книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Людмила Яковенко

Кто полковника подставил

Зима в курортном Тригорске была как всегда непредсказуемой. То награждала город пушистым снегом, то заставляла его таять. Могла пролиться дождем, тут же заморозить землю, а потом подарить солнечную неделю. Все эти погодные выкрутасы сказывались на настроении жителей не самым лучшим образом.

Закадычные подружки, владелицы двухэтажного особняка, что прятался во дворе Курортного бульвара, Анна Сергеевна Истомина и Гелена Казимировна Новицкая по традиции завтракали вместе. Несмотря на пенсионный возраст, они были моложавы и вполне привлекательны, таких женщин когда-то называли интересными дамами. При всей внешней непохожести и разных характерах обе отличались острым умом, смешливостью, любознательностью и любовью к приключениям, из-за чего иногда влипали в различные истории. Муж Истоминой генерал-майор полиции, возглавляющий отдел спецопераций, Андрей Петрович Веселов постоянно их за это ругал, но они не перевоспитывались. На сей раз, несмотря на природную жизнерадостность, подруги пребывали в миноре.

– Ань, тебе не кажется, – прервала затянувшееся молчание Новицкая.

– Геля, не начинай, я знаю, что ты сейчас скажешь. Скучно живем, тебе не хватает адреналина и новых впечатлений. Лучше расскажи, как ты съездила в Ракитовку, свое родовое гнездо, как себя чувствует Варя, двойняшки и счастливый отец.

– Жалко, что ты не смогла туда поехать из-за простуды, – оживилась Новицкая. – Верочке и Андрюше всего месяц, а они такие уже хорошенькие. Правда, еще непонятно, кто на кого похож. Но Варя говорит, что характер уже проявляется. Мальчик спокойный, а девочка вертлявая, наверное, в Федю пошла.

– Трудно мамочке с двойней? Дом на Варе, готовка, и по ночам малышей кормить надо, когда же она высыпается?

– Ань, у нее там куча помощников. Федора в деревне уважают, ты же знаешь, он хороший участковый. Людям всегда помогает, а негодников наказывает. О Варе вообще молчу, она главный специалист по всем юридическим вопросам, теперь никто из Ракитовки в район не ездит за консультацией. С утра баба Маня с бабой Симой к ним домой, как на работу ходят, Тоня горбатенькая, учительница Татьяна Сергеевна постоянно заглядывают. И все деток тешкают, жарят – парят, птицу кормят, пока мамочка отсыпается. А Крысь и Аська главные няньки у Верочки и Андрюши. Варя рассказывала, когда Федя привез их из роддома, собачка и кот не отходили от дверей в детскую. Пришлось им у входа матрасик стелить. И что ты думаешь, как только малыши закряхтят, есть попросят, кот тут же мчится в спальню родителей, чтобы разбудить Варю. А если обпудятся или чего похуже, Крысь Федора дергает. Тот тогда встает и пеленки меняет. В деревне не признают памперсы, говорят, что детки после них долго к горшкам привыкают. Может они и правы. Ань, помнишь, когда у тебя Димочка родился, наши с тобой квартиры были все пеленками увешаны. Вот мне интересно, как кот с собачкой узнают, кого надо будить.

– Они же у нас необыкновенные, – улыбнулась Анна Сергеевна. – Помнишь, как ты сокрушалась, что Аська- шкода и ловелас, совсем не похож на спокойного папочку, твоего кота Арни. Оказывается, он изменился.

– Как же, дождешься от него. Федя говорил, у них какой-то сход был, так деревенские спрашивали, когда Аська начнет алименты платить на своих отпрысков. Чуть не в каждом дворе белые котятки бегают, все как один на непутевого папашку похожи. Может, он уже дедушка, а мы и не знаем, – хихикнула Гелена Казимировна.

– Гелечка, что-нибудь получилось с работой для Алисы – жены Максима Забелина?

– Пока ты валялась у койке вся в соплях и не допускала меня к своему телу, кое-что удалось сделать.

– Ну, зачем ты так. Не хватало, чтобы ты еще заболела.

– А Андрею, значит, можно за тобой ухаживать, – с ревнивой ноткой в голосе произнесла Гелена.

– К нему моя зараза не пристает, – улыбнулась Анна. – Не тяни, рассказывай про Алису.

– Я пошла к одной знакомой, которая когда-то заведовала ателье мод, а потом стала его хозяйкой. Взяла с собой и Крыську, она из-за нынешней погоды мало гуляет, подумала, пусть свежим воздухом подышит. И ты представляешь, эта паразитка с такой брезгливостью посмотрела на нашу собачечку, что я даже не стала ее ни о чем просить. Сказала, что зашла по пути проведать и удалилась. Конечно, Крысенька у нас страшненькая, маленькая, ножки кривенькие, окрас серобуромалиновый, мордочка вытянутая, хвост шнурком болтается, про ее ум и таланты только мы знаем, но все равно… Я эту тетку чуть не убила. Вышли мы на улицу, стою и думаю, куда направить свои стопы, чувствую, Крыська заерзала. Я ее спустила с рук, она пробежалась, потом завернула в какой-то переулок. Я за ней, смотрю, на первом этаже дома вывеска «Ателье «Алиса». Представляешь? Мы туда, небольшой холл, два кресла, канапе, журнальный столик, теплого цвета шторы на окнах, много цветов, ничего особенного, но очень даже уютно. За столом сидит приятная дама лет сорока пяти. Оказалось, она хозяйка этого заведения. Я ей говорю, нет ли у вас вакансии мастера, дескать, моя племянница, кстати, ее зовут Алисой, заочно учится в нашем технологическом институте на отделении «Дизайн женской одежды», очень хорошо шьет. Она улыбнулась и отвечает, – моя дочь окончила этот вуз. В честь нее и назвала это ателье. Я возьму вашу родственницу на работу, но с испытательным сроком.

Мы с ней разговорились, она угостила меня чашечкой кофе и пирожным. Оказывается, единственная дочка Дианы Андреевны, так зовут даму, сейчас живет в Париже. Поехала туда по турпутевке, на какой-то выставке познакомилась с молодым архитектором – французом и вышла за него замуж. Он работает в строительной фирме, а она ждет ребенка. И тут я спрашиваю, – не знает ли случайно ваша Алиса некую Полин Бертран, которая владеет строительной фирмой и архитектурной мастерской в Париже, между прочим, это наша родственница. Диана Андреевна тут же позвонила дочери и та ответила, что ее муж работает у Польки. Ань, я просто обалдела, спросила ведь ради выпендрежа, дескать, у нас в столице Франции свои люди тоже имеются. И вот что вышло.

– Да, мир еще теснее, чем мы думаем, – улыбнулась Анна.

– Подруга, ты опять увела меня от темы. Так нечестно. Я ведь, что хотела сказать. Еще перед Новым годом Андрей говорил, что Билял Малгозов нас приглашал в горы. Мы тогда отказались, так как Варя должна была родить. А сейчас нам что мешает? Ань, ты бы напомнила мужу. Съездили бы на недельку в снега и тишину, ты ведь любишь горы.

– Люблю. Когда на них смотрю, начинаю понимать, что такое вечность. Тысячелетиями стоят, о чем молчат, чьи тайны хранят, какие загадки скрывают – никто не знает.

– Подруга, – взглянула в окно Гелена, – Андрей приехал с Забелиным. Что это они средь бела дня заявились.

– Дамочки, собираемся, завтра с утра срочно едем в горы, – вошел в гостиную генерал.

– Нельзя было раньше нас предупредить, – упрекнула мужа Истомина.

– Анечка, мы туда едем не столько отдыхать, сколько работать. Звонил замминистра Павел Бородин, его внучка – студентка со своим другом и еще одной парой, вчера прилетели из Москвы в Тригорск и пропали. Телефоны у всех молчат, до турбазы, где они должны были отдыхать, не доехали. Одевайтесь потеплее, малышню берем с собой.

– А где мы там будем жить?

– Я звонил Малгозову, рядом с его домом лесника стоит двухэтажный особнячок, там любят отдыхать высокие гости. Сейчас он пустует. Все удобства присутствуют, но продукты надо взять. Учтите, кроме нас, едут Алексей Дубинин, Максим Забелин и Борис Комаров.

Подруги переглянулись. – Геля, если Андрей берет не только рядовых сотрудников спецотдела, но и своего заместителя подполковника Комарова, значит все очень серьезно, – шепнула Анна.

– Чем будем запасаться? – деловито спросила Гелена Казимироовна.

– Выгребаем все из холодильников. Звони Наташе, Алисе и Клавдии, пусть везут все готовое, что у них есть, и хлеб по дороге купят. Мы не знаем, сколько там пробудем.

– Ань, малышня там не замерзнет?

– Твоему жирному пушистому котяре мороз не страшен, на Крыську наденем меховую жилеточку. Попугай пока поживет у Алисы. Сама не вздумай пялить на себя шляпку. Уши отморозишь.

– Ань, я в платке, как нищенка на паперти, – пожаловалась Гелена.

– Тогда надень норковую шапку. Так, брюки ты не носишь, доставай длинную теплую вязаную юбку. Что мы еще с тобой забыли?

– Свитера и теплые куртки, термосы с кофе и чаем, – напомнила подруга.

– Это само собой. Гелечка, когда все соберем, напечем пирожков и сдобы, для наших мужиков это первое дело.

– Дамочки, – заглянул на кухню Веселов, – зачем нам столько сумок?

– Сейчас девочки еще продукты подвезут, – ответила Анна.

– Вы что, на зимовку собрались?

– Андрей, нас шесть человек, плюс Билял и Глеб. А еще пропавшие ребята, когда найдем, их же надо будет накормить.

– Действительно, я как-то не подумал.

Прибывших гостей встречал лесничий Билял Малгозов и две кавказские овчарки.

– Что, генерал, – опять проблемы?

– Опять, – выйдя из машины, вздохнул Веселов. Сейчас разместимся и поговорим. Знакомься, подполковник Борис Комаров, старший лейтенант Алексей Дубинин, майора Забелина ты уже знаешь. А это наши дамочки, моя жена Анна и родственница Геля, с ними кот Арни и Крыська.

Собачка оскалилась и затявкала. Овчарки коротко пролаяли и замолчали.

– Ух, ты, – засмеялся Билял, – они тоже поздоровались? Моих помощников зовут Уран и Буран. Пошли в дом, а то замерзнете.

– Ань, неплохо отдыхают вип-персоны, – произнесла Гелена, оглядывая большой холл, где горел камин, пол и стены украшали ковры, а кожаные диваны и кресла располагали к приятному отдыху.

– Здесь на первом этаже кухня и две комнаты, на втором еще четыре, – пояснил Малгозов. – Устраивайтесь. Андрей Петрович, я всех жду у себя в доме, а то шулюм и шашлык стынут. У меня кое-что и погорячее есть, специально для вас купил.

– Спасибо, Билял, пообедаем с удовольствием, все остальное пусть подождет.

– Дамочки, чем занимаетесь? – вошел в кухню Веселов. – Алексей, и ты тут.

– А как же, каждый солдат должен знать свой маневр. У меня он один: быть поближе к кормежке, – засмеялся Дубинин. – Здесь два больших холодильника, так что продукты мы утрамбуем.

– Билял нас ждет к себе на обед, – предупредил генерал.

– Вот и хорошо, с собой возьмем пирожки и сдобу к чаю, – произнесла Гелена, – а ужин потом приготовим. Мы где будем жить?

– Мужики внизу, мы на втором этаже. Ну, что, потопали? Время не ждет.

– Билял, шулюм и шашлык – просто супер, – отвалился от стола Дубинин. – Рецепт дашь?

– Рецепт один – хороший барашек, – улыбнулся Малгозов. – А мне пирожки и плюшки очень понравились, дамочки пекли?

– А то, – отозвался Дубинин. – Они у нас мастерицы по этой части.

– Вы только посмотрите, что она вытворяет, – засмеялся Веселов, бросив взгляд в окно.

Все выскочили во двор. Там стоял Уран и с большим интересом наблюдал за происходящим. На снежной дорожке лежал Буран, а Крыся пыталась на него влезть, но все время сползала. Затем потявкала, пес покорно подошел к крыльцу и снова лег. Собачка поднялась на ступеньку, прыгнула на спину овчарке, и опять свалилась. Покрутившись, подскочила к Забелину и задрала голову.

– Анна Сергеевна, я не понял, чего она хочет.

– Ошейник требует, – расхохоталась Истомина. – Ты же его с микрофоном на Крыську всегда цепляешь.

– Зачем он ей сейчас-то?

– Да не ей, а овчарке. Билял, у Бурана есть ошейник? Наденьте на него, пожалуйста.

Собачка ни на кого не обращала внимания. Она снова прыгнула псу на спину, уцепилась за ремешок передними лапками, тявкнула и они помчались по дорожке.

– Ой, я не могу, – схватился за живот Дубинин, – Крыська – всадница. Попка оттопырена, хвост трубой, циркачка, блин.

Совершив пробег, Буран с наездницей вернулись назад. Пес лег, Крыся с него сползла, и довольная собой, оскалилась.

– Это ж надо, обзавелась собственным транспортом. А что, по снегу не побегает, холодно, да и провалиться может, – улыбнулся Забелин.

– Ты что творишь, хулиганка, – подхватил ее на руки генерал. – Что о тебе подумает Билял. И не стыдно?

Собачка всем показал маленький язычок, и еще теснее прижалась к Веселову.

– Я уже не помню, когда так смеялся, – возвращаясь в дом, сказал Малгозов. – Если бы сам не увидел, никогда бы не поверил, что такая малышка может оседлать моего Бурана.

– А теперь, к делу, – произнес генерал. – Четверо москвичей, два парня и девушки, среди них Даша-внучка замминистра Бородина позавчера прилетели в Тригорск, о чем она сообщила родителям. После этого они пропали, до турбазы «Горный воздух» не доехали, ее мобильник молчит. Вопрос, куда они исчезли.

– Сели в такси или взяли частника, – сказал Алексей.

– Логично.

– Андрей Петрович, – вмешался Малгозов. – Обычно прилетающих или приезжающих туристов, встречает микроавтобус. Рядом с «Горным воздухом» находится еще лагерь альпинистов, спортсменов забирают тоже.

– А вот это уже интересно, сможешь аккуратно узнать, выезжала машина или нет?

– Хорошо.

– Продолжим. Борис, мы получили фотографию Даши?

– Да, ее вчера из Москвы майор Громов сбросил на компьютер Никиты Сомова. Капитан сегодня с утра должен быть в аэропорту, поговорит с таксистами, охраной, посмотрит запись с камер наружного наблюдения.

– Почему все-таки они не доехали до турбазы? – задумчиво спросил генерал.

– Может, случилось ДТП, попали в больницу, или молодежь решила сначала развлечься в курортном городе? – предположил Забелин.

– Это вряд ли, – произнес Комаров. – Сомов вчера проверял последние сводки и больницы, студенты нигде не засветились. А развлекаловок им и в Москве хватает.

– Андрей, у ребят одновременно замолчали мобильники? – спросила Анна.

Мужчины переглянулись.

– Это можно проверить, – вскочил Забелин. Билял, здесь есть интернет? Я видел компьютер на втором этаже особняка.

– Когда строили дом для гостей, подвели кабель. А так, больше нигде нет. Мобильная связь не работает, горы.

– Как же вы связываетесь с внешним миром? – поинтересовался генерал.

– Я случайно неподалеку обнаружил одно место, откуда можно по сотовому поговорить, но никому не сказал, чтоб по лесу туристы не бегали, заблудятся, ищи их потом. А так, у меня, директора турбазы и начальника альплагеря спутниковые телефоны, остальные по старинке пользуются проводной связью. На турбазе находится почта, вот все туда и ходят. Раньше здесь большой поселок был, а когда по соседству начались военные действия, многие уехали.

– Максим, займись компьютером, а мы продолжим, – произнес Веселов. – Допустим, их похитили, с какой целью?

– Развлечься с девушками? – предположил Алексей, – хотя зачем им парни? Может, месть Бородину?

– Сомнительно. У Даши другая фамилия, да и Павла вряд ли знают похитители, он непосредственного участия в боевых операциях не принимал.

– Тогда остается только выкуп, – сказал Комаров.

– Скорей всего, – вздохнул Веселов. – Саша Громов выясняет, кто родители наших туристов и номера их мобильников. Гелечка, плесни нам еще чайку.

– Андрей Петрович, – спустился вниз Забелин, – я связался с Сашей, он мне сбросил кое-какую информацию и я пробил телефоны. Анна Сергеевна была права. Два сотовых, по которым говорили студенты, отрубились одновременно километрах в пятидесяти отсюда.

– Билял, на протяжении этого расстоянии есть какие-нибудь дома, может быть брошенные строения? – спросил генерал.

– Нет, я всю округу знаю.

– Выходит, они въехали в зону молчания, искать их надо где-то поблизости. Другие дороги есть?

– Есть еще одна.

– Извините, Андрей Петрович, – вмешался Максим. – Громов сообщил, что отцы Эльвиры Погосян и Александра Сергиенко занимаются серьезным бизнесом. Они вроде бы хотят породниться, поженив детей.

– Как же родители их отправили в горы без охраны? – удивился Дубинин.

– Отпрыски попросту сбежали. Они учатся с Дашей и ее парнем Владимиром Поповым в одной группе на юрфаке. Детки миллионеров узнали, что те едут отдыхать на турбазу и решили к ним присоединиться. Вещи заранее приготовили и обманули охрану. Эти сведения Громов получил от однокурсников, так как родители все скрывают, полагаясь на свою службу безопасности, которая занимается поиском их отпрысков.

– Кому-то из ближайшего окружения родителей это стало известно, – задумался Веселов. – Не исключено, что к побегу причастен кто-то из охраны. И у кого-то есть связь с бандитами. Максим, сообщи мои соображения Громову, пусть копает в этом направлении. Борис, как думаешь, сколько похитителей?

– Человека три-четыре, они должны быть на двух машинах, чтобы увезти москвичей.

– Билял, езжай на турбазу, собирай всю информацию, обращай внимание на любые мелочи и нестыковки.

– Я понял, генерал. Вернусь часа через два, в альплагерь тоже заскочу, с местными жителями поговорю. Будете уходить, дверь на щеколду закройте.

– Воров не боишься?

– У меня сторожа надежные, овчарки чужого и близко к дому не подпустят.

После ухода Малгозова дамочки перемыли посуду и все переместились к себе в особняк. Пока Геля с Анной готовили ужин, мужчины в холле обсуждали ситуацию.

– Ребятки, как полагаете, данное похищение – это одноразовая акция или такое уже случалось? – взглянул на оперативников Веселов.

– Полагаю, что такое преступление совершено впервые, иначе информацию мы бы уже имели. Но оно было спланировано заранее, – ответил Комаров.

– Обоснуй, Борис.

– К побегу дети миллионеров готовились не за месяц, а за пару дней. Они ведь избалованные, что в голову взбредет, то и хотят сразу и сейчас. А чтобы подготовиться к их похищению, надо иметь время. Если его нет, но преступление совершается, значит, в наличии есть люди готовые к нему.

– Выходит, в Москве существует синдикат по похищению людей. Сомнительно, но какое-то зерно в твоих предположениях, Борис, есть. Ладно, пусть этим занимается Громов. Для нас главное – найти студентов и задержать преступников. В этой связи меня интересует, где они могут скрываться.

– Андрей Петрович, Билял вернется и мы выясним, – сказал Дубинин. – Чего голову ломать.

– Это должно быть строение вдали от людских глаз, но не в глуши, – отозвался Забелин.

– Продолжай, Максим, – с одобрением в голосе произнес генерал.

– Самое слабое звено бандитов – связь. Вернее ее отсутствие. Но они должны как-то выходить на сообщника в Москве, следовательно, кто-то из них появится на почте.

– А если у них связь через спутник? – спросил Комаров.

– Я бы засек, с нашей аппаратурой это легко сделать. Они приехали сюда позавчера, за это время по спутниковому телефону звонили только из альплагеря и турбазы.

– Правильно мыслите, ребятки. Пошли дальше. Когда преступник явится на почту? Или он уже там был? – улыбнулся Веселов.

– Это вряд ли, – произнес Дубинин.

– Почему, Алексей?

– Когда бандиты встретили и увезли ребят, то сразу же об этом сообщили подельнику в Москву. А дальше им не надо торопиться. Должно пройти какое-то время, дабы родители убедились в том, что дети пропали, а не загуляли, и запаниковали. Тогда их проще заставить платить выкуп. Следовательно, для выяснения развития событий, звонить в столицу будут завтра или послезавтра.

– Молодец, Алеша. Теперь нам осталось отследить, кто явится на почту и номер телефона в Москве. Сделать это непросто, туда и туристы ходят, и спортсмены, и местные жители. Знать бы, с какой стороны пожалует наш фигурант, проще было бы его выявить. Без Биляла нам никак не обойтись.

– Андрей Петрович, у нас еще Глеб Локтев есть, почему мы его не привлекаем? – спросил Забелин.

– Малгозов сказал, что он два дня назад отправился на дальний участок, и должен вернуться сегодня к вечеру.

– Он что там, в снегу ночует?

– Нет, в сторожке. Холодом потянуло, кто-то пришел, Алеша, посмотри.

– Собаки не залаяли, значит Билял, – ответил тот.

– Ишь ты, на глазах растешь.

– А то, учусь у старших, – засмеялся Дубинин.

– Что-то медленно.

– Значит, старшенькие плохо стараются.

– Борис, ты не помнишь, когда последний раз я надирал уши старлею за непочтительное отношение к отцу-командиру?

– Последний раз грозились это сделать, когда он вешал лапшу на уши Никите Сомову, рассказывая о вашей любовнице, которая не ровно дышит к молодым капитанам. Если бы вы тогда Алешке надрали уши, он бы так не наглел, – улыбнулся подполковник.

– А чего, мне понравилось, как он врал про любовницу, очень убедительно и вдохновенно, – засмеялся генерал.

– Это кто там про любовницу заговорил, – грозным голосом произнесла Анна, выйдя из кухни. – Да, – появилась следом Гелена. – Еще одно слово и мы не посмотрим, что ты генерал, надерем не только уши, под общий хохот произнесла она.

– Подслушивали? И не стыдно, – укорил подруг Веселов.

– Нисколько, у вас такие командирские голоса, что даже мой котик не может уснуть. Андрей, мы же не можем оставаться в стороне, а вдруг вам наша помощь понадобится, – закудахтала Гелена Казимировна. – Так, что нечего ругаться.

– Да разве мы вас ругаем, мы вас любим, хоть ты, Гелька, иногда и несешь, что ни попадя, – улыбнулся генерал. – Эх, ребята, как бы мы здесь отдохнули, если бы не бандюки проклятые. Билял, заходи, не стесняйся, что ты под дверью стоишь.

– Не хотел вам мешать, – слегка смутился Малгозов.

– Докладывай, что удалось узнать.

– Кто-то проколол два колеса на микроавтобусе. Пока водитель их менял, в аэропорт опоздал минут на тридцать-сорок и поэтому приезжих не встретил. Вчера директор турбазы позвонил в райотдел полиции и сообщил о пропавших туристах. Там посоветовали не паниковать раньше времени, ребята молодые, здоровые, могли задержаться в Тригорске.

– Именно на это и рассчитывали преступники, – заметил Комаров.

– А среди местных у них есть сообщник, – добавил генерал. – Билял, по нашим предположениям, завтра на почте появится один из преступников, чтобы связаться с Москвой. Там обычно много толпится народа?

– Вам повезло, у альпинистов восхождение и они все с утра покинут лагерь. На турбазе сейчас отдыхает двенадцать человек, массовый заезд ожидается через два – три дня. Я там прогулялся, к туристам на всякий случай присмотрелся. Ну а местных жителей знаю в лицо. Они редко звонят, зарплаты здесь небольшие, а связь дорогая. Чужие не приезжали и не проезжали, за альплагерем дороги нет.

– Уже легче. Как думаешь, где они могут скрываться?

– Бандиты не доехали до турбазы, мимо меня тоже не проскочили, значит, свернули раньше. В километре отсюда есть в лесу дорога, она ведет к единственному дому, – вздохнул Малгозов. – Там живет Глеб со своим Русланом.

– Вот, черт, они могут захватить и его. Как вы с ним связываетесь в случае необходимости?

– Только через собак. Глеб в кармашек ошейника Руслана вкладывает записку, я на одну из овчарок вешаю пакет. Но у нас с ним договоренность, если собака прибежит без сообщения, значит, хозяин попал в беду. Пока такого не случалось. Раз Руслан не появился, значит, они еще не вернулись домой.

– Товарищ генерал, Глеба надо как-то перехватить. Билял, сколько километров до его жилья? – спросил Дубинин.

– Напрямую на лыжах – десять, по дороге на пять больше.

– Лыжники из нас никакие, а на машине опасно. Будем как на ладони. Бандиты, возможно, вооружены и мы не знаем, как они поступят с заложниками, – задумчиво произнес Веселов.

– Генерал, может, я попробую?

– Не успеешь. Билял, ты же сам говорил, что Глеб к вечеру должен вернуться. Уже темнеет, будешь туда добираться по снегу часа полтора, а то и дольше. А если Глеб уже вернулся? Какое у него оружие?

– Охотничья двустволка.

– И еще «Макаров», – подсказал Забелин. – Помните, Андрей Петрович, когда его Билял увозил из Тригорска, он взял с собой пистолет.

– Помню. И вряд ли он его держит на видном месте. Не будем заранее паниковать, Глеб оперативник с хорошей подготовкой, не забывайте, что он год работал в банде под прикрытием, даже если его и взяли, так просто не сдастся.[1]

– Генерал, Буран с Ураном залаяли, они так Руслана всегда встречают. Пойду, приведу собаку.

Все застыли в напряженном ожидании. Когда снова открылась дверь, вошли Малгозов и пес, который тяжело дышал. Он коротко пролаял и виновато опустил голову.

– Пусто. Они взяли Глеба.

– Русланчик, – погладила собаку Гелена, – не переживай, мы спасем твоего хозяина. Видишь, Крысенька здесь, и генерал, и наши ребятки, и Билял, они что-нибудь придумают.

– Ему бы как-то о нас сообщить, – сказал Алексей.

– Хорошо бы и от него информацию получить, мы же ничего не знаем, что в доме происходит, – произнес Веселов. – Крыся подошла к креслу, где сидела Анна Сергеевна и тронула ее за ногу.

– Девочка, ты что-то уже придумала? Рассказывай.

Но собачка уже бежала к входной двери. На крыльце она потявкала, дождалась Бурана и взглянула на Анну.

– Моя ж ты хорошая, иди ко мне на ручки, я все поняла, пойдем в дом, обсудим. Андрей, Крыся предлагает на Буране доехать до жилища Глеба и проникнуть внутрь. Но это не реально. Во-первых, она замерзнет, во-вторых, лапки слабенькие и ей долго не удержаться на овчарке, и в- третьих, как она войдет ночью в дом.

– Подожди, Анечка, не надо все сразу отрицать. Давайте сначала подумаем, как нашей девочке туда добраться и не замерзнуть.

– Я ее спрячу за пазуху и на лыжах довезу, – предложил Билял.

– И вам, и ей будет неудобно, – вмешалась Гелена. Анечка, помнишь, как полковник Фоменко пронес Крысеньку в ресторан в кармане пиджака.

– Все, наша морда уже сомлела от этих воспоминаний, – улыбнулась Анна Сергеевна. – Ты, девушка, не расслабляйся, а слушай внимательно.

– У меня в меховой куртке есть внутренний карман, только не знаю, уместится она в нем или нет, – сказал Малгозов.

– А рюкзак имеется? – спросил Комаров.

– Конечно, могу его изнутри утеплить, свитер положу, зимнюю шапку.

– Хорошо, допустим, Билял с Крысей добрались до места, что дальше? Какие идеи? – поинтересовался Веселов.

– Они прячутся поблизости, как только дверь откроется, Крыська садится на Бурана, он ее подвозит и она проникает в дом, – сказал Алексей.

– Схема в принципе верная, давайте ее проработаем. Билял, сможешь незаметно подобраться к дому?

– Конечно, на лыжах все можно. Я подъеду с тыльной стороны, где нет окна. Думаю, заложников держат в дальней комнате, там спаленка Глеба.

– Как Крысенька попадет внутрь? Не будете же всю ночь там стоять и ждать, когда кто-то из бандитов выйдет.

– Руслан должен полаять, привлечь к себе внимание, – предложил Максим Забелин. – Тогда кто-то и выглянет.

– А если пса застрелят? – возразил Дубинин.

– Бандиты не станут это делать, ночью в горах далеко слышно, – пояснил Малгозов.

– А если у них глушитель? – упорствовал Дубинин.

– Это вряд ли, – произнес подполковник Комаров. – Я вообще сомневаюсь, что у них есть огнестрельное оружие. Слишком рискованно, они ведь должны были проехать до аэропорта и назад через многочисленные посты. Машины досматривают постоянно, регион неспокойный. Где-то пропустят, где-то нет. Вот охотничьи ножи у бандитов могут быть. Если обнаружат, скажут, что друзей встречают, в горы везем, барашек будем резать, шашлык готовить. Могу допустить, что есть один пистолет. От него тоже могут кое-как отмазаться. Дескать, ехали, увидели, что валяется бесхозный, подобрали, чтобы передать в полицию. Но глушитель – это уже перебор.

– Борис прав, – сказал Веселов. – Начинаем работать. Билял, когда думаешь выезжать?

– Через час. Руслану надо отдохнуть, к тому времени небо прояснится, луна появится, светлее станет.

– Максим?

– Ошейник с записывающим микрофоном для Крысечки у меня всегда готов. Но я еще раз проверю.

– Генерал, ты уверен, что собачка сделает все, как надо? – спросил Билял.

– Она у нас умная, находчивая и осторожная, в любую дырку пролезет, во многих полицейских операциях участвовала, так что боец проверенный. Главное, чтобы Глеб сообразил, как ей потом из дома выбраться.

– Ребятки, давайте поужинаем, – вышла из кухни Гелена. – Билялчик, вам надо подкрепиться перед дорогой. Алеша, помоги нам с Анечкой накрыть на стол.

Спустя час все стояли на крыльце и смотрели вслед Малгозову, Руслану и Бурану. Крыська выглядывала из рюкзака и скалилась. – Приедем в Тригорск, расскажу дворнягам, как меня вез Билял, и все провожали, потому что только я одна могу выполнить важное задание. А вдруг не поверят, – вздохнула собачка. – Зато, когда полковник Фоменко про это узнает, он посадит ее на свою большую ладонь, поднимет, прижмет к своей груди и скажет: – Крысенька, ты самая лучшая, самая умная и красивенькая на свете.

– Анечка, я не вынесу этого ожидания, – всхлипнула Гелена.

– Давай не будем думать о плохом, – вздохнула Анна Сергеевна.

– Все в дом, – сухо скомандовал генерал. – Да, риск большой, но осмысленный и оправданный, мы на него идем ради спасения заложников. Билялу и Крысе пока ничем помочь не можем, поэтому займемся завтрашним днем.

– Я проверю компьютер, должна прийти новая информация от Громова и Сомова, – сказал Забелин и поспешил на второй этаж. Спустя некоторое время, он крикнул, – Андрей Петрович, они кое-что уже сбросили.

Вместе с генералом все поднялись наверх. – Никита сообщает, что в аэропорту побеседовал с таксистами, которые встречали московский рейс. Один из них видел наших ребят и опознал Дашу по фотографии. Он предложил им свои услуги, но они ответили, что за ними должен прийти автобус. Потом покрутились на площади, где стоял транспорт, и больше их таксист не видел, так как взял клиентов и уехал. А вот это запись с камер наружного наблюдения. Смотрите, вроде бы наша четверка идет с сумками, с ними трое мужчин. Они заворачивают за угол здания аэропорта, вероятно, там оставили машины. Лиц нет, только спины.

– Не густо, – пробормотал Веселов. – Что у Громова?

– Вычисляет организатора похищения, пока безрезультатно. Он просит вас срочно связаться с Бородиным.

– Это все?

– В общем, да. Саша пишет, что вторые сутки сидит на работе, ночует в кабинете.

– Бедный мальчик, он же там голодный, – всплеснула руками Гелена Казимировна.

– Нет, ему Маша принесла суп в термосе, банку ваших баклажан, котлеты и жареную картошку, Саша в микроволновке разогревает, – улыбнулся Забелин.

– Ань, наша Манюня хозяйкой стала, значит, не зря мы ее учили и наставляли, – обрадовалась подруга.

– Алексей, принеси, пожалуйста, спутниковый телефон из дома Биляла, – попросил генерал.

– Он стационарный, пойдемте, Андрей Петрович, я покажу. В Москву будете звонить?

– Да, надо доложиться и хоть как-то успокоить Павла. Он там места себе не находит, шутка ли, любимая внучка пропала.

Когда они вернулись, Гелена Казимировна поставила на стол бутылку смородиновой настойки, рюмки и тарелку с мясной нарезкой. – Я предлагаю немного расслабиться, а то мы все напряженные и уставшие. От моей настоечки сосуды расширятся, извилинки закрутятся и новые мысли появятся.

– Гелечка, – улыбнулся генерал, – до чего же мы тебя любим за ценные предложения.

– Это была Анечкина идея, можешь ее благодарить.

– Тогда я вас обеих расцелую. Ну, что, ребятки, примем по паре рюмочек, и за работу. Надо продумать, как будем действовать завтра. Дамочки, может, вы пойдете отдыхать?

– Еще чего, – возмутилась Анна. – Мы дождемся Биляла с Крыськой и собаками, и потом, без нас вам на почте не обойтись.

– Может быть, – вздохнул Веселов. – Как думаете, кто будет звонить в Москву?

– Главный исполнитель, – произнес Максим. – Мне кажется, он старше всех по возрасту. Я пару раз просмотрел запись. Несмотря на то, что мы видели только спины, можно сделать некоторые выводы. Один из этой троицы отличается от двух других. Слегка сутулится, походка тяжелая, он ни с кем из москвичей не разговаривал, не поворачивался к ним, как это бывает во время беседы, смотрел только вперед. Такое впечатление, что он несколько дистанцируется от своих подельников, так может вести себя только главарь. Значит, именно он держит связь с Москвой и приедет на турбазу на машине.

– Убедительно. Под туриста косить не станет, в случае чего представится гостем жителя поселка, потому и на машине. Наши действия?

– Подождем, когда преступник закончит разговор и выйдет, зайдем на почту, предъявим удостоверения заведующей и потребуем назвать номер телефона, – предложил Дубинин.

– А если на почте будет сидеть его сообщник – работник турбазы, писать письмо и страховать? Он только вас увидит, все сразу поймет, выскочит и предупредит преступника. Тот схватит туристочку, запихнет в машину и вперед.

– Мы заблокируем автомобиль.

– А с заложницей что будет? Мы же не знаем, как поступит бандит. Нет, надо придумать что-то другое.

– Андрей, что тут думать, – вмешалась Гелена Казимировна. – Я иду с котом на почту и устраиваю тарарам. В это время Алеша заглянет в тетрадку, где записываются номера телефонов, по которым звонят, там же нет компьютера. И все.

– Как вам это, ребята? – улыбнулся Веселов.

– Риск небольшой есть, но Гелечка с котом уже не раз проделывала такие фокусы, – заметил Забелин.

– Что скажешь, Борис?

– Раз на раз не приходится, но других вариантов не вижу. Когда преступник выедет за пределы турбазы, мы его возьмем, товарищ генерал.

– Согласен. Давайте обсудим все детали.

Старший лейтенант Глеб Локтев сидел на полу в наручниках и клял себя последними словами. – Дурак, идиот, расслабился в тишине и покое. Километра за два до дома он уловил запах дыма.

– Чувствуешь, Руслан, Билял позаботился, печь затопил к нашему приходу. Сейчас придем, чайку горячего выпьем, отдохнем, выспимся, как следует. Пес недовольно рыкнул. – Чаю не хочешь, тогда я тебе тушенку с кашей приготовлю, ты ведь ее любишь. Смотри-ка, машины стоят, наверное, за нами приехали. Малгозов говорил, что звонил генерал Веселов и предупреждал, что наша жизнь в горах скоро закончится. Руслан, ты чего рычишь, не хочешь в Москву уезжать?

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

«Месть без срока давности»