книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Елена Помазуева

Обратная сторона заклинания

Глава 1

– В подземных пещерах соблюдать технику безопасности! – рычал под каменными сводами голос преподавателя виира Нарфа. – При погашении магической искры немедленно послать сигнал и зажечь фонарь!

– Совсем за дураков держит, – рядом со мной тихо фыркнул Гай.

Покосилась на напарника. Самоуверенный тип. Достался же спутник по прохождению легендарных подземных пещер! От такого помощи ждать все равно что надеяться на благожелательный взгляд светлого божества Оринтуса на царство Норва – темного покровителя демонов.

Гай Лютер считался лучшим учеником, первоклассным боевым магом. И было удивительно узнать о нашей паре, созданной преподавателями по каким-то соображениям. Принципов подбора нам не объясняли, а ставили перед фактом. Список зачитали накануне, давая возможность пообщаться и составить план действий.

– Лабиринт не прощает ошибок и самоуправства! – тем временем продолжал вещать преподаватель боевого факультета виир Нарф. – Каждое правило, озвученное в этих стенах, прописано чьей-то жизнью!

– Поэтому навязали на мою голову недотепу-девчонку, – презрительно прошипел Гай, немного склонившись в мою сторону.

В ответ послала взгляд, полный скепсиса. Он выражал мое неудовольствие от подобного сотрудничества. Собственно, партнерство с лучшим боевиком на нашем курсе могло научить многому. Например, действовать в паре, доверять малознакомому магу в сложной ситуации, а также быть настороже, когда напарник высказывает едкие замечания в твой адрес. В любом случае это будет опыт. На этом выводе вздохнула. Тем более что возражать и высказывать неудовольствие выбором преподавателей мы могли лишь друг другу. Решения руководства не обсуждались.

Вход в Лабиринт зиял черным провалом в каменной стене. Яркое освещение зала, откуда начинался наш поход, не проникало за невидимую преграду. Чтобы умерить любопытство адептов академии и предотвратить самостоятельные вылазки в подземные пещеры, руководство запечатало единственный вход в Лабиринт охранными заклинаниями. Очень мудрое решение, на мой взгляд.

В Лабиринте, хотя он и считался нейтральной территорией, властвовала темная магия. Светлая там могла быть использована ограниченно. Однако самоуверенные адепты, такие как Гай Лютер и его дружок Нирк Тормс, считали себя чуть ли не сильнее самого лорда Киану Феймоса – основателя и бессменного покровителя академии вот уже несколько веков. Говорят, все правила и программы обучения адептов были разработаны этим талантливым и могущественным магом лично. Каждое преобразование, продиктованное изменяющейся современной действительностью, согласовывалось с ним и либо отвергалось, либо одобрялось. Мы, адепты, ни разу не встречались с ним, но хорошо знали по огромному портрету в два человеческих роста, висевшему в просторном холле академии. Едва ступив на мраморный пол парадного вестибюля, вошедший тотчас встречался с внимательным взглядом ярко-синих глаз лорда Феймоса. Они словно замораживали своим необычным цветом, заставляя оцепенеть на время.

Еще ни один абитуриент, желающий поступить в академию, не смог сдержать дрожи при виде этого портрета. Мастер Олд Кигмор, умерший триста двадцать с лишним лет назад, смог передать в нем властность и силу покровителя молодых магов. Конечно, ректор академии распорядился выгодно подсветить изображение для пущего эффекта. И это удалось! Хотя парни и бравировали – мол, странный взгляд мага не производит на них никакого давления, и некоторые даже в качестве доказательства отковыривали кусочки магически защищенной рамы, но в большинстве своем учащиеся старались обойти парадный холл стороной. А если приходилось идти мимо, то предпочитали не встречаться взглядом с нарисованным лордом Феймосом. Я как раз была из таких.

Мнение Гая обо мне как недоучке сильно преувеличено. Я скорее середнячок в своей группе. Звезд с неба не хватаю, но и в хвосте не плетусь. Что-то дается чуть легче, к чему-то приходится основательно готовиться, а то и просить дополнительных занятий у преподавателей после уроков. Но в принципе оценки вполне меня устраивают. Впереди еще три года обучения, хватит времени развить в себе необходимые навыки.

– Еще раз напомню! Передвигаться только парами! В случае необходимости помогать всем! Запомните: красный всполох – немедленная эвакуация! – Голос боевого мага вибрировал от напряжения.

– Встретить хоть бы одного демона! – мечтательно прошептал Нирк за моей спиной.

– Сдурел совсем? – ахнула в ответ на это восклицание Лияна, его напарница.

– Трусиха, – в один голос прокомментировали Нирк и Гай, кинув на нее презрительные взгляды.

Сердце бешено затрепетало от нехорошего предчувствия. Эти двое в достаточной степени безбашенные, чтобы начать охоту на демонов в Лабиринте. Или того хуже. Бросила испуганный взгляд сначала на Гая, потом на виира Нарфа. Может, стоит сообщить преподавателю о намерениях моего напарника?

– Побежишь жаловаться? – еще раз наклонившись, прошептал Гай провокационным тоном.

Перехватила его взгляд и догадалась об их намерениях. Парни решили избавиться от ненужного балласта в виде двух однокурсниц, напугав еще до прохождения Лабиринта. А если я сообщу о словах Нирка, то буду выглядеть трусихой, пытающейся избежать спуска в пещеры. Ведь они откажутся от своих слов, а я покрою себя позором перед всем курсом. Не дождутся!

– Обязательно, – зло улыбнулась в ответ. – Так и скажу, что ты сомневаешься в компетенции виира Нарфа и недоволен его выбором напарника.

Гай сердито поджал губы и выпрямился, заложив руки за спину. Его решительный вид напугал сильнее, чем слова о демонах.

Демоны. Они живут в Темном мире. Нас разделяет Лабиринт. И хотя официально он является нейтральной территорией, все же по умолчанию считается темным пространством. Туда не проникает луч солнца, обитатели Наземного мира не стремятся поселиться в пещерах. А если это и происходит, то такие виды живых существ на поверхности появляются по ночам. И самым неприятным моментом остается факт, что светлая магия может действовать в Лабиринте ограниченно. В то время как демоны и их приспешники вольно себя там ощущают.

Лорд Феймос в молодые годы участвовал в нескольких экспедициях в Темный мир, где набрался опыта в борьбе против демонов и остальных его обитателей, изучил все их особенности. Лабиринт он знал досконально и составил его план, что впоследствии помогло при разработке обучающих программ светлых магов. Именно благодаря этому адепты второго курса сейчас отправлялись в недра подземного Лабиринта.

Месторасположение академии было выбрано лордом Феймосом не случайно. Единственный выход из Темного мира располагался у подножия высокой горы Камантиран. Ее отвесная стена идеально подходила для строительства здания. Это позволяло держать под постоянным наблюдением вход в Лабиринт и в то же время предоставляло возможность боевикам практиковаться в пещерах, где светлой магией можно пользоваться очень умеренно.

– Выстраиваемся у входа парами, адепты! – приказал виир Нарф, сделав небольшую паузу после речи о безопасности.

Разумеется, нас готовили к спуску в Лабиринт. Об этом событии сообщали еще в первые дни обучения, потом читалась общая история с упоминанием роли лорда Феймоса как основателя академии. Затем преподавалась безопасность и отрабатывались навыки прохождения каменных пещер на симуляторе, построенном в подвале здания. И в итоге сдавали экзамен как по теории, так и по практике. Преподаватели к этому вопросу относились весьма серьезно.

– Иди уже, недоразумение, – прошипел мне в ухо Гай и несильно пнул в бок, поторапливая.

Вокруг нас раздавались переругивания, недовольные шепотки. Мы учились второй год вместе, и подбор напарников многим пришелся не по душе. Я бы предпочла идти хоть с той же Лияной, поставленной в одну связку с Нирком. Она такая же тихая троечница, как и я, и во многом наше видение ситуации совпадало.

Мы с Лияной переглянулись, испытывая одинаковые чувства к своим партнерам по практике, и обреченно пожали плечами. Выбора-то не было. Придется в ближайшее время терпеть недовольство парней на себе. Единственное, что хоть немного утешало – Гай и Нирк были лучшими боевиками на курсе и в случае опасности могли оказать помощь. Наверное.

Темный вход в Лабиринт все еще закрывало защитное заклинание. Я старалась хоть что-то разглядеть между стоящими впереди адептами, поторопившимися выполнить приказ Нарфа.

– Не спеши, – тут же остановил мое любопытство Гай, фыркнув в самое ухо, – скоро все увидишь о-о-очень подробно!

На ехидное замечание не обратила внимания. Пусть пробует запугать! По безопасности я получила пять с минусом за теорию и твердую четверку по практике. Так что чувствовала себя вполне уверенно. И всякие задаваки меня не смогут сбить с твердого курса. Хотя входить на темную территорию все равно было боязно. Но я ведь боевик! В будущем придется сталкиваться с трудностями и опасностями, а сейчас нас ожидает самостоятельная практика, но под бдительным присмотром преподавателей. Правда, присутствовать физически они не будут, но станут следить за всеми перемещениями.

Первая пара подошла к Нарфу и протянула руки вперед, сжав кулаки. Боевой маг внимательно всмотрелся в лица адептов второго курса и с явной неохотой коснулся массивным жезлом запястий обоих. Ввспыхнула тонкая полоска, опоясовшая предплечья. Своеобразные браслеты сразу же погасли. Нарф с мрачным видом кивнул, разрешая подойти к темной завесе у входа в Лабиринт. Оба адепта, а это были парни из параллельной группы, решительным шагом преодолели небольшое расстояние. Защитное заклинание предостерегающе вспыхнуло, реагируя на приближение.

– Сакарта! – громко произнес Нарф.

Темнота расползалась с неохотой, открывая за собой широкий проход. Серые стены поглощали свет, из зева пещеры потянуло прохладным воздухом. Я зябко поежилась, мысленно обрадовавшись спонтанному решению надеть под форменную куртку вязаный жилет с высоким воротником-стойкой. Жаль, варежки не прихватила. Но вспомнила я о них перед самым выходом, а на поиски времени не оставалось.

Первая пара шагнула в Лабиринт, и защитное заклинание вспыхнуло одновременно с меткой на руках парней. Теперь об их перемещениях будет известно любому преподавателю в академии. Немного в стороне расположилась проекция подземных пещер, и на ней ярко высветились две точки. Спустя некоторое время парни исчезли за поворотом, а мы продолжали следить за ними по магической карте.

Вскоре подошла и наша с Гаем очередь. Напарник решительно протянул руки преподавателю, я последовала его примеру. Уверенности добавлял факт неустанного присмотра из академии. Думаю, Гай тоже волновался, ведь мы впервые отправлялись на темную территорию, но держался с привычной заносчивостью. Нарф внимательно осмотрел нашу пару и произнес:

– Адептка Ревир, постарайтесь удержать своего напарника от опрометчивых поступков.

Вскинула встревоженный взгляд на преподавателя, но ответа на высказанное пожелание никто не ожидал. Маг слегка кивнул головой в сторону Лабиринта, поторопив пройти вперед. За нами ожидали своей очереди остальные адепты.

Мы с Гаем шагнули через арку защитного заклинания одновременно. Вспышка незримых браслетов слежения отозвалась тяжестью на предплечьях. Появилось чувство связанности с Гаем. С удивлением посмотрела на руки, а затем перевела недоумевающий взгляд на парня. Он недовольно хмурился, но высказываться об испытываемых ощущениях не собирался.

Ладно. Все не так уж и страшно. Слова Нарфа неожиданно подбодрили. Создалось впечатление, будто преподаватель отдает лидерство в нашей паре мне.

Следом послышались шаги. Обернулась и поймала взгляд слегка испуганной Лияны. Нирк прибавил шагу, стараясь догнать, а Гай, наоборот, шел не торопясь. Очевидно, парни спланировали заранее встретиться сразу у входа в Лабиринт.

– Что будем делать с балластом? – спросил Нирк, подойдя вплотную.

– А что с ними сделаешь? – приподняв перед собой руки, недовольно отозвался Гай. – С этими браслетами далеко не уйдешь.

– А если… – начал говорить Нирк.

– Не в этот раз, – сердито оборвал друга Гай, метнув быстрый взгляд в сторону выхода из Лабиринта. – По возвращении постараемся убедить Нарфа не навязывать нам больше недотеп.

– Когда это еще будет, – пробурчал с недовольным видом Нирк и направился вперед. – Глупо ходить давно известными маршрутами.

– А я не против, – произнесла Лияна и сжалась под взглядами парней.

Я протянула ей руку, и она благодарно отозвалась на молчаливое выражение дружбы. Парни шли впереди, о чем-то негромко переговариваясь, а мы не торопились их догонять. Пусть себе идут! Может быть, для них здесь нет ничего интересного, а вот мне было о чем поразмыслить.

Когда прошел первый шок от прохождения арки магической защиты, ощутила в себе странные изменения. Пропала легкость, словно неожиданно неведомая масса придавила к земле. Чтобы переставлять ноги, приходилось прилагать дополнительные усилия. Если в начале пути мы размахивали руками, то сейчас старались не делать лишних движений. Парни, кстати, тоже замедлили шаг. Нас с Лияной это устраивало.

– Ты тоже это чувствуешь? – прошептала девушка, стараясь, чтобы Гай с Нирком ее не услышали.

– Ага. Идти тяжело, – подтвердила я.

– Нет, идти нормально, – торопливо возразила она. – За нами наблюдают! – округлив глаза, оповестила она.

– Конечно! – отозвалась я. – На нас же следящее заклинание, – подняла руку и продемонстрировала предплечье.

– Не-э-эт, – протянула Лияна и стала озираться по сторонам. – Взгляд нехороший. И словно он везде и нигде.

– Кто «он»? – постаралась я достучаться до разума перепуганной подруги.

Все-таки страшные рассказы парней довели девчонку до мании преследования.

– Может, и не «он», а «они», – предположила Лияна.

– Прекрати себя накручивать! – одернула ее. – Нет здесь никого, и никто, кроме магов академии, за нами не следит.

А сама прислушалась к внутренним ощущениям. Может быть, я, отвлеченная странной тяжестью в теле, что-то пропустила и не заметила наблюдения преподавателей? Внимательно посмотрела на парней. Они вели себя как обычно на боевых тренировках. Собранные, внимательные, готовые в любой момент отразить атаку или, наоборот, сами напасть. Надо и мне взять себя в руки. Боевой маг, тоже мне! Подумаешь, идти трудно! Наши напарники предвкушают настоящее приключение вдали от непосредственного внимания преподавателей, а я раскисла! Нет уж! Я тоже хочу почувствовать адреналин в крови и узнать нечто новое на темной территории!

Это, наверное, Лияна так на меня повлияла. С каждым пройденным коридором девушка медлила перед поворотом. Останавливалась, озиралась и бормотала бессмыслицу себе под нос. Трусиха! Даже я это отчетливо понимала.

– Я туда не пойду! – решительно замотала головой подруга.

– Да и не ходи, – равнодушно пожал плечами на ее категорический протест Нирк.

Гай бросил в сторону девушки рассеянный взгляд, словно и нет ее здесь, и пошел дальше. Искра каждого едва освещала каменный проход, но все четыре давали возможность без проблем осмотреться по сторонам. И сейчас при удалении парней видимости поубавилось. Я забеспокоилась, переводя взгляд с замершей на месте Лияны на наших напарников.

– Гай! Нирк! Вы не можете нас здесь оставить! – сделав пару шагов в направлении парней, крикнула им вдогонку.

– Забирай эту трусиху и догоняйте! – равнодушно бросил через плечо Гай.

Еще пара мгновений, и парни скрылись за очередным поворотом.

– Демоны, – проскрежетала я сквозь стиснутые зубы на явное нарушение правил безопасности. – Лияна, нам надо идти. Мы не можем здесь оставаться.

Девушка озиралась вокруг и не реагировала на мои слова.

– Лияна! – тряхнула я ее за плечи.

– Он заговорил! – Она забавно наклонила голову набок, как обычно делают собаки, прислушиваясь к голосу хозяина.

– Я ничего не слышу! Здесь никого нет. То есть есть. Там ребята, они ушли вперед, и нам нужно их догнать, – с каждым словом повышая голос, торопливо объясняла подруге, продолжая ее трясти.

– Не-э-эт, – отстраненно произнесла Лияна. – Он здесь! Он наблюдает за нами и зовет.

– Демоны с ним! Пусть себе зовет! – не удержавшись, принялась ругаться я. – Не обращай внимания. Ты же не хочешь отвечать за срыв практики перед Нарфом?! Он не простит, если ты забыла о безопасности и пошла на поводу темной магии в Лабиринте!

Что за чушь я несу! Каждый следующий довод становился абсурднее предыдущего. Мне бы вывести Лияну из странного оцепенения, а в академии нам помогут. Только этот довод позволял держаться и не пуститься истерику.

– Голос красивый, – мечтательно произнесла на все мои увещевания девушка.

Я снова ругнулась сквозь зубы, опасаясь поминать демонов и других темных существ. В Наземном мире упоминание тварей звучит как ругательство, а здесь, вблизи от Темного мира, лучше не упоминать о них.

– А ты не слушай, – опасливо обернулась я по сторонам, а сама принялась поглаживать ладонями лицо Лияны. – Не верь ему. Я рядом, и у нас все будет хорошо. Только ребят догоним, и они помогут выйти из Лабиринта. Идем же!

Ухватила подругу за руку и силой поволокла за собой в сторону, куда ушли напарники. Им я еще выскажу все об их поступке! Как они посмели бросить нас? В какой-то степени я могла их понять. Лучшие боевые маги второго курса посчитали девчонок-середнячков трусливым балластом, обузой в захватывающем приключении. Потому-то решили проучить нас, не понимая, в какую ловушку Лияна попала. О приманивающих голосах демонов нас предупреждали. Только никто не ожидал услышать их почти сразу за порогом охранной арки с заклинанием.

Демоны!

Я торопилась изо всех сил, преодолевая тяжесть в ногах и пассивное сопротивление Лианы. Теперь она не тревожилась, а блаженно улыбалась. Даже боюсь предположить, о чем говорил ей зовущий голос. В какой-то момент она вздрогнула и резко остановилась.

– Нам туда, – развернулась в ответвление, ведущее влево.

Мой связующий браслет показывал иное направление.

– Хорошо, – поторопилась согласиться с ней я, – мы туда обязательно пойдем, но сначала догоним ребят и сообщим им об этом. Согласна?

Лияна прислушивалась не ко мне. Просто необходимо ее увести от зовущего демона!

– Мы почти их догнали, – убежденно солгала я.

В этот момент понятия не имела, какое расстояние нас разделяет с парнями. Браслеты помогали выбирать только нужное направление.

– Идем же, а потом отправимся на голос. Он в самом деле красивый? – вновь заговорила я и сдернула подругу с места.

– Очень красивый! – восхищенно прошептала Лияна. – Если бы ты его только слышала, Эмили!

– Как-нибудь без этого обойдусь, – буркнула себе под нос.

Но возражать или перечить поостереглась. Лияна наконец-то быстро зашагала рядом со мной, и не потребовалось прилагать к этому усилий. Вскоре объяснилась покладистость подруги.

– Помни, ты обещала. Догоним ребят и сразу отправимся на голос! – почти нормальным тоном, без ноток фанатичного восхищения произнесла она.

– Конечно! – тут же заверила ее, в душе надеясь на спасение при встрече с напарниками.

Отдаленный отблеск искры мелькнул и вновь исчез в темноте пещер. Гай с Нирком? Или другие адепты? Связующие браслеты указывали это направление, но нас вполне мог кто-то разделить, встать на пути.

Я прибавила шагу, почти срываясь на бег. Плоская подошва тренировочных сапожек на шнуровке позволяла ловко передвигаться по каменистому полу и не спотыкаться о небольшие камешки, но при этом пружинить шаг.

– Лияна, мы их почти догнали, – приободрила подругу.

– Скорей бы, – подхватила с энтузиазмом она.

Я бы обрадовалась, да только знала подоплеку ее нетерпения. Перевела дыхание и припустила в сторону недавно мелькнувшей искры.

– Эмили? – донесся до нас голос Гая, в котором слышалось легкое удивление.

– Мы здесь! – Я даже подпрыгнула на месте от нетерпения.

Вот теперь будет легче разобраться с напастью, случившейся с Лияной.

– Соизволили нас догнать? – пренебрежительно встретил нас Нирк.

– Ой, ребята! – запыхавшись, подбежала я к парням. – Вы не представляете, что случилось!

– А то мы не знаем… – презрительно поджал губы Нирк.

– Погоди, – взмахом руки остановил друга Гай, внимательно рассматривая отстраненное выражение лица Лияны. – Что это с ней?

– Нашел чем интересоваться, – фыркнул Нирк. – Наверняка в обмороке.

– Сам ты… – стараясь перевести дыхание, захлебнулась возмущением я.

Четыре искры давали достаточно света, и теперь в обществе спокойных парней появилось чувство защищенности.

– Эмили, рассказывай! – прервал назревающую перепалку Гай.

– Она слышит зовущий голос, – выпалила главное.

– Свихнулась клуша! – расхохотался Нирк.

– Если ты его сейчас не успокоишь, я двину ему в рыло, – пригрозила я.

– Попробуй, – развеселился парень пуще прежнего.

– Тихо! – рявкнул Гай, и эхо его голоса прокатилось по пещерам.

Лияна от неожиданности вздрогнула и часто-часто заморгала. Потом осмотрелась вокруг, и было видно, что она не понимает, как здесь оказалась.

– Пришла в себя? – спросил Гай, подойдя к девушке ближе и положив ладони ей на плечи.

– Вроде, – неуверенно отозвалась она. – А что случилось?

– Это мы у тебя хотели узнать, – недовольно произнес Нирк.

Я разозлилась на него окончательно. Сжала кулаки, и на кончиках пальцев крохи магии стали собираться сами. В полумраке пещеры кисти рук засветились оранжево-красным цветом.

– Расскажи, Лияна, что ты слышала, – мягко попросил Гай, проигнорировав выпад друга.

– Я помню голос. Нечеловеческий, вынимающий всю душу, – медленно произнесла девушка.

И в этот момент раздался стон. Он прокатился под сводами пещер, раздробился на мельчайшие частицы. На моей коже волоски встали дыбом от ужаса и понимания, насколько страдает существо, издавшее этот звук.

Глава 2

– Вы слышали? – в каком-то священном ужасе спросила я.

– Что? – резко обернулся ко мне Гай.

– Только что! – расширенными от охватившей паники глазами посмотрела на него.

Нет! Этого просто не может быть! Зовущий голос демона слышала только одна Лияна. Это не могло произойти со мной!

Рокочущий стон вновь прокатился по пещерам. Меня пробрало до дрожи, я стала испуганно озираться по сторонам.

– Гай, это заразно. Смотри, подхватим с тобой панику, – хмыкнул Нирк.

– Это не паника, то есть я не боюсь, но это и вправду страшно, – торопливо проглатывая слова, объясняла напарникам.

– Эмили, что ты слышишь? – Гай уже стоял рядом со мной и внимательно заглядывал в глаза.

– Стон. Страшный. Он страдает, – встретилась с ним взглядом и постаралась взять себя в руки.

Мало ли что может почудиться в Лабиринте! Это еще не повод превращаться в слюнявую истеричку. И, кажется, Гай всерьез воспринял мои слова. Он вдумчиво слушал сбивчивые объяснения, и его взгляд не выражал презрения, выказываемого Нирком. Скорее, он заинтересовался произошедшим со мной.

– Голос красивый, – с грустью произнесла Лияна.

– Мне он таким не показался, – помотала головой.

– Гномики там, белочки перед глазами не прыгают? – постарался попасть в поле моего зрения Нирк.

– Это ты по своему опыту спрашиваешь? – с вызовом парировала я.

– Успокойся, Нирк! Тише, Эмили, – не допустил потасовки Гай. – Кажется мне, нам повезло.

– Да неужели? – скептически спросила я.

Нирк промолчал, ожидая дальнейших слов друга.

– Мы собирались искать демона, спуститься в нижние пещеры. А тут такая удача! Он нас сам зовет. Всего-то и нужно идти на голос, а потом мы примем бой. – На последних словах его лицо расплылось в довольной улыбке.

Нирк стоял за спиной Гая, но на его лице появилось точно такое же выражение.

– Вы с ума сошли! – воскликнула я, благо никаких ревов и стонов больше не доносилось.

Вернув себе нормальное душевное состояние, я возмущенно смотрела на парней и готова была удержать их от необдуманных поступков. Нет, ну надо же! Они в самом деле собрались кинуть вызов демону! Это наша первая вылазка в Лабиринт, а адептам-боевикам сразу же захотелось славы и приключений. Наверняка уже примеривают на себя лавры победителей демонов.

– Ты чего молчишь? – накинулась я на Лияну. – Ты же слышала зовущий голос! Объясни им, что у них не будет возможности воспользоваться магией. О каком бое может идти речь?!

Снова раздался стон. Печальный, обреченный. Он выворачивал душу. От каждой вибрации дрожали частички моего тела вместе взятые и каждая по отдельности. Хотелось бежать, спасать. Страдающее существо не просило о помощи, но я не могла не откликнуться.

– Стой! – где-то далеко позади себя услышала крики. – Стой!

Искра едва успевала освещать пространство вокруг. Я торопилась и не смотрела по сторонам, опасаясь не упустить направление.

Ноги подкосились, и я рухнула вниз, машинально выставив руки вперед. Саднящее чувство в ладонях и коленях отогнало наваждение и привело в норму. Оставаясь на четвереньках, потрясла головой. Это тебе не ментальная магия! Это покруче будет!

Как только у Гая и Нирка мозгов хватило придумать встретиться с демоном? Что они могут ему противопоставить? Тем более в Лабиринте, где светлая магия практически не действует. Вспомнила об этом и плюхнулась на попу, ощупывая в мерцающем блеске искры пораненные ладони. Затем осторожно отряхнула пыль с брюк, испачканных на коленях. Надо быть внимательней. Лишившись привычной силы, можно легко заработать заражение крови при простой царапине.

– Ты куда рванула? – рявкнул Гай, едва заметил меня, сидящую на полу.

– К нему, – недовольно буркнула в ответ.

– Все бабы дуры, – выдал Нирк.

Метнула в него недовольный взгляд. Сейчас меня ничто не держит, скажет еще слово и получит по полной. Мой напарник понял мое настроение и закрыл спиной товарища.

– Рассказывай, – потребовал он.

– Нечего рассказывать, – чувствуя в душе вину, подняла на него глаза. – Он страдает, и я… я просто не могла не отозваться на его зов.

– Да! – шагнула ко мне Лияна. – А потом он душевно говорит, только я не понимаю о чем. Но это что-то очень печальное, и хочется бежать, утешить.

– Жалостливая, как и все бабы, – презрительно выдал Нирк.

– Если ты хочешь встретиться с демоном, то лучше помалкивай и слушай, – цыкнул на него Гай.

– Даже не думайте! – подскочила я на ноги. – Вы себе не представляете, какая сила в голосе! А о личной встрече лучше сразу позабыть!

Быстрый взгляд Гая заставил Нирка поперхнуться непроизнесенными резкими словами. Уверена, на парней мои слова произвели обратный эффект, потому я приготовилась к дальнейшему спору, мысленно подбирая аргументы.

Но Гай меня удивил. Он промолчал, а потом, крепко задумавшись, сложил руки на груди. Я смотрела на него встревоженным взглядом, а Нирк решил не вмешиваться. Четыре искры справлялись с окружающим нас мраком пещер. Лияна мечтательно прислушивалась к малейшему шуму, а я не сводила настороженного взгляда с Гая. Как-то получилось, что именно он стал лидером в нашей четверке. Это произошло по умолчанию. Все невольно прислушивались к его словам и приказам, поэтому терпеливо ожидали его решения.

– Я так понимаю, что демон влияет на девушек, – медленно начал говорить Гай. – Этому может быть несколько объяснений.

– Каких? – тут же ощетинилась я, предполагая услышать обвинения в адрес слабого пола.

– Первое. Демон – мужчина, и потому его зов воздействует именно на противоположный пол, – озвучил свои выводы напарник.

Немного успокоилась и перевела дыхание. Такое предположение нисколько не умоляло нас с Лияной.

– Второе. Девушки по своей природе могут быть более восприимчивы к темной магии. – Гай поймал мой вопросительно-удивленный взгляд и пояснил: – Ведьмы, владеющие светлой магией, могут обращаться и к темной.

– Откуда ты об этом знаешь? – заинтересовалась я.

– Дядя рассказывал о некоторых расследованиях, – неохотно пояснил Гай.

Понятливо кивнула. Сирел Даркен возглавлял сыскную полицию в государстве. А Гай был сыном его сестры. Причем дядя частенько навещал племянника в академии и отвозил домой. На взгляд, их отношения казались теплыми. Только вот Гай старался уходить от разговоров о высокопоставленном родственнике. Вполне возможно, что сам Сирел Даркен приказал не распространяться о своей жизни и службе.

– Не понял, – вклинился Нирк. – Как могут светлые маги обращаться к темной силе?

– Не маги, а ведьмы, – чуть поморщился от непонятливости друга Гай. – Были такие личности, которые переступали черту, творили беззакония и убийства.

– Их наказали? – Теперь уже Лияна не осталась в стороне.

– Казнили. Сожгли на костре, – коротко ответил Гай.

Мы потрясенно молчали. Такой смерти никому не пожелаешь. Магия передается в роду. После кончины сородича сила не растворяется в пространстве, она находит себе новую личность. А вот дальше уже зависит от самого человека. Он может развить в себе доставшийся потенциал, а может растратить. Но в любом случае даже минимальная сила переходила к следующему родственнику.

Костер же выжигал весь потенциал. Он обрывал связи. Это был конец бытия. Как самого человека, так и силы, данной ему. Огонь поглощал магию и превращал все в пепел. Серый, безликий и бесполезный.

– Черные ведьмы, – прошелестело под сводом пещеры.

Даже не знаю, кто это произнес, но, кажется, слова отозвались эхом в каждом из нас.

В академии, где преподается светлое искусство, в нас с первых дней вбивалась стойкая неприязнь к темной силе. Она противоестественна Наземному миру, несет только смерть и болезни всем живущим. Черные ведьмы переходили на темную сторону и вершили свои злодеяния, отравляя урожай, моря малых детей хворями. Они стремились подорвать установленный порядок и внести смуту. Тем самым подготавливая возможность вторжения демонов в Наземный мир. Подобное злодеяние заслуживало только костра, сметающего все сущее.

Но я не черная ведьма!

Покосилась на Лияну. Девчонка тоже не казалась приспешницей демонов. Но ведь мы слышали зовущий голос!

– Я не ведьма, – категорично заявила, и эхо слов разбежалось по каменным туннелям, дробясь многократно.

– Кто вас разберет… – угрожающе начал говорить Нирк и сделал шаг ко мне.

– Я говорил не об этом, – категорично отозвался Гай и вскинул руку, останавливая друга. – Я лишь сказал, что в Лабиринте девушки могут чувствовать отклик темной магии, потому что более восприимчивы по своей природе.

– Возможно, – задумчиво кивнула в ответ.

Хотя меня больше устраивало предположение о демоне-мужчине. Не хотелось после возвращения в академию отчитываться о своей способности отзываться на темную магию. Очень не хотелось. Достаточно малого сомнения, чтобы оказаться на костре.

После моей фразы повисло молчание. Мы прислушивались к малейшим шорохам и звукам. Я поглядывала по сторонам и на лица напарников. Лияна успокоилась и теперь выглядела собранной. Черты лица Нирка заострились, словно охотник почувствовал добычу.

А вот Гай выглядел спокойным, хотя и нерасслабленным. Он молчал, но одновременно что-то обдумывал. Темные брови хмурились над темно-карими глазами. Приятное лицо не портил шрам в виде галочки на правой скуле. Скорее этот штрих придавал мужественности облику парня. Многие девчонки заглядывались на Гая, рассчитывая на романтические отношения. Они с Нирком были теми двумя, которые заставляли замирать адепток при своем приближении, а после обсуждать каждую деталь. Кстати, ребята, несмотря на свою популярность, не заводили бесчисленных романов. Скорее предпочитали активные тренировки на поле или в лаборатории, отрабатывая боевые заклинания. И теперь становилось понятно их стремление стать лучшими. Гай и Нирк жаждали сразиться с демоном на его территории, в Лабиринте.

В теории я допускала возможность их победы над темным существом, все же оба парня были лучшими в нашем курсе, но мне как середнячку было просто страшно. Наша задача в подземных пещерах ограничивалась простым прохождением маршрута, а не ловлей демонов. Мы должны были научиться доверять напарнику, почувствовать себя с ограниченной силой светлой магии и не заблудиться в темноте. Конечно, нам объясняли, как себя вести в случае опасности или нападения. И сейчас я считала, что наступил момент, когда необходимо оповестить преподавателей и вернуться обратно в академию. Вдруг не только мы с Лияной услышали голос? Вдруг именно сейчас другая адептка бежит на него, углубляясь все дальше в пещеры?

– Нам надо вернуться и обо всем рассказать! – решительно потребовала я, придя к такому выводу.

– Трус! – презрительно обронил Гай.

Слово озадачило. Не «трусиха», а именно «трус». Он отозвался обо мне не как о девушке, а как о маге, испугавшемся первого испытания. Но ведь это Лабиринт, а не тренировочный проход в симуляторе академии!

– Называй как хочешь, – разозлилась я. – Но я точно знаю, что встреча с демоном нам не по зубам.

В ответ Гай окатил меня презрительным взглядом, не соизволив отозваться на мои слова.

– Ты чувствуешь свою магию? – не отставала я. – Ты знаешь, в какой части Лабиринта мы оказались?

– Моя сила всегда со мной, – немного помедлив, произнес Гай и вытащил из-за пазухи теплой куртки цепочку с кулоном.

Уже давно девчонки обратили внимание на это украшение. Цепочек у парня было всего две, он их менял по настроению или еще по какой-то одному ему известной причине. На загорелой коже золотые звенья поблескивали и притягивали взгляд к расстегнутому вороту рубашки. Среди влюбленных в него адепток даже строились теории о причинах смены цепочек.

Кулон темно-зеленого цвета почти не отражал бликов искр. Выглядел он мрачновато, но по какой-то причине манил к себе. Поймала себя на желании протянуть руки и сжать ладонями.

– Это артефакт, – уверенно произнесла Лияна.

– А ты разбираешься, – хмыкнул Нирк.

– Артефактика мне дается легче, чем боевые единоборства, – пожала плечами девушка. – На следующем курсе намеревалась выбрать именно эту специальность.

В глазах Нирка появилось уважение. Неужели он в самом деле думал, что девчонки мечтают стать боевыми магами? Как будто нет других направлений применения своих талантов.

Хотя я вот до сих пор не определилась. Мне все предметы давались примерно одинаково, и особой склонности ни к одному я не испытывала.

– Артефакт семьи, – неохотно подтвердил слова Лияны Гай. – Он восполняет магический запас сил.

– То есть ты и сейчас можешь пользоваться магией, – понятливо кивнула подруга, словно для нее это были очевидные истины.

– Могу, – сухо подтвердил напарник и убрал цепочку обратно за пазуху.

– Получается, ты поэтому рвешься сразиться с демоном, – сделала вывод я. – Но как же мы? Наша магия ограничена.

Гай недовольно поморщился на мое замечание и переглянулся с Нирком.

– Я могу поделиться источником, – неохотно признался парень, – только его запаса станет во столько же раз меньше.

– Мы не собирались с вами делиться, – поддержал друга Нирк.

– Я и не претендую! – сразу же открестилась я от такого предположения. – У меня нет никакого желания встречаться с демоном!

– Я бы тоже предпочла остаться в стороне, – встала рядом со мной Лияна.

– Тогда предлагаю разделиться. – Гай внимательно посмотрел на нас. – Мы с Нирком отправимся в глубину Лабиринта, а вы подождете нас у выхода.

– Не делай глупостей! – взорвалась я негодованием. – За нами следят из академии и сразу увидят отклонения от маршрута. Как только вы уйдете вглубь пещер, сразу поднимется тревога.

Моя запальчивая речь не произвела на ребят никакого впечатления. Они с насмешкой смотрели на меня, не удостаивая словом.

– Мы от своего намерения отказываться не собираемся, – все же соизволил сообщить Гай. – У вас два выхода: либо вы идете с нами и сражаетесь с демоном, – в этом месте парень взмахом руки остановил поток возражений со стороны всех троих, – либо отправляетесь к арке и дожидаетесь нашего возвращения.

– Тебя не переубедить? – спросила, не сводя встревоженного взгляда с Гая.

– Решение принято, – высокомерно ответил он.

– Ладно, – недовольно согласилась я. – Мы отправляемся к выходу и не поднимаем тревоги.

– Хорошая девочка, – расплылся в самодовольной улыбке Гай.

Нирк с таким же довольным видом приблизился к Лияне и грубовато обнял, потом демонстративно прижался к ее губам.

– Послушная, – с этим словом он оторвался от сопротивляющейся девушки. – Мы с тобой потом поговорим.

От данного обещания я передернула плечами. Таких самоуверенных хамов еще поискать! Лияна же, наоборот, неожиданно смутилась и отвернулась в противоположную сторону. Впрочем, Нирк был симпатичным парнем со светло-русыми волосами. Он скорее походил на сына кузнеца, чем на мага, переодень его в обычную одежду. Круглое лицо, пухлые губы и широкий нос мало походили на аристократичные черты лица, в большинстве своем преобладающие у адептов академии. При всем при этом девчонки на него заглядывались, и порой я встречала парня за беседой с кем-нибудь из адепток. Так что неудивительна реакция Лияны на замечание о скором свидании.

– Эмили, вы идете в том направлении. – Гай по-деловому принялся объяснять маршрут: – Проходите до развилки, затем сворачиваете в правый боковой проход, далее до круглого зала с лужей посередине. Обходите ее с левой стороны и поворачиваете под углом в девяносто градусов направо. Там будет два коридора, вам нужен тот, который уходит строго прямо. Дальше не заблудитесь.

– Демоны, я уже в этом не уверена, – прошептала недовольно.

– В симуляторе точная копия. Неужели ничего не запомнила? – презрительно поджал губы Гай.

– Запомнишь тут, когда несешься не пойми куда, – буркнула в ответ.

– У тебя всегда остается вариант найти меня, – продемонстрировал запястье напарник.

– Как-нибудь обойдусь, – отрицательно мотнула головой.

Парни, коротко кивнув на прощанье, быстрым шагом направились в глубину Лабиринта. Две искры уплыли за ними следом. К нам подступила темнота, сужая кольцо света. Оставшись вдвоем, мы переглянулись и, медленно переступая, пошли в указанном направлении. Пока до нас доносились отдаленные голоса парней, оборачивались, а потом слышали только звуки собственных шагов.

– Как думаешь, они справятся? – робко спросила Лияна.

– Я просто надеюсь, что они никого не найдут, – со вздохом призналась ей.

– А голос? – поинтересовалась она.

– Если бы сама не слышала, то ни за что бы не поверила. Но, с другой стороны, мы ведь его больше не слышим. Может быть, этот «кто-то» ушел? – покосилась я на подругу.

Лияна в ответ ничего не сказала, раздумывая обо всем происшедшем.

На руке потяжелел браслет. Мы обе ощущали направление, в котором ушли ребята. Невольно оборачивались назад, но продолжали идти вперед. Сопровождать напарников, ищущих встречи с демонами, не имели никакого желания, но и бежать рассказывать о намерениях парней казалось предательством. В конце концов, Гай и Нирк просто пройдут не по заданному маршруту, прогуляются в Лабиринте и вернутся обратно. Даже в этом случае они будут героями в глазах остальных адептов, хотя и понесут наказание от преподавателей.

Вот и круглая пещера с лужей в центре. Обходим слева, как и было велено, поворачиваем на девяносто градусов и наблюдаем два коридора. Все правильно, мы не заблудились. Подошли к проходу, едва выше нашего роста. И в этот самый момент вновь раздался стон. Мы с Лияной от неожиданности подпрыгнули и кинулись в пещеры. Мне не хотелось вновь нестись на зов демона, и подруга не отставала.

Получается, парни все же найдут темное создание. И у меня нет уверенности в их победе, даже с учетом артефакта. Я прибавила шагу, а потом пустилась бегом. Сердце колотилось, а дыхание сбилось.

Голос раздался вновь. Он больше не стонал, а тихо говорил. Ласковая интонация успокаивала, заставляла прислушиваться. Я остановилась. Напевные звуки дарили почти физическое удовольствие своим присутствием. Казалось, каждое слово реально.

Шаг назад. Стоп! Я должна выйти из Лабиринта и обо всем рассказать! Торопливо пошла вперед. Остановилась.

Еще шаг назад. Два шага. Замерла на месте, и голос замолчал. Тряхнула головой, стараясь отогнать наваждение.

– Лияна, ты его тоже слышишь? – спросила, не оборачиваясь.

В ответ тишина. Быстро оглянулась. В пещерах я осталась одна. Искра зависла над моей головой, но вокруг были только серые стены.

Неужели Лияна поддалась зову и побежала на него? Ведь я сама только что чуть не сделала то же самое!

– Лияна! – крикнула во весь голос, и эхо прокатилось под сводами. – Где ты?!

Но мне никто не ответил. Ничего не понимаю! Ведь мы вбежали в коридор вместе, а потом… Нахмурилась, стараясь вспомнить. Точно! Я не слышала ее шагов. Если браслет на руке помогал опознать направление, где находится Гай, то девушку я не чувствовала! Проклятье! Кажется, мы все же вбежали в разные ходы!

Эта мысль подогнала, и я теперь помчалась в обратном направлении в поисках потерявшейся Лияны. Искра над головой немного отставала, а потому не давала достаточно света. Но через некоторое время пришло понимание – я заблудилась. Но как? Это невозможно! Коридор, по которому я неслась сломя голову и никуда не отклонялась, абсолютно прямой! Если бы здесь был свет, то видно было бы все от начала и конца. Только их не было. Ни начала ни конца!

Демоны! Ненавистные темные играют со светлым магом в Лабиринте. Теперь отчетливо поняла весь смысл этого названия. Отсюда есть выход, одернула себя. Но его надо еще найти.

Глава 3

В пылу бега я не заметила, как под ногами разверзлась бездна. Громко испуганно крикнула и полетела вниз. Искра осталась далеко вверху, не успевая за стремительным падением. Браслет налился тяжестью, и я понятия не имела, что это означает.

Меня неожиданно подхватила какая-то сила и мягко опустила на пол. Ступни уперлись в твердую поверхность, и голос вновь заговорил. Только теперь это было не отдаленное эхо, словно раздающееся отовсюду. Его обладатель находился рядом со мной в темноте. От ужаса хотелось закричать, но дыхания не хватило. Искра спустилась вниз, и я, резко поворачиваясь во все стороны и приняв боевую стойку, пыталась осмотреться.

Вокруг меня был каменный мешок. И темнота, сквозь которую не проникал свет от искры. Зато в моих ладонях сформировались боевые заряды. Их всполох обрадовал. Теперь так просто меня не возьмешь!

– Только тронь меня! – прорычала я, выискивая глазами демона, затерявшегося среди темноты.

В ответ тишина. Но она казалась обманчивой. Я всем своим существом ощущала присутствие кого-то рядом. Но сколько ни прислушивалась, до меня не доносилось даже дыхания. Словно все замерло вокруг.

Некоторое время продолжалась эта пытка. Я настороженно прислушивалась и оглядывалась вокруг, ожидая нападения с любой стороны. Кроме моего срывающегося тяжелого дыхания и шороха гравия под подошвами сапожек, не доносилось ни звука. Меня окутывала тишина. Словно жизнь и звуки могли жить только в тусклом свете искры, а мгла вокруг все поглощала.

Атаковать? В какую сторону? Кого? Как узнать, где скрывается опасность?

Я была уверена, что враг поджидает моего малейшего промаха, а потому каждый нерв звенел от напряжения.

– Где ты? Выходи! – рявкнула во все горло, не справившись с волнением.

Привычное ощущение магии переполняло меня. Казалось, я могла сейчас принять бой с десятью боевиками или одним демоном. И что самое интересное, была уверена в своей победе над ними.

Раздавшийся вдруг тихий шепот ударил по нервам, и я подпрыгнула от неожиданности. Отработанный прием круговой атаки сработал. Я опустилась на одно колено, прижала ладони к каменистой земле и шарахнула изо всех сил. Яркая вспышка разошлась в стороны, освещая каменный мешок.

Моя догадка оказалась верной. Я здесь была не одна. Темная масса, скрытая за серебристой паутиной щита, высилась справа от меня. Мой заряд не принес видимых повреждений демону, но и он не стал атаковать в ответ.

– Кто ты? Зачем звал? – грозно спросила его, вновь приготавливая боевые заряды.

– Я не звал, – раздался ответ.

Его рычащий голос заставил завибрировать каждую клеточку. Вот она, темная магия! Она была полной противоположностью моей сути. Какова же ее сила, если только звук голоса демона проникал в мое тело и почти подчинил себе.

– Нет, ты звал, – возмутилась я, – иначе я бы здесь не оказалась!

– Я не буду тебя атаковать, – произнес он вместо ответа.

– Ты думаешь, я поверю словам демона? – насмешливо спросила его.

– Не верь, – равнодушно отозвался он.

Я пружинисто переступала с ноги на ногу, все же ожидая нападения. Но демон прятался за серебристой сетью щита и не шевелился. Вскоре активация заклинания прекратилась, и то место, где располагался противник, погрузилось во тьму. И снова тишина, не нарушаемая даже дыханием. Не может же он столько времени просидеть без движения? И зачем-то ведь звал меня!

– Эй, демон! – решительно позвала я. – Объясняй, чего ты хотел?

Ответом меня не удостоили, и его защита также не активировалась.

Странно! Очень и очень странно! Нас учили, что единственной целью темных существ является уничтожение светлых магов. А этот спрятался за сетью и даже старается не дышать. Ловушка, чтобы я подошла к нему ближе? А потом он атакует, и у меня не будет шансов на спасение?

Но отчего-то казалось, что демон не ответит на мои вопросы. Руки от напряжения начали слегка трястись. Атакующие заклинания шипели, и лишь безразличная ко всему искра слабо мерцала над головой. При таком освещении я перед противником была как на ладони, каждое мое движение хорошо просматривалось. И ведь не могу погасить искру! Это будет знаком ко всеобщей эвакуации. А может быть, так и стоит поступить? Тем самым я подам сигнал об опасности. Остается лишь узнать, как выбраться из каменной пещеры, где я заперта с демоном.

– Демон! – уже не так воинственно вновь позвала я. Ощущение неопределенности и подвешенности ситуации нервировало. – Слышишь? Ты почему не атакуешь?

В ответ раздался звук, очень похожий на стон. А потом снова тишина. Нет, все-таки странный демон. Или он ждет, когда я нападу? Хорошо! Не будем его разочаровывать.

Но вместо атаки сделала два шага вперед. Искра скользнула следом, лучше освещая темную массу, притулившуюся у стены. Подошла еще на два шага и замерла. Демон сидел на полу, прислонившись спиной к камню, правая нога была согнута в колене, и на ней лежала расслабленная рука, левая нога была выпрямлена, а вторая рука опиралась ладонью в пол, глаза были прикрыты. В узких щелках проглядывал мрак.

– А ты совсем не красавец, – ехидно заметила я, разглядывая голову без единого волоска, но зато с двумя загнутыми рогами. – Прямо омерзительно на тебя смотреть.

– Не смотри, – безразлично ответил он.

Что же ему от меня надо? Поза расслабленная, даже, сказала бы, усталая, словно его не волновало мое присутствие. Но ведь демонам нельзя доверять. Ни словам, ни действиям. И вообще он, может, специально сидит с таким безразличным видом, чтобы я потеряла бдительность? А потом резкий бросок и я… что? Буду лежать с перерезанным горлом? Выть от ран? Или истекать кровью на полу каменного мешка?

Решила отступить и еще раз все обдумать. Да и стоит внимательней осмотреть стены. Вдруг выход есть, а я его не замечаю? Ведь все внимание было приковано к демону в ожидании атаки с его стороны.

Всего несколько шагов разделяло нас, но мне, находившейся у противоположной стены, стало легче дышать. Искра подсвечивала пространство вокруг, а я, стараясь не спускать глаз с темного существа, ощупывала стену за своей спиной. Первое же касание принесло приятное ощущение. Светлая магия пропитала здесь буквально каждый камешек. Я ощущала подъем сил и воодушевление. Привычная мне сила струилась повсюду: в воздухе, на стенах, по полу. Приободрилась и стала двигаться в поисках прохода. Не может же быть, чтобы единственный путь сюда был только сверху?

– Здесь нет выхода, – неожиданно прозвучал глухой голос демона.

– Я тебе не верю! – вскинулась тут же я.

В ответ он промолчал. Видимо, не испытывал желания общаться со светлым магом, в котором фонтанировала энергия.

Стоп! Как же я сразу не догадалась?! Вся пещера пронизана светлой магией, и для демона это смерти подобно. Потому-то он не атакует, а сидит безразлично. У него просто нет сил что-либо противопоставить мне! От осознания этого факта стало легче на душе. Получается, демон не заманивал в ловушку, а просил о помощи. Я ведь слышала его стон, выворачивающий душу, призывающий спасти его. Он лишь хотел выбраться отсюда, вероятно, ожидая помощи со стороны своих же темных братьев, а появилась адептка светлой магии. Однако как не повезло бедненькому! На душе становилось веселее. Все не так плохо, как показалось мне с самого начала.

За исследование пещеры принялась, немного успокоившись. Даже если придется отражать нападение, сил хватит. Само место поможет притоком светлой магии, а вот демону, наоборот, придется совсем не сладко.

– Действительно, – недовольно пробурчала себе под нос через некоторое время, – выхода нет.

Встала по центру и задрала голову вверх. Я упала прямо оттуда. И теперь остается вопрос: каким образом мне выбраться наверх?

– А ты тоже оттуда свалился? – обратилась к собрату по несчастью.

– Тоже, – прохрипел он в ответ.

– Выбраться пытался? – Я даже почти успокоилась, убедившись в своей силе и нежелании демона нападать на меня.

– Пробовал, – последовал сухой ответ.

– Светлая магия отобрала силу, – понятливо кивнула я. – И давно ты здесь?

– Не помню, – после продолжительной паузы ответил он.

Теперь ясно. Ему едва хватило сил поставить щит, когда я атаковала его, потому-то он и сидит расслабленно, экономит остатки резерва.

Я принялась мерить шагами пространство, стараясь держаться на безопасном расстоянии. Пусть темной силы в нем осталось немного и для нападения ее не хватит, но он все равно сильней меня физически. Поглядывая на демона, я рассуждала и пыталась найти выход из ситуации. Пока получалось плохо.

Я упала в глубокий колодец. Единственный вход-выход отсюда – сверху. Веревки под рукой нет, погасить искру я не могу, но выбираться отсюда как-то надо.

– Слушай, а чем ты питаешься? – остановилась и внимательно посмотрела на демона.

– Не светлыми магами, – презрительно произнес собеседник.

– Это радует, – кивнула в ответ, занятая своими мыслями. – Если я поделюсь с тобой едой, ты поможешь мне выбраться отсюда?

– Что я слышу? – ехидно рассмеялся демон. – Светлый маг предлагает свой хлеб темной сущности? Ты хоть знаешь, что с тобой сделают за это в Наземном мире?

– По головке не погладят. Это уж точно, – хмуро отозвалась я, чувствуя его правоту.

Но выбираться-то как-то надо!

– Не нужна мне твоя еда, – резко бросил он и откинул голову к стене.

Как же он справляется-то? Находясь в Лабиринте и не чувствуя магии в себе, я паниковала от каждого дуновения сквозняка и звука. А уж когда услышала стон, то совсем голову потеряла. А этот сидит здесь, окруженный светлой магией, опирается о стену и даже язвит в мой адрес. Да еще и от еды отказывается. Вспомнился Нирк: «Жалостливые вы».

– А что нужно? – немного поразмышляв, спросила демона.

– Свобода, – выдохнул он.

И такая глубина в простом слове прозвучала!

– Хм. Не уверена, что могу на такое пойти, – невольно сделала шаг назад под впечатлением силы, прозвучавшей в его ответе.

– Светлые маги, – презрительно произнес темный, словно выплюнул, – низкие душонки. Никогда за свои слова не отвечают и готовы растерзать любого, вставшего на его пути.

– Э-э-э, – неопределенно протянула я, уязвленная его тирадой.

– Скажешь, я не прав? Если бы смогла, ты первым делом побежала бы докладывать о демоне, заточенном светлой магией. Ты ведь надеялась подкупить меня куском хлеба, чтобы получить помощь?

– Я не это… – залепетала в ответ, не зная, как обелить свой поступок.

Конечно, я надеялась на помощь демона, если поделюсь с ним своей едой. И да, он прав, я собиралась запомнить дорогу, а потом привести сюда преподавателей, чтобы они с ним разобрались, хотя прекрасно понимала, чем это грозит «заключенному». И все равно! Он темный и не имеет права меня обвинять! Я светлый маг, мое дело правое. Мы сражаемся с порождениями тьмы и обязаны победить в этой войне.

– Твое молчание красноречивее слов, – с грустью и разочарованием произнес демон.

– Я не обязана оправдываться перед тобой за свои поступки! – вспылила на его обвинения.

Он снова затих. Только теперь от повисшего презрительного молчания стало неуютно. Кто же тот маг, поймавший и заключивший демона в ловушку? Может быть, он придет проверить своего пленника и найдет здесь меня? Тряхнула головой. Неизвестно, сколько времени пройдет, прежде чем светлый маг вернется в Лабиринт.

Со стороны демона раздался еле слышный вздох. Покосилась на него. Он словно уснул, и во сне его мучил кошмар. Голова едва заметно дернулась, и грудь колыхнулась от тяжелого дыхания. Сколько же он здесь находится? В любом случае рядом с ним мне пока ничего не грозит. Он сильно ослаб, старается не двигаться.

Я присела у противоположной стены и постаралась немного отдохнуть от испытанных эмоций. Теперь я понимала: демон стонал здесь. Остаются непонятными два вопроса: зачем звал и каким образом мне удалось не разбиться о дно каменного мешка? Ведь меня подхватила чья-то чужая сила и поставила на ноги. А голос что-то напевно говорил, и это совсем не походило на стон.

Могу понять, если бы демон просил о помощи и завораживал своим голосом, но сейчас, находясь в непосредственной близости, мне казалось, что он говорил правду. Никого он не звал. Тогда получается, в Лабиринте есть еще один демон! И вот он как раз обладает силой, способной притягивать и заманивать в ловушку!

– Надо как-то предупредить других об опасности! – придя к этому выводу, проговорила сама себе и резко вскочила на ноги.

Затем медленно направилась к противнику. Рогатая голова все так же упиралась затылком в стену, а само существо темного мира едва заметно дышало.

– Послушай, – осторожно позвала, останавливаясь за несколько шагов от него, – в Лабиринте сейчас находятся адепты академии, а буквально недавно я слышала зовущий голос. Я так понимаю, это был не ты?

Сделала паузу, ожидая ответа. Демон медленно открыл глаза и посмотрел в упор, отвечать он не собирался. Презрение и нежелание разговаривать ощущалось очень остро. Я для него была таким же мучителем, как и маг, заманивший его в ловушку. Просто удивительно, какой силой надо обладать, создавая пространство из светлой магии внутри Лабиринта.

– Когда падала, ведь это ты подхватил меня? – задала вопрос напрямую, но снова не получила никакой реакции. – Ты хочешь свободы… – начала снова говорить, тщательно подбирая слова. – А если… я помогу тебе?

Лицо демона выражало только равнодушие. Мои слова не произвели впечатления. С этим надо что-то делать. Приблизилась на два шага к нему и замерла, заметив вспыхнувший интерес в глазах рогатого. Неужели набросится?

– Ты можешь подкинуть меня вверх? – Снова тишина, только взгляд стал внимательным, словно он выжидал. – Я выберусь из Лабиринта, предупрежу об опасности, а потом… вернусь к тебе и помогу выйти отсюда.

– Ты и сейчас можешь это сделать. – Голос остался спокойным, а сам он подобрался, как для броска вперед.

– Каким образом? – осторожно поинтересовалась я.

– Мне достаточно убить тебя и напиться крови жертвы. Темная магия вновь вернется ко мне, и я с легкостью покину проклятое место, – жестким тоном проговорил он, не спуская с меня внимательного взгляда.

Я оторопело смотрела на него и опасливо отступала. Как бы ни храбрилась, а демон, даже лишенный магии, физически сильнее. Как же я об этом забыла? Только странно, что он предупредил о такой возможности.

– И что мешает тебе это сделать прямо сейчас? – поинтересовалась у него.

– Но ведь ты сильный маг. Вон как смогла меня приложить заклинанием! – В его голосе отчетливо чувствовалась издевка. – Я еще хочу пожить. Вот дождусь, когда ты уснешь, и убью тебя.

От его оскала, долженствующего изображать улыбку, дрожь пробрала. Точно сожрет! Непонятно только, зачем он об этом предупреждает.

– Нравится мне запах твоего страха, – словно отвечая на незаданный вопрос, произнес демон. – Приятно думать о мучениях потенциальной жертвы, наблюдать, как она трясется в ожидании смерти.

– А ты разве не боишься смерти? Ведь тебе здесь никто не поможет, и ты скоро сдохнешь! – резко выговорила ему и почти отпрыгнула назад, уловив едва заметное движение в мою сторону.

– Мне осталось лишь дождаться, когда ты устанешь и потеряешь контроль, а потом я выберусь отсюда, – каждое слово, произнесенное скрипучим голосом, раздирало душу от ужаса.

Демон знал, что говорил. Ни один человек, даже маг, не может обойтись без сна и отдыха. Сколько я продержусь, подпитываемая магией? Но потом придет время, как правильно сказал рогатый, и я свалюсь без сил. Вот тогда и наступит пиршенство для злодея.

– Трясись, светлый маг, – рокотал он дальше, получая удовольствие от моего страха.

– Скоро придет тот, кто засадил тебя в ловушку, – огрызнулась в ответ.

– Даже не надейся на это, адептка, – расхохотался демон. – Трусливый маг построил эту пещеру не для того, чтобы общаться. Он получает удовольствие от медленной смерти темного.

– Так и ты предвкушаешь мою смерть, – обвинила я его.

– Да, и твоя смерть подарит мне свободу. А что даст моя смерть светлому, кроме удовлетворения чувства собственной важности? Его здесь нет, от моей смерти не зависит его жизнь или свобода, он наслаждается чужим страданием.

– Я тебе не верю! Всем известно, что демоны коварны и передергивают слова, выгораживая себя! – В негодовании я стиснула кулаки.

– Не верь, – безразлично отозвался собеседник и снова замер у стены.

С трудом осмысливала слова, сказанные темным. Не может быть, чтобы кто-то получал удовольствие от страданий живого существа, пусть и демона. Наверняка у светлого мага была какая-то определенная цель. Просто мне об этом неизвестно, а рогатый пользуется моим неведением и пытается запутать. Нельзя поддаваться на его провокации! Надо самой размышлять и делать выводы.

Попытаюсь рассуждать здраво. Демон слаб, магии в нем почти не осталось, но он в состоянии поставить защитный щит и удержать меня во время падения сверху. Кроме его слов, что моя смерть может вернуть темную силу, ничто этого не подтверждает. А еще ему доставляет удовольствие плеваться ненавистью в адрес светлых магов и заставлять меня трястись от страха. Он считает их трусливыми, лживыми и неспособными на поступки. Конечно, ловушка, устроенная с помощью светлой магии, подтверждает его слова. И все же я не верю в озвученные демоном мотивы мага. Не могу представить, что кому-то, разумеется, кроме самого демона, нравится мучить свою жертву. Вот он как раз не стал отказывать себе в удовольствии и постарался запугать меня.

– Демон, не спишь? Разговор есть, – направилась я к противнику.

От встретил меня равнодушным взглядом, но теперь сменил позу, вытянув обе ноги перед собой и скрестив на груди руки. Он снова сидел расслабленно, словно не чувствовал неудобства от соприкосновения со светлой магией.

– Если ты мне поможешь, я принесу клятву, что никто не узнает о твоем нахождении здесь, а потом вернусь и помогу тебе выбраться из ловушки. – Я встала перед ним, широко расставив ноги: так чувствовала себя уверенней.

– Для меня клятва светлого мага мало значит, – медленно проговорил он, не сводя с меня глаз. – Ты воспользуешься моей помощью, а потом приведешь других.

– Нет! Я этого не сделаю! – заверила его.

– Сделаешь, – презрительно прошептал демон. – Любой светлый маг так поступит. Неспособность держать клятву – одна из особенностей представителей Наземного мира.

– Я дам тебе клятву крови! – шагнула к нему и присела рядом, упершись коленом в землю.

Ноздри рогатого затрепетали, вдыхая мой запах, вертикальные зрачки расширились, заполняя практически всю радужку глаза, а тело подобралось.

– Ты понимаешь последствия своего поступка, адептка? Ты будешь связана клятвой, пока не выполнишь ее. – В его голосе прозвучала угроза.

– Я все понимаю, – твердо ответила и порылась в карманах в поисках ножа.

Демон смотрел на меня внимательно, не моргая, безотрывно. И почему-то мне казалось, что в нем пробуждалась надежда. Он не торопил меня, не делал ни одного движения, словно боялся спугнуть. Но я была твердо уверена в своем решении.

– У меня нет ножа, – разочарованно произнесла, обшарив все карманы.

– В этом я могу помочь, – хрипловато отозвался он.

Демон ухватил меня за руку и резко рванул к себе, прижал спиной к своему обнаженному по пояс телу, и я ощутила на щеке его горячее дыхание. К горлу приткнулось что-то острое. Когти! Как же я раньше не догадалась?! Он просто разорвет мне глотку, воплотив угрозу убить меня. Я попалась!

– Не думай меня обмануть, адептка, – прохрипел он мне прямо в ухо.

– Даже не собиралась, – рвано выдохнула в ответ.

– Хотелось бы распороть кожу на твоей шее и вдохнуть запах крови. Жилка бьется, притягивает к себе, – продолжал он шептать и пугать одновременно. – Но эти игры мы оставим на потом.

Гулко сглотнула от прозвучавшего обещания. Сейчас я находилась полностью в его власти, и он мог убить меня любым способом. Если демон решил порвать мне горло позже, то я не возражала.

– Руку дай, – потребовал рогатый.

Резко расстегнув манжет, я обнажила запястье и протянула к демону. Когтистые пальцы обхватили его и поднесли к лицу. А потом он лизнул кожу! От омерзения меня передернуло.

– Сладкая. Пахнешь вишней и лимоном, – втянул запах кожи мой мучитель.

Медленно провел когтем по предплечью, несильно нажимая, и я почувствовала боль разреза. Кровь выступила мгновенно. Темно-бордовые капли сливались в струйки и капали на ноги демона. Он отпустил мою руку и шею, а затем резким взмахом полоснул свою ладонь. Быстрым движением сильно сжал порезанной рукой мою рану и потребовал:

– Повторяй за мной!

Коротко кивнула, трясясь всем телом.

– Клянусь дать свободу! – сухо произнес он.

Я поспешно повторила. В разрезе вспыхнул огонь, и жар окатил все тело. Стало трудно дышать, открыла беспомощно рот, хватая воздух. Я почувствовала прикосновение языка демона к ране. Попыталась отдернуть руку, но он не позволил.

– Так быстрей заживет, – спокойно сказал рогатый.

Действительно, кожа стала стягиваться прямо на глазах! Демон слизывал еще сочащиеся капельки крови и чуть не урчал от удовольствия.

Глава 4

К коже прикасался не только язык, но и губы. Жесткие, горячие. Иногда я чувствовала скольжение клыков. Желание отдернуть руку боролось с осторожностью. Затаилась, опасаясь разгневать демона и тем самым спровоцировать его. Дышать получалось через раз, воздух врывался в легкие, только когда совсем не оставалось сил сидеть, замерев от ужаса.

Темное существо пробовало мою кровь и наслаждалось процессом. Он гораздо сильнее меня и в любой момент может свернуть шею одной наивной адептке. Зачем только согласилась принести клятву?!

– Боишься, – оторвался от облизывания рогатый и медленно поднял глаза. – Бояться надо было раньше, а сейчас поздно.

Еще раз рвано глотнула воздух, стараясь не завизжать от ужаса. На его губах остался размазанный след моей крови, а раздвоенный язык выскользнул на мгновение, перепугав еще сильнее. Боясь пошевелиться, не могла отвести взгляда. Выражение красных глаз менялось. В полумраке каменного мешка тени от искры делали его еще более устрашающим.

– Так как насчет выполнения клятвы? – собрав все силы, чтобы голос не дрожал, задала самый важный вопрос.

– Торопишься сбежать? – понимающе протянул демон.

– Тороплюсь предупредить об опасности в Лабиринте. – И все равно голос вибрировал от ужаса, я почти заикалась, когда отвечала.

Слишком близко ко мне находилась опасность, о которой я, согласно только что данной клятве, никому не могу рассказать.

– Ты говорила что-то о зовущем голосе, – немного помолчав и не сводя внимательного взгляда, проговорил демон.

– Это ведь не ты? – спросила с замиранием сердца.

А вдруг я ошиблась и нахожусь рядом именно с тем демоном, который старательно зазывал в ловушку меня и Лияну? Вдруг рогатый, поняв бесполезность попыток выбраться самостоятельно из каменного колодца, постарался заполучить хоть кого-то, кто услышит его голос? И последний немало мучивший меня вопрос: а вдруг демон и правда решит убить меня и тем самым восстановит свои силы для борьбы со светлой магией, удерживающей его здесь?

– Не я, – получила ответ, но все равно не успокоилась.

– Ты… отпустишь меня? – гулко сглотнула и попыталась вывернуть руку из цепких пальцев с длинными когтями.

Он не стал дольше задерживать. Я потерла руку на месте раны, обеспокоенно глядя на демона. Он ненадолго прикрыл глаза, а затем резко поднялся на ноги и направился к центру округлой пещеры.

– Не будем откладывать, – приказным тоном произнес он. – Чем скорей отправлю тебя к преподавателям, тем быстрей вернешься.

Согласно кивнув в ответ, я робко топталась рядом с огромной фигурой рогатого и кидала по сторонам опасливые взгляды. Демон посмотрел вверх, словно прикидывал расстояние, которое необходимо мне преодолеть, а затем дернул за руку, прижимая к себе.

– Стой смирно! – хрипло шикнул он, когда я попыталась отстраниться.

Спиной чувствовала широкую грудную клетку, двигающуюся при каждом вдохе. Мускулистые руки с выступающими венами сжимали меня в объятиях.

– Вишня и лимон, – тихо выдохнул демон, потершись лицом о мои волосы. – Я запомню тебя.

Последние слова прозвучали как угроза. Если до этого ноги подкашивались от ужаса, то сейчас я готова была потерять сознание.

И в тот самый момент, когда горячее дыхание опалило шею, темная сила оторвала меня от демона, мягко подняла вверх, и я начала стремительно подниматься. Искра безнадежно отставала, освещая запрокинутое лицо темного, оставшегося на дне колодца. Миг, и он пропал в полнейшей темноте. Все та же сила аккуратно опустила меня в переходе Лабиринта, рядом зияла пропасть, где торопливо плыла следом за мной искра. Я перевела дыхание, еще не веря до конца в освобождение.

Неужели демон настолько слаб, что сам не смог выбраться? Но тогда как ему хватило сил поднять меня, светлого мага? Осторожно переводя дыхание и задаваясь этими вопросами, я направилась прочь от провала.

И услышала голос. Мягкий, с вибрирующими нотками в ласковой интонации. Он звал, приглашал, и противиться ему не было сил! Это все-таки демон! Помог мне выбраться и снова зовет! Решил поиграть со мной.

Тряхнула головой и побежала прочь, не желая поддаваться на льстивый и обворожительный голос. А демон продолжал притягивать, обволакивать словами на неизвестном языке, почти физически касаясь. Я не видела ничего вокруг, мчалась как завороженная. Но вот куда? Какова конечная цель моего забега? Чувства мне почти не принадлежали. Зовущий голос управлял.

– Проклятый демон! – взвыла я от отчаяния.

Вокруг только серые стены, слабо освещенные искрой, которая едва поспевала за мной. Под подошвами сапог хрустели камни, а впереди виднелся проход. Только куда он приведет, не имела ни малейшего понятия.

Неожиданно мимо что-то пронеслось, сбив меня с ног. Кубарем покатилась и со всего размаху приложилась плечом о стену. Искра послушно зависла надо мной. Болезненно поморщилась и осмотрелась. Вокруг снова темнота. Только голос стал не такой громкий. Тихий, нашептывающий. Он словно убаюкивал, одобрительно поглаживал. Физическое присутствие ощущалось остро.

– Проклятый демон, – болезненно поморщившись, произнесла я и поднялась на ноги.

Надо найти выход из Лабиринта. Не могла же я настолько в нем заблудиться? Как ни странно звучит, но я никуда не сворачивала и шла точно прямо от ловушки светлого мага. Но, с другой стороны, и к ней я попала непонятно каким образом. Из коридора, в который вошла от пещеры с лужей посередине, не было ответвлений!

Голос оборвался неожиданно. Мгновенно наступила тишина. Она давила на уши, вселяя панику. Резкий рев прокатился по Лабиринту. Звериный вой, а потом страшный крик. Это был человек, точнее девушка. Кто-то попался на уловку демона! От ужаса волосы зашевелились на голове. Кинулась бежать в то же мгновение.

Теперь меня гнал страх. В ушах продолжал звучать крик ужаса. А потом прокатился звериный рев, потом еще и еще. Ничего не могла разобрать, но мне казалось, что демоны несутся следом. Я мчалась во все лопатки, расстегнув на ходу теплую куртку. Сердце бешено стучало, отдаваясь тяжелыми ударами в висках. Демоны не замолкали.

В какой-то момент я ворвалась в небольшую пещеру, пересекла ее и выбежала вон. В лицо ударил теплый воздух. После затхлости подземелья, холодной стыни, окружавшей и сжимавшей тисками, от неожиданности резко остановилась и замерла. Меня никто не преследовал, а впереди, насколько хватало глаз, лежал вечерний город, за спиной высилась гора Камантиран. Сумерки уже опустились на землю, и во многих домах зажглись огни. Потянуло привычным дымом печных труб, послышалось мычание коров из ближайшего подворья. И эта безмятежность контрастировала с пережитым мной кошмаром.

Обернулась на проем в стене. Оттуда не доносилось ни звука. Зато вокруг шумела листва, теплый вечерний ветерок погладил по волосам, слегка взъерошив их. Ничто вокруг не напоминало о Лабиринте. Сразу же за выходом из пещеры рос высокий кустарник, дальше на пологом спуске деревья прикрывали это место кронами. Уверена, никто и не догадывается еще об одном входе в Лабиринт! Иначе маги поставили бы защиту.

Демоны! Немного придя в себя, сориентировалась на местности и заторопилась в сторону города. Надо как можно скорее добраться до академии и рассказать о случившейся трагедии. Только бы никто не пострадал! Вспомнился ужасный крик в Лабиринте, и надежда на благоприятный исход пропала. Не мог так кричать человек просто от испуга!

Обогнула гору Камантиран и увидела светло-бежевые стены Академии имени лорда Киану Феймоса. Темно-коричневая черепица на высокой башне еще ловила последние лучи заходящего солнца. Расстояние оставалось приличное, а сил бежать уже не было. Зато я снова ощущала магию! Сконцентрировалась и направила ее поток на восстановление физических сил. Через некоторое время я вновь сорвалась на бег. Потом все тело будет болеть от перегрузок, но я не имела права сейчас думать о себе.

Ворота привратник открыл без разговоров, едва заметил форменную куртку адептов. Дальше взбежала по лестнице из шести широких ступеней, почти перепрыгивая через них, и помчалась через холл ко входу в Лабиринт.

В зале полыхала тревога. Еще недавно здесь стояли ровными рядами адепты второго курса, а сейчас их насчитывался едва десяток. Зато присутствовали все преподаватели. Виир Нарф отдавал четкие приказы, адепты столпились в углу, где они никому не мешали.

– Эмили! – дернул меня за руку кто-то из однокурсников.

– Тревога? – спросила, обернувшись.

– Да! Погасла одна из искр, – выпалил парень, которого я знала только в лицо.

– Я в Лабиринте слышала такое! – округлив глаза, сообщила девчонка из параллельного потока.

– Голос? – поспешно уточнила у нее.

– Рев! – сообщила она. – А потом этот жуткий крик.

– Так никто не слышал голоса? – Я попеременно смотрела на всех собравшихся.

– Ты о диких криках говоришь? – уточнил кто-то у меня.

– Нет! Мне надо поговорить с Нарфом! – отмахнулась я от расспросов и быстрым шагом направилась к преподавателю боевого факультета.

– Стой! Не ходи! – понеслось вслед, но меня это не остановило.

– Виир Нарф! – окликнула мужчину.

Тот резко обернулся, и я отпрыгнула в сторону, уклоняясь от выставленного локтя.

– Сейчас не время! – рявкнул он.

– Послушайте! – вцепилась в рукав отмахнувшегося от меня мага. – В Лабиринте я слышала зовущий голос демона.

– Что?! – взревел на весь зал боевик, заставив поутихнуть всех вокруг. – Кого ты слышала?

– Не только я, еще Лияна, – торопливо закивала головой. – Сначала он стонал, а потом звал.

– Где это случилось? – Теперь маг серьезно отнесся к моим словам.

– Почти сразу же за аркой, – махнула рукой в сторону входа в подземные пещеры. – Точнее сказать, его первым услышала Лияна, и она побежала на голос, я едва успела ее остановить. А потом… – смешалась, чувствуя себя виноватой, – я услышала, как он стонет.

– В Лабиринт ни ногой! – приказал декан боевого факультета. – Сейчас отправляешься в кабинет ректора и ждешь моего возвращения!

Мужчина быстрыми шагами направился к арке с защитным заклинанием.

– Но я еще не все сказала! – побежала я за ним. – Гай Лютер и Нирк Тормс решили сразиться с демоном. Они специально готовились!

– Они разбили пары? – мгновенно остановился Нарф.

– Да, – кивнула я в ответ. – Они предложили нам с Лияной отправляться назад, а сами ушли вглубь Лабиринта. Только…

– Что? Говори! – тряхнул меня за плечи боевик.

Наверняка синяки останутся от его хватки.

– Мы с Лияной потеряли друг друга, когда голос вновь позвал, – тихо призналась я.

Вина за то, что подруга осталась одна в пещерах, тяжело давила на плечи. Не испугайся я, могла бы ухватить девушку за руку!

– В кабинет к ректору! – рявкнул боевик, а затем переключил внимание на собравшихся преподавателей. – Предположительно погасла искра адептки Лияны Оглт! В Лабиринте демон! Он использует приманивание голосом! Максимальная осторожность! Приготовится к выходу.

Последнюю фразу светлый маг произнес почти нормальным голосом в полнейшей тишине.

– Сакарта! – произнес Нарф и шагнул в темноту пещеры.

За боевиком поспешили остальные преподаватели. Сосредоточенные лица, в руках магические ловушки, оружие. Они уходили, не оборачиваясь. Едва последний из них скрылся в темноте, защита закрыла арку.

Я простояла всего несколько мгновений, когда меня потянули за руку и засыпали вопросами однокурсники.

– Что ты говорила про демонов?

– Ты кого-то видела?

– Он страшный?

– Как он на тебя не напал?

– Сколько их было?

– Я… я никого не видела, – вымученно выдавила из себя, стараясь отогнать видение рогатого существа в каменном колодце, – только слышала.

– Демона? Это был в самом деле демон?

– Думаю, демон, – ответила и вырвалась из толпы окруживших ребят. – Нарф приказал идти в кабинет к ректору.

– Ой, что сейчас будет! – протянул кто-то из девчонок.

– Теперь замучают допросами, – посочувствовал парень.

– Держись!

– Лучше сразу им все расскажи!

– Я так и собираюсь, – ответила всем сразу и поторопилась покинуть зал.

Воспоминания были еще свежи, и при взгляде на арку, не пропускающую свет, я смотрела со страхом. В жизни туда больше не войду! Потом вспомнила о данной клятве и задохнулась от ужаса. Предупредить о втором демоне не успела, зато связала себя с темным существом. Кровь не позволит отказаться от обещания. Только каким образом смогу помочь ему освободиться? И имею ли я право это делать?

По академии шла медленно. Торопиться было некуда. Весь преподавательский состав ушел в Лабиринт. Седая шевелюра ректора Устока мелькнула среди остальных. Строгий и молчаливый мужчина внушал уважение и почтение. В кабинет на разговор с ним почти никогда не вызывали. За два года обучения никто из моих знакомых не удостаивался такой чести. Все приказы о наказании и поощрении передавались через преподавателей. Так что сейчас я войду в сердце академии впервые. И вот по такому ужасному поводу.

У самых дверей нерешительно остановилась. Может, не стоит туда входить, пока хозяина кабинета нет? Могу просто постоять в коридоре, подождать, когда вернутся преподаватели. Меня же никто не гонит!

Дверь медленно и с тихим скрипом отворилась. Наверное, забыли впопыхах запереть. Деревянная створка постояла на месте, а потом распахнулась шире. В приемной, совмещенной с канцелярией, также никого не было, хотя обычно толклось много народа. Тут всегда требовалось что-то оформить, отдать на подпись, заверить табели посещаемости и оценок.

Сейчас же неожиданная пустота пугала. Она казалась ненормальной и противоестественной. Не может быть, чтобы во всей академии никого не осталось. Логика подсказывала другое объяснение. Все устремились к входу в Лабиринт в ожидании новостей. Мне тоже хотелось узнать о произошедшем в пещерах, но было страшно.

– Не топчитесь на пороге! Входите! – громко произнес мужской голос.

От неожиданности я подпрыгнула, и сердце ухнуло в пятки. Оглянулась вокруг и никого не увидела.

– Адептка, вам особое приглашение требуется? – С этими словами на пороге кабинета ректора появился лорд Феймос.

Колени подкосились, во рту пересохло, и я начала мелкими шагами отступать. Встретиться лицом к лицу с самим Киану Феймосом – это пострашнее, чем с демоном, наверное. В голове повисла одна-единственная мысль: «Кого бояться сильнее: светлого мага, основателя академии, или темного существа, оставшегося на дне каменного мешка в ожидании помощи?»

– Входите! – едва заметно повысил голос лорд Феймос и посторонился, побуждая меня пройти внутрь.

На ватных ногах я пересекла приемную, стараясь держаться как можно дальше от светлого мага и не встречаться с ним глазами.

– Представьтесь, – указал на стул со спинкой основатель академии.

– Адептка Эмили Ревир, – пролепетала в ответ.

– Какой курс? Специальность? – последовали вопросы.

– Второй. Я еще не определилась с направлением, – усевшись на самый краешек сиденья, отозвалась я.

– По какому поводу вызвали в кабинет ректора? – Мужчина обошел массивный стол и устроился в кресле хозяина.

– Я… была… – облизнула пересохшие губы, – в Лабиринте.

– И? – подтолкнул он.

– Там случилась беда, – вскинула голову и заторопилась, боясь смешаться окончательно под взглядом ярко-синих глаз. – Лияна Оглт и я слышали зовущий голос демона. Мы с ней потерялись, разбежались в разных направлениях.

И замолчала, вспомнив о встрече с демоном в ловушке светлого мага. В голове пульсировала мысль: рассказать или нет? Если бы не клятва! Рогатый был прав, говоря, что я обязательно сообщу о нем. И тогда светлые маги придут и добьют потерявшее магию темное создание. Прав! Тысячу раз прав! И все же… как промолчать о встрече с ним?

По телу пробежала горячая волна. Кровь пришла в движение, заволновалась, напоминая о клятве.

– Куда же вы побежали? Вы встретились с демоном? – прямо спросил лорд Феймос.

Пришло время делать выбор. Либо предать того, кто мне доверился, нарушить данную клятву, либо соврать светлому магу, основателю академии, глядя прямо в пронзительные глаза.

– Нет, я никого не встретила, – твердо ответила, надеясь не показать неуверенности во взгляде. – Заблудилась. А когда обернулась, то Лияны со мной не было.

– На вас был браслет. Почему же вы не смогли ее найти? – задумчиво и с ноткой обвинения спросил лорд Феймос.

– Мы не были в паре, – потупилась я. – Наши напарники решили найти демона и напасть на него.

– Имена.

– Гай Лютер и Нирк Тормс.

Попробуй не ответь!

– Значит, вы отправились на поиски другой адептки, совершенно не зная о ее нахождении, – прокомментировал маг. – Очень опрометчиво. Разве вы не знаете правил безопасности? Как только пара адептов разбивается, необходимо сразу же вернуться в академию.

Он не повышал голоса, но моя голова склонялась все ниже и ниже от сыпавшихся обвинений. Неудивительно, что он выказывал свое негодование. Правила безопасности лично разработал лорд Феймос, а сейчас перед ним сидит адептка, нарушившая их почти все.

– Знаю, – тихо прошелестела в ответ.

– И все равно отправились на поиски? – обвинил он меня.

– Я не могла ее бросить! Вы бы слышали этот голос! Его невозможно ослушаться, – вновь встретилась с синими глазами, сверкающими, как куски льда.

– Товарищество и взаимовыручка неплохая вещь, если это не противоречит инструкции, – проговорил он.

– Да, конечно, – покорно согласилась с ним и вновь сникла.

Что бы сказал светлый маг, если бы узнал об опрометчивой клятве, данной мной демону?

Некоторое время он молчал, а я боялась посмотреть на него. Мне не задавали вопросов, но и проявлять инициативу я опасалась. Даже не представляю, какое меня ожидает наказание за нарушение правил безопасности в Лабиринте.

– Где эта адептка? – услышала я голос ректора у двери в кабинет. – Как ее там?

– Эмили Ревир, – ответил лорд Феймос.

– Лорд Феймос! – удивился виир Усток. – Вы уже знаете о произошедшей трагедии?

– Что случилось?! – позабыв опасения, я подскочила на ноги и кинулась к седовласому мужчине.

– А вы не знаете? – с осуждением произнес ректор.

– Нет, – решительно замотала головой. – Я лишь слышала ужасный крик. Это… Кто-то пострадал?

На мне скрестились взгляды преподавателей, подошедших за время нашего разговора.

– Погибла Лияна Оглт. Ее растерзали. Мы смогли опознать девушку по одежде, – хмуро ответил виир Нарф.

Я прижала кулак к зубам, стараясь не завыть от испуга, и по щекам покатились слезы. Лияна погибла. В голове не укладывалось.

– А Гай и Нирк? – всхлипнув, спросила я.

– Они прибежали на крик и увидели, как демон расправляется с ней, – еще более хмуро ответил боевик.

Я закрыла глаза и тихонечко завыла, прижимая оба кулака к губам.

– Вот что интересно, – не обращая внимания на мою реакцию, произнес виир Ридней, – парни не успели вступить с ним в бой, как на него кто-то напал.

– И кто это был? – поинтересовался лорд Феймос.

– Они не могут утверждать наверняка, но им показалось, будто это был другой демон, – ответил виир Ридней.

– Но они в этом не уверены, – добавил ректор.

– Их необходимо допросить, – приказал лорд Феймос. – Займитесь этим, Ридней.

– Обязательно! – воодушевленно отозвался тот.

Его энтузиазму удивляться не приходилось. Виир Ридней преподавал историю и культуру иных рас, но особо его интересовали создания Темного мира. Более знающего этот предмет даже представить трудно.

– Поговорите с адепткой Ревир. Она утверждает, что тоже слышала голос демона, – кивнул в мою сторону лорд Феймос.

Преподаватели снова ощупали меня внимательным взглядом.

– Неужели? – развернулся ко мне любитель изучать демонов. – Идемте, адептка. Пожалуй, начну с вас. Парни испытали шок, и им надо прийти в себя.

Я тоже была не в состоянии отвечать на вопросы, но уклониться вряд ли получится.

– Адептка Ревир, – остановил меня уже у выхода из кабинета основатель академии, – советую рассказать каждую деталь случившегося с вами. Не помешает нанести весь маршрут на карту.

Помолчав, добавил, обращаясь ко всем:

– Лабиринт закрыт до конца расследования трагедии. Виир Усток, результаты опроса адептов и обследования пещер жду завтра. Виновные будут сурово наказаны, – с этими словами лорд Феймос встал из-за стола и направился к выходу.

Перед ним расступались, почтительно склоняя головы. Мы с вииром Риднеем поторопились отойти в приемную. Светлый маг покинул кабинет тяжелыми шагами. С его губ сорвались полные горечи слова:

– Как я объясню Оглтам смерть их дочери?

Он прошел, не замечая нас, я проводила широкоплечую фигуру мага глазами, полными слез. Не представляю, как он сможет сообщить родителям об ужасной участи Лияны.

Глава 5

В последнюю сотню лет в Наземном мире было все спокойно. Надежно запечатанный Лабиринт не пропускал темных тварей на поверхность. Светлые маги учились в академии, делали карьеру, женились и отправляли своих детей в родную альма-матер. Сегодня же произошло немыслимое! Одна из адепток погибла от рук демона, хотя вылазка должна была быть ознакомительной для второго курса. Мы долго тренировались и изучали симулятор Лабиринта в академии. Строгие правила безопасности предписывали каждый шаг.

Конечно, Гай и Нирк желали найти демона и сразиться с ним, но они совершенно не собирались втягивать в свои планы нас. Кроме того, они подготовились, взяли с собой артефакт семьи Лютер. Они сами искали встречи, и никто не мог предположить, что темное создание устроит засаду на адептов.

Я смотрела в спину лорда Феймоса и понимала, какой груз обязанностей лежит на его плечах. Он отвечает за жизнь каждого адепта. Не представляю, каково это.

«Нельзя допускать девчонку в Лабиринт», – неожиданно донеслись слова.

От неожиданности я остановилась и с недоумением посмотрела на виира Риднея, но тот только кинул в мою сторону озадаченный взгляд.

– Что случилось?

Голос был совсем другим. Перевела взгляд на удаляющегося лорда Феймоса, и отчего-то возникла твердая уверенность – я поймала отголосок мыслей светлого мага. Только этого не хватало! Лишь бы никто не узнал. Воровато оглянулась вокруг, удостоверяясь, что окружающие ничего не заметили, и тихонечко перевела дыхание.

Нет. Это не может быть правдой. Скорей всего, лорд Феймос обронил фразу в задумчивости, а я из-за своего повышенного внимания к нему уловила слова. Все просто! Не надо придумывать глупостей! Кто может читать мысли? В лучшем случае эмпаты. Да и то они улавливают эмоции, а уж вовсе не раздумья других людей. Или магов, например. У любого светлого стоит ментальная защита, а уж у основателя академии и подавно.

Немного успокоившись на этот счет, я посмотрела на своего спутника. Вот с ним меня в ближайшем будущем ожидают проблемы. Виир Ридней, почитатель темных существ, чуть ли не подпрыгивал от предвкушения беседы со мной. С силой сжала зубы, предчувствуя впереди тяжелые мгновения. Это не на уроке отвечать заданную тему. Здесь покруче будет.

Виир Ридней был старше меня лет на десять, не больше. Темно-рыжие волосы давно не стриженны и зачесаны назад. Сейчас, после посещения Лабиринта, он выглядел взлохмаченным, но все равно привлекательным. Светло-серые глаза выделялись на его лице, легкая небритость добавляла брутальности, а белая кожа с головой выдавала в нем уроженца северных земель. Наверняка при попадании на солнце он покрывается пятнами. И все же его внешность заставляла многих девчонок восторженно замирать. Я к его поклонницам не относилась. Хотя, скорей всего, из-за своей средней успеваемости. Чтобы сдать зачет по иным расам, приходилось сидеть несколько ночей. Ну не укладывались в моей голове их особенности, а дотошный демонолог расспрашивал подробности, задавал дополнительные вопросы, не удовлетворяясь утвержденной программой. Я учила параграфы из учебника, а сыпал меня виир Ридней, требуя расширенных ответов. Собственно, его предмет я знала досконально, разумеется, в рамках учебника, но желания штудировать дополнительную литературу ради высокой оценки не возникало. Вполне хватало среднего балла.

– Итак, адептка Ревир, я слушаю! – возвестил с довольным видом демонолог, плюхнувшись в удобное кресло за своим столом.

На меня всегда находил иррациональный страх в его аудитории. Здесь со всех сторон располагались наглядные учебные пособия. Если на одной стене висели картинки, схемы и диаграммы, отображавшие эволюцию, которые не вызывали у меня отторжения, то на противоположной стороне между высокими окнами выстроились четыре шкафа. Так вот на их полках можно было найти дидактический материал. Заспиртованный. То есть мало того что это когда-то бегало, ползало и было живым, так сейчас его можно было чуть ли не пощупать. Не знаю, как у остальных одногруппников, но меня бросало в дрожь при приближении к колбам, банкам и склянкам.

Извините, но смотреть на скрученную утумбу ядовитую в плоской прозрачной фляжке не доставляло никакого удовольствия. Змеевидное тело свернули в несколько колец, чтобы уместить целиком. Плотоядный взгляд немигающих глаз земноводного существа пробирал до дрожи, и возникало желание держаться от него на безопасном расстоянии.

Это я еще молчу о доисторических рептилиях, чьи чучела и скелеты воссоздали с помощью магии и выставили для изучения.

Надо признать, аудитория, где хозяйничал преподаватель истории и культуры иных рас, оставалась для меня самым нелюбимым местом в академии, разумеется, сразу же после Лабиринта. Хотя справедливости ради надо заметить, что подземные пещеры все же не принадлежат нашей альма-матер.

Я постаралась повернуться боком к шкафам с дидактическим материалом, наводящим оторопь. Присесть мне не предложили, так и пришлось стоять у стола преподавателя, дергая край теплой куртки.

Разговор получился долгим и тяжелым. Выслушав краткую версию нашего похода по каменным коридорам, виир Ридней приступил к подробному расспросу.

– Покажи ваш путь, – достал демонолог откуда-то из недр ящиков за своей спиной карту Лабиринта.

У нас в учебниках есть ее уменьшенная копия. И тысячу раз был прав Гай, упрекая меня в плохом ориентировании на местности. Хотя картинка в голове не складывалась. Вот схема Лабиринта, а недавно я блуждала в каменных пещерах, и они совершенно не походили на мирно лежащий листок пергамента.

– Мы вошли отсюда, – бросила короткий, полный неуверенности взгляд на мужчину и снова уткнулась в карту, – потом направились сюда.

– Почему? – вопрос заставил замереть на месте.

А действительно? Почему мы пошли именно в этот коридор, а не, скажем, вот в этот, прямой и широкий?

– Гай руководил, – едва заметно пожала плечами. – Ему выдали схему передвижения.

– Допустим, – согласно кивнул виир Ридней. – Но согласно вашему маршруту, вы должны были свернуть сюда.

Может, и свернули. В темноте пещер я растерялась, и там все проходы похожи как один.

– Адепт Лютер расскажет подробно, – поймав мой недоуменный взгляд, принял решение преподаватель. – Где услышали голос?

– Лияна сказала об этом почти сразу у входа в Лабиринт. – Я похлопала глазами, прикидывая расстояние, и ткнула пальцем в точку на карте. – Примерно здесь. Но я тогда ничего не слышала. Ей сначала показалось, будто за ней наблюдают, а потом уже возник зовущий голос.

– Интересно получается. – Мужчина заинтересованно потер подушечкой большого пальца по своим губам. Рука облокачивалась на крышку стола, а сжатая кисть располагалась у подбородка. Я даже слышала легкое поскрипывание от касания к щетине. – То есть вас рассмотрели и только потом позвали.

– Гай с Нирком ушли вперед, а мы немного отстали, – дополнила я свой рассказ.

– То есть ваши напарники оставили вас позади? – уточнил преподаватель.

В ответ кивнула головой.

– На вас были следящие заклинания, а теперь поправь, если ошибусь. – Виир Ридней положил обе руки перед собой. – Ваши напарники ушли вперед, и в академии видели две пары, но при этом вы находились врозь. Так?

– Ну да, – растерянно посмотрела я в серо-голубые глаза мужчины.

– Темный увидел несоответствие и внимательно осмотрел адептов, выбирая жертву. Ты это понимаешь? Для кого разработаны правила безопасности? Ведь следящие заклинания на руках не просто так привязываются друг к другу. – Чем больше негодовал преподаватель, тем тише говорил. – Это в первую очередь защита, а также страховка.

– Я понимаю, – горестно согласилась с его обвинениями. – Но Гай и Нирк не хотели идти известным маршрутом. По их словам, они собирались спуститься вглубь пещер и отправиться на поиски демона.

– Каждый шаг – нарушение всех установленных правил! Адепты Лютер и Тормс ответят за самоуправство, – забарабанил пальцами по столу демонолог. – Неужели непонятно, Лабиринт – это территория темной магии. Любая сущность, рожденная в Темном мире, может оказаться сразу же у входа!

Теперь-то понятно, но только это Лияну не вернет. Она попалась на уловку демона и рассталась с жизнью только потому, что самоуверенным парням захотелось поиграть в героев.

– Лияна услышала голос и что произошло дальше? – немного помолчав, продолжил расспрашивать виир Ридней.

– Мы догнали ребят, а потом стон услышала я, – призналась со вздохом.

– Стон, не голос? – уточнил демонолог.

– Ну да. Он страдал так, что душа выворачивалась, – подтвердила я.

– А адептка Оглт говорила о стонах?

– Нет, – решительно мотнула головой. – Она рассказывала, что он зовет ее на каком-то красивом языке.

– Демоны! – неожиданно ругнулся виир Ридней.

Испуганно посмотрела на него, не понимая такой реакции. Мужчина никогда не позволял себе резких выражений, а сейчас он буквально прикусил язык, стараясь не сорваться на брань.

– Это… плохо? – осмелилась спросить.

– Для того, кто слышит язык демонов, очень плохо. Собственно, у адептки Оглт не было шансов, – покачал головой преподаватель.

– А… я? А у меня тоже не было шансов? – судорожно сглотнула, вспомнив, как угодила в ловушку к демону.

– Просто удивлен видеть тебя живой, Ревир, – невесело усмехнулся виир. – Темные никогда не отпускают свою жертву. Могут играть с ней, дарить призрачное ощущение свободы, но всегда рано или поздно достигают цели.

Горло сжалось, и стало трудно дышать. «Дарит призрачное ощущение свободы», – эти слова окончательно объяснили поступок демона. Он отпустил меня, но в следующий раз точно в живых не оставит. А ведь я дала клятву и не смогу ее нарушить.

– Тебе плохо? Побелела вся, – озадаченно подскочил на ноги виир Ридней и налил из графина воды в стакан. – Выпей!

– С-спасибо, – стуча зубами, поднесла я стакан к губам.

– В Лабиринт тебе запрещено входить, – строго произнес преподаватель. – Надеюсь, еще раз это объяснять не потребуется? Достаточно смерти Оглт, чтобы выбить глупые мысли?

– Мне все понятно, – прошептала едва слышно.

– Надеюсь. – Брови мужчины сошлись у переносицы.

Затем он забрал стакан из моих рук и внимательно осмотрел.

– Ты плохо выглядишь. Не нравится мне это. Придется тебе помочь. – Виир Ридней обогнул стол, пододвинул стул ко мне ближе и пригласил сесть.

Он зашел мне за спину и положил ладони на лоб, обхватив голову с двух сторон. Чужая магия слегка покалывала, прикасаясь к коже, но в целом давала успокоение.

– Ревир, понимаю, тебе пришлось многое пережить, хотя ты сама в этом виновата, – тихим голосом пробормотал мужчина, склонившись к моей макушке.

Тяжело вздохнула, осознавая вину. В душе металась от одного переживания к другому. Гибель Лияны и клятва крови, данная демону. Ужасно! Немыслимо!

– Легче? – еще раз склонился ко мне преподаватель.

– Да, – произнесла со вздохом.

– Отправляйся к себе, тебе надо восстановить силы. – Он убрал ладони, и я почувствовала небольшой прилив сил.

– Спасибо, – искренне поблагодарила мужчину и встала, развернулась к нему лицом.

– Не за что, – слегка улыбнулся он в ответ. – Запомни! В Лабиринт ни ногой! Будет очень жаль потерять симпатичную адептку.

– Симпатичную? – зачем-то переспросила, удивившись его замечанию.

– Нет, конечно, – повеселел виир Ридней. – Самую красивую блондинку на курсе.

Я смотрела на довольного молодого мужчину и глупо хлопала глазами. Конечно, мне делали комплименты парни-одногодки и постарше, приглашали на свидания. Но вот чтобы преподаватель откровенно высказывался о моей внешности, такого не бывало. И в голове это не укладывалось.

– Только не загордись! Иди, краса второго курса. – Он даже указал ладонью на дверь, поторапливая.

– Оринтус осветит ваш путь, – совершенно сбитая с толку, пробормотала я традиционные слова прощания и приветствия.

Закрыла высокую дверь с массивной медной ручкой и прижалась к ней спиной. В своей внешности я не сомневалась. Парни на меня заглядывались, но услышать откровения от преподавателя неслыханное дело. Виир Ридней, который будто специально подбирал для меня трудные вопросы, отчего приходилось приходить по нескольку раз на пересдачу, не мог такое сказать! Он же недолюбливает меня! Значит, просто пытался поддержать после трагедии. Этим можно объяснить его желание помочь, приободрить. Да, именно так и есть. Другого толкования не находится.

Путь до занимаемой мной комнаты пропал из памяти. Кто-то меня окрикивал, кому-то я махала в ответ рукой, но ничего не запомнилось. Только тяжесть в голове и бешеный стук перепуганного сердца. Стоя перед шкафом для одежды, сжала руками форменную куртку и снова впала в прострацию, вспоминая Лабиринт.

Лияна, мягкая и добродушная девчонка, приятный собеседник. Она вставала перед моим внутренним взором. Мне вспомнилась ее рассеянная улыбка, когда она прислушивалась к зовущему голосу. А теперь ее больше нет. И это ужасно.

Как и моя клятва. Демоны! Я все равно не успела позвать на помощь и предупредить об опасности. Только что я могла поделать? Сама из-за отсутствия магии никогда бы не поднялась из колодца. И оставаться наедине с демоном было опасно.

Ужин я пропустила, но голода не испытывала. Может быть, сказалась магическая помощь виира Риднея, а может быть, испытанные волнения. Переоделась в привычную повседневную одежду – юбку и жакет и свернулась калачиком на кровати. Скоро наступит ночь, и мне надо уснуть, хоть на какое-то время забыть пережитый кошмар.

В дверь постучали. Видеть никого не хотелось, но незваные посетители не собирались уходить. Требовательный стук раздался вновь, а потом и знакомый голос Гая:

– Эмили, открой! Поговорить надо.

Пришлось вставать и впускать парня. Комендантский час еще не наступил, поэтому его пропустили в женскую часть общежития без проблем.

– Что ты хотел? – хмуро спросила бывшего напарника, бросившего нас ради желания сразиться с демоном.

– Поговорить. – Он плюхнулся на смятую, но не разобранную кровать и уставился в темное окно.

– Говори, – потребовала у него и прислонилась к дверному косяку, сложив руки на груди.

– Я поступил неправильно, – немного помолчав, произнес он.

– Еще как, – прошипела в ответ.

– Я был не прав, когда считал, что в состоянии справиться с демоном, – сделал над собой усилие Гай, но все же признался.

– Лияне об этом расскажи, – бросила ему презрительно. – Ведь мы говорили, предупреждали!

Из глаз вновь потекли слезы. Горечь разлилась на душе.

Гай поднялся на ноги, медленно подошел и попытался обнять.

– Прости, – произнес он покаянно.

– Не у меня проси прощения, – оттолкнула его, – а у родителей Лияны.

Лицо парня совсем потемнело. Он сам каялся и клял себя за самоуверенность, стоившую девушке жизни.

Он не уходил, а стоял рядом, ничего не говоря. И это молчание сближало нас гораздо больше, чем все слова раскаяния или просьбы о прощении.

– Как все произошло? Вы видели, как она погибла? – хлюпнув носом, спросила я.

Пальцами отерла слезы с щек и посмотрела в глаза Гаю.

– Мы видели демона и ее. – Кадык на горле судорожно дернулся, а взгляд стал рассеянным. – Искра осветила ее силуэт, когда Лияна вошла в пещеру. Мы с Нирком удивились и отправились за ней. Еще хотели спросить, почему она здесь, а не ушла к выходу, как вы собирались. А потом в пещере зажглись красные глаза. Он ждал у противоположной стены. Мы с Нирком приготовились его атаковать, но он оказался гораздо быстрее.

Он замолчал и болезненно сомкнул веки, словно воспоминания доставляли непереносимую боль.

– Она закричала, когда демон сломал ее, как куклу, одним движением. – Он закрыл ладонями лицо и долго не мог говорить, потом собрался и продолжил: – Все закончилось за пару мгновений, наши боевые заклинания взорвались в пещере, даже не затронув его.

– Не надо, не терзай себя, – сочувственно положила руку парню на плечо.

– Эта картина будет преследовать меня до конца жизни, – признался он.

– Как Нирк? – постаралась перевести тему.

– Напился успокоительного отвара и сейчас спит.

– Ты бы тоже шел отдыхать, – посоветовала ему.

– Не могу. Едва закрываю глаза, как все вижу вновь. – Он горько вздохнул, и я обняла его.

– Виир Ридней что-то говорил про второго демона. Это правда? – слегка поглаживала я ладонью по плечу парня.

– Не знаю, Эм. Я не понимаю, кто напал на демона, – ответил он. – Мы едва перевели дыхание, как на темного налетел кто-то и почти сразу сокрушил его.

– Демона? Так это не вы его убили? – удивилась я.

– Нет, мы бы и не успели, – покачал головой Гай. – Если бы не это существо, то я бы с тобой сейчас не разговаривал.

– А что с телом демона? Преподаватели его забрали в академию? – Представляю радость демонолога от такой удачи.

– Его тело испепелил магией в одно мгновение тот, кто его убил, – задумчиво ответил парень. – И самое странное: мало того что мы так и не поняли, кто это был, так и магию не определили, темная она была или светлая.

– Как такое может быть? Вы об этом Риднею рассказали?

– Конечно. Всё в подробностях, – заверил меня Гай.

– Оринтус, сохрани и обереги нас, – прошептала первую строчку знакомой молитвы.

Не хватало появления неизвестных магических существ в Лабиринте!

– А ты никого не встретила? Как вы расстались с Лияной? – задал неудобные вопросы Гай.

– Нет, никого не встретила. – Соврать парню оказалось проще, чем лорду Феймосу и вииру Риднею. – Мы с ней вновь услышали голос и побежали на него.

– Как я мог вам не поверить? – с отчаянием спросил сам себя Гай. – Но я был уверен в своих силах.

– Мы оба виноваты в произошедшем, – вздохнула я, опуская глаза. – Но мне тоже требуется отдых. Иди к себе, Гай.

Он вышел, оставив меня наедине с моими мыслями. Что за загадочное существо убило демона? Не оно ли пробежало мимо меня, когда раздался предсмертный крик Лияны? И как мне избавиться от клятвы демону, данной на крови?

Ответов все равно не было, и я сочла за лучшее лечь спать, а утром отправиться в библиотеку на поиски ответов на беспокоящие меня вопросы.


Утром в столовой адепты почти не разговаривали, потрясенные случившейся трагедией. Иногда всплывали тихие голоса, но вскоре замолкали. Слышался звон посуды и стук приборов о тарелки. Преподаватели располагались в соседней комнате, но и там сегодня было на удивление тихо.

Погода также не радовала. Осеннее солнце не торопилось выглядывать из-за набежавших туч и согреть душу запоздалым теплом.

На меня поглядывали, но от вопросов воздерживались. Я быстро позавтракала, подхватила сумку с учебниками и тетрадями и отправилась на занятия. Никто ничего не сказал, но спиной чувствовала многочисленные взгляды. Гая и Нирка в столовой не оказалось. Может быть, им разрешили не приходить сегодня на занятия, а может быть, их снова опрашивают преподаватели. Второе казалось более вероятным. Просто удивительно, как за меня не взялись с утра пораньше.

В коридоре со мной здоровались, но не останавливали и не расспрашивали, за что я была всем благодарна, ибо находилась не в том состоянии, чтобы отвечать на вопросы и выслушивать сочувствие.

Аудитория целительной магии располагалась в полуподвальном помещении. Окна наполовину уходили в землю, оттого освещение всегда включали даже в солнечные дни. В полутемном коридоре уже виднелся светлый прямоугольник распахнутой двери. И если в помещении для занятий на свете не экономили, то в проходе как раз наоборот.

Жар накатил неожиданно. Дыхание перехватило, и я замерла с раскрытым ртом, бессмысленно хватая воздух. Прижала руки к груди и старалась понять происходящее. Сердце бешено стучало внутри, желая вырваться из тесной клетки. Из-за нехватки кислорода поплыли круги перед глазами, и сквозь них проступило лицо демона. Его красные глаза смотрели на меня, не мигая, словно замершая маска, но я уверена, он был настоящий. Тот самый, который ждал меня в ловушке светлого мага.

Как же быть?! Я не могу войти в Лабиринт, но и клятва на крови не позволит проигнорировать ее. Демон никогда не отпустит свою жертву, вновь и вновь напоминая о данном ему обещании. Он будет ждать, когда сама к нему приду.

Нужно будет узнать, каким образом можно обойти клятву крови. Кто бы мог мне в этом помочь?

Темнота перед глазами перестала кружиться, и я направилась к двери аудитории. Привычный гомон перед занятиями слегка отвлек, и я уселась на свое место. Третья парта в левом ряду. Целительская магия – предмет не особо сложный, в нем необходимо понять принцип и заучить основные заклинания. Причем главное в этом деле – поставить правильный диагноз. А вот над этим приходится потрудиться. Пациенту навредишь, если будешь лечить не от той болезни.

– Оринтус осветит ваш путь, – с этими слова в аудиторию вошел преподаватель целительской магии.

Он обвел всех слегка рассеянным взглядом, пока мы поднимались, приветствуя его, и произнес:

– Адептка Ревир, в кабинет ректора.

Глава 6

Меня провожали взглядами. В них читались разные чувства: от откровенного сочувствия до неприкрытой насмешки. Если первое было приятно, то последнее тревожило. Я ведь ничего плохого никому не сделала, дорогу не переходила, кавалеров не отбивала. Откуда такие негативные чувства?

– Теперь ответит за все, – донесся до меня злобный шепот.

Резко обернулась и встретилась взглядом с Риком, смотревшим на меня с явной неприязнью. Ничего не понимая, поторопилась выйти из аудитории.

– Тема занятий… – успела услышать голос преподавателя целительной магии, а потом дверь отрезала все звуки.

Ничего не понимаю! С чего бы кому-то злобствовать на меня? Не торопясь, отправилась к ректору. Второй раз с момента появления в академии. Ничего хорошего не ожидала от этого визита.

В канцелярии происходила понятная и привычная суета. Секретарь ректора – сухонький старичок – беседовал с одним из преподавателей, а рядом за соседним столом что-то вписывал в толстый журнал, прошитый укрепленными магией нитями, библиотекарь. Мое появление не вызвало интереса. Мужчины удостоили короткого взгляда, и только секретарь махнул рукой в сторону дверей кабинета. Мол, иди. Ждет ведь!

Положила ладонь на медную ручку двери и оробела. Охватило четкое ощущение, будто с той стороны меня встретит чудовище, столь же кровожадное, как и демон, оставленный в ловушке светлого мага.

– Почему так долго? – услышала недовольный голос ректора.

– Я сразу же… – начала говорить и замолчала.

На меня пристально смотрели ярко-синие глаза лорда Феймоса. И не нарисованные на портрете, от которых хотелось скрыться, а настоящие, полные гнева и недовольства. Ужас пробрался под кожу и стиснул легкие. Дышать перестала, замерев, словно белый домашний кролик перед ядовитой утумбой.

– Ревир, отчего вы не сказали, что сами предложили разделиться с адептами Лютером и Тормсом в Лабиринте? – грозно спросил ректор.

– Я? – ошарашенно переспросила вместо ответа.

– Именно вы отказались дальше идти со своим напарником, – обвиняюще произнес виир Усток.

– Простите, но это было не совсем так, – сбивчиво попыталась объяснить.

– Эм, это было именно так, – неожиданно услышала рядом с собой голос Гая.

Когда вошла, не заметила парней, стоявших рядом. Мое внимание было приковано к лорду Феймосу, я даже ректора не сразу заметила.

– Я предложил идти с нами, но ты предпочла вернуться в академию и забрала с собой Лияну.

От того, как преподнес ситуацию Гай, стало не по себе.

– Вы собирались искать демона и сразиться с ним! – от негодования сжала кулаки.

Надо же, как вывернул все! Теперь получается, я виновна в гибели девушки.

– Мы всего лишь уклонились от известного маршрута, – сухо произнес бывший напарник и бросил на меня холодный взгляд. – А ты приняла решение идти в академию. Я признаю свою вину, виир ректор, мы не имели права уходить в сторону, но мы с Нирком настаивали идти всем вместе. А вот Эмили категорически отказалась, разбив наши пары. Мы ничем не могли помочь Лияне.

– То есть я еще и виновата?! – кинулась к нему и заколотила кулаками в грудь парня. – Это ты взял с собой артефакт со светлой магией и хотел атаковать демона в Лабиринте!

– Адепт Лютер, об этом факте вы ничего не сказали, – остановил мой поток возмущений лорд Феймос.

– Не успел, – нисколько не смутился Гай. – Вы расспрашивали о произошедшем до встречи с демоном.

– Ты его показал, когда объяснял свою уверенность, перед тем как идти вглубь пещер, – метнула в него гневный взгляд. – Вы с Нирком об этом заранее подумали. Да еще сказали, что не собираетесь с нами делиться магией из артефакта.

– Все было совсем наоборот, – глядя прямо мне в глаза, возводил напраслину Гай. – Я предложил остаться с нами, немного изменив маршрут, и поделиться с вами силой, но ты уговорила взволнованную Лияну вернуться в академию. Нирк это может подтвердить.

Я перевела взгляд на второго парня. Тот смотрел себе под ноги и даже не прореагировал на слова, обращенные к нему. Он словно находился в оцепенении, и происходящее вокруг его не трогало. Даже пожалела его на какой-то момент. Смерть девушки, растерзанной темным существом, не каждый в состоянии перенести. Вчера Гай тоже переживал и был совсем другим, не таким, как сейчас.

– Продемонстрируйте артефакт, адепт Лютер, – потребовал лорд Феймос.

– Его больше нет, – твердо ответил Гай, чем озадачил меня.

Я ведь видела блеск золотых звеньев цепочки, мелькнувшей в расстегнутом вороте форменной рубашки. Уставилась во все глаза на парня, готового оговаривать меня и скрывать артефакт перед самим основателем академии! На что он рассчитывает? Неужели думает обмануть такое количество магов?

– Куда же он подевался? – поинтересовался ректор.

– Он защитил нас от нападения демона и уничтожил его, – твердо ответил Гай.

Вся его поза выражала уверенность. Когда же он врал? Вчера в моей комнате или сегодня в кабинете ректора? Даже если перескажу наш разговор с Гаем, происходивший накануне, то он все будет отрицать. И снова его слово будет против моего. Да еще наверняка Нирка заставит подтвердить.

– Вполне возможно, – вмешался в обсуждения виир Ридней. – Вы не могли бы подробней объяснить, откуда у вас появился этот артефакт и каково его предназначение, адепт Лютер?

До этого демонолог сидел тихо в простенке между двух окон. Он не участвовал в беседе с момента моего появления, а его фигура расплывалась на темном фоне.

– Семейный артефакт Лютеров, – спокойно поведал Гай. – Каждый светлый маг вносит частичку своей силы. Он уже многие поколения служит накопителем. То есть служил, – кашлянув, поправился парень. – Его создал мой прапрадед Норган Лютер, и с тех пор он являлся защитой нашей семьи.

– Норган был талантливым артефактором. Он вполне мог сотворить нечто подобное, – медленно проговорил лорд Феймос, словно обдумывая услышанное.

– Жаль, мы не сможем рассмотреть артефакт семьи Лютер, – произнес виир Ридней и даже языком цокнул от сожаления. – Интересная, видать, была вещица, которая оказалась способна испепелить демона.

– Лияна рассмотрела кулон, – едва слышно заметила я.

– Ты его видела? Как он выглядит? – поднявшись со своего стула, подошел ко мне заинтересовавшийся демонолог.

– Темный непрозрачный камень, – нерешительно ответила я и покосилась на Гая, испытывая в душе неприятное ощущение.

– Сложный сплав, в составе которого пагамит, – сухо прокомментировал Лютер.

– Сколько же в нем было магии, если он оказался способным убить демона? – Теперь уже объектом исследовательского интереса преподавателя стал мой бывший напарник.

– Не могу сказать, – неопределенно пожал он плечами. – В Лабиринте из-за его воздействия никакого дискомфорта не ощущал.

Я же вспомнила, как тяжело пришлось нам с Лияной, едва мы вошли в пещеры. Повисли плетьми руки, ноги еле передвигались. А вот парни, наоборот, никакого давления не чувствовали. Получается, они находились под воздействием артефакта с самого начала? Так, может, именно поэтому они не слышали зовущего голоса? Светлая магия прикрывала их, а мы оказались легкой добычей для демона? То есть двух демонов, мысленно поправила себя.

Во время всего этого тягостного разговора я возвращалась мыслями к темному созданию, томящемуся в ловушке. Высказанное им презрение к светлым магам каким-то образом перекликалось с моим негодованием по поводу поведения Гая. Лютер вину перекладывал на меня, выставляя себя отличником, проявившим инициативу. И решение разделить пары тоже сваливал на меня без зазрения совести. Что-то доказать или противопоставить я не могла. И непонятно было отношение преподавателей – кому из нас они поверили? Тот же лорд Феймос выслушал обе стороны, но при этом на лице сохранял беспристрастность. Ничего невозможно было прочитать в ярко-синих глазах мага.

Едва встречалась взглядом с основателем академии, как невольно вздрагивала от непередаваемой силы, исходящей от него.

– Вы все не справились с задачей – стать командой. Не смогли сплотиться и найти верное решение, и в итоге потеряли одного из членов вашей группы. Это непростительная ошибка для светлых магов. Все трое наказываются арестом на неделю. После отбывания положенного срока адепты Лютер и Тормс переводятся на индивидуальное обучение. В течение полугода будете под личным контролем виира Устока. Адептка Ревир, вам запрещено появляться в Лабиринте, – сухо произнес лорд Феймос, и я невольно перевела дух, почувствовав окончание длинного и неприятного разговора. – И, как нарушившей правила безопасности в Лабиринте, вам назначается пересдача всех предметов. Если не наберете положенное количество баллов, будете немедленное отчислены. В академии не место бестолковым магам. За проявленную халатность во время прохождения практики всем троим выговор с занесением в личное дело.

Отчисление. Это прозвучало как удар молнии. Спорить с самим основателем академии бессмысленно, но и доказать невиновность не представлялось возможным. Гай сделал все, чтобы перенести всю вину за гибель Лияны на меня, потому я оказалась под угрозой исключения.

– Вииры Ридней и Нарф, задержитесь, – услышала приказ лорда Феймоса, когда повернулась к двери.

Видимо, разговор о происшествии не закончен. Теперь очередь преподавателей выслушать решение светлого мага. Управлял академией ректорат во главе с ректором, но все заведение содержалось на деньги лорда Феймоса, а значит, в его власти карать и миловать.

В коридоре у дверей ректорского кабинета ожидали несколько адептов. Они встречали каждого с любопытством в глазах, только ни у кого не возникало желания его удовлетворять. Гай прошел мимо, Нирк послушно последовал за ним. Немного в стороне ото всех, в оконной нише, почти все пространство которой занимало раскидистое растение в глиняной вазе, ожидал своего племянника виир Сирел Даркен. Нирк не стал останавливаться и прошел мимо.

Едва мой бывший напарник подошел к родственнику, тот сразу же закидал его вопросами. Немалое расстояние и коридорный гам не позволяли разобрать слова, но мимика виира Даркена трактовалась однозначно. Мужчина смотрел внимательно, говорил резко, и вся его поза выражала заинтересованность и напряжение. Гай отвечал тихо, беспокойно поглядывая на дверь ректорского кабинета, словно опасался быть услышанным.

Я развернулась в противоположную сторону, намереваясь уйти. Но, уже лавируя между адептами, топтавшимися в ожидании новостей, уловила:

– Ты все правильно сделал, мой мальчик.

Голос незнакомый, резкий, привыкший повелевать.

– Я сказал все так, как ты мне советовал…

А вот Гая я узнала сразу. Уставший, подавленный, совсем не похожий на уверенного в своей правоте парня, которым он казался во время разговора с лордом Феймосом.

От неожиданности остановилась и растерянно оглянулась. Меня кто-то толкнул в плечо, торопясь и не особо церемонясь с замершей на месте адепткой. Не могла я слышать их разговор! Но сомнений не осталось, когда Гай зашевелил губами, я четко разобрала его слова:

– Нирк едва не подвел. Пришлось все свалить на успокоительные отвары, которые он принял вчера.

– Правильно! – Теперь я отчетливо слышала голос дяди Лютера. – Отныне станете учиться по индивидуальной программе. Конечно, контроль будет усиленным, но тебе не привыкать демонстрировать свои знания. В итоге ты еще окажешься в выигрыше.

– Да, дядя, – послушно кивнул Гай. – А как же Нирк?

– Если не справится, то вылетит из академии, как и ваша тихая троечница. Ты должен о себе думать и о своем будущем, а за Нирка пускай его семья переживает. Не сможет собраться и взяться за учебу, значит, незачем ему быть рядом с тобой.

Меня еще раз толкнули, привлекая внимание.

– Эмили, ты идешь? – раздался вопрос.

И я перестала слышать разговор родственников. Они вновь шевелили губами, но до меня не донеслось ни звука. Перевела ошарашенный взгляд на одногруппника.

– Прости, что? – переспросила, не понимая произошедшего.

– Звонок сейчас будет. Идешь, спрашиваю? – Светловолосый парень озадаченно сдвинул брови у переносицы. – Ты какая-то странная. Сильно наказали?

– Отчислить обещали, – буркнула глухо.

– Тогда понятно. – Он убрал руку с моего рукава, за который тряс перед этим.

– Иди, мне надо в канцелярии узнать обо всем, – слабо улыбнулась я в ответ на явное нежелание продолжать разговор с претендентом на отчисление.

Одногруппник коротко кивнул и поторопился удалиться. Я проследила взглядом за Гаем и его дядей, спокойно шедшими по коридору. Они проследовали в непосредственной близости от меня, но даже не заметили. Гай сосредоточенно смотрел перед собой, а виир Даркен вообще не обращал внимания на толпящихся вокруг адептов. Он едва заметным кивком здоровался с преподавателями, но на этом его дружелюбие заканчивалось.

Собственно, а чего я хотела? Сирел Даркен – начальник сыскной полиции. Он просчитал, как Гаю изменить показания, чтобы выглядело правдиво и в то же время снимало тяжесть вины с племянника. Разве ему есть дело до меня или Нирка? Его заботит положение семьи, а вовсе не установление справедливости. Хотя я не была уверена в полной виновности Гая. Скорее, это было трагическое стечение обстоятельств, самонадеянность и незнание. Но его поступок в кабинете ректора категорически мне не понравился. Он очернял меня намеренно, оправдывая свои решения и перекладывая вину на меня.

Моя семья не имеет такого веса, как родня Гая. Отец служит стражником в провинциальном городке, а мама преподает в начальных классах учебного заведения для детей государственных служащих. Уровня магии хватило для поступления в Академию имени лорда Феймоса, да вот только мое происхождение вряд ли может сравниться с родословными некоторых адептов! Да и с успеваемостью пока не очень получалось. Теперь же, благодаря высокопоставленному дяде Гая, мне грозила пересдача всех предметов и маячило отчисление.

– Где мне отбывать наказание? – вернувшись в канцелярию, спросила я у секретаря.

Решила не оттягивать неприятный момент и узнать обо всем сразу.

– Похвальное послушание, адептка, – сурово посмотрел на меня старичок. – Но пока могу выдать лишь список предметов, по которым назначена пересдача.

С этими словами он протянул несколько листов, где были указаны не только предметы, но и темы. От объема предстоящего задания круги поплыли перед глазами. С тяжелым выдохом опустилась на стул для посетителей.

Работа предстояла невероятная! Все, что было изучено за последние полтора года, плюс отработка боевых приемов, и это в придачу к практическим и лабораторным работам, скрупулезно перечисленным на отдельном листе. Точно вылечу из академии!

– Адептка Ревир? Что вы здесь делаете? – вывел меня из состояния жалости к себе голос лорда Феймоса.

– Читаю свой смертный приговор, – подняла на него глаза.

– Хотите сказать, вы ничего не знаете? – Вопрос он задал вежливо, только в глазах появилась неприязнь.

Основатель академии словно засомневался в целесообразности продолжать обучение адептки, которая ничего не помнит из пройденного за полтора года.

– Отчего же? – Я постаралась взять себя в руки. Если и дальше буду изображать мямлю, то отчисление последует немедленно. – Прямо сейчас могу рассказать о технических характеристиках мерцающего поля, – и принялась перечислять, уткнувшись в листки перед собой: – Векторные составляющие при построении портала, сдвиг магических колец в ауре пациента…

– Прекрасно. С этого и начнем. Прошу, – указал он широким жестом на опустевший после собрания кабинет.

– Прямо сейчас? – Горло вмиг пересохло.

– Зачем оттягивать? Покажите свою готовность посвятить жизнь светлой магии, – сказал он, и его ярко-синие глаза полыхнули загадочным огнем.

Видимо, лорду Феймосу не терпелось избавиться от меня, оттого-то он и решил лично устроить пересдачу.

Тяжело вздохнула и пошла на казнь следом за могущественным магом. Его широкая спина практически закрыла от меня дверной проем. С тоской посмотрела на дорогую ткань его костюма. Теплый коричневый цвет сейчас почему-то вызвал мысли об унылых буднях, ожидающих впереди, если провалю переэкзаменовку.

Дверь за мной закрылась сама, отрезав от звуков, раздающихся снаружи. Виира Устока в кабинете не было, только я и самый сильный и могущественный светлый маг королевства. И то, что я изучала лишь в теории, для него было давно доступно на практике. Как можно ошибиться или попытаться не ответить тему человеку, знающему о применении каждого заклинания?

– С чего начать? – робко спросила, стараясь не встречаться с магом взглядом.

– Интересно послушать о сдвиге магических колец, – отозвался основатель академии, вновь устраиваясь на ректорском месте. – Хотя давайте немного усложним задачу. Не надо рассказывать о пациентах и формах колец при диагностике. Меня интересуют ваши знания межрасового различия.

Иные расы. Чтоб мне в Лабиринт провалиться! Вот в сей момент и с этого места. Да прямо в каменный колодец к демону в руки. Он меня хотя бы не растерзал, в отличие от лорда Феймоса.

– Лечение иных рас мы не проходили, – пролепетала в ответ, совершенно растерявшись.

– Оставим на время в стороне целительскую магию, – отмахнулся от моей тщетной попытки уйти от ответа мужчина. – Расскажите о различиях в магических кольцах разных рас.

Сбиваясь и запинаясь, начала отвечать. Постепенно знания стали всплывать в памяти, и я, немного успокоившись, воодушевилась и заговорила гладко. В отличие от виира Риднея, лорд Феймос не задавал провокационных вопросов и не требовал ответов по дополнительным темам. Его устраивало мое знание программы. Конечно, учитывая особенность демонолога и его любовь к внезапным поворотам, я старалась по возможности не только прочитать рекомендуемую литературу, но и расширить познания по иным расам. Ведь преподавателю доставляло удовольствие заваливать меня по своему предмету. Потому сейчас, излагая материал исключительно по программе, почувствовала уверенность.

Лорд Феймос слушал внимательно, хотя и смотрел при этом в высокое окно. Его ярко-синие глаза не мешали, и я почти справилась с волнением. Даже когда он останавливал меня и уточнял, систематизированные знания позволяли найти ответ и держаться достойно.

– Что у вас по культуре иных рас? – после небольшой паузы спросил маг, выслушав меня.

– Средний балл, – ответила честно.

– Теперь меня интересуют перемещения порталом, – никак не прокомментировав и не вынеся оценки моим знаниям, задал он следующую тему.

С этим было проще. Преподаватель виира Шанрис была влюблена в свой предмет. Перемещения в пространстве, левитация, хождение в снах и скольжение в магической среде вызывали у нее воодушевление и желание донести до каждого свои знания. Она легко относилась к прогулам или непониманию темы, но в то же время всегда старалась прийти на помощь, если адепт просил об этом.

Я старалась не пропускать ее занятий. Только два раза такое произошло, когда я свалилась с сильнейшей простудой в прошлом году после полевых испытаний, на которых виир Нарф гонял нас нещадно под ледяным порывистым ветром, заставляя отрабатывать атакующее заклинание.

Настроившись на ответ, я легко отыскивала в памяти нужные сведения. Все-таки хорошие преподаватели в академии. Они давали систематизированные знания, и сейчас я могла показать себя, четко и с воодушевлением рассказывая обо всем, что помнила.

– Что у вас по перемещениям? – снова задал вопрос лорд Феймос, когда я закончила.

– Средний балл с переходом на «хорошо». – Выгораживать себя не имело смысла. В любой момент основатель академии мог запросить табель успеваемости и узнать состояние дел.

– Следующий вопрос: мерцающие поля, – сухо обронил мужчина, продемонстрировав прекрасную память.

Я ведь перечисляла темы в канцелярии, лихорадочно бродя взглядом по листам, выхватывая знакомые слова. А он запомнил и заставил отвечать, словно стараясь поймать на несоответствии.

Прикрыла глаза, сделала глубокий вдох и припомнила основы. Мерцающие поля относились к физической составляющей мира. Этот предмет был ознакомительным, и знания по нему давались не практического, а скорее информативного порядка. И все равно по нему проводились экзамены, писались доклады, делались лабораторные. Адептам необходимо знать и понимать принцип взаимодействия магии и физического мира, а также каким образом может повлиять полярность на заклинание и есть ли разница между воздействиями на органический или неорганический предмет.

В памяти всплывали необходимые знания, и я старалась ответить более развернуто.

– Что у вас по этому предмету? – внимательно выслушав, привычно поинтересовался лорд Феймос.

– Средний балл с переходом на «плохо», – со вздохом ответила ему.

– Плохо, адептка Ревир. Вы можете учиться лучше! После отбывания наказания и полной пересдачи вы будете заниматься по усиленной программе, – «обрадовал» основатель академии.

– А где я буду отбывать наказание? – совсем ошалев от предстоящих перспектив, поинтересовалась я.

– В карцере.

Глава 7

Лорд Феймос не шутил. Испуганно посмотрела в его холодные глаза и послушно кивнула.

– Можете взять с собой учебники. Неделя на подготовку для пересдачи – вполне достаточный срок, – жестко произнес он и взмахом руки отпустил перепуганную меня.

Семь дней всегда мало для адепта, а уж проведенные в карцере…

В академии существует своя система наказаний. Карцер – самая тяжелая и последняя ступень. Отдельное помещение с частичными удобствами расположено на одном уровне с симулятором Лабиринта. Изолированность от всего и всех. Питание два раза в день, и на этом прекращение любого общения. Кроме того, при входе в карцер надевались браслеты, блокирующие магию. То есть даже весточку невозможно послать. Приходилось дожидаться появления сторожа, исполняющего роль смотрителя при карцере.

Такой вид наказания за время моего обучения не применялся ни разу. Но на вечеринках ходили рассказы-страшилки о тех адептах, которым пришлось пройти через это. Хотя отчего-то опускались подробности и причины вынесения данной меры пресечения. Обычно обходились трудовой повинностью.

И вот за последние несколько лет именно я опробую на себе суровый метод наказания.

– Гай и Нирк также будут в карцере? – уже почти перед самым выходом спросила я лорда Феймоса.

– Адепты Лютер и Тормс будут отбывать наказание в городском морге, – последовал краткий ответ.

Охнула и поторопилась выйти из кабинета ректора. В морге! Уж лучше в карцере. Уборка после вскрытия трупов вызывала оторопь, а нахождение в целительской могло привести к заражению любой болезнью. Правда, карцер лучше.

В канцелярии протянула листочки секретарю. Старичок поправил очки, смешно свисавшие набок, и внимательно ознакомился с заметками на полях для оценок, сделанные магией основателя академии. Затем удовлетворительно кивнул, принимая к сведению, и убрал в папку. Оттуда достал короткую записку, заполненную подчерком лорда Феймоса и переданную сразу же в личное дело, внимательно прочитал.

– Карцер, – произнес он. – Что ж, с собой можно взять личные вещи, учебники, но никаких острых предметов. Артефакты, амулеты и другие магические предметы запрещены. Все ясно?

Молча кивнула. Все же это не морг, проживу как-нибудь неделю в изоляции.

В академии шли занятия. В тишине коридоров звук шагов раздавался гулко, отстукивая ритм перепуганного сердца. Прижимала к груди сумку с учебниками и пыталась составить список необходимых вещей.

– Эм? – окликнули меня.

Посмотрела рассеянным взглядом на выходящую из полумрака лестницы фигуру. Гай. Вот уж кого совершенно видеть не хотелось. Я пыталась пройти мимо, проигнорировав парня и его желание поговорить, но он ухватил меня за руку и придержал.

– Чего тебе? – резко дернулась я, но он не отставал.

– Ты же понимаешь, я не мог поступить иначе, – мягко проговорил бывший напарник.

– Разумеется, свою шкуру спасал, – прошипела недовольно ему в лицо.

– Вообще-то твою тоже, – наклонился он близко ко мне и проговорил с угрозой: – Только попробуй кому-нибудь другую версию рассказать.

– И что? Побежишь к дяде и попросишь меня заключить под стражу? – с вызовом посмотрела в его лживые глаза.

– Кстати, дядя предлагал тебя в тюрьму посадить как виновную в смерти Лияны, но я уговорил его, и тебе смягчили наказание, – высокомерно поджал губы Гай.

– Карцер – весьма достойная замена тюрьме, – все-таки вырвалась я из его хватки и поторопилась уйти.

– Не поздно все поменять, – пригрозил он вслед.

– Гаденыш, – прошипела себе под нос.

«Гордая стала. А попка ничего так», – буквально огорошили слова парня.

Резко развернулась и смерила его презрительным взглядом. Он в ответ приподнял брови, будто не понимая моего неудовольствия.

– Что ты сейчас сказал про мою попку? – потребовала повторить я.

– Я ничего не говорил. Зато подумал, – нагло улыбнулся Гай.

Подумал. Он не говорил ничего вслух, а я каким-то образом прочитала его мысли! Этого просто не может быть!

– Встретимся через неделю, – бросил он и поторопился уйти прочь.

Как раз зазвенел звонок, и адепты повалили из распахнутых дверей аудиторий. И только я стояла, замерев на одном месте, по-прежнему прижимая сумку к груди. Творящееся в последние два дня не поддавалось никакому рациональному объяснению.

Подслушанный разговор Гая и его дяди. Теперь вот мысли парня обо мне. Да и еще странное и несвойственное для меня поведение при пересдаче лорду Феймосу. Не настолько я помнила пройденный материал, чтобы с легкостью давать исчерпывающие ответы. Конечно, я волновалась в самом начале, но потом успокоилась, и необходимые формулировки всплывали в нужное время.

Можно рассуждать, что я мобилизовалась, оказавшись в безвыходной ситуации, но для меня свойственно скорее теряться и забывать обо всем на свете. Тот же виир Ридней – яркий пример! Справиться с волнением перед преподавателями трудно, и я начинаю мяться, мямлить, а после вообще тушуюсь и не в состоянии связать двух слов. Так что мои приличные ответы перед основателем академии скорее нонсенс, чем норма. С другой стороны, меня никто не пытался засыпать или подловить на незнании или неточностях. Лорд Феймос слушал внимательно, старался не смущать и порой подсказывал нужное ключевое слово, помогающее точнее выразить мысль. И все же…

Отмерев, направилась в свою комнату собирать вещи. Непонятная ситуация требовала пристального внимания, но и наказания никто не отменял.

Откладывая теплые штаны, кофты, несколько смен белья, я старалась рассуждать логически.

Улавливать чужие мысли мне несвойственно. Не та направленность магии. Эмпатия и менталистика никогда не были мне доступны. А это скорее к последнему направлению относится. Да и проявилась странная способность совершенно недавно. Только сегодня я подслушала разговор виира Даркена и Гая. Хотя нет! Вчера тоже подобное произошло! Я услышала мысли лорда Феймоса. И еще подумала, что просто уловила тихо сказанную фразу.

И получается… Получается не очень хорошо. Эта способность появилась после посещения Лабиринта. Или после встречи с демоном? И каким из них? Или это подземные пещеры так повлияли на мое восприятие? Но тогда как можно объяснить тот факт, что я с легкостью вспоминала давно прочитанное, стоило только задуматься на заданную тему? Разве Лабиринт мог повлиять на мою память?

От количества вопросов голова пошла кругом. И как с этим разобраться? Тяжело плюхнулась на кровать и принялась заталкивать вещи в холщовую сумку. Она распухала прямо на глазах, а ведь еще нужно учебники взять с собой.

– Думай, Эмили, думай! – приказала себе и подперла рукой подбородок.

Надо вспомнить произошедшее шаг за шагом. Лабиринт, потом голос, который услышала Лияна. Далее мы догнали ребят, и они предложили разделиться. Ах нет! Я же тоже понеслась на страдающий стон, и только потом мы разделились. Но этого голоса Лияна не слышала. Получается, мы с ней слышали разных демонов?

Сидеть на месте уже не могла. Подскочила на ноги и принялась запихивать в сумку все, что до этого отложила в сторону.

Разделились с парнями, нашли зал с лужей посередине и перед самым входом в туннель услышали голос. Но помчались в разные стороны! Я поздно заметила отсутствие подруги и повернула обратно, пытаясь ее найти. Потом упала в колодец с демоном.

Чтобы выбраться, я дала ему клятву крови. Пообещала помочь обрести свободу. Но не может же невыполненное слово так на меня повлиять? Хорошенечко поразмыслив, решила, что нет, не может. Тогда что? Ужасный крик Лияны? Мой бег из Лабиринта и неожиданный выход из горы?

Ой, я так боялась упомянуть о встрече с демоном и данной ему клятве, что совершенно забыла о незащищенном проходе в пещеры! Ведь тогда бы стали задавать вопросы, ответа на которые я дать не могла. Как же все запуталось! Да еще смерть от лап чудовища! И мерзкое поведение Гая, выставившего меня виновницей произошедшей трагедии.

С этим надо разобраться! Причем немедленно!

Решительно закинула на плечи две сумки – одну с вещами, вторую с учебниками – и отправилась отбывать наказание. Навстречу попадались адепты, забежавшие по каким-то делам в общежитие, но в основном пока было тихо. Все на занятиях, только к вечеру соберутся, сбиваясь в кружки по интересам. Одним нужно подготовиться к следующим лекциям, другим просто отдохнуть и пообщаться. Мой путь сегодня вел в темноту симулятора Лабиринта.

По дороге решила заглянуть еще в одно место. Не самое для меня приятное, но для решения вопроса подходящее.

– Виир Ридней, вы здесь? – просунула голову в аудиторию и обозрела пустующее помещение.

– Смотря кто интересуется, – откликнулся преподаватель, выходя из подсобки.

Я медленно попятилась обратно в коридор. В руках мужчина держал дохлую крысу невероятных размеров. Причем из ее пасти выглядывали клыки, а на кисточке хвоста красовался шип.

– Адептка Ревир, – радостно поприветствовал меня демонолог. – Чем обязан?

Судорожно сглотнула, не в силах отвести взгляд от мертвого животного. Нет, конечно, пусть лучше оно остается в том же состоянии, чем бегает по помещению, но сдержать дрожи не смогла.

– Я хотела попросить у вас учебники по демонологии и порождениях Темного мира, – прохрипела в ответ.

– Похвальное стремление к знаниям, – одобрил виир Ридней. – С нетерпением буду ожидать пересдачи по моему предмету.

– Вообще-то я уже сдала, – сделав над собой усилие, отвела взгляд от мертвого животного и посмотрела на преподавателя.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.