книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Брайони Пирс

Дикий остров

Посвящается моему дяде Денису, который всегда покупает только лучшие книги

Пролог

– А как бы вы потратили миллион фунтов?

Лиззи проводила нас в свою комнату. Из-за того, что она все время наматывала кончик своих коротких темных волос на палец, мне показалось, что вопрос был задан неспроста. Она едва не прыгала от возбуждения.

– Ты решила устроить опрос, Лиззи? – осклабился Грейди.

Он плюхнулся на мягкий пуфик так глубоко, что его колени едва не поравнялись с ушами. Временами он бывал странноватым, но обладал поразительно заразительной улыбкой, вот почему Лиззи улыбнулась ему в ответ.

Я прислонил скейтборд у двери, вынул банку колы из упаковки, которую Грейди достал из своего рюкзака, и передал ее дальше. Кармен уже почувствовала себя как дома и растянулась на кровати, проглотив полбанки еще до того, как Лиззи открыла свою. Мой брат, Уилл, помедлил, прежде чем взять одну и себе, прикидывая, что же Грейди попросит у него взамен.

Лиззи продолжала теребить свои волосы, подстриженные под мальчика. Я до сих пор помню, сколько шума она наделала года три назад, когда решилась изменить свой имидж. Мать Лиззи была настроена решительно против, но та, недолго думая, вооружилась маникюрными ножницами и легким движением руки срезала длинные локоны.

– Я думал, что мы поедем в город, – сказал я.

– Сперва я вам кое-что покажу. Присядь, я пока включу компьютер. – Она нажала кнопку питания, но сама осталась стоять.

Пока машина медленно оживала, я огляделся. Раньше, когда мы целыми днями играли на Wii[1] в «Легенду о Зельде»[2], стены были выкрашены в нежно-розовые тона. Теперь же они стали светлыми, иссиня-серыми, на смену плакатам с Джастином Бибером пришла Нина Симон, а в углу взгромоздилась целая куча альпинистского снаряжения. Стол, однако, все еще был прежним. Я с улыбкой провел пальцами по нашим инициалам, что мы вырезали справа на столешнице. Кровать тоже была старой. Она представляла собой простой металлический каркас, украшенный самодельными птицами и бабочками из бумаги, заботливо примотанными проволокой. Я зарылся ногами в коврик, вспоминая, как, бывало, лежал на животе, на том самом коврике, сжимая в руках джойстик, а Лиззи сидела рядом со мной.

– А что насчет правила твоей мамы «никаких мальчиков»? – Уилл опустился на стул у стола.

Меня жутко раздражали его волосы, потому что они постоянно сползали на лоб и закрывали глаза. Но, видимо, девушкам это нравилось.

– Мама немного успокоилась, узнав, что через пару месяцев я поступаю в универ, – ответила Лиззи, не отрываясь от экрана.

– Какое счастье, что уже лето. Я думал, что эти экзамены меня в могилу сведут, – вздохнул Грейди, делая глоток из своей банки. – Кстати, вы слышали о заговоре «кока-кола»? – И, не дожидаясь ответа, продолжил: – Вы знали, что кола – это главная причина массового ожирения в Штатах? В этих банках вроде как миллиграмм сорок натрия. Из-за этого жажда лишь усиливается, и ты пьешь больше и больше. А такое огромное количество сахара его маскирует.

Ткнув пальцем в его банку, я произнес:

– Ну, так ты не будешь?

– Вся соль в том, чтобы делать выбор, не оставаясь в неведении. Я потом выпью воды. – На этой фразе Грейди смачно рыгнул.

Кармен от души рассмеялась:

– Грейди, ну ты и чудной\

Уилл кинул на Кармен осуждающий взгляд.

– Есть, – Лиззи развернула монитор так, чтобы всем было видно, и показала крутящийся логотип, – зацените!



Кармен с отсутствующим выражением лица потерла запястье, на котором красовалась татуировка в виде голубой пустельги:

– Что еще за «Голд Фаундейшн»?

– Им управляет Маркус Голд, – влез, тараторя, Грейди, – мультимиллиардер. Он – владелец половины Кремниевой долины, целой кучи благотворительных организаций, у него даже собственные авиалинии – «Голдстар». – Рассказчик перевел дух. – Ходят слухи, что он входит в йельское тайное общество «Череп и Кости». Я уверен, что он масон и вообще стоит за терактами 11 сентября, он…

– Единственные, кто стоял за терактами 11 сентября, были террористы, – перебила его Лиззи, недоверчиво сдвинув брови.

Грейди вздохнул:

– Если бы ты хоть раз прочитала, что я тебе присылаю, то…

Я пнул пуфик, на котором он сидел:

– Грейди, мы никогда не будем читать писанину Дэвида Айки. Слушай, он вообще считал себя сыном Божьим. Просто забей.

– Ребята, – Лиззи взяла в руки мышку и прокрутила страницу ниже, – вот.

Грейди сполз с пуфа и подошел ближе к экрану:

– Каждому по миллиону фунтов!

– Именно так, – радостно закивала Лиззи.

Уилл нахмурился:

– С чего бы Голду предлагать такие деньги?

– Он же филантроп, – ответила Лиззи. Грейди громко фыркнул, но этот жест остался без внимания. – Смотрите, тут написано, что он хочет дать возможность ярким, выдающимся молодым людям шанс пробиться в этой жизни. А победителям даже посоветуют, куда лучше вложить свой выигрыш, чтобы выжать из него еще больше.


ЮНЫЕ ТИТАНЫ

Ты – лучший из лучших? Хочешь добиться успеха?

Ты в отличной физической форме?

15 августа 2018 года тебе будет от 16 до 20 лет?

Ты сможешь собрать команду из пяти человек?

Вы хотите выиграть по миллиону фунтов стерлингов… каждому?


Лица, не достигшие 18 лет, должны предоставить разрешение от родителя или опекуна для участия

– Ну-у… нам же не обязательно следовать этому совету, – задумчиво протянул Грейди. – Я и сам много чего могу сделать с миллионом фунтов.

Глаза Кармен забегали по строчкам с заманчивым предложением.

– Тут сказано, что нам нужно заполнить целый ворох бумаг для предварительного отбора.

– Так, а в чем подвох? – Уилл заложил руки за голову. – Что нам нужно будет делать?

– Команды, прошедшие предварительный отбор, участвуют в лотерее. По результатам лотереи десять команд будут отправлены на неосвоенный остров, принадлежащий мистеру Голду. Там им будут предложены испытания на выносливость и смекалку. – Лиззи чуть не прыгала от восторга. – Похоже, что там будет и ориентирование на местности, и всякие загадки, поиск тайников, скалолазание… ну и всякое такое.

– Звучит круто! – Я глянул на своего брата. – Я все равно не нашел нам никакого занятия на лето, мы бы поехали даже без приза, правда, Уилл?

Тот пожал плечами.

– Для нас это ничего сложного. – Лиззи привстала на носочках. – Грейди отлично натренировался решать загадки в играх, Уилл показывал чудеса ориентирования на Кубке герцога Эдинбургского, да и вообще он – мозг. Бен, ты ведь можешь починить что угодно. Кар, а ты быстро подняла на ноги Ноя, когда он сломал себе ногу в прошлом году. Если мы пройдем отбор и лотерею, то дальше дело за малым. – Лиззи пристально смотрела на Кармен. – Что скажешь?

– Чика[3], я правда не знаю, – Кармен избегала смотреть ей в глаза. – Я ведь не смогу работать в салоне, хотя уже пообещала, что выйду на полную ставку со следующей недели.

– Но тебе же понравилось на «Герцоге Эдинбургском?»[4]

– Ну, мне понравилось в приюте для животных. Я согласилась только потому, что ты пообещала мне крутое лето, но вот это звучит совсем не так круто.

– Миллион фунтов, Кар, – Уилл убрал волосы со лба, – ты с лихвой покроешь расходы на обучение в школе ветеринаров.

– Я же просила тебя никому не говорить! – Она едва не прожгла его глазами. – Всего лишь очередная глупая мечта.

– Ты никогда мне не рассказывала, чем хочешь заниматься. – Лиззи поправила очки и устроилась рядом с подругой. – Ты должна поехать туда с нами. Ты станешь лучшим ветеринаром! А мы без тебя не справимся.

– Ладно, – Кармен махнула рукой, – я всегда могу найти другую халтурку, если меня вышвырнут с этой.

– Грейди, а ты что думаешь? – спросила его Лиззи.

– Я в деле, если и вы все тоже. – Он снова ухмыльнулся.

Мы позвали Грейди в команду на Кубке герцога Эдинбургского только из-за несчастного случая, приключившегося с Ноем, но, по правде говоря, несмотря на все его странности, я рад, что он к нам присоединился. У Грейди всегда была пара тузов в рукаве. В сущности, он был живым воплощением пионерского девиза «Будь готов!». Кроме того, похоже, Уилл ему симпатизировал, что тоже было безусловным плюсом.

– Тогда регистрируемся? – Я еще раз окинул всех взглядом.

– Ребята, это же будет просто невероятно! – До того как я успел среагировать, Лиззи подскочила к компьютеру и стала скачивать бланки заявок.

В этот момент мой телефон моргнул и завибрировал.

– Уилл, это мама.

– Она звонит тебе. – Тот даже не поднял головы.

Мне пришлось отложить напиток и выйти на лестничную площадку. Было совершенно невозможно предсказать, в каком настроении мама будет в следующую минуту. Я немного помедлил, и, глубоко вздохнув, снял трубку.

– Вы где? – сразу накинулась она на меня.

– Привет, мам. Мы у Лиззи.

– Уилл с тобой?

– Где ж еще?

– Не смей разговаривай со мной таким тоном! – Я живо представил, как она сидит в прихожей у нас дома. Цветом волос Уилл пошел в нее – мамино лицо обрамляла бледно-каштановая шевелюра. Мне же в наследство от отца достались рыжие космы. – Присмотри за ним.

– Мам, ему же почти семнадцать.

– Он еще совсем мальчик.

Я отстранился от трубки, чтобы она не слышала мой вздох:

– Ладно, я присмотрю.

– Ты должен все время это делать, Бен.

– Хорошо, мам.

– Когда папа ушел от нас, Уиллу пришлось хуже всех.

– Знаю, мам.

Тут интонация ее голоса изменилась:

– Не хватай там ничего, я жду вас на обед.

– Нет, мам. То есть я имею в виду, что мы и не собирались.

Нам с Уиллом разрешалось есть только то, что готовила мама. В этом месяце мы были на диете Аткинса[5]. Никогда бы не подумал, что я буду так скучать по моркови, а за тарелку картошки фри я бы и вовсе душу продал.

– Весь в отца! Сначала пообещаешь, а потом все равно поступаешь по-своему. – Похоже, она начинала распаляться. Быть может, уже встала и наматывает круги, ходит туда-сюда.

– Извини.

Я чуть не выронил трубку от резкого крика, ударившего меня по ушам:

– …у всех есть обязанности, и у тебя тоже! Не думай, что ты какой-то исключительный…

Я подождал, пока она немного остынет, а затем произнес:

– Мам, да все в порядке, честно. Мы будем к обеду.

– Обещаешь?

– Почему бы тебе не выпить чашечку чая и немного отдохнуть?

– Пожалуй, так и поступлю. Спасибо, Бен. – Ее голос смягчился, и я с облегчением выдохнул.

Я никак не мог разобраться, сильнее она сходит с ума, когда мы дома или же когда нас нет. А ведь именно она заставила Уилла раньше сдавать экзамены и поступить в Оксфорд. Очень уж ей хотелось хвастаться своим гениальным чадом на каждом углу.

Набрав в легкие воздуха, я произнес:

– О’кей, скоро увидимся. – И вернулся в комнату.

Уилл посмотрел на меня и спросил:

– Как обычно?

Я швырнул телефон на кровать:

– Как обычно.

Лиззи распечатала для нас регистрационные бланки. Их нужно было заполнить от руки и отправить почтой. К тому моменту как я закончил разговаривать с мамой, остальные уже корпели над бумагами. Кармен тихонько напевала себе под нос, но Лиззи все-таки предпочла включить свой старенький магнитофон. Комнату заполнил глубокий голос Нины Симон.

– Уилл, а ты вообще уверен, что мама тебя отпустит? – спросила Лиззи. Начав волноваться, она снова запустила пальцы в волосы.

Мне очень хотелось взять ее за руку, хоть как-то приободрить ее, но я лишь сильнее вцепился в ручку.

– Да все будет нормально, – ответил Уилл.

Я фыркнул:

– Ничего не будет нормально. Впрочем, Уилл наверняка найдет способ уболтать ее. И гораздо проще это сделать, если мы напишем в местную газету заметку о том, что участвуем: ей нравится быть популярной. Но еще больше ей понравится кругленькая сумма на кону.

– Я только не понимаю, к чему здесь эта дурацкая оговорка о конфиденциальности. Вряд ли нам разрешат опубликоваться. – Грейди нахмурился. – Мне кажется, это подозрительно. Если бы это было законное мероприятие, то о нем бы уже повсюду судачили.

– Грейди, но оно же в Интернете, – Лиззи нетерпеливо постукивала карандашом, – о нем и так повсюду судачат.

– Не так уж все и плохо, – сказал я. – Чем меньше людей знает о соревновании, тем больше у нас шансов пробиться.

– Короче, – добавила Кармен, – вам правда хочется, чтобы газеты кричали о том, что мы участвуем в этих соревнованиях, а потом, не дай бог, нам придется сказать приставучим журналистам, что «мы продули», например? – Она обвела нас взглядом. – Или еще того хуже, что «мы победили!», и тогда все узнают, что мы выиграли уйму денег, и нам покоя не дадут. Именно так, кстати, и было с моим дядюшкой Хави!

– У тебя что, есть дядя-миллионер? – удивился я.

У Кармен вырвался задорный смешок.

– Чико![6] Нет, конечно! Но однажды на ярмарке он выиграл годовой запас ветчины. Потом ему сутками названивали разные люди, упрашивая поделиться. – Она спрыгнула с кровати. – Кстати, я ведь не помню свою группу крови. Надо набрать маме. Кто-нибудь, одолжите телефон.

– Опять деньги кончились? – Лиззи не удержалась и отпустила шпильку, кидая той свой мобильник.

Кармен хмыкнула в ответ:

– У меня их в принципе не бывает. – С этими словами она легко, словно мячик, запрыгала вниз по лестнице, в прихожую. – Буэнос диас[7], миссис Беллами, вы отлично сегодня выглядите!

Пока Кармен не было, я стал заполнять свой бланк и оторвался от работы, когда она вернулась и снова вскочила на кровать.

– В общем, у меня первая отрицательная.

– Редкая, да? – Лиззи изобразила нарочито недовольную гримасу.

– Эй, я ведь испанка! – воскликнула Кармен, как будто это все объясняло.

– На самом деле, – встрял Грейди, – это скорее означает, что ты – потомок нефилимовЧ-.или даже пришельцев. Тут мнения расходятся. Я скину тебе ссылку почитать.

Кармен снова улыбнулась ему.

– Бен, ты уже дошел до второй части? – спросила меня Лиззи. – Какие-то стремные вопросы, ты только глянь. Основа успеха – быть наиболее приспособленным; мне плевать на слабаков.

Я перевернул страницу:

– Еще пока нет…

– Так, а что их интересует? Каких кандидатов они ищут? Гляньте-ка. – И она сунула мне свой бланк.

Я ткнул пальцем в самый последний вопрос:

– Этот легкий – мы должны быть абсолютно согласны, так? Мы должны показать, что тщательно все обдумываем, а не легкомысленно ввязываемся в авантюры.

– В таком случае Кармен придется соврать. – Лиззи отпустила очередную остроту, попутно уворачиваясь от летящей в нее подушки. – Ну правда, я вообще не понимаю, какие качества их интересуют. – Она посмотрела на Уилла. – А ты что думаешь? Нам отвечать честно?

Уилл скрестил руки на груди:

– Ты спрашиваешь меня, стоит ли нам обманывать систему? – Его лицо перечеркнула традиционно едкая полуулыбка. [8]



Я снова посмотрел на свои бумаги:

– Лиззи, ты точно хочешь сжульничать?

– Ты шутишь? Ради миллиона фунтов – легко, – застонала та.

Я покачал головой:

– В тесте две сотни вопросов. Он разработан так, чтобы запутать нас, а ты даже не знаешь, какие качества их интересуют. Я думаю, что лучше бы нам отвечать честно.

Уилл кивнул:

– Бен прав.

Глаза Лиззи округлились от удивления.

– Ты что, серьезно будешь отвечать честно? Ты, Уилл Харпер? – Затем она повернулась к Кармен, а та смахнула розовые кончики своих волос на одну сторону: – Кармен?

– Лучше будет, если мы так и поступим, ника. Так веселее.

– Я согласен, – присоединился к большинству Грейди, подкинув ручку. Правда, поймать ее ему не удалось.

– Ну конечно же ты согласен, – заворчала Лиззи, – ладно. Но если нас завернут еще до лотереи, виноваты будете вы.


Поздравляем Элизабет Беллами, Торбена Харпера, Уильяма Харпера, Грейди Джексона и Кармен Ольгин с тем, что ваша команда была выбрана для участия в ежегодном турнире «Юные титаны» от «Голд Фаундейшн».

Просим прибыть в бристольский аэропорт 17 августа в 10:00. Не забудьте личные именные беджи, вложенные в конверт.

Вы отправитесь на Шетландские острова на частном самолете авиалиний «Голдстар» прямым рейсом GF124.

Убедитесь, что взяли с собой все необходимое. После посадки на самолет совершить покупки будет невозможно.

Опоздавшие не допускаются к посадке.

Вас доставят на аэродром на острове Фетлар в 12:30. Другие команды прибудут раньше. От самолета вас проводят к устью реки, однако пересечь его и достичь Айкенхед вам предстоит самостоятельно.

Айкенхед – это частный остров в собственности Маркуса Голда площадью около шести квадратных миль. На острове множество пещер, местная фауна преимущественно состоит из овец, тюленей и морских птиц, в том числе тупиков. Вы не найдете информацию об острове в Интернете. Пожалуйста, для ознакомления с Айкенхедом воспользуйтесь справочником, приложенным к письму. В нем содержатся сведения о местной флоре и фауне, а также подробная карта от «Голд Фаундейшн», которая понадобится вам в дальнейшем.

По прибытии на Айкенхед направляйтесь к первой контрольной точке вашего испытания, расположенной по следующим координатам 53.10–04.21. В запертом ящике вы найдете координаты следующей контрольной точки.

На каждом контрольном пункте есть запертый контейнер. Чтобы открыть его, капитану вашей команды, Элизабет Беллами, нужно отсканировать отпечаток пальца, что автоматически зарегистрирует ваш текущий прогресс. После этого вам предстоит справиться с тайником: содержимое ящика нужно заменить на предмет равной или большей ценности.

Победителем станет команда, которая быстрее остальных принесет к финишу весь комплект предметов, собранных в тайниках.


Элизабет Беллами! Поскольку Вы являетесь капитаном команды, «Голд Фаундейшн» потребуется скан-копия вашего отпечатка пальца. Пожалуйста, скачайте следующее приложение на любой гаджет с обновлением операционной системы iOS 8.0 и выше. Приложите большой палец к сканеру, следуйте указаниям, а затем нажмите кнопку «отправить». Без вашего отпечатка пальца команда не допускается к участию в соревнованиях.


Флора и фауна острова Айкенхед (автор – проф. Ходжкисс).

С разрешения «Голд Фаундейшн»

Последний клочок льда стаял на острове Айкенхед более 10 000 лет назад, оставив после себя безжизненные камни, обломки скал, гравий, песок и грязь. Первыми его жителями стали мелкие кустарники ивняка, орешник, рябина, тополь и береза. Однако резкое ухудшение климата в бронзовый век почти не оставило здесь никакой растительности, кроме мелких луговых цветов, вереска да торфяных болот. В попытке оживить местную экосистему, последние несколько лет «Голд Фаундейшн» заново высаживает здесь рябину и березы.

Скалы Айкенхеда овевает североатлантический ветер. Его порывы достигают 173 миль/ч. Эрозия, вызванная морской водой, привела к образованию утесов, пещер, каменных арок, ущелий и бухт. С юга Айкенхед омывается теплыми водами североатлантического течения. Оно богато планктоном, который постоянно проходит мимо острова и является пищей для широкого видового разнообразия морских обитателей. В водах Шетландских островов уже было обнаружено более 18 видов китовых, среди которых рядом с Айкенхедом чаще всего встречается касатка, беломордый, серый и белобокий атлантический дельфин. Иногда попадается даже северный полосатик. Частыми гостями Айкенхеда являются тюлени (в особенности серые). А осенью в пещерах острова на свет появляется их молодое потомство. Серые тюлени обладают характерным продолговатым носом и массивным корпусом. Самцы достигают в длину 2,1 метра, и весят 230 кг. Тюлени обыкновенные гораздо меньше: рост самцов составляет от 1,4 до 1,9 метра, а их голова имеет более округлую форму, напоминая собачью. Изредка можно встретить выдр, в особенности в заливах, омываемых теплым течением.

Скалы Айкенхеда – это естественное гнездовье морских птиц, которых здесь насчитывается более 70 000 особей. Они с легкостью освоили 130-метровую высоту и поселились на скалах. С апреля по сентябрь наблюдается разгул олуши: эти птицы с высоты в 30 метров ныряют за скумбрией, макрелью и другой рыбой. Завораживающее зрелище! С мая по сентябрь начинается брачный сезону буревестников-глупышей, маевок, бакланов, черных кайр и чаек. На острове также в раздолье живет целая колония тупиков.

В зарослях вереска за скалами можно встретить больших поморников. Будьте осторожны – свое гнездовье они будут защищать весьма агрессивно от любого нежеланного гостя. В пресноводных озерах обитают краснозобые гагары. Их легко отличить по громкому пронзительному крику: «ка-а-р-р, ка-а-р-р».

Флора Айкенхеда преимущественно представлена невысокими и приземистыми травами. Здесь растет довольно много травянистой ивы, но большая часть острова покрыта болотами – торфянистой почвой, усеянной жесткой травой, осокой, пушицей (болотным хлопком), вереском, орхидными и костоломом. В песчаных почвах, образовавшихся под ледниковыми отложениями, также произрастают вереск и трава, но можно встретить и более редкие виды растений, таких как гроздовник, орхидные (пололепестник и кокушник), многолетние скальные растения и лен. Попадаются даже целые луга полевых цветов.


Глава 1

Когда мы прилетели, устье реки было совершенно сухим. Вода отошла совсем далеко, и на мили вокруг не было ничего, кроме влажного песка. Сам Айкенхед прятался за пеленой густого тумана.

– Смотри, куда ступаешь, дочка. – Старик в куртке с логотипом «Голд Фаундейшн» стоял у телефонного аппарата. Ветер трепал его редеющую седину. – Камни все еще мокрые.

Кармен едва сдержала улыбку, но позволила тому взять ее за руку и спустить вниз.

– Так, слушайте, – произнес старик. – Через час-полтора будет прилив. Все это уйдет под воду, а течение тут чертовски сильное. Так что вам бы лучше успеть добраться до острова.

– Я поставлю таймер, чтобы знать, когда останется полчаса. – Уилл достал умные часы, которые перед отъездом ему подарила мама.

У меня же были старенькие, но безотказные дедушкины армейские часы.

– На Айкенхеде не будет вам никакого вай-фая, юноша. И никаких «энгри бёрдс»[9], – старик согнул и разогнул кривые пальцы, с иронией взяв в скобки свою ремарку.

– Спасибо, мы как-нибудь обойдемся, – пролепетала Лиззи. – Уилл, таймер – это, конечно, хорошо, но ты все же периодически справляйся о времени и напоминай нам тоже. – Она снова повернулась к старику: – Так, значит, мы прибыли последними?

– Так точно! Предыдущая команда ушла около часа назад. Лучше поторопитесь и помните о приливе!

– Как тут забыть. Увидимся через пару дней и спасибо за помощь. – Кармен помахала рукой, и вместе с Лиззи они отправились в путь.

Уилл и Грейди последовали сразу за ними.

Я оглянулся, когда мы уже прошли несколько сот метров. Туман медленно наползал на городок, успев проглотить красную телефонную будку, так что ее совсем не было видно.

Вереница сигнальных буйков направляла нас. Они появлялись из тумана один за одним по мере того как мы продвигались все дальше вглубь марева. Чайки-невидимки оглашали окрестности своими громкими криками. Вдали раздался гудок одинокого кита, и мы замерли на секунду, боясь пошевелиться.

– Грейди, ты куда это? – позвала друга Лиззи. Я обратил внимание, что он начал сбиваться с курса. – Лучше пойдем вдоль буйков.

Грейди скорректировал траекторию, и мы снова погрузились в тишину.

Наконец сквозь туман пробился первый луч света, и Айкенхед, сперва неверными очертаниями, а затем все увереннее представал перед нами. На фоне мощных сланцевых скал бледными точками виднелись птицы, и мы впервые разглядели полоску пляжа, к которому и направлялись.

– Ну что, вы уже придумали, как потратите свои деньги? – спросила Лиззи.

– Ты знаешь, что сделаю я, ника, – ответила Кармен, огибая очередной булыжник. – Поступлю в ветеринарную академию, открою свою собственную практику… – Ее лицо приняло мечтательное выражение. – Пожалуй, я стану специалистом по лошадям.

– А ты, Уилл? – Лиззи вопросительно наклонила голову. – Что думаешь?

– Я открою свой бизнес, – Уилл поправил на спине рюкзак, – разработка приложений, IT-консалтинг, что-нибудь такое.

Лиззи замедлила шаг и поравнялась со мной:

– Бен, а ты?

Я отвел взгляд:

– Пока не знаю. Не думал об этом.

– Врешь! – стала подначивать меня Лиззи. – Конечно думал.

Я лишь покачал головой:

– Ну а ты?

– Разделаюсь с ипотекой и заплачу за учебу в универе, чтобы папа мог с чистой совестью уйти на пенсию. Дом куплю. Да ладно тебе, ты ведь тоже о чем-нибудь мечтаешь.

– А я вложу, – раздался голос Грейди, – в конце концов я смогу докопаться до… правды. – Грейди тяжело дышал. – А потом я открою… свой магазин. Я уже… все продумал. Он будет называться… Заговор: правда или вымысел.

Тут до меня дошло, что его рюкзак, должно быть, переполнен. Грейди не был настолько слабаком, чтобы так отдуваться, а других причин к этому я не видел.

– Грейди, у тебя что, кирпичи в рюкзаке?

– А… ну ты же меня знаешь. – Он махнул рукой.

– Мы же все договорились, кто какие вещи возьмет. – Очки и сережка в носу Лиззи блеснули на солнце. – А он написал отдельный список.

– Я не хотел… ничего… забыть. – С этими словами Грейди крякнул и поправил рюкзак на плечах, который бряцал и скрежетал, словно груда металлолома.

Я покачал головой, Лиззи пожала плечами, мы переглянулись и двинулись дальше.

Наконец, тихим голосом, чтобы слышала только она, я сказал, что отдал бы свои деньги Уиллу на его предприятие:

– В конце концов, он – голова. А я – всего лишь мешок с костями.

– Ты – не просто мешок с костями, – нахмурилась Лиззи. – Когда это ты перестал себя уважать?

– И все же. Слушай, Уиллу нет и семнадцати, а он уже поступает в универ.

– Ну так и ты тоже. Ты вообще разбираешься в технике!

Я закашлялся:

– Я… я не поступаю. Мама хочет, чтобы я нашел работу в Оксфорде, чтобы присматривать за Уиллом.

Лиззи встала как вкопанная:

– Но… а как же наши планы? Мы же хотели жить рядом. А Оксфорд ни разу не рядом со Свонси!

Я почувствовал, как мое лицо заливается краской:

– Я все равно могу приезжать к тебе в гости. Слушай, все будет в порядке. Я нашел место, где берут начинающих механиков. Я сразу начну зарабатывать.

– Но… это ведь совсем не то, что ты хотел. А как же командировки, работа в разных странах?

– Лиззи, пожалуйста, хватит. Я должен. Мама купит мне машину, и тогда я смогу все время катать тебя.

– Это не имеет никакого значения. – Лиззи отвела взгляд. – Впрочем, дело твое.

– Лиззи, зачем ты так? – Я покрепче ухватился за лямки своего рюкзака.

– Я никогда не понимала, почему ты во всем слушаешься свою мать, – она понизила голос до шепота. – Тебе не обязательно вечно работать, как твой отец. Тебе разве не хочется узнать, чего ты сможешь достичь, не будь ты привязан к своему брату?

Я не ответил. Мне было нечего на это сказать.


– Меня взяли! – Я на огромной скорости влетел на кухню. – Мам, я поступил!

Мама стояла у раковины и мыла посуду с безразличным выражением лица. Она ничего не ответила.

Я взял из ящика полотенце, вынул сковородку из сушки и стал ее вытирать, стараясь не оставлять разводов.

Когда мама наконец сняла перчатки и положила их на место, я снова сообщил ей свою новость:

– Я поступил.

– Поступил?

– В Кардиффский, на факультет гражданской инженерии. – Я закинул полотенце в стиралку, закрыл дверцу, и рукавом рубашки протер отпечатки, оставшиеся на ручке.

Мама прочистила горло и стала раскладывать на столе клеенку:

– А Уилл?

– Уилл? – поморщившись, переспросил я. – Он ведь уже говорил. Он поступил в Оксфорд, как ты и хотела.

– Да. – Мама протерла едва заметное пятнышко на столе.

– А я – в Кардиффский.

Да в чем дело? Разве я не заслужил хотя бы улыбки? Я опустился на стул напротив нее и стал изучать свои ногти.

– Ты быстро освоишься, тебе ведь нравится хозяйничать. У тебя будет идеальный порядок.

Как будто я когда-то предпочитал бардак. Я и так это знаю. Я взглянул на ее руки: от постоянной работы кожа на костяшках давно огрубела. Закатанные рукава обнажали шрамы и отметины. Я тут же отвел взгляд, а мама отпустила рукава до самых кистей, по-прежнему не глядя на меня.

Она снова прокашлялась:

– Я надеялась, что…

– На что?

– Что ты не поступишь, – промолвила она наконец и только тогда оторвала взгляд от пола, посмотрев мне прямо в глаза, – я не хотела, чтобы учеба тебе мешала.

У меня на лбу выступила испарина.

– Мешала? Чему?

– Ты ведь знаешь, что я не могу тебя отпустить. – Ее глаза выражали протест. – Ты будешь слишком далеко от брата, когда ты ему так нужен.

– Но… ты же сама позволила ему поступать так рано.

– Я хочу, чтобы ему было комфортно, – резко ответила она, – даже…

– …даже за счет меня. – Я почувствовал, как меня начинает душить горечь и разочарование. Судорожно сглотнув, стараясь сдержать соленые слезы, я ответил: – Я еду в Кардифф.

– Я не стану платить.

– Папа заплатит.

– Ха. Он даже семью свою содержать не может, да и к тому же помогает Уиллу с…

– Тогда я устроюсь на работу.

– И как тогда ты собираешься посещать занятия? Не глупи. – Она придвинулась и взяла меня за руку. Ее ладонь была ледяной. – Бен, в глубине души ты и сам знаешь, что не сможешь оставить своего брата. А если с ним что-нибудь случится? – Ее глаза-щелочки сверлили меня насквозь. – Я с ума сойду, если что-то случится.

Всего лишь на какое-то мгновение ее взгляд упал на ящик комода, в котором хранилась целая куча таблеток: анальгетики, снотворное, антидепрессанты.

– Я люблю тебя, Бен, но мы должны позаботиться и о твоем брате. Не только я за него в ответе, но и ты.

– Ты сама могла бы переехать в Оксфорд. – Я только глянул на нее, но уже знал, что она скажет.

Мама охнула:

– Переехать?

В последнее время она едва выходила из дома. Он был ее крепостью, ее стерильным вакуумом. Только здесь мама чувствовала себя в безопасности.

Она покачала головой:

– Я куплю тебе машину. Подумай об этом. И ты мог бы устроиться механиком. Все равно, в конце концов, это и будет твоя профессия. Да и заработать немного сможешь во время учебы.

Чувствуя себя совершенно сломленным, будто столетняя развалина, я достал из кармана письмо из университета, смял его и выкинул в мусорку.

Только тогда мама наградила меня улыбкой:

– Ты хороший сын, Бен. Не знаю, что бы я делала без тебя. Большинство ребят твоего возраста не отличаются и десятой долей твоей ответственности. Хорошо я тебя воспитала, да?

Я только кивнул, схватил скейтборд, что стоял рядом с дверью, и буркнул через плечо:

– Буду к обеду.

– Бен, ты нам нужен. Помни об этом. – Ее голос задрожал, и я оглянулся. Она снова закатала рукава и показала мне свои запястья. Смотри, Бен, смотри, к чему приводят наши ошибки.


Как? Как я мог объяснить Лиззи, что происходит у меня в душе? Сможет ли она понять? В конце концов, она ускорила шаг и пошла с Кармен, оставив меня наедине с самим собой.

Моя нога с громким плеском опустилась на песок. Там, где мы шли еще совсем недавно, уже образовывались лужи, и в них отражалось свинцовое небо. Туман почти расступился, и мы стали замечать нечеткие следы других команд. В них тоже набиралась вода.

– Уилл, когда там прилив? – Мне не удалось скрыть волнение в своем голосе.

– Еще не скоро, – он махнул рукой, даже не посмотрев на часы, – таймер пока не сработал.

– У нас… было… полтора часа. – Грейди тяжело дышал.

– Так сколько у нас осталось?

Уилл сверился с часами:

– Минут пятнадцать есть.

Я замер:

– Ты мне и в прошлый раз то же самое сказал.

Его глаза полезли на лоб.

– Ох-ох.

– Что такое? – повернулась к нам Лиззи.

– Часы сдохли.

– Уилл! – Грейди застонал. – Ты должен был следить за временем!

– Так сколько у нас осталось на самом деле? – Лиззи возмущенно повысила голос.

Я приподнял рукав кофты. Дедушкины часы тикали все так же уверенно.

Посмотрев на них, я нервно сглотнул:

– Таймер Уилла должен был сработать еще десять минут назад. Мы идем уже почти полтора часа.

– Так, – лицо Лиззи выражало мрачную решимость, – нам стоит ускориться.

Даже за столь короткую остановку моя обувь начала увязать в песке. Я поднял левую ногу и опустил ее на землю с громким чавканьем. Вода залилась мне в ботинок.

Уверенно вышагивая, Лиззи и Кармен повели нас дальше. Им было намного легче идти по мокрому песку: они сами по себе весили меньше, а в рюкзаках носили не так много вещей.

– Уже не весело, – пробурчала Кармен.

Большая капля разбилась о мой лоб. Я посмотрел на небо:

– Просто прекрасно. – Я повернулся, чтобы убедиться, что Грейди поспевает за остальными. Тот пялился на серую отмель, протянувшуюся до самого горизонта. Я окликнул его: – Давай же пойдем.

Неверно шагнув, Грейди зашатался, не найдя надежной опоры в мокром песке, и грохнулся на землю.

– Грейди, ты в порядке? – окликнула его Кармен.

– Ты нас задерживаешь. – Я схватил его за рюкзак и резким рывком поднял друга на ноги, стараясь не упасть самому. – Зачем ты только взял все это барахло?

– Пригодится.

– Черт возьми, Грейди! – Лужи у наших ног стали угрожающе сливаться воедино, словно жидкий металл терминатора Т1000[10]. – Давай ненадолго махнемся рюкзаками.

Грейди тут же просиял:

– Да ладно, Бен. Я справлюсь. – На смуглой коже его левой щеки военным камуфляжем красовалась полоска мокрого песка.

Впрочем, я уже расстегивал лямку на груди. Я окликнул Уилла, чтобы он помог нам поменяться.

Тот подошел к нам и держал мой рюкзак, пока я помогал Грейди снять его. Затем, кряхтя и отдуваясь, я водрузил поклажу на свою спину и застегнул отсыревшие лямки. В нос мне ударил прогорклый запах пота. Идти стало заметно тяжелее, а ноги стали куда быстрее увязать в песке.

– Спасибо тебе, Бен. Так намного лучше.

– Как дойдем до суши, меняемся обратно. Ты его принес – тебе и тащить. – Я повел плечами, старясь найти комфортное положение. – Да что у тебя там вообще?

– На обратном пути он будет куда легче, – задорно ответил Грейди.

– Ты взял еще больше еды, чем мы договаривались?

– Мой организм отказывается функционировать без сладкого, – отвечал он, вышагивая рядом.

– Но тебе что, обязательно было ради этого грабить кондитерскую?

– Давай же, Бен, – окликнула нас Лиззи, и я пошел в том направлении, куда она указывала. Вода уже почти затопила все вокруг.

Я шепотом поинтересовался у Уилла:

– Долго еще до берега?

Тот буркнул в ответ:

– Мы прошли уже три четверти, и на это ушло семьдесят восемь минут.

– И все же, сколько еще?

Уилл, быстро посчитав в уме, сказал:

– Таким темпом еще двадцать шесть минут.

– Но прилив же через двенадцать?

Он кивнул.

Камни-ориентиры, по которым мы сверяли свой путь, белой нитью протянулись к берегу. Я посмотрел на воду, которая уже начала проступать между нами и линией берега. Похоже, что слева была еще относительно сухая тропка, по которой можно было добраться до места с меньшим риском. Так мы сделаем небольшой крюк, но, по крайней мере, не окажемся по уши в воде.

– Может, немного изменим маршрут?

Глава 2

– Немного осталось, – приободрила команду Лиззи, – думайте о хорошем. Например, как весело будет, когда мы наконец доберемся до острова.

Путь назад на материк был полностью отрезан. Вода продолжала прибывать. Справа оставалась только узкая полоска земли, спасительная соломинка, по которой нам предстояло преодолеть оставшиеся пару сотен метров по устью реки. Я наблюдал за тем, как последний клочок сухой земли нашего нового маршрута погружается под воду.

Мои плечи заныли под чудовищным весом рюкзака Грейди.

По обе стороны от меня на топком песке высыхали прозрачные, склизкие, маслянистые медузы. Некоторые из них уже оказались в своей родной стихи и стали протягивать щупальца, пытаясь ужалить меня за штанину.

Глядя на Айкенхед, усилием воли я мысленно подгонял себя, заставляя идти дальше. Маршрут вел нас к небольшой бухте, окруженной камнями и водорослями. Мы рассчитывали, что там заберемся на скалы и вернемся к назначенной стартовой точке.

Тут мое внимание привлек приглушенный звонок.

На мой вопросительный взгляд Кармен потрясла рукой в кармане:

– Чико, я тоже завела таймер. – Прилив настал ровно по часам, это мы тормозим.

– Ребята, нам придется бежать! – сообщила нам Лиззи.

Кармен быстро кивнула и кинулась вперед. Я пытался не отставать, но из-за тяжеленного рюкзака я едва мог поднимать колени выше воды, не говоря уже о том, чтобы бежать.

Грейди настроил лямки рюкзака под себя, а мне такое положение было неудобно. Они больно впивались в подмышки, быстро натерев водянки. Если, не дай бог, они лопнут, я могу получить заражение крови, и тогда всей команде придется несладко. Вода уже достигала мне до колен, но выбора не было: я остановился и решил подтянуть рюкзак. Остальные уже добрались до камней и ждали меня.

С чувством невероятного облегчения я расстегнул лямки на груди и ногах и опустил рюкзак на локти.

– Бен, что ты делаешь? Ты не унесешь его так! Нам нужно перебраться через камни, пока их тоже не затопило. – Лиззи балансировала на булыжнике, усеянном морскими ракушками. Дождь нещадно хлестал ее по плечам, ее волосы прилипли к голове.

А ведь она была совершенно права. Я немного отпустил лямки и снова водрузил рюкзак на плечи. Но когда я попытался сделать шаг, у меня ничего не вышло.

– Что за… – Я стал дергать левую ногу, но она намертво увязла в песке, словно была забетонирована. Вода поднялась мне до бедер.

– Бен?! – Голос Лиззи сорвался на визг.

– Я не могу пошевелиться.

– Чико, у нас нет времени для шуток. – Кармен ловко перескакивала с камня на камень, подходя ближе к воде. – Ну что такое? Вамос![11]

Лицо Уилла приняло задумчивое выражение.

– Там ведь неспроста стояли метки безопасного маршрута; – произнес он, кивая в сторону. – Похоже, Бен попал в зыбучий песок.

– Диосмио![12] – Руки Кармен метнулись ко рту.

– Он прав, я вязну все глубже, – я чувствовал песок уже на икрах. – Я снимаю рюкзак. Грейди, иди и забери его у меня.

– Без проблем. – Он снял мой рюкзак и вручил его Уиллу, а затем, вздрогнув и охая, спрыгнул обратно в воду. Сделав пару шагов, Грейди остановился: – Стоп, если я подойду к тебе, то тоже окажусь в зыбучем песке.

– Точно. – Я быстро увязал, но не смел пошевелиться. Всем известно, что дергаться в зыбучем песке себе дороже.

– Не двигайся, – прокричала Лиззи.

Мы с Уиллом дружно закатили глаза.

– Что же нам делать? – Кармен вопросительно посмотрела на Лиззи.

Подводное течение снесло меня в сторону. Я изо всех сил старался принять нормальное положение, но море уже подбиралось к моему животу. Меня охватил животный ужас.

Лиззи ничего не ответила. Я видел, как Уилл с бешеным усердием перебирает варианты, оценивает их, отметает неприемлемые. Его глаза метались моргали, голова работала словно процессор. Он был живым воплощением компьютера.

Сердце мое бешено стучало. Я пытался убедить себя, что Голд не стал бы рисковать нашими жизнями на этом переходе. Конечно же за нами следят, кто-нибудь придет на помощь. А затем я вспомнил, что мы все подписали заявления в отказе от ответственности.

– Держись, я иду! – Лиззи сбросила рюкзак на камни, и дождь яростно заколотил по нему.

Наскоро запихнув в боковой карман очки, она спрыгнула в воду. Зашипев от холодной воды, она, тем не менее, стала пробираться вперед. Лиззи прошла мимо Грейди, даже не посмотрев на него.

– Ты чего это надумала? – окликнул ее Грейди.

Лиззи остановилась буквально в метре от меня, закрывая рукой лицо от хлещущего дождя:

– Вот здесь песок мягче.

– Осторожно, чика\ – Кармен заламывала руки, переживая за подругу.

– Как же остальные прошли? – Лиззи встряхнула головой. – Чертовы счастливчики. Можешь подтолкнуть ко мне рюкзак Грейди?

– Его подхватит течение, – ответил я. – Встань там.

Лиззи сделала шаг в сторону, и я направил свою ношу к ней. Под тяжестью содержимого он тут же ушел под воду, а поток унес его в сторону. Лиззи дотянулась до лямки и попыталась было вытащить его из воды, но для девушки он оказался слишком тяжелым.

– Грейди, хватай! – прокричала она.

Грейди подплыл ближе, и Лиззи подтолкнула рюкзак к нему.

– Там же куча электроники! – спохватился он.

Тогда Лиззи пихнула Грейди к камням:

– Двигай! Мы высушим что сможем, когда остановится дождь.

Без тяжелой поклажи я перестал вязнуть в песке, но застрял на уровне колен. Вода была уже у рта.

Лиззи вела неравный бой с течением, отчаянно болтая руками в воде, чтобы оставаться на месте.

И тут Уилл достал из своей сумки спальный мешок и кинулся в море. Поравнявшись с Лиззи, он развернул мешок и протянул его мне.

Я схватил конец мешка:

– О’кей, поехали!

Задумка была проста. Я обернул мешок вокруг кистей, и песок понемногу стал ослаблять свою хватку. Наших усилий явно не хватало, но я, по крайней мере, больше не тонул.

– И что теперь? – Лиззи была бледная как мел. – У нас мало времени! – Она схватилась за Уилла, поскольку течение наконец сбило ее с ног.

– Кармен, – прокричал Уилл, сбрасывая со спины визжащую Лиззи, – достань складную лопатку из переднего кармана сумки, там еще колышки для палатки и топор.

Кармен наклонилась к сумке Уилла. Через мгновение она резко откинула с лица мокрые волосы, сжимая в руках лопатку:

– Дай ее Грейди.

Раскат грома прокатился по небу, и казалось, что ему отозвалась сама земля.

– Это самый худший август в моей жизни, – Грейди вытолкал промокший рюкзак на камни и взял лопатку. – Где там солнце вообще? – Тут его осенило: – А вы знали, что у HAARP[13] есть секретная разработка по управлению погодой. У Голда точно есть нечто похожее, по крайней мере…

– Только не сейчас, Грейди! – застонала Лиззи.

Дождь застучал сильнее, и я стал моргать, пытаясь смахнуть воду из глаз.

Затем Уилл забрал у Грейди лопатку и развернул ее. Он сообщил, что собирается меня выкапывать, и попросил не дергаться.

И прежде чем я смог что-то ответить, мой брат набрал в легкие побольше воздуха и нырнул. Он схватил меня за ногу чтобы удержаться на месте, и я почувствовал острие лопаты, скользящее вдоль колен.

Мне ничего не оставалось, как считать. Тридцать, сорок секунд. Вода вокруг помутнела от песка. Лиззи затаила дыхание, остекленевший взгляд остановился на мне. Понемногу моя нога стала высвобождаться, но я по-прежнему старался не двигаться. Затем Уилл всплыл, чтобы подышать.

Плавучий мешок помогал мне держаться на поверхности и не тонуть, но вода все прибывала.

– Это слишком долго, – процедил я. От холода губы едва слушались меня, зубы стучали.

– У кого еще есть лопата? – спросил Уилл.

– Мы решили взять только одну, помнишь? – ответила Лиззи. – Но можно обойтись и подручными средствами – тарелкой, сковородкой… – Она поплыла обратно к берегу. – Кармен, где там твой котелок?

Снова послышались раскаты грома, и встревоженные чайки целой стаей вспорхнули со скалы, оглашая округу пронзительным криком.

Кармен достала глубокую миску, кинула ее Лиззи и, понадежнее уложив рюкзак, сама спрыгнула в воду с котелком наперевес.

Девочки стали продвигаться ко мне, держась друг за друга и сражаясь с мощным течением. Волосы Кармен нефтяным пятном держались на поверхности, а розовые кончики были словно щупальца диковинной медузы.

Добравшись до границы зыбучего песка, они набрали в легкие побольше воздуха и ушли под воду. Чтобы их не сносило течением, во время работы они хватались за мои ноги. Я чувствовал себя терпящим кораблекрушение мореплавателем, которого жадные сирены пытались утащить в пучину моря.

В это время Грейди копался в своем рюкзаке.

– Я знал, что нам понадобится еще одна лопатка, – издал тот победный клич, – она у меня тут где-то.

Вода была уже высоко, она плеснула мне в нос, я поперхнулся и стал откашливаться. Левая нога уже почти была на свободе, но от этого сопротивляться течению было еще тяжелее.

– Нашел! – И Грейди тоже поплыл ко мне.

– Грейди, нет! – закричал ему я.

Но было слишком поздно. Мощное течение швырнуло его на камни.

– Лучше идти!

Брызгая во все стороны, он снова стал продвигаться ко мне, держа одной рукой лопатку, а другой – ушибленный локоть.

Лиззи и Кармен по очереди всплывали за воздухом, хватая меня за грудь и плечи продрогшими руками. Затем они снова нырнули, а Уилл присоединился к ним.

У моих ног происходило какое-то бешеное движение, а все, что мог сделать я – это держаться на плаву и отфыркиваться соленой водой.

Мало-помалу пески стали отпускать и правую ногу, и вдруг я окончательно оказался на свободе.

Я почувствовал облегчение лишь на секунду, пока не осознал, что для всех остальных ребят я был якорем в бушующей морской стихии.

Нас стало относить в открытое море. Я схватил Лиззи и попытался толкнуть ее к камням. В другой руке я все еще сжимал спальный мешок Уилла, за который схватилась проплывавшая мимо Кармен. Теперь мы вдвоем держались за него, паря на поверхности воды, словно воздушный змей.

Уилл, стиснув зубы, боролся изо всех сил, но его нещадно несло в сторону.

– Грейди! – истошно завопил я.

Грейди с трудом вскарабкался на камни, развернулся и стал отчаянно теребить ремень, пытаясь снять его. Когда тот соскользнул с его пояса, Грейди вытащил складной ножик и резким движением срезал кончики, высвобождая нейлоновый тросик, из которого был сшит пояс. Тогда я понял, каков был план.

– Давай же! – едва произнес я, снова хлебнув воды.

Грейди швырнул трос Уиллу. Мой брат вовсю барахтался в воде, но нашел в себе силы преодолеть еще пару футов против течения и ухватиться за трос. Затем он обнял Лиззи одной рукой, а я зацепился за его ногу. Уилл обернул трос вокруг локтя, и нам оставалось лишь дождаться, пока Грейди вытащит нас из воды.

Мы с Лиззи отчаянно гребли ногами, помогая ему. Грейди продолжал тянуть, но волны уже заливались на камни, потревожив дремавших крабов и всколыхнув высохшие было водоросли. Трос перетер Уиллу футболку, врезался в кожу, и вода обагрилась кровью.

На большой скорости в бурлящем потоке я не заметил подводный камень и на всей скорости протаранил его коленом, вскрикнул от боли, выпустил спасительный трос и стал нащупывать руками опору. Пальцы Уилла отыскали небольшую трещину, и некоторое время мы болтались в воде, отдыхая от битвы с течением. Затем Кармен вползла с моей помощью на камни и протянула Лиззи руку.

– Вы живы? – окликнул нас Грейди.

Я кивнул, но затем вспомнил про наши рюкзаки. Вода уже начала их заливать, так что мы поспешно потянулись за ними. Пальцы нас не слушались.

Я схватил свой рюкзак, втащил его наверх, подальше от стихии, и без сил рухнул на землю. Затем я глянул на брата. Тот уже закидывал свою поклажу обратно на спину.

– Чертов песок. – Кроме ругани у меня не было слов.

Уилл кивнул.

Лиззи грохнулась рядом со мной, поправляя очки.

– Господи, мы чуть не погибли! – Кармен сгребла Грейди в охапку и влажными губами смачно поцеловала его в щеку.

– Ты наш спаситель, Грейди. – Потом она взяла под руку моего брата и добавила: – Ты тоже, Уилл.

– Начало не слишком удачное, – серьезно сказал Грейди.

У меня вырвался короткий смешок, а через мгновение мы уже все хихикали.

Всеобщее веселье прервало осознание того, что вода все еще прибывала, и довольно быстро.

– Я не пойду через эти камни, – произнесла Кармен, – на них можно убиться.

– Можно подняться по скале, – показала Лиззи, – если ты не струсишь, Бен.

Я утвердительно закивал:

– Забравшись наверх, мы сэкономим уйму времени.

Уходя, я оглянулся. Сквозь ветер и дождь я едва мог различить бледно-красное пятно телефонной будки на другом берегу. Рядом, в камнях, запутался разрезанный ремень Грейди, а его волокна причудливым узором расстилались на волнах. Задубевшими пальцами я кое-как завел дедушкины часы. Когда они просигналят в третий раз, по устью снова можно будет вернуться домой.

Глава 3

Никто не возражал заняться альпинизмом, но Грейди все еще прижимал раненый локоть к груди. Дождь барабанил по его капюшону.

– Лучше полезем сейчас, пока Грейди не стало еще хуже, – с заботой произнесла Кармен.

– Да. – Грейди судорожно сглотнул. – Мы не можем больше ждать, прилив… – Он посмотрел сначала на Уилла, потом на меня.

– Уилл тут ни при чем, – вступилась Кармен.

– Он должен был заметить, что у него часы не работают, – Грейди не смотрел на нее, – а Бен вообще предложил срезать путь.

– Слушай, мне жаль. – Я застегнул лямки и с удовольствием отметил, что водянки от прошлого рюкзака не трутся под моим.

– Грейди, Бен тащил твой рюкзак, – тихонько напомнила Лиззи, – если бы он тебе не помог, ты бы так там и остался. – Она ткнула пальцем в сторону волн.

Теперь казалось, что вода была там всегда. Как мы только прошли? Грейди плотно сжал губы.

Я осмотрел верхушку утеса:

– Мы полезем без страховки?

Лиззи утвердительно тряхнула головой:

– Всего метра четыре, не больше. И там полно выступов чтобы ухватиться. – Она уже натягивала легкие перчатки. – Только не тянитесь слишком далеко – предплечья быстро устанут.

Я вопросительно приподнял брови:

– Что еще нам следует знать?

– Старайтесь прижаться корпусом к скале, а колени держите в сторону от нее, – она протерла глаза и водрузила очки на место. – Сначала руки и ноги, потом переносите вес тела. Не делайте все одновременно. Идите за мной и старайтесь использовать те же уступы, что и я. – Она прикинула маршрут. – Если сорветесь… – Тут Лиззи запнулась.

– Если сорвемся? – переспросил я.

– Попытайтесь оттолкнуться от скалы как можно дальше. Так вы не зацепите тех, кто лезет под вами, да и к тому же будет шанс упасть в воду, а не на камни. Падайте на ноги.

– И все? – застонал Грейди. – Падать на ноги?

Но Лиззи уже нащупывала ногой первый уступ. Я заткнул руки в подмышки, чтобы чуть-чуть их отогреть. Уилл разминался. Я заметил, что на левом рукаве его футболки запеклась кровь.

– Уилл, ты точно можешь лезть? – вопрос вырвался сам собой.

Уилл скорчил скептическую гримасу:

– Связки целы, я могу работать рукой. – Для него этого было достаточно.

Лиззи подтянулась выше.

– Я буду последним, – сказал я. – Я сильно поранился на камнях. Не знаю, сколько веса смогу тащить.

Лиззи с тревогой в глазах посмотрела вниз, на меня.

Я лишь развел руками:

– Ну, похоже, что я либо поднимусь, либо останусь здесь.

И она, поколебавшись, продолжила восхождение.

Грейди взбирался прямо передо мной, выше него сосредоточенно лез Уилл, а еще выше, в точности повторяя шаги Лиззи, карабкалась Кармен. Глядя на него такого, я почти забывал, каким он был в детстве. Почти.

По-моему, мне было всего четыре, когда я впервые начал замечать, что в нашей семье что-то неладно. Не помню точно, почему я тогда не пошел в школу, но по какой-то причине оказался с мамой и Уиллом в детском саду. Я в одиночестве играл в углу комнаты, катая грузовичок туда-сюда. Тут я поймал себя на мысли, что оживленная беседа, до сих пор сопровождавшая мое нехитрое развлечение, затихла. Воздух дрожал от напряжения, и я чувствовал это всем своим нутром. По спине пробежал холодок. Мама рассказывала о новой горке в парке, но не так, как это делают довольные матери: в ее голосе слышались непривычные мне нотки.

Все еще не понимая, что происходит, я обернулся. Родители других детей один за другим смолкали, глядя на Уилла.

Брат сверлил взглядом другого малыша, который прижимал к груди синюю машинку. Уиллу нравился синий. Я вскочил на ноги и прокричал тому малышу, чтобы он поделился ей с моим братцем. Я уже знал, что будет дальше.

Мальчик отрицательно покачал головой, и в ответ Уилл крепко сжал свои кулачки. Его лицо побагровело, а затем его начало трясти. Другие матери мигом забрали своих чад на руки. Они тоже все поняли.

Кроме матери мальчика с синей машинкой.

– Кейт! – раздалось откуда-то.

Но Кейт преодолела лишь полпути, когда Уилл сорвался с катушек. Остолбенев, я наблюдал за тем, как мой брат колотил мальчика, пинался и кусался, пока его, верещавшего во весь голос, не оттащили прочь.

Позже, этим же днем, когда пыль немного улеглась, а мама выпила чаю, чтобы успокоиться, Уилл самостоятельно подошел к тому мальчику и предложил вернуть синюю машинку. Мальчик снова покачал головой, хотя Уилл настаивал. Наконец когда он протянул ручку за машинкой, Уилл быстро оглянулся, убедился, что мама была занята тарелкой с печеньем, и с силой отдавил тому ногу.


Моя обувь явно не подходила для скалолазания. Это были тяжелые армейские ботинки, приобретенные в комиссионном магазине, с большими стальными пластинами на носках. В них можно было сутками ходить, и даже танковые гусеницы не причинили бы им особого вреда, но я совершенно не чувствовал в них носков. Цепкой была только подошва. Я уже начинал жалеть, что не переоделся в кроссовки.

Четыре метра на первый взгляд не такое уж и большое расстояние. Но когда я преодолел половину и завис на отвесной стене под дождем, мне показалось, что я бесконечно высоко над водой. Я решил немного передохнуть, перенес вес на правую ногу и оперся лбом о скалу.

– Бен, ты там как? – окликнула меня Лиззи. – Я уже наверху!

– Сейчас, только отдышусь.

Я пытался расслабить предплечья, но хватался слишком сильно и мышцы уже сильно забились. Осторожно, чтобы не потерять равновесие, я запрокинул голову и посмотрел наверх. Лиззи протягивала руку, чтобы помочь Кармен. Уилл и Грейди тоже почти забрались. Тяжело дыша, я подтянулся к следующему уступу.


Наконец Уилл втащил наверх и меня. Я плюхнулся на спину и стал отдыхать на рюкзаке, словно черепаха на панцире. Дождь понемногу стихал, и облака стали расступаться.

Переведя дух, кряхтя, я сел и впервые вблизи смог рассмотреть Айкенхед.

Кругом были одни болота, щедро сдобренные солнечным светом. Тут и там виднелись фиолетовые, зеленые и коричневые заплатки вереска и жесткой травы. Справа от нас сбились в кучку жалкие деревца, изуродованные ветром. Осыпающиеся скалы образовывали хитросплетение линий, которые конечно же ничего не значили для диких овец, пасущихся неподалеку. Послышался птичий крик, и, подняв голову, я наблюдал завораживающую картину: поморник гонял чайку до тех пор, пока та не выронила свою добычу. Затем он приземлился, угрожающе крикнул на нас, подхватил рыбку и снова взмыл в небо, мелькая бело-полосатыми крыльями.

Лиззи от души засмеялась:

– Вот задира!

– Народ, вы еще можете идти? – спросила Кармен. – Мне ужасно не хочется отрывать тебя от представления, чико, но если мы пропустим вводный инструктаж, то проиграем, толком не начав.

– Кармен права, – Лиззи встала на ноги, – нужно наверстать время.

Я достал из рюкзака аптечку и бутылку воды.

– Сейчас, только выпью что-нибудь от боли, и пойдем. – Я предложил таблетку Уиллу и Грейди.

Уилл взял целых две, но Грейди покачал головой и открыл свой рюкзак. Он тоже прихватил с собой лекарства.

Да не просто прихватил. Аптечка Грейди была в три раза больше моей. Лиззи ошарашенно уставилась на него:

– Ты чего это набрал? Планируешь открыть здесь аптеку?

Кажется, в этом чемоданчике было все на свете: болеутоляющие, противовоспалительные средства, пластыри и бинты разного фасона, антисептики, цветы арники, перевязочные материалы, средства против укусов, стерильные салфетки и даже снотворное. Все это добро было аккуратно сложено в цветные пакетики.

– Вот антибиотик. – Уилл ткнул пальцем в один из них.

Грейди кивнул:

– Папа дал их мне на всякий случай. Кстати, вы знали, что лекарство от рака уже давно существует, но крупные фармацевтические компании держат рецепт в секрете, чтобы побольше навариться? – Этот пассаж он выдал совершенно безразличным голосом. Он устал, но рефлекс болтать у него остался.

Затем Грейди и сам проглотил несколько таблеток какого-то мощного анальгетика.

Грейди вздрогнул и поморщился, попытавшись размять ушибленный локоть, а потом собрал лекарства в аптечку и запихнул ее обратно в рюкзак. Однако, вместо того чтобы закрыть его, он еще немного в нем покопался, заметно помрачнев.

– Все промокло, – буркнул он, доставая айпэд.

Лиззи удивленно спросила:

– Ты взял с собой планшет?

Кармен коснулась его плеча:

– Он работает, чико?

Грейди вздохнул:

– Конечно же нет.

Тогда Лиззи, нахмурившись, обратилась к остальным:

– Хоть у кого-то работает телефон?

– Совсем забыл! – Мой телефон покоился в кармане все это время. Я вынул его и попытался включить, хотя и знал, что ничего не выйдет. – Уилл, а если маме позвонят из «Голд Фаундейшн» и скажут, что мы не смогли перебраться через устье? Она же с ума сойдет. – Я закинул бесполезную вещицу обратно в карман.

– Ты правда думаешь, что они станут напрягаться? – он поморщился и обратился к Грейди: – А ты разве не взял спутниковый телефон?

Тот расстегнул боковой кармашек и достал гаджет:

– «Иридиум Экстрим». – Грейди с гордостью протянул руку, демонстрируя нам навороченный аппарат: – Корпус противоударный, защищен от пыли и… от воды! – И, просияв, включил его.

– Звони отцу, – произнес я, – скажи, что мы в порядке.

Грейди задумчиво потряс телефон, затем выключил

и снова включил его:

– Да что ты будешь делать! Эта штука должна работать даже на Северном полюсе!

– Что случилось? – спросила Кармен.

– Он ловит сеть в любой части света, – теперь Грейди не на шутку разозлился. – Не может быть. Спутники «Иридиум» летают на околоземной орбите. Просто физически не может быть такого, что он не ловит сигнал.

– Нет GPS? – поинтересовалась Лиззи.

Грейди взвыл:

– Ничего! Ничего он не ловит! Это просто бред.

– Мы никому не сможем сообщить, что мы в порядке? – Кармен изменилась в лице.

Лиззи тряхнула головой и побрела вдоль утеса:

– Нам лучше добраться до стартовой точки, пока они сами не начали никому звонить.

Никто даже и не подумал свериться с картой. Мы знали, куда нас должно было вывести устье. Так что оставалось лишь обогнуть скалу.

– Ой, смотрите! Вон там, это случайно не другая команда? – показала Кармен.

Пятеро дюжих парней в камуфляжной форме двигались прямо на нас. Из них особенно выделялся один, шагавший впереди остальных, с шевелюрой куда более рыжей, чем моя. Мы должны были пройти над ними. Кармен окликнула их и помахала рукой. Заметив нас, они перешли на легкий бег.

– И вам того же! – прокричала Кармен.

Уилл усмехнулся:

– Кар, это ведь соревнование. Не думаю, что они захотят дружить с соперником.

– Я не пыталась с ними подружиться, – парировала та, – но надо быть вежливым. – И, скорчив гримасу, Кармен пожелала им сорваться с обрыва.

– Как думаешь, куда они направляются? – Лиззи ухмыльнулась. – Это путь к первой контрольной точке?

– Может, пойти за ними? – произнес Грейди, глядя в спины удаляющихся ребят. – Похоже, они знают, что делают.

– Нет, – немного погодя ответила Лиззи, – на старте может быть что-то, что нам пригодится. Мы позже их догоним.

– О да, они же так медленно идут, – съязвил Грейди.

Я шел бок о бок с Лиззи, Кармен немного отстала и поравнялась с Уиллом, а Грейди шел посередине, охая под тяжестью своей ноши.

Лиззи посмотрела на меня, и солнце отразилось в ее очках.

– Похоже, здесь будет куда опаснее, чем мы предполагали. Я имею в виду, что никто не пришел нам на помощь. Ты мог погибнуть.

Уилл обернулся:

– На кону пять миллионов фунтов. Было бы глупо полагать, что это будет легкой прогулкой.

– Я знаю, но… я думала, что хоть кто-то будет следить за нами.

– Нам это не нужно, чика, – усмехнулась Кармен, – взрослые только испортят все веселье.

– Мы еще не добрались до старта, – напомнил я, – возможно, там кто-то и будет.

В небе над нашими головами солнце окончательно растопило остатки облаков, и теперь август согревал нас своим теплом. Благодаря нему мы быстрее просохнем. На моих губах заиграла улыбка.

– Смотрите! – прокричал Грейди.

Вдали одинокий кит взметнул в воздух фонтан водяных брызг. Кармен восторженно пискнула. Даже Уилл замер, наблюдая, как гигантская туша дугой прорезала бесконечную гладь и обрушилась в воду.

Кармен быстро скинула со спины рюкзак и стала рыться в поисках фотоаппарата. Она навела видоискатель на сверкающее море, но тут же отняла его от глаз с несчастным выражением лица.

– Тоже не работает!

– Глядите, тупики! – завизжала Лиззи.

– Они такие милые. – И лицо Кармен снова засияло. – Ладно, компаньерос[14], – хлопнула она в ладоши, – мы не слишком удачно начали, но с этого момента будет куда веселее, да и миллион фунтов каждому в придачу!

– Ты и правда думаешь, что у нас еще есть шанс? – скептически заметил Грейди. – Ни одна другая команда не умудрилась застрять в устье.

– Конечно же есть! – мягко осадила его Лиззи. – Да, это был один-единственный промах, но дальше будем действовать с безошибочной точностью.

– Ну ладно тогда. Не могу дождаться первой загадки. – С этими словами он достал пакетик с клубничными кружочками и стал угощать остальных.

– Вообще я надеялась, что будет скалолазание, – рассмеялась Лиззи, пробуя угощение, – но эту часть плана мы уже выполнили.

– Уилл, чем займемся теперь? – пихнула того локтем Кармен.

Он пожал плечами:

– Я так думаю, соревнованием? – И посмотрел на меня.

– Да, развлечемся. – Я изобразил трюк на воображаемом скейте. – Это будут лучшие три дня в нашей жизни.

Глава 4

Мы шли дальше. Уилл надел темные очки, а Лиззи натянула кепку на самый лоб. Только мне было известно, что так она пыталась спрятать свои веснушки, которых жутко стеснялась. Мне же они казались невероятно милыми, хотя бы я никогда ей об этом и не сказал.

Я наклонился, чтобы сорвать какой-то бледно-желтый цветок, и без задней мысли заткнул его за дужку очков Лиззи.

– Вообще-то не стоит рвать дикие растения, знаешь ли, – отозвался Грейди.

Кармен пожала плечами:

– Грейди, да расслабься ты, мы же на каникулах.

Лиззи прищурилась:

– Отсюда видно и другие острова.

– Вон там, впереди, Анст, – добавил Уилл, – а Фетлар еще подальше и немного левее.

Я тоже стал изучать острова на отдалении:

– Далековато плыть будет.

Уилл кивнул:

– Если бы не Грейди, течение вынесло бы нас в открытое море.

Меня передернуло.

– Да уж.

Мы обогнули мыс, и Кармен, восторженная, шумно вздохнула. Внизу, на пляже, совершенно не обращая на нас никакого внимания, шестеро тюленей принимали солнечные ванны.

– Ах, если бы мой фотик только работал! Как думаете, они бы разрешили нам с ними поплавать? – Глаза Кармен больше теперь напоминали два глубоких блюдца.

– Я больше никогда в воду не полезу. – Грейди напомнил ей о недавних злоключениях. – Ты что, не читала инструкцию? Течения омывают остров со всех сторон.

– Читала, – ответила Кармен, – просто я никогда не видела настоящих тюленей! Да что там, до сегодняшнего дня я даже на самолете ни разу не летала. Даже если мы ничего не выиграем, эта поездка того стоила.


– Я никогда раньше не летала. – И Кармен наклонилась поближе к иллюминатору.

Лиззи удивилась:

– Ты никогда не навещала своих родственников в Испании?

– Они сами к нам приезжают. Мы собирались слетать к ним на Рождество, но папа работал в эти дни. – Она испуганно охнула, когда самолет накренился для поворота, а затем сама посмеялась над собой.

– Летать всегда так страшно? – Кармен поймала фотоаппарат, сползавший с ее колен, а затем сделала селфи[15]с Лиззи.

Девочки улыбались в объектив.

Я покачал головой:

– Нет, это маленький частный борт. Большие самолеты не трясет так си…

Мы попали в воздушную яму и нас мощно вжало в сиденья. Кармен снова залилась смехом.

Я попытался сосредоточиться на спинке впереди стоящего кресла. На подголовнике красовался вышитый логотип «Голд Фаундейшн».

Кроме нас других пассажиров не было. Помогая нам разместиться, стюардесса рассказала, что другие команды вылетали из шести разных аэропортов из разных уголков страны. Мы были единственными на юго-западе, а потому не увидим остальных ребят, пока не доберемся до острова.

Самолет снова тряхнуло. Я посмотрел на Уилла, сидящего через проход.

– Всяко лучше американских горок. – И он протянул свои длинные ноги.

Стюардесса объявила, что мы приземлимся на одном из крупных островов архипелага, а затем пойдем пешком через устье.

Кармен вздохнула:

– Не понимаю, почему мы не можем долететь прямо до Айкенхеда.

– Он слишком маленький. К тому же на нем и клочка ровной земли нет. – Уилл придвинул ей карту: – Сама посмотри.

– Замечательно, – она закатила глаза. – После такого я не скоро пойду в зал.

Я наклонился к Лиззи.

– А это что, пещеры? – показал я на карту.

– Он ими кишит, – раздался голос Уилла.

– Судя по всему, нам даже палатки не понадобятся, – ухмыльнулся Грейди. – Так что нам делать дальше, когда перейдем устье?

– Нам нужно как можно скорее добраться до старта, получить координаты и отправиться к первой контрольной точке. – Лиззи оценивающе на него посмотрела. – Я хочу разделаться хотя бы с одной до привала.

Я согласился:

– Хотя бы с одной.

– Утром выходим пораньше. Если будем спать меньше шести часов, это даст нам существенное преимущество.

– А ты не считаешь, что другие думают точно так же? – спросил я.

– Может быть, – Лиззи засомневалась, – будем спать еще меньше?

– Диос, нет! – запротестовала Кармен.

– Кар, всего три дня, – засмеялась Лиззи. – Может, потерпишь немного ради миллиона фунтов?

– Ну, если ты ставишь вопрос таким образом, – утвердительно кивнула та.

– Нам надо объединиться, – предложил Грейди.

– Чего? – Я вопросительно посмотрел на него.

– Ну, с другой командой. Будем работать сообща с другими ребятами.

– С чего бы? – Уилл наклонил голову. – Мы и сами справимся. К тому же это соревнование. Хочешь неловкий момент на финише? – Голова моего брата снова покоилась на спинке кресла.

– Поспите. Силы нам понадобятся.


Мы поравнялись со стадом тюленей, но те стали настороженно разбегаться, один за другим сползая в воду. Кармен с замиранием сердца следила за животными.

Рядом с камнями стоял покосившийся, словно горький пьяница, указатель, к которому мы должны были изначально выйти. Он направлял нас к скромному причалу и деревянному домику у подножия холма.

Лиззи поморщилась, проследив за стрелкой указателя:

– Да где же все люди из «Голд Фаундейшн»? Я знаю, нас предупреждали, что устье мы будем переходить сами, но должен же кто-то нас встретить на этом берегу.

– Может, они внутри, – не слишком в это веря, ответил я.

– Что ж, давайте узнаем. – И Лиззи повела нас вниз по склону.

Остальные последовали за ней.

Спускаясь с горки, я был вынужден контролировать каждый шаг, потому что ноги все время норовили перейти на бег. Я посильнее сжал лямки рюкзака.

– Как думаете, какие у нас соперники? – Кармен провела рукой по волосам, поравнявшись со мной.

Лиззи тоже пошла рядом.

– Думаю, они не сильно отличаются от нас, – одарила подругу улыбкой Лиззи, – хотя я сомневаюсь, что будут ребята моложе Уилла.

– О чем это вы? – Грейди быстрым шагом догнал нас. Его рюкзак бряцанием отзывался на каждый шаг владельца. Лицо его блестело от пота.

– О других командах. – Я поправил рюкзак. – Интересно, какие они.

– Они – наши соперники, – кинул Уилл через плечо, – нам же не петь с ними песни у костра, почему вас это волнует?

Последняя метка пути была уже прямо перед нами. Потрепанный знак одиноко торчал меж двух камней. Дверь была на другой стороне домика, но через окна я видел, что внутри не было ни души.

– Ола![16]– крикнула Кармен – кто-нибудь дома?

Тишина.

– Где же вы, красавчики?

Лиззи удивленно уставилась на подругу.

– Да я просто прикалываюсь! – засмеялась Кармен. – Самые красивые мальчики с нами!

– Похоже, там и правда никого нет. – Галька заскрипела под моими ногами.

– Все уже ушли, что ли? Мы же видели, как та команда идет в другую сторону, – сказал Грейди.

– Надеюсь, что нет. – Лиззи выглядела встревоженной.

– Не может быть, что никто нас не ждет. – Я оглянулся по сторонам. – Мы даже координат никаких не получили. – Холодало, и я потер руки, пытаясь согреться. – Может, мы ошиблись адресом? Что написано на знаке?

Лиззи наклонилась к расщепленной деревянной дощечке.

– Ничего тут не написано, – развела она руками. – Тут только стрелка, указывающая на дом. – Она дотронулась до знака, и тот легко повернулся в противоположном направлении. – Или же туда, откуда мы пришли. – Лиззи вздохнула: – Табличку могли повернуть, чтобы запутать нас.

– Так нечестно! – Грейди выругался. – Наверное, именно поэтому они шли в другую сторону.

– Давайте зайдем на всякий случай, прежде чем идти за ними. – Я обошел дом и оказался на залитой солнцем террасе.

– Может, знак указывает на что-то за домом, – вставила Кармен.

– Эй, – я окликнул остальных, – тут записка.

Рядом с дверью была прибита записка, защищенная плексигласом от ветра и дождя.


Добро пожаловать на Айкенхед

Поздравляем, юные титаны, вы добрались до первого из семи контрольных пунктов. Соревнования начались с того момента, как вы ступили на устье. Вам предстоит и дальше самостоятельно добираться до финиша.

Старт команд находится здесь. Для того чтобы компенсировать разное время прилета, персональный контейнер каждой команды оборудован часовым механизмом. Контейнеры открываются по расписанию, указанному ниже. Внутри вы найдете координаты второй точки. Время вашей команды начнет исчисляться с момента открытия контейнера. Контейнеры остаются открытыми в течение двух минут.



– Интересно, что случилось с этим Отто Уорнером. – Кармен прикоснулась к табличке.

– Сколько времени? – спохватилась Лиззи. – Ну-ка, Бен.

Я сверился с часами, и мои глаза полезли на лоб.

– Без одной три!

– У нас всего минута, чтобы найти этот ящик!

Лиззи, Кармен и я очертя голову вломились в домик.

Уилл и Грейди последовали было за нами, но Лиззи приказала им обыскать окрестности:

– Впятером внутри делать нечего.

– Его здесь нет! – кричала Кармен.

– Должен же он где-то быть. – Я снова тщательно осмотрел комнату. В косых лучах света, пробивавшихся через треснутые окна, летали пылинки. Только обшарпанные голые стены. На полу тоже пусто.

– Уилл, ты нашел что-нибудь? – позвала его Лиззи.

– He-а, ничего, – раздался ответ.

– Все наружу. – С этими словами Лиззи вытолкнула Кармен в дверь. – Живо!

– Стойте! – Я повернул голову, но девочки уже убежали. И все-таки мне казалось, что искать надо в домике.

Затаив дыхание, я посмотрел на часы. В гробовой тишине раздался едва различимый щелчок. На часах было три, а значит, ящик был в комнате.

– Он здесь!

Я оказался в центре комнаты и стал бешено осматривать каждый сантиметр. И вдруг я увидел в досках на полу маленькое отверстие и характерные следы. Присев, я ухватился пальцами и потянул изо всех сил. На мои усилия отозвался потайной люк. Откинув его, я уперся рукой о край и спрыгнул вниз.

Подвал был совсем крохотным и едва достигал мне до колена. Внутри в ряд стояло девять контейнеров. Самый последний из них уже был открыт, но изучать его содержимое не было времени. Быстрым движением руки я выдернул добычу, и в тот же миг крышка ящика намертво захлопнулась.

Интересно, кто-нибудь из других ребят пропустил этот тайник и пошел по ложному следу? Если да, то где они были сейчас? На их месте я бы просто пошел за другой командой. А может, и за нами сейчас кто-то следит, терпеливо выжидая?

Я обернулся. Уилл и Лиззи стояли за мной на коленях, а Кармен и Грейди как раз ввалились в комнату.

– Ты успел? – выпалил Грейди.

Я поднял над головой два сложенных листка бумаги.

Кармен шумно выдохнула:

– Чуть не опоздали!

– Пойдемте наружу, – предложил я, – там лучше свет, а нам бы еще просохнуть.

Мы направились к двери.

– Эй, знаете, что это значит? – спросила Кармен, выходя на свежий воздух. Она чуть не прыгала от радостного возбуждения. – Наш отсчет времени начался только сейчас. Мы не отстаем!

– Зато мы упустили шанс оценить другие команды, – проворчал Уилл.

– Мы уже знаем самое важное о них, Уильям, им до нас далеко.

Уилла передернуло, когда его назвали полным именем, но я ободряюще похлопал по плечу:

– Уилл, на. Инфа.

Мы сели кругом на деревянной террасе снаружи домика. Легкий бриз дул мне в лицо, и я с удовольствием вытянул травмированную ногу. Солнце понемногу согревало нас, высушивало промокшие вещи. Птицы кричали над головами. На горизонте медленно проплыла какая-то лодчонка, надувая белый парус. Лиззи опустила свою руку вплотную к моей, и в душе у меня разлилось тепло.

– Это так… здорово, – прошептала она.

– Пока. Пока. – Я ухмыльнулся, и Уилл развернул первую записку.


Контрольная точка № 1.15:00.

Капитан команды: Элизабет Беллами


Поздравляем, вы добрались до первой контрольной точки.

С этого момента контейнеры, которые вам предстоит найти, не будут открываться автоматически. Чтобы добраться до содержимого, вам нужно будет разгадать определенную загадку.

На каждом контейнере установлен умный сканер. Только отпечаток пальца Элизабет Беллами может его активировать. На экране появится клавиатура. Введите ответ. После этого автоматически активируется логическая игра. Справитесь с ней – и контейнер откроется.

В каждом контейнере вы найдете тайник и либо координаты, либо подсказку к следующему контрольному пункту.

Содержимое тайника нужно заменить на предмет равной или большей ценности.

После того как вы справитесь с тайником, закройте контейнер с помощью отпечатка пальца Элизабет Беллами.

Каждая финиширующая команда должна предоставить полный комплект предметов из тайников в доказательство выполнения заданий.

Победителем станет команда, раньше других добравшаяся до финиша с полным набором предметов.

Удачи.

МАРКУС ГОЛД


– Загадки! – Кармен довольно потирала руки. – Супер! Уилл легко с ними справится, он – мозг!

– Ну а мне любая игра по плечу. – И Грейди с удовольствием хрустнул пальцами.

Уилл терпеть не мог этот звук, но все же молча развернул вторую записку.


Контрольная точка № 2

43.26–65.10

Что можно услышать, но нельзя увидеть?

Что может уничтожать, но нельзя уничтожить?


– Координаты и загадка, – сказал Уилл. – Правильный ответ откроет коробку. Пошли. Подумаем по пути.

Я передал ему карту Айкенхеда, и тот стал внимательно ее изучать. Волосы Уилла сползли на лоб, и он нетерпеливо отбросил их назад:

– Координаты какие-то левые. Они ведут прямиком в море.

– Дай гляну. – Лиззи протянула руку и выхватила карту.

– Действительно, – немного погодя подтвердила она, – мы проходили мимо этого места, и там ничего не было.

– Кроме зыбучего песка, – напомнил я.

– А коробки нет. Что-то тут не так.

– Значит, нам дали неверные координаты? – Грейди поник, как будто вся тяжесть мира вдруг обрушилась на его плечи.

– Нет, должно быть, мы что-то упустили. Еще какие-то подсказки или указания. – Я повертел головой, надеясь, что решение само снизойдет на меня.

– Ав самой коробке было что-нибудь написано? – спросил Уилл.

Я застонал:

– Даже если и было, я не успел рассмотреть. Все равно мы этого уже не узнаем.

– Я все же осмотрю ее еще раз. Может быть подсказка рядом с ней. – И с этими словами Лиззи вскочила на ноги.

Уилл достал из рюкзака карандаш и стал что-то усердно чертить. В это время Кармен стянула куртку и улеглась на спину.

– Может, это какой-то код? Надо попробовать разные комбинации, – предложил Грейди, наклоняясь к Уиллу.

Тот зыркнул на него:

– А чем, по-твоему, я занят?

– Я тоже осмотрюсь внутри. – Я поднялся налегке, оставив рюкзак на террасе. – Может быть, на стене или на полу остались зацепки.

Кармен подняла голову:

– Первый раз мы там ничего не нашли.

Я только развел руками:

– Мы и не искали. Не волнуйся, это ведь только начало. Рано или поздно мы найдем решение.


Лиззи стояла в подвале, вертя коробку в лучах света. Она тихонько напевала себе под нос песню Эллы Фитцджеральд.

– Ну что?

– Ничего. – Она водрузила коробку на место. – Не может же быть настолько сложно. Другие уже со всем разобрались и пошли дальше.

– Ну, по крайней мере одна команда пошла к морю. – Я кивнул в ту сторону, откуда раздавался шум прибоя. – Мы их сами видели. – Я стал осматривать стены.

– Что ты делаешь?

– Ищу какую-нибудь подсказку, или рисунок, или что-то вроде того.

– А, ясно. – Лиззи перешла в другой конец комнаты и стала ощупывать пальцами обшарпанные стены. – Только время теряем. – Она сняла кепку и провела рукой по волосам.

– Слушай, ты же не знаешь, сколько времени ушло у остальных, – напомнил я ей, – скорее всего, те, кого мы видели, это последняя команда, – я коснулся ее руки. – Некоторых ложные координаты наверняка даже не смутили. А я считаю, что лучше немного подумать, чтобы потом не наматывать круги.

– Я знаю, – вздохнула Лиззи, – просто… здесь ничего нет.

Я снова, сантиметр за сантиметром, внимательно осмотрел стену от пола до потолка. Я сосчитал доски, но они не образовывали никакой логичной последовательности, не говоря уже о подсказке. С этим, конечно, мог справиться только Уилл. Если мы что-то и упустили, то заметить это мог только он, но никак не я.

Вдруг снаружи раздался громкий хохот Кармен.

– Хоть кому-то весело. – Лиззи поникла.

– А тебе – нет? – В моем голосе зазвенели нотки металла. – Мы чуть не утонули, едва не сорвались со скалы, промокли до нитки, вся аппаратура сломалась к черту, а сами мы очутились на краю света где даже спутники не ловят! Мы не сможем отсюда выбраться до отлива, и понятия не имеем, что нам делать дальше. Разве это не весело?

Снаружи снова послышался голос Кармен:

– Выходите, ребята, я все поняла.

Мы с Лиззи переглянулись:

– Кармен?

Я пожал плечами.


Кармен, довольная, как слон, стояла около ветхого указателя, толкая его то в одну сторону, то в другую.

– Ну, дошло?

Я поморщился:

– Не-а.

Тогда она посмотрела на Уилла:

– А до тебя?

Тот едва не прожег ее взглядом:

– Просто скажи.

Кармен всплеснула руками:

– Сначала скажите, что я самая умная.

– У нас нет времени на это. – Грейди сложил руки на груди.

Лиззи усмехнулась и снова надела кепку:

– Ребята, просто признайте это.

Тогда мы хором произнесли эти слова, Кармен изящно согнулась в глубоком поклоне, и розовые кончики ее волос взметнулись, словно стая бабочек.

– Да-а, не правда ли!

– Кармен, нам нужно идти, – мягко напомнила Лиззи. Кармен надула губки:

– Ну ладно. – Она снова крутанула указатель. – Эта стрелка не сильно помогла нам найти те две записки, так? – И она выжидающе посмотрела на нас.

– Значит, она указывает на что-то другое, – догадался Грейди.

Глаза Лиззи расширились.

– Ни на что она не указывает, она крутится!

– Крутится, – добавила Кармен, – частично.

– На 180 градусов! – До меня наконец дошло, и я хлопнул себя по лбу.

Уилл уже снова черкал, плотно прижимая бумагу. Холодный атлантический ветер все норовил вырвать листок у него из рук. Затем он протянул его мне. На листке были выведены цифры: -01.56:62.34

– Ты же просто написал координаты задом наперед.

Тот кивнул.

– И что теперь получается?

Он провел пальцем по карте:

– Если я не ошибаюсь, то вторая точка – вот здесь.

– Ты умничка! – Лиззи уже душила Кармен в своих объятиях. – Нам нужно добраться до нее до наступления темноты.

– Легко, – Уилл сложил карту в карман. – Пошли.

Глава 5

– Землетрясение! – воскликнула вдруг Кармен.

Грейди посмотрел себе под ноги.

– Она о загадке, Грейди. – Лиззи подавила смешок. Она легко перепрыгнула булыжник, который преграждал нам путь вдоль берега.

– Его можно почувствовать, но нельзя увидеть. Оно разрушает, но разрушить его нельзя. – Кармен самодовольно тряхнула головой. – Да я жгу!

Уилл пробормотал:

– Очень даже может быть. Но давайте подумаем еще. – Он остановился, чтобы свериться с картой. – Отсюда пойдем вглубь острова. Нам туда. – И Уилл указал в сторону болот.

– Хотя бы от ветра укроемся, – Лиззи дрожала. – Мы высохли, но зато похолодало.

– На солнце согреемся. – И Грейди подставил свое лицо солнечным лучам. – Нужно только спуститься со скалы.

Я достал бинокль, протер от влаги линзы и поднес его к глазам. После короткой настройки фокуса широкие просторы болот стало возможным рассмотреть совсем вблизи. Впереди мерцало озеро. Я прикинул, что мы, должно быть, доберемся до него меньше чем за час. Я показал ребятам на рощицу вдалеке, где приметил другую команду.

– Вот вам и доказательство, что мы идем правильно, – ухмыльнулась Кармен.

– Если это восьмая команда, то они опережают нас минут на двадцать, – сообщил Грейди, передавая остальным пакетик с грушевыми леденцами. – Мы уже отстаем.

– Если это восьмая, – я закинул конфету в рот, – но из того, что нам известно, следует, что это первая команда, а значит, мы неплохо справляемся.

Лиззи кивнула:

– Давайте не будем гадать, а просто пойдем.

– Да, ради миллиона фунтов можно и ускориться, – предложила Кармен.

– О’кей, – Лиззи поплотнее затянула свой рюкзак, – никто не против пробежаться?

Грейди спрятал леденцы, и мы понеслись через болота, вздымая кучи грязи, давя траву и страшно отдуваясь под тяжелой ношей.

Земля мелькала у меня под ногами. Я давил цветы, чертополох и выжженную траву. Вскоре мы достигли бурного ручья и стали трусцой продвигаться вдоль него. Я не смог противостоять соблазну и сделал остановку, упал на колени и плеснул холодной водой себе в лицо.

Увидев это, Лиззи подняла руку, предлагая всем немного передохнуть.

Кармен свалилась рядом, жадно присосавшись к бутылке с водой. Напившись, она удовлетворенно запрокинула голову, подставляя солнцу бледную шею. Лиззи наполнила свою флягу из ручья и закинула в нее очистительную таблетку.

– Тебе не кажется, что вода и так достаточно чистая? – Я скептически поднял брови. Ручей был прозрачен, как слеза.

Лиззи шмыгнула носом:

– Я даже в очках не могу разглядеть микробов. А ты?

– Это вряд ли. – Я улыбнулся ей. Лиззи закинула флягу в рюкзак и последовала моему совету, ополоснув руки и лицо. Капли сверкали на ее кистях, которые теперь казались особенно нежными и хрупкими, словно прожилки на осенней листве.

Черной молнией мимо нас мелькнула выдра, ловко маневрируя между камней, и с поразительной быстротой скрылась вверх по течению.

– А вы знали… что у нас… в воду добавляют химикаты, чтобы феминизировать мужчин? – Грейди жадно припал к воде, так что у него захватывало дыхание. – Вот почему в последнее время почти нет протестов против правительства. У населения слишком мало… тестостерона в крови.

Лиззи с улыбкой покачала головой.

– Грейди, как ты только жив еще с таким рюкзаком? – спросила она. – Ты успеваешь за нами?

– Ничего, как-нибудь справлюсь. – И с этими словами он уперся руками в колени, чтобы отдышаться.

– А мы хорошо идем! – Лиззи сверилась с часами. – Закатом еще и не пахнет. Может быть, мы даже доберемся до третьей точки за сегодня, что скажете?

Уилл стоял немного поодаль, дожидаясь, когда мы снова тронемся. Он задумчиво постукивал по часам:

– Миллион фунтов, значит?

Лиззи вскочила на ноги:

– Покажи, куда дальше.

Уилл развернул карту, а потом указал вдаль:

– Видишь вон то озеро? – Его водная гладь сверкала примерно в километре от нас. – Нам туда.

Когда Уиллу исполнилось четыре, у мамы почти не осталось друзей, за исключением парочки несгибаемых ретроградов: тетушек Роз и Энн.

Я еще помню нашу последнюю встречу с моим лучшим другом Мэтью. Тогда тетушка Энн уже носила под сердцем его младшую сестру. Уилл подошел к тетушке и спросил, правда ли, что у нее в животе ребенок.

Та кивнула:

– Да, Уилл, правда. Ты тоже раньше жил в животике у своей мамы.

Уилл вперил в нее немигающий взгляд, а затем так же молча удалился. Тетушка Энн одарила маму и Мэтью теплой улыбкой, а я продолжил играть своими паровозиками.

Следующее, что я помню, это пронзительный крик тетушки Энн. Уилл подкрался к ней, держа в руках толстую книгу в жестком переплете, и что было мочи ударил ее в живот.

Все это время он сохранял задумчивое выражение лица.

– Я так больше не могу, Кэрри. – Тетушка Энн, всхлипывая и держась за живот, увела Мэтью. – Он совершенно вышел из-под контроля. Ты воспитала чудовище – никогда его не ругаешь, не наказываешь, – а что же будет, когда он пойдет в школу?

Уходя, она вытолкнула Мэтью через дверь и сказала, что больше мы с ним никогда не увидимся.

После этого мама прижала к себе Уилла и целый час его укачивала. Им было наплевать, что я только что потерял лучшего друга.

К озеру мы подошли уже легкой трусцой.

– Мне пора привести себя в форму. – Кармен остановилась, тяжело дыша.

– Тогда немного пройдемся, – Лиззи протерла рукавом запотевшие очки, – но все же стоит поддерживать темп хотя бы до той рощи. – Она продолжала бежать на месте.

Грейди задыхался и едва мог говорить. Он снова уперся руками в колени и затрясся.

– Диос, Грейди, у тебя сердечный приступ? – уставилась на него Кармен.

Тот поднял руку в знак того, что все еще жив.

– Миллион фунтов – это, конечно, хорошо. – Ия похлопал друга по спине. – Но мы бы не хотели загнать тебя до смерти.

– Погодите-ка! – С этими словами Кармен бросилась к маленькому островку травы, укрытому наклонившимся к нему камнем. Под каменным выступом выросла целая колония грибов. – Вы только гляньте!

– Кар, не срывай их, это же дикие грибы, – предупредил я, пожимая плечами, – они могут быть ядовиты.

– Конкретно эти – нет, чико. – Кармен наклонилась и сорвала три гриба. – Ты их не узнаешь?

Уилл наклонился к ее руке, сжимавшей добычу, и огласил вердикт:

– Галлюциногены.

– Именно! Кариньо[17], это волшебные грибы. Каждому по чуть-чуть.

– Ты шутишь? – Но в глазах Лиззи уже танцевали веселые огоньки. – Нам нужно оставаться в трезвом уме.

– Всего лишь кусочек, чика, только чтобы пробежка стала немного веселее. А ты ведь обещала мне, что будет весело. – И Кармен уже поднесла ко рту блестящую коричневую шляпку.

– Не думаю, что это хорошая идея, Кар, – я нахмурился. – Если вдруг они окажутся ядовитыми…

– Не окажутся. – Уилл следил за ртом Кармен.

– Но все же, – настаивал я, – мы не сможем позвать на помощь. А некоторые грибы и вовсе смертельны!

– Дайте посмотрю. – Грейди наконец справился с дыханием, притянул руку Кармен к своим глазам и прищурился. – Напоминает те грибы на картинках, что мне показывал папа. Если станет плохо, воспользуемся этим, – и он похлопал по карману с аптечкой, – можно будет вызвать рвоту.

– Если она отравится, ее и так стошнит, – зыркнул на него я.

– Я все-таки съем. – И Кармен откусила кусочек. – Если через пять минут я все еще буду жива, то и вы тоже не стесняйтесь.

– Кармен! – вскрикнула Лиззи.

Но гриб уже был проглочен, и мы никак не могли этому помешать.

Мы в мучительном ожидании уставились на нее. Ничего не происходило, да и не думало происходить.

– Видите, компанъерос, они безвредны, – ухмыльнулась Кармен, – через полчасика станет вообще весело и я снова смогу бежать.

– Ага, или все время спотыкаться, – пробормотал я.

Кармен завернула грибы и сложила в нагрудный

карман, а затем мы дружно направились вокруг озера к роще.

– Какая здесь красивая природа, правда? – мурлыкала Лиззи, шагая рядом со мной. Ее пирсинг в носу блестел на свету ярче водной глади, вдоль которой мы шли. Волосы небрежно растрепаны.

Я согласился:

– Совсем нетронутая.

Озеро мягко омывало берег сбоку от нас. Осмелев, я позволил своей руке скользнуть вдоль руки моей спутницы, и Лиззи совсем чуть-чуть наклонилась ко мне. По крайней мере, так мне показалось. Я был не в ладах с самим собой – иногда я задумывался, не лучше ли проявить большую активность, пока она не поступила в университет и меня никто не опередил. Но чаще всего я думал, что так только все испорчу. Она ведь считала меня своим лучшим другом.

Между нами повисло напряжение, как если бы она хотела сказать что-то важное.

– Скажи, если хочешь, – выдохнул я.

– Ты и правда откажешься от своего будущего, чтобы присматривать за Уиллом? – Я открыл было рот, но она продолжала: – Пообещай хотя бы, что, когда он выпустится, ты снова попробуешь поступить на гражданскую инженерию. Если мы победим, ты сможешь сам оплатить обучение без помощи мамы.

Я прикрыл глаза:

– Не знаю, Лиззи. Я не хочу быть на три или четыре года старше своих сокурсников и… а если Уилл захочет пойти на кандидата наук или что-то типа этого?

– Тебе что, никогда не попадались взрослые студенты? – Она стянула кепку и легко шлепнула меня ей. – Ты же мечтал об этом целых три года, Бен, я знаю как это важно для тебя. Ты сможешь принести миру огромную пользу. Ты разве не можешь обозначить конкретное время? Скажем, когда Уиллу исполнится восемнадцать, ты будешь свободен.

– Лиз, я же не заключенный в какой-то тюрьме. Я…

Тут нас окликнул Грейди:

– Там еще команда!

Они подходили к роще с другой стороны озера, и было ясно, что до тайника они доберутся раньше нас.

– Эй, Уилл, как думаешь, у них неправильные координаты? – привлек я его внимание.

Его рот искривился в усмешке.

– Похоже, что так.

Их вела смуглая длинноногая девушка с длинным черным хвостиком. На спине у нее болтался фиолетовый рюкзак. В команде была еще одна девчонка помладше и то ли ее брат-близнец, то ли очень похожий на нее мальчуган. По бокам от младшей вышагивали двое ребят – один смуглый, а другой бледный, – словно пара телохранителей.

– Наверное, это первая команда, – предположил я. – Приша какая-то там, кажется.

– Мы дышим им в затылок, – обрадовалась Лиззи, – супер! – А затем окликнула Кармен: – Ты там как?

Та стояла стоймя, уставившись на воду и склонив голову набок, рот слегка приоткрыт.

– Кар?

– Какая красивая. Ребята, только гляньте, как она блестит.

Я рассмеялся.

Лиззи взяла Кармен за руку:

– Пойдем, детка, нам пора.

Вдруг Кармен стала хихикать:

– У тебя голос звенит как колокольчик.

Тогда не выдержала уже Лиззи и сквозь смех спросила подругу:

– Ты бежать можешь?

Кармен с удовольствием пустилась рысцой, а Лиззи направила ее к Уиллу:

– Смотреть за ней будешь ты.

Уилл оторвался от карты:

– С какой стати?

– Это ты позволил ей съесть грибы, – отрезала Лиззи, – тебе и отвечать.

– Я вообще-то навигатор.

– Мы все умеем обращаться с картой, – встрял я, – отдай ее Грейди.

Кармен бежала, но ей захотелось еще и петь: «Грейди, Грейди, ответь мне, ты…» Но дальше слова она не успела придумать и потому переключилась на испанскую колыбель:

Дин дан, дин дон дан,

кампанитас сонара́н[18].

Последний куплет она тихонько пропела уже по-английски:

– Глазки закрывай, баю-бай. – И, помолчав, добавила: – Динь-дон-дан.

Уилл прибавил шаг и догнал ее.

– Мне тоже хочется, – прошептала Лиззи, – ей же явно веселее всех.

Я с ухмылкой наблюдал за Уиллом. Мне показалось, что ему уже начинало надоедать постоянно корректировать траекторию своей подопечной.

Еще немного я поглядел на этих двоих. Уилл заботливо пропустил руку под рюкзак Кармен и обнял ее за талию. Мы переглянулись. С улыбкой он продолжил выполнять свой долг. Нет, терпения ему не занимать.

Я положил руку на плечо Лиззи:

– Мне нужен этот миллион. Ты права, я могу поступить и потом, а остаток выигрыша вложить в какой-нибудь важный проект, как только наберусь немного опыта.

Лиззи наградила меня улыбкой:

– Я так рада за тебя, Бен. Ты не был бы собой, если бы не планировал хотя бы частично спасти этот мир.

– Нужно уходить от озера в сторону рощи, – сказал Грейди, с важным видом похлопывая карту, – там впереди глубокий овраг, быстрее будет его обойти.

– Уилл? – Я не мог не спросить его.

Тот оторвался от Кармен и кивнул:

– Я так и планировал.

– Видите, – шмыгнул носом Грейди.

– Ладно, не злись.

Мы пошли за Грейди, а Кармен вновь запела. На сей раз это была любимая песня Лиззи, из классики.

Высокий голос Лиззи слился с Кармен. Немного помедлив, Грейди присоединился к ним. Мы с братом снова переглянулись.

Я ухмыльнулся.

Бегу к скале, господи упаси меня[18]

И вот мы уже вовсю пели, легко затрусив через болота к рябинам, их длинным стволам и красным ягодам, что авангардом стояли в рощице впереди нас. За ними кучковались серебристо-серые березы. Земля становилась все жиже, поддерживать темп – все тяжелее, но пение Кармен придавало нам сил.

– А вы знали, – спросил, перекрикивая пение, Грейди, – что Пол Маккартни уже сто лет как мертв, а в 1966 году его заменили двойником? [19]

Глава 6

Когда мы добрались до рощи, солнце уже скрылось за пригорком. Чем больше солнечный диск сползал за горизонт, тем явнее о себе заявлял холод, да и к тому же снова поднялся ветер. Весь дрожа, я с облегчением спрятался под сенью деревьев. По мере того как свет уступал сумеркам, один за другим вокруг нас стали порхать мотыльки. Кармен тихонько пискнула, когда над самой головой, в ветвях, пролетела летучая мышь.

Я скинул рюкзак и достал из него толстовку.

– Через час с небольшим станет совсем темно, – прикинул я, натягивая ее через голову.

Цвета дня понемногу таяли, и вскоре среди целого разнообразия оттенков серого я едва мог уловить бледно-зеленые и красные пятна.

– Можно разбить лагерь здесь. – Грейди тоже снял рюкзак. – По крайней мере, здесь не так ветрено.

Я водрузил свою поклажу на обратно на спину.

Лиззи покачала головой:

– Я хочу пройти первую контрольную точку. Пока более-менее светло, мы будем идти.

– Лиззи права, – добавил Уилл, – вряд ли другие команды решат сделать привал так рано.

– Ноя устал, – заныл Грейди.

Я потрепал его по плечу:

– Мы тоже. Но мы договорились идти изо всех сил.

– Деревья дышат, – раздался голос Кармен, которая терлась о березу, обняв ствол руками.

– Подумай о деньгах, Грейди, – увещевала его Лиззи, роясь в поисках фонарика, – отдохнем на точке.

– Мне кажется, я бы сам отдал миллион, чтобы меня оставили в покое, – ворчал он, снова собираясь в путь.

Шагая, Лиззи остервенело шлепала себя по рукам и лицу. Она терпеть не могла мошкару, которая тучами кружила вокруг нас, попадая в глаза и ползая по лицу.

– Отвратительно, – посетовал Уилл, оборачивая шею и рот походным полотенцем.

– Утром все будет адски чесаться, – простонала Лиззи и снова шлепнула себя по шее. На ее бледной коже уже проступили следы укусов.

Похоже, что из нас только Кармен не замечала назойливых мошек. Она брела впереди, время от времени лениво отмахиваясь от них.

– Грейди, ты там как? – Я оглянулся.

Он повел плечами, поправляя рюкзак, а затем опрыскал себя спреем против насекомых.

– Дашь мне? – попросил я.

Он передал мне спрей:

– Конечно. Отличная штука.

– Спасибо. – Я обработал шею и лицо, потом помог Лиззи, Уиллу, а затем мы опрыскали выворачивавшуюся Кармен.

Только тогда Лиззи наконец вздохнула с облегчением:

– Спасибо тебе, Грейди! – И взмахнула подобранной палкой. – Пора бы задуматься о еде. Мы сегодня ничего не ели, кроме леденцов и завтрака в самолете.

– Хочешь сделать привал и перекусить? – Я задрал голову и посмотрел на небо. Сквозь ветви деревьев уже была видна луна, хотя ночь еще не наступила.

Лиззи покачала головой:

– Чуть позже. Мы уже почти у…

Лиззи резко вскрикнула и, подвернув ногу, ухватилась за меня, чтобы сохранить равновесие. Я аккуратно опустил ее на землю. От боли она закусила губу, потирая ушибленную лодыжку.

Ее походные ботинки были, конечно, не такими надежными, как мои – армейские. Оказалось, что она неудачно споткнулась о корень и угодила в кроличью нору.

– Моя нога!

Грейди тут же опустился на колени рядом с ней и приготовил аптечку:

– Потянула?

– Надеюсь, что нет. – Ее голос был столь же бледным, как и лицо. Дрожащей рукой она прикоснулась к опухшему месту.

Грейди с досадой произнес:

– Я же говорил, что нужно сделать привал. Помочь тебе снять ботинок?

– Нет. – Я опустился на одно колено и пощупал ее лодыжку. Жар чувствовался даже через обувь, и опухоль уже начинала давить. – Если снимем, то обратно уже не наденем. Кроме того, он не позволяет опухоли сильно разрастись.

Грейди передал мне холодный компресс, и я сжал его, лопнул емкость с водой и встряхнул. Он тут же стал ледяным. Затем я приложил его к лодыжке Лиззи, и та в ответ тихонько застонала.

Грейди дал ей ибупрофен с парацетамолом, посоветовав принимать их по очереди каждые два часа.

Лиззи кивнула:

– Ты настоящий фармацевт, Грейди.

Он фыркнул.

Уилл дотронулся до моего плеча, и я оглянулся. В руках у него была березовая ветка в форме идеальной длинной рогатины.

– Ты нашел для меня костыль! – благодарно воскликнула Лиззи.

– Не обязательно браться за него прямо сейчас, – я нахмурил брови, – остановимся сейчас и продолжим утром.

– Нет, я могу идти, нужно двигаться дальше. – С этими словами она протянула мне руку, и я, не слишком ей доверяя, поднял пострадавшую на ноги.

– Хватит уже травм, – Грейди протяжно вздохнул, – даже моя аптечка не бездонная.

Спрятав аптечку в рюкзак, он стал по пути поглощать шоколадный батончик, с аппетитом хрустя. В другой руке покоилась сложенная карта.

Мы уже почти выбрались из рощи, когда полная луна заявила о своих правах на небосвод, отбрасывая тусклые тени. Под ногами хрустели ветки и хворост. С наступлением ночи, казалось, даже остров стал пахнуть по-другому. Посвежело. Стихли звуки природы. Чаек уже не было слышно, и тишину прерывал только шелест крыльев летучих мышей, да уханье совы.

Теперь мы продвигались намного медленнее, ведь Лиззи приходилось нащупывать клюкой каждый шаг.

– Ты уверена, что хочешь идти дальше? – снова спросил я, придерживая ее за свободную руку, пока она перебиралась через гнилой ствол упавшего дерева.

– Уверена, – Лиззи выдавила из себя улыбку, – я очень хочу дойти до первой точки. А ты – нет?

– Конечно же да. Просто я знаю, насколько это больно. Помнишь, что случилось в том году?

Когда я скользил на скейте по перилам, он неожиданно выскочил из-под моих ног, и я грохнулся всем телом прямо на запястье.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

Nintendo Wii (сокр.) – игровая приставка, в которой впервые были использованы беспроводные контроллеры, реагирующие на движения игрока. – Здесь и далее примеч. ред.

2

Legend of Zelda (англ.) – легендарная серия приключенческих игр на консоли Nintendo, занесенная в Книгу рекордов Гиннесса как самая продолжительная.

3

Chica (исп.] – зд.: подруга.

4

Кубок герцога Эдинбургского, основанный принцем Филиппом в 1956 году, это соревнование среди молодежи в Англии, состоящее из целого ряда дисциплин, в том числе волонтерства, спортивных дисциплин, ориентирования на местности ит.д.

5

Система питания Аткинса – низкоуглеводная, высокобелковая диета, предложенная кардиологом Робертом Аткинсом в 1972 году как эффективное средство похудения.

6

Chico (исп.) – зд.: дружище.

7

Buenos dias (исп.) – зд.: здравствуйте, добрый день.

8

Нефилимы (исполины) – упомянутые в библейском Пятикнижии гиганты, родившиеся от союза ангелов и смертных женщин (прим. ред.).

9

Angry birds – известный бренд сердитых птичек, охотящихся на зеленых свиней, начинавшийся с несложной игры на платформе iOS.

10

Т1000 – главный антагонист в фильме «Терминатор 2: Судный день»; наиболее совершенный терминатор из жидкого металла, способный заново собираться по частям.

11

Vamos (исп.) – пошли.

12

Díos mío (исп.) – О боже!

13

HAARP (High Frequency Active Auroral Research Program] – американский научно-исследовательский проект по изучению взаимодействия ионосферы с мощным электромагнитным излучением. Официально построен для изучения природы ионосферы и развития противовоздушной обороны, но считается также, что у HAARP есть проекты по управлению погодными условиями.

14

Companeros (исп.) – зд.: ребята.

15

Selfie [англ.) – фотография самого себя.

16

Olá (исп.) – зд.: эй!

17

Cariño (исп.) – зд.: дорогуша.

18

Кармен напевает известную в Испании колыбельную «Campanita ssonarän», что дословно переводится как «Звенит Дюймовочка».

19

Имеется в виду песня Нины Симон – Sinnerman (грешник].