книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Неожиданный английский

Размышления репетитора. Тетрадь III


Кирилл Шатилов

На старт! Внимание! Марш!

Изредка включая трансляции последней олимпиады с родины тётки Чарлея в моменты проведения там состязаний по лёгкой атлетике (каюсь, имею некоторою слабость, поскольку детство и юность провёл в бегах и прыжках, хотя лучшее, чего добился – второе место среди семи пионерских лагерей), я не мог не обратить внимания на то, что бегуны, стоящие в колодках, слышат команды на английском языке. Если вы учились в школах с английским уклоном или имеете представление о детских играх, то обычно ожидаете услышать череду команд ready, steady, go. Однако в данном случае команды были On your mark! Get set! Go! И это, разумеется, правильно, поскольку именно так ещё в XIX веке на Британщине и в Новом Свете было принято принимать старт у бегунов. Под mark подразумевалась черта или любая другая отметка начала забега. Get set – своего рода предупреждение, что вот-вот будет дан сигнал. Бегуны реагируют тем, что приподнимают задницы и напрягают ноги. Команда go универсальна и комментариев не требует. В самой Англии можно услышать вариант Take your mark, как если бы стартующий обращался к одному бегуну, тогда как в Штатах обычно в таких случаях говорят Take your marks, обращаясь ко всем участникам забега. Такова официальная традиция. В менее формальной обстановке можно услышать ready, set, go! Когда же соревнования носят неформальный характер, вот тогда и используют упрощённое ready, steady, go. Которое, впрочем, в отличие от первых двух наборов, можно использовать и не только в связи с забегом и соревнованиями вообще. Маленьких несмышлёных детей полезно муштровать фразой ready, steady, go read, например, что хорошо ложится на русский как «На старт! Внимание! Марш читать!» и что в наши дни зачастую полезнее того же спорта…

Тётка Чарлея

Бразилия и упоминание в предыдущей заметке знаменитой тётки, блестяще сыгранной в своё время Александром Калягиным, навели меня на мысль поделиться с вами ещё одним небезынтересным открытием. Когда я в прошлом веке гулял по джунглям неподалёку от водопадов Игуасу, то всё время вспоминал её крылатую фразу насчёт того, что она, мол, приехала из страны, «где в лесах много диких обезьян». Потому что за две недели мне в Бразилии попалась одна-единственная обезьяна да и то в зоопарке. И лишь вплотную занявшись английским языком и английской литературой, я выяснил, в чём тут дело. Оказывается, нас обманывали…


Комедия Charley’s Aunt (известная также под названием Where’s Charley?) англичанина Брэндона Томаса имела в своё время (конец XIX века) феноменальный успех: британская постановка выдержала 1466 показов, а на Бродвее шла четыре года подряд. Первый исполнитель роли донны Люсии, Уильям Пинли, сколотил себе такое состояние, что впоследствии создал собственный театр на Квин-стрит. У нас по ней в 1975 году был снят фильм «Здравствуйте, я ваша тётя!», в котором упомянутый Александр Александрович играл роль… донны Розы. Вероятно, авторы сценария посчитали, что Роза звучит смешнее, нежели Люсия.


Так же вольно они обошлись и с текстом комедии. Интересующую нас фразу про «диких обезьян» в оригинале вы просто не найдёте. Вероятно, Брэндон Томас знал о фауне Бразилии не понаслышке, а потому английская донна Люсия говорила в этом месте про свою воображаемую родину where nuts come from (откуда привозят орехи). Чем, разумеется, повергала зрительский зал в хохот, поскольку, действительно, существует даже разновидность «бразильского ореха» (Brazil nut). Однако это не смешно, а смешно то, что в английском словом nut принято называть не совсем умных людей. Так что вместо советских «обезьян» буржуазная публика узнавала, что Бразилия – страна, «откуда появляются придурки».


Что касается Калягина, то в интервью «Новым известиям» он как-то с грустной иронией посетовал:


Если говорить чеховским языком, то, когда скажут: «Калягин умер!», сразу пойдёт: а, это та самая тётушка Чарлея! И не вспомнят ни Эзопа, ни Платонова, ни Чичикова, ни Ленина…

Языковая капитализация

Нет, я вовсе не о том, что знания языка можно и нужно использовать для обогащения. Хотя это понимается сегодня как само собой разумеющееся. Я про понятие capitalization, то есть правила писания заглавных букв.


В английском языке нас часто сбивают с толку самые разные подходы авторов текстов к этому, на первый взгляд, не слишком сложному вопросу. Передовицы газет, набранные сплошь заглавными буквами – полбеды, это у них там как бы принято, ладно. Но порой можно читать обычный оригинальный учебник, справочник, роман, на худой конец, и сталкиваться с тем, что заглавные буквы вскакивают в самых неожиданных местах. Читающим по-немецки проще: они привыкли к тому, что все существительные, будь то Гитлер или ложка, должны писаться с большой буквы. Борьба с этой традицией Гёте и братьев Гримм так ни к чему и не привели.


А что же всё-таки с английским?


А в английском сами его носители выделили три базовых правила правильного использования заглавных букв:


Первое: С заглавной буквы должно начинаться первое слово в предложении.


Второе: С заглавной буквы должны начинаться имена собственные, будь то имя человека, название дня недели или месяца, улицы и т. п.


Третье: С заглавной буквы должно писаться местоимение «я» (т. е. I)


Всё вроде бы ясно и понятно. Но тогда почему в реальности нас на страницах с английскими текстами встречает такая кутерьма больших букв вовсе не там, где нужно, а там, где почему-то захотелось автору?


Конечно, здесь не могло не обойтись без определённой толерантности. Если тому или иному издателю хочется выработать собственные правила и им придерживаться, ему никто запретить не может. Так издатели учебников, особенно по философии, любят писать с заглавной буквы важные для их теорий понятия вроде Nature или Love. Если же вы издатель современных романов, то вы явно захотите поддержать нынешних безграмотных писателей, которые, наоборот, привыкли, благодаря смс-кам, писать всё, что угодно, с маленькой буквы.


Я вот, например, взял за правило выделять английские слова в своих заметках курсивом (италиком). Такая же возможность для выделения значимых понятий есть и в английской традиции, когда, скажем, названия книг или фильмов не берутся в кавычки, как у нас, а наклоняются на требуемые 15 градусов и слегка закругляются. Но некоторые по-прежнему считают, что подчеркнуть важность слова можно, превратив его зрительно в имя собственное.


Как быть нам, не носителям?


Во-первых, следовать первым трём правилам, приведённым выше. Во-вторых, следовать принципу «не переборщить». Вы же не немец, в конце концов. В-третьих, если вы используете цитату в середине другого предложения, цитата, разумеется, должна начинаться с заглавной буквы (She said: «I am tired», and went home). То же касается предложения после двоеточия. В-четвёртых, капитализировать аббревиатуры (писать Usa неправильно, как бы вы к ним ни относились).

Немножко британского слэнга

«Британского слэнга», разумеется, с точки зрения туриста, для которого английский язык родной, однако он живёт, скажем, в США, то есть, его судьба подтверждает знаменитое высказывание Оскара Уайльда о том, что «Единственное, что разделяет нас и американцев – это английский язык».


Не будем теоретизировать, а приступим к практическим экспериментам:


Что вы скажете о себе, когда устали? I am tired. А что скажет о себе уставшая британка? I am knackered.


А если хотите есть? Конечно, I am hungry. Секундочку! Как вам британский вариант I am peckish, который даже у меня сейчас подчёркнут красным как незнакомый программе Microsoft Word?


Если англичанин, напротив, бодр и весел, он может сказать о себе I feel sparky. Говорят, на Британщине этим словом также называют… электриков.


Как вы думаете, чего хочет британец, если он хочет «жабу в норе». По-английски это toad-in-the-hole. Не бойтесь: ему всего лишь захотелось сосиску в тесте.


Если вы решили купить себе или кому-нибудь спортивные туфли, которые обычно у нас называются «кроссовки», во всём англоязычном мире вы обычно попросите продавца показать вам sneakers. В Лондоне у вас могут на всякий случай уточнить, правильно ли они поняли, что вы ищите trainers.


Приехавший в США британец, которому понадобилось купить jumper, пойдёт искать магазин торгующий чем? Правильно: свитерами (sweater).


Если вы приехали в Британию, и вашему малышу срочно понадобилась сиделка, кого вы будете искать? Может быть, lollipop lady (даму с леденцом)? А вот и нет. Потому что дамой (или господином) с леденцом называют полицейского, помогающего школьникам переходить дорогу. А няню вашу будут здесь называть minder. Как, впрочем, и телохранителя. Который, как все мы знаем по знаменитому фильму, вообще-то body guard.


Если вам понадобится шариковая ручка, не стоит долго объяснять англичанину, что вам нужен ball-point pen. Достаточно просто сказать I need a biro. Когда-то это было названием фирмы, а теперь стало именем нарицательным. Как ксерокс у нас.


Известно довольно широко, что если вы захотели заказать что-то с картошкой фри, то в Америке нужно просить French fries, а в Англии chips. Зато если вы, не дай бог, захотели именно чипсы, то вас правильно поймут в Америке, а в Англии вам придётся перестраиваться и просить crisps. В противном случае вам принесут… картошку фри.


В заключении этого короткого экскурса в мир британского слэнга, как вы думаете, где стоит искать «пеликанов перекрёсток» (pelican crossing) – на улице, в зоопарке или в тюрьме? Не стану злоупотреблять вашим временем и подскажу, что pelican – это вовсе не птица, а сокращение от pedestrian light controlled – иначе говоря, это всего лишь светофор, который разрешает или запрещает переход, показывая зелёную или красную фигурку соответственно.

Немножко австралийского слэнга

Перенесёмся на крошку-Австралию (ведь что такое 24 миллиона жителей и менее 8 миллионов квадратных километров площади, если в одной Москве с Питером уже живёт никак не меньше, а одна только Россия с её 17 миллионами квадратных километров больше Австралии в 2 с лишним раза?) и посмотрим, что же необычного можно подметить в тамошнем английском говорке…


Если вы любите печенье, то спрашивайте в австралийской кондитерской вовсе не cookie, а biccie.


Как вы думаете, что имеет в виду австралиец, когда говорит вам Good on ya? Он вас хвалит, типа, молодец. На Британщине вам бы в такой же ситуации сказали Good for you.


А вы знаете, как в Австралии принято здороваться с хорошими друзьями. Во-первых, австралийцы, как вы, наверное, слышали, особенно во время сиднейской олимпиады, когда хохотал весь англоязычный мир, единственные говорят Good day. Во-вторых, вместо всяких buddy, pal, mate они предпочитают словечко cobber. Таким образом, приветственная фраза в их устах прозвучит G’day, cobber!


Ещё более странно прозвучит для ушей англичанина или американца распространённое в Австралии словосочетание Fair dinkum. Правда, если вы родом из графства Линкольншир, что на востоке Англии, у вас есть шанс их понять. Потому что занесли его в Австралию преступники (а вы ведь знаете, что Британия первоначально использовала Австралию в качестве удалённой тюрьмы) именно с линкольнширским диалектом. И означает fair dinkum всего-навсего real (настоящий). It is true, fair dinkum, true (Это правда, её богу, правда).


С водой, как известно, в Австралии туго. Тем более примечательно, что для таких мелких водоёмов, которые в той же Англии не назвали бы даже pool или lagoon в австралийском английском есть специальное слово – billabong. В русском ему лучше всего соответствует слово «заводь». Почему? Потому что этимология его вовсе не английская, а местная, аборигенская: billa означает «река», а bong – «мертвый».


Как вы думаете, кого в Австралии называют Pommy? Если вы уловили в этом обращении некую пренебрежительность и читали до сих пор внимательно, то можете догадаться. Конечно, так говорят про приехавших в бывшую «тюрьму народов» англичан. Другое дело, почему так говорят. Мнений на этот счёт есть два. Кто-то считает, что причиной тому сочетание двух слов – immigrant и pomegranate (гранат) – которые вместе намекают на красные щёки приезжих из Старого Света. Лично мне более симпатично объяснение, по которому pommy оказывается производной от аббревиатуры POME – Prisoner Of Mother England (узник матери-Англии).


С другой стороны, если австралиец назвал вас kiwi, как вы думаете, откуда, по его мнению, вы родом? Если вы увлекаетесь животными, то наверняка догадаетесь, что вас приняли за новозеландца, потому что именно там обитает эта бескрыла пичуга, ставшая чуть ли не символом этой самой удалённой от английской «прародины» страны.


Наконец, как вы думаете, что подразумевает австралиец, когда просит дать ему Vegemite? Марку соковыжималки? Вегетарианца? Нет, он хочет намазать на хлеб популярную в Австралии овощную пасту. Кстати, я не зря написал Vegemite с большой буквы. Потому что с маленькой называют «ребёнка-паиньку».


Закончить же этот короткий экскурс в австралийский быт английского языка я бы хотел пожеланием, чтобы вы всегда были happy little vegemite, что означает «человек, пребывающий в хорошем расположении духа».

Немножко ирландского слэнга

Стоило кому-то рассказать украинцам и белорусам, что они украинцы и беларусы, как им сразу стало гордо и самобытно. Жаль что русам никто не объясняет, что они русы, и потому они вместе с остальными обитателями РФии усилиями Ельцина с подачи сахаровской Боннер вынуждены чувствовать себя «россиянами». Увы, подобное случается не только у нас, но и в туманном Альбионе, где коренных жителей Англии жители всех остальных британских государств, мягко говоря, недолюбливают. С той лишь разницей, что русы, кроме Тартарии, похоже, никого не завоёвывали, а вот англичане в своё время кровушки у соседей попили будь здоров. Ну да ладно…


Сегодня поговорим о слэнге ирландском. Потому что ирландцы – не англичане. Совсем не англичане. У них и язык свой собственный есть, который называется гаэльским и относится к группе кельтских языков наряду с шотландским и мэнским. Но мы с вами в эти дебри не полезем за ненадобностью. Потому что в повседневном общении им пользуется во всём мире чуть более 300 000 человек. Остальные предпочитают говорить по-английски или на «ирландском английском». О нём, собственно, и речь.


Как вы думаете, как бы в Ирландии назвали уважаемого Дмитрия Анатольевича Медведева (для тех, кто будет читать эти строки через несколько лет, поясню, что это ФИО премьер-министра РФ, прославившегося разными философскими высказываниями и глубоким пониманием такого явления, как Интернет)? Чтобы вы не подумали ничего лишнего, поспешу ответить: taoiseach, причём произносится это слово как «тии-шах», практически как «чайных шах». Фактически это тот же английский prime-minister, но только когда речь заходит об ирландском правительстве. Переводится, как «лидер» или «вождь».


А теперь представьте, что посреди Дублина, где-нибудь в районе Темпл-бара (не путать с лондонским) навстречу вам идёт кто-то из местных и спрашивает: Where’s the craic? Не нужно оглядываться по сторонам или признаваться, что не видели никакого Крэка. Просто ткните пальцем в какую-нибудь сторону, и незнакомец пройдет мимо, а то и поблагодарит заодно. Потому что, оказывается, он просто спрашивал, мол, где тут можно хорошо провести время, поскольку под словом craic скрывается такое знакомое нам fun.


Ещё хуже вы почувствуете себя, когда какая-нибудь шальная ирландка назначит вам свидание, а время укажет в формате at half-six. Мой вам совет – переспросите. Потому что если вы машинально переведёте это и получите «пол шестого», то вам придётся ждать свою судьбу ещё как минимум час. Ибо half-six – это для них всё равно что half past six.


Если кто-то из друзей-ирландцев назвал вас «толстым» (thick), спрашивается, как вам реагировать? Обижаться? Глупо улыбаться? Бить в челюсть? Секундочку, я же предупреждал, никаких поспешных действий. Потому что небольшое исследование (или чтение этой моей заметки) приведёт вас к выводу, что собеседник просто-напросто отдаёт должное вашему уму. Причём без сарказма.


В каких-то случаях ирландский английский можно счесть слегка устаревшим. Например, если что-нибудь покажется ирландцу слишком дорогим, он не скажет It’s too expensive. Нет, для него это будет too dear.


Некоторые ирландские выражения способны удивлять и видавших виды англичан. Скажем, что может скрываться за фразой Change the nappy on a snapper? Если с nappy ещё куда ни шло, и можно догадаться, что это, наверное, как-то связано со словом napkin (пелёнка), то любой уважающий себя словарь на тему snapper ответит вам, что это «люциан». Как, вы не знаете, что это рыба такая?! Shame on you! Так о чём же вас просят, говоря Change the nappy on a snapper? Поменять наживку для рыбы? Порвать с приятелем или подружкой? Оказывается, банально сменить подгузник у малыша…


А что, например, они имеют в виду, когда сталкиваются с gardai? В английском словаре вы это словцо вообще вряд ли найдёте. Хотя в Ирландии, особенно в Северной, хулиганской и бандитской, это вполне в порядке вещей. Думает, сталкиваться лбами? Нет. Биться о стену? Тоже нет. Может, иметь дело с бюрократией или произволом? Нууу… нет. Это значит сталкиваться с полицией.


Теперь вопрос скорее из кулинарии, нежели из языка (хотя в кулинарии языки тоже используются, а некоторые их даже любят). Как вы думаете, с чем вам в Ирландии подадут бекон (rashers): с картошкой, с изысканным ирландским мёдом или с яйцами? Конечно, попробовать хочется со всем, но нет, ответ банален – с яйцами.


Куда, как вы считаете, зовёт вас вон та симпатичная ирландка в зелёном шарфике, выкрикивая A trip to the Gaeltacht? Звучит страшновато и, похоже, что речь идёт о какой-то тюрьме вроде Алькатраса. К счастью, нет, не о ней. Может, это экскурсия в замок или какой-то достопримечательный город? Уже теплее. Потому что так называются места на западе Ирландии, где жители ещё помнят, как разговаривать на родном гаэльском наречии.


Если бы вы были ирландцем по происхождению и при этом испытывали пиетет ко всему английскому, как вы думаете, как бы вас называли раздражённые таким вашим поведением соплеменники. Hibernophile? Да ладно, такого и слова-то нет! Может, тогда чисто ирландским (а заодно и шотландским) словом eejit, которым на гаэльский точно переводится название поучительного романа Достоевского «Идиот»? Нет. Ирландец ужалит вас больнее, назвав West Brit. И если у нас в подобных случаях худшей частью было бы west («западник»), то для них, живущих именно на западе от главного острова, наиболее уничижительным в этом сочетании будет Brit.

Как заговорить на чужом языке

Похоже, это один из тех вечных вопросов, ответ на который всем давно известен, однако все продолжают им задаваться, надеясь, в конце концов, узнать один-единственный рецепт, позволяющий добиться желаемого результата, ничего не делая. Потому что если вы готовы что-то делать, то рецепт до неприличия простой: делайте. Делать что угодно, чтобы заговорить, гораздо полезнее, чем искать заветный ответ и при этом не делать ничего…


А если серьёзно, то вопрос, действительно, непростой, поскольку, при всём видимом многообразии современных средств и ещё большем количестве окружающих вас людей, которые умеют говорить не только по-русски, он возник непосредственно перед вами, и вы с некоторых пор пребываете в лёгкой растерянности. Причём не только пребываете, но и уже некоторое время чужим (скажем, английским) языком занимаетесь, посматриваете видео, что-то почитываете, более того, довольно многое уже понимаете. Но продолжаете ощущать себя той самой собакой, которая и умная, и взгляд добрый, а заговорить по-человечески не может. Что же делать?


Буду краток. Что нам с вами мешает заговорить? Незнание достаточного количества слов? Незнание всех грамматических правил? Стеснительность? Страх, что нас не поймут и посмеются? Ну, что касается последнего, то будьте уверены: любой человек на собственной шкуре знает, как трудно говорить не на родном языке, а потому даже самая неудачная ваша попытка будет встречена окружающими на ура. Особенно носителями английского языка, которые обычно никаких других языков за ненадобностью не «носят» и потому считают умение говорить хоть как-то на их родном чуть ли не подвигом.


И всё-таки: что мешает? Конечно, русский язык. Он ведь для нас как спасательный круг: именно от него мы отталкиваемся, когда примеряем на себя иностранную грамматику, когда учим чужие слова, когда удивляемся необходимости использовать какие-то дурацкие артикли и т. п. Именно на нём мы начинаем в голове строить предложение, которое хотим перевести и пересказать, допустим, на английском…


Стоп! Вот причина нашего всегдашнего «затыка». Мы не говорим, а переводим. Причём дважды: когда слышим иностранную речь, когда её осознаем, когда выстраиваем русский ответ, когда переводим его обратно на язык собеседника. Мы делаем двойную работу. Мы страшно тормозим. Мы ненавидим себя за это. Мы думаем, что так будет вечно, и это ещё сильнее умаляет наши языковые способности в наших глазах.


Что делать? © Чернышевский


Думайте по-английски (по-китайски, по-французски, по-эфиопски и т.д.). Как? Начните с простого. Используя те слова, которые вы уже знаете, думайте ими обо всём, что вас окружает. Я подчёркиваю: думайте, называйте про себя, а вовсе не вслух, что может показаться довольно странным окружающим. Если в комнате темно: скажите про себя it’s dark или more light. Идёте или едите по Садовому кольцу (или какая в вашем городе самая «стоящая» улица?), скажите traffic jam или they are stuck. Утром желайте себе good morning, интересуйтесь у отражения в зеркале how are you doing. Продолжать не буду, вы меня уже поняли.


Окружите себя английским. Сделайте меню на своём телефоне английским. Проводите много времени на Фейсбуке? Сам бог велел указать в настройках, что вам удобнее английский, а вовсе не русский. Кстати, говорят, что при английской настройке вашей тамошней странички наши спецслужбы будут к вам лояльнее, поскольку они главным образом отслеживают русскоязычных пользователей. Заведите англо-английский словарь, в конце концов, и учите новые словам по нему. Я уж не говорю о том, что если вы любитель (ница) играть в компьютерные игры, вам больше ни в коем случае не нужно ждать выхода их в русифицированной версии.


Разговаривайте с собой. Ваша задача «обмануть» ваш рот. Иными словами, приучить его произносить фразы, к которым он ещё не привык. Способов уйма. Читайте вслух. Очень полезно, например, повторять за дикторами, начитывающими аудио-книги, одновременно следя за текстом. Смотрите фильм – повторяйте понравившиеся фразы за актёрами. Только не шёпотом, а громко и чётко. Что-то интересное прочитали, услышали или увидели – расскажите себе об этом по-английски, будучи, например, в душе, где вам вряд ли кто помешает. Учите наизусть стихи и декламируйте их вслух. Разучивайте и пойте песни вместе с вашими любимыми исполнителями. Этим можно заниматься и дома, и стоя в пробке. Где находить аудио-книги, фильмы, чтиво, песни и прочее объяснять не стану, поскольку всем этим добром Интернет кишит – было бы желание найти. Для особенно не щадящих себя в погоне за языком предлагаю большой набор английских скороговорок по адресу https://best-repetitor.jimdo.com/английские-интересности/английские-скороговорки/.


Будьте попугаем. Это я к тому, что когда вы произносите фразы (не слова, а именно фразы, т.е. законченные выражения, в которых отдельные слова живут уже совершенно иной жизнью, нежели на страницах словаря) на чужом языке старайтесь делать это максимально похоже на оригинальное произношение. Далеко не всегда получится сразу, но главное, чтобы вы обращали внимание на то, какие слова во фразе носители проглатывают, а на каких, напротив, делают ударение. Почему это важно? Если вы только начинаете слушать англоязычные источники, вам всегда кажется, что «эти товарищи слишком тараторят». Нет, они не тараторят. Они говорят точно так же, как и мы, но только у них другая ритмика: в русском мы, сами того не замечая, говорим слогами (произнесите вслух начало «Евгения Онегина» и послушайте), а они сразу словами (благо в английском слова часто не длиннее одного-двух слогов). Поэтому фразовые ударения в обычной английской речи не падают на предлоги, артикли, вспомогательные глаголы, местоимения. В результате все эти казалось бы важные для нас слова буквально исчезают из фразы. Они там есть, но они не «звучат». Если вы поняли, что я имею в виду, возьмите этот момент на вооружение, и вам сразу станет полегче.


Говорите. Если вы дочитали до этого места и уже знаете, что делать дальше, прекрасно. Начинайте делать. Не с нового года. Не с понедельника. Не завтра. Не сегодня. Сейчас.


Расслабьтесь. Осознав всё, что я до этого говорил, забудьте. Не стоит ни из чего делать культа. Я заметил, что когда человек говорит «Ну всё, теперь я всегда буду делать то-то и то-то», очень скоро он выдыхается, причём выдыхается гораздо скорее чем те, кто не даёт себе никаких зароков, а просто делает. Вас никто не гонит, никто за вами не следит (кроме вас самих), никому это не нужно (кроме вас), поэтому зачем себя мучить комплексами, страхами, угрызениями совести, если можно расслабиться и получать удовольствие от процесса превращения себя в нового человека? Последняя фраза вышла, сознаюсь, слишком многозначной, но имел я в виду ровно то, что вы ощутите через некоторое время вышеописанных упражнений, то, что знают по себе те, кто этим путём прошли и не дадут мне соврать: у вашей нынешней личности появится вторая ипостась, ваше второе «я», которое, переходя на чужой язык (уже не чужой для вас), будет не только звучать, но и ощущать себя несколько иначе, чем та, к которой вы привыкли. Не знаю, что появилось раньше – яйцо, курица или петух, – но мой собственный опыт убеждает меня в том парадоксе, что язык формирует сознание, а вовсе не наоборот.


Итог. Чужой язык, будь то английский, корейский, молдавский, чувашский – это не школьный предмет, за который вам будут ставить оценку, а всего лишь то орудие, которое, как вы знаете, поможет вам в жизни. Не ждите, что его вам кто-нибудь даст. Берите. Берите сами.

Зачем вам английский язык

Помните, как вы вошли в соседнюю аптеку, а там несчастный американский (английский, немецкий, шведский, французский, китайский) турист пытался объясниться с продавщицей, но она только улыбалась и хлопала глазами, а бедняге в этот момент было очень плохо, и требовалась срочная помощь? Вы помните, какую гордость вы испытали, когда смогли этой дурёхе объяснить, что именно его беспокоит? Или… Вы помните, как вам стало стыдно за то, что вы тоже не смогли ничего понять, и ушли, проклиная 11 лет бесполезных занятий английским в школе и институте?


Этот житейский случай я привёл как вымышленный пример использования английского языка. Возможно, вам вовсе не было жалко этого туриста. Возможно, вы даже ехидно подумали: вот дурак, учил бы русский, не попал бы в историю. А если этот турист – вы? Где-нибудь в Стокгольме или Мюнхине, или Лондоне, и от знания вами английского языка, который хошь-нехошь сегодня понимают в мире шире, чем все остальные языки вместе взятые, зависит ваше собственное здоровье и благополучие? То-то!..


Итак, вот десяток причин, почему с английским языком живётся лучше, нежели без него. Приоритеты можете расставить сами.


С английским языком больше возможностей найти работу. Один мой ученик пытался трудоустроиться программистом в Москве и скромно претендовал на 90 тысяч в месяц. Пытался довольно долго, нашёл, обрадовался, но к этому моменту мы уже прозанимались несколько месяцев, и он почувствовал, что может предложить свои услуги на международном рынке. В итоге прошёл ряд интервью, выполнял задания в онлайне, говорил с потенциальными работодателями по телефону, по Скайпу, спрашивал, отвечал, качал права, и в итоге скоро едет в одну не самую худшую европейскую страну, где ему будут платить порядка 3000 долларов. В месяц, разумеется. И всего-то: с помощью общих навыков английского говорения и уверенности в своих силах смог расширить ареал поисков работы.


Английский язык поможет вам улучшить своё образование. Я вовсе не о том, чья система образования лучше или хуже. Я о том, что вы сможете слушать, читать и понимать англоязычных физиков, математиков, историков, философов, маркетологов, мореплавателей, охотников, врачей и т.п., не дожидаясь, когда их светлые мысли переведут на русский язык. Любое явление, которое вас сегодня интересует и которое ещё не было замечено на русской почве, поверьте, уже давно обсуждается на мировых просторах интернета. Для наглядности сравните любые статьи той же Википедии, описывающие то или иное интернациональное (то есть не сугубо наше) явление. Вы увидите, что русскоязычная статья значительно, а иногда – непозволительно короче англоязычной. Таким образом, знание английского языка, если вы чем-то интересуетесь, позволит вам получать нужную информацию более оперативно и в гораздо большем объёме.


С помощью английского языка вы можете больше и интереснее путешествовать. Больше – потому что вы оказываетесь совершенно независимы от группы или гида. Интереснее – потому что вы всегда найдёте общий язык с местными и увидите страны не только из окна автобуса или автомобиля, но и изнутри. Даже если средний француз, итальянец или японец по-английски только улыбается, вы всегда сможете обнаружить неплохо говорящих по-английски продавцов в магазинах, официантов в ресторанах или клерков в гостиницах. Когда я жил в Киото (а японцы по-английски говорят и понимают в массе своей гораздо хуже нас), и мне понадобилось найти полноценный магазин, где можно было бы купить детских игрушек (а эта задача не такая простая, как кажется, даже в Японии), шустрые девчушки на ресепшн моего отеля мигом указали мне на карте здание, в которое я сам никогда бы в жизни не заглянул, но где они своим племяшкам и братишкам всегда покупают подарки к праздникам. Там оказался огромный отдел Toys R US (если это что-то вам говорит), где я за час набрал всё, что хотел, и даже чуть больше.


Английский язык поможет вам лучше понимать ваших глобальных врагов и друзей. Не секрет, что именно на английском языке говорят те глобальные силы, которые всё быстрее превращают отдельные страны в свои колонии. Следы этого вы легко обнаружите, например, в московском метро, где и названия станций, и указатели уже переписаны на американский лад. Скажем, под ногами вы всюду сегодня видите стрелки с надписью Way out, как говорят в США, хотя вообще-то более привычно в данном случае слово Exit. Кто в Москве был или вынужден жить, знает, что туристов из Америки у нас тут крайне мало. Значит, это делается очевидно не для туристов. С другой стороны, те же средние американцы, англичане или австралийцы страдают от своих поработителей ничуть не меньше нас, но при этом борются с ними гораздо активнее. Нам, разумеется, об этой их борьбе на всякий случай ничего не рассказывают, чтобы не подавать плохой пример, но если вы знаете английский, то в интернете полно пока ещё незакрытых сайтов и каналов в Тытрубе, где можно без труда найти стойких единомышленников. Глобального врага можно победить только глобальными средствами, не правда ли?


Английский язык поможет вам приобщиться к мировой культуре. Язык и культура так же неразрывны, как язык и безкультурье. Конечно, если вы любитель классической философии, вам лучше заниматься немецким языком, однако во всех остальных случаях английский окажется вполне достойной альтернативой. На английском языке снимаются не только плохие фильмы, которым присуждаются «Оскары». На английском языке пишутся не только плохие книги, за которые дают «Нобелей». На английском языке написано много того, что никогда не будет переведено на русский язык либо по причине «закрытости», либо просто невозможности. Простейший пример: проект «Шейкспир», ни одно из произведений которого, будь то пьесы или сонеты, не звучит по-русски так, как звучит на языке оригинала. Более подробно я пишу об этом в своей недавней попытке перевода «Трагедии Ромео и Джульетты», однако суть сводится к тому, что в даже очень хорошем переводе теряется оригинальная многозначность мысли автора. Если же вы уже не читаете даже по-русски, то подумайте о тех же фильмах. Если наши отечественные актёры ещё хоть как-то пытаются играть (хотя лично я, увы, после фильма «Москва слезам ни верит», больше ни одного стоящего произведения не видел, а сейчас просто не смотрю, чтобы не рыдать в голос от тоски и грусти), то озвучивать они разучились окончательно. Займитесь английским, научитесь понимать его на слух, а потом для интереса пересмотрите какой-нибудь из любимых вами буржуйских фильмов в оригинале. Вы будете поражены и наверняка ощутите, что никогда раньше этот фильм не видели, настолько иным окажется ваше восприятие вроде бы знакомых ситуаций в оригинальной интерпретации актёров. Про компьютерные игры (которые я вынужден тоже отнести к части культуры) и говорить не приходится. Просто попробуйте.


Английский язык поможет вам понять, что изучение иностранных языков проще, чем вам кажется. Глобальным английский стал, на мой взгляд, не только потому, что за ним замаячили мощные финансовые и промышленные силы. Он прижился всюду в силу своей простоты. Конечно, если вы плохо учились в школе, или если попали на плохие курсы или к плохому репетитору, у вас могло сложиться ощущение, что английская грамматика – это непроходимые джунгли. Уверяю вас как человек, прошедший той же самой дорогой и теперь водящий за собой вереницы учеников: английский язык – это не джунгли, а берёзовая роща, где много простора и света и где даже при большом желании нельзя заблудиться. Познав немногочисленные принципы английской грамматики и получив первый опыт общения с её носителями, вы гораздо быстрее и смелее сможете перекинуть мостик понимания в любые иные грамматики, будь то итальянская, французская или вообще какая-нибудь китайская.


Английский язык поможет вам лучше разобраться в науке. Разумеется, в том случае, если вы, как я, в ней ещё окончательно не разочаровались. Этот пункт я привожу здесь не как частный случай уже упомянутого выше образования, а как, скорее, средство расширить свои возможности, если вы так или иначе посвящаете себя научным исследованиям. Хотите сделать карьеру учёного: будьте любезны выступать на соответствующих международных семинарах. Без английского, увы, вы этого сделать не сможете. Хотите, чтобы о ваших изысканиях узнало мировое научное сообщество: публикуйтесь, но только не ждите, что ваши труды кто-то когда-то переведёт. Поэтому учитесь писать научные трактаты сразу по-английски. К тому времени, когда подоспеет долгожданная «нобелевка», глядишь, сможете подготовить благодарственную речь по-шведски или на иврите…


Английский язык поможет вам заводить друзей по всему миру. И подруг, конечно же. Если вы впервые или в очередной раз в возрасте «на выданье», или ищите сугубо деловых партнёров по будущему совместному проекту (хотя и создание семьи с подслеповатыми миллионером или миллионершей тоже может быть неплохим деловым проектом), без английского языка всё равно что без компьютера, телефона и рук вместе взятых. Некоторые мои ученицы благодаря английскому без особого труда находили друзей хоть в Германии, хоть в Швеции. И некоторые из этих друзей иногда превращались в их спутников жизни. Сердцу не прикажешь. Даже по-русски. А уж без английского не прикажешь ни за что. Поэтому если хотите побегать за Синей Птицей, обзаведитесь луком, стреляющим точными и острыми английскими стрелами.


Английский язык поможет вам повысить самооценку. Кстати, это весьма немаловажно. Многим из нас её крайне не хватает. А тут такая возможность гордо поднять голову и расправить плечи! Вон сколько народу с утра на работу, там до вечера, вечером с работы, дома поесть-поспать и в обратный путь. Может, они такие затюканные, что языка не знают, а вы его знаете, у вас есть перспектива, вы ведь смогли превозмочь лень и неуверенность в себе и уже читаете английские книжки, смотрите английские фильмы, играете в оригинальные игры, не дожидаясь их дурацкого перевода на русский. А раз вы можете кое-что, значит, вероятно, вы можете гораздо больше. Английский язык – хороший повод дерзнуть по жизни, чтобы потом не оглядываться сами знаете на что…


Английский язык укрепит ваш ум. В смысле, чтобы в итоге ум не зашёл за разум. Или, в крайнем случае, чтобы было чему заходить. Чтобы с возрастом не ухудшилась память. Чтобы маразм не крепчал. Чтобы думалось легко и вольно. Чтобы быстро и живо схватывать суть происходящего. На эту тему я когда-то писал отдельную статью насчёт склероза, так что не стану повторяться.


И если ни одна из перечисленных выше причин не заставит вас взяться за изучение английского языка, причём не с нового года, не с первого числа, не с понедельника, а прямо сегодня, тому может быть лишь два объяснения: либо вы его уже знаете, либо… ладно, не буду о грустном.

Ну и should с тобой…

Как вы уже поняли, речь дальше пойдёт о глаголе, точнее о словоформе, которая – не удивляйтесь – считается некоторыми студентами отжившей свой век и почти не употребляемой. Я не шучу. Ребята наслушались разных умных факиров от языка, обещающих научить их английскому за несколько уроков, а чтобы научить малому, нужно, ясное дело, это малое создать. Мол, язык английский вы и так почти знаете, мы вам только чуть-чуть поможем в том, чтобы уже знаете, разобраться. Бред, но маркетинговую задачу первоначального накопления капитала – в карманах факиров – выполняет. Одним словом, кто-то сказал, что будущее время давно через глагол shall не образуется, значит, туда же за shall пошла и форма его прошедшего времени should. Или не пошла? Нет, конечно: обе формы живут и здравствуют в современном живом английском языке, чего и вам желают. А теперь серьёзно…


Беда с should, на мой взгляд, заключается в том, что встретить его можно в самых разнообразных контекстах, причём в каждом из них, как всякий уважающий себя английский иероглиф, он будет означать что-нибудь новое. Поскольку же нам с вами обязательно нужно во всех его тонкостях разобраться, давайте отсекать от глыбы лишнее постепенно, с чувством, с толком, с расстановкой.


Будучи глаголом модальным, should признает после себя исключительно инфинитивы, причём, разумеется, без частицы to. Вопросы и отрицания образует сам, без всяких там do. Не имеет окончания —s в третьем лице единственного числа, а в отрицательной форме может писаться и произноситься сокращённо – shouldn’t.


Чаще всего мы его встречаем – и, надеюсь, употребляем, в тех случаях, когда нам нужно выразить необходимость или возможность. То есть, на мой вкус, он помогает переводить смысл тех русских предложений, когда мы хотим сказать, что кому-то следует (или не следует) что-то сделать:


Everybody should learn English word combinations by heart


В этом значении should просто слабее, нежели всем известный must. В этом месте я обычно делаю паузу и прошу своих студентов вспомнить, как происходило их знакомство с английским языком. Сначала, в школе, родители им говорили:


You must learn English (Ты обязан учить английский)


Обязаловка никому не нравится, поэтому знакомство с английским так же вразвалочку продолжалось в ВУЗе, где преподаватели уже не заставляли, а констатировали:


You have to learn English (Ты должен учить английский)


Со временем они становились старше, сами заводили детей, и слышали от коллег, друзей и супругов уже в качестве совета:


You should learn English (Тебе следует заняться английским)


Наконец, когда человек сам доходил до понимания необходимости знать язык, он говорил себе:


need to know English (Мне нужно знать английский)


Однако, я отвлёкся.


В вопросительном предложении форма should используется чаще всего в случаях, когда мы просим у собеседника совета:


What should I do?

Should I help you?


Второе частое условие использования именно should – логическая вероятность того или иного действия:


He is busy know, but he should be free tomorrow


И снова в этом случае should выступает в роли более слабой формы выражения вероятности, чем must (о нём в другой раз).


Основные части глыбы мы с вами, кажется, отсекли, теперь давайте займёмся более филигранной резкой…


В придаточных предложениях, особенно в британском английском, should обязательно употребляется после целого ряда прилагательных и существительных в конструкциях типа it’s important, it’s necessary, he is anxious, it is his wish и т.п.:


It’s important that somebody should do it at once

It’s surprising that he should say it to you

She is anxious that everyone should hear this


То же самое происходит и после некоторых глаголов, выражающих схожие мыли:


He insisted that the book should be burned

We recommend that the temperature should be reduced


Разумеется, вы часто можете встретить схожие фразы и без should:


It’s important that somebody does it at once


Это будет всего лишь означать, что речь стала менее формальна. С другой стороны, в американском английском использование в подобный случаях should сегодня воспринимается как никчёмная странность. Американец предпочтёт упростить всё за счёт сослагательности:


It’s important that somebody do it at once

We recommend that the temperature be reduced


К частным случаям можно отнести употребление should в придаточных предложениях, когда говорящий выражает свою реакцию, особенно по поводу известного или упомянутого факта:


I’m sorry you should think I did it to offend you

I was shocked that she should have said that

Do you think it is OK that the child should go to bed so late?


Кстати, говорящий мог бы обойтись и без should:


I was shocked that she said that


Примечательно, что в британском английском эти и подобные им формы не считаются слишком формальными. Что касается американцев, то они в тех же случаях предпочтут сказать не should, а would:


It was OK that the child would go to bed so late


Использовать should также следует в придаточных предложениях после if, in case, for fear that, so that и in order that:


If you should see him, tell him I have done it

I’ll do it in case she should come late tonight


То же касается не очень используемого у нас союза lest (чтобы не, как бы не):


He worried lest she should be late (Он переживал, что она опоздает)


Хотя по форме should уже как бы выступает в прошедшем времени (относительно shall), имеет смысл заострить внимание на том, как он себя ведёт, когда непосредственно в прошедшее время попадает. С одной стороны, прилежные ученики, конечно, знают, что при переводе прямой речи в косвенную should остаётся неизменным:


– I should do it myself

I knew, I should do it myself


С другой стороны, англичанин никогда не станет использовать should для выражения прошедшего времени, если дальше идёт инфинитив – I should do it myself. Вместо этого он просто использует другую конструкцию:


was supposed to do it myself


С третьей стороны, именно should призывается на помощь, если речь идёт о действии в прошедшем времени, которое… не произошло. Для этого к нему присоединяют так называемый перфектный инфинитив:


You should have done it at once – it is too late now


О том, в каких случаях стоит прибегать к should, если есть дополнительный выбор между must и ought, поговорим в другой раз. Если вам что-то было непонятно, пишите, разберёмся.

Must’ер и Маргарита

Маргарита стоит в заголовке сугубо для красоты. Речь пойдёт о глаголе must и о том, зачем и когда он нужен, а когда – нет. По поводу must у нас в народе ходят разные слухи, часть которых неверна, и оттого сплошь и рядом возникают ненужные ошибки. Поэтому давайте разберемся в целом и в частности.


Must – глагол модальный. Это означает, что 1) он не передаёт действия, а служит лишь для выражения нашего отношения к тому, что выражает смысловой глагол, 2) ни до, ни после него не ставится частица to, 3) у него нет формы ни будущего времени (will must), ни герундия (musting), ни единственного числа (musts), ни прошедшего времени в форме musted, ни форм с do (Do you must?). Использоваться он вами должен в тех случаях, когда вы в чём-то уверены или на чём-то настаиваете. Примечательно, что настаивают через must главным образом на Британщине, тогда как американцы в тех же ситуациях предпочитают использовать конструкцию have (got) to. Теперь давайте посмотрим на конкретные примеры…


У нас в учебниках must обычно демонстрируется в ситуациях, когда кто-то что-то должен сделать. Это правильно, но в результате я сталкиваюсь с тем, что после школы или даже института наш человек склонен выражать смысл фразы «Я должен…» исключительно через I must, хотя он подходит дай бог в 20% случаев, тогда как в остальных 80% следовало бы обходиться I have to или I should. Есть ещё, конечно, и I ought to, но про этого товарища мы поговорим как-нибудь отдельно. Я же хочу слегка сдвинуть эту парадигму и начать с того, что must нам нужен прежде всего, когда мы уверены в том, о чём говорим либо потому, что это логично, естественно, либо потому что это, возможно, единственное объяснение происходящего. Например:


He loves you. You mustbe very happy. Look, she is crying. She must be upset

The phone is ringing. It must be Trump.


Интересно, что если в той же ситуации мы, напротив, отрицаем свою уверенность, must not обычно не употребляется. Вместо него используется другой модальный глагол – can not:


It can’t be Trump


Подобные отрицания мы и по-русски переводим не через «должен», а через «не может быть, чтобы».


Форма mustn’t существует и может повстречаться нам, скажем, в так называемых вопросах после запятой типа:


It must be dangerous to be a president, mustn’t it?


В случаях, когда мы выражаем уверенность в том, что случилось в прошлом, после модального глагола must ставится перфектный инфинитив:


Obama must have enjoyed being the president

The phone was ringing while you were out. It must have been Trump


Точно также, как и в случае с отрицанием очевидного в настоящем, отрицание чего-то в прошлом обычно выражается не через mustn’t, а через can’t:


It can’t have been him


Также важно помнить, что когда мы имеем дело с косвенной речью и помним про правило согласования времён (если в главном предложении прошедшее время, в придаточном должно быть одно из прошедших), глагол must на это правило поплёвывает (хотя вообще-то имеет форму прошедшего времени – might):


The doctor said that I must stop smoking

knew he must be right


И вот только сейчас мы подошли к тому значению must, которое нам с вами известно лучше остальных – долженствованию:


You really must stop smoking

must be going now – I am already late


Всё хорошо, только помните, что так выразят эту мысль, скорее, бритиши. Их американские братья вместо must, гораздо охотнее воспользуются have (got) to:


You have got to stop smoking


Думаю, и те, и другие сойдутся на must, когда выражают настоятельный совет, например:


You must come and see our new flat (или apartment по-американски)


В отрицательной форме mustn’t используется для выражения запрета:


You mustn’t do it

Visitors of the Zoo must not feed animals


Если это не строгий запрет, а просто чего-то делать нежелательно или ненужно, про must забудьте вообще. Пользуйтесь конструкциями:


You don’t have to

You don’t need to

You needn’t


Последняя из них сугубо британская, и после неё смысловой глагол ставится без частицы to.


Будьте крайне осторожны, когда употребляете must в вопросах: как правило, оно скажет собеседнику о вашем нежелании что-то делать:


Must I do it today?


Если вы при этом не морщитесь от неудовольствия, а всего лишь хотите получить совет, воспользуйтесь should или shall:


Shall I do it today?


Когда мы с вами говорим о необходимости делать что-то в прошлом, must обычно также не употребляется, уступая место конструкции had to:


He had to walk a few miles to school when he was a child


То же касается и необходимости в будущем:


When you leave school you will have to find a job


Must возможно использовать, когда речь идёт о будущем, но только, скажем так, в контексте инструкций или приказов:


You must bring it back before ten tomorrow


То же самое можно выразить менее категорично, делая вид, будто приказ исходит даже не совсем от вас:


You will have to bring it back before ten tomorrow


Наконец, вот вам ещё нюанс. Странные американцы предпочитают форму must not, когда говорят о том, что вообще-то логически возможно, но при этом существуют доказательства того, что этого не было. Например, вы только что вышли из дома, вспомнили, что забыли ключи, и звоните жене, которая мгновение назад закрывала за вами дверь. А она не берёт трубку. Правда, когда вы расставались, она тоже была одета и готова убегать на работу. Что вы подумаете?


How strange – she must not be at home


То есть, по логике вполне вероятно, что она ещё дома, однако, судя по всему, её там уже нет.


Если же представить ситуацию наоборот – вы расстаётесь с женой дома, она тоже собирается уходить, вы спохватываетесь, что забыли ей что-то приятное сказать, звоните ей по рабочему, а она не снимает трубку – в таком случае внутренний голос должен вам подсказать:


She can’t be at the office yet


То есть, нелогично, чтобы она с такой скоростью оказалась уже в офисе, не будучи знакома с прелестями мгновенной телепортации.


Что до британцев, то в большинстве своём они используют форму can’t в обоих случаях.

Kill Will

Как вы догадались, речь моя пойдёт о модальном глаголе will. Речь вынужденная, поскольку опыт показывает, что с ним у нас если не проблемы, то уйма недопонимания. Обычно коренится зло в убеждении, что если говорить о будущем времени, то всегда через will, или же, наоборот – если will, то это всегда будущее время. Предлагаю не торопиться с выводами и разобраться…


Во-первых, да, конечно, will используется для образования форм будущего время. Как и shall. Да, да, хотя многие наши эксперты и полиглоты shall похоронили, оно живо и здорово и широко используется в британском варианте английского языка при местоимениях I и we: I shall do it, I will do it, I’ll do it. Главный вопрос в другом: когда will нужно использовать, говоря о будущем. Отвечу просто: когда это будущее неопределённое, когда вы то или иное действие предполагаете:


It will be summer soon

Will you all be at the funeral?

He will start work sometime next month

Who do you think will win?


В этой же связи, хотя это уже во-вторых, will (и shall) весьма уместно использовать в предложениях с условием, то есть, когда мы говорим о том, что может произойти в случае, если произойдёт что-то ещё:


He will do it, if you ask him nicely

Don’t leave me. I will cry (если ты меня покинешь)


Внимание! Если будущее действие или событие уже решено или предрешено, will не используется. Вместо него используется либо конструкция to be going to, либо форма Continuous:


My friend is coming tomorrow

His wife is going to have a baby


В-третьих, как это часто водится в английском языке, у каждого правила есть свои исключения. Только что я сказал вам про связь will с неуверенностью в завтрашнем дне, а теперь хочу сформулировать чуть ли не противоположное правило: will может выражать уверенность говорящего в настоящем или будущем:


I am sure, he will understand

Don’t call her now – she will be having lunch

Somebody is knocking at the door. – That will be my uncle Jim.


…и даже в прошлом:


You can’t see them now – they will have gone to bed

Dear Sir, you will have recently received a letter from our company…


Про время мы сказали. Пора поговорить о том, какие ещё оттенки английской речи передаёт will и чем он здесь отличается от своего закадычного друга shall. Оказывается, они оба часто используются, когда мы даём обещания, отдаём приказы, делаем предложения и всякие подобные действия. Только важно помнить, что will используется, когда мы хотим выразить готовность или пожелание (поскольку, говорят, раньше само will употреблялось в значениях «хотеть» и «желать»), тогда как shall выражает обязательство. Например, когда вы сообщаете собеседнику о своём решении что-то сделать:


OK, I will do it for you

The phone is ringing. Stay here, I will get it.


Обратите внимание, что в этих случаях совершенно неправильно было бы использовать shall или настоящее время. Кстати, если вы сообщаете о решении принятом заранее, то will тоже оказывается неуместным. Вместо него истые англичане употребят опять же to be going to или Continuous:


He has made his decision and he is sticking to it

I like the price and I am going to pay it


Где решение, там и решимость. Поэтому можете подчеркнуть её тоже с помощью will:


I will stop smoking!


К этому же, согласитесь, близки такие оттенки нашей речи, как обещания и угрозы:


I promise I will not smoke

will kill him if he does it again

He will suffer for this


Примечательно, что в старом английском в подобных ситуациях часто использовалась вышедшая сейчас из употребления форма shall, причём не с первым, а со вторым и третьим лицом:


You shall have all you wish for

She shall regret this


Will (в форме won’t) вам понадобится и тогда, когда бы захотите уйти «в отказ»:


won’t do it

The car won’t start


Если же вы просите дать вам совет или указание, напротив, используйте только shall:


Shall I help you?

What time shall I call you tomorrow?

Let’s dance, shall we?


Потому что если вы начнёте вопрос с will, то у вас получится просьба:


Will you help me?

Make me some tea, will you?


Но, разумеется, не всегда, поскольку с will можно начинать вопрос о пожеланиях собеседника:


Will you have some more pizza?

What will you have for afters?


В английской армии через will принято отдавать безличные приказы:


All staff will do it immediately

The regiment will attack at night


Очевидно, это связано с удобством will в случаях, когда говорящему хочется дистанцироваться от объекта и предмета речи:


I am afraid you will need to do it

will have to ask you to wait


Отдельно стоит сказать ещё и о том, что через will принято передавать описание обычного, повседневного поведения людей.


He will sit smoking and watching television for days

This high temperature will dissolve most metals


В заключение этого небольшого экскурса позволю себе ещё два коротких замечания для наиболее любознательных:


Если в обычной речи мы для выражения долженствования употребляем глаголы must, will или should (следовало бы), то в тех же ситуациях, но в языке официальных контрактов должно фигурировать shall. Так типичной русской фразе «Покупатель обязуется купить, а Продавец продать…» соответствует английская The Buyer shall buy and the Seller shall sell.


И последнее. Когда вы хотите получить от собеседника обычную информацию о будущем, то, конечно, используете в вопросе will и сопровождаете его глаголом состояния (не действия, поскольку тогда это уже будет просьба):


How soon will we know the result?

Will you be home tomorrow?


Если же вы хотите получить информацию о чём-то запланированном, тут, как, кстати, и в русском, в английском следует переходить на формы настоящего времени Continuous (сравните, в каком утверждении больше уверенности и определённости: «Когда ты поедешь в Лондон?» и «Когда ты едешь в Лондон?»):


Are you doing the washing up tonight?

When are you leaving for London?

Два слова не про Джейсона Борна

Собственно, знаменитый по фильмам агент-беглец здесь вообще не при чём, поскольку его выдуманная фамилия пишется Bourne. У нас же речь пойдёт об английском слове born. Или borne. Точнее, когда и для чего какая из этих форм подходит.


Столкнулся я с этим вопросом, как водится, внезапно, разбирая с учениками два предложения типа:


My friend was born in Scotland

His body was borne away to the church


Ведь обе формы причастия прошедшего времени относятся к инфинитиву bear, которое мы обычно знаем в значении «нести» или «выносить, терпеть» (правда, этим же английским иероглифом записывается существительное «медведь», «неуклюжий человек», «полицейский» в американском сленге и даже «Россия»). В чём же разница?


Первое из приведённых предложений переводится, если вы вдруг не поняли, «Мой дружище родился в Шотландии». А второе, соответственно, «Его тело унесли в церковь». Почему такой грустный второй пример? Не грустный, а возвышенный. Ибо bear (bore, borne) в значении «нести» считается довольно пафосным. Проще вместо него использовать какой-нибудь carry.


Ещё более книжно будет звучать предложение вроде нашего «Она понесла (т.е. родила) пятерых детей» – She bore five children. Скорее скажут She had five children. Ну да ладно, суть не в этом, а в том, что сегодня чаще всего глагол bear можно услышать в инфинитивном формате типа I can’t bear it – «Я этого не выношу» (Иначе говоря, hate it или I can’t stand it).


Что же касается современного употребления этого глагола в контексте «рождения», то его нам нужно запомнить именно в форме born, причём в пассивном сочетании to be born. То есть без конечной «e».



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.