книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Василий Маханенко

Галактиона. Чек на миллиард

Глава 1

Приканский круизный крейсер безмятежно плыл в космических просторах. Капитан бросил быстрый взгляд на приборную панель и вновь прильнул к иллюминатору. Вот уже пять лет он еженедельно возил туристов к поясу туманных астероидов, но никак не мог привыкнуть к их впечатляющим пейзажам. Безопасность пассажиров не вызывала у него тревоги: флот затранцев находился на другом краю Галактионы; продажных квалианцев заперли в своих системах и те больше не помышляли о нападении. Кругом одни союзники и ни единого врага в радиусе двадцати систем. Правда, существовал шанс стать добычей космических пиратов. Но здесь это считалось маловероятным событием по сравнению с тем же ударом залетного астероида. Пираты были слабы, разобщены и не обладали достаточной силой, чтобы вторгнуться так глубоко в приканскую империю. А если какая-то мелочь рискнет здоровьем и прорвется, десяток альбенд сопровождения разъяснит глупцам всю тщетность их притязаний.

– Капитан, три астероида по курсу!

Приканец недовольно обратил все внимание на мониторы. Редко, конечно, но такое случалось в его практике – астероиды сталкивались друг с другом, выбрасывая мелкие осколки из пояса. И сейчас три каменных снаряда летели в сторону крейсера.

– Подробности!

– Три астероида. Средний диаметр – пятьдесят метров. Риск столкновения с объектом номер три – девяносто восемь процентов. Остальные объекты не представляют угрозы. Смена курса поможет избежать столкновения.

Капитан недовольно скривился – резко менять курс нежелательно. На борту находилось несколько влиятельных приканцев. Если они испытают дискомфорт от резкой смены курса, то сам он испытает дискомфорт от резкого падения с карьерной лестницы. Пределом мечтаний станет управление каким-нибудь ржавым транспортником на окраинах Галактионы.

– Не будем менять курс, – после кратких колебаний приканец определился с решением. Оставалось надеяться, что оно верное. – Уничтожить объект номер три. Устроим нашим пассажирам небольшое шоу.

Торпеды вылетели в открытый космос и понеслись навстречу опасному астероиду.

– Уважаемые пассажиры! Прошу уделить внимание проекционным экранам. Сейчас мы продемонстрируем всю мощь приканского оружия!

Астероид вспыхнул, на несколько секунд превратившись в маленькое солнце. Мелкие осколки добили следом лучевыми пушками. Ничто не должно мешать спокойствию важных гостей.

– Отчет!

– Угроза уничтожена. Два оставшихся астероида пройдут в пятидесяти метрах под крейсером. Прикажете уничтожить?

– Отставить.

Капитан дрожащей рукой вытер выступивший на лбу пот. Напряжение последних секунд сказалось на самочувствии упитанного приканца не лучшим образом. Он разволновался: понравится ли важным лицам приканской империи его маленькая импровизация? Или они возмутятся нерациональному использованию торпед? Вдруг по прилете его будет ждать рапорт о том, что капитан зря потратил ресурсы на уничтожение астероида и нужно было просто уйти с курса? Запоздалые опасения закрались глубоко в душу.

– Браво, капитан! – На мостик, как к себе домой, вошел один из гостей. – Я оценил вашу изобретательность. Устроить такое представление! Право, мы даже почти поверили. Запустить в крейсер астероидом, чтобы пощекотать наши нервы, а потом феерично его уничтожить! Желаете награду?

– Астероид вырвался из пояса сам, господин Грандар. – Спина у капитана не привыкла гнуться, но сейчас был тот случай, когда следовало превозмочь сопротивление толстого брюха и согнуться пополам. Фаворит императора – не тот приканец, с которым можно проявить даже намек на неуважение.

– Не считайте меня глупцом! Я прекрасно разбираюсь в полях притяжения астероидных поясов! Не могли эти глыбы вылететь сами! Им кто-то помог, и видится мне, что это сделали именно вы. Право, не пираты же устроили засаду!

Капитан мысленно проговорил все, что думал об интеллектуальных способностях Грандара, но вслух выдал, конечно же, иное:

– Господин Грандар, в наших краях пиратов никогда не было. – На всякий случай капитан еще раз натужно поклонился и в самой нижней точке закатил глаза. Ну какие пираты?!

Зря он так.


– Может, не стоит? – Я посмотрел на Олесю, крепко обнявшую камень. За закрытым забралом бронекостюма лица было не разобрать, но датчики показывали учащенное сердцебиение. Одно дело ежедневные, но тренировки, совсем другое – реальная вылазка, да еще и верхом на астероиде. Сейчас завершалась самая напряженная фаза плана, в которой от нас ничего не зависело. Мы просто летели на астероиде и надеялись, что приканцы не станут тратить торпеду на объект, не представляющий опасности. Для супруги эта операция была первой, потому она сильно нервничала. Когда крейсер был в десяти секундах полета, настала пора принимать решение – идти одному, или с Олесей. Ибо нервный пират – мертвый пират.

– Стоит, – с нажимом ответила супруга. – Я в норме.

– Хорошо, – кивнул я, принимая ее решение. – Умник, что у вас?

В динамиках раздался рык носорога, означающий, что десантура жаждет битвы и в гробу видела тихую пенсию. Следом послышался ленивый зевок и неразборчивое бормотание змеи. Несмотря на показушную скуку, техник был готов в любую секунду закрыть корабль защитными экранами. Стрелок по своему обыкновению промолчал, и только Умник соизволил вразумительно ответить:

– Кэп, команда готова. Ждем ваших указаний.

– Поехали! – приказал я, присел и резким движением ушел вверх. Следом прыгнула Олеся. Адреналин и долгое выжидание горячили кровь, но это было приятное ощущение. Пришло время действовать, ведь на кону маленький чек с одной единицей и девятью нулями!

Далеко в глубинах астероидного пояса прогремел взрыв, разбрызгивая во все стороны мелкодисперсную пыль. Датчики приканцев должны были его засечь, и я очень надеялся, что внимание всех на крейсере сейчас приковано к этому событию. Реагента мы заложили немало, он активно вступал в контакт с мусором и льдинками тумана, потому огромная часть пространства в одно мгновение заиграла умопомрачительным буйством красок. Для неподготовленного зрителя картина была впечатляющей.

Корпус крейсера приближался быстрее, чем я ожидал, потому пришлось спешно тормозить двигателями. Еще один слабый пункт плана, зависящий от обстоятельств. Стоило хоть какому-то приканцу нести свою вахту добросовестно и четко отслеживать показания приборов, а не устроенный нами фейерверк, нас бы заметили. Олеся была против такого риска, но я настоял. Не зря же нас зовут «джентльменами удачи»?! Да и Галактиона научила меня, что нужно верить в «местных». Если они тупят, то тупят самозабвенно и с размахом. Не обнаружили нас сканерами на подлете? Значит, к кораблю однозначно проберемся незамеченными.

Выбирая оптимальное место стыковки с крейсером, я все время отвлекался на Олесю. Траектория ее полета мне не нравилась с самого начала – слишком большое отклонение получалось. Скорректировать курс двигателями можно, но для этого требовался определенный навык, а по моим наблюдением Олеся им не обладала. Стоило вплотную приблизиться к крейсеру и намертво прицепиться к нему магнитами, я развернулся и уперся ногами в корпус. Выждав момент, когда ботинок супруги пролетит рядом, я обеими руками ухватился и потянул на себя.

– Гаси движки! – прокричал я, но поглощенная управлением бронекостюма Олеся меня не услышала. Секундное замешательство стоило нам провала – магниты не выдержали, и мы вдвоем улетели обратно в космос.

– Исправлю! – Леся активировала двигатели еще раз. Время бежало неумолимо вперед, и это отражалось на ее эмоциях. Движения стали импульсивными и резкими. Нас впечатало в корпус и потащило по нему.

– Гаси! – заорал я, стараясь зацепиться хоть за что-нибудь. – Да гаси же их!

Под руки попалась штанга одной из многочисленных антенн. Я вцепился в нее, и приводы бронекостюма взвыли от напряжения, потому что сила тяги двигателей Олеси была на максимуме.

– Умник! Выруби ее! – взмолился я, понимая, что самостоятельно Леся уже ничего не сделает. В покере есть такое понятие «тильт», когда игрок теряет голову и творит полную дичь. Собственно, Олеся вошла в тильт.

– Давно пора было ко мне обратиться, – назидательно произнес корабль, и напряжение в руках исчезло. Наконец-то Олесин бронекостюм заглох. Магниты вновь пришли в действие, приковывая меня к корпусу. Не успел я облегченно выдохнуть, как услышал предупреждение Умника:

– К вам направляются два истребителя. Время прибытия – десять секунд.

Заметили-таки!

– Валим! – я примерился к одному из шпилей, прижал к себе обездвиженную супругу и прыгнул, деактивируя на некоторое время магнитное притяжение. Пара секунд невесомости, и нас опять притянуло к корпусу. Пристроив Лесю в основание шпиля, я навалился на нее сверху и активировал защитный экран. Надеюсь, что со стороны мы походили больше на антенное усиление, чем на пару пиратов, решивших облобызать добычу перед нападением.

– Леся, ты как? – в ответ лишь тишина. – Умник, активируй ей связь! Леся, ты меня слышишь?

– Слезь с ноги! Неудобно! – беззлобно огрызнулась супруга. – Да, я в норме!

– Паники больше не будет? – как можно нейтральнее спросил я, хотя хотелось проораться матерно и грубо. Мы едва не провалили операцию.

– Нет. Я просто растерялась немного, – с досадой ответила девушка. Кажется, ей было стыдно за свой непрофессионализм.

– С гормонами не поспоришь, – поддержал я, вспомнив пролистанные умные книжки про беременность, но поспешил соскочить с темы. – Умник, что с истребителями?

– Улетели. Прошлись сканером по корпусу и вернулись обратно. Сейчас все смотрят на устроенное нами светопреставление. Так, отставить. Мне не нравятся появившиеся только что антенны. Похоже, что за корпусом начали следить.

– Принято. Будем прорываться прямо здесь.

Олеся кивнула и разместила блокиратор воздуха, чтобы, когда мы повредим обшивку, внутри крейсера давление оставалось на нужном уровне. Умник заверил, что датчики целостности корпуса реагируют именно на падение внутреннего давления на борту. Действие такого устройства я впервые увидел на корабле Аалора и задался вопросом: почему физические объекты могли сквозь него проходить, а воздух – нет? Ответ оказался простым – система была одной из важнейших примочек боевого космического корабля. Прорываясь сквозь защитные экраны, лучевое оружие создавало в корпусе непозволительно много сквозных отверстий, через которые уходил воздух. Не все капитаны работают в бронекостюмах – это у меня особое отношение к этой железке. Многие предпочитают стоять на мостике и щеголять красивой формой. Без воздуха много не настоишься, потому на мощных крейсерах тратят один слот интеграции и ставят такую систему. Я не знал, есть на круизном судне такое поле или нет, потому перестраховался. Последнее дело полагаться на волю случая.

Закончив крепить систему, Олеся активировала плазморез. Я застыл рядом, отвернувшись от ярких искр. Приканцы стали слишком бдительными, и любое резкое движение могло испортить нам вылазку. По этой же причине я снял с бронекостюма генератор маскировочного поля и пристроил его в том месте, где мы маскировались. «Антенное усиление» должно оставаться даже после нашего проникновения на крейсер.

– Готово! – Олеся продавила внутрь вырезанную часть корпуса и отодвинулась, позволяя мне войти первым. Принцип «дамы вперед» в нашей семье не действовал. Я протиснулся в вырезанный проем и рухнул с трехметровой высоты на пол. Бронекостюм хоть и смягчил падение, активировав курсовую устойчивость, но удар все равно вышел неприятным. Олеся нырнула следом, и мне удалось поймать ее у самого пола. Галантность – наше все. Сканер пространства построил модель помещения, в которой Умник узнал подсобку. Полет к туманным астероидам длился всего несколько часов, потому большая часть таких помещений обычно пустовала. Незачем было создавать перегруз.

– Умник, помогай! Куда тебя подключать?

– Правая стена, нижний штекер. Подсвечиваю!

Тонкий луч лазера уперся в стену. Я извлек из инвентаря удаленный рабочий терминал, настроенный на Умника. Он позволял моему кораблю работать с системами крейсера так, как если бы был подключен напрямую кабелем. Удобный девайс, но невероятно дорогой. Вообще, вся эта затея оказалась очень хлопотной и затратной. Прикрепить двигатели к астероидам, нацелить один из камней на крейсер, успеть снять двигатели до выхода астероидов из пояса, купить и доставить много красящей пыли, закачать ее в несколько кранг, купить, собственно, эти самые кранги. Деньги исчезали с космической скоростью и, глядя на устроенный нами взрыв, можно сказать, что и улетели они в космос. Но это еще ничего. Самый большой удар по игровому счету бедного пирата сделала покупка информации, а точнее списка пассажиров и координат конкретного крейсера. Если бы не мастерство моего нового партнера Варга, выгодно распродавшего добытые на базе ульдан предметы, я бы никогда не рискнул ввязываться в столь сомнительное предприятие. Однако сейчас деньги были, и ими нужно было грамотно воспользоваться.

– Я в системе. – Умнику потребовалась всего минута, чтобы разобраться с защитой крейсера. – Вывожу схему. Идентифицирую пассажиров. Подсвечиваю цель.

Нужный субъект нашелся в самой дальней от нас части крейсера. На борту круизного судна находилось полторы тысячи приканцев, из которых две сотни составляла команда. Конечно, крейсер таких размеров мог вместить и больше, но все любили комфорт.

– Теперь вы техники третьего ранга с доступом первого. – Умник расстарался на славу, включив в экипаж крейсера двух работников с высоким уровнем доступа. На офицерский состав я не замахивался. Их на корабле не так много, и любое перемещение контролируется. Но кто будет смотреть за простыми работягами? Тем более третьего ранга? Тем более за людьми? Это же разнорабочие, «принеси-подай», невесть каким образом затесавшиеся на корабль. Логика «местных» должна обязывать их отводить взгляд, старательно нас не замечая.

– Неудобно-то как, – пробурчала Олеся, облачаясь в одежду технического персонала приканцев. Соответствовать нужно было всему, даже такой малости. Серый костюм плотно облегал тело, выгодно подчеркивая идеальные изгибы супруги. Все же хорошо, что Умник три дня размышлял о бренности бытия. Мы с Олесей нашли чем заняться на безлюдной планете.

Я приложил идентификационную карточку к замку, и дверная панель ушла вверх. Дорога во внутренние помещения крейсера была открыта.

– Направо по коридору, затем прямо сто метров, до лифта. Вам нужен третий уровень.

Внутри крейсера все оказалось изменено относительно стандарта. Проходы были нерационально широкими, повсюду висели экраны, картины, то тут, то там попадались аквариумы и даже статуи. Казалось, мы находимся не на космическом крейсере, а в загородной резиденции приканского миллиардера. Эдакий показушный шик, заставляющий челядь чувствовать свою ущербность и нищету.

– Умник, прикрой, – я попросил корабль заняться видеонаблюдением и сигнализацией, развернулся к стене и бессовестно сорвал висевшую картину. Довольный случайной добычей, я развернулся и наткнулся на осуждающий взгляд Олеси. Что? Все для семьи, ни капли врагу! На черном рынке такую штуку с руками оторвут! Супруга лишь покачала головой, не оценив перспектив моего пиратского мировоззрения. Видимо, в ее прошлой игре воровать было зазорно. Ничего, привыкнет. Недаром же она вышла за меня замуж.

– …потому, господин Олеандр, у вас просто не было шансов…

У меня внутри все похолодело – голос был мне отлично знаком. Странно, но этого пассажира в списках точно не было. Я затравленно оглянулся в поисках какого-нибудь укрытия. Если советник императора приканской империи меня увидит, это будет конец!

– Леш, что случилось? – От супруги не ускользнули мое волнение.

– Прикрой, здесь советник! Тебя он не знает. – Я наконец-то нашел небольшую нишу возле статуи и забился в нее, укрывшись для верности снятой картиной. Вышло не очень хорошо, но другого варианта мой запаниковавший мозг выдать не смог. Судя по голосам, советник приближался. Я выглянул в щель, разглядывая процессию. Советник сопровождал закованного в кандалы приканца, еще три вооруженных охранника шли позади.

– Политика брата ошибочна и до добра не доведет. – Голос у Олеандра был грудным, таким, который нравился женщинам от восемнадцати и до бесконечности. Судя по скошенным глазам, моя супруга тоже относилась к ценителям низко звучащей брутальности.

– Наша империя… – Советник начал было отвечать, но тут его взгляд наткнулся на Лесю. Она отошла к стене, чтобы пропустить приканцев, но все же не избежала интереса «местного».

– Человек? – удивился советник. Один их охранников подошел к Олесе и послышался писк считываемого ID. – Кадет приканской школы десантников. Медсестра… Ваше имя мне кажется знакомым. Мы встречались?

– Никак нет, ваша светлость. – Леся коротко поклонилась, выказывая свое почтение.

– Но я определенно откуда-то вас знаю…

– Не могу знать, ваша светлость. После выпуска из школы я переквалифицировалась в техника и дослужилась до круизного крейсера. Может, вы слышали о моей разработке? Система курсовой устойчивости десантных мехов. Представители Ганзы нашли ее интересной и забрали на доработку.

Леся врала без колебаний, но красиво. Как же нам повезло, что она изначально принадлежала приканской империи. Это еще больше придавало правдоподобности нашей легенде. Техники на крейсере, конечно, могут разговаривать на общем, но это вызвало бы вопросы и привлекло ненужное внимание. Для меня, как бывшего квалианца, речь приканцев была хаотичным набором странных звуков и только синхронный перевод Умника позволял понимать происходящее.

– Возможно, возможно, – нахмурился советник. – Да, скорее всего, в одном из отчетов я ваше имя и встречал. Что ж, приятно осознавать, что за приканскую империю сражаются такие талантливые воительницы. Вот, господин Олеандр, посмотрите. Вы от этого хотите избавиться? Люди являются полезными союзниками нашей империи.

Арестант ничего не ответил, лишь смерил Лесю презрительным взглядом.

– Пройдемте, вас ждет каюта. Сегодня же император вынесет свой приговор. Боюсь, мне будет недоставать ваших стихов.

Процессия удалилась, и я выбрался из своего импровизированного убежища. Взглянув на картину, так удачно попавшуюся мне под руки и спасшую от встречи с советником, я закинул ее в инвентарь. Не буду продавать, повешу в кламире на удачу.

Дальнейший путь сюрпризов не принес. Пассажиры нас не замечали. Редкие представители экипажа окидывали грозным взором, думая, чем нагрузить. Для решения этой проблемы у нас в руках находились планшеты, где на экранах красным цветом горело предупреждение. Вкупе с нашим быстрым шагом и нахмуренными лицами это говорило о том, что задание у нас уже есть, и оно ужас какое срочное. Нас не трогали до самого лифта, но стоило попасть на третий уровень, как неприятности вернулись.

– Стоять! – дорогу перегородил закованный в бронекостюм воин. – Ваши ID!

Мы подчинились, приложив к считывателю пластиковые прямоугольники. Мигнул зеленый цвет – все было чисто. Тем не менее охранник не отступал:

– Низшему персоналу проход на третий уровень закрыт!

– В блоке три-семьдесят неисправна система кондиционирования, – пояснила Олеся. – Проверьте данные. Либо пропускайте нас, либо сами ремонтируйте. Капитан не обрадуется, если его гости начнут возмущаться.

Охранник нажал несколько кнопок на экране. Умник сделал свою работу на «отлично», бортовая система показывала неисправность. Ничего критичного, что могло вызвать интерес более продвинутых техников. Простая замена нескольких блоков.

– Вал, сопроводи их! – Охранник отошел в сторону, но рядом с нами тут же вырос другой воин. Я недовольно засопел – в мои планы это не входило. Однако под дулами бластеров было не время этому противиться.

– Идемте. Нужно скорее закончить, пока гости не вернулись, – поторопила Олеся.

Признаться, конвой оказался полезным. Мы встретили еще несколько кордонов, но все ограничилось считыванием ID. Охранники прекрасно видели наш статус, не понимали, почему техники столь низкого ранга отправлены на ремонт каюты высокородного господина, но продвижению не препятствовали. В случае чего – управа в лице Вала на нас всегда найдется. Руки постоянно чесались прикарманить себе еще парочку дорогих вещиц, но наличие охранника оберегало имущество крейсера от моих лап. Так мы и добрались до нужной нам двери. Под конвоем, постоянно проверяемые и без добычи. Последнее огорчало меня больше всего.

Едва входная дверь за нами закрылась, как Умник меня обрадовал:

– Кэп, мертвая зона.

Для бедолаги Вала это означало только одно – освобождение системных ресурсов от своего присутствия в Галактионе. В моих руках появился блокиратор Эло. Миниатюрная бомба, работающая по принципу электромагнитной пушки. Стоит прицепить такую на броню, нажать на кнопку, и в радиусе метра любая электронная вещь превращается в железный хлам. Довольно надежный способ обезвредить ничего не подозревающего воина, закованного в бронекостюм. Чего только не узнаешь, когда у тебя есть разрешение Хильвара на торговлю с пиратами.

– Умник, как слышишь меня? – Я достал из инвентаря новое переговорное устройство. Электромагнитный взрыв вырубил не только Вала, но и меня задел по касательной.

– Слышу хорошо, помех нет. Наш объект находится в следующих апартаментах. Внимание, он не один.

– Мы не можем ждать, – вмешалась Олеся. – Корабль через полчаса прыгнет в гипер.

– Разберемся. – Я извлек из инвентаря бластер. Валяющийся на полу приканец дернулся, сделав очередную попытку преодолеть силу тяжести брони. Олеся отвернулась, предоставив решить вопрос мне. Оставлять живого свидетеля было не в наших правилах, слишком много поставлено на карту. Выстрел – и на месте охранника остался лишь мерцающий ящик с Рапом и Эло. Отношения с приканской империей не изменились, потому что и так были на нуле.

– Идем. – Я вытащил усмирители, не удержался и закинул в инвентарь очередную картину. Что-то в ней было необычное, цепляющее. Полная абстракция, но взгляд отвести было тяжело. Пойдет в качестве презента Хильвару, он такое любит.

Пока я воровал картину, цель нашей вылазки сама вышла навстречу.

– Что вы здесь делаете? Прочь! – послышался полный возмущения возглас. Согласен, брызгать слюной было от чего: два вооруженных техника низшего ранга экспроприировали картины, как у себя дома. Попробуй тут не возмутиться. Усмирители пришли в действие, и герцог Нарлин, двоюродный племянник императора приканской империи, взлетел в воздух, смешно размахивая руками, но, получив хорошую порцию снотворного, быстро успокоился и обмяк. Я аккуратно уложил ценное тельце в кресло и указал Олесе на дверь. За ней находился не запланированный нами гость, от которого следовало обязательно избавляться.

– Хирург? – раздался еще один возглас. Гость вышел к нам сам, услышав возмущения Нарлина. Леся вскинула бластер, желая отправить приканца подальше от корабля, но я успел отвести ее руку, и плазменный сгусток ушел в стену. Слишком хорошо был мне знаком вошедший.

– Что ты делаешь на этом корабле? Ты же изгой! Право, если ты хотел встретиться со мной, мог и позвонить. Наше телефонное общение было весьма продуктивным.

Я не позволил жене выстрелить в Грандара, некогда двенадцатого советника четвертого заместителя пятого младшего помощника дворника третьего дворца его императорского величества приканской империи. В свое время ему удалось совершить важное дело – добраться до императора и сообщить сведения от меня. Потом я без задней мысли просил императора проявить свою благосклонность к приканцу, сумевшему помочь мне в трудную минуту. Но я и представить не мог, что Грандара настолько возвеличат. Нашивки на одежде говорили о том, что передо мной стоит приближенный его величества. Осененный его благословением, фаворит и все такое прочее. В общем – крутой чувак, попавший в нужное время в нужное место не без моей помощи. Не мог я позволить застрелить этого приканца. Совсем не мог.

– У меня дело к герцогу, – ответил я.

– Какое дело может быть у пирата к члену императорской семьи? Мне надлежит вызвать охрану, но… интуиция просит не торопиться. Право, я в смятении. Помогите мне, Хирург, объяснитесь.

– Мне нужно проникнуть на Зальву, в столицу империи. Ничего криминального, – честно ответил я, чем вызвал недовольное цоканье Олеси. Ей не нравилась импровизация.

– При чем здесь Нарлин? Он вам не поможет. – Грандар цепко осмотрел меня и спящего герцога. – Он же десятый из списка наследников!

– У меня есть все основания полагать, что именно по этой причине он нам и поможет. – Действовать нужно было быстро, и я решил посвятить Грандара в свои планы. Вот совсем недаром он появился в этой комнате. Просто так «местные» не встречаются на дороге. На все должны быть свои причины. Да и убить его я могу в любой момент, если что-то пойдет не так.

– Торговые махинации?! – удивился Грандар, ознакомившись с данными. Наконец-то мне удалось воспользоваться компроматом из сворованного планшета торгового наместника. Варг говорил, что погибшего приканца собираются к награде представить и возвеличить как героя, обменявшего свою жизнь на жизнь Люмары, некоронованной главы остатков дельвийской империи.

Мой план был прост до безобразия. Раз квест с чеком возобновляется, значит, нужно продолжить маршрут с той точки, до которой мы успели добраться. В моем случае – попасть на корабль приканского принца и заполучить координаты семи планет. На одной из них нас должен ждать «суперприз». Я нашел наиболее слабое звено из компроматного списка, узнал, когда герцог отправится смотреть достопримечательности, и организовал все таким образом, чтобы прижать приканца к стенке, заставить его провести нас на Зальву. Вот только Грандар мог испортить все планы.

– Неприятно вас расстраивать, но Нарлин не согласится, – огорчил меня приканец. – Для него служение империи всегда было важнее собственной жизни. Собранный компромат лишь откинет его с десятого на двадцатое место наследников, да и то не факт. Наоборот, похвалят за находчивость. Право, это же финансовые махинации, а не государственная измена. Герцог увеличивал свое благосостояние. Какой отпрыск монаршей семьи не занимается тем же?

– Сколько вы хотите? – неожиданно спросила Олеся.

– Мы знакомы? – Грандар с интересом прошелся по фигуре моей супруги, словно только что заметил наличие еще одного человека. Пришлось прояснять ее статус.

– Хирург в свое время мне немного помог, – приканец соизволил пояснить свою позицию. – Думаю, за мной числится должок и мы можем быть друг другу полезны. За скромные два миллиарда я проведу вас на Зальву. Но! Только в одну сторону. Назад будете выбираться самостоятельно.

– Сделка! – я даже торговаться не стал, пожав приканцу руку. По сути, было все равно, кто доставит меня до нужной планеты. Главное – результат.

– Здесь нужно зачистить, – небрежно указал Грандар на герцога. – Если он очнется, то испортит все планы. Нарлин имеет привязку к Духу планеты, так что нельзя допустить его гибели. Полагаю, камера в каком-нибудь дальнем захолустье подойдет. Справитесь, или вам будет нужна помощь?

Я посмотрел на распластавшегося Нарлина. Незаметно протащить его на другой конец корабля навряд ли получится.

– Понятно. Право, не стоит напрягаться. Мне не сложно помочь партнеру. – Грандар вызвал слуг, приказав захватить «контейнер для пищевых отходов». – Когда тело должно проснуться?

«Партнер». «Тело». Как ловко Грандар научился играть словами и на ходу переобуваться! Он же находился вместе с Нарлином не просто так, наверняка что-то хотел от герцога. Увидев, что есть шанс получить нечто большее, тут же слил того в утиль. Далеко пойдет. Теперь мне стало понятно, почему Грандар так возвысился.

– Если не вводить противоядие – через несколько суток.

– Продуманно. Право, мне нравится ваш подход к делу. Полагаю, мы можем быть друг другу полезны. Куда нужно доставить контейнер?

В комнату вбежало двое приканцев. Грандар указал рукой на герцога, и его без лишних разговоров и пиетета запихнули в небольшой ящик.

– Уберите контейнер в подсобку и дождитесь там Хирурга, – приказал Грандар. – Выполнять!

Слуги безропотно повиновались и оставили нас одних.

– У меня теперь много рабов. Люблю, когда они ничего не знают. Ни у кого голова не болит от ненужных знаний, – заявил Грандар, приговаривая своих слуг к смерти. Формально прикончить двоих приканцев – дело нехитрое. Правда, у меня на этот счет только что появился свой план, но посвящать в него фаворита императора я не стал. Лишний козырь в рукаве никому не помешает.

– Как же хорошо, когда все друг друга понимают. – Грандар воспринял наше молчание как согласие. – Мне нужно два дня, чтобы подготовить вашу транспортировку. Половину суммы переведете на мой счет уже сегодня, данные я сейчас скину. Хирург, ты же пират? Как насчет того, чтобы выполнить небольшое поручение? Право, мне нужно убедиться в твоей состоятельности, чтобы понять, иметь с тобой дело, или нет.

– Что ты хочешь? – напрягся я, не ожидая хорошего.

– Ничего сверхсложного. Всего лишь пробраться в один из отсеков этого крейсера и украсть для меня «Забвение Джаруллы». Право, для такого пирата как ты – это сущий пустяк. Верно? Я прослежу, чтобы корабль в ближайшие три часа никуда не улетел.

Рука Грандара словно случайно легла на его личный КПК. Я такой уже видел. Одно касание – и вокруг приканца появится поле абсолютной защиты. Думаю, перед этим охране уйдет тревожный сигнал о нападении на фаворита императора, и нашему мероприятию придет конец. Выбора, по сути, у меня не было.

– Мы добудем тебе «Забвение». Как только узнаем, что это и где оно лежит.

Глава 2

Под красивым и многообещающим названием «Забвение Джаруллы» скрывался загадочный артефакт, преподнесенный императором в качестве подарка третьему советнику за уничтожение летающей крепости затранцев. Императора впечатлила мужественность подданного, кинувшегося в самую гущу событий, рискуя своей привязкой. За эту и другие многочисленные заслуги император вручил советнику шкатулочку, наказал использовать не реже одного раза в сутки и отправил первого трудоголика империи в обязательный отпуск. То есть прямо с церемонии награждения советника взяли под синие рученьки и втолкнули в этот несчастный крейсер.

Третий советник, не смея противиться воле императора, в путешествие отправился, но пользоваться артефактом не спешил, как не спешил делиться с другими, чем был ценен императорский подарок. По прибытии на борт он просто сдал шкатулочку на хранение в самое защищенное помещение корабля, посетовав, что боится потерять такую важную вещь.

И казалось бы, при чем здесь Грандар? А при том, что фаворит затаил зависть к советнику и не смог простить ему императорские почет и уважение. Фаворит хотел изъять загадочный артефакт, узнать, в чем его ценность, а потом при императорском дворе бросить, что видел, как советник пренебрежительно отнесся к подарку. Вот такие дворцовые интриги.

В общем, интуиция меня в этот раз основательно подвела. Надо было валить этого завистливого упыря в самом начале без лишних разговоров. Это надо же было так вляпаться!

– Идеи?

– Нереально, – Олеся озвучила витавшую в округе мысль. Хранилище было неприступным.

– Поэтому я и сделал предложение именно вам, – Грандара совершенно не смущал негативный настрой моей супруги. – Если кто на этом корабле и может провернуть это дельце, то только вы.

Мой взгляд вновь застыл на схеме, скрупулезно выискивая несуществующие бреши. Прорываться силой не получится, даже с учетом обновленного бронекостюма. Две автоматические лучевые пушки отобьют желание силовой акции у любого камикадзе. Умник уже предупредил, что отключить их не получится. По той же причине мы не могли пробраться по корпусу. Лучевые, мать их, пушки. Прорезать дыру из соседнего помещения? Не вариант – в него тоже как-то попасть надо. Каюта капитана – не место для случайного променада залетной птички вроде меня. Кстати!

– А предметы из хранилища выдаются только владельцам или доверенным лицам тоже?

– Право, Хирург, что за глупый вопрос? Стали бы мы утруждать себя походами по кораблю. Конечно же, доверенные лица занимаются этими вопросами!

– Чем подтверждаются полномочия? – У меня начал оформляться хоть какой-то план в голове.

– Доступом с личного КПК владельца, – увидев мое довольное лицо, Грандар поспешил добавить: – Взломать не получится. Я пробовал.

– Там биометрия?

– Нет. – Императорский фаворит небрежно махнул рукой. – Всего лишь пароль, никаких отпечатков.

– Хорошо… У тебя есть что-нибудь ценное в сейфе?

– У меня? – озадачился Грандар. – Нет, я все свое держу при себе!

– Значит, тебе нужно туда что-то положить. Я попаду в хранилище. Забаррикадируюсь и постараюсь найти шкатулку советника. Ты меня сдашь, заявив, что какой-то негодяй убил твоих слуг и пробрался в хранилище. Кстати! Скажи, что отправить слугу в сейф тебя надоумил Нарлин, спустим всех собак на него. Нужно позаботиться о репутации, нам с тобой еще работать. Пока я занимаюсь шкатулкой, Олеся, вытащи герцога в космос и подожди, пока крейсер уйдет в гипер. Дальше сама знаешь, что делать.

– Я без тебя никуда не полечу! – заспорила супруга, но я ее остановил.

– Как только шкатулка окажется у меня, я уйду на перерождение. Встретимся через два дня дома. – Я выделил голосом последнее слово.

– Подожди! – Олеся не унималась. – Провернуть операцию с хранилищем и шкатулкой я смогу даже лучше, чем ты! Женщинам больше доверяют. У меня уже есть готовая легенда, и я говорю на приканском! Почему нет?

– Потому что тебе нельзя светиться, – отрезал я. – К приканцам с Грандаром полетишь ты, не я. Ты проберешься в корабль принца и скачаешь при помощи Умника координаты. Ты готовилась стать десантником, так вперед – действуй! Я буду шуметь в другой части Галактионы, чтобы отвести от Грандара подозрение. Никто не должен связать сегодняшнюю вылазку с твоим появлением на Зальве. Еще вопросы или возражения?

– Право, мне начинает казаться, что мы сможем наладить долгосрочное сотрудничество. Даже хорошо, что мне не нужно тайно сдать вас охране.

– Были такие планы? – Я даже не удивился.

– За кого ты меня принимаешь? Конечно, были! – поразился Грандар, словно я глупость спросил. – Отправить вас в хранилище и сдать. Чем не подвиг? Я – молодец и защитник империи!

– А как же полет на Зальву?

– Одно другому не мешает. Откуда бы вы узнали, что это я сделал? Просто расстреляли бы издали пушками, и все, никаких лишних вопросов. А с Нарлином я проблему решил бы самостоятельно.

– Чем же тебе герцог не угодил?

– Из-за него я едва не лишился своего текущего статуса. В общем, это уже неважно!

– И при этом ты хотел сдать Хирурга охране? – не поверила Олеся.

– Естественно! Подставляй и властвуй! Теряем время! Десятый – ко мне!

Дверь тут же распахнулась, впуская к нам очередного слугу.

– Мне нужно, чтобы ты отнес в хранилище подарок императора. – Грандар снял с шеи медальон. Слуга низко поклонился, принимая поручение, но забрать предмет из рук приканца не успел. Выстрел из бластера превратил его в мерцающий ящик с добычей в виде одежды приканского слуги.

– Живо, переодевайся! – приказала Олеся, возвращая бластер в инвентарь. Она правильно поняла действия Грандара. В случае чего – он просил отнести предмет своего слугу, не меня. И готов будет подтвердить это под присягой.

– Хирург, тебе идет! Право слово, надоест пиратствовать, с радостью приму тебя в ряды своих рабов.

– Они у тебя плохо кончают, – пробурчал я, поправляя белоснежную робу с гербом императорского фаворита. Накинув на голову капюшон, я забрал медальон, представляя себя в роли курьера, а не раба.

– Я начну беспокоится о слуге через десять минут, – предупредил Грандар. – За это время тебе нужно попасть в хранилище. Пока пойду поищу капитана. Нужно задержать крейсер. За дело!

– Не нравится мне этот хмырь. – Олеся с недоверием уставилась на закрывшуюся за приканцем дверь. – Слишком сложный для простого «местного». Продвинутый искин на нем стоит.

– Потому тебе нужно срочно отсюда валить, – согласился я, покопался в инвентаре и вытащил два бронекостюма. Обожаю условности игры и расширенный инвентарь! – Возьми, нужна подстраховка. Слуг Грандара морозим и прячем вместе с Нарлином. Могут потом пригодиться, чтобы вывести этого дельца на чистую воду. Запасной козырь в рукаве никогда не помешает.

На хмуром лице супруги появилась ухмылка. Такой вариант развития событий нравился ей гораздо больше простого убийства.

– Не задерживайся. Жду тебя на Карлатоне.

Леся на секунду прильнула к моим губам, благословляя на ратные дела, и занялась бессознательными телами. Понимание важности своего задания делало девушку сговорчивой, ласковой и настроенной на дело.

Я с печалью осмотрел покои герцога. Видит око, да зуб неймет! Грандар, зараза такая, даже здесь умудрился нагадить. Знал же, что у меня развитая форма клептомании, так нет: «Через десять минут я…» Быстро же он обучился тонкостям выживания в высших кругах власти.

В хламиде раба двигаться по крейсеру оказалось куда проще, чем в униформе техника. Нужно будет взять на вооружение. Охранники лишь провожали меня взглядом, не спеша останавливать и проверять документы. Даже в капитанскую рубку я прошел без проблем, лишь продемонстрировав стражам медальон и заявив, что хозяин пожелал убрать его в сейф. Хранилище, коим выступала отдельная комната, находилось в дальней части помещения. Помимо различных систем управления кораблем здесь располагалась основная офицерская команда, контролирующая функциональность крейсера. Умник взвыл от горя, увидев панель интеграции. Подключи я его сюда, к центральному компьютеру, и обеспечь минуту-другую спокойного совокупления, крейсер был бы наш. Задержаться и рассмотреть все в деталях мне не позволили, указав жестом пройти дальше по коридору и встать в живую очередь. Внутрь хранилища пускали по трое, и вереница желающих положить или забрать имущество из сейфа насчитывала порядка двадцати приканцев. Человеком был только я, поэтому невольно привлек к себе внимание. Обсуждали они, к счастью, не мою нескромную персону, а эксцентричность Грандара, позволившую ему заиметь в рабах человека.

Очередь двигалась медленно. Я дергался, не находил себе места, то и дело посматривал на время. Три минуты. Навязчивое желание раскидать всех в сторону и ворваться внутрь хранилища гасилось пристальным взглядом охраны. Время неумолимо приближалось к обозначенной границе, но я продвинулся всего лишь на две тройки.

– Пропустите! – послышался требовательный голос. На всякий случай я накинул капюшон поглубже и сгорбил спину, стараясь казаться меньше и непривлекательнее. В капитанскую рубку неожиданно ворвался советник приканского императора. – Все прочь! Мне срочно нужно в хранилище!

– В сторону! – охранники кинулись расчищать дорогу. Очередь расступилась, но внезапно третий советник остановился и наклонил голову набок, как будто к чему-то прислушиваясь. Я беспокойно оглянулся. Вместе с ним застыли на секунду члены экипажа и охранники. Время вышло, и Грандар меня сдал! Видимо, сейчас идет оповещение по внутренней системе связи.

Молниеносно я переместился к советнику, и он в недоумении перевел взгляд с нашивки Грандара на мое лицо. Нужно было видеть изумление на синем приканском лице, он до последнего не верил, что это правда. Я запустил руку в инвентарь и вытащил на свет затранскую гранату, один из трофеев, добытых на их базе. Ее взрыв должен был сорвать привязку к Духу планеты и окончательно отправить любого «местного» в небытие, а игрока – к ближайшей точке возрождения. Последнее было для меня сейчас очень некстати, но выбора мне Грандар не оставил.

– Все назад! Иначе советник умрет!

Прежде чем приканец хоть как-то отреагировал, я быстро добавил:

– Граната срывает привязку к Духу планеты. Включите защиту – она сдетонирует и вам конец. Прикажите всем убраться подальше!

– Не стрелять! Все назад! – Советнику хватило выдержки, чтобы быстро разобраться в ситуации и жестом остановить ринувшихся к нам охранников.

– Чего ты хочешь?

– Хочу попасть внутрь, – я указал на хранилище. – Там поговорим.

На всякий случай, чтобы у приканцев не было искуса, я достал бластер и разнес в хлам обе лучевые пушки. Лично мне так будет спокойнее.

– Не мешать! – бросил советник, покосившись на гранату. Да, он определенно узнал ее. Нервный вздох был тому подтверждением.

Произведена корректировка доступа в приканскую империю

Доступ на торговую планету Белкет приканской империи ограничен. Вы имеете право посещать планету один раз в неделю на срок не более пяти часов

– Приканская империя тебе этого не простит, – раздраженно добавил советник, и отношение с ним упало до нуля.

– Входите, с прощением потом разберемся, – я указал на вход в хранилище. Приказав слугам убираться, я закрыл дверь и забаррикадировал ее массивным столом.

– Оружие.

Советник нехотя бросил мне бластер. Потом немного подумал и добавил второй.

– Теперь поговорим. Советник, зачем вы так торопились в хранилище? На вас непохоже.

– Женщина по имени Медсестра. Я вспомнил, откуда мне знакомо это имя. Это с ней ты прилетал на Зальву. Прошло не так много времени, чтобы не понять очевидного – она такой же пират, как и ты! – Узловатый синий палец ткнулся в мою сторону. – Что может делать космический вор на этом корабле? Только одно – грабить. Потому я сразу побежал сюда, но не успел.

– Или поторопились. В проницательности вам не откажешь, – примиряюще улыбнулся я. – Чтобы не ходить вокруг да около, предлагаю сразу закончить с делами. Мне нужно «Забвение Джаруллы». Я получу его в любом случае, с вами или без вас. С вами будет проще и без последствий. Мы много работали вместе, не хочу портить добрую память.

– Так это все из-за «Забвения»? – Советник изумленно вытянул длинную шею. Я молча кивнул. – Что ты знаешь о свойствах артефакта?

– Ничего, но это неважно. Давайте без лишней демагогии. Отдали мне вещицу, и покончим с этой неприятной для нас обоих ситуацией.

– Напомню, Хирург, прямо сейчас у тебя есть доступ на Ганзу. Пусть и раз в неделю, но есть. – Советник превратился в ледяную статую, полную гордости и достоинства. – Если ты заберешь подарок императора, то Приканская империя окажется закрыта для тебя полностью!

В районе живота появилась неприятная тяжесть – советник нанес удар ниже пояса. Новый кламир, полученный на складе ульдан, был хорош, но не идеален. Корпус и навигационную систему я уже обновил, поделился с ремонтниками парочкой примочек, украденных с базы, и они обещали подумать, как можно выдать мне третий список в обход запрета. Варг сказал, что такой доступ есть всего у нескольких гильдий, потому добиться его нужно любой ценой. Но на другой стороне весов чек на миллиард кредитов. Черт! Грандар однозначно заявил, что работать со мной без подарка императора не будет.

– Советник, давайте начистоту. У меня заказ на «Забвение Джаруллы». Может, мы договорим…

– Заказ?! Имя! – оборвал меня приканец. – Мне нужно имя этого негодяя!

– Пиратский кодекс запрещает сдавать нанимателя, – попробовал я напоследок набить себе цену.

– Не держите меня за идиота, Хирург. Нет никакого кодекса! Имя! – с еще большим напором повторил советник.

Я еще поломался для виду и произнес:

– Герцог Нарлин. Это он мне помог пробраться на крейсер.

– Как и когда он это сделал, если я сам до последнего момента не знал, что полечу? – недоверчиво спросил приканец.

– Правильная фраза, что не знали именно вы. Другие же, особенно десятые в очереди на престол, прекрасно были об этом осведомлены. Думаю, акция готовилась давно.

Я собирался отпираться до последнего. Раз Нарлин надолго выбил из игры, почему бы не сделать его козлом отпущения? Лицо советника превратилось в непроницаемую маску и только расширенные зрачки говорили о сомнениях или потрясении. Конечно, ведь герцог был едва ли не последним существом, о котором можно подумать как о предателе.

Я лихорадочно придумывал, что отвечать советнику, если он усомнится в моих словах, напирая на то, что у Нарлина нет мотива, да и зачем ему подарок императора? Но на мое удивление советник вообще не задавался этими вопросами.

– Задержать Нарлина! – громко произнес приканец, обращаясь к охране за дверьми. А вот этот момент, что нас могут прослушивать, я не учел. Мысленно пришлось прокрутить в голове нашу беседу и радостно выдохнуть – вроде лишнего ничего сказано не было. Через пару мгновений послышался ответ по громкой связи.

– Господин советник, герцога Нарлина нет на корабле. Система не может его обнаружить. В покоях герцога обнаружены два трупа. Охранник Вал, пятый батальон, и слуга господина Грандара.

Вновь на душе заскребли кошки. Информация о том, что «местные» могут видеть исчезнувшие тела убитых НПС, была неприятной. Ни в одном из гайдов об этом сказано не было.

– Вы произвели анализ камер наблюдения?

– Они отключены. Мы разбираемся с причинами.

Я не смог сдержать вздоха облегчения – Умник успел и вовремя подчистил наши следы в системе.

– Где герцог? – Советник позабыл, что у меня в руках граната, и навис, желая вытрясти из меня всю правду. Видимо, сложив два плюс два, он решил, что у меня есть какие-то сведения.

– Советник, я знаю не больше вашего. Я – пират, не лишенный благородства, между прочим, а не личный секретарь, – с вызовом произнес я.

– Каким образом слуга Грандара оказался в каюте Нарлина? – продолжил допытываться советник. Мы как-то внезапно поменялись ролями. По идее это я должен был его прессовать, требуя код от ячейки со шкатулкой. Но тем не менее я ответил:

– Вопрос явно не по адресу. Могу лишь сказать то, что я видел. Нарлин угрожал, Грандар соглашался. Все остальное меня не касается.

– Кто убил слугу?

– Я. Мне приказал Нарлин. Нужно было забрать его одежду и медальон.

– Хирург, я перестаю понимать. Ты пират, но слишком легко сдаешь своего нанимателя. Разве это не бесчестит тебя? Что, если мы обнародуем в Галактионе запись разговора с тобой? – приканец резко изменил тему, снова начав мне угрожать. Я был к этому готов:

– На кону доступ к Ганзе. Я не хочу его терять, потому добровольно иду на сделку. Надеюсь, с вашей стороны будет ответный шаг. Без угрозы для моей репутации. Нарлин обмолвился, что собирается покинуть корабль. Не спрашивайте меня как, я не знаю.

– Советник, обнаружен несанкционированный запуск корабля-разведчика! На борту приканец! Личность установить не удалось, отключена система контроля.

Я заволновался. Либо на круизном крейсере работает вторая команда, либо Олеся импровизирует. Черт! Ни позвонить, ни уточнить. Надевать бронекостюм нельзя – электромагнитные гранаты есть не только у меня. Я даже руку разжать не смогу, чтобы привести в действие бомбу.

– Не дайте ему уйти! – в голосе советника прозвучал металл. – Остановите! В случае неповиновения – атакуйте!

– Корабль уходит в сторону астероидного пояса! – Обо мне, похоже, вообще все забыли, занимаясь своими делами. – Контакт через десять секунд!

– Даю разрешение на уничтожение! Беглец не должен уйти живым!

– У Нарлина есть привязка, – на всякий случай напомнил я. – Через минуту он возродится на своей планете, и вы не сможете ничего доказать. Он будет все отрицать, утверждая, что его подставили, и вообще он ни в какой круиз не отправлялся.

– Ты поможешь вывести его на чистую воду!

– Я?! – Моему удивлению не было предела. – Вы не забыли, кто я? Пират, нежелательная персона, с которой приканская империя отказывается работать. Вы же мне постоянно угрожаете! Что будет стоить мое слово против слова герцога? Нет, советник. Лучше я не выполню этот заказ и верну деньги, чем стану ввязываться в ваши разборки.

– А если у тебя будет подарок императора? – задумчиво посмотрел на меня советник. – Где и когда ты должен передать его заказчику?

– Со мной свяжутся, – ответил я, показав тоном, что углубляться в эту тему не намерен. – Другой информации у меня нет.

– Нарлин давно ходит по краю. – Казалось, что советник разговаривал сам с собой. Кажется, моя версия о предательстве герцога нашла благодатную почву в голове приканского патриота. – Вместе с Олеандром он жаждал смещения правителя, но доказательств против племянника императора у нас не было. Теперь такой случай… Такая возможность… Хирург, ты должен нам помочь!

– С чего вдруг? Мне только что ограничили доступ к Ганзе, угрожали моей репутации, хотели уничтожить, – напомнил я. – Я сейчас вообще никому ничего не должен. Кроме Нарлина, но ему я верну деньги.

– Нет! – заторопился советник. – Не нужно никому ничего возвращать! Ты получишь «Забвение Джаруллы», но должен будешь передать его Нарлину из рук в руки. Только ему, не слугам. Торгуйся, спорь, но настаивай на личной встрече! Тогда мы сможем прижать его к стенке.

Из рук в руки означает, что либо за мной будут пристально следить, либо в шкатулке есть маячок, и следить будут уже за ним. В любом случае иметь при себе этот предмет будет опасно для здоровья.

– Но что мне-то с этого? – не унимался я. – Альтруист из меня плохой.

– Тебе вернут возможность ежедневного посещения Ганзы, – предложил советник.

– Гарантии, что репутации ничто не повредит, допуск к третьему списку и еще пять процентов скидки на работу с ними, – тут же добавил я. – В противном случае я умываю руки.

– Мне нужно обсудить это с императором. – Советник покосился на гранату в моей руке. – Для этого мне нужен мой бронекостюм.

– Никаких обсуждений, советник. Либо вы принимаете решение здесь и сейчас, либо мы не договариваемся. Я прекрасно понял, что у вас есть все полномочия. Император вам доверяет как себе!

Лицо приканца отражало все его внутренние чувства. Он не успел совладать с собой и принять решение, как мы получили очередные новости.

– Господин советник, беда! Господин Олеандр пропал!

– Как пропал? Куда пропал? Почему без моего ведома?! – Этого удара советник выдержать не смог и просто рухнул в стоявшее неподалеку кресло.

– Охрана уничтожена, каюта с пленником пуста. Записи камер наблюдения отсутствуют.

Растерянным советник был всего несколько секунд. Собравшись, он сразу же начал давать указания:

– Найти человека по имени Медсестра. Она должна быть где-то на крейсере. Собрать штаб. Отчет каждые пять минут. Перевернуть корабль вверх дном!

– Стоять! – Я демонстративно разжал один палец, показывая готовность взорваться. Что Олеся творит? Зачем ей сдался этот приканец? – Советник, мы не закончили!

– Мы закончили, пират Хирург. Приканская империя в моем лице нанимает тебя для тайной миссии. Я ничего не упустил из наших договоренностей?

Доступно задание: «Двойной агент». Описание задания: Передайте «Забвение Джаруллы» своему нанимателю и оповестите об этом третьего советника приканской империи. Награда за выполнение: ежедневный доступ на Белкет, доступ к третьему списку обновлений Ганзы, суммарная скидка на работу с Ганзой составит 15 %. Штраф за провал: доступ на Белкет будет закрыт навсегда. Срок выполнения: 7 дней. Принять задание?

– Все верно. – Я покосился на гранату в руке, приканец лишь неодобрительно покачал головой.

– Тебе позволят беспрепятственно покинуть крейсер. Можешь убирать. Я все равно не верил, что ты ее используешь. Пират Хирург, которого я знаю, сделан из другого теста. Мне жаль, что ты променял интересы приканской империи на сиюминутный порыв. И дельвийцам не помог, и себя подставил. Нам известно, что ты заполучил кристалл и постамент обратно, но продолжать работать с таким ненадежным партнером мы не будем.

Советник подошел к одной из ячеек и вынул шкатулку. Обычная, деревянная, ничем не примечательная. Мой техник таких может с сотню наделать.

– Я хочу знать все, что тебе известно о Медсестре. – Советник протянул мне шкатулку, но не отпускал.

– У меня мало информации. Мы познакомились на планете для обучения, вместе полетели к императору, потом я заболел, а когда очнулся, ее уже и след простыл. Куда она подевалась – вопрос явно не по адресу.

– Советник, Медсестры тоже нет на борту! – В голосе отчитывающегося слышалось недоумение. – Мы изучили все камеры, прошли большую часть помещений. Названного вами человека на крейсере не обнаружено!

– Это какой-то бред! – возмущенно воскликнул приканец. – Что здесь происходит? Почему существа бесследно исчезают?! Безобразие! Это космический корабль или черная дыра?! Как могли исчезнуть два приканца и человек?!

Под справедливые крики советника мы покинули хранилище, и сразу на выходе нас встретил встревоженный капитан.

– Не… Не могу знать, – заикаясь, ответил несчастный. Пот заливал его лицо, тройной подбородок трясся от страха, как и руки. Три исчезновения и два проникновения. Такого в его практике еще не случалось и даже не нужно быть эмпатом, чтобы понять его чувства. Как же он мечтал о том, чтобы этого дня никогда не случалось!

– Зато я знаю, что будет, если вы их не найдете. Хирург, почему ты еще здесь?! Пошел прочь с крейсера, здесь и без тебя проблем хватает!

– Мой корабль. Ему необходим допуск к крейсеру, чтобы меня забрать.

– Капитан, вы слышали? Обеспечьте беспрепятственный проход кламиру «Ялрок». У Хирурга есть срочное дело. Кто-нибудь мне объяснит, что здесь происходит?!

Я молниеносно закинул шкатулку в инвентарь, вытащил бронекостюм и с облегчением забрался в него, почувствовав себя дома. С надежной защитой играть как-то привычнее. В динамике сразу раздался голос Олеси:

– Леша, наконец-то ты на связи. Я сижу на борту крейсера, заберешь?

«И зачем мы вообще разрабатывали какой-то план? Хоть кто-нибудь его придерживается?» – задал я себе чисто риторический вопрос.

Глава 3

Стоя у стыковочного блока приканского крейсера, я нетерпеливо отдавал команды.

– Умник, доложи обстановку. Ты получил разрешение на стыковку?

– Да, кэп. Все получено, могу выдвигаться за вами.

– Отлично! Сначала забери Медсестру и ее добычу. Проложи траекторию полета рядом с местом нашего проникновения. Подлети максимально близко, но так, чтобы ни у кого не было вопросов. Ясно?

– Яснее некуда, кэп! Сделаю!

– Леся, ты на месте?

– Куда я от вас денусь.

– У тебя будет всего одна попытка, синхронизируй действия с Умником. Ты не должна промахнуться при прыжке! Прыгаешь строго по направлению к кораблю, там техник тебя подстрахует и поймает.

– Прыгать одной или со всеми? Со мной трое.

– Конечно со всеми. Привязывай их к себе, прикручивай, да хоть в зубах держи. Учти, двигателями пользоваться нельзя, иначе тебя заметят. Умник не сможет сильно погасить скорость. В общем – я на тебя рассчитываю! Потом летите за мной и домой.

Краем глаза я заметил какое-то движение в дальнем конце коридора и повернул голову. Команда крейсера неожиданно засуетилась. Все забегали так, словно нагрянула внеплановая проверка самого высшего уровня. Бойцы наспех надевали бронекостюмы, по громкой связи гостей призвали срочно вернуться в свои каюты и облачиться в защиту. Сквозь иллюминатор я увидел, как отряд истребителей покинул корабль и выстраивается для обороны. Появилось нехорошее предчувствие.

– Умник, что у вас происходит?

– У нас? – недоуменно переспросил корабль и на секунду взял паузу. – Кэп, беда! В систему вошли три крейсера и тридцать альбенд! Пираты!

– Умник, забирай нас отсюда! – отдал я немедленный приказ, стараясь понять, с какого перепуга пираты атакуют приканцев в глубинах их империи. – Сможешь прорваться?

– Три крейсера? Ну… Такое себе задание. Нет, я, конечно, могу рискнуть… – раздался невразумительный ответ корабля. Понятно. Несмотря на обновление, кламир все равно оставался обычным разведчиком. По нынешней иерархии кораблей это чуть выше фрегата, но явно не достает до альбенды. Ввязываться в противостояние сразу с тремя крейсерами? Нет, спасибо. С одним еще можно повоевать при условии, что я буду на борту. Но сейчас Умник правильно все рассчитал – рисковать без личного присутствия капитана на корабле не стоит.

– Ладно, оставайся на месте. Леся, тебе придется еще посидеть и понаслаждаться видами.

– Какими? – хмыкнула супруга. – Видами контейнера, дыркой в корпусе и двумя бронекостюмами? Защита-то никуда не делась.

– Включи воображение, любимая, а пока я здесь разберусь с «местными», – поддержал я ее. – Пойду выясню, с какого перепуга наш крейсер решили атаковать пираты.

– Держи меня в курсе, – только и услышал я в ответ.

Корабль словно вымер. Пассажиров сопроводили в каюты, члены команды несли вахту либо на боевых постах, либо в космосе. Все были заняты, потому до капитанской рубки я добрался без приключений.

– Посторонние на мостике! – стоило мне войти внутрь, как раздался предупреждающий крик.

– Задержать и в карцер! Это пиратский шпион! – последовал быстрый приказ капитана. Толстый приканец совсем потерял голову. Невесть откуда взявшийся охранник направил на меня бластер, но шустрее всех оказался мелкий робот. Незаметная тварь выехала из стены и без лишних разговоров вставила прямо в ногу два электрода. Прошел короткий импульс, и я кубарем выкатился из бронекостюма, рухнувшего рядом бесформенной грудой.

– Именем приканской империи вы арестованы! – произнес охранник, но мне было пока не до него. Я сделал резкий рывок в сторону бронекостюма, и мгновенно разместил его на полке виртуального инвентаря. Дарить кому-либо Легендарный предмет? Никогда! Правда, сам прыжок закончился для меня сменой полюсов, то есть вверх ногами. К бластеру охранника был прикручен усмиритель, коим тот благополучно воспользовался, чтобы удержать прыткого шпиона. На мое счастье приканский служака не успел на какую-то долю секунды.

– В карцер его! – повторил приказ капитан и сосредоточился на огромных проекционных экранах. Одного беглого взгляда на них было достаточно, чтобы понять – положение у круизного судна безрадостное. Весь экран пестрел россыпью красных точек приканских альбенд и истребителей. Красные – значит уничтоженные. Большего рассмотреть не удалось, дверь капитанского мостика вернулась на место, и меня поволокли по узкому боковому коридору. Никаких мыслей о сопротивлении в голове не было. Я только старался сберечь себя от шальных ударов о стену. Без бронекостюма было грустно и больно.

– Лесь? – позвал я супругу. Вышло немного жалобно, потому что в этот момент меня неаккуратно приложили о коммуникационный короб.

– Что? – мгновенно насторожилась жена. Я мысленно чертыхнулся. Надо помягче ей сообщить, что я задерживаюсь. Ей же волноваться нельзя!

– Что делаешь?

– Сижу, – недоуменно ответили мне на том конце и выжидательно замолчали.

– Тогда я составлю тебе компанию.

– Где?

– В карцере…

– Где?! – послышался возмущенный возглас, но ответить я не успел. Охранник дотащил меня до местного аналога тюрьмы, швырнул внутрь и запер на ключ. В ушах сразу же противно и громко запищало, плюс стало нестерпимо припекать. С руганью я вытащил нагревшееся переговорное устройство и отбросил его подальше. Оно мгновенно задымилось и с тихим шипением расплавилось, оставив после себя едва заметное пятно на полу. Выходит, внутри карцера электроника не работает. Грустное открытие, но на крайний случай у меня еще имеется подарок Люмары. Прикинув, что с такой защитой, как в карцере, воспользоваться этим устройством смогу лишь один раз, я приберег его на случай острой необходимости. Пока таковой не наблюдалось, главное, Олесю я предупредил.

Прошло несколько минут вынужденного ничегонеделания, и корабль ощутимо тряхнуло, затем в карцере отключилось освещение. Надеясь, что вместе со светом слетела и защита, я рискнул достать еще одно стандартное переговорное устройство. Не повезло. Устройство повторило участь собрата, расплавившись на полу. На ощупь я добрался до железной кровати и улегся. Если нельзя влиять на ситуацию, нужно расслабиться и подождать.

За дверью слышались быстрые шаги, ругань, крики. Без синхронного перевода Умника я себя чувствовал, как на стихийном рынке нелегалов. Неожиданно завыла сирена. На этом круизном крейсере само ее наличие у меня вызвало удивление. С такими претензионными пассажирами капитану, по-моему, вслух даже дышать страшно, не то что пользоваться звуковым оповещением. Противный вой продолжался всего пару минут, после чего оборвался так же резко, как и начался. Возникшая после этого тишина начинала пугать еще сильнее. Я сел на кровати и напряженно вслушивался – ни беготни, ни криков. Вдруг входная дверь распахнулась, и в проеме показались двое «местных». На брутальных плечах отличных бронекостюмов я разглядел неоновые человеческие черепа. Ну вот и познакомились. Официальные и самые страшные пираты Галактионы из братства «Веселый Роджер», во главе которых стоит легендарный Корсиканец.

– Так-так-так, что тут у нас? – прошепелявил один из вошедших. – Задохлик в плену у приканцев? И этот слизняк зовет себя пиратом? Тьфу! Смотреть противно.

– А ты не смотри, а тащи его к капитану! Он разберется! Пойдем, голубчик! – вторил ему второй.

В их руках появились знакомые усмирители, и меня выволокли наружу, не забыв снова пересчитать углы. Пираты показали себя еще теми затейниками. Просто держать меня перед собой им было скучно, поэтому по коридору я двигался зигзагообразно, перелетая от одного усмирителя к другому, как мячик для пинг-понга. Иногда кто-нибудь из пиратов не успевал перехватить передачу, и происходила потеря подачи с громким впечатыванием моего бренного тела в стену коридора. В голове плясали звездочки, система информировала о получении очередного минутного дебаффа. Такая встряска повлияла на мою мозговую деятельность положительно, и я понял две вещи. Во-первых – разговаривать со мной Корсиканец не будет, слабый пират ему не нужен. Во-вторых – я совершенно не способен терпеть издевательство над собой. Пока пираты переговаривались друг с другом, споря, как долго я еще протяну в виде снаряда, в моих руках появились две маленькие гранаты. Держали меня «местные» на расстоянии, но недостаточно далеко. Трех метров вполне хватило, чтобы после активации точно швырнуть электромагнитные гранаты. Пираты превратились в железных истуканов, закованных в свои Легендарные бронекостюмы, как в гроб, а я, сгруппировавшись, удачно приземлился и вытащил бластер из инвентаря.

– Надеюсь, у вас с привязкой все на мази, – зло пробормотал я и всадил по выстрелу в каждую голову. Мерцающие ящики с добычей радостно упали на пол, но куда как интересней было высветившееся сообщение:

Отношения с Корсиканцем улучшены. Текущее отношение: 2

По одному за каждого убитого пирата? Да это же меняет дело! На лицо наползла кровожадная ухмылка. Я активировал переговорное устройство.

– Умник, ты здесь?

– Крейсер захватили, альбенды уничтожили все до одной, – доложился корабль. – Кэп, разбирайся там без меня! Я тебя тут подожду.

– Отставить панику. Ты в системе?

– Да, меня пока не нашли.

– Сколько на борту «гостей» и где их искать? – задал я самый животрепещущий вопрос. От него зависело многое. Если пираты не идентифицируются системой наблюдения, то никакого плана у меня нет.

– Сорок три… Нет, уже сорок одно существо. Двое куда-то пропали.

– Не куда-то, а в цифровую преисподнюю, – хмыкнул я, обрадованный новостями. – Выведи их на экран и начинай отслеживать перемещения. Кстати, а что они здесь делают?

– Судя по запросам, ищут некоего Олеандра.

– Не отдам! – вклинилась Леся. – Это моя добыча. Я его на себе сюда тащила!

– Хорошо, моя ты добытчица. Умник, в корпусе есть критические повреждения?

– Да, крейсер потерял герметичность в нескольких местах. Все поврежденные помещения заблокированы.

– Заблокируй дверь к Медсестре и поставь там статус «разгерметизировано». Случайные гости нам не нужны.

– Выполнено. Ой…

Умник отключился. Секунда, другая, третья – весточки от корабля не было.

– Что случилось? – я активировал личный КПК.

– Меня раскрыли, – послышался недовольный ответ. – Вычислили и выжгли блок коммуникаций. Дальше сами, кэп. Жду указаний, но, если тебя убьют… Вернусь на Карлатон своим ходом.

После звонка Лесе для описания ситуации я вытащил бронекостюм. Лишенный энергии, он походил на сломленного древнего монстра, невесть откуда взявшегося на космическом корабле. Разряд уничтожил блоки Эло полностью, без возможности восстановления, поэтому я их просто выбросил на пол. Сменный комплект занял свободное место, и бронекостюм ожил, подмигивая мне световыми сигналами начальной загрузки. Сервоприводы пришли в движение, восстанавливая устойчивость и вертикальное положение. Моя вторая кожа заняла привычное место и была готова к новой эксплуатации. Нужно будет прижать Ганзу к стенке по поводу экстренной эвакуации. Наверняка есть и такая примочка.

Я вывел перед глазами последнее зафиксированное Умником расположение пиратов. Почти двадцать точек находилось недалеко от меня, на капитанском мостике. Мелькнула мысль, что там можно встретить самого Корсиканеца, чем черт не шутит? На всякий случай решил идти туда в самую последнюю очередь. Уровнем ниже находилось еще четыре вражеских объекта. Вот с них и следует начать охоту, но вначале посмотрим на добычу.

Убивать пиратов из братства «Веселый Роджер» оказалось прибыльным делом. Мало того, что с каждого ящика я вытащил по Легендарному бластеру, так еще и по полному комплекту экипировки, начиная от удобных бесшумных ботинок, заканчивая наполненным Рапом бронежилетом и тактическим шлемом. Идеальная форма для операций, в которых нужна не только броня, но также ловкость и скрытность. Удивительно, но все это оказалось не главной добычей. С каждого пирата я получил по небольшому металлическому диску черного цвета с эмблемой «Веселого Роджера». Доказательство того, что мной были уничтожены враги всех империй.

Я сразу же влез в один из комплектов снаряжения, второй оставил для Олеси. Бронекостюм не есть панацея от всех бед, всегда нужен запасной вариант.

Лифт не работал, и я двинулся в сторону лестницы. Так как энергии было в достатке, я не стал шуметь и взлетел. Вот они, преимущества наземно-полевого бронекостюма над космическим. Внутри кораблей нет места для воздушных маневров, потому многие игроки и даже «местные» отказываются от реактивных двигателей в пользу другого, более необходимого устройства. Змейка тоже пару раз заикалась о том, что ей негде развернуться с разработками, но я оставался неумолим. Двигатели – мое главное «конкурентное» преимущество – никто не услышит шаги огромного металлического бронекостюма, если он будет лететь. Вот и пираты меня не услышали.

Я подлетел ко второму ярусу во всеоружии. Бластеры на плечах активированы, электромагнитная пушка в правой руке выставлена вперед, готовая сокрушить любую цель, в левой руке на всякий случай я держал гранату. Мало ли. Устроившись в укрытии, потратил некоторое время на оценку обстановки.

Пираты «Веселого Роджера» работали слаженно, четко понимая каждый свою задачу. Двое ходили из каюты в каюту, выгоняли приканцев в коридор и занимались поиском ценностей и грабежом. Другая пара встречала высокородных заложников и упаковывала их для транспортировки на свой корабль. Особо ни с кем не церемонились – под дулом бластера им заламывали руки назад, надевали наручники, ошейники и приковывали их короткой цепочкой к ошейнику впередистоящей жертвы. Заложники упирались впритык в затылок друг к другу, но благоразумно помалкивали, опасаясь за свои жизни.

Я подождал, когда первая пара скроется в каюте. Захват цели – выстрел. Повторный захват – выстрел. Еще два пирата превратились в ящики с добычей. Меня никто не ждал, и за беспечность последовала незамедлительная расплата.

– Че там? Бунтует хто? – услышав выстрелы, из каюты показалась голова третьего пирата.

Захват цели – итого минус пять пиратов.

Отношения с Корсиканцем улучшены. Текущее отношение: 5

Больше скрываться не имело смысла. Я вылетел из своего укрытия и приблизился к заложникам. Мое появление сработало для них спусковым крючком. Приканцев охватила паника. Не зная, чего ждать от нового персонажа, они ломанулись в противоположную от меня сторону. Я испугался, что сейчас обязательно кто-нибудь споткнется и упадет. Тогда ошейники сработают не хуже удавок.

– А ну стоять! – заорал я на высокородных существ и дал небольшую очередь по полу. Приканцы затихли и, слава читерской прокачке, замерли. Несколько приканцев с перепугу потеряли сознание, но соседи их мгновенно подхватили, не давая упасть и потянуть остальных.

Вот теперь можно выдохнуть и сосредоточиться на открытой двери. Четвертый пират появляться не спешил. Скорее всего, он был поумнее напарника, понял, что творится что-то неладное, и занял оборону. Мало того, наверняка и остальных предупредил о нештатной ситуации, потому нужно побыстрее валить отсюда.

Еще три комплекта одежды, бластеров и знаков «Веселого Роджера» оказались в моем инвентаре, и я стал медленно двигаться в другую сторону от открытой двери.

Добравшись до лестницы, я полетел снова на первый ярус. Беспрепятственно добраться до него не удалось. Едва я подлетел к площадке перед дверью, как та ушла вверх, явив взору трех пиратов, спешащих на выручку. Мне даже не пришлось целиться – выстрел в упор из электромагнитной пушки оборвал стремительное движение бравых вояк, и они с грохотом упали друг на друга. Никакая защита не смогла бы их спасти – слишком близко и неожиданно. Бластеры на моих плечах пришли в действие, и отношения с Корсиканцем улучшились еще на три пункта.

Где-то наверху грохнуло и послышались тяжелые шаги. Я ухмыльнулся, покидая лестничную площадку. Пусть поищут. Пока разберутся, пройдет время. Дверь бесшумно закрылась, и я полетел дальше по кораблю. Пираты здесь успели похозяйничать – в каютах все было перевернуто, а приканцев в них уже не наблюдалось.

Обидно, что поживиться на первом уровне было нечем. Все высокородные жили на третьем, а здесь если и присутствовали предметы с художественной ценностью, то пираты их либо растащили, либо уничтожили. Несколько картин были безжалостно испорчены бластерами. Судя по художественным останкам, постмодернизм не относился к любимым направлениям искусства братства «Веселый Роджер».

Лифт по-прежнему не работал, но на лестницу возвращаться не хотелось. Раздвинув створки, я нырнул в шахту и спустился на технический этаж. Перед отключением Умник зафиксировал там с десяток целей, так необходимых мне для прокачки уважения большого босса. Покинуть шахту бесшумно я не смог, и вскоре послышались быстрые шаги. В пустом отсеке прятаться было негде, и я взлетел к потолку изображать паука среди сплетений труб и коммуникаций.

Из-за поворота показались шестеро пиратов. Пятеро из них рванули к лифту, один остался стоять на стреме. Сразу видно – командир. Бойцы раздвинули створки и тщательно осветили проем.

– Что там? – нетерпеливо спросил тот, что остался стоять поодаль. Я утвердился в мысли, что это все-таки лидер группы.

– Пусто!

– Искать! Аркана сообщила, что он спустился к нам! Найти его! Плюс пять процентов добычи тому, кто притащит ко мне этого урода!

Воодушевленный щедростью командира, один из пиратов полез в шахту, желая поскорее найти злостного противника. У меня не было сомнений, кого все ищут. Если Умник смог взломать систему, показывающую положение живых существ на корабле, то и пираты, вырубившие Умника, тоже могли это делать. Лишь бы здесь, на техническом этаже, не было камер. Иначе вся моя маскировка после первого запроса на командный мостик слетит к чертовой матери.

В руке негромко щелкнули сразу три электромагнитные гранаты. Одна улетела в сторону командира, две других – в толпящуюся возле шахты группу. Взрывы импульсных шариков раздались практически одновременно. Отцепив магниты, я спланировал вниз и нацелил бластер на застрявшего между створок лифта пирата. Электромагнитным импульсом зацепило и его, обездвижив верхнюю часть бронекостюма. Этого я уничтожил первым – чтобы не смог передать весточку на капитанский мостик.

Отношения с Корсиканцем улучшены. Текущее отношение: 14

С бойцов ничего интересного и уникального не выпало, зато командир порадовал. Кроме привычного комплекта снаряжения и бластера у него находилось еще и семь торпедных детонаторов. Понятия не имею, зачем он притащил их на корабль, но план глобального вредительства родился сам собой. Здесь, на техническом этаже, среди прочего находилась система воссоздания торпед. Не думаю, что приканцы без боя позволили пиратам пробраться на корабль, значит, сколько-нибудь торпед они точно выпустили в противника.

Я не ошибся – прямо на полу валялись десять готовых к применению смертоносных болванок. Приканцы не успели доставить их на транспортировочную ленту. Когда же появились любители легкой наживы, стало совсем не до этого.

Семь детонаторов заняли свои места, и у торпед активировался режим настроек. Под аккомпанемент Умника, подсказывающего, куда и что нажимать, я выставил таймер на двадцать минут, после чего растащил будущие мины в разные стороны технического отсека, чтобы увеличить область поражения. Немного подумав, я одним ударом смял в лепешку блок коммуникаций. Перепрограммировать торпеду теперь никто не сможет. Не успела последняя торпеда занять свое место, как по громкой связи я услышал неожиданное приглашение:

– Хирург, говорит Корсиканец! Жду тебя на капитанском мостике. У тебя пять минут, время пошло.

Голос говорившего был таким неприятным и странным, что мое лицо само собой скривилось. Корсиканец мне представлялся брутальным и бесстрашным, с голосом, полным властности, а не то, что я услышал.

– Леш, не ходи. Это ловушка! – в динамике раздалось предупреждение от скучающей Леси. До нее еще не добрались, и это не могло не радовать.

– Да сам знаю, – отозвался я. – Но это тот случай, когда игнорировать приглашение нельзя.

Справедливо рассудив, что с четырнадцатью единицами отношений меня если и убьют, то не сразу, я осторожно двинулся по направлению к лифту. Слишком сильно хотелось мне посмотреть на легенду Галактионы. Новых пиратов не было, словно Корсиканец отдал приказ мне не препятствовать. Добравшись до шахты, я влетел на третий ярус и рывком раздвинул створки. Вновь никакого сопротивления или агрессии – коридоры манили своей гостеприимной пустотой.

Не доходя несколько метров до мостика, я выбрался из бронекостюма и закинул его в инвентарь. Не хочу лишних сюрпризов. Поправив трофейный бронежилет и проверив на всякий случай уровень Эло, я твердым шагом приблизился к блоку управления кораблем. Когда дверь взлетела, твердость под дулами десятка бластеров несколько поколебалась. По телу прошелся электромагнитный импульс, превративший очередное переговорное устройство в обжигающий хлам, а бронежилет – в обычные пластины Рапа.

– Какой предусмотрительный, – хмыкнул вылетевший мне навстречу периниец. Вылитый Хильвар, разве что не такой толстый. Летающая бочка сделала вокруг меня круг, сканируя каким-то предметом. – Он чист! Олеандра не касался.

Я вошел в капитанскую рубку. Советник и Грандар сидели здесь же, на полу, обезопасив себя от посягательств пиратов куполами абсолютной защиты. Неплохое решение, когда у тебя с собой бесконечный запас Эло. Других приканцев здесь не было.

– И что ты делаешь на моем крейсере, выкормыш предателя?

Кресло капитана повернулось, явив великого Корсиканца. Сердце, ускорившееся от волнения, остановилось, словно заклинивший мотор. Глава пиратов полностью соответствовал своему голосу, хоть в этом я не ошибся. Промахнулся только с градусом привлекательности. Глава пиратов был так изуродован, что больше походил на детскую страшилку, а не пиратскую легенду.

Первое, что бросалось в глаза, – это культяпки вместо ног. Дельвиец предпочел не ставить протезы, а щеголять последствиями своей опасной профессии. Следом взгляд останавливался на нижней челюсти, вернее ее отсутствии. Главу пиратов ничуть не смущало, что длинный красный язык просто свешивался к горлу, придавая лицу незабываемое выражение. Стало понятно, что говорить с такими дефектами дельвиец не мог. И третье, что меня привлекло – динамик, расположенный прямо на груди, провод от которого шел прямиком в голову Корсиканца, озвучивая мысли. Но все это теряло значение, когда собеседник встречался взглядом с глазами великого пирата. Абсолютно черные, пронзающие насквозь и как будто сканирующие на предмет потаенных мыслей. Совокупность особенностей внешности главы «Веселого Роджера» превращала его в существо, с которым если и можно иметь дело, то недолго и в идеале через десяток посредников.

– Выполнял заказ по краже одного предмета, – закончив с осмотром, я ответил на вопрос.

– Тебя обнаружили в карцере. Объяснись. – Корсиканец без зазрения совести пользовался своей внешностью, чтобы подавить и разговорить. Спорю, что в его силах было получить ответы даже у немого.

– Я выполнил заказ и уже собирался свалить с крейсера, но появились вы и испортили мне все планы. Толстяк, который тут вместо капитана, от расстройства принял меня за вашего шпиона и закинул в карцер. Собственно, дальше, думаю, вам все известно. Я немного пошумел, парочку ваших отправил на перерождение, но они сами виноваты! Сюда я явился по первому требованию.

– Ну хорошо, – Корсиканец принял мое объяснение безэмоционально. – А что за вещица? Дай-ка ее сюда.

– Подарок императора вот тому приканцу, – я кивнул в сторону советника. – Отдать не могу, у меня на нее заказ.

– Можешь, – хлюпнуло в динамике что-то типа смешка. – Даю тебе пять секунд.

Бластеры всех присутствующих вновь взяли меня на прицел.

– Могу, могу! – заторопился я. – Вот!

Я вытащил из инвентаря шкатулку и продемонстрировал ее присутствующим. Припав на колено и подняв над головой подарок императора, я торжественно произнес:

– Позволь преподнести этот скромный дар, глава «Веселого Роджера»!

Отношения с Корсиканцем ухудшены. Текущее отношение: 0

О как! Пирату нравится, когда убивают его бойцов, но подхалимов он не жалует? Учту в следующий раз. Дельвиец потряс языком в разные стороны, не одобряя мое поведение, но произнес:

– Пропустить!

Я медленно поднялся и осторожно, стараясь никого не спровоцировать, приблизился к Корсиканцу. Тот протянул руку, на которой, что стало уже привычным, не было пары пальцев. Еще раз поклонившись, но теперь уже не для почтения, я проделал фокус, на который были способны только игроки, имевшие в своем распоряжении виртуальный инвентарь. Предмет в моей руке резко сменился на другой, и я с силой вложил его в руку Корсиканца, припечатав сверху его второй ладонью. Пока никто не сообразил, что произошло, я с нескрываемой злостью прошептал:

– Это лишающая привязки граната затранцев. Ты знаешь, что это значит!

Вот она, возможность проверить свою ложь относительно детонации гранаты от электромагнитного выстрела. Глава «Веселого Роджера» – влиятельная фигура, наверняка его ребята уже уничтожили не один корабль и добыли такие же гранаты. Не может быть это раритетом. Потому и принцип их действия Корсиканцу должен был быть знаком. Последующие слова дельвийца подтвердили мою догадку. Он резко выкрикнул, не сводя с меня взгляда:

– Не стрелять! Что ты хочешь?

– Убраться отсюда. Целым, невредимым и со своей добычей.

Отношения с Корсиканцем улучшены. Текущее отношение: 100

Верхняя губа дельвийца дернулась. Видимо, это была улыбка.

– Хорошо. Люблю таких наглых. Сейчас тебе позволят уйти, даже проводят. Можешь не бояться, но мы еще встретимся, Хирург. Я обещаю, – и динамик захлюпал жутким смехом.

– Обязательно встретимся, – кивнул я, не отводя глаз. – У меня большие планы на «Веселый Роджер».

Дружный смех пиратов вызвал мое недоумение.

– У тебя проблема с выбором друзей, пират! Прихвостням Хильвара нет места в «Веселом Роджере»! Пропустить Хирурга! Я разрешаю ему покинуть корабль!

– Двадцать миллионов за советника, – я кивнул в сторону приканца. – Хочу получить с него бонусы.

– Не испытывай мое терпение. – Корсиканец резко прекратил смеяться. – У тебя десять минут, чтобы покинуть крейсер!

Повторного приглашения я не стал ждать. С некоторой опаской я отодвинулся от главы пиратов, ожидая выстрела в спину, но приказ был незыблем. Никто меня и пальцем не тронул, лишь один из пиратов сказал, что у меня есть доступ ко второму стыковочному блоку. Развернувшись, я бегом ринулся прочь, стараясь не показывать дрожащих рук. Мне самому до последнего не верилось в то, что дело может выгореть.

– Умник, забери меня по той схеме, что мы оговаривали. – Меня сопровождали, потому я не стал напрямую говорить кораблю о том, что нужно снять Лесю с корпуса. Надеюсь, они сами смогут разобраться. Спустя пять минут мой кламир висел в паре метров от круизного крейсера и, получив разрешение, я покинул захваченное судно. Леся уже была на корабле.

– Убираемся отсюда! Быстро, быстро! Двадцать минут почти истекли! Умник, курс на Кирлац!

– Невозможно, на нас луч блокировки. Торпеды! Скорость семьдесят!

Пираты все же оказались пиратами. Слово Корсиканца распространялось до момента моего попадания на корабль. Дальше мне никто не обещал безопасность.

– Скорость восемьдесят процентов, уходим! – Я рухнул в кресло, не сводя взгляда с таймера. Минута. Мне нужна всего минута.

– Множественные цели! Истребители!

– Сбиваем при первой возможности! Змейка, дай пару торпед для отвлечения внимания.

– Есть пару торпед. О, даже есть попадание! Они не смогли их перехватить!

Секундная заминка, связанная с тем, что капитанская рубка одной из альбенд исчезла, стоила пиратам преимущества. Я пролетел мимо поврежденного корабля, и впереди у меня не было противников.

– Скорость девяносто. Уходим отсюда!

Минута закончилась, и где-то позади нас, далеко, в самых глубинах приканской империи, родилось маленькое солнце. Сдетонировавшие торпеды зацепили дублирующий энергетический блок, что повлекло за собой цепную реакцию. Рвануло так, что мало никому не показалось. Я этого всего не видел, зато видел результат своего труда. Он высветился у меня прямо перед глазами.

Отношения со всеми игровыми империями улучшены на 10000

Приканцы, квалианцы и дельвийцы вновь готовы с вами сотрудничать

Отношения с Корсиканцем улучшены. Текущее отношение: 1000

Вы смогли заинтересовать главу братства «Веселый Роджер». Вам назначена встреча через три дня. Получен доступ в систему Сильмара

Глава 4

Олеся выполнила свою задачу на все сто, вернее даже на сто пятьдесят процентов. В капитанской рубке кламира, помимо меня и нее, находились еще трое существ. Нарлин, так и не вытащенный из контейнера. Слуга Грандара, пребывающий в ужасе от того, что находится в плену у пиратов. И брат ныне здравствующего императора приканской империи, Олеандр. Его моя дражайшая супруга захватила исключительно из-за природной жадности. Проходя мимо камеры с пленником, Леся подумала, что будет слишком расточительно оставлять его приканцам. С охраной договорилась быстро, отправив их на перерождение, а вот с его сиятельством пришлось повозиться. Олеандр ни в какую не хотел добровольно покидать свои апартаменты. Прибегнув к усыплению, Олеся затолкала его в бронекостюм и на себе доставила к месту назначения. На корабль, что улетел из круизного крейсера и который был замечен советником, она посадила второго слугу Грандара. Космос ему пухом… В итоге получилось все так, как получилось, и даже немножечко лучше. Во всяком случае, так виделась ситуация супруге.

– И что теперь с ним делать?

– А что делают с удачными инвестициями? – пожала плечами Олеся.

– Удачными? – переспросил я. – Корсиканец влез в приканскую империю по самые гланды из-за него! Надо знать, зачем и как на этом можно заработать, чтобы считать светлейшего удачной инвестицией.

Олеандр молча окатил меня взглядом, полным вселенского презрения. Другого я от него не ждал. Я же пират, плюс еще и человек, что в совокупности приравнивало меня к таракану в его светлейшей классификации тварей. Желали бы вы, чтобы от неминуемой гибели вас спас таракан? По лицу приканца было видно, что «нет, спасибо», но поделать с этим он ничего не мог.

– Все, что можно выгодно продать, должно быть продано! – нарочито радостно произнес я и хлопнул Олеандра по плечу. Тот еще больше скривился от такого панибратства. – У меня нет контактов Корсиканца, но я знаю тех, у кого они есть. Не расстраивайся так, светлость! Скоро избавишься от нашего общества.

– Делай что хочешь, мне твоя возня не интересна, – только что не выплюнул приканец и брезгливо сбросил мою руку с плеча. Его ершистость меня позабавила. Своего я добился – Олеандр хотя бы открыл рот. Так что можно сказать, начало сотрудничеству положено.

В рубке показался техник, отправленный чуть ранее разбираться со шкатулкой. Стена высокомерной брезгливости Олеандра дала трещину, и благороднейшее лицо исказилось страхом. Грандарский слуга так и вовсе упал без чувств на пол. Согласен, не каждый день выдается встретить гигантскую говорящую трехглазую змею, имеющую при этом пару рук. Змейка предпочла не замечать реакции заложников.

– Знаешь, кэп, могу сказать определенно, что от этого предмета нужно избавиться. Причем поскорее. Здесь три маячка, экранировать не получится. Только уничтожить вместе со шкатулкой. Вот прямо сейчас.

Для лучшей доходчивости техник материализовала огромный молот.

– Но-но! – отдернул я шкатулку. – Это мы всегда успеем. Ты разобралась, что там внутри?

– Нет, – смутилась змейка. – Ломать не хотелось, а подобрать код времени не было. Но если тебе срочно, могу использовать народные средства – молоток и зубило.

– Тащи, будем вскрывать, – согласился я, но, прежде чем техник исчез, Олеандр соизволил предостеречь.

– Не нужно ломать подарок императора, там система самоуничтожения. Содержимое шкатулки очень важно для третьего советника. Брат трепетно относится к выбору подарков и не делает их без надобности.

Не мудрствуя лукаво, я протянул шкатулку Олеандру.

– Открой. Я хочу знать, что внутри.

– Я не буду этого делать, – выдавил из себя приканец и скрестил руки на груди. – И да: я знаю, как открыть шкатулку, но не сделаю этого, человеческое ничтожество!

– Как хочешь, – не стал я настаивать. – Заказчик сам разберется, что к чему. Не суть.

– Так ты действовал по указке? – Взгляд Олеандра стал еще более презрительным. Когда казалось, что падать дальше некуда, снизу постучался я со своим признанием.

– Не совсем. Что-то я сделал, исходя из личной инициативы, а что-то по заказу. Вот Нарлина я сам похитил. – Я с гордостью кивнул на контейнер.

Олеандр только сейчас обратил на него внимание, потом резко вскочил и откинул крышку. Заценив инсталляцию, приканец обернулся, и презрение в его взгляде сменилось злостью.

– Почему мой сын находится в столь неподобающем виде?! Немедленно вытащи его из ящика!

От удивления в голове заиграла индийская мелодия и самопроизвольно открылся рот. Вот это поворот, достойный места в сериалах Болливуда!

– Я тебя спрашиваю: что с моим сыном и почему он до сих пор в ящике?!

Перед нашими глазами предстал истинный вельможа, давящий на окружающих ореолом властности. Его глаза налились кровью, ноздри расширились, даже кожа, и та потемнела, став почти черной, как ночь. Страшное зрелище, только вот меня не проняло. Успел я насмотреться на таких властителей за свою жизнь. Мне даже голос повышать не пришлось:

– Заткни… тесь и сядь… те на место, ваше синейшество. Иначе утрамбую сверху и получится компактный семейный склеп! Еще и продам его по двойному тарифу заинтересованным лицам! Считаю до трех! – Я показательно положил руку на усмиритель.

– Чего ты хочешь, пират? – Наконец-то до Олеандра начало доходить, кто здесь хозяин положения. Он сдал назад и уселся в кресло. – Деньги? Планеты? Наложниц?

– А мне наложников, пожалуйста, – прокомментировала Олеся последнее предложение.

– Мимо, ваша светлость. Первое: зачем ты нужен Корсиканцу? Второе: что лежит в шкатулке? Еще хотелось бы правильно продать тебя и слетать на Зальву. Как-то так.

– Кэ-э-эп, – протянула змейка, высунувшаяся в рубку. – Потом с приканцем разберешься. Посмотри сюда.

На навигационной панели техник вывела сектор, в котором мы находились. Вроде все было чисто, но Умник увеличил масштаб и выделил одну из ближайших звезд. Я хотел было спросить, куда смотреть, но замолчал, едва открыв рот. Звезда продолжала увеличиваться в размерах, и до меня дошло, что на экране ни разу не солнце, а огромный космический корабль в форме идеального шара. Почти как кламир, но не он.

– Это галмир, – пояснил Умник, словно услышав мои мысли. – Основной боевой корабль ульдан-одиночек. По текущей иерархии сопоставим с альбендой, но для управления достаточно одного ульданина с полной командой из десяти помощников.

– Связывались?

– А то! На всех возможных частотах. Молчит. Держится поблизости и молчит, – ответила змейка.

– Давно? – Я догадался, что корабль рассказал мне не все.

– Да вот как на астероиды вас высадили, так и заметили. Просто не до него было. Подумаешь, летит и летит. Я вообще думала, что это глюк какой обновленного корабля.

– Разворачивайся, летим к нему.

– Так мы это… Уже летим. Скорость восемьдесят. Правда, расстояние не сокращается. Он не хочет, чтобы мы приближались.

– Смена курса! – приказал я. – Девяносто градусов вправо!

– Кэп, маневр повторили, но расстояние то же. Идем параллельными курсами.

– Умник, тормози. Полная остановка!

– Есть остановка… Кэп, а давай в гипер прыгнем? Не нравится мне все это.

Галмир тоже остановился, причем так синхронно, словно был нашим отражением. Я уселся в кресло с нехорошим предчувствием. Только этого не хватало! Конечно, меня радовал тот факт, что с большой вероятностью там сидит живой ульданин, но в свете новой информации о затранцах встреча была не ко времени. Мало ли чего он от меня хочет?

– Умник, рассчитывай траекторию на Кирлац. Летим к Хильвару. Нужно избавиться от лишнего груза.

– А что будем делать с галмиром? – встревожилась Олеся.

– Соблюдать дистанцию. Блин… Так это все не вовремя…

– Согласна. Надо быстрее попасть на Зальву!

– Ты не попадешь на Зальву, человек, – неожиданно произнес Олеандр, правильно поняв, что под лишним грузом я подразумевал его светлость. Обращался он ко мне, делая вид, что Олеси не существует. – У тебя нет приглашения, потому попасть в столицу не сможешь.

– Меня уже обещали провести, вопрос решен.

– Провести? – скривился приканец. – Надо быть человеком, чтобы в такое поверить! Только корабль императора не подвергается досмотру. Охрана сканирует корабли целиком, скрыться где-нибудь или экранироваться невозможно. Тот, кто тебе такое предложил, – глупец. Или же целенаправленно ввел тебя в заблуждение, преследуя свои интересы. Например, сдать изгнанных из империи пиратов. Это поступок, достойный уважения и награды!

Я выругался. Грандара я знал всего несколько минут, но мог с уверенностью заявить – именно так все и должно было случиться.

– На Зальве остались верные мне приканцы с необходимым уровнем доступа, – продолжал заинтересовывать меня Олеандр. – Если тебе что-то нужно достать, они могут это устроить и вывезти.

– Ты же не работаешь с людьми, – заметил я.

– Это не для меня, для сына. Взамен ты отпустишь его! Что тебе нужно на Зальве?

– Мне нужен судовой журнал корабля-разведчика, плененного затранцами принца.

– И все? – удивился Олеандр. – Судовой журнал Рргорда?

– Да. Сама Зальва мне и даром не сдалась. Только записи для анализа.

– Корабль Рргорда не является чем-то уникальным или тайным. Он находится в одном из ангаров и проходит ежедневную проверку. Если нужен только судовой журнал, я готов пойти на сделку. Но только ради сына! Что касается моей судьбы – мне плевать. Помощь от человека мне не нужна!

– Сделка. С кем мне связаться?

– Ни с кем. Летим на планету Вальтор, Конфедерация. Эта планета ко мне лояльна, и советник поостережется туда лезть.

– На всякий случай покажу тебе вот это. – Я достал снимающую привязку гранату и закинул ее в контейнер с Нарлином. – Будут проблемы – твой сын умрет окончательной смертью. Никакая привязка к Духу планеты ему не поможет.

– Моего слова тебе недостаточно?! Вот поэтому я и хочу избавить приканскую империю от людей, – с ненавистью произнес Олеандр. – Таким, как вы – не место в Галактионе. Вас нужно уничтожить, как насекомых, пока вы не уничтожили себя и нас вместе с вами!

О! Я вновь вырос до уровня таракана! Отлично! Дно уже позади. Хотя надо проверить. Я вновь протянул Олеандру шкатулку:

– Что внутри?

Приканец долго не брал в руки подарок императора, но по взгляду было понятно – поможет. Желая подтолкнуть, я указал на контейнер с Нарлином, вынуждая Олеандра действовать быстрее. Приканец резким движением забрал шкатулку, и его пальцы заплясали по поверхности, прикасаясь к только ему известным выступам и ямкам. Раздался щелчок, и крышка шкатулки откинулась в сторону. Капитанская рубка залилась ярким красным светом.

– Красота какая, – прошептала Олеся, вытаскивая изумительно красивую статуэтку какого-то животного. Выполненный из сверкающего материала, подарок императора переливался всеми оттенками красного, источая приятный и успокаивающий свет. Глаза налились свинцовой тяжестью, я начал клевать носом и незаметно провалился в сон.

Проснулся оттого, что кто-то неласково трепал меня по щеке холодным металлом.

– Кэп, лучше сам просыпайся, а то целоваться полезу! – Перед глазами маячил хвост змеи, неожиданно оказавшейся в рубке. Статуэтка к этому моменту вернулась на место под надежную защиту шкатулки.

– Это что такое было?! – возмутился я, оглядывая поле «боя».

Олеся спала на плече Олеандра, а тот в свою очередь громко сопел, откинув голову назад. От моего возгласа все быстро пришли в себя.

– Ты это специально сделал? – навис я над Олеандром.

– Что? Я всего лишь выполнил твое требование, пират! Чем ты теперь недоволен?

– Мог бы предупредить! Что это было?

– Забвение Джаруллы, я так понимаю… Каждому подданному император дает то, чего тому недостает. Это награда третьего советника. Всем известно, что он трудоголик до мозга костей. Фанатично исполняет свои обязанности в ущерб своему здоровью. Брат вручил ему награду, дабы советник помнил об отдыхе. С посылом, что и сон бывает во благо империи.

Я кивнул. Очень похоже на советника. Все ему надо, и еще вчера. Неугомонный. Конечно, при таком подходе приходится жертвовать сном, иначе времени катастрофически не хватает. В какой-то момент недостаток сна трансформировался в недостаток здоровья. Недаром же советнику стало плохо на спутнике Зальвы. Возраст и запредельные нагрузки сказываются. Жаль, что советник не внял императорскому слову и закинул подарок в хранилище сразу по прибытии на крейсер. Надо бы побыстрее вернуть снотворное владельцу, пока тот не скопытился от переутомления.

– Маячки на шкатулке или статуэтке?

– На шкатулке.

– Змейка, тебе задание. Ужом вейся, но найди мне способ экранировать действие артефакта. Без шкатулки. Ее мы отдадим заказчику. Он все равно не знает, что лежит внутри. Умник, курс на Вальтор! Олеандр у нас загостился!


Встречать брата императора вывалилась большая и разношерстная компания. Оказалось, что поддерживают официальную оппозицию представители разных сословий. Здесь были и торговцы, и воины, и даже местная знать всякого посола. Первый причал едва вмещал желающих убедиться в безопасности лидера Сопротивления, как называл себя Олеандр. После его яркого, но протестного выступления у императора и последовавшей за этим увесистой оплеухой сторонники справедливо волновались за жизнь приканца.

– Мне нужны сутки, чтобы достать записи, – предупредил Олеандр, покончив с официальным приемом. – Ждите на планете.

– Ждем, как и граната рядом с Нарлином. Она сработает даже после электромагнитного импульса, – на всякий случай напомнил я.

К счастью, мои опасения оказались беспочвенными. Уже утром следующего дня Олеандр передал мне диск с данными. Умник разобрал их на составляющие и подтвердил, что теперь у него есть координаты семи не учтенных ранее планет. Это был успех! На радостях я отпустил Нарлина и не стал требовать возвращения на кламир его отца. Как мне шепнули на ухо, это его сторонники сделали заказ Корсиканцу на освобождение своего лидера у приканцев.

Сидя в корабле, я наконец-то остался один на один с собственными мыслями. Леся, как и всякая женщина, имеющая собственный доход, ринулась на местный рынок. Вальтор нельзя было назвать популярной планетой, но торговцев и здесь хватало. Учитывая тот факт, что Олеандр не был официальным представителем приканской империи, легко можно догадаться, что к товарам повседневного спроса относилась и контрабанда.

Я долгое время гипнотизировал КПК, решая, как поступить. Как ни крути, Грандар взлетел так высоко с моей подачи и, беря во внимание его положение при императоре, было жаль его уничтожать. Но! Этот наглый, недалекий и меркантильный выскочка желал сдать меня и получить за это бонус! Такие вещи прощать никому нельзя. Что важнее? Тешить себя мыслью, что один из «местных» взлетел благодаря мне, и я творил историю Галактионы, или два миллиарда игровых кредитов на личном счету в довесок к положительному отношению третьего советника? «Глупый вопрос», – усмехнулся я сам себе, набирая номер старого знакомого. Советника я знал намного дольше, и это сотрудничество всегда было продуктивным.

– Советник, это Хирург! Рад, что инцидент с пиратами уже позади. Найдется минутка?

– И ты имеешь наглость звонить мне после всего того, что натворил на круизном крейсере?! – раздался гневный голос. – Тысяча смертей! Тысяча доблестных приканцев отправились в небытие по твоей вине, Хирург!

– Это вы сейчас к каким моим чувствам взываете? – не очень понял я. – Совести? Так это не ко мне. Было бы лучше, если бы ваша знать стала заложниками или рабами?! Так сложились обстоятельства, и винить в этом нужно «Веселый Роджер»! У меня с ними не было никаких общих дел.

– Мы бы справились сами!

– Вранье!

– Вранье – это по твоей части. Давай скажи, что ты сейчас не на Вальторе и это не ты туда доставил Олеандра! – напирал советник. – Он уже заявил, что ни приканская империя, ни пираты, ни даже затранцы не в силах противостоять свободе слова и его стремлению вычистить Галактиону от людской чумы. Сам себе могилу копаешь?

– Советник, какая разница, что и кому я копаю? Я звоню вам по другому вопросу. Хочу честно рассказать о том, кто меня нанял, и вернуть вам артефакт. Мы можем быть полезны друг другу, давайте попробуем восстановить отношения.

– Я уже догадался, что Нарлин не виноват, – после долгой паузы произнес советник. – У тебя есть минута.

– Грандар, – только и произнес я без всяких объяснений.

Послышалась витиеватая ругань, и я, не сдерживаясь, улыбнулся. Дело обещало быть прибыльным!

Рргорд оказался шустрым малым и за свою недолгую жизнь успел отметиться практически во всей Галактионе. В его распоряжении были плоды трудов всего ученого света приканской империи, потому случайные прыжки зачастую приносили неожиданные и приятные результаты. Например, далеко не каждый опытный исследователь мог похвастаться открытием семи звездных систем с одной-двумя планетами. А принц в свои неполные двадцать лет такое достижение имел. Он был прирожденным искателем.

Ближайшая к нам система находилась всего в десяти минутах гиперпрыжка, потому мы незамедлительно отправились за своим чеком.

– Выход в обычное пространство! Планета обнаружена! Внимание! Галмир!

Серебряный шар продолжал нас преследовать. Временно исчезнув из поля видимости в системе Вальтора, он появился снова, вдали от основного театра игровых действий.

– Умник, передавай в общий эфир: «Ваше назойливое присутствие начинает напрягать. Если вы не поясните причину преследования, буду вынужден атаковать!»

– Сделано. Никакой реакции.

– Леш, давай вначале с планетой разделаемся? – Леся успокаивающе положила руку мне на плечо, призывая вернуться к главной цели нашего полета. Я согласно кивнул, отправляя корабль на посадку. Галмир двинулся следом, но на почтительном расстоянии.

Вы первым из игроков вступили на планету Зартамин приканской империи. Второе имя: Рргорд Всемогущий-4

Желаете привязать планету к себе? Внимание! В случае привязки отношения с приканской империей ухудшатся

Как такового Духа планеты на этой каменной глыбе не было. По сути, на ней вообще ничего не было – ни атмосферы, ни полезных ископаемых, ни воды, ни чека. В соответствии с правилами нас сразу же должны были уведомить о том, что искомый предмет на планете, стоило только выйти из корабля. Здесь же все было чисто. На душе потяжелело. Слишком просто мы получили координаты, слишком легко добрались до планеты, слишком… Все слишком! Мне пришлось прыгнуть выше головы, чтобы добраться до Рргорда, здесь же простая договоренность с Олеандром – и все, мы получили нужное. Не стоят такие усилия миллиарда.

– Никто не говорил, что будет легко, – подбодрила меня Леся, стоило поделиться с ней своими переживаниями. – Возможно, придется пробиваться с боем на одну из планет, кто знает. Осталось всего шесть точек! Идем! До встречи с Грандаром мы успеем облететь их все!

Мы посетили еще три точки, раз за разом испытывая приступы острого разочарования. Планеты походили одна на другую, как родные сестры. Привязывать ни одну из них к себе я не стал, так как только-только начали выравниваться отношения с приканцами. Вылетев в открытый космос с четверной планеты, я не выдержал и выругался – галмир нас так и не отпускал. Злость и расстройство требовали выхода.

– Нет, это уже наглость, – пробормотал я. – Умник, передавай в эфир: «У вас последняя возможность выйти на связь, после чего я атакую. Даю минуту на размышление!»

– Сделано.

– Полная боевая готовность! Змейка, десять торпед!

Я подарил назойливому спутнику полторы минуты вместо одной. Ответа не было. Леся не возражала против атаки. Ее, как и весь экипаж, нервировало наличие постоянного зрителя.

– Скорость сто! Умник, сделай этого гада!

Кламир рванул вперед так, как никогда раньше. Впервые я раскачал двигатели на все сто процентов, даже инерционные блокираторы не смогли полностью погасить возникшую инерцию. Нас впечатало в кресла, и Умник вывел на один из экранов расстояние до галмира. Две АЕ. Прошла минута яростной гонки, но расстояние не изменилось. Неприятель уходил от нас с легкостью, вызывающей раздражение.

– Змейка, пли!

– Торпеды пошли! – отчитался техник, когда корабль ощутимо вздрогнул. При работе на полной мощности были свои недостатки. Смертоносные болванки двигались с гораздо большей скоростью, чем корабли, потому стали стремительно приближаться к противнику. Я с нетерпением ожидал развязки. Десять секунд.

– Сейчас что-то будет, – нетерпеливо пробормотала Леся.

Семь секунд.

– Умник, скорость не снижаем. Нужно его добить!

Три секунды.

– Приготовились! – Я сжал подлокотники, желая увидеть вместо серебряного шара огненный.

Время! Торпеды продолжили свой полет, вырабатывая топливо, а галмир исчез.

– Противник справа по борту! – с паникой в голосе проинформировал Умник. – Обнаружено нацеливание электромагнитной пушки! Выстрел!

На долю секунды свет в каюте капитана моргнул.

– Электроснабжение восстановлено! – отчитался техник.

– Стрелок, сбить противника! – Ульданин позволил себе глупость подойти на расстояние выстрела из лучевой пушки.

– Торпеды пошли! Время до контакта – пять секунд… Да как так?!

Змейку можно было понять – только что галмир находился справа и чуть ниже от нас, а сейчас – в диаметрально противоположной стороне.

– Умник?

– Я не знаю! – сдался корабль. – Это что, мгновенная телепортация? Он просто исчез и сразу появился в новой точке!

– Приготовиться к удару!

Вновь мигнул свет, и техник обратился ко мне с неприятной новостью:

– Капитан, у нас резерва Эло еще на пять таких выстрелов.

– Понял. Сворачиваемся, – расстроенно приказал я. Похоже, мы где-то словили дебафф неудачников. – Умник, курс на Белкет! Мне нужно поговорить с Ганзой!

– Рассчитываю, – с облегчением произнес корабль и вывел таймер обратного отсчета. Мы танцевали с галмиром целую минуту, прежде чем звезды превратились в длинные линии. Причем танцевал в основном противник, забавляясь и стреляя в нас из электромагнитного орудия. Ни торпед, ни лучевых пушек он не использовал.

– У нас осталось три планеты, – на всякий случай напомнила Леся.

– Я не хочу никуда лететь, пока на хвосте неприятель с явным преимуществом, – покачал я головой. – Он же издевается над нами и не скрывает этого!

– Сдался он тебе! Висит и висит. Есть не просит! Заметь, с его стороны не было никакой агрессии. Ты первый начал.

– Причем безрезультатно, – поддакнула змейка. Спелись они уже, что ли? – Двенадцать торпед как не бывало! Мне, между прочим, целый час нужен, чтобы их восстановить.

– Умник, запрашивай добро на посадку на Белкет. Мы летим в Ганзу.

После того как я отдал Ганзе часть оборудования, добытого на складе ульдан, жить с ними стало приятнее. Не столько в области новых разработок, сколько в отношении работников Ганзы – они стали гостеприимнее. Хотя, признаться, и перечень устройств, которые они мне хоть и неофициально, но предлагали, радовал. Здесь, в частности, был представлен камуфляж для бронекостюмов, способный создать маскирующее поле, скрывающее игрока во всех известных спектрах. Идеальная маскировка для вора, стоящая каких-то двенадцать миллиардов кредитов. Три, мать его, крейсера Б-класса! В Галактионе что, совсем народ рехнулся? Причем я точно знаю, что как минимум один игрок такое обновление прикупил, сам видел эффективность.

– Это невозможно! – в одночасье заявили яйцеголовые и пошли думать. Ибо неопровержимые доказательства на видео и данные от полученного удара говорили о том, что возможности галмира были таким же реальными, как и ульдане. В честь «доброй вести» о новой проблеме в Ганзе даже расщедрились и напоили меня чаем. Спустя пару часов мозгового штурма сотрудник промышленников явился ко мне с неприятным заключением:

– Нам необходимо больше времени на изучение проблемы. Прямо сейчас мы можем с уверенностью сказать, что наблюдали гиперпрыжки локального действия. Современная технология не позволяет обеспечить такую точность расчетов координат. И скорость. Нам нужно время и новые данные. Желательно предоставить возможность самим изучить этот корабль. Сделаешь – получишь четвертый список.

– У вас еще и четвертый есть? – удивился я.

– Конечно, – ухмыльнулся приканец. – Это уровень уникальных прототипов. Единичные экземпляры. Хочешь его получить – доставь галмир к нам! Сейчас все, мы заняты.

Меня аккуратно выперли прочь, и на деревянной двери приемной появилось сообщение: «Гильдия недоступна для связи семьдесят два часа». Я оценил счетчик обратного отсчета и впечатлился, как крепко прижало промышленников!

Леся то и дело склоняла к полету на оставшиеся планеты, но я решил перестраховаться. Прежде всего – заставил супругу забрать истребитель, купленный еще на заре игры, и доставить его на Карлатон. Ибо если нас собьют, мы с ней возродимся на поверхности планеты, а кламир будет ждать нас на кладбище кораблей, достаточно далеко от Карлатона. Будет большой проблемой добраться до кламира без какого-либо транспорта. Но неожиданно на Белкете раньше обозначенного срока появился Грандар.

Для путешествия к Зальве фаворит империи собрал внушительный флот из крейсера Легендарного класса с поддержкой пяти альбенд, сотни фрегатов и целого роя истребителей. У приканца на Белкете оказался свой личный замок, в который меня пропустили без всякого досмотра. При взгляде на внешнее радушие хозяина мелькнула мысль, что я могу ошибаться, подозревая его в двойной игре. Но стоило воротам закрыться, как эти глупости мигом выветрились из головы.

– Хирург, кламир оставь в трюме крейсера. Мои техники должны его проверить. Ты все-таки пират!

Тон приканца не предполагал возражений. Сам он восседал на реактивном троне, дабы не утруждать ноги ходьбой, и раздавал приказы, лениво указывая пальцем, куда народу бежать и за что хвататься. Если кто-то из слуг не понимал с полуслова поставленную задачу, то получал удар плетью. Как я заметил, к этому орудию здесь была особая любовь. Даже личная охрана, кружащая в паре метров над землей, не пренебрегала использованием плетей для наказания рабов за нерасторопность. В глаза бросились свойства архаичного орудия: создатель – игрок-техник под ником Бельмарат. Вот они – широкие возможности для самореализации. За бесконечными космическими гонками я позабыл, что Галактиона – это не только перестрелки и захваты кораблей и баз, но и развитая экономическая и социальная среда. Игроки отыгрывали все возможные, а порой странные роли, стремясь получить удовольствие и профит.

– Умник, выполняй, но доступ на борт не открывать, – приказал я и наткнулся на недовольство Грандара:

– Право, это мне не нравится! Я должен иметь возможность распоряжаться всем имуществом на своем корабле! Иначе мы не пройдем таможню!

У приканца со времени нашей последней встречи изменилось все, даже тон. Он стал наглым и высокомерным. Словно Грандар оказывал милость, снисходя до разговора со мной.

– Доступ на корабль я предоставлю только возле Зальвы, – ответил я. – Там же передам и второй миллиард.

– Тише! – предупреждающе прошипел Грандар, воровато озираясь. – Никто не должен слышать! И у стен есть уши! Цандер! Смени рабов!

Начальник личной охраны Грандара спикировал к нам, выбрасывая в сторону пятерых рабов цепи. Они прикрепились к ошейникам, и Цандер резко дернул бедолаг к себе, заваливая и сбивая их в кучу. Скрутив тела все теми же цепями, охранник двинул прочь, унося рабов в неизвестном направлении. Их место тут же заняли другие, прислуживая Грандару с повышенным рвением.

– Хорошо, – недовольно скривился приканец. – Доступ дашь позже. На посадку!

Проследив, чтобы мой кламир удобно расположился в одном из трюмов, и выставив в качестве охраны сердитого носорога, я присоединился к Грандару в кают-компании на крейсере. Олесю я благоразумно оставил на кламире. Если по нему пройдутся электромагнитным импульсом, она успеет отдать команду самоуничтожения. Мы вошли в гиперпространство, и капитан отчитался, что на месте будем через шесть минут.

– Твоя шкатулка. – Я вытащил подарок императора и протянул приканцу. Тот демонстративно заложил руки за спину и указал взглядом на стол. Помня приказ советника, я лишь пожал плечами, возвращая шкатулку обратно.

– Нет, Грандар, так не пойдет. Передача должна состояться из рук в руки, иначе получается, что я не выполнил заказ. Забираешь, или мне искать покупателя посговорчивее?

– Право, Хирург, что за капризы? Ты меня неприятно удивляешь, – картинно всплеснул руками Грандар. – Разве мы не партнеры?

– Партнеры, – покладисто подтвердил я. – У нас была сделка? Была. Заказ выполнен? Почти. Вот передам заказ тебе в руки и все. Только так она закроется, и ты не сможешь предъявить претензию. У нас с этим строго, должен понимать. Я рискую репутацией перед будущими заказчиками.

– Ладно, давай сюда, – нетерпеливо дернул рукой Грандар. – Что там?

– Понятия не имею, – честно ответил я, вновь вынимая шкатулку. Змейка не потрудилась сказать, что туда поместила. – Можно считать твое поручение выполненным? Мне для отчетности.

– А ты ее точно не открывал? – подозрительно сощурившись и остановив руку на полпути, спросил приканец.

– Нет, конечно, – подтвердил я, вспоминая, что открывал ее Олеандр. Грандар все-еще колебался.

– Поклянись!

Я со спокойной душой произнес клятву и подождал, пока Галактиона ее подтвердит.

– Тогда я подтверждаю выполнение. Ты – молодец и все такое. Давай сюда! – выдохнул довольный фаворит и выхватил шкатулку из моих рук. Повозившись некоторое время, он недоуменно поднял на меня взгляд:

– И что? Как ее открыть?

Я лишь пожал печами. Грандар продолжил:

– Неважно. Разберусь с этим позже. Сейчас я хочу второй миллиард!

– На Зальве, – напомнил я. – Мы так договаривались.

– Планы изменились! – бросил Грандар и позвал: – Цандер!

В каюту вошел начальник охраны.

– Что с кламиром?

– Все готово, хозяин. Детонаторы самоуничтожения определены, электромагнитное поле настроено.

– Хорошо! Слушай сюда, Хирург. Или ты отдаешь сейчас миллиард кредитов, или попрощайся со своим кораблем! – Приканец, похоже, решил выбить из меня по-максимуму прежде, чем сдать на Зальве.

– Чего молчишь? Решайся, осталось не так много времени!

Я лишь вздохнул и отрицательно покачал головой. Осознав, что второй миллиард проходит мимо, фаворит не сильно-то и расстроился. Он был уже вне себя от восторга и той комбинации, которую разыграл. Надо же – обманул пирата, поимел с него и деньги, и шкатулку, а теперь отберет редкий корабль и получит в довесок почет и славу борца с пиратами!

– Грандар, жадному и могила узка, – хмыкнул я.

– Я заберу у тебя все! Корабль, деньги, имя! Остаток дней ты будешь гнить на шахтах по добыче Рапа! Твою привязку мы собьем, не надейся от нас так просто уйти! Здесь все будет моим! Даже империя! – на радостях приканца понесло.

Краем глаза я заметил нескольких охранников с направленными на меня усмирителями. Любой неосторожный шаг с моей стороны будет караться полным блокированием, потому я не рыпался. Незачем.

– Ваша милость, получен запрос на выход из гиперпрыжка! Таможенный досмотр!

– Отлично! – злорадно ухмыльнулся Грандар. – Включить электромагнитное поле вокруг кламира, не дать ему связаться с Хирургом. Заключить пирата под стражу и сообщить в общий эфир, что у меня на борту опасный преступник! Враг приканской империи! Я лично его задержал и обезвредил!

С этими словами охранники заломили мне руки, и Грандар собственноручно защелкнул наручники, чтобы все соответствовало сделанным заявлениям. К слову, браслеты оказались с неприятным сюрпризом, блокирующим использование любых устройств. Нужно будет себе такие купить.

– Получен запрос на стыковку.

– Разрешить! Хирурга в карцер! Не сводить глаз! Он не должен умереть до смены привязки!

Второй раз за последние пару дней меня лишили свободы. Правда, в этот раз все было по-другому. Если на крейсере это получилось случайно, то сейчас по моей доброй воле.

Когда дверь в карцер снова открылась, Грандар был в сопровождении третьего советника, и от его былой радости не осталось и следа. В недоумении он рассматривал меня, силясь понять, где просчитался и насколько все для него плохо. Теперь настала моя очередь праздновать победу над алчностью Грандара.

– Освободить! – приказал советник, и бывшая охрана фаворита бросились исполнять приказ с тем же рвением, с каким они недавно волокли меня в карцер. Мешая друг другу, горе-помощники едва не сломали мне руку, снимая наручники.

– От имени приканской империи я благодарю Хирурга за помощь в разоблачении Грандара, – официально произнес советник, придавливая фаворита императора незримой плитой. Плечи горделивого приканца с каждым словом опускались все ниже и ниже, сам он сгорбился, затравленным взглядом озираясь и выискивая пути к отступлению.

Задание «Двойной агент» выполнено. Награда: беспрепятственный доступ на Белкет, официальный доступ к третьему списку обновлений Ганзы, суммарная скидка на работу с Ганзой составляет 15 %

– Это принадлежит мне! – Советник запустил руку в карман Грандара и извлек шкатулку. Удовлетворенно кивнув, он приказал охране: – Увести!

Те, кто еще недавно пресмыкались перед Грандаром, двинулись к нему с явной угрозой, и у бывшего фаворита сдали нервы:

– Нет! Вы не смеете! Император с вас всех шкуру спустит! Что вам наплел этот пират?! Это все ложь! Меня подставили! Шкатулку подбросили! Я требую честного суда!

– Будет вам суд! – усмехнулся советник, показывая в дальний край коридора. Там в окружении десятка бойцов стояли бывший слуга и Нарлин. Советник взял их с собой. Лицо Грандара вытянулось, и он оборвал себя на полуслове. Лишь перевел ошеломленный взгляд на меня и начал нашептывать:

– Ты же должен был его убить. Я приказывал тебе убить. Я же просил только об одном. Ты же должен был его убить. Я приказывал…

Пластинка заела, катушка слетела, и Грандар повторял одно и тоже до тех пор, пока его не уволокли в неизвестном направлении.

– И не жалко тебе его? – спросил советник и обратился к охране: – Привести Медсестру!

– С чего вдруг? Всяк предавший да будет предан! Он пытался обмануть меня и сдать властям. Я сдал его первым. Все по-честному.

– Забавно слышать такие слова от пирата. Добро пожаловать в приканскую империю, пират Медсестра. Теперь-то я вас хорошо запомнил.

– Добрый день, советник, – лучезарно улыбнулась моя супруга. Бойцы императора полностью захватили корабль, дав возможность Лесе выбраться наружу и составить нам компанию.

– Не буду ходить вокруг да около. Раз вы успешно справились с заданием, и приканская империя вновь начала с вами сотрудничать, посотрудничаю и я. Мне известно, для чего вы пошли на сотрудничество с Грандаром. Не перебивайте, сейчас говорю я. Да, император позволил сторонникам Олеандра скачать информацию с корабля сына и переслать вам. Но хочу вас расстроить. Того, что вы ищете, на этих планетах нет. Не стоит делать таких удивленных глаз – какой бы я был советник, если бы не знал, что творится в моем ведомстве? От лица организаторов поисков официально заявляю – местоположение чека было изменено. Вы, конечно, можете проверить оставшиеся три планеты, но ничего там не найдете. Считайте, я сэкономил вам время.

– Что значит изменили? На каком основании?! – вспыхнула супруга. – Это нарушение всех пунктов договора!

– Не горячитесь, Олеся. Мы строго соблюдаем соглашение. Все наши действия соответствуют заключенному договору, можете проверить при желании. Мало того, идя вам навстречу, мы сообщим, где находится чек. Вам не придется искать место самостоятельно.

– Дайте угадаю. – У меня мелькнула шальная мысль. Раз мы сейчас разговаривали не с советником, а с кем-то из администрации, можно было не церемониться. – Чек находится на планете затранцев. Той самой отправной точке вторжения, о которой никто ни слухом, ни духом?

– Ну вот, лишили меня минуты славы и удовольствия видеть ваши удивленные лица, – улыбнулся «советник». – Все верно. Чек на один миллиард реальных кредитов ждет вас в зале «Духа планеты» центральной планеты затранцев. За сим прощаюсь и передаю управление программе. Приятной игры и удачных поисков!

Глава 5

«Дорогая, ты принимаешь все близко к сердцу…»

Бам! Гранатой разнесло ближайшую скалу.

Нет, не то. Попахивает дешевыми мелодрамами, еще и агро на себя переведу.

Может: «Ну не надо так расстраиваться. Врачи пишут, что ребенку нужны спокойствие и красота».

Послышался низким утробный рык, а затем громкий взрыв. Цистерна с мелкодисперсной пылью, которая оставалась в трюме после операции с круизным лайнером, в полной тишине взлетела в воздух, и все содержимое высыпалось. Пыль разнеслась огромным облаком, закружившись, и мягко планировала, переливалась холодными оттенками цветового спектра. Вот и красота подоспела.

– Кэп, скажи ей что-нибудь! У меня больше нет ничего! – высунулась из корабля змейка.

– Веди дронов, – вздохнул я, глядя на разошедшуюся супругу. Пока она не выпустит пар, я не рискну пускать ее обратно на кламир.

– Не дам! – возмутился прижимистый техник. – Мы так по космосу пойдем! Вот объясни, зачем надо было жениться и тащить ее к нам?!

– Зачем, зачем… Потому что мужчина должен быть в ответе за свои поступки, – вздохнул я. – Все, веди давай. А то пущу ее к тебе на корабль в таком состоянии, сама будешь разбираться.

– Не-не-не. Все поняла, – пошла на попятную змейка, осуждающе поглядывая на Лесю. – Ну ты тут сам разбирайся, а я пошла… У меня там сварка, давление и все такое прочее… Но дронов не дам!

И закрыла за собой вход. Я посмотрел ей вслед и усмехнулся. Вот момент рождения неземной любви свекрови к невестке.

– Дорогая, ты успокоилась?

– А я и не злилась, – выдохнула супруга, осматривая поле боя. Выпустила пар она основательно, мне даже завидно стало. Да что там! Я бы сам с удовольствием примкнул к ней в этой импровизированной тренировке после общения с советником. Но, как верно подметила змейка, планет и лишнего имущества для уничтожения на двоих не хватит. Так что выражать солидарность возмущению супруги я мог только в душе.

Мы находились на третьей из оставшихся планет. Леся настояла, чтобы я перепроверил слова советника, но, кроме разочарования и потери времени, нам это ничего не принесло.

– Отлично. – Я старался говорить спокойно и не спорить. – Теперь давай подумаем, что делать дальше.

– Да с этими уродами вообще дел иметь нельзя! Они правила на ходу меняют!

Бластеры активировались, и длинная очередь прошла по горной гряде, срезая нависающую вершину. Я снова вздохнул. Терпения мне было не занимать, ибо уже начитался умных книжек и знал, что часто беременность плохо сказывается не только на настроении женщины, но и на ее мозговой деятельности. Будь она хоть трижды профессионал. Гормоны-с. Вот и сейчас – девушка неожиданно сникла, повернулась ко мне и, уткнувшись в плечо, разревелась. Приехали! Честное слово, как ребенок, которому обещали игрушку, но не дали. Хотя да. Если вспомнить, что игрушка имеет стоимость в один миллиард реальных кредитов, то обидно становится до чертиков. Мы-то думали, что чек уже сегодня будет у нас!

– Нам нужна планета затранцев, – первым «думать» начал я, озвучивая прописные истины и наглаживая супругу по бронекостюму.

– Легко сказать! Ты же ее видел! – пожаловалась она в ответ. – Эта хрень играючи разнесла целый флот!

– Это не она. Ты путаешь королеву и планету, где она родилась, – поправил я. – Нам нужна именно планета и нужно понять, каким образом до нее добраться.

– Поймать мозгоеда и вытащить из него координаты. Вот зачем ты отдал его приканцам! Ты понимаешь, что из-за тебя мы не получим мой чек?!

Настроение менялось со сверхсветовой скоростью. Только что супруга рыдала над тем, что все плохо, а теперь она нашла виноватого в этом. Кажется, мое терпение лопнуло.

– Села! – рявкнул я, и не ожидавшая такого поведения девушка в недоумении уселась на ближайший камень. – Ты сейчас топовый игрок или беременная женщина?

Олеся покраснела, открыла рот, чтобы набрать побольше воздуха, а потом обстоятельно ответить на поставленный вопрос.

– Я…

После этого важного местоимения я поспешил ее перебить:

– То-то же! Вот и помни об этом! Давай к делу! Еще раз. Как найти планету?!

– Нужны координаты, – повторила супруга уже совершенно спокойным тоном. Я обрадовался, что моя тактика сработала, но виду не подал.

– Верно, но на кораблях их искать бесполезно. Умник скачал данные с летающей крепости, в них даже намека не было на координаты. Удастся или нет вырвать их из мозгоеда – большой вопрос. У них может стоять какая-то ментальная защита.

– Это не Ранластия, здесь ментальной защиты не может быть, – напомнила Леся и попросила вывести все игровые задания, которые у меня были. Я уселся рядом, выполнил просьбу, и мы начали подробно обсуждать каждый пункт списка, генерируя на ходу идеи.

– Единственная ниточка – это затранские ремонтные базы, – сделала вывод супруга. – На ней должен быть график планового ремонта кораблей. Новые ведь собираются только на родной планете?

– Из полученной информации я понял, что да.

– Следовательно, между главной планетой и ремонтными планетами-доками обязана существовать хоть какая-то связь. Найдем ее – раскрутим весь сценарий.

– Согласен. Итак, мы точно знаем, что десантники из «Бойцовой породы» нашли ремонтную базу. Ее координаты у меня есть, можем проверить.

– Без поддержки к ним не сунешься, – резонно заметила Олеся.

– Обсужу этот вопрос с Варгом… Погоди, есть еще один вариант! Затранцы являются детищем ульдан. Это уже подтвержденный факт. Что, если нам раскрутить и эту цепочку до конца? Люмара выдала мне координаты одной планеты. Это раз. Еще у меня есть закодированные координаты из базы ульдан. Это два. Нужно только найти подход к Корсиканцу и получить накопитель данных для конвертации координат. Есть две планеты со складами ульдан, в конце концов. Правда, они сейчас охраняются, но при большом желании можно будет и туда попасть.

Последний момент был самым неприятным. После того как затранцы увидели разрушенную базу для подготовки командиров кораблей, они выставили охрану из трех летающих крепостей у каждой «туманной планеты». Мы с Варгом имели наглость слетать туда для оценки потенциальной прибыли и едва унесли ноги. Хорошо, что отправились на моем новом кламире. Тягаться в скорости затранцы не могли и быстро отстали, позволив нам уйти в гипер. Однако отныне путь к местам подготовки воинов и техников был для нас закрыт. Конечно, мы слили Ахсарбеку информацию о местах обитания затранцев, но три летающих крепости требуют гигантского рейда из двадцати-тридцати крейсеров, часть из которых имеют в своем арсенале солнечный Армагеддон. Мелкая, например, в последнее время просто нарасхват. Все резко о ней вспомнили и резко задружили. Ибо она наглядно показала свое умение пользоваться этим видом оружия.

– Корсиканец – это хорошо, это вариант. – Настроение Леси вновь изменилось, теперь уже на задумчиво-загадочное. Что мне нравилось больше всего, на конструктив это не повлияло, хотя хаотичность мыслей присутствовала. – Ты все верно говоришь… На месте организаторов я бы размышляла следующим образом. Известно, что у тебя есть координаты некой планеты. Ее бы я зачистила сразу же. Следовательно, там искать нет никакого смысла – порожняк. Ну, может, мелочь какая-нибудь осталась, не больше. Так что в этот вариант я не верю. Ремонтная база – тоже очевидный способ, но ее еще найти надо, а потом захватить. Сложно и непредсказуемо. Это будет запасным вариантом. А вот Корсиканец – это другой разговор. К этому «местному» просто так игроки не подлетят с предложением о сотрудничестве. Нужно завоевать доверие. Леша, это оно! Нам нужно с ним встретиться, и это задача номер один! Летим!

Леся вскочила, словно увидела свет в конце тоннеля. Но не дождавшись аналогичного действия с моей стороны, застыла, вопросительно сверля меня взглядом.

– Не так быстро, торопыга. Прежде чем соваться к Корсиканцу, нужно получить третий пиратский уровень, иначе он даже разговаривать не будет. А для этого нужно закончить с Хильваром и найти видеозапись. Вот это задача номер один.

– Так в чем же дело?

– В том, что нужная нам планета находится в бывшей дельвийской империи. У меня большое подозрение, что туда мы можем сунуться только один раз. Если затранцы нашли эту систему, в чем я не сомневаюсь, второго шанса они нам не дадут, а он нам может понадобиться. Пригонят летающую крепость, и дело с концом. Значит, мы должны сделать все с первого раза и с хорошей силовой поддержкой!

– Снова Варг? – догадалась Леся.

– Он самый. Но сначала я хочу увидеть его людей в действии, поэтому сейчас мы займемся не планетой ульдан, не ремонтными доками затранцев и даже не Корсиканцем.

– Не поняла… Что ты задумал? – нетерпеливо переспросила супруга, ибо я взял паузу, выстраивая логическую цепочку. Вместо ответа я проверил время. Девять часов утра. Варг уже должен был проснуться и войти в игру. Набрав несколько цифр на КПК, я увидел зеленый индикатор ответа.

– Приветствую главу дружественной мне гильдии!

– И тебе не сдохнуть. Давай сразу к делу, – недовольно пробурчал в ответ глава «Либериума». – Только подожди, я сяду. Твои звонки никогда добром не заканчиваются. Вещай.

– Вещаю. Три крейсера Б-класса на базе «Бойцовой» в районе Гальвара. Парни мне задолжали, и я хочу избавить их от лишних забот. Нужна огневая поддержка.

– А я надеялся, что время сделает тебя терпимее к чужим ошибкам, – усмехнулся Варг. – Аалора с командой захвата хватит?

– Да, с моей стороны тоже будут ребята, так что справимся. Когда ждать?

– Ближе к обеду, он сейчас занят. Что за ребята? Мы не со всеми работаем, – насторожился Варг.

– Позже отвечу, – увильнул я от ответа. – Встречаемся на Белкете. Кстати, тебе из третьего списка Ганзы с пятнадцатипроцентной скидкой что-нибудь нужно? Могу подогнать всего за два процента комиссии. Подумай об этом.

– Подумаю. Хирург, только с ответом не затягивай! – все же глава «Либериума» был слишком принципиальным для руководителя такой большой гильдии. Нажав кнопку «Отбой связи», я встретился с удивленным взглядом Леси. Она тоже не понимала, о каких таких «ребятах» я говорил.

Жестом показав, что скоро опять все прояснится, я вновь использовал КПК.

– Марина, приветствую! – Стоило мне произнести имя, как Леся скривилась. Не знаю, в чем была природа такого отношения к Мелкой, но супруга всегда пренебрежительно отзывалась о моем партнере.

– Слушаю. Только побыстрее.

– Я по Грейкиллу соскучился. Прямо жить без него не могу. Продай мне его вместе с бандой в двадцать-тридцать десантников, часов на шесть-семь сегодня?

– Сколько?

– Договоримся, партнер. Жду их на Белкете в районе обеда.

– Хорошо, – бросили мне и отключились.

– А без Мелкой никак нельзя обойтись?

Тон и немногословность Марины нисколько не успокоили Олесю. Напротив, сейчас она напоминала мне закипающий чайничек. Пришлось снимать крышку, пока ту не сорвало. Я медленно, едва ли не выделяя каждое слово, произнес:

– Доверять можно только семье. Больше никому. У меня нет веры ни в Варга, ни в Мелкую. Потому ее десант – это моя страховка на случай, если Аалор решит мстить. Я видел, что может Грейкилл. Поверь, он очень ценное приобретение. Идем, прилетим пораньше на Белкет и прошвырнемся по местному рынку. Вдруг что интересное завезли.

Когда из набросков плана стали проступать четкие контуры, лицо супруги посветлело, а последнее предложение ее и вовсе несказанно вдохновило. Оказалось, Леся обожает рынки. Маленькие, большие, стихийные, контрабандные, рабские. Плевать, какие, лишь бы там были торговцы, их товары и покупатели. В общем, рынки Олеся очень любит, но вот то, что она там делает, стало для меня откровением. Ибо ходит она туда не за предметами, а за эмоциями. Ей важна людская суета, торговая атмосфера; она подолгу рассматривает витрины, сравнивает ассортимент, советуется с харизматичными продавцами. Но что самое страшное – она любит торговаться! До одури, до хрипоты, до красных кругов перед глазами. Олеся теряет контроль, выбивая у очередной жертвы максимальную скидку, и когда обессиленный оппонент, посыпая голову пеплом и крича о разорении, соглашается, супруга недовольно бросает, что передумала, и уходит. Вот эту изюминку я в своей женщине так и не понял.

Для меня поход за покупками всегда означал обмен денежных единиц на что-то конкретное. Пришел, увидел и купил. Вот и сейчас у меня была конкретная цель – купить наручники, которые я приметил на корабле Грандара. Как сообщил Степашка, браслеты Риаллы были доступны игрокам, хотя и не пользовались популярностью. На некоторых планетах, к которым, как я узнал, относился и Белкет, их вовсе предпочли отнести к запрещенным предметам.

Мы прикинули, где могут продавать контрабанду, и двинули. Когда на горизонте замаячил рынок, меня вызвал Умник:

– Внимание, кэп. Обнаружен хвост. Вас ведут от самой стоянки. – Для пущей убедительности Умник показал мне видеозапись камеры заднего вида бронекостюма. Два приканца работали очень профессионально. Если бы не Умник, сам бы я не догадался, что за нами идет слежка. Нырнув в толпу праздношатающихся покупателей, я попробовал оторваться. Тщетно. Каждый раз, когда я менял направление, приканцы срабатывали на опережение и через пару минут выплывали из толпы впереди нас. Осознав, что рынок они знают получше моего, я просто пошел по своим делам к неприметной с виду палатке в дальнем углу рынка. Если здесь и есть запрещенка, то только там. С Лесей мы договорились, что, покончив с обязательной программой, она сможет развлечь себя торговыми прениями.

В лавке было пусто. На первый взгляд, ассортимент представленного товара ничем не намекал на контрабанду. Обычные усилители для бронекостюма, дополнительная защита от бластеров и прочая дешевка. Каталоги, лежавшие рассыпанной стопкой на прилавке, предлагали под заказ редкий или неходовой товар. Леся взяла один каталог, пролистала его и, хмыкнув, углубилась в изучение какого-то предмета. Никто не спешил раскрутить единственных посетителей на необдуманную покупку. Хозяин или продавец, не обращая на нас никакого внимания, сортировал что-то у дальнего прилавка. Выглянув из палатки, я проверил, где остались наши преследователи, и выругался. Что за черт? Обложили со всех сторон, и непонятно, кому это нужно. В космосе галмир, здесь парочка подозрительных личностей приканской национальности. Сплошные шпионские страсти.

– Господин ищет что-то конкретное или зашел просто посмотреть? – проскрипел торговец со своего места. Я подошел поближе, чтобы не разговаривать громко. Из полумрака, рассеянного уличным светом из пыльного оконца, с интересом глядели глазки-бусинки. Обычный приканец, коих на Белкете вагон и маленькая тележка, но со слишком внимательным и изучающим взглядом. Я раздумывал, как подступиться к браслетам и не спугнуть продавца.

– Господин еще не решил, – поиграв в гляделки с приканцем, ответил я. – Уважаемый, а у вас есть запасный выход?

– Нет. – Поджав недовольно губы, приканец возмущенно взмахнул рукой. – Мастеру Доу нечего скрывать от покупателей! Я всегда пользуюсь одним входом с ними!

Я молча кивнул. Жаль, запасный выход нам бы пригодился. Следующим методом была грубая лесть.

– Да, мне говорили, что вы надежный приканец и к вам можно обратиться в особых случаях…

– Вот как? – переспросил мастер Доу и развернулся ко мне полностью, показывая, что готов к диалогу. – Что же вас ко мне привело?

– Я хотел бы что-нибудь особенное, – пробормотал я негромко. – То, что может пощекотать нервы.

– О-о-о, – понимающе протянул продавец и бросил мимолетный взгляд на Олесю. – Думаю, мы друг друга понимаем.

Из-под прилавка, как из шляпы волшебника, появился замусоленный от частого использования каталог и лег на стол. Я, обрадовавшись, что все получилось так быстро, схватил его и начал листать. Радость оказалась преждевременной.

– Это что такое?! – глупый вопрос с моей стороны, но он слетел с губ сам собой, когда я увидел предложенный перечень товаров.

– То, что вы просили, – недоуменно проговорил продавец, отступая на всякий случай от меня на пару шагов. – Чтобы пощекотать нервы…

– Я просил что-то типа браслетов Риаллы, а не вот это! – с возмущением я бросил каталог со специфическими игрушками.

– У меня приличное заведение, – почему-то оскорбился приканец, но свой грязный журнал убрал от меня подальше.

Я мысленно усмехнулся. Ага, как же! Судя по увиденному ассортименту – прямо кафе-мороженое «Белоснежка с фантазией» с курящими в сторонке семью гномами. Больше нам здесь делать было нечего.

– Леш, – позвала с интересом Олеся, но ее прервал раздавшийся вдалеке взрыв.

Бластеры на плечах автоматически пришли в боевую готовность даже раньше, чем я развернулся и побежал к выходу, оценивая ситуацию. Вся охрана поднялась в воздух и быстро улетала куда-то за территорию рынка. Прогремела еще серия взрывов. Похоже на террористическую акцию.

За доли секунды рынок опустел. Торговцы бросали и свои лавки и товар прямо на месте, спеша спасти свои драгоценные жизни. Рай для воров. Подходи и бери все, что хочешь, только вот брать тоже некому. Покупатели исчезли еще раньше продавцов.

Единственные, кого не смутил прогремевший взрыв, были наши преследователи. Не таясь, они стояли напротив лавки, нацелив на нас бластеры, и ничуть не беспокоились о загадочном нападении.

– Леш, что делать будем?

Я не спешил с ответом. Тем более компанию уже знакомых преследователей разбавил третий приканец. Неторопливой походкой он вышел из-за спины правого преследователя и двинулся к нам, демонстрируя уверенность, что я его не убью. Приканец Вардун. Механическая рука и шрамы по всему телу действительно только раззадорили во мне интерес.

– Хирург?

Я молча кивнул.

– Надо прогуляться.

– А если я не хочу?

– Бывает, – пожал плечами Вардун, и в тот же момент проекционные экраны бронекостюма мигнули, а потом полностью исчезли, погрузив меня в темноту лишенного энергии металлического гроба. Электромагнитная граната все таки забористая вещь.

– Лесь, ты как? – супруге я звонил уже с КПК. Ни одна игровая граната не была в состоянии обесточить реальное средство коммуникации между игроками.

– Нормально. Скажи, что у тебя есть план Б, – с надеждой спросили меня на том конце, в ответ я грустно промычал. – Плохо. Черт, что-то мне нехорошо.

– Клаустрофобия? – заволновался я.

– Нет, просто тошнит. Эти олени несут меня, как бревно во время шторма.

Я угукнул, принимая для себя решение. Видимо, пора окончательно оформить прописку для Олеси на каком-нибудь курорте. Хватит ей болтаться со мной в Галактионе. Вот найдем чек, и сразу отправлю. Слишком много эмоций, слишком мало конструктива.

Бронекостюм сильно тряхнуло, и я завалился навзничь. Послышался крик «Чисто!», и нас куда-то потащили, при этом действовали похитители и вправду неаккуратно. Тряска продолжалась недолго и закончилась в каком-то грузовом отсеке. Судя по звукам, Лесю положили справа рядом со мной. О том, что мы куда-то летим, говорила только легкая инерция, которую я ощущал, лежа в своем гробике. Мы еще пару раз созвонились, чтобы убедиться, что все в порядке. Несколько раз на меня накатывал приступ клаустрофобии, но я закрывал глаза и медитировал. Я даже так увлекся, что не заметил, как мы остановились. Вновь меня начали кантовать, но я собрался и был готов в любой момент вылететь из бронекостюма. Благо не впервой. По корпусу пробежал короткий импульс разряда, и я сгруппировался. Перекат, прыжок в сторону, бластер из инвентаря и блок Эло в бронежилет для обеспечения начальной защиты. Все получилось так слаженно, словно тренировки отнимали у меня массу времени. Краем глаза заметил, как вывалилась из своего бронекостюма Олеся. Она с облегчением выдохнула, но осталась лежать на полу, ничуть не интересуясь, кто нас похитил.

Интегрированный с бронежилетом тактический шлем подсвечивал опешившего от моей прыти приканца. Я не стал разбираться с тем, хорошее это существо или нет. Один выстрел – и на пол рухнул контейнер с добычей. Кем бы ни были похитители, ничего доброго от них я не ждал, потому действовал на опережение.

Убедившись, что в каменном мешке больше никого не было, я закинул в инвентарь бронекостюм и подбежал к супруге, не забывая держать бластер по направлению к двери.

– Ле-е-есь, – позвал я. – Вставай.

– На хрена? – вяло отозвалась супруга. – Мне и тут хорошо. У меня шторм.

– Понял, – отозвался я, переворачивая девушку на спину. Мутные глаза и царапина на голове говорили о полученном дебаффе. Я поменял блоки Эло в ее бронежилете, и система тут же пришла в действие, вколов дозу восстанавливающих препаратов. Взор прояснился, и, кряхтя, Леся поднялась на ноги. Сначала моя девочка проверила работоспособность бластера, а потом забрала свой бронекостюм. Выражение ее лица сулило большие неприятности тем, кто имел неосторожность нас похитить.

Я достал переговорное устройство и позвонил на кламир.

– Умник, ты здесь? – сигнал прошел без проблем.

– Почти! – отозвался корабль, определяя наше местоположение. – Ого! Вы на другом конце города. Скоро буду.

– Приветствую, Хирург, – услышал я знакомый голос.

Приветствующий предпочел общаться со мной по системе громкой связи, и правильно сделал. Заявись он сюда, я бы пристрелил его сразу, не дав открыть пасть.

– Спрячь оружие, тебе и твоей спутнице ничего не угрожает. Выходи из комнаты, двери не заперты. Только не пугайся моих ребят. Они тебя сами боятся, – послышался лающий смех из динамиков. – Если ты их не тронешь, то и они тихонько посидят. Давай, жду тебя.

Громкий щелчок оповестил об окончании сеанса связи.

– Кто это? – спросила Леся, увидев, что я послушно прячу бластер.

– Да есть тут один субъект. Летали одно время вместе.

За дверью начинался узкий коридор, стены которого состояли из жерл огнеметов, бластеров и всякого другого хлама. Видимо, для упокоения несговорчивых гостей. Благо нас предупредили, и мы почти спокойно двинулись к выходу. Иногда за огнеметами сверкали испуганные глаза. Зачем-то прикованные цепями к полу, приканцы прятались в тени, держа подрагивающими руками бластеры и стараясь не привлекать к себе внимание. Оставлять испуганных существ с оружием в руках было неправильно, потому я забирал бластеры и кидал их Лесе. К концу коридора супруга едва не валилась с ног от нагрузки, но помочь я ей не мог. Вдруг придется воевать, а я уставший?

– Бросай сюда, – я жестом указал на свободное пространство у дверей. Послышался лязг обрушившегося на пол оружия и облегченный вздох Леси. У меня даже мысли не было позариться на этот металлолом. Бластеры Г-класса если и можно продать, то только припугнув перед этим бластером более высокого уровня.

За дверями нас ждал тот, кто затеял весь этот балаган.

– У меня только один вопрос: на хрена?! – недовольно спросил я.

– Долг платежом красен, – хрипя, ответил Трид и довольно хмыкнул. – Или ты думал, я тебе прощу, как ты меня затащил в свою консервную банку?! Садись. Разговор есть.

В комнате помимо Трида был еще Вардун. Прислонившись к стене, он казался расслабленным, но лежащая на усмирителе рука и внимательный взгляд говорили о его немедленной готовности вмешаться в наш разговор.

– Садись, – повторил Трид и указал мне на второе кресло.

– Злопамятный ты, Трид. Мог было просто позвонить, – заметил я, устраиваясь поудобнее. – Или номер забыл спросить, перед тем как сбежал от меня?

– Забыл, – фыркнул Трид и ткнул пальцем сначала в Лесю, а потом на место у дальней стены, показывая куда следует отойти. – Ты мне нужен.

– Два процента, и я весь внимание.

– Вальты больше нет. Затранцы.

– Даже так? – удивился я. – Они нашли фарватер?

– Они просто уничтожили оба солнца. Планета превратилась в пар со всем, что на ней было. Духа Вальты не стало. – Лицо Трида печально вытянулось.

– Как все-таки хорошо иметь привязку на безопасных планетах, верно? – съязвил я. Суть разговора уже была понятна, осталось только продать себя подороже.

– Хватит! – рыкнул Трид, отчего его обезображенная морда исказилась еще больше. – Я рисковал головой не для того, чтобы слушать сарказм от сопливого юнца! Ты мне нужен!

– Зачем тебе я? Пират, сделавший всего первый Шаг?

– Других нет, – со злостью выплюнул Трид. – Ты единственный щенок Хильвара, хоть на что-то способный. Остальные либо идиоты, либо трусливые шакалы!

– Попасть на Зарвал непросто, – заметил я. – Это…

– Я не говорил о Зарвале, малек, – оборвал меня Трид. – Его, как и Вальты, тоже нет. Фильта присоединилась к детям. Прах ее памяти. Ты мне нужен для другого.

Трид умолк, дав мне возможность оценить масштабы экспансии затранцев. Они уничтожали планету за планетой! Это впечатляло и страшило. Когда не понимаешь логики противника, воевать против него сложно.

– Давай еще раз про то, зачем я тебе. Сам говоришь, что я малек.

– Хильвар сказал, у тебя есть дело на планете Шуртан. Я полечу с тобой.

– Ты мог полететь с кем угодно. Координаты планеты не тайна. Но ты сказал, что остальные идиоты или трусы. В чем загвоздка?

– Загвоздка? Зришь в корень, малек. Шуртан облюбовали затранцы. Они пригнали туда летающую крепость и используют ее в качестве ремонтных доков. Хвала всем богам, нашу базу они не нашли.

– Откуда такие подробности?

– Оттуда, что тамошние обитатели живы и поныне. Или ты думаешь, пираты по своей воле покинули такую базу? Она захвачена роботами, отщепенцами анорской империи. Вот туда-то мне и нужно. Впрочем, как и тебе.

– То есть ты хочешь, чтобы я прошмыгнул мимо летающей крепости затранцев, пробрался на базу, очистил ее от роботов и расстелил для тебя красную дорожку? – Я не скрывал сарказма. – Знаешь, даже интересно, что ты можешь предложить мне в качестве оплаты за такое дело! Это же самоубийство!

– Вот это. – В руках Трида появился небольшой предмет, похожий на толстый многожильный кабель, и я проглотил готовые было сорваться с языка едкие слова. Повисла долгая и мучительная пауза. В эти секунды я просчитывал возможность выхватить из рук дельвийца эту ценную вещь и свинтить отсюда с Олесей целыми и невредимыми. Вардун правильно оценил мои намерения и достал усмиритель, готовый использовать его в любой момент.

– Что скажешь? Это достойная награда для самоубийцы?

– А ты умеешь мотивировать. Когда ты хочешь отправиться? – спросил я. Как ни крути, но этот приз должен стать моим, да и видеозапись я уже пообещал Хильвару.

– Чем раньше, тем лучше. На Белкете мне делать нечего.

– Добро пожаловать обратно в маленькую, но дружную команду, старший помощник Трид, – произнес я, сглатывая слюну. Сзади многозначительно прокашлялась Олеся, но мне было не до нее. Предмет в руках дельвийца породил в душе очень много надежд. «Луура», тот самый утерянный блок интеграции печально известного «Возмездия». Оружия, способного уничтожить даже затранскую королеву.

Или оружия, способного закончить эту войну?

Глава 6

Гальвар, система, где базировалась «Бойцовая порода», походил на торговый центр в предпраздничные дни. Все куда-то спешили, ругались за место в очереди на посадку, требовали лучший причал, проклиная огромные крейсера и истребители, снующие у всех под носом. Это были идеальные условия для проникновения на вражескую территорию под прикрытием.

Крейсер «Неизбежность» завис посреди этого игрового хаоса, заняв положенное ему по статусу место: на первой орбите, в непосредственной близости от центральной планеты. Приканские таможенники даже не стали его досматривать, ограничившись корпусным сканированием, и поспешили включить зеленый свет, выказывая почет и уважение гильдии «Либериум».

– Мы на месте, – произнес Аалор с невозмутимостью египетской мумии.

Подчеркнуто отстраненное поведение капитана было вызвано неприятной для него ситуацией. Для того чтобы мой корабль смог попасть в систему и не вызвать при этом вопросов ни у приканцев, ни у «Бойцовых», его пришлось спрятать в трюме крейсера, объединив наши энергосистемы в единое целое. Только при полной интеграции предмет «кламир» становился частью предмета «крейсер» и не отслеживался сторонними сканерами. Хитрым трюком со мной поделился Трид, пояснив, что это старая пиратская хитрость, уже не раз их выручавшая. Едва заслышав об этом, Аалор наотрез отказался идти на такой шаг, и у них с Варгом состоялся неприятный разговор. Сути его никто не слышал, оба игрока разговаривали по внутреннему каналу связи, но после этого лицо капитана «Неизбежности» превратилось в непроницаемую маску. Кламир получил все необходимые разрешения на стыковку, а я, как подсказывала мне логика, одного из сильнейших врагов. Этой публичной уступки Аалор мне не простит, хотя я сработал скорее простым триггером в отношениях Варга и его подчиненного.

– Допустим, группы я распределю. Я так понимаю, на твоих бойцов не рассчитывать? – Грейкилл посмотрел на Аалора, и тот снизошел до ответа:

– Мои люди займутся крейсером «Стремительный». Самостоятельно.

– Вот и славненько. – Грейкилл задумчиво почесал голову. – Тогда наши «Генерал Марксвел» и «Генерал Вальрон». Корабли чистить будем полностью?

– Нет, только капитанскую рубку. – Я достал удаленный терминал и поставил его на стол. – Кламир перепишет крейсера на меня за минуту-другую. Главное – получить доступ в центральный блок управления и обеспечить защиту.

– О! Так это же вообще отлично! Плевое дело на пару минут. Когда они должны покинуть систему?

– Вопрос не по адресу, – ответил Аалор, Грейкилл обращался к нему. – Организатор похода Хирург. Мне поставлена задача тайно протащить кламир в систему. Ничего более.

– А зачем ждать, когда крейсера покинут систему? – напрягся я, ибо теперь все внимание присутствующих обратилось к моей персоне. – Вариант подлететь, пока они спокойно стоят на базе, высадиться и захватить уже не работает?

– Хм… – многозначительно произнес Грейкилл и вновь почесал голову. – Ты серьезно? Ты пригнал нас всех сюда и понятия не имеешь, куда влез?

Ситуация набирала нерадостные обороты. Если с захватом кораблей на базах существует какая-то проблема, то Варг должен был меня о ней предупредить. Или не должен? Как-то слишком он быстро согласился помочь, узнав о сути похода. Еще и все затраты на подготовку и последствия на меня спихнул.

– Поясни, что я упустил?

– Да все! – вспылил Грейкилл. – Аалор, выведи карту системы.

Между нами появилась трехмерная проекция лютого ужаса снующих туда-сюда точек, обозначающих корабли. Грейкилл недовольно скривился и попросил подсветить цветами важные объекты.

– Так. В общем, рассказываю один раз и то сугубо из-за личного долга. Ненавижу ходить в должниках. Нам выделили место здесь. Зеленая точка. Крейсера «Бойцовых» стоят здесь. Красные точки. Вот это пустое пространство вокруг – официальная зона их гильдии. Влетать чужим кораблям в нее нельзя, у ДБЛ есть предписание сбивать все, что не имеет «дружественную» метку. Не кораблям, кстати, тоже вход туда заказан. Если честно, понятия не имею, на что ты рассчитывал. Мы не можем войти в защищенную область. Мы не можем попасть на корабли. Да даже если случится чудо и мы каким-то образом захватим хоть один корабль, он перестанет принадлежать «Бойцовым», и ДБЛ вырубит его электромагнитным выстрелом. Десант вернет пропажу себе через пять минут. Потому у меня и был вопрос: когда ждать выхода из-под защиты? Хотя нет, теперь у меня еще один вопрос: Хирург, ты дебил?

Нокдаун. Причем такой сильный, что я не нашелся, что ответить. Вдогонку, видимо, посчитав, что приложили меня слабо, Аалор вставил свои пять копеек:

– Мне предписано находиться в системе двенадцать часов. Затем я улетаю. Будь добр, освободи мой корабль от своего присутствия к этому времени.

– Да, нас ты тоже не на всю жизнь нанял, – предупредил и Грейкилл.

Растерянность. Так я мог охарактеризовать чувство, поглотившее меня с головой. Степашка полазил по форумам, но ничего толкового, касающегося организации защиты баз, не нашел. По моей просьбе на официальном форуме он сделал ветку, но ее тут же удалили модераторы. Еще и предупреждение влепили. Такие вещи не должны являться открытой информацией, и тут же ссылки на официальные магазины, где ее можно приобрести.

Звонок на мой КПК был настолько неожиданным, что я даже вздрогнул.

– Смотрю, уже на месте? – Варг решил лично проверить готовность или поглумиться надо мной. – Как успехи?

– Почему ты не сказал мне о защите? – в лоб спросил я.

– А почему я должен был это делать? – с искренним недоумением спросил глава «Либериума». – Ты – друг гильдии, а не ее офицер. Все, что я тебе обещал, я выполнил. У тебя есть Аалор и его готовность захватить корабль. Ничего больше.

Повисла пауза. На душе заскребли кошки, но я вполне нормальным голосом спросил:

– Зачем это все? Не мелочно для главы такой крупной гильдии?

– Нет, Хирург. Не мелочно. Считай, что это признательность за пользу от сотрудничества с тобой. Нравишься ты мне. Люблю наглых. – Варг помолчал и добавил: – Я тебе услугу оказал, и ты отделался малой кровью. Запомни свой уровень. Навсегда. И если рискнешь опять сунуться в другую лигу, память подскажет, что делать этого не стоит. Понял?

– Да, объяснил доходчиво, – хмыкнул я, услышав его мотивы.

– Отлично. Тогда передай Аалору, чтобы возвращался.

– Нет.

– Что «нет»?

– У него предписание от тебя на двенадцать часов.

Опять возникла пауза, после которой Варг с шумом выдохнул в динамик.

– Как знаешь. Ты же не против, если я наших развлеку? Будем считать, что это твой звездный час! Лидеры всех ведущих гильдий будут смотреть на то, как ты облажаешься. О, уже пошли ставки, как быстро ты сольешься. За тебя поставить?

– А какая ставка на то, что у меня все получится?

– Один к восьми. Ахсарбек банкует и гарантирует выигрыш. Спорят только свои, так что на сторону информация не пройдет. «Бойцовые» ничего не знают о твоей акции.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.