книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

1.

– Дано? – не оглядываясь на шепот я пригнулся и пролетевший над головой ластик ударился в стеклянную дверцу шкафа. Классная руководительница миз Форе недовольно подняла глаза, а потом снова продолжила перечисление факультативов.

– Эми, готовься, впереди море боли и страданий! – Шипение с задней парты предвещало проблемы. Дор Рыжий три недели назад внезапно решил, что мою жизнь надо сделать как можно более неприятной. Это было неожиданно, мы учились в одном классе средней школы и нормально общались, но стоило перейти в первый клас старшей – на тебе, Эмильен, повод задуматься над несовершенством мира.

– Тер Дано, о чем вы так крепко задумались?

Класс притих. Миз Форе мягко улыбалась, глядя на меня, но острота белых клыков за черными губами делала эту улыбку какой-то совсем не доброй. Я бы даже сказал – жутковатой.

– Предвкушает ближайшее будущее – кушетка в медпункте, примочки и пластыри? – Лаз и Гигги, дружки Дора, тут же захихикали, но мгновенно утихли, стоило учительнице посмотреть в их сторону.

– Тер Рыжий, за ненужные комментарии вместо обеда пойдете помогать преподавателю биологии. Есть еще желающие?

Класс тут же стал старательно создавать тишину. У тера Лацио, биолога, такая неприятная черта – он очень любит наглядные пособия. Как преподаватель он превосходен, наша школа регулярно снабжает медицинский факультет городской академии новыми талантами, но эта его жажда обязательно объяснить наглядно, ковыряясь в кишочках лягушки или крысы… многим не нравится. К тому же ходят слухи, что он некоторые пособия после уроков съедает.

– Итак, переходим к расписанию дополнительных уроков физической культуры – первой в списке "Теория и практика оказания первой медицинской помощи".

– Записывайся, Эми, пригодится! – Шепот Рыжего разнесся по всему классу, но в этот раз миз Форе только дернула ухом. И опять слегка улыбнулась.

Да уж, в нашей школе любят зрелища. Например все готовы поглазеть на избиение здоровенным мускулистым Дором такого стройного, изящного, невероятно обаятельного меня. Прямо посреди школьного двора. Надеюсь, сегодня удастся убежать. Главное – четко выполнять план! Следующий урок по расписанию моя любимая "Сравнительная анатомия". Если бы нам надо было выбирать какие-то определенные предметы, а не учить все положенное, я бы все равно взял "сравнилку"! Столько разных рас, столько народов, столько невообразимых конструкций организмов – и все они живут рядом, вместе, дают потомство… Может, мне стоит пойти в медики? Крови не боюсь, помогать разумным люблю. И не только разумным: в доме две собаки, два лио и четыре кошки – почти всех я хоть раз лечил! Правда, еще один лио исцеления все-таки не пережил, но мне просто не хватает практики. Впрочем, это все не важно, главное что кабинет анатомички рядом с лестницей! Немного точного расчета, немного хитрых манипуляций, немного беготни плюс кроха везения – и я вырвусь за ограду! А там мне ничего не страшно.

Когда по школьному коридору прошелся сторож, старательно стуча в било, миз Форе недовольно нахмурилась, но тетрадь показательно закрыла и поднялась из-за стола.

Класс, как положено, встал.

– Занятие закончено. Обеденный перерыв. – Под нашими нетерпеливыми взглядами аккуратно сделала отметку в журнале и неспешно проследовала к двери. – Не опаздывайте. И тер Дано, мой вам совет – не наедайтесь.

За спиной все снова дружно захихикали. Вот интересно, миз Форе мне в самом деле подмигнула? Ну, будем считать, что да! Такая женщина! Высокая, гибкая, чернокожая. Причем вся черная, а не местами, как тот же Гигги. И клыки ее ничуть не портят! А еще у нее красивый хвост! Между прочим большая редкость! Один парень хвастался, что когда случайно упал рядом с ней то смог до него дотронуться, а он теплый и шелковистый. Эх, посмотреть бы поближе, как он… гхм… крепится.

Под мысли об учительском хвосте я машинально складывал на поднос все, что попадалось под руку и только когда смешки вокруг стали слишком явственными вернулся к реальности.

– Эми, тебе же сказали – не наедайся. Или ты решил быстро набрать веса и стать великаном? Хочешь бедного рыжика раздавить?

– Ха-ха, очень смешно. – Одноклассницы снова захихикали, а я задумчиво скинул пару тарелочек. Потом еще две. И булочку. Впрочем, к ней тут же протянулись руки и я быстро схватил обратно. Если погибать, то хоть сытым! К тому же мне понадобятся силы. А поднос с новыми еще только несут.

По дороге из столовой я все-таки смог на целых тридцать секунд выйти из-под наблюдения и сделать то, что каралось не меньше чем неделей дополнительных занятий. Но что поделать? Так не хочется лечиться!

Тер Лацио был весьма озадачен обстановкой на его уроке. Весь класс азартно посматривал то на меня, то на Дора, кто-то шептался, делая ставки, кто-то обсуждал моменты предыдущего избиения. Впрочем, особо никто не наглел, мы все-таки на уроке сидим. Так что тихий шепот на грани, не больше. В самый раз чтобы раздражать учителя, но при этом не попасть под выговор.

Последние минуты урока класс отсчитывал едва ли не вслух. Пять минут до начала неприятностей – учителю пришлось пересадить Гигги, сделав тому выговор за невнимательность. Четыре минуты – по классу проходит очередная волна смешков, когда Дор напоказ хрустит костяшками пальцев. Три – одна из девчонок с жалостливой интонацией вздыхает над препарируемой крысой, приговаривая о скоротечности жизни и поглядывая при этом на меня. Две – Лаз снял свою модную шапочку и начал аккуратно разминать уши. Минута…

На циферблате еще оставалась целая минута до окончания занятий и биолог бубнил что-то занимательное, но внезапно, заставив всех на целую секунду замереть, раздались звонкие удары била.

Время!

Дор еще только поднимался, когда я, забыв про лежащий на столе учебник, подхватил сумку и под дружный визг девчонок рванул в дверь! Выскочить, захлопнуть дверь, стоящий рядом стул одним рывком придвинуть к створкам, а теперь ходу. Коридор, двадцать семь шагов, а за спиной уже орут, пытаясь открыть дверь:

– Эмильен Дано!

Ничего не слышу! Тринадцать ступенек пролета – одним прыжком вниз, оттолкнуться от стены, прыжок, еще…

– Это что еще такое?

Прошу прощения, тер директор, не до вас!

Чертовы правила безопасности, дверь в класс можно было бы заклинить подходящей деревяшкой, так нет же… а стул это секунды. Коридор первого этажа, сорок три шага. Бегом-бегом, уже середина дистанции пройдена!

– Гигги?

– На месте! Не проскочит!

Чтобы свернуть и не вылететь в дверь, за которой оказался один из загонщиков, пришлось тормозить плечом о стену. Чувствительно приложившись разворачиваюсь и рву в другую сторону. План "б" в действии! Через столовую я пролетел под заинтересованными взглядами убиравшихся дежурных, не останавливаясь вскочил на подоконник последнего окна и выпрыгнул. Тьма, как же эти контейнеры под ногами громыхают! Пришлось сбавить темп… Так, стоять! Думай, голова, думай – нахально прорваться через двор не удалось. Через спортивную площадку нельзя, увидят. Через школу тоже нельзя, там поклонники зрелищ обязательно дадут знать загонщикам.

– Лаз, что слышишь?

Я рухнул на землю и заполз под мусорный контейнер.

Между прочим хороший вариант, можно при некотором везении отлежаться. Главное сейчас не шуметь. Вдох и долгий, медленный выдох. Повторить. Все в порядке. Я почти убежал. Сегодня обойдется без синяков. Вдох, выдох. Просто лежать и ничего не случи…

Тьма!

Три пары ног вроде уже прошли мимо, но одна вдруг остановилась рядом с моим укрытием. Обычные ноги в ученического фасона туфлях.

– Здесь. Слышу. Под контейнером. Сердце. Одно.

Эх, а так все было хорошо! И часы у сторожа в каморке смог перевести, и дверь заблокировать. Но чертовы уши Лаза! Еще одна пара ног медленно, с ленцой прошествовала ко мне, кто-то трижды стукнул по стенке контейнера и знакомый голос произнес ненавистную фразу:

– Эмильен Дано! Я, Дор Рыжий, вызываю тебя на ученическую дуэль! Время – здесь и сейчас. Выбор оружия и правил боя на твое усмотрение.

И тут же раздался свист, улюлюканье и аплодисменты. Надо же, сколько вокруг зрителей.

Выбираться из-под контейнеров на глазах почти половины учеников школы было неприятно. Нет, трусом меня никто не считает, но провалить такой простой план? К тому же две трети пацанов посчитало бы вызов от Дора невероятной удачей, и только я своего счастья не ценю, лишаю разумных зрелища. А что поделать?

Ну не люблю я драться! Не-люб-лю!

У меня старший брат есть, который меня постоянно "тренирует", и отец, который со мной занимается, и еще младше-старшие сестры-близняшки, которые меня просто колотят, под настроение. Жизнь бедного Эми Дано и без школьных дуэлей сплошное мучение! Непреходящая боль и страдание!

Завтра попробую в окно выпрыгнуть, как сегодня Гигги прыгал, чтобы мне дорогу перекрыть. По правилам вызывать можно только в пределах школьной ограды… хм, а если на крышу рвануть и по проводам на роликовом крюке попробовать съехать? Не получится – хоть народ повеселю.

Представляя, как ролик клинит на полпути и я болтаюсь на высоте, а Дор сбивает меня меткими бросками ботинка, отряхнул форму и не глядя на Рыжего пошел в угол двора, к стойке с оружием. Надо подумать, как я сегодня побеждать буду. Три недели поражений, должен я хоть когда-нибудь победить? Даже если шансов против Дора у меня мало до слез. Он выше, тяжелее, у него отец наставник боевой подготовки городской Стражи! И вообще он просто агрессивнее меня, а это важно. Первые пять раз я брал шест и старался держаться на расстоянии. У меня лучше реакция, да и двигаюсь я проворнее. Но шест не помогал, Дор зажимал меня в угол, лишая маневра, просто отбирал оружие и начинал бить. Ну не мог же я на глазах у всех признавать поражение?! Так что доставалось мне изрядно, прежде чем секунданты поднимали жезлы "за очевидным преимуществом". Можно подумать, что у Рыжего, который в плечах как полтора меня, этого преимущества незаметно!

Попробовал кинжалы – мимо. Просто не мог дотянуться! У него еще и руки длиннее. Булава? Не спасло, этот громила как-то так удачно закрутил свою, что я остался без оружия и с вывихнутым пальцем. Парные дубинки? Было больно! Что обидно, я попал по нему не меньше раз, чем он по мне, но реакции не наблюдалось. Потом был очень ощутимый удар по косточке на ноге, от которого меня скрючило, и сразу школьный лазарет, потому что удара по голове я не заметил.

Дойдя до конца стеллажа я повернулся и пошел обратно, под ехидные выкрики из толпы зрителей. Оставались еще кнуты и мечи. Первые сразу отметаем, у Рыжих это родовое оружие, так что если рискну, то меня в полоску распишут. Значит, мечи? Наугад взял из стойки первый попавшийся, недовольно сморщился и кинул его обратно. Мечному бою меня обучал отец и при этом даже говорил, что со временем у меня "может что-то получиться", но я никак не мог понять клинок. С ножом все просто, и с шестом, но мечи у меня в руках сидели откровенно криво. Может, это пройдет, когда я найду "свое оружие", но пока что…

Ладно, выбора нет. Взял изогнутый клинок с елманью на конце, крутанул. Ну вот не хватает в нем чего-то, ну не мое это! Еще раз прокрутил, взвесил на пальцах. Рукоять в две ладони, слегка изогнута. Сам клинок тяжеловат, но минут пять я им помашу. Главное держаться на расстоянии.

– Выбрал?

Я еще раз с сомнением крутанул оружие и кивнул.

– Мечи. Мой – этот.

– Мы похороним тебя с ним в руках, отважный воитель!

Круг учеников мгновенно ответил смехом. Смейтесь-смейтесь, память у меня хорошая! Попросите вы у меня конспекты перед экзаменом, вот тогда и настанет мое время! Всем отомщу, никого не забуду. Подобрав жезл секунданта я не глядя кинул им в Лаза, тот привычно подхватил. Друг называется, не мог мимо пройти? Хотя мог и забыть, когда он слушать начинает, то идет точно к цели, всякие мелочи в этот момент не интересны. А мне теперь будет мучительно больно. Хотя чего это я – пусть Дор страдает, я же его сейчас разделаю. Ага. Как же. Хотя…

Конечно, любой ученик может бросить вызов любому другому ученику. Теоретически. На практике если бы Дор вызвал какого-нибудь слабака все как минимум удивились бы – он что, оценивает свои силы настолько невысоко? Нормально вызвать того, кто сильнее, чтобы чему-то научиться или попробовать себя в настоящей схватке. Так что мне третью неделю оказывали немаленькое уважение. Да, мой папа – глава департамента Городского Совета и даже был главой Стражи, недолго. И брат у меня в Страже и вообще мы семья известная, но сам-то я ничем таким не прославлен. А Дор еще в младшей школе был любимчиком учителей и победителем почти всех состязаний. Ему даже пришлось иногда отказываться от участия, чтобы призы и другим доставались. Так что… можно вызвать меня раз-другой, чтобы научить чему-то полезному, но двадцать раз подряд?! Он определенно видит во мне громаднейший потенциал!

Вздохнув, я еще раз рубанул воздух мечом и вышел на позицию.

Дор, болтавший с какими-то девчонками, оглянулся, не глядя подхватил первый попавшийся клинок со стойки, повернулся ко мне, приглашающе раскрывая руки:

– Потанцуем, красотка?

В толпе зрителей опять послышались смешки.

Да, я люблю танцевать! И почему это вызывает такую реакцию? Между прочим, чтобы девушка красиво танцевала ей нужен партнер, умеющий делать это не хуже! И вот насчет танцующих девушек никто слова не скажет, а если танцует Эми Дано – сразу хихикают. А я, может, искусством боя занялся именно из-за сходства с танцем… Не отвечая кивнул своему секунданту и тот поднял с земли жезл.

Гигги одновременно подхватил свой и в тот же миг Дор сделал длинный выпад.

Ха, даже толщина волоса это все равно "не достал", а здесь целая косичка поместится. Все-таки в определении дистанции я сильнее…

Клац!

А он просто сильнее, гад. Запястье дернуло, я отскочил, уворачиваясь. Так, левую руку за спину, меч в правой перед собой. Начали!

Выпад-защита-выпад-отвод, разошлись!

Руки у него не просто сильнее, а сильнее намного.

Выпад-защита-выпад… я успел отвести предплечье и даже ударил по возвращающейся руке Рыжего, но он уже разорвал дистанцию.

Он быстрый. Это я знаю.

Выпад-встретить-перевод-разошлись.

Несколько мгновений мы стояли, угрожая друг-другу клинками и предугадывая направление атаки. Нет, я так не победю… побежу. Я точно не побежу! Отсюда. Меня унесут. Глаза у моего противника блестели, ему нравилось происходящее.

И мне, кстати, тоже все нравится. Пока.

Выпад-защита… Рыжий шагнул вперед и клинки скрежетнули, скользя один по другому. Пришлось быстро отскочить, не давая Дору свести все к силовому противоборству. В нем у меня шансов нет.

Выпад… мимо. Выпад-защита-выпад… Ай!

Дор пригнулся, уходя вбок, его меч проскользнул под моим и на возврате полоснул мне по бедру, вспарывая кожу и мышцы.

Больно-то как… теперь синяк будет!

Рыжий весело улыбнулся, отсалютовал и сделал шаг назад, показывая свое великодушие. Ничего, я не гордый, поэтому положенные двадцать вздохов, пока Гигги держал жезл протянутым вперед, старательно разминал место, куда пришелся удар. Ничего-ничего, тренировочный клинок это не боевое лезвие, поболит и пройдет! Это только кажется, что мясо до кости прорезано, на самом деле просто воздействие на нервные окончания. Неприятно. Надо собраться. Сейчас немного разогреюсь и этот громила получит!

Я встал, поднимая меч, и в этот момент двор начал выцветать. Резче стали тени, глуше голоса, ветер остановился на лету прозрачными колышущимися струями. Нет, ну не сейчас же… Тьма!

Миг озарения пришелся очень некстати.

Это бывает у многих, но у меня как-то слишком часто. Вообще-то озарение просто индивидуальная реакция на медитативные техники, ничего особенного, каждого ученика в нашей школе раз в неделю загоняют в какой-нибудь храм "слушать тишину", но обычно у меня оно случалось ближе к ночи.

Дор стоял как-то неуверенно глядя на меня, то поднимая, то опуская меч. Что-то говорили из-за спины, что-то спрашивал Лаз, но я не собирался отступать! Не сегодня. У меня что-то получается, я могу дожать Дора! Я быстрее! Я лучше! Я могу!

Не обращая внимания на резко сузившееся поле зрения прыгнуть к врагу. Выпад, отклониться, выпад. Мелькает клинок – пригнуться, секущий по ногам… это был не Дор, это лишь игра тени.

Солнце светит сквозь деревья вокруг школьного двора, ветер поет свою песню и тени танцуют. Тень танцует с ветром, я танцую с Дором. И музыка. Далекая, почти неслышная музыка. Нет, не так – намек. Ритм? Нет же! Как тональность падающих капель складывается в несуществующий мотив, так сейчас звучало что-то…

Выпад! Дор дернулся парировать, но мой меч уже ушел вниз – это просто, надо лишь поднырнуть под тень той ветки и клинок не удержать!

Он бьет! Нырнуть-отскочить-шаг в сторону-выпад!

Меч касается его плеча, я помню как это больно, а он только оскалился.

Шагаю вперед – он отступает. Еще шаг – он снова разорвал дистанцию.

Шаг-выпад-меч вниз-касание… Ритм. Шаг-взмах и тень-меч заплетает его клинок. Касание!

Одна из теней взорвалась огненными искрами, рыжий язык потянулся сквозь танцующую решетку ко мне, и я просто сдвинул тень дерева, заставив ее поглотить огонь.

Тень танцует с пламенем. Это красиво. Это правильно.

Отступить, мгновение на оценку.

Вокруг так много движения. Лаз и Гигги машут жезлами, разбегаются ученики, мимо летит язык огня, чуть касаясь меня.

И тени. Как линованная площадка для странного танца.

Как тренировочный узор в храме боя.

Надо просто его пройти…

Взгляд на Дора. Смотреть глазами тяжело, я вижу только перед собой, и в ушах гул непонятного ритма. Рыжий стоит напротив оскалившись и с невероятно медленно опускающегося меча стекает полоса огня. Это красиво.

Выпад-выпад-выпад! Я быстрее!

Тени моего меча гасли в окружившем противника пламени без толку, не задевая его, даже не касаясь. Рыжий не попадал в узор своего поражения, он даже сам неуклюже пытался составить грубую, ломаную пляску победы! Нет, он так не проиграет, ему надо помочь. Нельзя наступать на светлые пятна. Пусть он наступает на тени. Они задержат.

Выпад, нырнуть под пролетающее полотнище огня… теням нужна помощь. Они слабы. Я силен. Я здесь, он там. Он уворачивается. Он остановится – я победитель.

Это было сложно, заставить музыку теней сплестись в пятно под ногами моего врага, но я сделал это уже летя и опуская клинок на открывшуюся шею. Чувств не было, я видел как не с меча, а прямо из груди противника вырывается мохнатый клуб болезненно-белого, такого неправильного пламени, летящего мне в лицо. Ловушка. Досадно. Почти победил. Музыка красивая.

Тени пытались соткаться в узор, который прикрыл бы меня от удара, но…

– Тер Дано, если к вам обращается старший, то надо остановиться и поприветствовать его. Два дня дополнительных занятий!

– Да, господин директо-о-ой…

Я сидел на заднице там, куда меня отбросило ударом молнии. Большая такая, ветвистая, и бабахнула как раз между нами в тот момент, когда до шеи Дора моему мечу оставалось…

Стоп. Это что было?!

Первым делом я машинально проверил себя – ощупать руки, двинуть ногами, провести руками по телу, палец к носу, другой рукой. Я не ранен, только ссадины и два ожога. И рубашка… Горит! В следующий момент я уже прыгал, срывая тлеющую на плече рубашку, швырнул дымящиеся тряпки на землю, несколько раз притопнул ногой и только потом до меня наконец дошло.

– Хороший день для старшей школы Парящего Листа! – Директор, стоявший у края дуэльной площадки, закинул наставнический посох по-простецки на плечи, положил на него руки. – Вообще-то полагалось бы влепить вам обоим по месяцу штрафных работ, но по такому случаю, пожалуй, забудем о наказании!

Дор, лежащий в десяти шагах от меня, пошевелился и поднял голову. Застонал и уронил ее обратно. Видимо, ему это понравилось, он несколько раз ударил затылком по земле и только потом начал медленно подниматься.

А я оглядывался вокруг.

Вот я, стою у самой черты площадки – повезло, что ударом не выкинуло, а то пришлось бы побеждать в следующий раз. Вот мой меч лежит рядом, слегка погнутый и закопченный. Вот ученики… прячутся кто где, опасливо выглядывая из-за укрытий. Вот полоса закопченного камня, в том месте, куда угодил один из… огненных ударов?!

И музыка в моих ушах. Я быстро закрыл глаза, вздохнул, концентрируясь, но тихая мелодия, шелестящая где-то за моей спиной, не утихала. Я в самом деле ее слышал!

Тихий удивленный возглас заставил посмотреть на Дора. Он стоял, недоуменно уставившись на язычок пламени, повисший в воздухе перед ним.

– Да, очень хороший день. Сегодня у нас проявили свой Дар сразу двое разумных. Не слышу аплодисментов! – Директор говорил еще что-то и кажется опомнившиеся зрители в самом деле захлопали, но я потянулся в музыку, тихо сплетающуюся у меня за спиной, и вокруг трепещущего огонька, зависшего в воздухе, соткалась ажурная решетка из теней.

Дор поднял глаза на меня и широко улыбнулся.

Готов спорить, у меня на лице точно такая же улыбка.

Мы – Одаренные!


2.

Проснувшись, я потянулся. Солнце, как всегда утром, светило прямо на кровать и все домашние любители тепла собрались вокруг меня – ну или прямо на мне. Поверх одеяла, прямо на груди широко раскинулся лио, напоминающий сейчас черное махровое полотенце. На нем, свернувшись и время от времени лениво двигая ухом, лежала Пушинка, а с боку меня подпирал Клыкаст. Итак, все готово, все на своих местах, привычную процедуру утреннего пробуждения можно начинать!

Делаем раз – поворачиваемся, упираемся в стенку согнутыми ногами, вы-ыпрямляем! Клыкаст, с грохотом обрушившийся на пол, печально вздохнул, перевернулся на спину и подвигал лапами в воздухе, изображая "бодрый бег".

Теперь берем лио за концы по диагонали, поднимаем, складываем, заворачиваем Пушинку поплотнее и полученный сверток перемещаем на стул. Ну вот, уже как-то посвободнее. Теперь можно сделать самое важное и нужное – бухнуться обратно на подушку и полежать еще немного. Конечно, надо бы вставать, но у меня сегодня свободный день. Сам директор говорил, что Обретение прошло излишне шумно, так что мне определенно надо прогулять занятия! Я же так переживаю, к тому же меня вчера чуть не зажарили! Не-е, не пойду в школу. Если, конечно, мама разрешит.

Вчера после так эффектно закончившейся дуэли я сидел в кабинете директора и все вокруг было в каком-то тумане. Не то чтобы проявление Дара было какой-то редкостью, раз в месяц уж точно кто-то появляется, но чтобы сразу двое и так шумно? Вот и забегали все вокруг. Дор оказался покрепче, он чего-то там учителям говорил, друзьям, отец его сразу как-то появился. А я сел в креслице и наслаждался той музыкой, что звучала вокруг. И которую никто, кроме меня, не слышал.

Домой вернулся под вечер, в сопровождении директора. Мама напоила чем-то кислым и отправила спать без ужина, потому что надо восстановиться. Наверное, это кислое было еще и снотворным, потому что стоило лечь, как я мгновенно отрубился. И вот теперь приходится гадать – когда же я успел раздеться?

Вздохнув, я открыл глаза. Как ни тяни, а один вопрос надо решить прямо сейчас.

Поискав глазами нашел на книжной полке увесистый томик справочника, напрягся, представляя как он взлетает в воздух. В моем воображении все прошло идеально, а вот реальность как обычно подвела – стоит себе как приклеенный. Пришлось сосредотачиваться, ловя ту музыку, что была вокруг, когда я дрался с Рыжим. Она и сейчас звучала, но так тихо, что почувствовать ее было сложно. Несколько тихих нот на грани слышимости, словно задеваемые качающейся веткой струны – я протянул руку, нащупывая тень… Было довольно сложно удерживать мелодию, уйдя в нее сознанием, и одновременно понимать… Чувствовать? Ощущать?

Хм. Ладно, потом разберусь. Сначала практика!

Сплетение простого ритма захватило что-то во мне, книжка потемнела, покрывшись темной дымкой, потом медленно проползла к краю. Я старался делать все плавно, аккуратно, контролируя все, что можно. Вот книга зависла, покачнувшись, вот неожиданно стремительно устремилась вниз, у самого пола замерла, подрагивая, и только потом тихо-тихо опустилась.

Я облегченно вздохнул. Работает! Причем делает именно то, что я хочу!

Это самый настоящий Дар. Без шуток.

Меня вдруг затрясло и чтобы подавить рвущийся совершенно несолидный писк я откашлялся и решил продолжить знакомство со своими новыми способностями. Так, что бы сделать серьезного, нужного и полезного?

Оглянувшись по сторонам и убедившись, что никакие стихийные бедствия или ужасные чудовища в мою комнату коварно не проникли, решил заменить их чем-то более привычным. Сосредоточиться, музыка, тень… Клыкаст шумно вскочил, уставился на место, откуда его ущипнули, принюхался. Я шевельнул пальцами, теперь пятнышко тени проступило у задней правой лапы пса. На этот раз от щипка он подпрыгнул, развернувшись в воздухе, гавкнул и гремя когтями по доскам пола благоразумно оставил поле боя за невидимым противником. Победа!

Упав на подушку я победно вытянул руки к потолку.

Я – Одаренный. В самом деле. Ииииийухууу!

Гхм.

Пушинка приоткрыла глаза и не найдя ничего интересного уснула обратно. Лио, изогнув краешек, обозрел меня невидимым "взглядом" и согласившись с завернутой в него кошкой обернулся вокруг "добычи" поплотнее, задремав. Никто в семье почему-то не понимает эмоций лио. И эмоций наших домашних питомцев тоже – хотя среди горожан это довольно часто встречающийся талант. Не Дар, конечно, но все равно полезная штука.

У отца Дар земли, поэтому он строит дома и всякое такое масштабное. У старшего брата Дар силы. Но он, гад, все равно если нужно покупки с рынка нести или там мебель передвинуть – заставляет меня этим заниматься. Сестер у меня двое, одна старше на два года, другая настолько же младше. Они близняшки и у них один Дар на двоих – травницы. Наш садик за домом лучший на улице. Но пропалываю его я. Точнее, это было раньше, теперь-то… ух! Сами пусть копаются! Отныне я согласен только на возню с клубничными грядками! Ну или малину собирать.

А мама простая домохозяйка. Правда, хотя я ни разу не слышал, чтобы она повышала голос, ее все равно все слушаются, а когда к отцу по делам заходил глава Академии, то при виде мамы вскочил, снял шляпу и первым поклонился. Наверное, я чего-то не знаю, но это дело обычное. Дар может оказаться не самым приятным.

Мне вот повезло, Дар получился полезным. Могу что-то двигать, могу не двигать, и еще вроде чего-то могу, но пока не понял чего. А что делать тому, у кого Дар какой-нибудь страшный, или слишком разрушительный? Или просто слабо контролируемый? Обычаи, как говорит отец, не просто так придуманы. И обычай не интересоваться чужими Дарами тоже нужен, наверное. Хотя зачем он, если все равно большинство Одаренных проявляется в школах, на глазах у всех?

Дальше лежать было скучно, так что пришлось вставать. Лио отрастил несколько "ножек" и любезно откатился в сторону с моей рубашки, при этом не потревожив Пушинку. Заботливый. Наверняка потом опять заберется на мою подушку, там солнце до полудня будет их греть.

– Эми? Пора вставать!

– Уже, мам!

Метнувшись в ванную комнату кое-как умылся, проверил ожоги под повязкой на плече – уже почти зажило, вечером сниму. Потом со значением подмигнул зеркалу. Отражение ответило ехидной гримасой. А я как обычно с тяжелым вздохом схватился за расческу. Ну вот почему Дор мне это безобразие не сжег? Столько возни…

И старший брат и сестры пошли в отца. Он человек – высокий, широкоплечий, светловолосый. Шумный. Иногда даже чересчур. Но хороший! А я в маму удался, только не очень удачно – она стройная, а я тощий, у нее черные прямые волосы до пояса, а у меня постоянно растрепанная шевелюра, которую я недавно пытался подправить, сделав что-то вроде прически… ехидные сестрички смеялись неделю и до сих пор хихикают. Мама прекрасно поет, а я даже напевать опасаюсь, такие странные звуки получаются.

Вот глаза у меня точно мамины – ярко-синие, я такие только раз видел, у приезжей одной, из приморского Города. Может, это как-то с морем связано? Мама родителей не помнит, она сирота вторжения.

Когда я влетел в столовую, то мне уже поставили тарелку и стакан с молоком. Рухнув на стул я тут же протянул руку к гренкам, пока младшая сестрица не ухватила. Она, конечно, тут же попыталась отобрать у меня добычу и мы молча пыхтели, вцепившись в поджаристый кусочек – если рвануть слишком сильно, то он же переломится! И не факт, что тебе достанется большая половина. Как обычно, кончилось все тем, что мама не обращая внимания на нашу возню положила еще две гренки на блюдо и молча отобрала у нас предмет спора, положив обратно. Секунду мы с младшенькой играли в гляделки, а потом одновременно взяли хлеб и начали завтракать. Вредина, вот почему она всегда хватает выбранный мной предмет? Старшая вон спокойно взяла другой!

Каша, яичница, тост с маслом. Я даже забыл о том, что произошло вчера. За столом болтать не положено, и молчание было каким-то правильным. Уютным.

Сегодня было такое солнечное утро, и тени исчеркали все пространство столовой. Большая комната в три окна, выходящих в сад, была покрыта пятнами солнца и тени. Они шевелились как живые, переползали, возвращались на привычные места. Как мы с сестрой спорили о чем-то, потом забывали, светлели и темнели. Никогда не задумывался, а ведь у них может быть какая-то своя жизнь… Интересно, а есть в Долине какой-нибудь Одаренный, умеющий слушать музыку света? Так, как я слышу теперь тени? И на что похожа эта музыка? Я стал представлять мощные аккорды, торжественные переливы, что-то вроде тех песнопений, которые слышал на каком-то празднике.

А потом чей-то мокрый нос ткнулся мне в шею.

От неожиданности я вздрогнул и почему-то схватился за ложку.

Бублик, убедившись что я больше не отвлекаюсь от действительно важных дел, меланхолично прошлепал мимо, фыркнул в руку маме, привстал, облокотившись на стол, и недовольно выдохнул. Его любимого сыра на тарелках не наблюдалось, что нарушало гармонию утра.

Клыкаст завистливо смотрел от двери – хоть он и был раза в два больше, но кто в доме старший понимал четко. Бублик ветеран Стражи, у него правый бок в сплошных шрамах и одного глаза нет, ему на содержание выдают пенсию от магистрата. Иногда мне даже кажется, что старый пес не собака, а вполне настоящий горожанин. Только ему нравится быть простым старым псом. Во всяком случае ведет он себя как дядюшка – маму уважает, с отцом на равных, а все остальные для него глупенькие племяшки, за которыми надо присматривать, чтобы не шалили. Он даже сыр с тарелки никогда сам не берет! Смотрит на сидящих за столом и не отстает, пока эти туповатые, но милые двуногие не догадаются, что надо сделать. Впрочем, с тех пор как выяснилось, что я ощущаю эмоции животных он смотрит обычно сразу на меня. Вот как сейчас.

– Мам, Бублик сыра хочет.

Мама отвлеклась от подноса с чайным набором:

– Вечером будет ему сыр. Сейчас могу предложить кусочек ветчины.

Бублик отчетливо вздохнул. Ему хотелось именно сыра и прямо сейчас.

Поставив перед нами чай и сложив тарелки на поднос мама наконец закончила утренний ритуал "накорми детей" и позволила себе присесть напротив:

– Ну и что же случилось вчера? Директор долго поздравлял и хвастался тем, как хорошо он выстроил систему обучения, но ничего не рассказал конкретно.

– Да в общем ничего особенного… так, мелочь. – Я растягивал слова, наблюдая как близняшки нетерпеливо ерзают. – Очередная дуэль с Дором.

– Из Рыжих?

– Ага. – Положив ложечку варенья в рот я медленно, тщательно ее смаковал, показательно не отвлекаясь, увернулся от кинутой в меня салфетки, сам скорчил рожу в ответ и продолжил: – Сначала все шло как обычно. Сильный он, чего уж. А потом…

А что же потом? Улыбнувшись про себя я показательно прикрыл глаза, покачал головой и понизив голов "признался":

– А потом ко мне явилась сама Тьма, изъявив намерение стать моим верным оружием. Я принял это предложение, и долго были слышны крики Дора Рыжего, что так неосмотрительно покусился на будущего Повелителя Мира! – Сосредоточившись на музыке, я заставил тени окружить руки, поднял их вверх и зловеще расхохотался.

Сестрички захихикали, мама улыбнулась и только сбоку чувствовалось, что-то странное. Я повернулся – старый пес стоял напряженно застыв и глядя на меня. Недоверчиво и хмуро, молча, не скаля зубов, но и не проявляя дружелюбия.

– Все в порядке. Это просто шутка. – Я повернулся к маме, а когда снова посмотрел на Бублика тот уже спокойно сидел, флегматично оглядывая кухню. Вот только тянуло от него настороженностью. Нет, он в самом деле разумный, вон как притворяется! Хм, но ведь у горожан я эмоций чувствовать не могу? Тогда получается, что он не разумен? Тьма, запутался!

– Ну а если без шуток?

Я прикрыл глаза, уйдя в шепот музыки, и сначала хотел было поднять ей волосы, но потом сообразил, что тогда "повелителя мира" ждет много нотаций о безопасном использовании Дара и прочих правильных, но скучных вещах, а потому просто поднял перед собой тарелку. Она висела в едва различимой тени чуть покачиваясь, но вполне уверенно.

– Вот так, если без шуток. Правда, Рыжему я чуть голову не отрезал.

– Бывает. Молодец, что сдержался.

– Ага. Он, например, на мне рубашку спалил.

– Дар Огня?

– И еще какой – начал швыряться пламенем направо и налево! А потом пришел директор и зафигачил между нами молнию.

– Ты хотел сказать "остановил дуэль".

– Ну да, это и говорю. – Я помолчал, потом признался: – Точнее уже не дуэль, а вполне настоящее убийство. Не знал, что Дар так затягивает.

– Привыкнешь.

Сестрицы одновременно кивнули.

Ну, может и привыкну. Те ноты, которые я слышал теперь постоянно, в самом деле практически не отвлекали. Хотя и немного раздражали, примерно на уровне ощущения, что у меня прическа не в порядке. Вроде мелочь, и временами забываешь, но постоянно найдется повод вспомнить.

В следующий момент я уклонился от лопатообразной ладони, опускающейся мне на голову.

– Малыш Эми берет пример со старшего брата. Ну какой же он молодец!

– Ха, ты всего лишь сильный, а я буду еще и умным!

– Малыша Эми давно никто не макал в бассейн. Надо как-нибудь исправить! – Он быстро махнул рукой, но я привычно поднырнул, так что вместо подзатыльника отделался только взъерошенными на макушке волосами. Вот интересно – это я такой быстрый, или братец просто сдерживается? Наверное все-таки второе, потому что как он дерется я видел, мы с Дором там и вдвоем ничего бы не сделали. Хенрик старше меня на четыре года и как раз четыре года он служит в Страже, а это кое-что значит! Кстати, получается что мы с ним в одном возрасте получили Дар? А я этого не помню, он однажды просто сказал, что раз Одарен, то надо выбирать, где работать.

– Эми? Ау?

– Что? – Не, я точно в школу не пойду. Чего-то я совсем невнимательный стал. Ой, а вдруг это побочный эффект Дара?

– Тебя вызывает тер Байо из контрольной службы. Через час во второй башне общего корпуса. – Мама вдруг погладила меня по голове, чего не делала с тех пор, как я пошел в школу. Нда, это мне тоже в Стражу придется вступить? Нет, я не против, к тому же почему бы не получить еще одно образование потом, но я же хотел на целителя идти учиться? Хенрик ведь школу заканчивал заочно.

Сестрички вдруг засуетились, повскакивав, мама отправила братца на кухню, а я, оглядев опустевшую столовую, вздохнул и отправился переодеваться. Все-таки официальный вызов, надо соответственно выглядеть.

Переодевание заняло примерно тридцать секунд, после чего я с размаху упал в кровать и вытянулся, качаясь на пружинящем матрасе. К этой мысли требуется привыкнуть, предварительно посмаковав: итак, я – Одаренный! Меня вызывают в Стражу. Я буду защищать свой Город, буду сражаться со вторженцами, буду Очень Важным Лицом. Ну прямо как отец и брат – только я буду еще и стильным! Все будут от меня без ума, я буду совершать подвиги, ходить в форме… как я в ней выглядеть-то буду? Пришлось вставать, плестись к шкафу, открывать створку и рассматривать себя. Хм, а что – темная накидка это как раз к моей силе. Хотя таких тощих ребят я среди стражников не видел. Эх, с волосами бы что-то сделать! Хм…

Мысль была глупой, но почему бы и нет? Поймать мелодию, сформировать что-то вроде шлема, мимолетно удивившись тому, откуда я знаю как это делать, и наблюдать в зеркале, как потемневший воздух опускается мне на голову. Ощущение было презабавнейшим, словно тысячи муравьев высыпали на голову, каждый подхватил свой волос и потащил на положенное место. Кожу вдруг стянуло, но прежде чем я испугался прическа уже легла красивой волной.

Вот так и понимаешь все могущество Дара! За мгновенье сделать то, чего пытался достичь годами! Не возьмут в Стражу – пойду в парикмахеры! Правда специализироваться придется на брюнетках.

Никакой опаски не было. Я не боялся, что темная дымка вырвет мне кусок скальпа, или просто повыдергивает волосы. Просто где-то внутри я знал, что мой Дар просто не может причинить мне вред. И это осознание успокаивало.

Полезный у меня Дар.

Губы снова расползались в глупейшей улыбке. Дар. У меня!

Как раз в этот момент реальность снова напомнила о себе неприятным голосом:

– Мааам! А Эми опять перед зеркалом кривляется!

Младшая из близняшек высунула язык и прежде чем я подхватил что-нибудь чтобы кинуть в нее ссыпалась по лестнице вниз.

Ладно, пусть живет. Тем более что в самом деле время идет, а опаздывать на встречу, как говорит отец, может кто угодно, только не Дано!

Хорошо, что вопрос со школой решен. Официальный вызов это важно, так что я занят! А вот Дору наверняка придется идти, у него в семье порядки суровые. Ха, наконец я избавился от него!

Выскочив на улицу быстро посмотрел на небо – за золотистой пеленой Купола было чистое небо. Следующий взгляд – на главную башню Академии – поднят белый шар, в Долине все спокойно. Ни дождя, ни вторжения не наблюдается. Выяснив это я бодро зашагал по улице к остановке трамвая, по дороге раскланиваясь с соседями.

На остановке помог какому-то пожилому эльфу затащить в трамвай деревце, с укутанными в холст корнями, а сам выбрался на открытую верхнюю площадку. Отсюда и смотрел на город, под уютный перезвон кондукторского колокольчика.

Все-таки наша долина невелика, под Куполом живет всего шестьдесят тысяч разумных. Зато здесь и безопаснее, как в плане погоды, так и вообще. Температура постоянная, урожаи богатые, в нижней части есть цепочка озер – все, что нужно для жизни. Правда, выхода к морю нет, но это ничего, можно прожить. Говорят, в больших городах вторжения случаются чуть ли не каждую неделю, а у нас последнее было месяца три назад, да и то не слишком опасное. Опять же там, наверное, трудно уследить за всем, а у нас все четко определено – вот жилые кварталы с ровными ниточками улиц и переулков, вот узловые Убежища, вот на возвышенности корпуса Академии, а напротив нее – Дом Стражи. Знания и Сила, и между ними спокойно живущие разумные. Символично, наверное.

Академия ажурная, легкая, светлая – как какой-нибудь старинный храм, из тех, что посвящены воздуху. Тонкие шпили, светлая до белизны главная башня, а вокруг сады, теплицы, эльфийские рощи.

И тяжелая крепость Стражи. Их здание ведь еще и один из опорных пунктов, сюда собираются горожане при масштабном вторжении, когда становится ясно, что это надолго. Здесь иногда неделями держали оборону, прежде чем подходила помощь. Впрочем, я этого не видел, рассказывали на уроках истории.

И я буду там работать?

Хотя с чего я взял, что этот самый тер Байо, которого я смутно помнил в числе тех, кто был на недавнем юбилее отца, приглашает меня именно для того, чтобы взять на работу? Может зайду, такой красивый, а мне дадут подписать пару бумажек для отчетности, после чего пожелают успехов и попрощаются. Впрочем тоже неплохо, можно будет сразу рвануть через долину, записываться в Академию.

Так, размышляя и волнуясь, я смотрел на приближающиеся стены. Трамвай, оказывается, невыносимо медленный! Наконец, не выдержав, откинулся и уставился в небо. Золотистое небо. За пределами Купола оно синее, но насыщенный энергией воздух начинает светиться. Я видел на картинках, как выглядит Купол издалека – огромное правильное облако золотисто-белого цвета, лежащее на земле. Десятки лиг в поперечнике, иногда до трех в высоту. Золотое облако, укрывающее призвавший его город от разных неприятностей, и как все великое видимое только на расстоянии.

В Долине этого не увидеть, она слишком мала и слишком высоки горы вокруг. А жаль. Разве что забраться повыше, но что-то я не слышал о таком.

Искать нужный кабинет не пришлось, дежурный офицер вызвал кого-то из младших стражников и тот проводил меня. Тер Байо, высокий сутулый мужчина, на стук в дверь поднял голову и улыбнулся:

– Ага, молодой Дано, вчера обретший ужасающую силу? Ну как, уже успел воспользоваться ей в коварных целях? Обычно начинают с чего-то вроде посещения девчоночьих раздевалок в школе, рекомендую.

– Ну что вы, я не такой. Это слишком мелко, мне подавай власть над всем миром!

– Ох уж эта молодежь. Ничего, Стража всегда бдит и готова сразиться со злодеем. Вот например одного зловещего брюнета с непередаваемой прической мы решительно изгоним за пределы Долины.

– Э? – Я попытался пригладить волосы. Удерживающая их тень без внимания расползлась, на прощанье оставив что-то совсем неприглядное.

– Что сказал – то и сделаем. Для закрепления Дара обычно переводят под другой Купол. Иная энергетическая среда позволяет прочувствовать тонкости, пока основные параметры не зафиксировались. Здесь ты бы развивал только одну грань Дара, что не очень хорошо, а в другом Городе у тебя есть шанс серьезно улучшить свои возможности.

– Да там пока возможностей-то…

– Сколько бы ни было это Дар и обращаться с ним нужно бережно, всячески заботясь и постоянно тренируясь. Так что готовься, Эмильен, ждет тебя дальняя дорога и разлука с близкими.

Я пожал плечами. То, что Одаренные часто работают за пределами Долины я знаю, отец и брат постоянно в разъездах. Надо – значит надо.

– А школа?

– Будешь учиться там. – Он перебирал какие-то бумаги, перелистывая их в поиске чего-то, затем нашел и расправил на столе: – Итак, ты отправляешься в один симпатичный город. Жить будешь у моих знакомых, называй их "тетя" и "дядя", им понравится. В школу тебя устроят, стипендию выделят, основное твое занятие будет просто жить. Когда активируется связь с Куполом – начнешь потихоньку задействовать способности, но смотри не перестарайся.

– Угу, чего уж. – Новый город! Совсем другой! Долина в своем роде уникум, здесь из-за повышенного природного фона Купол инициировался на полусотне тысяч разумных, а нормальные Города это миллионы самых разных…

– Дано-о?

– Эм… простите. Я слушаю.

– Потусторонние голоса? Вижу, вижу. – Я дернулся было, но он тут же с улыбкой добавил: – Подобное поведение я наблюдаю примерно два-три раза в месяц, у каждого свеже-одаренного. Вы все такие, погруженные в свои ощущения. Зря, чувства могут обманывать. – Он снова улыбнулся и мир неуловимо сдвинулся: вокруг запорхали птицы, прыгали с ветки на ветку странные хвостатые звери, стена вздохнула, оказавшись боком огромного зверя. Не успел я присмотреться, как все вдруг сдвинулось обратно. Никаких зверей и птиц, просто блики света от оконных стекол.

Ух ты-ы!

– У вас Дар иллюзиониста?

– Восприятия. Формально ты ничего не видел, просто сдвиг в сознании. Видишь одно, а кажется, что это что-то другое. Показалось.

– Здорово!

– Да, мне тоже нравится. Впрочем, давай к делу. – Он аккуратно отсоединил одну бумажку и протянул мне: – Твоя подорожная, по прибытии зарегистрируешься и получишь новый жетон. Этот сдашь на станции, в камеру хранения, иначе потом опять придется активировать.

Я кивнул, потерев опознавалку. Досадно, несколько дней придется прожить ребенком. Ничего, посижу дома, потренирую Дар… надеюсь, своя комната у меня будет?

– Будет.

– Э-э?

– Нет, читать мысли я не умею, а сотрудник с таким Даром сейчас в отъезде. Просто это один из первых задаваемых вопросов. – Он легко поднялся, собрал бумаги, покидал их в ящик стола, запер и повернулся ко мне. – Идем. По дороге все объясню.

Мы шли по коридорам Стражи, постоянно с кем-то здороваясь. Я узнавал папиных знакомых, или приятелей брата, а тер Байо то и дело останавливался с кем-то пообщаться. Раздражало это жутко, хотелось поскорее добраться до… ну, туда, куда мы шли. Куда, кстати?

– Заходи. Сними куртку и жетон, можешь разуться. В туалет не надо? Вот и хорошо. Сейчас будем тебя фаршировать знаниями, а заодно снимем кое-какую информацию о твоих возможностях. Падай вот сюда. – Он кивнул на кресло, до жути напоминающее зубоврачебное. – Смелее, это не больно. Почти.

В ответ на ехидную ухмылку я скептически нахмурился, но начал раздеваться. Кресло оказалось неожиданно удобным. Тер Байо вышел, прикрыв за собой дверь, и спустя несколько минут раздался голос из динамика:

– Комната экранирована, процедура длится около часа. Рядом с креслом лежат справочные материалы, изволь заучить. Заодно не так скучно будет. Учти, потом спрошу!

Лампы погасли, зато мягко засветились стены. Световой узор переползал из угла в угол, с пола на потолок, завораживая и расслабляя. Ну вот, сказал все заучить, а сам применяет Дар! Пришлось сконцентрироваться, что удалось не сразу. Наконец, отстранившись от ползающих по комнате пятен света, я взял подшивку листов и начал читать.

Та-ак… Город на побережье, что неудивительно. Купола легче всего инициировать рядом с большой водой, стабилизированная энергетика и все такое прочее. Купол старый, один из первых… это хорошо, значит там индивидуальные лимиты большие. Восемь миллионов горожан, большой порт, три ветки железной дороги. Пояс ферм узковат, гористые места, но развита рыболовная промышленность, плавучие фермы в прибрежной черте. Заводы, шахты, сады… Ура, виноградники! Обожрусь! Система образования – две ступени плюс одна профессиональная. Да, у нас три-один, поэтому специалисты из Долины и востребованы. Я по возрасту попадаю в последний класс второй ступени. Список предметов… Основные термины… Нормы приличий – почти как у нас, но есть нюансы. Расовый состав горожан – стандартный-смешанный, рождаемость контролируемая. Еще одно преимущество Долины, у нас лимиты не такие жесткие.

Семья – Ализий Мови, Эмили Мови. Дядя и тетя соответственно.

– Эмильен, положи голову на кресло, пожалуйста! И не поднимай.

Я откинулся, вспомнил о прическе и совершенно бессознательно, словно проделывал это всю жизнь, призвал тень, укладывая прическу. Заодно теру Байо будет легче определить, если с ней что-то не так.

Ладно, вроде все прочитал. Откинувшись я поерзал, устраиваясь поудобнее, и стал проговаривать про себя новую информацию, готовясь к опросу. Тени плыли по стенам, и те, что были моими, и те, что мне казались благодаря Дару тера Байо. Я сидел в центре набирающего разбег вихря, слушая музыку и пытаясь представить, как я буду жить в совсем другом, незнакомом Городе.

Наверняка это будет интересно!


3.

– Ничего не забыл?

– Мам, ну я же не в горы на всю жизнь еду?

– И все-таки, ничего не забыл?

Смирившись, я вздохнул и начал вспоминать. Дорожная сумка – учебники, одежда, тетради, несессер. Школьная сумка – подорожная, пакет с едой, термос, смена белья на всякий случай, книжка и всякие мелочи. Зачем мне еще что-то? Хотя…

– Забыл.

– И что же именно?

Я повертел головой, прислушиваясь, где прячется ближайший лио. Один как раз сидел на шкафу, высунув краешек для "обозрения".

– Вот, его возьму.

Стянутая за этот самый краешек добыча обвисла на руке мягкой тряпочкой, изображая персонажа из маминых сказок: "делайте со мной что угодно, только не кидайте в терновый куст". Хотя нет, посыл был другим: "только возьмите с собой" – я правильно понял? Кажется, это странное существо почему-то было заинтересовано в том, чтобы отправиться со мной. Не так, чтобы "хочу немедленно", а на уровне "было бы неплохо".

Лио странные: чем питаются неизвестно, вроде бы солнцем, как растения, но живут по подвалам и чердакам. У них нет никаких естественных врагов, а сами они никогда ни на кого не нападают. Но если подумать, то мы единственная известная мне семья, в которой лио живут как питомцы – наверное, это потому что к ним трудно привязаться: симпатичной мордочки нет, у них даже головы нет, к тому же они не рождаются, а делятся, причем определить кто из них больше "прежний" лично мне не удавалось. Зато вчера вечером проводя эксперименты я обнаружил, что лио совершенно равнодушны к тому, как я до них дотрагиваюсь – тенью или рукой. Всего через десять минут опытов Клыкаст при первых признаках потемнения чего-либо рядом с ним начинал скулить и убегал, Пушинка и Лютик недовольно шипели, выпуская когти, а вот два плоских, относительно мохнатых полотнища чего-то странного, что даже препарировать не удавалось, спокойно относились и к тому, что я левитирую их по всей комнате, и к попыткам погладить-щипнуть. Впрочем, лио практически ко всему спокойно относятся. Кажется, они даже боли испытывать не умеют. Значит можно ставить на них опыты! Решено – беру!

– Это старший или младший?

– Это тот, который побольше. Возьму на память.

– Теперь точно…

– Все мам, все взял. Ну сколько можно?

– Ладно-ладно… – и мне в очередной раз взъерошили волосы. Ну вот что ж им всем моя шевелюра покоя не дает?! Музыка… тень… посыл…

– Ой, какой наш братец стал симпати-ичный!

Близняшки, заблестев глазами, стали обступать меня с двух сторон, протягивая руки. Отец и мама бросили меня на растерзание, но помощь как обычно пришла вовремя:

– Не бойся, малыш! Старший брат спасет тебя!

Близняшки, пискнув, попытались было возмутиться, но Хенрик держал их под мышками не обращая внимания. Так и отнес к ожидающему нас экипажу. Еще и по разу подкинул обеих вверх, под восторженый визг. Меня он так не подкидывает, я уже "взрослый парень". Ну и мама почему-то сердилась, когда я улетал выше окон второго этажа. И чего нервничать, он же всегда ловил? Все-таки Дар силы это хорошая штука!

Возница, молодой хоббит с вечной трубкой в зубах, добродушно хмыкал, пока мы выясняли, кто где будет сидеть, а потом…

Потом вдруг мы оказались на вокзале, а в моей голове кружился водоворот образов. Как много можно увидеть, если понимаешь, что сейчас уедешь отсюда – туда. И все "это" останется здесь, а даже если вернешься, то тебя встретит не совсем то, что когда-то оставил увидеть. Это было написано в какой-то книжке, и я только сейчас понял, о чем там говорилось.

Лио выбрался из сумки, обмотался мне вокруг шеи и тоже "смотрел". Как мы едем то по широким улицам с ползущими платформами и трамваями, то по переулкам, где и одному экипажу вроде нашего было тесновато, то выезжаем на узловые площади, мимо домов, парков, храмов, магазинов, школ, стадионов. Город стоил того, чтобы посмотреть на него вот так, уходя. Может, когда я вернусь, он покажется мне совсем другим? Краем глаза я заметил ухмылку на лице брата – ну да, я столько раз его провожал, и отца раза три, а теперь они все вместе провожают уже меня.

Может ухмыляться сколько угодно, его младший братец в самом деле теперь взрослый!

На пассажирской платформе вокзала было пустовато. Состав уже стоял, на паровозе готовились к отбытию – Купол долины невелик, так что на момент, когда поезд его покинет, давление пара должно быть достаточным. Немолодой дварф-машинист проверял колеса, зачем-то постукивая по ним молотком, у дверей двух вагонов ждали отъезжающих стюарды, еще один помогал какой-то даме подняться по лесенке. Паровоз с тендером, почтовый и два пассажирских вагона – вот и все. Длинные грузовые составы прибывают на другую ветку, сразу к складам, а разумных возит ежедневный почтовый экспресс. Конечно, в больших городах, стоящих у большой воды, обязательно есть еще и порт, иногда не один, но в Долине прямого доступа к воде не было, так что нам придется ехать через ущелья и тоннели, пока не попадем на кольцевую дорогу, соединяющую все стоящие на побережье Города.

Меня начало немного потряхивать от нетерпения. Хотелось поскорее заскочить в вагон и рвануть туда, где я еще ни разу не был! Новые лица, новые здания, новые мелодии – новое все!

– Эми, ничего не забыл?

– Да все я помню. – Замолчав, я поднял глаза на отца, тот весело улыбнулся. Так, что я забыл? – Жетон!

– Вот-вот. Пошли.

Он, привычно здороваясь со встречными, провел меня к табличке "Служба регистрации" где я со вздохом снял с цепочки жетон опознавателя. Конечно, связь с Куполом от этого не прекращается, но все-таки… У каждого школьника получение личного жетона это особый день, "малое совершеннолетие". Ты можешь, а значит имеешь право управлять энергией, и можешь работать, а стало быть и твой голос начинает учитываться. Заслуг, понятно, еще никаких, а стало быть и голос только совещательный, но мне это так льстило – Эми Дано помогает решать вопросы жизненной важности! Потом привык, конечно. На новый Купол настраиваться придется дней пять, может и больше. И как я буду в школу ходить? "Включите за меня свет в классе, пожалуйста? Придержите для меня трамвай?" Даже за сколько-нибудь серьезную покупку самостоятельно не заплатить, словно ребенок! Тоже мне, старшеклассник.

Ладно, переживу.

Клерк принял снятый с цепочки жетон, выдвинул из стены длинный стеллаж, аккуратно положил металлический кругляшок в ячейку, сделал запись в журнале и пожелал доброго пути.

Вот и все. К путешествию готов.

По возвращении выяснилось, что мама уже все узнала – в купе я буду ехать один, но стюард обещал за мной присматривать (ха, словно мне пять лет!) и в вагоне есть какие-то наши знакомые, следующие по делам, так что можно обратиться к ним.

Мама у меня, конечно, замечательная, но она такая мама!

Пожалуй, я все больше хочу удрать куда-нибудь подальше!

И тут же, услышав мою искреннюю мольбу, раздался свисток дежурного и просьба пройти в вагоны. Меня обняли сначала мама, потом близняшки, потом подал руку отец, потом попытался дать подзатыльник брат, потом… потом я наконец вырвался и заскочил в вагон.

Скрип, скрежет – состав дернулся сначала в одну сторону, потом в другую и я наконец отправился в свое путешествие. Младшая сестрица подпрыгивая махала рукой в мое окно, сначала медленно идя по перрону, а потом все быстрее, быстрее. Сдвинув стекло вниз я высунулся и попытался дотянуться до нее рукой, она с хихиканьем увернулась. Старшая тоже махала, причем обеими руками, улыбаясь и что-то неразборчивое обещая.

А мама, отец и брат стояли спокойно, и как-то даже грустно глядя на меня.

Подумав, я помахал им, а потом крикнул:

– Мам, я вернусь скоро!

И тут же понял, что глупость сказал. Кто знает, когда я вернусь? Они-то наверняка знают, что я могу в том городе на год застрять, вот и переживают. Ну, сказал и сказал.

Забравшись обратно в купе я закрыл окно – брат предупреждал насчет сажи, что полетит когда поезд перейдет с энергоприводов на паровик. Потом плюхнулся на мягкий диванчик. Откинулся, глядя в окно.

Так, и чем теперь заняться?

В книгах герои из одной ситуации сразу попадают в другую, и если я самый настоящий герой, то сейчас в дверь кто-нибудь постучится. Минут через десять пришлось признать, что я герой ненастоящий, во всяком случае в смысле происшествий. Достал книгу, но слова проплывали перед глазами не задерживаясь в голове. Развернул собранную мамой еду, принюхался… вообще-то я люблю поесть, особенно мамину готовку, пусть и "не в коня корм", как выражается громила-братец, но сейчас как-то настроение пропало. Сунув сверток обратно приоткрыл дверь и высунул голову в коридор. Слышались какие-то звуки, причем совершенно домашние. Закрыл, пощупал ткань обивки диванчика. Мягкий. Лечь спать, что ли? Как-то я не так представлял путешествие в новый Город! Сижу, скучаю. За окном последние строения сменяются полями. Потом деревьями. Потом поезд подошел к скалам, которые оказались с моей стороны. Глядеть на эту унылую серо-бурую стену было скучно, выбегать в коридор я не стал, да и что там можно увидеть? В этой части долины никто не живет несколько столетий. Говорят, что сказываются последствия особенно сильного вторжения еще до-купольных времен. Интересно, чем их тогда останавливали? Ни Стражи, ни Одаренных – как справится, например, с Тварью уровня этак седьмого? Копьями и мечами? А если с Роем?

Вот кстати – в больших городах вроде того, куда я еду, гораздо чаще случаются вторжения. Я вот дважды за всю жизнь видел вторженцев – один раз край Стаи и один раз Тварь-троечку, пока меня тащили в убежище. Правда был один из Стальных Кораблей, точнее довольно жалкая лодчонка, которую раздолбали защитными системами Академии на подлете, отчего упала рядом с младшей школой, в которой я учился. После того, как специалисты Стражи подтвердили безопасность все мальчишки хотя бы по разу забрались на исковерканную груду летающего металла. Не очень интересно, вообще-то, но почему бы и не слазить? Один из друзей Хенрика обмолвился, что в том городе, где он был в командировке, Стальной Корабль оказался размером с треть этого самого города, "полноценная десятка". Правда на него сразу зашикали, если праздник – то праздник и о работе не говорят. Жаль, я бы послушал. Вот здесь… мы едем уже минут двадцать, скорость… ну тридцать-тридцать пять лиг в час. То есть это ущелье было выжжено на протяжении десяти лиг? И как – все стены в потеках камня, местами куски в сотню шагов стеклянисто блестят. Страшно подумать, что же здесь были за сражения, и кто пытался ворваться в Долину! Хм, или больше стоит бояться того, кто этого вторженца уничтожал?

Пискнул какой-то датчик под потолком, поезд дернулся и под долгий гудок мы снова начали набирать ход. Ну вот, значит уже выехали за пределы Купола и энергоустановка отрубилась. А за окном все тот же оплавленный камень

И с Даром теперь не поэкспериментировать, раз за пределы долины выехали.

От скуки я закинул ноги на диван напротив, злодейски не сняв обуви. Свинтус. Из сумки выбрался затолканный туда впопыхах лио, "огляделся", прополз по ногам ко мне и улегся на живот. Я погладил черную поверхность, машинально попытался найти у него ухо, чтобы почесать, вспомнил, что это не кот, вспомнил Клыкаста, Пушинку, вчерашние "опыты"…

Лио вырвался из слишком сильно сжавшихся пальцев, "вздохнул" и не обращая на меня внимания сполз на диванчик. А я стоял и слушал ту невнятную мелодию, что всего за два дня стала мне настолько привычной, что я не заметил, что она и сейчас со мной. Почему я слышу эти несколько нот? Я же вышел из-под Купола, у моего Дара нет сейчас силы?!

Когда создавали первые коллективные энергообменники феномена Дара не существовало, но по сути это явление одного порядка с двигателями, климатическими установками и прочими потребителями энергии. Некоторые разумные способны напрямую подключаться к "ауре силы", забирая себе часть, необходимую для генерации какого-то события. Выражение зависит от склонности горожанина – я вот в потемках люблю посидеть и ночь всегда казалась чем-то красивым и удивительным. А та же семья Рыжих вроде бы из потомственного рода служителей храма огня, у них если Дар, то огненный. Или брат – он всегда был большим, и получаемая от Купола энергия дала ему возможность поднимать на порядки больше, чем это возможно одними только руками.

Но почему эта мелодия и сейчас у меня… за спиной?

Некоторое время повертевшись на месте пришлось признать, что возможность портативного проигрывателя в соседнем купе можно исключить, музыку я слышал в любом положении всегда из-за спины, даже упав на пол.

Так, проверка!

Музыка… тень… посыл.

Ничего. Да чтоб тебя! Я же слышу!

Музыка… тень… Ничего.

Это раздражало. Мой Дар был мне недоступен! Как и почему?

Музыка… тень… шевельнулось?

Нет, это лио.

Музыка… тень…

Я облегченно вздохнул. С кончиков пальцев срывалась темная дымка. Совсем-совсем прозрачная, чуть холодящая пальцы. Да уж, этим ничего не поднять и никого ударить. Вон даже лио всего-лишь одобрительно "принюхался" и улегся обратно. На диванчик я не сел, а плюхнулся. Ноги дрожали, мне было как-то зябко. Не думая, схватил лио, встряхнул, разворачивая, и накинул себе на плечи, словно мамину шаль прохладным вечером. Странное создание ничего не думая просто растеклось по мне, согревая.

Ну что же, еще одна часть Дара стала понятнее. Думаю, тот же Дор сейчас смог бы выпустить разве что несколько искр. Если Купол это структура, собирающая и удерживающая энергию разумных, то у самих разумных тоже должно быть какое-то количество этой самой энергии. Но понятно, что моей личной силы на полноценное воздействие недостаточно. Потому Дар и называется так, что горожане, все вместе, наделяют им отдельных Разумных. Чем старше Купол – тем больше запасено энергии, тем больше Одаренных. Наверняка в больших старых Городах если не каждый второй, то каждый десятый уж точно с Даром.

Перестук колес сменился на другой ритм, за окном мелькали фермы большого моста, нависающего над ущельем. Ощущение спокойствия от того, что я понял еще одну важную вещь в своей жизни было таким уютным, что я вытянулся на диване и накинул на ноги плед. Так, что-то я забыл?

Музыка… ритм колес… мелькание теней… дымка перед глазами.

Кожу на голове опять стянуло, но не так сильно. Вот и хорошо, а то приеду растрепой.

Последней мыслью было – а сколько ехать-то? Я не спросил…


4.

– Подъезжаем!

Я вскочил, оглядываясь, но стюард уже закрыл дверь и теперь предупреждал кого-то в соседнем купе. Растерев лицо и безуспешно попытавшись вспомнить какой-то мутный сон, в котором я жил где-то далеко и совсем другой жизнью, подскочил к окну. Момент, когда Купол было видно со стороны я проспал, сейчас поезд уже катился сквозь кольцо ферм. Точнее "полукружие" – с одной стороны город подпирали горы, а между ними и городскими постройками тянулись ровные ряды каких-то посадок, сады, поля на разной стадии созревания, фермы. Ничего интересного, но я все равно пытался как можно больше рассмотреть. Десять минут спустя пошли сначала небольшие жилые районы, потом наконец мы въехали в сам… как же его? А, ну да – Олисс.

Настоящий большой город! Здесь, в отличии от Долины, было полно многоэтажек. Четыре, пять, даже семь этажей! Хотя чего удивляться, все-таки пространство под Куполом не бесконечное, а надо и горожан, и фермы, и производства уместить. И на берегу Купола ставят в том числе потому что подводные фермы можно устраивать в несколько ярусов, тоже место экономят. Ну и вышек дозорных здесь было гораздо больше. Это в Долине можно было с двух точек на склонах засечь любое безобразие, а здесь все-таки рельеф не такой и перекрыть его сложно.

С этой стороны вагона видно было только "предгорную" часть города. Фермы понемногу сменились городскими кварталами; обычные улицы – вот пекарня, вот магазин, театр, еще магазин. На перекрестке, за шлагбаумом, дожидались несколько платформ и трамвай. Самые обычные горожане, в основном люди, был один эльф и какой-то разумный с короткими рожками. Вот совсем как в Долине вдоль домов идет полоса-указатель к ближайшему убежищу на перекрестке улиц. Вот почти такая же как у нас школа и даже ученики во дворе точно так же бегают. Вот якорная станция уходящей небо цепи климатизатора, с аккуратным цветочным лугом вокруг. Кстати, тут ведь постоянные ветра, то с моря, то с гор. Должно быть молнии по таким цепям стекают раз в пять чаще. Понятно, почему вокруг станции лишь какие-то цеха и ни одного жилого дома.

Еще один перекресток и сразу видно, что мы под действительно большим Куполом: у нас-то столько висящих над дорогой платформ в одном месте не увидеть, а здесь их штук десять, причем большинство грузовые!

Шум колес снова изменился и я целых полминуты не мог понять, почему? А потом опомнился и кинулся в общий коридор.

В окнах другой стороны был невероятный, потрясающий вид – на море!

Рядом стояли, переговариваясь, другие пассажиры, но я не обращал внимания – хотелось открыть окно и высунуться туда целиком, чтобы еще лучше увидеть эту величественную сине-золотистую громаду. Я понимал, что море никак не может нависать, что оно просто уходит вдаль, но глаза упорно отказывались видеть иначе: это гигантский холм, вверх по склону которого между точек и черточек каких-то плавучих сооружений ползет большой парусник. И эта длинная, округлая, странная гора лежит совсем рядом, за редкой полосой деревьев, сквозь которую кажется подавляюще громадной. Даже мелькнула мысль – а вдруг это в самом деле такая большая волна, и вокруг никто не бегает с воплями просто потому что уже поздно и город сейчас утонет весь, целиком? Хотя нет, вряд ли…

Словно желая заинтриговать меня еще больше дорога на пару вздохов вышла на открытое место, с которого уже виднелся порт с лесом мачт и решетками кранов, а потом все померкло и мы вошли в тоннель. Ну вот, на самом интересном месте!

Ладно, еще сбегаю поглазеть!

Видение моря стало завершающей нотой знакомства, после него уже не хотелось рассматривать мелькающие за окном виды. Я полон, больше впечатлений в меня не влезет, даже не просите. Зашел обратно в купе, запихал в сумку книгу, салфетку, лио, непонятно зачем вытащенный блокнот и сел на диванчик, решив передохнуть от всего этого.

И сам не заметил, как снова прилип носом к стеклу.

Дома, дома, дома, улицы, сады, широкий бульвар, храм, длинные строения складов, мостики над путями, ряды вагонов, перрон… Люди. Гномы. Люди. Эльфы. Люди.

– Приехали, тер Дано. Посидите, вас должны встретить.

– Спасибо! – Но стюард опять ушел раньше, чем я отреагировал на его слова.

Еще раз оглянувшись на купе я прислушался к себе. Немного нервничаю, от предвкушения нового. Немного хочется побегать – ну, это понятно, надоело сидеть. Немного захватывает дух от предвку… а, ну да. За дверью проходили туда-сюда, кто-то кому-то негромко выговаривал, кто-то стукнул чемоданом по стенке, задев. Потом все стихло и я наконец решился.

Тер Мови встречал на перроне, вооружившись небольшой табличкой с моим именем. Высокий, худой, с очками на длинном носу он был на меня чем-то похож. Пожалуй, прической. Тоже весь всклокоченный. Но при этом улыбался он открыто и весело.

Так, мне же говорили…

– Дядя Ализий, здравствуйте!

– Здравствуй, Эми! Вырос-то как, похорошел! Небось от девчонок отбоя нет?

– Ага, и все норовят мне в волосы вцепиться.

Кажется, тер Мови был готов на полном серьезе отыгрывать роль моего "дяди" – тормошил, пытался приобнять и вообще явно выражал свой восторг от встречи. Ну, это бывает. Некоторые расы все-таки не сочетаемы, так что в отсутствии своих детей приходится или брать сирот на воспитание, или радоваться вот таким временным "племянникам".

– Пошли! Тетушка заждалась, хочет на тебя посмотреть.

– Сначала надо подорожную отметить.

– Ах да, конечно. Идем! – Он одной рукой подхватил мою сумку, а другой стал подталкивать к зданию вокзала. Да, очень энергичный разумный.

Пока я оглядывался по сторонам служащий за конторкой проглядел бумагу, что-то отметил в большой книге, вытащил из-под стойки пустой жетон, вписал его номер в ту же книгу и протянул мне. Ну вот, теперь когда активирую останется лишь еще раз зайти в любое отделение Стражи, чтобы сделать привязку к общественным сетям. Дядя смотрел одобрительно и как только закончились формальности буквально потащил за собой к ожидавшему на площади экипажу. Совершенно такому же, как утренний, причем на козлах сидел абсолютно такой же хоббит-возница.

– Мы живем почти в центре города, но поскольку там же размещается главный городской парк, то создается впечатление, что это какая-то окраина. Зато в какую сторону не повернись, повсюду что-то интересное. Вон там, например, на бывшей храмовой горе, есть совершенно дикий утес – на него принято ходить влюбленными парочкам. Кстати, из твоей комнаты как раз на него вид открывается. И выход прямо в сад, удобно по ночам сбегать, если понадобится. – Тер Мови подмигнул с многозначительным видом, пришлось скорчить неопределенную рожу в ответ.

Девушки, конечно, очень приятно выглядящие существа, но к практическим исследованиям я пока не приступал, довольствуясь наблюдениями. Не то чтобы я был против прикладных экспериментов – просто как-то все времени не было. Ага, именно так. Хотя, конечно, надо бы этим вопросом заняться. Ну вот со следующей недели и начну! Новый город, новые лица, новые приключения.

Пока ехали узнавал всяко-разное – например о том, что тер Мови (дядя Ализий, можешь даже просто дядя Ал!) работал технологом на одной из городских металлургических ферм, о том, что миз… ну хорошо-хорошо – тете Эмили, прекрасно удается вишневое варенье (я уже почти люблю ее!), о том, что семья Мови живет в этом Городе с момента инициации Купола, о том, что соседи отличные, о том, что в школе меня уже ждут, причем с завтрашнего утра, что вокруг полно молодежи, так что мне не будет скучно, что в выходной можно будет выбраться на работу к дяде и он покажет свои владения, о том, что мы уже приехали…

О, действительно.

Дом был чем-то очень знаком. Впрочем, ничего необычного, старый и уютный дом – небольшой палисадник с низенькой оградой, за ним двухэтажный коттедж и небольшие пристройки вокруг. Кто-то отдернул кружевную занавеску, но тут же отпустил, и через несколько мгновений на крыльцо выбежала улыбающаяся женщина.

– Эми, как я рада тебя увидеть!

Миз… да-да, я помню, "тетя Эмили"… бесцеремонно схватила меня за плечи, повертела, словно примеряясь:

– Ну какой милашка вырос! У-у, так бы и затискала! – Меня щипнули за щеку

Странное ощущение, мне вдруг показалось, что я эту женщину знаю. Может, в детстве видел? Такое очень знакомое… наверное забыл. Тогда понятно, почему они так рады – наверняка помнят меня еще младенчиком, вот и улыбаются.

– Тетя… ай, нет, только не волосы! – Было поздно, меня уже трепали за многострадальную шевелюру. Вырвавшись почти без потерь и пригладив лохмы я постарался перевести разговор на другую тему.

Комнату мне подготовили. Отличную, в мансарде под крышей, с отдельным выходом в сад и всем, что нужно для жизни. Учебники для школы подобрали старые, еще дядины. Логично, зачем новые покупать, что там могло измениться? Записан я был в районную школу, самую обычную, куда завтра с утра меня проводит дядя Ал. И быстро мыть руки, время обедать!

Обед был восхитителен. Оказалось, что тетушка Эми прекрасно готовит, так что ели мы с дядей наперегонки. Напряженно глядя друг на друга и не собираясь уступать ни крошки!

Единственное, на что он отвлекался, так это на шутки насчет сходства наших с тетей имен. Ну да, почти одинаковые, и что? Пожав про себя плечами я просто перестал на них реагировать – ну шутит не смешно, так кто у нас без недостатков?

Разве что я, но двух таких совершенств ни один город не выдержит, так что пусть.

Впрочем, недостатки дяди были обширнее – уступать мне в поедании маленьких сладких пирожков он не собирался. Куда только подевалась его веселость, мы хватали лакомство наперегонки, стараясь ухватить самый большой из оставшихся и следили за каждой крошкой, исчезавшей во рту соперника.

Тетушка только хихикала… К счастью, количество оказалось четным и драться за последний не пришлось. С некоторым трудом отвалившись на спинку стула я подавил желание зевнуть, еще раз огляделся по сторонам и решил, что время до ужина надо потратить с наибольшей эффективностью. Например побегать, попрыгать, чтобы обед улегся поплотнее.

Или все-таки полежать?

Размышления были прерваны обрывком фразы, подействовавшим как холодный душ – тетя вполголоса объясняла мужу, что сейчас пойдет по магазинам и сможет показать мне, что к чему в окрестностях. Соглашаться на подобную пытку я не собирался, так что в следующий момент уже летел к лесенке на мой чердак, по дороге благодаря за угощение. Лишь закрыв дверь и прижавшись к ней для надежности спиной я облегченно вздохнул, икнул и огляделся.

Миленько. Определенно, вполне приятная комната. Тянется через весь чердак, потолок скошен, наверное во время дождя здесь будет очень уютно. Или мокро, хотя это вряд ли. У дальнего окна стоит стол, у ближнего довольно широкая кровать с упругим матрасом. Шкафы вдоль стенок явно использовались под склады старых книг и подшивок газет, но один стоит совершенно пустой. Намек понял, но вещи распакую попозже.

Сначала – Город!

Новый, совершенно незнакомый город!

Итак, первым делом надо найти районное убежище.

Крикнул вниз, что я ухожу по всяким важным делам получил наказ вернуться к первым звездам, потому что меня хотят с кем-то познакомить. Ну вот, формальности закончены, теперь можно бежать!

Улица в самом деле упиралась в старую ограду, за которой виднелись деревья и высокие кусты. Решив, что мне туда рано я прогулялся до убежища, в этом квартале оно было новым, хотя запах стройки уже выветрился. На стенах стандартные советы по эвакуации, списки жильцов и закрепленных за ними комнат. С удивлением обнаружил, что Эмилия Мови является главой общины – когда вернусь надо будет спросить, что к чему.

Дежурные сидели перед входом, но согласились показать наши "семейные" места. Подтвердить инструктаж я пока не мог, жетон-то не в сети, так что с меня взяли честное слово, что как только – так сразу и без промедления!

Наконец, с формальностями было покончено. Куда дальше?

Магазинов на улице всего три – продуктовая лавка на перекрестке, перед которой владелец, невысокий и очень мохнатый разумный, поставил несколько столиков, чуть подальше книжный, сейчас закрытый, и у самой решетки парка вывеска торговца музыкальными инструментами.

Оглядевшись и не найдя ничего интересного – улица как улица – я решил, что в город идти пока рано, пусть даже там порт и море… Море! Эх, нет, не пойду. Вот жетон активирую, тогда все сразу… а пока даже за трамвай не заплатить… э-эх. Ну ладно, не убежит от меня порт, еще схожу. Туда хорошо было бы с кем-то пойти, из местных, чтобы показал все интересное, а вокруг никого. Ну вот проплыла платформа, искря дисками, прогремела тележка торговца, груженная доверху корзинами, три-четыре горожанина идут по своим делам. И опять тишина!

Мда, не так я представлял свое прибытие. Где музыка, фанфары, толпы встречающих?

Пнув подвернувшийся камешек с показной досадой я повернулся и зашагал к парку.

Ворота явно очень давно не закрывались, но зачем их закрывать в центре города? Вдоль решетчатой, мне по пояс ограды изнутри шла еще одна, из густого кустарника, и уже за ним начинался собственно парк. Очень, очень много зелени! Запахи цветущих растений, смолы, упавших листьев – словно я не в центре, а где-то на окраинах… хотя там бы еще и запахи с ферм были бы. Не, я не против, но вполне можно обойтись и без аромата навоза.

Дорожки из разноцветной плитки расходились от ворот в разные стороны и я пошел не глядя, сворачивая наугад. Внимание привлекали красивые каменные лавочки, рядом с некоторыми такие же столики. Видимо, тут было принято оставлять прочитанные газеты в специальных полочках. Заинтересовавшись, я присел на теплый гранит и развернул лист.

"Вводится в строй новая каменная ферма", "Мастер музыкальных картин дает концерт на летней площадке", "Финансовый отчет магистрата за малый период", "Ликвидация разрушений проходит с опережением графика" – ничего интересного. На последней странице частные объявления – "продам козу", "куплю козу", "ищу помощника", "вакансии в мастерской". Заскучав, положил неинтересное чтиво обратно и пошел дальше. Судя по солнцу – часов пять пополудни, может шесть. Трудно без жетона, никакой определенности! Сейчас все начинают возвращаться с работы по домам, вот и нет здесь никого: любители прогуляться выйдут попозже, еще позже придут все эти любители пообжиматься в уютных местечках, наверное раньше здесь были мамаши и няньки со своими мелкими, а сейчас пусто и скучно. Ни поболтать с кем-то, ни расспросить.

На появившуюся передо мной стену из крупных каменных блоков я посмотрел без интереса, но решился все-таки обойти и посмотреть, что это может быть посреди парка?

Спустя минуту я входил в прохладный зал.

Большинство храмов используются как убежища, особенно те, у которых толстые стены и вместительные подвалы. Но есть и такие как этот – с высоким, невесть как сохранившимся куполом, украшенным темной мозаикой. Казалось бы, при первом серьезном вторжении от такой постройки должны остаться одни руины… но это же храмы, здесь дело не в стенах. Бывает, что они постепенно забрасывались, и с уходом последних прихожан разбирались, освобождая место под новые постройки, но этот явно кем-то посещался. Теплились в нишах огоньки светильников, да и пол подметали совсем недавно. Храмовый узор на полу был нечетким, кое-где выкрошился, но все-таки проглядывался.

Оглядевшись и никого не увидев, я как в детстве сделал шаг по начинавшейся у входа линии. Еще шаг. Раньше здесь должны были стоять малые алтари, на которых полагалось останавливаться и углубляться в размышления, но сейчас все пространство храма было заполнено лишь гулкой, уютной пустотой.

Ну-ка – шаг, шаг, шаг-подшаг. И снова – раз, раз, раз-два, остановка, поворот.

Ритм что-то напоминал, что-то вертевшееся в памяти, но никак не позволявшее себя ухватить. Шаг, шаг, остановка. Шаг, шаг – поворот и три быстрых шага по тонким линиям нарисованного невесть когда узора. Шаг-подшаг, поворот, шаг с левой, остановка…

Я стоял в кругу отметин, пересеченном пробивающимся через проемы в куполе лучом закатного солнца. Тени чертили свой узор, не то повторяющий, не то дополняющий храмовый. Может, так и задумано?

– Над чем задумался?

Дернувшись, я запутался в собственных ногах и едва не упал на ровном месте.

Женщина… девушка? Хотя нет – девчонка, не старше меня. Просто выше, вот и кажется старше. Высокая, светловолосая, в шортах и рубашке. Фигуристая такая. Необычно, что из всех украшений виднелся только браслетик-плетенка на запястье. Обычно девчонки носят всякие там колечки-сережки, а у этой… Хотя зачем ей украшения? Видывал я красивых разумных, но настолько?

– Зашел сюда просто так? Или по делу?

Голос тоже красивый. Хм, этот Город нравится мне все больше!

– Осматриваю парк. Ну, сегодня только приехал, понимаешь? Хочется узнать, что рядом с домом.

– Правильно делаешь. – Она прошла мимо и остановившись у светильника заправила его, взяв бутыль с маслом из незаметной ниши. – А что это были за дергания? Ноги болят, нормально ходить не можешь?

Было необычно слушать ее "якобы-сочувственный" голос и одновременно понимать эмоции. Ей было смешно и почему-то интересно. По-настоящему интересно.

– Ага, еле двигаюсь. Заполз вот в храм, а тут служительница строгая, издевается.

– В этом храме давно уже никто не служит.

Я с намеком посмотрел на лампы, потом на нее. Вообще-то, если бы я подбирал жрицу в такой храм, то вот как раз эта девчонка была бы лучшим выбором. Хотя что-то в ней было не так. Слишком красивая. Нет, не так: слишком все правильное. Идеальное, даже немного слишком. Тех же эльфов взять – они по определению красивы, потому что рождением каждого ребенка занимаются несколько женщин и мужчин, затем они же его воспитывают, выращивают, все по заветам предков, и в результате получаются очень соразмерные и красивые разумные. Но все равно эльфы, например тот же ушастый Лаз, вполне нормальные. Обычные красивые разумные, не больше.

Эту же девицу вполне можно было бы ставить за алтарем и слегка припудрив выдавать за храмовую аватару. От нее даже пахло как-то… я принюхался, аромат был знакомым. Воистину совершенство, она даже пахнет – ягодами! Это судьба! Мы в храме, ее на место аватара, а настоятелем чур буду я! Гхм… а с чего обычно начинают разговор с девушками? Планировать было легче, чем приступить к выполнению задуманного. Как там говорил Хенрик: "не знаешь, что делать, делай хоть что-нибудь"?

– Итак, что у вас тут происходит? Я первый день в городе, ничего не знаю, ни с кем не знаком и вдруг натыкаюсь на что-то загадочное – храм, в котором никто не служит, но по которому расхаживает с метелкой красивая девица. Рассказывай, в чем дело!

– Там, откуда ты приехал, все такие нахальные?

– Я был лучшим, вот меня и отослали. В сиянии моего совершенства достоинства других блекли. Сама понимаешь, как это обидно окружающим! Пришлось ехать сюда.

Она ответила колкостью, я возразил, и так мы болтали не меньше часа, причем как-то совершенно приятельски. Многое могу сказать о моих сестричках, но вот за что я им благодарен, так это за правильный взгляд на жизнь: девушки это такие же разумные как и парни, просто как правило больше уделяют внимания внешности. А в остальном чего робеть-то? Ну не покусает же она меня?

Так что мы ходили по храму наполняя светильники маслом, протирая витражи и статуэтки, меняя лампады и сдувая пыль. Время летело как-то совсем незаметно, хотя я больше слушал, чем говорил – по утверждению братца это наиболее выигрышная стратегия.

За окном начало темнеть, когда к нам кто-то неслышно подошел; из-за спины тянуло любопытством и смущением. По ощущениям я бы поставил на то, что там молодая кошка, но это оказалась невысокая девушка с темно-зеленой кожей. Кстати опять же ее лицо было совершенно спокойным, никак не выдавая постоянно меняющихся чувств.

– Бо, ты закончила? Мне пора домой.

– Ливи? Познакомься, это Эмильен. Он в городе недавно и уже согласился помочь с храмовыми заботами. Правда мило?

Когда это я согласился? Хотя, вроде о чем-то подобном речь шла, но я же чисто теоретически! Да, насчет этого брат тоже предупреждал. Ладно, я не против.

Пока Ливи и Бо о чем-то хихикали я положил неведомо как оказавшиеся у меня в руках ведерко с мастикой и щетку рядом со стеной, решив доделать завтра… еще бы вспомнить, как они вообще у меня оказались?.. и помахав рукой на прощание двинулся в обратный путь. Забавные девчонки, обе почему-то совершенно ясно ощущаются в эмоциональном фоне. Но не злые и не задаваки. Симпатичные! Интересно, что будет в школе?

Я вышел за ворота парка и побрел по улице, вечер был теплым, город постепенно успокаивался, это ощущалось так явно, словно он был моей частью. Или я – его? Ну да, наверное так. Он чуть-чуть устал и был готов начать отдыхать. Не все – вот прошли, вежливо кивнув, три гнома с инструментальными ящиками, наверняка на ночную смену идут. Вот мелькнуло что-то за деревом, поднимаясь в воздух. Вот где-то далеко раздался звонок трамвая и тихо, очень тихо кто-то запел красивым голосом протяжную мелодию, хорошо вплетавшуюся в сумерки.

Да, денек сегодня был насыщенным! Столько нового увидеть, столько узнать – а еще эта девушка… Ничего, завтра после уроков сбегаю в храм, продолжим общение.

Эх, как же мне нравится этот Город!

К дому семьи Мови я подходил уже почти в темноте. Перед самым крыльцом машинально проверил время и на минуту застыл – четкие цифры появились в воздухе, показывая час, температуру и прогноз погоды! Это я что, сумел активировать жетон всего за несколько часов?! Ух ты, надо же… Сейчас буду удивлять тетю с дядей!

Но удивляться пришлось мне.

Открыв дверь в гостиную я замер, а потом дернулся, схватившись за голову одной рукой. Второй пришлось крепко ухватиться за дверной косяк.

Тетя, улыбнувшись своей собеседнице, сидящей напротив ее за столом, повернулась ко мне и нахмурилась:

– Эми, дорогой, с тобой все в порядке?

Я кивнул, борясь с желанием то ли выскочить за дверь, то ли упасть где стоял.

– Вот, наши соседи по улице. Миз Майди, как и я состоит в совете местной общины. А это молодой Дор, приехал к ним сегодня, как и ты. Майди знакомит его с городом.

Я снова судорожно кивнул. Видимо, моя поза не произвела впечатления на поднявшегося из кресла высокого парня с огненно-рыжей шевелюрой.

Снисходительно оглядев он кивнул и вежливо представился:

– Дор Пламя. Будем знакомы!

И я, едва удерживая отвисшую челюсть, пожал ему руку.

Дор, слегка хмыкнув посмотрев на меня сверху вниз, дернул плечом и сел обратно в кресло. Я кое-как дополз до стула и сполз на него, стараясь не глазеть на гостей слишком уж пристально. Тетя с подружкой о чем-то говорили, обсуждая каких-то неизвестных мне горожан, а Дор скучал, глядя в окно. Когда его взгляд задерживался на мне, то в глазах не было ни узнавания, ни приветливости, словно мы не прожили всю жизнь на соседних улицах. Но главное было в другом – я вдруг понял, что весь день вокруг звучала музыка моего Дара, и я все это время я не понимал, что слышу ее!

И это было странно. Очень странно.


5.

– Эми, дорогой, не стоит так волноваться! Уверена, в школе тебя примут, ты быстро найдешь новых друзей, все будет хорошо.

Я хмуро покивал тете Эми, а потом уткнулся в чашку. Аппетита не было, но пить хотелось. Уснул я поздно, проворочавшись почти до рассвета, и совершенно не выспался.

Главное, чего я не понимал – как можно забыть свой Дар?!

Ладно, мой одноклассник внезапно поменял родовое имя. Насколько я помню, в его семье даже при свадебных обрядах это длилось дня три, не меньше, так почему позавчера он был Рыжим, а сегодня он Пламя?! И в его глазах совершенно не было узнавания, это при том, что мы с детства знакомы, он меня еще в песочнице совочком по голове лупил! И конфеты отбирал. Теперь он вслух и при свидетелях признал, что он – другой человек. Бывает, подумаешь, пустяки какие. Отрекся от матери с отцом, зачеркнул прошлое – я символику плохо помню, но по идее в отречение от рода это все входит. У их народа таких заморочек много и все до жути серьезные, у людей гораздо проще.

Но это все ладно, мало ли было причин. Главное другое – как я мог не понимать, что за музыка звучит у меня за спиной?! Я ведь слышал ее, слышал и не обращал внимания!

Тетя протирала тарелки и я тихонько, чтобы не заметила, вслушался в ритм теней, пошевелил пальцем. Темная дымка окружила чашку, приподняла, повернула ручкой в другую сторону и опустила.

Да, все так же, как и вчера утром, перед отправкой…

Хотя откуда я помню, было это вчера или год назад? Нет, не год – я бы вырос и помнил себя другим… Хотя я и помню себя другим! Я помню отца и маму, но мы жили в другом городе, а совсем не в Долине. Помню тех, "других" сестричек, но как-то смутно. И брата тоже, и еще как-то совсем немного, на грани осознания, были причины, по которым я переехал в Олисс – я "знал", что сюда я еду учиться. Что какие-то проблемы у родителей и им надо побыть одним, тогда все будет хорошо. Что дядя и тетя мне если не родня, то не чужие люди. Даже почему-то казалось, что мама из этого города, а я ведь всегда думал, что она из какого-то морского народа? Но все это было словно нарисовано на моем сознании, висело как узорчатая занавеска, за которой было настоящее – Долина, родители, друзья.

И мой Дар.

О котором я забыл, стоило приехать в этот Город.

Может, я с ума сошел? Или того хуже, я стал вторженцем и вокруг не мой привычный мир, а совсем другой, с другими обычаями и вообще всем и я в самом деле сошел с ума? Вот ехал я на поезде, ехал, а приехал куда-то, где все просто очень похожее, а на самом деле… Нет, об этом я тоже думал, точно помню название, я его тогда, у тера Байо читал.

Следующая мысль пришла мне в голову уже в десятый раз, но все так же отдавала жутью – а вдруг мне все показалось? И ошибка не в Доре, а во мне? Не было Долины, не было родителей, а тот город, который мне снился в поезде – он и есть мой настоящий дом?! И дядя с тетей мне родные – мы ведь с Ализием Мови в самом деле похожи!

Но как тогда быть с Даром?

Я устал от переживаний настолько, что утром еле встал с кровати.

– Эми, хочешь успокоительного отвара?

– Спасибо, тетя Эмили, обойдусь. И вовсе не так я и нервничаю, чтобы лекарства пить.

– Никаких лекарств, просто травяной чай.

– Угу, спасибо, не надо. Я не нервничаю. Просто как-то не по себе.

Говорить с Эмилией Мови было неловко. Не чувствовалось в ней никакой фальши, она беспокоилась за меня искренне и так же искренне огорчалась, что я не рад. Вот еще интересно – я вчера легко слышал эмоции девушек в храме, и некоторых других горожан, но нисколько этому не удивлялся! То есть раньше я слышал только эмоции животных и все было в порядке, а теперь слышу половину тех, кого вижу. И некоторых невидимых, ту же вчерашнюю Ливи я ощутил издалека… Вот как это можно – владеть Даром и не понимать, что происходит?!

Может, это так Олисский Купол подействовал? Тер Байо говорил, что могут открыться новые грани Дара… или он не так говорил? Или это говорил не он?

Дядя, необычно молчаливый, только поглядывал на меня, но ничего не говорил. Молча протянул пакет с бутербродами, так же молча изобразил что-то вроде "ну-ну, не стоит переживать", а потом пошел впереди, здороваясь с соседями, но не обращая на меня внимания.

Я тащился за ним в самом хмуром настроении из тех, которые когда-либо со мной приключались. Сумку собрал ночью, когда устал бегать по стенкам в панике и решил чем-то отвлечься. Надеюсь, все нужное положил. Завтра принесу все в школу и сложу в шкафчик, в старшей школе они жетоном закрываются… вот, кстати, совсем забыл. А ведь можно было бы и ночью в отделение стражи сбегать. Теперь придется ждать. Между прочим первое впечатление это важно, и что скажут обо мне? "Тот парень, что пришел в школу с кругами под глазами, ну помните, который без жетона?"

Машинально я сделал шаг в сторону и поддержал споткнувшегося горожанина, несущего стопку плетеных корзинок. Так же машинально кивнул в ответ на его благодарность, и только пройдя десяток шагов сообразил, что падал он из-за моей спины, и я не увидел его, а услышал панику.

Оглянувшись, посмотрел вслед торопящемуся мужчине. Самый обычный разумный. Ни разу не зверь. Ну и почему я в Долине слышал лишь домашних питомцев? Такое впечатление… такое… о, тьма! Тер Байо! Впечатление! Восприятие это его Дар! Значит, он мог мне… Но зачем?!

Я остановился и глубоко вдохнул. Так, хватит дергаться! Дар, что я знаю о Даре – это особенность индивидуальной настройки на энергофон Купола. От чего он зависит никому неизвестно, иначе давно бы уже штамповали Одаренных с правильными и нужными городу силами. Но ясно, что проявляется в моменты наивысшего напряжения. Которые у каждого свои. Вот тер директор всем боевые испытания устраивал, дуэли поощрял, и мы с Дором так и раскрыли свои способности. Непонятно, почему у меня именно такой, но ведь в нашей семье уже было три разных? Ну вот и у меня четвертый, совсем на другие непохожий.

Получается, что это в самом деле может быть частью "раскрытия новых граней", но какое же оно будет раскрытие, если Дар уже есть?!

Я вдруг понял, что сейчас от облегчения поднимусь над землей и воспарю. Не знаю ни одного летающего разумного, но вполне могу стать первым! Так просто – Дар уже есть, я же слышал его вчера, и в положенный момент он бы откликнулся, но я бы не помнил "как правильно" и использовал бы его как-то по-другому! Это и было задачей тера Байо – повернуть мне мозги так, чтобы я помнил что надо и забыл "несущественное"! Но что-то пошло не так… и я как дурак испортил работу специалиста, который помогал мне овладеть Даром. Балбес!

А вот с Дором все в порядке… хотя семью он поменял… ну и у меня новая семья, могу я не знать каких-то подробностей из обычаев его народа? Вот и ошибся!

В следующий момент меня огорчило осознание того, что Дар мой так и останется "нераскрытым". Досадно. Тьма, да это ужасно! Хотя… нет, все равно обидно. Ладно, тогда буду помогать Дору. А потом, когда он все вспомнит, стану ржать и показывать на него пальцем!

Закинув сумку за спину я огляделся, с чувством словно вернулся из какого-то плохого места в нормальный Город. Понапридумывал! Старших надо слушать и не будут волосы дыбом торчать… ой, кстати. Короткий импульс и волосы слегка стянуло. Эх, может теперь это так и останется одной из двух способностей моего Дара – передвигать предметы и делать прически.

Ладно, я все еще Одаренный, мой Дар все еще со мной. Возможно, что все это оттого, что-то у меня в мозгах заискрило и перемкнуло, вон сколько было эмоций при виде моря.

Кстати, надо будет на море сбегать посмотреть. Отсюда его не увидеть, разве что на Утес забраться.

И Дор… он все еще Дор, мой сосед, одноклассник и старый приятель, просто временно, в интересах дела, забыл маловажные, в этой ситуации, подробности. Стоит как-нибудь осторожно расспросить, каким он теперь себя ощущает. И присмотреть, пока он Дар не вернет, а то мало ли?

Сжав медальон в кулаке я сосредоточился и уже через несколько мгновений воздух над рукой засветился, затем свет распался на несколько полосок, сгустившихся в слова и буквы. "Олисский Купол, семь часов девять минут, без осадков" и кривая погодного прогноза. Все как дома, только первыми должны идти мое имя и статус. "Ученик школы Парящего Листа Эмильен Дано, Купол Долины" и так далее. Мда, это вряд ли другой мир. Вряд ли там информ-строчки тем же шрифтом писали бы.

Я еще раз посмотрел на удаляющегося торговца, сосредоточился.

Опаска, нетерпение, предвкушение, радость, довольство… хм, это он к солнцу так относится? Ой, "довольство" это не он, это лежащий между нами на лавке кот. Но все остальное четко и понятно, как на занятиях с другом отца, который согласился дать несколько уроков. И гораздо ярче.

– Эми? Ты успокоился?

Дернувшись, я обернулся к дяде. Тер Мови стоял улыбаясь. Вот его эмоции, например, я не чувствую! Хотя зачем, у него все на лице написано.

– Вижу, ты уже активировал жетон? Очень хорошо! Но времени у нас не так много… Догоняй!

И солидный тер инженер вдруг развернулся и понесся вдоль по улице, огибая прохожих. А я побежал за ним. Надо же к директору успеть, чтобы тот представил меня новому классу!

В школу мы не опоздали, хотя прибытие было заметным и наверняка обсуждалось – я вырвался вперед и выглядело все так, словно дядя гнался за мной, собираясь удержать от какого-то поступка. В основном из-за криков "Эми, ну куда же ты?" я пытался набрать скорость и убежать подальше, чтобы никто не подумал, что я с этим сумасшедшим знаком. Впрочем, у дверей школы нас остановили:

– Тер Мови?

– Од… одну мину-ту. – Дядя держался за бок и отдувался. – Племянник совсем загонял меня. Так рвался, так рвался – всю ночь не спал, ждал восхода. А потом рванул, не пожалел старика. В мои-то годы бегать – ох уж эта молодежь!

– Дядя!

– Ничего-ничего… я понимаю, жажда знаний кипит. Даже… ох… одобряю.

Я закрыл глаза ладонью, потом обреченно посмотрел на стоящую рядом женщину. Высокая, средних лет, улыбается. Видимо, знает дядю. Тот наконец перестал притворяться и поздоровавшись представил меня. Женщина оказалась директором школы, миз Летти.

– Ну что же, тер Мови…

– Дано. Эмильен Дано. Семья Мови… мои родственники.

Сейчас эта фраза не вызывала внутреннего напряжения. Они относятся ко мне как к племяннику, к тому же мало ли, отец вполне мог быть с ними знаком по работе.

– Тер Дано. Ну хорошо – я жду от вас такого же прилежания, как от Ала, в смысле от твоего дяди, тера Мови. Мы когда-то учились вместе, он всегда был отличником, надеюсь, ты будешь брать с него пример?

Я тут же изобразил активнейшее согласие. Ну, подучусь немного, вряд ли программа сильно отличается. Месяц работы – год спокойной жизни.

Прежде, чем я успел приуныть от осознания понятия "целый год" директор продолжил:

– С утра, как и во всех школах, у нас общее построение. За исключением дежурного класса, но это тебе объяснит староста. Будь добр не опаздывать. Кстати, уже пора, тебя ждут, номер твоего класса…

Она нахмурилась.

– Жетон еще не активирован?

– Простите, не успел сходить в участок.

– Хорошо. – Директор отвлеклась, отправляя сообщение, и снова повернулась ко мне: – Жди здесь, сейчас подойдет староста, покажет, где твой класс и расскажет все, что тебе следует знать. При необходимости можешь обращаться к ней или ко мне. Все понятно?

– Да, тер директор!

– Хорошо.

Тут же потеряв ко мне интерес миз Летти удалилась. Дядя сбежал еще раньше, перестав притворяться умирающим. Все что мне оставалось, это ждать неизвестного старосты и наблюдать за суетой вокруг.

До начала занятий оставалось еще минут пятнадцать и школьники не торопясь занимались своими делами. Что-то обсуждали, над чем-то смеялись, кто-то с кем-то спорил, вполне мирно. Все точно так же, как и в Долине. Различия есть, но не слишком сильные – у директора нет при себе посоха, но зачем он ей с утра? Может, в кабинете стоит. А может и вообще не пользуются здесь подобным. Единой ученической формы нет, но одеты все более-менее одинаково – юбка и рубашка у девушек, штаны и рубашка у парней. Возраст примерно одинаковый, в старшей школе этого города четыре класса, так что совсем детей здесь быть не должно, как и совсем взрослых – для них двухлетнее профессиональное обучение.

Спохватившись, я огляделся "эмоциональным" взглядом, поморщился и закрылся. Слышались слишком многие, в голове все это веселье, нетерпение, любопытство и десятки других эмоций сливались в мерный гул, который было слишком трудно разобрать. Прикинув, я решил, что примерно каждый третий школьник мне четко и ясно давит на мозги. Неприятно. И досадно. Это такая особенность Олисса или просто Долина чем-то отличается? Или все из-за отличающихся параметров Купола?

Эх, вопросы, вопросы. Ладно, разберусь.

– Эми? Привет!

Дернувшись, я повернулся и уткнулся взглядом прямо в… Гхм.

Пришлось вскакивать, вытягиваясь, и поднимать голову вверх.

– Привет, Бо!

– Ты у нас новенький, так?

– А ты – староста класса?

– Ну да, кто ж еще, кроме меня? Пошли. Рассказывать буду по дороге.

Рискнув "выглянуть" я убедился, что от девушки все так же тянет скрытым весельем и какой-то приятной легкостью, подхватил сумку и догнал ее.

– Комната нашего класса на втором этаже…

Это я уже знал. В олисских школах почему-то учебные комнаты были закреплены за учениками, а не за учителями. Это казалось странным, но наверняка имело пока не ясный смысл.

– Учебники уже там, сегодня шесть уроков. Ты проф-обучение проходил?

Снова откуда-то из глубины выплыло знание. Вторая ступень начинает подготовку к третьей, профессиональной. В первый год ученики проходили практику по часу в день, выбирая то, что им нравилось, затем время работы увеличивалось по часу в год. Когда я читал об этой системе в кресле у тера Байо она казалась странной. Сейчас, если подумать, я бы так не сказал – следующие два года будут посвящены ученичеству в выбранном ремесле и в итоге город получит молодого специалиста.

– Эми?

– Ой… задумался. Нет, у нас по-другому все было.

– Тогда решай, а когда определишься, то…

Неожиданно меня ткнули в спину, явно желая обратить внимание. Развернувшись я тщетно поискал глазами причину и только потом догадался посмотреть вниз.

Меня разглядывала с каким-то странным выражением лица невысокая девчонка с торчащими ушами. Не как собачьи, но очень похоже. И волосы лиловые.

– Хм, непонятно. Извращенец или нет?

Она сделала шаг в сторону, потом в другую, не отводя от меня взгляда нащупала Бо и неожиданным прыжком спряталась за нее. Постояла несколько мгновений, а потом просунула голову Бо под руку, с подозрением глядя на меня.

Я перевел взгляд на Бо, девушка изобразила обреченное терпение взглядом и пожала плечами.

– Хм-м. Хм-м! Не извращенец? Странно. Но ты все равно его опасайся!

Бо терпеливо кивнула и ушастая, то и дело оглядываясь на меня, побрела по коридору.

– Чего это с ней?

– Тини всегда такая. Не обращай внимания.

– Всех считает извращенцами? Кстати, а что она вообще под этим подразумевает?

Бо опять скорчила гримаску, показывая недоумение.

– Слушай, мне показалось, или у нее действительно две пары ушей?

– Не показалось.

Такой расы я не помнил. С дополнительными конечностями была, помню, и совсем без ушей тоже, но вот с четырьмя? Причем разными? Пока я пытался вспомнить староста попросту взяла и втолкнула меня в класс.

Класс был… ну, обычный. Пацанов и девчонок примерно поровну, десятка два людей, трое эльфов, два гнома и еще какие-то ребята, которых так сразу не опознать. За спиной у преподавателя белая доска во всю стену и с дополнительными панелями – у мелких в младшей школе она грифельная, но здесь все взрослые.

– Минутку внимания! – Бо решительно протащила меня к доске и развернула лицом к классу. – Это наш новый ученик, Эми Дано. Он приехал к родственникам из другого города, пока ничего вокруг не знает и поэтому ему может понадобиться помощь. Надеюсь, вы поможете ему. Эми, представься классу?

Покосившись на неожиданно опять повзрослевшую Бо я вздохнул:

– Эмильен Дано, можно просто Эми. Приехал только вчера, увлекаюсь общей медициной и сравнительной анатомией рас, собираюсь продолжать обучение с уклоном в биологию. Если что-то хотите спросить, то после занятий могу остаться.

Откуда-то из глубины комнаты послышалось утвердительное "Извращенец!"

Я решил последовать совету Бо и не обращать внимания.

Первый урок, математика, прошел спокойно. Пока остальные ученики решали примеры учитель выдал мне контрольный тест. Ничего сложного, даже наоборот – задачки решались на раз-два, но приходилось признать, что это не я такой умный, а просто программа слабая.

На втором пришла молоденькая преподавательница и прочитала лекцию по древней истории. Суховато, мне не понравилось. Пятиминутная перемена и новый урок, уже биологии. Бо пришлось нас с учителем останавливать, потому что пока он азартно опровергал мои теории класс откровенно скучал. Пришлось признать, что как минимум в этой дисциплине моя нынешняя школа не уступает прежней. Приятный сюрприз.

Уроки шли один за другим, короткие перемены не давали расслабиться, преподаватели объясняли материал и не давали отвлекаться. После четвертого урока подали сигнал большой перемены – здесь его давали не традиционной колотушкой, а свистками удивительно писклявой дудочки. Столовая тоже ничем не удивила и вообще, погрузившись в привычный школьный ритм я потихоньку забыл про утренние волнения.

Наконец, прозвучал свисток. Миз Тэма, учитель словесности, закрыла свою папку и встала. Ученики привычно поднялись из-за парт.

– Занятия окончены, благодарю за внимание.

Все коротко поклонились, на этот раз я не отстал. Тут, оказывается, принято кланяться преподавателю, причем я этого совсем не помнил. Бо в перерыве наскоро просветила насчет обязательного, но было бы неплохо почитать книжку по этикету. Конечно, никто ничего не скажет, но ведь неприятно, когда тебя считают невежей?

– Дано!

– Здесь! – Голос был настолько строгим, что я не задумываясь вытянулся. Неизвестная девушка подошла чеканя шаг и остановилась, глядя с подозрением:

– Ты уже выбрал профессию? Документы необходимо подать как можно скорее!

– А-ам-м…

Пришлось опять вспоминать. Кажется, в отличии от Долины олисские ученики старшей школы гораздо раньше начинали определять пригодность к той или иной работе. Конечно, дело сложное и можно ошибиться, но как правило большинство делало выбор, оглядываясь на родителей. Поэтому сначала час в день, потом все больше времени уделялось "вечерней работе", которая, кстати, могла начинаться утром – например если кто-то учился рыбацкому делу и уходил в море до рассвета, и тогда его занятия переносились на вечер. И мне теперь надо определиться… хотя чего это я?

– Аттестован как медик начальной ступени. Думаю, надо будет найти что-то по специальности. Я как раз думал об этом.

– Хорошо. После урока зайдешь в медпункт, школьный врач проверит ваши знания. И не забудь представить план внеклассного обучения.

О таком я ничего не помнил, но спрашивать было уже некого. Девушка удалялась в сторону учительской и я заметил, как с ее пути торопятся убраться. Ну и кто это?

Впрочем, додумать мне не дали:

– Эй, Дано!

Какой же я популярный! Всем нужен! Повернувшись, вопросительно подглядел на высокого темнокожего парня.

– Поговорить надо. Не здесь. Иди за мной.

Я поглядел на него и пожал плечами. Он не из нашего класса, но мое имя знает. Кажется, видел его с Бо, во время обеда. Тоже староста? Мы спустились по лестнице, вышли во двор и направились к углу. Парень не оглядывался и не торопился, явно уверенный, что я не отстаю. Интересно, кто это и что ему надо? Учебные дела умнее в школе решать. На дуэль хочет вызвать? Тогда зачем идти сюда? Мы явно движемся в сторону от спортивной площадки, я уже знаю, где она. Поговорить? О чем? Обо мне? Или тут какие-то внешкольные дела? О чем бы я мог говорить с незнакомым учеником, впервые его увидев? Ну, наверное…

В этот момент меня схватили за плечо и кто-то напряженным голосом прошипел:

– Нам надо поговорить о твоем будущем, новичок!


6.

– Мое имя – Наг, а Бо – моя девушка!

– Хорошо-хорошо, я понял. Хоть и не согласен.

Меня встряхнули, но я смог наконец вывернуться, оглянувшись.

Парень, который меня сюда привел, стоял с другим, тоже высоким и мускулистым. Но тот, который надо мной навис был еще больше. Здоровенный, мощный такой. Что ж мне на здоровяков так везет?

– Ты с Дором не знаком?

Он нахмурился, но тут же снова оскалился:

– Ты слишком много болтаешь с чужими девушками, новичок. Сейчас я тебе объясню, почему это вредно для будущего.

Двое за его спиной ухмыльнулись. Мда, с тремя сразу мне до сих пор драться не доводилось. Но в принципе – почему не попробовать?

– Кхм. Я правильно понял, что ты намерен драться за внимание Бо? Отлично!

– Чего? – Сказано было хором, на три голоса.

– Отлично, говорю. Если побеждаете вы, то я признаю, что если она сама не обратится ко мне, то я молчу. Если я вам накидаю, то вы исчезаете во тьме и больше не нудите. Согласны?

Наг несколько мгновений смотрел на меня прищурившись, а потом спокойно спросил:

– Ты дурак?

– Дурак тут ты. За свою девушку можно и подраться!

В следующий момент я повис в воздухе, схваченный за грудки.

– Она моя девушка, ты понял, недомерок?!

– Ты в этом сомневаешься. Вон, даже с собой подмогу захватил, потому что понимаешь – в одиночку у тебя нет шансов.

Стена была слишком твердой, Наг был слишком сильным. А я определенно слишком легкий для такого противника, поэтому он меня и швырнул так далеко. Ничего-ничего, мы, Дано, упорные. Это мне отец говорил и брат повторял. Так, надо прикинуть, как именно бить этого нахала. И куда ползти после драки. Кстати, может использовать мой…

– Эй вы, трое!

О, "стража из-за холмов", как в постановке.

Дор вышел из-за угла и спокойно направился к нам. Не знаю, что он забыл, а что помнит, но характер у него определенно прежний.

– Не слишком ли много вас, против него одного?

– Это не твое дело!

– Меня просили присмотреть за этим задохликом. Так что мое!

– Эй, ты кого задохликом назвал?!

Хотя на фоне этих двух я, определенно, не смотрелся.

Дор и Наг стояли друг против друга и мне оставалось лишь печально вздохнуть. Ну вот отчего я не в отца? Огненно-рыжий массивный Дор с его светлой кожей, высокий и широкоплечий, а напротив Наг, даже немного побольше и очень похожий на Бо. Как и моя приятельница он отличался неопределенностью черт – со спины, как сейчас, казался взрослым мужчиной, а если присмотреться, то явно мой ровесник. Такой же высокий и внушительный, как она, его приятели тоже не хлюпики, но он как-то уж совсем большой. Теперь, на расстоянии, стало ясно, что я в самом деле дурак. С оружием шансы были бы, а вот так, на кулаках, это без вариантов. С другой стороны я мог бы использовать Дар… кстати, можно ли его использовать в обычной драке за девчонку? И если да, то в каких объемах?

– Эй, мелкий?

– Что? – я дернулся,

– Ты о чем-то задумался?

– Ага. Прикидывал, стоит ли бить этого в полную силу. Вдруг бы он пострадал?

Вот так всегда – скажешь правду, а на тебя смотрят, как на идиота.

– Понятно. Хорошо, ты там посиди, а я разомнусь. Троих как раз хватит.

Он быстро поднырнул под мелькнувшую руку Нага и ответил ударом в живот. Не достал, сдвинулся, закрываясь противником от двух других, сам попытался схватить за рубашку, но не дотянулся… Ну, опять он забирает себе самое лучшее! Между прочим драка идет за мою девушку! И вот еще вопрос – этих двоих бить? Претензии ко мне лишь у Нага, а они пока ни слова не сказали. Подумав, я решил оставить ход за ними. Полезут – наваляю, а если нет, то пусть живут. Угадав момент когда в воздухе не мелькали руки и ноги я сделал шаг вперед и встал рядом с Дором.

Наг неожиданно ухмыльнулся и повел плечами словно с облегчением:

– Пожалуй, вы ребята крепкие, так что можно не сдерживаться. Да?

Я косо глянул на Дора, тот ответил таким же взглядом. Кажется, мы чего-то не знаем? Вон и те двое с такими не вперед идут, помогать, а наоборот, отступают. Всего на парочку символических шажков, но тем не менее.

– Мелкий, ты бы отошел?

– Лучше ты отойди, это драка за девушку, причем за мою.

– У тебя уже и девчонка есть? Когда успел?

– Ты что, даже не знаешь, какие у него ко мне претензии?

– Мне без разницы. Сказали присмотреть – присматриваю.

– Он считает, что моя девушка…

– Это моя девушка!

Наг, не выдержав, двинулся вперед.

Дон-н!

И тут же остановился, забыв про меня и Дора. Все трое быстро уставились куда-то нам за спину и вверх.

Дон-н! Дон-н-дон-дон!

– Вторжение!

Причина была слишком серьезной, я быстро глянул назад. Цепь климатизатора, точнее верхняя ее часть, видимая отсюда, светилась красным цветом. Парни уже вытаскивали жетоны, проверяя сообщения. Выругавшись про себя я толкнул Нага в бок и спросил:

– Подробности?

– Засекли четыре точки, Твари, предварительно третий уровень. По местам!

Все трое, забыв про нас, бросились бежать к школьному входу. Я закрыл глаза, вспоминая…

– Заснул?! Время!

– Отстань, Дор! Кабинет медиков на первом, рядом с учительской?

– Да… ты куда?

Я уже бежал. Сейчас все старшеклассники будут чем-то заняты: одни бегут организовывать "тропинку", чтобы горожане могли быстро укрыться от опасности, другие помогают младшим, кто-то пойдет в патрули. Обычно от тревоги до собственно вторжения проходит какое-то время, так что несколько минут у нас всех есть. Но я могу больше, чем просто помогать старикам и детям!

От распахнутых дверей школы уже бежали по маршрутам дежурные, парни выстраивались в очередь к оружейной, что-то командовала миз Летти закрывающим ставни девчонкам. У дверей школьного убежища стояли с искровиками три учителя, но я пробежал мимо, к двери с надписью "медпункт". Не вписавшись ударился плечом о дверной косяк и зашипев отрапортовал:

– Эми Дано, старший класс, переведен сегодня!

Медик, быстро и без паники проверявший инструменты, повернул голову:

– Спец?

– Первичка по регену. Сдал нормативы, но практики не имел.

– Хорошо. – Он кивнул и перестал обращать на меня внимание.

Стойка со снаряжением на положенном месте, я подхватил с нее первый попавшийся контейнер и порадовался хоть чему-то привычному в этом безумном Городе. Все как дома, прямоугольный чемоданчик с широкой лямкой, чуть побольше ученической сумки. Дальше все понятно: помощь в разворачивании временного пункта целителей в убежище, потом буду таскать регенератор за старшими, а может, если понадобится, отправлюсь в те места, где особой надобности в специалистах нет, но проверить не мешает. Кстати о проверить – я плюхнул угловатый контейнер на кушетку и раскрыл. Щупы – комплект, подключены. Полотна – большое, малое, два средних, порядок. Липучки, капельницы, набор флаконов с реактивами – имеются. Вспомогательный инструментарий – в пенале. Шпаргалки в кармашке на боку, но я сравнилку и так учил, мне без надобности. Щелчок активатора, стукнуть щупом по щупу, есть отметка на мониторе. Все обратно на места, контейнер закрыть.

– Готов!

– Вижу. На вход, крайним будешь. Наг, в сопровождение!

Только сейчас я увидел своего противника стоящим у дверей, на левой руке у него светилась повязка патруля, а в правой он небрежно держал шоковое копье. Значит, я тоже во внешнем патруле? Целую секунду я гордился собой, а потом спину продрало холодом – это все по-настоящему! Это не тренировка! Никто не скажет "занятия окончены, хорошо справились, молодцы", мы будем стоять за пределами убежища и вполне возможно, что повстречаемся с чем-то, что попробует нас убить. Ну, я же всегда завидовал ребятам из дозорных отрядов, а теперь сам буду "на краю".

Вздохнув я подхватил контейнер и быстро двинулся в сторону выхода.

– Не торопись. Вторжений не видел, что ли?

– Только три… за всю жизнь. Я вчера только в Олисс приехал.

– Тихий у вас город. – Наг покачал головой. – У нас не так. Почти каждый месяц что-то случается. А последнее время вообще каждую неделю вторжение, пусть даже небольшое.

Неожиданно, вероятно вспомнив, с кем говорит, он оборвал разговор и отвернулся. Ладно, после вторжения подеремся. Сейчас все личные дела побоку, а то пока будешь скандалить и махать кулаками как раз тварь выскочит. Хорошо, если только тебя съест, а если тех, кого ты должен защищать?

Мы вышли из школы и встали у дверей, я опустил контейнер на землю и оперся о стенку. Суматоха постепенно схлынула, но патрульные еще бегали. Вот, кстати, Дор куда-то с двумя девчонками несется. Мало ли, вдруг какая-то преклонных лет горожанка дома застряла – будет на руках ее тащить, а девчонкам достанется переноска кошек почтенной миз. Тоже ведь кто-то должен делать, как раз для школьников работа.

Объявлена "тварь-тройка". Первые три ранга означают возможность справиться силами горожан, поэтому сейчас половина старшеклассников вне убежища. Думаю, с одиночной двойкой-тварью я бы и сам справился, но это если она честный зверь, без подлянок всяких. С тройкой рисковать уже не стал бы. Четвертый, пятый, шестой – занятие для Стражи и отрядов горожан, хотя и мы можем участвовать. Но зачем показывать героизм, если всерьез ничем не можешь помочь? Тогда вне убежища останутся только считанные патрули и спецы вроде меня, помогать отставшим. А остальным лучше предоставить работать профессионалам.

Седьмой, восьмой и девятый – уровни высшей угрозы, все кто может запираются в убежищах, подпирают двери и готовятся сражаться за жизнь. Или сидеть там месяцами, если например вторжение типа Роя. Десятый… кто может, тот берется за оружие, все остальные бегут из города. Но "десятки" случаются именно что раз в десять лет, причем во всем мире, а не в городе.

Бегом пронеслись мимо ребята из моего класса, не помню имен, но лица узнал. Над школой торчит вышка, вот кому сейчас не позавидуешь – с одной стороны ее полезность сомнительна, а с другой вдруг системы защиты что-то упустят и вся надежда только на твою внимательность? А спускаться оттуда долго, и внизу могут ждать всякие неприятности. Но все равно дежурство на вышке это почетно.

Хотя мне оно не грозит. Я же спец, мне там делать нечего. Дор, когда жетон активирует, наверняка в командиры патруля запишут. Нага вот ко мне приписали, значит он в чем-то здорово отличился, раз такое доверие – охранять чужую жизнь. Кажется, он всерьез думал, что может навалять нам с Дором одновременно? Значит, неплохой боец. Или у его расы есть какая-то полезная особенность.

Я вздохнул и снова огляделся.

Говорят, это самое сложное при вторжении – ждать. Когда опасность близко можно начать что-то делать: нападать, убегать, помогать тем, кто пострадал. Но когда отзвучал сигнал, и все положенное сделано, то приходится ждать. Вот как сейчас.

Подоспеет патруль стражи и мы спустимся в школьное убежище, точнее в первую его часть. Вторая, с младшими классами, уже закрыта и не откроется до отбоя тревоги. Сейчас там идет перекличка, потом начнется подготовка к спасению пострадавших, в тысячный раз будут перепроверять припасы, снаряжение и все такое прочее. Очень нужно и очень нудно, если подумать. Лучше в храмах, там каждый пришедший сразу включается в служение, там думать и переживать некогда. А мы вот сидим и ждем. Чем бы заняться? Покосившись на соперника я задал вопрос:

– Как у вас тут с развлечениями? Куда девушку сводить можно?

– Ты бы лучше…

Дон-н. Дон-ди-дон-ди-дон-н.

Все уже смотрели в одну сторону, а над Олиссом летел тревожный набат.

– Есть точная инфа: повышение уровня, четвертый. И смена класса – Стая.

Небо полыхнуло и по сине-золотому фону расплылись, проясняясь и сливаясь во все более четкие красноватые пятна. Я понял, что невольно ухватился за плечо Нага – одно из пятен, большое, точнее целая группа, висела прямо над нами, обозначая место прорыва.

И стоило мне подумать, что это значит, как через забор перепрыгнули первые вторженцы! Твари, десяток, похожие на псов с невероятно длинными хвостами. Не слишком крупные, но быстрые и явно недружелюбные. Смотрел я на них из-за спины Нага, мгновенно закрывшего меня и начавшего оттеснять к входу. Из школы донеслись команды, с вышки что-то прокричали, но я не торопился – стая уходила куда-то

Понять логику вторженцев сложно. Иногда они коварны и невероятно умны, но иногда могут заниматься чем-нибудь странным, загнать на дерево кошку и сидеть вокруг – мне брат рассказывал. Эта стая тоже проигнорировала открытый вход в здание, где было полно добычи, и кинулась куда-то вверх по улице…

Отпихнув Нага я выглянул. Там, куда устремились "собаки" виднелись несколько фигурок. И одна из них явно рыжая.

В следующий момент я уже несся вперед, на ходу выцарапывая из зажима на крышке контейнера жезл шокера.

– Куда?! – Но одним лишь возгласом все и ограничилось, Наг почти сразу обошел меня и рванул вперед.

Ставни на витринах опущены, двери заперты, улица опустела и даже укрыться было негде. Стая неслась с подвыванием на тех, кого сочла добычей и спрятаться от нее уже не удавалось. Дор шагнул вперед, я видел на бегу, как он раскручивает силовую дубинку, а за его спиной девушки пытаются закинуть на балкон второго этажа двух пацанят-дошкольников.

– Ааааа! Рр-раа!

Наг замахнулся и сделал то, за что меня бы долго били по рукам – метнул шоковое копье словно обычную палку! Попытавшаяся схватить непонятный предмет пастью "собака" улетела, кувыркаясь по мостовой, а Наг уже ворвался в стаю. Одна из тварей сочла его добычей и попыталась прыгнуть на спину, но он поймал ее в воздухе, а в следующий момент я дернулся от ударившей по нервам дикой, безумной радости. Скорость движений Нага была невероятной, он успевал уворачиваться, падал, подпрыгивал, при этом держа пойманную тварь перед собой и подставляя ее под удары товарок. И все это с восторгом упоения, отдающимся у меня в голове!

Дор не отставал, раздавая гудящей дубинкой удары, эти двое шли с разных концов стаи и явно намеревались встретиться посередине. А я мог только отмечать, как на их руках и ногах появляются все новые и новые укусы и рваные ссадины от когтей.

– Каза-ад! Ай-мену! – Из распахнувшейся в десяти шагах от нас двери магазинчика выскочил седой гном, тут же начавший размахивать коротким мечом. К сожалению, он явно был дома один, но и эта помощь была не лишней – твари отвлеклись. На храброго старика тут же кинулись две "собаки", но одну Дор успел в выпаде ткнуть дубинкой, а вторую поймал за хвост Наг, отшвырнув мне под ноги.

Машинально, не думая я нагнулся, ткнул "собаку" шокером в основание черепа, между лопаток и в поясницу и только потом испугался. Наг, с рычанием отшвырнув свой безжизненный "щит", шагнул к Дору, как раз проломившему череп последней из атакующей его тварей. Еще три с рычанием крутились поодаль, но уже не рисковали напасть.

– Ребятки, давайте-ка в убежище. – Гном встряхнул меч, стряхивая кровь, а потом с досадой глянул на меня: – Парень, для ноги есть чего? Зацепили, похоже…

С облегчением вздохнув, я развернулся к контейнеру. Так, пациент – гном, рана верхней части бедра, глубокий укус, рваные ссадины, кровотечение. Руки сами открыли контейнер, а наложение повязки заняло, казалось, мгновения, но меня уже торопили – от дверей школы бежал учитель и трое парней с копьями. Все, свое дело мы сделали, пора в убежище.

И вдруг "собаки" одновременно подняли морды к небу и завыли.

Почти сразу раздался первый "ответ", потом еще один, еще, причем вой приближался – запрошенная помощь явно скоро прибудет сюда. Пора сваливать.

– Точно, пора!

Я это вслух сказал?

Пришлось встряхнуться. Что я вообще здесь делаю, с контейнером регенератора на шее и медицинским шокером в качестве оружия? Вот Дор с Нагом явно на своем месте, уже снимают только-только забравшихся на балкон девчонок, а я что полезного сделал? Повязку на ногу почтенного бородача шлепнул? Тоже мне, великий воин, Одаренный, гроза вторженцев!

Мы были уже в сотне шагов от школы, когда меня снова ударило по нервам, на этот раз жаждой крови. Нас окружали, причем со всех сторон сразу, а больше всего врагов было за спиной. Там, откуда мы только что ушли!

Я оглянулся, а учитель уже вскидывал искровик, целясь в накатывающую стаю:

– Все в школу, бегом!

Кажется, его послушали только девчонки, но и те сразу остановились. Дор крутанул загудевшую дубинку и шагнул вперед, Наг, глухо и как-то радостно зарычав стал рядом с ним и даже старик гном воинственно разгладил усы свободной рукой. Если мы побежим, то нас сожрут. Если мы не побежим, то нас все равно сожрут, но это хотя бы будет не так страшно. Значит надо драться.

Все, на что меня хватило, это аккуратно поставить контейнер на землю и оглядеться.

Вокруг все кишело "собаками". Их было не меньше сотни, прорваться к школьному убежищу уже не удалось бы. Вздернутые вверх длинные хвосты, методичное порыкивание явно общающихся между собой тварей и мы в центре полукруга, прижавшиеся к глухой стене.

Парни выстроились, прикрывая учителя с искровиком и отжимая к стене самых слабых – девчонок с детьми, гнома и меня. Обидно не было, я понимал, что с Дором или с тем, во что превращался в бою Наг мне не сравниться. Да к тому же подойдет и моя очередь, как только в строю образуется первая брешь. Досадно, что нас зажали вот так, всего в ста шагах от безопасности убежища. Но если бы мы не побежали, то патруль бы сожрали. А так мы сделали все, что могли, и не наша вина, что этого оказалось недостаточно.

Твари кинулись единой массой, явно по команде, и тут же им навстречу зашипел искровик. Лучи выбивали тех, кто подавал голос, копейщики били самых смелых и самых безумных.

Стоять и просто ждать было невыносимо, я закрыл глаза. Тень, мелодия за моей спиной. Я же могу помочь, надо только…

– Медик!

Возвращаться в солнечный мир было почти больно. Один из копейщиков оседал на руках у девчонок, гном подхватил упавшее копье и вышел вперед, занимая место в строю. Рухнув на колени рядом с бледнеющим на глазах парнем я открыл контейнер, выхватил из зажимов большое полотно и сразу три щупа, едва не запутавшись в проводах.

Так, пациент – человек, стандарт, житель Купола. Процедуру в меня вбили накрепко, пункт первый: жезл шокера из крепления… ага, уже. Ткнуть пациента. Парень дернулся и обмяк, беззвучно раскрывая рот. Второе – короткий нож в руки, разрезать одежду, осмотреть место повреждения… Я подавил подступивший к горлу комок. Полоснули когтистой лапой, полоса рваной плоти шла от пупка через весь низ живота, бедро и почти до колена, кожа свисает крупными лохмотьями. И много-много крови. Нож вывалился из руки на землю, я не обратил внимания, разворачиваясь к аппарату. Очистка и полное излечение будут проведены в убежище, моя обязанность дать пострадавшему шанс туда добраться.

Пункт третий – закреплять полотно было некогда, я просто шлепнул его сверху. Крепить щупы тоже нет времени, пришлось втыкать прямо в тело. Не рекомендуется, но в тяжелых случаях можно. А я не знаю, достаточно ли этот случай легкий.

Пункт четвертый – экран на крышке контейнера замерцал, я ухватился липкими пальцами за верньеры и начал совмещать линии, не обращая внимания на происходящее вокруг. Кто-то рычал и прыгал совсем рядом, по нервам било то ненавистью тварей, то восторгом Нага, шипел искровик, гудели копья… но это все не важно, парни разберутся. Главное чтобы совмещение линий прошло успешно. Вот, готово. Пункт пятый – аккуратно стащил полотно и облегченно выдохнул: края раны стянулись, шрам покрыт темной коркой и не кровит, хоть и выглядит все еще страшновато. Пострадавший потерял сознание – вот и хорошо, мне меньше возни. Шестое – пластырь, липучка с капельной подачей, подсоединить флакон. Отлично, я закончил! Я молодец, и вообще…

– Берегись!

Обернувшись, я понял, что сейчас все мои усилия пропадут напрасно: стая пошла на новый приступ и я чувствовал, что в этот раз им дали приказ не отступать.

Я еще разворачивался, пытаясь понять, что можно сделать моим Даром, как прозвучало короткое:

– Нет.

Дор сделал шаг вперед и поднял руку. В его голосе не было гнева, только уверенность в том, что он делает. И я снова увидел пробуждающийся Дар.

Все было необычайно медленно. Гибкие хвостатые тени замерли в прыжках, по направляющему лучу летела искра, Наг бил когтистой рукой вырвавшуюся вперед "собаку", а вокруг нас медленно начинала светиться алым мостовая. Все ярче, ярче…

А потом время снова рвануло вперед! Улица вдруг вспыхнула и завизжала. В лицо ударила волна жара, твари метались, увязая в плавящемся под их лапами камне, горя, визжа, умирая, и даже учитель перестал стрелять, отшатнувшись. Наш прижатый к стене пятачок оставался единственной точкой на полсотни шагов вокруг, где можно было стоять. Пока можно, очень уж горячо здесь становилось.

Твари по ту сторону горящего камня метались из стороны в сторону, визжали, выли, но не решались ни кинуться вперед, ни отступить.

– Ого… У нас есть Защитник?

Сказано было со значением и явно это было что-то вроде почетного звания. Гном, подойдя к Дору, одобрительно похлопал его спине:

– Молодец, парень! Зря только скрывал, надо было сразу их поджарить.

Рыжий не отвечал. Он смотрел на огонь, иногда чуть шевеля пальцами, словно чем-то управляя.

Учитель, имени которого я так и не вспомнил, тоже хмыкнул явно с уважением, поднял лучевик и несколько раз выстрелил в бегающих по ту сторону огненного круга "собак". Вторженцы завыли еще громче… а потом замолчали.

Замерли.

И вдруг медленно, неловкой походкой начали идти в огонь.

Тварь за тварью, одна за другой они шагали вперед, не обращая внимания на мгновенно вспыхивающую шерсть, на вонь горящей плоти, на то, что они умирают. Я смотрел оцепенев и не понимая, но похоже, что только я был в недоумении. Девчонки вдруг заорали, стали махать руками, кого-то звать. За спинами не было видно, да и языки пламени мешали, я долго не мог рассмотреть фигуру на той стороне. Явно горожанин, в чем-то очень похожем на форму Стражи. Только шлем не такой, и лицо закрыто.

Фигура постояла, дожидаясь, пока в огонь не зайдет последняя тварь, а потом спокойно спросила:

– Парень? Рыжий, этот огонь твоих рук дело?

Дор, только сейчас заметивший незнакомца, поднял голову и заторможено кивнул.

– Отлично! Завтра вечером приходи на улицу Фонариков, пятый дом. Он там один такой, с большим садом. Надо поговорить. И этим, – она обвела рукой угасающее пламя. – Пока не пользуйся. Хорошо?

Дор снова кивнул, уже бодрее.

Женщина, судя по голосу, кивнула в ответ:

– Отлично. Мы ждем, не забудь. – Она повела рукой, словно что-то стирая, и отвернулась.

Ой… как-то я странно… меня чего, шокером ткнули?

Встряхнувшись, я посмотрел в спину уходящей. Что это было?

Над головой просвистела перегруженными дисками платформа, набитая стражниками, потом еще одна. Да, все как в постановках. "Стража из-за холмов". Ничего, главное, что мы отбились, все живы и этот оболтус Рыжий открыл свой Дар. В самом деле, другая грань – не сжег на месте, а зачем-то разогрел под вторженцами камень, буквально расплавив его. По мне – странный прием, но мало ли? Интересно, а он теперь в другой Город поедет, или домой вернется? И эта женщина какая-то странная…

– Эй, ты как? – Я дернулся и обернулся. Девушка, одна из тех, что на свою голову побежали с Дором в патруль, трясла меня за плечо. – Помочь не надо? Гизир выживет? Стража уже здесь, можно сигнал подать.

– Нормально все, регенератор отработал, до больницы точно доживет.

Девушка была симпатичная, но не в моем вкусе. Зато помогла отвлечься. Меня все еще немного трясло. Немного. Совсем. Вдох, задержать дыхание, выдох. Вдох… может, успокоительное из контейнера взять? Выдох. Не стоит, наверное.

Девчонка не унималась, видимо считая, что раз я рядом с ней то и слушаю исключительно ее. Уловив краем уха что-то странное я прислушался:

– А этот парень! Здорово! Как он их?!

– Кто – кого?

– Ну, этот незнакомец – стаю. Вжих! – и одни угольки! Дор, ты видел его? Это был Защитник? Здорово, я их никогда не видела!

Я открыл рот, помолчал и закрыл.

Здорово. Точно.


7.

Утренние оладушки я жевал без интереса. Тетя Эмили подкладывала нам с дядей все новые, а мы невежливо ели их молча. Впрочем, желания говорить не было. Кажется, у нее тоже. Что-то я уже второй день в школу собираюсь без удовольствия, как бы в привычку не вошло.

Вчерашнее вторжение оказалось небольшим и было зачищено к вечеру. После того впечатляющего представления, которое устроил Дор, мы долго ждали пока остынет расплавленный камень (пришлось заматывать лица, потому что воняло там ужасно). Но опять самой большой опасностью оказалась скука, а не какие-то чудища. Да и откуда им взяться – по ту сторону огня стоял патруль, нас и с платформы могли бы вытащить, но их было разумнее отправить за "собаками", так что лишь несколько стражников присматривали, чтобы к нам никто не припрыгал. Пока все скучали я развлекался удаляя следы от многочисленных укусов с рук и ног "отважных воителей", потом было долгое сидение в убежище, где все отчаянно нам завидовали, ведь мы поучаствовали в Приключении!

Да, еще месяц назад я бы сам себе завидовал. А теперь что-то не тянет.

Дядя задержался на ферме, изготавливая срочно какие-то конструкции для ремонта, тетя занималась делами общины, так что вечером мы добрались до дома одинаково поздно и одинаково уставшие. Даже ужинать не стали, каждый перехватил что-то по дороге и мы с дядей дружно отправили тетушку спать, когда она попыталась что-нибудь приготовить.

Хорошо, что пока шел домой вспомнил о жетоне и наконец зарегистрировался. А то так бы и ходил. Все, теперь я горожанин. Еще бы понять, кто я, где я и что тут вообще происходит. Не то, чтобы меня это всерьез беспокоило, но… да, меня это все продолжает беспокоить.

Вчера утром я шел в школу с мыслями о Доре и его памяти. Теперь я могу точно сказать, что память в этом Городе штука очень непрочная. Вот так махнет рукой какая-то дамочка в шлеме с закрытым лицом и все сразу все позабудут. И ладно бы позабудут, но ведь и еще что-то вспомнят, чего не было! Ну и что мне думать, что у всех стоявших рядом со мной тоже был Дар и они тоже нуждаются в его "улучшении"? Мысли разумного это его собственность, такая же как тело или имущество. Вмешаться можно лишь с разрешения Стражи или Магистрата, иначе не бывает. Значит эта женщина… ну да, она была в костюме стража. Зачем тер Байо вмешивался в мою память – ясно зачем, он даже объяснил. А вчера что было?

Хм, мне кажется, или вчера я с этой фразой в голове все утро проходил? Какой удивительный город, в нем легко приобретаешь привычку думать с утра одно и то же!

Впрочем, эту женщину школьники явно узнали, причем были ей рады… ну да, она же прикончила всех этих "собак", видимо, у нее Дар управления сознанием. Кстати, это был первый местный с Даром, которого я увидел. Дома все было не так…

Да ладно! Дома все было почти так же – ребята в школе точно такие же, горожане, дома, сам воздух Купола – все было такое же! Просто я чего-то не понял. Да-да, эту фразу я тоже вчера утром думал, но если с первого раза не дошло, то придется думать ее каждый день! Вот, с утра самое время.

– Эми? Пора, у вас построение.

– Спасибо, тетя Эмили.

Я взял протянутую коробочку с обедом. Все-таки надо понимать, что этот Город – другой. Мелочи, но важные. Например, в олисских школах столовые очень небольшие, потому что обычно с собой берут вот такие коробочки. Поэтому в большую перемену все выходят на крышу или во двор, едой можно делиться, хвастаться, организовывать посиделки с друзьями. Вчера вот сидел в стороне, хорошо, что Бо заметила и присоединилась. А сегодня буду нормальным олисским школьником. Наверняка в других городах свои обычаи…

Я шагал по тротуару, рассматривая все вокруг и пытаясь найти что-то особенно непривычное. Как на зло дорога шла по совершенно непримечательным местам. Даже следов вторжения уже почти не оставалось, хотя это всегда так – ну что там с обычной четверки-Стаи? Гудели, проносясь над дорогой, платформы, иногда проезжали повозки. Какой-то возница предложил подвезти, но я отказался, прикинув, что иду пешком быстрее. И тут же пожалел об этом – можно было бы распросить его о всяких местных делах, но менять решение было как-то неловко.

В прогулках все-таки что-то есть, пока я работал ногами мысли о всяких странностях выветривались из головы. Наверно, если пройти побольше и не останавливаться то ветер мог бы еще и чего-нибудь интересного в голову надуть, но пока что…

– Дано!

Я снова вытянулся от командных ноток в голосе вчерашней "строгой девушки".

– Ты уже выбрал практику?

– Нет… миз?

– Майра Бим. Староста школы. Поторопись. Уже построение, опаздываешь!

Поежившись, я подавил горячее желание показать ей в спину язык или скорчить рожу. Вдруг увидит? Судя по выражению лица она вполне способна на что-нибудь страшное, например прочитать получасовую нотацию или сделать своим помощником на весь день. Рванув с места и придерживая сумку, чтобы не била по спине, я "поторопился".

Вот, кстати, о разных городских традициях – здесь было в порядке вещей устраивать построение всех учеников, а вот где-нибудь в холодных местах, где несколько месяцев снег не тает, наверняка такого нет. Все обычаи и поступки имеют рациональные причины, надо просто понять, что к чему.

– Школа! Равнение!

Майра стояла на небольшом возвышении, строго глядя на выстроившихся по классам учеников.

– Перекличка! Первый класс, первая линия!

– Все в сборе!

– Первый класс, вторая линия!

В старшей олисской школе учились четыре года и каждый год образовывал несколько "линий". В Долине их называли просто литерами, причем не обязательно по порядку, но здесь счет вели именно так. Старосты рапортовали об отсутствующих, сегодня их должно было быть больше обычного, вторжение ведь.

– Школа!

– Миз директор!

Мне это не нравилось чем-то. Слишком все как-то формально. Мы навытяжку, миз Летти на возвышении. Конечно, так она может ко всем сразу обратиться, но все равно мне не нравится. В Падающем Листе директор каждого ученика сам мог навестить при необходимости… и уши индивидуально надрать. Хотя в Долине школы все-таки меньше. Наверное, в построении есть какой-то пока не понятный мне смысл? Или просто все так привыкли.

– Выражаю благодарность ученикам, лучше обычного проявившим себя при вчерашних событиях. Третий класс вторая линия – Онини Мая! Образцовая подготовка эвакуации.

– Рада стараться!

– Четвертый класс третья линия – Эрфар Теани! Хорошее руководство патрулями.

– Рад стараться!

– Четвертый класс первая линия – Эмильен Дано! Своевременная и качественная медпомощь!

Э-э… Я замешкался, не зная, что говорить, и кто-то из одноклассников подбодрил тычком в спину.

– Рад… стараться.

Директор кивнула, затем повернулась к Майре. Та кивнула в ответ точно так же, сменила миз Летти на возвышении, назвала дежурный класс на завтра и скомандовала:

– Новый школьный день начинается!

Я ждал, что три с половиной сотни сейчас рванут в здание и столпятся в дверях, но этого не случилось. Все как-то само собой происходило так, что одни шли к дверям, другие задерживались чтобы переброситься парой слов, третьи уходили за школу… ну да, не первый год учатся, могли привыкнуть.

– Молодец!

Подпрыгнув, я испуганно оглянулся. Бо стояла и улыбалась мне сверху вниз.

– Второй день в школе и уже похвала от директора.

– Я планирую, что в летописях Олисс будет упомянут как город, первым узнавший мое величие!

– Ты всегда такой скромный?

Пришлось признаться:

– Это от смущения. Как-то все непривычно – за что меня хвалят?

– Напрашиваешься на еще одну похвалу?

– Не-е, просто я в самом деле ничего не сделал. Сидел за спинами других и …

– Вот именно. Ничего не сделал. И тебе пора идти в класс!

Это было сказано из-за моей спины и очень угрожающим тоном.

– Привет, Наг.

Я рискнул открыться. Да, все-таки Наг и Бо очень похожи, у них очень яркие чувства. И понимать их легко: вот я точно ощущаю, что сейчас мне прилетит.

– Наг, хватит!

Хм, а со спины Бо выглядит ничуть не хуже. Правда я не могу понять, как это она так ловко меня обошла?

– Конечно, Бо. Я ничего такого… Все, ухожу, видишь?

Выглянув из-за спины девушки я посмотрел на в самом деле уходящего соперника. Так, есть разочарование, терпение, злость… нет, злости почти нет. Бо его словно погасила. Жуткая девушка!

– Если будет к тебе приставать…

– То я решу этот вопрос сам. Ну ты понимаешь – мальчики-девочки, всякие там дела, каждый о своем, ага?

Бо хмыкнула, но согласилась:

– Сам так сам. Только от регенератора не отходи далеко, может понадобиться.

Хорошая мысль, кстати. После увиденного вчера я уже не строил иллюзий, боец уровня Нага мне не по зубам. Во всяком случае если не использовать Дар и не вооружиться чем-нибудь. Кстати, передо мной ведь не просто красивая девица, а еще и ценный источник информации!

– Гхм… Бо, а ты не могла бы мне кое-что подсказать?

– Ммм? – Девушка отвлеклась от учебника, который как раз перелистывала. Мы как-то незаметно добрели до рядов ученических шкафчиков. Надо повнимательнее, а то так буду ходить хвостом и зайду не туда куда-нибудь.

– Что ты знаешь о "защитниках"?

Она быстро пожала плечами:

– Особо никогда не интересовалась, предпочитаю танцы. Лучше у Мича спроси, он такой бледный, круглоглазый. Перед тобой сидит.

Я хотел спросить еще, но тут раздался свисток школьного сторожа и пришлось бежать в класс. Значит, Бо знала о "защитниках" и считала их чем-то естественным? Я про них не знал ничего, даже в той иллюзорной памяти, что наложил на меня тер Байо, ничего не было. Кажется.

Боюсь, учитель мог остаться недоволен. Мич, тощий белобрысый парень, весь урок вертелся, оглядывался и в результате схлопотал замечание. Наверное, мне не стоило его так сверлить взглядом, но я считал каждое мгновение до перемены. Итак, свисток, все встают, поклон уходящему преподавателю. Ну вот.

– Мич?

– Э-м… Дано?

– Просто "Эми". Мне сказали, что ты можешь помочь с одним вопросом.

Кажется, его это сильно удивило, круглые немигающие глаза уставились на меня с вопросом.

– Бо говорит, ты можешь рассказать про "защитников"?

Не помню расу со светящимися глазами, но похоже он из них. Скованность у Мича мгновенно пропала, меня схватили за руку и прижали к стене:

– Ты Эмильен, так? Вступай в наш клуб! Ты будешь знать о Защитниках все и даже больше! Я расскажу тебе, покажу, поведаю о самых страшных тайнах и дам… посмотреть… только осторожно… все о них за это столетие! Только пройдешь небольшой инструктаж и смотри!

– Эй, полегче! – Я отцепил его руки от своей рубашки и сделал шаг в сторону двери. – Мне просто надо узнать, кто это такой?

– Ты кого-то определенного из них имеешь в виду?

То есть их много?

– Я бы хотел просто разобраться.

– Тогда вступай в наш клуб!

Кхм. Хорошо, подойдем с другой стороны:

– Послушай, я только что приехал из другого Города и хотел уточнить, что у вас подразумевают под этим термином. Защитники – это кто? Что они делают?

– Ну, так сразу и не ответить. Много чего, каждый свое что-то.

– А все вместе?

– Город защищают.

– Вместе со Стражей?

– Ну да, там где стражники не справляются, там помогают Защитники.

Да, это было похоже на то, что произошло вчера.

– И эти "защитники" обладают Даром?

– Ну, у каждого есть какие-то особые способности, так точнее.

– И откуда они их получают?

Мич, озадаченный моим допросом, мгновенно воспрянул:

– Кто как. Сын Неба, один из Героев нашей, олисской гильдии, по слухам получил их многомесячными медитациями. Есть такие, кто изменился попав под выброс враждебной энергии, или обрел могущество благодаря древним знаниям. Если подумать, то способов много. Но я думаю, что это все Города – они выбирают особых, чем-то выделяющихся разумных и дают им силу. Получается, что Защитники это наша надежда, воплощенная в избранных разумных.

– То есть они типа аватары без храмов?

– Ну да, что-то вроде. Но это моя версия, есть и другие. Вступай в клуб, мы собираем информацию о них, обсуждаем, читаем…

– Хорошо-хорошо. – Подняв руку чтобы остановить поток слов я задумался. Так, очень похоже на Одаренных в Долине, только почему-то не в составе боевых групп, а действующих патрулями или в одиночку. Что может быть этому причиной? – А в Олиссе их много?

Мич неопределенно махнул руками:

– Когда как. Сейчас должно быть полторы дюжины, из них пятеро Героев, но ведь тут никогда нельзя сказать, кто где и чем занят. Может, помощь наших нужна в других городах, а может кто-то по каким-то личным причинам приехал к нам. Мы же потом все узнаем…

Ага. Вот теперь уже понятнее. Хотя все равно не понимаю – то есть в Олиссе так мало Одаренных, что их меньше двух десятков на восемь миллионов?! В Долине один из двадцати… Если подумать, я видел проявления Дара за эти два дня только от Дора, меня и той женщины. Или я что-то путаю, и "защитники" это что-то другое?

Свисток прервал размышления.

– Потом поговорим еще, ладно?

– Конечно, я всегда готов… ты подумай о клубе, у нас хорошие ребята и много интересного!

Последнее он говорил уже мне в спину. Подумаю, подумаю. Мне вообще много подумать надо. А пока урок в зале тренировок.

Переодевался я наспех и в зал ворвался последним. Класс уже почти выстроился в линейку, высокий седой мужчина хмуро кивнул мне на место в строю.

– Класс!

Все дружно поклонились.

– Вижу, новые ученики? Очень хорошо.

Он прошел мимо строя, остановился около меня, оглядел с ног до головы и обратно. Хмыкнул. Прошел дальше.

– Имя?

– Дор Пламя.

Я рискнул повернуть голову и посмотреть. Как, впрочем, почти все одноклассники. Вот на Дора тренер не хмыкал, осмотрел уважительно. Кажется, он из тех, кто ценит силу. Печально вздохнув, я уставился на противоположную стену.

– Хорошо. Я преподаю физическую культуру, тактику и ближний бой. Поэтому должен знать, на что вы способны. Эй, мелкий! Новичок, бери оружие и на дорожку.

Возражать наставнику меня отучили еще в младшей школе, раз говорит – выполняй. Хотя я бы ему возразил! Не мелкий, а изящный! У стойки с оружием затормозил, присмотрелся. Да, все такое же. Впрочем, это было ясно еще вчера – судя по тому, чем вооружились патрули. Вот и здесь все те же ученические шокеры и силовая амуниция на тренировочных настройках. Конечно, при необходимости можно сорвать пломбы и получить вполне нормальное оружие, но не на занятиях же? Кстати, что выбрать-то?

– Проблемы? Чем занимался?

Мгновение подумав я ответил честно:

– Танцами.

Волна ожидаемых смешков прошлась по залу. Да, кажется и тут есть предрассудки по этому поводу.

– Тогда бери любое.

Дор не выбирая взял длинный прямой меч и пошел к центральной дорожке. Посмотрев ему вслед я задумался. Между прочим, мы в закрытом помещении! Когда мы с Рыжим дрались в прошлый раз, то все чуть не кончилось пожаром! И что мне делать – поддаться или наоборот? Вздохнув, я тоже вытащил из стойки первый попавшийся меч. Судьба, однако, точно такой же клинок, как тот, которым я дрался на той дуэли. Ну что же, буду считать это знаком!

– Готовы?

Я отсалютовал, Дор ответил.

– Начали!

Так, попробую что-нибудь простое. Например…

– Стоп!

Удержать отвисающую челюсть было сложно. Из глубокой ссадины над левым глазом Дора начала сочиться кровь. Я не ожидал, что он станет таким медленным и просто не успел остановиться. Он поддался? Или я что-то не так сделал? С недоумением покосившись на меч я махнул им туда-сюда – нет, обычное оружие и двигаю я им все так же. Непонятно, как тогда получилось достать Рыжего простым ударом, таким же, каким он сам не раз начинал схватку?

Дежурный уже торопился к покачивающемуся Дору, но тот поднял руку, останавливая, и кивнул преподавателю.

– Уверен? Хорошо – начали!

В этот раз я двигался осторожнее. Дор стоял, держа клинок двумя руками и уже не так беспечно глядя на меня. Ладно, буду считать, что это он вчера так сильно устал, что прямо на ходу засыпает. Итак…

Клац!

Ну да, сила у него никуда не делась. Теперь финт и снизу.

Клац-звяк!

Нет, Дор определенно по-другому стал двигаться.

Выпад-уход-выпад-нырок.

– Задел! Разошлись. Готовы? Бой!

Рыжий смотрел настороженно и чуточку недоумевающе. Я вполне разделял это чувство, даже как-то не по себе становилось. Мелькнула мысль, что тер Байо перестарался, удалив многовато нужного.

Выпад-выпад-выпад-отскок.

Да, Дор изменился. Или он просто так хорошо знал мою манеру боя, а теперь забыл?

Выпад-уход.

Руки ныли, сила у моего противника никуда не исчезла, но дыхание я пока контролировал. Тренировочный бой до трех касаний, надо еще одно и тогда… Выпад-защита-выпад.

Я вспомнил о том, как Дор достал меня в бедро на последней дуэли. Он явно тренировал этот удар не один раз, а значит…

Следующие несколько ударов я принимал на защиту, выводя Дора на подходящую позицию для атаки. Вот! Выпад-защита-выпад – я замешкался, но Рыжий как-то странно дернулся, словно готовясь уйти вбок, но не завершил движения…

– Касание!

Перехватив меч я шагнул вперед, пожал сопернику руку. В глазах Дора читалась досада. Он явно полагал меня слабее, чем я оказался, а никто не любит ошибаться. И что хуже он не помнил того удара, да и вообще двигался по-другому. Мда, теперь даже как-то неловко будет его лупить, используя "тайное знание". Может, проявить великодушие? Ха, посмотрим, как будет себя вести!

Мелкая и в целом незаслуженная победа переключила настроение с "задумчивого" на "солнечное". Наставник остановился рядом и снова оглядел. Хмыкнул. Взял меня за руку, провел пальцем по мозоли на ладони. Снова хмыкнул:

– Значит, "танцами"?

– Ну да. Это когда знаешь, как двигаться, умеешь держать дистанцию, контролируешь окружение, ощущаешь того, кто напротив, а еще дыхание, ритм, гибкость и все такое.

– Понятно. Клуб уже выбрал?

Кажется, выбор клуба в школе это важно. Уже и староста спрашивала, и Мич уговаривал, а теперь наставник боевки интересуется.

– Пока нет. Я второй день в городе. К родственникам переехал. Временно.

– Понятно. Ну, смотри. Эй, рыжий, ты как?

Дор скривился, но помахал рукой, показывая, что все в порядке.

– Хорошо, здесь все тоже ясно. Разбиться на пары для разминки, сегодня будет групповая тренировка.

Два следующих часа прошли достаточно спокойно. Наставник прекрасно понимал, что после вчерашнего многие не смогли нормально отдохнуть и чудес не требовал. Бегали, прыгали, провели несколько показательных поединков. Стало понятно, почему он так хмыкал при виде меня – судя по манере боя и выбору оружия он предпочитает чисто силовой, агрессивный вид ведения поединка. Кстати, при этом он понимал, что подобное не всем подходит, давая дельные советы. Я бы сказал, что раньше он был не меньше чем полусотником стражи, ушедшим по каким-то причинам. Гонять молодежь вроде нас нормальная работа для него, если подумать.

Одноклассники с любопытством косились на меня, но вопросов не задавали. Хотя, конечно, было приятно. В кои-то веки побить самого Дора! Правда, судьба словно издеваясь тут же подсунула Нага… А если я его побью, кого выставит? Вторженца-десятку?

Тренировка и обязательная медитация после растворила остатки беспокойства в душе.

Итак, "защитники" здесь известны даже школьникам. Вчера девчонки той женщине кричали и махали руками. Методы ее не слишком отличаются от того, как действует тер Байо. Не знаю, должны ли его олисские коллеги присматривать за такими, как мы с Дором, но как только она засекла очевидное применение Дара, так сразу пригласила к себе на разговор. Плохо, что пригласила она только Рыжего, а мне придется идти

Или не идти? Присмотреться со стороны? Так сказать "из тени"?

Я сосредоточился, потом шумно вздохнул. Оглянулся. Сейчас, на большой "обеденной" перемене, можно было при желании побыть одному. Я даже невежливо спрятался от Бо, дождавшись, пока она заговорит о чем-то с девчонками и проскользнул мимо на крышу. Теперь здесь, в углу подальше от всех, я могу спокойно подумать.

Тот ритм, что был во мне и за мной уже не требовал особого внимания. Он складывался из звуков, из мельтешения света, из спокойной прохлады темных мест. Он просто был, как рука или нога. А вот Дор забыл о своем Даре. Что он почувствовал, когда понял, что те, с кем вместе он дрался против вторжения, внезапно забыли о произошедшем?

– Эй, Дано! Ты неплох, но не думай о себе слишком много.

Перед тем, как показывать ему его же любимые приемы я все-таки пару раз его побью! Так, чтобы было что вспоминать, когда захочется подумать о чем-то хорошем.

– Я и не думаю. Присаживайся.

Похлопав по скамейке рядом я подвинул пальцем коробочку с вкуснятиной от тети Эми. Рыжий тут же достал оттуда бутерброд и засунул его в рот целиком.

Его попросили присматривать за мной. А он не помнит даже привычных боевых связок. Пожалуй, это я должен присматривать за ним, так?

– Рыжий, как тебе удалось вчера подпалить лапки той стае?

Дор замер, потом с усилием прожевав проглотил кусок, помолчал, косясь на меня.

– Я просто подумал, что сейчас надо сделать что-то особенное. Потому что если я этого не сделаю, то ребята погибнут. И сделал… я не знаю, как.

– Повторить можешь?

Молча протянув руку он подержал ее ладонью вниз. Край плитки под его рукой потемнел и задымился, мелкие соринки вспыхивали и мгновенно сгорали.

– Занятно. – Я вылил остатки чая на зашипевший камень.

– Ага. – Он взял еще один бутерброд, аккуратно откусил. – Ты, значит, помнишь?

– Помню. Ты не против, если я схожу с тобой? Из всех нас о том, что случилось помним только ты и я. Остальные забыли и помнят что-то другое. Мне это подозрительно.

– Думаешь, в случае чего от тебя будет серьезная помощь?

Сказано было без насмешки, а вполне серьезно. И ответил я точно так же:

– Не думаю, что нам там грозит что-то. Навел справки, о "защитниках" тут знают, а на карте в участке Стражи дом значится как принадлежащий магистрату. Я просто хочу знать.

Он помолчал, потом просто сказал:

– После школы пойдем сразу туда, чтобы не откладывать. Идет?

– Идет!

Ну вот, и не надо строить каких-то сложных теорий. Мы просто пойдем туда вместе! Что там вообще может быть страшного? Нагоняй за то, что не стараюсь "раскрыть грани Дара"? Ну так я в этом не виноват. Пусть лучше Дору память вернут, а то смотреть больно, как он теперь на мечах бьется, вчера только на силе и скорости выжил.

Следующие два урока я спокойно слушал преподавателей, отвечал на редкие вопросы и читал учебники, ничем не отличавшиеся от привычных. После того, как я увидел проявление чужого Дара мне почему-то хотелось слушать ритм теней, всматриваться в их пляску на стенах. Просто смотреть, не пытаясь сделать ничего такого. Наконец, дождавшись свистка, мы с Дором поднялись, переглянулись, уложили учебники в шкафчик. А потом побежали.

Это получилось как-то само, я несся не оглядываясь, только по топоту понимая, что он почти догоняет меня. Ну и еще по изменению в ритме тени, но это было на грани понимания и не считалось. Дорогу я прикинул еще вчера, наверное местные бы нашли более короткий путь по переулкам, но мы бежали по улицам, не останавливаясь. Дор, похоже, тоже изучил карту, поэтому иногда вырывался вперед, но я обгонял, потом он, потом снова я. Улица Фонариков была не так уж далеко, так что мы не стали ждать трамвай. Да и не в силах я был уже ждать, хотелось понять все как можно скорее, задать вопросы и услышать ответы! Так же не сговариваясь мы затормозили у первого дома, переводя дыхание, не торопясь дошли до пятого. Вот, нужный дом – за живой изгородью, большой, в глубине сада.

Открыв скрипнувшую створку ворот я пропустил Дора, сам пошел, оглядываясь. Обычный двухэтажный дом, похож на помещение какой-нибудь городской конторы или торгового представительства из тех, в которые случайные горожане не заглядывают. Большой подъезд с закрытыми дверями, на одной висит кольцо. Дор, оглянувшись и строго на меня посмотрев, поднял его и дважды стукнул. Тишина. Рыжий протянул было руку, но дверь тут же приоткрылась. На пороге стоял самый заурядный мужчина средних лет.

– Я Дор Пламя, а это мой друг. Меня вчера пригласили. Женщина в маске.

Мужчина кивнул и молча отступил, давая нам пройти.

Я сделал шаг с солнечной улицы в темную прохладу здания, потом еще один…

И тут кто-то накинул мне на шею удавку.


8.

Пакет со льдом я прижимал к затылку и злорадно глядел на встретившего нас шутника – он скорчился, засунув такой же между ног. То, каким несчастным он при этом выглядел слегка снижало градус кипения Дора. Вообще пусть радуется, что легко отделался, мог бы и целиком зажариться, а так получил всего ничего. Хотя маловато, надо будет добавить при случае!

Мы сидели в большом светлом зале. Я и Дор на кожаном диванчике, шутник на стуле, куда его буквально швырнула прибежавшая на шум драки женщина. Теперь она ходила перед нами взад-вперед, причем шутник пригибался и съеживался, когда она приближалась.

– Итак, вас пригласила Марджери. Она ничего не успела рассказать, но я знаю об инциденте рядом с школой Утеса. Значит, ты сумел расплавить камень под стаей?

Дор кивнул, женщина внимательно его оглядела.

– Ты экспериментировал со своей силой?

Рыжий покачал головой, но спохватился и кивнул на меня:

– Только один раз, сегодня: Дано видел все и выяснилось, что не забыл. Кстати, почему все, кто там был, помнят какую-то чушь?

– Не важно, потом объясню. – Женщина посмотрела на шутника и раздраженно кинула: – Оно, хватит притворяться!

Шутник покосился на нее и выпрямился:

– Вы все скучные, никто не понимает шуток! Только и можете, что кулаками махать.

А потом встал и спокойно вышел, словно мы не объясняли ему правила вежливости в четыре руки. В дверях он столкнулся с еще одним обитателем этого странного дома, мужчиной средних лет. Тоже самого обычного вида. Лед принес именно он, пока женщина орала на нас и на шутника, не сразу разобравшись в происходящем.

– Значит, Марджери…

– Да объясните уже, что тут происходит? – Дор вскочил, нависая над собеседницей, но та почти не обратила внимания, мельком глянув на него, а потом снова задумалась, глядя в стену. Постояв так некоторое время она вздохнула и ответила:

– Вы в штабе Защитников.

– Где?

Этот вопрос вернул ее к реальности, женщина внимательно оглядела нас.

– Давно в городе?

– Третий день.

– А ты?

– И он тоже!

Давать заговорить мне Рыжий не собирался. Он всегда такой, напористый.

– Где эта, в маске?

– Мертва. Погибла при вторжении.

Мы с Дором переглянулись. Как-то слабо верилось, что Одаренный с таким сильным Даром вот так просто умер от простых четверок. Но вряд ли на такую тему будут шутить.

– Мое имя Марта, прозвище – Молния. Сейчас я замещаю главу Гильдии. – Посмотрев сначала на меня, потом на Дора она закатила глаза, прошептала что-то ругательное, и начала объяснять:

– Гильдия Защитников под тем или иным названием существует в каждом Городе. Вы никогда не слышали об этом?

– Смутно. Не интересовался.

Я удивился, но понял, что Дору в иллюзорных воспоминаниях наверняка могли вложить побольше, чем мне. Поскольку уступать ему я не собирался, то подтвердил:

– Да, слышал. Даже собираюсь вступить в клуб, в школе… Но хотелось бы подробностей.

Марта кивнула и дальше обращалась только к Дору:

– В Гильдию вступают лишь те, у кого есть особые силы. Я могу вот так, – треск разряда и короткая молния оставила извилистый дымящийся след на полу. Опустив руку Марта продолжила: – Есть и другие, способности бывают самые разные. Мы занимаемся помощью Страже, идем туда, где одним лишь оружием не справиться. Работа опасная, но очень нужная Городу. Марджери наверняка хотела тебя пригласить, но…

Дор кивнул и Молния повернулась ко мне:

– А тебе, парень, придется давать клятву о неразглашении. На самом деле все, кому надо, в курсе дел, но считается, что Гильдия очень-очень секретное место, о котором никто не знает. Ты не должен был сюда приходить.

Ну и что делать? В принципе все ясно, свежеодаренных посылают под другие Купола с наведенными воспоминаниями, чтобы они еще раз прошли через инициацию. Здесь, конечно, существуют свои Одаренные, их почему-то называют Защитниками и их почему-то гораздо меньше, чем в Долине. Хотя вчера эта женщина погибла при вторжении… Как и положено, защищая свой Город. Надо узнать, что она любила и помянуть достойно прожившую. Хотя, здесь могут быть другие обычаи… но я-то прежний? Да, узнаю и сделаю.

Но что сейчас сказать-то? У этой их Гильдии должна быть связь с Долиной, они передадут, что я все помню и повторить инициацию не смогу, а значит придется возвращаться. Там, конечно, хорошо, там дом и мама, но я даже на море ни разу не сбегал! Можно умолчать о Даре и спокойно жить, ходить в школу, узнавать Олисс. Но я же Одаренный! Дор будет помогать стражникам, а я? Сидеть в убежище? Не хочу. Вот не хочу и все! А значит можно совсем немного… я потом обязательно расскажу правду!

– Кхм. А в Защитники берут только с особой силой?

– Да, извини. Но городу нужны не только…

Она осеклась, когда я потянулся в тень и приподнял стоящий рядом стул.

– Ну, там парень этот, которому когтями пришлось по животу, когда лечил его… там сосуд кровил, надо было пережать, а руки заняты. – Я судорожно придумывал себе способ инициации, похожий на настоящий. – И вот, могу управлять. Наверное… та женщина, Марджери, да? Она же не видела моего… моей силы, и не поняла, что я тоже… такой?

Врать в лицо было стыдно, щеки горели, но очень хотелось еще немного пожить у моря. К тому же здесь чаще вторжения и поэтому мой Дар нужнее в Олиссе!

– Двое за раз? Хороший день для Гильдии! – Знакомо звучит, между прочим. – Манипуляции предметами, а еще, видимо, устойчивость к ментальным воздействиям, так? – Говорил тот мужчина, что все это время стоял у двери, сложив руки на груди. – Гильйское имя Марджери – Мозгоправ. Ее сила позволяла менять воспоминания, управлять чужим поведением и все в таком духе. Ты не почувствовал?

Пришлось пожимать плечами:

– Да так, словно шокером ткнули, помрачение в голове, но не больше.

Они одновременно кивнули, Дор покосился молча.

– Что же, значит ты правильно сделал, что пришел. – Марта вздохнула. Судя по ее лицу мысли у нее были совсем не тут. Может, погибшая была ей близким другом? – Значит, вам нужно показать, что к чему, объяснить…

Она явно говорила это больше для себя, чем для нас.

– Я не занят и вроде еще бы не забыл, что к чему. – Мужчина у дверей непонятно ухмыльнулся. – Провести экскурсию вполне в силах. Только документы оформить по понятным причинам не могу.

– Да-да… мальчики, ваши жетоны?

Дор успел раньше, пришлось смотреть, как Марта касается его жетона своим и что-то отмечает в появившейся таблице.

– Зачислен стажером в боевой отряд. Но все равно завтра вам придется сдавать экзамен в Стражу, хоть и достаточно формальный. Теперь ты. – Я протянул свой, она быстро внесла какие-то изменения. – Зачислен стажером в спасательный отряд, ты ведь лечить умеешь, так?

– С регенератором управлюсь. – Рыжий покосился на меня, но я не обратил внимания. Идеальный вариант – и медик, и в страже, одновременно! Повезло.

– Вот так. Завтра с утра… ах да. Тогда после школы сразу сюда. В жетонах методички по поведению, но первое неписанное правило: не болтать! Дела Гильдии не всегда касаются даже Стражи, и как бы вам не хотелось похвастаться, этого делать не стоит!

Все это было сказано явно без внимания к нашей реакции, формально.

– Инст, в самом деле, покажи им здание, расскажи… завтра, ребята, все завтра! Вы молодцы, что пришли сразу, но сейчас тяжелый момент… Все, завтра!

Она буквально выскочила за дверь, оставив нас.

Ну что же, значит надо спрашивать, пока разрешают.

– Тер Инст…

– Просто Инст, это сокращение от гильдейского имени. Хочешь узнать о Гильдии? – Я кивнул. – Увы, я в Олиссе недавно, вчера только прибыл. Раньше жил в Дарне, красивый город – озеро, леса, но услышал, что здесь есть Герой, которому я мог бы подойти, и решил проверить…

– Кто есть?

– Ты не знаешь? Состав Гильдий делится на несколько уровней, названия могут быть разные, но смысл везде схожий. В Олиссе это "новички", "спутники" и "герои". Вы сейчас новички, пока не определится, куда можно приткнуть и какая от вас может быть польза.

– Инст, прости, если вопрос не вежлив… но что ты можешь?

Он с усмешкой протянул мне на ладони какой-то предмет. Отвертка из серого металла, и что тут такого? Предмет дрогнул, теперь это был гаечный ключ. Снова дрожь изменения, какая-то линейка; кажется, мне удалось уловить тот момент, когда контуры предмета менялись, но это происходило слишком быстро.

– Ты их телепортируешь?

– Нет, я могу воплотить любой предмет из мастерской, в которой когда-то работал. В определенных пределах.

Действительно, все предметы, меняющиеся на его ладони, были довольно небольшими. Самым крупным оказался разводной ключ и что-то вроде гвоздодера. И все они были "инструментами", видимо отсюда и его имя.

– Я сам себе походная мастерская. Олисский Герой-техник, Шестеренка, вполне мог бы нуждаться в таком Спутнике, вроде меня.

– Не взял?

– Хуже, он умер вчера. Вместе с Марджери-Мозгоправом. Именно поэтому никто не знал, что вас пригласили. Марта тоже именно поэтому… такая. – Он сделал неопределенный жест руками. – Из пяти местных Героев погибли сразу двое, лидер и ее заместитель, еще один, по слухам, уже давно перестал обращать внимание на земные дела. При этом участившиеся прорывы… Та еще ситуация.

Сразу двое? Должно быть, тяжелая потеря.

– Сколько вообще в Гильдии разумных?

– Прямо сейчас в здании кроме нас три Спутника и один Герой. Это дежурная смена, остальные отсыпаются. При вторжениях все гильдейцы подключаются к стражникам и давят пришельцев. Собственно, Гильдия это и есть "особый отдел городской Стражи", финансирование идет по их линии.

Ну да, так и должно быть. Дар получают от Купола и поэтому Город имеет право использовать тебя по необходимости. Умеешь строить – иди в магистрат, умеешь ломать – в стражу, остальные в убежищах помогут. Хотя все равно непонятно, почему так мало Одаренных? Впрочем, это другой город и в нем свои обычаи. Просто надо подождать и присмотреться. Все равно я уже тут!

– В этом крыле есть пустые помещения. Обычно здания Гильдии строятся с запасом и очень редко бывают заполнены целиком. После вчерашнего в Олиссе всего три Героя и десять Спутников. Еще есть администратор, два уборщика и дворник – эти четверо из стражников-ветеранов. Так что мест хватает, подумайте, что вам нужно в комнаты для тренировок или просто для души. У меня вот в городе жилья не будет – жетон от воздействия моей силы перегорает, так что буду жить прямо здесь.

Мы вышли в широкий коридор. Из-за одной двери слышались звуки работы с металлом, но Инст прошел не останавливаясь. Дом выглядел пустым, даже чуточку заброшенным, но при этом везде были следы обитателей: стоящая на подоконнике чашка, газета на полу, какие-то картинки в рамках, непонятные звуки со второго этажа. Единственный разумный кроме нас оказался администратором. Тер Мий, высокий седой старик с кобурой на бедре, долго сопел над разложенным на столе планом, выслушал наши с Дором пожелания и не давая Инсту вставить ни слова определил нам "личные помещения". Мне повыше, на втором этаже, окнами на полудень, Дору на первом, в одном из флигелей. Выдал ключи, показал где вход в домашнее убежище, записал в какие-то бумажные тетради, а потом сел и уткнувшись в книгу перестал обращать на нас внимание.

– Ну, по домам?

– Ага.

Мы с Дором одновременно оглянулись на "штаб", потом посмотрели друг на друга.

– Как-то это все…

– Ага.

Мне почему-то не хотелось обсуждать произошедшее. Странный Оно, не обращающая внимания на окружающее Марта Молния, чуть менее, но все равно странный Инст, Защитники, Гильдия… Все это требовалось обдумать. Причем в тишине.

– Я пошел…

– Пора домой…

Одновременно замолчав мы хмыкнули, потом Дор протянул руку:

– Ну давай, защитничек.

– Увидимся завтра. Готовься к экзамену.

Домой я шел не торопясь, останавливаясь, рассматривая горожан. В одном месте помог каким-то ребятам с починкой киоска, пострадавшего вчера, в другом посидел на лавочке – улица шла опускаясь прямо к морю и отсюда был хороший вид. Все-таки красивый город Олисс!

– Эми, дорогой, что-то произошло в школе?

– А? – Я вернулся в реальность, обнаружив себя стоящим у кухонного стола и рассматривающим стену. – Нет, просто так много всего случилось… Тетя, меня в Стражу взяли, стажером.

– Молодец!

Это да, это я молодец.

– И значит мне совершенно необходимо поощрение!

– Будет. – Тетя утвердительно кивнула на прикрытый полотенцем тазик. Опять что-то мучное, и наверняка очень вкусное. Из этого города меня можно будет выкатывать.

Не дожидаясь опять задержавшегося на работе дядю я поужинал, помог тете с посудой, а потом отправился к себе. Хорошо, что программа школы здесь отстает от той, по которой я учился. Можно домашнее задание пропустить… завтра утром гляну, вспомню, а сейчас есть дело важнее.

Рухнув на кровать я уставился в потолок и начал усиленно думать.

Так, я в Олиссе ради "новых граней Дара" и рыжий громила меня в этом плане обгоняет. Опять. К тому же я заявил в Гильдии, что инициировался в процессе операции… Уши опять стали горячими, но это решается холодными ладонями, а вот с Даром надо что-то делать. Надо придумать какое-то новое использование тени! Иначе все всё поймут и меня отправят домой. Не то, чтобы я был против, но совсем одно дело быть этим, как его – "гильдийцем"? И совсем другое скучно доучиваться в школе, слушая рассказы брата и отца про всякие необыкновенные происшествия. Между прочим, именно в этом городе живет самая красивая из известных мне девушек! Значит, просто необходимо найти эту самую "новую грань"!

Сев, я уставился на руки. Когда я спрашивал брата о том, как он управляет Даром, то получал всегда что-то типа "у каждого свое, но в целом все понятно". Вроде как вызов времени на жетоне – никто же не задумывается, как это происходит? Думаешь "время" и жетон откликается, точно так же и с Даром должно быть?

Закрыв глаза и потянувшись в шепот я с выражением произнес:

– Дар!

И тут же понял, что дурак. Не это нужно делать… хм, вот в самом деле, "все понятно", надо только начать! Шепот, мельтешение, то, что вокруг…

– Тень.

В этот раз понимание собственной глупости было поменьше, определенно. Не языком болтать нужно, а просто пользоваться тем, что часть тебя! Без всяких слов, призывов и прочей глупости.

Встав, я просто потянулся через свой Дар к лежащим на столе предметам. Темная дымка ползла как туман, окутывая их, приподнимая, сдвигая – я шевелил ей как пальцами, абсолютно без напряжения и вне зависимости от собственного тела. Не надо было двигаться, что-то говорить, даже представлять особенно ничего не надо, просто протянуться в то, что всегда со мной, и делать!

Хотя это я творю все то же самое, что делал дома, а мне нужно что-то другое. От попытки представить, как можно использовать что-то настолько естественное по-другому в голове что-то громко щелкнуло и даже вывесило табличку "Идей нет!" Пришлось смотреть на ползающие по столу тетради, учебники, карандаши, думая исключительно в повелительном тоне: "а ну быстро изменись! живо! мне очень надо!" Эффект был примерно такой же, как если бы я орал пролетающей мимо платформе замереть на месте, то есть никакой. Кстати…

Я еще раз присмотрелся к темной дымке. Ну да, очень похоже на свет дисковых излучателей, такой же туман, только не светящийся, а наоборот, "поглощающий свет". И он точно так же двигает предметы. Наверное, принцип схожий? Что я знаю о платформах? Они летают, невысоко, потому что подъемная сила падает соответственно квадрату расстояния и необходимая для удержания мощность уже на высоте второго этажа слишком велика. Они перевозят груз, как правило много и сразу. Площадка со скамейками или кузовом для груза, на днище подвижные излучатели светятся, их выращивают на ферме из камня и металлов и расставляют по определенной схеме; садишься на место возницы, подаешь через жетон энергию, летишь куда надо, в пределах Купола. Все просто, понятно и привычно. Если подумать, то любой Дар это всего лишь прямое действие энергии Купола, значит я могу что-то просто повторить? А что?

Пошевелив рукой я заставил книжку изобразить полет. Конечно, это не платформа, я же не на несколько точек опоры ее ставлю… Хм. Хм? Попытка разделить тень на сгустки ничего не дала, сила проявлялась неделимым "куском". Но книга вдруг стала ощущаться гораздо объемнее, я мог "посчитать" все ее страницы, даже чувствовались неровности корешка и потертость уголков.

Так, а не притвориться ли мне, что теперь основная сила моего Дара это умение смотреть не глазами? Снова потянувшись в тень я стал "ощупывать" окружающее. Да, действительно, это было чем-то вроде "кожи на расстоянии", пожалуй даже с оттенком "носа": я мог ощущать вокруг на три-четыре шага, если выбросить тень "облаком", или около восьми, если смотреть "лучом"… лучом тени? Что-то я заговариваюсь уже. Ну да, день такой, и вчера не спокойней… если подумать, у меня вся эта неделя какая-то слишком нервная!

Ну что же, я теперь могу сказать, что получил эту самую "новую грань": если раньше я просто чувствовал тень, то теперь через нее я могу снова ощущать реальный мир. Вот кстати хорошая будет тренировка – увеличить область восприятия! Эй, а ведь я действительно не так уж и наврал, стоило немного подумать и готово, новая сторона Дара! Я велик! Я способен на многое! Особенно если пинками подгонять.

Вечерело, дневной свет угасал, словно где-то огромный (и такой же туповатый!) Эми Дано хотел куда-то переместить сразу весь Олисс, пропитав его для начала темнотой. Плохо, что Дар у каждого свой, не с кем посоветоваться. Интересно, какая "грань" была у Хенрика? Или он как я, ничего не забыл? Может, у нас это семейное? А близняшек вообще никуда не отправляли. Конечно, в Долине лучше знают, что с кем делать… но они могли бы и подсказать!

Плюхнувшись обратно на кровать я закрыл глаза и снова прислушался к теням. Вообще-то логично, что я могу через них ощущать что-то. Ведь если я могу ими поднять какой-то предмет, то они как минимум знают, что это такое и где оно? Так что это дополнительная функция, которую я разовью в полноценную Грань! Можно это так называть? Ну, пусть будет.

Значит, завтра в школе наведу справки у Мича насчет Гильдии, он наверняка расскажет что-нибудь полезное. И придется вступить в его клуб, я же Марте сказал… эх, наверняка это что-то вроде "Клуба любителей Защитников". Ну, пусть. Затем в Гильдию… Нет, сначала к строгой, но симпатичной старосте Майре, показать жетон и сказать, что я теперь не просто практикант, а полноценный стражник! И только потом в Гильдию, проходить этот их экзамен.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.