книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Джон Превас

Клятва Ганнибала: Жизнь и войны величайшего врага Ри

Мэвис Гибсон


Предисловие

Работая над этой книгой, я стремился написать увлекательную биографию Ганнибала для неспециалистов, которую можно читать, не обладая глубокими знаниями об историческом контексте. Она адресована не исследователям, а широкому читателю, интересующемуся историей и приключениями. Ее следует читать и получать удовольствие, а не штудировать. Пунические войны между Римом и Карфагеном сравнительно малоизвестный период античной истории, во всяком случае для обыкновенного человека, несмотря на то что в ходе этих конфликтов Рим из одной из республик на Апеннинском полуострове превратился в империю, которая растянулась от одного края античного мира до другого и задала направление развитию всей западной цивилизации. Роль Ганнибала в этом превращении была определяющей.

Мой интерес к Ганнибалу возник более 25 лет назад, когда я преподавал латынь в пригороде Вашингтона, округ Колумбия. Вместе с несколькими моими лучшими учениками мы переводили труды римского историка Тита Ливия и изначально сосредоточились на грамматике и лексике истории о переходе армии Ганнибала через Альпы. По мере того как слова переводились с латыни на английский и их грамматический контекст начал выходить на первый план, в аудитории стало происходить нечто прекрасное и совершенно неожиданное: история ожила. На страницах тетрадей моих учеников разворачивалась повесть о захватывающих приключениях, тяжелых испытаниях и свершениях. Чем глубже мы погружались в историю Ганнибала, тем больший интерес и воодушевление проявляли студенты, предвкушая новые открытия. Вскоре рутинное корпение над грамматическими конструкциями и зубрежка бесчисленных терминов сменились удивительной историей Древнего мира.

Студенты были заинтригованы этим африканским героем, предводителем, совершившим то, что в античном мире считалось невозможным. Поначалу мне казалось, что они намеренно преувеличивают свой интерес, желая сбить меня с толку, – у студентов такое водится. Но история Ганнибала открыла загадочный и гедонистический мир карфагенской Северной Африки, а затем перенесла нас в Испанию, через Пиренеи на юг Франции. Вместе с Ганнибалом мы пересекли Рону и следовали за ним через Альпы, сражаясь с природой и дикими горными племенами, встречающимися на нашем пути. Рассказ Тита Ливия оживал на глазах, часто в удивительных подробностях, повествуя о том, как Ганнибал со своими наемниками и слонами преодолевали тысячи миль, сражаясь с враждебными племенами иберов и галлов, переходили реки и взбирались по самым высоким, труднодоступным и коварным утесам Альпийских гор, чтобы добраться до Италии и начать большую войну. Студентам хотелось узнать еще больше, и тогда мы даже принялись читать источники на древнегреческом.

Мои ученики узнали, что весной 1800 г. Наполеон прошел по следу Ганнибала, когда повел армию через Альпы, чтобы застать врасплох своих австрийских противников. Наполеон обвел всех вокруг пальца, не просто перейдя через Альпы, но построив в горах дорогу, которую используют и по сей день. Позже в изгнании он писал: «Ганнибал является наиболее удивительной личностью, судя по отваге, уверенности и величию, проявленным во всех его свершениях. В возрасте двадцати шести лет он постиг то, что было едва ли постижимым, и осуществил то, что, казалось, осуществить было нельзя […] Он пересек Пиренеи и Альпы, что считалось невозможным, и спустился в Италию, пожертвовав половиной своей армии, чтобы всего лишь приобрести поле сражения, только ради самого сражения»[1]. Для моих студентов, молодых юношей и девушек, представителей цифровой эпохи, Ганнибал стал культовым героем из прошлого. Он был античным героем, которому удалось превозмочь силы природы, выжить вопреки всем ожиданиям, выиграть каждую битву против римских войск в Италии, чтобы в конце концов проиграть войну. «Почему, – спрашивали мои студенты, – мы столь очарованы этим трагическим персонажем?»

Чтобы написать эту книгу, я прошел весь путь по следам Ганнибала. Побывал во всех уголках мира, где в древние времена ступала его нога. Посетил каждое поле битвы, где он сражался, перешел каждую реку и каждую гору, которые он преодолел, побывал на месте каждого осажденного им древнего города. Начав свое путешествие в Тунисе, в Картаже (современное название города, в котором находятся остатки древнего Карфагена. – Прим. пер.), где родился Ганнибал, я завершил его в Анатолии, в маленьком портовом городишке, где ему было суждено умереть. В ходе своих странствий я отправился в Испанию, где Ганнибал учился быть воином и полководцем. Я побывал на руинах города Сагунта, с осады которого началась война Карфагена с Римом, и затем двинулся по следам Ганнибала через Францию, Альпы и всю Италию с севера на юг. Я посетил Эфес в Малой Азии, а затем Крит и руины Гортины, где Ганнибал прятался в изгнании. Этот опыт научил меня – и надеюсь, мне удалось отразить это в книге, – как важно для рассказчика пройти тот же путь, что и его герои, истории которых он пытается рассказать, будь то Ганнибал из Карфагена, персидский царь Кир, афинский Ксенофонт, Александр Македонский или римские Цезарь и Октавиан Август. Увидеть своими глазами то, что они видели, и хотя бы отчасти почувствовать то, что им пришлось испытать, оказалось крайне важным, чтобы оживить моих персонажей и подробно изложить читателям историю их успехов и неудач.

Что касается источников по изучению истории Ганнибала, то за несколько последних десятилетий не было найдено ничего нового. Все, кто пишет о Ганнибале, опираются на одни и те же латинские и древнегреческие источники, пытаясь немного по-разному расставлять в них акценты. В последнее время принято ставить под вопрос достоверность и даже практическую ценность античных источников. Похоже, их изучение пропитано стремлением соблюсти политкорректность. Историки скептически относятся к свидетельствам древнегреческих и древнеримских авторов, приписывая им предубежденное отношение к Карфагену и Ганнибалу. Считается, что те в силу своей ненависти к семитской цивилизации намеренно искажали факты и очерняли врагов или, напротив, сильно преувеличивали мощь противников, чтобы подчеркнуть величие Рима. Таким образом, источники или чересчур критичны в отношении Ганнибала, или же излишне лестны, а потому любому историку трудно установить, что к чему, и добиться взвешенного подхода. Но позиция Рима, как и большая часть вещей на свете, со временем изменилась. Бесспорно, в III в. до н. э. Ганнибал внушал Риму ужас, являясь угрозой самому его существованию. Во время Второй Пунической войны и вскоре после нее римские авторы изображали его не заслуживающим доверия, коварным, алчным и безжалостным по натуре человеком, унаследовавшим жестокий характер и жившим ради единственной цели – разрушения. Но позднее их отношение изменилось, и во времена Империи мы находим у римских авторов позитивный образ Ганнибала. Он стал олицетворять благородного противника, наделенного добродетелями и чертами, прежде приписываемыми римским героям Античности. Именно этот образ прошел сквозь века и сохранился вплоть до наших дней. Но, как покажет эта книга, Ганнибал представлял собой сложную смесь самого хорошего и самого плохого, что есть в человеческой природе: он был невероятно уверен в себе, умен, наделен тактическим гением, великодушием и состраданием, в то же время оставаясь непостижимо жестоким, бессердечным и алчным.

Хронология

800 г. до н. э. – основание Карфагена.

753 г. до н. э. – основание Рима.

600 г. до н. э. – карфагенская колонизация Западной Сицилии и Сардинии.

275 г. до н. э. – Рим начинает укреплять свою мощь в Южной Италии. Пирр, царь Эпира и Македонии, вторгается в Южную Италию и объявляет войну Риму.

264 г. до н. э. – римские войска высаживаются на Сицилии. Начало Первой Пунической войны.

249 г. до н. э. – Гамилькар Барка, отец Ганнибала, принимает командование сухопутными войсками Карфагена на Сицилии и ведет успешную партизанскую войну против римлян.

247 г. до н. э. – в Карфагене на свет появляется Ганнибал – старший из трех сыновей Гамилькара Барки, которые впоследствии станут известны как «львиный выводок».

247–243 гг. до н. э. – Гамилькар успешно воюет с римлянами на Сицилии, но карфагенский сенат запрещает ему пересекать пролив и начинать боевые действия в Италии.

241 г. до н. э. – римские корабли уничтожают вспомогательный флот Карфагена, плывший на Сицилию. Не имеющий возможности пополнить армейские запасы на острове и изнуренный войной, Карфаген просит о мире. Конец Первой Пунической войны.

240 г. до н. э. – Гамилькар уводит свою сицилийскую армию в Северную Африку. Сенат отказывается платить наемникам жалованье, и начинается беспощадная война. Гамилькар берет под свое командование новую карфагенскую армию и разбивает силы наемников, служивших под его началом на Сицилии. Рим аннексирует принадлежавшие Карфагену острова Сардинию и Корсику.

237 г. до н. э. – Гамилькар начинает завоевание Испании с целью расширить владения Карфагена и установить правление своей династии на новых территориях. Пунийцы основывают на побережье Испании город Новый Карфаген, современная Картахена.

229 г. до н. э. – Гамилькар погибает. Его зять Гасдрубал Красивый принимает на себя командование войсками в Испании и становится наместником провинции. Ему удается упрочить господство Карфагена в регионе. Он обучает юного Ганнибала военному искусству и дипломатии.

221 г. до н. э. – Гасдрубал умирает от руки кельтского раба. 26-летний Ганнибал провозглашен главнокомандующим карфагенской армией в Испании.

220 г. до н. э. – начало конфликта между Римом и Карфагеном из-за притязаний на Сагунт – город, основанный греками на испанском побережье в нескольких милях от современной Валенсии.

219 г. до н. э. – Ганнибал осаждает Сагунт. Начало Второй Пунической войны.

218 г. до н. э. – Ганнибал выступает в поход на Северную Италию, совершив переход через Альпы, и наносит поражение римлянам в битвах при Тицине и Треббии.

217 г. до н. э. – Ганнибал попадает в Центральную Италию через Апеннинские горы и, загнав римскую армию в засаду у северного берега Тразименского озера, наголову разбивает ее.

216 г. до н. э. – в битве при Каннах на Адриатическом побережье Юго-Восточной Италии Ганнибал громит самую крупную в истории римскую армию и одерживает величайшую победу в своей карьере.

На волне военных успехов Ганнибал убеждает македонского царя Филиппа V вступить в войну против Рима. В ответ Рим направляет флот в Иллирию, чтобы сдерживать силы Филиппа, а также бросает новое подкрепление в Испанию.

211 г. до н. э. – братья Сципионы, лучшие римские полководцы, убиты, сражаясь в Испании с братьями Ганнибала.

210–208 гг. до н. э. – римский сенат посылает Публия Корнелия Сципиона, сына и племянника убитых в Испании военачальников, взять на себя командование их войсками. Гасдрубал выводит из Испании значительные силы и отправляется на подмогу Ганнибалу через Альпы.

207 г. до н. э. – перелом в ходе войны в пользу Рима. Ганнибалу не удается одержать еще одну победу над стойкими римскими армиями, а число сдавшихся ему греческих полисов недостаточно для победы в войне. В битве на реке Метавр, пролегающей чуть севернее современного города-порта Анкона у побережья Адриатического моря, Гасдрубал гибнет, а его армия уничтожена. Ганнибал остается в Северной Италии, в то время как очаг боевых действий перемещается в Испанию и Северную Африку.

206 г. до н. э. – Сципион Африканский наносит поражение младшему брату Ганнибала Магону в Испании. Ганнибал по-прежнему отрезан от военных действий, находясь в северной части Италии.

205–204 гг. до н. э. – Сципион отправляется в Северную Африку, чтобы заручиться поддержкой нумидийских племен, затем следует на Сицилию, чтобы подготовить армию для вторжения в Карфаген. Магон с флотом покидает Испанию, предпринимая еще одну попытку присоединиться к войскам Ганнибала с новым подкреплением.

203 г. до н. э. – Сципион одерживает победу над армией Карфагена в Северной Африке. Сенат отзывает Магона и Ганнибала из Италии на родину.

202 г. до н. э. – попытка Ганнибала добиться перемирия у Сципиона Младшего терпит неудачу, он вынужден принять генеральное сражение в местности к югу от Карфагена. Сципион применяет против Ганнибала его же тактику и одерживает блистательную победу. Битва при Заме положила конец Второй Пунической войне.

201 г. до н. э. – по условиям мирного договора Карфаген теряет все свои заморские территории, бо́льшую часть флота и боевых слонов и обязуется выплатить огромную контрибуцию Риму в течение 50 лет.

200 г. до н. э. – Рим идет войной на Филиппа Македонского за то, что тот оказал поддержку Ганнибалу.

196 г. до н. э. – народное собрание избирает Ганнибала высшим должностным лицом Карфагена. Он осуществляет реформы государственного управления.

195 г. до н. э. – Ганнибал спасается бегством из Карфагена, чтобы избежать ареста по обвинению в сговоре с целью развязать войну с Римом. Он находит убежище при дворе сирийского царя Селевкидов Антиоха.

193 г. до н. э. – Ганнибал советует Антиоху захватить Италию. Царь вторгается в Грецию.

191 г. до н. э. – потерпев поражение от римлян в битве при Фермопилах, Антиох вынужден отступить из Греции.

190 г. до н. э. – римляне наносят поражение армии Антиоха в битве при Магнесии в Малой Азии, Ганнибал бежит на остров Крит.

188 г. до н. э. – Ганнибал покидает Крит, чтобы найти убежище при дворе царя Армении Арташеса I.

187 г. до н. э. – на севере Малой Азии начинается война между пергамским царем Эвменом II, союзником Рима, и его соседом, царем Вифинии Прусием. Ганнибал присоединяется к Прусию в качестве военного советника.

184 г. до н. э. – Прусий проигрывает войну и по требованию Рима выдает местонахождение Ганнибала.

183 г. до н. э. – в Вифинии Ганнибал загнан в ловушку римскими войсками и решает покончить жизнь самоубийством. Рим начинает строительство империи, он распространяет свое присутствие на всю Грецию и Малую Азию.

149 г. до н. э. – начало Третьей Пунической войны между Карфагеном и Римом.

146 г. до н. э. – Карфаген, взятый в кольцо римской армией, разрушен. Все уцелевшие его жители проданы в рабство.

Действующие лица

АНТИОХ III – Царь Сирии и потомок Селевка I, одного из военачальников и преемников Александра Македонского. Антиох принял Ганнибала при своем дворе в Эфесе в 195 г. до н. э.

АРТАКСИЙ (АРТАШЕС) I – Царь Армении, предоставивший Ганнибалу убежище после его побега с Крита.

Гай Клавдий НЕРОН – римский командующий в Испании и Италии, сыгравший решающую роль в победе над Гасдрубалом в битве на реке Метавр. Его дальновидность, инициатива и смелость у Метавра переломили ход сражения в пользу римлян.

Гай Теренций ВАРРОН – римский полководец, разбитый Ганнибалом в битве у Канн. Варрону удалось сбежать с поля боя, и, несмотря на свое поражение, он продолжил военную карьеру, а впоследствии стал послом Рима в Карфагене.

Гай ФЛАМИНИЙ НЕПОТ– римский полководец, погибший в битве у Тразименского озера.

ГАМИЛЬКАР Барка – отец Ганнибала, командовал карфагенскими войсками на Сицилии во время Второй Пунической войны. После войны Гамилькар установил господство Карфагена над значительной частью Пиренейского полуострова (Испании).

ГАННОН – племянник Ганнибала и один из его главных полководцев, часто ошибочно упоминается исследователями как четвертый сын Гамилькара.

ГАСДРУБАЛ – командующий конницей Ганнибала во всех крупных сражениях в Италии, а также во всех битвах на Юге.

ГАСДРУБАЛ – средний сын Гамилькара. Ганнибал оставил его командовать войсками в Испании и Северной Африке в начале Второй Пунической войны. Позднее он провел свои войска через Альпы, чтобы соединиться с братом, но был убит в битве на реке Метавр.

ГАСДРУБАЛ Гискон – карфагенский военачальник, считавшийся одним из лучших полководцев армии Ганнибала

ГАСДРУБАЛ Красивый – зять Ганнибала и муж одной из старших дочерей Гамилькара. После гибели Гамилькара стал его преемником в Испании и наставником юного Ганнибала.

Гней Корнелий СЦИПИОН – Дядя Сципиона Африканского и один из командующих римскими силами в Испании с 218 г. до н. э. вплоть до своей кончины в битве с пунийцами в 211 г. до н. э.

ИМИЛЬКА – испанская жена Ганнибала родом из Кастуло, одного из важнейших городов в Верхней Андалусии. Из-за влиятельности ее семьи многие историки предполагают, что их брак был частью политического соглашения.

Квинт Фабий Максим КУНКТАТОР – Один из самых уважаемых римских сенаторов, дважды назначался диктатором – это высший пост в республике. После поражения в битве у Тразименского озера он решил преследовать Ганнибала, не вступая с ним в прямой бой. Тактика была очень непопулярна среди нетерпеливых римлян, от которых он получил уничижительное прозвище Кунктатор, что значит «медлительный». Хотя время доказало его правоту.

Луций Корнелий СЦИПИОН АЗИАТСКИЙ – младший брат Африканского и командующий римскими войсками, которые нанесли поражение Антиоху в Греции и Малой Азии.

Луций Цинций АЛИМЕНТ– римский военнослужащий, взятый в плен Ганнибалом в Северной Италии. Алимент провел несколько лет в карфагенском лагере, где, по всей видимости, Ганнибал рассказал ему много подробностей о переходе через Альпы и военной кампании в Италии. Впоследствии эти детали проникнут в хроники позднейших римских историков.

Луций Эмилий ПАВЕЛ – один из военачальников римских войск в битве при Каннах, погиб в этом сражении.

МАГАРБАЛ – командующий нумидийской конницей, совершивший с Ганнибалом переход через Альпы, а также сражавшийся при Тицине, Треббии, Тразименском озере и у Канн. Получил известность, обругав Ганнибала за то, что после победы у Канн тот немедленно не начал осаду Рима.

МАГОН – младший сын Гамилькара и один из главных полководцев Ганнибала. Магон сопровождал брата при переходе через Альпы, а затем направил карфагенские войска для борьбы против римлян в Испании. Вторгся в Северную Италию, второй раз совершив неудачную попытку отвлечь войска Рима от Ганнибала на юге полуострова. Магон скончался на корабле по пути домой в Карфаген.

МАГОН Самнит – один из старших офицеров армии Ганнибала и его близкий друг. С 212 по 203 г. до н. э. командовал армией в городе Бруттии. Упоминается источниками как столь же алчный до денег, как Ганнибал.

Марк Клавдий МАРЦЕЛЛ – римский военачальник в Сицилии, а затем Южной Италии, Марцелл захватил Сиракузы и был одним из лучших командиров Рима во Второй Пунической войне. Погиб в сражении против Ганнибала.

Марк Ливий САЛИНАТОР – командир, который помог Нерону разгромить Гасдрубала в битве на реке Метавр, лишив Ганнибала шансов на победу во Второй Пунической войне.

Марк Порций КАТОН – Римский сенатор, воевавший во Второй Пунической войне. Именно его ненависть и страх перед Карфагеном сыграли решающую роль в развязывании Третьей Пунической войны и уничтожении города.

МАСИНИССА – нумидийский принц, а позднее царь племени кочевников, живших на территории Северной Африки, сегодня включающей Алжир и восточную часть Марокко. Изначально Масинисса был союзником Ганнибала, но затем переметнулся на сторону Сципиона Африканского и помог римлянам одержать победу на реке Зама. В награду за это Рим признал его царем Нумидии.

ПОЛИБИЙ – древнегреческий историк II в. н. э.

ПРУССИЙ I – царь Вифинии, античного государства на северо-западе Малой Азии. Воспользовался тактическими знаниями Ганнибала в войне против царя Эвмена, а затем сдал Барку римлянам.

Публий Корнелий СЦИПИОН АФРИКАНСКИЙ Старший – в юном возрасте получил командование над римскими армиями в Испании после гибели его отца и дяди. Доказал, что не уступает Ганнибалу как полководец, и стал спасителем Рима.

Публий Корнелий СЦИПИОН – римский консул и отец Сципиона Африканского. Сражался против Ганнибала при Тицине и Треббии в 218 г. до н. э., затем вместе со своим братом командовал армией в Испании вплоть до своей смерти в бою в 211 г. до н. э.

Публий Корнелий СЦИПИОН ЭМИЛИАН (Африканский) – приемный сын Африканского, стал командующим римской армией, уничтожившей Карфаген во время Третьей Пунической войны.

СИЛЕН Калатинский – греческий историк с Сицилии, учитель и биограф Ганнибала. Силен сопровождал Барку при переходе через Альпы и написал историю этой экспедиции, на которую ссылаются все позднейшие авторы.

СИФАКС – царь нумидийского племени масайсилиев, сражавшийся на обеих сторонах. Был разгромлен Сципионом в Северной Африке и взят в качестве заложника в Рим.

СОСИЛ Лакедемонский – греческий историк родом из Спарты, который, так же как Силен, был учителем и биографом Ганнибала.

Тиберий СЕМПРОНИЙ ЛОНГ – римский военачальник, которого Ганнибал разбил в битве у реки Треббия, выманив из лагеря в засаду.

Тит Квинкций ФЛАМИНИН – консул, командовавший римскими армиями в войне с Антиохом III. Гнался за Ганнибалом до Вифинии, вынудив его покончить с собой.

Тит ЛИВИЙ – римский историк I в. н. э., написавший историю города, включая детальный рассказ о войне с Ганнибалом. Один из основополагающих источников по истории Ганнибала.

ФИЛИПП V Македонский – царь Македонии. После победы Ганнибала у Канн согласился оказать ему помощь в Италии, рассчитывая заполучить территории в Греции и на Апеннинах. Был разбит римлянами в битве при Киноскефалах в Фессалии в 197 г. до н. э.

ЭВМЕН II – царь Пергама, древнего государства в Малой Азии, и союзник Рима. Эвмен помог римлянам одержать победу над войсками Антиоха в 190 г. до н. э. и позднее сражался в Мраморном море против флота Ганнибала и вифинского царя Прусия.





Взвесь Ганнибала: в вожде величайшем найдешь ли ты много

Фунтов? И это ли тот, кого Африка еле вмещала,

От берегов океана Маврийского к теплому Нилу

Льнущая, к странам слонов, к племенам эфиопов далеких.

Взята Испания им, хребет Пиренеев им пройден;

Против него выдвигает природа покрытые снегом

Альпы – он скалы дробит и уксусом горы взрывает;

Вот уж Италию взял, но все дальше стремится проникнуть.

«Если, – сказал он, – солдат карфагенский не сломит ворота,

Не водружу я знамен посредине Субуры, – мне мало».

О, что за образ, достойный картины, когда гетулийский

Слон был оседлан вождем, на один уже глаз окривевшим!

Ну, а какой же конец? О, слава! его победили.

Ясно, в изгнанье стремглав он бежит, и там, как великий,

Всех изумлявший клиент, он сидит возле царской палатки,

Ждет, пока будет угодно проснуться тирану-вифинцу.

Жизни его, потрясавшей когда-то дела все людские,

Что положило конец? Не мечи, не каменья, не копья,

Но незаметный отмститель за Канны, за кровь пролитую –

Перстень. Безумец, ступай, беги чрез суровые Альпы,

Чтобы ребят восхищать и стать декламации темой!

ЮВЕНАЛ. САТИРЫ. САТИРА ДЕСЯТАЯ. ПЕРЕВОД Ф. А. ПЕТРОВСКОГО

Пролог

Высшая жертва во исполнение клятвы

Когда первые рассветные лучи осветили восточную сторону маленькой крепости, на берег под ее стенами бесшумно высадился отряд. То были воины вифинской царской гвардии, возглавляемые римскими командующими. Всю ночь они плыли на запад вдоль Измитского залива Мраморного моря, пока не достигли местечка на азиатском берегу Босфора, где сегодня расположен маленький турецкий порт Эскихисар. Лето 183 г. до н. э. приближалось к концу, и царь Вифинии Прусий под давлением римских легатов нехотя отправил своих солдат из столицы – Никомедии в эту крепость с приказом пленить или убить Ганнибала. 12 лет назад Ганнибал бежал из Карфагена, ища убежища и службы у эллинистических государей восточного Средиземноморья. Почти сорок лет он был для Рима врагом номер один, сражаясь против его легионов в Испании, Италии и Северной Африке. Теперь же он служил у этих царей военным советником и экспертом по ведению войны против римлян. Пока Ганнибал был жив, то представлял для римлян угрозу, где бы ни находился, поэтому и они не могли успокоиться, пока не схватят или не убьют его.

Многие годы Ганнибал скитался по восточному Средиземноморью от одного царя к другому, беспрестанно оглядываясь назад и на один шаг опережая римлян. Наконец он посчитал, что нашел прибежище в Вифинии, небольшом царстве в Малой Азии, которым правил мелкий тиран, нуждавшийся в его советах. Но римляне неустанно искали своего врага и, узнав, где скрывается Ганнибал, отправили посланников к Прусию с требованием выдать его. Поначалу тот колебался, прося не заставлять его нарушать законы гостеприимства и не предавать гостя. Но римскую делегацию возглавлял Фламинин, бывший консул, который намеревался войти в историю как человек, избавивший Рим от его самого страшного врага. Римляне наращивали военное присутствие в Малой Азии, и Прусий уже слышал зловещую поступь судьбы. Он боялся Рима и нуждался в его благосклонности, и потому законы гостеприимства отступили перед осязаемыми благами, которых можно было добиться сотрудничеством и потворством. Прусий выдал местонахождение Ганнибала, и римляне отправились за его головой.

После высадки на берег римским легионерам оставалось лишь подняться вдоль холма к крепости, в которой почти в полном уединении жил Ганнибал. Столицей и экономическим и культурным центром царства Прусия была Никомедия, но карфагенянин предпочел остаться в тени и уединиться в глухой прибрежной деревушке. Здесь, хоть и ненадолго, стареющий полководец шестидесяти четырех лет обрел подобие мира. Но он знал, что этот день настанет, и основательно подготовился. Он никогда не доверял Прусию, считая того слабым и вероломным, и не удивился предательству. Ганнибалу не было свойственно полагаться на удачу и ждать, пока его судьбу решит слепой рок. За несколько месяцев до этого дня он приказал вырыть семь секретных туннелей, лучами расходящихся за пределы крепости. Прусий знал об их существовании и сообщил о них римлянам. Небольшими группами легионеры быстро нашли и заблокировали все выходы, пока основной отряд готовился ворваться в крепость.

Фламинин был крайне влиятельной фигурой тогдашнего Рима. Будучи слишком юным, чтобы сыграть заметную роль в сражениях с Ганнибалом в Южной Италии и Северной Африке, он прославился позднее как командующий римскими армиями, «освобождавшими» Грецию от гнета Филиппа Македонского. В 189 г. до н. э. Фламинин с триумфом вернулся в Рим, где был избран цензором, что являлось венцом карьеры любого политика. Но годы шли, возможностей снискать новую славу становилось все меньше, и тогда Фламинин вознамерился увенчать свою карьеру поимкой самого страшного врага Рима – Ганнибала. Он узнал, что карфагенянин прячется в Вифинии, от послов Прусия, прибывших в Рим для разъяснения позиции своего царя в конфликте с Эвменом, правителем Пергама и союзником римлян. На праздничном ужине, устроенном Фламинином, один из вифинцев нечаянно проговорился, что Прусий укрывает Ганнибала у себя при дворе. На следующее утро Фламинин направился в сенат и запросил разрешение отправиться в Вифинию и захватить карфагенянина. Вопрос вызвал жаркие споры. Некоторые сенаторы скептически вопрошали, стоит ли тратить усилия, выслеживая врага, который в силу обстоятельств и прожитых лет и так уже стар и немощен. Ганнибал подобен старой птице, растерявшей оперенье и не способной летать – доказывал один из сенаторов. Пусть доживает оставшиеся ему годы на Востоке, вдали от Рима, одинокий и безобидный.

Но Фламинин знал, на каких чувствах сенаторов нужно сыграть, чтобы заглушить эти призывы оставить Ганнибала в покое. Он предостерегал сенат, что, покуда Ганнибал жив, он остается угрозой. Фламинин напомнил сенаторам, что Ганнибал был на стороне Антиоха и что своими советами помог Прусию победить Эвмена. Подвизаясь у очередного восточного царька, мечтающего о завоеваниях, Ганнибал мог внезапно появиться на берегах Италии с армией и вновь угрожать спокойствию Республики. Фламинин охотно признавал, что Ганнибал, по крайней мере по античным меркам, старик и, вероятно, уже лишился былой физической силы, но к своим годам он приобрел значительный опыт тактика и стратега, а потому стал для Рима еще опаснее, чем во времена своей молодости. В сенате были те, кто, как и Фламинин, хотел, чтобы Ганнибала привезли в Рим в цепях, с позором провели по улицам и казнили. Фламинин добился их расположения, и эта партия возобладала. Он получил желанную санкцию сената, и в качестве посла к Прусию с ним вместе отправили Луция Корнелия Сципиона, младшего брата Сципиона Африканского. Вместе с Фламинием Луций воевал против Филиппа Македонского, а затем против Антиоха в Греции. В ознаменование его успехов сенат дал ему прозвище Азиатский. Миссией двух римлян было, по-видимому, достичь взаимопонимания с Прусием и затем или доставить Ганнибала в столицу, или убить на месте.

Один из рабов увидел со стены, как римский отряд продвигается к крепости, и разбудил хозяина. Ганнибал приказал ему обойти стену, и, вернувшись, раб доложил, что крепость окружена. Сопротивляться было бессмысленно, поскольку с Ганнибалом была лишь горстка рабов, не способных противостоять тяжеловооруженным легионерам, штурмующим крепость. Он пытался воспользоваться потайными проходами, но каждый раз обнаруживал, что туннель заблокирован, и был вынужден вернуться обратно. Он верил, что ему не суждено умереть в Вифинии, поскольку полагался на пророчество оракула о том, что смерть настигнет его в Северной Африке, когда «либисский дерн покроет тело Ганнибала». Он думал, что речь шла о Ливии – так в античную эпоху называли Северную Африку. Ему не суждено было узнать, что неподалеку от крепости в море впадает река Либисса, предопределившая его печальный конец.

Когда воины ворвались в крепость, Ганнибал с верным рабом забаррикадировался в одной из комнат. Обернувшись к нему, он сказал: «Утолим же теперь нетерпение этих римлян, для которых слишком долго и утомительно ждать, пока ненавистный им старик умрет своей смертью». С этими словами он завязал вокруг горла плащ и приказал рабу упереться коленом ему в спину и, скрутив плащ, задушить. Так на холодном каменном полу бесславно и унизительно закончил свои дни один из самых известных, почитаемых и грозных полководцев античного мира[2].

Глава I

Дорога к власти

Ганнибал родился в 247 г. до н. э. в семье Баркидов, известных карфагенских аристократов, когда Первая Пуническая война между Карфагеном и Римом перешла в завершающую стадию. Его отцом был Гамилькар Барка – колоссальная фигура, человек действия, бесспорно сыгравший наиболее значительную роль в судьбе своего сына. Именно он задаст направление жизни Ганнибала и определит ее конец. Гамилькар командовал карфагенскими войсками на Сицилии, где в течение неполных трех лет, с 244 по 241 г. до н. э., вел успешную партизанскую войну против римлян в северо-восточной части острова. Обосновавшись на горе Эрикс (сегодня известной как Монте-Сан-Джулиано), Барка совершал нападения на римские отряды, стараясь нанести противнику максимальный урон. Пересекая Мессинский пролив, он устраивал набеги на города юго-западного побережья Италии, но, как только сражения на Сицилии становились слишком жаркими или возникал риск потерпеть поражение, он возвращался в свое горное укрытие, ожидая новой возможности для вылазки. Стратегия набегов и поспешных отступлений, избегая генерального сражения, отрезала римлянам пути подвоза продовольствия, заставляя их постоянно нести людские и финансовые потери. Ни один римский полководец на Сицилии не мог соперничать с Гамилькаром в тактическом мастерстве, что лишь затягивало безрезультатную войну.

Но ахиллесовой пятой полководца стал карфагенский флот, обеспечивавший провизией его войска. Командование флотом осуществлял Ганнон, чьей задачей было снабжать Гамилькара подкреплением, оружием и, главное, деньгами для уплаты наемникам. В 241 г. до н. э. около тысячи судов под командованием Ганнона вышли из Карфагена, чтобы присоединиться к Гамилькару в порту Трапани на западном побережье Сицилии. Не успев достичь берегов острова, карфагенские корабли попали в ловушку римского флота, отрезавшего им путь. Те из них, что не были потоплены или захвачены, с позором возвратились в Карфаген, где Ганнон был осужден и распят за свое поражение. В сенате поддержка дорогостоящей войны, длившейся без малого четверть века, стремительно ослабевала, и Гамилькару было приказано прекратить военные действия и достичь соглашения с римским консулом, управлявшим Сицилией.

Гамилькар ненавидел римлян. Он считал, что его армия достаточно сильна, чтобы продолжать войну, а потому сначала воспротивился приказу. Но у земельной аристократии, которая в тот момент контролировала карфагенский сенат, были свои планы. Они желали завершить то, что считали бесполезным, затратным и безуспешным конфликтом, и направить ресурсы полиса на развитие сельскохозяйственной империи в Северной Африке. Гамилькару было более свойственно делать то, что он считал правильным, чем повиноваться приказам сената. Многие сенаторы Карфагена подозревали, что он мог отказаться следовать их указанию, и были готовы прекратить снабжение его армии и заключить мир с Римом, оставив полководца на Сицилии продолжать войну в одиночку на свой страх и риск. В свете этой перспективы Гамилькар отступил и начал переговоры о мире.

Рим тоже устал от затянувшейся войны, опустошавшей казну и уничтожавшей людские ресурсы. Командовавший римскими войсками на Сицилии консул договорился с Гамилькаром о перемирии, военные действия прекратились. Карфагеняне обещали очистить Сицилию, вернуть всех римских военнопленных без выкупа и заплатить контрибуцию в размере 2000 талантов[3] серебром в течение 20 лет. Соглашение между двумя командующими зависело от ратификации со стороны сенатов обоих государств, и римские сенаторы сочли условия чересчур мягкими. В итоге размер контрибуции был существенно увеличен, период выплаты урезан, а карфагенским торговцам было запрещено держать корабли вблизи Апеннинского полуострова. В то время как Первая Пуническая война лишь слегка изменила баланс сил в западном Средиземноморье, она подготовила почву для менее затяжного, но гораздо более разрушительного конфликта, начавшегося двадцатилетием позже.

К своей семье в Карфаген Гамилькар возвратился злым и ожесточенным. Он считал, что аристократы предали его, заставили закончить войну, руководствуясь корыстными интересами, а не мыслями о благе полиса. Историк Тит Ливий описывал его как ingentis spiritus virum, чрезвычайно горделивого человека, убежденного в том, что он был близок к победе над римлянами на Сицилии и мог если не выиграть войну, то хотя бы сравнять счет[4]. Свою родословную Гамилькар Барка вел от самого основания Карфагена. Потомственный аристократ, наделенный богатством и влиянием, он мог наслаждаться праздной жизнью в поместьях к югу от города или посвятить себя прибыльной коммерческой деятельности в империи, как поступало множество его современников. Но вместо этого Гамилькар выбрал военную службу, требовавшую от него надолго разлучаться с семьей. Полководец считал, что его предали не римляне в Сицилии, а собственный народ, отказавшийся поддержать в решающий для победы момент в последние месяцы войны.

В течение нескольких недель после перемирия из Сицилии в Карфаген вернулось около 20 000 наемников. Обыкновенно их высаживали небольшими группами вдоль побережья, чтобы обезопасить город. Предполагалось быстро выплатить каждой группе минимальную сумму денег, а затем отправить солдат обратно на родину или на новое задание прежде, чем на берег высадится новая партия наемников. В сенате многие высказывали недовольство огромными размерами контрибуции, причитающейся Риму, а также сокрушались об уже потраченных на проигранную войну состояниях. Их не радовала перспектива увеличения налогов с целью выплаты наемникам полной компенсации за службу, и тогда сенаторы заговорили о том, что казни будут более желательной и дешевой альтернативой. И пока сенат задерживал выплаты, увязнув в бесконечных дискуссиях и спорах, раздраженные солдаты продолжали скапливаться в пригороде Карфагена, а день ото дня прибывали все новые корабли с наемниками. Беспокойная толпа иберов, галлов, лигуров, выходцев с Балеарских островов, греков и африканцев начала стекаться под стены города, требуя свои деньги. Жители Карфагена глумились над толпой, бросая ей черствый хлеб с высоты защищавших их городских стен. Атмосфера угрожающе накалялась с каждым днем.

В конце концов наемники восстали: придя в ярость, они нападали на виллы и плантации, грабя, насилуя и убивая богатых и бедных без разбора. Охваченные ужасом, аристократы в Карфагене наблюдали с крепостных стен, как дым от их горящих вилл и полей застилал небо. Началась война, которая, перефразируя слова древнегреческого историка Полибия, перешла границы «человеческой злобы» и затмила «свирепостью самых диких зверей». К бесчинствующим наемникам присоединились представители местных племен, и тогда жестокость вылилась в «месть обезумевшей толпы». Такое единодушие наемных солдат и африканских земледельцев объяснялось их обоюдной ненавистью к Карфагену и его вероломным правителям.

На этот раз Карфагену негде было набрать новых наемников. Пунийцам пришлось покинуть безопасное укрытие городских стен и подавлять восстание собственными силами. Командовать войском наспех мобилизованных граждан поручили видному сенатору Ганнону Великому, опытному политику, который занимал враждебную позицию в отношении Баркидов. И, хотя он был лидером сенатской группировки, которая вела переговоры о мире с Римом, Ганнон не был полководцем и на поле боя оказался не способен противостоять мятежникам. Ситуация становилась все более тревожной, в особенности для крупных землевладельцев, чьи владения подвергались грабежу и поджогам.

В отчаянии сенаторы обратились к Гамилькару и уговорили его принять командование армией. Всегда отличавшийся находчивостью, он смог привлечь некоторое количество наемников из Италии, нанять перебежчиков из своей бывшей армии на Сицилии и купить продовольствие у римлян. Соединив новых наемников с карфагенскими солдатами, Гамилькар отправился в пустынные земли Северной Африки, чтобы сражаться против воинов, которыми он на протяжении многих лет командовал. Война длилась три года (с 241 по 238 г. до н. э.), пока Гамилькар не положил конец этой бойне, заманив большую часть сил мятежников в ущелье Пилы, находившееся в пустыне близ Карфагена. Здесь восставших наемников, загнанных в ловушку, изможденных и мучимых жаждой и голодом, затоптали слоны армии Гамилькара. Те немногие, кому удалось уцелеть, были доставлены в столицу и распяты под стенами города.

Во время Ливийской войны[5] Рим преимущественно соблюдал нейтралитет, очевидно чтобы продолжать получать от Карфагена контрибуцию. Гамилькару позволили набрать наемников в Италии, а римские торговцы получили немалые барыши от торговли с Карфагеном – в прежние времена так поступали пунийцы, многие годы извлекая свою выгоду из региональных конфликтов. Но внезапно Рим без предупреждения захватил принадлежавшие Карфагену Сардинию и Корсику, вероломно нарушив условия мирного договора, положившего конец Первой Пунической войне. Изнуренный годами сражений и сохранивший всего несколько кораблей, Карфаген не был в состоянии призвать римлян к ответу, несмотря на то что в его сенате раздавались голоса, требовавшие новой войны. Не имея другого выхода, Карфаген смирился с унизительной реальностью, в которой Сицилия, Сардиния и Корсика стали первыми провинциями государства, которое войдет в историю как величайшая империя античного мира. Гамилькар пришел в бешенство от предательства римлян, но, не имея возможности изменить ситуацию, решил затаиться и найти другой способ взять над врагом реванш.

На случай, когда речь шла о воспитании детей, у древних греков существовала поговорка: «Куда веточку склонить, туда дерево и вырастет». Гамилькар растил трех своих сыновей – Ганнибала, Гасдрубала и Магона – в ненависти к Риму и недоверии к тем, кто правит Карфагеном. Ганнибал, старший из всех, перенял от отца не только внешность, но и темперамент, характер и врожденное чувство превосходства. Как Александр Великий был творением своего отца Филиппа II Македонского, так и Ганнибал был произведением Гамилькара Барки. Филипп предназначал Александра для борьбы против персов, Гамилькар же готовил сыновей для беспощадной войны против Рима. Гамилькар желал восстановить свою, как он считал, «поруганную честь» и жаждал отомстить римлянам за потерянные Карфагеном Сицилию, Сардинию и Корсику.

Он женился в Карфагене, однако нам ничего не известно о его супруге, кроме того что она подарила ему шестерых детей: сперва трех девочек, а затем трех мальчиков. Мы даже не знаем ее имени. Девочек в определенном возрасте выдали замуж для сохранения политических и военных союзов, выгодных роду Баркидов, – такова была обычная практика в античном мире, особенно в Древней Греции, Риме и Карфагене. Старшая вышла замуж за аристократа, который впоследствии командовал карфагенским флотом во время Второй Пунической войны. Плодом их союза был Ганнон, ставший одним из военачальников армии Ганнибала и сыгравший ключевую роль в битве у Канн в 216 г. до н. э., закончившейся полным поражением римлян. Именно этого Ганнона исследователи по понятным причинам, но все же ошибочно, зачастую называли четвертым сыном Гамилькара.

Брак второй дочери также был заключен по политическим соображениям где-то между 241 и 237 гг. до н. э. Супругом стал влиятельный сторонник ее отца в сенате, известный как Гасдрубал Красивый. Гасдрубал и его семья имели значительный политический вес в Карфагене, и древнеримские комментаторы, как известно точившие зуб на Карфаген, описывали его как adulescens illustris et formosus (молодой человек, в высшей степени выдающийся и красивый)[6]. Настолько привлекательный, что, по всей видимости, Гамилькар «любил его более грешно, чем подобает». Римский историк Корнелий Непот писал, что, будучи великим человеком, Гамилькар часто становился объектом клеветы для своих противников, но продолжал мысль намеком, что здесь могло быть что-то большее, чем заурядные сплетни. Из-за этих обвинений государственное лицо – блюститель нравов[7], указом запретил Гамилькару находиться подле Гасдрубала. Но тот обошел запрет, выдав за юношу свою дочь, и тогда по карфагенским законам нельзя было запретить тестю общаться с зятем.

Рассказы о бисексуальных связях между великими вождями сплошь и рядом встречаются в античной литературе. Мы находим их в упоминаниях об Александре Македонском и Юлии Цезаре. Политические противники Цезаря и даже его солдаты часто злословили, что тот был «мужем всех жен и женой всех мужей». Но история отношений Гамилькара и Гасдрубала принимает иной оборот в свете того, что, согласно римским источникам, после смерти тестя Гасдрубал соблазнил своего племянника – Ганнибала Барку. Тем не менее некоторые современные исследователи склонны игнорировать эти обвинения или считать их «притянутыми за уши»[8].

Третья дочь Гамилькара вышла замуж за нумидийского полководца Нараваса. Из всех трех браков этот был заключен с целью укрепления военного союза, обеспечивавшего Гамилькару поддержку бедуинской конницы, которая впоследствии столь успешно проявит себя во Второй Пунической войне против римской армии. Эта дочь станет прообразом обольстительной Саламбо в одноименном романе XIX века, написанного Гюставом Флобером.

Пользуясь поддержкой семьи Гасдрубала, Гамилькар склонил сенат назначить его военным правителем Испании. В условиях недавней потери трех наиболее ценных заморских владений – Сицилии, Сардинии и Корсики, а также разрушения значительной части предместий Карфагена в результате войны с наемниками город нуждался в освоении новых территорий, чтобы процветать и выплачивать римлянам военные долги. Гамилькар выступал против того, чтобы тратить средства Карфагена на развитие земледельческой империи в Африке, и усиливал продолжительное и даже экспансионистское присутствие своего флота в западном Средиземноморье, удерживая римлян у берегов. Назначение Гамилькара в Испании могло быть составной частью плана по возобновлению войны с Римом. Испания с ее многочисленным населением и нетронутыми природными ресурсами была идеальным плацдармом для начала новой кампании против римлян.

В 238 г. до н. э. сенат уполномочил Гамилькара направить в Испанию большой экспедиционный корпус, и, следуя карфагенским религиозным обычаям, ради успеха своей миссии Гамилькар принес жертву богу Ваалу. Когда ритуал был почти завершен, он приказал девятилетнему Ганнибалу присоединиться к нему подле алтаря. Там мальчик умолял отца взять его с собой в Испанию, и Гамилькар согласился при одном условии – если сын поклянется перед божеством всегда быть врагом Рима и каждого, кто стоит на его стороне.

Детские и реже взрослые жертвоприношения для умиротворения богов у пунийцев были систематической и институционализированной практикой, которая, по всей видимости, являлась частью их культуры от начала основания города и корнями уходила в семитскую традицию библейской земли Ханаан. Этот обряд назывался молк (молх), и среди современных исследователей ведутся споры, приносили в жертву живых детей или только умерших во младенчестве. Ни один из древнегреческих или древнеримских источников, описывающих эту практику, не делает подобного разграничения, однако Плутарх писал, что детей покупали у бедняков или на невольничьих рынках специально для этой цели. Случай самого массового жертвоприношения был засвидетельствован древнеримским писателем Диодором Сицилийским, по словам которого оно произошло в 310 г. до н. э. во время осады Карфагена войсками тирана Сиракуз Агафокла.

По велению жрецов знатные семьи были вынуждены принести в жертву пятьсот своих детей, чтобы умиротворить Ваала, поскольку, как утверждали служители культа, бог был разгневан из-за того, что ранее аристократия пыталась «обмануть» его, принося в жертву детей рабов вместо собственных[9]. Ни в одном другом обществе Древнего мира человеческие жертвоприношения не практиковались в таких масштабах и с такой частотой, как в Карфагене, и ни один другой случай не вызывает у современных историков большего интереса и более жарких споров. Древнегреческие и древнеримские историки приводят сведения о детских жертвоприношениях у пунийцев, и, хотя они единодушны в осуждении этой практики, время от времени и в греческой, и в римской культурах совершались человеческие жертвоприношения в критических обстоятельствах[10].

В источниках нигде не упоминается, что в этом случае детей или взрослых приносили в жертву божеству. Тем не менее сама атмосфера должна была быть ужасающей, особенно для девятилетнего ребенка, поскольку внутри храма страшный бог Ваал возвышался в виде огромной железной печи, отлитой в форме статуи, внутри которой жертв сжигали заживо.

В те времена Испания была известна как Иберия, и в течение нескольких последующих десятилетий Гамилькару удалось завоевать большую часть ее южных территорий вдоль Средиземноморского побережья. Он установил свою власть над землями племенных сообществ, которых пунийцы, как и древние греки, считали варварами. Существовали две основные группы племен – кельты и иберы, во многих частях Испании смешавшихся в единый воинственный народ, известный как кельтиберы. Это были сильные, храбрые и импульсивные люди, но им недоставало дисциплины и согласованности действий. Они яростно защищали свои дома, но были не способны объединиться с соплеменниками и победить организованную и более опытную захватническую армию вроде карфагенской. У местных воинов были превосходно выкованные мечи – самые совершенные в античном мире, и по сей день испанские клинки продолжают служить эталоном непревзойденного качества.

Гамилькар использовал эти племена для любых нужд – и как рабочую силу, и с целью пополнения своих африканских армий и отрядов наемников. На территориях, находившихся под не посредственным управлением Карфагена, членов этих племен напрямую рекрутировали в армию Гамилькара, тогда как в неподконтрольных ему землях люди Гамилькара завлекали варваров обещаниями огромных богатств и воинской славы. Усилиями карфагенских полководцев многие представители этих диких племен превратились в дисциплинированные отряды конницы и пехоты.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Сноски

1

Цит. по: Граф Лас Каз. Мемориал Святой Елены, или Воспоминания об императоре Наполеоне: В 2 кн. – М.: Захаров, 2010. Кн. II, с. 504. – Прим. пер.

2

По версии римского сатирика Ювенала, Ганнибал принял яд, высыпав его в вино из кольца, которое всегда носил при себе. См.: Тит Ливий. История Рима. Кн. 39, гл. 51; Ювенал. Сатиры. Кн. 4, Сатира 10.

3

Талант представлял собой слиток золота или серебра весом около 25 кг.

4

Тит Ливий. Кн. XXI, гл. I.

5

Как это восстание наемников называет Полибий. – Прим. пер.

6

Корнелий Непот. О знаменитых иноземных полководцах. Из книги о римских историках. Кн. XXII «Гамилькар» и кн. XXIII «Ганнибал», гл. 1.

7

Praefectus morum – некая карфагенская магистратура, о существовании которой упоминает Корнелий Непот. – Прим. науч. ред.

8

В книге «Династия Ганнибала» (2005) Декстер Хойос опровергает историю о педофилических притязаниях Гасдрубала по отношению к своему юному шурину Ганнибалу как бездоказательную. Однако упоминания об их отношениях встречаются не только у Ливия (кн. XXI, гл. 3), но и у Диодора Сицилийского (Историческая библиотека. Кн. XXV, гл. 12), а также Корнелия Непота в книге «Гамилькар». И хотя скептики продолжают считать подобные обвинения не более чем очередной попыткой римских историков очернить своих врагов, гомосексуализм был разрешенной практикой у древних греков и хорошо знаком римской культуре. См.: Richard Stoneman, Education of Cyrus, 1992, pg. xviii.

9

Cambridge Ancient History, Volume VII, Part II, pg. 515.

10

Во время Троянской войны Ифигения, дочь микенского царя Агамемнона, была принесена в жертву богам в портовом городе Авлида, чтобы те послали попутный ветер кораблям, идущим к берегам Трои. В то время как Ганнибал стоял у ворот Рима, римляне сожгли две супружеские пары – греков и галлов, чтобы боги спасли город.