книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Сергей Тармашев

Жажда Власти 2

Глава первая

Жизненное пространство Красной Расы, Галактика Теутио Тик*Аль, окраина Вечной Империи Тихуакан, глубокий космос между захваченными противником приграничными системами, наши дни.


Слепившаяся воедино восьмёрка разведывательных кораблей цивилизации Ххззутов двигалась на среднем ходу, пронизывая пустое, на первый взгляд, космическое пространство мощным излучением сканирующих систем. Два других разведывательных кластера, распавшись на отдельные корабли, широкой россыпью рассеялись на расстоянии в миллион километров от первого и замерли, изучая отклик, приходящий от активного кластера. Восседающий в капитанском кресле герцог-адмирал Атль молча наблюдал за плывущими по объёмной тактической карте отметками противника, просчитывая варианты дальнейших действий.

Очень скоро разведчики Ххззутов обнаружат его войска, затаившиеся под развернутыми внахлёст полями преломления. Разница в уровне технологий не оставляет Пятисотому флоту шансов остаться незамеченным. Империя, тысячу лет надеявшаяся на всесметающую мощь Экстервита, давно утратила некогда лидирующие позиции в области военных технологий. До сих пор жуки не нашли Пятисотый флот лишь благодаря совокупной мощности полей преломления полутора тысяч кораблей, объединённых в единую маскировочную сеть. Но чем ближе разведчики противника, тем выше их шансы засечь сам факт работы полей преломления. Как показывает практика, разбираться, кто и в каком количестве укрылся за средствами маскировки, Ххззуты не станут. Они сразу вызовут сюда крупные силы из ближайшей оккупированной имперской системы, и прибывшие войска откроют огонь по площадям, стремясь нанести невидимому противнику как можно больше урона до начала открытого боестолкновения.

– Сводной эскадре свернуть поля преломления. – Герцог-адмирал холодно посмотрел на адъютантов, вытянувшихся по стойке «смирно» в ожидании приказов. – Атаковать разведывательные корабли противника беглым огнём, совершить экстренный прыжок и действовать согласно Третьей Директиве. Остальному флоту продолжать держать мощность полей преломления на максимуме и соблюдать радиомолчание.

Первый адъютант подтвердил получение приказа и шагнул к своему операторскому месту. Спустя десяток секунд тусклые отметки Сводной эскадры в объёмном пространстве тактической карты окрасились ярким цветом, сообщая о выходе боевых единиц из режима невидимости, и три с половиной сотни сильно потрёпанных имперских кораблей спешно нанесли удар. Ххззуты среагировали мгновенно. Разведывательный кластер распался, брызнув в разные стороны одиночными кораблями, и Атль в очередной раз оценил профессионализм войск противника. Постоянное нахождение в состоянии войны едва ли не со всеми соседями сыграло свою роль: плохих или неумелых экипажей у Ххззутов нет, боевая выучка жуков находится на высоком уровне. Чего нельзя сказать о войсках Империи, где его Пятисотый флот был единственным высокопрофессиональным и эффективным подразделением на все пятьсот флотов.

Впрочем, теперь уже на четыреста девяносто восемь. Сто Восемьдесят Седьмой флот был уничтожен Ххззутами в первом же бою. Позже, прибыв в подвергшееся вторжению жуков приграничное пространство Империи, Атль без особого труда восстановил картину произошедшего. Вопреки ожиданиям никаких кварковых зарядов Ххззуты не применяли. Сражение происходило в непосредственной близости от звезды, и физика пространства не позволяла инициировать там кварковую реакцию в принципе. Более того, соотношение сил в том бою было на стороне Империи, однако флот Ххззутов превосходил имперцев по уровню профессиональной подготовки и технологическому оснащению. Не имевший реального боевого опыта имперский флотоводец, попав в засаду, не смог реализовать своё численное превосходство, в итоге верх взяли те, на чьей стороне находились выучка и передовые технологии. Сражение длилось почти половину стандартных суток, и за это время жуки перебили противника полностью. Ни одному имперскому кораблю не удалось продавить блокировку гиперпрыжка и спастись бегством. Жуки даже не стали собирать трофеи, настолько отсталыми в технологическом плане являлись для них уничтоженные корабли имперского флота. Здоровенное поле обломков под действием притяжения звезды медленно дрейфует к светилу, образовывая безжизненную свалку.

Та же участь ожидала и Сто Восемьдесят Восьмой флот, отправленный генштабом вслед за Сто Восемьдесят Седьмым. Его командующий имел небольшой опыт боевых действий против преступных синдикатов и потому действовал более грамотно, но состязаться на равных с гораздо более опытным флотоводцем Ххззутов не смог. Жуки связали имперцев боем, подтянули резервы и завершили окружение. Командующий Сто Восемьдесят Восьмым флотом разгадал их манёвр слишком поздно и под шквальным огнём превосходящих сил повёл свой флот на прорыв. В ходе которого потерял почти все свои эскадры и погиб сам. Из восьмисот боевых вымпелов и двухсот кораблей поддержки из окружения вырвалось меньше трёх с половиной сотен разномастных флотских единиц, получивших сильные повреждения и не способных к ведению эффективных боевых действий. Лишённые управления и охваченные паникой остатки Сто Восемьдесят Восьмого флота затерялись в глубоком космосе, где их и нашли разведчики Атля. И не приходилось сомневаться, что подчинённые герцог-адмирала опередили разведку Ххззутов на некий совсем незначительный промежуток времени.

Из остатков Сто Восемьдесят Восьмого флота Атль сформировал Сводную эскадру, которая была наскоро отремонтирована настолько, насколько это позволяли походные условия, и включена в состав Пятисотого флота. Толка от неё было немного, но это в любом случае лучше, нежели ничего. К тому же за одного битого двух небитых дают. Кто-нибудь из состава Сводной эскадры выживет, наберётся опыта и, быть может, даже не окажется трусом, более всего мечтающим поскорее вернуться в тыл и первым делом уволиться из армии. Таких герцог-адмирал планировал переманить к себе и увеличить численность Пятисотого флота. Теперь не приходится сомневаться в том, что численность всех имперских флотов необходимо увеличивать. Учитывая технологическое отставание от противника, это единственный быстрый способ хоть как-то скомпенсировать вражеское превосходство.

Потому что надеяться на срочное перевооружение армии не приходится абсолютно. Регентскому Совету, единственному в условиях отсутствия Императора органу власти, имеющему право инициировать полное перевооружение имперских вооружённых сил, сейчас более чем не до этого. Регенты бьются в конвульсиях под ударами своих многочисленных патронов, требующих всевозможные преференции в ходе предстоящей денежной эмиссии, о которой Совет объявил неделю назад. Совет принял решение поручить проведение эмиссии бывшему Императорскому, а ныне Великому Доминиону Ица-Уэрги, что вызвало в Империи одновременно бурю негодования и лавину облегчения. Самостоятельно добиться от Регентов подобного единства Седженэму было не под силу, и все понимали, что тут не обошлось без вмешательства Владыки Золина. Словом, происходящие в центре Империи бурные события полностью поглотили всех, как сильных, так и слабых мира сего, и на проблемы окраин наплевать всем, кроме жителей этих окраин.

А зря. Каменное выражение лица герцог-адмирала не изменилось ни на миллиметр, но про себя Атль изобразил пренебрежительную усмешку. Когда Империя осознает истинные размеры угрозы – не оказалось бы слишком поздно. Впрочем, лично ему не привыкать оказываться в ситуациях, где надеяться можно исключительно на себя.

На тактической карте отметки кораблей разведывательного кластера Ххззутов, быстро разлетающиеся в разные стороны, погасли, и Сводная эскадра совершила гиперпрыжок. Атль невозмутимо перевёл взгляд на отметки двух оставшихся кластеров жуков и принялся ждать реакции противника. Ххззуты попались на его уловку, поверив в то, что других имперских сил в системе не осталось, собрались в походный ордер и ушли в прыжок следом за Сводной эскадрой.

– Разведывательный кластер противника уничтожен! – доложил адъютант. – Остальные корабли Ххззутов покинули систему! Отследить направление их прыжка не удалось – слишком высокий уровень защиты! Мощности имеющихся в нашем распоряжении систем недостаточно!

– Флоту продолжить ремонтные работы! – распорядился герцог-адмирал. – Поля преломления не снимать! Командиров разведывательных эскадр – ко мне!

В том, что разведчики жуков устремились следом за Сводной эскадрой, Атль не сомневался. На этом и основывался его расчёт. Какое-то время Сводная эскадра будет водить за собой противника, который бросит в погоню крупные силы и ослабит своё присутствие в захваченных системах Империи. Отбить таковые своими силами Атль не сможет, Ххззуты перебросили в оккупированные системы крупные войсковые соединения, но нанести врагу достаточно серьёзный урон он в состоянии. Это замедлит наступление противника и даст имперскому генштабу время на подготовку ответного удара.

Впрочем, проблемы генштаба мало интересовали герцог-адмирала. Сомневаться в том, что никогда не воевавшие штабисты будут допускать множество ошибок, не приходилось, и сделать с этим что-либо не в его власти. Его назначили командующим силами, призванными остановить агрессию Ххззутов, и сосредоточиться на своих целях есть занятие более продуктивное, нежели возиться с армейскими чинушами.

– Господин герцог-адмирал! – Второй адъютант принял входящий вызов и сделал шаг вперёд. – Генштаб на связи! Вице-маршал на закрытой линии!

Атль молча кивнул и движением пальца затмил соответствующий светосенсор. Вокруг его головы образовалась мутная сфера защищённой связи, и перед глазами возникло объёмное изображение вице-маршала. Судя по интерьеру, вице-маршал находился в кабинете Верховного маршала.

– Герцог-адмирал! Генеральный штаб получил вашу сводку о положении дел в подвергнувшихся вторжению секторах! Её уже изучают. Мы рады, что вам удалось спасти Сто Восемьдесят Восьмой флот хотя бы частично! Ваше решение о включении спасённых подразделений в состав Пятисотого флота одобрено Верховным маршалом!

Герцог-адмирал мысленно усмехнулся. Разумеется, одобрено. Он ни мгновения не сомневался в том, что оно будет одобрено. Генштабу не нужны свидетели разгромного поражения, распространяющие по Империи леденящие кровь рассказы о мощи Чужих. Политики на это внимания не обратят, а вот личный состав имперских флотов – очень даже. После начала войны желающих уволиться из армии и без этого более чем достаточно. И хотя армейский контракт позволяет досрочное увольнение только по очень узкому ряду причин, в который собственное желание не входит, найти лазейки можно. Особенно теперь, когда Великие Доминионы срочно наращивают свои флоты для вооруженного противостояния друг другу в ходе императорской гонки. Юридические фирмы, оказывающие услуги по переходу военнослужащих из имперских вооружённых сил в армии Доминионов, растут как маис после обильного орошения.

– Где мои войска? – холодно поинтересовался Атль. – Если вы получили мою сводку, то информированы о том, что силы вторжения Ххззутов насчитывают шестьдесят четыре флота по сто двадцать восемь кластеров в каждом, и это без учёта подразделений тылового обеспечения, которых, по самым скромным, подсчётам втрое больше. Агрессоры грабят оккупированные сектора Империи, и мои диверсионно-партизанские действия силами всего лишь одного флота не приведут к хоть сколь-нибудь серьёзным результатам. На данный момент я – командующий без войск.

– Вам поручен сбор разведданных! – возразил вице-адмирал. Он попытался скрыть недовольство во взгляде, но Атль успел уловить эмоцию собеседника. – Приданные вам силы заканчивают переформирование! Как вам известно, несколько дней назад Империи объявили войну ещё два клана Диких. Генеральный штаб вынужден скорректировать размер выделенных вам подразделений с целью оптимального распределения войск по всем фронтам! До тех пор вам приказано продолжать разведывательные действия!

– Как старший заседатель Регентского Совета я отменяю приказ генштаба в силу его несостоятельности, – ледяным тоном изрёк Атль. – Дальнейшее бездействие приведёт к ещё более тяжёлым последствиям. Если Империя в кратчайшие сроки не покажет пространству Хаоса, что способна отстаивать свои границы, фронтов станет гораздо больше. Дикие объявляют нам войну один за другим именно в силу успешности вторжения тех, кто безнаказанно грабит имперское приграничье. Если генштаб не примет срочных мер прямо сейчас, я гарантирую, что через месяц боевые действия будут идти по всей протяжённости границ Империи. Учитывая сильную отсталость устаревших имперских боевых технологий, отразить подобное вторжение силами всего лишь пятисот флотов не удастся. Я ожидал от генштаба большей компетенции, вице-маршал!

На этот раз в глазах вице-маршала мелькнул испуг, и он умолк, обдумывая ответ. Он прекрасно понимал, что год, оставшийся до следующего дня Мишкоатли, – мизерный срок для Империи и захлестнувших её политических дрязг. Зато для агрессоров это более чем комфортный срок, за который будет разграблено немало имперских секторов. И отвечать за это придётся в том числе ему лично, потому что рано или поздно все бросятся искать виноватых. И стоит старшему заседателю Регентского Совета лишь намекнуть, как весь Совет с удовольствием ухватится за возможность найти виновного раньше, нежели позже.

– Ваше Высочество! – рядом с вице-маршалом появился Верховный маршал, и Атль позволил себе ещё одну скрытую усмешку. Он с самого начала не сомневался, что главнокомандующий имперских вооружённых сил присутствовал при разговоре, но лично проводить его не стал. Отправил рисковать вице-маршала, потому что опасался именно такого поворота в беседе и не хотел оказаться крайним в интригах Регентов.

– Я полностью согласен с вашей позицией! – предельно авторитетным тоном заявил Верховный. – Мы не можем позволить себе промедление, дальнейшее бездействие вооружённых сил Империи спровоцирует повальную агрессию Диких. Вы можете возвращаться в пункт своей постоянной дислокации. К моменту вашего прибытия вверенные вам флоты будут полностью готовы! Или, быть может, вы желаете заняться стратегическим планированием всех боевых действий с пространством Хаоса? Я высоко ценю вашу компетентность как флотоводца! Не секрет, что многие военные теоретики генерального штаба серьёзно уступают вам в боевом опыте, это существенный минус!

– Не желаю, – ещё более холодно ответил Атль, буравя Верховного маршала пристальным, но ничего не выражающим взглядом. – Каждый специалист хорош на своём месте.

Накал интриг и страстей в высших эшелонах имперской власти стремительно близится к апогею, что более чем предсказуемо. Верховный, удачно пропихнувший на должности в генштабе троих своих сыновей и вечно недолюбливающий Атля, теперь пытается обезопасить семейную карьеру. Фактически главнокомандующий открытым текстом предложил ему любую должность в командовании вооружёнными силами в обмен на поддержку. Как бы ни сложились боевые действия, через год на трон взойдёт новый Император, и Экстервит уничтожит всех Диких, кто к этой секунде не успеет убраться в пространство Хаоса. И если за принятие стратегических решений в ходе войны будет отвечать Атль, Верховный маршал сможет сложить с себя всякую ответственность. Мол, в отсутствие Императора власть принадлежит Регентскому Совету, и я выполнял приказы Старшего Заседателя. Таков закон! Не моя вина, что Регент некомпетентен, я сделал всё, что мог, я предлагал, я пытался, но меня не слушали и так далее. Не приходится сомневаться, что обвинения в некомпетентности Атля с удовольствием поддержит половина Регентского Совета.

– Я флотоводец и предпочитаю сражение нахождению в тыловых кабинетах, – тон Атля был по обыкновению холоден, но иных смысловых оттенков, кроме собственного превосходства над собеседником, не нёс. – Я не испытываю желания наблюдать, как мои стратегические планы разбиваются о некомпетентность неопытных исполнителей на местах. Пусть генштаб делает свою работу, я же сделаю свою. Дайте мне войска, и я займусь противодействием вторжению на вверенном мне фронте. Когда я получу обещанные сто флотов?

– Флоты с Четыреста Первого по Четыреста Восьмидесятый поступили под ваше командование минуту назад. – Верховный маршал бросил взгляд куда-то в сторону, видимо, сверяясь с только что полученными от адъютантов данными. – Флоты с Четыреста Восемьдесят Первого по Четыреста Девяносто Девятый получат приказ о прибытии на вашу базу, как только выйдут из гиперпрыжка и с ними появится связь. Генштаб планировал усилить ими группировку, брошенную навстречу силам вторжения новых кланов Диких, но вы правы, Ваше Высочество, погасить агрессию Ххззутов важнее.

При этих словах взгляд главнокомандующего стал многозначительным. Мол, я на вашей стороне и делаю для вас всё, что только могу! Герцог-адмирал проигнорировал взгляд Верховного. В твоём распоряжении осталось четыреста флотов, по сотне на каждого вторгшегося. Тебе этого хватит. Особенно если учесть, что ты особо не собираешься побеждать агрессоров, а лишь стремишься дотянуть до дня Мишкоатли с минимальными репутационными потерями. Посему делить свои флоты с кем-либо Атль не собирался.

– Я свяжусь с генеральным штабом, как только ознакомлюсь с потенциалом вверенных мне подразделений и буду готов к решительным действиям, – голос Атля звучал подчёрнуто высокомерно. – Конец связи.

Герцог-адмирал отключился и вперил взгляд в первого адъютанта.

– Командиры разведывательных эскадр на связи! – немедленно доложил тот.

Объёмная сфера флотской связи уже была подсвечена изображениями эскадренных капитанов, Атль перевёл взгляд на ближайшего и всё так же холодно потребовал:

– Докладывайте.

– Ххззуты наращивают силы, преследующие Сводную эскадру! – Разведчик вывел рядом с собой объёмную карту пространства. – Базу противника в первом секторе покинуло уже четыре флота, ещё столько же приведены в состояние повышенной боеготовности.

– База Ххззутов во втором секторе не реагирует на Сводную эскадру, – продолжил командир второй разведывательной эскадры. – Размещенные там флоты противника накапливаются в области гиперпрыжка, между ними осуществляется интенсивный радиообмен, мы считаем, что жуки готовятся к атаке на следующую систему Империи! Нам не удалось получить радиоперехват, разница в технологиях не позволяет разведывательным кораблям приблизиться к противнику на необходимое расстояние! Ххззуты слишком быстро засекают наше присутствие, приходится действовать издалека.

– База противника в третьем секторе пять часов назад приняла из пространства Хаоса не менее шестнадцати кластеров транспортного конвоя! – присоединился к докладу третий разведчик. – Конвой привёз какой-то груз, мы не смогли определить, что именно, не получается подойти близко, мощности полей преломления недостаточно. Но судя по действиям жуков, они получили средства обеспечения жизнедеятельности флотов, возможно, запчасти и оборудование. Конвой сразу же встал под разгрузку, час назад она была закончена. В это же время на базу прибыл ещё один транспортный конвой в сопровождении двух ударных флотов. Новый конвой пришёл из ближайшей захваченной имперской системы, сканеры показывают, что он гружён под завязку. Конвой с награбленным сразу же прыгнул в пространство Ххззутов, его охрана забрала разгрузившийся конвой и в настоящее время готовится к обратному переходу.

– Конвой с награбленным ушёл в пространство Ххззутов без охраны? – уточнил Атль. – Противник обеспечивает охраной только транспортные суда, перемещающиеся по оккупированным системам Империи?

– Так точно, Ваше Высочество! – подтвердил эскадренный капитан разведчиков. – Жуки под мощной охраной гоняют транспортные конвои по захваченным планетам, грузят их ресурсами и отправляют к себе. В своё пространство конвои уходят без охраны. Она им не нужна, в оккупированных секторах Ххззуты не встречают серьёзного сопротивления, а дома у них наверняка имеются мощные силы!

– Отследите конечный пункт гиперпрыжка транспортных караванов, – приказал Атль третьему разведчику. – Я хочу знать, куда именно противник свозит награбленное. Выясните весь маршрут. Работать с максимальными мерами предосторожности. Близко не подходить. Без веской причины не рисковать. Мне нужны живые профессионалы, а не мёртвые герои, война только начинается. Выполнять!

Третий разведчик отсалютовал и отключился, после чего герцог-адмирал перевёл взгляд на второго:

– Продолжайте наблюдение за вторым сектором. Отследите прыжок приготовившейся к нападению группировки противника! Я должен знать, кто именно станет следующей целью Ххззутов и сколько войск они оставят на второй базе на момент начала нового вторжения. Выполнять!

Второй разведчик покинул эфир, и Атль приказал командиру первой разведывательной эскадры:

– Продолжайте наблюдать за первым сектором. Как только Ххззутам надоест преследовать Сводную эскадру и они начнут возвращать флоты на базу, начинайте радиоигру согласно разработанному плану. Мы должны добиться того, чтобы в приготовленную ловушку попал только один флот противника, перевес в технологиях не на нашей стороне. И берегите людей, эскадренный капитан! Новый разведкорабль можно выстроить за месяц при наличии финансирования. Нового профессионала приходится растить годами. Выполнять!

Разведчик отключился, и герцог-адмирал обернулся к ожидающим приказов адъютантам:

– Всем экипажам, не задействованным в ремонтных работах, назначить отдых. Боевое охранение утроить, поля преломления держать на максимуме. Ждать сигнала от разведчиков, ведущих Сводную эскадру.

Раздав указания, Атль покинул рубку и в окружении личной охраны вернулся в свою каюту. Телохранители привычно заняли свои места снаружи входного люка, и герцог-адмирал коротким движением руки подал автоматике сигнал задраить вход. Люковые створы сомкнулись за его спиной, и герцог-адмирал подошёл к пульту управления электронными системами апартаментов. Атль неторопливо активировал максимальную степень защиты от шпионажа и убедился, что все системы выведены на максимальную мощность. С тех пор как он пошёл навстречу просьбе Владыки Золина и начал вести поиски претендентов, герцог-адмирал устанавливал максимальную защиту всякий раз, едва входил в свою каюту.

Никаких секретных дел в такие моменты он не вёл, но данная привычка неплохо сбивала с толка соглядатаев, которых в его свите было ровно столько, сколько самой свиты. При каждой активации режима максимальной защиты его безгранично надёжные адъютанты и старшие офицеры флагмана в муках ломали головы, пытаясь понять, что же за сверхважный сеанс связи происходит сейчас в каюте герцог-адмирала. Уловка понемногу начала давать плоды: преданные люди сообщали, что соглядатаи начинают привыкать к этому капризу Атля, и их попытки отследить в такие минуты его радиосвязь понемногу теряют былой накал.

Это облегчит достижение нужного уровня конфиденциальности в тот момент, когда режим секретности будет действительно необходим. Герцог-адмирал подошёл к шкафу с напитками, и автоматика распахнула перед хозяином затемнённую дверцу из небьющегося хрусталя. Мгновение Атль разглядывал ажурные полочки с витиеватыми бутылками ручной работы, словно выбирая напиток. На самом деле вопросов в плане выбора у герцог-адмирала не существовало. Он отказался от любых горячительных напитков и прочих влияющих на сознание средств ещё в тот год, когда пресытился дворцовыми оргиями и принял решение покинуть поверхность Экстервита, дабы связать свою жизнь с армией. Эта пауза являлась условным сигналом для его личных андроидов, скрывающихся за внутренней фальш-перегородкой барного шкафа. Задумчивый взгляд, направленный на полки с бутылями, означал, что всё в порядке. Если же Атль возьмёт напиток, не раздумывая, андроиды выждут минимальную паузу, необходимую им для оценки обстановки, и атакуют всех, кто на тот момент будет находиться в каюте своего хозяина.

После потери флагмана прятать андроидов в барном шкафу стало очень непросто, шкаф пришлось переоборудовать втайне и в спешке, что повлекло за собой массу неудобств. Помимо этого, хватало и других проблем, но долго терпеть всё это ему не придётся. Взгляд герцог-адмирала остановился на эксклюзивной бутыли с натуральным соком экзотического фрукта, произрастающего ровно на десяти планетах во всей Империи и потому являющегося баснословно дорогим. Недавний подарок Владыки Золина, который Атль приберёг для особого случая. Будем надеяться, что этот особый случай настанет вскоре. Герцог-адмирал взял с собой бутылку с водой, вновь бросил взгляд на фальш-перегородку и проследовал к роскошному креслу.

Сейчас за фальш-перегородкой нет ни одного из его личных андроидов, но изменять привычке, неразрывно связанной с безопасностью, не стоит. Тем более что это ненадолго. Автоматика каюты зафиксировала бутыль с водой в руках хозяина и подала Атлю высокий дизайнерский бокал от самого дорогого из знаменитых на всю Империю элитных брендов Малого Доминиона Чиалори. Бокал являлся подарком от Владыки Малого Доминиона ко дню его совершеннолетия. Эксклюзивная работа, единственный экземпляр в Галактике, именное изделие с иероглифом «Атль», искусно встроенным в архитектуру бокала, выполненного из самых дорогих изысканных материалов. Очень роскошно, очень стильно и очень красиво. И очень двусмысленно. Полупьяные Регенты, никогда не трезвевшие полностью до того дня, когда Экстервит неожиданно для всех забрал себе жизнь Императора Ксиухкоатля, в тот момент даже позавидовали молодому Атлю. Разумеется, не все. Лишь те, кто был достаточно трезв для того, чтобы не пропустить очередные сплетни об очередном бесполезном эксклюзиве, подаренном очередным Малым Доминионом своему очередному подопечному. Мол, какой милый подтекст: ты столь же уникален, как этот бокал, столь же изыскан, как драгоценности, из которых он создан, столь же известен всем, как изготовивший подарок бренд, и, как он, неразрывно связан с вручившими тебе подарок Чиалори.

И только Атль истолковал скрытое в подарке послание верно. Ты считаешь себя Чиалори, но ты, как этот бокал, единственный экземпляр, ибо ты другой, и твоя эксклюзивность – демонстрация твоей чужеродности. Ты обходишься дорого, но ты ничего не стоишь, ибо для того, чтобы налить воды, прекрасно подойдёт и самый обыкновенный бокал, ибо дорого ещё не есть хорошо. Этот бокал, как ты, создан в единственном экземпляре, потому что в таком виде попросту никому, кроме тебя, не нужен и неинтересен. Ты столь же пуст, как этот бокал, и тебе, как ему и любой другой баснословно дорогой бессмысленной безделушке, место в музейной экспозиции, и не более того. Вы оба – вещи, изначально созданные бесполезными.

С тех самых пор Атль возил этот бокал с собой везде, с одного места службы на другое, с предыдущего корабля на следующий и тщательно следил за тем, чтобы в автоматику его жилой каюты каждый раз вносились соответствующие поправки. Искусственный интеллект получал указания подавать этот бокал для разлития напитков в первую очередь и эксплуатировать максимально интенсивно. Известный на всю Галактику бренд не подвёл – изделие ожидаемо оказалось надёжным, биологическую обработку выдерживало исправно и за десятки лет совершенно не постарело, лишь кое-где некогда чёткие грани слегка отполировались пальцами Атля.

Герцог-адмирал налил в бокал воды из лучших ледников Чиалори, сделал несколько глотков и по обыкновению несколько мгновений задумчиво разглядывал эксклюзивный подарок. В молодости Атль мечтал достичь высот в военном деле и быть признанным своим народом. Высот он достиг, но Чиалори так и не приняли его к себе. Для политического бомонда он был очередной фигурой на доске, для простого народа – экзотическим экземпляром. Кто-то считал его уродцем, кто-то милашкой, кто-то импозантным и величественным, производящим внушительное впечатление. Но никто из Чиалори не считал его своим. Ибо мул мустангу не ровня, потому что, как ни крути, наполовину осёл. Он так и остался одиночкой, самая сложная задача для которого – остаться одному. Видимо, Владыка Золин просчитал это сразу, потому и оказывал покровительство с первых лет его армейской карьеры. Но становиться своим среди Уэргов не было желания уже у самого Атля. Мулу неинтересно с ослами, ведь он наполовину мустанг. Впрочем, с точки зрения самого мула, он мустанг вряд ли наполовину. Скорее, процентов на девяносто девять. Самообман во спасение.

Печальный взгляд герцог-адмирала, медленно скользящий по витиеватым граням бокала, прояснился, и губы тронула едва заметная усмешка. В этой Галактике трое таких уродцев, монументальных на вид и нелепых по истинной сути: этот бокал, Атль и Империя. Все трое являются плодом сознательного извращения своих создателей, возникшим то ли от скуки, то ли от приевшейся праздности бытия. Создатели потешились и забыли о своих одиозных игрушках, но их нелепые поделки продолжают существовать и занимают место под звёздами, которое могло бы принадлежать полноценным творениям Мироздания. Герцог-адмирал не спеша допил воду, отставил бокал и установил секретный канал связи максимально защищённого уровня.

– Жду приказов, Ваше Высочество! – внутри мутной сферы засекреченной линии, окутавшей голову Атля, возникло объёмное изображение командира батальона десантников. Ланд-майор был облачён в боевой скафандр не-имперской модификации без знаков различия.

– Доложите обстановку, – невозмутимо произнёс Атль.

– Поставщик доставил ваш новый флагман в срок, согласно заключённым договоренностям, – сообщил ланд-майор. – В настоящее время провожу инспекцию силами независимых экспертов, нанятых в соседнем созвездии. Пока нареканий нет.

– Андроиды? – лаконично осведомился герцог-адмирал.

– Проходят модернизацию. Устанавливаем новое экранирование. Поставщик выразил готовность организовать все необходимые работы. Но скидок не будет, это самая свежая технология, на неё повышенный спрос. Выделенных средств не хватит на нужды моих людей.

– Заключайте контракты на всё необходимое, – велел Атль. – Средства будут у вас через неделю. Не скупитесь на посредников, мне не нужна огласка. Продолжайте действовать согласно плану.

Десантник подтвердил приём, и герцог-адмирал переключил криптографическую систему на канал связи с командиром Сводной эскадры. Это пустит по ложному следу соглядатаев, уже ломающих головы над тем, с кем же ведёт переговоры Его Высочество. Рано или поздно, как только война покажет, кто есть кто, и появится выбор, Атль избавится от всех ненужных ему людей. Но пока это время ещё не пришло, и пренебрегать осторожностью неразумно. Кроме того, его противодействие заставляет соглядатаев изрядно попотеть, добывая информацию для своих патронов. Пусть отрабатывают свои тайные жалованья в мучениях, их потуги развлекают Атля, несколько разбавляя однообразие взаимодействия с собственной двуличной свитой.

Герцог-адмирал потратил минуту на переговоры с эскадренным капитаном, изрядно нервничающим от того, что вынужден быть наживкой для Ххззутов. После сокрушительного поражения, которое потерпел Сто Восемьдесят Восьмой флот, его остатки не питали иллюзий относительно своих шансов в открытом бою с жуками. Боевой дух Сводной эскадры был крайне невысок, но в текущих условиях это играло на руку Атлю. Перепуганные люди уходили от преследователей крайне ретиво, проявляя изобретательность, нивелирующую численное превосходство гонящегося за ними противника. Благо в плане межзвёздных перемещений технологическое отставание Империи от пространства Хаоса было незначительным. Сам факт сеанса прямой связи с командующим флотом ободрил эскадренного капитана, и за эту гонку можно было быть спокойным. Что бы ни предприняли Ххззуты, задача Сводной эскадры – протянуть время, и она с ней справится.

События начали развиваться через сутки, когда жукам окончательно надоела затянувшаяся погоня. Ххззуты определили, что преследуют остатки недобитых имперских эскадр вместо свежего флота, прибывшего из Империи третьим по счёту и столь дерзко разгромившего их передовые части. Вопреки предположениям Атля Ххззуты не стали снимать с преследования свои флоты, идущие по пятам Сводной эскадры. Герцог-адмирал ожидал, что противник, убедившись в малочисленности преследуемых, продолжит погоню силами не более одного флота, остальные же будут брошены на поиски Пятисотого флота либо присоединятся к вторжению в следующую систему Империи, которое вот уже полдня идёт в соседнем секторе. Что позволило бы заманить оставшийся в одиночестве флот преследования в ловушку и уничтожить его внезапным ударом.

Однако Ххззуты поступили иначе. Они решили избавиться от кочующих по тылам недобитых имперских эскадр и бросили на их перехват все восемь флотов, базирующихся в первом секторе. Сводную эскадру обложили со всех сторон, и стало ясно, что максимум через два прыжка в точке выхода из гиперпространства её встретит один из флотов противника. Пришлось менять стратегический план прямо на ходу, но это нисколько не смутило Атля. Теперь, когда в его распоряжении сотня имперских флотов, пусть даже устаревших, с этой неожиданностью он справится. Гораздо больше его тяготила необходимость отвечать на вызовы генштаба и Регентского Совета, которых за прошедшие сутки произошло уже пять.

– Ваше Высочество! – Вице-маршал старался сохранять солидный и уверенный в себе тон, но нервозность во взгляде выдавала тщательно скрываемый страх. И то, что весь генштаб в общении с Атлем перешёл с армейского звания на регентский титул, лишний раз подтверждало острое желание чинуш от армии любой ценой избежать конфликта. – Все переданные под ваше командование флоты находятся в полной боевой готовности и ожидают приказов! Все корабли-носители генераторов кротовых нор данных флотов выведены из консервации и находятся в вашем полном распоряжении! Казначейство уже одобрило нашу заявку на закупку новых генераторов по мере необходимости, вы можете не экономить это оборудование! Кроме того, в ваше распоряжение передан конвой с ноль-генератором, его только что закончили разворачивать на базе вашего флота, он готов открыть ноль-переход согласно вашему приказу. Генеральный штаб хотел бы узнать, когда вы начнёте операцию по отражению вторжения в систему Уахиль? Связь с системой потеряна два часа назад, Первая Лига Приграничных Миров требует от армии помощи, Регентский Совет требует от генштаба решительных действий, мы испытываем беспрецедентное давление!

Атль молча выслушал вице-маршальскую тираду, не сводя с собеседника исполненного высокомерия ледяного взора. Быть кругом виноватым неприятно, не так ли? Но ещё менее приятно оказаться беспомощным при таком-то служебном положении! И вдвойне неприятнее понимать, что твоя карьера зависит от действий подчинённого, который подчиняется тебе сугубо номинально, в силу звания и должности, но до тех пор, пока трон Империи пустует, по сути, является твоим повелителем. При этом никому из тех, кто мог бы вмешаться, нет дела до твоих проблем, потому что все заняты борьбой за престол. А виноватым в случае чего назначат тебя, ведь защищать имперские территории есть твоя непосредственная обязанность! Добро пожаловать в реальность абсурда! Это и есть Империя, вице-маршал! Или ты забыл, в каком интересном месте, созданном волею Господней, возглавляешь генеральный штаб?

– Я начну действовать, как только оперативная обстановка станет выгодной для нанесения удара, – холодно ответил Атль. – Генеральный штаб получит от меня исчерпывающий отчёт. Если у Регентского Совета возникнут вопросы относительно моей зоны ответственности, рекомендую перенаправлять их непосредственно ко мне. А сейчас я вынужден закончить наш разговор, мне необходимо сосредоточиться на предстоящей операции.

С этими словами Атль отключился, но не прошло и часа, как адъютанты доложили ему о срочном вызове из зала заседаний Регентского Совета. Атль принял вызов, сидя в капитанском кресле на мостике линкора в окружении адъютантов и зажжённых сфер фронтовой видеосвязи, демонстрирующих изображения командующих поступивших в его распоряжении флотов.

– Герцог-адмирал! – Председательствующий в Регентском Совете Седженэм вперил в Атля суровый взгляд. – Ххззуты вторглись в систему Уахиль! Граждане Империи гибнут под ударами захватчиков, связь с ними потеряна, возможно, жертвы исчисляются миллиардами! Первая Лига Приграничных Миров умоляет о помощи! Генеральный штаб сообщает, что в ваше распоряжение переданы все необходимые для защиты системы Уахиль силы и средства! Почему вы бездействуете?!

– Вы сделали вывод о моём бездействии на основании собственной компетенции в военном деле? – с каменным спокойствием произнёс Атль, окидывая не менее суровым взглядом собравшихся в громадном амфитеатре Регентов.

По выражению их лиц было несложно понять, что Регентский Совет занимают куда более важные проблемы: императорская гонка, война между Великими Доминионами Цетеки и Чиалори и воистину невероятная лавина интриг, вскипевшая после издания Регентским Советом указа о проведении запланированной до смерти Ксиухкоатля валютной эмиссии, реализовать которую поручено бывшему Императорскому Доминиону. Патроны рвут Регентов на части, словно стая грифов обглоданную тушу мёртвого бизона, доставшуюся ей от львиного прайда. Нытьё какой-то там захолустной приграничной Лиги и вторжение Ххззутов в какую-то провинциальную систему, местоположение которой никто из Регентов даже не представляет, является лишь ещё одной щепотью соли на давно воспалившуюся рану.

– Подданные Империи нуждаются в спасении! – Седженэм увидел царящую на капитанском мостике атмосферу совещания высшего фронтового командования и несколько растерялся, не понимая, как правильно отреагировать, чтобы не потерять баллы в глазах остальных Регентов. Среди которых у него имеется немало конкурентов за председательское место в Совете. – Я не учу вас, как командовать войсками, герцог-адмирал! Регентский Совет должен понимать, что предпринимает армия для защиты гибнущих граждан Империи!

– Все необходимые меры последуют, – невозмутимо ответил Атль. – Прямо сейчас мы заканчиваем последние приготовления к ответному удару. Я буду очень благодарен Регентскому Совету, если он не станет предавать мои слова огласке до окончания боевой операции. Глупо рассчитывать на то, что противник не изучает новостные каналы Империи. Не стоит предупреждать его о готовящемся возмездии.

– Но мы должны что-то ответить гражданам Империи! – возразил Седженэм. – Первая Лига Приграничных Миров требует от армии защиты! По Империи ползут жуткие слухи! Связь с системой Уахиль потеряна! Быть может, там уже не осталось никого в живых! Граждане в панике!

– Связь с системой Уахиль блокирована силами вторжения. – Атль всем своим видом демонстрировал Совету, что Седженэм отвлекает его от спасения тех самых граждан Империи, которых в настоящий момент безжалостно истребляют захватчики.

– Блокировка систем связи и коммуникаций есть классический тактический ход, применяемый в процессе боевых действий, – голос герцог-адмирала звучал по обыкновению холодно и уверенно. – Даже если противник снимет блокаду связи, её установим мы. Могу успокоить Регентский Совет: Ххззуты не проводят геноцид населения на захваченных территориях. Они прекрасно понимают, что в день Мишкоатли новый Император обрушит на них мощь Экстервита, и потому не рассматривают оккупированные планеты в качестве нового жизненного пространства. Захватчики сосредоточены на грабеже ресурсной базы и материальных ценностей. Население подвергшихся оккупации планет порабощено, но уничтожение ему не угрожает. В системе Уахиль действуют имперские разведчики, мы следим за ситуацией и, как уже было сказано, готовим ответный удар. И в этой подготовке дорога каждая минута. Сто флотов в данный момент ожидают, когда я вернусь к постановке войскам боевых задач.

Уязвленный Седженэм недовольно поджал губы, но ответить не успел. Один из сыновей покойного Императора и женщины-Пэчуа, герцог Тототль, воспользовался полусекундной паузой и перехватил инициативу.

– Регентский Совет получил от командующего фронтом достаточно информации! – Герцог-Пэчуа раздул спинной капюшон, привлекая к себе внимание. – Мы убедились, что армия предпринимает необходимые меры! В настоящее время разумнее дождаться результата, который за ними последует, и не отвлекать военных от боевых действий! Своими понуканиями мы только добавляем нервозности в без того непростую обстановку! Совету следует сосредоточиться на других проблемах, которых немало!

Регенты разом зашумели, обсуждая всё подряд, и по доносящимся обрывкам фраз Атль понял, что предложение Тототля поддерживают немало Регентов. А ещё большее их число вообще заботят другие проблемы. Что не удивляет. Если бы судьба подвергшейся вторжению захолустной планетки действительно интересовала Империю, с ним связывались бы не скоморохи из Регентского Совета, а высшее руководство Великих или хотя бы Малых Доминионов. Однако никто из таковых до сих пор не предпринимал даже попыток связи. Атлю было безразлично, кто перетянет на себя больше внимания Регентов, Седженэм или Тототль, вести дальнейший разговор не имело смысла, и он приказал адъютантам разорвать канал правительственной связи.

– Герцог-адмирал! – немедленно сообщил второй адъютант, – капитан первой разведывательной эскадры сообщает о выдвижении флотов противника для уничтожения Сводной эскадры!

– Соединить! – коротко приказал Атль.

Внутри сферы видеосвязи стало одним изображением больше, и автоматика укрупнила картинку.

– Все флоты Ххззутов покинули базу в первом секторе! – доложил эскадренный капитан разведчиков. – Пять минут назад в гиперпрыжок ушла последняя сотня кластеров! На базе осталась эскадра охраны, эсминцы противника выдвинулись к области разрешённого гиперпрыжка для установки дополнительных минных полей!

– Время пришло. – Атль бросил взгляд сразу на все изображения командующих флотов. – Начинаем!

Глава вторая

Непонятные индейские иероглифы на индикаторных поверхностях скафандра сменили цвет, и Славик почувствовал знакомую тошноту. Пассажирский лайнер Кетцали осуществил выход в реальный космос и перешёл на движение в обычном пространстве. Значит, скоро посадка, и через несколько часов его мучения прекратятся. Жёсткие тесные кресла, вечнозатекшая от сидения в одной и той же неудобной позе спина, постоянная темень, непрекращающаяся холодина и давно мучающее его от регулярного недоедания чувство голода достали настолько, что хотелось волком выть. Если бы не медблок и его нанороботы, проводящие какие-то там стабилизирующие психику процедуры, за неделю перелётов крыша у него точно бы не выдержала.

К процессу залегания на дно похитившие его горе-контрабандисты подошли основательнее, чем в голливудских блокбастерах. Ночтли и Мезлин запутывали следы где-то ещё, Славик, покинув полуубитый корабль вместе с Кихуатон, с тех пор их не видел. И, можно прямо сказать, Кихуатон он тоже почти не видел. Потому что вся неделя прошла в перелётах, денег у Кихуатон было мало, и перемещались они на самых бюджетных лайнерах. В которых андроиды перевозятся отдельно от хозяев, в багажных трюмах. Как шмотки, которыми они, по сути, и являются. Комфорт андроидам не требуется, поэтому что они андроиды и им пофиг. Славику было далеко не пофиг, но так как его замаскировали под андроида, да ещё и бракованного, приобретённого по акции завода-производителя с сильной уценкой, вкусить романтики трюмов ему пришлось сполна.

Первое, что напрягло его в самом начале, была полнейшая темень в грузовом трюме. Не видно ничего, хоть глаз выколи. Позже, после первого перелёта, когда он пожаловался Кихуатон на боязнь темноты, она показала ему, как активируется режим ночного видения, имеющийся у любого андроида, даже самого простого, и в его шлеме в том числе. В первую пару суток Славик разглядывал окружающее пространство грузовых трюмов, но все они были выполнены по единым имперским стандартам и потому похожи, из-за чего долго там разглядывать было особо нечего. Согласно законам Вечной Империи Тихуакан, все андроиды, где бы они ни выпускались и эксплуатировались, выполнялись исключительно в виде Теков. Виды андроидов строго стандартизировались, каждому виду соответствовала своя внешность, и вскоре Славик натаскался определять назначение своих соседей по трюмам по их одинаковым физиономиям.

Вообще видов и предназначений андроидов было довольно много, но полимерные рабочие стоили дорого, поэтому в широком обиходе преобладали модели низко- и среднебюджетного ценового сегмента, и их внешность примелькалась быстро. Самые дешёвые модели вообще не имели полностью законченных лиц, и их голова представляла собой не то шлем с встроенным лицом, не то лицо с интегрированным шлемом. Такие модели предназначались для тяжёлых работ в опасных условиях: всякие шахты на агрессивных планетах и прочая экстремальная возня, где нельзя рисковать людьми. На деле же рисковать людьми можно было везде, потому что живая рабочая сила гораздо дешевле полимерной, и позволить себе бесконечные тысячи андроидов могли только очень небедные компании. Малый бизнес предпочитал работать с живыми работниками, а обычные граждане, как правило, не нуждались в самых примитивных андроидах, чей набор функций был априори минимален, и приобретали более многофункциональные модели.

Итогом всего этого стало то, что Славик везде оказывался единственным, типа, андроидом, у которого вместо нормальной головы была уценённая смесь лица со шлемом. И сразу стало понятно, почему Кихуатон позиционировала его как бракованного. Потому что даже бюджетные модели андроидов являлись по земным меркам нереальными красавцами в стиле всяких там Антонио Бандерасов: рослые, плечистые, стройные, загорелые, выразительные и так далее по списку. Как объяснила Кихуатон, внешний вид андроида не должен раздражать окружающих, поэтому образцы их внешности обычно копируются со знаменитостей имперского шоу-бизнеса, имеющих максимально положительные рейтинги. И любая из знаменитостей мечтает получить такой контракт, потому что это совершенно немаленькие бабосы.

Кстати, внешность для полицейских андроидов подбирается по схожему принципу, только в качестве образцов приглашаются не звёзды шоу-бизнеса, а известные на всю Империю звёзды всяких там единоборств и прочего мордобоя. Чтобы оказывать психологическое давление на злоумышленников и правонарушителей одним только внешним видом. Физиономии для боевых андроидов создаются по другим принципам, которых Кихуатон толком не знала и потому внятно объяснить не смогла. Но тоже что-то там связанное с психологическим воздействием и тому подобное. Эти расчёты являются военной тайной, так что знать о них не положено. Данное объяснение Славика очень повеселило, потому что в информационной сети без труда можно отыскать видео с боевыми андроидами, ибо секрета из их внешности никто не делает.

Вообще эта стандартизация внешности андроидов стоила ему больших нервов. На него обращали внимание все, кто только видел, потому что его собственная внешность под стандарты андроидов не подходила: по сравнению с ними он маленький, худой, косой-кривой-бледный и так далее. Кихуатон во всех документах указывала, что он изготавливался для работы с дикими зверьми в заповедниках и диких джунглях, но из-за сбоя в процессе полимерного синтеза оказался пригоден лишь для взаимодействия с не-хищниками. Себя она позиционировала как заядлого натуралиста-путешественника, изучающего редкую фауну и флору Империи, и потому данный андроид, учитывая восьмидесятипроцентную уценку, ей вполне подходил. Поверили ли бы в такую легенду должностные лица Теков, Славик определить затруднялся. Но должностные лица Кетцали пока в эту фигню верили, и это успокаивало его хотя бы немного.

Вообще, Кетцали были прикольными чуваками. Здоровенные птицы под два метра ростом, лапастые, ярко-разноцветные и клювастые, словно из каких-нибудь амазонских джунглей. В амазонских джунглях Славик никогда не был, но в интернете полно видосов, а на работе по ти-ви часто крутили «Дискавери», поэтому он в курсе. И сразу заметил, что Кетцали немного отличаются формой клювов, а не только расцветкой. Позже выяснилось, что расцветка у них является частью моды и поверх собственных перьев Кетцали носят одежду, которая тоже изготавливается из перьев, только выращенных искусственно. На холодных планетах одежды носят много, на жарких мало, так что определить, где у встреченных Кетцали свои перья, а где искусственные, Славик затруднялся. А вот клювы у них оказались всегда свои и действительно разные, в зависимости от подвидов. Но особенно доставляли военные и полицейские Кетцали в боевых скафандрах. Кетцали идиотами не были, боевые скафандры из перьев делать не собирались, и облачённая в военное снаряжение двухметровая птица реально выглядела драконом, здоровенным, чешуйчатым и огнедышащим. Только вместо допотопного огнемёта в боевой шлем Кетцали интегрировалась какая-то плазмопушка, и, насколько он понял, даже не одна.

Язык Кетцали представлял собой набор трелей, криков и щелчков разного рода продолжительности, но их голосовые связки позволяли воспроизводить язык Теков почти без искажений. Каждый Кетцали знал хотя бы один из трёх основных имперских диалектов – Теков, Уэргов и Чиалори, для всего остального существовал лингвотрон, так что проблем с коммуникацией не было. Кстати, благодаря лингвотрону его легенда для Кетцалей выглядела более убедительно. Славик говорил в шлем, его голоса никто, кроме лингвотрона, не слышал, а собеседник слышал уже ответ лингвотрона. Кихуатон заранее позаботилась, чтобы прибор говорил механическим голосом, объясняя это тем, что андроид изготавливался в одной из имперских цивилизаций из другого спирального рукава Галактики. Поэтому заложенный в его матрицу диалект является редким, а основные диалекты не прогрузились в результате дефекта. Чинить всё это долго, дорого и не нужно, потому что она нацепила на андроида лингвотрон – и нет проблем. И все соглашались, мол, правильное решение, на фига деньги тратить. Всё равно без лингвотрона никто не ходит, даже андроидам в матрицу загружают только стандартный пакет языков Империи. Если только речь не идёт об очень дорогих моделях.

Вообще, лингвотрон реально великий девайс, ему бы такой дома, там, на Земле! Вот бы он тогда развернулся! Славик тяжело вздохнул. На Землю путь заказан, это уже ясно. Надо как-то выживать здесь. Он с трудом подавил желание размять затекшую спину. Сиденья для андроидов жёсткие, компактные и почти прямоугольные. Никаких там мягких обивок, опускающихся спинок и прочего. Андроиду всё это ненужно, он не устаёт от сидения в одной позе. Раньше полимерных рабочих вообще перевозили стоя, это существенно экономило место, но оказалось невыгодно в случае непредвиденных ситуаций, потому что набитые словно селёдки в банку андроиды получали больше повреждений при авариях или смещениях груза, а ещё непропорционально возрастал износ каких-то там узлов, отвечающих за поддержание равновесия и устойчивость при перегрузках.

Потому что грузовой трюм не оборудуется такими удобствами, как пассажирская палуба. Тут холодно, на время полёта вырубается освещение и откачивается воздух, никакой кормёжки, стоят простенькие системы компенсации перегрузок и тому подобное оборудование. Особенно в лайнерах Кетцали, которые биологически отличаются от местных людей. Они же птицы, полётные ускорения и торможения эволюционно им более близки, и всякие перегрузки Кетцали воспринимают проще, а в каких-то случаях то ли вообще не воспринимают, то ли почти не чувствуют. Имперские стандарты требуют от любой имперской цивилизации иметь на любых своих лайнерах, даже захолустных, определённую квоту мест для представителей любого биологического вида Империи. На лайнерах Теков есть палуба со страховочными насестами для Кетцали и амортизационными пьедесталами для Пэчуа, на лайнерах Кетцали имеется пассажирская палуба для Теков, Уэргов и места для Чиалори с удлиненными спинками и увеличенным просветом над головой. Всё выполнено с соблюдением соответствующих стандартов, положенных тому или иному классу лайнера. Короче, Кихуатон путешествует со всеми удобствами.

А он – нет, потому что андроидам удобства не нужны. После самого первого перелёта краснокожая красотка устроила ему вынос мозга на полчаса. Потому что из-за затекшей спины он извёлся донельзя и за пять часов полёта как только не извернулся, пытаясь устроиться в жёстком негнущемся кресле, которое и креслом-то назвать нельзя – это какой-то каркас для человекообразного робота! Как в нём сидеть пять с лишним часов?!!

Но оказалось, что автоматика грузового трюма зафиксировала, что среди десятка андроидов, неподвижно сидящих подобно застывшим пластиковым болванчикам, нашёлся один, который часто дёргается и меняет одну нелепую позу на другую. Помощник капитана связался с Кихуатон, сообщил ей о проблемах в программе андроида и даже продемонстрировал видео, которое, как выяснилось, местная техника пишет в полной темноте очень даже запросто. К счастью, тему удалось замять: Кихуатон сказала, типа, андроид бракованный, для него это нормально, но в целом он безобиден и кроме неправильной посадки никаких проблем не доставит. Мол, покривляется, но кресла не покинет, у него всегда так. Она отправляла его в сервисный центр, но там ничего не могут сделать – модель бракованная, стандарты нарушены, матрица несёт необратимый дефект. Либо в утиль, либо пользуйтесь так. Но утилизировать его жалко, обошёлся недорого, свои профессиональные функции выполняет исправно, где ещё найдешь полимерного рабочего по такой цене. Помощник капитана остался удовлетворён объяснением и даже согласился с ней, услышав цену, в которую якобы обошёлся бракованный андроид. Зато самого Славика ждал скандал.

– Ты нас чуть не выдал! – взъелась на него Кихуатон, едва они оказались в полупустом зале ожидания первого на их пути захолустного космопорта. – Что, жить надоело?! Тяжело посидеть спокойно всего-то пять часов?! Тебя не мешки с маисом разгружать отправили, а всего лишь на кресле посидеть! В скафандре это не так напряжно, как в простой одежде, так что сиди ровно, пока нас всех не убили, особенно тебя! Подключись к новостным каналам и изучай свою будущую Империю, об остальном медблок позаботится!

Понурившийся Славик лишь подавленно кивал. Пришлось признать её правоту. Сказать по правде, увидев запись, сделанную в полной темноте, на которой он легко узнал сам себя даже в полузакрытом шлеме, Славик здорово испугался. С такими технологиями его найдут везде, даже в трюме для андроидов! И убьют!!!

Он так разволновался, что медблок предпринял усиленные меры. Кихуатон заметила медицинскую индикацию и поспешила сменить вынос мозга на сюсюканье и успокаивание, пытаясь помочь нанороботам. Вообще женщины тут в этом плане другие, Славик это уже заметил, они здесь не истерят ради истерики, умеют резко сделать выводы из меняющейся обстановки и поменять своё поведение на более оптимальное. Никто не продолжает ругань просто потому, что ругаться ещё не надоело. Наверное, это потому, что местные мужики терпят вынос мозга лишь до определённого предела. Славик не раз видел, как Ночтли покорно выслушивал претензии Кихуатон, но стоило ему проявить недовольство, как краснокожая красотка мгновенно прикусывала язык и всё прекращалось. В какой момент и вследствие чего именно так происходило, Славик пока не разобрался, потому что не до этого, тут бы выжить. Ему сейчас не до этнографических наблюдений!

Донельзя затекшая спина причиняла измученной психике те ещё страдания, и Славик осторожно потянулся, не убирая рук с подлокотников. Кое-как размяв позвоночник, он вернулся к просмотру новостных каналов. Без знания языка понять, что означают эти индейские иероглифы, в изобилии вспыхивающие под различными видеопотоками, было нереально, и большую часть информационных каналов Славику приходилось пропускать. Но за неделю непрерывных перелётов он методом тыка подыскал себе пару новостных каналов, смотреть которые было вполне понятно. Всё равно в погружённом во мрак трюме делать можно только четыре вещи: разглядывать соседей-андроидов, застывших в режиме гибернации, делать вид, что ты сам андроид, застывший аналогично соседям, спать и смотреть новости. Но спать постоянно не получалось, потому что за сутки перелёты случались либо дважды, либо один раз, но очень длительные. Кихуатон не решалась нигде задерживаться подолгу, и как только они приземлялись на очередную планету Кетцали, арендовала какой-нибудь самый дешёвый транспорт и везла Славика в другой космопорт. Она подыскивала такой, чтобы находился как можно дальше от первого, после чего они вылетали оттуда ближайшим рейсом куда-то еще.

В подробности запутывания следов Славик не вдавался. Всё равно в местной географии он ни фига не понимает, да и задёрганная Кихуатон, непрерывно косящаяся по сторонам в ожидании нападения, сразу заявила, что владельцы со своими андроидами разговаривают нечасто. Обычно им отдают приказы либо принимают от них доклады и какие-нибудь информационные справки, если андроид был укомплектован теми или иными базами данных. Просто так болтать с полимерным рабочим никто не будет, тем более с бракованным.

Этот не то прямой подкол, не то скрытое оскорбление Славик снёс молча, чтобы не обострять и без того непростую обстановку. Но слова краснокожей контрабандистки запомнил. Вообще он старался запоминать всё, что только можно, чтобы в конце концов найти способ бежать и выжить. С побегом ситуация была сложной и двоякой: с одной стороны, планеты Кетцали реально больше подходили для побега, потому что разумные птицы действительно не разбирались в гуманоидах столь же хорошо, как сами гуманоиды. Кетцали легко различали здешних индейцев, надменных верзил, квадратных карликов, людей-амфибий, человекообразных змей и так далее. Это было несложно, спустя пару суток зависания на новостных каналах Славик и сам запросто отличает друг от друга всех вышеназванных. Зато тонкостями внутривидовых различий среди тех же Теков разумные птицы уже не парились. В смысле, их официальные лица, чиновники, госслужащие, которым положено, бизнесмены, путешественники и прочее в Теках разбирались, ибо Империя. Но простым Кетцали, которые редко или вообще никогда не покидали своего созвездия, всё это было пофиг, и дальше общеимперских образовательных стандартов они не заморачивались.

То есть если сбежать, то у него имеются реальные шансы прокатить за какого-то андроида, занимающегося своими делами. В смысле, делами своих хозяев, которые, типа, послали его куда-нибудь с поручением. Но другая сторона вопроса удручала. Потому что цивилизация Кетцали была ещё менее понятной для уроженца Земли, чем вся остальная Империя. У разумных птиц всё было устроено по-птичьи: города напоминали лес, небоскрёбы архитектурно походили либо на деревья, либо на испещрённые норами отвесные скалы, а жилые и общественные помещения имели совершенно чуждую людям архитектуру. Всюду высоченные потолки, теряющиеся где-то вверху, и громадные объёмы, заполненные ярусами скелетных конструкций всевозможных форм и вариантов, которые Славик сам для себя назвал насестами. На какие-то из них можно было попасть посредством лифтов и телепортаторов крайне экзотического вида, на другие же можно было только взлететь, имея собственные крылья.

В каждом общественном месте для Теков и прочих гуманоидов существовал так называемый имперский сектор, внутри остальных зданий бескрылые имперцы либо не появлялись, либо использовали скафандры с антигравом. У Славика антиграва, конечно же, не имелось, потому что это очень дорогой девайс и устанавливать его на дешёвого андроида никто не будет. Короче, в городской среде Кетцали недолго и шею сломать, если случайно свалиться откуда-то очень свысока. У них даже на вершинах древоподобных небоскрёбов ограждения есть только в имперских секторах, потому что у всех местных имеются крылья и разбиться в результате падения им не грозит. У Кетцали даже малолетние дети, которые ещё не встали на крыло, умеют планировать сверху вниз. Этот рефлекс заложен в их генетику эволюционно.

Вот и получается, что спрятаться на планетах Кетцалей шансов больше, но как тут жить – фиг знает. Ему бы антиграв, как у Мезлина… Да и денег раздобыть надо, чем платить за энергию, жильё и еду? С пустыми аккумуляторами, или что тут вместо них, скафандр работать не будет, а без скафандра его быстро вычислят. Жить на улице тоже не будешь, тут всюду искусственный интеллект и спутниковое видеонаблюдение, любого бродягу разыщут в два счёта. И сличат с базами данных со всеми вытекающими отсюда для Славика последствиями. Не говоря уже о местной еде, которая далеко не всегда подходит нормальным людям. Заказ экзотических блюд вызовет подозрения, а что тут есть такого из местной кулинарии, что можно съесть без последствий для здоровья или желудка, Славик не знал. Во время полётов он питался пищевой смесью из НЗ скафандра, которую потом перезаряжали в космопортах в специально предназначенных для этого устройствах.

И всякий раз во время этого процесса Кихуатон сильно нервничала. Потому что полимерным рабочим еда не нужна, они на энергии работают, как положено роботам. И если кто-то увидит, как Славик использует устройство для пополнения пищевого комплекта, то сразу догадается, что он не андроид. Поэтому пищевой НЗ Кихуатон позволяла ему перезаряжать только тогда, когда рядом никого не было, но даже так был риск попасть под подозрение к искусственному интеллекту, управляющему системами наблюдения. К счастью, всевозможные ИИ на Славика пока что внимания не обращали, то ли маскировка действительно удалась, то ли Кетцали ещё не запрограммировали свои системы на его поиск. А вот оказаться одним, без свидетелей, возле общественного устройства для перезарядки скафандров удавалось не всегда, и зачастую пополнить запас пищевой смеси не получалось. Из-за чего Славику приходилось экономить и недоедать.

При мысли о еде в желудке забурлило, и Славик потянулся губами к патрубку пищевой системы. В предыдущем космопорту им повезло с толпой – в смысле, её там не было, и пищевой НЗ удалось зарядить полностью и без проблем. Вот только этот полёт продолжается уже пять местных часов, то есть больше десяти часов по земным меркам, потому что у местных в часе сто минут, в минуте сто секунд, а сама секунда длиннее земной, поэтому тоже делится на сто. За это время Славик съел половину имеющейся смеси, и остальное стоило бы экономить, так как непонятно, когда пищевой НЗ удастся перезарядить в следующий раз. Он сделал несколько глотков и заставил себя оставить пищевой патрубок в покое. Смесь была вкусная и остановиться было непросто. Но Кихуатон ещё перед вылетом предупредила, что пункт их назначения является какой-то провинциальной планетой Кетцали, и вообще непонятно, какая обстановка будет в тамошнем космопорту. Может, ни души, а может, толпа, потому что космопортов мало и все они забиты.

Насколько Славик понял, предыдущая планета, с которой они вылетели пять имперских часов назад, являлась не то узловой, не то одной из центральных. Поэтому Кихуатон и выбрала для очередной пересадки самый захолустный из имеющихся там космопортов, не отличающийся огромным пассажиропотоком. Правда, с точки зрения жителя Земли, этот так называемый захудалый космопорт представлял собой феерическое буйство супервысочайших технологий далёкого будущего, которое на Земле не в каждом фантастическом блокбастере настало. Впрочем, подобное впечатление на Славика производило всё вокруг, когда дело касалось технологий, и он тщательно запоминал каждую мелочь. Как только он получит от своих похитителей обещанные гипнограммы и начнёт разбираться в местной жизни, то сразу же приступит к выстраиванию плана побега. И обязательно сбежит.

Потому что доверять этой кучке неудачников свою жизнь Славик не собирался. Он уже понял, что ему прямо-таки конкретно не повезло: из всех претендентов он единственный попал в руки каких-то бомжей. Эти бесконечные перелёты на пыточном кресле для андроидов не прошли даром, и многочасовой просмотр новостей сделал своё дело. Мозгами он не обделён, так что и без обучающих гипнограмм неплохо разобрался в перипетиях императорской гонки. Богатый опыт интернет-сёрфинга оказался кстати, и Славик быстро отыскал в бесконечном потоке непонятных новостных сервисов вполне адекватный канал, авторитетно и понятно освещающий наиболее значимые события. Канал назывался «Новости Империи. Экстренный выпуск», и вёл его очень харизматичный чувак с ржачным именем Зипактонал. Имя ведущего заставляло Славика улыбаться, зато сам чувак оказался очень комфортным рассказчиком, потому что всё объяснял подробно, в том числе видеоряд, и почти не прибегал к иероглифическим подписям под идущим видео. Эксперты, на которых он ссылался, тоже проговаривали большую часть информации вслух, и для незнающего местной письменности Славика это было оптимальным вариантом.

Из новостей Зипактонала Славик выяснил, что все остальные претенденты, которым повезло не погибнуть в первые же минуты или часы после похищения с Земли, попали в руки более расторопных Ловчих с мозгами. И эти Ловчие давно и благополучно продали своих претендентов сильным мира сего за очень большие бабосы. Облажался только Ночтли со своей вредной бабой и наглым квадратным карликом. Потому что все трое понятия не имели, как правильно поступать с претендентами, и вообще оказались возле портала Ловчей Сети раньше всех чисто случайно. Никаких контактов ни с Великими Доминионами, ни с их посредниками у них нет, напрямую осуществить продажу претендента они не в состоянии, поэтому будут вынуждены искать способы так же, как это делал бы любой прохожий с улицы. Что стремительно сводит на нет их шансы выжить. А вместе с ними – и шансы Славика. Поэтому единственный для него способ выжить – это как можно скорее бежать и продать себя самостоятельно. Славик понял это очень быстро и с тех пор тщательно следил за экстренным выпуском новостей от Зипактонала.

Время, в которое обычно вещал краснокожий харизматичный чувак, уже наступило, и Славик торопливо отыскал нужный канал.

«– … поиски последнего претендента по-прежнему не дали результата! – увлечённо вещал Зипактонал, и лингвотрон переводил его речь сильным и красивым, хорошо поставленным мужским голосом, очень похожим на голос самого Зипактонала. – Не секрет, что Великие Доминионы сосредоточились на императорской гонке и делегировали поиски последнего претендента всем желающим! Но напасть на след Величайшего Сла-В-Ика, – Зипактонал тщательно произнёс его имя, – до сих пор никому не удалось! Согласно данным наших источников, различные силы, занимающиеся поисками, смогли отследить его путь от портала Ловчей Сети до некой точки в мёртвом космосе, расположенном между пространствами Малого Доминиона Ичтеки и группы цивилизаций Кетцали!»

От охватившего его нервного напряжения Славик замер, превратившись в слух. Рядом с Зипактоналом вспыхнула объёмная карта Империи, быстро укрупнившаяся до занимающей всё изображение бескрайней пустоты мёртвого космоса, по краям которой слабо мерцали подсвеченные созвездия, отмеченные хорошо узнаваемыми пиктограммами в виде Тека и Кетцали. В самом центре чернильной пустоты вспыхнула переливающаяся белая точка.

«– Именно здесь корабль Ловчих, на котором находился Величайший Сла-В-Ик, выбросило в реальный космос! – объяснил Зипактонал. – Эксперты сходятся во мнении, что их гиперпривод получил повреждения, исправить которые вне заводских условий не представляется возможным. Судя по найденным в этой точке следам, Ловчие предприняли попытку отремонтировать гиперпривод и совершили прыжок. Дальнейшие мнения экспертов расходятся. Одни считают, что ремонт не мог быть удачным и Ловчие на свой страх и риск совершили прыжок в никуда. Неисправный гиперпривод не может обеспечить минимально необходимую скорость скольжения по гипертрассе, поэтому их снова выбросило в реальное пространство где-то в мёртвом космосе. В котором они и останутся либо до самой смерти, либо до тех пор, пока кто-нибудь случайно не поймает их сигнал бедствия. Но все системы связи их корабля были уничтожены в ходе предыдущей погони, так что даже если Ловчие сумеют подать такой сигнал, до ближайших населённых систем он будет идти несколько лет. Столько на фактически уничтоженном корабле они не протянут».

Зипактонал бросил на зрителя пристальный взгляд, словно проверял, прониклась ли аудитория всей трагедией момента, после чего продолжил:

«– Другая точка зрения состоит в том, что Ловчим могло банально повезти и на их превратившемся в решето фрегате могло уцелеть сложное ремонтное оборудование. Благодаря которому им всё же удалось дотянуть до ближайшей обитаемой системы. Представим, что так и произошло!»

Зипактонал сделал жест в сторону объёмной карты, и от пульсирующей точки протянулась пара изогнутых векторов в виде круто нарисованных гипертрасс, клубящихся фиолетовой энергией. Одна трасса вела к звезде в созвездии с пиктограммой в виде человечка, другая – к светилу в созвездии с пиктограммой птицы.

«– Если фортуна оказалась на стороне Ловчих, то перед ними открываются два варианта! – Краснокожий ведущий указал на первую трассу. – Прыжок к ближайшей обитаемой системе в пространстве Малого Доминиона Ичтеки, то есть фактически в руки их военных, потому что именно в той системе расположена главная база флота Сил Самообороны Ичтеков».

Рука Зипактонала сместилась в сторону второй трассы:

«– Либо вариант второй – прыжок в пространство Кетцали! Это дольше, и шансов не дотянуть на полумёртвом гиперприводе больше. К тому же система, в которую Ловчие попадают в случае очередного везения, является окраинной, и там расположены крупные полицейские силы. Как видите, вариантов исчезнуть незамеченными у Ловчих нет. Но есть один нюанс: в указанном секторе пространства Кетцали накануне рассматриваемых нами событий произошло нападение пиратов на частный туристический караван. Туристам сильно досталось, но храбрые полицейские силы Империи подоспели вовремя, и серьёзных жертв удалось избежать. Караван рассыпался, спасаясь бегством, его участники совершили экстренный прыжок к различным обитаемым системам, и как раз в то время повреждённые пиратами суда путешественников прибывали в обе вышеуказанные системы. Ловчие могли выдать себя за участников этого каравана и затеряться в пространстве Ичтеков либо Кетцали. Впрочем, последнее маловероятно, потому что найти Теков среди Кетцали гораздо легче, чем среди других Теков. Эксперты не сомневаются, что все заинтересованные силы уже ведут поиски Величайшего Сла-В-Ика в обоих субъектах Империи. Мы продолжаем следить за развитием событий!»

Картинка с картой сменилась крупным планом Зипактонала, и краснокожий харизматик убедительно заявил:

«– Оставайтесь с нами, если хотите быть в курсе! Мы держим руку на пульсе событий! А сейчас мнения экспертов!»

В студии словно по мановению волшебной палочки появились эксперты, не уступающие ведущему в харизме, и похолодевший Славик жадно вслушивался в льющийся из лингвотрона перевод. Ситуация была катастрофической: все были уверены, что Славика ищут, даже несмотря на то что шансов у его раздолбанного фрегата дотянуть до ближайшей обитаемой системы почти не было. Потому что отказываться от такого бабла дураков нет. И на этот раз по его следу идут профессиональные головорезы и агенты спецслужб, рискнувшие заработать в частном порядке, потому что другим разыскать его не под силу. Но самое жуткое заключалось не в этом, а в том, что никто не сомневался в его скорой смерти. Награда, негласно объявленная некими посредниками за его мёртвое тело, по-прежнему превышала награду, официально назначенную Великими Доминионами за него живого, и вывод был очевиден. При этом все были уверены, что награда за его труп в действительности исходит от самих Великих Доминионов, потому что любому из них сейчас выгодней, чтобы он умер, но не попал в руки конкурентов.

Пока Славик пребывал в безмолвном шоке, медблок вколол ему дозу нанороботов, спустя полминуты к нему вернулась способность соображать, и он принялся лихорадочно думать. Рано или поздно его найдут, это понятно. Тут такие технологии – на Земле голливудским сценаристам даже не снилось такое. И это то, что доступно для всех. Чем пользуются спецслужбы и всякие профессиональные киллеры – лучше даже не задумываться, иначе можно двинуться крышей от страха. Ночтли и его неудачникам доверять нельзя, сейчас они прячутся вместе с ним, потому что знают, что вместе с ним их и убьют, чтобы не делить горы бабосов. Они тоже смотрят новости и лучше его знают, что их ищут профи. По идее они сами должны резко найти способ добраться до Великих Доминионов, чтобы продать его напрямую. И вот тут возникает главный вопрос! А зачем им продавать его живым, если труп стоит дороже?! Да они убьют его, как только покупатель позвонит в дверь или они сами позвонят в дверь покупателя, просто ради того, чтобы срубить больше бабла!

Единственный шанс выжить – это самому попасть в какой-нибудь Великий Доминион, лично. И не просто сбежать, прилететь на какую-то планету, явиться в полицейский участок и быть убитым тамошними ментами ради всё того же вознаграждения за его труп! А добраться до представителей власти, желательно поглавнее, и ещё надо привлечь к этому процессу прессу, так надёжнее! Круто было бы связаться с этим Зипактоналом, уж он-то конкретный репортёр, наверняка не откажется от такого сюжета! Но чтобы понять, как всё это сделать, нужно разбираться в местной жизни. Для этого ему нужны гипнограммы! Как можно больше и как можно скорее! Нужно вытребовать их из Ночтли, как только эти осточертевшие перелёты закончатся! Кихуатон обещала, что этот полёт последний, так что действовать надо решительно! Лишь бы эти упыри-неудачники ничего не заподозрили и не отказались его обучать!

Пока Славик ломал голову над вариантами дальнейших действий, совещание экспертов закончилось, и в студии вновь возник Зипактонал:

«– Срочные новости с фронтов! Боевые действия против сил Хаоса, подло вторгшихся на территорию Империи в столь сложные для нас времена, успешно продолжаются! Только что мы получили информацию из генерального штаба, подтверждённую пресс-службой Регентского Совета! Доблестные имперские войска под командованием герцог-адмирала Атля нанесли сокрушительное поражение силам Ххззутов! Наш удар был столь болезнен, что жуки оказались вынуждены прекратить вторжение в систему Уахиль и срочно вывести из неё все свои войска! Система Уахиль была освобождена без единого выстрела, связь с ней восстановлена, соответствующие имперские ведомства уже начали проведение консультаций по вопросам оказания помощи пострадавшим планетам! Поздравляем население системы Уахиль! Империя с вами каждую секунду! Была, есть и будет!»

Картинка из студии сменилась кадрами видеосъёмки. Похоже, трансляция велась с поверхности осаждённой планеты снизу вверх, потому что пул летающих камер, а Славик сразу понял, что их было несколько и они летающие, то поднимался выше, то прятался в развалинах гигантских строений. Изображение часто дёргалось и периодически рябило помехами, но в целом качество было нереально крутым, особенно кратность зума. Видео показывало силы вторжения, напавшие на обитаемую планету Империи. Небо над громадным мегаполисом было густо усеяно боевыми кораблями, дизайн которых не оставлял никаких сомнений в том, что принадлежит эта армада совсем не людям. Людей здесь называют Теками, так именуют себя краснокожие, это Славик уже понял, и корабельный дизайн у тутошних индейцев совсем другой. Гарантированно отличать Имперские корабли от кораблей Хаоса он пока ещё не натаскался, а вот корабли Ххззутов и Тс узнавал сразу. Настолько непохожи они на творения Теков.

И сейчас бесконечные сотни этих кораблей, заполонившие небо над имперским мегаполисом, безраздельно хозяйничали в атмосфере планеты. Огромные корабли жуков просто висели на месте, видимо, основные имперские силы были уже уничтожены, и делать им особо нечего. Большие корабли неторопливо перемещались по небу, изредка постреливая куда-то вниз какими-то сгустками энергии, наверное, добивали последние очаги сопротивления. Маленькие и очень маленькие корабли, наоборот, носились туда-сюда быстрыми юркими роями, то заполняя какой-нибудь район мегаполиса, то устремляясь к другому. Славик сразу понял, что жуки ведут зачистку, чтобы их десант не сбили во время снижения. Он сам так делал в одной из космических игровых стратегий. Интересно, где тут десантные корабли с наземными войсками? Почему с неба на землю не спускается овердофига шаттлов с пехотой?

Одна из камер, следящая за мчащимся вдали роем истребителей Ххззутов, неожиданно резко рванулась вниз и укрылась в каких-то высотных развалинах. Направление съёмки быстро сместилось вниз, меняя фокус, и Славик увидел густой поток тускло поблескивающих силовой броней десантников Чужих. Десант жуков уже на планете, их многочисленные отряды перемещались по замершему мегаполису, беря под контроль районы один за другим. Жуки в боевых скафандрах бегали со скоростью спортивного автомобиля, запросто карабкаясь по стенам высотных строений, и один из таких отрядов явно засёк летающие камеры. Десантники жуков пока не открывали огонь, но двигались точно в направлении камер, и панорамная картинка показала, как один из истребительных роёв изменил направление и тоже помчался к камерам, планируя поддержать своих бойцов с воздуха.

Славик невольно подумал, что сейчас камерам придёт крышка, как вдруг что-то изменилось. Все видимые на трансляции силы Ххззутов одновременно пришли в движение и развили бурную активность. Огромные корабли жуков начали подниматься ввысь, быстро исчезая в небе, остальные срочно объединялись в огромные облака и следовали за ними. Десантники жуков изменили направление движения на противоположное, и стало видно, как вдали их примеру следуют другие подразделения Ххззутов. Карабкавшиеся по стенам зданий боевые жуки разворачивались на сто восемьдесят и бежали вниз. Пехота Ххззутов быстро накапливалась на более-менее открытых участках мегаполиса, на которые уже приземлялись десятки кораблей. Транспортные корабли жуков забирали десант и немедленно взлетали, сопровождаемые роями истребителей. В течение каких-то минут оккупированный Чужими мегаполис опустел, и в небе над городом не осталось ни одного корабля Чужих.

«– Они уходят! – Приступы помех пропали, и Славик услышал чей-то голос, похоже, принадлежащий оператору летающих видеокамер. – Постановка помех пропала! Нас больше не глушат!»

«– Связь появилась! – возбуждённо ответил оператору кто-то. – Я тебя слышу! Где они?! Ты их видишь?!»

«– В атмосфере их нет! Камеры выше не поднимутся, это максимум! Всё, что могло летать выше, жуки сожгли электромагнитным ударом! Пошлите сигнал бедствия!»

«– Уже посылаем! Есть связь с рудником на астероиде! Они передают видео!»

Изображение с летающих над повреждённым мегаполисом камер сменилось картинкой из космоса. В космической черноте на переднем плане угадывались очертания здоровенного астероида, утопающего во мраке. На его поверхности находились какие-то многочисленные высокотехнологичные строения, судя по всему, тот самый рудник, о котором шла речь. Периметр рудника был практически полностью разрушен, видимо, раньше там находились охранные системы, освещение отсутствовало, и трансляция переключилась в режим ночного видения. Сразу же стало гораздо понятней. Астероид оказался ещё больше, а рудник – ещё технологичней, и не сказал бы репортёр, что это рудник, Славик бы по-любому решил, что видит какой-нибудь космический НИИ. Прямо напротив рудника, в космической дали, была хорошо видна армада Ххззутов. Многочисленные рои кораблей Чужих объединялись в крупные облака и одно за другим уходили к окраине системы.

«– Ххззуты уходят к области гиперпереходов!» – лингвотрон перевёл чей-то возбуждённый голос.

«– Рудник! Повторите! – похоже, это был кто-то с поверхности планеты. – Что происходит?»

«– Жуки покидают систему! – взволнованно отвечал неизвестный. – Они собрались в походные кластеры и двигаются к области гиперпереходов на высокой скорости! Я не вижу, чтобы они оставили здесь кого-нибудь!»

«– Не рискуйте! – предостерегли его с планеты. – Ххззуты могли спрятать в системе корабли под полями преломления! Не развивайте активность и не подавайте признаков жизни! Мы пытаемся связаться с Империей, чтоб её Бесы…»

В эту секунду эфир сильно забило помехами, и окончание ругательства потонуло в шипении. Славик иронически усмехнулся. Знаем-знаем, как это делается! Как-никак, в России живём! У нас бы запикали фразу или просто вырезали! А тут технологии! Поэтому всё можно списать на помехи! Но все, кому надо, поняли! В этот момент изображение из атакованной Чужими системы вновь сменилось физиономией ведущего.

«– Наши коллеги из системы Уахиль волновались зря! – Зипактонал улыбнулся улыбкой Большого Брата, пришедшего на помощь малышу. – Ххззуты не стали оставлять там шпионов или диверсантов. В тот момент жукам было не до того! Доблестные имперские войска отплатили им той же монетой, заставив на собственном хитине испытать, каково это – вражеское вторжение!»

В студии возникла объёмная карта Галактики и быстро укрупнилась до размеров охваченных войной приграничных секторов, расчерченных гипертрассами движения боевых флотов и разноцветными стрелочками нанесённых ударов. Граница Империи была выделена неброским, но хорошо заметным свечением, благодаря чему сразу бросалось в глаза, что силы Империи нанесли удар за её пределами, атаковав систему Ххззутов в пространстве Хаоса.

«– Герцог-адмирал Атль провёл гениальный стратегический манёвр! – победным тоном провозгласил Зипактонал. – Он ударил по Ххззутам в их собственном пространстве! Такого жуки от нас не ожидали! И были вынуждены бросить всё и срочно возвращаться домой, защищать награбленное! Слово экспертам!»

В студии вновь появились эксперты, на этот раз в штатских одеждах из них был только один, судя по аристократической чопорной физиономии и росту под два двадцать, это Чиалори, местные верзилы. Остальные были Теками и квадратными карликами в форме, отличающейся по цвету и покрою. Эксперты немедленно принялись озвучивать свои выводы относительно проведённой Атлем дерзкой операции, и их слова сопровождались видеовставками, демонстрирующими уничтожение кораблей Чужих силами Империи. Было несложно заметить, что имперские корабли численно превышали эскадры жуков раз в десять, но именно это и являлось у экспертов предметом особой гордости.

«– Блестящее стратегическое решение! – вещал один из Теков в униформе. – Обратите внимание, уважаемые коллеги, как грамотно был составлен стратегический алгоритм операции! Герцог-адмирал создал наживку из остатков Сто Восемьдесят Восьмого флота и дразнил ею Ххззутов до тех пор, пока они не бросили в погоню все свои силы, базировавшиеся в этом секторе! После чего нанёс массированный удар по их базе, фактически оставшейся без прикрытия! Жуки ослеплены серией лёгких побед и слишком рано расслабились! На войне это чревато, доказательство чему мы с вами имеем удовольствие наблюдать!»

«– Позволю себе не согласиться! – немедленно встрял квадратный карлик в мундире. – Флот Ххззутов, оставленный на охрану базы, насчитывал тысячу двадцать четыре вымпела, то есть сто двадцать восемь полных кластеров! Это полноценный и самодостаточный флот жуков, серьёзно превосходящий любой из стандартных флотов Империи в численности, не говоря уже о технологической оснащённости. Утверждать, что Ххззуты оставили свою базу без прикрытия, по меньшей мере не соответствует действительности! База охранялась надёжно! Этих сил более чем достаточно, чтобы противостоять даже Пятисотому флоту Империи до подхода подкреплений! Если жуки и совершили ошибку, то она в том, что Ххззуты не ждали нашего контрнаступления, да ещё силами сотни флотов!»

«– Теперь уже я позволю себе не согласиться! – тут же отреагировал Чиалори в штатском. – Ххззуты далеко не профаны в военном деле, это зафиксировано в архивах многократно! Не говоря о том, что до объявления войны Империи Рой Ххззутов вёл войны почти со всеми своими соседями, то есть действовал даже не на два фронта, а более, причём с определёнными успехами! Они не могли не знать о готовящемся нами контрударе! У них не может не быть разведки, им ничего не стоит просматривать открытые каналы вещания Империи, не говоря уже об агентурной работе! Я неоднократно заявлял, что подозреваю наличие на территории Империи разветвлённой шпионской сети противника!»

«– Если всерьёз воспринимать все сделанные вами заявления, – квадратный карлик скептически отмахнулся, не скрывая иронии, – так на территории Империи у каждого клана Диких существует по разветвлённой шпионской сети! И почему же тогда, по-вашему, шпионская сеть Ххззутов не предупредила их о приближающемся контрударе? Как мы видим, жуки оказались к нему не готовы!»

«– Как раз к контрудару как таковому они оказались более чем готовы! – теперь уже в голосе Тека зазвучала ирония. – И именно благодаря этой их шаблонной готовности герцог-адмирал Атль добился успеха! Давайте же вникнем в хронологию событий!»

Тек принялся увлечённо объяснять, указывая руками на карту, которая, повинуясь его движениям, подсвечивала нужные сектора и направления движений флотов.

«– Герцог-адмирал выманил силы Ххззутов с базы в первом секторе, – вещал он. – Это было несложно, потому что жуки заинтересованы в том, чтобы не оставлять у себя в тылу недобитые подразделения противника! Кроме того, они знали, что где-то здесь скрывается Пятисотый флот, ранее уже нанёсший им определённый урон. Поэтому они не просто бросились в погоню очертя головогрудь! Они оставили на базе мощный полноценный флот и ещё большие силы отправили на уничтожение горстки полуживых эскадр! Потому что не исключали, что это может оказаться ловушкой и вместе с остатками разгромленного Сто Восемьдесят Восьмого их встретит Пятисотый флот, отлично подготовленный и во всеоружии!»

«– Коллега, я полностью согласен с данной трактовкой, – квадратный карлик сдержанно улыбнулся, – но нахожу ваши слова противоречащими самому себе! Не вы ли несколько минут назад утверждали, что Ххззуты потерпели поражение из-за своей самонадеянности в силу череды лёгких побед?»

«– Я продолжаю так утверждать! – с готовностью подтвердил Тек. – Извольте убедиться, коллега! Что произошло далее? Ххззуты бросаются в погоню за приманкой, база в первом секторе пустеет, при этом охранять её остаётся полноценный флот, которому, как уже было сказано, не каждое имперское соединение способно успешно противостоять по формуле «один на один»! Герцог-адмирал Атль наносит удар по этой базе силами двадцати имперских флотов, что превышает численность охраны Ххззутов пятнадцатикратно! Жуки сопротивляются отчаянно, но избежать разгрома вне их возможностей. Они срочно отзывают на базу все свои силы, имеющиеся в первом секторе, и направляют туда же большую часть сил, базирующуюся в третьем! К моменту уничтожения флота охраны на базу Ххззутов возвращаются все восемь её флотов плюс шесть флотов третьего сектора уже находятся в гиперпрыжке курсом туда же! Количественно силы Империи и Роя уже сравнялись, технологическое преимущество на стороне Ххззутов, иными словами, мы в меньшинстве и вскоре нас ждёт бойня! Жуки это поняли и расслабились! Они даже не стали прекращать вторжение в систему Уахиль!»

«– Совершенно верно! – подхватил Уэрг. – Именно об этом я и говорю! Ххззуты ждали нашего удара, они просчитались лишь в количественной оценке наших сил! Решили, что Империя распылит войска по фронтам и не сможет выставить против них мощный кулак! Как только все указанные вами силы жуков вступили в бой у базы в первом секторе, герцог-адмирал Атль ввёл в сражение ещё пятьдесят флотов, обеспечив Империи подавляющий численный перевес! Это вынудило жуков бросить в бой всё, что у них было! Они оголили оборону собственного пространства, и тогда герцог-адмирал нанёс главный удар! Оставшиеся в его распоряжении тридцать флотов атаковали систему Сштэхс в пространстве Ххззутов, в которой жуки развернули основной перевалочный пункт на пути в оккупированные имперские сектора! Вот тогда Рой забегал по-настоящему! В системе Сштэхс разгружаются караваны с награбленным и грузятся караваны с припасами, предназначенными для фронта, и всё это в одну секунду оказалось под угрозой! Громадный объём материальных ценностей! Неудивительно, что Ххззуты в срочном порядке вывели силы вторжения из системы Уахиль! Их основные силы скованы боем на базе первого сектора! Перед жуками стоит непростая дилемма: что потерять? Тыловую базу с огромным количеством ресурсов или фронтовую базу и треть всех своих сил вместе с ней?»

«– Именно поэтому я и заявляю, что Рой Ххззутов подвела самонадеянность! – гордо заявил Тек. – Они знали, что Империя способна бросить в бой мощные силы, и достаточно неплохо подготовились к этому! Но чрезмерная уверенность в собственном превосходстве не позволила им предположить, что мы способны вести боевые действия за пределами Имперских территорий! Они самоуверенно посчитали, что, какими бы ни были наши ответные действия, все события будут развиваться в пространстве Империи, в оккупированных секторах! Теперь они пожинают плоды собственной заносчивости!»

«– Как бы то ни было, – тон квадратного карлика демонстрировал окончание конфронтации между собеседниками, – если герцог-адмирал Атль, лично возглавивший дерзкую атаку на пространство Ххззутов, сумеет уничтожить перевалочный пункт до прибытия основных ударных соединений жуков, их силы вторжения окажутся обескровленными. Без поставок из метрополии флоты Роя не смогут успешно развивать наступление в глубь Империи. Повреждённые в боях корабли требуется ремонтировать, раненых необходимо лечить, припасы – пополнять и так далее! Где всё это взять?! Производственные мощности оккупированных имперских систем несовместимы с технологиями Ххззутов, и на их переоснащение жукам потребуется несколько месяцев! За это время имперские войска полностью перехватят инициативу и выбьют жуков за пределы Империи! Если же Рой решит спасти тыловой узел в системе Сштэхс, то наши перспективы станут ещё бо́льшими! Потому что все остальные войска Роя находятся слишком далеко от Сштэхс, если они и прибудут туда, то только для того, чтобы горестно взирать на россыпи обломков! Единственный выход – бросить в Сштэхс силы вторжения, которые грабят Империю, то есть бросить на произвол судьбы свои флоты, которым мы устроили мясорубку в первом секторе! В этом случае наши войска уничтожат немало кластеров противника, и Рою обеспечены большие потери! А без войск вторжения Ххззуты нам не страшны! Империя сможет сдерживать Рой двумя-тремя десятками флотов, что позволит нам сосредоточиться на противодействии силам Хаоса на других фронтах! Что бы ни предприняли Ххззуты, Империя уже победила!»

«– Если только Рой не рассчитывает на помощь третьей стороны, – холодно заявил Чиалори в штатском, не произнёсший ни слова после издёвки Уэрга. – В этом случае вы поторопились праздновать победу».

«– Ххззуты?! – Уэрг сдержанно рассмеялся. – Ожидают помощь? Не смешите, коллега! Рой прославился в веках своим запредельным ксенофобством! В этом они сродни Сияющим! Кидаются на любого, кто имеет неосторожность вплотную приблизиться к их границам! У них даже система счисления восьмеричная! Не удивлюсь, если жуки перешли на неё девятьсот тысяч лет назад, когда Сияющие спасли их от полного истребления, потому что подражали своим не менее ксенофобским спасителям! Какие уж тут союзы!»

«– Ххззуты имеют восьмеричную систему счисления с момента возникновения у них математики, – высокомерно сообщил чопорный верзила. – Это вызвано эволюционным фактором: у них восемь лап. Каждая заканчивается парой пальцев, визуально это нечто среднее между клешнёй и пинцетом. Поэтому система счисления Ххззутов кратна восьми и квадрату восьми. Позволю себе напомнить, что подобная система так или иначе сформировалась у всех разумных видов, имеющих по четыре пальца на руках. Сияющие же применяют шестнадцатеричную систему счисления, в основу которой положен постулат об их шестнадцатиэнергонной структуре. Посему их система чисел кратна квадрату четырех. Любой, кто получил элементарное высшее образование, без труда понимает разницу между восьми- и шестнадцатеричной системами!»

«– Не сомневаюсь, что каждый из наших зрителей с лёгкостью разбирается в озвученных вами нюансах! – Уэрг демонстративно проигнорировал издевку. – Давайте вернёмся к сути! Откуда вы ожидаете прибытия помощи к Ххззутам, мой уважаемый коллега? Надеюсь, не от Сияющих?»

«– Я не шучу и не сгущаю краски, когда утверждаю, что силы Хаоса имеют в пространстве Империи разветвлённую шпионскую сеть! – Теперь уже Чиалори проигнорировал издёвку квадратного карлика. – Я абсолютно в этом убеждён! Более того! При этом каждому клану Диких совершенно не обязательно создавать здесь собственную резидентуру, как вы изволили съязвить, уважаемый коллега! Наши враги пользуются услугами криминального мира Империи, расцвет которого, как всем прекрасно известно, достиг своего золотого века! Преступные синдикаты продают Диким любую информацию, всё упирается исключительно в цену заказа! Вопросы патриотизма криминалитет не волнуют! Особенно учитывая тот факт, что в имперском преступном мире более чем достаточно выходцев из пространства Хаоса, что ни для кого не секрет! Для них торговля стратегической информацией не более чем один из видов бизнеса!»

«– Уж не хотите ли вы сказать, что криминальные структуры вхожи в генеральный штаб и прочие высшие эшелоны имперской власти? – Уэрг бросил на Чиалори подозревающий взгляд. – Иначе откуда криминалитет черпает стратегическую информацию?»

«– Хотите подискутировать на тему коррупции? – усмехнулся заносчивый верзила. – Или обсудить технические возможности преступных синдикатов? Возможно, я должен напомнить вам, с помощью каких сил некоторые Великие Доминионы не так давно восстановили свой статус и вернулись в императорскую гонку? Если криминальный мир достаточно оснащён для успешного отслеживания порталов Ловчей Сети, что мешает ему заполучить в своё распоряжение высокотехнологичные средства шпионажа? Подчёркиваю, самые современные средства! Которые контрабандой попадают в Империю из пространства Хаоса! Очень может быть, что это часть оплаты неких заказчиков за стратегическую информацию!»

«– Коллеги! – вмешался Тек в униформе. – Мы отклонились от темы! Предлагаю вернуться к ситуации на Ххззутском фронте! В ближайшие часы жуки должны выбрать, что они хотят потерять: ключевую тыловую базу с массой награбленной добычи или свой форпост на оккупированных имперских территориях! Последнее неминуемо обернётся для них потерей контроля над захваченными секторами, поэтому я считаю, что Ххззуты предпочтут сохранить флот и смирятся с потерей тыловой базы!».

«– Отнюдь! – Квадратный карлик немедленно переключился с Чиалори на Тека: – Ххззуты не отдадут базу! Во-первых, они не захотят получить в своих границах вражеский плацдарм, который герцог-адмирал Атль может использовать для дальнейших атак в глубь их территорий! Во-вторых, в системе Сштэхс в настоящий момент скопилось огромное количество награбленного, это сотни или даже тысячи триллионов Иче! Для Ххззутов гораздо выгоднее сохранить эти средства! Потому что, в-третьих, они безумно плодовиты и быстро восстановить потерянные флотские экипажи для них не проблема! Было бы на что построить для этих экипажей корабли! Жукам нет смысла держаться за угодившую в ловушку армаду! На имперском направлении Рой сосредоточил шестьдесят четыре полных флота, то есть по тысяча двадцать четыре вымпела в каждом, итого порядка шестидесяти пяти тысяч боевых вымпелов суммарно! Войска герцог-адмирала Атля насчитывают сто имперских флотов, то есть порядка восьмидесяти тысяч боевых вымпелов! С учётом разницы в технологическом уровне силы можно считать приблизительно равными! Даже в том случае, если жуки успеют ввести в бой всё, что у них есть, им не достичь численного перевеса! Зато время будет упущено, и их попавшие в окружение флоты в любом случае будут либо уничтожены, либо понесут столь серьёзные потери, что надолго перестанут существовать как полноценные боевые подразделения!»

«– Не соглашусь с вами, коллега! – возразил Тек. – Согласно последним разведданным, Рой Ххззутов располагает флотами общей численностью в двести тысяч боевых вымпелов! Если жуки бросят на помощь окружённой группировке действительно всё, они сумеют не только деблокировать попавших под удар, но и развить наступление в глубь Империи! И герцог-адмирал Атль будет вынужден сам покинуть систему Сштэхс, как благодаря его усилиям жуки сами покинули систему Уахиль! Зачем Рою дрожать за тыловую базу, пусть даже набитую награбленным, если можно награбить в десятки раз больше?!»

«– Затем, что Империя тоже может бросить в сражение дополнительные силы! – Квадратный карлик безапелляционно отстаивал свою позицию. – И этих сил у нас больше вчетверо! После такого побоища Рой рискует остаться без войск! Смысл?! Выгоднее пожертвовать десятком флотов и сохранить награбленные средства, при помощи которых можно с лихвой компенсировать потерянное!

«– Империя не может бросить на Ххззутский фронт все свои силы! – решительно опроверг его Тек. – Мы ведём войну на несколько фронтов, генеральный штаб выделил герцог-адмиралу всё, что мог! Жукам это прекрасно известно! Но в отличие от нас Рой не ведёт боевых действий больше ни с кем! Ххззуты заключили мир со всеми своими оппонентами перед нападением на Империю!»

«– В пространстве Хаоса, мой уважаемый коллега, любой договор ничего не стоит, если не подкреплён реальной силой! – веско заявил Уэрг. – И жуки это прекрасно понимают! Они никогда не станут отводить все свои силы от всех границ ради битвы с Империей! Так недолго получить удар в спину от тех самых подписантов мирных соглашений! Особенно если эти подписанты будут знать, что Рой несёт большие потери или увяз в тяжёлых боях где-то в имперских секторах, далеко от собственного пространства! Я ещё раз подчеркну: Ххззуты знают, что такое стратегия!»

«– А я ещё раз напомню, что их часто губит самонадеянность! – парировал Тек. – Уверен: герцог-адмирал Атль вычислил эту слабость Роя и сделал на неё ставку! Он добивается именно этого! Рой не потерпит такого пинка! Ххззуты бросят на помощь своим флотам всё, что у них есть, оголят свои границы, и это спровоцирует нападение на них других цивилизаций Хаоса! Жуки завязнут в войне на несколько фронтов, потеряют и инициативу, и численное превосходство! После чего герцог-адмирал разобьёт их благодаря своему таланту флотоводца!»

«– Оспаривать полководческий гений герцог-адмирала не станет никто, – ещё более чопорно заявил Чиалори, опередив открывшего было рот Уэрга на полсекунды. – Но делать столь однозначные заявления относительно того, чего он добивается, я бы не стал. Лично мне его планы непонятны! В отличие от вас, уважаемые коллеги, герцог-адмирал не сомневается в существовании в распоряжении сил Хаоса самой полной информации относительно действий Империи! Иначе бы он не принимал настолько категоричные меры предосторожности! Его силы блокируют все виды связи в зонах своей ответственности и соблюдают строжайшее радиомолчание всегда, в том числе вне сражений и маршей, и даже на ремонте! Никто, кроме непосредственно самих его подразделений, включая генштаб, не знает, в каком конкретно месте находятся войска герцог-адмирала! Это напрямую доказывает, что герцог-адмирал не доверяет никому, кроме своих проверенных людей!»

«– Что вы хотите этим сказать?! – возмутился Уэрг. – Что старший заседатель Регентского Совета, командующий имперским фронтом, сын Императора и герцог-адмирал не доверяет генеральному штабу Империи?!!»

«– Я хочу сказать, – высокомерный верзила смерил квадратного карлика столь же высокомерным взглядом сверху вниз, – что планы герцог-адмирала не так прозрачны, как считают некоторые из моих уважаемых коллег! В отличие от них он понимает, что так просто войну с Роем не выиграть! Пока Ххззутам не нанесён ощутимый урон, любой его успех есть временная ситуация! Чтобы уверенно утверждать о переломе в ходе войны, нужно уничтожить жукам не десяток флотов, а как минимум половину всех их сил, действующих на имперском направлении! Меньшее количество потерь Рой восстановит быстро! То есть нашей армаде стоило бы не распылять силы, атакуя систему Сштэхс, а сконцентрироваться на уничтожении как можно большего числа вражеских флотов, блокированных в первом секторе!»

«– И оставить под ударом систему Уахиль, подвергшуюся вторжению? – усмехнулся Тек. – Или, быть может, вы считаете, что освобождение системы Уахиль можно было отложить «на потом»? Пусть подождут! Подумаешь, там каждую секунду гибнут граждане Империи! У нас тут стратегические изыски, это важнее!»

«– Принятое герцог-адмиралом решение, – квадратный карлик присоединился к Теку в противостоянии с чопорным верзилой, – было не только выдающимся стратегическим ходом! Оно явилось единственно верным действием в сложившейся ситуации!»

Славик уже заметил, что высокомерных долговязых зазнаек в Империи особо никто не любит и при удобном случае все остальные обычно выступают не на их стороне, а против. Даже странно, что действия этого Атля оспаривает долговязый, а не Тек или Уэрг. Ведь Атль, насколько Славик видел, тоже был Чиалори, только с оранжевыми кошачьими глазами.

«– Это позволило освободить систему Уахиль без единого выстрела! – укоризненно продолжил Уэрг. – Позволило избежать множества жертв, которые могли бы последовать, если Рой, уязвлённый разгромом своих захватчиков, отдал бы приказ прижатым к поверхности силам совершать суициды с целью умертвить вместе с собой как можно больше гражданского населения! Такие прецеденты описаны в архивах…»

Картинка из студии резко ушла на второй план, и центральную часть трансляции вновь заняло изображение Зипактонала.

«– Срочное сообщение с фронта! – ведущий харизматично взирал в глаза зрителю. – Войска цивилизации Тенкатль неожиданно высадились в системе Сштэхс и присоединились к сражению на стороне Роя Ххззутов! Королевство Тенкатль, первым вступившее в войну с Империей, граничит с пространством жуков и имеет с Роем Ххззутов пакт о ненападении, однако ни о заключении военного союза, ни о подобном намерении не сообщала ни одна из вышеназванных сторон. На момент появления в системе Сштэхс флотов цивилизации Тенкатль оборонительные силы Ххззутов были разбиты, наши войска заканчивали уничтожение последних очагов сопротивления. Не вызывает сомнения, что Дикие планировали связать боем подразделения Империи и задержать их в системе Сштэхс до прибытия основных армад Ххззутов, со всех сторон спешащих к месту событий на максимальной скорости скольжения в гиперпространстве. Но подлый замысел Диких вдребезги разбился о флотоводческий гений герцог-адмирала Атля! Потомок Императора мгновенно просчитал намерения противника и искусным манёвром вывел наши флоты из-под удара в область разрешённых гиперпрыжков! В настоящий момент в системе Сштэхс продолжается сражение, но угрозы окружения более не существует! В этом нас только что заверили официальные представители имперского генерального штаба! Оставайтесь на нашем канале и всегда первыми будете в курсе событий!»

Зипактонал пропал, и картинка вернулась в студию. Там, помимо предыдущих экспертов, присутствующих лично, появилось не менее десятка новых, чьи изображения одно за другим вспыхивали в объёмных сферах студийных систем связи. Славик ожидал бурной дискуссии, но дальнейший просмотр новостей пришлось прекратить. Вокруг вспыхнул свет, и автоматика скафандра сообщила о закачке воздуха в трюм. Сидящие на соседних креслах настоящие андроиды зашевелились, выходя из режима гибернации, и Славик поспешно принял позу как у всех. Ну, хоть что-то хорошее! Увлекшись новостями, он не заметил, как лайнер совершил посадку. Хотя обычно его в этот момент подташнивает, как при выходе из гипера, потому что у Кетцали собственный подход к оборудованию трюмов в бюджетных лайнерах. Правда, на бюджетных лайнерах Теков ему вообще летать не приходилось, и фиг знает, насколько там комфортнее и комфортнее ли вообще.

Системы автоматической страховки расцепились, освобождая сидящих на жёстких креслах андроидов, наглухо задраенный люк втянул в себя дверные створы, и все разом поднялись на ноги. За неделю перелётов Славик к этому приколу успел привыкнуть и бодро вскочил вместе со всеми, а то и пораньше. От бесконечного сидения тело ломило так, что даже нанороботы медблока не могли нивелировать противные ощущения полностью, поэтому оказаться наконец на ногах было реально счастьем! Сейчас все потопают на выход, делая шаг одновременно, словно колонна солдат. Славик в армии, естественно, не служил, поэтому поначалу путался в ногах и то натыкался на впередиидущего, то попадал под ноги андроиду позади. Но сама по себе премудрость оказалась нехитра, жить захочешь – ещё не такое выучишь, и теперь Славик двигался в ногу со всеми, словно заправский андроид.

Встретившая его на выходе из лайнера Кихуатон молча нагрузила Славика вещами и направилась к точкам аренды транспорта. Славик, как подобает андроиду, обвешался багажом и засеменил следом. Вообще для этого есть всякие антигравитационные или геомагнитные погрузчики-перевозчики, которые плывут в полуметре над уровнем пола и везут барахло. Но если у тебя есть андроид, то платить за перевозку нет смысла, пусть даже это стоит копейки. Андроид сильный, дотащит бесплатно. Славик столпом культуризма не был от слова «совсем» и в первый раз чуть не сломался под весом багажа. Тащить приходилось целых три походных контейнера, но было это настолько тяжело, что он едва оторвал их от земли. Оказалось, что в его скафандре имеется режим мускульного усиления, о котором Кихуатон забыла ему рассказать. Типа, по привычке подумала, что он в курсе, потому что каждый в курсе. Наверняка она это специально сделала! Типа, хотела лишний раз показать, что он тут вообще ни фига не знает, поэтому должен вести себя смирно.

Мускульные усилители оказались не ахти какими мощными, потому что скафандр был мало того что лёгким, так ещё и детским, просто максимальной ростовки. Геракла из Славика усилители не сделали, но тащить поклажу с ними он мог. Тяжеловато, но метров на триста его хватает, обычно дольше ходить не приходилось. Кихуатон сразу вызывает транспорт, чтобы не светиться вообще и побыстрей свалить подальше в частности. Сегодняшний полёт исключением не был, транспорт нашёлся быстро, но вот экзотический вид летающей машины однозначно доставлял. Воздушный катер являлся техникой Кетцали и потому имел соответствующий потребностям птиц дизайн. Для себя Славик решил, что катер напоминает ему круглую летающую птичью клетку. Только сделана она не из проволоки, а из металла. Нижняя половина катера на вид и ощупь выглядела стальной, верхняя была как бы стеклянной, но Славик уже был в курсе, что ни то ни другое не является стеклом или металлом. Оба материала представляют собой облегчённые керамические сплавы повышенной прочности. Насест для экипажа размещается в верхней, прозрачной части катера, причём все места расположены в один ряд. Данная модель малоразмерная и рассчитана на четырёх птице-пассажиров, любой из которых имеет доступ к управлению и может быть пилотом.

– Залазь! – коротко велела Кихуатон, затмевая пальцем светосенсор на вспыхнувшей перед ней прямо в воздухе панели управления.

Тонкая, едва заметная полоса на металлической части катера оказалась стыком вертикальных люковых створ, и втянувшиеся внутрь бортов двери образовали вполне человеческий вход. Славик шагнул внутрь залитого ярким солнечным светом катера и невольно остановился. Круглое пространство перед ним было абсолютно пустым.

– Тут ничего нет! – Он поднял голову вверх. – Я до этих жердей не допрыгну! Как там сидеть вообще?! И крыши нет! Тут что, ни дождя, ни снега не бывает?

– Всё тут бывает! – Кихуатон недовольно втолкнула его поглубже и заторопилась следом. – На маячь на виду! У нас люки открыты! Это катер Кетцали, у них люк сверху! Они не заходят в свои корабли, а влетают! Взлетать и приземляться удобнее сверху, а не сбоку, ты что, у себя на планете птичьих гнёзд не видел?! Или у вас уже нет экологии?

– Пока ещё есть. – Славик с интересом наблюдал, как сверху по появившимся на стене направляющим к нему спускается вполне человеческое кресло. – Хотя уже не везде. Но гнездо я видел…

Он вспомнил, как ходил с девчонкой из френд-листа популярной соцсети в Филёвский парк. Девчонка была страшная, толстая, с тщательно замазанными тонаком прыщами, но в тот момент он был доволен – хоть какая-то девушка. С красивыми у него всегда были траблы, в их присутствии Славик робел, не знал, что сказать, и либо нёс какую-то чушь, либо молчал, боясь показаться дураком. У него и с Кихуатон спорить получается плохо. Кихуатон секси… дома такие быстро теряли к нему интерес. Впрочем, таких, как Кихуатон, дома и не было. Зато здесь, когда он продаст сам себя за огромные бабосы, их у него будет целая толпа. Короче, с девчонкой той ничего не срослось, а вот птичье гнездо он действительно видел. Только на катер Кетцали оно ничем не похоже, разве что тоже круглое.

– В гнезде можно сидеть и даже лежать, а тут перекладина какая-то! – Славик покосился на мощную балку, напичканную непонятными высокотехнологичными приборами. Балка диаметрально пересекала катер в паре метров над головой, располагаясь в прозрачной части кабины. – А почему здесь, внизу, ничего нет?

– Это зона комфорта! – Кихуатон подтолкнула его к опустившемуся креслу: – Садись! Вверху управляющий насест, Кетцали – птицы, если ты заметил! Они сидят наверху, а сюда спускают хвосты! Ты что, не видел, какой у Кетцали хвост? Двадцать килограмм перьев! У них есть длиннохвостые подвиды, инженеры это учитывают, техника же стандартизирована!

Славик опустил на пол поклажу и уселся в кресло. Автоматика катера попрятала походные контейнеры в багажные ёмкости, кресло сформировало вокруг пассажира страховочное поле и двинулось обратно вверх. После уродских, ужасно неудобных, словно пыточный стул, твёрдых сидячих каркасов для андроидов кресло простенького общественного катера Кетцали показалось ему роскошным троном, и Славик блаженно расслабился.

– Как Кетцали сидят в креслах? – уточнил он, глядя, как поднявшееся на уровень управляющего насеста кресло зажигает в воздухе перед ним элементы управления.

– Они в них не сидят! – Кресло с Кихуатон поднялось следом и остановилось рядом. – Кресла предназначены для гуманоидов! Кетцали – часть Империи, а в Империи всё стандартизировано для всех! Мы об этом уже говорили! – Она торопливо ткнула куда-то пальцем, и область управления перед Славиком погасла. – Ничего не трогай!

– Я не собирался! – обиженно заявил Славик, убирая протянутый к исчезнувшей панели управления палец. – Просто хотел включить массаж, я знаю, как он включается, раз это имперский стандарт! У меня от этого андроидного стула всё тело ломит!

– Наслаждайся! – Тонкие пальцы Кихуатон скользнули по паре светящихся в воздухе сенсоров, и кресло Славика принялось за активные массажные процедуры. – Только старайся шевелиться поменьше, андроиды не делают лишних движений.

– Здесь есть камеры? – Славик мгновенно напрягся, вспоминая последний репортаж Зипактонала. – Меня могут узнать?

– Конечно, есть! – фыркнула Кихуатон. – Это же имперский стандарт! То есть информация с них подается в имперские архивы, это триллионы терабайт всякой бесполезной чуши, скапливающейся ежечасно! Поэтому даже автоматика просматривает их только по конкретному запросу! В реальном времени тебя не узнают, мы же установили на твой скафандр фальшивую метку андроида. – Она с подозрением покосилась на Славика: – Ты её не сломал?

– Я не аутист! – обиженно огрызнулся тот. – Сам себе не враг! Не трогал ничего!

– Хорошо, молодец! – Автоматика сообщила Кихуатон о поднимающемся у Славика уровне стрессовых гормонов, и женщина поспешила сменить тон на ласковый: – Не бойся, никто тебя не найдёт, нам скрываться не привыкать! Сейчас доберёмся до заповедника и заляжем там на дно до тех пор, пока всё не успокоится! Месяц закончится, и все решат, что ты умер в космосе или был в плену и тебя убил Экстервит. Охотников за головами поубавится, и мы свяжемся с каким-нибудь Великим Доминионом. Они с удовольствием тебя купят, да ещё и цену поднимут! Не верь репортёрам из новостей, они что хочешь ради рейтингов расскажут! Любой Великий Доминион жаждет тебя заполучить! Лишний претендент – это лишний шанс посадить на трон своего Императора! К тому же ты – мужик, значит, в той или иной мере выгоден всем даже в роли претендента, стоящего в очереди! Мужчины-претенденты более плодовиты, а сейчас половина претендентов – женщины. Кто будет плодить Регентов? Нет уж, желающих заплатить за тебя живого больше денег, чем за мёртвого, будет достаточно, я уверена! Нужно только грамотно подойти к поиску клиентов! Но теперь у нас будет больше времени, мы справимся!

– Надеюсь, ты права, – тяжело вздохнул Славик, ощущая, как медблок вводит ему в кровь порцию нанороботов и тут же зажигает непонятный иероглиф: – Что это?

– Медблок иссяк. – Кихуатон скользнула глазами по медицинскому девайсу Славика. – Ничего страшного, через пару часов будем на месте, перезарядим. Спи!

– Я неделю сплю, – устало пробурчал Славик, – сон в меня уже не лезет!

– Тогда смотри по сторонам, – ласково предложила Кихуатон. – Ты же андроид, предназначенный для работ в заповедниках, а это и есть планета-заповедник. Лесов вокруг будет много. Отвлечёшься чуть-чуть.

Катер Кетцали закрыл люки, небо над головой Славика сменилось прозрачным куполом, и Кихуатон подняла машину в воздух. Вопреки ожиданиям леса внизу появились не скоро, хотя катер шёл на сверхзвуке, в разы быстрее земных самолётов, потому что пейзаж за бортом сменялся очень быстро. Первый час это была всевозможная урбанистическая местность очень высокотехнологичной застройки и ещё более экзотического вида, как всё пространство Кетцали. Искусственные джунгли из высотных композитных зданий-деревьев то тянулись невысоко над поверхностью земли, то вздымались на высоту сотен метров, и забитое потоками летящего транспорта небо над ними сменялось участками почти отсутствующего воздушного движения. Потом бесконечный город внизу как-то резко перетёк в безжизненную пустошь, раскинувшуюся от горизонта до горизонта, и Славик удивлённо поинтересовался у Кихуатон, что в этой галактике означает понятие «заповедник».

– Я сама тут впервые, – молодая женщина сверилась с информационной сводкой по планете, – надо посмотреть, что тут где… Во всех документах указано, что Ильчальтун – это планета-заповедник и Кетцали сделали развитие местной биосферы приоритетным направлением… Так… А! Вот оно! Джунгли занимают всю экваториальную и субэкваториальную зону. На планете всего два гражданских космопорта, оба расположены на полюсах, мы приземлились на южном. Скоро достигнем зоны лесов.

Минут через десять бесконечная пустошь внизу действительно прекратилась, перейдя в столь же бескрайнюю прерию, покрытую зелёной травой и кое-где прорезаемую тонкими нитями рек. Лесная местность началась только через час полёта, и низкорослая кустарниковая растительность быстро сменилась густыми джунглями сочно-зелёного цвета. По мере приближения к экватору их высота возрастала, и когда катер наконец-то пошёл на снижение, снизу к летающей машине тянулись древесные исполины впечатляющих размеров. Славик с удивлением разглядывал трёхсотметровые деревья, на здоровенных ветвях которых вполне могла уместиться баскетбольная площадка, и пришёл к выводу, что здания в городах Кетцали действительно имеют определённое сходство с местными деревьями. Раньше, перелетая от одного космопорта к следующему на других планетах Кетцали, такие джунгли ему не попадались, с большой высоты тамошние леса он особо не разглядывал, да и не до того было. В каждом встречном воздушном транспорте ему мерещились замаскированные истребители наёмных убийц.

Искусственный Интеллект катера сообщил о заходе на посадку, судно нырнуло в джунгли и, к ещё большему удивлению Славика, приземлилось прямо на одно из громадных деревьев. Катер сел на посадочную площадку, оборудованную на широченной ветви, и распахнул люки. Под сенью тысяч листьев, самый маленький из которых имел размеры в добрый квадратный метр, царили едва заметные сумерки, но в целом было вполне светло, и Славик увидел ещё один такой же катер, стоящий на соседней исполинской ветви.

– Кихуатон! – Славик услышал голос Ночтли и обернулся. – Любимая, как ты добралась? – Ночтли, одетый в какую-то сливающуюся с местностью одежду, увешанную непонятным оборудованием такой же расцветки, обнаружился позади. – Я успел соскучиться!

– Я тоже, любимый! – Кихуатон скромно поцеловала Ночтли. – Дорога затянулась, но перелёты прошли хорошо. В лайнерах Кетцали удобств больше, чем в стандартных имперских звездолётах!

– Да, технологическое превосходство наших гостеприимных хозяев невозможно не заметить! – согласился Ночтли и вежливым жестом указал на стоящую рядом двухметровую клювастую птицу полностью зелёной расцветки, среди перьев которой Славик заметил несколько сложных девайсов. Видимо, Кетцали был одет в некое научное снаряжение. – Знакомься, любимая, это уважаемый Кукури, старший сотрудник государственного заповедника, доктор биологических наук, любезно выделенный нам администрацией заповедника в качестве гида. Его стараниями мы получили это бунгало, расположенное в самом сердце джунглей!

– Ах, какая прелесть! – очень натурально обрадовалась Кихуатон. – Я ещё с воздуха пришла в восторг от местной красоты! Это мечта любого натуралиста! Позвольте выразить вам мою самую сердечную благодарность, доктор Кукури!

– Ну что вы! – Кетцали явно смутился и неловко почесал клюв о древесный пол. – Не стоит благодарностей, мы же цивилизованные существа! Я очень сожалею о вашей яхте, уничтоженной пиратами! Такие убытки… Не самое лучшее начало путешествия! Группа цивилизаций Кетцали делает всё, чтобы максимально пресекать активность пиратов, но ни для кого не секрет, что преступность в Империи за пределами обитаемых систем достигла своего апогея! – Он недовольно потряс головой и распушил прилегающие к клюву перья в знак неодобрения. – Криминалитет давно уже потерял всякий страх! Как бы кощунственно это ни звучало, но в смерти Императора Ксиухкоатля есть и положительная сторона: мы надеемся, что новый Император, взойдя на трон, положит конец разгулу криминалитета!

При этих словах Славик сильно напрягся. Вдруг птица намекает на него?! Неужели эти горе-ловчие рассказали ему о Славике?! Пипец!!! Если тут все уже в курсе его истинного происхождения, то надолго ему здесь не укрыться!

– Думаю, на это надеется вся Империя. – Ночтли согласно кивнул. – Наше спасение иначе как чудом не назовёшь! Некоторым участникам нашего каравана повезло гораздо меньше.

Славик понял, что поспешил испугаться, и расслабился. Стоящая рядом с Ночтли Кихуатон молча сделала ему указующий жест в сторону их багажа, поданного автоматикой катера к выходному люку, и Славик принялся нагружаться вещами, отыгрывая перед Кетцали роль андроида. Тем временем Ночтли продолжил:

– Но это ещё не повод отказываться от цели нашего путешествия! Мы с женой заядлые натуралисты и копили на посещение этого заповедника пять лет! Поэтому наши исследования состоятся назло пиратам и всем прочим неприятностям!

– Нисколько в этом не сомневаюсь! Со своей стороны обещаю вам всяческое содействие! У нас есть на что полюбоваться даже самому взыскательному натуралисту! – Двухметровый птиц распушил перья на голове, из-за чего она стала забавно-квадратной, и тащащий поклажу Славик не сдержал улыбки.

– Это ваш бракованный андроид? – Кетцали заметил его реакцию. Птиц повернул голову боком, внимательно осмотрел Славика одним глазом, после чего развернул голову в другую сторону, столь же внимательно изучил его вторым глазом и подытожил: – Вопиющее количество дефектов! Куда смотрели технологи?! Даже странно, что он всё ещё функционирует!

– Мы сами удивились, когда увидели, – подтвердил Ночтли, – но, несмотря на внешние дефекты, его внутренняя начинка сохранила всю положенную работоспособность, так что большую часть ожидаемых от него функций он исполняет. Учитывая цену, в которую он нам обошёлся, это выгодное приобретение. С вашего позволения, доктор Кукури, я покажу жене наше бунгало.

– Конечно-конечно! – с готовностью согласился двухметровый птиц. – Вам нужно отдохнуть с дороги, так что не буду мешать! Вечером я проведу вам инструктаж по особенностям проживания в нашем заповеднике, беседа будет проходить удалённо, наши сотрудники пришлют вам оповещение за пять минут до начала! Всего доброго!

Ночтли и Кихуатон, мило улыбаясь, попрощались с Кетцали, и двухметровая птица направилась к краю громадной ветви. Кукури расправил крылья, оказавшиеся в размахе длиной в три Славика, и спрыгнул вниз. Все дружно проводили восхищёнными взглядами скрывающегося среди древесных крон Кетцали, и Ночтли кивнул Кихуатон. Та вызвала перед собой светящуюся панель управления, коснулась пальцем светосенсора, после чего их пассажирский катер захлопнул люки и улетел.

– Ты не будешь отказываться от аренды? – Кихуатон указала на другой катер, стоящий на соседней ветви. – Это не вызовет подозрений?

– Это катер заповедника, – объяснил Ночтли. – Тот, на котором мы прилетели, я уже вернул. Этот нам выдали здесь. Это обязательное условие, по территории заповедника можно передвигаться либо самостоятельно, без транспортных средств, либо на катерах заповедника. Они специально оборудованы так, чтобы минимально воздействовать на биосферу. И местные твари к ним приучены. Подробности нам расскажут вечером, пока что мне объяснили местные правила только в общих чертах. Мы с Мезлином прилетели два часа назад, успели только оформить документы и получить бунгало с этим катером. Пошли в дом, покажу.

– С документами проблем не возникло? – Кихуатон двинулась за Ночтли, шагающим в сторону мощного древесного ствола, и Славик поспешил следом. – Я делала их в спешке, у меня не было возможности воспроизвести все уровни защиты.

– Повезло, – ответил Ночтли. – Всё прошло гораздо проще, чем мы предполагали. Я даже не ожидал. Администрация заповедника не стала проверять нас по всем имперским базам, их вполне устроило свидетельство полицейской экспертизы о том, что на нас напали пираты. Это нападение широко освещалось в пространстве Кетцали, все сочувствуют пострадавшим, и нам в том числе. Нам даже дали скидку на аренду бунгало, видеоаппаратуры и местного катера. Условий всего два: согласовывать с закреплённым за нами сотрудником заповедника все наши маршруты и вести съёмку только при помощи местной видеоаппаратуры. Она, мол, специально предназначена и всё такое прочее. Мезлину даже разрешили пользоваться антигравом на своём скафандре, он сейчас в местной лаборатории, ему велели доработать скафандр для полётов по заповеднику. Вот наше бунгало!

Ночтли зашёл в трёхметровое дупло, расположенное в стволе исполинского дерева, и все направились за ним. Древесный ствол внутри был огромен, что неудивительно, учитывая размеры самого дерева. Само по себе дупло тоже оказалось здоровенным, хотя не занимало и трети поперечного сечения ствола. И, конечно же, всё состояло из гнёзд и насестов, пересекающих свободный объём дупла на разных высотах.

– Ходить осторожно! – немедленно предупредил Ночтли. – Насесты шириной в метр, пройти несложно, но ограждений нет. Пол внизу мягкий, со специальным антитравматическим демпфером, сделано для гуманоидов, но так далеко гуманоиды обычно не забираются, а Кетцали не падают, у них крылья. Гуманоидным туристам больше нравятся субэкваториальные зоны, там есть отели для любых представителей Империи, но нам чем глубже в глушь, тем лучше. Славик, когда не будешь ничего таскать, мускульные усилители не включай! Тут гравитация меньше, чем ты привык, можешь по неопытности подпрыгивать слишком высоко, это вызовет подозрения!

– Где здесь приват-зона, свободная от видеонаблюдения? – уточнила Кихуатон.

– Внутри бунгало везде приват-зона. – Ночтли забрал у Славика поклажу и потащил её к чему-то, очень похожему на птичье гнездо, изготовленное в заводских условиях из натуральных экологических материалов. – Съёмка ведётся только с воздуха, тут летают дроны, замаскированные под местных птиц, и ведут научное наблюдение. Заодно снимают жилые зоны.

– Отлично! – Кихуатон обернулась к Славику: – Не будешь выходить из бунгало, и никто тебя не увидит! Если спросят, скажем, что ты забарахлил или сломался!

– Не получится, – покачал головой Ночтли, опуская поклажу в гнездо. – Мы заявили его как андроида, специально предназначенного для работы с дикими животными. Чтобы не вызывать подозрений, его необходимо выводить в джунгли хотя бы первое время. Как будто он что-то там изучает, собирает для нас информацию. Надо посмотреть, что тут и как. Не то ещё скажем, что андроид сломался, а Кетцали примчатся его чинить, потому что искренне сочувствуют попавшим в беду Текам.

– Мы можем сказать, что у нас нет денег на ремонт, а брать кредит мы не хотим! – предложила Кихуатон. – Он же бракованный, поэтому мы с самого начала ожидали, что рано или поздно сломается!

– Посмотрим, – решил Ночтли. – Если всё будет складываться удачно, то так и поступим. Чем меньше его будут видеть, тем спокойнее. Славик! Твоё гнездо вон там! Не бойся, там вполне комфортно и биологическая обработка проводится каждый раз, как только ты покинул ложе, как в космическом корабле. Пойдём, покажу санузел.

Глава третья

Экстервит, императорский дворец, третий час заседания Регентского Совета.


– Это решительно невозможно, – голос Владыки Золина, вещающего перед Регентским Советом с объёмного экрана системы правительственной связи, звучал подчёркнуто спокойно. – Более того, я настоятельно рекомендую Регентам всячески избегать самой темы каких бы то ни было изменений в условиях проведения валютной эмиссии. Её параметры были просчитаны до мелочей и полностью соответствуют нуждам Империи. Подчёркиваю, они оптимальны и не требуют доработки.

– Мы ни в малейшей степени не сомневаемся в компетенции специалистов Великого Доминиона Ица-Уэрги. – раздувший спинной капюшон герцог Тототль буравил Владыку Золина пристальным взглядом змеиных глаз и слегка вибрировал языком в знак уважения.

Тототль был гибридом ныне усопшего Императора Ксиухкоатля и женщины-Пэчуа, и в отличие от полноценных Пэчуа язык Регента не был чёрным и раздвоенным. Вместо змеиного языка в пасти Тототля вибрировал монолитный розовый язык, чем-то напоминающий язык Теков, только вдвое более длинный и узкий. В процессе гибридизации речевой аппарат Регента сохранил большинство функций Пэчуа, в том числе отображающие эмоции языковые вибрации, и вибрирующий розовый моноязык Тототля у стороннего наблюдателя создавал впечатление, будто герцог-Пэчуа пытается лизать воздух. Остальные Регенты-Пэчуа, которых за последнюю сотню лет в императорском дворце скопилось почти пять десятков, несмотря на явную склонность Эсктервита зажигать порталы Ловчей Сети за счёт их жизней, имели точно такие же языки, из-за чего эмоционирующая фракция герцогов-Пэчуа, собравшихся вместе, являла собой довольно забавное зрелище.

Но в данный момент это забавное уродство не вызывало у Владыки Золина ничего, кроме тщательно скрываемого раздражения. Герцог Тототль, пробившийся в лидеры фракции Регентов-Пэчуа, всячески противостоял герцогу Седженэму, оспаривая его лидерство в Регентском Совете. Из-за этого противостояния явного лидера у Регентов до сих пор не возникло. Более того, реагируя на затянувшуюся борьбу за лидерство, все старшие заседатели так или иначе претендовали на эту негласную должность. Кроме разве что герцог-адмирала Атля. Сам Атль избрал позицию независимого консультанта в Регентском Совете по военным вопросам, который занят ведением боевых действий и снисходит до общения с Регентским Советом исключительно тогда, когда у него имеется на то время. При этом фактически Атль не подчинялся никому, выполняя лишь те приказы генштаба и указания Регентского Совета, которые считал правильными.

Подобная позиция Атля устраивала и Регентов, и Золина. Бесполезные болваны, гордо именующиеся Регентским Советом, переадресовывали Атлю все проблемы генерального штаба, ибо во всём этом никто ничего не понимал и возиться не хотел. Зато каждый старший заседатель был доволен тем, что Атль самоустранился от борьбы за лидерство. То есть одним конкурентом меньше. Владыке Золину Атль был не только чрезвычайно полезен, но и, как показала практика, весьма выгоден. Угроза в его лице позволяла Золину держать на коротком поводке весь имперский генштаб. Ибо никто не сомневался, что если Золин попросит, то Атль пойдёт ему навстречу. А если Атль потребует у Регентского Совета сместить или наказать того или иного имперского военачальника, то герцоги отдадут ему данный вопрос на откуп немедленно. Чтобы не возиться с неблагодарной рутиной.

Императорская гонка стремительно набирает обороты, конфликты между её участниками разгораются всё сильней, и каждый из них стремится использовать подконтрольных себе Регентов с максимальной пользой. Герцогам, разрываемым на части своими многочисленными патронами, не до мелкой войны, идущей где-то на пограничных задворках Империи. Во всем этом стройном и зыбком алгоритме борьбы за власть для Владыки Золина есть только одна непредвиденная помеха: герцог Тототль. Лидер Регентов-Пэчуа неожиданно проявил редкостное упрямство, стремясь отобрать у Седженэма пальму первенства, и весь этот сброд полукровок-Пэчуа его с энтузиазмом поддержал.

Бесперспективность ситуации заключалась в том, что Седженэм, будучи аффилирован с Великим Доминионом Ица-Уэрги, тайно продвигал интересы Владыки Золина, а Тототля и весь прочий выводок гибридов Пэчуа и ныне почивших Величайших не поддерживал никто, кроме Малого Доминиона Пэчуа. Если называть вещи своими именами, то за протеже Золина Седженэмом стояла огромная мощь бывшего и, несомненно, будущего Императорского Доминиона. Тотоль же мог рассчитывать лишь на жалкие потуги цивилизации Пэчуа, имеющей десяток планет в нескольких малых системах на дальней окраине Империи. Их численность настолько мизерна, что не способна сыграть никакой роли ни в Сенате, ни в скрытом противостоянии политических и финансовых рычагов. Более того, малочисленная горстка цивилизаций Пэчуа с самого начала умудрилась разбиться на два Малых Доминиона, что автоматически делало каждый из них ещё меньше и слабее. То есть, по сути, за Тототлем не имелось никакой силы.

У Регентов-Пэчуа хватило мозгов это осознать, но для совершения правильных выводов их умственных способностей оказалось недостаточно. Последние десятилетия своей неожиданно невечной жизни Ксиухкоатль благоволил своим отпрыскам-Пэчуа, вследствие чего они пользовались большей, чем другие герцоги, популярностью у пешек, в изобилии представленных на политической шахматной доске подковёрных интриг Империи. Эта популярность сыграла после смерти Императора дурную шутку с Регентами-Пэчуа: их амбиции пересилили здравый смысл. Герцоги-Пэчуа отказались лоббировать интересы Великих Доминионов и пожелали на полном серьёзе управлять Империей, как предписывает Закон Высших Сил Регентскому Совету в дни пустующего трона. Змеиные полукровки сбились в отдельную фракцию, лидерство в которой досталось Тототлю, и попытались перетянуть на себя одеяло в Регентском Совете.

Что им, разумеется, не удалось. Потому что несколько сот Регентов рьяно лоббировали интересы тех, кто оплачивает им безбедную жизнь в роскоши. Поняв, что скрытых сил, желающих управлять Империей, предостаточно и все они многократно сильнее кучки протрезвевших змеиных полукровок, фракция Пэчуа сделала ставку на имидж и простого обывателя. Теперь Тототль отыгрывает роль защитника простого народа и усиленно ратует за благополучие Империи, а остальная кучка Регентов-Пэчуа всячески его поддерживает. На фоне сотен герцогов, разделившихся на многочисленные фракции согласно интересам своих патронов, им удалось создать довольно крупный блок «неприсоединившихся», которых интересует не политика, а якобы благополучие Империи.

Ни к какому внятному достижению это их не приведёт, однако попытки фракции Регентов-Пэчуа всячески мешать остальным Регентам лоббировать интересы сильных мира сего встречали одобрение у черни. Вследствие чего Тототль набрал некую популярность и постоянно соперничал за лидерство в Регентском Совете с Седженэмом, что затрудняло Владыке Золину достижение своих целей. Именно затрудняло, а не препятствовало. И эта бессмысленность особенно раздражала могущественного Уэрга. Вот и сейчас Тототль, завладев правом голоса, вновь пытался вставить Великому Доминиону Ица-Уэрги палку в колёса, заведомо понимая всю степень обречённости этого занятия.

– Но параметры эмиссии рассчитывались применительно к мирному времени! – продолжал вещать Тототль, изо всех сил стремясь придать своему шипению максимум убедительности. – Сейчас Империя ведёт войну на восьми фронтах, и генеральный штаб прогнозирует дальнейшее нарастание агрессии со стороны сил Хаоса! Империи нужны средства для обороны рубежей и восстановления попавших под удар приграничных секторов! Мы могли бы перераспределить некоторые финансовые потоки более оптимально! Казначейству пришлось изъять из Экстренного Фонда серьёзную сумму, чтобы субсидировать освобождённую систему Уахиль!

– Нужды Экстренного фонда были учтены нами заранее, – всё так же спокойно возразил Владыка Золин. – Фонд получил достаточно средств, этого хватит на восстановление десятка секторов, не говоря уже о единичной системе.

– Но захваченных силами Хаоса секторов уже двенадцать! – не отступал Тототль. – И если мы не объявим мобилизацию и не начнём массированное строительство новых флотов, желающих напасть на Империю станет ещё больше!

– Имеющихся в распоряжении генштаба сил вполне достаточно для сдерживания агрессии Хаоса. – Золин вернул Тототлю пристальный взгляд. – И недавнее освобождение системы Уахиль нашими доблестными войсками есть прямое тому подтверждение.

– Это бесспорно выдающаяся победа! – немедленно подтвердил Тототль, издавая торжественное шипение. – Но при всём моём уважении, Владыка, победы в одной системе недостаточно для победы во всей войне! Это слова герцог-адмирала Атля, флотоводческий гений которого является одним из бесценных бриллиантов в короне Империи! Но герцог-адмирал Атль не может быть сразу везде! На других фронтах генеральному штабу похвастать нечем, Империя терпит одно поражение за другим, мы безвозвратно потеряли уже три флота, и ещё пять понесли тяжёлые потери и были отправлены на доукомплектование!

– Это менее одного процента от общей численности имперских вооружённых сил. – Стальное терпение Золина выгодно контрастировало с эмоциональным спичем Тототля. – Вполне сносные потери, которые неизбежны в ходе войны такого масштаба. Потрёпанные флоты получат новую технику из стратегических запасов Империи и вернутся в строй.

– Последний раз стратегические запасы Империи обновлялись триста лет назад! – Тототль подчеркнул свою печаль тихим шипением. – Армия получит устаревшие корабли! Ни для кого не секрет, что герцог-адмирал Атль дал отпор Ххззутам благодаря неожиданному удару в слабое место крупными силами, серьёзно превосходящими войска Роя в численности! Но к сражению на стороне жуков присоединился ещё один клан Диких, количественное соотношение сил сравнялось, и герцог-адмирал был вынужден покинуть систему Сштэхс, чтобы сберечь флот! Потому что имперские войска уступают войскам Хаоса по уровню технологий!

– Боевые корабли, законсервированные в стратегических запасах, – понять, к чему клонит Тототль, было несложно, но Владыка Золин ничем не выдал своего раздражения, – проходят плановую модернизацию каждые пятьдесят лет. Да, это не переход на абсолютно новый уровень технологий, но, учитывая общую численность войск Империи, нам хватит сил сдержать агрессию.

– Войска Империи насчитывают пятьсот флотов, – с готовностью подхватил Тототль, продолжая раздувать спинной капюшон. – Но долго ли мы и дальше будем иметь возможность накапливать мощные ударные кулаки из тысяч устаревших кораблей? Дикие Кланы атакуют Империю на восьми фронтах! Если для успешного сопротивления вторжению на каждом из них необходимо собрать группировку, подобную сформированной генеральным штабом для герцог-адмирала Атля, то Империи срочно требуется восемьсот флотов против существующих пяти сотен!

– Повторяю: нет никакого смысла ломать идеально сбалансированные для нужд Империи параметры валютной эмиссии, – всё так же спокойно изрёк Золин. – Тем более что эмиссия запущена и менять что-либо уже поздно. Империя получила необходимые средства, финансовые дыры ликвидированы, бюджет обеспечен на сто процентов, платежи уже проводятся. Генеральный штаб получил надлежащее финансирование и вполне способен сдерживать Диких до дня Мишкоатли. Дальше в дело вмешается взошедший на трон Император, и от вторгшихся Чужих останутся лишь материальные ценности, которые новый Императорский Доминион зачислит на баланс Империи.

Могущественный квадратный карлик обвёл суровым взглядом притихших Регентов, мимолётно останавливая его на своих многочисленных протеже в знак того, что ведущаяся дискуссия начала его утомлять.

– Всё это уже обсуждалось как с военными, так и с Регентским Советом вообще и с каждым старшим заседателем в частности, – закончил Золин. – Великий Доминион Ица-Уэрги реализовал оптимальную схему финансового обеспечения Империи. До дня Мишкоатли остаётся меньше года. За это время никаким силам Хаоса не захватить и трети Империи. Нам лишь необходимо сдерживать агрессию до восхождения на престол нового Императора.

– Я веду речь именно об этом! – Тототль согласно завибрировал розовым языком. – Но для эффективного сдерживания агрессоров нам не хватает трёхсот флотов! По сто флотов на каждый новый фронт! Мы могли бы санкционировать их постройку и укомплектование!

– На чём основываются ваши расчёты? – бесстрастно осведомился Золин. – На каком основании вы сделали вывод, что для успешных действий генштабу обязательно собирать по сотне флотов на каждом фронте? На сугубо эмпирических предположениях? Полагаю, эту мысль вы не согласовывали с представителями военного командования?

– Уверен, что никто из них не будет против увеличения боевой мощи Империи! – веско заявил Тототль.

– Не сомневаюсь! – Золин продемонстрировал согласие. – Однако битвы выигрываются полководческим искусством, а не примитивным численным перевесом. Одним лишь количеством опасного и опытного врага не разбить. Генштаб вполне способен сформировать мощный кулак из имеющихся сил и перебрасывать его на то или иное направление в зависимости от степени угрозы. Остальные флоты будут сдерживать Диких там, где их натиск не столь мощен. Именно такая стратегия есть ключ к победе, и герцог-адмирал Атль блестяще это доказал. Вместо того чтобы подвергать генштаб соблазну закидать противника мясом, рекомендую провести с ними подробные консультации! Обратитесь к герцог-адмиралу!

– Герцог-адмирал Атль недоступен для связи. – Тототль с сожалением зашипел. – Он готовит очередную операцию против сил Хаоса, и в настоящий момент никто, включая генеральный штаб, не знает, где находятся сто флотов Империи! Но мы обязательно последуем вашему совету, Владыка, как только это станет возможным! Однако что будет, если на Империю нападут новые полчища Диких? Сейчас мы ведём сражения на восьми фронтах, но если вдруг их станет десять? Или пятнадцать? Хватит ли у генштаба сил тогда? Не разумнее ли заранее позаботиться о возможных проблемах, нежели потом ломать голову, где взять дополнительные средства для строительства новых флотов?

– У Империи достаточно реально существующих надобностей, – безапелляционно отрезал Золин. – Многие из них являются первоочередными и требуют незамедлительного решения. Посему предлагаю не увеличивать количество проблем сверх реально существующих и решать их по мере возникновения! Валютная эмиссия учитывает все нужды Империи, она полностью обеспечивает утверждённый Сенатом бюджет, но средств на строительство новых флотов в неё заложено не было. Империи неоткуда взять такие деньги!

– Великий Доминион Ица-Уэрги получил в результате эмиссии вдвое бо́льшие финансовые потоки, нежели любой другой субъект Империи! – возразил Тототль, расправляя ослабший было спинной капюшон в полный размер. – Это уже ни для кого не секрет, и это породило массу недовольства! Свои протесты Регентскому Совету выразили все субъекты Империи без исключения! Они считают, что если раньше Императорский Доминион компенсировал таким способом собственные расходы, которые ему приходилось нести в процессе осуществления государственного управления, то сейчас Великий Доминион Ица-Уэрги, не будучи Императорским, получил данные средства незаслуженно! Я не требую внесения изменений в параметры валютной эмиссии, тем более что она вошла в финальную стадию! Но Великий Доминион Ица-Уэрги мог бы профинансировать на часть спорных средств строительство военных флотов для имперских вооружённых сил! Это было бы идеальным решением! Армия получит войска, население Империи увидит справедливость, и недовольным будет нечем крыть!

– А Великий Доминион Ица-Уэрги станет банкротом! – закончил за него Золин. – Мне придётся напомнить вам, Ваше Высочество, что рутина, связанная с ежечасным функционированием громадного имперского аппарата, никуда не делась! И Великий Доминион Ица-Уэрги по-прежнему несёт на своих плечах это тяжкое и совершенно неблагодарное бремя! Помимо генштаба, проконсультируйтесь с казначейством! Они осведомят вас о том, насколько огромные расходы ежедневно несёт наш Доминион ради Империи! Я не просто так заявил, что параметры валютной эмиссии рассчитаны скрупулёзно! Ещё раз заявляю: если никто не пожелает сломать тщательно подготовленный механизм, Империя без особых потрясений доживёт до следующего дня Мишкоатли!

Регенты заговорили разом, спеша взять слово, но всех опередил Седженэм.

– Считаю, что Регентский Совет получил достаточно пищи для размышлений! – авторитетно заявил тонкокостный чёрный карлик. – Владыка Золин ответил на наши вопросы откровенно и подробно! Предлагаю Регентам перейти к прениям! Владыка! – Седженэм повернул голову к Золину: – Регентский Совет не смеет больше отвлекать вас от важных государственных дел! Совет свяжется с вами, как только у него возникнет необходимость!

Владыка Золин выполнил церемониальный поклон и отключился. Седженэм немедленно обернулся к Совету и продолжил, не позволяя конкурентам отобрать у себя инициативу:

– Уважаемые Регенты! Согласен, все мы испытываем тяжёлый прессинг со стороны наших спонсоров, но это не выход! Я с самого начала предупреждал, что подобным требованием мы не добьёмся ничего, кроме риска настроить против себя Великий Доминион Ица-Уэрги! Это абсолютно непродуктивно, учитывая, что они до сих пор выполняют за нас всю имперскую рутину! Мы – высший орган Империи, в отсутствие Императора мы и есть Император! Мы должны проявить политическую твёрдость и обуздать претензии недовольных! Валютная эмиссия в действии, все получили дотации в заранее одобренном Сенатом объёме! Никто не остался в убытке, а недовольные пропорциями распределения всегда были и всегда будут!

– Чушь! – выкрикнула одна из Регентов, гибрид Тека и ныне покойного претендента от Великого Доминиона Чиалори. – Ица-Уэрги продолжают обеспечивать функционирование имперского аппарата именно потому, что мы санкционировали валютную эмиссию! Эмиссия рассчитывалась Ица-Уэргами под себя! Такой она и осталась! При этом расходы на войну в бюджет заложены не были, генштаб тратит сейчас средства Экстренного фонда! Что будет, когда фонд опустеет?! Золин получил втрое больше средств, чем Великий Доминион Мезтеки, интересы которого я требую учитывать!

– Как именно учитывать?! – с театральным недоумением развёл руками Седженэм. – Отобрать у Ица-Уэргов деньги? Это было невозможно с самого начала! Заставить его потратить их на строительство флота? Мы попытались! Лично я уверен, что из этого ничего не выйдёт, но если Регенты настаивают, мы можем обязать Великий Доминион Ица-Уэргов отчитаться о расходовании полученных средств!

– Это смешно! – Тототль с трудом перекричал вспыхнувший гвалт. – У нас нет опыта управления Империей! Золин с лёгкостью отчитается за каждый имперский Иче! И мы даже не поймём, где нас провели! А поручать всё это казначейству есть ещё более бессмысленная трата времени и денег! Половина казначейства лояльна Золину, другая аффилирована с Большой Тройкой – я уже представляю, во что всё это выльется!

Заполненный Регентами амфитеатр взорвался сотнями эмоциональных спичей, и Искусственный Интеллект дворца понизил общую громкость персональных систем трансляции. Пока автоматика упорядочивала несколько сот заявок на выступление, формируя очередь, Тототль вскочил со своего кресла и запрыгнул на него, выпрямляясь на хвостовой части змеиного туловища. Оказавшись на виду, он расправил спинной капюшон и закричал, тщетно пытаясь пробиться через многоголосый шум:

– Регентский Совет бесполезен! Наша власть сугубо номинальна! Великие Доминионы заняты императорской гонкой, Малые Доминионы грызут нас из-за несправедливого бюджета, который уже не изменить, хотя без нашего указа о валютной эмиссии многие вообще остались бы без денег!

На влезшего на кресло Тототля уже никто не обращал внимания, все с жаром доказывали что-то ближайшим соседям. В ожидании, когда автоматика сформирует очерёдность выступлений, Регенты нервно теребили сенсоры подачи заявок на ораторство, вновь и вновь требуя от ИИ предоставления им слова вне очереди, и тем самым только затягивали процесс. Но гибрид женщины-Пэчуа и усопшего Императора не сдавался. Он набрал воздуха в лёгкие и проорал что есть силы:

– Я не желаю быть бесполезным, как Регентский Совет! Я отправляюсь в систему Уахиль! Руководить восстановлением разрушенных Ххззутами планет!

В амфитеатре мгновенно воцарилась тишина, и на Тототля устремились донельзя удивлённые взгляды.

– Бывший Императорский Доминион не потратит на имперскую армию даже одного Иче! – Тототль понизил голос и заговорил спокойно.

ИИ амфитеатра зафиксировал одинокий голос на фоне всеобщего молчания и вывел Тототля на общую трансляцию:

– Мы все прекрасно знаем, что на эти деньги Золин рассчитывает построить собственный военный флот. Ица-Уэрги были Императорским Доминионом тысячу лет и один день, в случае необходимости они прибегали к помощи имперских вооружённых сил, их собственные войска значительно уступают в численности не только любому участнику Большой Тройки, но и некоторым Малым Доминионам. Теперь они сделают всё, чтобы ко дню Мишкоатли быть не хуже других! Остальные Великие Доминионы озабочены тем же! Все готовятся к короткой, но кровопролитной войне, а некоторые фактически её уже ведут! И в свете этого Малые Доминионы пытаются определить, на чью сторону встать, чтобы извлечь максимальную выгоду! Каждый заботится о себе, никто не думает о простых гражданах Империи!

Он сделал красноречивую паузу, обводя амфитеатр суровым укоряющим взором:

– Да, Империя огромна! Она занимает шестьдесят процентов Галактики! Да, даже весь Хаос, вместе взятый, не сможет захватить её всю всего лишь за год! Да, в день Мишкоатли новый Император сотрёт Диких в пыль! Да, переживать не о чем! Но кто, я вас спрашиваю, кто позаботится о простых гражданах Империи?!! О тех, чьи планеты уже оккупированы Дикими или будут оккупированы ими за этот год?!! Об обычных людях, являющихся основой Империи?!! Ее населением, рабочей силой, источником налогов, родителями флотских экипажей, дерущихся с Дикими на давно устаревших кораблях? Кто позаботится о них?!! Сильные мира сего отлично позаботятся о себе сами, они справятся без нас, мы им не нужны, они и так игнорируют нашу власть любыми доступными способами! Они не пропадут! Пропадут простые люди, о которых власть имущие забыли, с головой погружённые в императорскую гонку! Позаботиться о гражданах Империи есть наша святая обязанность! Здесь мы можем и должны быть полезны! Поэтому я немедленно вылетаю в систему Уахиль! Возрождать лежащие в руинах планеты, растерзанные орбитальными бомбардировками Диких!

Тототль демонстративно прервал собственную трансляцию, сполз с кресла и направился к выходу. Несколько секунд амфитеатр молчал, провожая его взглядами, потом гибрид Пэчуа и Императора исчез за массивными парадными дверьми, и Регентский Совет вновь взорвался сотнями возгласов. Личная электроника Тототля сообщила о том, что слово в итоге взял Седженэм, который поспешил заочно упрекнуть его в чрезмерно эмоциональном поведении, и за пределами амфитеатра к Тототлю устремились личные камердинеры, наперебой пытаясь убедить его изменить решение.

– На мою яхту! Сейчас же! – властно прошипел Тототль. – Если кто-либо из вас, включая охрану, не будет готов к вылету через десять минут, я отправляюсь без вас! Опоздавшие будут уволены! Я наберу новый персонал в системе Уахиль! Думаю, желающие получить эту работу там найдутся!

Через десять минут личная яхта Тототля в окружении двух эскадрилий истребителей охраны покинула доки Экстервита и направилась к области разрешенных гиперпрыжков. Несколько часов ушло на гиперпереход до ближайшей базы имперского флота, но в указанной системе войск не оказалось.

– Ваше Высочество! – Капитан яхты виновато бегал глазами. – Это какая-то ошибка! Я связывался с диспетчерским центром этого сектора, мне сообщили, что именно здесь мы сможем получить хорошо вооружённый эскорт! Но эта база законсервирована! Её автоматика требует от нас не приближаться, в противном случае по нам будет открыт огонь! Нам стоило дождаться эскорта в системе Экстервита!

– Я не собираюсь тратить впустую неопределённое количество времени! – сурово зашипел Тототль. – Раз эта база законсервирована, значит, её флот сейчас сражается с Дикими в приграничных секторах! Не будем отвлекать военных от защиты Вечной Империи Тихуакан! Доберёмся сами! Курс на систему Уахиль!

– Но наших возможностей не хватит для такого перехода! – Капитан яхты опешил от ужаса, осознав, какая ответственность ему грозит в случае, если что-то пойдёт не так в бесконечно далёком приграничном секторе, только что освобождённом от захватчиков. – Ваше Высочество! Убедительно прошу вас проследовать к другой базе флота! Там нам выдадут охрану и откроют ноль-переход! Или протянут кротовую нору! Своим ходом мы будем добираться до Уахиль несколько месяцев!

– Хорошо, – согласился Тототль. – Прыгайте к ближайшей военной базе! Надеюсь, у вас есть координаты? Или мне связаться с Регентским Советом, чтобы оттуда связались с генштабом?

– Диспетчерский центр этого сектора предоставил нам координаты нескольких военных баз, – поспешил заверить его капитан яхты. – В текущий момент наши системы связи испытывают сильные помехи, наверное, это следствие активности местной звезды, диспетчерская сводка предупреждала о подобной возможности…

Сотрясший яхту удар оборвал капитана на полуслове, и потерявшая равновесие многочисленная герцогская свита попадала на пол. Зазвучал сигнал тревоги, и бортовой ИИ сообщил о том, что яхта атакована неизвестными. Оказавшийся в горизонтальном положении Тототль проворно выполз из образовавшейся кучи-малы в сторону и не стал подниматься на хвост, ограничившись лишь подъёмом головы.

– Капитан! Что происходит?! – недовольно зашипел он. – Вы всё-таки приблизились к военной базе на запрещенное расстояние?!

– Это исключено! – Капитан яхты подскочил на ноги. – За дистанцией следит автоматика! Наверное, это какой-то сбой охранных систем у военных!

В этот момент посреди рубки вспыхнула объёмная сфера системы связи, и на ней появилось изображение космического боя, кипящего вокруг регентской яхты. С полсотни гражданских курьерских кораблей атаковали два десятка истребителей эскорта совсем не гражданским оружием.

– Ваше Высочество! – Сфера связи вывела на передний план командира эскадрильи эскорта, пытающегося одновременно вести бой и сбивчивый доклад. – Мы атакованы неизвестным противником! Они появились внезапно из-под полей преломления! Это пиратская ловушка!

– Так уничтожьте их, стар-капитан! – в праведном негодовании прошипел Тототль. – У вас две эскадрильи истребителей против гражданских кораблей! Разотрите преступников в космическую пыль!

– От курьерских кораблей у них только корпуса! – нервно воскликнул командир эскорта. – Пираты оснастили их усиленным…

Изображение стар-капитана полыхнуло огненной вспышкой и исчезло. На информационном пространстве сферы связи немедленно погасла одна из пиктограмм, обозначающих истребители эскорта.

– Подать сигнал бедствия! – завопил капитан яхты, бросаясь к своему рабочему креслу. – Немедленно!!! На всех частотах!!!

– Связи нет!!! – истерично взвизгнула второй пилот, нервно теребя светосенсоры систем управления. – Нас глушат!

– Полный ход! – Капитан с разбегу влетел в кресло и принялся спасать положение. – Уходим к области гиперпереходов! Экстренный прыжок!

– Маршевые двигатели перегружены извне! – верещала второй пилот. – Не могу набрать скорость! Отказ систем управления!

На информационном пространстве пиктограммы истребителей эскорта гасли одна за другой, и вскоре изображение сфокусировалось на пиратском корабле, значительно превосходящем в размерах криминальные истребители.

– К нам движется абордажный бот! – второй пилот пришла в ужас. – Пираты хотят штурмовать яхту!

– Капитан! Сделайте же что-нибудь! – Тототль пытался сохранять остатки спокойствия. – Уведите нас отсюда!

– Нам не хватает мощности! – Панические нотки в голосе капитана привели в ужас регентскую свиту, и камердинеры бестолково забегали вокруг Регента.

– Вы должны укрыться в своей каюте, Ваше Высочество! – испуганно заявил кто-то из телохранителей, вряд ли когда-либо всерьёз допускавший мысль о том, что ему придётся защищать жизнь Регента более чем по-настоящему. – Она автономна и имеет дополнительную защиту!

– Я останусь здесь! – Тототль выпрямился и расправил спинной капюшон. – Не собираюсь трусливо прятаться, пока наши защитники сражаются за мою жизнь!

В следующую секунду сфера связи погасла, и яхту сотряс новый удар. Всех двуногих опять сбило с ног, и Тототль крепче вжался в пол опорной частью хвоста, чтобы не потерять равновесия.

– Нас взяли на абордаж! – срывающимся от паники голосом взвизгнула второй пилот. – Целостность обшивки нарушена! Пираты вскрывают внешний люк!

– Перекрыть все отсеки! – верещал капитан яхты Искусственному Интеллекту. – Задраить люки! Откачать воздух в подвергшемся нападению отсеке! Максимально увеличить давление в прилегающих к нему отсеках! Команде получить личное оружие и приготовиться к бою!

– Ваше Высочество! – Начальник телохранителей склонился перед Тототлем в испуганном поклоне. – Прошу вас немедленно пройти в вашу каюту! Мы будем держать оборону там! Я активирую ваш индивидуальный спасательный маяк! Он имеет повышенную мощность и настроен на приёмные антенны императорского дворца, быть может, его сигнал пробьётся через пиратские подавители!

Заставлять всех упрашивать себя Тототль не стал и последовал в свою каюту с гордо расправленным спинным капюшоном в знак того, что не испуган и полон решимости. Паникующая свита бросилась следом, и семенящий рядом главный камердинер торопливо успокаивал не то Регента, не то самого себя:

– У нас рота охраны! Высококлассные профессионалы! Они не подпустят преступников к вашей каюте! Пиратам невыгодно терять время! Если они устроили засаду прямо на окраине имперской военной базы, о нападении наверняка уже знают в генштабе! Скоро здесь будут войска! Пиратам придётся убираться отсюда или вступить с нами в переговоры! Как только они узнают, на чью яхту напали, немедленно бросятся бежать, я абсолютно уверен!

Тототль со свитой был на пороге каюты, когда где-то позади глухо ударил далёкий взрыв, яхта дрогнула, и яркое центральное освещение сменилось тусклым аварийным.

– Пираты уже здесь! – побледнел главный телохранитель. – Ваше Высочество! Прошу вас запереться в спальне и не покидать её до моего уведомления! Я свяжусь с вами лично, как только вы будете в безопасности!

– Я так и поступлю! – Тототль энергично дополз до своей спальни и остановился в дверях, оборачиваясь к свите: – Всем оставаться здесь! Я должен быть в спальне один! Если нападение спланировано специально против меня, не хочу подвергать опасности никого из вас!

С этими словами Тотоль коснулся сенсора перевода дверей на ручное управление и заперся в спальне. Убедившись в том, что люк надёжно задраен, Регент взобрался в кресло, специально изготовленное с учётом его индивидуальной анатомии гибрида, велел автоматике подать два фужера вина и приготовился ждать.

Минут десять толком ничего не происходило, лишь со стороны яхтенных коридоров постепенно нарастал глухой шум. Потом шум стал громче, но через наглухо задраенный люк особой разницы не имелось. Всё это продлилось ещё десять минут, после чего замок спальни сообщил о принудительном открытии извне, дверь распахнулась, и женский голос вежливо прошипел на языке Пэчуа:

– Ваше Высочество? Позвольте войти?

– Входите, стар-полковник! – Тототль поднятием фужера приветствовал вползающую в спальню самку Пэчуа, облачённую в силовую броню со знаками различия старшего офицера. – Силы самообороны Малого Доминиона Пэчуа спасли меня от вероломной засады утративших всякий страх криминальных элементов?

– Так точно, Ваше Высочество! – Стар-полковник выпрямилась, поднимаясь на хвостовой части туловища, и отсалютовала Регенту. – Как только Малый Доминион Пэчуа узнал о вашем беспримерном решении отправиться в пострадавшие от агрессии Хаоса имперские системы, Владыка Юкойя немедленно направил мою эскадру в систему Экстервита в качестве вашего эскорта. К сожалению, мы не успели к вашему отбытию, никто не ожидал, что вы вылетите немедленно, невзирая ни на что! Весь Малый Доминион Пэчуа гордится вашим решением и поступком!

– Каковы мои рейтинги в остальных субъектах Империи? – Тототль предложил стар-полковнику второй фужер вина. – Угощайтесь, очаровательная Янай! Знаменитое «Эзтли Ксиухкоатль» пятисотлетней выдержки! Специально храню эту бутылку для такого случая! Первую половину разопьём сейчас, вторую – в день Мишкоатли, когда свершатся наши планы!

– Очень польщена! – Лицевой бронещиток боевого шлема стар-полковника распахнулся, и Янай приняла фужер из рук Тототля. – «Кровь Императора»! Очень символично! – Она отсалютовала Регенту фужером: – За Пэчуа!

– За Пэчуа! – подхватил Регент, и оба сделали глоток.

– Ваши рейтинги выросли в приграничных секторах Империи, – стар-полковник ответила на ранее заданный вопрос. – Все десять Лиг Приграничных Миров обратили внимание на ваши намерения. Некоторые из них ожидают вашего появления.

– Это создаст нам дополнительные трудности, – недовольно прошипел Тототль. – Мне придётся посетить хотя бы одну планету каждой Лиги. Лишняя трата времени.

– Владыка Юкойя работает над решением этой проблемы, – заверила его стар-полковник. – Мы потянем за ниточки, имеющиеся у нас в генеральном штабе и министерстве полиции, а также негласно обратимся к Владыке Золину. В настоящий момент Малый Доминион Пэчуа позиционирует себя как сторонник Ица-Уэргов, и Владыка Юкойя рассчитывает оперативно убедить Золина в том, что подвергать вас риску неразумно. Итогом всего этого будет настоятельная рекомендация военных и полиции Вашему Высочеству воздержаться от частых посещений зоны боевых действий. Пару раз посетите систему Уахиль, и этого будет достаточно.

– Вы нашли претендента? – Тототль невольно бросил взгляд на личный компьютер, убеждаясь в надёжности криптографической блокады спальни.

– Не волнуйтесь, Ваше Высочество. – Стар-полковник многозначительно завибрировала чёрным раздвоенным языком. – Мои инженеры подавили в районе вашей яхты даже возможность связи, не говоря о несанкционированном прослушивании. Нас никто не слышит. Претендента мы пока не нашли, но напали на его след. Ловчие, удерживающие его, скрываются где-то в пространстве Кетцали.

– Кетцали? – Тототль нахмурился, пытаясь вспомнить карту Империи. – Где это? Если не ошибаюсь, это на другом конце нашего спирального рукава? В противоположном направлении от границ с Хаосом?

– В самом центре соседнего с нами спирального рукава, – мягко поправила Регента стар-полковник. – Но вы правы, Ваше Высочество, это довольно далеко от зоны боевых действий.

– Придётся летать туда-сюда? – Тототль издал раздосадованное шипение. – Мы не поторопились с выбором легенды борца за нужды голодранцев?

– Нам потребуется время, чтобы напасть на след претендента. – Стар-полковник допила вино и поставила фужер на отделанный драгоценностями туалетный столик. – Выслеживать опытных контрабандистов в пространстве другой цивилизации крайне непросто. У вас будет достаточно времени для посещения системы Уахиль. Вы сможете обсудить это с Владыкой Юкойя, Ваше Высочество, он ожидает моего доклада. – Она исполнила церемониальный поклон: – Прошу проследовать на борт моего линкора!

– С удовольствием, очаровательная Янай! – Тототль улыбнулся стар-полковнику и пополз по направлению к выходу.

Покинув спальню, он невольно вздрогнул, увидев превратившуюся в побоище каюту. Всюду лежали трупы его камердинеров, за разбитыми элементами обстановки виднелись тела охраны, от дверей в спальню до выхода из каюты тянулась цепь вооружённых до зубов десантников Пэчуа, закованных в силовую броню.

– К сожалению, мы подоспели в самую последнюю секунду, – печально прошипела стар-полковник, выползая следом. – Кровожадные пираты перебили всех, кто находился на борту вашей яхты. Телохранители Регента ценой собственных жизней задержали преступников до нашего прибытия и так далее.

– Вот и отлично, – оценил Тототль, стараясь не смотреть на обилие мёртвых тел. – Это лучший способ разом избавиться от шпионов и соглядатаев, из которых состояла моя свита. Не удивлюсь, если я не знал полного списка тех, в чью пользу они за мной шпионили. Что будет с яхтой? Это моя собственность, подарок усопшего Императора.

– Яхта будет отбуксирована на верфи Малого Доминиона Пэчуа, – сообщила стар-полковник. – Там её отремонтируют, избавят от бесчисленных подслушивающих устройств и вернут в ваше полное распоряжение.

– Превосходно! – оценил Тототль. Про себя он подумал, что правильнее было бы сказать «заменят одни подслушивающие устройства на другие», но теперь это уже не играет особой роли. Он сделал свой выбор и свою ставку, и его покровители вполне объяснимо желают иметь лишние подтверждения его лояльности. Он не против, его цель оправдывает любые средства, тем более такие мелочи.

Вокруг Тототля сомкнулась стальная коробка из десантников Пэчуа, мутной дымкой вспыхнула завеса силового поля, и он следом за своей новой охраной пополз по усеянным мёртвыми телами коридорам. Через несколько минут абордажный бот доставил его на борт флагманского линкора эскадры Янай, и стар-полковник активировала засекреченную линию связи с Владыкой Малого Доминиона Пэчуа.

– Операция закончилась успешно, Владыка! – доложила Янай.

– Как всё прошло? – Юкойя скользнул по ней пристальным взглядом, и его змеиные глаза застыли на Тототле: – Рад видеть вас целым и невредимым, Ваше Высочество.

– Наш план сработал безошибочно. – Стар-полковник издала довольное шипение. – С имперским диспетчерским центром пришлось повозиться, подменить его сигнал на ложный в кратчайшие сроки было крайне непростой задачей, но наши инженеры справились. С остальным проблем не возникло. Регентская Служба Охраны – это очень тёплое место. Телохранители герцогов получают огромное жалованье, и самая жуткая опасность, которая им угрожает, это получить по морде от упившегося в хлам подзащитного. Множество влиятельных чинов в силовых структурах спешат протолкнуть на эти должности своих родственничков. Зачастую их направляют служить в РСО сразу по окончании силовых вузов. Эти слюнтяи-теоретики ничего не смогли противопоставить нашим десантникам, закалённым в боях с криминальными синдикатами. Никаких свидетелей не осталось, через полчаса мы закончим раскладывать на местах трупы «пиратов», атаковавших яхту Регента, и можно будет вызывать полицию.

– Вы и ваши подчинённые будете поощрены, – изрёк Владыка Юкойя, не отводя взгляда от Тототля. – Продолжайте работу. Каковы настроения наших Регентов, Ваше Высочество?

– Мы полны решимости! – с готовностью прошипел Тототль. – Наши соплеменники в императорском дворце настроены только на победу и ждут своего часа! Однако я только что узнал, что поиски претендента привели стар-полковника Янай в пространство Кетцали. Это очень далеко от системы Уахиль! Мы потратим массу времени на перелёты! Правильно ли мы выбрали имидж?

– Регент, ратующий за нужды простого народа, – это идеальная легенда в наше смутное время. – Владыка Юкойя удлинил змеиные зрачки в знак абсолютной уверенности. – Когда Великие и Малые Доминионы увлечены императорской гонкой, все, кто не входит в их состав, прекрасно отдают себе отчёт в том, что их беды сильных мира сего не интересуют. В этом свете простым народом в равной степени считают себя и батраки с провинциальных тростниковых плантаций, и руководство провинциальных планет, на которых эти плантации произрастают. Лиги Приграничных Миров будут счастливы обрести в вашем лице защитника своих интересов.

Юкойя многозначительно завибрировал раздвоенным змеиным языком:

– При правильном позиционировании вы сможете заручиться поддержкой лидеров любой цивилизации, не входящей в силы, имеющие отношение к императорской гонке. Через час вы выступите с заявлением, в котором укажете, что глубоко скорбите о сотрудниках вашего аппарата, погибших в результате нападения пиратов, и глубоко возмущены дерзостью и беспардонностью последних. Посему вы приняли решение оказывать содействие гражданам Империи, страдающим от пиратских налётов. Вам только что сообщили, что неделю назад в пространстве Кетцали нападению криминальных отбросов подвергся целый туристический караван, имеются жертвы, многие остались без средств вдали от дома. Поэтому вы постановили сразу после посещения системы Уахиль прибыть в пространство Кетцали и обсудить проблему с лидерами их цивилизаций. Уверен, лидеры Кетцали вас с удовольствием примут. У них в Сенате всего на два представителя больше, чем у нас, и роль аутсайдеров Империи для Кетцали столь же вечна, как для Пэчуа.

– Но от меня наверняка потребуют каких-нибудь дополнительных дотаций! – Тототль недовольно скривился. – От Регентов все всегда требуют выгоды! Получение новых субсидий, увеличение старых, умножения всевозможных бюджетов и тому подобное до бесконечности! Я буду не в силах исполнить их требования!

– Исполнять что-либо совершенно не обязательно, – Владыка Юкойя сузил змеиные зрачки в знак серьёзности произносимого, – ни чьи-либо требования и просьбы, ни собственные обещания. Вполне достаточно того, что вы поднимете затронутые в беседе с Кетцали вопросы на Регентском Совете, в официальной его части, на которую допускаются средства массовой информации. Все убедятся в искренности и серьёзности ваших намерений. А тот факт, что Великие Доминионы будут саботировать ваши усилия, только укрепит вашу популярность. Как результат, вы будете желанным гостем в пространстве Кетцали в любое время. Это даст эскадре стар-полковника Янай возможность открыто присутствовать там в качестве вашего эскорта.

– И всё же я опасаюсь, – Тототль вежливо шевельнул спинным капюшоном, – что, занимаясь этой легендой, мы рискуем потерять время, которое может оказаться решающим. По следу претендента идут всевозможные охотники за головами, СМИ как только не муссируют эту тему! Я хорошо помню, как Регентский Совет пытался заставить Атля передать нам претендента, за которым вёл охоту его флот. Пока мы вели дискуссию с Атлем, его головорезы уничтожили ловчих вместе с претендентом. Регенты так и не пришли к единому мнению, произошло ли это случайно, либо Атль сознательно протянул время, хотя последнее маловероятно. Но мне очень не хотелось бы оказаться в подобной ситуации вторично!



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.