книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Дора Коуст

Иллюзии выбора

Пролог

Где-то в укромных закутках Нижней Части «Санрайс»:

– Моя маленькая девочка, ты снова вернулась ко мне? Ты просто не представляешь себе, как ты вовремя… Сколько невозвратно прошедших кругов мы с тобой не виделись? Ты сильно изменилась. – Женщина сидела в мягком кресле вальяжно, словно на королевском троне. Она с невероятной грацией хищника потянулась к бокалу вина.

В небольшом помещении свет не горел. Узкие окна заброшенного дома были забиты досками. Представшая картина нечеткими силуэтами виделась сквозь попадающие из щелей лучи закатного солнца, добавляя и без того мрачной обстановке кроваво-красные оттенки.

– Я вернулась к вам, моя Госпожа. Больше двадцати кругов прошло, а я помню вас, как и в первый день, – она безбожно лгала.

Из памяти девушки давно стерся образ когда-то прекрасной незнакомки, оставив за собой только расплывчатый силуэт.

– Откуда эта роскошь? Ты наконец-то нашла богатого любовника, который оплатил тебе новое лицо? – женщина проигнорировала комплимент и, сделав небольшой глоток, поморщилась. Отставив бокал обратно на стоящий рядом круглый столик, она вновь обратила свой взор на девушку.

– Нет, моя Госпожа. Я оплатила сама. На откупные от не слишком нежных клиентов, – собеседница усмехнулась. – Я привезла и вам деньги, моя Госпожа. – Девушка в черном капюшоне, стоящая на коленях, положила на холодный дощатый грязный пол объемный сверток. Несколько темно-русых прядей выбилось из-под плаща.

Девушка в нерешительности подняла карие глаза на свою собеседницу, которая когда-то помогла ей покинуть Нижнюю Часть.

– О, нет! Моя маленькая девочка. Ты от меня так просто не откупишься. Деньги мне не нужны. Посмотри вокруг! На что их тратить здесь, в этой чертовой глуши? – собеседница небрежно помахала рукой в отрицательном жесте. – Ты еще послужишь мне. Забери деньги. Они тебе очень скоро понадобятся. И возьми вот этот кулон. Я долго над ним работала, вливая по крупице остатки своих когда-то могущественных сил. Он поможет тебе избегать чужеродного влияния, которым так любят одаривать простых смертных наши мальчики. Они всегда выбирают таких маленьких беззащитных девочек, как ты. – Женщина жестом фокусника извлекла из темноты простенькое металлическое сердечко на небольшой цепочке.

– Конечно, моя Госпожа.

– Не потеряй! Он мне слишком многого стоил! А теперь присядь ко мне поближе и поведай, что ты видела за время разлуки, а я расскажу тебе о том, что ты будешь делать дальше, – заговорщицки прошептала Госпожа и разразилась злым, пробирающим до костей, страшным хриплым смехом.

Глава 1

Сейчас

Кассандра проснулась рано, если вообще о нескольких часах сна можно было сказать, что спала. Темная лунная ночь все еще удерживала в своих крепких теплых объятьях Город Счастья и его местных жителей. Прохладный ветерок свободно гулял по длинным улицам, играя с зеленой листвой деревьев и пестрыми цветами на клумбах. Одинокие прохожие уже начинали свое утро. Строители, работники заводов и фабрик в любом мире просыпались раньше всех. Всё в этом городе было таким обычным, даже типичным, среднестатистическим, если бы не одно но. Это был совершенно чужой мир, в который Кассандра попала по насмешке судьбы и воле случая.

Она бы могла вернуться обратно к мужу и любимой маленькой дочке, чьи лица уже стали забываться, но на какое время? На полчаса? На час? А может, и на несколько скудных часов… Но и эти бы часы кончились, утекли как песок сквозь пальцы, оставив за собой только холодное жалкое мертвое тело. Кому бы она сделала лучше своим возвратом? Единственный правильный ответ – никому.

Но и в этом мире на нее свалились проблемы, осложняющие далеко не тихую жизнь. Зачем в ней открылась совершенно ненужная сила Говорящей? Она ее не просила и без нее жила бы неплохо.

Почему ее душу тянет одновременно к двум таким разным мужчинам? Если ее разбитому сердцу не хочется никого.

Что от нее хочет Марко, обивая порог ее маленькой квартирки уже вторую неделю? Наверное, это известно только лишь одному Богу.

Кассандра стояла растрепанная около раскрытого настежь окна и смотрела на просыпающийся город. Она помнила тот злосчастный день, когда трусливо сбежала из дома Владимира. Под утро. Не оставив даже записки. Что она должна была ему сказать или написать? А как будет смотреть в глаза Инетра? Ведь он все вспомнил! Хотя и она никогда не смогла бы забыть.

* * *

Две недели назад

Она шла пешком по трассе из Верхней Части в Среднюю – не хотела вызывать машину, не хотела видеть никого. Ей даже некому было позвонить в этом чертовом мире, чтобы пожаловаться на свою нелегкую жизнь, чтобы выплакаться обо всех засевших в сердце обидах, чтобы облегчить несчастную беспокойную душу.

Единственными телефонами в ее несостоявшейся записной книжке были номера Лариины и Марго. Да, они добрые, отзывчивые люди, но совершенно не те, кому можно было бы все рассказать. А следить за своей речью Касси была просто не в состоянии, как и долго идти пешком.

Водитель притормозившей машины совершенно бесплатно и без лишних разговоров довез ее почти до самого дома. На жалкое и шмыгающее «Спасибо» только по-доброму улыбнулся и кивнул, а потом поехал дальше своей дорогой. В прошлом мире, в прошлой жизни Кас таких бескорыстных людей не встречала.

И вот она сидит уже двенадцатый, а может, и тринадцатый день безвылазно в своей квартире. Машинально ходит в ванную и туалет. Что-то жует, но совсем не чувствует вкуса еды. Горло саднит от истерических криков. Слезы кончились, как и продукты в холодильнике.

Ступня правой ноги щиплется от свежего пореза. Осколки красивой напольной вазы валяются по всему полу гостиной, застеленному когда-то светлым ковровым покрытием. Красивый букет роз, уничтоженный голыми трясущимися руками, оставил после себя высохшие стебли, листья и лепестки. Уколы от шипов на нежных ладонях уже зажили, а вот сердце, ноющее сердце, наверное, никогда не излечить.

Марко приходил часто – по несколько раз на дню. Вежливо стучался в двери, хотя давно мог бы ее выбить к чертовой бабушке, но за это ему отдельное спасибо. Он что-то тихо говорил. Бывало, громко кричал, а потом опустошенно усаживался прямо на пол перед закрытой молчаливой дверью – облокачивался на стену спиной и сидел подолгу в тишине.

Владимир появился лишь раз. Коротко постучался и, не дождавшись ответа, ушел, оставив огромный букет синих роз у консьержа. Без записки, без единого слова.

А Инетр был более настойчив. Несколько раз пел серенады под окнами под неизвестно откуда взявшийся небольшой оркестр. Бедные соседи что уже только не делали! И кричали, и ругались, и угрожали, и даже кидались чем-то. Но он возвращался и каждый раз приносил с собой маленьких симпатичных плюшевых мишек, оставляя их на коврике под дверью.

Наверняка это Видящий проговорился про ее маленькую, а теперь уже и большую коллекцию. Короткие записки заставляли скупо, но от чистого сердца улыбаться:

«Вернись ко мне…»

«Все будет хорошо…»

«Я жду тебя…»

«Ты самая невероятная…»

«Маленькая, я буду рядом…»

И прочие, прочие, прочие.

А еще Кассандре было неимоверно стыдно перед Бобби. Это единственный человек, который хоть и участвовал в этом чертовом споре и даже был зачинщиком, но никак не посягал на девушку. Наоборот – это Касси эгоистично воспользовалась им, за что корила себя последними нелицеприятными словами. Но, выслушав доводы собственного разума, убеждалась, что сделала бы то же самое, повторись этот участок ее жизни еще раз.

«Стоит попросить у него прощения. Конечно, если свидимся…» – думала Кас.

В дверь позвонили. Сколько часов она вот так простояла у окна, смотря невидящим взором? Много, раз солнышко уже озарило своими золотистыми лучами эту грешную землю. Касси посмотрела в глазок двери и, не раздумывая, открыла.

– Я давно вас жду.

– Согласись, если бы я пришел раньше, скорее всего, на мою голову обрушилось бы что-то очень громоздкое и увесистое. Я бы этого не хотел. – В дверях стоял Александр, облаченный в неизменный строгий серый костюм.

Его лицо совершенно не выражало никак эмоций, как и у Кассандры. Но одно поменялось точно: девушка больше не боялась смотреть в его тяжелые глаза. Высший начальник ВРП перестал пугать своим внешним видом и теперь не вызывал страха на подсознательном уровне. Перед Касси сейчас стоял уверенный в себе и своих силах человек, но настолько же внутренне уставший, насколько девушка была несчастной в душе.

– Проходите за стол. Чай будете? – она проигнорировала его реплику, ведь они оба знали, что Алекс прав.

– Не откажусь. Разговор предстоит долгий. – Мужчина, нисколько не беспокоясь об обуви, прошел прямо по стеклу и присел на стул. – Я расскажу тебе то же самое, что рассказываю всем имеющим силу, попавшим в этот мир. Я Творец, по-другому – создатель мира «Санрайс», если тебе так будет проще воспринимать. Много кругов назад я создал его из воздуха и желания. Я не экспериментатор и не захотел выводить новые расы. Не придумал никаких новых существ или растений. Для меня это было слишком сложно и муторно. Творцы других миров разрешили мне, как еще молодому и неопытному, забирать свои творения, которые уже находятся на пути смерти. И я начал самостоятельно разыскивать таких, как ты, наделенных сверхсилами, стоящих выше обычных людей. Проходили круги. Население медленно, но росло. Изредка по стечению обстоятельств появлялись и обычные люди. Все мы и жили, и работали, и учились в одном здании – здании «Палаты». Но я понял, что среди людей по всем доступным мирам очень мало наделенных силами, и решился заселить Санрайс обычными людьми на том же условии: к ним ко всем в своих мирах приближалась смерть. Все, что мне понравилось в других человеческих мирах, просто копировал. Здания, вещи, растения и продукты.

Александр сделал глоток обжигающего напитка и продолжил:

– Так здесь начали появляться люди, а я стал управляющим Санрайс. ВРП – Руководители в различных отраслях. Все они имеют абсолютно разные силы. Они постоянно учатся и тренируются. Парни заведомо выше всех остальных в этом мире, но не выше меня. Благодаря наличию способностей они помнят свою прошлую жизнь. Сила не дает стереть их память, да и незачем. Каждый из них пришел сюда добровольно и осознанно. Ведь лучше прожить вторую жизнь здесь, чем умереть там. Да, ты попала в этот мир не по собственному желанию. Внешний портал забросил тебя к нам, но, по-моему, это лучше, чем смерть. Согласись?

– Я еще не поняла. Воздержусь пока от комментариев. – Кассандра сидела напротив собеседника, и только то и дело подрагивающие пальцы выдавали ее волнение.

– Я прошу тебя не злиться на моих ребят. Этот спор – они еще такие дети. У тебя был ребенок в твоем мире, ты должна меня понимать.

– У меня есть моя дочь в моем мире! Так вы пришли, как отец нашкодивших мальчишек, оправдывать свои чада?

– Нет. Я пришел помочь тебе понять этот мир и принять его обитателей. Теперь ты живешь здесь, и я хочу облегчить твою судьбу. Я предлагаю перестать тебе сидеть в четырех стенах, словно затворница. Я буду обучать тебя пользоваться твоей силой. Она очень высока и, если ее не контролировать, может навредить не только окружающим людям, но и тебе. А после обучения ты займешь свое место в команде.

– Но у вас уже есть Говорящий, зачем вам второй?

– Хороших специалистов много не бывает, – усмехнулся Александр.

Кассандра впервые так откровенно разглядывала этого взрослого самоуверенного мужчину. Яркие глаза цвета ограненных изумрудов выделялись на мужественном, достаточно резком лице. Прямой большой нос совершенно не портил его, как и небольшие усики. Темно-коричневые волосы были коротко острижены, не оставляя шанса на мысль о мягкости и нежности этого человека.

– А что, если я откажусь от обучения и не буду работать на вас? – девушка сложила руки на столе и даже придвинулась ближе, ожидая самого главного ответа.

– Все просто. Я верну тебя обратно в твой мир. При возвращении все воспоминания стираются Творцом того мира, и ты ничего не вспомнишь. А через несколько часов умрешь.

– Вы так спокойно об этом говорите… Жить или не жить – это тема не для беседы за чашкой чая!

– Не для меня. – Александр крутил в руках пустую кружку. – Для того, кому присуще ощущать эмоции и чувствовать – может быть. Но я давно избавился от этих ненужных человеческих качеств, иначе не стал бы Творцом.

– Хорошо, а если я пройду обучение, но не захочу работать в ВРП? Как тогда быть?

– Всему свое время. Сначала пройди обучение. Когда ты будешь готова, тогда мы с тобой поговорим и наверняка придем к общему решению, которое устроит всех.

– Зачем городу разделение на части?

– Это хороший вопрос. Когда люди попадают к нам через внешний портал, Савий находит всю информацию о них и, исходя из самой главной, делает разделение. Это как классы в твоем мире. Если человек воровал, убивал или просто делал зло в своей жизни, не имея на то существенной причины, его переправляют в Нижнюю Часть. Среднестатистический обычный человек, который всегда жил по совести, попадает в Среднюю Часть. Изобретатели, имеющие силу, да и просто люди, которые добились в своей жизни чего-то большего, не вредя другим, проживают в Верхней Части. Но и человек из другой Части может в дальнейшем перебраться выше или ниже, благодаря своим стараниям или из-за открывшихся пороков.

– То есть лучшие умы живут в Верхней Части. А почему в этом мире нет детей и стариков? – она решила спросить о том, что считала действительно важным.

– Если бы люди здесь могли рождаться и умирать, то через сотни кругов планета заполнилась бы полностью. Это очень тяжкий и неблагодарный труд – присматривать за всеми подопечными. Подумай сама. Появились бы кладбища, заражающие почву ядом от разложения. Неизбежны были бы боль утраты, печаль и скорбь. Нет, этого я не хочу. Санрайс – это «Город Счастья». Здесь все в основном счастливо живут и получают удовольствие от жизни. Каждый занимается своим любимым делом. Кто-то строит карьеру, кто-то открывает свое дело, кто-то заводит роман… И еще множество всевозможных «кто-то». Новые люди появляются ежедневно, разбавляя этот мир. Город постепенно разрастается.

– У вас никогда не было детей, да? Извините, что лезу в личное.

Кассандра все равно не понимала, как это – жить без детей. Не узнать, что такое материнство и отцовство. Не увидеть первые шаги. Не услышать первое слово. Не получить в подарок «корявую» поделку из детского сада. Не отвести за руку в первый класс. Не получить любовь от единственного бескорыстного человека, просто потому что ты в его жизни есть. Эти люди так много теряют, получая свое «мнимое» счастье.

– Ты действительно лезешь туда, куда запрещено. – Мужчина зло сверкнул глазами, чтобы осадить Кассандру в дальнейшем с такими вопросами, но в ее ответном взгляде увидел лишь жалость и сожаление.

– Простите, я больше не буду об этом говорить. Моя дочь… Я хочу ее забрать. – Она посмотрела на него с мольбой во взоре.

– Я могу только присмотреть за ней и забрать, как придет время. Но время может и не прийти.

– Я правильно понимаю, что сюда не могут попасть люди, которым не угрожает смерть в ближайшее время?

– Да. Ты все правильно понимаешь.

Девушка замолчала, не зная, о чем еще спросить. Вопросов было очень много, но все они растерялись под этим пристальным взглядом.

– Если это все, то я, пожалуй, пойду. Мне нужно возвращаться на работу.

Алекс поднялся и пошел в сторону входной двери, но на секунду остановился прямо так – спиной к Кассандре:

– И еще… Впусти ты, наконец, Марко. Он тебе ничего плохого не сделал. По твоей милости работник из него отвратительный в последние недели. – И ушел, так и не оглянувшись.

А уже через минуту в квартиру осторожно вошел Видящий. Парень обвел взглядом полуразрушенную гостиную и наткнулся на Кас:

– Принцесса.

Глава 2

– Принцесса.

Она сидела и не отводила от него расстроенного взгляда. На осунувшемся лице четко выделялись большие миндалевидные глаза, в которых отражалась вселенская скорбь. Марко осторожно сделал маленький шажочек вперед. Успел сделать и еще один, когда Кассандра резко вскинулась и, подбежав к опешившему парню, крепко обняла его, уткнувшись в пахнущую дорогим парфюмом грудь.

Девушка снова тихо заплакала. Остатки невыплаканных слез скатывались по ее лицу, впитываясь в его темно-синюю рубашку поло. Парень бережно обнял Касси, словно укачивая в своих руках, будто пытался защитить ее от такого ужасного мира. Кулон на груди мужчины нагревался со страшной силой, болезненно обжигая своими гранями доступные участки кожи.

– Ай, ты чего жжешься? – Кассандра резко отскочила, испугавшись.

– Извини, тебе больно? – Марко подошел на шаг ближе и взял ее маленькие холодные ладошки в свои, большие и теплые.

– Что это было?

– Это тема для следующего нашего разговора. Сегодня еще слишком рано. – Он мягко улыбнулся Кас, аккуратно усаживая ее на темно-коричневый диван.

– Снова тайны, – тихо, едва слышно прошептала она.

– Нет, нет, и нет. Только не от тебя. Просто эта беседа предназначена для дня, когда ты придешь в себя. – Парень нежно погладил ее по голове, как маленькую девочку.

– А я когда-то приду в себя? Мне иногда кажется, что это все – просто страшный сон, и я вот-вот проснусь.

– Придешь. Все очень скоро будет хорошо, просто поверь мне. Я всегда буду рядом и помогу тебе.

– Почему? – Кассандра отчаянно не понимала, зачем этот почти чужой человек собирается ей помогать, да еще и обещает всегда быть рядом.

– Помнишь? Эта тема для другого дня.

– Марко, ты меня простишь? – ей было совестно за закрытые двери.

– Уже давно простил. – Парень взял ее за руку. – А сейчас я хочу задать тебе главный вопрос. – Он выждал театральную паузу. – Ты голодна, принцесса?

– Не знаю, – честно ответила девушка, глядя прямо в серебристый глаз Марко.

– Хм. А как давно ты ела? – парень нахмурился, будто бы говоря «Как ты до такого докатилась?!» – но отчего-то показался очень смешным.

– Не помню. – Робкая улыбка проскользнула по губам Касси.

– Тогда… А ну, марш в ванную, и чтобы через пятнадцать минут была собранная, одетая и готовая к приключениям! – Мар, накинувшись на ничего не подозревающую девушку, щекотал длинными пальцами ее худые бока, а она шутливо отбивалась.

Успокоившись, Кас прошла в ванную прямо по осколкам вазы, а может быть, это были частички ее сердца.

– Что тебе подать из шкафа? – Марко оглядывал творившийся в квартире кавардак, которому даже не мог подобрать цензурного слова.

– Темно-зеленое платье подай, пожалуйста.

* * *

– Тебе здесь не нравится? – Марко взял отрытую официантом бутылку и наполнил бокалы серебристым вином.

– Нравится, просто здесь все такое изысканное. Очень страшно к чему-нибудь прикасаться, вдруг сломаю?! А что это за вино? Оно очень подходит по цвету к твоим волосам. – Касси постоянно оглядывалась по сторонам, рассматривая всевозможные подсвечники, бра, картины и люстры.

– Секрет изготовления этого вина Александр принес из своего мира. – Глаза Кассандры выдавали удивление и растерянность. – Да-да. Он не всегда был Творцом. Когда-нибудь, если ты попросишь, он расскажет тебе историю своей жизни. Так вот, это вино пьют родственные души, если безоговорочно доверяют друг другу во всем. Ты доверяешь мне, принцесса?

– Да, Марко. Ты единственный, кому я действительно здесь доверяю.

На стол, застеленный белоснежной скатертью, официант поставил тарелки с умопомрачительно пахнувшей пастой «Болоньезе». Весь его надменный вид кричал о том, что сумма за этот скромный обед будет по-настоящему заоблачной.

– Я польщен. В свою очередь скажу, что я тоже тебе доверяю, поэтому выложу все, что знаю. Это вино продают в единственном месте – только в этом ресторане. Купить бутылку серебристого вина может человек, получивший личное разрешение Александра. Вынести бутылку или остатки напитка за пределы ресторана тоже невозможно.

– Почему? Это настолько дорогое и редкое вино? Не стоило так на меня тратиться.

– Нет, принцесса. Не только по этим причинам, хотя ты верно сказала. Это вино пьют вместе два человека, которые хотят связать свои души навечно. Куда одна душа, туда и вторая. Всегда один мир на двоих. Такие души могут быть в другой жизни отцом и сыном, матерью и дочерью или наоборот, а могут братом и сестрой. Души никогда не теряют друг друга, если их оболочка умирает. – Именно сейчас Марко был серьезен как никогда, будто бы сняли с человека налет из бессменного шутника и весельчака.

– Ты получил разрешение Александра выпить со мной это вино, чтобы связать наши души. Зачем?

– На этот вопрос я смогу ответить тебе только завтра. Я рассказал тебе всю правду, ничего не утаив. Если доверяешь мне, выпей его со мной. Если нет… Решать в любом случае только тебе.

Кассандра волновалась, понимая, что сейчас принимает ответственное решение. Девушка смотрела в глаза такому почти родному человеку, видела, как он нервничает, ожидая ее ответа. А что страшного в том, чтобы соединить свои души? Ничего. Никто из-за этого не умрет, никто не пострадает, но один человек в этом чертовом мире станет счастливее.

– Я вижу, как это важно для тебя. Я согласна. – Она взяла в руку бокал, наполненный до краев, словно подтверждая свои намерения. Казалось, будто боялась передумать.

– Да, это действительно очень важно для меня и… Спасибо. – Марко взял второй бокал и, подняв его чуть выше, произнес: – Да соединятся души наши в этом и других мирах. Всегда вместе, где бы мы ни были, несмотря ни на что.

Кас интуитивно поняла, что это какая-то клятва, и, ни секунды не задумываясь, повторила ее. Каждый из них ополовинил свой бокал.

– Какое вкусное вино, – мило улыбнулась девушка.

– А это еще одна загадка. Вкус этого вина для каждого человека свой. Что почувствовала ты?

– Грейпфрут, лимон и лайм. В сочетании с газиками очень необычно.

– Само сочетание уже необычно, – усмехнулся Марко.

Былая серьезность вмиг улетучилась из его глаз, как и напряжение бесследно вышло из тела.

– А для тебя какое оно по вкусу?

– Вкус чистой холодной родниковой воды. – Парень с усердием взялся за пасту.

– То есть ты сейчас пил простую минералку за баснословные деньги?

– Что такое «минералку»?

– Это простая газированная вода.

Они весело рассмеялись, наконец-то расслабились, будто из спин их вынули натянутые до предела струны.

– Что, и это все? А где же фанфары, салют и прочая атрибутика такого важного происшествия? – Кассандра, конечно, шутила, но ей действительно хотелось почувствовать хотя бы капельку магии.

– Все там. – Мар прожевал и поучительно ткнул вилкой в потолок. – Там и фанфары, и салют, и соответствующая запись в каком-нибудь старом, пожелтевшем от времени томике.

– И ты в это веришь? Вот так, без каких-либо доказательств?

– Я верю Алексу, и ты тоже скоро начнешь доверять ему, когда поймешь. – Марко на секунду погрустнел и тут же встрепенулся. – Так, ну-ка, ешь давай, а то посмотрите, какая неверующая сидит здесь с пустым желудком.

Пообедав, они снова весело смеялись. Шутили и гуляли по оживленным улицам. Забредая в магазины и лавочки, покупали разные мелочи и ели мороженое. Кас постоянно пыталась уворовать у Марко ложечку шоколадного лакомства. А он в отместку почти полностью съел ее фисташковый рожок.

Они гуляли по вечернему парку среди высоких лиственных деревьев, кормили голубей свежим хлебом, брызгались водой из искусственно сделанного пруда и сидели в одинокой беседке, спрятанной в глубине парка, куда не вели многочисленные дорожки.

Видящий рассказывал о местах, в которых Касси непременно должна побывать. Танцевальные клубы в Верхней и Средней Частях. Роллердром и скейтпарк в Нижней Части. Закрытый каток в Средней… Места, названия, улицы, рестораны, кафе, игорные дома… Их было так много, что Касси не запомнила большую часть, но Марко это было неважно. Он рассказывал от души, заполняя собой ее мир. Когда парень расплатился за большой ярко-красный воздушный шарик и уже преподносил его своей маленькой принцессе, как самый дорогой подарок в мире, зазвонил телефон:

– Да, Алекс? – парень смотрел на улыбающуюся Кассандру, радужки глаз которой в последних закатных лучах поменяли свой цвет на жидкое золото с темно-бордовыми отблесками.

– Ты мне нужен. Сейчас. В Палате. Срочно. И… Говорящая с тобой?

– Касси со мной. Мне нужно завезти ее домой, и я сразу же приеду. Думаю, минут через десять буду.

Красный воздушный шарик вырвался из вмиг ослабевших рук и ярким пятном полетел вверх прямо в чернеющее небо, словно говоря всем своим легким, непостоянным, ветреным видом:

«Ничто не ново под луною:

Что есть, то было, будет ввек».

– Нет, я отправлю к вам Бобби с порталом. Найди какие-нибудь двери и вышли координаты с навигатора телефона. Сила Кассандры нужна мне здесь.

– А что, Влада уже не хватает?

Марко не хотел так рано втягивать девочку в проблемы «Палаты», но выбора, увы, не было:

– У Влада не получается…

Глава 3

Александр сидел в зале для совещаний во главе длинного прямоугольного темно-коричневого стола. Здесь были почти все, за исключением Бобби и Марко. Сотрудники ВРП в тяжелом напряжении ожидали их прихода. Говорящая… Думал ли Александр сегодня утром о том, что уже вечером придется воспользоваться ее нестабильной силой? Определенно нет. Но сейчас это была крайняя необходимость, пускай и с возможными последствиями – для пойманного мятежника, титановой камеры, подвального этажа, да и всего здания Палаты в целом.

«Пусть хоть спалит все к чертовой матери, только бы вытянула правду из этого засранца!» – Алекс злился.

Он злился на себя, на ВРП, на мятежников, на весь мир, и даже на Великого Творца.

«За что? Кто? Зачем?» – эти вопросы назойливыми мушками то и дело всплывали в его голове, да и не только в его.

* * *

Из отчета ВРП:

«30 селия 4865 круга группой захвата по заданию за № 2741 по плану № 1 был взят под наблюдение многоквартирный дом по улице Олд Грин, 46. Расположение объекта было взято из принудительных показаний допроса «Изначального Объекта № 48328» от 27 селия 4865 круга.

При штурме объекта, а именно квартиры за № 122, был найден один человек, не подходивший под описание фоторобота главарей мятежников. Фоторобот был составлен «Прогером» по примерному описанию «Видящего» после принудительного допроса «Изначального Объекта № 48328». Захваченный в базе данных проходил как «Изначальный Обьект № 42276», Файл воспоминаний – 32.

Заключение:

«Видящий» – нет информации;

«Говорящий» – нет информации;

«Доктор» – выявлен неразрушимый на внешнем уровне блок. Возможна попытка взломать блок на внутреннем уровне. Итог попытки: в зависимости от уровня силы – ничего или стопроцентная смерть.

41 селие 4865 круга»

* * *

Поставить блок мог только человек, имеющий силу, но это означало, что среди мятежников есть кто-то вроде Доктора. Откуда? Это уму непостижимо, чтобы уже второй, а может быть, и не второй человек жил в Санрайс с незамеченными силами. Идея, что предатель – это Голин, появилась и сразу ушла из головы Высшего, потому что кому-кому, а своим парням он доверял безоговорочно.

Естественно, все они, если будет необходимо, откроют свои мысли для проверки. Но Александр никогда не опустится до этого. Возможно, на то и рассчитывали мятежники. Пока Алекс будет проверять Верхних Руководителей Палаты, они спокойно подготовятся к новому митингу, а может, к чему и похуже.

Когда в полнейшей тишине начальник заговорил, все сотрудники устремили на него свой взор:

– Пролин, усиль патрулирование улиц, как в дневное, так и в ночное время. И еще… Посади за видеонаблюдение толковых людей. Пускай отмечают все, что покажется странным в Нижней и Средней Частях.

– Ты все-таки думаешь, что ожидается новый бунт? – спросил Владимир, чувствующий себя из-за случившегося не всесильным мужчиной, а слабым мальчишкой.

– Я уже ни в чем не уверен. Инетр, закройте с Бобби на неограниченное время внешний портал. Разберите его, если надо, на винтики, но найдите лазейку, которая позволила прийти в этот мир минимум двум носителям силы без обнаружения. Второй идентичный внешний портал стоит у Бобби дома, насколько я помню, так что можете ломать.

Разговор прервался, когда единственная в этом зале дверь открылась. Сначала неспешно зашел Портальщик – он молча присел на один из двух свободных стульев. Вслед за ним под руку с Говорящей появился Марко.

* * *

Кассандра всю дорогу ужасно нервничала и прикусывала нижнюю губу. Не так она представляла себе первую встречу с Владимиром и Инетром. Как минимум это должны были быть две совершенно разные встречи. Как смотреть им в глаза? Что говорить? Все было слишком непредсказуемо.

Кассандра всегда считала, что любопытство – единственный ее порок, но на людях чаще называла его любознательностью и несомненным достоинством. Сейчас эта сомнительная черта характера помогала ей отвлечься и не укатиться обратно в мир уже невозможной истерии.

Портальщик даже не поздоровался при встрече. Молча провел через активированную дверную раму и первым вошел в кабинет для совещаний.

Кассандра решила, что обязательно поговорит с ним, и этот разговор станет самым важным и первым в списке на сегодняшний день.

В просторном зале для совещаний вокруг прямоугольного стола сидели сотрудники ВРП и их начальник. Все они синхронно посмотрели на Кас, когда она, наконец, вошла вместе с Марко. Мар, к слову, весь короткий путь ободряюще сжимал пальцы Касси, за что девушка была ему очень благодарна.

– А вот и вы. Марко, проходи на свое место. Кассандра, будь добра, присядь в кресло. – Александр освободил свое кожаное черное кресло для девушки, а сам остался стоять рядом, пока Марко усаживался за стол. – Извини, для тебя отдельного места пока не предусмотрено. Прочти, пожалуйста, вот этот документ. – Алекс рукой указал на доклад.

– Вслух? – Касси не знала, чего ожидать от этих сильных мира сего, поэтому несколько растерялась.

– Нет, спасибо. Мы, к сожалению, уже изучили его вдоль и поперек, а некоторые и поучаствовали, – нервно усмехнулся Высший.

Девушка прочла записи на листке, не прикасаясь к нему даже пальцем, но ничего толком не поняла. Вроде и буквы знакомые, и слова известные, а умные мысли в голову не спешат приходить. Ей было неловко переспрашивать, но другого пути не наблюдалось.

– А можно своими словами? Я на слух больше воспринимаю, – произнеся это, Кас покраснела, как маков цвет.

– Конечно, ведь девушки любят ушами, – сказал кто-то на том конце стола.

Послышались тихие смешки.

Кассандра боялась поднять взгляд, но если бы подняла, то застала бы изумительную картину: четыре убивающих намертво взгляда смотрели на одного – видимо, в ближайшем будущем побитого – несчастного.

– Все очень просто. В Нижней Части есть мятежники – те, кто не согласен с управляющей властью, то есть со мной. Они не выступают в открытую, прячутся в разных местах Нижней Части, но тем не менее устраивают митинги и призывают к бунту и перевороту мирных граждан. Последнее такое сборище было подавлено чуть раньше, чем ты попала в этот мир. Удалось схватить только нескольких мелких людишек, не имеющих никакого отношения к главным действующим лицам. Те места сбора, которые в их памяти увидел Марко, были просмотрены, но никаких результатов это не дало. Больше там никто не собирался. Двадцать седьмого селия парни прошли в центр вооруженного района, который уже на следующий день не имел никаких следов пребывания мятежников. ВРП был захвачен один из бунтарей, приближенный к затеявшим все это. Из его памяти удалось узнать лица главарей, место их сбора и день следующего митинга. Митинга в этот день, к слову, не было, а в квартире, в которой ранее велись собрания, нашелся всего один человек, к памяти которого, увы, никто из ВРП подобраться не может. Если за него возьмусь я, по объективным причинам он умрет.

– А поподробнее про причины? – в глубокой задумчивости Касси мысленно повторяла фразу за фразой, пытаясь ничего не упустить. Она тщательно анализировала услышанное, чтобы попытаться найти хоть какие-то зацепки.

– У него стоит сильный внутренний блок. Моя сила снесет его. Смерть придет в считаные секунды. Парни же могут снять только внешний блок, на котором зациклен внутренний. И оп – снова смерть. Твоя же сила среднего уровня, поэтому шансов у тебя больше, чем у нас всех, вместе взятых.

– Спасибо, теперь мне все ясно. – Лицо девушки стало сосредоточенным. Несмотря ни на что, она прорабатывала варианты решения проблемы без своего участия.

– Если ты готова, пройди, пожалуйста, с Пролином на цокольный этаж. Там ждет задержанный, – вежливо поторопил ее Александр. Ему хотелось поскорее все это закончить и вернуться к спокойной жизни.

– Подождите. Я правильно понимаю, что каждый из ВРП пытался отдельно своим способом выудить информацию? – в мыслях девушки то и дело проплывала такая важная, но еще не сформировавшаяся идея. Она словно хватала ее за хвост, а та утекала, как переменчивый ручей.

– Не каждый. Для этой работы подходят силы только нескольких человек. Марко, Владимир и Голин пытались пробить блок, – пояснил Алекс, облокотившись на спинку кресла.

– Тогда у нас есть два варианта, – ответила Кассандра, наконец-то сформировав обе идеи.

– Мы видим только один вариант, где ты своей силой заставляешь его говорить. А какой же второй? – удивился начальник и даже встал в полный рост.

– Если сразу использовать мою силу, нет гарантии, что я тоже его не сожгу. А моя попытка может сжечь – как буквальном, так и в переносном смысле. Вы сами говорили, что сила нестабильна и мне еще предстоит долго учиться, потому этот вариант мы оставим как запасной. Идея номер один так же сложна, как и легка. Доктору, насколько я поняла, необходимо касаться человека при использовании силы. Поэтому он встанет позади вашего так называемого преступника и положит ладони ему на голову. Ему необязательно пытаться сломать блок, достаточно будет его просто приподнять. А Говорящему и Марко, – отчего-то имя Владимира Кассандра не могла произнести, как и смотреть на тех, кто сидит за столом, поэтому обращалась исключительно к Александру, – при применении силы нужно смотреть в глаза человеку. При этом «рабочий» глаз у Мара один.

– Девушки… – начал было опять этот порядком поднадоевший голос.

– А ну заткнулся! – прикрикнул Александр.

– А еще девушки думают головой! – Кассандра тоже не удержалась от ответной реплики. – Так вот, поэтому они с… Говорящим встанут максимально рядом – напротив заключенного. Владимир… – Проглотив вязкий комок в горле, она продолжила: – Будет говорить, что нужно вспомнить ммм… подопытному, а Видящий – смотреть. Может, это и не самая гениальная идея и даже провальная, но попытаться стоит.

В просторном зале повисла оглушающая тишина. Все переваривали услышанное. Кассандра сидела в огромном кресле, нервно теребила простенький металлический браслет на руке, подаренный Марко на прогулке, и боялась поднять взгляд. Она подпрыгнула на месте, когда по кабинету разнесся злой голос:

– Быстро все в подвал! Марко, Влад и Голин в камеру. Остальные за стекло. – Сотрудников ВРП как ветром сдуло.

Касси тоже подорвалась на месте и уже повернулась в сторону двери, когда все тот же голос, но уже ласковый и добродушный, остановил ее:

– А ты куда? – Александр улыбался и смотрел на нее, как на призовой кубок за первое место, занимающий на полке свою отдельную нишу.

– В подвал, – ответила она, заикаясь.

– А ты знаешь, где он находится? – маленькие смешинки появились в уголках его глаз.

– Нет, – тихо прошептала девушка.

– Сиди здесь, маленький гений, и молись, чтобы все получилось. Как только все решится, Марко придет за тобой. Происходящее не для женских глаз, и уж тем более не для таких ранимых натур, как ты.

– Но вы же собирались меня туда отправить! – испуг прошел, и на смену ему из глубин души неожиданно всплыло раздражение.

– Сиди. – Мужчина направился к открытой двери. – И да, место Руководителя Аналитического Отдела будет твоим, если идея принесет успех. – Алекс увидел неверие в глазах новой подопечной. – Но не радуйся раньше времени, учебу никто не отменял. – Он усмехнулся еще раз и вышел, закрыв за собой дверь.

Глава 4

В баре у Марго вместе с Кассандрой сидели все Верхние Руководители Палаты, за исключением всегда пропускающего такие мероприятия Александра. Лариины не было. Сегодня работала другая смена, с которой Кас еще не успела познакомиться.

В зале было многолюдно и шумно. Касси сидела рядом с Марко за самым дальним столом, который был бессрочно забронирован для сотрудников ВРП. Парни излучали радость и воодушевление. Допрос прошел успешно, и всю информацию, которую Алекс хотел получить, добыли. Правда, никто не распространялся о том, что именно удалось узнать, а Марко на вопрос Кас только тихонько ответил:

– Я не могу ничего рассказать, принцесса. Если Александр решит, то ответит на все твои вопросы. Не обижайся, но никто из нас действительно не может тебе ничего сказать.

Кассандра медленно цедила из трубочки слабоалкогольный коктейль и осторожно рассматривала таких разных парней из-под опущенных ресниц. Раньше они казались ей такими отталкивающими, пугающими, но сейчас, когда она более-менее вписалась в их маленький мирок, они выглядели добродушно. В этот вечер рядом с ними она, наверное, впервые ощущала себя легко, хотя и не всех знала по именам. Разве что Бобби продолжал смотреть холодно и отчужденно.

– Док, ну ты и трясся! Словно осиновый лист! Знатно тебя колошматило. – Пролин по-дружески хлопнул Голина по плечу.

– Я думал, упаду прямо там, на чертов шатающийся пол. Все качалось, как после перепоя. – Док усмехнулся и отпил из стакана.

– А я смотрю, значит, на него. Сконцентрировался на его глазах. Весь мир вокруг отключился, а Влад как гаркнет на ухо: «Вспоминай, вспоминай, я тебе говорю, чертов придурок!» Я чуть в штаны от неожиданности не наделал. Но ты, принцесса, конечно, голова. Никто из нас раньше не пробовал вести допрос, совмещая свои силы. – Марко весело рассмеялся и обнял Кассандру, чмокнув раскрасневшуюся от такого внимания девушку в щеку.

– Не смущайся, малышка. Сегодня мы пьем исключительно за тебя. – Владимир лукаво улыбнулся краешком губ и отсалютовал бокалом.

– Мар, пойдем со мной к черному входу. Хочу перекурить, – тихонько прошептала Кассандра на ушко, пододвинувшись к Марко почти вплотную.

– Пытаешься сбежать? – так же еле слышно ответил он.

– Ты слишком умный.

* * *

– Отвезешь меня домой? Я безумно устала сегодня. Все это, – Касси развела руки в стороны, – многовато для одной маленькой меня.

Девушка стояла, облокотившись о крепкое тело Видящего. Она неспешно делала затяжку за затяжкой. Рассеиваясь, ментоловые клубы дыма уходили под тускло освещенный потолок.

Марко ласково обнимал ее, бережно удерживая в колыбели своих рук, когда в коридор вальяжной походкой вышел Влад. Закурил сигарету и встал рядом с ребятами.

– Так, значит, вы вместе? – парень небрежно сложил руки груди. Владимир хотел казаться незаинтересованным, но пальцы сами собой сжимались в кулаки.

Марко открыл было рот, чтобы ответить, отшучиваясь, как и всегда, в своей манере, но Кас перебила его:

– Да, мы вместе. Правда, дорогой? – и еще плотнее прижалась спиной к груди Мара, словно ища защиты и поддержки.

Владимир смотрел на друга, не моргая, чуть прищуренно. Его испепеляющий взгляд пробирал до костей, и казалось, что огонь вот-вот выйдет за пределы тела мужчины.

– Ммм… Конечно, принцесса. – Марко немного растерялся, но уже через секунду улыбнулся своей непосредственной мальчишеской улыбкой.

Говорящий больше не вымолвил ни слова. Лишь зло затушил о стену недокуренную сигарету и ушел.

– По-моему, этот окурок предназначался совсем не стене, а одному очень красивому импозантному мужчине. – Мар небрежно тряхнул челкой, будто излишне привлекая к себе внимание.

– Какая самооценка! Браво, маэстро! – Кас шутливо похлопала в ладоши.

– Ты уверена в своих действиях? Зачем ты соврала? – парень стал предельно серьезным. Этот контраст двух совершенно разных амплуа пугал Кассандру.

– Я не врала. Ты ведь сам сказал, что мы вместе навсегда. Я просто не уточнила, как именно «вместе». – Девушка лукаво смотрела на единственного родного в этом мире человека.

– Хитрая-хитрая принцесса. Знаешь, когда моя девушка узнает «о нас», она будет категорически не согласна.

– У тебя есть девушка? И ты об этом молчал? – Касси сделала большие глаза, словно пребывала в шоке от услышанного.

– Как-то к слову не приходилось. Да ладно. Девушкой больше, девушкой меньше… Хотя, знаешь, она так классно делает своим язычком ми…

– Вот паршивец! – Кассандра наигранно стукнула кулачком по плечу друга.

– А если серьезно? Ты не хочешь быть с Владимиром? – снова включился «следователь».

– Я не хочу пока быть ни с кем. Для меня все слишком быстро происходит. – Она взяла его под руку и повела в сторону зала.

* * *

Поздний вечер плавно перетекал в ночь. Опустошенные бокалы наполнились вновь. Парни смеялись, веселились и строили планы на так быстро приближающийся следующий день. Негромкая музыка и приглушенный свет были фоном для этих бесед.

– Я отойду ненадолго. Мне нужно поговорить с Марго. – Кассандра поднялась из-за стола.

Владимир провожал ее каким-то раздраженным взглядом до самой лестницы. Как только девушка скрылась из виду, он обратился к Видящему:

– Марко.

– Э, нет, друг! Это ваши разборки. Я в них связным не буду. – Мар выставил вперед руку в отрицающем жесте.

– Но…

– Сами, сами разбирайтесь. Двен, а не пойти ли нам с тобой к бару за чем-нибудь покрепче?

– Конечно, дружище! А то все полощем рот да полощем. И покушать не мешает заказать, – ответил Разведчик.

– Ты же только что ел?!

* * *

– Доброй ночи, Марго. Можно к вам? – Кас нерешительно переступала с ноги на ногу на пороге кабинета.

– Конечно, милая. Заходи. Я вот тут сижу, думаю: когда же совесть проснется в тебе и ты выскользнешь из объятий того сексуального мальчика, чтобы наконец рассказать мне, почему я потеряла такого прибыльного сотрудника?! – владелица жестом предложила занять свободное кресло у окна.

– Да, собственно, и рассказывать-то нечего. Я заболела. Вы же помните обморок? Слишком долго восстанавливалась. Только сегодня утром, наконец, вышла из квартиры. – Кассандре было неприятно лгать, но правду, увы, она никому не хотела рассказывать. Возможно, потому что стыдилась, а возможно, потому что это было слишком личным.

– Хорошо, девочка. Я вижу, что ты еще не готова говорить, а я не стану расспрашивать. То, что ты сидишь за одним столом с ВРП, уже дает почву для раздумий долгими одинокими вечерами. Так что? Вернешься? – Марго тепло улыбалась, а взгляд ее был таким понимающим.

– Нет, Марго. Извини. К сожалению, нет. Я бы очень хотела, но это зависит не от меня. – Кас еще не разговаривала с Александром и не знала, во сколько будет проходить обучение.

«Да и про Аналитический Отдел он не зря говорил, хотя, может, уже и забыл…» – вспомнилось Кас.

– Понимаю, но знай: тебе здесь всегда рады. А теперь иди, не заставляй парней переживать. – Она углубилась в свой компьютер, намекая, что аудиенция закончена.

Кас уже открыла дверь, когда вдруг неожиданно обернулась, подлетела к ничего не подозревающей Марго, крепко обняла и прошептала одно-единственно слово:

– Спасибо.

Она благодарила от чистого сердца. За понимание, рожденное в душе совершенно чужого человека. За доверие, оказанное при приеме на работу. За беседу, которой могло просто не быть. За возможность сделать свой выбор и вернуться назад.

* * *

– А где Бобби? – Кассандра подошла к столику поредевшей и порядком повеселевшей компании.

– Они с Владом ушли курить. Принцесса, тебе что-нибудь заказать?

– Нет, спасибо. Я сейчас вернусь, и поедем по домам, – подмигнула девушка Марко.

Кассандра уверенно прошла в темный пропитанный табачным дымом коридор. Около урны для окурков стояли смеющиеся парни. При приближении Кассандры ненавязчивый диалог смолк.

Касси закурила ментоловую сигарету и обратилась к Владимиру:

– Влад, будь любезен, оставь нас на несколько минут.

Девушка не смотрела на Говорящего. Отчего-то это действие стало для нее непостижимо трудным.

– Что, еще один? – парень горько усмехнулся в ответ.

– Тебя это не касается. Оставь нас. – Голос был холодным, отчужденным, и только она знала, как трудно ей было с ним так разговаривать.

Владимир ушел, напоследок со всей дури пнув урну. Она, покачиваясь, чуть не перевернулась.

Касси посмотрела на Бобби и увидела скептическую ухмылку, но от задуманного не отказалась:

– Бобби, я хотела извиниться за то, что напугала тебя и… воспользовалась тобой. По совести, я не должна была так поступать. Ты имеешь право обижаться на меня, но если бы однажды шанс на мое спасение зависел от кого-то, кем бы я могла воспользоваться и спасти себя, я бы сделала это еще раз. На мне нет ничьей смерти, никто не покалечился из-за моей силы, я просто хотела вернуться домой к своей дочери. Ты бы тоже так поступил, окажись на моем месте. Просто подумай об этом…

Она вышла сначала из коридора, а потом и из бара, уехав на такси вместе с Марко. Портальщик еще долго думал над ее словами. Он размышлял, когда добирался домой. Вспоминал ее слова, стоя под холодными струями воды в душевой кабинке. Не мог забыть даже тогда, когда пытался заснуть.

Отправляясь в теплые объятья Морфея, никак не ожидал вновь встретиться со своим самым страшным кошмаром…

Бобби вновь подговаривал нового знакомого отправиться с ним на дело. Паренек на несколько лет младше отнекивался, как мог, но все же сломался, когда понял, сколько золота ему перепадет, если он просто постоит на шухере.

Всё всегда проходило изящно и быстро. Кто-то стоял на стреме снаружи, отвлекая на себя патруль в случае необходимости. Чаще всего, пока прискакавшие «по зову» стражи порядка отлавливали неудачливого подельника, Бобби забирал золото и сматывался, а там и делиться было уже не с кем.

Он родился в семье обедневших дворян на планете «Этаниум». Побирался на улице после пронесшейся эпидемии чумы, забравшей всех жителей полуразрушенного замка. В детстве это строение казалось таким величественным, а на деле было жалким подобием былого могущества.

Еще мальчишкой он был безумно влюблен в прекрасную девушку – дочку соседствующего графа, на чьих землях он жил.

– У тебя нет ничего! Что ты можешь мне предложить? – всегда говорила она, а потом убегала к своим подругам и нянечкам.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.