это так называемая «страусиная лапа», заключается она в сильном отделении большого пальца ноги от следующего. Ступня при этом начинает напоминать лапу страуса или хищной птицы. Тимоти, вероятно, очень чувствительно относится к этому уродству: он почти сразу снова надел носок и ботинок. Я понял, что он сделал сознательную попытку заручиться моей симпатией, установить между нами более тесный контакт.

– Обе ноги? – спросил я, и он кивнул. – В долине Замбези у многих такие ноги.

– Моя мать была из племени батонга, – ответил он. – Именно благодаря этому знаку меня отобрали для участия в мистериях.

– Тебе это не мешает?

– Нет, – отрубил он и продолжил на языке батонга: – Мы, люди с расщепленными ногами, перегоняем антилопу.

Значит, это благоприятная мутация, и я готов был обсуждать ее дальше, но выражение лица Тимоти остановило меня. Я понял, какое усилие ему потребовалось, чтобы показать мне ногу.

– Хотите чаю, доктор? – Он перешел на английский, закрыв обсуждение. Когда один из его молодых африканских помощников налил нам крепкого черного чая, Тимоти спросил: – Не расскажете ли, доктор, как продвигается работа в Лунном городе?

Мы разговаривали еще с полчаса, потом я попрощался.

– Извини, Тимоти, но завтра рано утром я улетаю, а мне еще многое предстоит сделать.

Меня разбудил негромкий, но настойчивый стук в дверь моей комнаты в Институте. Я включил лампу на столике у кровати и увидел, что всего три часа ночи.

– Кто там? – спросил я, и стук прекратился. Я выбрался из постели, надел халат и тапки и уже двинулся к двери, как вдруг понял, что рискую. Вернувшись в спальню, я достал из ящика большой автоматический пистолет 45-го калибра. Чувствуя себя отчасти как в мелодраме, я прошел к входной двери.

– Кто там? – повторил я.

– Это я, доктор. Тимоти!

Я немного поколебался: всякий может назвать себя Тимоти.

– Ты один? – спросил я на языке бушменов Калахари.

– Да, один, Птица Солнца, – ответил он на том же языке, и я сунул пистолет в карман и открыл дверь.

Тимоти был в темно-синем костюме и белой сорочке, через плечо переброшена ветровка. Я сразу заметил пятна крови на его рубашке и неряшливую повязку на руке. Он, очевидно, был сильно возбужден, глаза широко раскрыты, движения резкие и нервные.

– Боже, Тимоти, ты ранен?

– У меня была ужасная ночь, доктор. Я должен был увидеть вас немедленно.

– Что с твоей рукой?

– Порезался о дверное стекло. Я упал в темноте, – объяснил он.

– Позволь-ка взглянуть, – я направился к нему.

– Нет, доктор. Это просто царапина. Я пришел к вам по более важному делу.

– Для начала сядь, – сказал я. – Хочешь выпить?

– Спасибо, мачане. Вы видите, я расстроен и нервничаю. Поэтому и порезался.

Я налил нам обоим виски. Он взял стакан в правую руку и продолжал беспокойно расхаживать по гостиной, а я сел в кожаное кресло.

– Что случилось, Тимоти?

– Трудно начать, мачане, потому что вы неверующий. Но я должен вас убедить. – Он замолчал и отпил виски, прежде чем повернуться ко мне. – Вчера вечером мы с вами говорили о Лунном городе, доктор, и вы сказали, что многое в нем для вас – загадка.

– Да, – кивнул я.

– Кладбище древних, – продолжал Тимоти. – Вы не можете его найти.

– Верно, Тимоти.

– Я все время думаю об этом, – Тимоти перешел на венда, язык, более приспособленный для обсуждения оккультных тем. – Я в своей памяти вернулся к легендам моего народа. – Я ясно представил себе, как он впадает в транс. – И там что-то было, какая-то темная тень, которую я не мог разглядеть. – Он покачал головой, отвернулся и продолжил беспокойно расхаживать, отхлебывая виски, негромко бормоча про себя что-то, как будто все еще рылся в темных архивах своей памяти. – Бесполезно, доктор. Я знал, что оно там, но не мог уловить его. Придя в отчаяние, я наконец уснул. Но сон мой тревожили демоны, а потом… – он помолчал… – потом ко мне пришел мой дед.

Я беспокойно зашевелился в кресле. Дед Тимоти уже двадцать пять лет лежал в могиле, заклейменный как убийца.

– Ну, хорошо, доктор. – Тимоти заметил мои движения и без труда перешел на английский. – Я знаю, вы не верите в подобные вещи. Позвольте объяснить в терминах, которые вы сможете принять. Мое воображение, подогретое поисками давно забытых знаний, вызвало появление во сне моего деда. Того, от кого я изначально получал свое знание.

Я улыбнулся, чтобы скрыть беспокойство: в столь поздний час, среди ночи этот полубезумный черный человек говорит мне такие вещи, а я оказываюсь во власти его колдовства.

– Продолжай, Тимоти. – Я хотел сказать это легко, но мой голос слегка охрип.

– Дед пришел ко мне, коснулся моего плеча и сказал: «Иди с благословенным к Кровавым холмам, там я открою тебе мои секреты и тайные места».

Я почувствовал, как по коже у меня побежали мурашки: Тимоти упомянул Кровавые холмы, но никто не сообщал ему это название.

– Кровавые холмы, – повторил я.

– Так он сказал, – подтвердил Тимоти. – Я считаю, что он имел в виду ваш Лунный город.

Я молчал; во мне боролись человек разумный и человек, охваченный первобытными суевериями.

– Хочешь завтра лететь со мной, Тимоти? – спросил я.

– Да, – согласился Тимоти, – и, может быть, я смогу показать вам то, что вы ищете, а может, и нет.

Терять было нечего. Тимоти, очевидно, говорил искренне, он по-прежнему был напряжен и нервничал.

– Я уже приглашал тебя, Тимоти, и был очень разочарован твоим отказом. Конечно, ты можешь лететь со мной. Посмотрим, вдруг вид руин оживит твою память.

– Спасибо, доктор. Когда отправляемся?

Я взглянул на часы.

– Боже, уже четыре! Вылет в шесть.

– Тогда мне скорее нужно домой, собраться. – Тимоти поставил стакан на стол, повернулся ко мне. – Одно небольшое препятствие, доктор. Срок моего разрешения на передвижения истек, а нам придется пересекать границу Ботсваны.

– Черт возьми, – сказал я, глубоко разочарованный. – Тебе придется продлить документы и полететь со мной в следующий раз.

– Как хотите, доктор, – с готовностью согласился он. – Конечно, на это потребуется две или три недели, и к тому времени я все забуду.

– Да, – кивнул я, борясь с искушением. Обычно я законопослушный гражданин, но теперь мне показалось, что нарушить закон не грех. Тимоти мог привести меня на кладбище древних, а ради этого стоило рискнуть.

– Рискнешь, Тимоти? – спросил я. Формальности, связанные с прилетом и отлетом самолетов Стервесантов, были сведены к минимуму. Они прилетали и улетали ежедневно, и телефонный звонок в администрацию аэропорта обеспечивал «добро». Имя Стервесантов имело большой вес, поэтому прилетающих и улетающих никогда не пересчитывали. А в Лунном городе мы имели особый статус, полученный Лореном у правительства Ботсваны, и потому были избавлены от всякой волокиты.

Я мог вывезти Тимоти на три дня, и никто бы этого не заметил, не было бы никакого вреда. Роджер ван Девентер поверит мне на слово, что Лорен разрешил полет. Я не видел никаких сложностей.

– Хорошо, доктор, если вы считаете, что опасности нет. – Тимоти принял мое предложение.

– Будь у ангара Стервесантов к шести. – Я сел и написал записку. – Если у ворот аэропорта тебя остановят, покажи записку. Это разрешение на вход. Оставь машину у пропускного пункта и жди меня в нем.

Мы быстро договорились об остальном. Глядя из окна спальни на отъезжающий со стоянки Института старый синий «шевроле» Тимоти, я испытывал одновременно подъем и непонятный страх. «Что бывает за помощь в нелегальном вылете?» – подумалось мне, но я отбросил эту мысль и стал варить себе кофе.

Когда мы с Роджером ван Девентером подъехали на «мерседесе», «шевроле» Тимоти одиноко стоял на стоянке. Мы направились в ангар. Большие раздвижные ворота были раскрыты, наземная служба готовила «дакоту» к взлету. Сквозь стеклянные двери пропускного пункта я заметил сидящего Тимоти. Он взглянул на меня и улыбнулся.

– Я получу разрешение, Роджер, – предложил я спокойно. – Начинайте разогревать двигатель.

– Хорошо, доктор. – Он протянул мне полетные документы. Мы уже так делали, и я был знаком с процедурой. Роджер через дверь в фюзеляже поднялся в самолет, а я поспешил в кабинет.

– Доброе утро, Тимоти, – я взглянул на него и ощутил странное беспокойство. Он кутался в свою синюю ветровку, лоб прорезали морщины. Кожа посерела, а губы стали бледными, лилово-голубоватыми. – Как ты?

– Рука немного болит, доктор. – Он распахнул куртку. Рука, заново перебинтованная, висела на перевязи. – Но все будет в порядке. Я об этом позаботился.

– Выдержишь полет?

– Все будет хорошо, доктор.

– Ты уверен?

– Да, уверен.

– Ладно. – Я сел за стол и взял трубку. Мне ответили после первого же гудка.

– Полиция аэропорта!

– Говорит доктор Кейзин, из ангара Стервесантов, Африка.

– Доброе утро, доктор. Как жизнь?

– Спасибо, хорошо. Мне нужно разрешение на полет в Ботсвану, самолет ZА-СЕЕ.

– Минутку, доктор. Позвольте взглянуть. Кто на борту?

– Один пассажир, я сам. Пилот Роджер ван Девентер, как обычно.

Я диктовал, а констебль на том конце провода записывал. Наконец он сказал:

– Все в порядке, доктор. Счастливого полета. Я передал разрешение на вылет в диспетчерскую.

Я повесил трубку и улыбнулся Тимоти.

– Все в порядке. – Я встал. – Пошли. – И вышел из кабинета. Двигатели «дакоты» уже работали. Трое негров из наземной службы неожиданно покинули свои места и быстро направились ко мне.

– Доктор! – послышался позади голос Тимоти, и я повернулся к нему. Мне потребовалось четыре-пять секунд, чтобы осознать: в руке у него короткоствольный китайский пистолет-пулемет, и ствол нацелен мне в живот. Я уставился на него.

– Простите, доктор, – негромко сказал он, – но это необходимо.

Негры из наземной службы схватили меня за руки.

– Поверьте, доктор, я не задумываясь убью вас, если вы не станете повиноваться. – Он повысил голос, не отводя от меня взгляда. – Пошли, – сказал он на венди.

В двери ангара появились еще пятеро негров. Я сразу узнал двоих банту, помощников Тимоти из Института, и одну из девушек. Вооруженные такими же неуклюжими смертоносными пистолетами-пулеметами, они поддерживали тяжело раненного незнакомца. Ноги бедняги волочились по земле, а грудь и шею покрывали пропитанные кровью повязки.

– Унесите его в самолет, – резко приказал Тимоти.

Все это время я стоял молча, парализованный неожиданностью. Группа с раненым прошла между моими похитителями и боковой стеной. Они перекрывали друг другу линию огня. Вся группа растерялась, и в этот миг способность соображать вернулась ко мне. Я напружинил ноги, слегка наклонился и дернул. Люди, державшие меня за руки, полетели вперед, как дротики, с боков ударились о Тимоти и сшибли его на землю, повалившись сверху.

– Роджер! – закричал я. – Радио! Вызови помощь! – Я надеялся, что мой голос перекроет шум двигателя. Третий из наземной службы прыгнул мне на спину, сдавил горло. Я протянул руку назад, схватил его за запястье возле локтя и повернул. Его рука с треском сломалась, он взвизгнул.

– Не стрелять! – крикнул Тимоти. – Никакого шума.

– Помогите! – закричал я. Двигатели заглушили мой крик. Раненого бросили и кинулись на меня. Я нагнулся, лягнул предводителя в пах. Он сложился пополам, и я ударил его коленом в лицо. С хрустом сломался хрящ носа.

Тимоти и люди из наземной службы поднялись.

– Не стрелять! – голос Тимоти звучал напряженно. – Никакого шума.

Я бросился на него, точно рассерженный леопард, всей душой возненавидев бывшего друга за предательство, стремясь увидеть, как брызнет его кровь, а кости сломаются в моих руках.

Одна из девушек ударила меня по голове стальной рукояткой пистолета. Я почувствовал, как острый край врезается в кожу, и потерял равновесие. Один из наземной службы схватил меня. Я прижал его к себе изо всех сил. Он закричал, и я почувствовал, как ломаются его ребра.

Меня снова ударили по голове, рукоять врезалась в кость. Теплая кровь залила лицо, ослепляя меня. Слабея, я выпустил человека, которого сжимал, и повернулся, чтобы отразить нападение остальных, ослепленный собственной кровью, оглушенный собственным ревом. Они столпились вокруг меня, стали избивать. Я молотил руками, пытаясь нащупать врага. На мою голову и плечи посыпались удары. Колени у меня подогнулись, и я упал. Но не потерял сознания: меня удерживали горячие волны гнева. Меня начали пинать ботинками в грудь и живот. Я скрючился, сжался в комок на холодном скользком бетоне, пытаясь укрыться от ударов.

– Хватит, оставьте его, – голос Тимоти. – Тащите его в самолет.

– Моя рука. Я его убью! – В писклявом голосе слышалась боль.

– Прекратить! – снова Тимоти, потом звук пощечины. – Нам нужны заложники. Втащите его в самолет.

Множество рук поволокли меня по бетону. Потом меня подняли и грубо бросили на металлический пол фюзеляжа. Дверь захлопнулась, приглушив звук двигателя.

– Пусть пилот взлетает, – приказал Тимоти. – Доктора отведите к радио.

Меня потащили по проходу. Стерев кровь с глаз, я увидел лежащих у стены белого инженера и черных рабочих наземной службы. Все они были связаны, у каждого во рту кляп. Они были без форменной одежды: бандиты сняли ее с них и использовали для маскировки.

Грубые руки посадили меня в кресло радиста и привязали так прочно, что веревки врезались в тело. Лицо у меня распухло и потеряло чувствительность, а во рту держался металлический привкус крови.

Я повернул голову и посмотрел в кабину. У руля сидел Роджер ван Девентер. Под глазом у него был большой синяк, волосы всклокочены, лицо бледное и испуганное. Один из бандитов стоял за ним, приставив к затылку Роджера ствол пистолета.

– Взлетайте, – сказал Тимоти. – Соблюдайте все необходимые процедуры. Вам понятно?

Роджер кивнул. Мне стало его жаль. Вероятно, он не родился героем.

– Простите, доктор, – попытался он объяснить. – Они набросились на меня, как только я поднялся на борт. – Все его внимание было сосредоточено на том, чтобы вывести самолет на все еще темное поле. На меня он не смотрел. – У меня не было ни малейшей возможности.

– Ничего, Роджер. Зато я не сплоховал, – хрипло ответил я. – Угостил их парой хороших ударов.

– Молчите, доктор. Мистер ван Девентер должен заниматься только взлетом, – предостерег Тимоти, и я, повернувшись, бросил на него полный ненависти взгляд.

Роджер запросил разрешение на взлет и получил его. Все прошло как обычно. Напряженные, тревожные черные лица успокоились, даже послышалось несколько нервных смешков.

– Курс на Ботсвану, – приказал Тимоти Роджеру. – Когда пересечем границу, скажу, куда дальше.

Роджер напряженно кивнул. Пистолет по-прежнему упирался ему в затылок. Я оценивал силу банды и примерные мотивы их поступков. Помимо Тимоти и восьмерых, тащивших меня, на борту были еще пятеро бандитов, те, что подстерегли Роджера и работников наземной службы. Раненый и двое искалеченных мною лежали на полу грузового отсека. Две девушки, обе работавшие в Институте, склонились над ними, вправляли сломанную руку, меняли повязки.

Бандиты начали переодеваться: гражданскую одежду они меняли на защитную форму парашютистов. Я увидел нашивки с красной звездой, и последние мои сомнения рассеялись. Я повернул голову. Тимоти смотрел на меня.

– Да, доктор, – он кивнул. – Солдаты свободы.

– Или вестники тьмы – это как посмотреть.

Тимоти нахмурился.

– Я всегда считал вас гуманистом, доктор. Я надеялся, что вы поймете и поддержите наши стремления.

– Мне трудно поддерживать вооруженных бандитов.

Несколько мгновений мы смотрели друг на друга. Потом он неожиданно встал, прошел в радиорубку и остановился рядом со мной. Включил радио, посмотрел на свои часы и начал менять частоты. Послышался громкий голос диктора, и сразу все в самолете застыли, слушая:

– Южно-африканская радиокорпорация. Семь часов. Новости. Представитель южноафриканской полиции сообщил, что сегодня утром в два пятнадцать отряд сил безопасности, действуя в соответствии с полученной информацией, захватил ферму на окраине Рандбурга, пригорода Йоханнесбурга. Произошло решительное сражение между силами безопасности и большим отрядом неизвестных, вооруженных автоматическим оружием. Часть банды попыталась скрыться на машинах; в ходе преследования двум машинам удалось уйти. По полученным нами данным восемь бандитов убиты, четверо захвачены. Есть раненые. Предполагается, что раненые есть и среди сбежавших. Проводится крупномасштабная полицейская операция, перекрыты все дороги, ведущие из района Витвотерсренд, контролируются все аэропорты. С глубоким прискорбием сообщают о гибели трех полицейских. Еще двое представителей сил правопорядка тяжело ранены…

В самолете послышались радостные возгласы, и один или два бандита вскинули сжатые кулаки в коммунистическом салюте.

– Поздравляю, – саркастически сказал я Тимоти и отвернулся.

– Смерть ужасна, рабство еще хуже, – спокойно ответил он. – Доктор, мы связаны друг с другом.

– У меня слишком болят голова и лицо, чтобы слушать твои коммунистические бредни, – ответил я, – не трать красивых слов, сволочь. Ты хочешь сжечь мою землю и залить ее кровью. Хочешь уничтожить все, что для меня дорого и свято. Это моя страна, и я люблю ее со всеми ее недостатками. Ты мой враг. Между нами нет больше связи, только нож.

Мы снова какое-то время смотрели в глаза друг другу, затем он кивнул:

– Пусть будет нож, – и отвернулся.

«Дакота» шла на север, мои ушибы начали болеть. Я закрыл глаза и слушал, как длинные волны боли поднимаются из желудка и взрываются в голове.

Реактивный «Мираж» появился на востоке и гладкой серебряной линией пересек наш курс под самым нашим носом. Он прошел на большой скорости, и я ясно увидел эмблему военно-воздушных сил и голову пилота в шлеме и очках. Самолет исчез, зато ожило радио:

– ZА-СЕЕ. Говорит истребитель военно-воздушных сил «Красный два». Вы меня слышите?

Я посмотрел в окно и увидел, как вверху снова появилась серебряная искорка «миража». Подбежал Тимоти, сел рядом со мной и некоторое время смотрел на него. Атмосфера сразу стала напряженной. Тимоти отвечать не мог из-за слишком заметного акцента банту.

Впереди снова появился истребитель. Человек с пистолетом позади Роджера присел, чтобы его нельзя было увидеть.

– ZА-СЕЕ, – прозвучал повторный вызов.

Тимоти взмок, лицо посерело от напряжения и боли в раненой руке. Он повернулся в кресле и подозвал двоих своих людей.

– Давай его сюда, – он показал на белого механика. Того втащили в радиорубку и поставили передо мной. Лицо у него побледнело и блестело от пота, во рту торчал кляп, в глазах застыл ужас. Он жалобно смотрел на меня. Один из бандитов встал сзади, откинул голову механика и обнажил его горло: кожа натянулась, стали видны голубые пульсирующие артерии. Бандит прижал к горлу механика сверкающее лезвие траншейного ножа.

– Я не шучу, доктор, – заверил Тимоти, разрезая веревки у меня на запястьях, и сунул мне в руку микрофон. – Успокойте их. Скажите, что на борту всего два человека и вы выполняете обычный рейс к Лунному городу. – Он положил палец на кнопку передатчика, готовый отключить его.

Испуганный механик что-то промычал в кляп. Нож был плотно прижат к его пульсирующему горлу. Его пригнули так, чтобы я ясно видел его лицо.

– Истребитель военно-воздушных сил «Красный два», говорит ZА-СЕЕ, – прохрипел я в микрофон, глядя в помертвелое от ужаса лицо механика.

– Сообщите цель полета и количество людей на борту.

– Говорит доктор Кейзин, Стервесант, Африка, полет по расписанию.

Я увидел, как бандиты расслабились, Тимоти убрал руку с выключателя. Механик не сводил с меня глаз. Я хотел сказать ему, что мне очень жаль, что я хотел бы спасти его. Что отдаю его жизнь в обмен на жизнь четырнадцати злейших врагов нашей страны, что жертва того стоит, что я с готовностью заменил бы его. Вместо этого я закричал в микрофон:

– Мы похищены террористами! Стреляйте в нас! Не заботьтесь о нашей безопасности!

Рука Тимоти устремилась к передатчику, в то же мгновение он обернулся к заложнику. Я думаю, он хотел вмешаться, остановить убийство. Но опоздал.

Нож, глубоко впившись под челюсть, перерезал напряженное горло. Кровь брызнула, как вода из пережатого садового шланга, красным фонтаном залила Тимоти и меня. Сильная жидкая струя плеснула на крышу кабины и закапала на пол. Механик издал высокий воющий звук, с каким пар вырывается из котла, воздух из его легких пошел через перерезанное дыхательное горло, и розовая пена забрызгала рацию.

По радио послышалось:

– Немедленно смените курс на противоположный. Подтвердите получение. Подтвердите немедленно, иначе открываю огонь.

Тимоти бранился, вырывая у меня из рук микрофон, а я, стараясь разорвать веревки, кричал:

– Звери! Грязные, кровожадные звери! Убийцы!

Один из бандитов поднял пистолет, собираясь ударить меня по лицу, но Тимоти оттолкнул его руку.

– Уберите его отсюда! – он мотнул головой, указывая на еще дергающийся труп механика, и убитого вытащили в грузовое отделение.

– «Мираж» атакует! – закричал Роджер из кабины, и мы увидели серебряную точку, идущую нам наперерез.

Тимоти поднес микрофон ко рту. Его лицо было залито кровью заложника.

– Не стреляйте! – закричал он. – На борту заложники.

– Атакуйте! – кричал я, стараясь порвать путы. – Нас все равно убьют. Стреляйте!

«Мираж», не открывая огонь, круто задрал нос прямо перед нами. «Дакоту» сильно качнуло в зоне пониженного давления. Я по-прежнему кричал и старался вырваться. Я хотел добраться до них. Стальное кресло подо мной ходило ходуном. Я уперся ногами в стену фюзеляжа и надавил изо всех сил. Кресло накренилось, и бандит снова поднял пистолет.

– Нет! – крикнул Тимоти. – Он нужен нам живым. Пусть Мэри принесет морфий.

«Мираж» отвернул в сторону, потом повернул назад и повис в ста футах справа от «дакоты». Я видел, как пилот беспомощно смотрит на нас.

– Вы слышали доктора Кейзина, – предупредил Тимоти пилота истребителя. – У нас еще четверо заложников на борту. Одного белого заложника мы уже казнили и, если вы предпримете враждебные действия, не колеблясь казним другого.

– Нас все равно убьют! – закричал я, но Тимоти уже отключил связь.

Им пришлось держать меня впятером, чтобы сделать укол, но наконец игла впилась мне в руку, и, хотя я пытался противиться наркотику, все начало расплываться и затягиваться туманом. Тем не менее, я не сдавался – но движения мои становились медленными, координация утрачивалась, и я потерял сознание. Последнее, что я помню: Тимоти назвал Роджеру новый курс.

Меня разбудили боль и жажда. Во рту пересохло, голова раскалывалась. Я попытался сесть и громко вскрикнул.

– Как вы, доктор? Спокойней. – Голос Роджера ван Девентера. Я заставил себя сосредоточить на нем взгляд.

– Есть вода?

– Простите, доктор.– Он покачал головой, и я осмотрел голую комнату с белыми стенами. Всю ее обстановку составляли четыре деревянные койки и ведро-параша. Дверь закрыта и забрана решеткой. Три банту из наземной службы сидели в углу, испуганные и несчастные.

– Где мы? – прошептал я.

– Замбия. Нечто вроде военного лагеря. Приземлились час назад.

– А куда делся истребитель?

– Повернул обратно, когда мы пересекли Замбези. Они ничего не могли сделать.

Мы тоже. Пять дней мы просидели в душной, раскаленной, как печь, комнате с вонючим ведром. На пятый день за мной пришли. С криками и множеством ненужных толчков и ударов меня провели по коридору в скудно меблированную комнату. Главным в ней был большой портрет Председателя Мао. Тимоти Магеба встал из-за стола и приказал стражникам удалиться.

– Садитесь, доктор. – На нем была форма парашютиста со звездами полковника Китайской народной армии.

Я сел на деревянную скамью, и глаза мои устремились к подносу, на котором выстроились в ряд бутылки с тускерским пивом. Бутылки запотели от холода, и мое горло свела спазма.

– Я знаю, вы любите холодное пиво, доктор. – Тимоти открыл одну из бутылок и протянул мне. Я покачал головой.

– Нет, спасибо. Я не пью с убийцами.

– Понятно. – Он кивнул, и я увидел в его темных задумчивых глазах сожаление. Он поднес бутылку ко рту и отпил. Я с жадностью следил за ним.

– Казнь механика не входила в наши планы, – сказал он. – Я не хотел этого. Поймите, пожалуйста, доктор.

– Да. Понимаю. А когда дым от нашей горящей земли затмит небеса, а запах мертвых дойдет даже до твоей черной души, ты тоже скажешь: «Я не хотел этого»?

Тимоти отвернулся и подошел к окну. Он смотрел на плац, где под жгучим солнцем маршировали взводы одетых в мундиры людей.

– Мне удалось добиться вашего освобождения, доктор. Вам позволят улететь на «дакоте». – Он подошел ко мне и перешел с английского на венди: – Сердце мое плачет оттого, что вы уходите, мачане: вы мягкий, сильный и храбрый человек. Было время, я надеялся, что вы присоединитесь к нам.

Я ответил тоже на венди:

– И мое сердце плачет, потому что человек, который был моим другом, тот, кому я верил, кого считал человеком доброй воли, ушел в мир преступников и разрушителей. Он умер для меня, и сердце мое плачет.

Я понял, что сказал правду. Я не хотел пристыдить Тимоти. За ненавистью и гневом скрывались печаль и чувство утраты. Я верил в Тимоти. В таких людях, как он, я видел надежду нашего бедного измученного континента. Мы печально смотрели друг на друга, разделенные всего четырьмя футами, и это расстояние было широко, как небо, и глубоко, как пропасти ада.

– Прощайте, доктор, – негромко сказал он. – Идите с миром, мачане.

Нас, босых, раздетых до белья, в крытом грузовике отвезли в аэропорт.

От грузовика к самолету выстроился двойной ряд людей. Около двухсот человек в форме парашютистов. Нам пришлось идти по узкому коридору между усмехающимися черными лицами. Были тут и китайские инструкторы, их гладкие черные волосы выбивались из-под матерчатых форменных шапок. Они широко улыбались. Торопливо шагая к «дакоте», я всюду видел насмешливые глаза, слышал язвительные замечания по поводу своей горбатой спины. Неожиданно один из парашютистов преградил мне путь и плюнул мне в лицо. Послышался громовой хохот. С большим желтым плевком в волосах я вскарабкался в самолет. Как только мы пересекли Замбези, нас встретил «мираж» военно-воздушных сил и сопровождал до военного аэропорта Вуртреккер Хугт. Но мое почти истерическое облегчение освобожденного вскоре прошло. Едва врач очистил и перевязал подсохшие нагноившиеся раны на моей голове, меня увезли в закрытой машине на встречу с четырьмя неулыбчивыми, мрачно-вежливыми офицерами полиции и военной разведки.

– Доктор Кейзин, это ваша подпись?

Моя рекомендация на выдачу паспорта Тимоти Магебе.

– Доктор Кейзин, вы помните этого человека?

Китаец, с которым я познакомился, когда навестил Тимоти в Лондонском университете.

– Вы знали, что он агент коммунистического правительства Китая, доктор?

На фотографии мы втроем пьем пиво на бечевнике у Темзы.

– Расскажите, о чем вы разговаривали с ним, доктор.

Тимоти сказал мне, что китаец известный археолог, и мы обсуждали открытия супругов Лики в ущелье Олдувай.

– Вы рекомендовали Магебу на получение стипендии Стервесантов, доктор?

– Вы знали, что он был в Китае и там прошел подготовку как организатор партизанской войны?

– Вы подписали этот заказ на вывоз двадцати шести бочек со шпатлевкой из Гонконга, доктор? На таможенной декларации ваша подпись?

Стандартные институтские бланки, и свою подпись я узнал издали. Сам груз я не помнил.

– Вы знали, что в бочках находится сто пятьдесят фунтов пластиковой взрывчатки, доктор?

– Вы узнаете это, доктор?

Брошюры на десятке африканских языков. Я прочел первые строки. Террористическая пропаганда. Взрывай и убивай, жги и уничтожай.

– Вы знали, что все это печатается в типографии вашего Института, доктор?

Вопросы продолжались бесконечно, я устал, был смущен, даже начал противоречить себе. Я напомнил о ранах на голове, о следах веревок на руках и ногах, но вопросы не кончались. Голова у меня болела и была точно ватой набита.

– Вы узнаете это, доктор?

Автоматический пистолет, патроны.

– Да! – закричал я. – Такой пистолет приставляли к моей голове, к моему животу!

– Знаете ли вы, что это оружие ввозилось в ящиках якобы с книгами, отправленными в Институт?

– Получая разрешение на полет «дакоты», доктор, вы заявили…

– На меня напали после телефонного разговора. Сколько можно объяснять, черт возьми!

– Вы знали Магебу двенадцать лет. Он был вашим протеже, доктор.

– Вы хотите нас убедить, что Магеба ни разу не искал к вам подхода? Не обсуждал с вами вопросы политики?

– Я не один из них! Клянусь… – Я вспомнил кровь, брызнувшую на крышу кабины, вспомнил удар металлической рукояткой по черепу, плевок в волосах. – Вы должны мне поверить. Боже, пожалуйста! – Думаю, я потерял сознание: все потемнело, и я рухнул на стул.

В себя я пришел в больничной палате, на чистых хрустящих простынях… у кровати сидел Лорен Стервесант.

– Ло, слава богу! – Я чуть не задохнулся от облегчения. Лорен здесь, и теперь все будет в порядке.

Он без улыбки наклонился вперед – красивое, холодное и суровое лицо будто выковано из бронзы.

– Тебя считают членом банды. Якобы ты все организовал, используя Институт как штаб-квартиру террористической организации. – Я смотрел на него, а он безжалостно продолжал: – Если ты предал меня и нашу страну, если перешел к нашим врагам, не жди от меня милосердия.

– И ты туда же, Ло. Этого я не вынесу.

– Это правда?

– Нет. – Я покачал головой. – Нет! Нет! – Внезапно у меня полились слезы, я дрожал, как ребенок. Ло наклонился вперед и крепко схватил меня за плечи.

– Ладно, Бен. – Он говорил с бесконечной нежностью и жалостью. – Ладно, партнер. Я все улажу. Все позади, Бен.

Лорен не позволил мне вернуться в мою холостяцкую квартиру при Институте, и я поселился в гостевых апартаментах в Клайн Шуур, резиденции Стервесантов.

В первую же ночь Лорен разбудил меня. Мне привиделся кошмар – кровь и насмешливые черные лица. Лорен был в пижаме, золотые локоны встрепаны спросонок. Он сидел рядом с моей кроватью, и мы разговаривали о том, что уже сделали и что еще предстоит сделать, пока я наконец не уснул спокойно.

Я провел в Клайн Шуур десять праздных идиллических дней, меня баловала Хилари, вокруг барахтались дети; я был защищен от жадной до новостей прессы, от реалий и тревог внешнего мира. Синяки сошли, царапины зажили, и я обнаружил, что мне все труднее находить что-нибудь новое в ответ на детские крики: «Расскажи!» Они хором выкрикивали ударные фразы и поправляли меня в подробностях. Пора было возвращаться к жизни.

На неприятном, занявшем целый день, открытом судебном заседании я рассказывал о похищении, потом отвечал на вопросы журналистов со всего света. А потом Лорен отвез меня на самолете на север, в Лунный город.

По пути я поделился с ним своим замыслом поискать карьер – и кладбище древних.

Когда он улыбнулся и сказал: «Вот это тигр! Давай, парень, вперед – раскопай все до дна!» – я понял, что в моих словах слишком много энтузиазма и эмоций. Я вспомнил, как Ксаи подражал солнечной птице, и плотно прижал руки к коленям.

В Лунном городе меня встретили как героя: тут за моими приключениями следили по радио. Открыли ящик пива «Виндхук», расселись вокруг костра, и я рассказал все заново.

– Этот Тимоти… он всегда вызывал у меня странное чувство. – Задним числом Салли проявила редкостную прозорливость. – Я все собиралась тебе сказать, что в нем есть что-то подозрительное. – Потом она встала и при всех поцеловала меня в лоб, а я покраснел. – Мы рады, что теперь ты в безопасности, Бен. Мы все беспокоились о тебе.

На следующее утро, отвезя Лорена на полосу и проследив за взлетом, я отправился на поиски Рала Дэвидсона. И нашел его на дне траншеи: он измерял плиту из песчаника. Рал щеголял в тесных шортах, копна волос почти совершенно закрывала лицо, зато он загорел и похудел. Мне он очень нравился. Мы уселись на краю траншеи, свесив ноги, и я объяснил ему свою мысль насчет карьера.

– Здурово, док! Как это мы сразу не догадались? – с воодушевлением воскликнул он.

Вечером мы разработали схему поисков, постановив ежедневно увеличивать область поиска по спирали. Команду Рала временно сняли с раскопок внутри храма и вооружили мачете для расчистки дороги в густых колючих зарослях на гребне холмов.

Поиск планировали как военную операцию. Мне ужасно хотелось испробовать комплект портативных раций, которым Лорен снабдил нас, хотя мы его и не заказывали. Мы с Ралом перекликались по радио, выкрикивая вещи вроде «Отбой», «Вас понял», «Слышу вас ясно пять, пять» и так далее.

Питер Уилкокс бормотал что-то насчет бойскаутов, но, по-моему, он слегка обиделся, что его не пригласили участвовать в поисках. Лесли и Салли, однако, заразились нашим энтузиазмом и снабдили экспедицию продовольствием, которого хватило бы, чтобы в течение недели кормить и поить целую армию. Чтобы помахать нам рукой и пожелать удачи, они встали на рассвете, в пижамах, а Лесли еще и в бигуди. Чувствуя себя Скоттом или храбрым Кортесом, во главе толпы приверженцев, нагруженных едой и оборудованием, я направился к расщелине в холме, которая стала нашим обычным путем на вершину, – и десять часов спустя, потный, оборванный, исцарапанный колючками, ужаленный гиппопотамовой мухой и другими насекомыми, пропеченный на солнце и в дурном настроении, привел экспедицию обратно.

Так повторялось десять дней. На десятый вечер, когда мы остановились в расщелине на полпути вниз, Рал неожиданно взглянул на ее крутые стены и удивленно сказал:

– Док, вот же он!

Десять дней мы пользовались ступенями, высеченными древними в карьере. Густые заросли скрыли аккуратные террасы, откуда брался камень. Мы нашли несколько полуобработанных плит еще in situ,[2] их оставалось только подрубить. В этой закрытой расщелине они почти не пострадали от выветривания. Следы пил были так свежи, будто рабочие отложили свои орудия только накануне, а не 2 000 лет назад. Затем мы нашли блоки, намеченные к обработке, полуобтесанные блоки, а также блоки, которые уже начали перевозить и бросили посреди карьера.

Расчистив вокруг них растительность, мы смогли проследить все этапы изготовления. Весь лагерь пришел к нам на помощь. Успех вызвал общий восторг, поскольку все уже приуныли от отсутствия заметного прогресса. В приливе воодушевления мы зарисовывали и наносили на карту, измеряли и фотографировали, спорили и теоретизировали. Чувство, что наши исследования зашли в тупик, рассеялось. У меня сохранилась фотография, сделанная десятником-банту, который решил, что мы сошли с ума. Мы гримасничаем, позируя на большом обтесанном камне. Питер стоит в позе Наполеона, заложив руку за борт куртки. Волосатый лик Рала страшно перекошен – юноша кровожадно заносит кирку над головой Питера. Лесли застенчиво демонстрирует голые ножки, и это почти так же страшно, как гримаса Рала, потому что девушка легко могла бы насмерть залягать слона. Я сижу на коленях у Хетер и сосу палец. У Салли на носу очки Питера, моя шляпа нахлобучена ей на уши, она старается казаться страшной, но ей это решительно не удается. Фотография иллюстрирует наше настроение тех дней.

Когда помощь уже не требовалась, все с новой энергией занялись прежними делами. Мы с Ралом остались в карьере. Я принес теодолит, и мы принялись измерять количество извлеченного камня. Конечно, точные данные получить в таком неправильном карьере невозможно, но мы решили, что было вынуто примерно полтора миллиона кубических ярдов камня.

Затем, изучая методы обработки и примерно подсчитав количество брошенных блоков, мы решили, что отношение обтесанных камней к отброшенному материалу составляет 40 к 46. Основываясь на этом, мы получили 600 тысяч кубических ярдов.

До сих пор мы работали с более или менее надежными данными, но теперь перешли к предположениям.

– По крайней мере это легче, чем изобразить динозавра по его отпечатку, – защищался Рал, когда мы с помощью карты основания храма и наших расчетов попытались реконструировать высоту исчезнувшего Лунного города.

– Дай-ка! – Салли отобрала у меня кисточку в первый же вечер, после того как десять минут следила за моими усилиями.

– Мне кажется, скос главной стены слишком велик, – критично сказал Питер, наблюдая за ней, – если сравнить со стенами эллиптического здания в Зимбабве…

– Да, но возьми храм Тарксиена на Мальте, – вмешалась Хетер. – Или главные стены Кносса. – И прежде чем я смог помешать, проект стал всеобщим и сменил наши вечерние импровизированные концерты.

И вот с учетом всего, что было найдено на раскопках, используя свои разнообразные способности, мы сделали несколько рисунков города.

Массивные красные стены, украшенные шевроном – рисунком волн, которые сделали Финикию такой знаменитой. Красные стены, на которые падают лучи заходящего солнца, вечернее благословение великого бога солнца Баала. Из темно-зеленой листвы молчаливой рощи встают высокие башни, символы плодородия и процветания. За ними вертикальный разрез в утесе ведет в загадочную пещеру. И опять символ половых органов. Разумеется, это место посвящено Астарте, которую в Карфагене обычно называли Танит, богине земли и луны, и вот процессия одетых в белое жрецов движется по роще, мимо башен, в таинственную пещеру.

Мы знали, что финикийцы приносили своим богам и богиням человеческие жертвы (Ветхий Завет описывает, как младенцев бросали в пламенеющее чрево Баала), и гадали, какие ужасные ритуалы видел наш мирный изумрудный бассейн. Мы изобразили на краю бассейна жертву, убранную в золото и самоцветы, рядом верховный жрец заносил жертвенный нож.

– Если бы бассейн был помельче! – воскликнула Салли. – Бен хотел исследовать его с помощью ныряльщиков, но так глубоко они не смогут работать.

В пространстве между внешней и внутренней стеной храма, где лежал самый толстый слой пепла и была найдена большая часть золотых бусин и богатых украшений, мы нарисовали жилища жрецов и жриц, лабиринт глиняных стен и тростниковых крыш. И реконструировали улицы и дворы жрецов и знати.

– А как же царь и его двор? – спросил Питер. – Разве они жили не за стенами?

И мы отделили жилища жрецов от царского двора, привлекли то немногое, что известно о Кноссе, Карфагене, Тире и Сидоне, чтобы вдохнуть в картину жизнь. Рал обнаружил во внешней стене ворота: это был единственный вход, и он смотрел на запад.

– Отсюда дорога должна была вести прямо к гавани. – Салли нарисовала ее.

– Да, но рядом с гаванью наверняка был базар, место торговли и обмена, – предположил Рал и показал на карте. – Вот здесь. Район, который озадачил Питера.

– Представьте себе, какие там груды слоновой кости, меди и золота, – вздохнула Лесли.

– И рабы, предназначенные на продажу, – подхватила Хетер.

– Погодите! Погодите! Ведь у нас научное исследование, – пытался я сдержать их.

– И корабли, вытащенные на берег, – Салли начала рисовать. – Большие биремы с носами, как тараны, покрытыми позолотой и эмалью.

Снова поднялись стены и башни, наполнилось блестящей водой озеро, а гавань и харчевни наводнили люди, умершие две тысячи лет назад. Прогуливались воины, стонали рабы, проезжали в носилках благородные женщины, из восточных земель приходили караваны, нагруженные золотом и сокровищами, через большие ворота, повесив на плечо щит, украшенный розетками проходил белый царь, и его вооружение сверкало на солнце.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

Белая леди Брандберга – одно из наиболее известных и наиболее спорных наскальных изображений, открытых в Африке. Общепризнанная датировка – около двухсотого года нашей эры, но толкование изображения вызывает многочисленные разногласия. В одном источнике утверждается, что это человек, готовящийся к ксозскому обряду обрезания и предварительно обмазанный белой глиной (и это в тысяче миль от территории ксоза). Знаменитый аббат Брейль назвал изображение «леди», а Кредо Мутва в своей недавней книге «Индаба, дети мои» свою любопытную гипотезу завершает словами: «Это вовсе не леди, а поразительно красивый молодой белый, один из великих императоров, правивших африканской империей финикийцев Ма-ити почти два столетия». – Прим. автора.

2

В месте нахождения (лат.).