книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Дэни Вейд

Здесь живет наша любовь

Глава 1

– Я полагаю, наша встреча проходит в условиях максимальной конфиденциальности?

– Конечно, – ответила Жасмин Харден, хотя прежде ей не приходилось заверять в этом потенциального клиента.

– Тогда я буду откровенен.

Она посмотрела на Ройса Бразьера, когда он расхаживал перед ней в деловом костюме и галстуке. Из окон во всю стену открывался вид на реку. Идеально. Красивый мужчина на красивом фоне. Когда он на секунду остановился, она увидела на его шее под воротником нечто похожее на татуировку.

Жасмин быстро опустила глаза. Она точно знала, что у нее все написано на лице, поэтому решила думать только о делах.

– Кроме того, – продолжал он, снова повернувшись к ней, – если произойдет утечка информации, я буду знать источник. Вы меня понимаете?

Да, Ройс помогал ей сосредоточиться на делах. – Моя компания морских перевозок успешно развивается, но я хочу вывести свой бизнес на новый уровень. Для этого я собираюсь привлечь к работе определенную семью, которая, я надеюсь, возьмет на себя большую часть финансирования.

Ройс нахмурился. Жасмин почти чувствовала, о чем он думает.

– Эта семья очень альтруистична, и поэтому я хочу организовать мероприятие по сбору средств, чтобы привлечь ее внимание.

– Значит, результатом мероприятия должна стать деловая сделка? – Хотя она понимала логику Ройса, вывод все равно ее разочаровал. У этого красивого генерального директора, похоже, нет сердца…

– Это только бизнес. Я выпишу чек, когда вы сделаете свою работу.

Обрадовалась ли она? Нет. Хотя Жасмин регулярно работала с высокопоставленными бизнесменами в этом городе, ей еще никогда не приходилось иметь дело с таким расчетливым и хладнокровным человеком.

– Почему я? – тихо спросила она.

– Я собрал о вас сведения, – сказал Ройс, глядя на нее в упор. – Вы хорошо известны в кругах, из которых я хочу привлечь определенных людей. Ваши клиенты очень довольны вашей работой, и мы с вами привлекаем к работе одних и тех же поставщиков – лучших в городе Саванна.

От его похвалы Жасмин должна была почувствовать себя лучше, не так ли?

– Мой секретарь получил о вас замечательные отзывы. Вас считают лучшим организатором торжественных мероприятий в регионе.

– Я действительно работаю только с лучшими из лучших. И доверяю только им.

И зачем он родился таким красивым? И холодным. Она фыркнула, подумав, что он похож на робота.

– Проблемы? – спросил Ройс, прищурившись. Кажется, он решил, что она насмехается над ним.

– Нет. – По крайней мере, она не хихикнула. Это определенно было бы проявлением непрофессионализма. – Какой вид благотворительности вы бы предпочли? – сказала она, пытаясь вернуть разговор в нужное русло.

– Выберите сами то, что считаете нужным.

Жасмин моргнула. Так она еще ни разу не работала с клиентами.

– Мне просто необходима вечеринка, которая привлечет внимание, – продолжал он. – Похоже, эта семья участвует в нескольких благотворительных проектах. О, и мне надо устроить свою вечеринку менее чем через два месяца.

– По-вашему, я волшебница?

На этот раз Ройс слегка улыбнулся:

– Надеюсь, это так. В противном случае мероприятие пройдет слишком поздно, и я не получу то, что мне необходимо. Могу ли я рассчитывать на вас?

– Послушайте, я сомневаюсь, что подхожу для этой работы. – У нее сложилось ощущение, что работать с Ройсом будет все равно что ходить по минному полю.

Он остановился и уставился на нее:

– Почему нет?

«Вы слишком красивы, амбициозны и холодны».

Но она не могла сказать об этом вслух. В мозгу Жасмин крутилось немало вопросов, пока она задумчиво смотрела на Ройса. Она много слышала о Ройсе Бразьере, но не встречалась с ним до сегодняшнего дня, несмотря на частые контакты с представителями элиты Саванны. Один из самых молодых миллиардеров города, достигший успеха в быстрорастущем судоходном бизнесе, он бывал только на вечеринках для избранных. Ройс имел репутацию сдержанного человека и целеустремленного бизнесмена и прикладывал серьезные усилия ради расширения своих деловых контактов.

Он олицетворял собой власть и профессионализм. Ей вдруг захотелось пригладить свои и без того идеально уложенные волосы. Жасмин тоже была профессионалом, но у нее часто складывалось ощущение, что она работает нянькой, особенно после того, как в ее доме появилась Рози.

– Послушайте, – попыталась она объясниться, подыскивая слова, которые понял бы Ройс. – Я понимаю, благотворительные вечеринки – отличный способ получить положительные отзывы в прессе, но мероприятия, которые я организую, отличаются сердечностью.

– Хорошо. Пусть вечеринка будет сердечной. Жасмин не знала, как заставить его понять, что такая работа не для нее. К ее облегчению, у него зазвонил мобильный.

– Да, Мэттью? – произнес он.

– Мне жаль беспокоить вас, сэр, но ваш адвокат только что получил бумаги, которые вы запрашивали.

– Мне надо срочно их прочесть. – Он повернулся к Жасмин: – Извините, я выйду на секунду.

– Нет проблем. – У нее будет время, чтобы собраться с силами.

Жасмин огляделась. Обстановка его кабинета показалась ей безликой. Никаких книг или журналов. Никаких фотографий семьи или друзей. На стене красовалось только фото большого здания.

Жасмин не представляла, как можно работать в такой аскетичной обстановке. Она знала многих людей, заботилась о многих людях, но семья была ее основной поддержкой. Мало кто знал о том, какова она за пределами работы. Потеряв родителей в подростковом возрасте, Жасмин не представляла, что с ней случилось бы, если бы она потеряла других членов своей семьи.

Ройс хочет, чтобы она организовала мероприятие, – в конце концов, это ее работа. Но полное отсутствие у него личного интереса или страсти пугало ее. И хотя некоторые благотворительные организации не требовали, чтобы благотворитель слишком вовлекался в процесс, Жасмин не хотела работать именно так.

Но как ей убедить его, что необходим более душевный подход?

– Итак, что вы скажете?

Улыбка на лице Ройса, вернувшегося в кабинет, была настолько привлекательной, что у Жасмин заныло в груди. Она встречала много сильных, симпатичных мужчин, но Ройс был лучше всех. Честно говоря, она не знала, как ей на него реагировать.

– Поговорим о контракте?

Жасмин кивнула, стараясь сохранить нейтральное выражение лица.

– Да, но у меня несколько условий, – сказала она.


Ройс Бразьер взволнованно смотрел на женщину перед собой и старался не показывать свое смятение.

Жасмин не похожа на тех головорезов, с которыми он ежедневно имел дело. Однако он увидел стальной блеск в ее васильково-голубых глазах.

– По-моему, планировщики событий не ставят условий, – заметил он.

Жасмин с вызовом подняла бровь. Но, судя по тому, как она крепко обхватила руками колени, она бравировала.

– Для меня это не просто работа, – произнесла она. – Я придерживаюсь определенных принципов.

– Назовите цену.

– О, дело не в цене. – Жасмин помолчала, разглядывая его. – Речь о вашем участии.

Ройс настолько увлекся ее красотой, что не понял, куда Жасмин клонит.

– Я вас не понимаю…

– Я с радостью организую для вас вечеринку, у меня уже есть отличные идеи. И не поймите меня неправильно. Мечта любого организатора – свобода действий. Но, как я уже сказала, у меня есть определенные принципы. Контракт потребует от вас участия в каждом этапе процесса подготовки.

– Наверное, мы могли бы обсуждать детали по телефону. – Хотя он с удовольствием пообщался бы с ней снова. Ее голубые глаза и изящная фигура впервые за долгое время отвлекали Ройса от мыслей о делах.

– Вы будете посещать все встречи, которые я считаю необходимыми: с поставщиками и представителями благотворительной организации, которую мы поддерживаем.

Что? Погодите-ка!

– Ничего не получится, дорогая. Мне надо управлять бизнесом. Именно поэтому я нанимаю вас.

– Мне тоже надо заниматься делами. И я должна оберегать свою деловую репутацию. Вы должны принимать участие в подготовке вечеринки. Либо вы принимаете мои условия, либо мы не сработаемся.

Ройс попытался понять, что происходит:

– В этом городе полно других профи в этой области.

Жасмин любезно кивнула, и Ройс снова почувствовал, что за ее красивой улыбкой скрывается железная воля.

– И вы можете связаться с любым из них, – сказала она. – Однако ни у одного из них не будет опыта, который есть у меня с вашей целевой аудиторией.

Она встала и подошла к двери. Как ей удается так чувственно смотреть на него через плечо?

– Хочу вам напомнить, что я лично знаю Джефферсонов и частенько бываю на их вечеринках в качестве гостьи.

Ройс был в шоке. Как она узнала?

– Вы ведь имеете виды на семью Джефферсонов, не так ли? – спросила она. – Я тоже собирала о вас сведения.

Она вышла за дверь. Ройс был под впечатлением, хотя знал, что не должен так реагировать на Жасмин. Сексуальная и умная женщина. У нее слишком много преимуществ перед другими.

Глава 2

– Он точно знал, чего хотел, – сказала Жасмин сестрам, – и он не собирался мне уступать. – Он ни разу не сталкивался с такими, как ты, – ответила Уиллоу и усмехнулась.

Средняя сестра Жасмин была южанкой крепкого телосложения с темпераментом под стать ее медно-рыжим волосам. Жасмин обладала таким же характером, но при необходимости прикидывалась тихоней. Она не кричала и не плакала, но не сдавалась до тех пор, пока не потухала последняя искра надежды.

Она выглядела как леди, но ее характеру позавидовало бы большинство мужчин. И все потому, что в ее жизни было много трагедий.

– Ну, полагаю, я оставила ему пищу для размышлений, – сказала Жасмин.

– Значит, ты была в своем синем платье?

Жасмин нахмурилась:

– Я надела это платье не для того, чтобы соблазнить его. Оно выглядит очень презентабельно.

Ее сестры обменялись понимающими улыбками. Жасмин постаралась не обращать на них внимания. В конце концов, она лучше других знала, что небольшое декольте помогло бы ей быстрее добиться желаемого. Она была бы дурой, если бы отказывалась использовать свои природные данные, которые помогли ей устроить обеих младших сестер в университет. При этом все было совершенно респектабельно.

– Ну, возможно, платье немного помогло, – тихо призналась она, когда Тетушка вышла на кухню с Рози.

Посмотрев на свою приемную дочь и других дорогих ей людей, Жасмин выбросила из головы сегодняшнюю утомительную встречу.

Она потянулась к шестимесячной Рози. Девочка была в пижаме, от нее пахло лавандовым мылом. Усадив Рози себе на колени, Жасмин глубоко вздохнула.

– Я люблю тебя, малышка, – прошептала она, уткнувшись в черные кудряшки Рози, потом улыбнулась пожилой женщине: – Спасибо, Тетушка.

– Всегда пожалуйста. – Тетушка наклонилась и обняла Жасмин и Рози.

Жасмин не справилась бы с девочкой без Тетушки в первые шесть месяцев. На самом деле она не была их тетей, а нянчилась с матерью Жасмин и Уиллоу, когда та была маленькой. Тетушка вернулась в Саванну, когда их мать больше в ней не нуждалась.

Но когда родители девочек умерли, оставив их одних в очень раннем возрасте, Тетушка перевезла их в Саванну. Жасмин была подростком, а ее сестры были еще моложе. Тетушка растила их в этом доме и ни разу не жаловалась.

Каждая из девочек очень любила ее.

Самая младшая сестра Жасмин, Айви, присоединилась к ним за столом с тарелкой овсяного печенья, которое Тетушка испекла, пока все были на работе.

– Я встречала Ройса Бразьера на заседаниях комиссий по планированию транспортных перевозок, так как он владеет одной из крупнейших судоходных компаний на Восточном побережье, – произнесла Айви, и ее ярко-голубые глаза широко раскрылись. – Он довольно мрачный тип.

Все за столом навострили уши.

Айви продолжала:

– Он красавчик. Но я слышала, он занимается только бизнесом. Круглосуточно.

Жасмин закивала:

– Это я сразу поняла.

Уиллоу надула губы:

– И что в этом хорошего?

– Выполнять приказы намного проще, когда их отдает кто-то приятный, – сказала Айви и состроила гримаску.

Жасмин бросила в сестру салфетку, и сонная Рози хихикнула.

– Мне сейчас не до отношений с мужчинами, – сказала она.

Ее сотовый телефон тихо звякнул, и Жасмин взглянула на экран.

– Тем более что он трудоголик, – закончила она, передавая Рози своей младшей сестре.

Она не ожидала увидеть имя Ройса на экране в такое время. Жасмин полагала, что он не примет ее условия. Это огорчило ее, потому что она могла бы взяться за эту работу. Но у нее свои принципы. Ей надо об этом помнить.

– Это Жасмин, – ответила она, идя к двери. Ее сестры вытаращились друг на друга, и Тетушка одарила их снисходительным взглядом.

– Это Бразьер.

Жасмин улыбнулась:

– Чем могу быть вам полезна?

– После тщательного обдумывания я решил пересмотреть наши условия, если это еще возможно.

– Можно узнать почему?

– Ну, вам, безусловно, есть что мне предложить.

Ей показалось, что его тон стал интимнее. Он продолжал:

– Итак, я соглашусь с вашими условиями. В разумных пределах.

– А именно?

– Я буду присутствовать на встречах с благотворительной организацией и поставщиками. Но не стану украшать комнаты, завязывать бантики и раскладывать подарки по пакетам. Понятно?

Хорошо, что он не видит улыбку Жасмин.

– Пришлите мне свои требования по электронной почте, и я их рассмотрю.

– Вам неудобно сейчас разговаривать? – спросил он.

– Ройс… Мистер Бразьер, уже почти девять часов.

– Вашему мужу не нравится, что вы болтаете по телефону?

Решив игнорировать его вопрос, чтобы оставить Ройса в неведении, она спросила:

– А разве вас не ждет ваша семья?

– Нет. У человека с моим расписанием не должно быть семьи. Это было бы несправедливо.

Жасмин подумала о маленькой девочке в соседней комнате – о том, как иногда ей было трудно уходить по утрам от Рози. Конечно, она не могла оставаться дома с малышкой. К счастью, ее родные развлекали Рози до тех пор, пока ее мама не возвращалась домой.

– Похвально, что вы так думаете, – сказала она.

– Это просто практичный подход к делу. Но вы не ответили на мой вопрос.

Жасмин не планировала на него отвечать.

– Работать круглосуточно вредно.

– А вы ложитесь спать в девять вечера? – спросил он.

Этот разговор определенно не был деловым, потому что Жасмин уже представляла, как лежит с Ройсом в постели.

– Я буду ждать от вас электронное письмо, – сказала она, надеясь, что говорит без придыхания.

Отключив телефон, она вернулась в комнату. Ее сестры молчали, пока она не попыталась молча пройти мимо них. И тут их понесло.

– О, Ройс, – с выражением произнесла Айви. – Я просто обязана получить от вас электронное письмо.

– А ваша жена не против того, что вы разговариваете по телефону? – поддразнила Уиллоу.

– Он первым начал, – запротестовала Жасмин.

– А ты уцепилась за подвернувшуюся возможность.

– У нас с ним деловые отношения. – Почему у нее такое чувство, что она пытается убедить саму себя?

– А могли бы быть неделовыми, – сказала Тетушка, когда Жасмин взяла спящую Рози на руки.

Жасмин понизила голос:

– И ты туда же, Тетушка.

– Твоя мать не хотела бы, чтобы ты была одна. Сестры замерли от слов Тетушки. Она редко вторгалась в их личную жизнь. У нее был очень короткий брак, и она не имела права давать советы о любви, как она сама не раз заявляла.

– Я не одна, – настаивала Жасмин. – У меня есть ты, девочки, Рози. Зачем мне мужчина?

– Я тоже люблю эту малышку и всех вас, девочки, – сказала Тетушка. – Но ты живешь затворницей. Твоя мать, несмотря на все, что она потеряла, верила в любовь. Она хотела бы, чтобы вы были счастливы.

Жасмин посмотрела на своих сестер, которые смущенно поглядывали друг на друга. У них был узкий круг знакомых, куда не проникал ни один случайный человек. Ни один мужчина не приглашался домой на ужин.

Тетушка кивнула, глядя на нее.

– Уединение не защитит тебя от боли, Жасмин. – Она грустно улыбнулась. – Пора, мои дорогие.

– Пора что? – спросила Уиллоу.

Жасмин не хотела этого знать. Рози была той переменой, с которой она могла справиться в своем безопасном маленьком мире. Проблемы у нее возникали только на работе, и ее это устраивало. Но когда Тетушка говорила голосом всезнайки, происходило нечто необычное, хотели они того или нет.

Пожилая женщина встала и подошла к двери. Жасмин слышала, как она поднимается по лестнице. Через какое-то время Тетушка вернулась, присела на стул рядом с Жасмин и протянула ей футляр с ювелирным украшением. Уиллоу и Айви наклонились к столу, чтобы лучше видеть.

– Ваша мать просила передать вам это. – Тетушка открыла футляр. – Это было среди ее вещей, вместе с письмом.

Внутри лежало кольцо с изумрудом в виде слезинки, окруженным декоративной золотой филигранью. Все непроизвольно ахнули. Кольцо было великолепным.

– Подождите! – сказала Уиллоу. – Я помню, как мама носила его. Она говорила, это реликвия или что-то в этом роде.

– Правильно, – подтвердила Тетушка. – Оно досталось ей от ее матери, которая получила кольцо от своей матери, и так далее.

Жасмин уставилась на красивый драгоценный камень, внезапно вспомнив о кольце на руке матери. В тот день ее мать была очень нарядной. Вероятно, планировался какой-то особенный ужин. Отец и мать Жасмин никогда не посещали пафосные вечеринки. Но в тот день они собирались на рождественское собрание в университете, где преподавал ее отец-профессор. Жасмин вспомнила, как мать разрешила ей потрогать изумруд.

Тетушка заговорила:

– Легенда гласит…

Уиллоу взвизгнула. Жасмин простонала. Тетушка снисходительно им улыбнулась. Уиллоу обожала легенды и тайны и пошла по стопам своего отца, преподавая историю в местном университете. Она подперла подбородок ладонями, обратившись в слух.

Жасмин только покачала головой.

– Легенда гласит, – снова начала Тетушка, – что это кольцо было подарено женщине, которая основала ваш род с мужчиной, за которого она вышла замуж.

– Здесь, в Саванне? – спросила Айви.

– Да. Он был пиратом, а она красивой, но застенчивой дочерью богача.

Жасмин изо всех сил старалась забыть, что их семья когда-то была богатой и уважаемой. Задолго до скандала, который потряс их безопасный мир.

Тетушка продолжала:

– Он не надеялся ей понравиться, поэтому просто восхищался ею издалека. В одном из путешествий он раздобыл это кольцо. Старик, у которого он купил его, сказал, что кольцо подарит своему владельцу настоящую любовь.

– Ох. – Уиллоу шире улыбнулась.

– Он завоевал свою женщину, и с тех пор кольцо передается из поколения в поколение в вашей семье. Все говорят, что оно обладает реальной силой.

Скептически настроенная, Жасмин заметила: – И что принесло нашей семье это кольцо?

Скандалы, смерть. Похоже, нашей семье не везет. Жасмин поняла, что ляпнула лишнее, когда Айви приуныла.

– Говорят, оно приносит своему владельцу настоящую любовь, а не легкую жизнь, – мягко увещевала Тетушка. – Кроме того, если бы скандал не заставил ваших бабушек и дедушек уехать из Саванны, ваша мать и отец никогда бы не встретились.

Жасмин уважала память своих родителей, но… – Кольцо не помогло им найти друг друга, – сказала она.

– Не будь такой пессимисткой, Жасмин, – простонала Уиллоу. – Поверь в сказку.

Айви взяла на руки спящую Рози и прижала ее к себе. Девочка вздохнула.

– Разве ты хочешь убедить Рози в том, что в мире нет волшебства и романтики?

– Ей всего шесть месяцев, – запротестовала Жасмин. – Кроме того, я этого не говорила…

Уиллоу тоже решила высказаться:

– Да, Жасмин. Ты слышала о Золушке? О Рапунцель?

– Ты хочешь, чтобы я убедила Рози, будто в мире есть волшебство, рассказывая ей всякие глупости и надеясь на встречу с идеальным мужчиной?

– Ну, идеальный мужчина будет просто бонусом. – Айви хихикнула.

– Какой-нибудь целеустремленный генеральный директор? – Жасмин не верила в то, что слышит.

Айви не удержалась:

– С густыми волосами, мощным торсом и твердым…

Уиллоу ахнула и закрыла уши спящего ребенка руками.

– Айви!

Айви поморщилась:

– Но да, это бонус. Тебе надо просто его принять.

– Ради Рози?

– Да! – в унисон ответили сестры.

– Ей нужен мужчина, – продолжала Айви. – Хотя у нас мужчин не было. И чему мы можем научить ее о мужчинах?

Все умолкли, вспоминая отца.

– Рози столкнется с реальностью, когда повзрослеет и узнает, что случилось с ее родной матерью. – Тетушка грустно посмотрела на Жасмин.

– Или ты просто боишься, что кольцо действительно сработает? – вставила Уиллоу.

Боялась ли она? Жасмин знала, что потеря, которую она пережила в юности, заставила ее укрываться от мира. С Рози ее свели тяжелые обстоятельства. Жасмин удочерила новорожденную девочку, у которой умерла мать.

– Кольцо предназначается для всех вас, девочки, но я думаю, что у Жасмин есть уникальная возможность доказать свою точку зрения. Или нашу. – Тетушка протянула ей кольцо, улыбаясь, словно она отлично понимала дилемму Жасмин. – Маленькое волшебство еще никому не навредило, – сказала она.

Но Жасмин ей не поверила.

Глава 3

Ройс опаздывал уже на двадцать минут.

Он вряд ли торчал в пробке. Кофейня, которую Жасмин выбрала для проведения мозговой атаки, находилась прямо возле его офисного здания. Глядя на лодки, плывущие по реке, и туристов, гуляющих по тротуару, она с трудом сдерживала нетерпение.

Вероятно, его что-то задержало.

Но почему он ей не позвонил? Она давно отправила ему контракт.

Еще через десять минут, не выдержав ожидания, Жасмин отправилась к его офисному зданию. Великолепная архитектура и сладкий запах пралине из кондитерского магазина у реки не успокоили Жасмин, быстро шагающую по каменному тротуару. Еще ни разу она не сталкивалась с подобными проблемами, работая со своими клиентами. Что не так с этим парнем? Обычно ей удавалось просто перенаправить свое внимание на другие дела.

Но не сегодня.

Мысли о татуировке на его шее и о том, что он встает с постели по утрам с взъерошенными волосами, отвлекали ее от работы. И дурацкое кольцо ей не помогало.

Она взглянула на изумруд, который так непривычно смотрелся на ее правой руке. Глупость какая. Но если она отступит сейчас, сестры ее доконают. Поэтому она докажет им, что легенда – чушь.

В ее руке завибрировал телефон. Взглянув на экран, Жасмин пробормотала себе под нос:

– Ну наконец-то. Здравствуйте, мистер Бразьер, – сказала она.

– Надо перенести нашу встречу, – отрезал он. – Пожалуйста, приходите в мой офис через час.

– Извините?

– Приходите ко мне через час. – Он отключил телефон.

Через час? Жасмин просмотрела список дел на своем телефоне. О нет. Если она встретится с Ройсом через час, то за Рози будет некому присмотреть. Тетушка будет у врача, Уиллоу в университете, а Айви на работе.

Но Ройс не оставил ей выбора.

Когда Жасмин вошла в его офис чуть более часа спустя, Мэттью вытаращил на нее глаза.

– Мисс Харден, мне очень жаль. Я…

– Просто сообщи о том, что я пришла. Пожалуйста, Мэттью, – произнесла она со сладкой улыбкой.

Когда Жасмин вошла в кабинет, Ройс продолжал разговаривать по телефону, сидя к ней спиной. Воспользовавшись моментом, Жасмин повернулась, улыбнулась Рози и подняла ее из коляски. Повернувшись, она увидела, что Ройс пялится на ее задницу.

– Что это? – проворчал он, вскакивая.

Жасмин проигнорировала лепет Рози.

– Вы предложили мне встретиться у вас, – сказала она.

Ройс нахмурился, снова доказывая ей, что у него каменное сердце. Никто не мог смотреть на Рози без улыбки.

– Мой офис не детский сад, – настаивал он.

– У меня очень плотный рабочий график. – Жасмин подняла брови. – И у меня есть обязательства, как и у вас.

– Я не виноват, что моя предыдущая встреча закончилась так поздно, – оправдывался он.

Жасмин глубоко вдохнула, потом медленно выдохнула.

– Разрешите задать вам вопрос, – начала она. Когда Ройс кивнул, она продолжала: – Не могли бы вы позвонить кому-нибудь из ваших деловых партнеров и приказать им бросить все дела и появиться в вашем офисе?

Удивление на его лице только подтвердило ее подозрения.

– Если бы я была вашим менеджером или владельцем компании поставок, а не организатором, вы бы попросили Мэттью позвонить мне и перенести встречу?

– Я не…

– Запланировав с вами встречу, я договорилась с няней. Мне не нравится нарушать режим моей дочери, принося ее на мои деловые встречи. Но, изменив запланированное время и отказавшись обсуждать это со мной, а также предоставить мне какие-либо варианты, вы не оставили мне выбора, кроме как появиться здесь с ней.

Ройс не ответил. Под его прищуренным взглядом Жасмин хотелось поежиться, но она отказалась пасовать.

– Я надеюсь поработать с вами. Но мой бизнес – это люди. Неужели наш недавний телефонный разговор с вами – показатель того, как вы ведете бизнес? Неужели вы так относитесь к своим коллегам по бизнесу и к деловому сообществу в целом? Лично я так дела не веду.

Урок номер один закончился. Один – ноль в пользу Жасмин.

Рози продолжала лепетать. Она прижалась к Жасмин, когда та села на стул, держа девочку у себя на коленях. К счастью, Рози была одним из самых спокойных младенцев в мире.

– Если это проблема, – сказала она, – тогда я освобожу вас от необходимости подписывать контракт прямо сейчас.

Ройс смотрел на нее и Рози, словно не понимая связь между своим недавним поведением и присутствием ребенка в своем кабинете. Но потом он медленно покачал головой:

– Нет. Я не хочу отказываться от контракта.

Она хотела спросить почему, но подумала, что сегодня больше не следует испытывать судьбу.

– Может, перенесем встречу на другой день? – Ройс нахмурился.

– Зачем? – спросила Жасмин. – Я здесь. Сейчас у вас есть время. Давайте поговорим.

Ройс колебался, и она прибавила:

– Если мы не начнем, то упустим возможности. Я не смогу сотворить чудо за два месяца. И его не сотворит ни один из поставщиков, которых я нанимаю.

Ройс сел и настороженно посмотрел на нее.

– Я обнаружил, что у большинства людей есть цена, которая их мотивирует, – сказал он.

– И в этом разница между вами и мной.

Он удивленно посмотрел на нее:

– Что вы имеете в виду?

– Я предпочитаю помогать людям, – спокойно сказала Жасмин. – Они гораздо охотнее работают, если я с ними любезна.

– И вы их ни к чему не принуждаете?

Его ухмылка напомнила ей о том, как они попали в эту ситуацию.

– Иногда необходима и другая тактика, – признала Жасмин, – но это, безусловно, усложняет работу. Иногда противостояние необходимо, но я предпочитаю его избегать.

Они обменялись понимающими взглядами. Ройс кивнул.

– Но противостояние – это интересно, – сказал он.


Ройс изучал женщину, сидящую напротив него, стараясь не смотреть на черноволосую девочку у нее на коленях. С появлением малышки в его кабинете у Ройса разыгрались эмоции.

В глубине души ему было совестно. Интуиция говорила ему, что эта женщина способна организовать для него идеальное мероприятие.

– Итак, что вы мне предлагаете? – спросил он наконец.

Судя по выражению ее лица, она отлично понимала, что ему некомфортно. Жасмин поудобнее устроила ребенка на руках.

– Я хочу сделать маскарад.

– С танцами? – сказал он.

Улыбка коснулась ее изящных полных губ.

– Вроде того. На маскараде принято танцевать. Но самое главное там – это анонимность. Каждый участник носит маску, вокруг царит таинственная атмосфера.

– Разве люди не должны знать меня? – Ройс признавал, что он далек от творчества и фантазий.

– О, они вас узнают, – заверила его Жасмин. – В течение вечера будут объявлять о денежных пожертвованиях, поэтому все узнают имена спонсоров. Но для участников маскарада важнее всего атмосфера.

Жасмин полезла в большую сумку и вытащила из нее планшет. Найдя то, что требовалось, она поставила планшет на стол Ройса и стала показывать Ройсу фотографии с оформлением зала, украшениями столов и костюмами.

– По-моему, это очень дорого, – сказал он.

Жасмин подняла брови:

– У вас проблемы с деньгами?

Ройс не понимал, как ей удается одним взглядом заставить его чувствовать себя школьником.

– Мои финансы не безграничны, – уклончиво ответил он.

– Но вы сказали, что хотите произвести впечатление.

Ройс разглядывал последнюю фотографию. На ней женщина в облегающем платье и маске с перьями смеялась, глядя на мужчину в черном смокинге. Темные волосы женщины напоминали ему о Жасмин… Стоп. Она его работник. Работник с ребенком.

– Почему нельзя просто организовать ужин? – спросил он.

– А почему вы решили, что те, кто вам нужен, захотят прийти на обычный ужин?

Вероятно, она права. Ройс понятия не имеет о том, как привлечь людей к чему-либо, кроме коммерческой сделки.

Он отвлекся и посмотрел на ребенка. С пухлыми щеками, бледным круглым личиком и черными волосами, девочка походила на ангелочка. Она смотрела на него из-под пушистых ресниц и сосала большой палец. Когда же она перестанет ворковать?

Жасмин наклонилась и взяла из коляски бутылочку, к которой девочка жадно потянулась. Ройс заметил, что она не носит обручальное кольцо.

– Люди хотят развлекаться, – сказала Жасмин. – Вы должны продать свой опыт для того, чтобы заставить людей тратить свои деньги. Сделайте то, что заинтригует их, а они расскажут об этом всем своим друзьям. И вскоре люди будут вымаливать билеты на ваши вечеринки.

Она мельком взглянула на сонного ребенка, и Ройс затаил дыхание. Но потом Жасмин, прищурившись, посмотрела на Ройса, и у него создалось неприятное ощущение, будто она видит больше, чем ему хотелось бы показать.

– Чем больше людей захочет прийти на вашу вечеринку, тем больше шансов, что об этом узнают Джефферсоны. Имя, связанное с организатором маскарада, будет совпадать с именем их потенциального делового партнера.

– Меня больше интересует, как мы добьемся этой связи.

Казалось, Жасмин крепче прижала к себе девочку. Ройс не желал этого замечать. И вообще думать о ребенке.

– Вы хотите, чтобы о вас говорил весь город? – спросила она и улыбнулась так же таинственно, как женщина на фотографии. – У меня есть несколько трюков про запас. Нам надо, чтобы о вас говорили в определенных кругах. Поэтому я предлагаю использовать несколько эксклюзивных приглашений. Благодаря им мне удастся познакомить вас с нужными людьми.

– Вы хотите, чтобы я ходил на вечеринки с вами?

Жасмин кивнула:

– В том числе на воскресный салон к Джефферсонам.

– Вы получите приглашение? – спросил он.

– Примерно через месяц.

Воскресный салон был изысканным мероприятием для избранных людей. Должно быть, Джефферсоны обожают Жасмин Харден, если приглашают ее к себе.

– Хорошо, – ответил Ройс. – Расскажите мне подробнее.

Через десять минут он знал больше, чем ему хотелось знать на самом деле, но он уже не сомневался, что Жасмин – лучший организатор мероприятий. Он убедился, что она проконтролирует каждую деталь.

– И что вы думаете? – спросила она.

Ройс думал о многом. Но все его мысли не были связаны с делами. К счастью, Жасмин не смотрела на него, потому что укладывала ребенка в коляску.

– Мне нравится, – сказал он, желая избавиться от размышлений, которые спровоцировала у него встреча с Жасмин. – Отправьте проект и смету Мэттью. Сообщите, когда я вам понадоблюсь.

Услышав его краткие указания, Жасмин подняла брови, но спорить не стала.

– Я так и сделаю. – Она взяла сумку, планшет и снова повернулась к Ройсу: – Когда будете просматривать смету, помните, что для успешных мероприятий важны все детали, и для их организации требуется много людей.

– Я это понимаю, но все равно должен контролировать свои расходы.

Жасмин на секунду округлила глаза, а потом опустила ресницы:

– Скажем так: стоит ли тратить время и деньги, чтобы получить новый контракт?

Вместо того чтобы думать о бизнесе, Ройс затаил дыхание, желая снова увидеть ее ярко-голубые глаза. Но тут ребенок вздохнул, и таинственная атмосфера развеялась.

Когда Жасмин наклонилась и посмотрела в коляску, Ройс заставил себя вернуться в реальность.

– Да, – произнес он. – Продолжайте.

– Мы должны начать с объекта вашей благотворительности.

– Я сказал вам, что для меня это не имеет значения. Выберите то, что вы хотите.

– Вы будете помогать строительству нового здания для бездомных в приюте «Город спасения».

Ройс кивнул, хотя ему было наплевать на детали. Жаль, что он не может наплевательски относиться к густым волосам Жасмин, ее выразительному лицу и красивой фигуре.

– Кроме того, надо выбрать место проведения мероприятия. Когда вы сможете просмотреть возможные?

– Уточните у Мэттью.

Жасмин встала и развернула коляску к двери. Ройсу внезапно захотелось с ней объясниться.

– Понимаю, моя точка зрения непопулярна в наши дни, но, как сын работающей матери-одиночки, я против появления детей в офисах, – сказал он.

Взглянув на него, Жасмин перепросила:

– Что?

– Мой офис не детский сад, но я прошу прощения за свою грубость по телефону.

Она одарила его сексуальной улыбкой, которая в его офисе тоже была неуместной, а потом дерзко заявила:

– Помните об этом, и тогда мы с вами сработаемся.

Прежде чем он успел ответить, Жасмин вывезла коляску за дверь. Он слышал, как она прощается с Мэттью тем же сладким тоном, но уже без стальных ноток. Жасмин бесила и интриговала Ройса.

Она определенно опасное существо.

Глава 4

Ройс уже подумывал смыться.

Глядя на строгие линии здания музея, который Жасмин выбрала в качестве возможного места проведения маскарада, он хотел отменить встречу. Но снова подводить Жасмин ему не хотелось.

Кроме того, его мать сочла бы, что он ведет себя не как джентльмен. Хотя именно воспоминания о матери провоцировали у него нежелание находиться в музее.

Но он должен настоять на своем. Сегодня он возьмет бразды правления в свои руки и не станет проводить маскарад в здании, в котором ему вообще не хотелось находиться. Он мрачно смотрел на здание, когда Жасмин остановила рядом с ним свой компактный седан.

Она вышла из машины и улыбнулась Ройсу.

– Кого я вижу! – поддразнила она его. – Сомневалась, что вы появитесь. А вы приехали даже раньше меня.

Ройс насторожился, предчувствуя очередной спор. Однако он приложил все силы, чтобы выглядеть равнодушным.

– Заходить внутрь незачем, – хладнокровно произнес он, надеясь, что выражение его лица остается невозмутимым.

Жасмин нахмурилась, закрыла дверцу автомобиля и обошла его спереди.

– Могу я спросить почему?

– Мы не будем проводить вечеринку здесь.

Она оглянулась через плечо на здание у себя за спиной. У здания было несколько колонн и величественная остроконечная крыша с резными мраморными птицами. Когда она повернулась к Ройсу, в ее великолепных голубых глазах читалось непонимание.

– Почему?

– Я этого не хочу. По личным причинам. – Незачем дискутировать о его беспокойном детстве или его матери.

– Они достаточно веские? – спросила Жасмин, перебрасывая волосы через плечо.

– Еще бы. Ведь именно я подписываю чеки.

Судя по выражению лица Жасмин, она понимала, что Ройс прав. Но она не собиралась просто так ему уступать.

– Я думала, вы не хотите участвовать в принятии решений, – сказала она.

Происходящее не было похоже на общение Ройса с другими деловыми партнерами.

– А вы заявили, что хотите, чтобы я участвовал в принятии решений, – напомнил он ей.

Она глубоко вдохнула, и ее грудь слегка приподнялась. Ройс приказал себе сохранять спокойствие.

Жасмин кивнула. Ройс был уверен, что она ждет дальнейших объяснений. Но он не даст ей такой возможности.

Наконец она отвернулась, избавляя его от своего проникающего взгляда.

– Сейчас я переговорю с менеджером, – сказала она. – Мне надо оставаться с ним в хороших отношениях.

– Конечно.

– Потом мы побеседуем с вами, – предупредила она и зашагала прочь, стуча каблучками.

Подождав, когда Жасмин войдет в музей, Ройс вынул из кармана мобильный.

– Привет, Джозеф, – произнес он. – Как дела?

Джозеф сообщил ему подробности установки кухни на объекте.

– Через день все будет готово, – подтвердил Джозеф.

– Хорошо.

Ройс отключил мобильный, в его мозгу кружилась спонтанная идея. Он обладал отличным умением оценивать все достоинства и недостатки своих решений в относительно короткий промежуток времени. Это помогало ему за неделю делать то, что другие делали за месяцы. Частые командировки помогли ему развить его бизнес, когда Ройс был совсем юнцом.

Сегодня эта способность ему, безусловно, пригодится.

Жасмин вернулась через пятнадцать минут. К его облегчению, они наконец покинули территорию, связанную с одним из самых болезненных переживаний его детства.

Жасмин предпочитала носить элегантную одежду. Даже когда она пришла к Ройсу с ребенком, на ней был женственный деловой костюм с юбкой и блузкой с V-образным вырезом, отделанным кружевом. Сегодня на ней было темно-синее платье с облегающим лифом. При виде нее Ройс испытал волнение. Видимая через декольте ложбинка между грудями усиливала эффект. Юбка длиной чуть ниже колен демонстрировала стройные ноги.

Неужели она пытается его дразнить?

– Все улажено, – сказала Жасмин. – Что теперь?

– У меня есть альтернатива. Поехали.

– Сейчас? – Она нахмурилась.

– Самое подходящее время. Я вас отвезу.

Но, когда они расположились в небольшом пространстве его роскошного седана и Ройс почувствовал яркий, чувственный аромат духов Жасмин, он задался вопросом, правильно ли поступает.


Сегодня утром Жасмин меньше всего ожидала, что ей предстоит поездка на переднем сиденье автомобиля Ройса. Сильный запах натуральной кожи сидений и едва слышимый аромат одеколона Ройса заставили ее замечать то, что она замечать не хотела.

Жасмин напомнила себе, что между ними только деловые отношения.

– Почему вы без водителя? – спросила она, решив нарушить неудобное молчание.

Ройс взглянул в ее сторону, потом уставился на дорогу:

– По-моему, это неуместный вопрос. Вы так не думаете?

– Мне просто любопытно, – уточнила она. – Я работала с многими представителями высшего света Саванны. У большинства из них личные водители.

Дорога была знакома Жасмин, потому что она жила в Саванне с тех пор, как ей исполнилось пятнадцать. В близлежащих районах было много прекрасных старинных домов. Куда он ее везет?

Она продолжала размышлять о том, почему у Ройса нет водителя. Если сегодня утром ее план со зданием не сработал, она, по крайней мере, может попытаться разглядеть в Ройсе человека за маской робота.

– Вы самый молодой миллиардер в Саванне, – продолжила она. – Черт побери, на всем юге. Разве обладателю подобного титула не полагается водитель?

– Обладателю такого титула полагается много работать. Кроме того, я люблю водить машину.

– Значит, вы все-таки человек?

Его настороженный тон удивил ее.

– Больше, чем вы думаете.

Отлично. Ее любопытство усиливалось.

– Почему вы не хотите быть со мной откровенным?

Жасмин не знала, почему об этом спросила. Может быть, ее влекло к Ройсу. Может быть, она решила разгадать его тайну. Если бы она не наблюдала за ним, то не заметила бы удивления, промелькнувшего на его лице.

– Я сказал вам, что не хочу говорить об этом. Да, но Жасмин все равно будет пытаться.

– Иногда это помогает, – сказала она.

– Не согласен.

«Упрямец».

– А вы уже пробовали? – Она в этом сомневалась, считая Ройса бизнесменом до мозга костей.

Судя по всему, Ройса разозлил ее вопрос, потому что он сильнее сжал руками руль.

– Мы почти приехали, – произнес он.

Ладно.

Жасмин огляделась, понимая, насколько далеко они находятся от города. Она забеспокоилась.

– Вы понимаете, что чем дальше от города расположено здание, тем меньше шансов, что люди приедут на маскарад? – спросила она.

– О, сюда они точно приедут.

Его самоуверенный тон ее не убедил. В конце концов, это она специалист по организации мероприятий.

Через минуту, когда он съехал на другую дорогу, опасения Жасмин подтвердились. Они не станут проводить здесь маскарад!

– Ройс, нет. – Она вцепилась пальцами в сиденье. – Мы не сможем проводить вечеринку здесь. Вы знаете, как давно пустует Келлер-Хаус?

– Более двадцати лет, – ответил Ройс. – Но в доме для прислуги живут уже пять лет. В настоящее время это дом сторожа.

– Но реконструкция хозяйского дома обойдется в сотни тысяч долларов!

– Четыреста тысяч, если точнее, – произнес Ройс.

Жасмин могла поклясться, что услышала ухмылку в его голосе.

– И это не считая садов, которые приведут в порядок ближе к весне.

Она посмотрела на него с подозрением. Ройс остановил машину у крыльца и оглянулся на Жасмин с совершенным спокойствием. Массивное здание из серого камня казалось тихим и мрачным.

– А откуда вы все это знаете, Ройс?

Он проигнорировал ее вопрос и вышел из автомобиля. Жасмин смотрела на импозантное здание, ожидая, когда Ройс откроет ей дверцу. Когда он это сделал, она вышла из машины и посмотрела Ройсу в глаза.

– Я не могу следить за реконструкцией дома и организовывать маскарад одновременно, – сказала она.

– Реконструкция – моя работа, а маскарад – ваша, – четко произнес он.

Жасмин отошла от автомобиля и встала перед массивным зданием. Оно было великолепно, даже в своем нынешнем состоянии. Один угол дома был увит плющом. Несмотря на трещины в нескольких местах, серый камень по-прежнему придавал структуре величественность. Из серого камня были сделаны даже ступени. Жасмин могла представить себе женщин в платьях с кринолинами, идущими на бал.

– Меня всегда интересовало это место, – сказала она. – Моя сестра, большой любитель истории, говорит, что Келлеры были когда-то самой знатной семьей в Саванне. Об их особняке годами писали в газетах. Но потом вся семья умерла от оспы.

– Пойдемте внутрь? – предложил Ройс.

Она встретила его взгляд:

– Вы не шутите?

– Нет. Мы проведем маскарад в этом доме.

Она посмотрела на Ройса и на дом, в котором давным-давно никто не жил.

– Значит, вы немного филантроп, – сказала она.

– Нет. Просто мне выгодно вкладывать деньги в недвижимость.

Он отвернулся, но Жасмин успела заметить, как изменилось выражение его лица.

Глава 5

Быстро проверить, как идет реконструкция здания, потом позволить Жасмин осмотреть дом и вернуться в город – таков был план Ройса. И на этот раз он, черт побери, от него не отступит.

Он усмехнулся, когда Жасмин настороженно прошла через массивные старинные двойные двери. Очевидно, она ожидала увидеть внутри хаос. Конечно, внешний вид здания еще надо доработать, но это многолетний проект.

Она удивленно оглядывала отремонтированное фойе, и Ройс приободрился. Потом он резко одернул себя и приказал себе думать только о делах.

Он решительно зашагал по главному коридору, который делил дом практически надвое.

– Ого! Это оригинальная лестница?

Ройс остановился.

– Да, это оригинал, – признался он и сделал несколько шагов, надеясь, что Жасмин последует за ним.

Ее великолепные голубые глаза сверкали, когда она оглядывала великолепную лестницу.

– Красиво, – выдохнула она наконец. – Кто ее ремонтировал?

Он снова сделал несколько шагов, хотя она не сдвинулась с места.

– Жасмин, у меня не так много времени на осмотр дома.

Она кивнула и пошла за ним, продолжая любоваться полированным красным деревом и плиткой с синими узорами по краям ступеней. Он отвернулся и прибавил шаг, обдумывая, что ему следует обсудить с прорабом.

– А плитка итальянская?

Ройс услышал ее вопрос, но продолжал двигаться.

Через какое-то время ее голос перестал быть слышен. Ройс остановился, оглянулся через плечо и не увидел Жасмин. Потом он понял, что она остановилась в бальном зале.

Конечно, этот зал должен был ее заинтересовать. Его стены очистили от старых обоев и обнаружили под ними старинные фрески. Их решили отреставрировать и сохранить в первозданном виде. Массивные хрустальные люстры также были очищены и отремонтированы. Деревянный пол отмыли от многолетней грязи и копоти и покрыли защитным лаком. Оставалось только развесить зеркала на стенах.

Жасмин прокружилась на месте и встретилась взглядом с Ройсом.

– Ничего не могу с собой поделать, – сказала она. – Мне надо было увидеть место, которое я буду оформлять.

– Значит, вы одобряете?

– Возможно.

Жасмин отвернулась. Подол ее платья слегка приподнялся, и Ройс опять увидел ее красивые икры и лодыжки. Интересно, она когда-нибудь носит брюки?

– Но мне нужно увидеть больше, чтобы знать наверняка.

«Хитрая лиса». Как только эта мысль пришла в голову Ройса, он призадумался. Жасмин точно знала, что она делает. Она держала его в постоянном напряжении.

Он жестом предложил ей проследовать за ним по коридору.

– Все остальное на этом этаже скоро будет отремонтировано. – Ройс на это надеялся.

Он шагал по коридору, открывая одну дверь за другой. Жасмин оглядывала комнаты и ахала от удивления. А Ройс пытался игнорировать свою физическую реакцию на ее вздохи.

– Эта мебель оригинальная? – спросила она. Ройс кивнул. Он и его мать обожали антиквариат. – Вся мебель оригинальная, за исключением той, что была безнадежно испорчена. В некоторых задних комнатах выбиты окна и повреждены стены из-за сырости, поэтому там придется проводить сложные работы. Надо обновить кое-какие светильники. Но ощущение оригинальности здания следует сохранить по максимуму.

Он заметил, что Жасмин внимательно наблюдает за ним, и на мгновение ощутил незнакомое чувство.

– Так я думаю, – прибавил он.

Своим мнением по этому вопросу он поделился не только с подрядчиком, и но с матерью, пока та была жива.

Казалось, прошло несколько часов, прежде чем они наконец добрались до кухни. Жасмин засыпала вопросами рабочих, а Ройс общался с прорабом. Он чуть не рассмеялся: его прошлый разговор с Жасмин был почти коротким. У него сложилось ощущение, что сегодня после возвращения на работу он будет отсиживаться в своем кабинете и общаться только по электронной почте. На сегодня он исчерпал свой лимит.

Когда они возвращались обратно, Ройс снова разволновался.

Судя по частым взглядам, которые бросала на него Жасмин, она что-то задумала. Вскоре она заговорила:

– Один из рабочих сказал, что ваша мать жила здесь.

– Да. Она несколько лет жила в доме для прислуги, а потом умерла.

– Мне очень жаль.

Ройс продолжал идти. Он не хотел говорить о том, как сильно он скучает по матери, а тем более об ощущении, что сделал не все возможное, чтобы ей помочь.

– Она интересовалась реконструкцией дома?

– Да, безусловно. Я купил эту недвижимость для нее, и она помогала мне планировать ремонт. Она обожала историю и музейные экспонаты.

– Моя сестра тоже любит историю. Она преподает в университете. Именно она рассказала мне об этом здании.

Ройс понимал, что разговор становится личным. Но его внезапное желание поговорить с кем-нибудь, кто его понимает, заставило его забыть об осторожности.

– Мы обсудили с ней все детали реконструкции, – произнес он. – Она была в восторге.

Он чувствовал теплый взгляд Жасмин.

– Держу пари, она радовалась. Несомненно, это было для нее счастливое время.

Ройс пожал плечами:

– Это было меньшее, что я мог ей предложить. Она воспитывала меня одна. Она пожертвовала больше, чем должна жертвовать любая женщина. Моим самым большим желанием было сделать ее жизнь комфортной и счастливой.

Он не забыл, как, наблюдая за Жасмин и ее дочерью, вспоминал свое детство. Он сказал правду. Его мать ради него многим пожертвовала.

Они спускались по ступенькам, когда Ройс озвучил животрепещущий вопрос, который он игнорировал несколько дней.

– Жасмин, вы сожалеете о том, что вы мать-одиночка?

Она резко остановилась. Выражение ее красивого лица стало отстраненным. Ройс понял, что должен был держать свой рот на замке.

Ее слова ударили его, словно пули.

– Не жалела ни дня. – Отвернувшись, Жасмин прибавила: – Если бы не я, у нее вообще бы никого не было.


Жасмин быстро повернула за угол дома, где жил фотограф, работающий на мероприятиях, которые она организовывала, и простонала, увидев, кто сидит в машине, припаркованной у обочины. Она попросила сестру подвезти ее к Доминику, надеясь, что ей не придется объяснять, как прошло ее утро. Она опаздывала уже на пятнадцать минут.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.