книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Всем, кто помог этим книгам увидеть свет, в особенности Анне Зан, Бетси Митчелл, Люси Отри Уилсон и, конечно, тому, чье воображение положило всему начало, —

Джорджу Лукасу

Тимоти Зан

Звёздные Войны. Трилогия о Трауне. Книга 3. Последний приказ

Давным-давно в далекой Галактике....

Глава 1

Имперский звездный разрушитель «Химера» скользил в черноте глубокого космоса, массивный стреловидный силуэт стремился к находившейся в трех тысячных светового года системе. Корабль собирался вступить в бой.

– Все системы в полной боевой готовности, адмирал, – доложил связист из кабины экипажа по левому борту. – Начинают поступать доклады от ударной группы.

– Прекрасно, лейтенант, – кивнул гранд-адмирал Траун. – Когда закончат – сообщите. Капитан Пеллеон?

– Да, сэр? – Пеллеон внимательно посмотрел на начальника, ожидая обнаружить на его лице признаки тревоги, которую наверняка испытывал гранд-адмирал и которую определенно ощущал он сам. Все-таки речь шла не просто об очередном тактическом ударе, направленном против повстанцев, – не о мелком налете на караван фрахтовиков или даже о непосредственной атаке на какую-нибудь незначительную планетарную базу. По прошествии почти месяца лихорадочных приготовлений Траун собирался начать мастерски спланированную кампанию, целью которой должна была стать окончательная победа Империи.

Но если гранд-адмирал и ощущал беспокойство, то тщательно скрывал его.

– Начинайте отсчет, – приказал он Пеллеону так же невозмутимо, как если бы заказывал ужин.

– Есть, сэр! – Пеллеон повернулся к группе уменьшенных вчетверо фигур на голографическом экране на кормовом мостике «Химеры». – Объявляю время старта, господа. «Воинственный» – три минуты.

– Принято, «Химера», – подтвердил капитан Абан, с трудом скрывая под официальной маской страстное желание броситься в бой. – Доброй охоты.

Голографическое изображение замерцало и исчезло: «Воинственный» поднял защитные экраны, прервав дальнюю связь. Пеллеон перевел взгляд на следующую картинку.

– «Непреклонный» – четыре с половиной минуты.

– Принято, – ответил капитан Дорья. Ударив правым кулаком по левой ладони в древнем миршафском жесте триумфа, он тоже исчез с голографического экрана.

Пеллеон взглянул на свой инфопланшет.

– «Карающий» – шесть минут.

– Мы готовы, «Химера», – тихо проговорил капитан Брандей. Что-то в его голосе показалось Пеллеону странным, и он всмотрелся внимательнее. Уменьшенная вчетверо голограмма не позволяла разглядеть деталей, но выражение лица Брандея не оставляло никаких сомнений – он жаждал крови.

– Это война, капитан Брандей, – сказал неслышно подошедший Траун. – А вовсе не возможность лично отомстить.

– Я понимаю свой долг, адмирал, – сухо ответил Брандей.

Траун слегка приподнял иссиня-черные брови:

– В самом деле, капитан?

Ярость во взгляде Брандея поуменьшилась, хотя капитан взял себя в руки с явной неохотой.

– Да, сэр, – пробормотал он. – Мой долг – перед Империей, перед вами и перед находящимися в моем подчинении кораблями.

– Совершенно верно. Иными словами – перед живыми. А не перед мертвыми.

– Да, сэр, – покорно кивнул Брандей.

– Никогда об этом не забывайте, капитан, – предупредил Траун. – Война непредсказуема, но можете быть уверены – повстанцы сполна заплатят за гибель «Властителя» в столкновении с флотом «Катана». Но эта расплата – часть нашей общей стратегии, а не акт личного возмездия. – Его сверкающие красные глаза слегка сузились. – И уж точно – не возмездия со стороны кого-либо из капитанов флота под моим командованием. Полагаю, я ясно выразился?

Щека Брандея дернулась. Пеллеон никогда не считал его особо умным, но ему вполне хватило сообразительности осознать прозвучавшую в словах Трауна угрозу.

– Более чем ясно, адмирал.

– Вот и хорошо. – Траун еще на мгновение задержал на нем взгляд, затем кивнул. – Как я понимаю, время старта вам сообщили?

– Так точно, сэр. «Карающий» – конец связи.

Траун взглянул на Пеллеона.

– Продолжайте, капитан, – сказал он и отвернулся.

– Есть, сэр. – Пеллеон снова посмотрел на планшет. – «Немезида»…

До конца списка он добрался без каких-либо проблем. К тому времени, когда исчезло последнее голографическое изображение, завершились и доклады от их собственной ударной группы.

– Похоже, все идет по плану, – заметил Траун, когда Пеллеон вернулся к своему командному пульту. – «Грозовой Ястреб» докладывает, что грузовики стартовали вовремя, буксирные тросы работают в штатном режиме. И мы только что перехватили общий сигнал бедствия из системы Андо. «Воинственный» и его ударная группа, точно в соответствии с графиком.

– Есть какой-нибудь ответ, сэр? – спросил Пеллеон.

– База повстанцев на Орд-Пардроне подтвердила прием сигнала. Интересно будет посмотреть, сколько они пошлют помощи.

Пеллеон кивнул. Повстанцы уже в достаточной степени были знакомы с тактикой Трауна, чтобы счесть Андо всего лишь уловкой и действовать соответственно. Но с другой стороны, вряд ли они могли позволить себе проигнорировать ударную группу в составе имперского звездного разрушителя и восьми дредноутов флота «Катана».

Впрочем, особого значения это все равно не имело. Они пошлют несколько кораблей к Андо против «Воинственного», еще несколько к Фильве против «Карающего», еще несколько к Крондре против «Немезиды» и так далее и так далее. К тому времени, когда «Мертвая Голова» нанесет удар по самой базе, на Орд-Пардроне почти не останется никакой обороны, и они сами станут призывать на помощь все подкрепление, какое только сумеют наскрести повстанцы.

И именно туда все это подкрепление и отправится, после чего истинная цель Империи упадет ей прямо в руки, словно спелый плод с ветки.

Пеллеон посмотрел в передний иллюминатор на далекую звезду системы Юкио, и у него перехватило дыхание при мысли о грандиозности их коварного плана. Планетарные защитные экраны могли отразить любую, даже самую массированную бомбардировку турболазерами и протонными торпедами, и здравый смысл подсказывал, что единственный способ покорить современную планету – высадить на нее быстро перемещающиеся наземные силы, поставив им задачу уничтожить генераторы экранов. Под огнем наземных сил и последующей атаки с орбиты планета к моменту ее захвата всегда несла серьезный ущерб. Ничем не лучше выглядела и альтернатива – высадить сотни тысяч солдат, начав масштабную наземную операцию, которая могла растянуться на месяцы или годы. Считалось, что захватить планету в целости и сохранности, оставив невредимыми генераторы ее защитных экранов, практически невозможно.

И сегодня этой военной теории предстояло пасть – вместе с самой Юкио.

– Перехвачен сигнал бедствия с Фильве, адмирал, – доложил связист. – Снова отвечает Орд-Пардрон.

– Отлично. – Траун сверился с хронометром. – Еще семь минут, и, пожалуй, можно начинать. – Он едва заметно сжал губы. – Полагаю, стоит убедиться, что наш прославленный мастер-джедай готов выполнить свою часть задачи.

Пеллеон поморщился. Джоруус К’баот, безумный клон давно умершего мастера-джедая Джоруса К’баота, месяц назад провозгласил себя истинным наследником Империи. Желания разговаривать с этим человеком у капитана было не больше, чем у Трауна, но ему ничего не оставалось, кроме как вызваться добровольцем, иначе попросту последовал бы приказ.

– Я пойду к нему, сэр, – сказал он и поднялся со своего места.

– Спасибо, – ответил Траун, словно у Пеллеона был выбор.

Едва оказавшись за пределами защитного поля разбросанных по всему мостику исаламири, капитан ощутил мысленный зов. Мастер К’баот явно с нетерпением ждал начала операции. Собравшись с духом и борясь с мысленным призывом К’баота поспешить, Пеллеон направился в командирскую рубку Трауна.

Помещение было необычайно ярко освещено, тогда как обычно гранд-адмирал предпочитал приглушенный свет.

– Капитан Пеллеон, – позвал его К’баот из-за двойного кольца дисплеев посреди комнаты, – входите. Я вас жду.

– Я был целиком занят остальной частью операции, – сухо сообщил Пеллеон, пытаясь скрыть неприязнь и прекрасно зная, насколько тщетны подобные попытки.

– Конечно, – улыбнулся К’баот, явно забавляясь замешательством капитана. – Не важно. Как я понимаю, гранд-адмирал Траун наконец готов?

– Почти. Прежде чем начать, мы хотели бы отвлечь как можно больше сил от Орд-Пардрона.

– Вы до сих пор полагаете, что Новая Республика станет плясать под дудку гранд-адмирала? – усмехнулся К’баот.

– Станет. Гранд-адмирал тщательно изучил противника.

– Он изучал их искусство, – снова усмехнувшись, возразил К’баот. – Если от этого и будет польза, то только тогда, когда Новая Республика не сможет бросить против нас никого, кроме художников и скульпторов.

Раздавшийся с кольца дисплеев сигнал избавил Пеллеона от необходимости отвечать.

– Мы стартуем, – оповестил он К’баота, мысленно отсчитывая семьдесят шесть секунд, требовавшихся, чтобы достичь системы Юкио, и пытаясь не слишком вдаваться в смысл сказанного К’баотом. Он сам не понимал, каким образом Трауну удается столь точно узнать самые сокровенные секреты той или иной расы на основе ее произведений искусства. Однако, в отличие от К’баота, он не раз становился свидетелем того, как подтверждались знания адмирала, и вполне мог доверять его инстинктам.

Впрочем, вряд ли К’баот был всерьез заинтересован в обсуждении данной темы. Весь последний месяц, с тех пор как он объявил себя истинным наследником Императора, К’баот вел личную войну против адмирала, пытаясь подорвать его авторитет и намекая, что настоящей проницательностью способен обладать лишь владеющий Силой, а следовательно, только он сам.

Самого Пеллеона данный аргумент нисколько не убеждал. Император тоже прекрасно владел этой самой Силой, но даже не смог предсказать собственную смерть на Эндоре. Однако посеянные К’баотом семена неуверенности все же начинали давать всходы, особенно среди менее опытных офицеров Трауна.

Собственно, для Пеллеона это была всего лишь еще одна причина неминуемого успеха их атаки. Исход ее основывался как непосредственно на военной тактике, так и на понимании Трауном культурных особенностей юкийцев и его уверенности в том, что на уровне подсознания они испытывают смертельный ужас перед невозможным.

– Когда-нибудь он окажется не прав, – вмешался в размышления Пеллеона К’баот.

Пеллеон прикусил губу, почувствовав пробежавший по спине холодок от осознания, насколько легко тот вторгся в его мысли.

– Для тебя что, вообще не существует ничего личного? – проворчал он.

– Я – Империя, капитан Пеллеон. – В глазах К’баота вспыхнул темный фанатичный огонь. – Ваши мысли – часть вашей службы мне.

– Я служу гранд-адмиралу Трауну, – неприязненно возразил Пеллеон.

– Можете считать как хотите, – улыбнулся К’баот. – Но – к делу. К настоящему имперскому делу. Когда сражение закончится, капитан Пеллеон, я намерен послать сообщение на Вейленд.

– Наверняка объявив о своем незамедлительном возвращении, – хмуро пробормотал Пеллеон. К’баот уже почти месяц твердил, что скоро вернется в свой бывший дом на Вейленде, где возьмет под свое начало аппаратуру по клонированию в старой сокровищнице Императора внутри горы Тантисс. Но пока что его слишком занимали попытки свергнуть власть Трауна, и дальше разговоров дело не заходило.

– Не беспокойтесь, капитан Пеллеон, – снова усмехнулся К’баот. – Когда придет время, я действительно вернусь на Вейленд. Именно поэтому, когда это сражение закончится, вы свяжетесь с Вейлендом и прикажете им создать для меня клон. Весьма особенный клон.

«Сперва потребуется получить разрешение гранд-адмирала», – подумал Пеллеон, но вслух отчего-то сказал совсем другое:

– Какой именно клон тебе нужен?

Он удивленно моргнул, сам не понимая, почему ему в голову пришли именно эти слова. К’баот усмехнулся, глядя на его замешательство.

– Мне требуется всего лишь слуга, – пояснил он. – Который будет ждать моего возвращения. Созданный из одного из трофеев Императора – кажется, образец И-2332-54. Естественно, вы должны четко дать понять командиру гарнизона, что это должно быть сделано в строжайшей тайне.

«Ничего подобного я делать не стану», – подумал Пеллеон.

– Да, – услышал он собственный голос, хотя намерения его были совсем иными. Более того, он решил, что, как только бой закончится, он доложит о данном мелком инциденте непосредственно Трауну.

– Этот разговор тоже должен остаться между нами, – лениво протянул К’баот. – Как только вы выполните мою просьбу, вы должны вообще забыть о ней.

– Конечно, – кивнул Пеллеон просто для того, чтобы тот заткнулся. Да, он доложит обо всем Трауну. А уж гранд-адмирал знает, что делать.

Отсчет дошел до нуля, и на главном настенном дисплее появилась планета Юкио.

– Нужно включить тактический дисплей, мастер К’баот, – сказал капитан.

– Как пожелаете, – махнул рукой К’баот.

Пеллеон коснулся нужной кнопки, и в центре помещения появился голографический тактический дисплей. «Химера» выходила на высокую орбиту над экватором с солнечной стороны; десять дредноутов из флота «Катана» занимали внутренние и внешние оборонительные позиции, а с ночной стороны приближался «Грозовой Ястреб». Другие корабли – грузовики и прочие торговые суда – опускались на планету через узкие проходы, которые открывала для них наземная диспетчерская служба в энергетическом экране Юкио, окружавшем планету голубой дымкой на высоте примерно пятьдесят километров. Вспыхнули две красные точки – грузовики с «Грозового Ястреба», выглядевшие так же невинно, как и остальные спешащие под прикрытие экрана корабли. За собой они тащили на буксире еще четыре невидимых корабля.

– Невидимых только для того, у кого нет глаз, чтобы их увидеть, – проговорил себе под нос К’баот.

– Так ты теперь можешь видеть и сами корабли? – проворчал Пеллеон. – До чего же быстро растут джедайские способности!

Он надеялся слегка досадить К’баоту – немного, совсем чуть-чуть. Но все его усилия оказались тщетными.

– Я могу видеть людей внутри ваших драгоценных маскировочных экранов, – безмятежно ответил мастер-джедай. – Я могу читать их мысли и управлять их волей. Что значит для меня сам металл?

– Полагаю, для тебя многое ничего не значит, – усмехнулся Пеллеон и тут же краем глаза заметил, как улыбнулся К’баот.

– То, что ничего не значит для мастера-джедая, точно так же ничего не значит и для всей вселенной.

Грузовики и замаскированные крейсеры уже приблизились к защитному полю планеты.

– Как только они окажутся внутри поля, они сбросят буксировочные тросы, – напомнил Пеллеон К’баоту. – Ты готов?

Мастер-джедай выпрямился в кресле и сильно прищурился.

– Я жду команды гранд-адмирала, – желчно вымолвил он.

Пеллеон посмотрел на невозмутимое лицо К’баота, и его пробрала дрожь. Он отчетливо помнил, как К’баот в первый раз пытался напрямую управлять другими на расстоянии: страдальческое выражение его лица, напряженный взгляд, мучительные попытки удержать мысленный контакт.

Всего два месяца назад Траун сказал Пеллеону в доверительной беседе, что К’баот никогда не станет угрозой для Империи, поскольку он не в состоянии в течение долгого времени сосредоточивать свои джедайские способности на какой-то одной цели. Похоже, за прошедшее время К’баот каким-то образом научился этому.

И потому стал угрозой для Империи – причем весьма серьезной.

Пискнул интерком:

– Капитан Пеллеон?

Пеллеон коснулся кнопки, стараясь отбросить прочь все страхи насчет К’баота. По крайней мере, в данный момент флот нуждался к мастере-джедае – и, к счастью, тот, похоже, тоже нуждался во флоте.

– Мы готовы, адмирал, – отозвался он.

– Ждите дальнейших указаний. Грузовики сейчас отсоединят буксировочные тросы.

– Корабли уже свободны, – сказал К’баот. – И движутся на назначенные им позиции.

– Проверь, что они внутри защитного поля планеты, – приказал Траун.

Впервые за все время на лице К’баота промелькнула знакомая напряженная гримаса. Впрочем, неудивительно – поскольку маскировочный экран не позволял увидеть крейсеры с «Химеры» и в то же время ослеплял их собственные датчики, определить их точное местонахождение мог только К’баот, коснувшись разумов находящихся в них людей.

– Все четыре корабля внутри поля, – сообщил он.

– Ты точно уверен, мастер-джедай? Если ты ошибаешься…

– Я не ошибаюсь, гранд-адмирал Траун, – резко перебил его К’баот. – Я выполню свою часть задачи. А вы позаботьтесь о своей.

Несколько мгновений интерком молчал. Пеллеон вздрогнул, представив себе выражение лица гранд-адмирала.

– Прекрасно, мастер-джедай, – невозмутимо проговорил Траун. – Приготовься выполнять свою задачу.

Послышался двойной щелчок включившегося канала связи.

– Имперский звездный разрушитель «Химера» вызывает Юкио, – сказал Траун. – Именем Империи объявляю, что система Юкио вновь находится под мандатом имперского закона и защитой имперских войск. Приказываю вам отключить свои защитные поля, отозвать все вооруженные подразделения на их базы и подготовиться к организованной передаче власти.

Ответа не последовало.

– Я знаю, что вы меня слышите, – продолжал Траун. – Если не ответите, я буду считать, что вы отвергаете предложение Империи. В таком случае у меня не останется иного выбора, кроме как применить силу.

Снова тишина.

– Они посылают еще одно сообщение, – услышал Пеллеон слова связиста. – Несколько более паническое, чем первое.

– Не сомневаюсь, что третье окажется еще более паническим, – ответил Траун. – Приготовиться к первой фазе обстрела. Мастер К’баот?

– Крейсеры готовы, гранд-адмирал Траун. Как и я.

– Только попробуй ошибиться. – В голосе Трауна сквозила легкая угроза. – Если не рассчитать идеально время, от всего нашего представления не будет никакой пользы. Турболазерной батарее номер три: приготовиться к первой фазе обстрела по моей команде. Три… два… один… огонь!

На тактической голограмме появились две зеленые огненные полосы, устремившиеся от турболазерных батарей «Химеры» к планете внизу. Залп ударил в голубую дымку защитного поля планеты, и его энергия, рассредоточившись, отразилась обратно в космос…

И в то же мгновение выстрелили два замаскированных крейсера, паривших на репульсорах под защитным полем точно в тех же местах, куда попали заряды с «Химеры». С шипением пронзив атмосферу, они ударили по двум главным базам противовоздушной обороны Юкио.

Так это видел Пеллеон. Юкианцы же, ничего не знавшие о замаскированных крейсерах, увидели, как «Химера» нанесла два разрушительных удара прямо сквозь непробиваемое защитное поле планеты.

– Третье сообщение оборвалось на середине, сэр, – с долей мрачного юмора доложил связист. – Думаю, мы застали их врасплох.

– Что ж, убедим их, что это не было случайностью, – сказал Траун. – Приготовиться ко второй фазе обстрела. Мастер К’баот?

– Крейсеры готовы.

– Турболазерной батарее номер два: приготовиться ко второй фазе обстрела по моей команде. Три… два… один… огонь!

Снова сверкнули зеленые вспышки, и снова с тем же точным расчетом создали свою иллюзию замаскированные крейсеры.

– Отлично, – сказал Траун. – Мастер К’баот, перемести крейсеры на позиции для третьей и четвертой фазы.

– Как прикажете, гранд-адмирал Траун.

Пеллеон невольно собрался с духом. Целью четвертой фазы являлись два из тридцати юкийских генераторов защитного поля. Подобная атака означала, что Траун отказался от заявленной им цели захватить Юкио, не повредив ее защиту.

– Имперский звездный разрушитель «Химера», говорит Тол досЛла из Совета старейшин Юкио, – раздался из динамика интеркома слегка дрожащий голос. – Просим вас прекратить бомбардировку планеты на время обсуждения условий капитуляции.

– Мои условия достаточно просты, – заявил Траун. – Для начала отключите планетарную защиту и позвольте высадиться моим войскам, которые возьмут под свой контроль генераторы защитного поля и все вооружение типа «земля – космос». Все боевые машины крупнее командного спидера должны быть доставлены на предназначенные для этого военные базы и переданы под контроль Империи. Ваша политическая и общественная структура пока останется прежней, хотя и под нашим контролем. Если, конечно, будете вести себя как следует.

– А потом?

– Потом вы станете частью Империи, со всеми надлежащими правами и обязанностями.

– И никаких военных налогов? – с подозрением уточнил досЛла. – Никакого насильственного призыва нашей молодежи?

Пеллеон представил себе мрачную усмешку Трауна. Нет, Империи больше никогда не потребуются призывники – после того, как в их руках оказался принадлежавший Императору комплект клонирующих цилиндров Спаарти.

– На второй ваш вопрос – ответ «нет», и однозначно «нет» – на первый, – ответил Траун. – Как вам наверняка известно, большинство имперских планет в настоящее время обложены военными налогами. Но есть и исключения – скорее всего, вам придется лишь увеличить производство продуктов питания и мощности перерабатывающих предприятий.

Последовала долгая пауза. Пеллеон понял, что досЛла далеко не дурак – юкиец прекрасно распознал замыслы Трауна насчет их планеты. Сначала прямой контроль Империи над оборонительными системами «земля – космос», затем прямой контроль над системой распределения продовольствия, перерабатывающими предприятиями и обширными сельскохозяйственными регионами, и вскоре вся планета превратится в снабжающую имперскую военную машину базу. Но альтернатива у него имелась лишь одна: стоять и смотреть, как его планету окончательно и бесповоротно уничтожают прямо у него на глазах. И это он тоже понимал.

– Мы отключим защитное поле планеты, «Химера», в качестве жеста доброй воли, – наконец сказал досЛла, и в голосе его прозвучали нотки обреченности. – Но прежде чем передать имперским войскам генераторы и оборонительные системы, мы требуем определенных гарантий безопасности для народа Юкио и нашей земли.

– Конечно, – ответил Траун без тени злорадства, которое наверняка испытывали бы сейчас большинство имперских командиров. Всего лишь небольшая любезность, столь же точно рассчитанная, сколь и сама атака. Разрешив лидерам Юкио сдаться без потери достоинства, он отсрочивал неизбежное сопротивление имперскому правлению до той поры, когда станет уже слишком поздно. – Вскоре прибудет наш представитель, чтобы обсудить детали с вашим правительством, – продолжал он. – А пока что, полагаю, у вас нет возражений, если наши войска займут предварительные оборонительные позиции?

Послышался едва заметный вздох.

– У нас нет возражений, «Химера», – с неохотой проговорил досЛла. – Мы отключаем защитное поле.

Окружавшая планету на тактическом дисплее голубая дымка исчезла.

– Мастер К’баот, прикажи крейсерам занять позиции у полюсов, – распорядился Траун. – Нам вовсе ни к чему, чтобы на них наткнулся какой-нибудь десантный корабль. Генерал Ковелл, можете начать переброску своих войск на поверхность планеты. Стандартные оборонительные позиции вокруг всех целей.

– Принято, адмирал, – раздался сухой ответ Ковелла, и Пеллеон невольно улыбнулся. Прошло всего две недели с тех пор, как верхушку флота и армейских командиров посвятили в тайну проекта по клонированию «Гора Тантисс», и Ковелл был в числе тех, кто до сих пор не до конца свыкся с подобной идеей. Впрочем, возможно, причина его скептицизма заключалась в том, что три из отрядов, во главе которых ему предстояло отправиться на планету, состояли целиком из клонов.

На тактической голограмме появились первые волны десантных кораблей в сопровождении истребителей СИД, которые покинули «Химеру» и «Грозовой Ястреб», устремившись к назначенным целям. В десантных кораблях сидели клоны, готовые исполнить приказ Империи – точно так же, как выполнили его экипажи из клонов на замаскированных крейсерах.

Внезапно Пеллеона поразила странная и неприятная мысль: не потому ли К’баот столь хорошо направлял экипажи крейсеров, что каждый из них, насчитывая тысячу человек, в то же время состоял из разновидностей всего лишь двадцати с небольшим разумов? Что еще больше его пугало, не могло ли это быть как-то связано с тем, что К’баот сам являлся клоном?

И в любом случае – не означало ли это, что проект «Гора Тантисс» лишь на руку К’баоту, помогая ему в борьбе за власть? Возможно. Еще один вопрос, к которому следовало бы привлечь внимание Трауна.

Пеллеон взглянул на К’баота, запоздало вспомнив, что в присутствии мастера-джедая подобные мысли не принадлежат ему одному. Но К’баот на него не смотрел – то ли намеренно, то ли отчего-то еще. Его рассеянный взгляд был устремлен прямо вперед, лицо напряглось, на губах играла легкая улыбка.

– Мастер К’баот?

– Они там, – хрипло прошептал К’баот. – Они там, – повторил он уже громче.

Нахмурившись, Пеллеон посмотрел на тактическую голограмму.

– Кто и где? – спросил он.

– Они на Фильве, – сказал К’баот, и глаза его вспыхнули безумным огнем. – Мои джедаи на Фильве.

– Мастер К’баот, подтверди, что крейсеры переместились на позиции у полюсов, – послышался резкий голос Трауна. – Затем доложи об отвлекающих маневрах…

– Мои джедаи на Фильве, – перебил его К’баот. – Какое мне дело до ваших маневров?

– К’баот…

Отмахнувшись, К’баот выключил интерком.

– Теперь, Лея Органа Соло, – тихо прошептал он, – ты моя.


«Сокол Тысячелетия» резко лег на правый борт, уклоняясь от пронесшегося над ним ИСИД, который отчаянно палил из лазеров, безуспешно пытаясь повторить маневр грузовика. Стиснув зубы, Лея Органа Соло увидела, как один из сопровождавших их истребителей типа Х превратил имперский истребитель в облако пылающей пыли. Небо завертелось вокруг фонаря «Сокола Тысячелетия», и корабль, перевернувшись, принял прежнее положение…

– Осторожнее! – завопил с кресла позади Леи C-3PO, когда к ним с ревом устремился еще один вражеский истребитель. Предупреждения не требовалось – «Сокол Тысячелетия» уже с обманчивой неповоротливостью ложился на другой борт, выставив перед собой счетверенную лазерную батарею на брюхе. Лея услышала боевой рев вуки, донесшийся из-за закрытой двери кабины, и имперец отправился следом за своим напарником.

– Неплохой выстрел, Чуи! – крикнул Хан в интерком, снова выравнивая «Сокол Тысячелетия». – Ведж?

– Слышу вас, «Сокол Тысячелетия», – раздался голос Веджа Антиллеса. – Пока все чисто, но к нам идет еще одна волна ИСИД.

– Угу. – Хан бросил взгляд на Лею. – Решать тебе, милая. Все еще хочешь попытаться высадиться на планету?

C-3PO издал судорожный электронный вздох:

– Вы же не предлагаете, капитан Соло…

– Заткни клапан, Золотник, – оборвал его Хан. – Лея?

Лея взглянула на имперский звездный разрушитель и восемь дредноутов, расположившихся вокруг осажденной планеты, словно майноки вокруг незащищенного энергогенератора. Эта дипломатическая миссия должна была стать для нее последней перед рождением близнецов – всего лишь короткая поездка с целью успокоить взволнованное правительство Фильве и продемонстрировать решимость Новой Республики защищать планеты в этом секторе.

Вот только продемонстрировать не получилось.

– Нам туда никак не пробиться, – с неохотой сказала она. – А даже если бы и удалось, сомневаюсь, что фильвийцы рискнули бы открыть для нас защитное поле. Так что лучше давай-ка сматываться отсюда.

– Меня это вполне устраивает, – буркнул Хан. – Ведж? Мы уходим. Следуй за нами.

– Принято, «Сокол Тысячелетия», – отозвался Ведж. – Только дайте нам несколько минут, чтобы рассчитать обратный прыжок.

– Не беспокойся. – Хан развернулся в кресле и ввел команду в навигационный компьютер. – Мы перешлем тебе данные.

– Принято. Разбойная эскадрилья, выстроиться в заслон.

– Знаешь, меня это начинает утомлять, – заметил Хан, снова поворачиваясь к Лее. – Мне кажется, ты говорила, что твои приятели-ногри оставят тебя в покое.

– Ногри тут ни при чем, – покачала головой Лея, ощущая странную тревогу. Показалось ли ей, или окружавшие Фильве имперские корабли действительно начали менять строй? – Это все игры адмирала Трауна с его новыми дредноутами «Темной Силы».

– Ага, – кивнул Хан, и Лея вздрогнула, почувствовав нотки горечи в его мыслях. Несмотря на все попытки убедить его в обратном, Хан продолжал лично себя винить в том, что Трауну удалось добраться до брошенных кораблей флота «Катана» – так называемой «Темной Силы» – раньше Новой Республики. – Не думал, что он сумеет так быстро их отремонтировать, – добавил он, отворачивая нос «Сокола Тысячелетия» от Фильве в сторону глубокого космоса.

Лея судорожно сглотнула. Странная тревога не оставляла ее, – казалось, будто где-то далеко таится злобный враг.

– Возможно, у него хватает цилиндров Спаарти, чтобы клонировать не только солдат, но и техников с инженерами.

– Вот уж точно забавная мысль. – Хан нажал кнопку связи, и Лея почувствовала, как внезапно переменилось его настроение. – Ведж, взгляни-ка на Фильве и скажи – не привиделось ли мне?

Лея услышала задумчивый вздох Веджа.

– В смысле – что все имперские корабли прекращают атаку и устремляются к нам?

– Угу, именно это.

– Похоже на то, – сказал Ведж. – Пожалуй, и впрямь пора отсюда убираться.

– Угу, – медленно проговорил Хан. – Возможно.

Нахмурившись, Лея взглянула на мужа. Что-то в его голосе было не так…

– Хан?

– Фильвийцы ведь могли вызвать помощь только до того, как включили свое защитное поле? – спросил он, задумчиво морща лоб.

– Ну да, – осторожно согласилась Лея.

– А ближайшая база Новой Республики – Орд-Пардрон?

– Верно.

– Ладно. Разбойная эскадрилья, меняем курс вправо. Следуйте за мной.

Он нажал несколько клавиш, и «Сокол Тысячелетия» начал резко сворачивать.

– Осторожнее, «Сокол Тысячелетия», – так мы вернемся к той группе ИСИД, – предупредил Ведж.

– До этого не дойдет, – заверил его Хан. – Даю направление.

Положив корабль на новый курс, он бросил взгляд на дисплей заднего вида.

– Отлично – они все еще нас преследуют.

Навигационный компьютер за его спиной пискнул, сообщая о готовности координат для прыжка.

– Ведж, у нас есть для вас координаты, – сказала Лея, положив палец на клавишу передачи данных.

– Погодите, «Сокол Тысячелетия», – прервал ее Ведж. – У нас компания по правому борту.

Лея взглянула в ту сторону, и у нее перехватило дыхание. К ним быстро приближались ИСИД, которые с такого расстояния вполне могли подслушать любые переговоры «Сокола Тысячелетия» с его сопровождением. Послать Веджу координаты прыжка значило открыто пригласить имперцев в конечную точку их маршрута.

– Возможно, я сумею помочь, – с умным видом предложил C-3PO. – Как вам известно, я свободно владею шестью с лишним миллионами способов общения. Я могу передать координаты командующему Антиллесу, скажем, на бурдистском или на торговом языке ваткри…

– А потом пошлешь им перевод? – сухо перебил его Хан.

– Конечно. – Дроид внезапно замолчал. – О небеса…

– Ладно, на этот счет можешь не беспокоиться, – сказал Хан. – Ведж, ты ведь был два года назад у Ксиквина?

– Угу… Маневр Кракена?

– Именно. На счет два: раз-два.

Лея заметила, как разворачиваются истребители типа Х за фонарем кабины, замысловатым образом выстраиваясь вокруг «Сокола Тысячелетия».

– И что это нам даст? – спросила она.

– Возможность смыться отсюда, – объяснил Хан, снова взглянув на дисплей заднего вида. – Возьми те координаты, добавь по два ко второй цифре каждой, а потом перешли их Веджу.

– Понятно, – кивнула Лея, принимаясь за работу. Изменение во второй цифре не настолько меняло курс, чтобы это смогли заметить имперцы, но этого вполне хватало, чтобы увести любую погоню на пару световых лет от цели. – Умно. А тот маневр, что они только что совершили, – всего лишь прикрытие?

– Именно. Любому наблюдающему со стороны покажется, что только в нем и дело. Небольшой трюк, который придумал Паш Кракен после неудачи возле Ксиквина. – Хан еще раз бросил взгляд на дисплей. – Думаю, у нас достаточно форы, чтобы от них оторваться. Попробуем.

– Мы что, не уходим в гиперпространство? – нахмурилась Лея, вдруг вспомнив события давно прошедших дней – как они сломя голову бежали с Хота, а в затылок им дышал весь флот Дарта Вейдера и гипердвигатель оказался неисправен…

Хан искоса посмотрел на нее:

– Не волнуйся, милая. На этот раз гипердвигатель в полном порядке.

– Будем надеяться, – пробормотала Лея.

– Пока они гоняются за нами, они ничем не могут угрожать Фильве, – продолжал Хан. – И чем дальше мы их уведем, тем больше будет времени у подкрепления, чтобы добраться сюда с Орд-Пардрона.

Лея хотела было ответить, но ей помешала пронесшаяся мимо ярко-зеленая вспышка.

– Думаю, мы и так дали им более чем достаточно времени, – сказала она, ощущая исходящее от ее нерожденных близнецов беспокойство. – Может, все-таки уберемся отсюда?

От верхнего защитного экрана «Сокола Тысячелетия» отразился второй заряд.

– Угу, пожалуй, ты права, – согласился Хан. – Ведж? Готов покинуть вечеринку?

– Как только – так сразу, – ответил Ведж. – Идите первыми, мы последуем за вами.

– Хорошо.

Хан схватился за рычаги гипердвигателя и мягко потянул их на себя. Звезды за фонарем превратились в линии, и опасность миновала.

Лея глубоко вздохнула, пытаясь успокоить близнецов. Ощущение уже не в первый раз казалось ей странным – одни лишь чистые эмоции вместо мысленных образов и слов. Совсем не похоже на Хана, Люка и других ее друзей.

И тем более не похоже на далекий разум, руководивший этой имперской атакой.

Позади нее открылась дверь, и в кабину вошел Чубакка.

– Неплохо стреляешь, Чуи, – сказал Хан вуки, когда тот опустился в левое пассажирское кресло рядом с C-3PO. – С ручкой горизонтального перемещения больше никаких проблем?

Чубакка издал отрицательное ворчание и, взглянув темными глазами в лицо Лее, вопросительно рыкнул.

– Со мной все в порядке, – заверила его Лея, смаргивая неожиданно подступившие слезы. – В самом деле.

Взглянув на Хана, она обнаружила, что тот тоже пристально смотрит на нее.

– Ты же не испугалась? – спросил он. – Это была всего лишь имперская ударная группа. Ничего особенного.

– Не в том дело, Хан, – покачала головой Лея. – Там было что-то еще. Вроде… – Она снова покачала головой. – Не знаю.

– Вероятно, нечто похожее на ваше недомогание у Эндора, – услужливо предположил C-3PO. – Помните, когда вы потеряли сознание, пока мы с Чубаккой чинили…

Чубакка предупреждающе заворчал, и дроид внезапно смолк, но было уже слишком поздно.

– Нет, пусть говорит. – Хан подозрительно уставился на Лею. – Что за недомогание?

– Ничего страшного, Хан. – Лея взяла мужа за руку. – Во время первого витка вокруг Эндора мы прошли через точку, где взорвалась «Звезда Смерти». Мне на несколько секунд показалось, будто рядом Император. Только и всего.

– Ну да, только и всего, – усмехнулся Хан, бросив суровый взгляд на Чубакку. – Мертвый Император пытается тебя схватить, а ты даже не считаешь это достойным упоминания?

– Не говори глупости! Ничего серьезного не произошло – все быстро закончилось, и без каких-либо последствий. В самом деле. Так или иначе, у Фильве я чувствовала совсем другое.

– Рад слышать. – Хан не собирался сдаваться. – Ты показывалась врачам после того, как вернулась?

– Ну… у меня просто не было времени…

– Прекрасно. Значит, когда вернемся, сразу же обратишься к врачу.

Вздохнув, Лея кивнула. Подобный тон был ей хорошо знаком, да и, честно говоря, вряд ли стоило возражать.

– Ладно. Если найду время.

– Постарайся найти, – попросил Хан. – Или я подговорю Люка запереть тебя в медицинском центре, когда он вернется. Я серьезно, милая.

Лея сжала его руку, ощутив, как одновременно сжалось ее сердце. Люк был далеко, один на имперской территории… но с ним ничего не случилось. Просто не могло случиться.

– Ладно. Я проверюсь. Обещаю.

– Хорошо, – кивнул Хан, внимательно глядя на нее. – Так что ты почувствовала возле Фильве?

– Не знаю. – Лея замялась. – Возможно, то же самое, что чувствовал Люк на «Катане». Ну, знаешь, – когда имперцы высадили туда клонов.

– Угу. – Хан не скрывал сомнений. – Возможно. Хотя те дредноуты были очень далеко.

– Вероятно, и клонов могло быть намного больше.

– Угу. Может быть, – снова кивнул Хан. – Что ж… полагаю, нам с Чуи следует заняться стабилизатором ионного потока, пока он окончательно не отказал. Справишься тут одна, милая?

– Со мной все в порядке. – Лея с удовольствием сменила тему. – А вы идите.

О другой возможности ей даже не хотелось думать. Давно ходили слухи, что Император умел использовать Силу для непосредственного управления своими войсками. Если мастер-джедай, с которым встретился Люк на Джомарке, обладал той же способностью…

Она погладила живот, сосредоточившись на двух крошечных разумах внутри. Нет, у нее действительно не было никакого желания думать о подобном.


– Полагаю, – с убийственной невозмутимостью проговорил Траун, – у тебя найдется объяснение случившемуся?

К’баот медленно поднял голову, оторвав взгляд от двойного кольца дисплеев в командирской рубке, и посмотрел на гранд-адмирала – а также, с нескрываемым презрением, на висевшего за его плечами исаламири.

– А у вас найдется объяснение, гранд-адмирал Траун? – настойчиво спросил он.

– Ты сорвал отвлекающую атаку на Фильве, – ответил Траун, проигнорировав вопрос К’баота. – А затем отправил всю ударную группу в бессмысленную погоню.

– А вы, гранд-адмирал Траун, не сумели доставить мне моих джедаев, – возразил К’баот, голос которого, как с тревогой заметил Пеллеон, становился все громче и пронзительнее. – Вы, ваши ручные ногри, вся ваша Империя…

Сверкающие глаза Трауна сузились.

– В самом деле? И в том, что тебе не удалось удержать Люка Скайуокера после того, как мы доставили его к тебе на Джомарк, – тоже наша вина?

– Вы не доставили его ко мне, гранд-адмирал Траун, – заявил К’баот. – Я призвал его к себе с помощью Силы…

– Именно Имперская разведка распространила слух о том, что Джорус К’баот вернулся и его видели на Джомарке, – холодно перебил его Траун. – Именно имперский транспорт доставил тебя туда, имперская служба снабжения обеспечивала тебя всем необходимым, и имперские инженеры построили для тебя замаскированную посадочную площадку на острове. Империя приложила немало усилий, чтобы Скайуокер оказался у тебя в руках. И это тебе не удалось его удержать.

– Нет! – бросил К’баот. – Скайуокер покинул Джомарк, потому что Мара Джейд сбежала от вас и настроила его против меня. И она за это поплатится. Слышите? Поплатится.

Траун долго молчал.

– Ты бросил всю ударную группу у Фильве в погоню за «Соколом Тысячелетия», – наконец все так же бесстрастно сказал он. – Тебе удалось захватить в плен Лею Органа Соло?

– Нет! – прорычал К’баот. – Но не потому, что она не захотела прийти ко мне. Она хочет. Точно так же, как и Скайуокер.

Траун взглянул на Пеллеона.

– Она хочет прийти к тебе? – переспросил он.

– И даже очень, – улыбнулся К’баот, и вся его злость внезапно куда-то пропала. – Она хочет, чтобы я обучал ее детей, – продолжал он, обводя рубку мечтательным взглядом. – Чтобы я посвятил их во все тайны джедаев. Создал их по своему образу и подобию. Ибо я – мастер. Единственный из существующих. – Он снова посмотрел на Трауна. – Вы должны доставить ее ко мне, гранд-адмирал Траун. – В голосе его послышались умоляющие нотки. – Нужно освободить ее из-под гнета тех, кто боится ее способностей. Если мы этого не сделаем, ее уничтожат.

– Конечно, – успокаивающе кивнул Траун. – Но предоставь это мне. Мне просто нужно чуть больше времени.

К’баот задумчиво запустил руку под бороду, нащупывая висевший на шее медальон, и Пеллеон ощутил пробежавший по спине холодок. Он так и не сумел привыкнуть к внезапным переменам в настроении безумного клона, хотя и знал, что это общая проблема ранних экспериментов по клонированию: постоянная душевная и эмоциональная неустойчивость, прогрессирующая в обратной зависимости от времени, затраченного на создание дубликата. Со времен Войн клонов сохранились лишь немногие научные статьи на эту тему, но Пеллеону как-то попалась одна, где высказывалось предположение, что ни один клон, достигший зрелости меньше чем за год, не способен выжить вне полностью контролируемой среды.

Учитывая разрушения, которые клоны причинили Галактике, Пеллеон всегда полагал, что хозяева клонов в конце концов нашли хотя бы частичное решение данной проблемы. Другой вопрос – удалось ли им выяснить истинную причину безумия?

Весьма вероятно, что в полной мере это предстояло впервые узнать Трауну.

– Очень хорошо, гранд-адмирал Траун, – внезапно сказал К’баот. – У вас есть еще один последний шанс. Но предупреждаю – он действительно будет последним. После я возьму дело в собственные руки. – Глаза его под густыми бровями вспыхнули. – И предупреждаю также – если вы не сумеете справиться даже со столь мелкой задачей, возможно, я сочту вас недостойным возглавлять вооруженные силы моей Империи.

Глаза Трауна блеснули, но он лишь слегка наклонил голову.

– Принимаю твой вызов, мастер К’баот.

– Хорошо. – К’баот поудобнее устроился в кресле и закрыл глаза. – Можете идти, гранд-адмирал Траун. Я хочу поразмышлять над будущим моих джедаев.

Несколько мгновений Траун стоял молча, уставившись немигающим взглядом красных глаз на К’баота, затем посмотрел на Пеллеона.

– Пойдемте на мостик, капитан, – предложил он. – Хочу, чтобы вы проследили за тем, как продвигаются работы над оборонительной системой на Юкио.

– Да, сэр, – ответил Пеллеон, радуясь любому поводу убраться подальше от К’баота. Он помедлил, хмуро глядя на старика. Кажется, он о чем-то хотел сказать Трауну? Почти наверняка хотел. Что-то насчет К’баота, клонов, проекта «Гора Тантисс»…

Но мысль вылетела у него из головы, и он лишь пожал плечами. Понадобится – вспомнит.

Обойдя вокруг кольца дисплеев, он направился следом за адмиралом к выходу.

Глава 2

Калиус-садж-Лилу, также известный как Город Мерцающего Кристалла на Берчесте, был одним из самых впечатляющих чудес Галактики с первых дней Старой Республики. Город представлял собой один гигантский кристалл, образовавшийся миллионы лет назад из соленых капель красно-оранжевых вод моря Лифари, омывавшего невысокий утес, на котором тот покоился. Город старательно создавали из кристалла в течение многих десятилетий местные берчестские ремесленники, наследники которых продолжали направлять и подпитывать его медленный рост.

Во времена расцвета Старой Республики Калиус являлся главной туристической достопримечательностью, и его население вело беззаботную жизнь, получая средства от миллионов людей и представителей иных рас, стекавшихся полюбоваться на потрясающую красоту города и его окрестностей. Но после хаоса Войн клонов и последовавшего установления власти Империи стало не до подобных развлечений, и Калиусу пришлось искать иные источники дохода.

К счастью, в наследство от туристической отрасли остались проторенные торговые пути между Берчестом и большинством основных систем Галактики. На Берчесте было принято очевидное решение – продвигать Калиус как центр торговли, и, хотя город пока вряд ли мог сравниться со Свивреном или Кетарисом, им удалось добиться определенных успехов. Единственная проблема заключалась в том, что этот центр торговли находился по имперскую сторону границы.

По заполненной народом улице шагал отряд штурмовиков в белой броне, на которую отбрасывали цветные тени угловатые красно-оранжевые здания. Стараясь держаться от них подальше, Люк Скайуокер плотнее надвинул на лицо капюшон. Особой настороженности со стороны отряда он не ощущал, но на подвластной Империи территории рисковать не имело никакого смысла. Штурмовики прошли мимо, даже не взглянув в его сторону, и Люк, облегченно вздохнув, вновь вернулся к созерцанию города. Мрачный деловой настрой Калиуса, полного штурмовиков, членов экипажей имперских кораблей в перерывах между полетами и пытающихся найти работу контрабандистов, странным образом контрастировал с его безмятежной красотой.

И где-то среди этой безмятежной красоты таилось нечто намного более опасное, чем простые имперские штурмовики.

Группа клонов.

По крайней мере, так полагала разведка Новой Республики. Старательно просеивая тысячи перехваченных имперских сообщений, они предположительно определили Калиус и систему Берчеста как один из перевалочных пунктов для нового потока человеческих дубликатов, которыми начинали комплектовать боевые и транспортные корабли военной машины гранд-адмирала Трауна.

Поток этот следовало остановить, и как можно быстрее. Сделать же это можно было, лишь обнаружив местонахождение клонирующих цилиндров и уничтожив их. Соответственно, сначала требовалось установить, откуда прибывают клоны, для чего, в свою очередь, нужно было убедиться, что они действительно проходят через Калиус.

Из-за угла в двух кварталах впереди вышла группа мужчин в одеждах свивренских торговцев, и, как уже много раз за прошедшие два дня, Люк коснулся их с помощью Силы. Хватило одной быстрой проверки – торговцы не обладали той странной аурой, которую он обнаружил у клонов, атаковавших их на борту «Катаны».

Но тут его внимание привлекло нечто иное, что он едва не упустил в водовороте спектров, принадлежавших людям и представителям иных рас, которые кружили вокруг, словно подхваченные смерчем кусочки разноцветного стекла: некий холодный расчетливый разум, который Люк где-то уже встречал раньше, но не мог в точности опознать среди царившего вокруг мысленного шума. И обладатель этого разума, в свою очередь, знал о присутствии Люка в Калиусе и наблюдал за ним.

Люк невольно поежился. Он находился один на территории врага, его корабль стоял в двух километрах на космодроме Калиуса, а единственным его оружием был световой меч, который выдал бы Люка с головой в ту же минуту, когда тот извлек бы его из-под одежды. Так что положение у него было, можно сказать, незавидное.

Но в его распоряжении имелась Сила… и он знал о преследователе, что в конечном счете давало определенный шанс.

В нескольких метрах левее располагался вход в длинный сводчатый туннель пешеходного моста. Свернув туда, Люк ускорил шаг, вспоминая по изученным ранее картам города, куда именно ведет этот мост – на другую сторону пересекавшей город холодной как лед реки, к более фешенебельным районам на берегу моря. Он ощущал, что преследователь движется за ним, а оказавшись вдали от ментального шума торгового района, сумел наконец опознать его.

Все оказалось не так страшно, как он опасался, но и хорошего тоже было мало. Вздохнув, Люк остановился. Плавная кривая моста скрывала из виду оба его конца – вполне подходящее место для встречи лицом к лицу.

Преследователь дошел до поворота и, словно предвидя, что добыча будет ждать его именно здесь, остановился, не показываясь на глаза. Напрягшись, Люк уловил звук вытаскиваемого бластера…

– Все в порядке, – тихо проговорил он. – Мы одни. Выходите.

Последовала короткая пауза; Люк ощутил изумление, а затем из-за поворота появился Тэлон Каррд.

– Вижу, вселенная не перестает меня удивлять, – заметил контрабандист, коротко кивнув Люку и убирая бластер в кобуру. – Судя по тому, как ты себя вел, я думал, будто ты шпион Новой Республики. Но, должен признать, никак не ожидал, что пошлют именно тебя.

Люк пристально смотрел на Каррда, пытаясь прочесть его мысли. В последний раз, когда они виделись сразу после сражения за «Катану», тот подчеркнул, что он и его компания контрабандистов намерены сохранить нейтралитет в этой войне.

– И как вы намеревались поступить, убедившись наверняка?

– Я не собирался тебя выдавать, если ты об этом, – ответил Каррд, бросив взгляд за спину. – Если тебе все равно, я бы предпочел пойти дальше. Берчестцы обычно не ведут долгих разговоров на мостах. А в туннеле голос разносится удивительно далеко.

Что, если на другом конце моста их ждала ловушка? Но в таком случае Люк узнал бы об этом раньше.

– Я не против, – сказал он, отступив в сторону и жестом предлагая Каррду идти первым.

– Не доверяешь? – язвительно усмехнулся тот, направляясь по мосту мимо Люка.

– Видимо, влияние Хана, – сконфуженно проговорил Люк, нагоняя его. – А может, ваше. Или Мары.

Он почувствовал на мгновение вспыхнувшую тревогу, которую Каррд тут же быстро подавил.

– Кстати, про Мару – как она?

– Почти выздоровела, – заверил его Люк. – Врачи говорят, что легкое повреждение мозга не требует сложного лечения, лишь долгого времени.

Каррд кивнул, глядя в туннель перед собой.

– Спасибо, что позаботились о ней, – почти с неохотой сказал он. – Наши медики не справились бы.

Люк небрежно отмахнулся:

– Как еще мы могли поступить после той помощи, которую вы оказали нам на «Катане»?

– Пожалуй.

Дойдя до конца моста, они вышли на улицу, где народу было значительно меньше. Впереди на фоне зданий виднелись украшенные замысловатой резьбой три правительственные башни над берегом моря. Люк быстро просканировал мысли прохожих – ничего.

– Куда направляетесь? – спросил он Каррда.

– Так, прогуливаюсь по городу, – небрежно поведал тот. – А ты?

– То же самое, – столь же небрежно ответил Люк.

– Надеешься встретить парочку знакомых лиц? Или три, или четыре, или пять?

Значит, Каррд знал или по крайней мере догадывался, что он тут делает. Впрочем, отчего-то Люка это вовсе не удивило.

– Если они здесь, я их найду, – сказал он. – Вряд ли у вас есть для меня какая-то полезная информация?

– Возможно, – проговорил Каррд. – Хватит у тебя денег, чтобы за нее заплатить?

– Зная ваши цены – сомневаюсь. Но я могу открыть вам кредитную линию, когда вернусь.

– Если вообще вернешься, – возразил Каррд. – Учитывая, сколько тут имперских войск, я бы не стал рисковать.

Люк удивленно взглянул на него.

– И это говорит контрабандист, возглавляющий список тех, кого разыскивает Империя? – многозначительно спросил он.

– Так уж вышло, – улыбнулся Каррд, – что Калиус – одно из немногих мест в имперском космосе, где мне ничто не угрожает. Мы с губернатором Берчеста знакомы уже несколько лет, и, что еще важнее, есть кое-какой товар, которым снабдить его могу только я.

– Какой товар? Военный?

– Я не участвую в вашей войне, Скайуокер, – холодно напомнил Каррд. – Я остаюсь нейтральным – и намерен оставаться и впредь. Мне казалось, я достаточно ясно это объяснил тебе и твоей сестре, когда мы расставались в последний раз.

– Более чем ясно, – согласился Люк. – Я просто подумал, что, возможно, после событий последнего месяца вы поменяли мнение.

Выражение лица Каррда не изменилось, но Люк ощутил едва заметную перемену в его настроении.

– Мне не слишком нравится, что гранд-адмирал Траун получил доступ к клонирующим установкам, – признался он. – В конечном счете это может изменить баланс сил в его пользу, чего никто из нас не хочет. Но, думаю, ваша сторона слишком нервно реагирует на происходящее.

– Не понимаю, что значит нервно, – возразил Люк. – В руках Империи бо́льшая часть из двухсот дредноутов флота «Катана», а теперь они получили неограниченный запас клонов, чтобы укомплектовать их экипажи.

– Я бы не стал называть его неограниченным, – заметил Каррд. – Чтобы доверить клонам военные корабли, те должны быть полностью психически устойчивы, а это значит, что их нельзя выращивать слишком быстро – насколько я помню, как минимум год на одного клона.

Перед ними по поперечной улице прошла группа вааткри. До сих пор Империя клонировала исключительно людей, но Люк все же проверил и их. Опять-таки – ничего.

– Год на клона, говорите?

– Это абсолютный минимум, – подтвердил Каррд. – В документах времен до Войн клонов, которые я видел, в качестве более приемлемого периода предлагается от трех до пяти лет. Определенно быстрее, чем взрослеет обычный человек, но вряд ли есть повод для паники.

Люк взглянул на залитые солнцем красно-оранжевые резные башни, резко выделявшиеся на фоне плывущих со стороны моря белых облаков.

– А как вы отнесетесь к тому, что клоны, которые атаковали нас на «Катане», были выращены меньше чем за год?

– Зависит от того, насколько меньше, – пожал плечами Каррд.

– Полный цикл составлял от пятнадцати до двадцати дней.

Каррд остановился как вкопанный.

– Что? – переспросил он, уставившись на Люка.

– От пятнадцати до двадцати дней, – повторил Люк, останавливаясь вместе с ним.

Каррд долго не сводил с него взгляда, затем медленно повернулся и пошел дальше.

– Не может быть, – сказал он. – Наверняка какая-то ошибка.

– Могу предоставить вам копию материалов исследований.

Каррд задумчиво кивнул, глядя куда-то в пространство:

– По крайней мере, это объясняет случившееся на Юкио.

– Юкио? – нахмурился Люк.

Каррд быстро взглянул на него:

– Ну да, ты же, скорее всего, не в курсе. Два дня назад имперцы одновременно атаковали ряд целей в секторах Абрион и Дюфильвиан. Они серьезно повредили военную базу на Орд-Пардроне и захватили систему Юкио.

Люк похолодел. Юкио входила в первую пятерку производителей продовольствия во всей Новой Республике. Достаточно было представить последствия для одного лишь сектора Абрион…

– Насколько сильно пострадала Юкио?

– Похоже, вообще не пострадала, – ответил Каррд. – Как утверждают мои источники, ее захватили, не причинив ущерба защитным полям и системе «земля – космос».

Люк похолодел еще больше.

– Я думал, это невозможно.

– Звание гранд-адмирала давалось в том числе и за умение совершать невозможное, – сухо сказал Каррд. – О подробностях атаки пока мало что известно. Интересно будет узнать, как им это удалось.

Значит, у Трауна наряду с дредноутами «Катаны» и клонами для их экипажей теперь появилась возможность снабжать этих клонов пищей.

– Это не просто подготовка к новой серии атак, – медленно проговорил Люк. – Империя готовится нанести главный удар.

– Похоже на то. И пожалуй, работы у тебя будет по горло.

Люк внимательно посмотрел на него. Голос и лицо Каррда оставались столь же спокойными, но прежней уверенности уже не ощущалось.

– И даже после этого вы не передумали? – спросил он.

– Я не намерен вставать на сторону Новой Республики, Скайуокер, – покачал головой Каррд. – По многим причинам. В том числе и потому, что не вполне доверяю кое-кому в вашем правительстве.

– Думаю, Фей’лиа вполне себя дискредитировал…

– Я имел в виду не только Фей’лиа, – прервал его Каррд. – Ты не хуже меня знаешь, как мон-каламари всегда относились к контрабандистам. Так что теперь, когда адмирал Акбар восстановлен в Совете и на посту главнокомандующего, нам всем придется снова быть начеку.

– Да бросьте, – усмехнулся Люк. – Вы что, и впрямь думаете, что у Акбара есть время на контрабандистов?

– В общем, нет, – криво улыбнулся Каррд. – Но и рисковать жизнью тоже как-то не хочется.

Люк понял, что ситуация патовая.

– Ладно, – сказал он. – Будем говорить чисто по-деловому. Нам нужно знать о действиях и намерениях Империи, что вы, вероятно, отслеживаете и так. Можем мы купить у вас эту информацию?

Каррд задумался.

– Возможно, – осторожно ответил он. – Но только если я лично буду решать, что передать вам. Мне вовсе не хочется, чтобы моя группа превратилась в неофициальное подразделение разведки Новой Республики.

– Согласен. – Люк надеялся на большее, но все же лучше, чем ничего. – Как только вернусь, открою для вас кредитную линию.

– Может, начнем с прямого обмена информацией? – предложил Каррд, окидывая взглядом кристаллические здания. – Расскажи, почему вы начали поиски именно с Калиуса?

– Могу сказать даже больше, – ответил Люк, ощущая слабое, но безошибочное мысленное касание. – Что, если я сумею подтвердить, что клоны действительно здесь?

– Где? – резко спросил Каррд.

– Где-то там. – Люк показал вперед и слегка вправо. – Примерно в полукилометре отсюда – точнее сказать тяжело.

– Внутри одной из башен, – решил Каррд. – Красиво, надежно и хорошо скрыто от любопытных глаз. Интересно, можно как-нибудь туда проникнуть?

– Погодите… они движутся. – Люк нахмурился, пытаясь удержать контакт. – По направлению… почти к нам, но не совсем.

– Вероятно, их доставляют на космодром. – Каррд посмотрел по сторонам и показал вправо. – Похоже, по улице Мавриль – через два квартала в ту сторону.

Не слишком спеша, чтобы не вызывать ничьих подозрений, они преодолели это расстояние за три минуты.

– Скорее всего, они используют грузовик или легкий транспортник, – продолжал Каррд, когда они нашли место, откуда можно было наблюдать за улицей, не препятствуя потоку пешеходов. – Что-нибудь явно военное привлекло бы ненужное внимание.

Люк кивнул. Насколько он помнил из карт, Мавриль была одной из немногих улиц Калиуса, ширины которых хватало для проезда машин, и потому движение по ней практически не прекращалось.

– Жаль, что у меня нет с собой макробинокля, – посетовал он.

– Поверь, ты и без него выглядишь достаточно подозрительно, – заметил Каррд, вытягивая шею над идущей мимо толпой. – Что там у тебя?

– Они определенно движутся сюда, – сообщил Люк, пытаясь выделить клонов из водоворота прочих окружавших его мыслей и разумов. – Предположительно их от двадцати до тридцати.

– Значит, грузовик, – решил Каррд. – Вон один идет – прямо за тем спидером.

– Вижу. – Люк глубоко вздохнул, напрягая все свои джедайские чувства. – Это они, – пробормотал он, ощутив пробежавший по спине холодок.

– Ладно, – хмуро проговорил Каррд. – Смотри внимательнее, возможно, они оставили открытыми одну или несколько вентиляционных панелей.

Неожиданно грузовик резко остановился меньше чем в квартале от них – водитель идущего впереди спидера внезапно сообразил, что подъехал к нужному ему повороту. Спидер начал осторожно поворачивать, перекрыв все движение позади.

– Жди здесь, – предупредил Каррд и нырнул в движущийся в ту сторону поток пешеходов. Люк продолжал озираться по сторонам в поисках каких-либо признаков того, что его или Каррда увидели и опознали. Если все это какая-то замысловатая ловушка для инопланетных шпионов, ей самое время было захлопнуться.

Спидер наконец завершил поворот, и грузовик тяжело двинулся дальше. Миновав Люка, он через несколько секунд скрылся за одним из красно-оранжевых зданий. Люк отступил назад в переулок, и минуту спустя вернулся Каррд.

– Два вентиляционных люка были открыты, но я не сумел ничего разглядеть, – тяжело дыша, сказал он. – А ты?

– Я тоже ничего не видел, – покачал головой Люк. – Но это точно они. Я уверен.

Каррд несколько мгновений пристально смотрел ему в лицо, затем коротко кивнул:

– Ладно. Что дальше?

– Хочу попробовать взлететь на своем корабле с планеты раньше их. Если сумею отследить их гиперпространственный вектор, возможно, удастся вычислить, куда они отсюда летят. – Люк задумчиво взглянул на Каррда. – Впрочем, думаю, если действовать вдвоем…

– Прости, но я отклоняю твое предложение, – улыбнулся Каррд. – О каком нейтралитете речь, если я стану летать на пару с агентом Новой Республики? – Он посмотрел на улицу за спиной Люка. – В любом случае я бы предпочел проследить, откуда они сюда явились. Выяснить, так сказать, место их происхождения.

– Согласен, – кивнул Люк. – Пожалуй, мне пора на космодром. Нужно подготовить корабль.

– Буду на связи, – пообещал Каррд. – И постарайся, чтобы кредит был щедрым.


Стоявший у верхнего окна Центральной правительственной башни номер один губернатор Стаффа удовлетворенно улыбнулся и опустил макробинокль.

– Это действительно он, Фингал, – сказал он маячившему рядом коротышке. – Вне всякого сомнения. Люк Скайуокер собственной персоной.

– Полагаете, он видел специальный транспорт? – спросил Фингал, нервно перебирая пальцами по своему биноклю.

– Конечно видел, – проворчал Стаффа. – Или ты считаешь, что он просто так болтался по улице Мавриль?

– Я просто подумал…

– Не думай, Фингал, – прервал его Стаффа. – У тебя для этого не хватает способностей.

Быстро подойдя к столу, он бросил бинокль в ящик и вывел на инфопланшет распоряжение гранд-адмирала Трауна. С его личной точки зрения, распоряжение выглядело довольно странным, даже еще в большей степени, чем таинственные переброски войск, которые проводило в последнее время через Калиус высшее командование Империи. Но в подобных обстоятельствах ему ничего не оставалось, кроме как предполагать, что Траун знает, что делает. А даже если и не знает – это было исключительно его, Трауна, дело, а отнюдь не Стаффы. И это самое главное.

– Отправь сообщение на имперский звездный разрушитель «Химера», – велел он Фингалу, осторожно опустился в кресло и подтолкнул к помощнику инфопланшет. – Закодируй его в соответствии с указанными здесь инструкциями. Сообщи гранд-адмиралу Трауну, что Скайуокер был в Калиусе и что я лично видел его возле спецтранспорта. И что в соответствии с распоряжением гранд-адмирала ему позволено беспрепятственно покинуть Берчест.

– Да, губернатор, – кивнул Фингал, делая заметки на своем инфопланшете. Если ему и показалось необычным, что шпиону повстанцев разрешили свободно гулять по имперской территории, виду он не подал. – Что насчет второго, губернатор? Который был там вместе со Скайуокером?

Стаффа задумчиво поджал губы. Цена за голову Тэлона Каррда поднялась уже почти до пятидесяти тысяч – огромные деньги, даже для человека с жалованьем и привилегиями губернатора планеты. Он всегда полагал, что рано или поздно в его интересах будет прекратить тайные деловые отношения с Каррдом, и, возможно, это время наконец пришло.

Нет – до тех пор, пока в Галактике все еще бушует война. Возможно, позже, когда победа станет близка и можно будет организовать более надежные приватные линии поставок. Но не сейчас.

– Второй для нас не важен, – сказал он Фингалу. – Это специальный агент, которого я послал, чтобы помочь выкурить на открытое пространство шпиона повстанцев. Забудь о нем. Давай закодируй и отправь сообщение.

– Да, сэр, – кивнул Фингал и направился к двери.

Дверь отошла в сторону… и на мгновение Стаффе показалось, будто глаза коротышки странно блеснули. Ничего особенного, всего лишь какая-то игра внешнего освещения. Кроме несокрушимой преданности губернатору, Фингал отличался еще одной выдающейся чертой – столь же несокрушимым отсутствием воображения.

Глубоко вздохнув и выбросив из головы Фингала, шпионов и даже гранд-адмиралов, Стаффа откинулся на спинку кресла, размышляя, как он воспользуется товаром, который люди Каррда прямо сейчас разгружали на космодроме.

Глава 3

Мара Джейд медленно пробуждалась от глубокого сна, словно поднимаясь по длинной темной лестнице. Открыв глаза, она окинула взглядом мягко освещенную комнату, пытаясь понять, где она, во имя Галактики, находится.

Помещение явно было больничным – судя по биомониторам, складным перегородкам и другим стоявшим вокруг многофункциональным койкам. Но это явно не лазарет на одной из баз Каррда, по крайней мере из тех, что были ей знакомы.

Зато обстановка была ей знакома, и даже слишком, – стандартная имперская палата для выздоравливающих.

Пока что, похоже, рядом никого больше не было, но она знала, что это ненадолго. Неслышно скатившись с койки, она присела на полу, быстро оценивая собственное физическое состояние: ни боли, ни головокружения, ни явных повреждений. Облачившись в халат и стоявшие в ногах койки тапочки, она тихо подошла к двери, мысленно приготовившись обезвредить любую находящуюся за ней охрану. Коснувшись кнопки открывания двери, она одним прыжком оказалась в передней…

И внезапно остановилась, несколько сбитая с толку.

– А, привет, Мара, – рассеянно бросил Гент, отрываясь от компьютерного терминала. – Как ты себя чувствуешь?

– Не так уж плохо, – ответила Мара, уставившись на парнишку и лихорадочно шаря в смутных воспоминаниях. Гент был одним из сотрудников Каррда и, возможно, лучшим хакером во всей Галактике. А факт его нахождения за терминалом означал, что они не пленники, – если, конечно, захвативший их в плен не был настолько глуп, чтобы подпустить хакера к компьютеру.

Но разве не она сама отослала Гента в штаб-квартиру Новой Республики на Корусанте? Да, конечно – по распоряжению Каррда, перед тем как он собрал часть своей группы и отправился вместе с ними в ту заварушку с флотом «Катана».

Туда, где она бросила свой Z-95 против имперского звездного разрушителя… после чего ей пришлось катапультироваться… и она умудрилась направить кресло катапульты прямо в луч ионной пушки, который поджарил ее систему жизнеобеспечения, отправив ее вечно дрейфовать в межзвездном пространстве.

Она огляделась. Похоже, вечность продолжалась не так долго, как она ожидала.

– Где мы? – спросила Мара, хотя уже вполне представляла, каков будет ответ, и оказалась права.

– В старом Императорском дворце на Корусанте. – Гент слегка нахмурился. – В больничном крыле. Пришлось немного подлечить тебе мозги. Не помнишь?

– Как-то смутно, – призналась Мара, но в голове у нее наконец прояснилось, и начало вставать на свои места все остальное: разрушенная система жизнеобеспечения ее кресла, странная слабость, которую она ощутила, погружаясь в сон посреди черноты космоса. Вероятно, у нее началось кислородное голодание, прежде чем они сумели найти ее и доставить на корабль.

Нет – не они, а он. Только один человек мог отыскать единственное неисправное кресло-катапульту посреди пустоты и оставшихся после боя обломков. Люк Скайуокер, последний из рыцарей-джедаев.

Тот, кого она собиралась убить.

«ТЫ ДОЛЖНА УБИТЬ ЛЮКА СКАЙУОКЕРА!»

Мара прислонилась к дверному косяку, внезапно ощутив слабость в коленях и слыша отдающиеся мысленным эхом слова Императора. В тот день, когда он погиб над Эндором, она была здесь, на этой планете и в этом здании, и видела его глазами, как его зарубил Люк Скайуокер, превратив в руины всю ее жизнь.

– Вижу, вы проснулись, – раздался новый голос. Мара открыла глаза. К ней со стороны дальней двери быстро шла женщина средних лет во врачебном халате, а за ней семенил дроид-медик. – Как вы себя чувствуете?

– Со мной все хорошо, – ответила Мара, ощутив внезапное желание наброситься на женщину. Эти люди – враги Империи – не имели права находиться здесь, во дворце Императора…

Она осторожно вздохнула, подавляя вспышку гнева. Женщина-врач остановилась, профессионально нахмурившись. Гент, на мгновение позабыв о своих любимых компьютерах, озадаченно уставился на Мару.

– Извините, – пробормотала она. – Похоже, я все еще плохо соображаю.

– Вполне объяснимо, – кивнула врач. – Все-таки вы пролежали в постели целый месяц.

Мара уставилась на нее:

– Месяц?

– Ну… почти месяц, – поправилась врач. – Вы также провели какое-то время в бакта-камере. Не беспокойтесь – после мозговых травм проблемы с кратковременной памятью вполне обычны, но почти всегда проходят после лечения.

– Понятно, – механически проговорила Мара. Месяц. Она потеряла здесь целый месяц. А за это время…

– У нас есть для вас гостевые комнаты наверху, куда вы можете в любой момент перебраться, – продолжала врач. – Хотите, распоряжусь, чтобы их для вас приготовили?

– Была бы вам крайне признательна, – ответила Мара, взглянув на женщину. Та достала комлинк, и пока она разговаривала, Мара шагнула к Генту.

– Как идет война в последний месяц? – спросила она.

– Ну… Империя, как обычно, доставляет хлопот, – ответил Гент, махнув в сторону неба. – Так или иначе, народ тут суетится. Акбар, Мейдин и остальные носятся как сумасшедшие. Пытаются то ли их оттеснить, то ли отсечь – что-то вроде того.

Мара поняла, что больше ничего о текущих событиях вытянуть из него не удастся. Кроме увлечения контрабандистским фольклором, Гента по-настоящему интересовало лишь одно – взлом компьютеров.

Она нахмурилась, запоздало вспомнив, зачем, собственно, Каррд прислал сюда Гента.

– Погоди, – заговорила она. – Акбар снова командующий? Ты уже сумел снять с него все подозрения?

– Конечно. Тот подозрительный банковский депозит, из-за которого советник Фей’лиа устроил столько шума, оказался одним сплошным обманом: те, кто взломал электронную систему банка, тогда же и положили деньги на счет Акбара. Вероятно, дело рук Имперской разведки – там повсюду следы того, что они копались в программном коде. Собственно, я сумел доказать это через два дня после того, как тут появился.

– Полагаю, они были крайне рады. Тогда почему ты до сих пор здесь?

– Ну… – Гент на мгновение смутился. – Во-первых, никто за мной не приходил. – Лицо его просветлело. – К тому же тут нашелся весьма интересный код шифрования, которым пользовался некто поблизости для передачи информации Империи. Генерал Бел Иблис говорит, что имперцы называют его «источник Дельта» и что он передает им сведения прямо из дворца.

– И генерал попросил, чтобы ты взломал этот код, – усмехнувшись, кивнула Мара. – Вряд ли он предлагал тебе заплатить или еще что-нибудь?

– Ну… – Гент пожал плечами. – Возможно. Если честно, не помню.

Женщина-врач вернула комлинк на пояс.

– Сейчас придет ваш провожатый, – сказала она Маре.

– Спасибо, – ответила Мара, с трудом подавив желание возразить, что она лучше ориентируется во дворце ночью, чем любой провожатый при свете дня. Следовало вести себя вежливо – только в этом случае удалось бы выпросить у них корабль, чтобы убраться отсюда вместе с Гентом подальше от их войны.

Дверь за спиной врача отошла в сторону, и появилась еще одна женщина, высокого роста и с белыми волосами.

– Здравствуйте, Мара, – улыбнулась она. – Меня зовут Винтер, я личная помощница принцессы Леи Органа Соло. Рада снова видеть вас здоровой.

– Я тоже рада, – как можно вежливее ответила Мара. Опять кто-то из знакомых Скайуокера. Только этого ей и не хватало. – Как я понимаю, вы моя провожатая?

– Провожатая, помощница и все прочее, что может вам понадобиться в ближайшие несколько дней, – подтвердила Винтер. – Принцесса Лея просила меня позаботиться о вас, пока они с капитаном Соло не вернутся с Фильве.

– Мне не нужна помощница, и я не нуждаюсь в заботе, – возразила Мара. – Все, что мне требуется, – корабль.

– Этим я уже занимаюсь. Надеюсь, в ближайшее время что-нибудь подыщем для вас. А пока что – позвольте проводить вас в ваши комнаты?

Мара с трудом сдержала недовольную гримасу. Узурпаторы Новой Республики вежливо предлагали ей гостеприимство во дворце, который когда-то был ее собственным домом.

– Весьма любезно с вашей стороны, – сказала она, сдерживая саркастическую усмешку. – Ты с нами, Гент?

– Идите, – рассеянно проговорил Гент, уставившись в дисплей компьютера. – Я пока немного посижу тут.

– Ничего с ним не случится, – заверила ее Винтер. – Сюда, пожалуйста.

Они вышли из передней, и Винтер повела Мару в заднюю часть дворца.

– Комната Гента рядом с вашей, – пояснила Винтер, – но вряд ли за последний месяц он бывал там больше двух раз. Он устроил себе временное жилище возле палаты для выздоравливающих, чтобы не спускать с вас глаз.

Мара невольно улыбнулась. Гент, проводивший девяносто процентов времени за компьютером, полностью отрешенный от окружающего мира, не слишком годился на роль телохранителя или медбрата. Но главное – намерения.

– Спасибо, что спасли меня, – сказала она Винтер.

– Как еще мы могли отблагодарить вас за помощь в сражении за «Катану»?

– Это была идея Каррда, – коротко ответила Мара. – Благодарите его, не меня.

– Мы уже это сделали. Но вы тоже рисковали жизнью ради нас. И мы этого не забудем.

Мара искоса взглянула на блондинку. Она читала документы Императора о предводителях Восстания, включая Органа Соло, но имя Винтер ни о чем ей не говорило.

– Как давно вы работаете с Органа Соло? – поинтересовалась она.

– Мы вместе выросли при королевском дворе Алдераана, – ответила Винтер, и губ ее коснулась горькая улыбка. – В детстве мы дружили, а когда она начала делать первые шаги в галактической политике, ее отец назначил меня ее помощницей. С тех пор я вместе с ней.

– Что-то я ничего не слышала о вас в разгар Восстания, – предприняла Мара осторожную попытку прощупывания.

– Бо́льшую часть войны я летала с планеты на планету, занимаясь поставками и снабжением, – объяснила Винтер. – Стоило мне под неким предлогом оказаться на какой-нибудь базе или складе, я могла потом нарисовать для моих коллег карту, где находится нужный им товар. И последующие набеги проходили быстрее и безопаснее.

Мара понимающе кивнула:

– Так вы – Наводчик? Тот самый, с идеальной памятью?

Винтер слегка нахмурилась.

– Да, это одно из моих прозвищ, – подтвердила она. – За все годы у меня было и много других.

– Понятно, – сказала Мара. В докладах разведки до Битвы при Явине ей доводилось встречать немало упоминаний о таинственном повстанце по прозвищу Наводчик, о личности которого – или которой – велись горячие дискуссии, но к истине никто так и не сумел приблизиться.

Они дошли до турболифтов в задней части Императорского дворца – главного усовершенствования, которое Император внес в старинную архитектуру здания, когда им завладел. Турболифты позволяли сэкономить немало сил на хождении вверх и вниз по широким лестницам в общественных частях здания… а также маскировали некоторые другие внесенные Императором улучшения.

– Так что за проблема с тем, чтобы раздобыть для меня корабль? – спросила Мара, когда Винтер коснулась панели вызова.

– Проблема в Империи. Они устроили против нас массированную атаку, вынудив бросить в бой практически все, что у нас есть, начиная с легких грузовиков.

Мара нахмурилась. Массированная атака против превосходящих сил противника? Не слишком похоже на гранд-адмирала Трауна.

– Что, все так плохо?

– Достаточно плохо, – кивнула Винтер. – Не знаю, известно ли вам, но они отвоевали у нас флот «Катана». К тому времени, как мы появились, они уже перебросили почти сто восемьдесят дредноутов. Учитывая их новый бездонный источник рекрутов, баланс сил изменился далеко не в нашу пользу.

Мара ощутила кислый привкус во рту. Да, это все-таки было похоже на Трауна.

– Выходит, я едва не погибла впустую…

– Если это вас утешит, – Винтер натянуто улыбнулась, – то же самое можно сказать и о многих других.

Прибыла кабина лифта. Они вошли внутрь, и Винтер набрала код жилой зоны дворца.

– Гент упоминал, что Империя доставляет вам проблемы, – заметила Мара, когда кабина начала подниматься. – Следовало сообразить – раз уж даже до него дошло, то дело и впрямь серьезное.

– Серьезное – это еще мягко сказано, – мрачно проговорила Винтер. – За последние пять дней мы фактически потеряли контроль над четырьмя секторами, а еще тринадцать вот-вот потеряем. Самая большая потеря – мощности по производству продовольствия на Юкио. Каким-то образом имперцам удалось их захватить, не повредив их систему защиты.

– Кто-то из руководства заснул? – усмехнулась Мара.

– Судя по предварительным докладам – нет. – Винтер помедлила. – Ходят слухи, будто имперцы воспользовались новым супероружием, способным пробивать насквозь юкийскую планетарную защиту. Мы пока пытаемся выяснить что и как.

Мара нервно сглотнула, вызывая в памяти спецификации старой «Звезды Смерти». Подобное оружие в руках такого стратега, как гранд-адмирал Траун…

Она тут же отбросила эту мысль прочь. То была не ее война. Каррд пообещал сохранять нейтралитет.

– В таком случае, пожалуй, мне лучше будет связаться с Каррдом, – сказала она. – Может, он сумеет кого-то за нами прислать.

– Вероятно, так быстрее, чем дожидаться, пока освободится один из наших кораблей, – согласилась Винтер. – Он оставил инфокарту с именем человека, через которого можно послать сообщение. Сказал, что вы знаете, какой код шифрования использовать.

Турболифт доставил их на этаж для правительственных гостей, одну из немногих частей дворца, которые Император оставил нетронутыми за время своего правления, – со старомодными дверями на петлях и резной мебелью из экзотического дерева. Оказавшись здесь, любой мог подумать, будто переместился на тысячелетие в прошлое. Здешние апартаменты, как правило, предназначались для тех эмиссаров Императора, которые питали нежные чувства к давно ушедшим дням, или для тех, на кого могла произвести впечатление тщательно воссозданная преемственность с той эпохой.

– Капитан Каррд оставил после сражения за «Катану» часть вашей одежды и личных вещей, – сообщила Винтер, отпирая одну из резных дверей. – Если он что-то упустил – дайте знать, постараюсь помочь. Вот инфокарта, про которую я говорила, – добавила она, доставая карту из кармана.

– Спасибо, – глубоко вздохнув, ответила Мара. Обстановка комнаты в основном была изготовлена из дерева фиджиси с Кардуина, и, вдыхая тонкий аромат, она мысленно вернулась в блистательные времена великой имперской власти и могущества…

– Что-нибудь еще?

Воспоминания угасли. Рядом стояла Винтер… и от дней славы Империи не осталось и следа.

– Нет, пока ничего, – ответила Мара.

– Если вам что-нибудь понадобится, просто вызовите дежурного. – Винтер кивком показала в сторону стола. – Я буду позже, сейчас мне нужно присутствовать на заседании Совета.

– Не стану вас больше задерживать. И еще раз спасибо.

Винтер улыбнулась и вышла. Мара вновь вдохнула аромат дерева фиджиси, с некоторым усилием отбрасывая прочь остатки воспоминаний. Нужно было думать о настоящем, и, как учили ее инструкторы Императора, первым делом следовало вписаться в окружающую обстановку, а значит, не выглядеть так, будто она только что сбежала из медицинского крыла.

Каррд оставил ей неплохой набор одежды: полуофициальное платье, два неприметных костюма, которые она могла бы носить на сотне планет, не привлекая ничьего внимания, и четыре удобных комбинезона, какие она обычно использовала на корабле. Выбрав один из них, она оделась и начала разбирать остальные оставленные Каррдом вещи. Если повезет – и если Каррд оказался достаточно предусмотрителен…

Вот она – надевающаяся на предплечье кобура для ее миниатюрного бластера. Самого бластера, естественно, не было – его отобрал у нее капитан «Непреклонного», и вряд ли имперцы в ближайшее время намеревались вернуть ей оружие. Не стоило и рассчитывать найти дубликат в арсеналах Новой Республики – хотя у нее и возникало желание спросить об этом Винтер, пусть даже просто чтобы увидеть ее реакцию.

К счастью, существовал и другой способ.

На каждом жилом этаже Императорского дворца имелась обширная библиотека, и в каждой из этих библиотек, в свою очередь, имелся комплект инфокарт под названием «Полная история Малого Корвиса». Учитывая, насколько бедна была на события бо́льшая часть истории Малого Корвиса, вероятность, что кто-то достанет этот комплект с полки, стремилась к нулю. Что, впрочем, и к лучшему, поскольку на самом деле никаких инфокарт в коробке не было.

Бластер несколько отличался от того, который у Мары отобрали имперцы. Но в батарее еще оставалось достаточно заряда, и он удобно лег в наручную кобуру, а больше ей ничего не требовалось. Как бы теперь ни пошла война или распри внутри самой Новой Республики, у нее, по крайней мере, будет возможность сражаться.

Мара замерла с фальшивой коробкой для инфокарт в руке, внезапно осененная запоздалой мыслью. Что, собственно, имела в виду Винтер под бездонным источником рекрутов? Значило ли это, что на сторону Империи перешла еще одна или несколько систем Новой Республики? А может, Траун обнаружил до сих пор неизвестную планету-колонию и рекрутирует тамошнее население?

Вероятно, об этом стоило спросить, но позже. Пока же нужно было зашифровать и передать сообщение связному Каррда. Чем раньше она сумеет отсюда убраться, тем лучше.

Вернув пустую коробку на место и ощущая приятную тяжесть бластера на левом предплечье, Мара направилась обратно к себе.


Траун поднял сверкающие красные глаза, оторвавшись от разглядывания омерзительного вида произведения искусства иной расы на двойном кольце дисплеев вокруг его командирского кресла.

– Нет, – сказал он. – Не может быть и речи.

К’баот медленно отвел взгляд от голографической вустрийской статуи.

– Нет?! – угрожающе прогремел он. – Что значит – нет?

– По-моему, я ясно выразился, – холодно ответил Траун. – В полном соответствии с военной логикой. У нас нет достаточных сил для лобовой атаки на Корусант, нет линий поставки и баз, необходимых для традиционной осады. Любая атака окажется бесполезной тратой ресурсов, и потому Империя на нее не пойдет.

Лицо К’баота помрачнело.

– Осторожнее, гранд-адмирал Траун, – предупредил он. – Я правлю Империей, а не вы.

– В самом деле? – возразил Траун, поглаживая устроившегося на его плече исаламири.

К’баот выпрямился во весь рост, и глаза его внезапно вспыхнули.

– Я правлю Империей! – заорал он так, что его голос отдался эхом в командной рубке. – И вы будете мне подчиняться – или умрете!

Пеллеон осторожно придвинулся чуть глубже внутрь свободного от Силы пузыря, окружавшего исаламири Трауна. Когда К’баот владел собой, он выглядел даже увереннее, чем прежде, но вспышки свойственного клонам безумия становились все чаще и яростнее – словно система с положительной обратной связью, которая с каждым колебанием все дальше отклонялась от точки равновесия, грозя полностью разрушиться.

Пока что К’баот никого не убил и ничего не повредил, но, по мнению Пеллеона, в любой момент все могло измениться. Возможно, та же мысль пришла в голову и Трауну.

– Если ты меня убьешь, ты проиграешь войну, – напомнил он мастеру-джедаю. – А если ты проиграешь войну, Лея Органа Соло и ее близнецы никогда не станут твоими.

К’баот шагнул к креслу Трауна, глаза его вспыхнули еще жарче… и вдруг он, казалось, снова стал прежним.

– Вряд ли вы стали бы так разговаривать с Императором, – раздраженно бросил он.

– Напротив. Не менее чем четырежды я говорил Императору, что не стану впустую тратить его войска и корабли, атакуя врага, к победе над которым я пока не готов.

– Только глупцы разговаривали так с Императором! – К’баот фыркнул. – Глупцы или те, кто устал от жизни.

– Император тоже так считал, – согласился Траун. – Когда я отказался в первый раз, он назвал меня изменником и передал мою ударную группу другому. – Гранд-адмирал снова погладил исаламири. – После ее гибели он пожалел, что не прислушался к моим рекомендациям.

К’баот долго разглядывал Трауна, и выражение его лица то и дело менялось, будто он не мог ухватить некую мысль или эмоцию.

– Вы могли бы повторить тот же трюк, что и на Юкио, – наконец предложил он. – С замаскированными крейсерами и точно рассчитанными ударами из турболазеров. А я бы вам помог.

– Весьма любезно с твоей стороны, – кивнул Траун. – К несчастью, это тоже пустая трата сил. Предводители повстанцев на Корусанте не сдадутся так быстро, как крестьяне с Юкио. Сколь бы ни был точен наш расчет, они в конце концов сообразят, что удары из турболазеров по поверхности планеты – не те же самые, что и с «Химеры», и сделают соответствующий вывод. – Он показал на заполнявшие помещение голографические статуи. – Однако народ и руководство Вустри – совсем другое дело. Подобно юкийцам, они страшатся неизвестного и того, что считают невозможным. Что не менее важно, они склонны непропорционально раздувать слухи об опасности. И уловка с замаскированными крейсерами вполне с ними сработает.

Лицо К’баота снова начало багроветь.

– Гранд-адмирал Траун…

– Но что касается Органа Соло и ее близнецов, – спокойно перебил его Траун, – ты можешь получить их, когда пожелаешь.

От едва зародившейся вспышки гнева не осталось и следа.

– Что вы имеете в виду? – настороженно спросил К’баот.

– То, что атаковать Корусант и похищать Органа Соло с помощью грубой силы непрактично. Вполне реально, однако, послать с этой целью небольшую группу. Я уже приказал разведке собрать отряд спецназовцев. Он будет готов в течение дня.

– Отряд спецназовцев? – усмехнулся К’баот. – Мне нужно напоминать, как раз за разом подводят вас ваши ногри?

– Согласен, – кивнул Траун, и в голосе его прозвучали странные мрачные нотки. – Именно потому ногри в этом участвовать не будут.

Удивленно покосившись на гранд-адмирала, Пеллеон невольно бросил взгляд на дверь, где ждал Рух, телохранитель Трауна. С тех пор как владыка Дарт Вейдер впервые обманом обрек ногри на вечную службу Империи, легковерные серокожие инородцы считали участие в каждой миссии великой честью. Попытку отстранить их от выполнения задачи, в особенности столь важной, они могли воспринять как пощечину – если не хуже.

– Адмирал? – пробормотал он. – Я не уверен…

– Это мы обсудим позже, капитан, – сказал Траун. – Пока что мне нужно знать лишь одно: действительно ли мастер К’баот готов получить своих юных джедаев. – Он слегка приподнял иссиня-черную бровь. – Или он предпочитает лишь устраивать дискуссии по этому поводу.

К’баот едва заметно улыбнулся:

– Я должен воспринимать это как вызов, гранд-адмирал Траун?

– Воспринимай как хочешь, – отмахнулся Траун. – Я всего лишь хотел бы отметить, что разумный тактик обдумывает цену операции до ее начала. Близнецы должны появиться на свет со дня на день, а это означает, что тебе придется иметь дело не только с самой Органа Соло, но и с двумя младенцами. Если не уверен, что справишься, лучше отложить операцию.

Пеллеон приготовился к очередной вспышке безумия, но, к его удивлению, ничего не произошло.

– Вопрос лишь в одном, гранд-адмирал Траун, – тихо сказал К’баот. – Сумеют ли ваши спецназовцы справиться с новорожденными младенцами?

– Что ж, прекрасно, – кивнул Траун. – Через тридцать минут мы встречаемся с остальным флотом. Тебя переведут на «Мертвую Голову», чтобы ты помог им атаковать Вустри. Но к тому времени, когда ты вернешься на «Химеру», – он снова шевельнул бровью, – твои джедаи будут уже у нас.

– Прекрасно, гранд-адмирал Траун. – К’баот выпрямился. – Но предупреждаю, – он огладил длинную белую бороду, – если на этот раз вы меня подведете, последствия вам не понравятся.

Повернувшись, старик направился к двери.

– Приятно было пообщаться, – пробормотал Траун, когда дверь закрылась.

Пеллеон облизнул пересохшие губы:

– Адмирал, при всем к вам уважении…

– Вас беспокоит мое обещание выманить Органа Соло из, возможно, самого защищенного места на всей территории повстанцев? – спросил Траун.

– Собственно, да, сэр. Императорский дворец считается неприступной крепостью.

– Да, так оно и есть. Но его сделал таким Император… и в кое-какие небольшие секреты дворца он не посвящал никого, кроме некоторых своих фаворитов.

Пеллеон нахмурился. Секреты?

– Вроде тайных входов и выходов? – наугад предположил он.

– Совершенно верно, – улыбнулся Траун. – И теперь, когда мы наконец можем быть уверены, что Органа Соло какое-то время не покинет дворец, вполне разумно попытаться послать туда спецназ.

– Но не отряд ногри?

Траун взглянул на окружавшие его голографические скульптуры.

– С ногри что-то не так, капитан, – тихо сказал он. – Пока не знаю, что именно, но тем не менее. Я чувствую это после каждого общения с вождями на Хоногре.

Пеллеон вспомнил неловкую сцену месяц назад, когда на борт прибыл посланник вождей ногри и, постоянно извиняясь, принес известие о бегстве подозреваемого изменника Хабараха. Пока что, несмотря на все усилия, поймать его так и не удалось.

– Возможно, они все еще суетятся из-за той истории с Хабарахом, – предположил он.

– Неудивительно, – холодно ответил Траун. – Но есть что-то еще. И пока я не выясню, что именно, ногри будут оставаться под подозрением. – Наклонившись, адмирал коснулся двух клавиш на пульте. Голографические скульптуры исчезли, и их сменила тактическая карта текущих боевых позиций. – Но в данный момент у нас есть два дела поважнее, – продолжал он, снова откидываясь на спинку кресла. – Первое – нужно отвлечь нашего слишком много о себе возомнившего мастера-джедая от ошибочного мнения, будто он может править моей Империей. И отвлечь его можно с помощью Органа Соло и ее близнецов.

Пеллеон вспомнил все предыдущие попытки захватить Органа Соло в плен.

– А если не получится?

– Бывают непредвиденные обстоятельства. Несмотря на все свое могущество и даже свою непредсказуемость, мастер К’баот вполне поддается манипуляциям. – Траун показал на тактическую карту. – Впрочем, на данный момент еще важнее обеспечить выполнение нашей боевой задачи. Пока что кампания идет более или менее по плану. В секторах Фаррфин и Доломар повстанцы сопротивлялись более стойко, чем мы предполагали, но все остальные системы в основном склонились перед имперской властью.

– Я бы не считал эти приобретения столь надежными, – заметил Пеллеон.

– Совершенно верно, – кивнул Траун. – Все зависит от поддержания сильного и хорошо заметного имперского присутствия. А для этого важно поддерживать наш запас клонов.

Гранд-адмирал замолчал. Пеллеон посмотрел на тактическую карту, лихорадочно пытаясь найти ответ, которого явно ждал от него Траун. Клонирующие цилиндры Спаарти, скрытые в личной сокровищнице Императора на Вейленде, пребывали в большей безопасности, нежели что бы то ни было во всей Галактике. Погребенные внутри горы, они находились под охраной имперского гарнизона в окружении враждебных туземцев, и о самом их существовании не знал никто, кроме верхушки имперского командования.

Он замер. Верхушки имперского командования – и, возможно…

– Мара Джейд, – проговорил он. – Она сейчас выздоравливает на Корусанте. Ей может быть известно о сокровищнице?

– Хороший вопрос, – одобрил Траун. – Вполне вероятно, что она ничего не знает. Я знаю многие секреты Императора, и тем не менее мне потребовалось немало усилий, чтобы найти Вейленд. Но и рисковать мы тоже не можем.

Пеллеон кивнул, подавляя дрожь. Почему гранд-адмирал выбрал для данной миссии разведывательный отряд? В отличие от обычных подразделений спецназа, разведчиков в числе прочего обучали и таким невоенным методам, как убийства исподтишка…

– Справится ли с обеими задачами одна команда, сэр? Или вы пошлете две?

– Одной команды вполне хватит. Обе цели в достаточной степени завязаны друг на друга, к тому же для того, чтобы нейтрализовать Джейд, вовсе не обязательно ее убивать.

Пеллеон нахмурился, но, прежде чем он успел спросить, что под этим подразумевал Траун, гранд-адмирал коснулся кнопки на пульте, и тактическую голограмму сменила карта сектора Орус.

– Пока же, думаю, пора подчеркнуть значимость Калиус-садж-Лилу для наших врагов. Мы получили очередной доклад от Стаффы?

– Да, сэр. – Пеллеон вывел доклад на свой инфопланшет. – Скайуокер покинул планету одновременно с челноком-приманкой и предположительно следует за ним. Если так, то он доберется до системы Подерис примерно часов за тридцать.

– Отлично. И прежде чем оказаться на Подерисе, он наверняка отправит сообщение на Корусант. А его последующее исчезновение должно убедить повстанцев, что они нашли перевалочную базу наших клонов.

– Да, сэр, – сказал Пеллеон, оставив при себе сомнения насчет того, что им в самом деле удастся заставить Скайуокера исчезнуть. Надо полагать, Траун знал, что делает. – И еще одно, сэр. Вместе с докладом Стаффы пришел еще один, закодированный шифром разведки.

– От его помощника, Фингала, – кивнул Траун. – Такой ненадежный человек, как Стаффа, прямо-таки напрашивается, чтобы к нему приставили соглядатая. Есть какие-нибудь расхождения с докладом губернатора?

– Только одно, сэр. Во втором докладе приводится полное описание человека, с которым встречался Скайуокер и которого Стаффа назвал одним из своих агентов. Судя по описанию Фингала, все указывает на то, что это был Тэлон Каррд.

– Вот уж действительно, – задумчиво проговорил Траун. – Фингал как-то объясняет присутствие Каррда в Калиусе?

– Судя по его словам, похоже, губернатор Стаффа в течение нескольких лет ведет личные торговые дела с Каррдом. Фингал сообщает, что намеревался задержать Каррда для допроса, но не сумел найти способ, как это сделать, не спугнув Скайуокера.

– Да, – пробормотал Траун. – Что ж… что случилось, то случилось. И если речь идет всего лишь о контрабанде – ничего страшного. Хотя все-таки не стоит позволять случайным контрабандистам болтаться где не следует и совать нос в наши дела, пусть даже ненароком. А Каррд уже доказал, что может доставить немало хлопот. – Траун несколько мгновений молча смотрел на карту сектора Орус, затем перевел взгляд на Пеллеона. – Но пока что у нас хватает и других дел. Рассчитайте курс на систему Подерис, капитан, – «Химера» должна быть там в течение сорока часов. – Он слегка улыбнулся. – И сообщите командиру гарнизона, чтобы нам подготовили надлежащий прием. Возможно, дня через два-три у нас будет неожиданный подарок для нашего обожаемого мастера-джедая.

– Да, сэр. – Пеллеон замешкался. – Адмирал… а что случится, если мы добудем для К’баота Органа Соло и ее близнецов и он сумеет сделать их такими, как ему хочется? Тогда придется иметь дело с четырьмя джедаями вместо одного. Даже с пятью, если мы сумеем захватить в плен Скайуокера на Подерисе.

– Беспокоиться не о чем, – покачал головой Траун. – Чтобы полностью изменить на свой лад Органа Соло или Скайуокера, ему потребуется немало времени и сил. И еще больше времени пройдет, прежде чем дети повзрослеют настолько, чтобы представлять для нас какую-либо опасность, – что бы он с ними ни делал. Но задолго до всего этого, – глаза Трауна блеснули, – мы сумеем прийти к разумному соглашению с нашим мастером-джедаем о разделе власти в Империи.

– Понятно, сэр, – судорожно сглотнув, пробормотал Пеллеон.

– Вот и хорошо. Свободны, капитан. Возвращайтесь на мостик.

– Есть, сэр.

Пеллеон направился к выходу, чувствуя, как у него перехватило дыхание. Да, он действительно все понял. Траун придет к соглашению с К’баотом… или попросту убьет мастера-джедая – если сумеет.

У капитана не было никакого желания делать ставки на исход их поединка. Более того – вообще присутствовать поблизости, если до этого дойдет.

Глава 4

Подерис относился к числу тех планет, что упоминались в справочных материалах как малозначительные, – миры, колонии на которых продолжали существовать не благодаря ценным ресурсам или удобному расположению, но исключительно из-за упорства колонистов. Сбивающий с толку десятичасовой период обращения, низменная болотистая местность, по сути ограничивавшая пригодные для жизни районы обширным архипелагом высоких плоскогорий, и почти перпендикулярный наклон оси, вызывавший чудовищные штормы каждую весну и осень, не способствовали ее популярности среди путешественников. Местные жители, упрямые и независимые, терпимо относились к гостям, но в течение долгих лет игнорировали происходившие в Галактике политические события.

Все это делало планету идеальным перевалочным пунктом для нового потока имперских клонов. И столь же идеальным местом для имперской ловушки.

Следивший за Люком человек был невысок и неприметен – из тех, кто мог где угодно смешаться с окружением. Со своей работой он тоже справлялся неплохо, что могло свидетельствовать об опыте, полученном в Имперской разведке. Но, естественно, опыт этот не распространялся на слежку за рыцарями-джедаями. Люк ощутил присутствие хвоста почти сразу же, а минуту спустя сумел выделить преследователя из толпы.

Оставалась лишь одна проблема – что с ним делать?

– R2-D2? – тихо позвал Люк в спрятанный в воротнике плаща с капюшоном комлинк. – У нас появилась компания. Похоже, имперцы.

Из комлинка послышалась негромкая беспокойная трель, за которой последовало нечто вопросительное.

– Ты ничем не сможешь помочь, – ответил Люк, предположительно догадываясь о содержании вопроса и жалея, что рядом нет C-3PO в качестве переводчика. Он примерно понимал смысл того, что говорил R2-D2, но в подобной ситуации этого могло и не хватить. – Кто-нибудь крутится возле грузовика? Или вообще на посадочной площадке?

R2-D2 отрицательно пискнул.

– Что ж, скоро появятся, – предупредил его Люк, останавливаясь и разглядывая витрину. Хвост прошел еще несколько шагов, прежде чем нашел повод тоже остановиться. Действительно профессионал. – Постарайся провести предстартовую подготовку, не привлекая ничьего внимания. Мы должны взлететь, как только я туда доберусь.

Дроид утвердительно защебетал. Люк выключил комлинк и быстро огляделся по сторонам. Главное – оторваться от слежки, прежде чем имперцы начнут действовать более явно. А для этого нужно было как-то его отвлечь…

И шанс для этого как раз подвернулся – метрах в пятидесяти впереди в толпе шел другой человек в плаще такого же покроя и цвета, как у Люка. Слегка ускорив шаг и пытаясь ничем не выдать спешку, Люк двинулся в его сторону.

Человек в плаще дошел до перекрестка и свернул направо. Люк прибавил ходу, почувствовав, что преследователь что-то заподозрил. С трудом сдерживая желание броситься бежать, Люк свернул за угол.

Улица ничем не отличалась от прочих: широкая, мощенная булыжником, довольно многолюдная, с серыми каменными строениями по обеим сторонам. Люк машинально призвал Силу, обследуя местность вокруг и впереди…

И тут у него перехватило дыхание. Прямо впереди, хоть и далеко, но вполне отчетливо, ощущались маленькие островки тьмы, недостижимые для его джедайских чувств. Как будто доставлявшая ему информацию Сила вдруг перестала существовать… или ее что-то блокировало.

А это означало, что речь идет не об обычной засаде на обычного шпиона Новой Республики. Имперцы знали, что он здесь, и явились на Подерис, захватив с собой исаламири.

И если он быстро не сообразит, что делать дальше, его схватят.

Он снова окинул взглядом здания вокруг – в основном приземистые и двухэтажные, с украшенными резьбой фасадами и декоративными парапетами на крышах. Дома справа стояли вплотную друг к другу, здание же на другой стороне улицы, слева от него, отделял от соседнего узкий промежуток. Не особо надежное укрытие, к тому же до него еще нужно было добежать, но выбора у Люка не оставалось. Бросившись через улицу и отчасти ожидая, что ловушка захлопнется еще до того, как он туда доберется, он скользнул в щель, а затем, согнув колени и позволив Силе растечься по мускулам, прыгнул.

Он едва не сорвался. Парапет прямо над ним был скошенным и гладким, и на секунду Люку показалось, будто он висит в воздухе, отчаянно пытаясь ухватиться за что-нибудь пальцами. Наконец ему удалось зацепиться, и, подтянувшись из последних сил, он растянулся на крыше.

Как раз вовремя: выглянув одним глазом из-за края парапета, Люк увидел, как его преследователь бежит за угол, позабыв о всякой маскировке. Расталкивая попадавшихся ему на пути, он что-то кричал в комлинк…

Через квартал от него из-за угла появилась шеренга штурмовиков в белой броне, с бластерными винтовками поперек груди и темными вытянутыми телами исаламири в клетках за спиной. Они тут же перегородили конец улицы.

Это была хорошо спланированная и столь же хорошо приведенная в исполнение засада. У Люка имелось в распоряжении не больше трех минут, чтобы перебраться через крышу и спуститься вниз, пока они не сообразили, что добыча ускользнула от них. Люк отполз от края и взглянул на другую сторону крыши.

Другой стороны не оказалось – всего в шестидесяти сантиметрах от того места, где он лежал, крыша внезапно превращалась в глухую стену, круто уходившую вниз метров на сто и простиравшуюся в обе стороны насколько хватало взгляда. Далеко внизу под плоскогорьем клубился туман.

Люк понял, что просчитался, возможно фатально. Занятый преследователем, он полностью упустил из виду, что путь ведет его к внешнему краю плато. Отвесная стена под ним представляла собой один из массивных барьеров, отражавших жестокие сезонные бури, которые проходили над городом, не причиняя никакого вреда.

Люк избежал имперской ловушки… лишь затем, чтобы обнаружить, что бежать ему в буквальном смысле некуда.

– Здорово, – пробормотал он себе под нос, отползая назад к парапету и глядя на улицу. К первому отряду присоединились новые штурмовики, которые начали просачиваться сквозь ошеломленную толпу; позади них с другой стороны перекрестка появились еще два отряда, перекрыв другой конец улицы. Бывший преследователь Люка, уже с бластером в руке, распихивал прохожих, пробираясь к другому человеку в плаще, которого Люк заметил раньше.

Другой в плаще…

Люк закусил губу. Ни в чем не виноватый прохожий, естественно, ничем не заслужил подобной участи, но, с другой стороны, имперцы явно знали, кого ищут, и так же явно хотели захватить его живым. Люк знал, что подвергать невинного человека смертельной опасности недостойно джедая, и оставалось лишь надеяться, что доставленные тому неприятности в данную категорию не попадают.

Стиснув зубы, он с помощью Силы выхватил бластер из руки шпиона, а затем, закрутив оружие над головами толпящихся, опустил его точно в руку человека в плаще.

Шпион что-то крикнул штурмовикам, но торжествующий возглас тут же сменился предупреждающим воплем. Собрав всю Силу, что у него была, Люк развернул бластер в сторону его прежнего обладателя и выстрелил.

Естественно, он стрелял над толпой – точно прицелиться в имперца он все равно не мог, даже если бы захотел. Впрочем, и промаха хватило, чтобы штурмовики начали действовать. Имперцы, сверявшие лица с идентификаторами, бросили свое занятие и ринулись к человеку в плаще, а охранявшие улицу с разных концов поспешили вперед, прикрывая их.

Для человека в плаще это было уже слишком – что, впрочем, неудивительно. Бросив необъяснимым образом появившийся в его руке бластер, он проскользнул мимо застывших прохожих и скрылся в узком переулке.

Люк не стал ждать дальше. Он знал, что, как только кто-нибудь увидит лицо сбежавшего, отвлекающему маневру придет конец, а ему надо было как-то спуститься с крыши и добраться до космодрома до того, как это случится. Подобравшись к краю узкого уступа, он взглянул вниз.

Вид не внушал оптимизма. Построенная с расчетом на то, чтобы выдерживать дующий со скоростью двести километров в час ветер, стена была идеально гладкой, без каких-либо выступов, которые могли бы попасть в вихревые потоки. Окон, служебных люков или других отверстий тоже не наблюдалось. Впрочем, это-то как раз не имело значения – в случае необходимости Люк мог вырезать импровизированную дверь с помощью светового меча. Вопрос был в том, как выбраться из имперской ловушки, прежде чем на него устроят настоящую охоту.

Оглянувшись, Люк понял, что нужно спешить. Со стороны официального космодрома в дальнем конце города над приземистыми зданиями начали появляться далекие точки аэроспидеров.

Обратно на улицу он спуститься не мог, не привлекая ненужного внимания. Не мог он и уползти по узкому верхнему краю защитного барьера – ему не хватило бы времени, чтобы убраться подальше до того, как сюда долетят аэроспидеры. Оставался лишь один путь – вниз.

Но не обязательно прямо вниз…

Прищурившись, Люк посмотрел на небо. Солнце Подериса опускалось к горизонту, завершая свой десятичасовой цикл. Свет его бил прямо в глаза пилотам приближающихся аэроспидеров, но минут через пять светило должно было полностью скрыться, перестав быть помехой для пилотов и оставив после себя сумерки, в которых сразу же будет виден клинок светового меча.

Сейчас или никогда.

Достав из-под плаща световой меч, Люк активировал его, держа оружие так, чтобы зеленый клинок не был виден с аэроспидеров. Используя конец клинка, он осторожно сделал неглубокий вырез справа и чуть ниже в защитном барьере. Плащ Люка был сшит из относительно непрочной материи, и ему потребовалось лишь несколько секунд, чтобы оторвать левый рукав и обмотать им пальцы левой руки, которые легко скользнули в только что проделанную борозду. Ухватившись покрепче, он направил конец клинка в конец борозды и перекатился через край крыши. Цепляясь кончиками пальцев и прорезая себе дальнейший путь световым мечом, держа его в вытянутой правой руке, он начал быстро спускаться наискосок по защитному барьеру.

Ощущение было одновременно восхитительным и пугающим. Тут же нахлынули воспоминания: свистящий в ушах ветер, когда он падал через самый центр Облачного города на Беспине, всего несколько минут спустя повиснув под ним буквально на кончиках пальцев; как он лежал без сил на второй «Звезде Смерти», чувствуя сквозь боль яростную беспомощность Императора, которого Вейдер швырнул навстречу смерти. Под его грудью и ногами скользила гладкая поверхность защитного барьера, край которого и бездна под ним становились все ближе…

Подняв голову и моргая от хлещущего в лицо ветра, Люк обернулся. Смертоносный край был уже виден, приближаясь с головокружительной скоростью. Все ближе, ближе… и в последнюю секунду он сменил направление светового меча. Путь стал горизонтальным, и несколько секунд спустя Люк плавно затормозил.

Несколько мгновений он просто висел на одной руке, переводя дыхание и восстанавливая сердцебиение. Над ним, в последних лучах заходящего солнца, виднелась прорезанная им борозда, уходившая вверх и влево – по его оценке, примерно на сто метров. Оставалось лишь надеяться, что имперская ловушка осталась позади.

Скоро ему предстояло это выяснить.

Солнце за спиной Люка ушло за горизонт, стерев оставленный им тонкий след. Стараясь не разжать онемевшие пальцы, он начал осторожно вырезать дыру в защитном барьере.


– Доклад от командира штурмовиков, адмирал, – сообщил Пеллеон, читая текст на дисплее. – Похоже, Скайуокера внутри кордона нет.

– Нисколько не удивлен, – мрачно ответил Траун, сердито глядя на свои дисплеи. – Я неоднократно предупреждал разведку, что не стоит недооценивать способности Скайуокера. Они явно не отнеслись к этому всерьез.

Пеллеон судорожно сглотнул:

– Да, сэр. Но мы знаем, что он был там, и он не мог слишком далеко уйти. Штурмовики выставили второй кордон и начали обыскивать здание за зданием.

Траун глубоко вздохнул.

– Нет, – вновь овладев собой, сказал он. – Он не вошел ни в одно из зданий. Это не в его стиле. Тот небольшой отвлекающий маневр с приманкой и бластером… – Он взглянул на Пеллеона. – Вверх, капитан. Он поднялся на крышу.

– Там тоже уже ищут, – ответил Пеллеон. – Если он наверху, его заметят.

– Хорошо. – Траун коснулся клавиши на командной консоли, вызвав голографическую карту той части плато. – Что насчет защитного барьера на западной границе кордона? Можно по нему спуститься?

– Наши люди говорят, что нет, – покачал головой Пеллеон. – Он слишком гладкий и слишком отвесный, без какой-либо кромки или другой преграды внизу. Если Скайуокер поднялся с той стороны улицы – он все еще там. Или у подножия плато.

– Возможно. Пусть все же поищут и там. Что с кораблем Скайуокера?

– Разведка пока пытается выяснить, который из кораблей его, – признался Пеллеон. – Есть кое-какие проблемы с данными. Через несколько минут мы должны их получить.

– Минут, которых у нас больше нет благодаря беспечности того, кто за ним следил, – заявил Траун. – Он будет понижен на одну ступень.

– Да, сэр. – Пеллеон записал распоряжение. Довольно серьезное наказание, но могло быть и намного хуже. Покойный владыка Вейдер, скорее всего, просто придушил бы его. – Космодром, естественно, окружен.

Траун задумчиво потер подбородок.

– Вероятно, пустая трата времени, – медленно проговорил он. – С другой стороны… – Адмирал взглянул в иллюминатор на неспешно вращающуюся планету. – Отзовите их, капитан, – приказал он. – Всех, кроме штурмовиков-клонов. Оставьте тех, кто стоит на страже возле наиболее вероятных кандидатов в корабли Скайуокера.

– Сэр? – удивленно моргнул Пеллеон.

Траун повернулся к нему, и в его сверкающих красных глазах вспыхнул новый огонек.

– У кордона на космодроме недостаточно исаламири, чтобы остановить джедая, капитан. Так что не станем даже пытаться. Позволим ему вывести корабль в космос и захватим его на «Химере».

– Да, сэр, – нахмурившись, сказал Пеллеон. – Но в таком случае…

– Зачем оставлять клонов? – закончил за него Траун. – Затем, что если Скайуокер для нас действительно ценен, к его дроиду-астромеханику это не относится. – Он тонко улыбнулся. – Если, конечно, приложенные Скайуокером для бегства с Подериса героические усилия не убедят его, что это действительно главная перевалочная база для наших клонов.

– Ясно, – кивнул Пеллеон, наконец поняв. – И тогда мы позволим дроиду сбежать обратно к повстанцам?

– Именно. – Траун показал на пульт Пеллеона: – Командуйте, капитан.

– Есть, сэр.

Пеллеон повернулся к пульту и начал отдавать приказы гранд-адмирала, чувствуя невольное волнение. Возможно, на этот раз Скайуокер действительно окажется в их руках.


R2-D2 взволнованно защебетал, когда Люк наконец ворвался в их маленький грузовик и захлопнул за собой шлюз.

– Все готово?! – крикнул он через плечо дроиду, спеша в кабину.

R2-D2 издал утвердительную трель. Люк упал в кресло пилота, быстро окидывая взглядом приборы и пристегиваясь.

– Ладно, – бросил он. – Поехали.

Включив репульсоры на полную мощность, Люк оторвал грузовик от земли, круто развернув его вправо. Вместе с ним поднялась пара «Скипреев», устремившись следом за ним к краю плато.

– Следи за теми «Скипреями», R2-D2! – крикнул Люк, глядя то на быстро приближающийся край города, то на небо над головой. Схватка с охранявшими космодром штурмовиками-клонами была напряженной, но слишком короткой, чтобы выглядеть реалистично. Либо Империя поставила там кого-то полностью неопытного, либо они преднамеренно позволили ему добраться до корабля, аккуратно загоняя в настоящую ловушку…

Внизу пронесся край плато. Люк быстро взглянул на дисплей заднего вида, убеждаясь, что город остался позади, и включил главный субсветовой двигатель.

Грузовик взмыл в небо, словно ошпаренный майнок, оставив далеко позади преследовавшие его бластботы. Официальные приказы остановиться, доносившиеся с пульта, сменились удивленными возгласами, и Люк выключил связь.

– R2-D2? Ты там как, в порядке?

Дроид утвердительно пискнул, и на экране компьютера перед Люком появился вопрос.

– Да, это были клоны, – мрачно ответил он, ощутив неприятный холодок. Странная аура, окружавшая новых людей-двойников Империи, вблизи казалась вдвойне зловещей. – Я тебе еще кое-что скажу, – добавил он. – Имперцы знали, что охотятся именно за мной. Штурмовики таскали за спиной исаламири.

R2-D2 задумчиво присвистнул и вопросительно булькнул.

– Именно – тот самый «источник Дельта», – согласился Люк, прочитав комментарий дроида. – Лея говорила, что, если мы не сумеем быстро перекрыть утечку, она намерена предложить перенести руководство из Императорского дворца, а может, и вообще с Корусанта.

Хотя, если источник Дельта был шпионом – человеком или представителем иной расы, – а не какой-то не поддающейся обнаружению подслушивающей системой в самом дворце, любой переезд мог оказаться пустой тратой сил. Судя по многозначительному молчанию R2-D2, точно так же считал и дроид.

Далекий горизонт темной планеты, едва различимый на фоне такого же темного, но освещенного звездами неба, начал превращаться в видимую кривую.

– Рассчитай-ка лучше прыжок в гиперпространство, R2-D2! – крикнул Люк через плечо. – Похоже, нам нужно отсюда убираться, и поскорее.

Получив подтверждение дроида, он снова переключил внимание на горизонт впереди. Он знал, что за этим горизонтом может таиться целый флот недосягаемых для его приборов звездных разрушителей, которые лишь ждали, когда он окажется достаточно далеко от любого возможного укрытия, чтобы начать атаку.

Недосягаемых для приборов – но, возможно, не для чувств джедая. Закрыв глаза и преисполнившись спокойствия, он призвал Силу…

Он понял все за мгновение до того, как раздалась удивленная предупреждающая трель R2-D2. Действительно, это был имперский звездный разрушитель, но он не шел наперерез Люку, как тот ожидал. Он приближался сзади, по орбите в верхних слоях атмосферы, позволявшей набирать скорость, не жертвуя преимуществами прикрытия со стороны планеты.

– Держись! – крикнул Люк, врубая двигатель на полную мощность. Но попытка была тщетной, о чем знал и он сам, и имперцы. Звездный разрушитель быстро приближался, уже включив лучи захвата. Еще несколько секунд, и Люк окажется в их руках.

Или, по крайней мере, в их руках окажется грузовик…

Ударив по кнопке сброса ремней, Люк открыл замаскированную панель и коснулся трех спрятанных под ней клавиш. Первая включала автопилот с ограниченными возможностями, вторая разблокировала кормовую протонную торпедную установку, начавшую вслепую обстреливать звездный разрушитель.

Третья активировала самоуничтожение грузовика.

Истребитель типа Х стоял носом вперед в грузовом отсеке позади кабины, словно выглядывающий из своей норы странный металлический зверь. Люк прыгнул в открытый фонарь, едва не разбив голову о низкий потолок грузовика. R2-D2, уже устроившийся в гнезде для дроида, что-то тихо бормотал про себя, переводя системы истребителя из режима ожидания в полную готовность. Едва Люк пристегнулся и надел шлем, дроид сообщил, что они могут лететь.

– Ладно. – Люк опустил левую руку на специальную дополнительную клавишу на пульте. – Чтобы все сработало, нужно точно рассчитать время. Приготовься.

Он снова закрыл глаза, отдаваясь на волю Силы. Когда-то, впервые пытаясь отыскать мастера-джедая К’баота, он точно так же ввязался в бой с имперцами – истребитель против имперского звездного разрушителя. Тогда он тоже угодил в специально подстроенную засаду, хотя и не знал об этом, пока не раскрылся позорный союз К’баота с Империей. В том бою его спасли опыт, удача и Сила.

На этот раз, если специалисты на Корусанте сделали все как надо, удача уже была встроена в его корабль.

Сила, с которой слился разум Люка, помогла ему ощутить срабатывание луча захвата за полсекунды до того, как это произошло на самом деле. Рука его ударила по клавише, и в то же мгновение, когда грузовик вздрогнул, попав в мощное силовое поле луча, передняя его часть взорвалась, разлетевшись облаком металлических осколков. Долю секунды спустя истребитель рванулся вперед, выброшенный вмонтированной в палубу грузовика катапультой. Несколько мгновений казалось, что луч сумеет удержать добычу, несмотря на мешающий ему туман из мельчайших частиц, но затем захват ослаб и пропал.

– Мы свободны! – крикнул Люк R2-D2, разворачивая свой истребитель и устремляясь в глубокий космос. – Держись!

Он снова развернул машину, и мимо фонаря тут же пронеслись две яркие зеленые вспышки. Радиуса действия лучей захвата уже не хватало, и имперцы, похоже, решили попросту сбить его. Мимо прошла еще одна волна зеленого пламени, и послышался вопль R2-D2 – что-то прожгло защитный экран, ударившись о брюхо истребителя. Вновь призвав Силу, Люк всецело отдался ей, положив руки на панель управления…

А потом вдруг оказалось, что уже пора. Взявшись за рычаг гипердвигателя, Люк потянул его на себя.


Моргнув, истребитель скрылся в гиперпространстве, и турболазерные батареи «Химеры» еще секунду продолжали стрелять ему вслед. Наконец они смолкли, и Пеллеон шумно выдохнул, боясь взглянуть на командный пульт Трауна. Уже второй раз Скайуокеру удалось избежать подобной ловушки… и в прошлый раз это стоило жизни одному из членов экипажа.

Остальные на мостике тоже об этом не забыли. Траун встал, и в наступившей тишине отчетливо послышался шорох одежды о сиденья.

– Что ж, – со странным спокойствием произнес гранд-адмирал. – В изобретательности повстанцам не откажешь. Я уже видел раньше подобный трюк, но никогда еще он не срабатывал настолько действенно.

– Да, сэр, – отозвался Пеллеон, безуспешно пытаясь скрыть тревогу. Краем глаза он заметил, что Траун смотрит на него.

– Успокойтесь, капитан. Скайуокер, конечно, стал бы интересным подарком для мастера К’баота, но вряд ли стоит считать его бегство поводом для волнения. Главная наша цель заключалась в том, чтобы убедить повстанцев, что они обнаружили перевалочную базу клонов. И цель эта достигнута.

Пеллеон слегка расслабился. Если гранд-адмирал не особо зол…

– Однако это вовсе не означает, – продолжал Траун, – что действия экипажа «Химеры» должны оставаться без последствий. Идемте со мной, капитан.

Пеллеон поднялся со своего места, вновь ощутив прежнюю тревогу.

– Есть, сэр.

Траун направился к кормовому трапу и спустился в кабину экипажа по правому борту. Пройдя мимо сидевших за консолями членов команды и стоявших за их спинами офицеров, он остановился у пульта управления лучами захвата.

– Ваше имя? – спокойно спросил он у вытянувшегося по стойке смирно молодого человека.

– Мичман Митсель, – ответил тот, побледнев, но не теряя выдержки. Похоже, он вполне понимал, что его может ждать смерть.

– Расскажите, что произошло, мичман.

Митсель сглотнул:

– Сэр, я как раз захватил грузовик лучом, когда он превратился в облако отражающих частиц. Система прицеливания попыталась захватить их все одновременно и зациклилась.

– И что вы сделали?

– Я… сэр, я понял, что, если ждать, пока частицы рассеются сами, истребитель успеет уйти. Так что я попытался рассеять их, переведя луч захвата в режим отвесной плоскости.

– И ничего не вышло?

С губ Митселя сорвался тихий вздох.

– Нет, сэр. Система прицеливания не справилась. И полностью отказала.

– Да. – Траун слегка наклонил голову. – У вас было время обдумать свои действия, мичман. У вас есть мысли, как можно было бы поступить иначе?

– Нет, сэр. – Голос Митселя дрогнул. – Простите, но нет. Не помню, чтобы в справочнике что-то говорилось на случай такой ситуации.

– Верно, – кивнул Траун. – Там ничего не говорится. За последние несколько десятилетий предлагалось несколько способов противодействия подобной уловке, но ни один из них не оправдался на практике. То, что сделали вы, – более новаторская попытка, особенно учитывая, что у вас было крайне мало времени. И тот факт, что она ни к чему не привела, нисколько этого не умаляет.

Митсель недоверчиво посмотрел на гранд-адмирала:

– Сэр?

– Империи нужны сообразительные и творчески мыслящие умы, мичман, – сказал Траун. – Соответственно, повышаю вас в звании до лейтенанта… и первая ваша задача – найти способ преодолеть созданную облаком частиц помеху для луча захвата. Добившись успеха, повстанцы могут применить тот же прием еще раз.

– Есть, сэр, – выдохнул Митсель, лицо которого начало вновь обретать цвет. – Я… благодарю вас, сэр.

– Поздравляю, лейтенант Митсель, – кивнул Траун и повернулся к Пеллеону. – Мостик в вашем распоряжении, капитан. Продолжайте запланированный полет. Если понадоблюсь, буду у себя в командной рубке.

– Да, сэр, – пробормотал Пеллеон.

Он продолжал стоять рядом с новоиспеченным лейтенантом, глядя вслед Трауну и ощущая охвативший весь мостик благоговейный трепет. Вчера экипаж «Химеры» доверял гранд-адмиралу и уважал его. Сегодня они готовы были за него умереть.

И впервые за пять лет Пеллеон окончательно понял, что старой Империи больше нет. Родилась новая Империя – во главе с гранд-адмиралом Трауном.


Истребитель типа Х висел в черноте космоса, за многие световые годы от любого небесного тела крупнее пылинки. Почти так же, подумал Люк, как после другого сражения со звездным разрушителем – того самого, после которого он затерялся в космической бездне, что в итоге привело его к Тэлону Каррду, Маре Джейд и на планету Миркр.

К счастью, сходство по большей части было лишь внешним.

Из гнезда для дроида за его спиной послышалась взволнованная трель.

– Расслабься, R2-D2, – успокоил дроида Люк. – Все не так плохо. Без подзарядки мы все равно не могли добраться до окрестностей Корусанта. Просто придется зарядиться несколько раньше, только и всего.

В ответ послышался негодующий писк.

– Я серьезно, R2-D2, – терпеливо проговорил Люк, передавая дроиду список на навигационном дисплее. – Смотри, вот все места, куда мы можем долететь с уцелевшей половиной источников питания. Видишь?

Дроид несколько мгновений обдумывал список, и Люк воспользовался возможностью еще раз самому взглянуть на него. Выбор действительно был велик, проблема заключалась лишь в том, что на многих из этих планет одинокому истребителю типа Х Новой Республики появляться было небезопасно. Половина из них находилась под непосредственным контролем Империи, а бо́льшая часть остальных либо склонялась к тому же самому, либо пыталась сохранить нейтралитет.

И все же даже на принадлежащей Империи планете имелись прорехи в системе датчиков, через которые мог бы проскочить истребитель. Люк мог сесть в каком-нибудь уединенном месте, добраться пешком до космопорта и купить новые источники питания на остававшуюся у него имперскую валюту. Доставить их обратно к истребителю могло быть несколько сложнее, но тоже не являлось неразрешимой проблемой.

R2-D2 пискнул, предлагая свой вариант.

– Кессель мог бы подойти, – согласился Люк. – Хотя не знаю – насколько я слышал, там все еще за главного Морут Дул, а Хан никогда ему по-настоящему не доверял. Пожалуй, лучше полететь на Фвиллсвинг или даже…

Он замолчал, увидев одну из планет в списке. Планету, которую Лея ввела в его бортовую навигационную систему почти в последний момент, прежде чем он отправился в эту миссию.

Хоногр.

– У меня есть идея получше, R2-D2, – медленно проговорил Люк. – Слетаем-ка в гости к ногри.

За его спиной послышался удивленный возглас.

– Перестань, – упрекнул дроида Люк. – Лея с Чуи там были и вернулись назад целыми и невредимыми. И C-3PO тоже, – добавил он. – Ты же не хочешь, чтобы C-3PO потом говорил, будто ты испугался полететь туда, куда не испугался он?

R2-D2 снова что-то проворчал.

– Не важно, был у него выбор или нет, – твердо заявил Люк. – Главное, что он туда полетел.

Дроид издал печальную, почти обреченную трель.

– Смелее, – приободрил его Люк, вводя в навигационный компьютер программу расчета курса на Хоногр. – Лея все равно хотела, чтобы я у них побывал. Так что убьем двух дюнных ящериц одним ударом.

R2-D2 печально булькнул и замолчал… и даже Люк, полностью доверявший мнению Леи о ногри, в душе вынужден был признать, что, возможно, выбрал не слишком удачное сравнение.

Глава 5

Строчки боевых данных из системы Вустри пробежали по экрану инфопланшета и замерли.

– Все равно не могу поверить, – покачала головой Лея и отложила планшет. – Будь у Империи сверхоружие, способное пробивать планетарную защиту, имперцы использовали бы его в каждой атакованной ими системе. Наверняка это какой-то трюк или иллюзия.

– Согласна, – тихо вымолвила Мон Мотма. – Вопрос в том, как нам убедить в этом остальную часть Совета и Собрания? Не говоря уже о самих внешних системах?

– Нам нужно понять, что случилось на Юкио и Вустри, – еще более хрипло, чем обычно, сказал адмирал Акбар. – И чем быстрее, тем лучше.

Лея снова взяла инфопланшет, бросив быстрый взгляд через стол на Акбара. Веки на огромных глазах мон-каламари необычно потяжелели, лососевого цвета кожа заметно посветлела. Он крайне устал… и, учитывая продолжавшееся наступление Империи, вряд ли ему удастся в ближайшее время отдохнуть.

Впрочем, то же относилось и ко всем остальным.

– Мы уже знаем, что гранд-адмирал способен разобраться в менталитете своих противников, – напомнила Лея. – Не мог ли он предвидеть, насколько быстро сдадутся юкийцы и вустри?

– В отличие, скажем, от фильвийцев? – задумчиво кивнула Мон Мотма. – Интересная мысль. Это может означать, что иллюзия – из тех, что не могут продержаться достаточно долго.

– Или для нее требуются чрезмерные затраты энергии, – добавил Акбар. – Если Империя придумала, как сконцентрировать невидимый энергетический пучок на защитном поле, предположительно они могли бы ослабить его часть и выстрелить в образовавшееся отверстие из турболазера. Но это повлечет чудовищный расход мощности.

– К тому же должны проявиться энергетические нарушения в защитном поле, – заметила Мон Мотма. – Но у нас нет об этом никакой информации.

– Наша информация может быть неверной, – возразил Акбар, быстро взглянув на советника Борска Фей’лиа. – Или ею может манипулировать Империя, – многозначительно добавил он. – Такое уже случалось.

Лея тоже посмотрела на Фей’лиа, подумав, не заставит ли ботана нарушить взятый им обет молчания едва замаскированное оскорбление в адрес его народа. Но Фей’лиа продолжал сидеть, уставившись в стол, и его кремовая шерсть оставалась неподвижной. Он ничего не говорил, никак не реагировал, возможно, даже ни о чем не думал.

Рано или поздно, полагала Лея, к нему вернется прежняя смелость в словах и хотя бы часть прежнего политического влияния. Но пока что все помнили о его ложных обвинениях в адрес Акбара, и ботан добровольно возложил на себя покаяние в форме, свойственной его расе.

Лея с трудом сумела скрыть разочарование, ощутив внезапный желудочный спазм. Подход ботанов к политике был прост – все или ничего. И это в очередной раз полностью противоречило интересам Новой Республики. Несколько месяцев назад обвинения Фей’лиа привели к бессмысленным тратам драгоценного времени и сил, а теперь, когда Совету требовались любые идеи и предложения от всех, включая Фей’лиа, он изображал из себя безмолвного мученика.

Бывали дни – а также долгие темные ночи, – когда Лея втайне пребывала в отчаянии, не веря, что ей когда-либо удастся удержать Новую Республику как единое целое.

– Конечно, вы правы, адмирал, – вздохнула Мон Мотма. – Нам нужно больше информации. И желательно побыстрее.

– Организация Тэлона Каррда – до сих пор лучший наш шанс, – сказала Лея. – У них есть связи, как здесь, так и на стороне Империи. И, судя по последнему сообщению Люка, Каррд заинтересован в том, чтобы сотрудничать с нами.

– Мы не можем позволить себе ждать, когда какой-то контрабандист сочтет нужным оказать нам услугу, – проворчал Акбар, недовольно шевеля усиками вокруг рта. – Что насчет генерала Бела Иблиса? Он несколько лет в одиночку сражался против Империи.

– Генерал уже передал нам свои разведывательные контакты, – сказала Мон Мотма, и мускул на ее щеке дрогнул. – Пока что мы вводим их в нашу собственную систему.

– Я не имел в виду его контакты, – возразил Акбар. – Я имел в виду самого генерала. Почему его здесь нет?

Лея посмотрела на Мон Мотму, вновь почувствовав, как у нее скрутило желудок. Гарм Бел Иблис был одним из первых, кто объединил отдельные силы сопротивления во всеобъемлющий Альянс повстанцев, и в течение многих лет составлял часть подпольной руководящей триады вместе с Мон Мотмой и приемным отцом Леи, Бейлом Органой. Но когда Органа погиб вместе со своими людьми во время атаки «Звезды Смерти» на Алдераан и Мон Мотма стала забирать себе все больше и больше власти, Бел Иблис покинул Альянс и начал действовать самостоятельно. С тех пор он продолжал вести свою личную войну против Империи… пока почти случайно не встретился со своим соотечественником-кореллианцем Ханом Соло.

Именно по настоятельной просьбе Хана Бел Иблис и его флот из шести дредноутов пришли на помощь Новой Республике в сражении за «Катану». Мон Мотма с радостью приветствовала Бела Иблиса, заявив, что старые обиды нужно похоронить, а потом послала его укреплять оборону во внешних секторах Новой Республики, как можно дальше от Корусанта.

Лея пока не готова была счесть решение Мон Мотмы местью. Но в иерархии Новой Республики были и другие, помнившие Бела Иблиса и его тактический гений… и у некоторых имелись сомнения относительно мотивов Мон Мотмы.

– Опыт генерала требуется на переднем крае, – бесстрастно сказала Мон Мотма.

– Его опыт требуется и здесь, – возразил Акбар, но Лея услышала в его голосе обреченные нотки. Акбар сам только что вернулся с инспекции оборонительных систем на Фаррфине и Доломаре, а утром должен был лететь на Дантуин. Имперская военная машина пришла в движение, и Новая Республика не могла позволить себе роскоши держать своих лучших командиров в тыловых кабинетах.

– Понимаю ваши соображения, – уже мягче сказала Мон Мотма. – Когда ситуация стабилизируется, я обязательно верну генерала Бела Иблиса и доверю ему тактическое планирование.

«Если ситуация стабилизируется», – мысленно поправила Лея, снова почувствовав спазм в желудке. Пока что наступление шло именно так, как планировала Империя… Мысль вдруг оборвалась на середине – Лея запоздало поняла, что спазмы у нее вовсе не в желудке…

Снова заговорил Акбар.

– Прошу прощения, – прервала его Лея и осторожно встала. – Извините, что помешала, но мне нужно спуститься в медицинское отделение.

Глаза Мон Мотмы расширились.

– Близнецы?

Лея кивнула:

– Похоже, им пора.


Стены и потолок родильной палаты были выкрашены в теплый бежевый цвет, и ее освещали движущиеся огни, синхронизированные с мозговыми ритмами самой Леи. Теоретически это должно было помочь ей расслабиться и сосредоточиться, но Лея решила, что по прошествии десяти часов подобная методика практически утратила смысл.

Последовала очередная схватка, пока самая тяжелая. Лея машинально призвала Силу, используя способы заглушить боль в протестующих мышцах, которым научил ее Люк. По крайней мере, процесс родов давал ей шанс попрактиковаться в джедайских техниках, причем связанных не только с обезболиванием.

«Все хорошо, – мысленно успокоила она маленькие разумы внутри ее. – Все в порядке. Мамочка здесь».

Впрочем, особо ей это не помогло. Захваченные непостижимыми силами, медленно толкавшими их крошечные тела в неизвестность, маленькие неразвитые разумы трепетали от страха.

Хотя, если честно, их отец чувствовал себя не лучше.

– Как ты? – неизвестно уже в который раз спросил Хан, чуть сильнее сжимая ее руку и пытаясь приободрить.

– Все в порядке, – заверила его Лея. Схватка закончилась, и она, расслабившись, сжала его руку в ответ. – Зато ты выглядишь не очень.

– В такое время мне уже пора спать, – усмехнулся Хан.

– Наверняка, – согласилась Лея. Хан начал нервничать, как тантан на роликах, как только начались по-настоящему серьезные схватки, но изо всех сил старался мужественно этого не показывать – Лея подозревала, что скорее ради нее самой, а не ради того, чтобы не потерять лицо. – Извини.

– Не беспокойся. – Хан бросил взгляд в сторону, где у другого конца койки суетились врач и два медицинских дроида. – Похоже, уже скоро, милая.

– Надеюсь, – согласилась Лея, и у нее тут же перехватило дыхание от очередной схватки. – Ох…

Тревога Хана усилилась.

– Ты как, в порядке?

Лея кивнула, не в силах вымолвить ни слова.

– Обними меня, Хан, – выдохнула она, вновь обретя дар речи. – Просто обними.

– Я здесь, – прошептал он, обхватывая свободной рукой ее за плечи.

Она едва его слышала. Где-то глубоко внутри ее пришли в движение крошечные жизни, которые создали они с Ханом… и внезапно их трепещущий страх сменился неподдельным ужасом.

«Не бойтесь, – подумала она. – Не бойтесь. Все будет хорошо. Я здесь. Скоро вы будете со мной».

Реакции она не ожидала – мыслительные способности близнецов были слишком неразвиты, чтобы осознать нечто столь абстрактное, как слова или концепцию будущих событий. Но она все равно продолжала окутывать их любовью, миром и уютом, подавляя их страхи. Последовала очередная схватка – неумолимое движение во внешний мир продолжалось…

А потом, к нескончаемой радости Леи, один из крошечных разумов потянулся к ней, коснувшись ее так, как никогда еще не реагировал на ее невербальные ласки ни один из близнецов. Нарастающий страх несколько угас, и Лея вдруг увидела мысленный образ младенческой ручки, крепко сжимающей ее палец. «Да, – ответила она малышу. – Я твоя мама, и я здесь».

Крошечный разум, похоже, на мгновение задумался. Лея продолжала его успокаивать, и тот чуть сместился, словно внимание младенца привлекло что-то еще. Хороший знак, решила она, если его можно отвлечь от происходящего…

А потом, к ее изумлению, начала угасать и паника, охватившая второго. Второй разум, который, насколько она могла понять, даже еще не замечал ее присутствия…

Позже Лея поняла, что все выглядело вполне очевидным, если не полностью неизбежным. Но в тот момент открытие настолько потрясло ее, что ее пробрала дрожь до глубины души. Близнецы, росшие в окружении Силы, каким-то образом настроились друг на друга – настолько глубоко, что Лея даже не могла представить себе подобного.

Мысль об этом внушала ей гордость и вместе с тем казалась мучительной. Она смогла заглянуть в будущее, узнав, что ее дети будут вместе расти и набираться Силы… и при этом сознавая, что для нее самой эта часть их жизни останется навсегда недоступной.

Схватка ослабла, и грандиозная, но полная горькой радости картина будущего угасла, превратившись в маленький сгусток боли где-то в глубинах разума. И еще больнее ей было от стыда: ей даже в голову не пришло, что Хан сможет делить с ними еще меньшую часть жизни, чем она сама.

Внезапно сквозь мысленный туман перед ее глазами словно вспыхнул яркий свет. Она машинально сильнее вцепилась в руку Хана:

– Что?..

– Началось! – воскликнул Хан, тоже сжимая ее руку. – Первый уже наполовину вышел.

Лея моргнула, разрывая мысленный контакт с детьми, никогда не видевшими ничего ярче тусклого рассеянного сияния, и воображаемый свет исчез.

– Выключите свет, – выдохнула она. – Он слишком яркий. Глаза детей…

– Все в порядке, – заверил ее врач. – Их глаза приспособятся. Так, еще раз тужьтесь…

А потом первая часть неожиданно закончилась.

– Один есть, – странно, словно у него перехватило дыхание, проговорил Хан. – Это… – Он вытянул шею. – Это наша дочь. – Он снова посмотрел на Лею, и на его напряженном лице возникла хорошо ей знакомая кривая улыбка. – Джейна.

Лея кивнула.

– Джейна, – повторила она. Отчего-то придуманные ими имена звучали теперь совсем иначе. – Что с Джейсеном?

– Я бы сказал, ему не терпится присоединиться к сестренке, – сухо заметил врач. – Приготовьтесь тужиться, – похоже, он пытается выбраться сам. Так… тужьтесь.

Лея глубоко вздохнула. Наконец-то. После десяти часов родов – после девяти месяцев беременности – конец уже был близок.

Нет. Не конец. Начало.

Несколько минут спустя близнецов положили ей на руки… и, впервые взглянув на них, а затем на Хана, она ощутила, как ее охватывает полное умиротворение. Там, среди звезд, могла идти война, но здесь и сейчас со вселенной все было в порядке.


– Осторожно, командир! – послышался в ухе Веджа голос Проныры-десять. – У тебя на хвосте висят.

– Понял, – ответил Ведж, круто разворачивая свой истребитель типа Х.

ИСИД-перехватчик пронесся мимо, плюясь лазерным огнем, и попытался повторить маневр Веджа. Возникший полсекунды спустя позади имперца республиканский истребитель превратил его в облако пылающей пыли.

– Спасибо, Проныра-восемь! – Ведж смахнул с кончика носа каплю пота и сверился с датчиками. В ближайших окрестностях, похоже, все было чисто – по крайней мере, на какое-то время. Медленно заложив вираж, он окинул взглядом все поле боя.

Все оказалось еще хуже, чем он опасался, – хуже даже, чем пять минут назад. Из гиперпространства появились еще два звездных разрушителя типа «Победа» и заняли позиции вблизи от трех оставшихся звездных крейсеров мон-каламари, обстреливая их огнем из турболазеров…

– Разбойная эскадрилья, меняем курс на двадцать два – восемь, – приказал Ведж, разворачиваясь на перехват и думая, как, во имя Галактики, имперцам это удалось. Столь точный прыжок непросто было совершить даже в идеальных обстоятельствах, а уж в пылу и замешательстве боя вообще почти невозможно. Еще один пример невероятного нового таланта Империи по координации сил.

Послышалась предупреждающая трель дроида-астромеханика – они находились слишком близко от объекта большой массы, что не позволяло уйти в гиперпространство. Нахмурившись, Ведж покрутил головой и наконец заметил паривший вдали крейсер-заградитель, который держался поодаль от основного боя. Судя по всему, имперцы не хотели, чтобы кто-то из кораблей Новой Республики слишком рано ускользнул с вечеринки.

Прямо впереди со звездных разрушителей им навстречу летели истребители СИД.

– Строй Поркинса, – приказал своей группе Ведж. – Наблюдайте за флангами. Звездный крейсер «Ортаван», говорит Разбойная эскадрилья. Идем к вам.

– Оставайтесь на месте, Разбойная эскадрилья, – ответил хриплый голос мон-каламари. – Силы слишком неравны. Вы не сможете нам помочь.

Ведж заскрежетал зубами: вероятно, мон-каламари был прав.

– И все же попытаемся, – сказал он. Приближающиеся имперские истребители были уже почти в пределах досягаемости. – Держитесь.

– Разбойная эскадрилья, говорит Бел Иблис, – вмешался новый голос. – Отменить атаку. По моему сигналу – разворот на тридцать градусов влево.

Ведж с трудом удержался от ответа, который вполне мог довести его до трибунала. С его точки зрения, пока корабль был цел, оставалась надежда его спасти. Но, судя по всему, великий генерал Бел Иблис решил иначе.

– Принято, генерал, – вздохнул он. – Разбойная эскадрилья, ждать сигнала.

– Разбойная эскадрилья… разворот!

Ведж послушно, хоть и с неохотой, развернул свой истребитель влево. Имперцы тоже сменили курс, следуя за ними, и вдруг их пилотов словно охватила растерянность…

С ревом, отчетливо слышным даже среди разреженного межпланетного газа, сквозь пространство, которое только что занимала Разбойная эскадрилья, промчались в боевом порядке истребители типа А. Имперские машины, уже начавшие повторять маневр Х-истребителей, оказались застигнуты врасплох. Прежде чем они успели выстроиться в оборонительную позицию, истребители типа А пронеслись мимо, устремившись к осажденному звездному крейсеру.

– Ладно, Разбойная эскадрилья, – сказал Бел Иблис. – Ваша очередь. Расчистите им тылы.

Ведж натянуто улыбнулся. От Бела Иблиса следовало ожидать чего-то подобного.

– Принято, генерал. Разбойная эскадрилья, вперед!

– А потом, когда расправитесь с ними, – хмуро добавил Бел Иблис, – приготовьтесь отступать.

Ведж удивленно моргнул, и улыбка исчезла с его лица. Отступать? Развернув свой корабль навстречу истребителям СИД, он снова взглянул на поле боя.

Несколько минут назад он оценивал ситуацию как плохую, теперь же она вообще оказалась на грани катастрофы. Силы Бела Иблиса сократились всего до двух третей от пятнадцати кораблей, с которых он начинал, и бо́льшая их часть сбилась в кучу, безнадежно пытаясь обороняться от окружавших их двадцати с лишним звездных разрушителей и дредноутов.

Ведж взглянул на приближающиеся истребители СИД и крейсер-заградитель, гравитационные проекторы которых не позволяли осажденным кораблям уйти в гиперпространство…

А потом ИСИД оказались рядом, и времени на раздумья больше не оставалось. Бой был отчаянным, но коротким, – похоже, противника сбило с толку внезапное появление истребителей типа А из тени Разбойной эскадрильи. Три минуты, может, четыре – и вокруг снова стало чисто.

– Что дальше, командир? – спросил Проныра-два, когда эскадрилья вновь перестроилась, вынырнув из облака обломков.

Мысленно скрестив пальцы, Ведж посмотрел на «Ортаван». Если рискованный трюк Бела Иблиса не сработал… Но все получилось. Удар истребителей типа А отвлек атаку звездных разрушителей, позволив звездному крейсеру перевести дух и возобновить наступление. Мощные турболазерные и ионные батареи «Ортавана» продолжали глушить системы имперцев и обстреливать их корабли. На глазах у Веджа из середины ближайшего звездного разрушителя вырвался гейзер перегретого газа, и тот, тяжело вращаясь, начал удаляться. Прячась под корпусом подбитого корабля, звездный крейсер покинул поле боя и направился к крейсеру-заградителю.

– Курс на «Ортаван», – приказал Ведж. – Возможно, им нужна поддержка.

Едва он успел это сказать, рядом с «Ортаваном» внезапно появились из гиперпространства два дредноута. Ведж затаил дыхание, но звездный крейсер летел уже слишком быстро, и с дредноутов сумели лишь выстрелить по нему вслепую. Крейсер пронесся мимо них, и когда дредноуты развернулись, преследуя его, эскадрилья истребителей типа А вновь повторила прошлый маневр. И снова отвлекающий эффект намного превзошел реально нанесенный ущерб. Когда истребители прекратили атаку, у дредноутов уже не оставалось никаких шансов догнать «Ортаван».

И имперцы это поняли. За спиной Веджа пискнул дроид-астромеханик – далекий крейсер-заградитель отключил гравитационные проекторы, готовясь уйти в гиперпространство, и псевдогравитационное поле начало угасать.

Крейсер-заградитель…

Ведж запоздало сообразил, что ошибался: звездным разрушителям вовсе незачем было полагаться на некие полумифические точные расчеты, чтобы выйти из прыжка так близко от звездного крейсера. Все, что им требовалось, – лететь вдоль гиперпространственного вектора, заданного им крейсером-заградителем, и ждать, пока край гравитационного конуса не выдернет их обратно в обычное пространство.

Он недовольно поморщился – его давно научили, что переоценка возможностей противника может оказаться так же опасна, как и их недооценка. И урок этот следовало помнить.

– Гравитационное поле заградителя отключено, – раздался в его ухе голос Бела Иблиса. – Всем боевым единицам – подтвердить прием и приготовиться к возвращению на исходные позиции.

– Разбойная эскадрилья – подтверждаю, – отозвался Ведж, разворачивая истребитель на заранее рассчитанный обратный курс и с тревогой глядя на то, что осталось от основной боевой группировки. Вне всякого сомнения, они проиграли, и с разгромным счетом. Все, на что был способен легендарный тактический гений Бела Иблиса, – не позволить поражению превратиться в катастрофу.

И вероятно, ценой его стала еще одна потерянная для Новой Республики система.

– Разбойная эскадрилья, уходите.

– Принято, – вздохнул Ведж, потянув на себя рычаг гипердвигателя… и когда звезды, вспыхнув, превратились в линии, ему пришла в голову утешительная мысль: по крайней мере, в ближайшем будущем недооценка возможностей Империи вряд ли станет для него проблемой.

Глава 6

Звездные линии вновь превратились в звезды, и «Дикий Каррд» вернулся в обычное пространство. Прямо впереди виднелось крошечное карликовое солнце системы Чазва, почти неразличимое на фоне окружавших его ярких точек. Неподалеку, чуть в стороне, висел практически темный диск с узким подсвеченным краем – сама планета Чазва. Вокруг нее в черноте космоса светились сопла около полусотни кораблей, как подлетающих, так и улетающих, – в основном грузовиков и транспортников, использовавших Чазву как удобную перевалочную базу, но среди них было и несколько военных кораблей Империи.

– Что ж, мы на месте, – небрежно объявил сидевший в кресле второго пилота Авес. – Кстати, Каррд, я лично считаю, что это безумная идея.

– Возможно, – согласился Каррд, беря курс на планету и сверяясь с дисплеями. Все в порядке – остальным тоже удалось сюда добраться. – Но если имперский путь транспортировки клонов действительно пролегает через сектор Орус, у гарнизона Чазвы должны быть сведения об этой операции. А если кто-то оказался достаточно беспечен, возможно, и о ее исходной точке.

– Я не имел в виду подробности, – возразил Авес. – Я имел в виду, что безумие – вообще ввязываться в нечто подобное. Это война Новой Республики, а не наша. Пусть сами за ними и гоняются.

– Будь я уверен, что они справятся, я бы сам так решил, – сказал Каррд, глядя в иллюминатор по правому борту. В сторону «Дикого Каррда» медленно скользил еще один грузовик. – Но в том-то и дело, что я в этом сильно сомневаюсь.

– Что-то мне не верится в те цифры, что называл Скайуокер, – проворчал Авес. – Мне кажется, если бы стабильных клонов можно было выращивать так быстро, этим давно бы занялись прежние хозяева клонов.

– Может, они и занимались, – заметил Каррд. – Вряд ли сохранилась хоть какая-то информация о технологии клонирования той эпохи. Все, что я видел, относится к намного более ранним довоенным экспериментам.

– Ну… – покачал головой Авес. – Я все-таки предпочел бы держаться в стороне.

– Может статься, что у нас просто нет выбора. – Каррд показал на продолжающий приближаться грузовик. – Похоже, к нам гости. Сумеешь узнать его идентификатор?

– Конечно. – Авес быстро взглянул на грузовик, затем повернулся к пульту. – Среди кораблей, о которых я когда-либо слышал, не числится. Погоди… ага, ясно. Они изменили идентификатор, – похоже, обычное наложение данных. Посмотрим, сумеет ли справиться волшебный декодер Гента.

Каррд кивнул, подумав при упоминании имени Гента о двух своих помощниках, оставшихся на Корусанте – на другом конце Галактики – на попечении Новой Республики. Если их врачи не ошиблись, Мара должна была уже почти выздороветь и в ближайшее время выйти с ним на связь. Он поставил мысленную галочку: как только они тут закончат, проверить, не оставила ли она какого-нибудь сообщения.

– Есть, – торжествующе проговорил Авес. – Ну-ну… похоже, это твой старый друг, Каррд. «Гордость Керна», владелец – не слишком уважаемый Сэмюэль Томас Гиллеспи.

– Неужели? – удивился Каррд, разглядывая висящий в сотне метров от них корабль. – Что ж, узнаем, что ему нужно. – Он включил направленную связь. – Тэлон Каррд вызывает «Гордость Керна». Не молчи, Гиллеспи, – поздоровайся.

– Привет, Каррд, – раздался знакомый голос. – Ты же не против, что я сперва хочу удостовериться, с кем говорю?

– Нисколько, – заверил его Каррд. – Кстати, неплохая у тебя накладка на идентификатор корабля.

– Судя по всему, могла бы быть и получше, – сдержанно ответил Гиллеспи. – Твою нам взломать так и не удалось. Что ты тут делаешь?

– Я как раз собирался спросить тебя о том же самом. Мне казалось, ты намеревался уйти на покой?

– Так оно и было, – недовольно проговорил Гиллеспи. – Сказал всем спасибо и завязал с бизнесом. Купил себе большой участок земли на спокойной планетке, чтобы смотреть, как растут деревья, и держаться подальше от всяких хлопот. Планета называлась Юкио. Слышал о такой?

Сидевший рядом с Каррдом Авес покачал головой и пробормотал что-то неразборчивое.

– Да, кажется, я слышал недавно это название, – подтвердил Каррд. – Ты был там, когда на нее напала Империя?

– Я пережил и нападение, и капитуляцию, а потом какое-то время терпел оккупацию, – проворчал Гиллеспи. – Кстати, я наблюдал за бомбардировкой, можно сказать, из первых рядов. Надо признать, впечатляющее зрелище.

– Оно еще может оказаться и прибыльным, – лихорадочно соображая, добавил Каррд. Насколько он знал, у Новой Республики до сих пор не имелось точной информации о том, что проделала Империя на Юкио, и надежные данные об атаке могли оказаться для них бесценными. Как нашедший информацию, так и непосредственный свидетель могли неплохо на этом заработать. – Ты не делал никаких записей во время атаки?

– Есть кое-что о самой бомбардировке. Инфокарта из моего макробинокля. А что?

– Возможно, мне удастся найти на нее покупателя. Будет кое-какая компенсация за твою утраченную собственность.

– Сомневаюсь, что у твоего покупателя найдется столько денег, – фыркнул Гиллеспи. – Ты не поверишь, Каррд: не будем говорить о Свиврене, но даже Юкио могла бы продержаться чуть дольше.

– У Империи немалый опыт по захвату планет, – напомнил ему Каррд. – Тебе повезло, что вообще сумел сбежать целым и невредимым.

– Тут ты прав, – согласился Гиллеспи. – Фоун и Раппапор в последний момент спасли меня от штурмовиков, а до этого – от рабочих, которых прислали, чтобы превратить мою землю в сельскохозяйственную ферму. Говорю тебе, от этих их новых клонов волосы дыбом встают.

Каррд бросил взгляд на Авеса:

– В каком смысле?

– Что значит – в каком смысле? – не понял Гиллеспи. – Мне как-то не нравится мысль, что людей можно производить на конвейере. Нет уж, спасибо. И уж тем более – что этой фабрикой заправляет Империя. Ты бы видел тех парней, что они ставили на блокпостах, – от одного вида в дрожь бросает.

– Кто бы сомневался, – усмехнулся Каррд. – И какие твои планы после Чазвы?

– Вряд ли у меня есть какие-то планы даже сейчас, – безрадостно ответил Гиллеспи. – Я надеялся связаться со здешним старым знакомым Браска – узнать, не захотят ли они нас тут принять. А что, у тебя есть предложение получше?

– Возможно. Для начала можно послать ту инфокарту из макробинокля моему покупателю – я заплачу тебе из кредита, который он для меня открыл. А после у меня есть на уме еще одно дельце, которое могло бы тебя заинтересовать…

– У нас появилась компания, – прервал его Авес. – Два имперских корабля, движутся в нашу сторону. Похоже, фрегаты типа «Пиконосец».

– Ого, – пробормотал Гиллеспи. – Похоже, не так уж незаметно мы сбежали с Юкио, как я думал.

– Скорее, их цель – мы, – возразил Каррд, вводя измененный курс. – Приятно было с тобой пообщаться, Гиллеспи. Если хочешь продолжить разговор – встретимся через восемь дней в системе Троган, место ты знаешь.

– Если ты сумеешь туда добраться, – возразил Гиллеспи. – А если не сумеешь, не сдавайся слишком легко.

Каррд отключил связь.

– Вряд ли, – пробормотал он. – Ладно, полетели…

Он плавно развернул «Дикий Каррд» влево и вниз, стараясь делать вид, будто они собираются пройти мимо планеты и выбрать новый гиперпространственный вектор.

– Предупредить остальных? – спросил Авес.

– Пока нет. – Каррд быстро глянул на дисплей и поручил навигационному компьютеру рассчитать прыжок. – Предпочитаю отменить операцию и попробовать позже, нежели ввязываться в бой с парой «Пиконосцев». Похоже, у них серьезные намерения.

– Угу, – медленно проговорил Авес. – Каррд… они не меняют курс.

Каррд поднял взгляд. Авес был прав: ни один из «Пиконосцев» даже не дрогнул, продолжая двигаться в прежнем направлении.

Прямо на «Гордость Керна».

Посмотрев на Авеса, он обнаружил, что тот смотрит на него в ответ.

– Что будем делать? – спросил Авес.

Каррд взглянул на имперские корабли. «Дикий Каррд» был далеко не беспомощен в бою, и его экипаж составляли одни из лучших. Но два «Пиконосца», способные сбивать вражеские истребители, явно превосходили по силе ту группу, что он привел с собой к Чазве.

Внезапно «Гордость Керна» совершил некую разновидность маневра Койограна, резко сменив курс на большой скорости. «Пиконосцы», которых его уловка вовсе не сбила с толку, устремились за ним.

«Дикому Каррду» больше ничто не угрожало. Они могли продолжить свой полет на Чазву, добыть имевшиеся у местного гарнизона данные и улететь прочь, прежде чем «Пиконосцы» успеют вернуться. Быстро, чисто и явно предпочтительнее с точки зрения Новой Республики.

Но Гиллеспи был старым знакомым Каррда… для которого коллега-контрабандист значил намного больше любого межзвездного правительства, к каковым он не принадлежал.

– Похоже, Гиллеспи все-таки не удалось смыться с Юкио незамеченным, – констатировал он, развернул «Дикий Каррд» и нажал клавишу интеркома. – Лахтон, Чин, Корвис, зарядить турболазеры. Мы вступаем в бой.

– Что насчет остальных кораблей? – спросил Авес, включая защитные экраны и выводя картинку на тактический дисплей.

– Сперва привлечем внимание «Пиконосцев», – ответил Каррд. Трое у турболазеров доложили о готовности, и, глубоко вздохнув, он врубил двигатель на полную мощность.

Командир «Пиконосцев» отнюдь не был дураком. Едва «Дикий Каррд» устремился к ним, один из имперских кораблей прекратил преследовать «Гордость Керна» и развернулся навстречу новой угрозе.

– Похоже, нас заметили, – напряженно проговорил Авес. – Вызывать остальных?

– Действуй, – кивнул Каррд, включая направленную связь с «Гордостью Керна». – Гиллеспи, это Каррд.

– Угу, я тебя вижу, – ответил Гиллеспи. – Ты что вообще творишь?

– Хочу тебе помочь, – сообщил Каррд. Двадцать счетверенных лазерных батарей «Пиконосца» открыли огонь, осыпав «Дикий Каррд» зелеными вспышками. Турболазеры дали три залпа в ответ, что по сравнению с вражеской канонадой выглядело довольно жалко. – Ладно, этот мы пока держим. Сматывайся-ка лучше отсюда, пока второй не поймал тебя в прицел.

– Это вы-то его держите? – усмехнулся Гиллеспи. – Послушай, Каррд…

– Я сказал – сматывайся отсюда! – резко перебил его Каррд. – Вечно его удерживать мы в любом случае не сможем. За меня не беспокойся – я тут не совсем один.

– Вон они, – сказал Авес, и Каррд бросил взгляд на дисплей заднего вида. К ним действительно приближались пятнадцать грузовых кораблей, и все они нацелились на внезапно оказавшийся в меньшинстве «Пиконосец».

По связи донесся удивленный свист.

– Так ты и впрямь не шутил? – проговорил Гиллеспи.

– Нисколько. А теперь, может, все-таки уберешься отсюда?

Гиллеспи громко рассмеялся:

– Открою тебе маленький секрет, Каррд, – я тоже не один.

Неожиданно едва заметные на фоне бьющего в иллюминаторы «Дикого Каррда» лазерного огня около двадцати кораблей резко изменили курс и устремились ко второму «Пиконосцу», словно изголодавшиеся барабелы.

– Так что, Каррд, – небрежно продолжал Гиллеспи, – похоже, ни тебе, ни мне на Чазве в данный момент делать нечего. Как насчет того, чтобы вернуться к нашему разговору где-нибудь в другом месте? Скажем, через восемь дней?

– Буду ждать, – улыбнулся Каррд.

Он взглянул на «Пиконосец», и улыбка исчезла с его лица. Стандартный экипаж «Пиконосца» составлял восемьсот пятьдесят человек, и, судя по тому, как тот держался против остальных кораблей, он был полностью укомплектован. Сколько из членов его команды только что появились на свет на фабрике клонов гранд-адмирала Трауна?

– Кстати, Гиллеспи, – добавил он, – если случайно встретишь по пути кого-то из наших коллег, можешь пригласить и их. Думаю, им будет интересно.

– Ладно, Каррд, – буркнул Гиллеспи. – До встречи через восемь дней.

Каррд выключил связь. Дело сделано: Гиллеспи передаст его слова другим основным группам контрабандистов, а зная Гиллеспи, открытое приглашение быстро превратится практически в приказ. Все они будут на Трогане – или почти все.

Оставалось лишь решить, что, собственно, он им скажет.


Гранд-адмирал Траун откинулся на спинку командирского кресла.

– Итак, господа, – заговорил он, окинув взглядом выстроившихся полукругом четырнадцать человек. – Вопросы есть?

Стоявший в конце полукруга слегка взъерошенный человечек быстро посмотрел на остальных.

– Вопросов нет, адмирал, – ответил он четко поставленным голосом военного, резко контрастировавшим с его помятой штатской внешностью. – Каков план?

– Ваш грузовик уже готовят, – сказал Траун. – Полетите сразу же. Как скоро вы рассчитываете проникнуть в Императорский дворец?

– Не раньше чем через шесть дней. Мне хотелось бы заглянуть еще в пару портов, прежде чем отправиться на Корусант, – их систему безопасности проще будет преодолеть, если мы оставим официальный след. Если, конечно, вам не требуется сделать это быстрее.

Сверкающие глаза Трауна слегка сузились, и Пеллеон понял, о чем он думает – о Маре Джейд, которая сейчас находилась в штабе повстанцев и, возможно, именно в это мгновение сообщала им местонахождение императорской сокровищницы на Вейленде…

– Время для нашей операции критично, – сказал он командиру группы спецназа. – Но от спешки не будет никакой пользы, если вы скомпрометируете себя еще до того, как попадете во дворец. Так что действуйте на свое усмотрение, майор Химрон.

– Есть, сэр, – кивнул майор. – Спасибо, адмирал. Мы вас не подведем.

Траун едва заметно улыбнулся:

– Я знаю, майор. Свободны.

Все четырнадцать молча повернулись и вышли.

– Похоже, кое-какие мои распоряжения вас удивили, капитан, – заметил Траун, когда за ними закрылась дверь.

– Да, сэр, – признался Пеллеон. – Конечно, это вполне разумно, – поспешно добавил он. – Я просто не подумал о такой возможности.

– Нужно быть готовым к любой возможности. – Траун нажал несколько клавиш на пульте. Свет померк, и на стенах командной рубки появился набор голографических картин и рисунков. – Мрисстское искусство, – пояснил он Пеллеону. – Один из самых любопытных примеров во всей цивилизованной Галактике. Пока с ними не вступила в контакт Десятая алдераанская экспедиция, ни у одной из десятков мрисстских культур не возникло какой-либо разновидности трехмерного искусства.

– Интересно, – почтительно проговорил Пеллеон. – Некий изъян в их восприятии реальности?

– Многие специалисты до сих пор так считают, – подтвердил Траун. – Но мне кажется очевидным, что на самом деле это случай культурного слепого пятна в сочетании с весьма утонченной, но сильной общественной гармонией. И это сочетание мы вполне можем использовать.

Пеллеон взглянул на произведения искусства, и у него внутри все сжалось.

– Мы собираемся захватить Мрисст?

– Они определенно для этого созрели. А база на их планете даст нам возможность наносить удары в самое сердце повстанцев.

– Вот только повстанцы об этом наверняка знают, – осторожно сказал Пеллеон. Если непрекращающиеся требования К’баота атаковать Корусант наконец дошли до гранд-адмирала… – Стоит нам только попытаться угрожать Мриссту, и массированной контратаки не миновать, сэр.

– Именно, – с мрачным удовлетворением улыбнулся Траун. – И это означает, что, когда мы будем наконец готовы завлечь в засаду флот сектора Корусант, Мрисст станет идеальной приманкой. Если они вылетят нам навстречу, мы разобьем их прямо на месте. А если они каким-то образом почувствуют ловушку и откажутся ввязываться в бой, у нас появится передовая база. В любом случае Империя восторжествует. – Он снова нажал клавишу, и голографические произведения искусства сменились тактической звездной картой. – Но сражение все еще в будущем, – продолжил он. – Пока что главная наша цель – создать сильную армию, которая обеспечит нам окончательную победу, и одновременно продолжать изматывать повстанцев.

– Чему, в частности, должна служить атака на Орд-Мантелл, – кивнул Пеллеон.

– Она определенно припугнет окрестные системы, – согласился Траун. – И отвлечет часть сил повстанцев от наших поставок для верфей.

– Это бы точно не помешало. – Пеллеон нахмурился. – В последнем докладе с Билбринджи говорится, что тамошние верфи испытывают нехватку газа тибанна, а также хфредия и каммриса.

– Я уже приказал гарнизону на Беспине увеличить производство тибанны, – сказал Траун, нажимая клавишу. – Что касается металлов – разведка недавно доложила, что нашла удобно расположенный источник.

На дисплее появился доклад, и Пеллеон наклонился, чтобы прочитать его. Он дошел до того места, где говорилось о местоположении…

– И это разведка считает удобно расположенным источником?

– Как я понимаю, вы не согласны? – невозмутимо осведомился Траун.

Пеллеон, невольно поморщившись, снова взглянул на доклад. Империя уже атаковала бродячий горнодобывающий комплекс Лэндо Калриссиана на раскаленной планете Нкллон, когда им потребовались механизмы-«кроты» для нападения на верфи Слуис-Вана. Тот налет стоил Империи свыше миллиона человеко-часов – сначала на подготовку звездного разрушителя «Карающий» к высоким температурам на близкой к солнцу орбите Нкллона, а затем на его последующий ремонт.

– Полагаю, сэр, – сказал он, – это зависит от того, как надолго нам придется задействовать для данной операции один из наших звездных разрушителей.

– Разумное соображение, – одобрил Траун. – К счастью, на этот раз звездный разрушитель нам не понадобится. Трех наших новых дредноутов более чем достаточно, чтобы нейтрализовать систему безопасности Нкллона.

– Но дредноут не сможет… – Пеллеон не договорил, внезапно поняв. – Ему вовсе незачем быть достаточно большим, чтобы выжить в лучах солнца. Если удастся захватить один из кораблей-экранов, которые доставляют грузовики во внутреннюю систему и обратно, дредноут вполне сможет держаться под его зонтиком.

– Именно, – кивнул Траун. – А захватить его вряд ли будет сложно. Несмотря на свои впечатляющие размеры, корабль-экран представляет собой лишь защитный зонтик, систему охлаждения и небольшое вместилище для источника энергии и экипажа. Шесть полностью загруженных штурмовых челноков вполне с ним справятся.

Пеллеон кивнул, продолжая просматривать доклад.

– Что, если Калриссиан продаст свои запасы до того, как туда доберутся наши штурмовики?

– Не продаст, – заверил его Траун. – Рыночная цена на металлы только что снова начала расти, а такие, как Калриссиан, всегда ждут, когда она станет чуть повыше.

Если только Калриссиан вдруг не испытал прилив патриотических чувств к своим друзьям в руководстве Новой Республики и не решил продать свои металлы по сниженной цене…

– И все же я бы посоветовал, сэр, провести атаку как можно скорее.

– Ваш совет учтен, капитан, – едва заметно улыбнулся Траун. – Собственно, атака уже началась десять минут назад.

Пеллеон натянуто улыбнулся, решив когда-нибудь все же научиться не пытаться предугадывать действия гранд-адмирала.

– Да, сэр.

Пеллеон откинулся на спинку кресла.

– Возвращайтесь на мостик, капитан, и подготовьтесь к прыжку в гиперпространство. Орд-Мантелл ждет.

Глава 7

Сигнал с пульта вырвал Люка из легкой дремы. Моргая спросонья, он быстро окинул взглядом приборы.

– R2-D2? – окликнул он, пытаясь потянуться в тесном пространстве кабины. – Мы почти на месте. Приготовься.

В ответ послышалась нервная трель.

– Расслабься, R2-D2, – успокоил Люк дроида, берясь за ручку гипердвигателя и впуская в себя Силу. Еще немного… пора. Он потянул за ручку, и появившиеся звездные линии снова превратились в звезды.

Прямо впереди виднелась родная планета ногри, Хоногр.

R2-D2 тихо присвистнул.

– Знаю.

Люку тоже стало слегка не по себе. Лея рассказывала ему, чего следовало ожидать, но даже при всем при этом вид лежавшей на пути его истребителя планеты потряс джедая. Вся ее поверхность под разреженными белыми облаками была окрашена в равномерный коричневый цвет. Лея говорила, что это хольм-трава, местное растение, которое генетически модифицировала Империя, чтобы систематически разрушать экологию планеты. С помощью этого обмана, в сочетании с тщательно рассчитанной помощью сначала Вейдера, а потом Трауна, им удалось купить четыре десятилетия службы ногри. Даже теперь отряды смертоносных спецназовцев-ногри были разбросаны по всей Галактике, сражаясь и умирая за тех, чье хладнокровное предательство и поддельное сочувствие превратило их в рабов.

R2-D2 что-то пропищал, и Люк отвел взгляд от безмолвного монумента имперской жестокости.

– Не знаю, – признался он, глядя на вопрос дроида на дисплее компьютера. – Чтобы это выяснить, придется прислать сюда команду специалистов по окружающей среде и экологии. Но выглядит и в самом деле не слишком многообещающе.

Писк дроида внезапно сменился удивленной трелью. Люк быстро взглянул вверх, едва успев заметить пролетевший над головой маленький патрульный корабль.

– Похоже, нас заметили, – как можно небрежнее сказал он. – Будем надеяться, что это ногри, а не имп…

– Звездный истребитель, назовите себя, – раздался по связи низкий мяукающий голос.

Люк нажал клавишу передатчика, дотягиваясь с помощью Силы до патрульного корабля, который разворачивался, занимая позицию для атаки. Даже с такого расстояния он должен был ощутить присутствие пилота-человека, – значит, там действительно был ногри. По крайней мере, он на это надеялся.

– Говорит Люк Скайуокер, – ответил он. – Сын владыки Дарта Вейдера, брат Леи Органа Соло.

По связи долго не отвечали.

– Зачем ты явился?

Обычное благоразумие подсказывало Люку, что не стоит затрагивать проблему с его источниками питания, не выяснив, как к нему относятся предводители ногри. Но Лея несколько раз упоминала, насколько сильное впечатление на нее произвели их чувство чести и неподдельная искренность.

– У моего корабля повреждены основные источники питания, – сообщил он. – Я подумал, что, возможно, вы могли бы мне помочь.

В ответ послышалось негромкое шипение.

– Ты подвергаешь нас серьезной опасности, сын Вейдера, – сказал ногри. – Время от времени на Хоногр прилетают имперские корабли. Если тебя заметят, пострадаем мы все.

– Понимаю. – Люк облегченно вздохнул. Если ногри беспокоились, что его могут заметить имперцы, по крайней мере, они не полностью отвергли предложение Леи присоединиться к восстанию против Империи. – Если хотите, я улечу.

Он затаил дыхание, услышав рядом тихий стон R2-D2. Если ногри не станут возражать, смогут ли они добраться куда-нибудь еще с той энергией, что у них оставалась? Похоже, пилот-ногри думал точно так же.

– Госпожа Вейдер уже рискнула многим ради народа ногри, – произнес он. – Мы не можем допустить, чтобы твоей жизни угрожала опасность. Следуй за мной, сын Вейдера. Я приведу тебя туда, где тебе помогут ногри – насколько это в их силах.


По словам Леи, на Хоногре имелась всего одна небольшая зона, где могла существовать какая-либо растительность, отличная от генетически модифицированной имперцами хольм-травы. Хабарах и майтрах клана Ким’бар прятали Лею, Чубакку и C-3PO в одном из тамошних селений, и благодаря своим умениям и отчасти везению им удалось скрыть их от вездесущих имперских глаз. Лея добавила к координатам самой системы местоположение Чистой земли, и пока Люк следовал за патрульным кораблем к поверхности планеты, ему стало ясно, что летят они вовсе не туда.

– Куда мы направляемся? – спросил он пилота-ногри, когда они вынырнули из-под облаков.

– В будущее нашего мира, – ответил тот.

– Ага, – пробормотал Люк. Впереди появился двойной ряд иззубренных утесов, чем-то похожих на стилизованные спинные хребты пары крайт-драконов с Татуина. – Ваше будущее в тех горах? – предположил он.

По связи снова послышалось негромкое шипение.

– Ты тоже читаешь души ногри, – сказал пилот. – Как госпожа Вейдер, а до нее владыка Вейдер.

Люк пожал плечами – на самом деле он всего лишь случайно угадал.

– Куда мы летим?

– Тебе покажут путь другие, – ответил пилот. – Ибо здесь я должен тебя покинуть. Прощай, сын Вейдера. Моя семья долго будет помнить ту честь, что ты оказал нам сегодня.

Патрульный корабль круто взмыл вверх, устремившись обратно в космос, и тотчас же, словно из ниоткуда, рядом с кораблем Люка возникли две воздушные машины.

– Приветствуем тебя, сын Вейдера, – произнес по связи новый голос. – Сопровождать тебя – большая честь для нас. Следуй за нами.

Одна из машин переместилась вперед, другая заняла позицию сзади. Люк держался между ними, пытаясь сообразить, куда они могут направляться. Насколько он мог понять, утесы были так же безжизненны, как и остальная планета.

R2-D2 что-то прощебетал, и на дисплее Люка появилось сообщение.

– Река? – переспросил Люк, глядя вниз. – Где… а, вот она. Вытекает между двумя рядами утесов, да?

Дроид утвердительно пискнул. Когда они подлетели ближе, Люк решил, что река к тому же еще и достаточно быстрая, – под многочисленными потоками белой воды виднелись затопленные камни. Вероятно, этим объяснялась крутизна и глубина ущелья между двумя рядами утесов.

Несколько минут спустя они добрались до конца ущелья. Ведущая машина свернула влево, плавно поднялась над холмами и скрылась за краем более высокой горы. Люк последовал за ней, вспоминая былое и напряженно улыбаясь. «Ты должен лететь прямо вдоль того ущелья…» Развернув истребитель над холмами, он оказался в тени утесов – и в совершенно ином мире.

Вдоль узких берегов реки землю покрывала сплошная масса яркой зелени.

R2-D2 удивленно присвистнул.

– Это растения, – сказал Люк, только теперь поняв, насколько странно звучат его слова. Естественно, это были растения, но найти растения на Хоногре…

– Это будущее нашего мира, – произнес один из сопровождающих, и в его голосе прозвучала мрачная гордость. – Будущее, которое дала нам госпожа Вейдер. Следуй за нами, сын Вейдера. Посадочная площадка дальше.

Посадочная площадка оказалась большим плоским валуном, частично выступавшим в реку примерно в двух километрах дальше вдоль ущелья. Осторожно глядя на мчащуюся под ним воду, Люк посадил истребитель. К счастью, валун оказался больше, чем он выглядел с высоты пятьдесят метров. Переведя системы корабля в режим ожидания, Люк огляделся.

Теперь он понял, что зелень не так одноцветна, как ему показалось поначалу. В ней были представлены по крайней мере четыре разных оттенка, перемежавшихся отнюдь не случайным образом. В одном месте виднелась уходившая в реку труба, другой конец которой исчезал среди растительности. Люк решил, что воду доставляют на берег для орошения, используя силу речного потока. В нескольких метрах ниже по течению, скрытое из виду каменным обрывом, стояло маленькое, похожее на хижину строение. У его дверей расположились двое ногри – один с серо-стальной кожей, другой с намного более темной. При виде Люка они направились прямо к нему.

– Похоже на комитет по встрече, – сказал Люк R2-D2, нажимая кнопку открытия фонаря. – Оставайся здесь. Я серьезно – иначе свалишься в воду, как во время нашего первого путешествия на Дагобу, и тебе еще повезет, если нам удастся хотя бы найти все детали.

Дважды приказывать не пришлось. R2-D2 издал нервную утвердительную трель, за которой последовал столь же нервный вопрос.

– Да, я уверен, что они дружественно настроены, – заверил его Люк, снял летный шлем и встал. – Не беспокойся, далеко не уйду.

Спрыгнув с борта истребителя, он направился навстречу местным жителям. Двое ногри уже стояли на краю посадочного камня, молча наблюдая за ним. Люк двинулся им навстречу, жалея, что ему не хватает опыта, чтобы хоть что-то прочитать в разумах этой расы с помощью Силы.

– Приветствую вас от имени Новой Республики, – заговорил он, когда подошел достаточно близко, чтобы его было слышно сквозь грохот реки. – Я Люк Скайуокер, сын владыки Дарта Вейдера, брат Леи Органа Соло.

Он протянул левую руку ладонью вверх, как учила его Лея. Старший ногри шагнул вперед и коснулся мордой ладони Люка. Ноздри прижались к коже, и Люк с трудом подавил желание отдернуть руку.

– Приветствую тебя, сын Вейдера, – ответил ногри, отпуская руку Люка. Оба ногри одновременно опустились на колени, разведя руки в стороны в почтительном жесте, который описывала Лея. – Я Овхевам из клана Бах’тор. Я служу народу ногри здесь, в будущем нашего мира. Твое присутствие здесь – большая честь для нас.

– Ваше гостеприимство – большая честь для меня, – сказал Люк, когда оба снова поднялись на ноги. – А твой товарищ?..

– Я Хабарах из клана Ким’бар, – ответил младший ногри. – Клан Вейдера теперь вдвойне почтил меня своим посещением.

– Хабарах из клана Ким’бар, – повторил Люк, оценивающе разглядывая молодого ногри. Значит, это тот самый спецназовец-ногри, который рисковал всем: сначала – чтобы доставить Лею к своему народу, а затем – чтобы защитить ее от гранд-адмирала Трауна. – Благодарю тебя за службу моей сестре Лее. Моя семья и я в долгу перед тобой.

– Это не твой долг, сын Вейдера, – возразил Овхевам. – Долг скорее принадлежит народу ногри. И поступки Хабараха из клана Ким’бар – лишь начало его выплаты.

Люк кивнул, не зная толком, что ответить.

– Ты говорил, что это место – будущее вашего мира? – спросил он, надеясь сменить тему.

– Это будущее, данное народу ногри госпожой Вейдер, – объявил Овхевам, окинув жестом все вокруг. – Здесь с помощью ее дара мы очистили землю от отравленных растений Империи. И здесь когда-нибудь хватит еды, чтобы обеспечить всех.

– Впечатляюще, – проговорил Люк.

На открытой местности вся эта зелень могла бы противостоять вездесущей хольм-траве не больше, чем банта на семейном сборище джавов. Но здесь, где два ряда утесов закрывали вид отовсюду, кроме как прямо сверху, имелись все шансы на то, что прилетающие имперские корабли даже не заподозрят о ее существовании. Река в изобилии поставляла воду, а низкие широты способствовали чуть более длительному сезону роста, чем на самой Чистой земле. А если случится худшее, несколько правильно размещенных взрывных зарядов могли перекрыть реку или обрушить часть самих утесов, похоронив свидетельство тихого бунта ногри против Империи.

И у ногри имелся в лучшем случае месяц на то, чтобы все это спланировать, спроектировать и построить. Неудивительно, что Траун, а до него Вейдер считали ногри столь полезными слугами.

– Все это стало возможным благодаря госпоже Вейдер, – сказал Овхевам. – Мы мало что можем тебе предложить, сын Вейдера. Но все, что у нас есть, – твое.

– Спасибо, – кивнул Люк. – Но пилот вашего патрульного корабля прав – мое пребывание на Хоногре опасно для вас. Если вы поможете мне с заменой источников питания, я сразу же отправлюсь дальше. Естественно, я заплачу.

– Мы не можем принять плату от сына Вейдера, – возмутился Овхевам, которого, похоже, повергла в шок сама мысль об этом. – Это лишь скромная часть долга народа ногри.

– Понимаю. – Люк подавил вздох. Несмотря на все их лучшие намерения, ногри пора было перестать винить себя за то, что они служили Империи. В конце концов, на имперские уловки поддавались и другие, куда более искушенные расы и народы. – Полагаю, первым делом следует выяснить, подойдут ли ваши запчасти к моему кораблю. Как насчет этого?

– Уже, – вступил в беседу Хабарах. – Воздушные машины донесут известие о том, что тебе нужно, в космопорт Нистао. К ночи здесь будут источники питания и техники, которые их установят.

– А пока что предлагаем тебе наше гостеприимство, – добавил Овхевам, искоса взглянув на Хабараха, – возможно, с его точки зрения, тот нарушил этикет, заговорив прежде старшего.

– Это большая честь для меня, – ответил Люк. – Ведите.

Хижина под обрывом оказалась такой же маленькой, какой она выглядела с посадочного камня. Бо́льшую часть доступного пространства занимали две узкие койки, низкий стол и нечто похожее на кухонный модуль с небольшого космического корабля. Но по крайней мере, здесь было тише, чем снаружи.

– Здесь будет твой дом, пока ты на Хоногре, – сообщил Овхевам. – Мы с Хабарахом будем стоять на страже, чтобы защитить тебя ценой собственной жизни.

– В том нет необходимости, – заверил его Люк, оглядывая явно рассчитанную на длительное проживание комнату. – Могу я поинтересоваться, чем вы тут занимаетесь?

– Я смотритель этих мест, – поведал Овхевам. – Я обхожу землю и слежу, чтобы растения хорошо росли. Хабарах из клана Ким’бар… – Он посмотрел на молодого ногри, и Люку почудилась в его взгляде мрачная усмешка. – Хабарах из клана Ким’бар скрывается от правосудия народа ногри. Даже сейчас его ищет множество кораблей.

– Ну конечно, – сухо кивнул Люк.

Учитывая, что гранд-адмирал Траун угрожал подвергнуть Хабараха полному имперскому допросу, для молодого спецназовца крайне важно было «сбежать» из тюрьмы и исчезнуть из виду. И точно так же не менее важно было распространить известие о предательстве Империи среди групп спецназовцев-ногри, разбросанных по всей Галактике. Обе эти цели вполне соответствовали друг другу.

– Хочешь есть? – спросил Овхевам. – Или отдохнуть?

– Спасибо, нет. Вернусь лучше к кораблю и начну вытаскивать неисправные источники питания.

– Я могу помочь? – спросил Хабарах.

– Буду только рад, – сказал Люк. В помощи он не нуждался, но счел, что чем раньше ногри отработают свой предполагаемый долг, тем лучше. – Пойдем, инструменты в корабле.


– Новое известие из Нистао, – сообщил Хабарах, неслышно подходя в темноте к Люку, который сидел, прислонившись к посадочному полозу своего истребителя. – Капитан имперского корабля решил завершить здесь небольшой ремонт. Он рассчитывает, что работы займут два дня. – Ногри замялся. – Вожди приносят тебе свои извинения, сын Вейдера.

– Извиняться не за что, – заверил его Люк, глядя на узкую полоску сияющих посреди полной черноты звезд. Значит, он застрял здесь еще на два дня. – Я знал, что такое может случиться, когда летел сюда. Мне просто жаль, что я вынужден оставаться для вас обузой.

– Твое присутствие здесь – ничуть не обуза для нас.

– Ценю ваше гостеприимство. – Люк кивнул в сторону звезд над головой. – Как я понимаю, ничто не говорит о том, что они могли заметить мой корабль?

– Разве сын Вейдера об этом не знал бы? – возразил Хабарах.

Люк улыбнулся в темноте:

– Даже джедайские возможности не безграничны, Хабарах. Далекую опасность очень трудно обнаружить.

И все же, мысленно напомнил он себе, Сила ему благоприятствовала. Ударный крейсер наверху вполне мог появиться в не столь удачное время – скажем, во время путешествия команды техников-ногри в долину или из нее или даже когда сам Люк направлялся бы в космос. Бдительный капитан заметил бы и то и другое, и тогда удар обрушился бы прямо на них.

Люк скорее ощутил, чем услышал сквозь шум реки, как Хабарах сел рядом.

– Этого ведь недостаточно? – тихо спросил ногри. – Того, что здесь. Вожди говорят, что это наше будущее. Но это не так.

– Нет, – покачал головой Люк. – Вы проделали громадную работу, и она наверняка поможет вам прокормить свой народ. Но будущее самого Хоногра… Я не специалист, Хабарах. Но, судя по тому, что я видел, вряд ли Хоногр можно спасти.

На фоне шума несущейся воды послышалось едва слышное шипение ногри сквозь острые зубы.

– Ты говоришь так, как думают многие из народа ногри, – признался он. – Возможно, никто на самом деле не считает иначе.

– Мы можем помочь вам найти новый дом, – пообещал Люк. – В Галактике много планет. Мы найдем место, где вы могли бы начать сначала.

Хабарах снова зашипел:

– Но это будет не Хоногр.

Люк судорожно сглотнул:

– Нет.

Какое-то время оба молчали. Люк вслушивался в шум реки, и сердце его сжималось от жалости к ногри. Но не в его власти было изменить то, что случилось с Хоногром. У джедаев действительно имелись свои ограничения.

Люк почувствовал, как Хабарах снова поднялся на ноги.

– Ты голоден? – спросил он. – Если да, могу принести поесть.

– Да, спасибо.

Ногри ушел. Подавив вздох, Люк устроился поудобнее у посадочного полоза. Мало того что он столкнулся с неразрешимой проблемой, так ему еще и предстояло проторчать здесь два дня под обвиняющими взглядами местных жителей.

Он посмотрел на узкую полоску звезд, думая, как воспринимала все это Лея. Понимала ли и она, что Хоногр уже невозможно спасти? Или у нее имелись некие соображения, как вернуть все назад?

А может, ее больше заботило, как выжить самой, и ей просто было не до этого?

Люк поморщился, вновь ощутив легкое чувство вины. Где-то там, на Корусанте, его сестра собиралась родить близнецов. Кто знает, возможно, это уже случилось. Хан, конечно, был с ней, но и ему самому тоже хотелось быть там.

Но если он не мог присутствовать там лично…

Глубоко вздохнув, он полностью расслабился. Когда-то, на Дагобе, он сумел увидеть будущее, увидеть своих друзей и их судьбу. Тогда его направлял Йода, но, возможно, ему удалось бы найти способ увидеть хотя бы мельком своих племянников. Сосредоточившись, он осторожно призвал Силу…

Лея сидела на корточках в темноте, держа в руках бластер и световой меч, и сердце ее отчаянно билось от страха и решимости. Позади нее стояла Винтер, крепко прижимая к себе две беспомощные и хрупкие маленькие жизни. Послышался голос Хана, полный ярости и той же решимости. Где-то рядом был Чубакка – кажется, где-то наверху, – а с ним Лэндо. Перед ними маячили похожие на тени фигуры, разум которых был полон холодной целеустремленной злобы. Раздался выстрел из бластера… еще один… дверь распахнулась…

– Лея! – вырвалось у Люка. Все его тело содрогнулось, и последний мысленный образ рассеялся, словно мыльный пузырь в ночи Хоногра. Безликое существо, вышедшее из зловещей тени навстречу его сестре и ее детям… Существо, владевшее Силой…

– Что случилось? – раздался рядом голос ногри.

Открыв глаза, Люк увидел склонившихся над ним Хабараха и Овхевама, чьи кошмарные лица тускло освещал маленький фонарь.

– Я видел Лею, – дрожащим голосом проговорил он. – Ей и ее детям угрожала опасность. – Он судорожно вздохнул, изгоняя из тела остатки адреналина. – Мне нужно вернуться на Корусант.

Овхевам и Хабарах переглянулись.

– Но если опасность грозит им сейчас… – начал Овхевам.

– Не сейчас, – покачал головой Люк. – В будущем. Не знаю, насколько далеком.

Хабарах коснулся плеча Овхевама, и ногри с минуту тихо переговаривались на своем языке. «Все в порядке, – подумал Люк, применяя успокаивающую методику джедаев. – Все в порядке». Он отчетливо помнил, что в его видении присутствовал Лэндо. Но Лэндо, насколько он знал, находился сейчас в своем Кочевом городе, занимаясь горными разработками на Нкллоне. А это означало, что у Люка еще оставалось время, чтобы вернуться на Корусант до возможного нападения на Лею.

Или нет? Было ли его видение истинной картиной будущего? Или любое новое событие могло изменить то, что он видел? «Трудно увидеть, – говорил мастер Йода о видении Люка на Дагобе. – Всегда меняется будущее». И если уж такой знаток Силы, как Йода, не был уверен до конца…

– Если желаешь, сын Вейдера, спецназовцы захватят имперский корабль, – предложил Овхевам. – Если его экипаж быстро уничтожить, никто не сможет ни в чем обвинить ногри.

– Я не могу этого позволить, – покачал головой Люк. – Это слишком опасно. Никто не может гарантировать, что они не успеют послать сообщение.

Овхевам выпрямился во весь рост:

– Если госпоже Вейдер грозит опасность, народ ногри готов рискнуть.

Люк взглянул на них, и его охватило странное чувство. Кошмарные лица ногри нисколько не изменились, но в мгновение ока Люк стал воспринимать их иначе. Это уже не были просто абстрактные физиономии инородцев – внезапно они стали лицами друзей.

– В прошлый раз, когда у меня было такое же видение, я не раздумывая бросился на помощь, – сказал он. – Но я не только никому не помог, но и едва не лишил их самих шансов бежать. – Люк взглянул на свою искусственную правую руку, вновь ощутив, как световой меч Вейдера рассекает его запястье… – И лишился кое-чего сам. – Он вновь посмотрел на ногри. – Больше я не совершу подобной ошибки – особенно когда речь идет о жизнях народа ногри. Я подожду, пока имперский корабль не улетит.

Хабарах мягко дотронулся до его плеча.

– Не беспокойся за их безопасность, сын Вейдера, – сказал он. – С госпожой Вейдер не так-то легко справиться. Особенно когда рядом с ней вуки Чубакка.

Люк взглянул на звезды над головой. Да, вместе с Ханом, Чуи и всей службой безопасности дворца Лея сумела бы справиться с любым, кто попытался бы на них напасть.

Но он помнил последний расплывчатый мысленный образ – некто, в ком ощущалась Сила…

На Джомарке мастер К’баот недвусмысленно дал понять, что ему нужны Лея и ее дети. Неужели они были нужны ему настолько, что он лично отправился за ними на Корусант?

– Они справятся, – повторил Хабарах.

– Знаю, – с некоторым усилием кивнул Люк, понимая, что ни к чему доставлять ногри лишнее беспокойство.


Когда погасили последние пожары, заделали последние микротрещины и отправили в лазарет последних пострадавших, Лэндо Калриссиан со странной смесью обреченности и холодной ярости посмотрел в окно своей командной рубки и понял, что все кончено. Сначала Облачный город на Беспине, теперь Кочевой город на Нкллоне. Империя во второй раз отобрала у него то, над чем он трудился в поте лица, и превратила в пепел.

С консоли на его столе послышался писк. Лэндо коснулся клавиши связи.

– Калриссиан, – сказал он, утирая лоб другой рукой.

– Сэр, говорит Бэгитт из машинного отделения, – раздался усталый голос. – Только что отказал последний движитель.

Лэндо поморщился, но после всех повреждений, которые причинили его ходячему горнодобывающему заводу истребители СИД, услышанное нисколько его не удивило.

– Есть шанс починить хоть сколько-нибудь из них, чтобы мы снова смогли двигаться? – спросил он.

– Только если нам доставят целый фрегат запчастей, – ответил Бэгитт. – Простите, сэр, но слишком многое просто сломано или расплавилось.

– Ясно. В таком случае сосредоточься лучше на системе жизнеобеспечения.

– Да, сэр. Э… сэр, ходят слухи, будто мы лишились всей дальней связи.

– Это временно, – заверил его Лэндо. – Работа идет. И у нас достаточно запчастей, чтобы собрать два новых передатчика.

– Да, сэр, – уже не столь обескураженно повторил Бэгитт. – Что ж… займусь, пожалуй, системой жизнеобеспечения.

– Держи меня в курсе.

Выключив связь, Лэндо снова подошел к окну. В их распоряжении оставалось всего двадцать дней, прежде чем медленное вращение Нкллона переместит их из центра ночной стороны под палящие лучи солнца. И тогда уже не будет иметь значения, работают ли движители, связь или даже система жизнеобеспечения. Когда солнце начнет не спеша подниматься над горизонтом, всех оставшихся в живых в Кочевом городе ждет очень быстрая и очень жаркая смерть.

Двадцать дней.

Лэндо взглянул в иллюминатор на ночное небо, окинув взглядом узоры созвездий, которыми порой любовался в свободную минуту. Если в ближайшие пару дней удастся починить передатчик дальнего радиуса действия, они смогут вызвать помощь с Корусанта. Как бы ни пострадали от атаки Империи корабли-экраны на внешней базе, специалисты Новой Республики наверняка сумеют заставить летать хотя бы один из них, пусть даже ради единственного последнего путешествия к планете. Это будет нелегко, но если повезет…

Внезапно его мысли прервала появившаяся прямо над головой приближающаяся яркая звезда корабля-экрана. Лэндо машинально шагнул к столу, чтобы объявить боевую тревогу. Если это снова имперцы, решившие довершить начатое…

Он тут же остановился. Нет. Если это имперцы, то все и так кончено. У него больше нет истребителей, которые он мог бы против них послать, и никакой обороны в самом Кочевом городе. Какой смысл впустую тревожить тех, кто еще остался?

И тут со стола послышался громкий треск помех.

– Кочевой город, говорит генерал Бел Иблис, – прогремел хорошо знакомый голос. – Кто-нибудь меня слышит?

Лэндо метнулся к столу.

– Лэндо Калриссиан слушает, генерал, – как можно небрежнее ответил он. – Это вы там наверху?

– Это мы, – подтвердил Бел Иблис. – Мы летели на Кват-Кристак, когда услышали ваш сигнал бедствия. Мне очень жаль, что мы не успели вовремя.

– Мне тоже. Что с базой кораблей-экранов?

– Боюсь, она не в лучшем состоянии. Ваши корабли-экраны слишком велики для того, чтобы их легко было уничтожить, но имперцы постарались на славу. Похоже, в данный момент это единственный, хоть сколько-нибудь способный летать.

– В любом случае это всего лишь теоретические рассуждения, – заметил Лэндо. – С Кочевым городом покончено.

– Никак не сдвинуть его с места?

– В ближайшие двадцать дней, пока до нас не дойдет линия терминатора, – нет. Мы могли бы зарыться под землю, чтобы переждать путешествие по дневной стороне, но для этого требуется тяжелое оборудование, которого у нас нет.

– Возможно, нам удастся целиком вытащить его с Нкллона и отправить во внешнюю систему для ремонта, – предположил Бел Иблис. – Если сумеем заставить летать еще один корабль-экран, хватит штурмового фрегата и пары надежных буксиров.

– И если сумеете убедить адмирала Акбара отвлечь от боевых действий штурмовой фрегат, – напомнил Лэндо.

– Верно. Что ж, послушаем остальные плохие новости. Чем в итоге завладела Империя?

– Всем, – вздохнул Лэндо. – Всеми нашими запасами. Хфредия, каммриса, доловита и прочего. Все, что мы добыли, досталось им.

– Сколько всего?

– Около четырех месяцев работы. Чуть больше трех миллионов по текущим рыночным ценам.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.