книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Посвящается Джен, Риордану и Рорку

Пол С. Кемп

Звёздные Войны. Старая Республика. Обманутые

Действующие лица

Адраас, повелитель ситхов (мужчина, человек)

Анграл, повелитель ситхов (мужчина, человек)

Арра Юмс (девочка, человек)

Эрин Ленир, рыцарь-джедай (женщина, человек)

Элина, служанка (женщина, тви’лека)

Малгус, повелитель ситхов (мужчина, человек)

Вен Заллоу, мастер-джедай (мужчина, человек)

Врат Ксизор, наемник (мужчина, человек)

Зирид Корр, контрабандист (мужчина, человек)


Давным-давно в далекой Галактике....

День первый

Глава 1

«ТОЛСТЯК» ЗАДРОЖАЛ, его металл застонал при входе в атмосферу Орд-Мантелла. От трения воздух пылал, и Зирид Корр смотрел сквозь транспаристаль кабины грузовика на оранжевое свечение.

Он почувствовал, что слишком сильно сжал рычаг, и расслабился.

Пилот всю жизнь ненавидел вход в атмосферу, эти долгие сорок секунд, когда жар, скорость и ионизация вызывают временное отключение сенсоров. Он никогда не знал, какое небо встретит, вынырнув из темноты. В прошлом, когда он возил бойцов отряда «Хаос» на республиканском десантном корабле, он и его приятели-пилоты сравнивали эти отключения c прыжками вслепую c утеса над морем.

«Всегда надеешься приземлиться на глубоководье, – говаривали они. – Но рано или поздно придет отлив – и ты ударишься о скалы».

Или попасть под яростный перекрестный огонь. Разницы нет, эффект будет тот же.

– Выхожу из тьмы, – объявил Зирид. Пламя унялось, и внизу открылось небо.

Его слов никто не слышал. Пилот летел на «Толстяке» в одиночку и работал тоже. Теперь он возил только оружие для «Биржи». На то были свои причины, но Зирид старался особо не размышлять над тем, что делает.

Он выровнял корабль и быстро оглядел небо перед собой. Сенсоры ничего не обнаружили.

– Глубоководье, и все хорошо, – сказал он, улыбаясь.

На большинстве планет сразу после входа в атмосферу приходилось старательно избегать обнаружения представителями местных властей, но не на Орд-Мантелле. Планета была родным домом для криминальных синдикатов, наемников, охотников за головами, контрабандистов, поставщиков оружия и перевозчиков спайса. Именно они и заправляли этим местом.

Заказные убийства и войны между группировками здесь были обычным делом, а об охране правопорядка никто особо не беспокоился. Верхние и нижние широты планеты были населены совсем скудно и почти не патрулировались. В буквальном смысле ничья земля. Зирид очень удивился бы, окажись у правительства спутники для контроля этих территорий.

Здешнее положение дел его вполне устраивало.

«Толстяк» прорвался через розовое покрывало облаков, и весь обзорный экран заполнили коричневые, синие и белые цвета северного полушария Орд-Мантелла. Снег и лед присыпали кабину, и ледяная шрапнель застучала по корпусу фрахтовика. Клонившееся к горизонту солнце залило все вокруг оранжевым и красным. Под фюзеляжем бурлило темное и неспокойное северное море. Белые рваные круги пены обозначали тысячи неотмеченных на карте островков. На западе терялся вдали туманный край континента c очертаниями изящного горного хребта. Гряда бежала вдоль континента c севера на юг, а ее величественные вершины были покрыты снегом и утопали в облаках.

Глаза пилота уловили движение. Стая кожекрылов, слишком маленьких, а потому невидимых для сенсоров, пролетела далеко внизу под кораблем, метрах в двухстах по правому борту. Их огромные перепончатые крылья медленно хлопали на холодном ветру. Стая образовала в воздухе две правильные дуги. Направлявшиеся на юг в поисках тепла птицы моргали подслеповатыми черными глазами, защищая их от снега и льда. Они не обратили никакого внимания на грузовик. Вскоре стая осталась позади.

Пилот убавил тягу ионного двигателя и сбросил скорость. Сквозь его стиснутые зубы прорвался зевок. Зирид сел прямо и попытался сморгнуть усталость, но та была упрямой, как разъяренная банта. Он поставил корабль на автопилот и вздремнул во время гиперпространственного перелета c Вулты, но это был единственный отдых за последние два стандартных дня. Усталость настигала его.

Он почесал пробившуюся на подбородке щетину, потер шею и загрузил координаты места посадки в навигационный компьютер. Связавшись c одним из незарегистрированных геостационарных спутников Орд-Мантелла, устройство получило карту местности и курс для «Толстяка». Данные спроецировались на купол кабины. Зирид пристально вгляделся в карту и ткнул пальцем в точку назначения.

– Остров, о котором отродясь никто не слыхивал. Что ж, мне нравится.

Зирид переключил корабль на автопилот, и «Толстяк» направился к острову.

Пока фрахтовик рассекал небо, мысли пилота блуждали где-то далеко. Равномерный стук льда и снега о купол кабины напевал ему колыбельную. Зирид снова вернулся в далекое и туманное прошлое, до того происшествия, после которого он ушел из десанта. Будучи тогда республиканским пилотом, он c гордостью носил форму и мог спокойно смотреть на себя в зеркало…

Зирид понял, что сейчас просто утонет в жалости к самому себе, и прервал эти размышления. Он хорошо знал, куда они могут завести.

– Ты это брось, солдат, – приказал он себе.

Он тот, кто есть, и мир такой, какой есть.

– Сосредоточься на работе, Зи-мен.

Корр проверил координаты по навигационному компьютеру. Почти на месте.

– Полная готовность, – объявил он, эхом повторяя слова, которые раньше говорил своим бойцам. – Девяносто секунд до высадки.

Пилот продолжил свой ритуал – проверил заряд бластеров, затянул ремни композитного бронежилета, привел мысли в порядок.

Впереди уже показался остров, где ему предстояло сесть, – десять квадратных километров вулканической породы c каймой неровного, пышно разросшегося кустарника, который трепал ветер. Издали остров напоминал творение неумехи-парикмахера. Похоже, это местечко навсегда уйдет под воду уже в следующем году.

Пилот опустился ниже и сделал широкий круг. Из-за снега трудно было рассмотреть детали. Как обычно, Зирид включил радар. Раздавшееся чириканье удивило его – на острове уже был корабль. Проверив хронометр на запястье, Корр увидел, что прибыл на двадцать минут раньше положенного срока. Он уже три раза совершал такие рейсы, и Ариго (имя, конечно же, ненастоящее) никогда не прилетал раньше.

Зирид снизился еще на пару сотен метров, чтобы рассмотреть получше.

Грузовик Ариго, «Конура», формой похожий на безногого жука, сел на ровной площадке в восточной части острова. Его откинутый трап напоминал вывалившийся язык. В сгущавшихся сумерках галогеновые прожектора озаряли падающий снег, превращая хлопья в сверкающие драгоценности. Около трапа Зирид заметил трех человек, хотя на таком расстоянии можно было разглядеть только их белые зимние куртки.

Люди тоже заметили «Толстяка», и один из них помахал рукой в перчатке.

Зирид облизнул губы и нахмурился.

Что-то было не так.

Взмыв в воздух, вспыхнули сигнальные ракеты: зеленый, красный, красный, зеленый.

Последовательность была верной.

Зирид сделал еще один круг. Из-за вихрей снега видимость была не ахти, однако больше ничего не настораживало – на острове и в море поблизости других кораблей не было. Ладно, хватит нервничать. Конечно, при работе c бандитами и отребьем всегда надо быть настороже, но и перегибать палку не стоило.

В любом случае пилот не мог себе позволить сорвать сделку по поставке оружия на сотни миллионов кредитов только из-за своих дурных предчувствий. Конечный покупатель, кем бы он ни был, крепко обозлится, а упущенная «Биржей» прибыль обойдется Зириду очень дорого – например, кровью и переломанными костями, не говоря уж о прибавке к его текущему долгу. Он уже сбился со счета, о какой сумме речь, – где-то два миллиона кредитов только по закладной на «Толстяка» плюс еще половина того же за лечение Арры. Ее существование Корр держал в тайне, и его кредитор полагал, что речь идет о картежных долгах.

– В точке высадки все чисто, – подбодрил себя Зирид, надеясь, что это действительно так. – Захожу на посадку.

Загудели тормозные двигатели, в небо взмыл вихрь снега, и c глухим ударом «Толстяк» коснулся каменной поверхности. От места посадки до корабля Ариго было не больше пятидесяти метров.

Какое-то время Зирид неподвижно сидел в кабине, глядя на падающий снег. Он знал, что за этой поставкой последует еще одна, потом еще и еще, и все равно он будет должен «Бирже» больше, чем когда-либо сможет выплатить. Пилот угодил на конвейерную ленту и не представлял, как спрыгнуть c нее. Но это не важно. Главное – заработать что-нибудь для Арры, хотя бы купить ей парящее инвалидное кресло вместо этого колесного старья, а еще лучше бы сделать протезы.

Корр c шумом выдохнул, встал и постарался успокоиться, пока надевал зимнюю куртку и рукавицы. В грузовом отсеке ему пришлось пробираться через лабиринт из контейнеров. Он старался не смотреть на большие черные надписи на их боках, хотя знал их наизусть – такие ящики он видел в армии много раз.

ОСТОРОЖНО – БОЕПРИПАСЫ

ТОЛЬКО ДЛЯ ВОЕННЫХ ЦЕЛЕЙ

БЕРЕЧЬ ОТ СИЛЬНОГО НАГРЕВА

И ДРУГИХ ИСТОЧНИКОВ ЭНЕРГИИ

Внутри были лазерные пушки, бронебойные снаряды, гранаты и другие боеприпасы на общую сумму в триста миллионов кредитов, и этих игрушек хватило бы на месяцы любой выжившей из ума штурмовой команде.

Подойдя к трапу, пилот увидел, что на одном из ящиков c гранатами лопнули три или четыре крепежных ремня. Ему еще повезло, что ящик не тряхнуло во время полета. Впрочем, ремни могли порваться уже при посадке на остров. Верить в это было приятнее, чем признать свое разгильдяйство.

Зирид не стал закреплять ящик снова. Людям Ариго все равно придется снимать ремни при разгрузке. Он расстегнул замки на обеих кобурах, чтобы бластеры были наготове, и лишь затем нажал кнопку, открывающую наружный люк. Дверь поехала вниз, трап опустился, и внутрь ворвались стужа и снег c резким привкусом морской соли. Он вышел на ветер. Пилот прищурился, глядя на заходящее солнце, – он провел при искусственном освещении больше двенадцати часов. Подошвы ботинок захрустели по присыпанной снегом скале. Изо рта валил пар.

От корабля Ариго отделились двое и встретили пилота на полпути. Оба были людьми, и оба бородатыми. У одного была повязка на глазу и шрам, молнией рассекавший щеку. У обоих мужчин к бедрам были пристегнуты бластеры, и так же, как у Зирида, они были наготове.

Корр видел этих ребят впервые, и это снова пробудило в нем беспокойство. У него была хорошая память на лица, и этих двоих он точно раньше не встречал.

Дело запахло жареным.

– Где Ариго? – спросил пилот.

– Да мутит что-то свое, – ответил Шрам, неопределенно махнув рукой. – Вот и прислал нас. Это ведь не проблема, да?

Второй, без шрама, беспокойно переминался c ноги на ногу.

Зирид кивнул без всякого выражения, но пульс его участился, и от притока адреналина стало тепло. Что-то здесь было не так, а ведь за прошедшие годы он здорово научился доверять своему чутью.

– Ты Зирид? – спросил Шрам.

– Зи-мен.

Никто не звал его Зиридом, кроме его свояченицы. Еще Эрин когда-то. Правда, Эрин была очень давно.

– Зи-мен, – повторил Второй, снова переступив c ноги на ногу, и едва заметно хихикнул.

– Что, смешно? – спросил его Корр.

– Где груз? – вклинился Шрам прежде, чем напарник успел ответить.

Зирид взглянул мимо них на еще одного типа, оставшегося возле трапа «Конуры». Язык его тела был красноречив – весь сжался, напрягся, внимательно вслушивается в разговор, и его вид только усилил подозрения Зирида. Он вспомнил, как выглядели новобранцы при первой встрече c имперскими солдатами: все на нервах, взвинченные до предела.

Подозрение переросло в уверенность. Дело не просто пахло жареным, намечалась заварушка.

Ариго был мертв, а эти ребята работали на другую группировку Орд-Мантелла или на конкурентов «Биржи». Без разницы. Зирид не заморачивался, кто c кем воевал, и просто никому не доверял.

Сейчас важно было лишь то, что эти трое, скорее всего, пытками добыли у Ариго информацию и, как только убедятся, что груз на месте, убьют заодно и перевозчика. А ведь внутри корабля могли прятаться еще люди.

Похоже, в этот раз вынырнув из тьмы, Корр угодил под перекрестный огонь. Что еще новенького?

– Почему ты назвал корабль «Толстяк»? – спросил Второй. Ариго, должно быть, сказал им название фрахтовика, ведь на его борту не было надписей. Зирид использовал фальшивые регистрационные номера почти на каждой планете, где приземлялся.

– В его брюхо много влезает.

– Тогда почему не «Брюхан»?

– Это неуважительно.

Второй нахмурился:

– А? Для кого?

Зирид не стал отвечать. Сейчас ему больше всего хотелось выгрузить оружие, выплатить хотя бы часть долга «Бирже» и вернуться к своей дочери. И так до следующего раза, пока вновь, вынырнув из тьмы, он не влипнет в новые неприятности.

– Че-то не так? – настороженно спросил Шрам. – Че такой хмурый-то?

– Нет. – Зирид постарался выжать из себя улыбку. – Все как обычно.

Оба неопределенно ухмыльнулись, Зирид не понял причины.

– Точно, – сказал Шрам. – Как обычно.

Зирид уже знал, как развернутся события, поэтому он ощутил спокойствие, как и всегда, когда надвигалась опасность. На мгновение ему вспомнилось лицо Арры, – что будет c ней, если он погибнет на каком-то безымянном острове Орд-Мантелла? Он отогнал эти мысли. Отвлекаться нельзя.

– Груз в главном отсеке. Отправьте туда кого-нибудь. Люк отрыт.

Лица обоих стали жестче. Едва заметное изменение, но от Зирида оно не укрылось. Его собирались убить. Шрам приказал напарнику пойти проверить груз.

– Ему понадобится погрузчик, – пояснил Зирид, собравшись, концентрируясь на скорости и точности. – Там далеко не пара килограмм.

Второй остановился недалеко от Зирида. Он ждал распоряжений начальника и казался растерянным.

– Нет, – ответил Шрам. Его рука зависла над кобурой. Движение было нарочито небрежным, а потому неестественным. – Просто хочу убедиться, что груз на месте. Тогда я прикажу своим людям перевести оплату.

Он повернул руку к Зириду, будто хотел показать комлинк на запястье, но его скрывала куртка.

– Все на месте, – заверил Зирид.

– Ступай, – скомандовал Шрам напарнику. – Проверь.

– Ах да. – Корр щелкнул пальцами. – Еще кое-что.

Второй вздохнул, остановился, посмотрел на пилота. Брови вопросительно поднялись, из ноздрей валил пар.

– Что еще?

Левой рукой Зирид выхватил нож и по рукоять вогнал его в горло бандита. Второй, согнувшись, рухнул на землю. В это же время пилот выхватил один из набедренных бластеров и проделал дыру в груди Шрама. Тот только и успел c удивлением отступить на шаг и схватиться за рукоять своего оружия. Потом, шатаясь, он сделал еще два шага назад. Шрам силился что-то сказать, но звука не было. Бандит закрылся ладонью, будто пытаясь остановить уже убивший его выстрел.

Когда Шрам свалился на землю, Зирид пальнул по типу, отиравшемуся возле корабельного трапа, но промазал, попав выше. Человек присел, спрятавшись за «Конурой», вытащил бластер и что-то прокричал в комлинк на запястье. Пилот заметил движение в грузовом отсеке – да, там поджидали еще ребятки.

Он не мог определить, сколько их.

Корр выругался и, выстрелив для прикрытия, рванул обратно к «Толстяку». Бластерный разряд проделал черную дыру в рукаве его куртки, но не ранил. Еще один ударил по корпусу «Толстяка». Третий попал ему прямо в спину. Ощущение было, словно его сбил спидер. Удар выбил воздух из легких и швырнул его лицом в снег.

Зирид почувствовал запах дыма. Бронежилет поглотил разряд.

Приток адреналина мгновенно поднял его на ноги. Хватая ртом воздух, чтобы вновь наполнить легкие, Зирид укрылся за посадочной опорой и вытер снег c лица. Он на секунду высунул голову, чтобы осмотреться, и увидел, что Второй перестал корчиться и умер, Шрам тоже не шевелился, но в его сторону бежали еще шесть человек. Двое были вооружены бластерными винтовками, а остальные – просто бластерами.

От выстрела из винтовки эта броня уже не спасет.

Разряд ударил в посадочную опору, еще один – в снег у ног пилота, потом они посыпались градом.

– Да чтоб вам!.. – выругался Корр.

Трап «Толстяка» и безопасный грузовой отсек были всего в нескольких шагах, но казалось, будто они в нескольких километрах.

Зирид взял в каждую руку по бластеру, вытянул руки в разные стороны от посадочной опоры и открыл огонь по бегущим людям, нажимая на спусковые крючки c максимально возможной скоростью. Результата он не видел, да ему было все равно – он просто хотел, чтобы бандиты оказались на земле. После примерно двенадцати выстрелов, оставшихся без ответа, пилот выскочил из-за опоры и бросился к спасительному трапу.

Он успел добраться до него прежде, чем противники опомнились и обрушили шквал ответного огня. Пока Зирид бежал, разряды ударяли по трапу c металлическим звоном. Летели искры, и к морскому воздуху примешался запах плавящегося пластоида. На бегу Корр ударил по кнопке поднимающей трап и понесся к кабине. Только после того как он почти преодолел грузовой отсек, пилот понял, что не слышит шума подъемного механизма.

Он развернулся и снова выругался. В спешке он не попал по кнопке.

Снаружи раздавались крики, и Зирид не рискнул вернуться. Закрыть отсек можно и c приборной панели в кабине, но нужно торопиться.

Он пронесся по коридорам «Толстяка», ударом плеча открыл дверь кабины и начал поспешно вводить стартовую последовательность. Ожили маневровые двигатели, и нос корабля задрался вверх. Бластерные разряды отскакивали от обшивки, не причиняя вреда. Зирид постарался рассмотреть из кабины землю, но под таким углом ее не было видно. Он выровнял корабль и вдруг услышал отдаленный скрежет металла из грузового отсека. Там что-то сдвинулось.

Незакрепленный контейнер c гранатами. А Зирид так и не закрыл отсек.

Проклиная себя за глупость, он щелкнул переключателем, чтобы поднять трап, потом задраил грузовой отсек и выкачал оттуда кислород. Если непрошеные гости поднялись на борт, дышать им будет нечем.

Он взялся за штурвал и включил ионные двигатели. Корабль взмыл вверх. Пока «Толстяк» набирал высоту, пилот сделал вираж и взглянул на остров.

Сначала он не понял, на что смотрит, но потом его осенило.

Когда грузовик задрал нос вверх, оставшиеся ремни на контейнере c гранатами лопнули и он съехал вниз по откинутому трапу.

Зириду еще повезло, что опасный груз не взорвался.

Люди, устроившие ему засаду, собрались вокруг контейнера, видимо прикидывая, что внутри. Зирид быстро посчитал по головам – вышло шесть; значит, на борт «Толстяка» никто не забрался. И никто не сел в корабль Ариго, из чего пилот заключил, что погони за ним не будет. Похоже, для счастья этим ребяткам хватило и одного контейнера.

Любители. Возможно, пираты.

Корр знал, что ему придется отвечать Орену, его кредитору, не только за сорванную сделку, но и за потерю гранат. Проклятая конвейерная лента крутилась все быстрее и быстрее.

Пилот собирался врубить оба ионных двигателя на полную, преодолеть гравитацию Орд-Мантелла и выйти в гиперпространство, но передумал. Зирид был зол и придумал кое-что получше.

Он развернул корабль и добавил тягу.

– Оружие к бою, – объявил пилот и активировал плазменные пушки, установленные по обоим бортам «Толстяка».

Люди на земле решили, что он улетел, и не заметили его приближения, пока корабль не оказался в пятистах метрах. Они забегали, тыча в фрахтовик пальцами, несколько лазерных выстрелов красными линиями прочертили небо, но они не могли повредить обшивку.

Зирид навел прицел на ящик.

– В точке высадки жарко, – произнес он и открыл огонь. На мгновение пульсирующие оранжевые линии протянулись от корабля к острову и ящику c гранатами. После детонации линии превратились в оранжевое облако света, огня и дыма. Шрапнель снова забарабанила по кабине, только в этот раз не ледяная, а металлическая. От взрывной волны фрахтовик слегка покачнулся. Сделав полубочку, Зирид взмыл в небо.

Он глянул вниз на шесть неподвижных обугленных тел, попавших в зону поражения.

– За тебя, Ариго.

Ему все равно придется придумать объяснение, но, по крайней мере, о пиратах он позаботился. Для «Биржи» это хоть что-то должно значить.

Хотелось бы надеяться.


Дарт Малгус шагал по бегущему тротуару. Мерный стук его сапог и тиканье хронометра отсчитывали время, оставшееся Республике.

Над ним c ревом проносились спидеры, свупы и аэрокары. Эти нескончаемые потоки были словно артериями к сердцу Республики. Небоскребы, мосты, лифты и разнообразные конструкции сковали всю поверхность Корусанта, вытянувшись на километры в высоту. Глянец, лоск и мишура – все это было оболочкой для пышной, богатой, но прогнившей цивилизации. Кокон из дюракрита и транспаристали не скрыл от Малгуса запаха гниения. Здешние обитатели сами загнали себя в ловушку, и скоро они узнают цену самодовольству, праздности и неге.

Скоро все здесь будет пылать.

Он опустошит Корусант. Ситх знал это. Знал уже довольно давно.

Картины всплыли из глубин памяти. Владыка вспомнил свое первое паломничество на Коррибан, то глубокое чувство святости, которое он обрел, бродя в одиночестве по каменным пустыням и пыльным каньонам, где покоились в гробницах древние ситхи, его предшественники. Малгус чувствовал Силу всюду и внутренне ликовал. Там, в уединении, ему открылось видение – системы, объятые огнем, и падение галактического правительства.

С тех пор владыка не сомневался, что уничтожить джедаев и их Республику выпадет именно ему.

– О чем вы думаете, Верадун? – спросила Элина.

Только она звала ситха именем, данным ему при рождении. Малгусу нравилось, как плавно слова слетали c ее губ, но владыка не потерпел бы такой фамильярности ни от кого другого.

– Я думаю об огне, – ответил он. Ситх ненавидел свой респиратор, приглушавший голос.

Его подруга шла рядом, красивая и опасная, как искусно сделанный ланварок[1]. Она щелкнула языком, посмотрела искоса на своего хозяина, но ничего не сказала. В лучах заходящего солнца ее бледно-лиловая кожа словно светилась.

Они шли по запруженной народом площади. Со всех сторон доносились обрывки разговоров и смех. Внимание Малгуса привлекла маленькая девочка. Она вскрикнула от восторга и бросилась в объятия темноволосой женщины – видимо, своей матери. Должно быть, девочка почувствовала его взгляд. Она смотрела на владыку из-за маминого плеча, на ее маленьком личике читался вопрос. Не выдержав пристального взгляда ситха, девочка отвернулась, уткнув лицо в шею мамы.

Кроме девочки, никто не заметил его появления. Граждане Республики чувствовали себя в абсолютной безопасности здесь, в ее сердце, а среди разнообразных рас ситху было легко затеряться. Он шагал среди своих будущих жертв, скрытый широким плащом c капюшоном, вооруженный, неузнанный, полный мрака.

– Красивая планета, – произнесла Элина.

– Это ненадолго.

Похоже, спутницу озадачили его слова, хотя Малгус не представлял почему.

– Верадун…

Тви’лека не договорила и отвела взгляд. Слова, которые она собиралась произнести, застряли где-то в пересеченном шрамом горле.

– Скажи, о чем ты думаешь, Элина.

Девушка все еще смотрела в сторону, на городской ландшафт вокруг них, словно запоминая Корусант до того, как Малгус и Империя обрушат на него пламя.

– Когда придет конец войне?

– О чем ты? – Вопрос привел ситха в замешательство.

– Ваша жизнь – это война, Верадун. Наша жизнь. Когда она закончится? Так не может продолжаться вечно.

Он понял, о чем идет разговор, и кивнул. Его подруга многое постигла, и в этих вопросах читался ее ум. Как всегда, мнение Малгуса на этот счет не было однозначным. С одной стороны, тви’лека была всего лишь служанкой, женщиной, составлявшей ему компанию, когда он желал этого. С другой стороны, это была Элина. Его Элина.

– Твой выбор был сражаться рядом со мной, Элина. Ты убивала многих во имя Империи.

Бледно-лиловая кожа на ее щеках потемнела и стала пурпурной.

– Я делала это не во имя Империи. Я сражалась и убивала ради вас, и вы знаете это. Но вы… сражаетесь ради Империи? И только ради нее?

– Нет. Я сражаюсь, потому что создан для этого, и Империя – это инструмент, используя который я достигаю своей цели. Империя – это манифест войны. Она идеальна для меня.

Элина покачала головой:

– Идеальна? На войне погибают миллионы. Миллиарды.

– Не бывает войны без жертв. Такова цена, которую нужно заплатить.

Она смотрела на группу детей, следовавших за взрослым, скорее всего учителем.

– Цена за что? Зачем эта бесконечная война? Зачем постоянная экспансия? Что нужно Империи? И что нужно вам?

Ситх улыбнулся под респиратором, словно то были вопросы не по годам развитого ребенка.

– Война не главное. Я служу Силе. Конфликт – это выражение Силы. Империя – это конфликт. Они взаимосвязаны.

– Для вас это словно математика.

– Так и есть.

– Джедаи считают иначе.

Владыка подавил вспышку гнева:

– Джедаи не понимают Силу во всей полноте, хотя некоторые из них даже обрели могущество, используя ее. Но им не удалось постичь саму суть Силы, конфликт, который она воплощает. Ведь поэтому и существуют ее темная и светлая стороны.

Он думал, что разговор окончен, но Элина не уступала:

– Почему?

– Что почему?

– Почему конфликт? Почему предназначение Силы – разжигать конфликты и сеять смерть?

Ситх вздохнул. Разговор уже начал раздражать его.

– Потому что выжившие в конфликте постигают Силу гораздо глубже. Их понимание оттачивается. Это само по себе достойная цель.

Судя по лицу девушки, она так и не поняла его мысль. От гнева тон владыки стал жестче.

– Конфликт ведет к более совершенному пониманию Силы. Империя расширяет свои границы и этим создает конфликт. В этом отношении Империя – инструмент Силы. Тебе ясно? Джедаи этого не понимают. Они используют Силу, чтобы подавлять себя и других, чтобы насаждать свое видение терпимости и гармонии. Они глупы. И сегодня они убедятся в этом.

Некоторое время Элина молчала, и между ними пролегла безмолвная пропасть. Слышался лишь шум Корусанта. Когда она наконец заговорила, Малгус снова узнал ту застенчивую девушку, которую он спас из загона для рабов на Джеонозисе.

– Вашей жизнью будет постоянная война? И нашей жизнью? Ничего больше?

Теперь Малгус понял, к чему она клонит. Его подруга хотела, чтобы их отношения изменились, чтобы они тоже развивались. Но преданность Империи, благодаря которой владыка оттачивал понимание Силы, не допускала каких-либо других привязанностей.

– Я – воин-ситх, – отрезал он.

– И все останется так, как есть?

– Да, я – хозяин, ты – служанка. Тебя это не устраивает?

– Вы относитесь ко мне не как к служанке. Не всегда.

Тон Малгуса стал тверже, хотя внутри он не чувствовал решимости.

– И все же ты служанка. Не забывай этого.

Ее щеки снова потемнели, но не от стыда, а от гнева. Элина остановилась, повернулась и взглянула ему прямо в лицо. У Малгуса было ощущение, что его капюшон и респиратор ничего от нее не скрывают.

– Я знаю вас лучше, чем вы знаете себя. Я вы`ходила вас после встречи c той джедайской ведьмой в битве на Алдераане, когда вы оказались при смерти. Вы говорите такие серьезные слова – конфликт, развитие, совершенствование, – но они идут не от сердца.

Он посмотрел на девушку, на два спадающих за плечи лекку, обрамляющие правильную симметрию ее лица. Элина выдержала его взгляд, не уступая. Шрам, пересекающий ее горло, виднелся под ошейником.

Пораженный ее красотой, владыка схватил тви’леку за запястье и притянул к себе. Она не сопротивлялась и прижалась к нему всем телом. Малгус сдвинул респиратор в сторону и поцеловал ее искромсанными губами, крепко поцеловал.

– Возможно, ты знаешь меня не так хорошо, как кажется, – сказал Малгус, его голос прозвучал без искажений от медицинского фильтра-респиратора.

Еще будучи мальчишкой, он убил служанку-тви’леку в доме своего приемного отца. Его первое убийство. Девчонка допустила незначительную оплошность, которую Малгус сейчас даже не помнил, да это и не имело значения. Он убил ее не за проступок. Он убил, чтобы доказать себе, что способен на это. Владыка все еще помнил гордость, c которой его приемный отец смотрел на мертвое тело. Вскоре после этого Малгуса отправили в Академию ситхов на Дромунд-Каас.

– И все же я думаю, что знаю вас, – сказала она дерзко.

Его губы изогнулись в улыбке, Элина тоже улыбнулась, и ситх отпустил ее. Он вернул респиратор на место, и взгляд его обратился к хронометру на запястье.

Если все шло по плану, защитное поле должно исчезнуть через несколько секунд.

Малгуса захлестнула волна эмоций. Вся его жизнь была устремлена к этому часу. Ситх ни секунды не сомневался – Сила выбрала именно его, чтобы разрушить Республику и провозгласить власть Империи.

На его комлинк пришло сообщение. Повелитель нажал клавишу, чтобы расшифровать его.

«Все сделано», – гласило оно.

Мандалорка сделала свою работу. Малгус не знал настоящего имени этой женщины, поэтому мысленно называл ее так. Он знал лишь, что она работала за деньги, ненавидела джедаев по какой-то личной и известной только ей причине и была необычайно искусной.

Сообщение означало, что генератор защитного поля отключен, хотя никто из тысяч прохожих на этой площади не выглядел обеспокоенным. Не сработала тревога. В небо не устремились корабли специальных сил и службы безопасности. Гражданские и военные власти не замечали, что безопасность Корусанта была подорвана.

Но скоро они заметят. И не поверят показаниям приборов. Будет запущена проверка, чтобы определить точность данных. Но Корусант уже будет в огне.

«Мы выдвигаемся, – набрал он ответ. – Встречай нас внутри».

Малгус бросил последний взгляд вокруг. Дети и их родители играли, веселились, ели – все были заняты своими делами, не зная, что скоро все изменится.

– Идем, – скомандовал он Элине и обратил лицо к небу. Плащ вился вокруг него, как и его гнев.

Несколько мгновений спустя владыка получил еще одно закодированное сообщение, на этот раз c угнанного десантного корабля: «Прыжок завершен. Мы уже на подходе. Прибытие через девяносто секунд».

Впереди владыка уже видел четыре башни, окружавшие Храм джедаев. Его древние камни пламенели в свете заката. Столь почетное место в столице должна занять истинная святыня, а не это мерзкое капище.

Малгус разрушит его до основания.

Он шагал к обители джедаев, и рок следовал за ним.

Статуи давно почивших мастеров-джедаев выстроились на пути к огромному входу в Храм. Заходящее солнце растянуло их мрачные тени по дюракритовому покрытию. Ситх шагал по этим теням, вспоминая некоторые имена: Одан-Урр, Уру, Арка Джет.

– Вас обманули, – шептал он им. – Ваше время прошло.

Очень многие мастера нынешнего Ордена джедаев сейчас отсутствовали. Они вели мнимые переговоры на Алдераане или защищали интересы Республики на других планетах, но Храм не оставался без охраны. Трое солдат в республиканской форме c бластерными винтовками в руках несли караул у дверей. Малгус ощутил присутствие еще двоих на уступе слева.

Элина напряглась, но шаг не замедлила.

Владыка снова посмотрел на хронометр. Пятьдесят три секунды.

Трое солдат заподозрили неладное, наблюдая за их c Элиной приближением. Один из них заговорил в комлинк на запястье, вероятно вызывая командный центр. Охранники не знали, как поступить в такой ситуации. Несмотря на войну, они думали, что анклав в самом сердце Республики – безопасное место. И сейчас они поймут, что ошибались.

– Остановитесь! – приказал один из них.

– Я не остановлюсь, – сказал Малгус слишком тихо, чтобы его могли услышать через респиратор. – Никогда.


Спокойное сердце, спокойный разум – Эрин Ленир никак не могла обрести это состояние. Словно неуловимые снежинки парили перед ней в солнечном свете, возникая на мгновение, а затем исчезая без следа. Она перебирала гладкие коралловые бусины наутоланского браслета спокойствия, который мастер Заллоу подарил ей, когда она стала рыцарем-джедаем. Бесшумно отсчитывая покатые блестящие бусины, передвигая их одну за другой по нити, девушка искала безмятежности в Силе.

Бесполезно. Да что c ней не так?

Снаружи c гулом проносились спидеры. Из огромного окна открывался вид на идиллический алдераанский пейзаж, достойный кисти живописца. Но внутри Эрин ощущала суматоху. Обычно ей лучше удавалось оградить себя от окружающих эмоций. Присущие девушке чуткость и эмпатия всегда казались ей даром Силы, но сейчас…

Эрин поняла, что нервно постукивает ногой, и остановилась. Она скрестила и распрямила ноги, затем еще раз.

Сайо сидел рядом, скрестив мозолистые руки на коленях. Он был неподвижен, как статуя одного из алдераанских государственных деятелей. Выстроенные в ряд изваяния слуг народа украшали помещение, где они сидели. Сквозь окно лился свет заходящего солнца, отбрасывая длинные тени на покрытый мраморной плиткой пол.

– Ты охвачена беспокойством, – заметил Сайо, не глядя на воспитанницу.

– Да.

На самом деле Эрин чувствовала себя словно кипящий котелок. Ее бурлящие эмоции рвались наружу, словно пар из-под крышки. Воздух в зале казался наэлектризованным от повисшего напряжения. Может быть, она так нервничает из-за мирных переговоров, но было что-то еще… Девушка ощущала подступающую тьму, нависший злой рок. Сила хотела ей что-то сказать?

– Беспокойство не красит тебя, – произнес Сайо.

– Знаю. Я чувствую себя… странно.

Выражение его обрамленного короткой бородкой лица не изменилось. Но он знал, когда к словам подопечной стоит прислушаться.

– Странно? Как именно?

Его голос успокаивал. Скорее всего, для этого наставник и заговорил c ней.

– Как будто… вот-вот должно что-то случиться. Я не могу толком объяснить.

– Это идет от Силы, от твоего дара эмпатии?

– Я не знаю. Просто что-то должно произойти.

Сайо обдумал ее слова.

– Что-то должно произойти, – повторил он и указал взглядом на массивные двойные двери слева от них, за которыми мастер Дар’нала и рыцарь-джедай Сатил Шен начали переговоры c делегацией ситхов.

– Конец войне, если нам повезет.

Она покачала головой:

– Нечто иное.

Девушка облизнула губы и заерзала на своем месте.

Оба некоторое время молчали. Эрин никак не удавалось сидеть неподвижно.

Сайо покашлял. Взгляд его карих глаз остановился на точке в другой стороне холла. Наставник произнес мягко:

– Они видят твое волнение и неверно его толкуют.

Эрин это и так знала. Она чувствовала их презрение. Словно камушки попали в ботинок и раздражают ее при ходьбе.

Двое ситхов в темных плащах, представители делегации, отправленной на Алдераан Империей, сидели на каменной скамье у дальней стены. Ситхов и джедаев разделяли не только пятнадцать метров полированного мраморного пола и два ряда величественных статуй. Между их мировоззрениями пролегла непреодолимая бездна.

В отличие от Эрин ситхи не выглядели взволнованными. Оба наклонились вперед, руки на коленях, тела словно напружинены. Адепты темной стороны не сводили глаз c девушки и ее наставника, как будто были готовы в любой момент вскочить на ноги. Неумение Эрин владеть собой вызывало у них презрительную усмешку, она видела это по изгибу губ мужчины.

Девушка решила отвлечься от ситхов и начала читать имена на пьедесталах статуй – Кирс Дорана, Велбен Орр, а об остальных она никогда не слышала. Из-за чувствительности к Силе присутствие ситхов навалилось на нее тяжестью. Она будто погрузилась глубоко в воду, и давление все увеличивалось. Казалось, глаза вот-вот лопнут. Вспышка боли стала бы сейчас спасением, но ничего не происходило, и взгляд девушки снова возвращался к паре ситхов.

Это были мужчина и женщина. Тонкий силуэт женщины утопал в темно-синем одеянии, глаза были узкими и блеклыми. Длинные темные волосы были собраны кверху и свисали c черепа, как петля палача. У худого мужчины, сидевшего рядом, была такая же желтоватая кожа, тусклые глаза и тот же блеск в них. Эрин предположила, что они брат c сестрой. У брата были темные волосы, а длинная борода, заплетенная в две косички, не скрывала его рябого, изрезанного шрамами лица. Оно напоминало землю после обстрела тяжелой артиллерией. Взгляд девушки упал на изящную тонкую рукоять светового меча мужчины. У сестры, напротив, она была массивной и довольно грубо сработанной.

Эрин предположила, что родители заметили у своих чад способности к Силе, когда те были еще маленькими, и отправили их учиться на Дромунд-Каас. В Империи так поступали со всеми чувствительными к Силе. Если так и было, то эти ситхи не переходили на темную сторону. Их участь была предрешена заранее. У них просто не было шанса стать кем-то еще.

Девушка задумалась, какой бы стала она сама, если бы родилась и выросла в Империи, а обучение проходила бы на Дромунд-Каасе. Обратили бы ее дар эмпатии на службу тьме, для пыток и мучений? Сайо как будто прочел ее мысли.

– Не жалей их, – c тяжелым акцентом сказал он на боччи. – И не сомневайся в себе.

Если такая проницательность и удивила Эрин, то лишь слегка – Сайо очень хорошо ее знал.

– Ну и кто из нас эмпат? – ответила девушка на том же языке.

– Они выбрали свой путь. Как и все мы.

– Знаю, – отозвалась она.

Ленир покачала головой, размышляя о пропавших впустую способностях. Ситхи следили за ее движениями пристально, c угрозой, словно хищники, преследующие добычу. Такими их растили в Академии на Дромунд-Каасе – на Вселенную они смотрели глазами охотников. Возможно, это объясняло непрерывную войну.

Но сейчас ситхи предлагали мир. И это было трудно объяснить.

Может, поэтому Эрин было не по себе?

Предложение о переговорах по поводу окончания войны от Императора ситхов грянуло как гром среди ясного неба. Неожиданное, непрошенное, оно потрясло правительство Республики. Представители двух сторон согласились встретиться на Алдераане, где ранее республиканские войска нанесли поражение стихам. Состав и численность обеих делегаций были строго ограниченны и заранее оговорены. К своему удивлению, Эрин была среди отобранных джедаев, хотя ее пост был вне зала переговоров.

– Этот выбор – честь для тебя, – напомнил воспитаннице мастер Заллоу, перед тем как она села на корабль до Алдераана. Эрин знала, что так оно и есть, но ей было нелегко c самого отлета из столицы. Еще тяжелее стало по прибытии на место. Это было не то, c чем она сражалась на Алдераане раньше. Что-то новое.

– Я в порядке, – сказала девушка Сайо, надеясь, что слова сотворят чудо и ей действительно станет лучше. – Наверное, просто не выспалась.

– Успокойся, – ответил он. – Все пройдет нормально.

Ленир кивнула, стараясь прислушаться к словам наставника и отсечь сомнения. Девушка закрыла глаза, чтоб не видеть ситхов, и вспомнила уроки мастера Заллоу. Эрин ощутила Силу внутри и вокруг себя, матрицу из светящихся линий, соединявших всех живых существ. Как всегда, линия мастера Заллоу ярко, как путеводная звезда, светилась в ее внутреннем пространстве.

Она скучала по учителю, по его мудрости и спокойствию.

Сосредоточившись на внутреннем состоянии, девушка мысленно выбрала точку в своем разуме, сделала в ней дыру и дала беспокойству вытечь сквозь нее.

К ней пришла невозмутимость.

Эрин открыла глаза и задержала взгляд на мужчине-ситхе. Ей не понравилось выражение его лица, насмешка и какое-то странное торжество во взгляде, но ни один мускул на ее лице не дрогнул. Девушка выдержала взгляд, неподвижная как статуя.

– Я слежу за тобой, – сказал ситх c другой стороны холла.

– А я за тобой, – ответила Эрин. В ее голосе была твердость.

Глава 2

ГНЕВ МАЛГУСА УСИЛИВАЛСЯ c каждым шагом на его пути к Храму. Сила откликалась на эмоции своего верного адепта, пьянила его своим могуществом. Ситх почувствовал, как солдат охватывает страх.

– Я сказал: остановитесь! – повторил командир.

– Не тронь их! – бросил Малгус Элине через плечо. – Они мои.

Тви’лека опустила руки и встала позади хозяина.

Трое охранников рассредоточились по дуге, их движения были острожными, бластерные винтовки наготове. За ними высился вход в Храм, огромный проем высотой пятнадцать метров.

– Кто вы? – спросил солдат.

Слова повисли в воздухе, застыв во времени. Малгус c помощью Силы увеличил свою скорость. В его руке оказался световой меч, и красная линия рассекла воздух. Он нанес удар первому стражнику, прочертив на его груди обугленную борозду, потом меч прошел сквозь солдата, стоящего слева. Направив Силу взмахом левой руки, ситх швырнул третьего о стену храма, переломав ему все кости.

Малгус почувствовал внезапный всплеск ужаса – это были еще два солдата на уступе слева. Они прицеливались, сжимая винтовки потными от страха руками, и уже готовились нажать на спусковые крючки. Владыка при помощи Силы метнул в них световой меч. Сверкающая красная дуга рассекла обоих, и меч вернулся в его ладонь. Малгус отключил его и повесил на пояс.

Его внимание привлек рев ракетного ранца. Стартовав c уступа над входом, мандалорка взлетела на огненной струе к окну одного из верхних ярусов Храма и исчезла внутри. Ситх знал, что она присоединится к нему во время битвы.

Он взглянул на хронометр. Время утекало. Осталось двадцать девять секунд.

Элина заняла позицию по правую руку, и они вошли в Храм.

Заходящее солнце отбрасывало перед ними длинные тени, бежавшие впереди словно черные вестники. Внутри царили тишина и покой, от которых скоро не останется и следа.

Сапоги Малгуса грохотали по отполированному каменному полу. Просторный холл был несколько сотен метров в длину. По обе стороны протянулись два ряда элегантных колонн высотой до потолка. Они придавали величавости пути к центру зала. Вверх по обе стороны убегали галереи и балконы.

Владыка почувствовал вокруг присутствие других солдат и джедаев.

Он взглянул на хронометр. Двенадцать секунд.

Какое-то движение промелькнуло справа, затем слева – c балконов выглядывали любопытные падаваны.

Шестеро джедаев в плащах c капюшонами спрыгнули вниз и заняли боевые позиции. Еще один джедай спускался по громадной лестнице в конце холла. Его узор Силы излучал могущество и уверенность. Мастер.

Одновременно семеро джедаев и Малгус c Элиной двинулись навстречу друг другу.

Все больше падаванов собиралось на верхних балконах и галереях. В восприятии ситха мерцали искорки отвратительной ему светлой стороны.

Ауры джедаев тяжестью навалились на Малгуса. Так же ощутимо действовало на них присутствие ситха. Энергия каждой из сторон искажалась присутствием другой.

Владыка мысленно продолжал отсчет.

Расстояние между ситхом и джедаями сокращалось, а его внутренняя мощь только росла.

Противники остановились в двух метрах. Мастер-джедай откинул капюшон. У него было открытое красивое лицо c легким румянцем и светлые волосы, поседевшие на висках. Малгус знал его имя по инструктажам разведки – мастер Вен Заллоу.

Внешне Малгус был полной противоположностью Заллоу – бледная кожа, грубые шрамы, голый череп. И в отношении Силы противники были словно день и ночь.

Шестеро джедаев, сопровождавших Заллоу, рассредоточились вокруг Малгуса и Элины, ограничив им пространство для маневра. Джедаи смотрели на ситха c осторожностью, как на пойманного хищника.

Тви’лека встала спиной к спине владыки. Он слышал ее дыхание, глубокое и ровное.

В холле воцарилась тишина.

Где-то наверху падаван прочистил горло. Еще один покашлял.

Заллоу и Малгус смотрели друг другу в глаза, но не говорили ни слова. Это было не нужно. Оба знали, что произойдет дальше, что неизбежно должно произойти.

Хронометр владыки запищал. В тишине просторного холла едва заметный писк прогремел как взрыв.

Звук послужил для джедаев сигналом к действию. Голубые и зеленые линии рассекли полумрак. Рыцари включили световые мечи, отступили на шаг и приняли боевые стойки.

Все, кроме мастера Заллоу. Малгус отдал ему за это должное, склонив голову в знак уважения.

Наверное, джедаи решили, что хронометр закончил обратный отсчет и сейчас разорвется бомба. Что ж, в каком-то смысле так и было.

Еще один звук нарушил тишину. Вой двигателей приближающегося корабля.

Малгус не обернулся. Он предпочел наблюдать за происходящим по реакции джедаев.

Рыцари отступили еще на шаг, глядя поверх Малгуса, на их лицах была нерешительность. Элина сильнее прижалась к нему спиной. Без сомнения, она уже видела корабль, который c ревом несся вниз к Храму.

Заллоу не отступил. Он не сводил взгляда c ситха.

Рев двигателей все нарастал и обратился в протяжный механический вопль.

Малгус увидел, как округлились глаза джедаев. Повсюду раздавались испуганные вскрики, но их тут же заглушил рев бронированного десантного транспорта, который на всей скорости врезался в фасад Храма.

Посыпались камни, пол задрожал от удара. Металл c визгом гнулся. Люди кричали. Взрыв осветил холл оранжевым пламенем – ситх видел отражение в глазах Заллоу. Выброс кислорода породил ударную волну, словно выдохнула гигантская пара легких.

Малгус не оборачивался. Он видел эту атаку тысячи раз на компьютерных моделях и точно знал, что сейчас происходит.

Из-за огромной скорости и массы корабль по инерции ехал по полу Храма, оставляя огненный след. Чудовищная махина выбивала камни, опрокидывала колонны, крушила балконы и давила обитателей твердыни джедаев.

Малгус так и не сдвинулся c места, так же как и Заллоу.

Корабль приближался. Вой металла, перемалывающего камни, разрывал уши ситха. Колонны продолжали падать. Элина прижалась к Малгусу – горящий разбитый корабль несся прямо на них. Но транспорт уже погасил инерцию и вскоре остановился.

Холл заполнился дымом и пылью. Воздух дышал жаром. Трещало пламя. Тишину разорвали крики – как удивленные, так и полные боли.

– Что они наделали?! – закричал кто-то.

– Врача! – позвал другой.

Малгус слышал, как хлопнули пиропатроны и на пол металлическим градом посыпались отстреленные крепежи. Следом грохнулась крышка защищенного мощной броней пассажирского отсека.

Заллоу впервые посмотрел поверх Малгуса, на его лице застыли удивление и растерянность. Ситху это доставило удовольствие.

Раздался протяжный, нестройный гул – пятьдесят воинов-ситхов в пассажирском отсеке одновременно включили световые мечи. Так началось падение Храма, падение Корусанта, падение Республики.

Перед глазами Малгуса промелькнуло видение, открытое ему на Коррибане, – Галактика, объятая пламенем. Откинув капюшон, он улыбнулся и активировал световой меч.


«Толстяк» уносился прочь от поверхности Орд-Мантелла. Зирид просканировал пространство, опасаясь, что у пиратов могли быть союзники на другом корабле, но его никто не преследовал. На время контрабандист позволил себе расслабиться.

Розовые облака верхних слоев стратосферы Орд-Мантелла скоро растаяли, и фрахтовик окутала тьма космоса. Планетарный контроль не запросил идентификацию, хотя пилот в любом случае не стал бы отвечать. Он отвечал только «Бирже», хотя ни разу не встречал лицом к лицу серьезных шишек из синдиката.

Зирид получал инструкции через связного, которого знал только по имени – Орен. Большую часть времени он летал вслепую: получал задания удаленно, забирал груз и выгружал, где ему говорили. Пилоту нравился такой анонимный вариант. Так он чувствовал себя не столь грязно.

Корр постарался, чтобы и «Биржа» получила о нем минимум сведений: там знали лишь то, что в прошлом он был пилотом и солдатом. По их данным, у него не было ни семьи, ни друзей. Узнай они об Арре, то могли бы использовать эту информацию против него. Зирид не мог этого допустить. Вдруг кто-то причинит ей вред…

Он понял, что снова сжал рычаг слишком сильно. Зирид расслабился, глубоко вдохнул и собрался c мыслями. Подготовившись внутренне, пилот набрал код защищенного подпространственного канала, который он использовал для связи c Ореном. Раздался глухой звук установленного соединения.

Связной не тратил времени на приветствия:

– Полагаю, все прошло хорошо?

По голосу Зирид предполагал, что это человек, мужчина лет сорока или немного за пятьдесят. Хотя этот тип мог использовать изменяющую голос технологию.

– Нет, – выдохнул Корр. – Там была засада.

Повисла пауза.

– Засаду устроили представители покупателя?

Зирид отрицательно покачал головой:

– Не думаю. Там были люди, которых я раньше не видел. Пираты. Может быть, наемники. Думаю, они убили тех, кто работал на покупателя, и захватили корабль.

– Ты уверен?

Пилот начал злиться.

– Нет, не уверен. Какая вообще может быть уверенность при такой работе?

Орен не отвечал. Зирид постарался успокоиться и продолжил:

– Я уверен лишь в том, что пилота, которого я ждал, парня по имени Ариго, там не было. Но его корабль был. Еще я уверен в том, что восемь парней c бластерами хотели прожечь во мне дыру, и не одну.

– Восемь человек. – Тон Орена стал жестким. Плохой знак. – Что c ними стало?

У Зирида создалось впечатление, что наниматель не вдумывался в его слова. Он просто сохранил их в памяти, чтобы позже проверить на несоответствия.

– Они мертвы. Я опередил их. Напал до того, как они успели со мной разделаться.

– Звучит… так складно, Зи-мен.

Зирид бросил взгляд на солнце Орд-Мантелла и подавил вспышку гнева. Если Орен заподозрит его в двойной игре или просто не поверит рассказу, одно слово этого типа оставит Арру сиротой.

– Складно? Дай я расскажу тебе, что значит «складно», Орен. Куча сделок сорвалась, потому что «Биржа» не хочет нормально вести дела c другими синдикатами, включая хаттов. А чаще всего сделки прогорают из-за утечек. Похоже, кто-то на «Бирже» сливает информацию.

Орен легко отбил этот выпад. Зирид почти восхищался им сейчас.

– Предположим, кто-то из моих пилотов думает, что есть утечка. Тогда он может решить, что это идеальный момент под шумок провернуть свое дельце и заработать. Особенно если у него много долгов. Скажем, была засада, восемь человек. И есть готовое оправдание – раздор между синдикатами, который ты упомянул.

– Для этого надо совсем c головой не дружить. А я дружу. Послушай, ты дал мне координаты для посадки на Орд-Мантелле. Отправь туда кого-нибудь, хоть дроида-разведчика. Ты увидишь, что там осталось. Но только быстрее, держу пари, кто-нибудь там приберется, и очень скоро.

– И… как же тебе удалось убить восьмерых?

Беседа принимала опасный оборот.

– Они оказались рядом c одним из контейнеров c гранатами, когда он взорвался.

Собеседник сделал паузу.

– Один из контейнеров взорвался?

Зирид ощутил ком в горле.

– Я потерял его при взлете. Но остальной груз в целости и сохранности.

Последовало долгое молчание. Пилот представил, как его наниматель перебирает в уме картотеку c файлами, соотнося эту историю c другими фактами о Зи-мене, которые он знал, – или думал, что знает.

– Это не моя вина, – оправдывался Зирид. – Найдете утечку – найдете и виновного.

– Ты потерял груз.

– Я спас груз. Если бы не этот ящик, вся партия товара осталась бы пиратам.

– Его бы вернули. А вот взорванные гранаты вернуть трудно, согласен?

– Меня бы убили.

– Тебе можно найти замену. Повторяю: ты согласен?

Корр не смог заставить себя ответить.

– Полагаю, твое молчание – знак согласия, Зи-мен.

Зирид уставился на динамик, а Орен тем временем продолжал:

– В лучшем случае тебе заплатят только за половину работы. Стоимость потерянного груза прибавится к твоему долгу. Он, если я ничего не путаю, и так уже превышает два миллиона кредитов. Закладная на корабль и еще ссуды на покрытие картежных долгов.

Орен все помнил правильно. «Биржа» оплела пилота по рукам и ногам. Ему хотелось отвесить кому-нибудь хорошего пинка, но в кабине не было ни души.

– Ты выставил меня в дурном свете, – сказал Орен. – И мне это совсем не нравится. Поэтому ты возместишь мне моральный ущерб.

Все это не предвещало ничего хорошего.

– И как?

– Перевезешь партию спайса, – ответил связной после паузы.

Зирид покачал головой:

– Я не вожу спайс. У нас был уговор…

Голос Орена всегда оставался спокойным, но его сила пробила бы броню.

– Уговор изменился. Он зависел от того, насколько успешно ты выполняешь текущие задания. Ты должен нам большую сумму кредитов, а мне еще и за моральный ущерб. Ты возместишь это несколькими перевозками спайса. Там большие деньги, потому этим и займешься.

Зирид молчал. Ему просто нечего было сказать.

– Все ясно, Зи-мен?

Контрабандист нахмурился, но ответил:

– Ясно.

– Возвращайся на Вулту. Я скоро свяжусь c тобой. У меня уже есть наготове идейка.

«Да уж, не сомневаюсь», – подумал Корр, но промолчал.

Связь отключилась, и Зирид разразился потоком ругани. Когда ему стало немного легче, фрахтовик вышел из гравитационного колодца Орд-Мантелла и его лун. Зирид проложил курс на Вулту и включил гиперпривод.

– Теперь я перевозчик спайса, – произнес он, и темнота космоса сменилась синевой гиперпространства.

Конвейерная лента под ногами начала ускоряться.


Эрин ощутила головокружение. Девушку захлестнула волна эмоций, природу которой она не могла определить. Какое-то мощное неоформленное чувство. Она словно плыла в нем и уже начинала тонуть.

– Что-то происходит, Сайо, – сказала Эрин, и голос ее дрогнул. – Не знаю что, но дело плохо.


Мастер-джедай и шестеро рыцарей прыгнули назад и, перевернувшись в самой высокой точке, приземлились в двадцати метрах, припав к земле.

– Да пребудет c нами Сила! – закричал Заллоу и включил меч.

Еще двенадцать джедаев выбежали из коридора за его спиной и спустились вниз по лестнице. В пыльном и задымленном зале их мечи казались лесом голубых и зеленых факелов. Джедаи молча готовились атаковать, но грохот сапог и сандалий по полу звучал как раскаты грома.

– Держись рядом, – бросил Малгус через плечо Элине.

– Хорошо, – ответила девушка, держа бластеры наготове.

Ситхи высыпали из горящего корабля. Они рычали, как голодные взбешенные звери. Алые линии рассекли пыльный воздух. Адептов темной стороны вел в бой повелитель Адраас, политический ставленник Дарта Анграла и вечный соперник Малгуса. Как и у большинства воинов-ситхов, за исключением Малгуса, его лицо полностью скрывала черная маска.

Малгус использовал свое отвращение к Адраасу, чтобы сильнее распалить гнев. Он просил позволения у Дарта Анграла вести атаку в одиночку, но тот настоял, чтобы его фаворит возглавил штурмовую команду.

Сбросив свой плащ и вместе c ним оковы, сдерживающие ярость, Малгус присоединился к общей атаке, заняв позицию перед Адраасом. Неукротимая ярость питала его могущество, он почти не чувствовал земли под ногами, лишь мощь темной стороны вокруг и внутри.

Справа и слева посыпались бластерные разряды. К битве присоединились два взвода республиканских солдат и открыли огонь по рядам ситхов.

Владыка, глубоко погруженный в Силу, кристально ясно видел траектории выстрелов. Не нарушая строя, он сдвинул меч вправо, потом влево, повернул его на десять градусов и отразил три разряда, убив тех, кто их выпустил. Во время битвы за Алдераан один солдат взорвал гранату прямо перед его лицом, так что повелитель всегда c удовольствием убивал их. Позади него Элина c бластерами в обеих руках поразила еще двух солдат.

Заклятые враги сошлись вплотную. Жажда крови ситхов противостояла спокойствию джедаев. Столетия вражды предшествовали этому моменту. Зал Храма стал ареной исторической битвы. Выживут лишь те, в ком велика Сила, они гораздо лучше познают ее, а слабых ждет погибель.

Волны Силы искажали звук и оставляли видимые следы в воздухе. Джедаи и ситхи c неистовством обрушились друг на друга. Малгус высматривал мастера Заллоу, но не мог отыскать его в ревущем хаосе тел, лиц и сияющих клинков, среди пламени и клубов пыли. Поэтому он выбрал наугад джедая из толпы, человека c голубым мечом и короткой бородкой, и бросился на него.

Владыка сомкнул обе ладони на рукояти меча и c помощью Силы нанес мощный рубящий удар, который мог рассечь человека пополам. Джедай уклонился, и голубой клинок скользнул к горлу ситха. Малгус успел поставить блок и пнул противника в живот. Джедай согнулся пополам и, шатаясь, отступил на пять шагов. Ситх высоко подпрыгнул, перевернулся в воздухе и, приземлившись позади джедая, пронзил его мечом насквозь. Рыча от жажды крови, Малгус начал искать новую жертву.

Рядом мелькнула бледно-лиловая кожа: Элина уклонилась от удара, нырнув под световой меч, упала на бок, одновременно раз шесть выстрелив из бластера. Ее противница, падаван-забрак c разрисованными рогами, отразила выстрелы и приближалась, чтобы снова атаковать. Тви’лека вскочила на ноги, продолжая стрелять, но падаван продолжала отражать выстрелы, неумолимо сокращая расстояние.

Малгус движением Силы отбросил девушку-падавана через весь холл, где она разбилась о колонну, из ее носа хлынула кровь. Элина продолжала стрелять, ее взгляд метался по полю битвы в поисках новых целей.

Битва ревела и бушевала. Джедаи и ситхи прыгали, крутились на месте, делали сальто. Красные линии скрещивались c голубыми и зелеными. Всплески Силы бросали тела об стены, выбивали камни из потолка, круша ими плоть. Холл заполнился какофонией звуков – крики, гул световых мечей, прерывистые очереди огнестрельного оружия. Малгус ликовал, оказавшись в самом сердце этого хаоса.

Он видел, как повелитель Адраас прыгнул в гущу отряда республиканских солдат. Приземлившись, ситх всплеском Силы раскидал их, как опавшие листья.

Малгус, чтобы не стоять без дела, выбрал наугад женщину-рыцаря в десяти метрах от себя, вытянул вперед левую руку, и из его пальцев вырвалась синяя молния. Рваные энергетические линии оставили просвет в рядах сражавшихся и поразили по пути двух падаванов. Достигнув женщины, молнии сбили ее c ног.

Она вскрикнула, когда разряд прошел насквозь. Ее тело на время стало полупрозрачным от насыщенной темной энергии. Малгус наслаждался смертными муками своей жертвы.

Владыка заметил, что Адраас смотрит на него, и насмешливо салютовал ему мечом.

Знакомый тонкий звук бластеров Элины привлек внимание Малгуса. Она пронеслась мимо него, словно лиловая вспышка, и перепрыгнула через тело поверженной женщины, не прекращая стрелять. Прижавшись спиной к колонне, тви’лека пригнулась, высматривая цели для своих бластеров. Служанка поймала взгляд хозяина, подмигнула и подала сигнал, что позади него что-то происходит. Малгус повернулся и увидел два десятка республиканских солдат, высыпавших в холл из бокового коридора. Они сразу же открыли огонь из бластерных винтовок. Элина начала отстреливаться в ответ.

Прежде чем Малгус успел расправиться c солдатами, откуда-то из-за его спины взлетела мандалорка. Ее ракетный ранец извергал огонь, а скрывавшая ее c головы до ног броня, серебристая c оранжевыми вставками, сверкала, отражая бушевавшее повсюду пламя. Зависнув в воздухе, словно дух возмездия, девушка выпустила две маленькие ракеты из установки на запястье. Они угодили в пол возле республиканских солдат – во все стороны разлетелись тела и камни, раздались крики. Вспыхнул новый пожар. Мандалорка сделала круг в воздухе, и огнеметы на ее предплечьях залили пламенем еще одну группу солдат.

Малгус знал, что ситхи берут верх и скоро все будет кончено. Он оглянулся, выискивая глазами Заллоу – единственного противника, достойного его внимания.

Однако его отвлекли. Владыку окружили три других джедая. Он отразил удар мужчины, перепрыгнул через нижнюю подсечку тогруты c оранжевой кожей и отрубил руку третьей нападавшей женщине, обезоружив ее. Потом ситх схватил ее за горло свободной рукой и, призвав Силу, сокрушил об пол.

– Алара! – вскрикнул мужчина.

Высоко перепрыгнув выпад мужчины, Малгус приземлился позади тогруты. Она отразила удар его светового меча, но не смогла защититься от всплеска Силы, отбросившего ее через весь холл на груду камней.

Малгус рычал. Жажда крови была так сильна в нем, что он готов был убивать своих же солдат, когда джедаев не останется. Ему не терпелось расправиться c кем-нибудь еще голыми руками.

Ситх нырнул под новый выпад мужчины, ринулся вперед и схватил его за горло. Малгус оторвал джедая от земли и держал на весу. Тот задыхался, в карих глазах не было страха, только боль. Малгус зарычал, сдавив сильнее, потом бросил тело на пол и наступил на него, вонзив меч в бок, тяжело дыша. Битва закручивалась вокруг него, он стоял в самом центре зловещей бури.

Наконец-то Малгус заметил Заллоу. Мастер-джедай сражался в десяти шагах от него. Он крутился на месте и уклонялся от ударов, меч двигался быстро и точно, как зеленая молния. Один ситх пал от его руки, потом другой. Повелитель Адраас приземлился прямо перед ним, пытаясь перехватить добычу Малгуса. Адраас присел и резанул Заллоу по коленям. Рыцарь перепрыгнул выпад и высвободил в ответ всплеск Силы, который протащил Адрааса на спине через весь холл.

– Он мой! – закричал Малгус, пробираясь через гущу сражения. – Заллоу – мой! – повторил он, минуя Адрааса.

Должно быть, мастер-джедай его услышал – он повернулся и встретил взгляд ситха. Элина тоже услышала голос хозяина. Тви’лека выглянула из-за колонны, увидела, к кому направляется Малгус, и несколько раз выстрелила в Заллоу.

Мастер-джедай, не сводя глаз c Малгуса, клинком отразил разряды обратно в сторону Элины. Два попали в цель, и, когда тви’лека начала оседать, Заллоу Силой швырнул ее о колонну.

Малгус застыл на полпути, даже его ярость на мгновение затихла. Он повернулся и долго смотрел на верную подругу, на рухнувшее на пол тело, закрытые глаза, две черные дыры, оставшиеся на шелковистой лиловой коже. Его любимица казалась смятым, отброшенным небрежной рукой цветком.

Ярость кипела в нем, переливаясь через край. Крик бешенства, дикий, первобытный и хриплый, вырвался из горла ситха. Вместе c ним из тела Малгуса высвободился взрыв Силы, разбив вдребезги ближайшую колонну. Каменные осколки разлетелись по всему холлу.

Он снова направился к Заллоу. Ярость и Сила волной неслись впереди него. Еще один джедай встал на пути Малгуса, высоко замахнувшись голубым клинком. Владыка едва заметил его. Он пробил слабую защиту джедая, сжал его горло Силой и задушил его. Отбросив тело в сторону, ситх снова двинулся к своей цели.

Заллоу, в свою очередь, тоже шел ему навстречу. Один из ситхов напал было на него слева, но рыцарь перепрыгнул меч противника, развернулся и сразил его.

Наконец Малгус и Заллоу сошлись. Они остановились в одном метре, изучая друг друга.

Еще один рыцарь-джедай вырвался из водоворота битвы и напал на Малгуса. Ситх увернулся от голубого клинка, ударил мужчину в живот, заставив согнуться пополам, и занес меч, готовясь добить его.

Бросившись вперед, Заллоу блокировал удар. Джедай и ситх встретились лицом к лицу, и окружающая битва перестала существовать.

Остались лишь Малгус со своей яростью и Заллоу со своим спокойствием.

Их мечи c шипением скрестились. Каждый использовал Силу, но ни у кого не было ощутимого преимущества. Малгус в бешенстве заорал в лицо Заллоу. Только сведенные брови и твердо сжатые губы выдавали напряжение мастера-джедая. В остальном его лицо оставалось спокойным, даже безмятежным.

Распалив свой гнев воспоминанием об Элине, Малгус оттолкнул Заллоу и обрушил на него каскад яростных рассекающих и рубящих ударов. Мастер отходил назад, парируя их, но не имея возможности атаковать. Малгус старался снести ему голову, но джедай снова и снова ставил блоки.

Ситх развернулся в воздухе и, призвав Силу, нанес удар ногой, который пришелся Заллоу в грудь. Джедай отлетел метров на десять, сделал в воздухе переворот и опустился на ноги, припав к земле, возле двух воинов-ситхов.

Оба сразу же бросились на него. Заллоу парировал один удар, перепрыгнул через второй и сделал молниеносный поворот c выпадом, сразившим обоих.

Малгус, сгорая от бешенства, метнул в Заллоу свой меч, Силой направляя его полет. Клинок c шипением прочертил алую дугу в воздухе, устремившись к шее врага. Но Заллоу воспользовался инерцией атаки на второго ситха и перепрыгнул через клинок.

Пока джедай был в воздухе, атаки он не ожидал, и Малгус Силой швырнул его о груду камней. Противник остался лежать ничком.

Малгус не медлил ни секунды. Его гнев достиг пика, он бешено заорал и бросился к Заллоу. Ситх прыгнул метров на двадцать в высоту, в полете он Силой призвал меч к себе, обеими ладонями сжал рукоять в обратном хвате и приготовился пригвоздить джедая к полу.

Но Заллоу в последний момент откатился, и багряный клинок по рукоять ушел в каменный пол Храма. Заллоу перепрыгнул через Малгуса, приземлился, припав к земле, включил меч и снова бросился на врага.

Не заботясь о грации и скорости, Заллоу обрушил на ситха шквал коротких мощных уколов и ударов. Малгус отбивал их один за другим, но не мог выбрать момент для контратаки, когда противник откроется. Сделав очередной выпад, Заллоу нанес рассекающий удар. Малгус парировал его, но джедай двинул ситха в челюсть рукоятью меча.

Заллоу выбил ему зуб, и респиратор съехал набок. Малгус ощутил вкус крови, но он был глубоко погружен в Силу и почти не ощутил боли. Однако ситх отшатнулся назад, как будто сильно оглушенный.

Решив, что противник открылся, Заллоу шагнул вперед и нанес рассекающий удар поперек горла.

Малгус знал, что джедай так сделает.

Владыка парировал удар поднятым вертикально мечом и сделал разворот, выбрав скрещение клинков точкой опоры. Во время движения он повернул меч и вонзил его в живот Заллоу. Алое энергетическое лезвие прошло насквозь.

Лицо джедая окаменело. Он замер, пронзенный алым клинком ситха. Взгляды врагов были прикованы друг к другу. Малгус видел пламя горящего Храма, отраженное в зеленых глазах мастера.

– Все это сгорит дотла, – объявил Малгус.

Мастер-джедай сдвинул брови – может, от боли или от отчаяния. В любом случае владыка получил удовольствие. Он подождал, пока свет в глазах Заллоу померкнет, после чего выдернул меч, и тело рухнуло на пол.


Это был шок, неожиданный и сильный, как бластерный разряд. Тело Эрин свело судорогой. Браслет спокойствия, подаренный мастером Заллоу, порвался, и коралловые бусинки в форме слезинок заскакали по полу.

Девушка согнулась пополам и застонала. Желудок свело. Холл поплыл перед глазами и начал вращаться. Ноги словно растаяли, и она куда-то скользила, падала. Слезы комом стали в горле. Ей хотелось закричать, чтобы облегчить боль, но из горла вырвался только сдавленный оборванный всхлип.

Через связь c Силой она ощутила вспышку агонии мастера Заллоу. Вместе c его последним вздохом на мгновение оборвалось и дыхание девушки. Линия жизни учителя, обычно такая яркая и такая близкая к ее, внезапно погасла.

Рядом резко вздохнул Сайо. Он тоже что-то почувствовал.

Несмотря на боль, на подступавшее отчаяние, реальность снова навалилась на Эрин. Она поняла это, вновь увидев глаза мужчины-ситха.

– Что это было? – спросил Сайо, его голос был встревоженным, но каким-то далеким.

Эрин подняла голову. Длинные волосы упали ей на лицо. Девушка оглядела зал. Оба ситха встали, их мышцы напряглись, в глазах было торжество.

– Нас предали, – ответила она едва слышно.

Девушка ничего не смогла сказать про смерть учителя, человека, заменившего ей отца.

К ее удивлению, ноги снова окрепли, и Эрин поднялась. Рядом были люди. Нет, это оказались статуи. Она же была на Алдераане, участвовала в мирных переговорах c ситхами.

И ситхи их предали. Эрин Ленир сражалась c ними на Алдераане – раньше, во время битвы за планету. И сразится c ними снова. Прямо сейчас.

– Откуда ты знаешь, Эрин?

В голосе Сайо было сомнение, но оно никак не повлияло на ее уверенность.

– Знаю, – резко выпалила она.

Ситхи тоже знали. Знали c самого начала. Девушка читала это по их лицам.

Ее сознание исключило все постороннее – остались только два ситха, и ничего более. Рев наполнил уши Эрин. Ее захлестнула волна боли и безумной ярости. Она слышала, как кто-то издалека зовет ее, повторяя ее имя, как заклинание, но сейчас это не имело значения.

Оба ситха смотрели на нее, приняв боевые стойки. Мужчина все так же презрительно ухмылялся, и изгиб его губ казался еще уродливее, чем шрамы на лице.

– Эрин! – Это Сайо звал ее. – Эрин! Эрин!

Они знали. Ситхи знали.

– Они все знали c самого начала, – повторила она скорее для себя, чем для Сайо.

– Что знали? Что произошло?

Девушка не стала отвечать. Она погружалась в Силу, растворяясь в ее мощи.

Казалось, время замедлилось. Эрин словно видела себя со стороны. Вот она бросилась через холл, лишь коралловые бусинки разлетелись из-под ног. Злость душила ее, пока она бежала мимо таких величественных и безмятежных статуй.

– Эрин! – закричал Сайо. – Не смей!

Она не потянулась к световому мечу. Нет, это будет слишком милосердное правосудие. Она отомстит за мастера Заллоу, разделавшись c ситхами голыми руками.

– Легкой смерти не будет, – процедила Ленир сквозь зубы.

Где-то в глубине сознания она понимала, что сорвалась и летит в бездну, что мастер Заллоу никогда бы этого не одобрил, но девушке было все равно. Боль была слишком сильной, слишком свирепой, и заглушала ее только жажда крови. Эти двое ситхов заплатят Эрин за все.

Мужчина достал световой меч, но, прежде чем он успел включить его, Эрин волной Силы швырнула обоих ситхов об стену. Две статуи, оказавшиеся рядом, от удара разлетелись на куски.

Ситхи, должно быть, использовали Силу, чтобы смягчить удар, иначе они бы так легко не отделались. Оба вскочили на ноги и разошлись на несколько шагов, освободив пространство для атаки. Брат и сестра схватились за рукояти, и воздух прорезали алые линии. Мужчина держал меч высоко над головой в незнакомой Эрин манере. Он ожидал нападения, балансируя на мысках. Женщина держала меч низко, используя разновидность среднего стиля.

Девушка услышала гул за спиной – Сайо активировал свой меч. Но она не собиралась останавливаться. При помощи Силы Эрин выбила рукоять из ладони мужчины, поймала его меч и отбросила в сторону. Ухмылка сползла c лица ситха.

Она бежала вперед, представляя, как вцепится врагу в горло. Ситх отправил в девушку всплеск Силы, но Эрин, сложив руки лодочкой, сформировала энергетический клин перед собой и отразила его волну в стороны. Еще несколько статуй повалились на пол и разбились. Сестра, попавшая под отраженный удар, отлетела шагов на десять назад.

Эрин приближалась – пять шагов, четыре… Мужчина принял боевую стойку. Никаких световых мечей, только рукопашная. Кровавая, беспощадная битва лицом к лицу.

Девушка, используя Силу, увеличила свою скорость и мощь. Она чувствовала, как эта мистическая энергия струится вокруг и внутри ее, превращая все ее тело в оружие возмездия…

– Эрин Ленир! – прозвучал властный голос мастера Дар’налы. – Рыцарь-джедай Эрин Ленир!

Сайо тоже звал ее:

– Эрин! Стой!

Вместе два этих голоса все же пробились к ее сознанию. Девушка споткнулась, замедлилась, остановилась. Рассудок взял верх, и она смогла выразить то, что было у нее на уме. Не сводя глаз c мужчины, Ленир выпалила:

– Ситхи предали нас, мастер Дар’нала. Переговоры были просто уловкой.

Дар’нала некоторое время молчала.

– Ты… почувствовала это?

Слезы уже почти хлынули из глаз Эрин, но она заставила себя сдержаться. Девушка кивнула, не в состоянии говорить.

Слова мастера были для нее как удар в живот:

– Послушай меня, Эрин. Я знаю. Знаю. Пойми, Корусант теперь в руках Империи.

У девушки перехватило дыхание. Бессмыслица какая-то. Корусант, сердце Республики, в руках врага?

– Что? – спросил Сайо. – Как? Я думал…

– Не может быть, – пробормотала девушка. Должно быть, она ослышалась. Она отвернулась от ситха, который снова ухмылялся, и перевела взгляд на руководителя делегации.

Мастер Дар’нала стояла под одной из арок анфилады. Ее кожа была еще пунцовее, чем обычно. Тогруту сопровождали сенатор Ам-рис и старший рыцарь Сатил Шен. Сенатор, хмурый цереанин c морщинистым лицом и ершиком жестких седых волос, возвышался над обеими. Он выглядел потерянным и встревоженным.

Сатил, напротив, была как будто под напряжением, взгляд открытый и пронзительный, каштановые волосы растрепались. Маска внешнего спокойствия не скрывала бушующих эмоций.

Похоже, ни Ам-рис, ни Сатил не замечали беспорядка в холле. Они казались слишком потрясенными, чтобы интересоваться обстановкой, словно беженцы c пустым взглядом, осматривающие руины чего-то несоизмеримо большего. Только мастер Дар’нала осталась невозмутимой, ее взгляд не упустил ни одной детали: она отметила и разбитые скульптуры, и боевую стойку Эрин.

Ленир гадала, что произошло в зале переговоров. В ней забрезжила мимолетная надежда, что ее коллеги догадались о предательстве ситхов и арестовали или убили их посланников. Но надежда исчезла, как только глава имперской делегации, повелитель Барас, вышел из зала и встал рядом c Дар’налой.

Его изъеденное морщинами лицо было исполнено самодовольства, на губах играла довольная ухмылка. У него были темные волосы, зачесанные назад в узел, темные глаза и такое же мрачное одеяние. По холлу разнесся его высокий баритон:

– Да, это правда, джедай. Ты не ослышалась. Корусант пал.

Сатил напряглась, ее рука сжалась в кулак. Ам-рис поник. Дар’нала на мгновение прикрыла глаза, будто внутренне собираясь, чтобы сохранить спокойствие.

– И c этого дня, – объявил повелитель Барас, – Корусант принадлежит Империи.

– Как?.. – начала было Эрин, но Дар’нала предостерегающе подняла руку:

– Ни слова больше. Ни слова.

Вопрос так и вертелся у девушки на языке, но она промолчала.

– Отключите меч, – приказала тогрута Сайо, и тот повиновался. Женщина-ситх поступила так же.

– Что здесь произошло? – спросил Барас, глядя на брата, сестру и обломки статуй.

Мужчина-ситх поклонился, при помощи Силы вернул обратно свой меч и повесил на пояс.

– Маленькое недоразумение, повелитель Барас, ничего более. Простите за шум.

Барас пристально посмотрел на мужчину, потом перевел взгляд на женщину.

– Хорошо, что все не закончилось кровопролитием. В конце концов, мы здесь, чтобы обсудить мир.

Казалось, руководитель имперской делегации едва сдерживается, чтобы не расхохотаться. Ам-рис бросился к нему. Сатил схватила сенатора за плащ, будто за поводок.

– Мир? Вы разыграли здесь фарс!

– Сенатор, – произнесла Дар’нала, взяв его за руку, но Ам-рис не желал успокаиваться. Он дал выход своему гневу. Тон сенатора набирал обороты:

– Вы здесь не затем, чтобы обсуждать мир! Это просто обманный маневр, чтобы тайно атаковать Корусант! Вы подлые лжецы, и место вам…

– Сенатор, – настойчиво повторила тогрута, и ее тон повлиял на Ам-риса. Он замолчал, только дыхание осталось частым и тяжелым.

Повелитель Барас, казалось, и вовсе не заметил срыва Ам-риса:

– Вы заблуждаетесь, сенатор. Империя здесь для того, чтобы обсуждать мир. Мы просто хотели убедиться, что Республика c бо́льшим вниманием отнесется к нашим требованиям. Должен ли я считать эту истерику свидетельством того, что ваша делегация не заинтересована в дальнейших переговорах?

Ам-рис залился краской и забормотал проклятия, но тут вмешалась Дар’нала:

– Переговоры продолжатся, повелитель Барас.

– Вы всегда были голосом мудрости, Дар’нала, – сказал ситх. – Империя ждет вас за столом переговоров завтра в это же время. Если этого не произойдет, обстоятельства могут сложиться… печально для жителей Корусанта.

Кожа Дар’налы потемнела еще сильнее, но голос ее остался спокойным:

– Наша делегация все обсудит и свяжется c вами завтра.

– Буду ждать c нетерпением. Приятного отдыха.

Ам-рис обругал Бараса по-цереански, но тот сделал вид, что не слышит.

Пока республиканцы, обескураженные и разбитые, пробирались через руины в холле, Эрин почувствовала на себе насмешливый взгляд своего противника-ситха и едва сдержала вспышку гнева. Прежде чем выйти из помещения, девушка опустилась на колени и подобрала одну коралловую слезинку из своего браслета.

Глава 3

МАЛГУС СМОТРЕЛ НА РУИНЫ. Обшивка корабля все еще дымилась и кое-где оплавилась. Кусочки прогоревшего металла усеяли пол. Колонны и часть стен превратились в груды камня. По уцелевшим стенам и потолку бежали трещины. Свет заходящего солнца прочертил линии в пыльном воздухе. Было убито много ситхов, но джедаев и республиканских солдат пало еще больше – тела были разбросаны повсюду. Кое-где звучали стоны. Мандалорка стояла на месте разрушенного входа в Храм со шлемом в руке. Солнце играло в ее длинных волосах. Взгляд девушки скользил по руинам, жесткая линия рта не выражала никаких эмоций. Видимо, почувствовав взгляд Малгуса, она посмотрела на него и кивнула. Владыка кивнул в ответ – один воин отдал дань уважения другому. Девушка снова надела шлем, повернулась и, включив ранец, взмыла в небо Корусанта. Империю известят о сумме гонорара.

Из пятидесяти ситхов, штурмовавших Храм, в живых осталось где-то двадцать. К досаде Малгуса, среди них оказался и повелитель Адраас. Впрочем, его это не удивило. Разделенные горой развалин, противники тоже обменялись взглядами, но никакой взаимной поддержки или благодарности друг другу не выразили.

Когда битва закончилась, пережившие ее ситхи собрались возле десантного корабля. Воины приветствовали своего предводителя, кулаки взмыли в воздух. Какое-то время Адраас просто стоял и смотрел на соперника, затем неохотно присоединился к чествованию. Малгус не придал значения этой задержке. Пока.

Он кивком ответил на приветствия.

– Вы служите Империи, – проговорил он. – И Силе.

В ответ снова раздались приветственные крики.

Откинув ногой в сторону оружие Заллоу и деактивировав собственный меч, Малгус перешагнул через тело мастера-джедая и зашагал по обломкам, направляясь к Элине. Он ощущал на себе взгляды воинов, любопытный взор Адрааса, но чувства обуяли Малгуса, и сейчас ему было все равно.

Владыка опустился на колени и бережно поднял подругу на руки. Ее тело было теплым, она дышала. Рваные черные раны, оставленные отраженными Заллоу разрядами, зияли на плече и груди. Кости были целы.

– Элина! Открой глаза, Элина.

Ее веки задрожали и поднялись.

– Верадун, – прошептала она.

Служанке не стоило произносить его имя перед другими ситхами. Рука Малгуса сжалась в кулак c такой силой, что суставы болезненно хрустнули. Девчонка никогда – никогда! – не должна вести себя фамильярно c ним перед другими воинами.

Тви’лека почувствовала гнев своего покровителя – залилась краской, сжалась, не сводя глаз c его кулака. Ее глаза расширились.

Малгус понял, что Элина осознала свой проступок, и гнев его улетучился. Он разжал кулак и протянул ей руку.

– Можешь встать?

– Да. Спасибо, хозяин.

Он рывком поднял служанку на ноги, не заботясь о ранах. Девушка вздрогнула от боли и оперлась на хозяина. Малгус позволил. От боли тви’лека c трудом дышала.

– Вызови бригаду медиков c «Твердыни», – приказал он Адраасу.

Тот недовольно прищурился. Без сомнения, он счел, что такое задание ниже его достоинства.

– Ты слышал Дарта Малгуса, – переадресовал он приказ ситху, стоявшему рядом. – Вызывай медиков.

– Нет, – прервал Малгус. – Это сделаешь ты, Адраас.

Мгновение соперник пристально смотрел на него, глаза его пылали гневом. Потом Адраас все же спрятал свою злость, c его лица исчезло всякое выражение.

– Как пожелаете, Дарт Малгус.

Снаружи загрохотали взрывы, похожие на раскаты грома, – началась массированная бомбардировка. Флот Анграла атаковал Корусант.

– Я сообщил Дарту Ангралу, что Храм захвачен, – сообщил Адраас c легким вызовом в голосе. – К сожалению, вы были… заняты другими делами в это время.

Взгляд Адрааса упал на Элину, затем вернулся к ее хозяину.

Малгус смотрел на своего врага. Его кулак сжался, но владыка подавил вспышку гнева. Этот выскочка не испортит вкус его победы.

– На сей раз я прощаю тебе нарушение субординации, но не вздумай повторить это, – предостерег Малгус. – А теперь убирайся c глаз долой.

Адраас покраснел от гнева, его рот перекосило от злобы, но, как подчиненный, он не осмелился возражать. Ситх слегка поклонился и отошел.

Без любопытных глаз Малгус поддерживал Элину уже гораздо нежнее. За разрушенным входом в Храм открылось чистое небо. Вместе они смотрели, как имперские бомбардировщики рассекли красно-оранжевые облака Корусанта и залили город огнем.

– Узрите же, хозяин, – прошептала ему девушка. – Это ваша победа. Я в порядке. Ступайте.

Его подруга не была в порядке, и владыка знал это. Но он должен был все это увидеть.

Малгус оставил раненую тви’леку, пересек холл и оказался у превращенного в руины входа. Статуи джедаев, прежде выстроенные перед Храмом, лежали разбитые у его ног. Этот миг был кульминацией всей его жизни.

Небо усеяли имперские корабли. Бомбы сыпались как дождь и взрывались черными, алыми и оранжевыми брызгами. Вверх повалили клубы дыма. Несколько летевших в небе спидеров были сбиты имперскими истребителями. Повсюду запылали пожары. Небоскреб горел, превратившись в огненный столб. Взрывы заставили землю сотрясаться и стонать. Временами до Малгуса доносились крики. Горстка республиканских истребителей попыталась организовать оборону, но их тут же окружили имперские силы и смели прочь.

Он связался «Тьмой», командным крейсером Анграла.

– Дарт Анграл, вы слышали, что Храм джедаев захвачен?

За спиной предводителя шумел капитанский мостик.

– Слышал. Ты хорошо потрудился, Дарт Малгус. Сколько воинов погибло во время штурма?

– Адраас не сказал вам?

Верховный владыка не стал отвечать, дожидаясь, пока подчиненный сам даст ответ на его вопрос.

– Около тридцати, – неохотно ответил Малгус.

– Хорошо. Я пришлю корабль, чтобы забрать тебя и твоих людей.

– Я лучше подожду.

– Зачем?

– Хочу увидеть, как горит Корусант.

– Понимаю, старый друг. Я прослежу, чтобы Храм не бомбили. Пока что.

Малгус отключил связь. Он сел, скрестив ноги, у руин входа в Храм. Скоро еще несколько ситхов присоединились к нему. Вместе они смотрели на зарево пожара.


Где-то через двадцать стандартных минут появился имперский медицинский транспорт. Он прорвался через клубы дыма и скопление других имперских кораблей, поднявшихся в небо, и приземлился в облаке пыли на широкой аллее, ведущей к Храму. Оба пилота поприветствовали Малгуса из кабины.

Люк отъехал в сторону, и два человека в серо-голубой форме Имперского медицинского корпуса заспешили вниз по трапу. Оба несли чемоданчики c инструментами и лекарствами. Без сомнения, у них была военная подготовка, но по откормленным рыхлым телам врачей было ясно, что они давненько не видели тяжелой полевой работы. За ними вышагивали медицинские дроиды на двух ногах. Их полированные серебристые бока отражали зарево городского пожара. Дроиды везли тележки c медикаментами и трехуровневые носилки.

Малгус встал и подошел к ним. Глаза врачей расширились – их напугало его исчерченное шрамами лицо. Они одновременно отдали честь.

– Внутри есть раненые, – сообщил им Малгус. – Это моя служанка, тви’лека. Позаботьтесь о ней, как заботились бы обо мне.

– Повелитель, но она инородец, – неуверенно возразил старший. Его щеки покрывала дневная седая щетина. – Вы наверняка знаете, что имперские медицинские бригады не возят c собой специального оборудования…

Малгус шагнул вперед, и рот доктора захлопнулся.

– Позаботьтесь о ней, как заботились бы обо мне. Вы поняли?

– Да, повелитель, – ответил доктор, и медики поспешили дальше.

Новые взрывы сотрясали город. Бомба попала в электростанцию, и гигантская вспышка плазмы взвилась на полкилометра в небо. Звено СИД-истребителей c хорошо заметными изогнутыми крыльями промчалось над Храмом. Ситхи приветствовали их ликующими криками.

Из Храма появилась Элина, от боли она сжала зубы. За ней, беспокойно хмурясь, шел врач.

– Прошу вас, госпожа, – повторял он, глядя на Малгуса со страхом. – Прошу вас.

Глаза девушки удивленно распахнулись, когда она увидела весь масштаб разрушений. Малгус встал перед ней.

– Иди c врачами, – сказал он. – Там ждет медицинский транспорт. «Твердыня» сейчас на орбите, c остальными крейсерами. Жди меня там. Я найду тебя, когда закончу здесь.

– Я не нуждаюсь в заботе, хозяин.

– Делай, как я приказываю, – распорядился владыка, хотя в его голосе не было жесткости.

Она сглотнула, улыбнулась и склонила голову.

– Благодарю, повелитель, – сказал доктор Малгусу. – Пойдемте, госпожа.

Он осторожно взял Элину за руку и проводил ее внутрь транспорта.

С неба падали бомбы. Республика умирала.

После того как медицинская бригада осмотрела и приняла на борт раненых, ситхи погрузили на корабль тела погибших. Их отправят на Дромунд-Каас или Коррибан для всех полагающихся церемоний. Жаль, Адраас не оказался среди них.

Когда транспорт поднялся в воздух, Адраас, снова скрывший лицо под маской, подошел к Малгусу и встал рядом.

– Что делать c телами джедаев? – спросил он.

Малгус задумался. Джедаи хорошо сражались, особенно Заллоу. Они превратно понимали Силу, но тем не менее владыка хотел отдать им последние почести.

– Их Храм будет им могилой. Взорви здесь все.

– Я отдам приказ бомбардировщику…

Ситх отрицательно покачал головой и повернулся к сопернику. Они были примерно одного роста, и Адрааса не пугала внешность Малгуса.

– Нет, – сказал Малгус. – Взрывчатки на десантном корабле более чем достаточно. Используй ее.

– Это приказ… повелитель?

Владыка c трудом сдержал себя в руках.

– Именно ситхи должны уничтожить Храм джедаев, а не имперские пилоты. Или ты не согласен, Адраас?

Тот, похоже, об этом не задумывался. Малгуса это не удивляло. Его соперник тоже превратно понимал Силу, к тому же понятие о чести было ему почти незнакомо. И все же он сделал так, как было приказано.

Через некоторое время взрывчатка была заложена, и Малгус держал в руке дистанционный детонатор. Он взглянул на Храм в последний раз – на его башни, ярусы, опрокинутые статуи, грандиозный вход, превращенный в жалкие руины ударом десантного корабля. Ситхи собрались вокруг своего предводителя.

– Может, отойти на безопасное расстояние? – спросил Адраас.

Малгус презрительно взглянул на него:

– Это и есть безопасное расстояние.

– Мы в двадцати метрах от входа, – возразил его соперник.

Глядя Адраасу в лицо, Малгус нажал на кнопку. Прозвучала серия глухих раскатов. Взрывы начались где-то глубоко внутри Храма и постепенно приближались к поверхности, подрывая фундамент грандиозной постройки. Из входа вырвалось облако пыли и мелких обломков. Начались взрывы на верхних уровнях, они становились громче, мощнее. Камни дробились. Большие куски падали c фасада Храма и разбивались оземь. Внутри полыхало пламя. Так ломался хребет Ордена джедаев.

Гигантское здание, столетиями бывшее символом Ордена, начало проседать и обваливаться. Башни рушились, высокие шпили крошились, будто в замедленной съемке. Струи огня и каменные обломки c огромной скоростью вырвались из осыпающегося входа.

Малгусу не нужно было укрытие. Он погрузился в Силу, развернул руки ладонями наружу и создал прозрачную энергетическую стену перед собой и воинами. Его собратья-ситхи присоединились к нему, повторив жест повелителя, умножив его мощь. Камни и обломки забарабанили по созданному барьеру, как шрапнель. Струя пламени ударила в него и разбилась на два потока, как вода, огибающая камень.

Храм продолжал медленно гибнуть, обваливаться внутрь, складываться, превращаясь в курган. А потом все закончилось.

Густое облако пыли, словно погребальный саван, повисло над горой каменных обломков и кусков металла, которая раньше была оплотом Ордена. На верхних уровнях могли остаться выжившие джедаи, но Малгуса это не заботило. Рано или поздно они умрут под завалами.

– Так же падет и Республика, – провозгласил он.

Вокруг раздались победные крики ситхов.


Представители республиканской делегации молча пересекали холл. Никто из них не знал, что сказать. Эрин старалась внутренним усилием сдерживать всеобщее смятение. Скорбь, ярость, разочарование – так сменялись эмоции и девушки, и ее спутников. Даже Дар’нала c трудом сохраняла концентрацию, хотя внешне выглядела спокойной.

Наконец мастер нарушила молчание. Тон ее был сугубо деловым:

– Мы должны как можно скорее связаться c мастером Зимом. Мне нужен его совет.

– Мы даже не знаем, жив ли он, – возразила Сатил. – Если Корусант пал…

Участники делегации, как один, остановились на этих словах. Эрин и Сайо обменялись растерянными взглядами. Девушке еще не пришло в голову, что мастера Зима тоже могло уже не быть.

– Я бы почувствовала, если бы он… погиб, – сказала Дар’нала, кивая, будто пытаясь убедить себя. – Установите c ним соединение по защищенному каналу, Сатил.

– Да, мастер Дар’нала.

– Никто не должен покидать планету, – объявила им всем Дар’нала. Эрин заметила, что глаза ее покраснели. – Когда разнесется весть об атаке, пресса потребует комментариев. Мы будем молчать, пока не определимся c выбранным курсом. С этого момента я говорю от имени всей делегации. Согласны?

Все кивнули, даже Ам-рис.

– Окончательное решение принимать Республике, сенатор, – обратилась к нему Дар’нала. – Джедаи, разумеется, остаются вашими советниками.

Ам-рис ссутулился под тяжестью произошедших событий.

– Мне нужно обсудить ситуацию c тем, кто в данный момент возглавляет Сенат, – сказал он.

– Возможно, Сената уже нет, – возразила Дар’нала. – Вам придется действовать от его имени. Вы можете проконсультироваться со своими советниками здесь. Мы поддержим вас, каким бы ни было окончательное решение.

Беспокойные морщины прорезали лоб Ам-риса. Он проглотил комок и кивнул.

Они брели по пустым коридорам, погруженные в уныние. Для переговоров освободили здание Верховного совета. Даже алдераанскую стражу перевели на наблюдательные посты снаружи. Окна выходили во внутренний двор c ухоженным газоном и подстриженными кустами, нежно журчащими фонтанами и элегантными скульптурами, но у Эрин сейчас было ощущение, что они внутри гробницы. Что-то умерло в этом здании.

Мысли девушки метались в беспорядке. Каждый из делегатов, казалось, хотел что-то сказать, но продолжал хранить молчание. Наконец Эрин решила озвучить то, о чем думали все:

– Эта агрессия не должна остаться безнаказанной, мастер.

Сатил и Сайо слегка кивнули в знак согласия. Дар’нала неподвижно смотрела в окно на прекрасный умиротворяющий пейзаж.

– Боюсь, у нас нет выбора. Канцлер мертв…

– Мертв? – переспросила Эрин.

– Мы видели, как это случилось. – Сатил кивнула, ее голос дрогнул. – Имперский флот атаковал Корусант. Похоже, что их основными целями стали Сенат и Храм джедаев.

– Сомневаюсь, что они на этом остановятся, – произнес Ам-рис.

– В Храме были падаваны, – тихо произнес Сайо.

Сатил продолжила:

– Пока мы не представляем себе численности имперских сил и ущерба, который они способны нанести.

– Мы не можем отдать им Корусант, – возразила Ленир.

Все замолчали, пораженные.

– Я согласна, – в конце концов ответила Дар’нала. – Нельзя этого допустить.

– Нельзя? – переспросил Сайо.

Эрин c трудом верила своим ушам. Джедаи оказались обманутыми, они не смогли защитить Республику, не справились c возложенной на них ответственностью. Мастер Зим должен был предвидеть план ситхов. Пока они шли, девушка смотрела в окна, но едва замечала прекрасный пейзаж c бегущей рядом рекой.

Эрин сражалась c имперскими войсками на Алдераане, тогда они заставили врага отступить. И сейчас она хотела только одного – сражаться снова.

Голос Дар’налы вернул ее к реальности:

– Как ты узнала, что ситхи атаковали Корусант? Еще до того, как мы вышли из зала переговоров, Эрин?

– Я не узнала, – призналась девушка. – Это было неточно. – Она попыталась сдержать эмоции, но не смогла. – Я только поняла, что… мастера Заллоу убили. А когда увидела взгляд того ситха…

Сайо сделал шаг к своей воспитаннице, как будто стараясь защитить ее от горя.

– Значит, мастер Заллоу мертв, – повторила Дар’нала, каменея. Ее тон был жестким, но горе прорывалось на поверхность. – Ты уверена?

Ленир кивнула и ничего больше не сказала, силой воли выстроив стену, сдерживающую слезы. Казалось, Сайо хотел утешить ее, но не стал.

– Мы все оплакиваем его, Эрин, – сказала Дар’нала. – И других погибших сегодня.

Девушка не смогла сдержать гнев:

– И все же вы хотите, чтобы мы продолжили переговоры? С теми, кто это сделал?

Дар’нала остановилась и повернулась к Эрин. Девушка поняла, что перешла черту. Мастер не повысила голос, но огонь в ее глазах мог испепелить.

– На Корусанте миллиарды жителей. Детей. Их жизни зависят от того, насколько разумно мы будем действовать. Нельзя рубить сплеча. Сейчас ты говоришь не думая. Не дай эмоциям затуманить разум.

– Она права, Эрин, – сказал сенатор Ам-рис, положив руку на плечо девушки. – Мы должны думать о благе Республики.

Эрин знала, что оба ее старших товарища правы, но это не играло роли. Так или иначе она добьется справедливости. За смерть мастера Заллоу ответят.

– Простите меня, мастер, – сказала она. – И вы, сенатор.

– Я все понимаю, – сказала Дар’нала, и группа двинулась дальше. – Поверь, я прекрасно все понимаю.


Сидя в кресле пилота, Зирид безуспешно пытался поспать хотя бы несколько часов, пока «Толстяк» несся через синий туннель гиперпространства. Вместо этого он переживал по поводу новой поставки. А еще по поводу той, которая последует за ней, и так далее. Он беспокоился за свою дочь. Кто будет заботиться о ней, когда он – теперь Зирид осознавал это со всей неизбежностью – погибнет во время очередного задания? Нора, в которой он оказался, становилась все глубже, и, сколько бы он ни копал, выход не приближался.

Сигнал известил об окончании прыжка. Пилот отключил подсветку кабины. Фрахтовик вышел из гиперпространства, и синий цвет за бортом снова уступил место черному бархату.

Вдали пылал шар звезды Вулты. Саму планету тоже было видно. Ее дневная сторона сияла во тьме космоса, словно россыпь голубых и зеленых драгоценностей.

По прибытии в систему Вулты Зирид мгновенно почувствовал себя легче. Он наконец-то мог не думать о работе. Мысли о встрече c Аррой всегда подбадривали его.

Корр запустил двигатели, и «Толстяк» помчался вперед. Пилоту уже не терпелось снова увидеть дочурку. На подлете к планете он переключил корабль на автопилот и стал дожидаться пеленга от планетарного контроля.

Пока длилось ожидание, Зирид подключился к каналу новостей Голосети. Маленький экран в кабине показал репортаж о мирных переговорах на Алдераане. Корр уже и забыл о них. С тех пор как он ушел c военной службы, война между Империей и Республикой как-то мало его занимала. Зирид знал, что отряд «Хаос» хорошо проявил себя на Алдераане, да и все, пожалуй.

На экране имперская делегация входила в здание, где проходили переговоры. После комментария показали республиканскую делегацию. Зириду показалось, что среди джедаев мелькнуло знакомое лицо.

– Остановить изображение и увеличить правую часть.

Картинка замерла. Да, это была она. Эрин Ленир. Те же длинные песочные волосы, те же зеленые глаза. Она слегка сутулилась, словно боролась c порывами ветра. Девушка обладала даром эмпатии – она читала эмоции окружающих.

Зирид не видел ее много лет. Они подружились, когда служили вместе на Балморре. Корр узнал, что эта девушка-джедай тоже хороший пилот и прекрасный солдат. Зирид зауважал ее. Возможно, это было взаимно, ведь он тоже был отличным солдатом, но летал лучше. Эрин никогда не напивалась c Зиридом или другими бойцами, но всегда ходила c ними в кантину. Просто чтобы наблюдать.

Возможно, девушка приходила потому, что ей нравилось, как бурно и весело десантники отмечали успешное завершение очередного задания, ведь все они остались живы. В этот момент суровые бойцы были спокойными и расслабленными. Корр помнил ее доброе лицо и глаза, которые, похоже, понимали все. Ее открытость манила к себе пьяных солдат, как магнит. Всем хотелось заглянуть в ее зеленые глаза и признаться в чем-то сокровенном. Наверное, это было нелегко, но все же Эрин всегда была рядом, чтобы выслушать и подставить плечо. Всегда.

На экране появилось изображение Корусанта, и диктор произнес:

– До сего дня, когда внезапная атака…

На панели замигал сигнал входящего вызова. Зирид выключил новости. Он ждал запроса от планетарного контроля и собирался было ответить, но остановился. Это оказался зашифрованный подпространственный канал, который он использовал для переговоров c «Биржей».

Проклятье!.. Меньше всего Зириду сейчас хотелось разговаривать c Ореном, ведь он был так близок к Вулте. Пилота переполняла радость от скорой встречи c дочерью, и он не хотел думать о делах.

Сигнал продолжал настойчиво мигать.

Зирид сдался. Выругавшись, он ударил по кнопке c такой силой, что пластоид треснул. Корр напрягся в ожидании.

– Чего? – рявкнул он.

Мгновение Орен не отвечал ничего, потом заметил:

– Если бы голосовой анализ не подтвердил, что это ты, я бы подумал, что ошибся.

– У меня голова сейчас занята другим.

– Да? – Орен сделал паузу, словно дожидаясь более подробного объяснения. Но его не последовало, и связной продолжил: – Как я упоминал раньше, есть срочное дело. Доставка требует пилота экстра-класса. Такого, как ты, Зи-мен.

– Я только что c задания, Орен. Мне нужно время…

– Эта работа покроет все твои долги.

Зирид вытянулся в струну. Он не ослышался?

– Повтори?

– Ты все слышал.

Пилот не мог поверить своим ушам. Лишь несколько часов назад он думал о том, что никогда не рассчитается c «Биржей». А сейчас Орен предлагал ему списать все долги. Зирид постарался, чтобы его голос звучал ровно:

– Просто доставка?

– Да, доставка.

– Какой груз? – Следующее слово он выдавил c трудом: – Спайс?

– Да.

– Пункт назначения?

Похоже, лететь предстояло в горячее местечко, раз его работодатель так расщедрился.

– Корусант. – Орен произнес название неохотно, как будто ожидая, что Зирид тут же откажется.

– И всего-то?

– Ты хоть слышал, что я сказал?

– Слышал. Корусант. Так в чем подвох?

– Подвох?

– Корусант не самая горячая точка в Галактике. По сравнению c тем, к чему я привык, это раз плюнуть. Так в чем загвоздка?

– Ты что, не смотрел голоновости?

– Я был в гиперпространстве.

– Ах да, – усмехнулся Орен. – Империя атаковала Корусант.

Зирид наклонился ближе, потом еще ближе, не уверенный, что правильно расслышал. Будничный тон его собеседника совершенно не соответствовал смыслу сказанного.

– Повтори. На Алдераане проходили мирные переговоры. Я только что видел по Голосети. Так о какой атаке речь?

– О самой настоящей. Имперский флот на орбите вокруг планеты. Их войска оккупировали Корусант. Никакой другой информации пока нет, поскольку Империя глушит любые исходящие c планеты сигналы.

У Зирида в голове все это никак не укладывалось. Империя не смогла бы атаковать ни одну из планет Ядра, а уж тем более столицу.

– Как они смогли преодолеть защитное поле? Бессмыслица какая-то.

– Я не знаю деталей, да и плевать мне, Зи-мен. Как я понимаю, это была внезапная атака, прямо в разгар мирных переговоров. В любом случае дерзости Империи можно только позавидовать. Ты ведь сражался c ними, не так ли, Зи-мен?

Зирид кивнул. Он не раз вступал в перестрелки c имперскими войсками, сначала бойцом республиканской армии, потом… ну, кем он теперь стал. На секунду у контрабандиста промелькнула нелепая мысль, что ему нужно вернуться в армию, но он обругал себя за глупость.

– Остальное узнаешь из Голосети, – добавил Орен. – А пока начинай планировать рейс.

Ах да. Рейс.

– То есть ты хочешь, чтобы я отправился на грузовике, набитом спайсом, на планету, оккупированную Империей? Ты сказал, что все каналы связи отключены. Орбитальный трафик тоже сведен к минимуму. Я не смогу проскочить, даже если полечу втемную. Меня взорвут прямо в космосе.

– Ты найдешь возможность.

– Жду твоих предложений.

– Я не сомневаюсь, ты что-нибудь придумаешь.

– По крайней мере, можно подождать, пока все уляжется. Империя наверняка восстановит регулярные коммерческие перевозки через неделю или около того. Поэтому…

– Не получится.

– Должно получиться.

– Нет. Груз нужно доставить немедленно.

Зириду все меньше и меньше нравилось это дело. Предчувствие подсказывало, что скоро опять запахнет жареным.

– Почему?

– Тебе ни к чему это знать.

– Я должен знать, если я полечу. В чем я еще не уверен.

Орен на мгновение замолчал, затем выдал:

– Это энгспайс.

У Зирида дыхание перехватило. Неудивительно, что эта поставка покроет все его долги. Химически модифицированный спайс не только вызывал сильнейшую зависимость, он изменял биохимические реакции в мозгах наркоманов так, что только определенный вид энгспайса мог удовлетворить их дальнейшую потребность. Обычный спайс уже не годился. Торгаши называли этот наркотик «привязью», потому что все его потребители оказывались в их полной власти. Они могли взвинтить цену и не стеснялись это делать.

– У нас есть покупатель на Корусанте, у которого истощились запасы. Ему нужно, чтобы этот груз был доставлен на планету в ближайшее время, несмотря на военный конфликт и любые другие события. И ты знаешь почему.

Зирид знал:

– Если потребители не получат нужный им вид энгспайса, у них начнется ломка. А если они переживут ее…

– Они преодолеют свою зависимость к этому виду, и наш покупатель потеряет рынок. Понятно, почему он так беспокоится.

– И поэтому «Биржа» может задрать цену.

– Отчего тебе же лучше, Зи-мен. Высокомерный тон не к чему.

Зирид пожевал губами. Его слегка мутило. С одной стороны, всего одна поставка – и он будет свободен. С другой, Корр однажды видел притон подсевших на энгспайс, еще когда служил в армии, на Балморре. Зрелище было жутким.

– Нет, – ответил Зирид. Для твердости он бросил взгляд на Вулту, где его ждала дочь, и отрицательно покачал головой. – Я не могу. Спайс сам по себе та еще дрянь, а энгспайс и того хуже. Я найду другой способ погасить долг.

Голос Орена стал жестким:

– Не найдешь. Ты можешь погибнуть, пытаясь переправить этот груз. Или не пытаясь. Ты меня понял?

Зубы пилота заскрипели.

– Да. Я понял.

– Рад за тебя. Вот так на это и смотри. Сделаешь эту перевозку – рассчитаешься c «Биржей». А может, и вообще исчезнешь, как знать? А не сделаешь – сыграешь в ящик, и всем будет плевать.

Орен тихо засмеялся в восторге от своей изобретательности, а Корру хотелось сейчас только одного – придушить мерзавца.

– Тогда я хочу больше, – произнес контрабандист. Если предстояло вываляться в грязи, он предпочитал иметь на руках достаточно кредитов, чтобы купить душ для своей совести. – Не просто полный расчет. Я хочу двести тысяч кредитов сверх оплаты долга, причем сто тысяч еще до того, как приземлюсь на Вулте, так что в твоем распоряжении четверть часа.

– Зи-мен…

– Это не обсуждается.

– Нужны деньжата на ставки?

– Вроде того.

– Хорошо. Будет сделано. Первую сотню переведут на твой счет еще до приземления.

Зирид от злости закусил губу. Надо было запросить больше!

– Когда я вылетаю?

– Груз сейчас на пути к Вулте. Ты стартуешь сразу же, как только я дам отмашку.

– Хорошо. – Зирид сделал глубокий вдох. – Это все, Орен?

– Да.

– Тогда я хочу добавить еще кое-что.

– Что же?

– Чем больше я узнаю тебя, тем больше хочется прострелить тебе голову. Хотел сказать тебе это хотя бы раз. Без разницы, заплатят мне двести тысяч или нет.

– Вот поэтому ты мне и нравишься, – усмехнулся его работодатель. – Сообщишь планетарному контролю, что корабль называется «Красный карлик», и посадишь его, следуя инструкциям. Я свяжусь c тобой, когда прибудет партия.

– Ее погрузят на борт «Толстяка» или я полечу на другом корабле?

– Пока не знаю. Наверное, мы загрузим «Толстяка» как обычно – при помощи модифицированных дроидов техобслуживания. Точно скажу позже.

– Если я полечу на другом корабле, проследи, чтобы он был очень быстрым.

– Буду на связи.

– Хорошо, – ответил Зирид, хотя ничего хорошего не было. Он отключил канал, откинулся в кресле и уставился в темноту.


Дар’нала отпустила Эрин и Сайо, скорее всего, чтобы руководители делегации могли проконсультироваться c мастером Зимом в закрытом режиме. Не зная, чем еще заняться, девушка вернулась в свои покои для…

Для чего?

Эрин не знала, что делать. Ей казалось, что надо что-то сделать, но она не представляла что. Девушка ела, не ощущая вкуса пищи, ходила по комнате, медитировала, стараясь приглушить боль разными делами.

Когда это не помогло, она включила Голосеть, чтобы посмотреть новости. Как и ожидалось, во всех репортажах были встревоженные обсуждения имперской атаки на Корусант и ее последствий для мирных переговоров. У Эрин не было сил слушать репортеров, и она отключила звук.

Съемок Корусанта после атаки не было, поэтому девушка предположила, что Империя глушит все сигналы. Вместо прямых включений на экране мелькали архивные кадры столицы Республики – миллионы спидеров, свупов и аэрокаров густым потоком летели над улицами, закованными в дюракрит и транспаристаль. Площади и бегущие дорожки наводнили тысячи горожан.

Картинка сменилась видом Храма джедаев, снятого c воздуха. Эрин не могла оторвать глаз от башен и ярусов здания. Вдоль широкой аллеи, ведущей ко входу в Храм, выстроились статуи древних мастеров c поднятыми вверх световыми мечами.

Как удивлена и поражена была Эрин, в первый раз проходя под этими статуями вместе c мастером Заллоу. Она была ребенком, и статуи, и сам Храм казались ей невероятно огромными.

– Теперь это твой дом, Эрин, – сказал тогда учитель и улыбнулся ей как-то особенно, как умел только он.

Эрин думала о том, как Храм выглядит сейчас, после атаки, – стоит ли он вообще? Она представила, как мастер Заллоу вместе c рыцарями-джедаями и падаванами принял бой c врагом в тени этих статуй. Недавно и она сама сражалась c ситхом среди алдераанских статуй.

Девушка представила, как учитель падает и умирает. Слезы снова хлынули из глаз. Эрин постаралась сдержаться, но не смогла. Она не контролировала свои эмоции и, скорее всего, не хотела. Боль от смерти мастера Заллоу – это все, что осталось ей в память о наставнике.

Вдруг Эрин поразила неожиданная мысль, которая сразу же стала идеей фикс, укоренилась в сознании, во всем ее существе, и избавиться от нее уже не получалось. Ей нужно увидеть лицо убийцы мастера Заллоу, узнать его имя. Она хотела этого, нуждалась в этом. Тогда она сможет отомстить за смерть учителя.

Чем больше девушка размышляла над этим решением, тем сильнее верила в его правильность.

Но здесь, на Алдераане, она ничего не сможет узнать. Эрин догадывалась, что решат Зим, Дар’нала и Ам-рис, что они должны решить. Руководители делегации продолжат переговоры, превратившиеся в насмешку, и примут все условия ситхов. Они предадут память мастера Заллоу и всех джедаев, которые сражались и погибли в битве за Храм.

Это было подло, и Эрин не собиралась участвовать в этом фарсе. Ярость переполняла ее, и она разразилась потоком брани – длинным потоком цветистых фраз, которых она не вспоминала c юности.

Через некоторое время раздался резкий стук в дверь.

– Кто это? – спросила она все еще грубым и раздраженным тоном.

– Это Сайо. Ты… в порядке? Я слышал…

– Это было видео, – соврала она и отключила экран. – Мне сейчас хочется побыть одной, Сайо.

– Ты не должна взваливать все на себя, Эрин, – произнес он после долгого молчания.

Но память о мастере Заллоу была ее ношей, ее бременем, и ничьим больше.

– Ты знаешь, где меня найти, – добавил Сайо.

– Спасибо, – поблагодарила она, но слишком тихо, чтобы наставник мог расслышать.

Эрин осталась в одиночестве. Часы шли, день сменился ночью, и от мастера Дар’налы или Сатил по-прежнему не было вестей. Девушка попыталась уснуть, но не смогла. Ее пугало то, что могло принести утро.

Эрин лежала в постели в темноте, глядя в потолок. Почти полная луна, подернутая дымкой, залила комнату мертвенно-бледным светом. Все выглядело тусклым, призрачным, нереальным. На мгновение ей показалось, будто она уже спит. Как, если не во сне, такое могло случиться? Как джедаи могли потерпеть такое поражение?

Она снова и снова слышала голос мастера Дар’налы: «Боюсь, у нас нет выбора».

Слова причиняли такую боль, потому что были правдой. Джедаи не могли пожертвовать Корусантом. Республика и Совет джедаев подпишут договор. Придется. Все, что им остается, – обсудить условия, которые, без сомнения, будут выгодны Империи. И самой долгожданной наградой для предателей-ситхов станет капитуляция джедаев.

Эрин понимала, что такой курс продиктован жесткой необходимостью, но в глубине души ее не покидало ощущение, что все это неправильно. Мастер Дар’нала и сенатор Ам-рис были не правы. Прежде такие крамольные мысли никогда не приходили ей в голову. И от этого тоже было больно. Все так изменилось для нее.

Горе и гнев охватили ее, кулаки сжались, крик подступил к горлу. Эрин начала глубоко и размеренно дышать, стараясь вновь обрести контроль. Она знала, что мастер Заллоу не одобрил бы этого.

Но учитель был мертв, пал от рук ситха.

И скоро Орден предаст его память из соображений политической необходимости.

Ее мысли снова и снова возвращались к мастеру Заллоу. Вспоминались не уроки, а его улыбка, строгие, но полные заботы выговоры по поводу ее выходок. Эрин знала, как учитель гордился воспитанницей, когда ее посвятили в рыцари-джедаи.

Дело было вовсе не в педагогическом процессе. Это были узы, связавшие их.

Смерть наставника оставила зияющую дыру внутри. Эрин боялась, что это опустошит ее. Девушка знала, что это за дыра.

Любовь.

Она любила мастера Заллоу. Он был ей как отец. Девушка ни разу не говорила ему об этом, а теперь уже не сможет. Эрин и не представляла, насколько эта потеря подкосит ее. Осталась лишь боль, но боль необходимая, питавшая ее.

Это Орден направил Галактику по пути, где добро в итоге было побеждено злом. На сердце Эрин тяжким грузом легла заповедь джедаев о непривязанности, которая погребла человеческие чувства. Ее чувства.

И что же в этом хорошего, раз все так обернулось?

Мысли метались в беспокойстве, и ей захотелось встать. Все равно не уснуть. Она поставила ноги на ковер, опустила голову и попыталась упорядочить царивший в голове хаос.

Эрин вдруг поняла, что она до сих пор в своей одежде, а не в ночной рубашке. Она пересекла комнату и через раздвижные двери вышла на балкон. Свежий ветер растрепал ее волосы. В воздухе чувствовался насыщенный аромат цветов и земли. Ворковала ночная птица.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

Ланварок – традиционное оружие ситхов. Одевается на запястье и стреляет маленькими металлическими дисками c заточенными краями. – Здесь и далее примеч. перев.