книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Марина Викторовна Тараненко

Бума-Бумай-Ок

Глава первая. Липа

В каждом дворе есть свои герои. О героях особенно хорошо думается, когда геройски сидишь на дереве и пытаешься вдохнуть солнце. Не целиком, конечно, а небольшими лучистыми порциями, чтобы не обжечься. Пахнет солнце вкусно, почти как торт «Рыжик» в духовке. Или «Конопатик», Юле это название нравится больше, потому что она сама его придумала. Юлина мама всегда печёт «Рыжик-Конопатик» на день рождения дочки, и в этот раз обещала испечь, ждать осталось неделю.

Как только Юлю осенило, что ей вот-вот стукнет целых девять лет, она твёрдо сказала себе: или сейчас, или никогда. И честно призналась – лучше бы никогда. Но если решила побороть страх высоты, куда деваться? Бегом на дерево! Жаль, она не белка и не кошка, для них-то не проблема – «бегом». Впрочем, залезть на него оказалось не так уж трудно. Точнее, на неё. Самое удобное дерево в их дворе – это липа. Ствол щедро утыкан ветками, хватайся за любую и вперёд: выше, выше, ещё выше! Ничего себе Юлю понесло! Не до самой макушки добралась, но довольно высоко. Неужели у неё хватит смелости посмотреть вниз? Ладно – посмотреть, а спускаться как? Придётся жить на дереве.

О своём решении залезть на дерево Юля не сказала никому, кроме Лизы. Лиза – лучшая Юлина подруга, а ещё она – образец неправильной отличницы. Обычно отличницы какие? Тихие, гладко причёсанные, опрятные и мало с кем дружат. С Лизой всё по-другому. У неё волосы висят серпантином, лицо и руки в чернилах, школьная юбка перекручена набок, а на блузе обязательно не хватает одной пуговицы, иногда и двух. И не тихая она вовсе, ещё какая громкая. И не подлиза, хотя и Лиза. Даже директору школы как-то заявила, что устраивать День здоровья, когда на улице такой ветер, неразумно, можно воспаление лёгких подхватить.



– Как бы День здоровья не обернулся месяцем болезни, – сказала Лиза, смело глядя директору в глаза.

Да, Лиза смелая. И умная. Она и не зубрит ничего, просто ей учёба легко даётся. Юле учиться тоже нетрудно, но она вечно в облаках витает. Запишет пример в тетради и, вместо того чтобы решать, начинает представлять, как все математические символы превратились в смайлики. Плюс – улыбающийся смайлик, минус – печальный, умножить – удивление: ого, сколько получится! А разделить…

Хорошо, что Лиза сидит с ней за одной партой и вовремя толкает в бок: возвращайся, мол, подружка, на землю.

– Хочешь, вместе на дерево полезем? – предложила Лиза, узнав о Юлиных планах. – Со мной тебе не будет страшно.

Нет, Юля хотела сама, рано утром, пока все спят, пока можно вдыхать солнце в полной тишине. И тишину вдыхать, и первые приглушённые звуки, робкие и осторожные. Утро – лучшее время, чтобы рассматривать самых таинственных героев двора. Вот они во всей красе: изящная скамейка и могучий стадион, одинокая перекладина и гостеприимная беседка, качели-скрипачки, домик, песочница и, конечно, липа, с высоты которой Юля любуется двором.

Любоваться героями Юля могла долго, и так это любование затянулось, что во дворе появились другие герои, а на них смотреть Юле хотелось гораздо меньше. Из двух домов одновременно вышли Ярик и Тим. Ярослав и Тимофей, если называть их длинно. Но короткие имена им подходят больше: длинные звучат слишком серьёзно для таких несерьёзных мальчишек. Ярик и Тим учатся в параллельном классе, но постоянно пересекаются с Юлей и Лизой. Ещё они постоянно смеются и балуются и ничего другого делать не умеют.

Чётко вышли, минута в минуту. Наверняка в чате договорились. Они, как проснутся, сразу в чат. И, встретившись, нырнули в планшет Ярика, над чем-то хихикая.

После Ярика и Тима притопала Плакса-с-таксой. Эту девочку Юля впервые увидела во дворе два дня назад, когда незнакомка гордо и независимо прошла вместе с таксой на карусель. Покаталась минут пять и не менее гордо и независимо ушла домой.

Познакомиться с ней никто не успел, и Ярик придумал ей прозвище – Плакса-с-таксой. Плакса эта девочка или нет, Ярика не волновало. Всё дело в таксе. С таким же успехом она могла стать Девчонкой-с-болонкой или Дикаркой-с-овчаркой. Ярик любит придумывать, чтобы в рифму.

В этот раз Плакса-с-таксой тоже задерживаться не стала. Кажется, новый двор ей не очень нравился. Любопытно, где она жила раньше?

Размышления Юли на эту тему были бесцеремонно прерваны.

– О! Юлиана-Несмеяна на дереве сидит, – это Ярик от планшета оторвался.

Сносное прозвище, кстати говоря. Мог и Юлькой-козюлькой обозвать. Юлиана – даже красиво.

– А ты чего там? – прокричал Тим.

Кричать в ответ Юля не захотела. Она сделала загадочное лицо, вернее, оно само случайно сделалось, и приложила палец к губам: тс-с! Люди спят ещё, воскресенье, а вы расшумелись тут.

Ярик и Тим поняли по-своему – Юлиана скрывает от них что-то интересное. Не зря же она туда забралась, и вид у неё интригующий. Не раздумывая, мальчишки полезли на дерево.

Юля покрепче обхватила руками ветку. Нет, не обхватила, а судорожно вцепилась в неё, жаль, не зубами – она бы не отказалась задействовать их для пущей надёжности. Наконец Ярик и Тим перестали трясти липу и уселись рядом. Но Юле от этого было не легче. Что говорить? Признаваться в том, какая она трусиха, Юля точно не желала. Только не им! Засмеют и задразнят.

На помощь вовремя подоспела Лиза. Она по-суперменски взлетела на дерево и объяснила вполне доходчиво:

– Юля тут солнцем дышит, не мешайте.

– Как это – солнцем? – не понял Ярик.

– А зачем? – Тима больше интересовало, для чего это нужно.

– Чтобы появились необычные способности, – выдала Лиза.

Успела же придумать такое! А главное, Лиза всегда искренне верит в свои выдумки. И других заставляет поверить.

– Как можно дышать солнцем? – снова спросил Ярик.

– Носом, конечно. Глаза закрой и рот тоже. Слышишь его запах?

– Запах липы слышу, а солнца нет.

– Не видать тебе, Ярик, сверхспособностей.

– Может, надо нос выше задрать? – предположил Тим, испугавшись, что и ему в сверхспособностях откажут.

– Нос задирать некрасиво, – не согласился Ярик. – Задираешь – значит считаешь себя лучше других. А чем ты лучше? У тебя вон уши лопухами.

– На себя посмотри, – обиделся Тим.

– Ладно вам, – вмешалась Лиза. – Вдыхать солнце вы не умеете, но если посидеть на липе подольше, тоже способности развиваются. Например, мальчики становятся джентльменами.

– Это нам ещё зачем? – удивился Тим.

– Странные вы. Чтобы девочкам помогать.

– Такая способность как-то уж совсем… «сверх», – вздохнул Ярик.

– Не хотите – не надо, – пожала плечами Лиза. – Только способности не как попало появляются, а по очереди. Лёшка Бусыгин из нашего класса сперва джентльменом стал, а на следующий день смог предметы передвигать одним взглядом. Целый шкаф передвинул!

У Ярика и Тима начался серьёзный мыслительный процесс. Брови задёргались, ресницы захлопали, ноздри раздулись. Интересное это зрелище – думающие мальчики.



– А как мы поймём, что уже превратились в джентльменов? – спросил Тим.

– Ну-у-у, – протянула Лиза, – вот будем с дерева слезать, вы броситесь к нам на помощь.

– А сами не сумеете, что ли? Слабо?

– Мы не сумеем? – искренне возмутилась Лиза, забыв, что речь идёт и о Юле.

– Не сумеете! Трусихи! Девчонки! – дразнился Ярик.

От негодования Лиза немного растерялась, что бывает с ней крайне редко.

– Да мы, да мы… – повторяла она. – Мы дамы! А джентльменам полагается быть любезными с дамами.

– Ха! Дамы они! – продолжил потешаться Ярик, но осёкся: вдруг Лиза правду сказала о способностях.

Великая вещь – дар убеждения. Не зря Лиза умеет солнце вдыхать, у неё сверхспособность точно есть – убеждать других.

Юля поразилась, насколько легко и быстро мальчишки стащили её с дерева, даже испугаться не успела. А Ярику и Тиму идёт быть джентльменами, они сразу посимпатичней стали. Жаль, это джентльменство у них не само по себе, а ради чего-то другого. Липовое, значит, джентльменство, ненастоящее. А каким оно ещё может быть, если приобрели они его, сидя на липе?

Глава вторая. Домик

Домики на детских площадках имеют удивительное свойство – они могут вмещать в себя бесконечное число людей. Особенно во время дождя, который, между прочим, пошёл чётко в своё время – после обеда, как и обещали прогнозы. Но всем показалось, что он не вовремя. Только разыгрались, а тут этот дождь, и сиди теперь в домике, жди, пока дождю надоест лупить по асфальту.

Благо летний дождь быстро проходит, проносится сапсаном. Папа рассказывал Юле, что сапсан – это сокол, самая быстрая птица в мире. И скоростной поезд «Сапсан», на котором они ездили к бабушке с дедушкой, назван в честь сокола. Юля представляла, как дождь-сокол раскинул свои водяные крылья, закрыл ими всё небо и полетел над городом.



Против дождя Юля ничего не имела. И против сидения в домике тоже. Если бы ещё Ярик с Тимом не висели над головой, но куда их денешь. Вместе с другими мальчишками они ловили дождинки и брызгали ими в девчонок. Те визжали, брызгались в ответ, и всем было весело. А Юля слушала дождевую морзянку: тук-тук-тук-шлёп-буль, тук-тук-тук-шлёп-буль. Может ведь так быть, что это не простой дождь, а пришелец? Посланник с другой планеты.

Стоило Юле задуматься о пришельцах, пришла Плакса-с-таксой, но в домик заходить не стала, ей и под зонтиком было неплохо. Выглядела Плакса кукольно: голубое платье с широкими оборками, по-праздничному заплетённые косы и зонтик с цветочками, точь-в-точь такими же, как на босоножках. Таксу она бережно прижимала к груди.

– Иди к нам, – крикнул кто-то из девочек.

Плакса перепрыгнула через лужу и протянула девочке собачку.

– Подержи, пожалуйста. Она не кусается.

Следом за собачкой Плакса отдала зонтик и стала разуваться. В домике наступила тишина. Тапочки у входа никто не выдавал, для чего снимать босоножки? Дальше Плакса вытворила ещё лучше. Она босиком побежала прочь от домика, принялась кружиться, танцевать, умываться дождём, а когда вернулась, сказала:

– У нас на планете так встречают дождь. Я с планеты Бума-Бумай-Ок.

Ярик и Тим одновременно прыснули:

– Бума-Бумай? Вот умора!

Плакса нисколько не смутилась:

– Вы бы видели наши бума-бумы! Это воздушные шарики, которые умеют петь, и если кому-то скучно, они прилетают и поют.

– Поющие шарики! – схватился за живот Ярик.



– А ещё там есть бума-бумики, – продолжала Плакса. – Мыльные пузыри! Они знают кучу смешных историй и рассказывают их тем, кто грустит. А ещё…

Плакса говорила о планете Бума-Бумай-Ок так увлечённо, словно действительно прилетела оттуда.

– Наш человек, – шепнула Юле на ухо Лиза.

А мысли Юли были уже на далёкой планете, жители которой здороваются друг с другом, легонько стукнувшись лбами. Бумкнулись и дальше побежали. А если навстречу идёт несколько знакомых человек – пока со всеми перебумкаешься, голова не заболит? Хотя они же легонечко.

Тима заинтересовали падающие с неба щенки в коробочках. Он бы от щенка не отказался. А там и котята, и хомяки, и морские свинки падают. Кому кого не хватает, того и хватай. Плакса схватила коробочку с Марсей. Это имя её таксы. А саму Плаксу, как выяснилось, зовут Софийка. Мокрая-премокрая Софийка.

– Тебя ругать не будут? – спросила Лиза, оглядывая мокрое Софийкино платье.

– Не-а, – Плакса помотала растрёпанными косами. – Бумайоки детей не ругают. Они просто говорят: побумайте над своим поведением. И мы бумаем, бумаем, пока что-нибудь не прибумается.

– София! – строгий окрик вернул девочку на землю.

К домику, стуча каблуками, решительно приближалась женщина, тоже кукольная, как и Плакса до своего танца под дождём.

Плакса мгновенно превратилась в сдутый бума-бум. И она, и Марся, виновато опустив головы, поспешили навстречу каблукам.

Юле было неудобно прислушиваться к диалогу, но он сам лез в уши.

– София, что это? Как ты пойдёшь к Ерёминым?

– Мам, я не хочу идти. Сами к ним в гости ходите. Я во дворе гулять хочу.

– Хватит, уже погуляла! На пять минут тебя отпустила, и на кого ты теперь похожа? Я не зря говорила: двор ничему хорошему не научит.

– Неправда! Это хороший двор. И ребята хорошие. Я им про планету Бума-Бумай-Ок рассказывала.

– Опять планета! Как мне надоели эти глупости! Иди переоденься, и поторопись, папа ждёт в машине.

Дождь закончился, и в домике остались только Юля, Лиза, Ярик и Тим. Юля думала: это очень плохо, если нужно идти туда, куда совсем не хочется. И очень грустно. Так грустно, что без бума-бумиков не обойтись. И ещё думала – здорово иметь собственную планету. Но когда у тебя есть планета, хочется пригласить туда самых любимых людей. А если эти люди тебя не понимают, тогда как?



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.